Канстон Райан: другие произведения.

Три друга: О смысле жизни. Глава 15. В финале

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

   Мортимер встретился взглядом с Хантером. Смерть взглянула в глаза охотнику, сказал бы художник, зарисовывая такой портрет себе на полотно. Но на такое заявление Морт ответил бы: "Я не Смерть. Я просто Часовщик".
   Лицо показалось из капюшона. Такое страшное и такое загадочное. Но глаза подобны глазам змея искусителя, соблазнительные как запретный плод, но внутри них сочится яд. Перед Хантером и Мортом стояли пустые железные стеллажи, которые преграждали им путь. Через них даже руку не вытянешь, а голос будет заглушен эхом скрежещущего металла. Глухой удар по лежащей на полу коробке. Послышался писк семейства крыс, у которых видимо, разрушили дом.
   - Убегают, - Хантер разрушил берлинскую стену их неловкого молчания. Голос у него звучал деловой и принадлежащий молодому парню, пришедшему с брокерской службы на обед к семье. Такие даже дома не могут не говорить деловым тоном.
   - Вот так бы и ты поступил, - Морт почувствовал, как по спине у него пробежались мурашки. - Неужели тебе так сильно нужно было делать всё это?
   - Делать что? - Хантер развёл руками пытаясь изобразить растерянность и удивление. Но это оказалось выше его сил. Лицо зачинщика феерии смерти не выдавало никаких эмоций, и теперь Морт точно понял, почему ему здесь было холоднее, чем на улице. - Я просто стараюсь растянуть время.
   - Своё? - Морт поправил сюртук. Попытки смотреть Хантеру в глаза не увенчались успехом. Это лицо, оно казалось таким неприступным, а глаза змея искусителя столь туманными.
   - Отчасти. Но время мира в большей степени.
   - Вот оно что, - Морт осторожно обошёл первый из трёх стеллажей. На втором стояли канцтовары и праздничные украшения, которые загораживали глаза Хантера, позволяя Морту вести более продуктивную беседу. - А я-то думал, тебе в усладу будет отомстить своим обидчикам, а не часы в зад вперёд переводить.
   - Какой прелестный язык, - Хантер тяжело вздохнул. - Время важнее мести. Важнее всего на свете, даже любви. Даже важнее твоего прошлого. Будущего.
   - Разве прошлое и будущее не часть времени?
   - Нет. Всё не так, - Морт выглянул из-за угла третьего стеллажа. Теперь до Хантера можно дотянуться рукой. - Будущее - часть времени, конечно, ибо оно неизвестно и держится где-то вдали на отрезке времён. Но прошлое, - Морт услышал что-то похожее на смешок, - часть твоей души. То прошлое, что касается тебя нельзя измерять числами, датами на отрезке времени и историческими книгами. Сухие факты всегда искажают действительность. Всегда убирают эмоции на второй план.
   - Вот ты мне и напоминаешь учебник истории, - Морт и Хантер стояли в свете, который шёл от яркой лампочки. Казалось их допрашивала сама жизнь. - И что же время мира и эмоции?
   - Что если мир для человека стал чёрной дырой? - Хантер чуть отдалился от Морта. Совершенно не боясь его персоны. Хантера этот разговор расслаблял. Чего уж говорить, раз он даже повернулся к Белому черепу спиной. - Что если твою душу забрали? Но ты почему-то остался жив. И вот перед тобой открылся во всей красе весь мир, и всё время твоей жизни было удвоено... но зачем тебе это? У тебя уже нет эмоций и нет любимых людей, - он приблизился к плакату одно рабочего, который получил награду "Работник месяца". Хантер порвал лицо работника, оставив только след от яростного порыва.
   - И ты хочешь отобрать у других людей их счастье и души? - Морт сразу вспомнил сказку про Гринча и не постеснялся сравнить, вслух, Хантера с зелёным, вредным троллем, живущим в горах.
   - Нет. Я просто хочу вернуть своё счастье, - снова в центре комнаты. Снова под софитами лампы. - И сразу после этого сгинуть.
   - А растягиваешь время мира потому что?
   - Хочу, чтобы другие люди успели почувствовать и полюбить друг друга в должной мере. После их ждёт смерть.
   - А Атлантида?
   - Душа известного архитектора, - Хантер словно бы собирался рассказать занимательную историю из жизни одного великого художника, но что-то остановило его от этого порыва души. Наверное, отсутствие оной в груди. - Она полна стольких эмоций. А заплатить за неё нужно всего лишь четырьмя неспокойными душами.
   Морт на секунду задумался. Вроде он и получил, наконец, ответы на все вопросы, но в чём тут тогда злодеяние? Всего четыре души вместо сотни. Всего лишь один порыв эмоций и теплота в груди за счёт 4 холодных тел. Точно, осенило его, чьи это тела?
   - Избранные, - ответил на его вопрос Хантер. - Все те, кто тут находится. Те, кто пережил некие терзания и боль, - он стал перечислять: - Два охранника. Четыре злодея. Три мафиози. Один междумирец. Один наёмник. Три болвана. Когда четыре человека умрут, тогда сердце Атлантиды окрасится их кровью. Благодаря Асмодей все приготовления были сделаны и избранные помечены.
   - Так это просто выживание в супермаркете? - Морту стало тошно от этого. Неприятное ощущение в груди и животе. - А ты себя посчитал?
   - Четыре злодея, - повторил Хантер громко и чётко. - Мисс Асмодей не считается. Она не может быть участником ритуала. В прошлом я пытался сделать похожее, но как оказалось мне не хватало души. У меня её не было, а другие не отдавали свою. В итоге я вернулся в домик на берегу озера в Каир и на чердаке нашёл свой старый сундук. А там один свиток, в котором упоминались демоны Ада. И то, что они могут похищать чужие души.
   - Ты же понимаешь, что ты творишь зло?
   - Зло? - Хантер, вновь не выражая никаких эмоций, попытался удивиться.
   - И не говори, что во благо. Ты отнимаешь жизни у людей ради мимолётного счастья. Послушай, Хантер, я знаю, что ты не бессмертен, - вот теперь некоторое подобие эмоций исказилось на лице Торндайка. Словно бы он проглотил что-то мерзкое и теперь мог лишь выплюнуть это. - Что мешало тебе покончить со своими страданиями?
   - Чёрт с тобой, - Хантер нацелил кулак прямо в грудь Морта, но тот резко нырнул в бок и удар прошёл по воздуху. - Чёрт со всеми вами! Я не желаю умирать! Человек без души станет ничем на том свете. Я потерял душу, но жизнь... - Морт ушёл в тень и свет лампы не освещал его, но он и не прятался, просто старался отвести, таким образом, от себя взгляд человека, который потерял опору в жизни.
   - Это страшно, я понимаю. Но там это там, а здесь это боль и страдание. Невинные того не стоят.
   - Не отговоришь, - лицо Хантера снова стало спокойным. Никакой агрессии в глазах. Ничего похожего на эмоции. - Не меня. Никогда.
   - Вселенная не потерпит такого надругательства.
   - Она не одна, - Хантер схватил Мортимера за сюртук, но не для того чтобы ударить, а, чтобы его лицо приблизилось к лицу обидчика. На его лице всё же не было ни единого намёка на эмоции или хотя бы некого их подобия. - Её так много, что какая-то её часть, наверное, сейчас рада тому, что я делаю. Меня прокляли. Меня унизили. Я уже убивал людей в прошлом. Ты думаешь, меня возьмут какие-то уговоры и чувство сострадания? Да я бесчувственное создание, у которого покромсали на куски душу! Я хочу обратно, если не душу, то хотя бы её копию. И я заплачу за это любую цену. А ты, кто бы ты ни был, не мешай мне. Ты сам знаешь, что я заслужил счастье.
   Морта он отпустил. Сам встал к стене и стал ждать чего-то. Может ответной реакции, а может, просто, вновь растягивал время. И вот Белый череп, поправив сюртук, стал разглядывать старые вещи на стеллажах. Ему понравился один цилиндр, и он взял его с верхней полки.
   - Я пришёл сюда не за тобой, парень, - Морт стал искать зеркало. Вокруг не оказалось ни единого и он, обратив свой взор, на Хантера вглядываясь в него и явно ожидая некой реакции на новую частичку образа. - А за шляпой.
   - Разве? - заинтересованность на лице Хантера была отыграна неплохо. Уже больше походила на реальную.
   - Да, - невозмутимо отчеканил в сторону Хантера Морт. - Я услышал о тебе уже после прибытия. Мне сказали некоторые проверенные лица о том, что ты хочешь и зачем. Я подумал, конечно, что можно тебя разубедить или может убить. Но в чём смысл? Я сейчас точно знаю, что тебя не убью. Я - нет, а кто-то другой - возможно.
   - Но я тебя могу убить, если мне не хватит одной жизни. Ты понимаешь, что угодил в капкан?
   - Понимаю, - слова Хантера будто бы совсем уже не интересовали Морта. - Но я уже точно знаю, чем всё это закончится. Не забывай о том, что "Вселенная не потерпит такого надругательства ". Она знает всё наперёд. Ты сам в этом убедился, взяв то, что надо было взять из прошлого. Подумай о том, кто тут придумал этот план. Ты или вселенная? - Морт улыбнулся. К сожалению, Хантер никак на это не отреагировал. - Откуда я это знаю? Парень, я разбираюсь во времени лучше всех на том и этом свете. И пусть каждый видит своё время и её позицию на пьедестале мироздания. Я буду тем, кто заставляет работать время. Делает так, чтобы её никто не растягивал и не мешал бежать по циферблату.
   После этого разговора они ещё пять минут молча, стояли и ждали чего-то что вселенная или что-то, что было, не в её владениях будет делать дальше. Хантер точно умрёт, но вопрос вот в чём: Умрёт он с душой или без неё? Морт же радовался тому факту, что нашёл идеальную для себя шляпу. День, можно сказать, удался.
   А вот время. Время растягивали не потому что оно важнее всего. Это всё фикция для достижения цели. И со временем не так уж и удобно работать. Лишённый эмоций ты блуждал в нём будто слепой. Только и делал, что находил тупик, а после стоял и ждал. С чем слепой может работать? Время не поддерживает язык Брайля.
   Хантер знал, всегда, что душа даст ему и боялся, что она заберёт. Он не понимал, что боится, ибо не чувствовал эмоций, но это не значит, что он не понимал сам, что угодил в капкан. Возможно, он угодил и в свой капкан, но скорее всего этот капкан принадлежал вселенной.
   Высокий эльф с бубенчиком подбежал к Борису и отнял у него душу Атлантиды. А тот и не особо сопротивлялся. Он был занят происходящим напротив него безумием. Монстр всё никак не мог покинуть этот свет и отдаться на растерзание тому.
   - Я не понял, что за...? - Генри не мог поверить своим глазам. Он так и хотел вскрикнуть как тот учёный из фильма "Франкенштейн". Подобный крик и отсылку все бы приняли на ура с учётом того, что на их глазах происходило.
   Драгун вытащил из своей шеи катану. Быстро и не очень аккуратно. Кровь уже не стекала по серебряной рукояти, и только остатки капали с кончика лезвия. Бледные руки сжимали оружие. Снег и пепел покрыли тело здоровяка с ног до головы. А лицо по-настоящему раскрыло внутренний мир Драгуна. Словно его собственное дыхание подожгло лицо, и кожа разлетелась в сторону, оставив после себя неизлечимый шрам в виде красного куска мяса с торчащими из него костями. Он восстал из пепла и теперь желал сжечь дотла всех своих обидчиков. Ему уже не было дела до босса. Тут только месть. Для него не было ничего важнее мести в этот момент.
   Борис и его друзья, а также человек в костюме Санты, который стоял рядом, торопливо стали отбегать к ёлке. Драгун бросился за ними, подняв над головой катану и собираясь кинуть её в Генри. Ему очень хотелось, чтобы катана не задела важных органов, и он смог догнать и добить свою жертву. Но тут в него врезался эльф. С его рубашки спрыгнуло нечто и ударилось в лицо Драгуна. Некое мстящее белое пятнышко с красными глазами впилось в отверстие в горле и стало тянуть его кожу на себя. Драгун не мог ничего говорить из-за того, что в нём почти не осталось крови, но он всё ещё знал, как надо бить.
   - Это дракон сражается с мышью? - Роб спросил у Бориса, так как Генри совсем не мог ничего говорить и только делал, что открывал рот и поднимал, и опускал брови, будто сломанный робот, которого срочно следовало смазать.
   - У него дыра в шее больше моего кулака, - Борис посмотрел на свою руку и на горло Драгуна. - Это вы с ним жёстко поступили.
   - Видимо недостаточно жестко, - ответил Генри, чуть сбавив шаг. Раз монстр занят битвой с мышью то в чём смысл убегать? - Хотя Роб успел его поджарить коктейлем Молотова. Но это ему как макияж для бабы. Просто стал чуть красивше.
   - Это она в горло залезла! Вы видели? - Роб схватил за воротник Бориса и посмотрел ему в глаза, чтобы убедиться в том, что его глаза ему не врут. Те говорили ему, что он идиот, но говорит правду.
   Морт отошёл в сторону, когда в комнату забежал пацан в одежде красно-зелёного цвета. Бежал он с оркестром в виде колокольчика на шее. А в руках у него блестела сердце Атлантиды.
   - Молодец, - Хантер указал ему на дверь. Тот быстро, правда, запнувшись по пути, скрылся в дверном проёме. - Не хватает двух душ. Не слишком продуктивный день выходит. Зря я их оставил одних, со мной они бы быстрее всё сделали.
   - И что же ты не руководил парадом? - Морт приподнял цилиндр, разрабатывая жесты с ним.
   - Я просто понял, что так они могут показать себя во всей красе. Но это конечно не значит, что они смогут эффективно убивать. - Дверь в холл эльф оставил открытой. Хантер наблюдал за тем, как его подручный старается изо всех сил, чтобы вытащить из своего тело противного грызуна.
   - Это кто? - Морта заинтересовал прожаренный до хрустящей корочки гигант с катаной в руке.
   - Драгун, - Хантер то и дело переводил взгляд со своего воина на душу Атлантиды. - Странный парень. Очень. Даже по моим меркам. Анубис ещё ничего, человечен в некоторой степени. Тот чьего имени я так и не смог узнать был иным, явно лишним в этом ритуале, но всё же не остался в стороне и на том спасибо. Сам меня нашёл. Мне кажется, ему была интересная моя идея или может Асмодей. Он на ней часто смотрел.
   - Давай про Драгуна.
   Он в данный момент достал белую кляксу из своего горла и уже готовился разрезать её пополам, как червяка.
   - Его нашли подо льдом где-то в Сибири. Он, очевидно, замерз насмерть, и уже продолжительное время находился на дне озера. Учёные что его откопали, думали, что он мёртв, но он почему-то оказался жив. В этом его особенность. Он убил их всех, забрал одежду и убрался прочь в Китай. Я же познакомился с ним в Африке, пока гулял по джунглям. Он не стоял в стороне и не говорил с аборигенами. Он даже не убивал их. Он просто ел тушу льва. И тут я понял, что такой человек мне нужен.
   - И, правда, странный. Ты притягиваешь все странности. Может дело в проклятии?
   - Может.
   Разрезать грызуна не вышло. Тот откусил палец у кровожадного монстра, который оказался связующим звеном между воином и его оружием и таким образом лишил Драгуна катаны. Бой продолжался пока что в пользу белого царя зверей.
   - Что сталось со старухой? - Морт чувствовал если не угрозу со стороны Хантера, то как минимум ауру понимания. Будто они были двумя людьми с одинаковыми интересами, но находящиеся на разных полюсах мироздания. И всё же Морт доверял ему и старался найти общий язык.
   - Она была как ты, - Хантер вновь тяжело вздохнул. Белый череп ощущал, с какой сложностью ему даются одни только воспоминания о ней. - Блуждала по миру как брошенная дворняга без ошейника. Притворялась другими людьми и промывала им мозги. Я думал, что она могла стать хорошей крёстной моему сыну.
   Морт не решился смотреть на Хантера.
   - За что они так с тобой поступили?
   - Тебе и, правда, интересно?
   - Да, - ответить Морту на этот вопрос казалось простым делом. Он понимал, что человек с глазами змея искусителя не монстр. Он просто магнит для монстров и не более того.
   - Старухе это кажется было только в радость, - Хантер чуть задумался, вспоминая дни давно минувших дней. - Помню, как она сказала во время ритуала "Давно я такого не делала. Пора размять мои косточки". Сука.
   - А другой?
   - Был парень, - имена для него были, как лезвие бритвы, приставленное к горлу. Чем меньше он помнит имён, тем дальше сама сталь. Прозвища спасают в таких ситуациях. - Я решил помочь другу и пришёл к нему за информацией. Этот поддонок прочитал меня как открытую книгу. И если ты скажешь, что проклятие было мне уроком скрывать и управлять эмоциями, то я боюсь, ничего хорошего с тобой не сделаю.
   - Я не скажу, - Морт покачал головой, горестно смотря на битву двух зверей, загнанных в клетку. - Люди, которые читают тебя, как открытую книгу чаще всего стараются закрыть свой переплёт толстенным замком. В том, что он тебя вычислил, ты не виноват. Скорее всего, он, так или иначе, нашёл в тебе изъян и уничтожил тебя и этот изъян. Ибо чужое ломать приятнее своего.
   - Я не лего, - тихо сказал Хантер, словно бы обиделся на слова Морта, но и тут было нечто фальшивое и наигранное. Без эмоций он и, правда, не мог быть прочитан. Его мысли были прозрачными, а их силуэты словно облака на чистом небе - каждый видел в них что-то своё, будь оно похоже на слона или гитару. - Криминальный мир разрушил мою жизнь. А до него война разрушила мою семью. Всё что касается выражения "Завоёвывай и властвуй" приносило мне боль и страдание.
   - Но у тебя есть память о том, что было, верно?
   -Да, - ещё один тяжёлый вздох, будто лёгкие заполнены автомобильными испарениями, а горло - это выхлопная труба. - Все до единой пятнышки моей жизни, все я помню наизусть, какая на каком месте находится.
   - Думаю, заведи ты далматинца, отмывать его от грязи было бы чертовски удобно, - Морт слабо улыбнулся и вновь стал вертеть у себя на голове цилиндр. Это его слабость. Обычной одежды он боялся, а старую любил и ценил как родную. В ней, казалось ему, хранится и его душа, и все страхи. Смешно так говорить про одежду, но у каждого живого существа свои фетиши и предрассудки.
   - А память твоя, - Хантер стал звучать хитрее, ему тоже довольно быстро стало интересно их общение, нежели творящийся в холле беспредел, - что с ней стало?
   - Её нет, - Белый череп на лице Морта потерял свой былой блеск, а тень от цилиндра скрыла глаза. - Я шёл по дороге. Это было лет десять или двенадцать назад. И вот я понял, что мне до конца не дойти, вокруг никого из живых кто бы мог подсказать направление. Одна только пустыня и пара заправок. Будто бы угодил в адская пустошь. В итоге я решил сойти с дороги и пошёл на восток и по странно стечению обстоятельств я угодил в странный мир.
   - Ты, значит, умер, так ведь? - два лица и обе закрыты масками безразличия и отстраненного обсуждения, словно эта история никого из них не касается.
   - Я тёплый и по моим венам течёт кровь. Я смеюсь и плачу. Душа моя трепещет, когда я вижу старые наряды или интересных людей. В нашем мире это, скорее всего и значит смерть. Ведь все другие совсем иные в этом отношении, они для себя и других более "живые".
   Один шаг до каждого. Лёгкое движение руки и можно отнять шар или воткнуть в сердце кол. Но Морт не желал делать больно человеку, который только и живёт за счёт боли. А битва что на периферии его зрения то и дело вспыхивала новыми красками уже подходила к концу.
   - Со мной бой вышел намного короче,- посетовал на несправедливое отношение к своей персоне Генри. Былая слава потерпела фиаско, и он вновь стал мафиози, который не смог убить своего заклятого врага (примечание корректора: вот он точно любит искать приключения на свою пятую точку).
   Крыса пискнула от боли. Кулак задел её в бок, и она отлетела к острому концу катаны. Голова чуть не коснулась его и только пара волосинок слетела, будто испугавшись остроты лезвия меча. А Драгун пытаясь пролепетать что-то в честь победы, поднял ногу и ударил по тому месту, где бедный грызун собирался с мыслями.
   - А он герой, этот белый грызун, - Борис даже сплакнул. Храбрые воины всегда заставляли его плакать, ещё со времён "Горца" и "Храброго сердца".
   - А теперь подумайте вот о чём, - Роб сказал эти слова и Генри с Борисом, будто телепаты прочитавшие его мысли выругались вслух одновременно с этим. - Под его сапогом могут оказаться и наши головы.
   - Смотрите! - крикнул Генри, указывая на озадаченную фигуру Драгуна.
   Белое пятно поднялось по обгорелым брюкам верзилы и уже перепрыгивало с одной складки на другую подобно Тарзану из одноименной сказки. Драгун попытался схватить мелкую тварь за хвост, но та оказалась проворнее обидчика. Его кулаки походили на бродячий цирк: переходили с одного места на другое, производили много шума, но на деле оставляли после себя пустое место.
   И вот мистер крыс уже на носу и теперь они оба смотрят друг другу в глаза. Четыре чёрные точки. Два зверя с животными взглядами. Два существа, проходящие один ритуал жертвоприношения. Один хочет уничтожить унижающую его тварь, а другой желает стать королём зверей и отомстить за некую провинность первого. И вот это последний заход, Драгун решил пойти на крайние меры. Он без страха в душе поднял руку и со всей силы ударил по носу старясь вложить в удар как можно больше силы и раздавить надоедливое существо. Победа уже почти в его руках, как в прямом, так и переносном смысле. Он отбил лапу белого пятнышка, но разломал себе нос, да так что кусок кости прошел через ноздрю, будто так он первоначально и задумал сделать. А раненный крыс вложил все свои оставшиеся силы, чтобы прыгнуть ему в глаз и пробить его оболочку. И он смог. У него получилось. Лицо Драгуна исказил дикий ужас, глаза застелил туман и белки стали бледно белого цвета. А после его огромная дымящаяся туша грохнулась на пол.
   Сердце Атлантиды сверкнула алым оттенком. Но Морта это не очень заботило, он остался под впечатлением от невероятной мощи одного маленького существа, что бросил вызов колосу из доисторического периода.
   - Ловкие всегда побеждают сильных, - заключил Морт и взглянул на Хантера ожидая его ответа.
   - А сильные всегда побеждают ловких. Просто они чередуются в победах, - сказал он и поманил за собой гостя из иного мира. - Пойдём, нам надо договориться об этом ритуале.
   - Определённо нам стоит с этим покончить.
   И вот они уже стояли на крыше. Слева от Морта открывался чудесный вид на побитый пол холла супермаркета, по которому слонялись чёрные силуэты его знакомых. Самое интересное, что отсюда он прекрасно видел тело Драгуна, настолько тот был объёмным и страшным, что его не могла скрыть высота. Огонь пылал в стороне, как раз за спиной у Хантера. Ветер трепетал его волосы своим неистовым порывом. Морт лишь задумался о самых нелепых местах для переговоров, которые он видел в своей жизни и, к несчастью, это место уже сложно переплюнуть. Но Хантер настроен дружелюбно. Морт уже не ощущал ауру страха и недоверия, но сердце Атлантиды в руках того всё же не давала ему покоя.
   - Одна, только одна для счастья! - крикнул Хантер, протянув душу Морту.
   Тот склонил голову и решил рассмотреть получше предмет, по которому сходил с ума его новый друг. Кальмарообразное сердце, покрытое льдом и внутри, которого плескалась чужая кровь. Тот ещё артефакт, подумал просебя Морт.
   - То есть ты уже решил для себя, что четвёртой жертве быть? Я думал, ты изменил свою позицию по этому вопросу.
   - Уже поздно что-то менять, - он потряс сердце, указывая на то, что внутри неё были чьи-то останки. - Три человека, которые умерли ради этого, со мной должны согласиться.
   Морт забеспокоился. Этот человек и, правда, стал нечитаемой книгой. Обложка пустая. Нутро пустое. Но что же управляет им. Что-то внутри должно быть из-за чего он ещё разумен. Неужели только разум не покинул его?
   - Можно снять заклинание и уйти восвояси, - предложил ему свою идею Морт.
   - Я не бросаю задуманное на полпути, - глаза искусителя снова приманили взор Морта. Это точно ловушка, но разговор с этим человеком представлял собой единственным возможным выходом из сложившейся ситуации. - Ничто, в который раз это повторяю, не переубедит меня в обратном. Убей меня - это единственный выход.
   - Мы можем попытаться найти с тобой эту бабку и вернуть душу на своё законное место, - Морт слышал, как небо бушует и застилает собой весь горизонт чёрными тучами. Гремит гроза, будто цепи бьются об пол, и чёрный снег опускается на землю. Вот так бы выглядел ад, находись он на небесах. - У тебя есть время.
   - Растянуто будто проволока, - добавил от себя Хантер, шагнув поближе к дыре, ведущей в холл. - Одно неловкое движение и эта проволока снесёт твою голову.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Что я теряю рассудок, - Морт посмотрел на Хантера и понял только одно: Все, правда. Выхода нет. Этот человек на грани и уже давно.
   И в этот момент Хантер обошёл Морта, который на какое-то мгновение задумался о своём. Шляпа взлетела в воздух и стала медленно спускаться на землю, туда, где распростёрлось чьё-то безжизненное тело. А сам Морт уже висел на небольшом куске ткани, на котором написано имя создателя супермаркета и, что не менее важно, вероятно имя создателя этой ткани. Белый череп через силу обуздал ярость и стал кричать стоявшему в метре над ним Хантеру, который протянул свои руки к кончику ткани.
   - Нет, - в это слово он вложил больше повелительного тона, нежели требующегося сейчас тона раскаивающегося за свои провинности мальчишки, - опомнись же! Посмотри на то, что ты делаешь.
   - Убиваю тебя, - спокойствие и расчётливость в его голосе пугало. Вновь, как при первой встрече у Белого черепа по спине пробежали мурашки, хотя этому ещё способствовал холод и жуткий вид с этой высоты.
   - Время Хантер, оно всё лечит. Я могу заживить твои раны, - ткань начала рваться, и он крепче схватился за кусок небесной материи. - Я предлагаю тебе бросить этот шар вниз и протянуть мне руку, и ты сможешь жить как нормальный человек.
   - Ты увидел лицо смерти и испугался? - снова его чёртовы наигранные эмоции. Раздражали они невыносимо.
   - Когда-то лицо смерти спасло меня. Когда-то его лик стал моей путеводной звездой, - рвалась ткань быстро, этому способствовал Хантер и его нож. "Но почему он просто не зарезал меня им?", - задумался Мортимер. Нашёл еще, о чём думать, вися на кончике ничего над пропастью, внизу которой его ждала только смерть. Тот самый лик, что его спас тогда не мог теперь ничего сделать для него нынешнего. - Я тоже потерял всё. Но я всё же не стал рыться в мусорном баке прошлой жизни. Отправь ты своё прошлое куда подальше. Ты можешь стать новым человеком. Ты ведь даже не злодей, твоя, душа бы тебе такого не позволила.
   - Я, - звук рвущейся материи был похож на звук длинных пальцев, которые медленно сползают по стеклу, - не желаю получить помощь от того, кто бросил свою жизнь и смирился со своей участью.
   Видимо про рассудок он всё же врал. Ничего хорошего из этого разговора не выходило, а как только Морт начинал взбираться, чуть выше ткань рвалась сильнее, и от неё уже осталось всего три или даже два куска
   Внизу прозвучал громкий звук похожий на крик боли и ужаса. Неужели его заметили? Вниз он смотреть не хотел, ему и так тошно, и думать тяжело. А Хантер, молча, склонился над его фигурой будто кукольник над своей куклой. Вот-вот он отпустит веревочки, и кукла станет свободной. Но без крыльев далеко не улетишь.
   - Ты сможешь мне помочь, - тихо вымолвил Хантер, преподнося нож к краю ткани. - Твоя смерть сделает меня счастливым. Так что не бойся, ты и, правда, сможешь мне помочь.
   - Это Морт! - Роб поднял цилиндр, который подлетел к его ногам. - А он разве носил шляпу?
   - К чёрту шляпу, - Генри попытался её сбить из рук друга, но тот проворно ушёл в сторону. - Его спасать надо. Не хорошо будет, если он свалится вниз... или на нас.
   Борис схватил за шкирку проходящего мимо человека в костюме эльфа. Тот попытался вырваться из хватки, но Бориса вновь охватил русский дух и его мало кто мог в таком состоянии победить в игре "перетяни канат".
   - Как попасть на крышу?
   - Вот, - Эльф перестал брыкаться и неуверенно перевёл взгляд на складские помещения, - там есть лестница. Слева от коробок с детскими игрушками.
   - Ясно, - он побежал так быстро как мог в его не лучшим физическом состоянии. А друзья лишь молча, наблюдали за ним и за тем, как фигура Морта пытается достучаться до небес.
   - Белый череп, - сказал Хантер Морту, показывая ему свой нож, который сейчас должен будет оборвать нить жизни бедного Часовщика. - На том свете есть шанс пустоте найти душу?
   - Нет, - ответил Морт. Его правая рука почти дотянулась до края крыши, и оставался мизерный шанс ухватиться за неё, но взгляд змея мешал. Страх сам собой заполнял тело Морта, действуя как паралитический газ. - Там есть место для души. Но не думаю, что ты будешь знать о том, что стал с ней единым целым. Там нет восприятия мира и органов чувств. То место будет для тебя вечным рабством и заточением где ты будешь храниться в колбе в тёмном нигде и никогда.
   - Я следом за тобой, - сказал Хантер Морту и опустил нож.
   В этот момент случилось так много всего, что даже такой внимательный человек как Морт не смог бы уследить за всем и вся. Сначала ослепительная вспышка, которая превратила Хантера Торндайка в белое пятно на фоне белоснежного неба. После Ткань с именем директора супермаркета полетела вниз как раненая птица, сбитая умелым охотником, то есть полетела быстро и стремительно. Бледная рука Мортимера успела зацепиться за край, серый камень спас ему жизнь, но временно, ибо нож Хантера нацелился на его покрывшиеся инеем пальцы. А теперь и звук грома подоспел, срывающий своим дребезжанием с небес крышу. И под конец Борис вышиб дверь, но уже поздно что-либо предпринимать. Фигура, схватившись за грудь, и смотря сквозь свои окрасившиеся красным цветом пальцы, свалилась в холл. И последним событием был звук ломающихся костей, встретившихся с землей.
   Морт успел схватить свободной рукой сердце Атлантиды. Оно стало серым и пустым. Ему показалось, перед тем как Хантер умер, в глазах безумца промелькнули настоящие, живые эмоции. И посмотрев на свою кровь, он странным образом улыбнулся и шагнул в бездну, потянув за собой ещё три такие же пустые души.
   Генри матерился и сидя на полу, пытался прочистить пальцами свои уши. Над ними только что надругался звук выстрела. Полицейский стоял с дымящимся пистолетом и смотрел не на распростершееся перед ним тело, а на небо, будто тот, кого он только что убил, упал туда. Он поправил свои солнцезащитные очки и его силуэт поглотили люди, всевозможные спецслужбы и санитары.
   Борис потянул на себя Морта. Тот встретил его весь бледный и не веселый. По-другому и быть не могло. Удивительно, но небо успокоилось, и громовые тучи стали уходить за горизонт. А снег снова стал белым и пушистым, без каких-либо примесей пепла или праха.
   - Ты как? - спросил Борис, стряхивая с Морта остатки пепла.
   - Ничего, - ответил он. - Могу я тебя спросить кое о чём?
   - Давай, - Борис принял выжидающий вид.
   - В чём был смысл его жизни?
   Молчание. Кутерьма внизу и радостные возгласы не могли снять с лиц этих двух людей вуаль горя и отчаяния. Чёрная как смерть. Безответное горе. Будто умер тот, кого ты всю жизнь знал, и память о нём начала исчезать на твоих глазах. И всё же Борис сказал Морту те слова, которые он и так знал, но хотел услышать из чужих уст:
   - Изменить чужой мир. Взять тех, кого он больше всего ненавидит, и преподать им урок.
   - И поиск души был только причиной для этого, - проговорил просебя Морт, собираясь с мыслями.
   - Люди часто теряют свои вещи, - Борис вспомнил лицо Асмодей и бабочку, севшую на его губы. - И если не находят их, то всегда берут чужие. Заменяют их. И забирая, что-то чужое они ставят человека в то же самое положение, в котором они недавно были.
   - Жизнь - это замкнутый круг.
   - И не говори, - Борис взял друга за плечи и повёл к лестнице.
   Пир закончился. Гости стали расходиться по домам. Но Рождество ещё не подошло к своему логичному завершению.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"