Канстон Райан: другие произведения.

Три друга: О смысле жизни. Глава 1 В порту

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Англия. Приближается Рождество. Борис, Роб и Генри - трое друзей работающих на мафиози, что взялись выполнить одно несложное поручение: взять груз, и привезти его боссу. Но, когда груз уходит и оставляет их троих с носом, друзьям приходится вступить в ожесточённую погоню. В тоже самое время в одном ресторане случилась потасовка в которой приняли участие три других друга - Джек, Винс и Бикс. Им пришлось вступить в схватку с безумной напастью. Во всём городе начинают появляться психи в масках и другие неизвестные личности. Все эти безумцы желают скрыться от прошлого, отдать кому-то должок или просто понять самих себя. У каждого героя этой истории есть своя точка зрения на происходящее. И только, когда погоня за грузом и побег от безумца завершатся, почти на все вопросы будут даны ответы. Возможно тогда-то у всех этих друзей найдётся лишняя минутка и они потратят её на размышления о смысле жизни.

  "Рождеству никакая армия в мире не сможет противостоять, итог боя предрешён заранее. Праздник любит стрелять в горожан из своего пулемёта, заряженного весёлым настроением, глянцем витрин, подарками и красными одеяниями. Битвы в магазинах и вопли бедных прохожих, частые стычки должников со своими пустыми кошельками и падения в сугробы. От праздника нет спасения, и он готов избрать полем боя весь мир. А в душе все знай только и думают о семье, любимых и красоте заснеженного города. Но как можно забыть чересчур доброжелательного соседа, который решил похвастаться своей новенькой газонокосилкой с номером шесть тысяч в названии (Примечание корректора: У меня такой же был. Покупал какую-то чепуху на новый год, исключительно из-за желания похвастаться)? Турбо шесть тысяч, говорит он! От его самодовольной улыбки у меня всё стынет в жилах. А потом ещё полицейские спрашивают причину моего нападения. Праздник пробудил во мне зверя. Я просто хотел исполнить свою заветную мечту, закопать соседа по уши в снег и вдоволь посмеяться, глядя на содеянное. Так что после всех этих слов кто теперь не считает рождество и всю новогоднюю суету Вьетнамом? А ведь такое встречается на каждом шагу. Бойтесь разгневанных горожан с излишне радостным настроением, они живут на этом свете только за счёт вашей ненависти к ним",- заметка одна из пяти. Прямиком из газеты "Буйный англичанин". Была написана Э. Скруджом, владельцем газеты. Год выхода: Двадцать четвёртое декабря тысяча девятьсот девяносто девятого года, накануне Нового Года. Корректор пожелал остаться неизвестным.
   Примечание корректора: История эта попала ко мне накануне рождества. Я постарался выяснить, правда ли то, что на центральной площади небольшого Английского города происходила какая-то чертовщина? Старая рукопись оказалась невероятно сложна для изучения и всё, что в ней описано, больше похоже на глупый рассказ, смешавший в себе юмористическую абсурдность и ужасающую реалистичность некоторых сцен. Но люди, которые в ней описаны и правда существовали, а всё, что я смог по ним выяснить, я вывел в скобках на нескольких страницах. Прошу, прочтите эту историю и погрузитесь в не очень сказочное приключение.
  
   Двадцать четвёртое января. Вечер. В порту на фонарях висели разноцветные гирлянды. Хрустящий снег кружился в удивительном вихре и заслонял своим танцем корабли, стоящие у причала. Прохожие не лепили снеговиков, ибо в таком буране они сами за пару минут становились похожими на оных, только без морковки на месте носа. В снежки играли только самые стойкие к морозу горожане, сила снежка, занесённого в лицо в такую погоду, могла выбить зубы и откинуть беднягу на десяток метров. Машины чувствовали себя, словно слоны-фигуристы на льду. Их владельцы, а точнее, только благоразумная их часть, запирала машины на замок в гараже, где те со счастливым выражением лица тихо стояли и слушали через радио рождественские песенки.
   Встречались и те, кто не боялся непогоды. Суровые работники порта, репортёры с телевидения и бандиты, которым поручили важное дело. И вот трое из них стояли сейчас на пяточке около небольшого, по меркам грузовых судов, корабля "Лемминг, краснобай, звать его Пиквик. Отличный парень".
   - За такое название я бы этим матросам руки оторвал. Нет, серьёзно, что за бред я только что прочитал? - Борис взглянул сквозь заледеневшие очки на своих друзей и говорившего те слова Генри Лоренса. Тот не любил портовые шутки. После тюрьмы он плохо относился ко всем профессиям, которые намекали на мужеложство. Только его воображение строило самые страшные выводы о том, про что думали матросы, когда давали такое глупое название кораблю.
   - Ты просто не проникся праздником, Генри. Диккенса перечитай для начала. Тут, правда, написана какая-то каша, но отсылку я понял. Понял. Вот знаешь что, я помню, гулял в детстве по портам моего родного города, там такие дурацкие названия для русских кораблей встречались. Бомбы просто. Ты только послушай, "Униженные и оскорбленные"! В чём смысл называть так рыболовное судно? - прозвучал сухой смешок замёрзшего до состояния "да нет же! Я уже в сотый раз повторяю, что в моём носу всегда висели эти сосульки" Роба Бишопа, - Чем только у этих моряков головы забиты, ума не приложу.
   - Душа просит их о том, о чём они сами боятся сказать вслух. О любви они не песни сочиняют, они в честь тех, кого любят, корабли называют. Думаю, это одна из причин, почему они не берут на борт женщин. Своим присутствием они начнут напоминать о том, что у всего в этом мире есть душа.
   Три друга оглянулись. Рядом с ними стоял странный тип с растрёпанными от снега волосами и лицом, изрисованным страшным рисунком. Он только что сказал им что-то дико умное, но рты их открылись не по этой причине. Их интересовало, почему этот человек стоит рядом с ними словно бы так и должно быть.
   - Так, это, - Роб замялся на секунду. Хотелось ему тоже блеснуть перед незнакомцем своими умными мыслями, но друзья точно бы неправильно поняли и потому он прибегнул к жаргонным выражениям. - Не о том речь. Меня сейчас заботят две вещи. Первая - это этот холод, будь он неладен. Вторая стоит у меня перед носом и выделывается, - он ткнул пальцем в лицо человека, украшенное рисунком белого черепа. - Ты кто вообще такой и что тут забыл?
   - Можете звать меня Мортимер, - сказал незваный гость таким спокойным тоном, что даже у Бориса всё в душе похолодело. А ведь в душе он был русским, таким русским, который и холода в нутре не держит. Тот лает на огонь, а Борису не очень нравятся их перебранки. Из-за них он отвлекается от всего, что происходит вокруг.
   - Слушай, Морти, - Генри схватил за воротник того, кто был на сорок сантиметров выше его самого. Даже он понимал, насколько сейчас нелепо смотрится. - Ты часом не подслушивал наши разговоры? А?
   - Больно надо, - Морт принял обиженный вид. - Я разве похож на копа? Ну, знаете, у вас они ещё с рациями ходят, подслушивают за бандитами.
   - Ты скорее похож на того, кого здесь быть не должно. Что это ещё за "у вас"?
   - Не бери в голову, - Он осторожно взял Генри за ледяные руки и убрал их со своей одежды. - Я просто решил, что с вами, ребятки, будет весело, вот и всё. А подойти решил только из-за того, что у меня нет инстинкта самосохранения. Быстро отмер из-за ненадобности.
   Борис улыбнулся. Этот парень не казался ему опасным. Обычный псих, что ошивается в портах и грязных улочках, надеясь на то, что его никто в этой жизни более не побеспокоит, но точно не тот, кто может им помешать.
   - Куда ни глянь, везде одни только бомжи и психи, - Словно бы читая мысли Бориса, произнёс Роб. - Но ты и правда не похож на копа.
   - Тут та-а-ак скучно, парень, ты просто не можешь себе представить, насколько тут скучно, - Генри совсем забыл о драке и стал жаловаться на жизнь. "Типичный Генри", так его называли в эти минуты Роб и Борис. - Ну не знаю, что за веселье ты в нас нашёл. В тебе, если честно, я его тоже не вижу.
   - Время покажет, - с улыбкой сказал Морт.
   Борис погрузился в воспоминания. Ему вспомнился случай из детства, где он вместе со своей семьёй смотрел на группу пожарных. Они залезли на крышу и начали осторожно подбираться к дымоходу. Ему тогда казалось, что они доставали оттуда котёнка. Бедное существо застряло там и кричало своим подбитым голоском моля о помощи. "Я ветеран войны! - кричало то существо из дымохода. - Я просто хотел принести радость в этот дом! Не смейте меня лапать, тупые коммунисты!". Пожарные же не замечали его воплей и тащили старика за выкрашенную пеплом бороду. Каждый раз, когда они тянули его на себя, тот охал как самый настоящий Санта Клаус. Люди даже стали кричать на пожарных, мол, что те делают, больно человеку, который хотел принести в дом праздник... хотя кто ж знал, что он был грабителем со стажем? Борису в то время было невдомек. Ему нравилось слушать, как тот охал. Делал он это всё же отлично.
   - Так что решил? - Бориса вывел из воспоминаний Роб, несильно ударив того в плечо.
   - О чём речь?
   - Этот парень: я всё же думаю, что он может с нами остаться. Роб тоже не против. Остался только твой голос. - Генри стоял ближе всех к Мортимеру и почти что по-дружески поглядывал на того.
   - Он? - Борис больше всего не любил терять нить разговора. - С нами?
   - Мне просто кажется, что с этого нам не убудет. Сказали же нам, чтобы мы просто стояли тут и ждали груза, но ведь не говорили о том, сколько тут должно быть народу.
   - Может позвать хор? Помнится мне, что вы с Робом мне на днюху такой хор позвали, что просто ого-го. Две проститутки, - он начал загибать пальцы на руке. Из-за жуткого мороза у него это выходило с трудом. - Лесбиянки. Потом, оказывается, ещё и трансвеститы. А на закуску ещё и теноры. Ладно уж, шутили, но раз спаивать решили, то всё неспроста... я вам это на ваши дни рождения припомню.
   - Боря, прекрати, - Роб взял на себя роль лидера. Борис и Генри прекрасно знали, что он и есть лидер, самый умный парень в их группе. Жалели они лишь о том, что он так много сил тратил на бандитские словечки и подражания его любимым героям криминальных боевиков. - У нас тут сделка на носу! Но никого нет. А теперь я задаю себе один вопрос: повезёт ли мне? Ну, повезёт ли, подонок?
   - Повезёт Гарри, точно повезёт, - одобрил цитату Борис. - Тем более в такой-то мороз на улице, - добавил он. - Кто в такой мороз вообще выходит на улицу? А я вам скажу, кто - три придурка и один сумасшедший.
   После этих слов они втроём вновь взглянули на гостя. Тот выглядел скучающим и его совсем не заботили их перепалки, для себя он уже решил, что не сдвинется с места.
   - Ну, хорошо. Мы и правда только и делаем, что мёрзнем и скучаем. Но что с этим можно сделать? - Роб впервые за это время начал по-настоящему нервничать.
   - Я бы не отказался поесть, - заметил Генри, человек, который лучше всех остальных разбирался в еде и моменте, когда за неё стоит браться.
   После этих слов у всех разом заурчало в животе. Даже Мортимер не остался в стороне.
   - Нам строго-настрого запретили уходить с поста, - сказал Борис.
   - Ну что за наказание? - Роб выглядел расстроенным больше всех остальных. - Кто за то, чтобы свалить ненадолго в закусочную?
   Громкий гул согласия. Урчащие животы словно бы зааплодировали его мыслям.
   - Если ты так хочешь, - Генри указал на залитый ярким светом ресторан, находящийся на другом конце улице, далеко за пределами владений порта. - То там тебя ждёт вкусная запечённая индейка от лучших французских поваров. Я же не сдвинусь с места. Нет. Увольте.
   - Там и правда есть лучшие французские повара? - Мортимер выглядел заинтересованным и сам уж был готов сходить вместе с Робом в тот ресторан.
   - Не думаю. Но если хочешь, сходи, проверь, тебя тут никто не держит. А вот нас держат. Причём, боюсь, что... - тут Генри перешёл на шепот,- ...за нами могут даже следить. Хех. Глупости, конечно, но я в этом почти уверен.
   - Дурдом, - Борис полез в карман за платком, чтобы высморкаться. - Не могут за нами следить. Нас самих для чего сюда отправили?
   - Следить за грузом, - ответил Генри.
   - В чём смысл следить за теми, кто следит за грузом?
   - Чтобы те не отлынивали от работы. У мафии сейчас вообще, ну, очень много свободного времени. Думаю, даже сам глава Триады сидит сейчас в том ресторане и следит за нами через бинокль, - за спиной у Генри что-то громко затрещало. Звучало так, словно бы некто услышал их разговор, после чего от осмысления уровня запущенности глупости Генри ударил себя ладонью по лбу.
   - И ест нашу индейку, - пробубнил Роб, не особо вникая в разговор.
   - Вот же ублюдок, - согласился с ним Генри. Затем толкнул его в плечо. - Так, не путай меня. Никто там ничего нашего не ест. Может и следит, но не ест. А мы, в свою очередь, выполняем поручение. Постоим тут ещё немного, померзнем, дождёмся груза и пойдём есть. Но последнее только после работы. Ясно вам?
   - Угу, - сквозь зубы промычал Роб, - К-как скажешь, босс-с,- холодный ветер резко вывел его речь из нужного ритма,. - Н-но это ты первым предложил п-поесть.
   - Д-да н-ну тебя.
   Борис навострил уши. Он щёлкнул пальцами и показал друзьям в небо. Мортимер стряхнул с волос снег и взглянул вверх. Роб и Генри последовали его примеру. Они выглядели радостными и взволнованными. Увиденное в кои-то веки заставило их заулыбаться.
   Кран пришёл в движение. Цепи затрещали, скидывая с себя сосульки и снег. Большой железный ящик, висевший на конце цепи, раскачивался из стороны в сторону как гигантская туша кита. Двигался же ящик прямиком к четырём силуэтам, стоящим на земле.
   - Борь, - обратился к нему Генри, - это оно? Если нет, то ущипни, я так точно буду уверен.
   - Красный ящик с японской символикой? Кажется, оно. Корабль точно тот.
   - Большой, - Роб сделал жест, руками показывая, насколько он большой. - Что же там может быть внутри? Оружие?
   - Помню, что ребята с улицы что-то говорили о машинах, внутри которых запакованы тонны кокса, - Борис после сказанных им же слов посмотрел на друзей. Те довольно покачивали головами. В их головах защёлкали калькуляторы, они считали прибыль с дела.
   Кран рычал, словно хищный зверь. Его шумный рокот действовал всем на нервы. Да и как-то слишком долго рабочий возился с грузом. Ящик опускался очень медленно.
   - Там точно не кокс и оружие, - между делом заметил Мортимер. - Там только амулеты, доспехи и..., - Его глаза загорелись адским пламенем, он увидел что-то, чего в ящике быть не должно. - Каленаро!
   Роб громко сморкнулся в руку и с интересом стал разглядывать гостя. Слово, сказанное Мортимером, напомнило ему смесь испанских наречий и чего-то из латыни. Сам он втайне от друзей изучал языки и мог похвастаться большой библиотекой разнообразной литературы мёртвых языков. Внезапно Роба осенило, и он понял значение слова.
   - Какая такая смерть? - нетерпеливо спросил он.
   Мортимер, как и двое его друзей, не слышали вопроса. Он не расстроился из-за этого факта - не слишком хорошо блистать умом на виду у других. Ещё, не дай
   Бог, обидятся и перестанут с ним общаться, а потом ещё и насмехаться начнут. Потому, взвесив все за и против, он не стал повторять своего вопроса. Просто смотрел на покрытую сосульками железную коробку, которая как-то уж больно зловеще нависала над ними.
   Кран перестал работать. Ящик застыл в паре метров над их головами. Все они нервно сглотнули и начали пятиться назад.
   - Крановщику приспичило, что ли? - Генри нервозно почёсывал свою козлиную бородку.
   - Амулеты - страшная штука. Бабушка у себя дома расставляла их почти везде, - Мортимер уже и забыл о том, что последний раз говорил, потому пропустил мимо ушей слова Бориса и погрузился в свои собственные мысли.
   - Иконы - это не амулеты. Хотя если обвесить ими весь дом, то, думаю, эффект от них будет не хуже, - Роб после сказанных слов стал осторожно поглаживать крестик у себя на шее.
   - Да нет. Я же тебе тогда рассказывал, что она в секте состояла. Их главный ещё заставлял членов секты проводить обряд с козлом в доме. Как-то раз я пришёл к бабушке домой, а она стоит на кухне с ножом в руке, а на столе козёл лежит. Этот гад так громко орал, что...
   Грохот. С крана что-то упало на палубу. Тень крана и сама ночь скрыли силуэт упавшего. Каждый успел услышать только один звук. Это было громкое эхо звучного удара о железную обшивку корабля, перекрывшее гул ветра. Казалось, будто ангелы стали скидывать с неба грешников.
   Мортимер не видел никого, кто бы мог совершить убийство. А его глаза могли погружаться в пелену тьмы и видеть даже самое невероятное на сотню метров вперёд.
   - Если это снайперы, ребята, я честно признаюсь, вот совсем не жалею о том, что встретился с вами. Разве что чуть-чуть. - Со стороны города послышался вой похожий на волчий (Примечание корректора: Я проверил это замечание автора и не нашёл в городе ни одного существа, даже отдалённо похожего на волка. Даже бродяга по прозвищу "Оборотень" не издавал ничего похожего в ту ночь. Вероятно, это просто была смесь ветра, воображения и чей-то крик, переполненный болью и отчаянием). - Чёрт! Ладно, я вас почти что не ненавижу. Довольны?
   - Генри, не гони. У нас просто воображение разыгралось.
   - У всех разом, что ли? Сам не гони.
   - Да, у всех сразу. Ну не может это быть убийство! Накануне Рождества кому в голову придёт развязать войну с мафией?.. Эй! Ты слышишь меня?!- Борис начал трясти своего друга за плечи. Тот был на грани обморока. - Эй, смотри! Сзади педик!
   Генри со всей силы ударил в нос стоящего сзади Роба. Тот схватился за лицо и начал скалиться на обидчика. Генри тут же стал перед ним извиняться и одновременно орать на Бориса.
   - Я просто не подумал. Но знаешь, сильно испугался, что ты свалишься в сугроб. Ты не представляешь, как тяжело тащить с места предполагаемого убийства чьё-то тело. Нас точно бы приметили копы.
   - Да я тебя за такое на тот свет отправлю!
   Тут Мортимер и Борис схватили опешивших друзей и откинули тех в сторону. Как раз вовремя чтобы те не оказались похоронены под тонной железа. Железный гроб обрушился сверху на землю и стал звонким эхом отбивать жуткие мотивы от коробок, судов и других ящиков, стоящих в порту. Колокольный звон не унимался, в ушах друзей ангелы пытались перепеть демонов. Неизвестно, как долго могла продолжаться эта какофония.
   Вдруг всё стихло. Тишина почти такая, как на кладбище. Звон цепей крана только усугублял дело. Его погребальная мелодия заставляла мурашки бегать по коже. Не хватало только для достоверности добавить ещё парочку громко вопящих "мозги-и-и!" мертвецов.
   - Я вам говорил! - Кричал на друзей Генри. - Валим, пока не поздно.
   Все, кроме Мортимера, уже приготовились бежать что есть духу. Но скрип двери ящика заставил их оцепенеть от ужаса. Снова настала тишина. В городе даже звуки праздника смолкли, словно тут ему вот-вот придёт конец. К счастью, пьяный вой и громкий стук двигателя машины неподалеку немного ослабил хватку атмосферы хоррора категории Б.
   - Эй, вы! - крикнул ящику Роб. - Еще один звук, и вы отпразднуете ваши святки где-нибудь в другом месте.
   - Невыносимо, - Борис хватался за уши, тянул их, словно бы они были резиновыми. - Невыносимо.
   Сидевший на своей ноющей от боли филейной части Генри быстрее всех других оправился от шока. Приблизившись к друзьям, он осторожно спросил:
   - Валим?
   - Я только за, - Роб потирал виски, более всего на свете ему хотелось оказаться где-то далеко отсюда.
   - Уже забыли о деле, о долге? - Борис пусть и боялся больше всех других того, что случилось, но отступить он не мог. Его русский дух воспрянул и стал командовать телом. Сам того не желая, он направился к ящику.
   - А как же снайперы? - Кричал ему вслед Генри. - Не иди туда! Не надо!
   - Боюсь, что его ждёт дух будущего Рождества. Если мы его, конечно, не прикроем как-нибудь, - Роб начал осматривать местность. Было слишком темно, чтобы разглядеть что-то дальше пяточка, на котором они находились. В двадцати метрах впереди стоят ящики. Слева тоже ящики. Справа корабль и кран. Нигде не видно даже признака жизни. Здесь были только три "С". Сумрак, стужа и смерть.
   - Я во второй раз повторяю, что тут нет никаких снайперов, - спокойным тоном сказал Мортимер. - Но это не значит, что тут безопасно.
   - Чёрт с вами. Я пошёл за ним. - Роб последовал за Борисом. Ему не хотелось оставаться в компании с паникёром и сумасшедшим. Это было выше его сил. - Нельзя туда идти в одиночку. Если бы нас хотели застрелить, то давно бы это сделали. Я так считаю, Генри, а ты продолжай думать по-своему.
   - Скатертью дорога, - крикнул ему вслед Генри и с усталым видом стал смотреть на подошвы своих ботинок. - Ох, зря мы пошли на это дело. Зря, зря и ещё раз зря. Чёрт тебя дери и весь белый свет заодно! - Он ударил ногой в снег. Вышло неудачно, и Генри, поскользнувшись на льду, который будто ждал его в засаде, чуть не упал на землю. - Ах ты ж!.. Чёрт! Так, блин, чёрт, спокойно.
   - Вот именно. Спокойней надо быть. И не надо всех к чёрту посылать. Ещё и беду накличешь.
   - Угораздило же нам вляпаться в историю. Мы тут в качестве наживки, чёртовой наживки для мафии. Идиоты. - Генри паниковал. Ему хотелось, чтобы хоть кто-то его услышал. Мортимера он словно бы не замечал.
   - Самокритично, - Морт вновь стал стряхивать с волос снег. - Ладно. Останься тут, я послежу, чтобы твои друзья не наломали дров.
   Морт сделал шаг вперёд, но чья-то рука остановила его. Так он и застыл с поднятой в воздух ногой, не понимая, что происходит.
   - Кто это тут давал тебе право командовать? - Морт повернулся. Генри недоверчиво смотрел на него. В нем во всей своей красе проявился облик параноика со стажем. Парень просто никогда до этого не смотрел в глаза смерти. Настолько близко, по крайней мере. - Стой, где стоял, парень. Да-да, я знаю, о чём ты думаешь. Меня не проведёшь. - Мортимер и Генри играли друг с другом в гляделки. Перед ними словно бы распростёрлась пропасть, кто первым туда ступит - тот и проиграл. - Скажи-ка мне лучше, откуда тебе вообще известно, что находится внутри того ящика? Откуда тебе известно, что снайпера нет?
   - На первое указывает надпись на ящике "Амулеты и прочее от Сина Рю и Ко". А о втором мне подсказало моё шестое чувство.
   Невозмутимость Мортимера только ещё больше разозлила Генри. Тот горделиво стоял прямо перед ним. Высокий, в тёмно-зелёном костюме, с раскрашенным лицом, словно сбежавший с новогоднего парада цирковой артист. Правда, парада в Мексиканском стиле, ибо похож он был на фокусника, одетого, как жрец, практикующий магию вуду. Сейчас Генри жалел лишь о том, что не взял с собой ствол. Так бы он точно имел все шансы получить ответы на поставленные вопросы. Он нутром ощущал, что чужак что-то недоговаривает.
   - От тебя воняет рыбой. - Генри исключительно ради подтверждения своих слов схватился за нос. Морт поднёс к лицу руку, принюхался. Пахло и правда не очень. - Этот запах... Ужас. Либо ты недавно плавал, что маловероятно, либо пробыл в этих доках какое-то время. Спрятался и выжидал. Думаю, ты ждал нас. А как только встретил, стал вести себя, как больной на голову, - Морт криво усмехнулся. - Лгал нам, значит, да?
   - Чушь какая-то.
   - Давай-ка я покажу тебе один способ - папа меня ему научил - с помощью которого точно можно будет понять, чушь это или нет.
   Генри собирался напасть на Мортимера и даже занёс свой кулак для удара по его лицу. Но тот ловко уклонился и отпрыгнул в сторону. Снег взлетел в воздух. Его подхватил и понёс за собой внезапный порыв ветра, словно бы тот спасался бегством от грядущей битвы.
   - Детектор лжи мне не нужен. - Мортимер недовольно покачал головой, стоя в позе цапли. - В нём нет никакой необходимости. Я ведь самый честный человек на этой планете. Но всё же, давай представим себе такую ситуацию. Я прячусь в доках. Жду вас. Стою в стороне с рацией в руках. После того как вы приходите, я говорю русской мафии о том, что тут есть трое замёрзших бандитов, которые, чуть что случится, пустятся в бега и оставят груз без присмотра. Смешно же. - Обиженный недоверием Генри Морт, который был намного выше его, опустился на одно колено и посмотрел в глаза своему обидчику. - Если ты мне не доверяешь, то я уйду. Нет проблем. Но ты останешься тут один. О-д-и-н, - сказал он очень медленно, выговаривая каждую букву. - Сильно ли тебе хочется стоять здесь в полном одиночестве?
   Генри видел бездну в глазах говорившего. Похожа на пасть собаки, которая собиралась укусить его за нос. Ему даже почудилось, что из этих двух червоточин кто-то кричит и молит о помощи. Опустив глаза, Генри покачал головой. Морт, в свою очередь, подобрел и поднялся на ноги.
   - Ладно уж, я на тебя не в обиде. Мне такое часто говорят, сам понимаю, до чего неприветливо выгляжу. Но что тут поделать? Таким уж уродился. - После этих слов в груди у Генри что-то застрекотало. Ему почему-то стало стыдно. Никогда с ним такого не случалось, это чувство вины словно бы пришло на своих двоих из далёких земель. Хотя, скорее всего, приехало попуткой. В любом случае оно никогда не ступало сюда, даже в детстве Генри каким-то чудом обходился без стыда. Если он что-то делал или грубил другим, то обычно те его быстро прощали. Ему не нужно было зря себя винить или терзать свою душу той болью, что он причинил другим. Только сейчас, когда ему вот-вот исполнится тридцать лет, до Генри дошло, что всё это время он только и делал что творил глупости. Он поник, эта мысль слишком поздно пришла к нему. От паники не осталось ни следа, только уныние и разочарование в самом себе (Примечание корректора: "От паники к самобичеванию! Курс в двадцать шагов от мастера работы с больными и подонками мистера Мортимера Мора! Всего за девяносто девять, девяносто девять").
   Генри, прокашлявшись, извинился. Морт похлопал его по плечу, после чего сказал:
   - Ну, раз мы с тобой договорились, то теперь разберёмся с тем ящиком. Твои друзья, кажется, уже готовы заглянуть внутрь.
   Борис и Роб заглянули в ящик. Роб начал шептать Борису о том, что это плохая идея и всё в том же духе. Буря закрывала Генри обзор и глушила любые звуки.
   - Будь оно всё неладно, - Душа Генри устремилась в пятки. Он увидел, как кто-то выскочил из ящика.
   Колёса роликов закрутились. Роб и Борис молниеносно отпрыгнули в сторону, словно бы ожидая, что что-то пойдет не так. Неизвестный выехал(!) из ящика и помчался к выходу из доков. Одет он был легко не по погоде, шорты и майка смотрелись на этом человеке как какой-то несообразный привет лету. Но на дворе была зима, снег и гололёд в наличии. Даже мифы о русских и их страшных зимах не были так нелепы как тот человек на роликовых коньках.
   Генри услышал, как Борис громко ругнулся на русском. Роб зачем-то побежал за незнакомцем. Он достал из полов куртки пистолет и размахивал им, не задумываясь о том, что его может заметить прохожий.
   - Что это только что было?! - Весь красный, словно мальчишка, который признался любимой девушки в любви, а та его отшила, Генри был на грани срыва. Не зная, что же ему делать, он стал топтать снег и размахивать руками, то ли подавая знаки Борису, то ли упражняясь в гимнастике.
   - Хотел бы я знать, - Мортимер выглядел напуганным. Впервые в жизни он плохо понимал, что происходит. Вместо спокойного разговора по душам и приятельских ужимок на фоне мафиозных торгов, как обычно в его жизни и бывает, случилась какая-то чертовщина. Ему такой расклад не нравился.
   А снег всё падал, ветер выл, ролики скользили по льду, а Роб бежал за незнакомцем, размахивая пистолетом. С таким же успехом он мог раздеться догола и пробежать по центральной улице Лондона, реакция людей не сильно бы изменилась.
   Вскоре должно было наступить Рождество, но кому до него было какое-то дело? Особенно когда на улице происходило такое.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"