Александров Николай Михайлович: другие произведения.

В погоге за страхом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Группа друзей захотела пощекотать себе нервы устроив невинную охоту за призраками в одном старом загородном доме. Каждый из них знает наизусть все сюжеты и штампы второсортных, и не очень, фильмов ужасов. Им нечего бояться, кроме самого страха. Но вот только, что делать в том случае, если он станет реальностью?

  В ярком свете летнего солнца здание походило на бледную тень своей молодости, будто призрак вышел погулять спустя сотню лет проведённых в заточении.
  Селина Майерс первой ступила на лужайку особняка. Тёмные волосы развевались на ветру. Девушке двадцать три года. Красивая, умная, но со своими странностями. Фанатка чёрных цветов и пирсинга. Сверхъестественное это не только её хобби, но и энергетический напиток, который с лёгкостью заставляет её сердце биться с невероятной скоростью, а щёки покрываться румянцем. Посмотрев сквозь затемнённые от пыли окна внутрь дома, она довольно ухмыльнулась и ускорила шаг.
  Руди Стрейден следовал за ней по пятам. Он пялился на неё будто голодный зверь, того и гляди начнёт пускать слюни. В память врезалось лицо покинувшей его жены. Будто только вчера она сидела рядом с ним и смотрела "Грязные танцы", а сегодня он один одинешенек, вынужден возжелать другую почти незнакомую ему девушку. Руди опустил взгляд. Человек он добрый и сдержанный. Более того он старше девушки на целых двадцать лет. О каких тут желаниях может быть речь, когда ты прожил почти что половину века? Он недовольно почесал густую каштановую бороду и поплёлся за девушкой, не особо обращая внимание, как на неё, так и на сам особняк.
  Деревья у главной дорожки покачивались в такт летнего бриза блуждавшего по округе. Тихое место, отдалённое от городской суеты. Лишь лес на западе и бесконечные поля на юге. Правда где-то там в лесу есть старый лагерь с детишками, которые тоже решили провести ночь другую наедине с матушкой природой.
  Барри Гиллиам, Вуди Бреснон и Майа Стивенсон разгребали хлам из машины. Они не ругались, но уже готовы впиться друг другу в глотки от недовольства.
  - Чёрт с этим домом, - возмущался Вуди, высокий и неопрятный мужчина двадцати четырёх лет. Очки скакали на носу, как ездок на буйной лошади. Обе руки заняты чемоданами, которые ему, как знак доброй воли, передала Майа. Она-то и стала его мишенью для недовольства, накопившегося за поездку. - Мне он не нужен.
  - А вот Селине и Руди он нужен, - ответила Майа стараясь не выдавать гнев в голосе. Девушка не любила ссориться с друзьями и тем более повышать на них голос. Блондинка и красотка, которая устала от вечных приставаний мужчин, стала тихой мышкой и по жизни теперь придерживалась принципа "подставляй другую щёку, иначе будет хуже". - Знаешь, как сильно они любят эти потусторонние вещи. А тут просто клад какой-то c призраками, торчащими из всех щелей, если судить по новостям.
  - Да и что мы с этого получим? - Вуди совсем забыл о своей цели, за которой решил поучаствовать в этом балагане, но девушке своей мечты решил не рассказывать об этом и просто продолжал возмущаться. - Точнее, если там что и есть, то только лишняя трата нашего времени. Бассейн, пляж, вечеринки. На что мы это потратили?
  - Барри, - застонала девушка, обращаясь к сидевшему в машине мужчине средней комплекции. Он держался за голову стараясь унять боль в голове. Ему всё равно на эту поездку, но, во-первых, он всегда следовал за друзьями, куда бы они, ни шли и, во-вторых, Селина. Она и её проект - это отличный шанс, наконец, сблизиться с готкой затворницей. - Заставь его замолчать хоть на секунду.
  - Я не рефери, - Барри вылез из машины и хлопнул дверью заставив умолкнуть друга. - Давай Вуди, излей душу на нас, на тех, кто поддерживает твои возмущения, а наоборот всеми руками "за". Но знай, что мы уже здесь. Уже приехали, так что помолчи немного и смирись с тем, что проведём каникулы немного в необычной обстановке.
  - Призраки, - промямлил он и зашагал по дорожке к особняку. - Да, чёрт бы с ними. Я просто хотел остаться дома. У нас каникулы, и где мы, по-вашему, их проводим?
  - За городом, где много свежего воздуха и куча свободного времени для разных необычных игр, - тон девушки поднялся до амплитуды игривого и весёлого. - Ну же, давай. Расслабься и попробуй получить удовольствие, - она слегка ударила его по руке.
  Вуди сморщился от недовольства и, втянув в себя последний комок гнева, вздохнул:
  - Ладно. Раз ты так хочешь.
  Их было пять человек. И один дом с потусторонними силами. Вокруг ни души на несколько миль. Каждый из них знал наизусть сюжеты второсортных, и не очень, фильмов ужасов. Всё это для них казалось выдумкой. Игрой воображения. Но почему-то в душе страха от этого не убавилось.
   - Руди, - Барри подбежал к старшему товарищу, стоявшему около лестницы, и вручил ему блокнот. - Ты забыл это в машине.
  - Да-да, - закивал он. - Вечно я так.
  - Ты видел, как наши голубки ссорятся?
  Руди чуть поморгав, будто скидывая с век сонливость, обратил свой взор на всё ещё перекидывающихся фразами, словно они играли в бадминтон, Майу и Вуди.
  - Знаешь, в век компьютеров тяжело провести день без удобной технологии в хорошем расположении духа. Это как попытка бросить курить. Их в итоге настигнет плохое настроение, скука и неконтролируемая ярость. Хорошо хоть они ещё могут отвлечься друг на друга.
  - Что с особняком? - Барри окинул взглядом большой холл, с люстрой, завёрнутой в несколько слоёв паутины и броские статуи, стоявшие сбоку от лестницы.
  - Сам знаешь, - Руди сказав это, решил всё же свериться со своим блокнотом. - Четыре раза этот домик пытались продать. Каждый, кто тут поселялся, убегал на второй день, ссылаясь на призраках и жуткую сырость. Власти, желая облагородить своё лицо, а так же защитить ближайший лагерь для детей, снесут особняк в ближайшие дни.
  - А вот о последнем я ни слова не слышал, - сказал Барри, несколько изумившись словам друга.
  - Домом уже несколько лет никто не владеет. А родственников у бывших владельцев не осталось, - Руди закрыв блокнот, пожал плечами. - Что тут ещё прикажешь властям делать? Оставлять этот рассадник плохих слухов только чтобы туристы лезли из всех щелей? Не лезут они, но и слухи об этом месте всё равно только отрицательные, удобнее будет похоронить это место и к чёрту всю его прошлую жизнь.
  - Ужасно, - в разговор вступила Селина. Она, упрятав руки в карманы брюк, спускалась по лестнице. Кожаная куртка с рисунком орла необычно гармонировала с древностью дома, в особенности со стариной одеждой членов семьи, что были запечатлены на портретах. Те располагались высоко над лестницей, на недосягаемой для простых смертных высоте.
  - Не уж то уже весь дом обошла? - с улыбкой на лице поинтересовался Барри. - Нашла призраков или может чистые белые простыни?
  - Поверь мне, - такой самодовольный взгляд мог запросто прожечь в груди Барри дыру размером с сердце, - тут есть, на что посмотреть и без призраков. Но когда дом снесут, - она недовольно прикусила губу, - всё это превратиться в ничто. Беспредел и неуважение к дому.
  - Как и вторжение на чужую собственность, - в разговор вклинился довольный и бодрый Вуди. - Нам ведь за это ничего не будет?
  - Если будем вести себя тихо, - когда Руди сказал это, Майа испугано посмотрела на него. - Не бойтесь. Мой друг полицейский сможет нас, если что спасти. Итак, - Руди облокотился на перила. - С чего начнём обход?
  - Если мы проведём здесь ночь, то лучше начать с выбора комнат, - предложил Барри, поглядывая на чемоданы в руках Вуди. - Куда-то же нам надо деть наше оборудование.
  - На втором этаже куча спален на любой вкус, - Селина развернулась и повела друзей за собой. - Некоторые даже не слишком грязные и в них можно провести ночь другую.
  - Кто с кем будет спать? - беспечно заметил Вуди и тут же получил оплеуху от Майи. - Я же шучу, чего ты так?
  Поднявшись на второй этаж, все изумились красивым декором и необычным стилем, в который был одет весь верхний этаж особняка. Свадебное платье, что когда-то носила твоя мать всё так же прекрасно. Неудивительно, что Селина так переживает за дом. Красное дерево, пушистые ковры на полу и стены с цветочными узорами, сделанными вручную на их деревянной поверхности. Освети это всё огнём ламп, да протри пыль и можно спокойно жить, не думая о соседях призраках.
  Вуди поселился в одной комнате с Руди. Селина выбрала самую дальнюю комнату, что располагалась у туалета. Майа взяла комнату напротив той, в которой поселился Вуди и Руди. А Барри взял ту, что располагалась ближе всего к лестнице.
  Все комнаты оказались довольно чистыми и в некотором смысле уютными, за исключением того факта что все они повсеместно были лишены мебели. Столы и стулья убраны в чулан, а может и вовсе вывезены из дома. Остались парочка шкафов, кровати, да столешницы и ничего более. И всё же это не так плохо по сравнению с тишиной, которая заставляла новоиспечённых жильцов прислушиваться к любому шороху происходящему в доме. Пустота незаполненная людьми и объектами внезапно начинала заполняться самостоятельно.
  Прошёл час. Вуди и Руди стояли в коридоре и курили. Табачный дым привлёк внимание Майу, которая подумала будто начался пожар.
  Вуди махнул на её недовольное лицо рукой.
  - Расслабься и получай удовольствие.
  - Только недавно ты мне мозги кипятил своим недовольством, а сейчас говоришь, расслабься? - она говорила тихо, но почти переходя на крик. Это слегка вывело Вуди из равновесия и он, подавившись дымом, стал кашлять.
  - Дети-дети, - Руди потушил в пепельнице сигарету. Та стояла на маленькой тумбочке у двери. - Прошу вас не ссорьтесь. Майа, - Руди проявлял отцовскую заботу к своим знакомым. Это давило на него. Будто он старик и не ровня им молодым, - что-то случилось?
  - Да нет, - она отвела взгляд в сторону. - Ничего особенного. Настроение резко упало. Возможно, этот пустой дом на меня так действует.
  Напряжение разрасталось, как и дымное облако. Всё вокруг пропитывалось тёмным и густым запахом похожим на гарь. В души собравшихся в коридоре людей вплетались узелки, пропитанные бензином, и одно неловкое движение могло поджечь их. Неудивительно, что они встревожились.
  - Как тебе спальня? - поинтересовался Вуди, осторожно коснувшись Майи своей добродушной улыбкой.
  - Не королевские покои конечно, но спать можно. Мы ведь тут надолго не задержимся, так Руди? Селина ведь преувеличила, говоря такое?
  - А, - Руди точно что-то осенило, и он глупо ухмыльнулся девушке. - Так тебя значит напугали те слова Селины? Да брось ты, "денёк другой" мы тут точно не просидим. Проведём спиритический сеанс, побродим со свечками по дому и быстрым шагом помчимся к машине.
  - Последнее радует, - Вуди улыбнулся девушке, и его увело в сторону от избытка чувств, что он чуть не упал на пол и не уронил на пол очки. - Блин. Что же с ними, не так? - его щёки окрасились румянцем. - Оправа слишком толстая или стёкла, не понимаю?
  - Да, насчёт стекла, - Руди указал на потолок. Майа подняла взгляд и обомлела. - Я знал, что вам это придется по душе. Зеркальный потолок. Это что-то с чем-то.
  - Зачем тут такое? - поинтересовалась Майа, вглядываясь в своё отражение.
  - Селина ходила недавно в библиотеку и сказала, что там есть зеркала. Как я заметил, в каждой спальне есть зеркало, - Вуди смотрел на потолок, раскрыв от изумления рот. В нём он казался таким бледным, что того и гляди вмиг станет призраком особняка. - На первом этаже тоже есть нечто такое в столовой и гостиной. Мне кажется, у одного из хозяев имелась мания по отношению к собственному отражению.
  - И мы ещё удивляемся, что жившие тут люди видели призраков? - Майа сказала это представляя себе, как ходит одна по этим коридорам с ног до головы покрытая светом луны и с ощущение того что с потолка за тобой следит твоя собственная тень.
  Они пошли в сторону западного крыла. Весь второй этаж походил на змею, которая ест собственный хвост. Два длинных коридора, которые встречаются на юге, прямо напротив леса. А в самом центре - голова зверя по идее именно там и кусает хвост - находился мозг особняка - библиотека. Там разгребала завалы из книг Селина.
  Она сидела на корточках и что-то бубнила себе под нос. Заметив свиту из друзей пожаловавшую к ней в гости, она выпрямилась и приняла важный вид, словно встречала своих подданных.
  - Какие-то идиоты устроили тут костёр из книг, - её янтарного оттенка глаза поглотила кроваво-красная ярость. - Это что, сигареты? Вы с ума сошли?
  - Извини, - испуганный от реакции подруги Вуди стал стряхивать с рубашки смоль. - Это в последний раз, обещаю.
  Она заставила Вуди спрятаться за большой спиной Руди одним только взглядом. Майа тихо смотрящее на это представление со стороны грезила когда-нибудь иметь такую же власть над мужчинами.
  - Что думаешь о зеркалах? - профессорским тоном поинтересовался у Селин Руди, будто вынуждая её дать правильный ответ.
  - Связано ли это с мифами о призраках? - она почесала затылок, явно не зная, что ответить. - Скорее всего. Если что в первую очередь и играет на нервах у жильцов дома так это зеркала, расставленные по всем комнатам особняка. Вообще, честно говоря, они сделаны для того чтобы особняк казался больше изнутри. Коридор длиннее, а свет ярче.
  - Машину мог бы прикупить, раз ему хотелось, чтобы было больше и длиннее, - пошутив, Вуди сразу же получил ответную реакцию от Майи. Два тычка за один день либо это значит, что она его любит, либо её уже достали его шуточки. - Да-да, я понял.
  - Дом излюбленное место для бродяг, - она осмотрела кучку пепла у ног. - Был во всяком случае таким местом когда-то пока не пошли слухи о призраках. Может парочка замёрзших бродяг, что приютились здесь в какой-нибудь скрытой от глаз жильцов в комнате и были теми самыми призраками?
  - Я один удивлён тем, что за домом никто не следил? - сказал Руди осуждающим тоном. - Как это вообще можно допустить?
  - Может, его и хотят снести, что им надоело следить за ним? Такой старый дом -это обуза, - Вуди отчего-то стало грустно от своих же слов. - Ничего, - Майа с интересом следила за его реакцией. - Просто я кое-что вспомнил.
  - Значит так ребята, - начала отдавать приказы Селина, - чтобы сегодня нашли мне призрака.
  - Думаю, стоит покопаться в библиотеке в поисках информации о владельцах дома, - Руди закивал, соглашаясь с собственными словами. - Так мы заранее узнаем имена тех, кого ищем.
  - Отлично, - Селина улыбнулась. Вуди подумал, что светлый лык на лице ей идёт больше нежели хмурый вид. Затем он взглянув в сторону Майи и безмолвно поник, осознавая как далеко ему до того чтобы быть рядом с хорошей девушкой.
  - Эм, - подала голос Майа, - а куда пропал Барри?
  Тут же, будто в ответ на вопрос, дом содрогнулся от удара. Слабый тычок в сторону старика заставил дерево заскрипеть, мышцы заработали и ноги пошли в пляс. Донесся звук грохочущего железа и бьющегося стекла.
  Все незамедлительно устремились к лестнице страшась того что им предстояло увидеть. Сложно сказать, что хуже крадущаяся тишина или яростный грохот. Боль растянутая на часы или мгновение, которое будет равноценно самому страшному кошмару из всех, которые ты не в силах представить. Майа сердцем знала, что ничего страшного не произошло, но дом будто смеялся над ними. Тот удар походил на смешок в сторону гостей, и теперь двери напоминали оскал хищника. Она успела заметить за собой странное движение в коридоре сопровождаемое скрипучим звуком открываемой двери.
  Дверь распахнули ударом ноги. Руди сразу же пожалел, что решил так подаваться эмоциям. Сцена, всё равно оказалась неприятной для глаз. Селина подошла к Барри, покрытому с головы до ног грязью, и стала трясти его за воротник.
  - Бестолочь! Идиот! Придурок, - она кинула его в сторону грязи. - Что ты тут делал?
  - Бил баклуши, - Барри, словно не замечая реакции подруги, был спокоен и холоден. Но заметив на лицах друзей страх и тревогу, принял несколько неуверенный вид. - Пока осматривал столовую, - он обвёл взглядом, запачканный в пыли шкаф и разбитый вдребезги сервис, раскиданный по всему полу. - Я полез на шкаф, когда увидел бутылку с вином. Она застряла между потолком и шкафчиком и, когда я её попытался вытащить, то приложил слишком много усилий, - он изобразил звук ломающихся досок. - Хрясь. Бац. Доска погнулась и, что-то там внутри дёрнулось, хрен знает что, но в итоге вот...
  - Отпечатки пальцев оставил, - Вуди хотел было пошутить, но что-то внутри заставило его начать распинать друга за содеянное. - Уронил люстру и сломал стол. Думаю, это называется удачей.
  - Я не думаю, что дом настолько старый, - Руди замялся, понимая, что сам плохо разбирается в строении домов. - И всё же если тут постарались какие-то неведомые силы, то эти силы в первую очередь мыши, да ты Барри.
  - Вино разбилось, - угрюмо добавил он. - Всё насмарку.
  - Так, - Майа непонимающе посмотрела на Руди, что стоял как пугало в стороне и отгонял от себя плохие мысли, - нам за это что-то будет?
  - Дом снесут, - он улыбнулся ей с озорством старого преподавателя готового поставить тебе зачёт за один правильно поставленный вопрос. - Улики следом за ним.
  - Я нашёл ключи от гостиной, - Барри стоял и отряхивался что было сил. Весь в грязи и пыли он казался восковой фигурой или статуей, что пыталась стать человеком. И что хуже всего, в особенности для Селины, которая желала, чтобы Барри провалился сквозь землю, он был доволен собой. - Отличное место для призыва духов, как считаете?
  Селина сжала от новой волны ярости кулаки. Она развернулась и направилась в библиотеку, сдержав нахлынувшую на неё волну ярости. Барри проследил за ней взглядом, находясь при этом в некой прострации. Он ожидал большего. Судя, по взгляду друзей, и они тоже.
  Он посмотрел на них как смотрит на хозяина желающий похвалы щенок, но только усталый и измученный от своих проделок.
  - У меня есть шанс? - в голосе звучала надежда. - Хоть немного?
  - Ноль, - Майа решительно сбила надежду с ног.
  - Она тебя ненавидит, - Руди добил её.
  - Даже если она и остынет, то твоей проделки точно не забудет, - Вуди посмотрел на неё с укоризной. И всё же он не стал играть с чувствами друга и добавил, - Вино, свечи и ночь, это хорошо конечно. Но я уверен, что у неё были другие планы.
  - Всё-то ты обо мне знаешь, - с горечью заметил просебя Барри и стал разбирать завалы из мрамора и фарфора. - Я, пожалуй, уберусь, раз мне больше ничего и не остаётся. А вы идите. Мне всё равно нужно немного отвлечься.
  Руди закатил глаза не понимая, чем сейчас только молодежь мозги забивает. Барри же в одиночестве вспоминал девство. Летний лагерь. Дни, когда Селина была другой, и они вместе гуляли у пляжа, не думая ни о чём кроме их совместного будущего. Барри не понимал, почему ошибки напоминают ему о прошлом. О моментах, когда можно было всё исправить. Двинуть чужую или свою жизнь в нужное русло. Он сейчас только и мог, что вспоминать и тешить себя несбыточными грёзами. Пока Селин отдалялась от него, друзей и семьи.
  - А ведь когда ей нравились такие шалости, - он улыбнулся, вспоминая ночной поход на кухню лагеря, где они устроили войну едой. - Может она, тоже помнит те дни, и эти воспоминания приносят ей боль?
  
  По спине пробежали мурашки. Словно сквозь него прошёл призрак прошлого и принёс с собой все плохое, что тот сдерживал в клетке памяти все эти годы.
  - Конечно, - протянул он, смотря на заходящее солнце сквозь помутневшее от пыли окно, - нагрузил я себя не слабо. Что же мне теперь делать? Напомнить ей, что я её люблю? Куда мне поддаться, если она откажет мне?
  Он откинул ногой в сторону стеклышко от бутылки вина. Брызнула лиловая жидкость. В ней его лицо напоминало пожёванную резину. Грязно сероватые волосы, взлохмаченные от падения. Обросшее щетиной лицо. Крепкий лоб с маленькими морщинами. Сложен он был как атлет, но поникший вид делал его похожим на измученную фигуру Прометея. Что же он кормит эту чёрную птицу называемую жизнью своими переживаниями. Сам себя бьёт кнутом и не может теперь остановиться.
  - Нужно это прекратить, - в глазах сверкнул алмаз. Его не пробьёшь ничем, такой уверенности точно бы позавидовали многие герои мифов. - Я долго тянул с этим.
  Вуди и Майа проследили за фигурой друга осторожно выходящего из столовой. Путь он свой держал на второй этаж.
  - Руди оставил нас одних, - обратился к Майе Вуди. Та стояла у передней двери, вглядываясь в заходящее солнце. Он нутром чуял, что её что-то беспокоит. - Ты чего?
  - Мы можем уехать.
  Вуди взглянул краем глаза на машину. Солнце било в глаза лучом солнца, будто из последних сил держалось и не хотело падать вниз, не попрощавшись до конца с теми, кто следил за её уходом.
  - Попробуй отвлечься. Вон Руди читает в гостиной, Барри убирается, а Селина вообще по уши погрязла в призраках, - Селина от этих слов только ещё больше сжалась в комок. Вуди аккуратно взял её за руку и закрыл дверь. - Вот. Не простынь. Тебе только этого и не хватало на каникулы.
  - Ты прав. Как всегда поддерживаешь меня, - она через силу улыбнулась.
  - Давай я тебе покажу оборудование, что Руди и Селин привезли с собой. Я думаю, это тебе понравится, - и он повёл её в комнату на втором этаже.
  Под кроватью лежал коричневый чемоданчик с самодельной ручкой. Открыв его он стал рыться в одежде в поисках того что ему было нужно.
  - Как думаешь, - внезапно пропустила сквозь тишину свой ангельский голос Майа, - Селина любит Барри?
  - Барри её точно любит, - он задумался на секунду о своём. Он поставил себя на его место, ощутил всю тяжесть ноши любви. - Но я лично не считаю, что она к нему равнодушна. Хотя ты у нас девушка, тебе в любовных делах нет равных.
  Она не успела возразить ему, как Вуди уже с победоносным видом достал странный агрегат похожий на шлем виртуальной реальности. Зелённые линзы. Железный корпус. Сияющая оболочка. Почти что алюминиевая шапочка сумасшедшего, осталось только нацепить на голову и можно с уверенностью утверждать, что твои мысли больше не читает правительство, вместо этого они крутят у виска пальцем и пожимают плечами.
  - Эта штука, - Майа прикоснулась к ней. Холодная. Скорее всего, и очень тяжёлая. Удивительно как её можно удержать на голове, - это ведь та игрушка, о которой ты так долго нам говорил?
  - Игрушка, - Вуди обиделся и состроил гримасу недовольства. - Чтобы ты знала, эта "игрушка" способна увидеть настоящего призрака. Да-да, уверяю, что не вру тебе. И всё почему? Потому что она оснащена новейшими технологиями.
  - Ты её достал законным путём? - Майа боялась, что её и друзей за такое посадят в тюрьму, в особенности после того что они сделали со столовой.
  - А что есть законный путь?- спросил он, изображая на лице философа. Получив за это ещё одну оплеуху, он затараторил. - Тише ты, я же шучу. Конечно, всё законно. Я собирал эту штуку по частям. Тут тебе и очки ночного и инфракрасный видения, детектор движения и камера, записывающая все, что только попадёт в зону её видимости.
  - Впечатляет, - Майа на самом деле была ошеломлена такой подготовкой к делу со стороны простых университетских детишек. - Но ты не думаешь, что призраки не отображаются на такой технике? Я не думаю, что они тем более будут видны через инфракрасное видение.
  - Быть готовым всё равно надо, - Вуди взял шлем в обе руки и понёс в коридор. - Хочешь опробуем?
  - Давай лучше подождём наших друзей, - Майа почувствовала, как к горлу подкатывает комок. Она боится всего этого. Особенно ей страшно от того, что поиск мертвецов можно превратить в детскую игру вроде пряток. - Или хотя бы позовём Руди. Втроём будет лучше, чем вдвоём.
  - Я не боюсь каких-то там призраков, - он осёкся. Пытаясь показать Майе, какой он храбрый Вуди совсем забыл о состоянии девушки. Тяжело вздохнув, он кивнул. - Хорошо. Давай сделаем, как ты хочешь.
  В коридоре гулял предзакатный мрак. Последние крупицы света пытались дать этому месту некое подобие освещения, но чем больше солнце старалось, тем неминуемее казалось поражение. Тьма сгущалась.
  Застонали створки двери. Войдя в библиотеку Барри ощутил жуткий и пробирающий до костей холод. Все окна были открыты нараспашку. Вечерняя прохлада ворвалась в комнату, как и стоило, ожидать от приглашённого в гости друга. Чёрная и холодная у небольшого балкончика стояла Селина.
  - Селин, - Барри показал девушке чашку с кофе. Горячим и сочным. Заботливо укутанным в салфетку. - Как тут холодно.
  - Да, - она не взяла из его рук кофе. - Всю неделю чувствую, как этот холод следует за мной попятам.
  - Рассказывай, - Барри положил чашку на подоконник и стал следить за тем, как Селин медленно погружается в себя, снова упуская из виду его. Будто это он -это призрак этого дома, и она никак не могла его заметить. - Скажи хотя бы, почему ты с нами так холодна.
  - Ты все эти месяцы пытаешься ко мне подкатить, - сказав это, она медленно перевела на него свой взгляд. В глазах ничего не читалось, даже капельки сострадания. А ведь он представлял себе, что сможет утаивать такое вечно. И всё же ей точно не было всё равно.
  - Мальчишки все такие, - всё так же спокойно и добродушно продолжил он. - Ради девочек в лепёшку разобьются. Но всё же, скажи мне, что тебя тревожит.
  - Отец и мать, - тихо сказала она. Она спрятала лицо, в воротник куртки, прячась, как и от холода, так и от внешнего мира. - Будто и без учёбы проблем мало, так и ещё их отношение ко мне.
  - Тебя ведь чуть не вышвырнули из университета за прогулы, - напомнил ей Барри, хотя совсем не желал этого делать. Походило на то, что он не на её стороне. - Конечно, они не будут к тебе после этого равнодушны.
  - Они держат меня за горло, - она протянула руку к чашке с кофе. Просто подержала его в руке пробуя тепло телом, ощущая, как оно разниться с тем, что она обычно чувствует. - Следят за мной и терроризируют. Были бы деньги, съехала, но не могу.
  - Убегать тоже не выход, - Барри облокотился о подоконник. Он не понимал, почему ему так жарко. - Это всё мелочи жизни, что можно прожить и забыть. Пока же у тебя есть друзья, - она не смотрела на него, но он увидел, кому была посвящена та мимолётная улыбка. - Мы можем заменить тебе семью, если хочешь.
  - Ты давно это хочешь, - она подняла взгляд.
  Они, молча, смотрели друг на друга. В глазах Селины он не мог прочитать ничего похожего на любовь, но ощущал её трепет и влечение. От неё веяло желанием быть любимой. Но она отгородилась от него каменной стеной и не собиралась выходить оттуда. Да, но всё же это уже лучше чем, то что было. Она знает. Он теперь тоже что-то знает. Остаётся ждать и может у него и у неё что-то и получится.
   - Вуди идёт, - она кивнула в сторону входа. - Поговорим об этом позже, а сейчас, - она кровожадно улыбнулась, подражая хищнику, - охота на призраков.
   Коридор охватила атмосфера ожидания. Словно должен был подъехать поезд, который увезёт жильцов к тайным знаниям данного места. Уже можно было услышать свист колёс и кряхтение механизмов. Пушистый ковёр напоминал красную ковровую дорожку, расстеленную перед главной звездой этого шоу.
   Руди поддержал в руках игрушку Вуди, выказывая явные сомнения в её истинном предназначении, но установив её на голову, сразу заохал и заахал от неожиданной податливости и работоспособности.
  - Сегодня я слышала, как тут кто-то открывал дверь, - Майа старалась говорить, как можно увереннее, чтобы её голос не казался сбитым и измождённым от непрекращающегося потока страхов. - Когда мы все уходили в столовую.
  Селина зловеще улыбнулась. Барри посмотрел на неё как на сумасшедшую, но промолчал и прислушался, старясь уловить посторонние шумы. Двери не издали ни малейшего звука и не шелохнулись ни на миллиметр. С Селиной мог играть злую шутку ветер, как и воображение, разыгравшееся в следствии страха перед потусторонними силами и городскими легендами. Серая дымка, запах табака и глумливая тишина продолжали терроризировать их разум и казались частью этой реальности, а не воображаемой и рождённой при помощи страхов и предрассудков. Отчётливо слышалось, как трясётся особняк и, как скрипит его деревянная основа.
  - Я вижу нечто, - Вуди скосил взгляд вправо. - На краю зрения что-то есть.
  Барри и Селина развернулись, но ничего не заметили. Тёмный коридор слабо освещённый зажженными лампами. Ничего кроме пустоты и так же ничего за ней.
  - Не пугай ты так, - сказал Барри, честно показывая испуг. Но то, как Вуди смотрел не на него и всё ещё пытался уловить что-то на краю взгляда, вызывало непостижимый ужас. Тот самый зверь в облике страха, что преследует всё человечество со времён его зарождения. То чувство, которое следует за тобой по пятам, и ты боишься обернуться и встретиться с ним взглядом.
  - Я не вижу, - Руди был единственным, кто держал себя в руках. Он даже умудрялся улыбаться, пока все стояли с каменными лицами и пытались увидеть потустороннее скрытое в закромах тьмы. - Что случилось, Вуди? Может очки сломались, и ты принял трещину за призрака?
  Но настал момент истины. Руди, да и все остальные смогли поймать взглядом призрачное создание. Сначала они увидели его тень в отражении на потолке, а затем и там где он стоял. Непрозрачное тело маленького мальчика двенадцати-четырнадцати лет. Чёрный костюмчик с золотыми запонками и белыми носками напоминал смотрящим о том, что они имеют дело с призраком из богатой семьи. Пухлые щёки и зачёсанные назад волосы говорили о том, что он жил в достатке.
  Образ же призрака вырисовывался из других деталей. Лучше бы порождение ночи так и оставалось скрываться в закоулках особняка. Чёрные зрачки, белоснежная кожа и улыбка шире, чем бездна в его глазах. Свет в комнате был алым от преобладания красного в коридоре. Ковёр напоминал кровавую дорожку, сотканную из чужих жизней.
  От этого вида стыло в жилах. От его неподвижности и молчания хотелось закрыть глаза и забыть о существе, как о кошмаре поутру. Майа так и сделала, надеясь проснуться с минуты на минуту. Но ничего не происходило. И эта безмолвная пора играла на нервах гостей как на струнах гитары.
  - Господи, - Руди снял с головы шлем Вуди и кинул его в сторону. Владелец прибора пришёл в себя и отреагировал на бросок как на удар перчаткой. Он попытался посмотреть на Руди с недовольством, но не мог убрать взгляд с фигуры, стоявшей в конце коридора. - Забудь о нём и посмотри на это чудо.
  - Чудо? - сказала Селин, нервно дыша и не смыкая взгляда с призрака мальчишки. - Чудом это никак не назовёшь. То, что мы видим, это можно назвать только проклятием.
  - Эй! - Барри крикнул. Он думал, что громкий голос поможет ему в общении. Кричать и бежать в страхе, все, что им оставалось делать в сложившейся ситуации. И он кричал. Первый кто решился на это. - Он не реагирует. Может этот мальчик нас разыгрывает?
  - Посмотри на отражение, - осторожно протянула тихим голосом Селина, указывая на потолок. - Его нету. Только тень. Как у вампира.
  - Он так и будет на нас пялиться или что? - сказал Вуди тревожно поглядывая в конец коридора и с опаской озираясь по сторонам.
  - Пусть лучше делает смотрит, чем нападает, - сказал Руди, и обратил внимание на Майу, что закрыла лицо руками и тихо говорила какие-то слова просебя. - Майа, прошу, потерпи ещё немного. Всё будет хорошо. Это просто игра воображения. Успокойся и постарайся не смотреть в его сторону.
  - Почему? - она плакала. - Почему он появился?
  - Мы сами напросились, - ответил на её вопрос Руди так честно, как только он мог. - Но может он не злой? Может он пришёл к нам с неким посланием с того света?
  - Маленький мальчик и призрак в одном лице? - Вуди сглотнул не уверенный попытаться шутить дальше или нет. Решил рискнуть. - Это же ядреный коктейль. Такое всегда несёт беду. Нам лучше валить подобру-поздорову.
  - Барри, - обратился к товарищу Руди, не реагируя на слова Вуди, - пошли, проверим мальца.
  - Давай, - отчего-то шёпотом сказал Барри. Он посмотрел на Селин и Майу остолбеневших от ужаса и холодного приветствия с того света. Эта улыбка на лице призрака будет сниться им в кошмарах.
  Они продвинулись вперёд. Метр за метром. Шаг за шагом. Неумолимо расстояние сокращалось и вот они уже могли дотянуться до него. Боялись, но могли.
  Вуди стоял между ними и девушками, как последняя опора. У него хватило сил сделать шаг по направлению к этому "чуду". Тень мальчика медленно продвигалась по потолку по направлению к незваным гостям.
  Руди стоял ближе всех к мальчишке. Тот был примерно того же возраста что и его сын. По всему его телу пробежала дрожь. Как же ужасно в такой момент вспоминать семью, представлять их на его месте, пока в тебя впиваются эти чёрные как смоль глаза. Рот. Улыбка, из которой идёт некое подобие дыхание, но само тело не двигается и грудь не вздымается. Оно не дышит. Оно даже не пытается. Его сердце, скорее всего не бьётся. Но душа застряла в этом теле, как в капкане или пасти зверя.
  Дверь справа от мальчишки открылась. Дерево застонало, продвигаясь вперёд и шурша по мохнатому ковру. Барри и Руди застыли в ожидании, пока дверь не скрыла за собой кошмарное существо. Можно было бы вздохнуть с облегчением если бы не одно "но".
  - Я же говорила, - сзади послышался тоненький голос Майи. - Дверь сама открылась.
  - Вот ведь зараза, - Барри уже оглядывался, назад прикидывая, за сколько они смогут добежать до главного входа. Он задумался о том: "хватит ли сил у Майи бежать?" и в этот момент Руди стал обходить открытую дверь. - Что ты делаешь?
  Шаг. Он не смотрел на потолок, потому не мог сказать, что его ждёт за дверью. Не этого ли они все хотели? Увидеть живого, в каком-то смысле, призрака. Но одно дело существо, которое можно было назвать человеком, а другое это создание лишь отдалённо напоминающее оного.
  "Неужели ты так выглядишь, Мерил?", - Руди задал себе этот вопрос, вспоминая любимую. Её рыжую непокорную прядь волос. Глаза, вечно смотрящие на него с осуждением. Он проигрывал в голове каждое её слово, и движение пока приближался к краю двери, за которым его ждало неизведанное.
  Там ничего не окажется. А само существо будет безмолвно стоять у него за спиной. Может призрак начнёт смеяться, подражая дьяволу или хуже, сам станет дьяволом, воплоти. И поглотит его. Потянет за собой в мир, где сейчас не спит и не бодрствует Мерил.
  Дверь снова скрипнула. Руди стоял весь бледный, сражённый увиденным. Барри чертыхнулся, а следом за ним и Селина с Вуди. Майа открыла глаза и увидела мальчишку, который стоял на том же самом месте как манекен в магазине, но теперь ей почему-то казалось, что его взгляд направлен на неё.
  - Я чуть не умер от страха, - сказав эти слова, Руди нервно хватая ртом, воздух. - Этот мелкий гадёныш ни на йоту не сдвинулся.
  - Можно сказать, что он безобиден, - это был голос Вуди, который скорее обращался к Майе, а не к Руди. Отчётливо слышались успокаивающие нотки. - Что теперь?
  - Нужно хотя бы проверить призрак он или нет, - предложила Селина. Она перехватила за край смелости и стояла на расстоянии вытянутой руки, прямо перед Барри. Тот спиной чувствовал чьё-то ещё присутствие. - Вы ведь сможете это сделать? Мальчики?
  - Идти, так до самого конца, - Руди взялся одной рукой за грудь. Он слушал, как бьётся сердце. Пытался доказать себе что жив.
  Он выставил вперёд левую руку. Мальчик не двигался. Глаза, полностью покрытые мраком, не были направлены в никуда. Но с такого расстояния казалось, что эта улыбка растянется ещё больше, и выступят вперёд зубы. И всем станет ясно, почему у мальчишки такие пухлые щёки.
  - Стой! - крикнул Барри, схватив Руди за плечо. Тот отшатнулся и чуть не упал на пол .- Все, уходим на первый этаж. Без разговоров.
  - Мы же почти... - на лице Руди было видно прозрение. Желание покончить с этим делом. Но страх за себя и жизнь друзей переборола эти желания, и он покорно опустил голову.
  Взяв за руку Майу, Вуди побежал вперед, не обращая внимания на друзей, столпившихся около призрака. Её холодная рука напоминала ему о том, что ей надо вернуть радость и тепло в душу. Нужно как можно скорее спасти от этого кошмара и увести домой. Туда где они будут счастливы вместе.
  Все оказались на первом этаже. Майа схватилась за дверную ручку и уже собиралась было выйти, как тут её остановили Селина и Руди испуганные, но не покорённые страхом до самого конца.
  - Нельзя это так оставить, - пытался вразумить подругу Руди. - Вот оно, то что мы все так долго искали, пришло к нам с того света, и мы просто бросим его на произвол судьбы?
  - Да! - перешла на крик Майа. - Оно мне совсем не нужно.
  - Я не знаю. Может нам и правда стоит свалить отсюда, - попытался вмешаться в разговор Вуди. Его никто не слышал. Все были заняты спором и осмыслением увиденного.
  - Призрака можно снять на камеру, - перебирала варианты Селина. - Позвать полицию. От этого мы можем прославиться и стать богатыми. Нельзя всё взять и бросить вот так вот не разобравшись с этим до конца.
  - Это опасно, - глаза Майи блестели. Слезы перестали идти, но их след остался на бледном лице девушке. - Нельзя тревожить мертвецов.
  - Думаю, мальчик хотел нам что-то сказать, - Руди поднял руки вверх, указывая на потолок или пытаясь прикоснуться к неземному. Нащупать грань реального и нереального в этом доме. Его руки указывали на то место, где они недавно видели мальчика. - Он просил у нас помощи. Я не собираюсь отпускать этого призрака ни с чем. Скоро этот дом снесут, а он станет бродягой так и не получив того чего хотел.
  - Я не знаю Руд, - Барри не знал за кого ему быть. За тех, кто желает смыться отсюда поскорее или, кто хочет подобно команде Скуби-ду раскрыть тайну особняка с призраками. - Это опасно. Майа права насчёт того что мертвецов не стоит тревожить.
  - Никто никогда не умирал от призраков, - восклицал Руди. - Решено. Мы остаёмся.
  - Господи, - Майа потерявшая последние силы села на пол. Вуди подбежал к ней и, опустившись на одно колено, стал гладить по голове. Говорить на ухо слова поддержки. Она, молча, кивала на все его слова.
  - Чёрт, - вымолвил Барри. Он и Вуди переглянулись, понимая, что думают об одном и том же. - Наши вещи остались наверху. Даже дорогое оборудование осталось в этих проклятых комнатах. Его нельзя оставить здесь, ни тогда, когда особняку угрожает снос.
  Селина подошла к лестнице. Она смотрела на картину наверху. Мальчик, нарисованный на холсте, больше походил на куклу чем на человека. Даже в этом произведении были видны те чёткие линии, которые отделяли его от живого существа. Будто Пиннокио из старой сказки он всеми силами стремился стать настоящим мальчиком даже после смерти.
  - Руди, ты нашёл что-нибудь про бывших владельцев дома? - Селина стояла к друзьям спиной продолжая вглядываться в картину и в лица его родителей, скрытых за теневыми вуалями.
  - В гостиной был альбом с фотографиями отца, сына и матери. Ничего более. Дневники могли остаться в библиотеке, - он замялся, пытаясь точно определить их местоположение. - Возможно, они остались в той кучке золы на полу. Это уже не важно. Мальчик может рассказать нам больше чем все эти фотографии и дневники.
  Вуди смотрел на Майу. Её руки дрожали. Из-за рта выходило облако пара. Она то и дело вздрагивала, будто вспоминая последние секунды, проведенные в том коридоре.
  - Темнеет, - Вуди посмотрел через плечо Майи в окно. Солнце уже не видно, только её тень, распростёршаяся по всей земле у особняка. - Давайте быстрее покончим с этим. Я хочу забрать Майу домой, а там вы можете делать что хотите. Только уже без нас.
  - Вуди прав, - Барри посмотрел в глаза Руди. Но тот уже находился в своём собственном мире. Он видел рай, видел лица знакомых ему людей. Он казался счастлив от того что наконец его мечта сбылась и это пугало Барри больше чем монстр ждущий их на втором этаже. Это безумие что охватывает человека в момент эйфории, когда разум даёт сбой куда хуже всего сверхъестественного. Но оно такое, же иррациональное, безумное и опасное.
  - Тогда идём все вместе на вверх, - Селина уже стояла на второй ступеньке. Снова спрятав руки в карманах брюк, она приняла вид лидера их группы. Её глаза сияли пламенем, идущим от всех зажженных в холле светильников. От этого вида даже Майа перестала трястись на полу и встала всё ещё поддерживаемая Вуди. - Возьмём вещи и уходим. Руди, - она посмотрела на задумавшегося друга, - попробуй поговорить с призраком. Но если за две минуты рядом с ним ничего не произойдет, мы уходим. Останешься там, на минуту позже, считай, что потерял нас. Ясно?
  Он кивнул. Все кивнули и молча стали подниматься по ступенькам то и дело, посматривая на висевшую в нескольких метрах над ними картину. На мальчика, на которого стала опускаться тень особняка.
  - Уже не смешно, - Вуди наблюдая за призраком стоящим в том же самом месте, что и в прошлый раз. - Я даже не знаю, смеяться мне или плакать? Он тут может стоять пока дом не снесут.
  - Я за вещами, - Селина вбежала в свою комнату. Барри заметил, как нервно она поглядывала на мальчика, обходя его со стороны, боясь, что он повернёт голову и станет клацать зубами у неё перед носом.
  Дверь хлопнула. Пятки только и сверкнули в конце коридора. Всё-таки, думал просебя Барри, она довольно храбрая девушка. Это дело её точно закалит.
  Майа расхрабрилась и уже смотрела на мальчика на достаточно близком расстоянии. Она вглядывалась в его тень на потолке. Бродила взглядом по одежде, на которой остались засохшие пятна краски. Его безумная улыбка, если бы не она не было бы того неудержимого порыва страха следовавшего за ними попятам. Но он не переставал держать острый серп на лице. Скривившаяся Луна на лице мальчика бледнее своего аналога на небосводе.
  Вуди курил рядом с Барри. Его дым поднимался к потолку, скрывая за густой завесой тень призрака. Этот отпечаток на потолке единственное, что было в нём от живого существа. Барри не мог понять почему ему кажется это таким странным, даже с учётом того что стоит прямо перед ним.
  Секунды шли. Руди уже начал монолог, пытаясь выудить из мальчишки хотя бы слово. Сам дом продолжал молча наблюдать со стороны, не скрипя половицами и не разыгрывая фокусы с мебелью.
  - Ты застрял здесь, - спокойным тоном говорил Руди, обращаясь к мальчику. - В этом самом месте ты, возможно, умер и не помнишь этого. Я не думаю, что вы мертвецы можете вспомнить свои последние дни на земле иначе бы смогли спокойно общаться с живыми людьми. С вашими любимыми.
  Мальчик повернул голову в сторону. Вуди от испуга чуть не выронил на пол сигарету. Даже Руди отшатнулся, но вмиг вернулся на изначальную позицию. Он желал научиться говорить с тем светом и добраться с помощью мальчика до своей жены. Руди начал верить в то, что это всё цель его жизни, наконец, осуществиться. Но в голове возник образ сына просящего отца вернуться в лоно дома и бросить играть с призраками в салочки.
  - Я вижу, что ты хочешь покоя, - его шею будто бы скрутило от удушья. Он смотрел в эти чёрные глаза слишком долго и уже не мог оторвать взгляда, а меж тем этот мрак медленно проникал в его разум, пробуждая самые страшные кошмары и вытаскивая наружу самые потаённые секреты. - Когда моя Мерил скончалась от инсульта, мы были в ссоре, и я даже не успел с ней нормально попрощаться. Я бы желал вернуться в тот миг и хотя бы ещё секунду провести с ней на сей раз в полной гармонии.
  Слева показалась Селина с чемоданом в руке. Она, заметив изменения в расположении мальчишки, замерла на полпути и встала как раз перед ним. Она равнодушно смотрела на призрака и больше боялась того что может натворить её старший товарищ. Но он лишь махнул ей головой в сторону, указывая на Барри и Вуди.
  - Скажи хоть слово, - продолжал Руди. - Всего лишь слово, и мы остановим людей их правительства. Заставим их остановить бульдозеры. Но нужно хотя бы слово, одно слово для того чтобы мы могли тебе помочь.
  К Барри подошла Селина и перекинула ему свою ношу.
  - Мы уходим, - скомандовала она, и вся группа разом развернулась и последовала за девушкой.
  Руди проследил за друзьями. Призрак так же мирно провожал группу своей безжалостной улыбкой. Руди, тяжело вздохнул и произнёс напоследок:
  - Ну ладно, - он протянул призраку руку, - прощай. Может, встретимся в лучшей жизни, там же где сейчас обитает моя любимая Мелиса.
  Дом издал протяжный звук похожий на вой. Заскрипели половицы в коридоре. Звуки ветра заполонили всю комнату. А следом и приглушённый всхлип. Это было похоже на детский плач и хуже только то что он шёл с той стороны где стоял призрак мальчишки. Но принадлежал он другому человеку.
  Майа первой поняла, что тут что-то не ладно. Она закричала и побежала вниз по лестнице подальше от этого кошмара. Барри и Селина неровно дыша, побежали к Руди. Но было уже поздно.
  Рука Руди коснулась руки мальчика. Она прошла сквозь неё. Нет, даже не так. Она прошла в неё и стала вязнуть в ней как в смоле. Руди кричал и бился, пытаясь вырваться из мёртвой хватки, но всё бесполезно. Глаза расширились и непонимающе смотрели на мальчика. Он поглотил Руди за одно мгновение.
  Снова тишина. Снова эта безжалостная улыбка. Селина взялась за голову и шатаясь пошла задом к лестнице. Она боялась настоящего кошмара, а не того что блуждал только в её мыслях всё то время пока мальчишка играл с ними в молчанку.
  Громкий грохот прозвучал где-то над головой. Половицы под ковром вздрогнули от неожиданности. Барри вставший перед Селиной, как рыцарь из сказок, пытался защитить её от надвигающейся угрозы. В голове он проклинал Руди и одновременно с этим оплакивал его судьбу.
  В отражении на потолке показалось тело Руди. Тот свалился с неба и упал внутрь зеркала. Прямо над их головами висел их друг, ещё живой, но уже находящийся на той стороне. Губы его задвигались, пытаясь произнести некие слова, возможно Руди молил их о помощи. В глазах боль и страдание.
  Секунды растянулись на минуты. Барри успел проследить за началом конца вплоть до мельчайших деталей. Стекло затрещало, послышался звонкий крик, принадлежащий Руди и наконец, взрыв. Стекло посыпалось, осыпая Селин и Барри не только дождём из осколков, но и кровью. Алая жидкость отдавала теплом и запахом метала. Она проникала под одежду, текла по лицу, подобно водопаду застилая глаза реками агонии и наконец, впадала в ковёр на полу.
  - Ч-что? - Селина смотрела на свои руки, держа при этом рот широко открытым. Эти покрытые кровью её друга пальцы казались ей такими далёкими и чуждыми, что она не сразу поняла не только, чем они покрыты, но и кому они принадлежат.
  - Уходим, скорее, - Барри взял Селину за руку. Крепко. Возможно, даже слишком, ибо он почувствовал, как по ней пробежал электрический разряд боли. - Он смотрит на нас как на свою добычу. Мы не можем себе позволить вот так просто умереть.
  Они побежали к основной лестнице. Впереди их встретил Вуди наблюдавший за действием со стороны. Хладнокровно он посмотрел на мальчишку, нервно дыша и скалясь. Тот не двигался и не проявлял интерес к его персоне. Лицо мальчишки покрыто кровью, как и всё вокруг него, а он всё стоит и смотрит вперёд себя. Не уж то он ожидает, что этот парад самоубийств продолжится?
  Селина отпрянула от Барри на последней ступеньке и, опёршись об круглую статую мира на перилах, стала рыдать. Слёзы смешались с кровью. Чёрное и красное переливалось и напоминало о том, что это любимые цвета смерти. Холод подступал с улицы, сквозь щель под главной дверью. Около неё стояла Майа, в нерешительности смотря на своих друзей.
  - Руди умер, - Вуди взялся за голову. - Он сам себя убил. Полез к призраку и скончался на месте. О чём он только думал?
  - О семье, - Селина вытерла слёзы платком с рисунком паутины. - Он давно погряз в оккультизме и знал чем всё может закончиться, наладь он контакт с тем светом. Никто не застрахован от такого. Другой вопрос, что это чёрт возьми, вообще было?
  - Мы заперты, - тихо, не смыкая губ, простонала Майа. - Дверь не открывается. Они заперли нас здесь с этим мальчиком.
  Барри и Вуди подбежали к Майе, которая тянула изо всех сил дверную ручку. Она кряхтела зубами и вертела покрытую позолотой ручку, будто борясь с монстром, стоявшим напротив неё. Возможно, некое существо на самом деле стояло за дверью, и держало дверь закрытой, сопротивляясь всем попыткам Майи выбраться наружу.
  Вуди стал трясти окна, те не открывались. Все они оказались одеты в железные решётки. Особняк резко поменял свой внешний вид и стал сторожевой башней. Тюрьмой для особо провинившихся подростков.
  - Мы вышли на контакт с потусторонним, - Селина вытирала рот платком. Никто не заметил, что её вырвало прямо за статую. И всё равно она стояла перед ними, как ни в чём не бывало подобно лидеру из старых легенд, который сможет привезти свой народ к победе. - Оно хочет получить от нас что-то ещё. Так всегда бывает, когда человек предлагает монстру свою помощь. Руди хотел себе, да и нам тоже, лучшего, но вышло то, что вышло и винить его в этом мы уже не можем.
  - А вот что мы можем запертые в доме с призраками? - Вуди пытался было кричать на Селину, но у него не получилось и он, сопя и хлюпая носом, почти шёпотом поливал её желчью из слов. - Зачем ты привела нас сюда, в это место с трупами и прочим дерьмом? Одной тебе, да и Руди этого бы хватило, зачем нас сюда привела? Я дома хотел остаться. Живой и здоровый. С Майей.
  - Затни глотку, - Селина оскалилась на Вуди. Она покрытая кровью походила на прошедшего все войны солдата. Всё что она видела, и смерть и горе теперь было ей нипочём. Страх заливал ей глаза, как и слёзы, но она держала всё это. Последнее что она могла это сдаться и дать своим друзьям отправиться следом за Руди. - Приди в себя. Последнее что ты можешь сделать для призраков, это натравить нас друг на друга. Приведи лучше в порядок собственные мысли и посмотри правде в глаза. Все мы погрязли в этом одинаково. Всем нам вместе и выбираться.
  - Но как именно мы можем выбраться из этого дома? - Барри задал этот вопрос, обращаясь ко всем своим друзьям. Молчание. Только люстра на потолке медленно вращалась в такт вою ветра. Ветер. Холод. В памяти что-то закрутилось и завертелось. Знакомые ассоциации. Горячий кофе. Барри вспомнил о том, что в библиотеке были окна без решёток. Можно было спрыгнуть и зацепиться за дерево. - Балкон на втором этаже в библиотеке. Это наш шанс на спасение.
  - И где он находится? Правильно, прямо за мальчишкой, - добавил с жуткой усмешкой Вуди. - Чёрт Барри, да проще забить себя до смерти прямо здесь, чем прыгнуть прямо в руки к убийцам Руди.
  Майа всё ещё держалась за ручку. Она водила руками по поверхности двери, пытаясь прочувствовать насколько дом, сопротивляется проделкам его жильцов. Вуди заслонил своим телом Майу. Она не видела того что видели её друзья. Мальчишка стоял верхней площадке лестницы прямо под портретом его семьи. Его улыбка кровоточила, может это была ещё свежая кровь Руди, а может его собственная. За его спиной показалась высокая и худощавая женщина средних лет в чёрном платье. Она высоко подняла голову, будто королева не желавшая считать себя ровней собравшемуся у её ног сброду. По правую от неё руку стоял мужчина в белой одежде. Костюм перелистывался как книга. На его поверхности проявлялись выписанные чернилами слова. Вместо причёски книжный оборот, а на носу очки с оправой, сделанной из человеческой кожи.
  - Твари, - заключил Вуди, с отвращением посматривая в их сторону. - Семейка Адамс. Цирковые уроды.
  - У нас есть уши, - глухая речь пронзила Вуди и заставила поёжиться от накинувшегося на него страха. - Нам не нравится ваш тон молодой человек. Ох, как он нам не нравится.
  - А нам не нравится, что вы сделали с нашим другом! - Барри заступился за друга. Бросил на жильцов полный ярости взгляд. Он желал им всем сгнить в преисподние и совсем этого не скрывал. - Но мы не хотим вам зла, просто желаем уйти. Пока ещё можно решить все наши разногласия миром.
  - Вы все умрёте, - голос без эмоций. Тон надсмотрщика концлагеря, убившего в себе всё человеческое. - Медленно и жестоко. Я Маелс Эбрич. Моя жена Даниэль Эбрич и сын Джошуа Эбрич,- он скрючил пальцы на руке, как показалось Барри, представляя, как душит гостей собственноручно. - Мне надоели гости вечно пытающиеся влезть в нашу тихую и мирную жизнь. Мои эксперименты важнее ваших дурацких юношеских желаний. Вы все умрёте и очень скоро.
  Он ушёл на второй этаж. Над их головами скрипучие половицы, пронзительно кряхтя, не выдерживали столь злобную сущность. За ним вскоре последовала жена и сын. Их медленные движения и отстранённые взгляды внушали поистине дикий ужас в сердца четвёрки молодых людей.
  Свет в лампах погас. Тишина окутала островок безопасности, граничащий с реальным миром. С той стороны реальности, что не желает тебе смерти, а здесь плачут призраки, и их слёзы стучат по крыше, отбивая ритм похожий на поэму смерти. Майа уткнулась носом в грудь Вуди. Тот терпеливо слушал как неспешно и негромко к нему крадется безумие. Подступает к горлу желание пустить всё на самотёк.
  - Хорошо поговорили, - Селина тяжело вздохнула. Стала щёлкать зажигалкой. Вслед за ней это стал делать и Барри. - Надеюсь, бульдозер приедете раньше. Было бы неплохо посмотреть, как этот дом сносят в щепки уже сегодня.
  - Я буду в первых рядах, - Барри попытался улыбнуться. Им всем нужно было поднять себе настроение и не думать о угрозе что нависла над их жизнями. - Итак, гостиная никуда не ведёт. В столовой есть двери, одна ведёт на кухню, а там коридоры и задняя дверь, ведущая в лес.
  - Куда пойдём? - Вуди вопросительно посмотрел на Барри и Селину. Он видел в них единственную надежду на спасение. - Мальчишка, скорее всего, убьёт нас раньше всех. У него сила настоящего монстра.
  - Он убил Руди с помощью зеркала, - Барри было тяжело говорить об этом. Снова всплыл в голове тот момент. Его кровь пропитала рубашку Барри, которую он не мог снять по неясным ему причинам. - Достаточно лишь не приближаться к нему и всё будет в порядке. Если мы все пройдём до задней двери, собравшись в круг и держа в поле зрения всю комнату, то можем спасти друг другу жизни. Мы уже проходили это когда заблудились в лесу, тогда мы выбрались на просёлочную дорогу и выжили. Сейчас тот же случай.
  - Майа, - Вуди взял её за руку и осторожно убрал со лба прядь волос. Глаза пустые и дикие. - Мы выберемся. Я тебе обещаю. Давай попробуем пойти за нашими друзьями, они приведут нас к дому.
  - Дому, - повторила она, глупо улыбнувшись ему. - Но ведь это и есть наш дом.
  Вуди улыбнулся девушке, совсем не понимая, что она говорит. Шок от смерти друга и встречи с иной реальностью совсем довёл девушку до безумия. Он взял её за плечи и повёл в сторону столовой.
  От вина на полу осталась лишь засохшее пятно ярко лилового оттенка. Во мраке ночи она больше всего напоминала кровь. Вуди не тяжело представить, что тут могли убить человека, прямо напротив того места где жильцы ели свои дорогие и изысканные блюда.
  Вуди держал девушку своей мечты одной рукой и кочергу в другой. Они все заблаговременно зашли в гостиную и взяли себе по оружию, чтобы чувствовать себя защищёнными и готовыми к опасности. Барри поднял с пола деревяшку, Селина трость, а Майа нашла на столе нож для бумаги.
  В темноте белые волосы Майи напоминали снег. Селина смотрела на девушку побитую бичом страха как на игрушку из своего детства. В школе они были лучшими подругами. Но одна бросила школу в надежде найти работу, а другая, смеясь над её поступком, бросила подругу на произвол судьбы. Селина не верила, что Майа могла с ней так поступить, но простила бывшей подружке всё. Им ещё будет, о чём вспомнить, если они выберутся отсюда живыми. Нужно только верить в это.
  - Зеркала, - Вуди недоверчиво поглядывал на стенки, где стояли в ряд несколько зеркал. - Кому-то пришло в голову замечательная идея, о том, что этой проклятой комнате не хватает зеркал. Может их толстые соседи не влезали в стул, что им приходилось довольствоваться собственным отражением. Ну, как тем в комнате с кривыми зеркалами.
   - Слышите? - Селина остановилась около двери, ведущей на кухню. - Это что, смех?
  - Давно его не слышал, - На лицо Вуди соскользнула улыбка.
  Он обхватил кочергу обеими руками, выказывая недовольство.
  - Это они над нами так смеются?
  - Скорее над твоей шуткой, - Барри резко распахнул дверь. - Всё чисто.
  Они вошли на кухню. Все забыли о том, что должны держаться вместе, и каждый ушёл на пару шагов от своего товарища, открывая зазор между ними. Но ничего не происходило. Пустая комната с пустым холодильником и не менее пустыми лицами, слабо освещёнными зажигалками. С решётчатых окон свисали длинные хвосты травы похожие на лианы из джунглей.
  - Конечно, - Барри несколько раз ударил деревяшкой по двери, ведущей в лес.- Приварена чем-то или заколочена с той стороны. Одним словом, это не выход
  - Может тут есть телефон? - Вуди смотрел на огонь что танцевал на краю зажигалки. Его толкал к обрыву ветер, бродящий по этому холодному и негостеприимному месту. Скоро и им предстоит долгое падение в бездну. Зажигалка погасла вслед за надеждой на спасение. - Раз сотовые остались в машине, то, что теперь нам остаётся делать?
  Селина вновь зажгла пламя. На серебряной зажигалке было выгравирована надпись "Вуди+Майа". Из зеркала сбоку от неё виднелась тень мальчишки. Она ошарашено стала смотреть по сторонам, но без толку. Всё ещё пустая комната без единой души внутри.
  - За этой дверью, - Барри раскрыл дверь и тут же закрыл лицо рукой. Его ослепил яркий свет, идущий из проёма, - коридор. Чёрт тебя подери. Мальчишка в конце коридора.
  Он стоял там, как обычно не двигаясь. Руки опущены. С лица продолжала капать кровь. Стал отчётливо слышен запах мертвечины. Его нельзя заглушить холодным ветром. Гниль и мухи стали неотъемлемой частью этого призрака. Дверь пришлось закрыть. Этот вид вызывал у Барри рвотные позывы.
  Майа смотрела на Вуди. Он не обращал на неё внимания, занятый мыслями о побеге. В голове её появилось странное желание обнять этого человека. Броситься к нему раскинув руки в стороны и расцеловать за всю ту поддержку, что он ей давал пока происходил кошмарный сон наяву. Она любит его. Обожает. И теперь никогда больше не отпустит.
  Селина заметила в отражении прямо под тенью тонкие линии, напоминающие нити. Они падали прямо на Майу. На девушку, побитую и сломленную призраками. В голове Селин щёлкнул механизм, и она поняла, что к чему. Но было уже поздно.
  - Майа? - Вуди развернулся к любимой. Он видел, что она улыбается, и глаза её меряют его заботой и любовью. Эту теплоту он искал со времён их первого знакомства. - Что-то случилось?
  Стало холодно. В животе что-то зашевелилось. В глазах потемнело. И без того тёмная комната стала совсем испаряться из его поля зрения уплывая за горизонт. Мысли превращались в бесконечный поток вопросов, на которые уже никто не даст ответов. Кто, зачем и почему? Это была Майа, но признать, что любимая тобой девушка вонзила нож в твоё тело немыслимо. Она не переставала бить его лезвием. Тот входил всё глубже в тело. На пол упала окровавленная кочерга. Вуди слабо понимая, что происходит, держал её за плечи и плакал. Он умер, обняв её, и в некотором смысле это был счастливый конец для него и для неё.
  - Селина, - Барри проследил за тем, как его подруга встала напротив Майи и попыталась протянуть к ней руку. - Стой!
  Майа была одержима. Её воля, давно ушедшая в небытие, дала жизнь новой сущности. Страшный монстр с лицом Майи попробовал вонзить нож в сердце подруги, но та ловко увернулась и сбила Майу с ног. Та свалилась, навзничь выронив оружие, которое улетело за шкаф.
  Смех повторился. Уже отчётливее, будто губы нависли у Селины и Барри над головами. Селина, охваченная и ужасом и яростью, завопила. Майа встала и попыталась наброситься на подругу, но тут вмешался Барри. Он зашёл к ней за спину и обхватил руками вокруг живота и кинул в распахнутую дверь, ведущую в коридор. Затем поднял с земли кочергу и закрепил на ручке двери, чтобы та не смогла открыться вновь.
  - Что мы им такого сделали? - Селина смотрела на Барри пытаясь отыскать на его лице ответы. - Они монстры Барри. Они хотят съесть нас.
  - Мы не можем сдаться без боя. Нужно прорываться к выходу.
  Она кивнула. Попыталась встать. Мышцы ног болели, сами они тряслись, а в это время в голове мельтешились черви - плохие мысли, ведущие её разум в бездну полную страхов и упрёков.
  Барри с Селиной решили попрощаться с Вуди. С минуту молча, стояли рядом с его тело. Под ним раскинулась лужа крови, медленно растекающаяся в бесконечный океан. Лежа на животе, лицом вниз, на промозглом, старом кафельном полу их друг скрыл все свои мысли и всю ту боль, что успел запечатлеть на своём бледном лице. Руки его были раскинуты в стороны, подобно ангельским крыльям. Он всё ещё держал девушку своей мечты за плечи и не отпускал. Они ушли "туда" вместе.
  - Мне будет не хватать его шуток, - сказала Селина, прикрывая лицо покрытой засохшей кровью рукой. - Будто я потеряла частичку себя. И Майа. Наша глупенькая Майа.
  - Мы не знаем, что они ещё задумали, - Барри взял её за руку. Осторожно. Нежно. Чтобы не нанести больший вред и без того перепуганной девушке. - Но нельзя позволить им победить нас.
  - Устроим им взбучку, - костяшки её пальцев побелели, а глаза вспыхнули жаром адского пламени готового настигнуть грешника в любую секунду. - Я пройдусь по физиономии мальчишки, уж больно она меня бесит.
  - Постарайся сдержать эмоции, - Барри говорил спокойно. Возможно, даже слишком, ибо было заметно, как холодно на эти слова отреагировала Селина. Сам он помнил себя со стороны, мальчишкой в школе, когда его шпыняли задиры из классов постарше или времена разгула и свободы, где он, сбежав из лона родителей, стал сам себе хозяином и горько за это поплатился. - Нужно только найти выход, а остальное за нас решит бульдозер.
  Проходя мимо зеркала в столовой, Барри ощутил, как чей-то дикий взгляд обжигает его, будто горячая сталь упирается ему в затылок. Он искоса взглянул в отражение и заметив там знакомую самодовольную физиономию принадлежащую Джошуа Эбричу. Или ему показалось, что там был мальчишка, ибо в итоге там была только тень от стены и обои с голубым морем погружающем в себя солнце.
  Селина скинула кровавую куртку на пол. Белая майка тоже была окрашена в цвет свернувшейся крови и всё же теперь она чувствовала себя свободной от оков боли. Тёмные каблуки с цепочкой громко ударили по половице второго этажа, подражая звонку и говоря призракам "А вот и я".
  Левый коридор был освещён заревом ламп и всё ещё держал на своём лице большое красное пятно, принадлежащее Руди. Селина не мешкая, выбрала правый коридор. Барри последовал её примеру. Он всё ещё держал при себе деревяшку для самозащиты.
  В конце коридора - для них это не был сюрприз - их ждал мальчик с улыбкой дьявола. А когда дьявол улыбается, все остальные плачут. Но только не Селина, она не сбавляя шаг, направилась к нему, совсем забыв о том, что ей грозит, если она прикоснётся к мальчишке. Барри защищал её тыл и сам был не против пройтись по лицу Джошуа сбив с его лица эту страшную улыбку. Но всё никогда не бывает настолько просто.
  В тёмном коридоре из-под полов двери вышел ореол света. Ярко оранжевая струйка света продвигалась вслед за скрипом двери. Сама дверь остановилась в сантиметре от лица мальчика. Теперь у него имелась только половина улыбки, словно серп на ночном небе. Даже чёрные глаза сливались с вечерней тьмой коридора, и только красное свечение вокруг рта говорило о том, что он рядом, поджидает и с упоением наблюдает за страхом отражающемся светом Луны на лице.
  - Я боюсь, они просто так нас не отпустят, - заметил вставший рядом с Селиной Барри. Он перекинул на одной плечо деревяшку и с некоторой неуверенностью в дальнейших действиях поглядывал на распахнутую дверь. - Они сами зовут нас в гости.
  - Иди не хочу, - стиснув зубы, сказала Селина и прошла к двери. Барри ничего не оставалось кроме как идти за ней следом. Девушка желала отомстить и, мальчишки, и девчонки, упорства, и желания ей не занимать.
  Внутри было странным образом уютно. Лампа с танцующим внутри пламенем. Книжная полка для голодных на знания людей. Аромат старых книжек и сигар застывший в воздухе невидимой дымкой. И лишь одна жуткая фигура в центре комнаты напоминала о кошмаре, что потряс сознание гостей.
  Селина оскалилась и приготовилась атаковать мужчину призрака. Это оказалось самое странное создание из всех, что довелось видеть Барри. И никто не бросил даже одной глупой реплики о его внешнем виде. Может Барри сошёл с ума, и никто не видит его таким? Может Селина сейчас смотрит на нечто, что своим кошмарным видом напоминает космическую сущность без конца и края в своём бесконечном ипостаси вроде божества из страшных историй классиков ужасов.
  - Так глупо быть живым и не замечать, что ты уже мёртв, - заметил он своим проникновенным и полным отвращения голосом. - На что вы надеялись, зайдя в мою лабораторию?
  - Поджечь твою задницу, - Селина достала зажигалку.
  Существо с перелистывающимся лицом дрогнуло, и отстранилось, в ужасе наблюдая за пламенем в её руках. Тень от страниц, скользящих по его телу блуждала по лицу Барри, пока он с недоверием наблюдал за местью подруги и готовился вмешаться в любую секунду. Нужно поспешить. Им не место в мире мертвых.
  Но Селина вновь увидела надпись на зажигалке. Рука задрожала. В голове мелькнуло лицо её подруги. И довольный увиденным, книжный монстр встал перед ней во весь свой рост. Барри пригнул к подруге пытаясь ухватить рукой, но бумага уже прошлась по её горлу, медленно вычерчивая красную линию на коже. Струйка крови брызнула во все стороны, окрашивая книжную полку в месиво красного. Книги крови. Барри не смог ударить монстра, так как он загородил путь Селиной умирающей в агонии от потери крови.
  - Твоя слабость дала осечку, - сказал он, самодовольно ухмыляясь. - Эксперимент прошёл успешно.
  Барри понял, что чувствовала Селина в момент смерти Вуди. Он плохо знал всех этих людей и всё же смерть лучшей подруги настигла его. И вот он один в тёмном особняке с обоями из крови его друзей. С их лицами полными мук и боли. А черепушка с костлявым телом подвесила у него над головой косую гильотину из бумаги. Безумный книжный червь направился к Барри, повиснувшего от бессилия, на книжном шкафу.
  Но эксперимент провалился. Книжный червь не знал, что Селина сильнее чем, кажется. Пусть слёзы на её лице и говорят об обратном она движимая любовью может перед смертью сделать то, что не может одержимый наукой монстр без чувств. Она схватила его за лицо своими белыми руками и держала так хрипя, зовя на свет любимого, который ушёл в пучину забвения.
  Барри пробудился. Голова кружилась, но он видел, как ещё держится Селина. А он дурак так быстро сдался. Нельзя. Нельзя погибнуть и дать этим существам издеваться над любимыми ему людьми.
  - Следом сгорит вся твоя семья,- сказал Барри, пробегая мимо книжного монстра и хватая со стола зажженную лампу. - А пока катись в ад один!
  И он ударил со всей силы по его лицу. Тело Селины плашмя упало на пол уже без признаков жизни с зеркальным взором смотря на потолок, окружённый чёрной завесой дыма.
  Барри вылетел наружу пока листы бумаги, а может то была кожа призрака, взлетали в воздух. Крик боли преследуемой призрака пронесся по всему особняку, обжигая каждого, кто услышит его, будто бы шедший прямиком из Ада. Дверь захлопнулась. Коридор охватил полумрак.
  Секунда. Сознание напомнило Барри о каждом мгновение, что он там провёл. Он обернулся, пытаясь похвалить свою подругу за отвагу и, вдруг, его осенило, и в голове вновь всё застелило туманом. Он со всей силы ударил по стене. Куда теперь ему поддаться? Куда деть гнев?
  -Ты, - прошипел Барри, высматривая в темноте фигуру мальчишки. Он всё ещё был покрыт кровью Руди. - Чего ты улыбаешься?
  Молчание. Будто он мог что-то сказать. Будто этой блуждающей в темноте душе нужны были слова, чтобы передать всю боль, что его заполонила. Отпечаток на лице похожий на проклятье все, что нужно чтобы понять, это прямая дорога в ад.
  Барри ощутил не только грязный привкус гари во рту и скользящее по полу облако дыма, но и странное не совсем объяснимое чувство тревоги. Будто в его сознании роются и пытаются извлечь на свет потаённые секреты.
  Мальчишка сделал свой ход. Барри, всё ещё сжимавший в руке бесполезную деревяшку, вдруг, свалился на пол. Он затылком прошёлся по шёлку ковра и ощутил на себе твёрдость духа этого особняка. Правую ногу Барри обхватили чем-то скользким и чёрным, вроде щупальца кальмара. Мальчишка стоял на месте, но его силуэт почему-то приближался. Барри понял, что его тащат к мальчику. В такие игры Барри играть не хотелось, и он ухватился рукой, за столешницу, стоявшую напротив двери. Не помогло, дерево совсем ещё новенькое, будто только купленное было гладким и руки от силы, с которой Барри везли по полу, не хватило на то чтобы зацепиться за ножку.
  - Да вы издеваетесь? - Барри смотрел в глаза мальчишке. Они были стеклянными, как у Селины, когда он видел её лежащей на полу в комнате. В них отражалось измученное лицо Барри. - Точно, смеёшься надо мной.
  Бросить играть в героя варвара и начать шевелить извилинами, вот что нужно делать в этой ситуации. Барри попытался сосредоточиться на чём-то, что помогло ему вылезти из капкана. Любая зацепка. А нога уже ощущала рядом с собой тело мальчика. Холодное и вместительное. Руди знает, сейчас он машет Барри с того света подзывая к себе.
  - Нет, - Барри ощутил боль в ноге. - Сосредоточься! Не умирать. Не после того что сделала Селина.
  Над ним всё ещё висело надоедливое зеркало. Этот потолок. Дуркацая идея с зеркалами. Но тут слова Руди сказали ещё что-то, отражаясь в зеркале собственной памяти: "Вспомни, как я умер".
  Барри завопил, его пятку обхватило пламенем боли, словно кислота разъедало кожу, и пожирало его кость. Боль отдавалась во всём теле. Но слова мертвеца. Барри посмотрел, как дверь слева от него подалась огню, и свет дал его глазам увидеть то, что он не видел раньше. И всего-то нужно было лежать спокойно на спине и ждать слов с того света.
  - Как просто, - задыхаясь, промычал он.
  Нога не шла назад, чем больше Барри прикладывал усилий, чтобы вытянуть её из трясины тем больше она проходила внутрь. Мальчик поглощал его медленно, не спеша, явно желая хорошенько отомстить за смерть отца.
  Тень над его головой отражалась на потолке. В самом зеркале. Барри понял слова мертвеца и злорадно ухмыльнувшись, бросил на мальчишку полный ярости взгляд.
  Деревяшка всё же оказалась полезной. Врезавшись в зеркальный потолок, она разбило его, вдребезги осыпая лежащего под ним Барри миллионами осколков. Мальчик отпустил его и что-то шёпотом прошипев в его сторону словно змея.
   Барри приподнял голову. Нога не изъедена до костей, да и кожа в целом в порядке. Но от ботинка ничего не осталось, будто бутерброд надкусили и остановились на самом интересном месте. Не теряя ни минуты, он снял остатки ботинка и скинул с себя рубашку с узором водопада. Стал рвать её напополам.
  - Эй, парень, - мальчик вышел на свет, словно отзываясь на звонкий голос Барри. Ухмылка продолжала кровоточить, - хочешь ещё немножко меня? Вот он я. Весь твой.
  Барри было приятно наблюдать за реакцией призрака. Как его тело дрогнуло, словно ужаленное пчелой. Он ощутил, что уязвим, что ему нанесли сокрушительный удар.
  Перед мальчиком стоял во весь свой рост Барри с майкой пропитанной кровью. Потный и уставший Барри завязал вокруг кулаков свою рубашку. И как вишенку на торт он добавил стекляшки в прорезы между пальцами. Напоминало самодельный кастет. По идеи это он и был, но с той лишь разницей, что в самом стекле отражалась тень мальчишки и она, же должна была причинить ему боль. По идеи. Барри лишь надеялся на то, что понял слова мертвеца правильно.
   Бить ребёнка неправильно и некрасиво. Это низко и против правил. Но только не тогда когда сам ребёнок мёртв и пробыл на этом и том свете больше чем самый старый человек на планете. Барри подошёл к мальчишке и, не особо задумываясь над тем, что делает со всей силы, ударил его в живот. Почувствовав, что рука не прошла сквозь она довольный собой занёс для удара левую руку.
  Джошуа сопротивлялся. Его невидимые щупальца обхватили Барри вокруг пояса и подбросили в воздух. Барри врезался лицом в потолок, снова разбив на крошечные частицы зеркало. Мальчик вновь отпрянул, но неудачно, ибо Барри упал на него, ударив по макушке левой рукой как бы завершая свой, так и не состоявшийся удар.
  Мальчик упал на колени. Крови не было. Только небольшая трещина под волосами на голове и кровожадная улыбка похожая на рваную рану на лице. Он снова попытался схватить Барри, но тот уже куда шустрее отреагировал на это следующим ударом. И следующим. И так пока лицо мальчика не разбилось как потолок. Когда огонь стал охватывать коридор, улыбка на лице мальчика превратилась в пыль.
  Изнемождённый от ярости Барри смотрел на лежащее перед ним тело. Призрак не мог умереть дважды. Но если думать об этом по-другому мог ли мертвец забирать чужую жизнь? Или это такая плата за то, что он умер? Месть, как билет на тот конец. И вопрос только в том: Стоило ли это того?
  Задыхаясь и громко кашляя, Барри не сразу понял, что по пятам за ним следует пламя. Он сам его породил и оно как болезнь медленно, но верно распространялась по особняку. По телу больного. Барри зашагал к лестнице, понимая, что смысла идти в библиотеку не так много, раз остались незаконченные дела.
  Держась за перила и шагая по ступенькам босыми ногами, Барри ощущал, что сильно ранен и нога его отнюдь не в полном порядке. Сознание лишь больше говорило о том, что он медленно сходит с ума и чем меньше думает о любимой девушке, тем больше погружается в хаос.
  Дом не сдавался. Счёт равный и каждый нанёс одинаково болезненные раны своему противнику. Шипение дерева, вой огня, и запах разложения вступал в схватку с сознанием Барри. Всё это напоминало ему, что он всё еще заперт тут и даже если враг погибнет, то он просто сгорит вслед за ним.
  Главная дверь, как и прежде, оставалась заперта.
  - Боится умирать один, - Барри прижался лбом к холодному дереву. - Забрал Селину и тебе мало?
   Звук похожий на всплеск воды, будто по ней запрыгал гладкий камешек. Босыми ногами кто-то ступал по полу в холле. Фигура - Барри узнал в ней Майу - двинулась за лестницу. Послышался скрип открываемой двери.
  Барри отпрянул от выхода, и последовал за звуками, надеясь, что это не посмертная галлюцинация. Но нет, за лестницей оказался проход с дверью, ведущей в тёмный подвал. Барри не знал что внизу, колодец с душами или бездна, но стоять и смотреть в темноту ему не нравилось, ощущал себя неживым, как тот мальчик со смоляными глазами. Он ступил на первую ступеньку и ноги сами повели его в пучину ада.
  На той стороне его не ждала Беатриче, да и спутника в роли известного поэта ему тоже не досталось. Барри шёл наедине с мраком подвала. Отдавала холодом, со всех сторон на него смотрели невидимые глаза. Будто мертвецы сопровождали в последний путь. Ступенька за ступенькой он приближался к последнему призраку, вставшему в центре круга света. Зажженная свеча находилась в руках у дамы в чёрном, жены того, кто убил Селину. Для того чтобы возненавидеть эту женщину надо было не так много. Лишь то, что она была связана с этим проклятым местом, раздирало душу Барри изнутри на куски и превращало его самого в берсеркера.
   Но вот он вошёл в круг света. Казалось ему должно стать лучше от этого. Но нет. Во тьме он мог скрыться, взять и с головой накрыться покрывалом ночи. Забыться. Забиться в угол. Зареветь от ужаса. А в свете свечи его лицо как каменное изваяние лишь тупо уставилось на своего обидчика решившего проделать дыру в его сердце.
  Девушка не оказалась изуродована непонятной мутацией данной им после смерти как знак отличия. Может только пугающая внешность и отделяла их сейчас от обычных людей. Барри мог поклясться чем угодно на то, что взгляни на него сейчас со стороны, любой из его друзей принял бы за четвёртого призрака этого дома и не без причин. Он впивался глазами, будто в плоть своего врага зубами как самый настоящий монстр, это заставило его придти в себя. Он опустил глаза. Закрыл их, не боясь ничего, давая разуму, простор и волю. Он заплакал.
  Девушка в чёрном молча, наблюдала за его преображением. И вздрогнула, увидев на его лице улыбку.
  - Я мог поклясться, что ты одна из них, - сказал он, подойдя на шаг ближе к ней. - Может быть, кроме бледного лица у тебя под платьем есть щупальца или лица изувеченных детей. Но ты не они, в этом я почти на сто процентов уверен.
  На её лбу вступили капли пота. Взгляд так же полный ненависти дрогнул. И только тень не шелохнулась.
  - Ты человек, - заключил Барри, смотря ей прямо в глаза. Он сам не верил своим словам. - Я не понимаю, как такое возможно, но это правда. Или я себя обманываю?
  - Поверьте своим словам, - голова была задрана высоко. Вальяжная особа. Барри лишь думал, что так она подставляется под лезвие меча. Во всяком случае, она нечего боится, даже смерти. - Вы правы.
  - Я убил твоего сына и мужа.
  - Они уже были мертвы.
  - Твой дом превратиться в прах.
  - Это был лишь вопрос времени.
  Это похоже на соревнование. Спарринг. Сражение словами, будто шпагами. И только воздуху доставалось сполна.
  - Но в отличие от мертвецов вы боитесь, - сказал он, ей слепо надеясь попасть точно в цель.
  - Как и вы. И ваши друзья боялись. Но в итоге выжили только вы. В чём же разница?
  - В силе воле, - Барри стал смотреть во тьму. Искать там образы друзей. Детский лагерь в лесу. Ночь. Поляна с грибами. Его первый поцелуй. Её волосы, развивающиеся на ветру. Ум Руди. Весёлость Вуди. Беззаботность Майи. Смелость Селены. Всё это было не его качествами, но тем, что он хотел иметь или хотя бы никогда не терять. Рядом с ними он чувствовал себя полноценным человеком, а без них безликим призраком.
  - Тогда послушайте историю этого дома, раз он скоро станет собственным призраком, - она обвела свободной рукой подвал. - Двадцать пять лет назад мы с мужем переехали сюда подальше от своих забот. Особняк был красивым и стройным. То чем он стал сейчас лишь следствие того что с нами стало. Джошуа привязался к старому дому и не хотел уходить, - она посмотрела на Барри, чуть прикрыв глаза. - Муж мой потерял любимую сестру. А она была для него чем-то вроде идеала. Он часто, - послышались недовольные нотки, - приводил её мне в пример.
  В воздухе проступило что-то неясное. Очертания этого запаха лишь водили Барри за нос. Словно он сам о чём-то забыл.
  - И мы стали ненавидеть друг друга. Я не обращала внимания на мужа и Джошуа. Муж, измываясь надо мной и Джошуа. А сам Джошуа стал сходить с ума от одиночества. Когда он узнал о том, что наш сын говорит с кем-то в коридоре то пришел в ужас. Но то что мне тогда показалось заинтересованностью на деле оказалось намного хуже того что происходило в голове моего сына. Маелс, - она впервые назвала мужа по имени, - принял это как дар свыше. Что сын может видеть мертвецов и что он общается ни с кем-нибудь, а с его покойной сестрой собственной персоной. С тех пор наша библиотека пополнилась толстыми томами о духах и мертвецах. Особняк подвергся ремонту следствия, которого вы сами видели невооружённым взглядом. Зеркала, как ловцы снов и духов. Но чтобы заплатить за такую роскошь пришлось сэкономить на прислуге, и тогда началась череда трагедий.
  - Я могу закончить, - Барри проявлял равнодушие. Не ему оплакивать тех, кого он сам собирается отправить в забвение. - Вы не следили за сыном и вашим полоумным мужем. Муж замучил его до смерти и, осознав, что случилось, покончил с собой.
  - Хуже, - Барри поёжился. Она улыбнулась ему. Если бы он не желал узнать правду об этом месте и того с чем связались его друзья то без церемоний отправил её следом за мужем и сыном. Но, то о чём она говорит. Что может быть хуже этого? - Маелс добился желаемого и засунул душу нашего сына в зеркало. Узнав о том, что он сделал, я пришла в ужас и, не контролируя себя, напала на него, не подозревая, что дал мне особняк взамен на душу сына.
  Сзади неё появилась Майа. А за ней и Селина. Барри стал понимать, что запах был горьким и тошнотворным. И он принадлежал Селине выбравшийся из пламени и пришедший сюда потеряв кожу на своём прекрасном теле.
  - Ты монстр! - завопил Барри. - Монстр!
  - Я не могла бросить бедные души на произвол судьбы и стала следить за ними. Каждый новый постоялец в моём доме был лишним. Этот дом принадлежит только мне и моей семье. Но вы решили поиграть с моим сыном в игру. Мне пришлось вас проучить.
  - Ты монстр, - продолжал Барри. Его живот скрутило от боли. Еда вырывалась наружу. Этот едкий запах гнили заставлял его плакать и изнывать от боли. - Я не прощу тебе этого. Только не души моих друзей.
  - Тогда заберите их у меня, - она отошла, назад пропуская вперёд Селину и Майу. - Но мой муж подготовился и к такому исходу.
  Барри понял, что что-то неладное, когда все звуки стихли разом. Стоявшие перед ним девушки ждали чего-то. От этого бесконечного ожидания виски рвало от боли, будто звук барабанов нарастал и шёл он из его собственной головы. Запахло железом. Со всех сторон послышался скрежет, метала. И Барри ощутил, как нечто прошло рядом с ним, остановившись лишь в паре сантиметров от него.
  Абсурдное театральное представление и всё же Барри принял его за реальность. До того момента когда небо и земля соединяться воедино и пламя поглотит это место он успеет сыграть свою роль.
  Сначала нужно найти эту девушку. Барри стал обходить своих подруг слева, идя как краб, чтобы не терять их из поля зрения. Рокот железа рвущего в щепки пол забил уши Барри, и он не сразу осознал что попался. Лезвие отхватило от него кусочек. Кровь брызнула из руки, оголяя кожу. На руке остались кровавые отметины. Это место так сильно хочет, чтобы он запомнил его, что проще тут помереть лишь бы оно прекратило стараться.
   Он запнулся об торчащую из пола доску и свалился на пол. В который раз над ним нависла смерть с косой. Майа и её бледный лик провожали его на ту сторону. Она занесла над ним нож. Барри не успел встать и лишь протянул вперёд руку надеясь защититься хоть как-то. Схватив её за запястье, он вновь повернул вспять часы, которые отсчитывали время до его смерти. Сейчас он лишь жалел, что выбросил свой кастет на верхнем этаже.
  Она была сильной девушкой. Майа никогда не могла быть сильной, но сейчас была. Да и Майа ли эта кукла? Она лишь игрушка в руках кукловода. Нити подвесили её к потолку, и она болтается там, сама не понимая, что лишь часть руки своего кукловода. Возможно даже его воли. А настоящая Майа лежит сейчас в объятиях Вуди на кухне. Они успели вырваться из мёртвой хватки зверя, и отправились туда, где их больше никто не потревожит.
  Её лицо всё ближе. Гнилой запах тоже. Медлить нельзя иначе придётся бороться с двумя девушками. Барри показалось это смешным, что доказывало, что он слегка сошёл с ума. "Женщин бью и детей. Что дальше? Призраки инвалидов?". Он, дождавшись, когда Майа склониться над ним всем телом согнул колено и - в этот момент он благодарил богов, что она так легка на подъём - пнул девушку в живот. Ножик вылетел из рук. Судя по звуку, она вошла точно в движущееся во тьме лезвие. Барри стало дурно. И вновь отвлёкшись от главного, он угодил в ловушку.
  - Нет! - кричал он, пытаясь убрать лицо в сторону.
  Селина напала на него сзади. Голое тело. Сплошные мышцы и следы костей. Запах гнилой плоти. Странный звук похожий на стук зубов друг о друга. Барри не знал, что ему делать. Она обхватила его горло и прижала к себе. Ему не хватало сил сопротивляться. Это его возлюбленная. Это труп, который отдаёт гнилью. Снова смерть и вновь песочные часы.
  Сверху послышался взрыв. Громкое и резкое падение. Звон стекла. Барри неосознанно узнал звук падающей люстры, и это напомнило ему о столовой. О вине. Снова сознание устроило экскурсию в прошлое. И везде Селина представлялась в образе разложившегося и покрытого жареной коркой трупа.
  - Ты не Селина! - закричал Барри и, потянув голову вперёд точно так же как, заряжают рогатку, ударил её по лицу затылком.
  Существо ослабило хватку, и Барри выбрался. Но настало худшее. Майа схватила его за ногу. Барри понимал, что должно было остаться от Майи и, не смотря на пол, и проклиная тот день, когда согласился поехать с друзьями загород, ударил другой ногой по её голове. Что-то хрустнуло. Оно перестало держать его за ногу.
  Кукловод стоял у выхода из этого проклятого места. Лезвия крутились перед ней и за ней. Подойти поближе было равноценно самоубийству. Барри был готов к этому. Он готов пройти по рее и прыгнуть в бездну в пасть акулам.
  Она смотрела, как Барри идёт. Видно по лицу как страх растворялся в ней, порождая безумие и ещё больший страх невиданной силы. Она смотрела, как по пятам за ним шла Селина. Как она потеряла одну ногу наступив на лезвие мимо которого прошёл Барри. Улыбка на лице медленно сошла на нет. Лезвия кончились, и перед ней стоял Барри, всё такой же злой, как и раньше. В руке он держал нож Майи. Молчание его и взгляд, прикованный к её глазам изводил душу леди в чёрном. Она не могла вырваться из ловушки, в которую сама же себя и загнала. Лезвие за её спиной стрекотало, как сумасшедшее, но она слышала лишь биение своего сердца. Она живая. Да, говорила она себе, все вокруг меня мертвы. Все они нуждаются в живой плоти. В том кто их поведёт. Но если я умру, то кто заменит меня? Никто не сможет позаботиться об этих бедных созданиях. Но взгляд этого человека всё ещё не отпускал её на волю этим мыслям подобным спасательным кругам, брошенным в воду.
  Лезвие в его руке сверкнуло. Он чуть приблизился к ней, почти вплотную. Она дрожала и не знала, куда себя деть. Время замерло, и она не слышала ничего. Даже сердце перестало для неё биться.
  - Бу, - сказал Барри.
  Она испуганная этим неожиданным звуком попятилась. На лицо Барри полилась её кровь. Ещё совсем тёплая. Но Барри не улыбался, как сумасшедший. Как это делала она. Ему не нравилось то, что он сделал и всё же месть свершилась.
  Тело девушки застряло в лезвии. Само орудие пыток встало и не могло двинуться дальше. Барри обошёл его как раз в тот момент, когда лезвие стало продвигаться, вперёд переламывая косточки девушки в чёрном. Но это уже не его дело. Всё кончилось. Может и жизнь Барри, но он этого не знал и верил, что жив лишь потому, что слышал как умирает его враг.
  Потолок опоясало пламя, как будто это было его новое лицо. С минуты на минуту небо должно было упасть на землю и раздавить Барри. Придя в себя, он стал кашлять, ощущая подступающий к лёгким дым и гарь. Он бросился к выходу, надеясь, что в этот раз он пробьётся на свежий воздух.
  Снаружи казалось оживлённо. Стояли две машины красного цвета и автобус, принадлежащий детскому лагерю. Барри протянули полотенце. Он вытер чёрную смоль со лба и, поблагодарив девушку в пожарной форме, направился к машине. Всё-таки это его машина. Он достал ключи и, вертя их на пальце, стал идти неторопливым шагом, втягивая носом свежий ночной воздух. На небе горели звёзды. Сзади него горел проклятый особняк.
  - Просто запишите номер моей машины, - посоветовал Барри, обращаясь к недовольному старику в штатском просившего остаться его на месте пожара.
   Машина устремилась вперёд. Пыль взлетела в воздух, закружилась, вокруг него, укрывая номер машины Барри в облаке грязи и листьев. Свернув на дорогу, ведущую в город, Барри посмотрел в зеркало заднего вида. Секунду он смотрел туда, не обращая ни на что больше внимания. Нет, там он не встретил тень мальчика. Там так же не сидел маньяк с топором или злой попутчик с пистолетом наголо. Он увидел там Селину. Она улыбалась ему.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"