Алексеев Вадим Викторович: другие произведения.

Евдокия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это поэма о русской няне великого французского поэта Шарля Бодлера...

ЕВДОКИЯ


Няня добрейшая - завидовали все мне! -
Теперь спит вечным сном в своей простой подземне.
Добро бы положить на холмик ей цветы.
Страдают мертвецы в земле от мокроты,
Да и от ветра, когда кроны закачает
Октябрь... Их, мертвецов, должно быть, огорчает
Неблагодарность нас, живых, ведь мы-то спим
Под одеялами и сладко так сопим,
Тогда как мёртвые, страшны чьи сновиденья,
Без собеседников лежат все ночеденья,
Скелеты старые, и чувствуют, как снег
Просачивается к лишённым тёплых нег.
Кусочки лакомые, те, что размещают
На гриле, мертвецам снежинки замещают,
И чайник на плите, как нам, им не поёт,
Ни близких, ни друзей... Мертвец чая не пьёт.
Однажды, пробудясь холодной зимней ночью,
Няню любимую увидел я воочью,
В кресле сидящую - пришла, чтобы укрыть
Дитятю выросшего... Мёртвых не отрыть.
Но что отвечу я старушке богомольной,
Автор опаснейшей книжонки и крамольной?

Няню Бодлера 'Евдокия'
Звали. Уверенность откуда?
А то, что я праправнук Кия -
Он же взялся не ниоткуда!
Здесь переход есть к теме кия,
Как инструмента: знаток удо-
Вольствия, шар вогнал таки-я,
И карамболь, как барракуда!
Люди такие и сякие
Рядом живут - кукареку, да?
А ведь сякие не такие.
Пускай сквернят себя покуда.
От няни - сказки озорские.
Не всякий человек паскуда.

Няня Бодлера русской речи
Учила каждый день и мальчик
Ею владел до безупречи
Отменно, в кружевце крахмальчик.
Так что есть фактор предобречи.
- Не отморозься, обнимальчик!
С русскими редкостные встречи:
Ах ты, наш зайчикопоймальчик!
Няню искали для Бодлера,
Ну а кто ищет, тот находит:
'Не выйдет из чтеца болера
И лисьим шагом Шарль не ходит,
А любит только фехтованье
И безвозмездное даванье!'

Умному хватит и намёка,
А дураку скажи всё в лоб.
Учись отгадывать, неймёка:
Кто таков Довлей Дневизлоб?
Летит далече ли, прямёко
Стрела, ей с ветром повезло б?
Довл Дневизлоб! Данноимёко
Живи, чтоб не сказали: жлоб.
Намёка умнику-то хватит,
А дураку всё растолкуй,
Тебя ж он кулаком и хватит,
Ну хочешь сей, а хочешь - куй!
Намёк достаточен для умных, 
А русский мат - для слабоумных.
 
Я не знаю, где рождаются,
Няня как, люди такие,
Но они освобождаются,
Не они, тогда - какие?
Ни в чём больше не нуждаются...
О бильярдном притча кие.
Уши здесь вознаграждаются -
Был как сын я Евдокии.
Я рождаются не знаю как
Добрые такие люди,
А ноу-хау слово - "знаю как!"
Мне поднесено на блюде.
Где рождаются, не знаю я.
В "А" и "Б" вся новизна "Ю" "Я".

Няня, я вижу: ты Дианой,
Принцессой Уэльской предаёшься
Разврату, но только лианой
Вокруг меня не обовьёшься!
Ты увлечёшься индианой.
Отсюда булимия. Бьёшься,
Как птичка в клетке... С фобианой!
И ты, курнув лишь, отдаёшься.
Конечно же с марихуаной
Жить интересней - что смеёшься?
Чем с принцем Чарльзом. Хуахуаной
За мной везде зачем суёшься?
О, параллель с меридианной! 
Ты своего, няня, добьёшься.

Я награждаю тебя, няня, 
Трагичной ролью в мелодраме,
Бревно ли, тушу ли членяня
На кровожадной пилораме,
Ноздрёй же хвою обоняня.
Пилы диск освящён во храме! 
Мужик ничтожесясумняня
Принёс  попу... Всё по программе!
Тебя я, няня, награждаю
Судьбой принцессы очень яркой,
Но лучше б ты была дояркой,
От папарацци ограждаю
Простых я тружениц колхозных
В коровниках уже бесхозных...

Исполнил, няня, я мечту твою:
Вот, ты теперь английская принцесса
Диана! Одно плохо: от процесса
Соития нет счастья и свою
Обязанность забыл принц, а семью
Почти оставил... Дня нет без эксцесса!
Это подобье гнойного абцесса,
А не любовь! Уж лучше я убью,
Няня, тебя в расцвете лет красивой
И гордой, о тебе будет рыдать
Вся Англия: "Простой и не спесивой
Она была..." Как горе передать?
Слёз искренних исторгнутся потоки...
- О, Шарль, твои оракулы жестоки!

- Ах, если бы твоя, мой мальчик, блажь
Сбылась, я б и на это согласилась,
Ещё ведь не стара, а обносилась
Как нищенка ослица для поклаж...
- Что платья, няня? Ты меня нашла ж!
- Если б не ты, давно бы отпросилась...
- Интригами дворца ты б искусилась,
А с милым рай - пастушеский шалаш.
- Какой ты мудрый, в патлах ералаш!
Тобой что, Провиденье вопросилось?
- Ах, няня, знать английская взбесилась,
А принц Уэльский, это же для лаж
Придуманный герой! Грехов коллаж!
Лучше б в мечтах ты так не возносилась...

Бескомпромиссен ты ещё, друг мой,
А женщины беспомощны и склонны
К улаживанью всех проблем. Колонны
Несущие мы храма, что самой
Природой сотворён, чтоб не тюрьмой
Казался он мужьям, когда прислонны.
Как к печке они к нам. Хоботослонны
Мужья к жёнам особенно зимой,
Когда так зябко... Я себя любить
Заставила тирана бы любого!
- Тирана - да. Любить же голубого...
Вот почему тебя лучше убить
В расцвете лет, любимой всем народом.
Зачем тебе жить с нравственным уродом?

Ваше высочество! Вы - Соломон,
Душа чья жить без денег согласилась,
А не как принц Уэльский Чарльз, взбесилась,
Но тешит похоть с иным полом он.
Камилла - ширма... Трусиков ей шмон
Он как бы учинил, что огласилось
Не без его приказа, а вкусилось
Им яство, смаком что, как сал ломон.
Во всём его роду этот гормон.
Лицо принца так сильно износилось,
Что на кирпич само бы напросилось,
Если б пристал к вам сей неугомон.
Ну не лицо, а выжатый лимон,
И высохший притом... Рога носи, лось!

Диана! Отомстить поклялся я
За твою травлю бывшему супругу,
А он тебя убил, врубив напругу,
Когда ты мчалась в дальние края,
И отключил шофёра. Жизнь твоя
Закончилась, по новому чтоб кругу
Начаться: в няню, детских лет подругу
Теперь преобразись, душа моя!
Мечтала ты: "Вот если бы английской
Принцессой я была!" В крови валлийской,
Увы, та червоточина. Любить
Принц Чарльз лишь лошадей своих умеет...
Не женщин, а мужчин тайком имеет
Твой муж, как ему сердце не разбить?

"Нет раболепней черни Альбиона! -
Сказал, вздохнув, издатель "Легиона" -
Принц Чарльз убил из ревности мою
Возлюбленную няню. Ну, где он, а
Диана где теперь? Она в раю
И с Шарлем продолжает речь свою:
"Ты прав, и мне не надо миллиона,
Я за улыбку всё отдам твою..."
А вот принц Чарльз теперь Аполлиона
Вкушает желчь с полынью: "Нет, шпиона
Ко мне ты не зашлёшь, но я убью
Тебя перуном с высоты Сиона!
Вот, прихоть чернь исполнила... Но чью?
Убийце по заслугам воздаю!"

Не я няню убил, но предсказанье
Убийством не является, зато
Неотвратимо быдла наказанье,
Хоть и в безукоризненном пальто
Ходит оно. Ты что, Чарльз, за дерзанье
Себе позволил? Знаешь ли ты кто
По масти воровской? Сморчков слизанье
В параше твой удел за дело то!
Ты и меня обрёк на истязанье,
Велев снять гадкий фильм о мне - за что?
Исполнила чернь это приказанье,
И вот, нет шанса - все процентов сто,
Что под тобою бездны разверзанье
Неотвратимо, полное ничто!

Принц Чарльз от спермы (это же гормон!)
Должно быть, озверел и стал бросаться,
Пёс бешеный, на всех и зло кусаться -
Уколы делал даже Соломон,
Ибо укушен тоже был им он.
Хотя бы знак висел, чтоб опасаться:
"Злая собака!" Фильм, как саки ссатся
Про Соломона снять велел Хамон -
Такая у пса кличка. А за что? -
Бесстрашно за Диану я вступился,
Когда её травили: в жизни кто
Ни разу, чёрт возьми, не оступился?
В праведном гневе проявил я такт.
Меж нами вдруг возник как бы контакт.

Я голосом Диане посылал
Утешенья - она мне отвечала,
Но шифром, чтобы чернь не замечала.
К примеру, вещь передо мною клал
Некто, а я как жертву заколал
Изнанку её имени - звучала
Речь тени... Нет, Диана не молчала -
Огонь любви ко мне в ней воспылал!
Вы скажете: какой ей прок со мной
Общаться было? Как же! - С Сатаной,
Преобразившимся в Ангела света
Общенье - это честь. Да и иной
Отдушины ведь не было... Просвета
В туннеле тоже. Как я ждал ответа!

Ответственность за смерть няни моей
Твоя в литературе, раз Фемида
Британская слепа, принц Чарльз. Возьми да
И застрелись на гробе её, ей!
Но что дороже душеньки своей
Изнеженному гею? Артемида!
Зачем на тебе тонкая хламида?
Муж холоден к живой красе твоей,
Хотя б и обнажилась ты, богиня!
Двоих детей Диана зачала
Искусственно... Атлетка-обнагиня,
Твоя улыбка, маска как, лгала...
Зачем тебе дано такое тело?
Но, няня, ты же этого хотела!

Взгляните на шедевр из виллы флорентийской -
Само изящество и сила сама! К нам
Богиня снизошла с вершины олимпийской,
Покоя не давать отцов чтобы сынам!
Какая твёрдость, но и грация какая -
Вот княжьего одра и папского жена!
Улыбка губ её зовёт: "Как мёд, сладка я!"
Она надменна, но и вместе с тем нежна...
А эта глубина насмешливого взгляда!
Прекрасное лицо, чья каждая черта
Победно говорит: "Я наслажденья для, да,
А не молитв живу - не в келье заперта!
Меня зовут Любовь, экстаз - моя корона!"
Ты видишь, как сильна земная красота,
Когда она нага, и одр её - вид трона,
Но обойдём вокруг. Скульптура не проста...
О, ужас рока, о, проклятие искусства!
Прелестное лицо, что обещало рай -
Двуликий монстр! Придя от изумленья в чувство,
Вдруг сознаёшь, что есть и у искусства край.
На подлинном  лице - гримаса отвращенья.
Вглядись в него, вглядись! А мнимое, увы -
Личина, маска... Как смотреть без чувств смущенья?
Два разных столь лица у жуткой головы!
Ты плачешь, Красота! Река твоих рыданий
Впадает в сердце мне, я пьян от твоей лжи.
Исполнен солью я твоих,  тайностраданий,
Но в чём причина их, о скорбь моя, скажи?
Ты плачешь - почему, так что тобою пьяно
Поэта сердце, что за боль в тебя вошла,
Какое в тебе зло, атлетка без изъяна?
Ты плачешь от того, что ты уже... жила,
И ты ещё... живёшь. Но что переполняет
Рыданьями тебя, так это мысль о том,
Что завтра  жить опять, которое сменяет 
Сегодня - как всем нам, с кривым от муки ртом!

Но разве жизнь ещё не омерзела,
Надменный сибарит, тебе? Умри
Хотя бы как принц Датский! Оборзела
Пидерасня... Э! Шпагу-то бери!
Не хочет. Страшно. Чернь, дивясь, глазела
Как жалок принц. Дерись, чёрт подери!
Тебя убьёт мой верный Азазелло,
Ты умер бы как муж... Не говори,
Что смерть в бою тебе не предлагалась,
Когда сгниёшь на ложе ты своём.
Сексменьшинство, о, как ты изолгалось,
Как много вас - по самый окоём!
И все вы размножаетесь подобно
Вашему принцу - это же удобно!

Тлетворна смерть, но жизнь ещё тлетворней
Британии, которая жила
Ещё б себе ракушицей-двустворней 
- С моллюском птикс! - да смерть своё взяла.
Меж прочих про погоду разговорней
Ведь не было её. А как ждала
Жемчужину она! Её проворней
Кто створки раскрывал? Но жизнь прошла...
Не возглашай же: "Что тлетворней смерти?"
Жизнь может быть мерзительней стократ...
Британцы, улыбаясь, слицемерьте,
Что каждый из вас жизни такой рад!
Искусственно зачатые в растленье
Уж в третьем вы, поди ж ты, поколенье...

Этноним - это имя нации,
И разные есть имена.
По буквенной рекомбинации
Смотри, чья нация больна,
А чья здорова. Вот, в санации
Страна нуждается одна
От продолжительной стагнации,
Другая же обречена.
Слышны в ней звуки коронации.
Богаче прочих всех она.
Премии и деноминации...
Как церемония пышна!
А сколько в ней иллюминации!
И вдруг... Все в шоке. Весть страшна.

Разве бездну удивишь паденьем
Вечным, ускоряющимся лишь?
Так и попу гея - прободеньем.
Вот с чем, англичанин, ты шалишь.
Пахнет сперва бездна объеденьем
С возлияньем - выблюй ту излишь! -
А затем злосернистым перденьем -
Ты себя им только распалишь.
Есть от одиночества лекарство 
- Необуздан жизни произвол! -
Это в позе рака самокарство.
Костяной есть молотящий вол,
Из клыка слоновьего есть шея...
Скажешь ли: "Мечтал о малыше я"?

Не жильцы вы со столь удивительным
Самодурством на этой земле,
Смех убьёт вас сарказмом язвительным,
Что таится в моей конопле.
Сардонический хохот живительным
Кто б назвал? - Он настоян на зле.
Смехом злобным и неизбавительным
Вы покараны, угли в золе!      (Пс: 2,4)
Смерть тлетворна, но не благовоннее
Её жизнь, что могильный распад
Обмануть захотела и звоннее
Что лазури, как Меч чей набат?
Он гудит в вас Божественным хохотом:
"Ахаха в небе и охохохо там!"  (Пс: 58,9)

***
Принцесса Диана хотела
Лицо королевства спасти -
Отдать для любви своё тело
Поэту, сказав: "Чтец, прости!"
Вопила толпа и свистела:
Какой у принцессы в чести...
Белья сорт! Весть мир облетела.
А я ей сказал: "Не грусти!"
Конечно, принцесса влюбилась
В поэта опального: с ней -
Дух истины! Сердце забилось,
Детей двух я стал ей родней!
Но принцы бывают ревнивы,
Не только глупы и ленивы...

Если бы ты, Англия, дала
Обесчестить мне принца Уэльского,
То теперь была бы весела
Как страна того напитка эльского.
А Диана встречи как ждала!
Нет, не как сюрприза пэрноэльского -
Как спасенья Англии. Была,
Да, возможность эта. Вида эльфского
На моей ладони Ангел был.
Мать твою я, Гарри, не забыл.
Папа твой убил её из ревности.
Ваш язык могла б она спасти,
Если б наши сретились пути...
Только он останется лишь в древности.

***
Короче, Гарри, если бы Диана
Ко мне хотя б дня на три прорвалась,
То вокруг кедра гибкая лиана
Картинно бы, конечно, оплелась,
И... не было плевка бы бактриана.
Шанс Англии давался! Не сбылась,
Увы, её мечта. У павиана
(Прости, Гарри) лишь мелочность нашлась
В душе и малодушным оказался
Принц Чарльз: рога от Шивы отказался
Носить. Я был бы удовлетворён
За оскорбленье, что язык английский
Нанёс мне лично, мерзкий и не близкий,
Знать, он для истребленья сотворён.

***
Оборотной стороной
Чопорной Британии
Вкус является дурной -
В пёсьем он братании.
Ум у нации больной.
Вроде бы в питании
Нет нужды там, но иной
Пищи в трепетании
Англичанин ищет... Мной
Взят в спермоглотании
Принц Уэльский разбитной -
Сливки в той сметане и
Масло, а не гниль и гной...
Срам экс-Пуритании.

***
Я о поэзии зато
Теперь ни слова на английском
Не напечатаю за то,
Что нет на принце их валлийском
Рогов от Сатаны. А что?
Я бы на пляже австралийском,
Чтобы не видел нас никто,
Или на взморье италийском,
Дабы все видели, лежал
С Дианою наверняка бы,
Зверь на ловца уже бежал,
Не подстрелили его кабы...
Зря, сын суетной суеты
Таких рогов лишился ты!

***
Разве поэту и принцессе
Ты запретил бы, принц-плейбой,
Слиться в любовном не эксцессе
На фоне дали голубой?
Я бы спросил её в процессе:
"Хочешь ли, я стану тобой,
А мною - ты?", - дабы в конце "si!*"
И "да!" услышать под собой.
Если б Британия рогами
Принца Уэльского дала
Украсить мне, то не врагами
Окружена б теперь была.
Хома! Но ты убил супругу.
Летает гроб её по кругу...

Si! (исп.) - да!

***
Поэт и - жлоб, эстет и - буржуа,
Денница и - принц Чарльз. А испугался
Тот, кто над Святым Духом поругался...
К шотландской тебе юбке да боа!
Я был на состязании в Блуа,
Стих из оксюморонов мной слагался.
Но не принц Орлеанский изолгался,
А ты - куда тебе до Валуа
С Бурбонами? Тем более куда
Тебе, в себя влюбившийся завида,
До царствующего дома Давида?
Полезешь, петел, снова в драку, да?
Мы царствуем, но тихо, без огласки,
А ты, юбку надев, делаешь глазки.

***
Лемех почве говорит:
"Больно ты тугая!"
А она в ответ корит:
"Как кремень нага я.
С вожделеньем кто воззрит,
Взять предполагая
Урожай с меня, слышь, бритт,
Тех ждёт участь Гая
Юлия, который дал
Титул римский - "кесарь",
И цыганкою гадал
Гришке по руке царь,
А принц Чарльз в шотландской юбке
Сделал ножки, словно губки!"

***
В галантную эпоху я тебя
Рапирой отхлестал бы, принц Валлийский,
А ныне, месть красивую любя,
Я убиваю твой язык английский.
Готова мне отдать была себя
Диана... Ядовитый автралийский
Паук ты, а не принц! Овцу губя,
Ты зол, как мафиози сицилийский!
Я поддержал Диану в трудный час
И на крылах любви она летела
Ко мне, что очевидно лишь сейчас,
Британию спасти она хотела,
Рогами наказав от Сатаны
Супруга, чьи манеры столь срамны.

***
Мне поступить с тобою, раб дрянной,
Не трудно так же, как и ты со мной,
И быстрина реки тебя подхватит,
Ты почвы не найдёшь уже иной.
Но вдруг этих мучений тебе хватит,
Чтоб искупить грехи и не охватит
Тебя огонь геенны? Путь земной
Пройди без огорчений, да лихватит
Тебе их после жизни! Ешь и пей,
Вкусить того и этого успей
И доживи до старости преклонной,
Стань мудр на зло, а на добро глупей
И дальше, но да будет благосклонной
К тебе Фортуна! Мчишь ты по наклонной...

***
Принц Уэльский, убийца Дианы
Королём теперь Англии станет...
Вот позор-то на все океаны!
От престола ума ж не достанет
Отказаться тебе. Павианы,
Ваше время! - Король ли устанет
Прыгать в джунглях, хватая лианы?
Королеве вот только лет ста нет...
Преступления без наказаний
В высшем обществе часто бывают.
Пусть для дачи тебя показаний
К прокурору, зверь, не вызывают,
Только Страшный есть суд. Злы чтецы, да?
Ты - виновник лингвосуицида. 

Вонюч ты, мужеложия цветок,
Растущий на тропической лиане...
Вот почему, принц Чарльз, ты был жесток
К няне любимой - умнице Диане.
Цветок огромен. Розов лепесток,
Как ухо, пестик мухою же, а не
Пчелою опыляем, мух знаток
Их звуки чует в джунглей океане...
Имея циклопический размер,
Самым большим на нашей он планете
Является, а секс-меньшинств замер
Не умаляйте - ведомы и мне те
Пропорции! Стебусь при этом я с
"Сексменьшинства" - типичный новояз!

Рифма - железная леди,
Вот только служит она
Русским: истлела в земле Ди...
Помнит о ней Сатана.
Ди не мечтает о пледе,
Хоть и постель холодна.
Мёртвые мёрзнут в земле-де,
В этом живых, мол, вина...
Снег. Все дороги в обледи.
Насквозь промёрзла страна.
Ваша свекровь мне, миледи,
Там симпатична одна.
В мокром, подтаявшем следе
Чёрная почва видна...

Король я той страны, чьё имя - Альбион,
Богат, да очень слаб, хоть юн летами он,
Скучающий монарх, от челяди уставший,
Что стар уже душой, великим же не ставший;
Ни ястреб на плече, принёс который дичь,
Ни шаловливый пёс, ни даже смелый спич
Придворного шута не радуют больного
Тоской таинственной, и средства нет иного,
Способного царя хоть чем-нибудь развлечь,
Ни женщины - а им с монархом лишь бы лечь! -
Разжечь не могут страсть бесстыдством туалета
В душе холодного к  потугам их скелета.
Алхимик, золото добывший из свинца,
Не смог изгнать порок из дряхлого юнца,
И даже римская, тепла что, ванна с кровью
(А слили в неё кровь, понятно, не коровью!)
Согреть не в силах труп, в чьих жилах навсегда
Течёт летейская зелёная вода.

Если б Бодлер воскрес-таки, как верил,
Кого б тогда он воскресил сначала?
Конечно няню! А кому доверил
Ключи от кельи, в дверь чтоб не стучала,
Но дабы ты писал, а не придверил? -
Ей, няне. Она радость получала,
Творя добро. Не фюрер пасть озверил!
Без добрых дел Евдокьюшка скучала.
К няне любовь Бодлер удостоверил
В стихах, печаль где детская звучала.
Я её в том, что я есть я, уверил.
Таких она вообще не получала
Вопросов от детей: 'Ну, ты новь эрил!'
Меня бы в новой жизни ты встречала.

Как няню наказать? Суёт свой нос
В дела мужчин! Не знаю как... Мгновенной
Да будет смерть твоя. Без внутривенной
Инъекции. Не смерть, а перенос
В иное тело, в рай души унос.
Очнёшься ты в тиши отдохновенной,
А рядом я с печуркой вдохновенной,
В милицию о ней твой недонос
Я оценил! Я буду альбинос
Голубоглазый с рожей дерзновенной,
С душою нараспашку откровенной,
Педерастне устрою я разнос!
А ты - в копилку веры первый взнос,
Любви с первого взгляда жди мгновенной!

Жестокость, скажешь, жизни-то лишать
Тебя в расцвете лет? В двух экземплярах
Ты будешь рождена. Скажет школяр: "Ах!" -
Живи хоть век, не стану я мешать.
Я, няня, Автор, мне всё и решать.
Тайком подливку жаришь мне на склярах?
Я же вегетарианец! В окулярах
Ходить буду, зато легко дышать,
Курнув косяк. И ты тогда поймёшь,
Что быть принцессой Уэльской много хуже,
Соседкой чем моей, ведь не к лоху же
Ты вхожа в келью, ум разве займёшь,
Народ который "задним" называет?
Блажен, кто грешной жизнью порывает!

















 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"