Алексеева Д М: другие произведения.

Эльрина. Тайна рождения. Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Проект заморожен.

  Эльрина. Тайна рождения
  
  Пролог.
  
   - Говорил я тебе не стоит сегодня идти в лес, теперь промокли все до нитки. Так и простудиться не долго. А ты пошли, да пошли. Вот какая охота в такой дождь - сплюнул мужчина.
   - Да хватит тебе жаловаться, Конс, кто ж знал что такой дождь польет. - сказал его молодой попутчик, чуть виноватым голосом.
   - Ладно, надо где-то дождь переждать. Может вон та ель подойдет - показывая пальцем сказал Конс.
   - Давай проверим, я не против. Может еще не успели ветки намокнуть, тогда попробуем разжечь костер - сказал с ноткой надежды молодой.
   Они подошли к высокой ели, ветки которой тяжела припадали к земле.
   - Вроде пока сухо, давай Дор залезай, я следом. - подталкивая молодого мужчину сказал тот, что по старше.
   - А это что - спросил Дор пролезая под ветвями ели.
   - Что там? - спросил Конс.
   - Да сам посмотри - ответил Дор, указывая на кучу какого то тряпья. - И откуда все это барахло? - и брезгливо откинул в сторону одну из тряпок. Из кучи тряпок раздался слабый стон.
   - О боже - воскликнул Дор - Там, кто то стонет. - сказал мужчина приподнимая краешек тряпья. - Ребенок? Откуда? -подползая ближе на коленях к куче, чтобы взять ребенка на руки.
   - Какой он холодный, замерз небось. Кто ж его такого маленького оставил в лесу одного? - убирая руку со лба ребенка, сказал Конс. - Доставай наше одеяла, снимем с него эти тряпки. - и стал снимать непонятные тряпки с ребенка, пока второй мужчина доставал из за плечного мешка одеяла.
   - О, так это девочка, какая маленькая, небось год отраду. Давай сюда одеяло, конечно не мешало бы и костер развести, да проклятый дождь все промочил. - сказал Конс заворачивая ребенка в сухое одеяла.
   - По этим тряпкам, не определишь, откуда ребенок, какое то рванье. - сказал Дор рассматривая, то тряпки в которое был завернут ребенок - Наверное бросили умирать девчушку. Не люди что ли, в лесу ребенка оставлять, одного, на смерть верную.
   - Да, ты прав, зачем же так, лучше бы подкинули кому-нибудь. Ты только посмотри какая хорошенькая, бедный ребенок. - вздыхая сказал Конс и посильнее прижал ребенка к себе.
   - Кажется, дождь утихает, подождем немного, нужно как можно быстрее вернуться в деревню, пока ребенок не заболел. Может отнесем девчушку сразу знахарке, пусть посмотрит - предложил Дор.
   - Может ты и прав, сами мы не выходим этого ребенка. Отнесем сначала ребенка к знахарке, а потом заберу девчушку к себе, вряд ли кто в вашей деревне возьмет сироту. - сказал Конс.
   - Ты что Конс с ума сошел, зачем тебе ребенок, кто ж за ним смотреть будет, ты ж один как перст, и охотиться не сможешь? - удивился Дор.
   - Знаешь, Дор, надоело мне одному жить, после смерти Рины уже 2 года прошло, но я так и не смог ее забыть, наверное этот ребенок подарок небес, как-нибудь справлюсь. - тихо ответил Конс.
   - Как знаешь, конечно, чем смогу помогу, как никак вместе девчушку нашли- сказал Дор - Кажется, дождь кончился идем.
   Знахарка - ты дома? - спросил Дор открыв дверь хижины.
   Здесь я - сказала немолодая худая женщина - чего надо?
   Мы это, ребеночка принесли, девчушку в лесу нашли, посмотри, а. - ответил мужчина.
   Заходите - пригласила мужчин знахарка - Конс, ложь ребеночка на кровать - сказала женщина. Развернула одеяла, - Какая маленькая! Ироды! - сказала женщина осматривая ребенка - Вроде, здорова, в лесу нашли говорите, кто ж такого маленького в лесу оставил то только, как есть ироды бессердечные, а вы то что ж в лесу в такой ливень то делали? Охотились что ли? - спросила женщина.
   Пытались охотиться - ответил старший мужчина - пока дождь не пошел, все до нитки промокло. Вот решили под елью переждать, а там куча тряпья, а в ней ребенок, холодный весь. Дождь переждали и сразу к тебе.
   Хорошо - пусть пока побудит у меня - а вы ступайте по домам, переоденьтесь, пока сами не простудились - сказала знахарка.
   Я ..., это ... хочу забрать девчушку к себе - сказал Конс, немного помявшись. - Буду, как дочь растить. Ты же знаешь, нет никого у меня.
   А мне то что, хочешь, бери - ответила знахарка - мож родители ребеночка найдутся, ты это пока подожди, а то привыкнешь к девчушке, пусть пока у меня побудет.
   Мужчины развернулись и вышли из хижины.
  
   ***
  
   Знахарка - я это вернулся, как малышка? -приоткрыв дверь, спросил Конс, женщина подошла к двери и раскрыла по шире. На пороге стоял мужчина средних лет с рыжей бородой и добрыми серыми глазами - Проходи, проснулась уже, я ее покормила. - сказала знахарка, направляясь к кровати. Мужчина, прошел за ней, и посмотрел на девочку, она уже не спала и он увидел, что ребенок смотрит на него ярко зелеными глазками. - Помыть бы ее надо - сказала знахарка, - я воды согрела, а то грязная она вся, даже цвет волос не понять какой. Я ее искупаю, а ты корыто потом вынесешь. - сказала женщина.
   Хорошо - согласился мужчина- Помочь нужно.
   Да нет, я сама, ты это Конс, пока сходи еще воды натаскай - ответила знахарка, беря ребенка на руки и опуская в корыта - Вот, так моя хорошая, смотри ка, даже не плачет.
   Пока мужчина таскал воду, женщина искупала девочку. - смотрите ка рыженькая, прямо как ты - удивленно сказала знахарка - только цвет ярче.
   Ну, точно моя дочка - улыбаясь, сказал мужчина - показывая прядь своих волос знахарке, для сравнения.
   Надо бы девочку как то назвать - вытирая ребенка тканью, ответила женщина.
   Так Эльриной и назову, мы ж ее под елью нашли, так пусть будет эль, а Эльрина в честь Рины моей.
   Красивое имя, для дочки, ну что малышка нравиться - спросила у девочки знахарка, сажая ребенка на кровать. - Смотри, как улыбается, точно нравиться.
   ***
   Вот уже пять лет, как Эльрина жила со своим приемным отцом охотником, на краю деревни в небольшой избе. Поначалу деревенские только вздыхали, как же охотник один вырастит ребенка без жены. Но смотря как мужчина заботиться и любит свою приемную дочь, по не многу стали помогать.
   - Эль беги скорее сюда, к нам дядька Дор приехал, - позвал дочь Конс, зная как она обрадуется его приходу. - Проходи Дор, как жена, говорят скоро родить должна.
   - Ага, должна, знахарка, говорит пацан будет - ответил Дор, снимая сапоги. - О, смотри Элька бежит - кинув в окно быстрый взгляд обрадовался молодой мужчина, девочку он любил, три года помогал Консу ее растить, пока не женился и не перебрался в другую деревню по ближе к родственникам жены.
   - Дядя Дор!!! - раздался крик ребенка. Малышка, как же ты выросла та за зиму! - подхватывая на руки счастливую девочку, сказал мужчина.
   - Дядя Дор, я так рада что ты приехал к нам, - крепко обнимая, мужчину сказала девочка, ее рыжие волосы были аккуратно заплетены в две косички, а из под тулупчика выглядывал край серой юбки. - Папа сказал, что ты приедешь только в начале лета. Но я так счастлива, что ты пришел к нам раньше. - сказала Эльрина - Представляешь, этой зимой меня наша знахарка учила как нужно лечить больных, я теперь много знаю про травы, а еще она обещала что мы пойдем с ней в лес собирать целебные травы. - не переставая говорила девочка - а все из за нашей кошки Муськи, она заболела зимой, а папка сказал что попросит вылечит ее нашу знахарку, а ей помогала лечить нашу кошку. И наша кошка выздоровела, а скоро у нее уже котятки будут. Вот после этого знахарка сказала что будет меня учить лечить людей.
   Ого, сколько у вас новостей - сказал Дор, и почесал затылок - Элька, смотри что я тебе привез, это Агата сшила специально для тебя, - сказал мужчина доставая из за плечного мешка узелок.
   Это правда мне, - не верящим голосом прошептала девочка, такое красивое - разглядывая красное платье с узором на подоле сказала Эльрина. Спасибо, спасибо дядя Дор - это самый лучший подарок. Обнимая мужчину сказала Эльрина.
   Конс стоял рядом и счастливо смотрел на свою дочку, он старался ей не в чем не отказывать, но все же таких красивых платьев купить не мог, он хоть и хороший охотник, но пока Эльрина маленькая, оставлять ее надолго он боялся. А Агата жена Дора была известная мастерица, и встретил то он ее на ярмарке, когда ходил по просьбе Конса продать пару тройку мехов в большое село. Само село было от них далеко, пять дней пешего перехода. А Элька тогда уже четыре года было , вот и попросил охотник Дора сходит продать меха да купить девочке одежонку какую то, растет то быстра, из всей одежды что бабы деревенские дали уже выросла. Вот с тех пор Дор и живет в большом селе, летом на охоту в родные края приезжает, да потом в городе все меха и продает.
   Дор, в это лето вместе на охоту пойдем, Элька у знахарки врачеванию учиться будет, есть теперь с кем ей остаться.
   Девочка горько вздохнула, в прошлое лето отец учил ее распознавать следы и охотиться, даже лук сделал для нее, и она этой зимой когда была свободна по немного училась из него стрелять, и почти попадает в цель с десяти шагов, а в этом году она будет учиться врачеванию. И не сможет пойти на охоту с отцом и Дорам.
   Ну что ты вздыхаешь так, - спросил Дор, - Конс, а давай ее на лунь с собой возьмем, пусть ребенок разомнется после зимы, не все же сидет травки перебирать. Да и рана еще, наверно траву собирать.- предложил Дор.
   Девочка умоляюще посмотрела на отца - Эль, а как же знахарка, ведь ты уже с ней договорилась? - спросил отец, глядя на девочку. Эль только вздохнула, и правда, но на охоту ведь тоже хочется.
   Хорошо, эль, если знахарка разрешить то лунь будешь с нами охотится. - Девочка счастливо улыбнулась, и выбежала из дома.
   К знахарке понеслась, первый раз вижу чтоб девчонки охотой интересовались. - сказал Дор, - хотя она же дочь охотника, кому как не ей из лука стрелять. - и посмотрел с улыбкой на своего друга и учителя.
   ***
   Эль, это ты, пойдем в дом, чего мнешься на крыльце? Что то случилась? А ну ка иди сюда. - поманила к себе знахарка девочку. - давай рассказывай.
   Э ..., тетя Тина, - так звали знахарку деревни - папа, сказал что возьмет меня на охоту на лунь только если ты разрешишь, - жалобно сказала девочка - а я очень хочу с папой на охоту, я ведь всю зиму тренировалась из лука стрелять.
   Хорошо, разрешу, но только с условием, что учиться ты после охоты будешь больше - строго сказала знахарка, хотя глаза ее смеялись, видя счастливую улыбку девочки.-Иди, скажи отцу, пока рано собирать травы, и я разрешила тебе пойти на охоту.
   Спасибо, тетя Тина, - обнимая знахарку сказала девочка, - Беги, малышка.
   ***
   -Эль, тише, ступай мягче по траве, иначе тебя за версту слышно. Все звери разбегутся. Иди сюда, смотри чьи это следы? - показывая на след на земле спросил Конс.
   -Это, заячьи следы, отец. - посмотрев на следы ответила девочка.
   Правильно, заячьи, но поскольку след небольшой, а отпечаток глубокий, значит что это зайчиха, и беременная. Она побежал в том направлении, видишь вон трава примята. - показывая рукой в том направлении куда убежал заяц сказал Конс.
   Конс , там возле реки следы оленей, - подходя к ним сказал Дор, он час тому насад ушел в разведку, а охотник с девочкой остались изучать следы зверей.
   Давно они там были - спросил охотник.
   Полчаса как, помет еще свежий и теплый - ответил Дор.
   Тогда идем, надо их выследить. Эль ты идешь рядом, и не куда без нас не уходишь. Говори шепотом, у оленей очень чуткий слух, а лучше молчи. Учись ходить мягко, и с подветренной стороны, иначе звери тебя почуют, поняла. - глядя на девочку спросил мужчина. - Да, отец.
   Они шли бесшумно, вдоль реки, в том направлении куда ушли олени.
   Олени - тихо сказал Конс - вон они отошли от реки, на той поляне. Нужно занять более подходящее положение, вон там за пригорком, и нас не видно и ветер с запада.
   Олени встревоженно встрепенулись, подняли головы и стали принюхиваться.
   Вон того молодого - показывая на молодого оленя шепотом сказал Конс, и натянул лук. Выстрел, и еще два. Олени почуяв опасность и кровь быстро умчались в противоположном направлении.
   Охотники подошли к оленю и перерезали ему глотку.
   Смотри ка, Эль, ты тоже попала, только в заднею ногу, но олень с ней мог убежать, и довольно далеко. - вытаскивая стрелу из оленя сказал Дор, и подал девочке - Но не расстраивайся, ведь ты еще пока маленькая и лук со стрелами у тебя не большие. Учись, и будешь попадать с первого раза, как твой отец, - показал он на стрелу в олене, пронзившее сердце.
   Да ладно, твоя вон тоже, попала прямо в шею, - ответил ему Конс, - молодец, дочка, первый раз попасть в оленя, тоже уметь надо - сказал дочери охотник, и потрепал ее по голове.
   Тушу привязали к палке, взяли с двух сторон и понесли в сторону деревни.
  
  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. НЕИЗВЕСТНОСТЬ.
  
  Глава 1. Беда пришла нежданно
  
   Я лежала, под деревом, притаившись и наблюдала как олени щиплют траву, с той памятной охоты, моей первой охоты прошло уже больше 6 лет, теперь я охочусь одна, иногда вместе с отцом, дядька Дор приезжает редко после того как он сломал ногу два года назад зимой, охотиться он уже не может. Да и долгие переходы для него сейчас сложны, нога ноет. Дор ходил зимой на охоту, тогда и провалился в яму, хорошо хоть не один был, иначе бы и не спасли его. В ту зиму два года назад голодали все, а все потому, что лето выдалось сухое, ни грибов, ни орехов практически не было, даже животные ушли из нашего леса, и та скотина что была померла, мы ведь лесная деревня, живем на том что заготавливаем в лесу, а излишки продаем в село дядьки Дора. Это я его так назвала, а вообще у него есть название Сероград, из за серого камня из которого выложены стены. Дядька Дор говорил что там народу, в тысячу раз больше нашей деревне. Я еще тогда хихикала, не сможет столько народу жить в одной деревне, еды не хватит, вон у нас деревня десять семей, и то чтобы побольше всего в лесу набрать далеко от деревни уходить приходиться. Отец тоже в тот год практически каждый день уходил на охоту, но даже такой удачный и умелый охотник, возвращался с пустыми руками. И вот тогда, то я научилась выслеживать и читать следы животных. Голод заставит и не то сделать.
   Выстрел, и олень падает на передние ноги, и заваливается на бок. Я погладила любовно свой лук, его отец сделал мне тем летом. Как я была счастлива тогда, лук как у отца, взрослый, только поменьше. Достала нож из голенища сапога, пошла к убитому оленю. Перерезала глотку и сняла шкуру, вырезала лучшие куски мясо. Одной мне такого оленя не дотащить, да и наткнулась я на них случайно, как всегда в это время я собирала травы для нашей знахарки. Вот уже как несколько лет как я ей помогаю, и учись у нее. Оказалась она очень много знает о всех полезных и целебных растениях леса. Во время голода, только благодаря ей выжили многие. Она, когда то училась в школе травниц, и сказала, что я тоже могу пойти учиться туда. И я мечтала, как буду учиться в школе. Если бы я только знала, что мне не суждено никогда пойти в школу. Тина научила меня читать и писать, хотя в нашей деревне никто ни читать, ни писать не умеет, да и нечего. Деревня то в лесу стоит. Да ближайшего села пять дней, это где дядька Дор живет, отец раньше ему отдавал меха на продажу, иногда сам ходил, но меня не брал сначало говорил, что мала еще, а потом я училась у знахарки, помогала собирать и сушить травы, учила какие травы отчего помогают, и как лечить и готовить нужные целебные настои. Вот так дальше нашего леса, я нигде и не была.
   Ну вот и с мясом покончено. Отец будет рад, оленине, когда вернется с Сероград. Тщательно вытерла нож от крови, еще бы руки в реке бы помыть, да неохота делать крюк к озерцу. До деревни недалеко. Поднялась с колен, тщательно разминая затекшие ноги и спину. И только сейчас заметила, что в лесу стоит оглушающая тишина, да еще и тучи нависли, откуда только взялись, полчаса назад еще не было. А я ведь хотела вернуться за остатками мяса, нехочется бросать оленину, вот так в лесу. Ну ладно, может еще успею, надело заплечный мешок, и пошла в сторону деревни. Шла и удивлялась, почему так тихо то, даже птички как обычно не поют. Пока не почувствовала запах гари. Подняла голову и увидела черный дым, пожар мелькнуло у меня в голове, а потом я бросилась со всех ног в его сторону, потому что в той стороне находилась наша деревня. Я бежала а на встречу мне шел огонь, пожирая все на своем пути. Но я упрямо бежала, выбирая участки которые уже не горят или их еще не тронул огонь. Вдруг моя нога зацепилась за что то, и я полетела вниз, поднимая вверх пепел. Скинула мешок, и поднялась на четвереньки, потерая ушибленное колено, и увидела как догорает дом кузнеца. И побежала дальше в деревню, в которой уже горели все дома, людей нигде не было видно. Ни криков, ни ругани, только трещать горящие бревна домов. В одном месте перелезла наполовину сгоревший забор, рядом с которым валялся мертвый пес Черныш.
   Еле добралась до пригорка, за которым стоял наш дом. Теперь там не было ничего, только чернота и пепел. Я упала на колени, и заревела. Слава богу, отец, далеко отсюда. Тина, я должна ее найти, размазывая пепел в перемешку со слезами по лицу, я поднелась и побежала к хижине Тины. - Тина, ты слышишь меня, где ты? - кричала я, но вокруг только тишина и огонь. Хижина Тины тоже горела. Я не знала что делать. Я стояла одна, и дрожала от страха посреди пепелища. И вдруг заметила что то синие, там где было небольшое озеро за домом, где Тина собирала водяные орехи, а сейчас на берегу которого осталась только грязно зеленая трава, которую не тронул огонь. Это же юбка тины, только она в нашей деревни носила такую. Остальная одежда была серого или темного цвета, так как красить ткань у нас не умели, да и нечем. Ей отрез отец привез из Серограда. -Тина!- Я опустилась возле нее, вода моментально намочила мои штаны и положила ее голову на колени, она тихо стонала. Вздох облегчения вырвался из моей груди, она лежала в воде, лицом вверх, наверное поэтому не задохнулась. -Тина, кто же сделал такое? - но мне она так и не ответила. Так я и сидела, а слезы катились градом. Но потом я поняла какая же я дура, ведь Тине нужно помощь, вытерла слезы черным от пепла рукавом. Все вокруг было черным и мрачным, и мокрым, уже несколько минут шел дождь. Вытащила Тину кое как из воды, сняла свою жилетку, из зайчьих шкурок и аккуратно положила ей под голову, нужно найти укрытие, от дождя. И я побрела в сторону леса, туда где мальчишки обычно строили землянку для своих игр. В надежде, что она не обвалилась.
   Я долго искала, и уже отчаялась, трудно найти землянку среди черного пепла, когда заметила небольшой пригорок, так вот почему ее трудно было найти, она была не высокая и сверху ее когда то покрывали ветки, а вход осыпался. И только небольшое отверстие выдавало в этом пригорке землянку, в которой часто играли дети. Я аккуратно разгребла вход, и просуналась во внутрь, здесь было сухо, хорошо в этом году весна была сухая, а снега было мало. Внутри валялись какие деревянные чашки, с отколатыми краями, палки и даже детский лук. Я пошла обратно в деревню, хотя какая это деревня теперь. А людях я даже не думала, пока бежала через всю деревню к дому, ни кого не втретила, даже трупов не было.
   Пока шла назад в деревню подняла пару не очень обгоревших палок , как притащить Тину к землянке я не знала. Оставила палки возле бывшей избушки Тины, и пошла искать что нибудь что бы мне помогло в переноске. Я обшарила всю деревню и нашла только горсть овса в каменной чаще, которую деревенские использовали для толчения овса. Да колодец, точнее его останки, теперь это была большая яма с водой обложенная камнем. Из колодца я вытащила веревку с ведром, которая не сгорела только из за того что перекладина на котором оно весела, выгорела по сторонам и свалилась, зацепившись за стенки каменного обода. Дождь все усиливался.
   При помощи лука, аккуратно достала веревку из колодца, и вернулась к Тине, связала палки между собой веревками, так чтобы посередине веревка провисала, на подобии носилок. На носилки положила свою жилетку, еле перетащила Тину на носилки. Подняла одну сторону носилок, ноги Тины волочились по земле. Это ничего, скорей бы дойти до землянки. Хотя мы не шли, а ползли, мешала грязь в которой постоянно вязли мои ноги и носилки. На коленях, втащила Тину в землянку, которая уже не была сухой, как до этого, земля внутри была влажной, раньше ее защищала трава и ветки, а сейчас голоя земля, под сильным дождем раскисала, но хотя бы хоть какое то укрытие.
   Укрепив кое как, обламками чашки и деревяшками найденными в землянке раскисшую землю на входе, вылезла и пошла искать свой мешок с мясом. Он лежал там же где я его оставила, только сбоку была небольшая дырка, порвала наверно когда падала, я подняла и закинула на спину, говорит что он был такой же мокрый как и я, я не буду. Добравшись до землянки, залезла в нее, и стала раздевать Тину, самой мне холодно не было, вообще я никогда не мерзла, было неприятно мокро и страшно. Выжала одежду Тину и свою, и попыталась ее как то развещать в землянке.
   Прижалась к Тине, легла возле нее на землю, чтобы хоть как то согреть ее. Незаметила как уснула, проснулась уже утром. Открыла глаза, и долго полялась в потолок, соображая почему надо мной земля, умерла. И подскочила, вспомнив что случилось, положила голову на грудь Тины, она дышала, спасибо Арийна (богиня охоты). Натягивать еще влажную одежду в землянке, лежа, было непросто. Выбравшись из землянки, пошла в сторону озера, принести воды. Под ногами хлюпала вода. Аккуратно, расчмстила, возле берега, воду от пепла, и набрала воды деревянную чашку. Вернулась, положила голову Тины на колени, и по капельки поила ее.
   Разжигать костер было негде и не из чего, поэтому мясо так и осталось лежать в заплечно мешке. Но есть хотелось ужасно, вспомнила что вчера брала с собой немного хлеба. И полезла в карман мешка, хлеб конечно же раскис, чему поспособствовал не только дождь но и кровь от мяса. Желание есть, как то сразу поубавилось, в голову лезли, всякие не хорошие мысли.
   От раздумий, меня оторвал стон. Глаза ее были открыты и смотрели на меня. Я подползла к ней.
   -Тина, все будет хорошо, как ты себя чувствуешь?- спросила я, она пыталась ответить, я наклонилась ближе чтобы расслышать слова.
   -Уходи. - сказала она мне, ее глаза закрылись и она перестала дышать.
   -Нет, нет, нет ..........!!! - рыдала я, - Нет! Не умирай! Не оставляй меня! - а затем меня стало так больно, как будто из меня вынимали кости, я повалилась на бок, и крепко сжала колени, и стиснула зубы, а потом пришла прохладная мгла и я потеряла сознание. Пришла в себя я вечером, увидела тело Тины, и заплакала. Я долго ревела, ведь она была мне как мать. Сквозь слезы я заметила, что стены землянки покрывает иней, странно, вроде же середина лето, неужели внезапно похолодало. От этих мыслей даже слезы высохли. Я последний раз посмотрела на Тину и поцеловала ее в лоб, и вылезла из землянки, вытащила заплечный мешок. Завалила вход землей, а сверху на землянку перевернула чашку верх дном поставила на землянку.
   Взвалила мешок на спину, и побрела прочь. Ноги сами привели меня к нашему дому, вернее тому что от него осталось. Нужно найти отца. И пошла в сторону Лучков, через шагов двадцать вернулась, подобрала железную стрелочку со штырьком, которую оставляла на воротах, когда уходила, наш с отцом тайный оповещательный знак, в какой стороне я нахожусь, специально сделанную нашем кузнецом, чтоб отец не искал. Воткнула штырь в землю, и направила в сторону Серограда. Был уже поздний вечер когда, я покинула нашу деревню, я брела, а вокруг под чернеющим небом, была такая же черная земля. И когда на лес, а точнее на бывший лес спустилась ночь, превратив все в единую черную мглу, я остановилась на ночлег. Там где и стояла, а чего искать, если кругом один и тот же пейзаж. Села, обняла колени, так и заснула, проснулась когда, на голову нещадно палило солнце. Есть и пить, хотелось ужасно, но кругом ничегошеньки не было, ни костра развести, ни воды попить.
   И я побрела дальше, шла долго, пока солнце ни начало светить мне в глаза, ведь я шла на запад. Солнце уже стало ярко красным, окрасив облака в розовый цвет, когда я увидела, зелень лес, и промеж редких кустиков, чудом уцелевших во время пожара, увидела речку. Я подумала, что мне это мерещится, пить хотелось больше, чем есть. В горле все пересохло, а губы потрескались. Я бросила свой мешок, и побежала в сторону речки, а в голове было только Вода! Вода!. Никогда в жизни, я не пила так жадно, я окунула голову в речку, чтоб смыть всю пыль и пепел, который уже въелся в кожу, и голова нещадно чесалась. Я терла руки, отмывая кровь из царапин. Надо помыться, вот только мешок принесу, подумала я.
   - И зачем его только бросила, теперь придется тащиться обратно. И мясо наверно протухло уже. Все ровно, если удастся прожарить его, запах уже на проблема, а завтра что- нибудь поймаю - так разговаривая сама с собой, я добралась до мешка. Идти назад, было гораздо тяжелее, сил уже практически не было. Последние шагов пятьдесят, мешок я волокла по земле, таким тяжёлым он вдруг стал. Еле доволокла его, и бросила на берегу. И упала, все сил больше нет. Так и лежала пока в животе громко не заурчало. Еле поднимая себя, я пошла за хворостом для костра, благо не далеко валялись сухие ветки. Достала кресало, и развела костер, предварительно накидав в него речных камней. И полезла в мешок, за наверняка протухшим мясом. Заглянула туда, предварительно заткнув нос, и не поверила глазам, мясо было заморожено, как зимой. Для верности потыкала пальцем, холодное действительно. Ни чего себе, подумала я, неужели было так холодно, что даже замерзло мясо, а я даже не заметила.
   Хотя какая разница, я так была рада, что не придется, есть, протухшее вонючее мясо. Отрезала несколько пластинок, и положила на камни, мясо зашипело, а я захлебывалась слюной. Первый кусок вытащила, так и не дожарив. Рвала зуба, похлеще дворовой собаки. Сытая, и не заметила, как уснула.
   Утром, проснулась, от звука, пения птиц. Счастливо открыла глаза, и увидело голубое небо. Как раньше, подумала я, и от радости не осталось и следа.
   - Надо идти, Эль, ну давай же лентяйка. - сказала я себе, поднимаясь на ноги. Подошла к речке, попила воды, посмотрела на тот берег и на свою серую рубахи в черных разводах, опять на тот берег, куда мне нужно было перебраться, где то должен был стоять мостик, но я не буду его искать, так и поплыву, заодно и одежда постирается. Подошла к потухшему костру, подняла кусок вчерашнего зажаренного мясо, и стала его жевать. Вытерла руки об штаны, и пошла в кустики, хотя от кого прячусь, ни души вокруг.
   Вернулась на берег, таща за собой кору большого дерева, там в кустиках и нашла, видать принесло когда речка разливалась. Проверила мешок, мясо по-прежнему было заморожено, чертовщина какая-то подумала я, ну да ладно, может олень неправильный какой был. Засунула кресало в мешочек, привязанный к поясу. Проверила лук, стрелы и нож, чтоб не потерять в воде. Закинула мешок, сапоги на воображаемый плот, столкнула в воду, и полезла сама в воду.
   - Ну, поплыли! - сказала я, и пошла по речному дну, речка была средних размеров, и не полноводная, вода доходила мне до подбородка, хотя я и была высокая.
   Перебралась я через речку, быстро, течение здесь было слабая, разделась, немножко постирала и отжала одежду. Надевать мокрое было неприятно, а надо, не пойду же голая. И пошла дальше, один раз останавливалась, чтобы поесть ягод голинки, тем самым утолив голод. И напиться у ручья, набрать воды с собой было не во что. На ночлег остановилась под елью, развила костер, нажарила мясо на веточках ели про запас, еще раз подивилась что мясо не тает, расчистила место от веток и шишек, и легла спать. Идти еще целых три дня.
   Два дня прошли, так же, я брела по лесу, ориентируясь на солнце. Как рассказывал дядька Дор, по его словам это было целое веселое приключение, а я обижалась, что он к нам так редко приходит, и только на своем опыте поняла, как это изнурительно идти одному по лесу. Иногда, мы с отцом ночевали в лесу, да тогда для меня это было целое приключение, звездное небо, костер и рассказы отца и дядьки Дора. Отец в основном рассказывал про охоту, особенно страшно было, когда он рассказывал про стаю волков.
   ***
  
   - Я тогда, молод был еще - рассказывал отец - пятнадцать годков стукнуло мне тогда, отец болен был, знахарка лет пять как померла, а новую и не сыщешь в нашу глушь то, лечить не кому было, тогда я и стал по настоящему охотиться. Раньше то, баловство было, когда в доме мясо заканчиваться стало, взял отцовский лук, дед то твой тоже охотником был еще каким, пока зимой на охоте не попал в буран, мороз такой, был которого даже наши деды не видывали, еле тогда мы его нашли, следы то замяло, все белым бело было. Он тогда свалился с оврага, да руку сломал, его ведь тогда ель спасла, под своими ветками укрыла, да костер он не смог развести. Буран утих, мы искать пошли, нашли под елью, собака наша нашла, Шныр кличали, он как знал, где хозяина искать.
   - Отца долго тогда лихорадила, мать боялась меня отпускать на охоту, вцепиться и говорит не пущу, так и сидел дома я, пока мясо не закончилось. А чтобы мать успокоить, говорил в каком направление пойду, правда по началу трудно было, охотиться в одном направление, зверье то дикое, на месте не сидит, не ждет когда его поймают. Я уже второй год, как охотником стал, отец так и не поправился окончательно, все кашлял, сильно надрывно, пока не помер, мучился. После смерти отца бабка, твоя не долго прожила. Вот так я и остался один, одна девчинка мне в деревне нравилась, Риной звали.
   - Тогда я, решил, этим летом много шкур собрать, продать и жениться на ней. Пошел на охоту, выследил по следам оленей, подстрелил одного, а когда разделывал, ко мне не заметно подобралась волчица, кинулась на меня, я еле успел руку подставить - говорил отец, показывая шрамы на руке. - Хорошо у меня нож тогда был, воткнул я его в бок волку, это потом я увидел, что это волчица была. А когда встал, чуть на месте не умер, потому что из леса выходила стая, волчица ведать не стала ждать, напала первая, здесь то зверье не пуганное у нас. Я бросился бежать, один успел меня за плечо рвануть зубами, я тогда еле на дерево залез. Кое как перевязал плечо и руку, перед глазами все мутнело, крови я то много потерял, а они оленя схарчили, и под моим деревом сидят ждут, когда я свалюсь. Так я и сидел до самого утра, а утром они ушли, за новой добычей, видят вчерашних стадо почувствовал вожак.
   Слез я с дерево только к полудню, мало ли охота неудачной окажется, ведь вернуться могли. Пошел в деревню, покачиваясь, как не помер на дереве и не свалился, рука болела и опухла, плечо ныло. Когда мимо того место проходил, где давиче оленя разделывал, увидел кости, и клочья меха, они даже волчицу схарчили. Поднял лук отца и на него опираясь поплелся в деревню. Ринка тогда как увидела, меня всего в крови, сама ухаживать стала, говорит я неделю в лихорадки метался. Еле выкарабкался, тогда Тина помогла, она в нашу деревню пришла. Ведать Арийна - богиня та наша ее послала, а иначе как, она же в аж в школе травниц училась, зачем ей в нашу глушь было идти.
   ***
  
   Когда вспомнила Тину, стало больно, теперь она там навсегда в землянке, одна на пепелище, и больше никогда не скажет, - 'смотри Эль и хорошо запоминай, в лекарственных настоях нельзя ошибаться, неправильная подобранная трава, может погубить, а не вылечить человеке'.
   Так предаваясь воспоминаниям, я не заметила, как кончился лес, меня встретило тоже самое от чего я ушла, выжженное поле, когда бывшее лесом. Может это дурной сон, и я просто брежу, ведь не могла же я вернуться назад, да и лес что я прошла, мне незнаком, неужели ...
  
   Глава 2. Все та же картина
  
   - Может я ошиблась дорогой, - уговаривала я себе - и с ними ничего не случилось. Я прибавила шагу, нужно быстрее добраться до Серограда, вдруг там нужна помощь.
   Когда я увидела каменные серые стены посреди выжженного поля, а за ними вдали высокие камни, горы, как их называл дядька Дор, сразу поняла Сероград, сердце упала, от предчувствия беды. Я бросилась бежать, со всех ног, когда я вбежала в ворота, увидела сгоревшие остатки домов, разваленные каменные основания домов, и никого из людей, та же картина что и у нас в деревни, подумала я.
   -Отец!- шептала я, а из глаз катились слезы, и было так больно, - дядька Дор, тетка Агата и их маленький сын, Тина, никого больше нет.
   Слезы давно высохли, а я так и сидела, прислонившись к стене, куда идти, зачем, думала я. Пока не почувствовала, что кто на меня смотрит. Оглянулась, нет ничего, не изменилось, но определенно, кто-то на меня смотрит. И стала приглядываться в ту сторону, от куда, по моему мнению, на меня могли смотреть. И увидела, как в среди камней, одного из бывших домов, что то мелькнуло. Стало страшно. Эй, кто здесь? - спросила я, доставая стрелу и лук, все равно этот меня первый увидел - Выходи!
   Из-за камней, сначала, раздался всхлип, а потом появилась голова мальчишки лет шести-семи, с свалявшимися волосами, не понятного серого оттенка, в грязной серо-черной большой рубахе. Ну так сказать, выглядел он не лучше меня, и смотрит на меня враждебно так, большими серыми глазищами.
   -Камень, брось! - приказала я - И, выходи оттуда. Ничего я тебе не сделаю. Пацан, камень бросил, и вышел из груды камней. На нем были штаны по колено, такие же как носили наши мальчишки, и босые грязные ноги в царапинах.
   -Ты кто такая? - спросил он серьезно.
   -А ты? - ответила я вопросом на вопрос, слегка опуская лук, выстрелить я всегда успею, реакция у меня быстрая, и стреляю я метко.
   -Я первый спросил - сказал пацан - ты человек? Я чуть не упала, от этого вопроса, а что еще кроме людей еще, кто-то есть. Мой открытый рот, и удивленный взгляд, подействовал на мальчишку утвердительно. Ага, пацан бредит.
   -А кто еще? - задала я машинально вопрос.
   - Тень - ответил пацан - но я тебя не боюсь. - и посмотрел на меня, с вызовом, а сам весь трясётся от страха.
   - А это еще кто? - нет , пацан точно бредит, подумала я. Разве я похожа на тень.
   - Ты не знаешь? - спросил с надежной он, и добавил - Так ты не тень! - сказал он, и подошел ближе ко мне, уже увереннее. - А тогда кто?
   -Нет, я не тень , я человек - ответила я, пацан точно опасным не был, решила я, к тому же мне надо было узнать кто такие тени - Я ищу отца и дядьку. А, где все люди, и твои родители? - пацан аж расслабился, перестал на меня враждебно смотреть, а после моих слов, про родителей, на его глазах выступили слезы. Мне если, до этого было его жалко, то теперь я готова была реветь с ним вместе.
   - Их забрали, тени. - тихо ответил он - всех кого не сожгли. Здесь никого не осталось, я тут один.
   Что, я могла сказать, села, там, где стояла, уронила голову на колени, и заплакала. Значить и отца, и дядьку Дора либо убили, либо увели неизвестно куда.
   - Эй, ты чего? - толкнул меня в плече, пацан, а потом добавил. - Девчонки! - и сел рядом, возле меня.
   - Ты знаешь, кто такие тени? - спросила я у него, вытирая слезы.
   - Нет, они пришли ночью, я спал, отец только успел меня в погреб спрятать, и сказать, что я должен сидеть тихо, иначе тени, меня могут убить. Было страшно, все кричали.
   - А твой дом тоже сгорел? - спросила я.
   - Да. - ответил он -Я долго сидел в нише, потом уснул, когда проснулся, все было тихо, в том месте где был вход в погреб обвалился, и не смог вылезти.
   - Как же ты не задохнулся, и сам не сгорел? - нет, пацан, явно темнит, как можно спрятаться в горящем доме, а тем более в погребе, угореть же можно.
   - Так я же тебе говорю, что я сидел в нише, а там дырка была, вот я и дышал. - возмутился пацан, что я банальных вещей не понимаю.
   - Зачем дырка то? И как ты вылез? - не поверила я.
   - Так, все же дырку делают, чтоб в погребе воздух был. Ты откуда такая взялась вообще? - не унимался пацан, и смотрел на меня как на дуру.
   - Оттуда! - ответила я, и поднялась на ноги - Не хочешь не рассказывай, больно надо.
   - Девчонки! Чуть , что сразу обижаются! - фыркнул пацан, и тоже поднялся. Вообще-то я не плакса, даже не ревела, когда на меня вепрь напал, а за последние несколько дней .... Эх, Эль, давай бери себя в руки! Нужно найти отца и дядьку Дора с Агатой. Я чувствую, отец жив.
   - Это твой лук? - отвлек меня от размышлений вопрос мальчишки. - Конечно, я с ним охочусь. - ответила я, поднимая лук с земли - Давай уже знакомиться меня Эль зовут, а тебя? - представилась я пацану.
   - А меня Тан. У моего отца тоже есть лук, он охотник. - гордо прокомментировал он.
   - Слушай, а ты всех знаешь в этом селе? Я ищу своего дядьку и отца. - спросила я с надеждой -Самой мне никогда здесь не найти место, где они жили. Их звали Дорам и Агатой.
   - А ты случайно, не эда Конса дочь? - спросил меня пацан, разглядывая. - Вроде похожа.
   - Ты знаешь моего отца?- трясся пацана за плечи- Где он?
   - Да отпусти уже меня! - закричал пацан вырываясь из моих рук - Конечно знаю, моего отца Дортан зовут, ну то есть Дор.
   - Так ты Дортан , сын Агаты и дядьки Дора. - Ну конечно, он очень похож на дядьку Дора, те же серо-голубые глаза и светлые пшеничные волосы. Да, блин, дожилась, а я ведь даже не в курсе, что дядьку Дора, Дортаном звать. Сколько себя помню, его всегда звали все Дорам.
   - Ну хватить, уже меня тискать, отпусти, я что маленький? - я разжала руки, сама не помню как обняла его, мне часто о нем рассказывал Дор. Ну да конечно, большой- подумала я про себя- целых восемь лет.
   - Конечно большой,- не стала я задевать пацана. - Тан, а когда это случилось? - спросила я, прислоняясь к стене.
   - Шесть дней назад, - тихо ответил он, я чувствовала как ему страшно вспоминать, хотя он и хорохориться, что большой, подвинулась и обняла его. - эд Конс, три дня, как пришел,- продолжал он - мне кроличий жилет подарил. Про тебя рассказывал, как ты на охоту одна ходишь, как на вепря вы натолкнулись, и он чуть тебя не убил. Мамка знаешь, как охала тогда, сказала что они изверги, раз маленькую девочку отпускают в лес одну. Знаешь, как я тогда тебе завидовал, мать не отпускает меня с отцом. Они сразу ругаться начинают. Ну пока я слушал, как они друг другу все новости рассказывают, заснул. А потом помню, только, как отец меня схватил, и в погреб засунул, сказал, чтоб тихо сидел, чтобы тени не нашли. А потом, услышал крики, везде крики и плач. Я тогда, по лазу в нишу залез, где в земле на верх дырка проделана была, ну чтоб в погребе сыро не было. Но увидел только дым и пожар, голову я высунуть не смог, там решетка была. Так и сидел, а когда тихо стало, уснул. Утром проснулся, тихо было везде, я посидел еще немного, раз отец сказал, сиди, значит так надо. Так и сидел, потом очень кушать захотелось, я полез к выходу из погреба, но погреб завалило. Я через дырку вылез, когда решетку смог поднять, она просто по краям землей присыпана была. Когда вылез, никого не нашел, даже животных во дворе не было.
   - А как ты все это время жил один, и что ты ел? - спросила я, это же он, получается шесть дней, тут один был.
   - Ну, я ходил везде, собирал вещи, которые не сгорели, и случайно провалился в погреб, у которого были каменные стены, вот там мясо и овощи всякие были. - пояснил он.
   - Понятно - протянула я, а мальчишка то молодец, один столько времени продержался. - А где ты спишь? - задала я, еще один мучивший меня вопрос.
   - В том же погребе, где еду нашел, там часть крыши не сгорела до конца. - пояснил мне Тан.
   - Тогда идем туда, уже поздно, потом решим, как дальше быть. - сказала я, вставая. - Веди!
   И мы пошли, оказалось здесь не все здания каменные, как пояснил Тан, только самые богатые могли позволить основу дома из камня, а у остальных они были деревянные. Вот деревянные, та полностью и выгорели. За теми развалинами, что стояли возле ворот, как оказалась, это был дом одного из местных богачей.
   - Вот нам туда, сказал он, заворачивая в сторону, здесь был раньше огромный дом, в нем жил управляющий нашим градом. - пояснял мне Тан, а я шла и удивлялась, ничего ж себе какой огромный дом, здесь наверно все дома нашей деревни поместиться.
   - Ого, наверно у него очень большая была семья? - спросила я у Тана.
   - Нет, у него было только жена и дочь, просто у нас, чем богаче, тем дом больше. Я здесь много чего нашел, даже монеты. - похвастался он,- Ну мы в уже пришли, там за домом. Мы завернули, во двор дома, и пошли, туда, где виднелась над землей небольшая горка. И когда я приблизилась, увидела, что в землю уходят каменные ступени, а часть крыши это железные черепицы. Видать часть дерево сгорела и крыша обвалилась.
   -Вот, этот погреб, тут только двери нет, сгорела, да часть продуктов обуглилась. - сказал Тан направляясь в погреб по ступеням, я за ним. В погребе был полумрак, хотя я смогла разглядеть, что он был с целую комнату, а стены до самой крыши каменные. На полу лежали овощи, кабачки, лук, тыква, наверно все осталось с прошлого года, а также кусок сыра, и окорок копченного мяса, пара колбас. В дальнем углу, лежали одеяло и какой-то мех, на котором сидел мальчишка.
   - Ай да сюда, садись - сказал Тан. - А где ты одеяла и мех нашел? - задала вопрос я, садясь на одеяло.
   - Так это же жилетка, что твой отец мне подарил, я в ней так и ходил не снимая, а одеяло на земле валялось, его сушить повесили, да веревка по краям обгорела, и одеяло свалилось, еще мокрое было, поэтому и не сгорело. - пояснил мальчишка.
   - А костер ты разжигаешь ? - оглядывая возможное место костра, задала я вопрос. - Нет, деревянное все сгорело, я искал не нашел - ответил он. - Тут в горшке жир стоит, я когда нужно его зажигаю.
   - Знаешь, а ты молодец- похвалила я пацана. - отец бы тобой гордился. Знаешь, мы их обязательно найдем. - подбодрила я мальчика.
   - Ты хочешь сказать, что мы пойдем их искать - удивился пацан - а если они сами вернуться, а нас нет. Может, мы их здесь лучше ждать будем?
   - А если не вернуться, что мы здесь делать будем, когда продукты закончатся, я целых полтора дня шла по выгоревшему лесу, мы здесь с голоду умрем. Кстати, а воду где ты берешь? - спросила я.
   - В колодце. Что тогда делать? Может тогда пойдем в Арлион? - спросил Тан.
   - Арлион? Это что город или деревня? Далеко? - ага, вопросы с меня сыпались, как камни с оврага.
   - Арлиоооон, это город такой, он больше нашего, к нам купцы приходят из него. Только до него пятнадцать дней, ну может больше, мы же пешком пойдем, а они всегда на телегах приезжали. - говорил Тан, позевывая.
   - Ладно, давай спать, завтра решим. - предложила я, выдергивая из под мальчишки жилетку, и накрывая на ею.
   - Подожди, - сказал и поднялся , затем прислонил пару железных черепиц, к косяку, частично закрывая вход.
   - Зачем это, здесь же не души - удивилась я.
   - Так надежней будет - получила в ответ.
   ***
  
   - Вставай! - меня кто то толкал в плече, и кричал прямо в ухо. Ну вот блин поспать не дают. - Тан, отстань, а! Еще же рано. - возмутилась я.
   - Ага, рано, уже полдень, вставай, я вон воды принес - возмущался Тан, стаскивая с меня жилет.
   - Как полдень - подскочила я, так что Тан свалился, держа в руках свой заячий жилет. - Почему ты раньше меня не разбудил.
   - Так это я сам недавно проснулся - признался он, потирая ушибленный копчик.
   - Я сейчас - крикнула я, выбегая из погреба, и направляясь в сторону развалин дома, очень надо было.
   - Ну и где твоя вода? - спросила я, заглядывая в погреб, Тан в это время аккуратно моим ножом нарезал сыр и мясо.
   - Вон в ведре стоит - кивком голову указывая в сторону, где стояла деревянная бадейка. - А ты где ведро нашел то - вроде говорил, деревянное все сгорело.
   - Ну и память у тебя - возмутился пацан- я же уже говорил в колодце.
   - Ну ладно, я пошла умываться, а ты не знаешь далеко отсюда река. - Ужасно хотелось помыться, пепел въелся в кожи. Блин я скоро вся серая буду, потерла я кожу на руке.
   - Есть, недалеко, хочешь, покажу? - издевался надо мной этот гад, конечно я хочу, даже больше, чем есть, что и сообщила ему.
   - Тогда пошли, она за вторыми воротами, только узкая очень, вот огонь и перекинулся на другой берег. - рассказывал он это мне, а мы уже подходили к воротам. Речка и правда была не широкая, и илистая, это я поняла, когда со всего разбегу плюхнулась в воду, вещи все равно требуют стирки, а сапоги я оставила возле погреба. - Прыгай, сюда, вода очень теплая - позвала я Тана ныряя. Потом мы сидели с ним на бережку и сушились. Да, пейзаж еще тот, если бы не течение, то купались мы бы тоже, в воде покрытой пеплом. Все вокруг было серо-черное, и даже стена из серого камня в некоторых местах было в черных пятнах. Нужно отсюда уходить, подумала я. Я размышляла, пока у меня не заурчало в животе.
   - Есть хочется - прокомментировала я - может пойдем, так само высохнет. Давай кто последний идет за водой - прокричала я, срываясь на бег. Эй, так не честно - возмущенно кричал Тан, догоняя меня - я утром воду приносил - так мы обгоняя друг друга и смеясь, бежали к нашему погребу.
   - Я первая - кричала я, спускаясь вниз по лестнице. - Так не честно, у тебя ноги длиннее - оправдывался мальчишка - и ты первая побежала. - сказал Тан, засовывая в рот ломтик мясо с сыром.
   - Хорошо живем - хихикнула я, заедая копченое мясо с сыром - А ты знаешь, в какой он стороне, этот Арлион? - дожевывая мясо, спросила я. - Да, нужно идти на юг, их купцы всегда через реку переправлялись, там раньше лодка стояла, но я ее не нашел, наверно течением унесло, когда веревка сгорела.
   - Нужно будет упаковать остатки еды и одеяло, еще бы нужно, что то для воды. - говорила я, пододвигая свой пустой заплечный мешок.
   - Щас, - и выбежал из погреба - Вот, это подойдет - спросил, протягивая мне, глиняный кувшин, с отломанным краешком. - Там еще есть, только этот самый целый, я ее возле гончарной мастерской нашел. В нашей деревне, тоже такие были, на мало у кого, в основном из дерева, дерево то всегда под рукой было, в вот глины нет.
   - Ну это лучше чем ничего - сказала я, беря на руки кувшин - вот еще бы воду как то не расплескать из него. О, ты же говорил, где то у тебя жир есть, неси. - Скомандовала я, отрывая кусок рубашки. Эх, так скоро мне не в чем ходить будет. Нужен костер, чтоб растопить жир, подумала я, и посмотрела на крышу погреба, на котором еще уцелели жерди.
   - Тан, если мы выдернем вон ту палку, крыша обвалиться? - показывая на жердь на самом краю. - Давай попробуем с наружи, только вынесем сначала все отсюда. - сказала я закидывая на плечи мешок с продуктами. - Возьми одеяло и кувшин. Потом вернешься за жиром. - посоветовала я.
   - А если крыша, обвалиться, где мы будем ночевать? - спросил он, ставя на землю возле наших вещей, горшок с жиром.
   - Мы не будем здесь больше ночевать, я вообще не знаю, как ты там спал, там же ужасно холодно ночью. - вспомнила я, свой ночной кошмар.
   - Так я жилетку завернулся и спал, кто ж виноват, что ты такая длинная. - возмутился он в ответ.
   - И ничего я не длинная, просто высокая, а ты просто маленький еще - фыркнув, ответила я. Ну ладна я действительно высокая, для девчонки моего возраста.
   - Хватит, болтать, давай вытащим эту палку, уже. - Сказала я, пытаясь выдрать жердь. - может поможешь, хватит дуться. Вместе мы все таки смогли ее вытянуть, крыша устояла. Разломали палку на несколько частей и разожгли костер. Тан принес глиняный черепок, от какого-то горшка, и мы разогрели на нем кусочки, выковырянного нами жира, и промокнули в нем кусок тряпки от моей рубахи. И заткнули ей кувшин, и полили сверху жиром, чтобы тряпка приняла форму горла кувшина.
   Я сплела из веревки, которое, нашел Тан, вместе с одеялом и сплела из нее ручку, для кувшина, закрепив его за горлышко. Второй частью связали одеяло.
   - Ну вот, мы и готовы, пошли, с начало, к твоему дому. - сказала я, закидывая мешок на плечи с продуктами и остатками жира, и вещая кувшин через плечо. Тану досталось одеяло, жилетку он надел на себя и ведро. Перекинула лук и колчан через плечо. И мы пошли. Тан показывал дорогу к своему дому.
   ***
  
   - Вот это место, где был наш дом, - да сейчас это был скорее пустырь, остались только какие-то железные предметы и все. Я посмотрела на мальчика, он стоял рядом, глаза поблескивали от слез.
   - Не грусти, потрепала я его по голове, когда я дома уходила на охоту, то указывала свой путь, специальной стрелкой. О ней всегда знал отец и дядька Дор. Я дома тоже такую оставила, вот мы им такую же оставим и здесь. Чтоб они знали, если вернуться, что мы живы и в какую сторону пошли.
   - А как мы это сделаем, у нас же нет такой стрелки- спросил Тан.
   - Давай соберем все железки и черепки и выстроим стрелку в строну Арлиона. - предложила я, скидывая пожитки, и аккуратно ставя кувшин на землю.
   - Ну вот и все- через несколько минут, подытожила я.
   - Ну что идем!
   Мы вышли через ворота, когда солнце уже было на западе, конечно, лучше бы мы вышли утром, но ночевать в том погребе еще раз мне не хотелось. Тан плелся позади меня, с унылым видом, явно сомневающийся, что нужно уходить с родной деревни. Да и мне было тяжело, идти туда, куда даже мы сами не знаем. Найдем мы родителей, и что ждет нас в Арлионе, я не знала.
  
   Глава 3. Нежданные гости
  
   - Ну и как мы будем переправляться - ходя по берегу туда-сюда, спросил Тан - опять в мокрой одежде ходить будем, а как же продукты, одеяло - причитал Тан, и уставился на меня. А я что, я ничего, откуда мне знать, как мы переправимся, вообще, я решаю проблемы по мере их поступления.
   - Я вообще-то думаю, а ты отвлекаешь. - возмутилась я - в прошлый раз я при помощи коры большого дерева. - Если здесь, брод ты конечно не знаешь? - Тан замотал головой - Ясно, ладно пошли по течению реки, может, найдем лучшее место для переправы. - Направилась я вниз по течению, отец говорил, брод может быть вместе где, река расширяется на прямом участке течения. Вот и будем искать этот участок. Я повернула, голову, чтобы проверить, не отстает ли Тан. Мальчишка, спокойно шел за мной, смотря себе под ноги.
   - О чем думаешь - решила я отвлечь его от горестных дум, ну что они были, точно не счастливыми говорило его лицо.
   - Эль, я взял монетки, ну те, что нашел в доме управляющего, мы же с тобой идем в город, где много людей, вдруг нас ограбят. Может, спрячем? - спросил мальчишка.
   - А где они у тебя, что -то я их вообще не видела - остановилась я, прикрывая ладонью солнце, чтобы лучше разглядеть, что там вдали.
   - Вот, вытащил он мешочек из под рубахи, - по форме которой было видно, что там что-то лежит.
   - Хорошо, давай, пройдем вон ту излучину, и остановимся на ночлег, скоро солнце сядет. - сказала я, показывая пальцем на садящееся солнце - еще час и стемнеет.
   - Ладно- ответил Тан, засовывая свой мешочек обратно под рубаху, и прибавил шагу. - Эй под ноги смотри, и вообще куда ты так рванул! - Сама сказала, солнце садиться! - огрызнулся он.
   Когда мы прошли изгиб реки, то увидели, что дальше река расширялась, а на том берегу вдали виднелись зеленые участки леса.
   - Смотри, там, лес не сгорел, завтра мы переправимся на ту сторону, здесь должен быть брод, ну или хотя бы не глубоко. - говорила я скидывая заплечный мешок. - раскладывай одеяло, - командовала я, доставая из мешка мясо и небольшой кусочек сыра.
   - Эль, а как мы будем ночевать, здесь без костра, а вдруг на нас кто-нибудь нападет, пока мы будем спать. - встревожился Тан.
   - Не боись, мы пока шли, я не одного зверя не увидела, здесь же сгорело. Звери ушли, отсюда, надолго, пока не появиться новая трава и деревья. Вон там, могут водиться хищники, но мы с тобой будем спать там на дереве. - успокоили я мальчишку, пусть спит спокойно.
   ***
   Ночь была, тихая, да как говорила, зверей здесь и в помине уже нет. Сегодня я проснулась сама, ночи здесь теплые, вспомнив погреб, я поежилась. Тан еще спал, я пошла к речке. Умыла лицо и руки, зачерпнула горсть воды в ладошку. Вернулась к месту ночлега, и вылила содержимое на лицо Тана. Он проснулся мгновенно, вскочил, и когда увидел, как я давлюсь от смеха, кинул в меня своей жилеткой. А потом хитренько так посмотрел, я аж, чуть не подавилась, ну все теперь, точно либо я просыпаюсь раньше, либо веселое утро мне обеспечено.
   - Так, за соня, ешь, и пойдем проверять наличие брода, у нашей речки. - весело сказало я, доставая колбасу из мешка, - кувшин пока открывать не будем, попей из реки, вдруг потом воды не найдем.
   - Эль подожди, мы так и не решили ничего с монетками - остановил меня Тан, вытаскивая из под одеяла свой мешочек, и разворачивая его. Мешочкам оказалось, простая тряпка, где он только ее нашел, в которой по краям были сделаны кривые дырки, и все это безобразие стягивалось длинным куском ткани. Из всех имеющихся монет, я узнала только медные, их было штук двадцать.
   - А это что за монеты - спросила я откладывая их в сторону.
   - Вот это золотые - показал на желтые монетки Тан, уже не удивляясь моей не осведомленности, - а это серебряные. В серебряном- десять медных, а в золотом -сто.
   - Ничего себе, это что получается у нас целых триста семьдесят медных монет, да у нас за эти деньги всю деревню купить можно было. - воскликнула я. Но Тан меня, перебил - Нет в городе, это и не так много будет. Вот эти я положу обратно в мешочек, - сказал он, убирая медные монеты, - вдруг мы захотим расплатиться. А остальные, куда положим? - спросил он.
   Я тщательно, почесало, затылок, в надежде вычесать хоть какое- нибудь решение из своей головы, не получилось, рука запуталась в волосах, расчески то у меня не было.
   - О, придумала! - воскликнула я, и взялась за свой сапог - я спрячу несколько монет в защиту сапог. Защитой называлась, вырезанная по форме ступни, толстую кожу с мехом, она защищала ноги от промокания и не натирала ногу. Вот под нее я и спрятала, золотые монеты, серебряные решили две положить в заплечный мешок, по одно взять к себе, для этого я еще оторвала три полоски от своей длинной рубахи, и завязав в нее монетки, мы замотали их на руках. Сапоги я одевать не стала, все равно, сейчас пойдем искать брод. На Тане были войлочные обшитые грубой кожей, башмаки, которые носили обычно в доме.
  
   ***
  
   Там где, речка, расширялась, брод действительно был, но вода доходила до самой шеи Тана, придется все мне на себе перетаскивать, иначе замочим, думала я, когда мой взгляд натолкнулся на ведро, ну конечно стукнула я себя по лбу, мы положим, некоторые вещи в ведро, и все.
   - Тан, я придумала, как нам не замочить вещи, мы их просто положим в ведро. - выскакивая из воды, крикнула я.
   Мы упаковали, одеяло и башмаки Тана в ведро, свои я повесила на шею, вещи засунули в мой мешок, который мне предстояло, держать над головой во время переправы, Тан взял кувшин с водой, одним концом веревки привязали ведро к моей талии, а второй Тана, чтобы не утонул. Переходили мы брод медленно, чтобы случайно не попасть в яму, не уронить наши вещи, Тан прекрасно справлялся, идя вслед за мной, кувшин мы решили нести в воде, ничего ему не будет.
   - Ну вот мы и перешли реку - сказала я, выходя из воды. И ложа мешок на песок, руки затекли, и не слушались.
   - Да, уж, ты так медленно шла, что я думал, мы до вечера не доберемся - поныл Тан, ведро повисло между нами, на веревках, мы оба захохотали.
   Пока, обсыхали, проверили вещи, продукты, все было сухое. Из еды у нас остались только тыква, кабачки и лук.
   - Если доберемся до леса, раньше заката, попробую добыть мясо, сварим кашу из кабачков. Сказала, я разрезая большую тыквы, а пока вот только тыква. Тан скривился, я тыквы тоже не люблю, у нее такой вкус, брр. Семечки я промыла в реке, их мы положили на дно ведра. Тан не долго думая, засунул кувшин тоже ведро. Ему виднее, ему же нести, пожала я плечами, и мы двинулись дальше, на ходу пожевывая тыкву.
   ***
   Солнце светило нам в спины, когда мы дошли, до редкого леска, рубашки все промокли от пота, оставив разводы с черными краями. Лица, наши могли соревноваться с рубашкой по количеству грязных разводов. Еще ветер поменял свое направление, и приходилось идти полу-боком, чтобы пыль и пепел не попадали в глаза. Мы прошли по кромке, ища более подходящее место для ночлега. Лес в густел, по мере нашего передвижения, а деревья становились все больше и выше. И мы с Таном уже шли по поляне с высокой травой.
   - Вон там видишь - махнула я левой рукой в сторону, - сросшиеся деревья, давай повернем туда - сказала я, и пошла в сторону замеченного мною дерева.
   Когда мы подошли ближе, оказалось что это было одно дерево, с мощным основанием высотой с меня и Тана, от которого в разные стороны расходились ветки, размеров со ствол обычного дерева. Его корни, возвышались над землей, извиваюсь и переплетаясь между собой.
   - Тан, ты сможешь, забраться на это дерево, и проверить есть ли там место для ночлега? - спросила я, поворачиваясь к нему.
   - Могу, а зачем? - спросил он, ставя ведро с кувшином на траву, которая небольшими участками покрывала землю возле корней дерева.
   - Возможно, мы на нем заночуем - пояснила я, снимать свой мешок я не стала, вдруг не подойдет, и мы пойдем искать более подходящее место. - Давай подсажу - подошла я ближе, немного присела и сложила руки в замок, Тан опираясь на меня, легко перелез на сломанный сук дерево, а затем на следующий. Сама я стояло, возле дерева, мало ли что.
   - Тут небольшая впадина, заполненная листья - сказал Тан, вороша листья, - Вроде, не полая, и даже можно лечь - после проверки, решил он.
   - Хорошо, тогда я сейчас подам тебе одеяло, сможешь постелить его. Только листья оставь, так мягче будет. - сказала, я отвязывая одело от лямок мешка, скрученное и перевязанное веревкой. Развязала узлы, и веревкой перемотала одеяло, чтобы Тану легче было его развернуть- Держи, подкинула я его вверх, - подкинула я одеяло, стоя на корнях дерева.
   - Куда веревку, скинуть тебе, или пусть на одеяле лежит? - выглядывая между стволов, спросил Тан.
   - Нет, привяжи ее вот к этой ветке, а другой конец спусти вниз, привяжем к нему ведро и мой мешок. - отклонила я его предложения. Когда Тан скинул веревку, я привязала наши пожитки к веревке - сможешь поднять, или мне залез помочь?
   - Нет, я сам, ты только придержи ведро, чтобы кувшин не выпал - раздался голос на дереве.
   - Я пойду поохочусь, ты только с дерева пока не слезай - крикнула я Тана, поднимая лук и колчан с земли - да стрел осталось мало, надо беречь, подумала я.
   - Хорошо - отойдя уже на несколько шагов, услышала я.
   ***
   Уже в сумерках я подстрелила небольшого зайца, следы которого я увидела на земле. Идя назад, собирала хворост. Уже стемнело, когда я вернулась назад. Я бросила хворост возле дерева, вообще было как-то подозрительно тихо.
   - Тан - позвала я, - Эй, ты где? - а в ответ тишина. Веревка, все также, висела между веток. Я проверила ее на прочность, к концу привязала зайца, подтянулась, при помощи веревки до сломанного сука, и затем залезла на дерево, так же как до этого делал Тан. Он, свернувшись клубком и накрывшись жилеткой, просто дрых. Будит его, я не стала, заяц и до завтра подождет. Я тоже очень устала. Легла рядом с Таном, привычно подтянув его к себе, и накрыв нас его жилеткой, так было теплее.
   ***
   Нас разбудила сорока, гнездо которой мы не заметили вчера, потянувшись, я встала, полезла вниз, пока Тан протирал глаза. Сбегала в кустики.
   - Тан, не слезай пока, подай наши вещи и отвяжи веревку - крикнула я ему.
   - Самая хитрая, мне тоже надо вниз - возмущенно ответили мне.
   - Ладно, слазь я сама - пробурчала я.
   Одеяло пришлось просто скинуть вниз, а ведро и мешок привязать к веревке и спустить вниз, и ждать возвращение Тана.
   - Отвяжи вещи, - попросила я Тана, который вылезал из ближайших кустов. - я потом сниму веревку - на всякий случай пояснила я.
   - Хорошо - отвязывая вещи, ответил он - А в чем мы кашу варить будем? - как-то я не задумалась на этот счет, котелка то у нас нет, да мы и забыли про него совсем, можно конечно было в деревне поискать, но у людей в основном были котлы. Да и в дорогу всегда, брали только сушеное мясо и сыр, хлеб, воду.
   - Не знаю - честно призналась я, - Что-то мы не подумали, может у вашем селе надо было поискать?
   - Не а, у нас маленьких котелков не было, да и зачем, глиняные же горшки были, любых размеров. - пожал плечами Тан - давай просто пожарим, я пока костер разведу.
   - Давай пожарим - согласилась я, только по быстрее бы, вчера мы не ужинали, а сейчас уже желудок подводит. Я села разделывать зайца, шкурку и внутренности мы выкинем по дороге, подумала я откладывая их в сторону, зайца, мы разрезали на маленькие кусочки и жарили их на веточках.
   - Эх, соли не хватает, мясо совсем не вкусное, но на голодный желудок и такое сойдет -сказал, вытирая рукавом губы. Я тоже поступила также.
   - Ничего, по дороге наберем разных корешков и трав, на ужин, заменим ими соль. - пообещала я, - собирайся, пойдем дальше, мы и так ушли в сторону, пока искали переправу на речке.
   Остатки мясо я завернула в большой лист лопуха, который по моей просьбе нашел Тан, и засунула в мешок вместе с одеялом, остатки тыквы и семечки мы решили сгрызть по дороге за место обеда.
   - Надо бы ручей поискать, воды совсем на дне осталось - надо сказать, что наше подобие пробки, не давало пролиться воде из кувшина.
   Мы шли по лесу, иногда собирая ягоды известные мне или Тану, остальные мы не трогали. Я вырвала пару молодых стеблей борщевика, корни которого имеют сладковатый вкус. На лесной полянке, на которую мы вышли, Тан нашел земляничные кустики, к сожалению, к этому моменту земляника уже отошла, но Тан собрал горсть подсохших ягод, а я собрала дикий лук. Там же мы собрали листья дикого щавеля и корни лопуха.
  
   - Тан, иди тише, ты всех зверей распугал - тихо сказала я ему, сама я шла еле слышно - у зверей очень чувствительный слух, и они разбегаются.
  
   Один раз мы видели, убегающего от нас оленя, я не стала стрелять, нам нужно животное поменьше, поэтому я искала заячьи следы. В принципе нам бы хватило, того глухаря, которого я подстрелила на опушке, но мы с Таном решили, нажарить вечером по больше мясо, чтобы завтра не отвлекаться на охоту. Те пятнадцать дней пути до Арлиона, у нас с Таном увеличивались каждый день на четверть дня.
  
   Иногда мы шли болтая с ним, и рассказывая разные истории, оказалась, что истории, которые рассказывал дядька Дор, в устах Тана, звучать намного интереснее, конечно он приукрашивал их, как мог. Я рассказывала, как училась охотиться, как я помогала Тине и собирала травы, истории которые рассказывал мне отец. Так мы с ним и шли, по лесу в сторону Арлиона.
   ***
  
   - Мы не поможем ему? - шепотом спросил у меня Тан, мы с ним сидели в кустах, и наблюдали за тем, что происходило на поляне.
  
   - Я никогда не убивала людей - таким же шепотом ответила я, - видишь их как много.
  
   Когда мы услышали, как кто кричит, сначала побежали в ту сторону, но затем Тан остановил меня, и сказал, что вдруг там могут быть разбойники, слышишь, кто-то дерётся. Действительно из той стороны леса, раздавались звуки боя. Мы тихо подкрались, от людей нас скрывали кусты. Там на поляне восемь мужчин окружили одного, он был уже ранен, но все еще отбивался мечом. Там же, лежали два тела.
  
   - А ты им в плечо или руку, в которой они меч держат. - посоветовал Тан.
   Я приготовила стрелы, так чтобы удобней было брать, их у меня осталось всего пять штук, приготовилась.
   - Давай быстрее, ему руку проткнули - поторопил меня Тан.
   Я прицелилась и спустила первую стрелу, она попала точно в плечо, одного из нападавших, он упал, за тем я выпустила вторую и третью. После третьей, трое бросились бежать, остальных добил тот мужик. Потом повернулся и посмотрел в нашу сторону, опустился на землю возле одного из деревьев, и прислонился к нему. Мы вышли из укрытия, и подошли ближе, если я вначале надеялась забрать стрелы назад, то теперь ни за что. Мужик смотрел на нас. А потом расхохотался.
   - Нет, это надо же, меня спасли дети, - смеялся он, пока не скривился от боли. Вся его левая рука была в крови, кожаный жилет, в некоторых местах рассечен мечом, и пара ран на ноге, кровь из которых уже окрасила, по краям, полотняные коричневые штаны с кожаными вставками. На вид ему было лет пятьдесят, серые глаза, русые волосы, которые уже тронула седина.
   - Хоть бы спасибо сказал - недовольным голосом пробубнил Тан- мы ему жизнь спасли, а он ржет над нами, и детьми обзывает.
   - Извините, ребята, - услышал реплику Тана мужик -просто никогда не думал, что в самый смертельный момент в моей жизни, мне помогут еще дети. - сказал он, питаясь подняться на ноги. Тан покраснел, и стоял сейчас с виноватым видом.
   - Давай ему поможем - предложила я, - скажите, а у вас есть чем перевязать рану. - свою рубашку больше рвать не буду, и так уже плохо заправляется в штаны. - поинтересовалась я.
   - Здесь, где-то должен быть мой конь - ответил он, - малой, сможешь найти, он никогда далеко не уходит.
   Тан, покосился на меня, было видно, что одну, меня с этим мужиком он оставлять не хочет. Я кивнула ему, и глазами показала на свой нож.
   -Не бойтесь, не трону я вас, - понял он наш молчаливый разговор - помогите мне, а я потом помогу вам. Ведь я правильно понял, вы ушли из дома, и сейчас куда-то идете.
   - Иди, найди коня, только будь осторожен, эти троя, сбежали - попросила я Тана. Он поставил ведро, и пошел искать. Я достала нож, мужик на меня покосился, я присела возле его левой руки, и стала разрезать рукав рубашки. Вся рука была в крови, кровь еще текла с самой большой раны на плече. Отрезав от рукава, чистую от крови полоску рукава, открыла наш кувшин с водой, и намочила его. Я уже заканчивала протирать раны, когда вернулся Тан, за уздечко, он вел серого жеребца.
   - Малой, падай мне седельную сумку - попросил мужик. Тан, снял сумку и поднес к нему. Мужик из него вытащил фляжку, и падал мне - полей на раны, это настойка зверобоя. - Ну да подумала я, зверобой как раз очень подходит для заживление ран , а также он остановит кровь и не даст ране загноиться. Эх еще бы меду сюда, думала я, обрабатывая настойках остальные раны на руке. И перевязывая их полосками ткани, которые мы нарезали из чистой рубахи, этого мужчины.
   - Нам нужно снять жилет, чтобы обработать раны на груди, - сказала я, обращаясь к мужику.
   - Можете, называть меня эд Кийан -решил представиться нам он.
   - Я Эль, а это Тан - представила я нас, - Тан помоги мне снять жилет.
   Вместе мы смогли снять жилет, не тревожа раненую руку. Я обработала раны и перевязала их с помощью Тана. На спине, ран у мужчины не было.
   -Эд Кийан, нужно обработать и раны на ноге - показывая на них, сказала я.
   - Не надо, ногу могу и сам - отмахнулся от помощи он.
   - Тан, помоги, я пока листья путника - сказала я, отправляясь в лес, а еще виз-травы (окопник), думала я.
  
   Я искала виз-траву, когда вышла к речке, на берегу которой росли ивы. Нужно перебраться сюда на ночлег, отличное место, подумала я. Зверобой я нашла на обратном пути.
   - Там река не далеко, вы сможете, туда добраться, - спросила я у эда (обращение к взрослым).
   - Помогите мне, залез на коня - вместо ответа попросил он. Что-то я сомневаюсь, что это возможно, разглядывая его комплекцию, думала я.
  
   - Вон там, поваленное дерево, - показал Тан - так будет легче садиться на лошадь.
   Мужик хромая направился к дереву, еле как мы помогли ему взобраться на лошадь. И Тан повел коня, а я указывала дорогу, неся все наши вещи.
  
   Ночлег мы устроили возле ив, у эда, был маленький котелок, который мы уже повесили над костром, Я занималась травами, хотела сделать смесь из листьев путника и виз-травы (окопник). Отмыла в река, и измельчила корни виз-травы и листья путника. Еще нарезала, коры ива, которая помогает снизить жар.
  
   ***
  
   За последние, пятнадцать дней, я впервые ела хлеб, которые предложил нам эд, еще у него был сыр и колбаса. Мы с Таном наконец-то смогли потушить кабачки с кроликом, у Кийана оказалась еще соль. Мы наелись и обработали эду раны, смазав их смесью моего приготовления.
   - Откуда вы - спросил нас эд.
   - Из Серограда - ответила я.
   - А, из Серога, что ли, который потом начали называть Сероград? - переспросил он. Тан ему кивнул.
   - А чего из дома сбежали - спросил он.
   - Мы не сбежали, наше село сожгли - ответил Тан - и людей всех увели.
   - Как это, сожгли, кто, кто людей увел - подался вперед эд.
   - Отец только про каких-то теней успеть сказать, а потом нашу деревню ...
   - Огненная тень! - перебил тана эд, - Они опять начали сжигать деревни?
   Мы с Таном, уставились на эда, он знает кто увел родителей.
  
   Глава 4. Огненная цитадель или как мы шли в Арлион.
  
   На краю жерла вулкана, величественной горы Шиархат стоял человек. Полы его плаща развивал ветер, и со стороны могло показаться что человек парит, но от посторонних глаз его надежно скрывала завеса дыма и пепла, окутывающего горы. Да и было это место пустынным, здесь все живое погибало от огня бесновавшегося вулкана.На дне огромного жерла, кипела и плескалась лава, пытаясь выбраться из объятий горы.
   Человек раскинул руки, покачиваясь в разные стороны, губы его шевелились, как будто он что то говорил, но рокот горы перекрывал все звуки. А человек все продолжал, и продолжал, и голос его с каждым словом становился слышен все отчетливее
   -Лин орэнас Шиархат оварэн мар шиар, хат'эмар шегар шиар.
   Внезапно человека накрыл огромный столб жидкого огня. Прошло много времени, прежде чем лава остыла и превратилась в черно серую корку, покрывающею края вулкана. На том месте где стоял человек образовалась горка застывшей лавы с его рост. Вдруг, куски лавы начали осыпаться, открывая сначала лицо и руки, а затем всего человека. Это был высокий мужчина, одетый во все черное, его темно-каштановые волосы,слегка трепал ветер. На его тонких губах блуждала улыбка, а красные глаза с огненным отблеском, выражали торжество.
   Мужчина встал на одно колено,как будто выражая благодарность вулкану.
   - Ниар рин Шиархат - произнес человек. А затем встал, и начал спускаться вниз с горы, с такой легкостью, как-будто он уже делал это не раз. У подножия горы человек взмахнул рукой, и в одном шаге от него вспыхнул огонь. Человек легко вступил в него и исчез, мгновенно потух и огонь.
   ***
   В огромном зале из черного мрамора, колонны, которого были высотой с трех человек, возле огромного резного каменного окна стоял мужчина. Взгляд его красных глаз был направлен вдаль, туда, где цепочка скал венчала величественную гору Шиархат, повелителя огня и покровителя огненных теней.
   - Мой повелитель - преклонил колено он, когда по середине зала, из огня вышел высокий мужчина. - Мы ждали Вас.
   - Асшиар, ты нашел? - спросил повелитель, направляясь к возвышению на котором стоял трон, весь усыпанный ярко-красными опалами, огненными опалами, которые в лучах солнца или отблесках огня, взрывались тысячами искр, затмевая собой первозданный огонь.
   - Нет, мой повелитель - ответил мужчина, и его фигура как-будто съежилась под взглядом повелителя. - Мы уничтожили пять поселений людей, там где вы указали. Но так ничего и не нашли.
   - Ты меня разочаровываешь, Асшиар, это не первый твой промах. Не нуждаешься ли ты, Асшиар, в замене! - крепко сжимая подлокотник трона, так что побелели костяшки пальцев, гневно сказал повелитель.
   - Простите мой повелитель - еще ниже склоняя голову - ответил Асшиар. - мы перерыли все, но так и не нашли. Но, мой повелитель, если вы прикажите, мы будем искать дальше.
   - Искать дальше, и притащить сюда еще больше рабов - гневно воскликнул повелитель - зачем ты притащил сюда, этот сброд, Асшиар? Я приказал тебе, как своей правой руке, найти и привести сюда, вместо этого ты притащил сюда восемь тысяч грязных ничтожных людишек. Ты не представляешь, в каком я гневе, Асшиар. Убирайся!
   Мужчина, не посмев и возразить и словом, так и удалился, привычно идя спиной в сторону двери. Идя, по коридору, который вел в тронный зал, мужчина сжимал кулаки. Если сейчас бы его видел повелитель, как в его глазах, горел огонь ненависти, он не задумываясь уничтожил бы его.
   Мужчина приближался к выходы из цитадели, а это именно была огненная цитадель, возле которой расположился город огненных магов, или огненных теней как прозвали их люди. Это был закрытый город, принадлежащий магам огня, находящийся среди скал, в непосредственной вблизи к вулканам.
   Именно первозданный огонь питал силу огненных магов, чем сильнее маг, тем ближе он мог находиться к жерлу вулкана. Именно по этому принципу, круг огненных магов, выбирал повелителя цитадели.
   Цитадель представляла собой, огромную гору, внутри которой был построен такой же огромный замок.
   Тысячи лет назад, чтобы построить эту цитадель круг из десяти самых сильных магов, растопил горную породу, придавая ей форму будущей цитадели. Это было и защитное укрепление, сюда вела единственная горная тропа, через которую в город доставлялись продукты и необходимые вещи, для горожан.
   - Рэн Асшиар, что делать с рабами? - обратился к нему, невысокий мужчина, один из его подчиненных магов.
   - Всех отправишь на каменоломни - гневно ответил ему АСшиар, до сих пор кипевший от душившего его гнева.
   - Как прикажите, рэн Асшиар. - поклонился мужчина, и направился на нижний этаж цитадели, где содержали рабов. ***
   - Огненные тени! - еще раз повторил эд Кийан, хмуря брови - Давно они не появлялись в наших землях, эти проклятые маги огня.
   - Маги огня?! - спросили мы хором с Танам. - Кто это?
   - Маги огня - те кто повиливает огнем, безжалостные маги сжигающие все на своем пути.
   Так говорите они уничтожили Серог, пятнадцать дней назад?
   - И не только Серог, но и Лички - ответила я, но меня интересовал совсем другой вопрос как найти этих самых магов, и что значит повиливают огнем, о чем и спросила у эда.
   - Ну как вам объяснить - чесал подбородок, заросший трехдневной щетиной эд. - Сам я никогда не видал, давно они на наших землях не появлялись, считай лет двести уже как. После того как первый князь Элиикий заключил мир, после того как они уничтожили несколько больших городов, и обязался платит дань, товарами и продуктами, они и не появлялись. Живут где то в горах, никто уже и не знает где именно. Обозы же они сами забирают, и неведомо куда отвозят. - еще с минуту он сидел молча, кидая хворост в костер. - И куда вы теперь? - спросил эд, смотря на нас.
   - Мы хотели идти в Арлион, а потом искать родителей. - ответила я. - теперь мы хотя бы знаем кто их увел.
   - Ваши родители, вы брат и сестра? - спросил эд.
   - Нет, я из Личков, а Тан из Серограда, его отец был из Личков, он ушел жить в Сероград девять лет назад. Они с моим отцом вместе охотились - пояснила я.
   - Лички, лички, что-то не припомню такой деревни - ответил эд.
   - Наша деревня небольшая не больше пятнадцать домов,находится на севере в лесу, пять дней пути от Серограда, там где болота. - пояснила я, задумавшемуся эду.
   - Значит, идем вместе до Арлиона, а там порешаем как дальше быть - высказал свое предложение эд. В принципе мы были не против, все равно идем в одну сторону. - А сейчас спать, утром рано отправимся в путь - на праве старшего, начал командовать он.
   Мы с Таном, как всегда устроились вместе, по другую сторону костра, мне не спалось, я лежала и думала, устремив взгляд в звездное небо, жив ли отец, и куда в горы могли их увести. Эд Кийан, не спал, сидел возле костра, небольшой веткой шевеля угли, пламя от костра освещало его задумчивое лицо. Тан давно спал, подтянув к подбородку колени.
   - Эд Кийан,- тихо спросила я, садясь на одеяле, - почему на вас напали те люди?
   - Да, разбойники, это были - зло сказал эд, - эти гады, давно нападают на мирных людей, идущих по этим местам. Я же из дома возвращался в Арлион, эрл на десяток дней отпустил со службы, мать проведать.
   - А, почему вы не уехали, вы же на лошади были, они бы вас не догнали? - спросила я, получше накрывая Тана, сама я вообще никогда не мерзла, там где люди обычно надевали теплую одежду, я вполне могла ходить в рубашке с жилеткой.
   - Так эти гады, меня с лошади скинули, Ворона напугали, вот он и умчался в лес. - укоризненно поглядывая в сторону стоящего коня, сказал эд. Ворон, как будто понял его слова, просительно заржал в ответ. - Ладно, ладно, верю что ты не специально, летящие в тебя дерево хоть кого напугает. - махнул рукой эд. - А его жеребенком купил, сам и вырастил, вон какой красавиц стал - в словах эда звучала гордость, а так как мы смотрели в это время на Ворона, то видели как он тряхнул своей черной гривой, будто красуясь.- мы с эдом тихо рассмеялись.
   - Ложись спать, дочка, я покараулю пока, эти разбойники далеко та не ушли. Здесь где-нибудь ошиваются. - я спорить не стала, но поскольку эд все-таки ранен был, я предложила сменить его через пару часов. Он посмотрел на меня серьезно так, но потом кивнул в знак согласия. Лук и оставшиеся стрелы, положила рядом, так чтобы удобно было их взять, мало ли что.
   Я проспала, больше чем два часа, ведь эд должен быть разбудить, сначала хотела сказать ему, но когда аккуратно выбралась, так чтобы не разбудить Тана, увидела, что эд лежит, и похоже у него жар. Костер давно потух, угли уже остыли. Я подошла к эду, и положила ладошку на лоб, лоб был горячий, и несмотря на легкий ветерок, весь мокрый. Нужно было заварить кору ивы,которую я собрала накануне, она хорошо снимает жар. На ощупь нашла свой заплечный мешок, так как всегда клала его под голову. И разожгла костер, поставив на него котелок с водой. Разорвала кору узкими полосками, и бросила в котелок когда вода закипела. Когда отвар остыл, положила голову эда к себе на колени, и поднесла к его рту кружку.
   -Эд Кийан, вам нужно выпить отвар, он снимет жар - тихо сказала я, в надежде что он услышит меня, ну по крайней мере будет знать, что это я. Сначала смочила его губы, а затем потихоньку начала вливать отвар. - Терпите, эд, нужно выпить уговаривала я. - Иногда отвар стекал по лицу эда, на мои штаны, когда он пытался отвернутся. Напоив и положив ему под голову свой мешок, укрыла его второй стороной его же плаща. Жар потихоньку спадал. Устроилась рядом с ним изредка проверяя не начался ли жар снова. Так и просидела всю ночь, периодически зевая. Лук лежал рядам.
   Уже давно рассвело, когда я попыталась разбудить Тана, эд под утро уснул, и жар окончательно спал. Нужно было перевязать ему раны. Тан сел на одеяле, с закрытыми глазами, пытаясь доспать сидя.
   - Тан, просыпайся, нужно твоя помощь, у эда был жар всю ночь, наверно рана воспалилась, нужно его перевязать, - толкая его, говорила я. Вообще он плохо просыпался с утра, и очень долго валялся пока я не скатывала его с одеяла. Сделав так же и в этот раз. Тан проснулся, с утра земля холодная, поэтому он просыпался быстро. И начал бубнить, как обычно, что я ему не даю спать. Пока Тан умывался в речке, я нашла остатки его настойки в фляжке из кожи. Растерла листья путника и виз-травы, оставшиеся с вечера.
   - Иди сюда, нужна помощь - позвала я Тана, поманив рукой. - Я сейчас сниму повязки, а ты найди остатки его рубашки, которую мы вчера изорвали и посмотри еще чего нибудь. На груди и ноге, раны были чистые, и уже начали потихоньку затягивались. А вот рана на руке, самая глубокая воспалилась, края раны опухли. Я протерла его настойкой и смазала обильно смесью путника и виз-травы, и перевязала.
   - Тан нам нужно, уходить отсюда, эд сказал что здесь возможно еще остались разбойники. Приведи лошадь и найди веревки. - попросила я, конь не далеко щипал траву.
   - Я хотел вчера спросить, это тебя ваша знахарка научила в травах разбираться, эд Конс говорил, что ты учишься у нее? - с другой стороны лошади спросил Тан, так как мы с ним закидывали на коня попону.
   - Да, Тина многому меня научила, - гордо ответила я, а затем тихо добавила - она умерла, когда напали тени. - и сжала кулаки, до такой степени, что ногти впились в ладони. Это отрезвляла, и с Таном продолжили, подняли седло, и положили его сверху на попону, и затянули ремни, через седло перекинули заплечные мешки, ремешки которых связали вместе, в мой мешок засунули кувшин с водой, ведро решили не брать.
   Я решила, сделать такие же носилки, которыми переносила Тину в землянку. У эда, обнаружился топорик, которым мы срубили два молодых деревца, выбрали, что подлиннее. Чтобы не стучать топором, мы буквально срезали дерево сверху вниз, так что у нас образовался заостренный угол на одном конце. Веревками связали два деревца вместе, посредине оставив веревки свободными, носилки с двух сторон, привязали к седлу, положили сверху одеяло и плащ эда.
   Было очень тяжело затаскивать эда на носилки, и чтобы он не свалился с них, мы его за талию привязали к носилкам, укрыли краем плаща.
   - Тан ты поведёшь лошадь, - сказала я, когда Тан заливал наш костер водой. Мы не стали, здесь рассиживаться, и поэтому решили, что перекусим по дороге. Разбойники нас пугали, у меня осталось всего две стрелы.
   - Хорошо, - беспрекословно согласился он - еще вчера я ему сказала, что с лошадьми управляться не умею, у нас лошади никогда не было. Взял поводья, и мы с ним пошли в сторону Арлиона, жуя на ходу, жаренное мясо. ***
   Несколько раз я подходила к эду, и проверяла его лоб, жара не было, но на всякий случай, коры ивы с собой я взяла.
   К обеду, очнулся эд, я поила его водой, когда он открыл глаза, и посмотрел на меня.
   - Эд Кийан, вы очнулись, хорошо - сказала я, наклоняя кружку, так как эд пил уже сам.
   - Что случилось - хрипло спросил он, откидывая голову назад.
   - У вас был жар - ответила я, -рана на руке воспалилась, я напоила вас отваром ивы и жар спал. Сейчас мы идем в Арлион, вы лежите на носилках, мы боялись оставаться возле реки, из-за разбойников. - выдала я ему, Тина, всегда говорила, что человека лучше не мучить, а рассказать ему все сразу, если он был без сознания. Тан уже, остановил лошадь, и стоял возле носилок. Вообще он, умничка, никогда не задает лишних вопросов и всегда делает все, что я говорю.
   - Эль, может, остановимся поесть? - глядя на меня, просительно сказал Тан, да есть хотелось, и даже очень.
   - Давай, эд очнулся, можно и поесть. - ответила я, по пути я подстрелила зайца. - Соберешь хворост? Я пока освежую зайца, согласен. - Тан кивнул. - эд Кийан, подождите, не вставайте, мы вас привязали к носилкам - сообщила я, пытающемуся встать эду. - Мы боялись, что вы скатитесь с носилок - пояснила я, увидев его недоуменный взгляд.
   - Спасибо, вам дети. Вы опять спасли мою жизнь. - поблагодарил он, когда мы его отвязали от носилок. Эд встал, и немного пошатываясь, направился в лес, говорить, зачем я не буду, думаю и так понятно.
   - Откуда заяц - спросил Эд, возвращаясь из леса, когда я снимала шкуру с зайца.
   - Я подстрелила - ответила я, не поднимая головы, и продолжая заниматься зайца. Услышала, как вернулся из лесу Тан, и скинул на землю хворост.
   Эд говорить ничего не стал, просто прошел подальше и сел на поваленное дерево. Тан в это время очищал место для костра от травы.
   - Давайте сварим похлебку? - спросила я- Я насобирала корешков.
   - Тан, принеси, пожалуйста, мою седельную сумку - попросил эд, Тан уже развел костер. И ставил котелок с водой на огонь. Я резала зайца на кусочки.
   - Вот- протягивая Тану мешочки, которые вытащил из принесенной Таном сумки, - сказал эд - крупа, для похлебки и соль.
   ***
   Похлебка удалась на славу. В мешочке эда, оказалось перемолотая крупа зернянки (пшеницы). Кашу нам с Таном я положила на кору дерева, которую содрала тут же. А котелок отдала эду, он больше нас, а другой посуды, ну кроме эдовской кружки у нас не было.
   -Сколько еще, ехать до Арлиона - спросил Тан у эда.
   - Примерно сутки, - ответил эд, набирая ложкой кашу из котелка - Каша, объеденье, - выдал он - молодец дочка. К вечеру выйдем к реке, там и заночуем. Завтра к обеду уже в Арлионе будем. У меня там комната есть, остановитесь у меня. Я утром к службе у эрла Арлиона преступаю, так что комната в вашем распоряжении.
   - Спасибо - хором ответили мы, и отказываться не стали, тем более никого мы там не знали и идти куда, тоже. ***
   Утром следующего дня, мы с Таном искупались в речке, и выстирали свою одежду, денек должен быть жаркий, так как с утра уже припекало. Как никак середина летня (лета). Раны эды потихоньку затягивались, утром перевязывать не стали, эд сказал, что до Арлиона дотянет.
   От реки вела укатанная дорога, до самого Арлиона, по ней то мы и пошли, собрав все свои вещи, эд не спеша ехал на лошади, мы с Таном шли пешком налегке. Так как все свои пожитки, привязали к седлу лошади. Я жутко нервничала, еще никогда, я не видела большого города с большим количеством человек. Что нас там ждет ...
  
  Глава 5. Арлион
  
  Мы шли по дороге, впереди уже виднелись ворота города, перед которыми сновали туда-сюда люди, по дороге то и дело проезжали телеги и конные.
  - Ого! Какие огромные ворота! - удивился Тан. Действительно, стены были намного выше, чем в Серограде, но из такого же серого камня. И ворота были под стать стенам, огромные из бревен, окованные железом.
  - Идемте! - подтолкнул нас эд, когда мы остановились возле моста через ров. Это был мост, очень широкий мост, на котором могли беспрепятственно разъехаться две телеги, от стен к мосту шли огромные цепи. - Это подвесной мост, - пояснил нам эд, видя наше с Таном удивление - его поднимают вечером и опускают утром. В городе соблюдают режим. Ну, идемте же скорее! - сказал он, и повел коня к воротам.
  - Доброе, эрл Кийан! - приветствовал эда один из стражников, с черными усами, и такими же черными волосами и глазами. - Долго вас не было в городе. Ездили навестить матушку, как она? - протягивая руку для пожатия, спросил стражник, из-за чего его плащ темно зеленого цвета распахнулся, обнажая такого же цвета мундир и ножны, с мечом прикрепленные к поясу ремнем с бляхой, на которой был изображен медведь, в боевой стойке.
  - Здорово, Мэйир! - пожал руку стражника эд. - Да ездил, захворала она, сейчас нормально. Как в городе, спокойно?
  - Тишина, дня три как гости нашего князя, уехали. А эти мальцы с тобой? - кивнул в нашу строну стражник, так как мы стояли, прижавшись к Ворону.
  - Со мной!- подтвердил эд. - Ладно, хорош трепаться идем, еще в казармы успеть нужно. Идемте. Будь здоров! - махнул он рукой стражнику.
  Когда мы вошли в город, я глазам не поверила, столько народу и в зеленом, и в синим, и в красном, и в желтом. В глазах от красок зарябила, в нашей деревне, единственными цветными вещами были юбка Тины и мое красное платье сшитое Агатой.
  - Не отставай Эль, иначе потеряешься, если что ищи ворота, мы там тебя найдем, поняла? - я кивнула, пошла рядом с ними, для верности вцепившись в седельную сумку, прикрепленную к луке седла. Я крутила головой в разные стороны, мимо проходили женщины, в разноцветных красивых платках, от которых у меня дух захватывало, торговцы сновали туда-сюда, оглашая улицу криками 'лепешки, булки, пирожки, баранки, пирожное'. Даже дома были не низенькими как у нас, а большие, в два этажа, а то и в три.
  - Ну, вот здесь я и живу, - сказал эд, показывая на двух этажное деревянный длинный дом, с серой черепицей, вообще, этот дом мало чем отличалось от остальных, и его очень трудно было бы найти, если бы не маленький магазинчик, а скорее аптекарская лавка. На вывеске, которой были нарисованы большие и маленькие баночки и горшочки, в обрамлении все возможных лечебных трав. Некоторые из них я даже узнала, от разглядывания трав, меня отвлек голос эда. - Я живу на втором этаже, этот дом принадлежит князю, и здесь живут в основном командиры отрядов с семьями. - пояснял он - идемте, поставим Ворона в конюшню, она находиться за домом - сказал он обходя дом, действительно, во дворе дома стояла, небольшая конюшня, в которой было пять стоил для лошадей. Два из них, были заняты, каурой кобылкой и пегим жеребцом, который грозно заржал, когда Тан, завел Ворона в конюшню.
  - Тихо, мраково отродье, - крикнул эд на жеребца, когда Ворон заржал ему в ответ. - Тан, отстегни ремни седла, - попросил он, мягко поглаживая Ворона по морде, - Тише, Ворон, тише. - успокаивал он коня.
  - Это, Серый, хотя ему больше подошло бы Задира, какой хозяин такой и конь. - и сплюнул в сторону пегого жеребца. Мы с Таном сложили, вещи возле входа в конюшню. И расседлали Ворона, и эд повел его в стойло.
  - Эль, помоги - сказал Тан, пытаясь поднять седло, на перекрытие стойла. Когда в конюшню с ведром воды вошел мальчишка, одного возраста с Таном, который разглядывал нас огромными карими глазами, на худеньком лице.
  - Идемте, я покажу вам комнату - закрывая дверцу стойла, сказал эд. - Эрик, положи овса и поставь воды Ворону, позже вычистишь его. - протягивая пару медных монет, мальчишке сказал эд. Мальчишка в ответ, только кивнул, не сказав не слово.
  - Он немой, - направляясь открытой двери, сказал эд. - Но трудолюбивый, у него мать больна, вот мальчишка и работает. Так, что не обижайте его.
  - Мы и не собирались - хором ответили мы, поднимаясь по лестнице вверх. Лестница, была зеленого цвета, с скрипучими ступеньками, которые накренялись, когда на них наступал эд.
  - Последняя комната моя - показал вперед эд. Лестница вела на второй этаж, с длинным коридором, по двум сторонам которого были двери. Одна из них открылась, и из нее вышел мужчина, в таком же темно зеленом мундире, как и стражник на воротах. Только этот в отличие от стражника смотрел на нас с неприязнью.
  - Что, Кийан, своих нет, так ты чужих ублюдков, подобрал или может ты нашел себе молоденькую шлюху. - разглядывая меня в упор, сказал этот, стоя в проеме двери. Как же мне хотелось в этот момент, выстрелить в его рожу, прямо в глаз, чтобы они на веки закрылись, и не смотрели таким масляным взглядом на меня.
  - Не твое дело, Лис, отвали. - сказал эд, по его лицу можно было понять, что он тоже не прочь накостылять этому, Лису.
  - Не обращайте, внимание. - открывая дверь ключом, который вытащил из кармана штанов, сказал эд. - Входите. В мои хоромы! - пропуская нас, в комнату - сказал эд.
  Комната, была маленькой с одной деревянной кроватью и сундуком возле маленького грязного оконца, на котором стояла деревянная небольшая лохань. В углу возле двери, стояла железная жаровня, возле которой были наложены дрова. Занавесок не было, на кровати, лежало одеяло, коричневого цвета с зеленым узором. В комнате было пыльно, и видно, что здесь давно не было людей.
  - Я здесь редко живу, в основном в казарме. - пояснил он. - Воду можно брать в колодце, ведро железное для нагревания воды стоит возле лестнице, потом его туда вернете. Уборная возле конюшни. Воду грейте здесь - пояснял эд, указывая на жаровню. - Вечером принесу еды и еще дров. Пока располагайтесь. Я схожу к князю, нужно сказать ему теней и сожженный Серог. Вот ключ, но без меня, по городу не ходите, заблудитесь. Ну все, я пошел - сказал он, прикрывая дверь. - И еще, Эль, ходите вместе, вас никто не тронет, конечно, но лучше вместе.
  - Хорошо - кивнули мы. Я положила сумки на кровать, когда за эдом закрылась дверь. - Как тебе наше новое пристанище? - спросила Тана я.
  - Нормально - ответил он, вытирая рукавом, стекло на окне. - Наше окно, выходит на улицу, - я тоже подошла к окну, и посмотрела в него.
  - Смотри, это Лис, и он на пегом жеребце, - хихикая, тыча в стекло пальцем, сказал он. - Помнишь, что сказал эд, что каков хозяин, такой и конь. -Теперь мы уже смеялись, вместе. - Ага, задира - сквозь смех, сказала я. Перестали мы, ржать, когда с сундука свалилась лохань.
  - Слушай Тан, помыть пол и помыться самим бы не помешало. Что там, эд про ведро говорил. - И мы вдвоем вышли в коридор.
  - Эль, подожди, я запру дверь- остановил меня Тан, когда я уже прошла пол коридора.
  - А зачем, мы же только воды наберем и вернемся? - удивилась я. У нас в деревне дверь так вообще не закрывали, так только крючок и все от зверей там всяких.
  - Это ж город, тут и обокрасть могут - понял мое удивление Тан. Он уже закрыл дверь и шел за мной.
  - И вы тоже в Серограде дверь запирали? - спросила я.
  - Нет, там у нас был свой дом, хоть и на краю деревни, и запирали когда только из дома уходили. - снимая ведро, с гвоздя, рассказывал мне Тан.
  Ну ладно, ему виднее, он у нас в городе жил, согласилась я. Мы вышли во двор, какая то женщина, в белом фартуке поверх синей рубахи и серой юбки, развешивала белье на веревке. Вообще я уже не удивлялась, что здесь все одеваются в разноцветные одежды, как то уже привыкла, да и Тан сказал, что у них тоже так одевались.
  - Вы чьи деточки? - спросила нас, это самая женщина, звонким голосом. Ее приветливая улыбка на румяном лице с веснушками располагала к себе.
  - Мы, у эда Кийана посилились, эдерра. - Ответил ей Тан - А, где здесь колодец?
  - Эрл Кийан вернулся. А колодец, вон там - показала в сторону одиноко росшего дерева женщина. - А вы кто будите эрлу, вроде детей у него нет? - тут же задала вопрос она.
  - э... - не нашлась, что ответить я, и уставилась на Тана.
  - Мы помогли ему в пути, и он разрешил нам у него остановиться. - пришел мне на помощь Тан, мы с эдом договорились, что говорить о том что наши деревни сожгли тени, никому не будем, чтобы не поднялась паника. Да и мало кто нам поверит, их уже несколько десятков лет никто не видел.
  - Да, эрл Кийан, такой, всем помогает. - покивала женщина. Ее от расспросов оторвал плач ребенка, который оказывается все это время, спал в корзинке, внутри воображаемого шалаша из простыни, которая весела на веревке.
  И пошли к колодцу, навес которого был сделан из дерева в форме башенки, которые украшали крыши домов в этом городе, Тан открыл крышку, и спустил ведро на цепи.
  ***
  Мы с Таном сидели на кровати, и пили чай, пол и окно мы вымоли, попросив у той женщины с ребенком, тряпку, так как ничего такого в комнате эда не нашли. Помылись. К сожалению, наши грязные вещи пришлось одеть, чтобы не сидеть голыми. Мылись по очереди, один сидел в коридоре, и ждал. За водой пришлось ходить несколько раз и тащить ее на второй этаж, очень не удобно.
  ***
   - Спасибо Рисса - услышали мы голос эда, прежде чем дверь открылась. - дети, как дела, я вам тут еды принес, заноси - и в дверь вошел парнишка, в сером сюртуке, лет шестнадцати, покосился на меня, поставил мешок и скинул с плеч, вязанку дров.
  - Спасибо, Тэр, ступай. - похлопал его по плечу эд. Выдал три медных монетки, парень обернулся возле двери, и снова посмотрел на меня, я тоже пристально посмотрела на него, и он смутился. - Тэр, хватит глазеть на девчонку, мала еще, ступай. - хмыкнул эд, и закрыл дверь и обернулся ко мне, я покраснела. Вообще выглядела старше своих четырнадцати, так как было довольно высокой, для девочки моих лет.
  - Привыкай Эль, еще не один парень будет к тебе приставать, ты очень хорошенькая - сказал эд, разглядывая меня, ну да до этого мы с Таном были чумазые, с грязным лицом и волосами. - Ну налетай, небось голодными сидели. - Мы кивнули, есть уже хотелось, и полезли в мешок. И в результате стукнулись лбами. - Вижу, голодные! - посмеивался над нами эд. - Тан, ну ка двинька сюда сундук.
  Слюнки текли, все больше по мере того как мы выкладывали на сундук еду, варёная картошка, стрелки лука, коляска копченой колбасы, жареный окорок, редиска, свежий хлеб, сыр, крупы отложили в сторону, и яйца завернутые в мягкую тряпку тоже. На дне оставался еще какой то сверток, но его я трогать не стала.
  Ели молча, наслаждаясь нормальной едой. Когда мы с Таном отвалились от стола (сундука). Уже стемнело, и эд зажег свечу из жира.
  - Ну значит так детки, был я у князя все ему рассказал. Оказывается еще три деревни, уничтожили дней двадцать назад, чуть южнее Серога, живых не нашли и трупов тоже. Сообщили купцы, которые шли из Вернира. Князь, сказал вас завтра привести, вы все ему подробно и расскажите.
  У меня глаза на лоб полезли, и когда я посмотрела на Тана, оказалось что не у меня одной. Так мы и сидели как пришибленные, пока я громко не икнула. Нет ну это же к самому князю.
  - Да не бойтесь вы, ничего он вам не сделает - видя наше замешательство, начал успокаивать он нас. - Да еще, я вам там одежонки прикупил, не пойдете же вы к князю, как оборванцы, точнее погорельцы. - Ну да, одежда у нас за это время поизносилась, кое-где были дырки, а моя рубаха так и вообще как погрызенная свисала вниз. Ну мы же есть погорельцы, с горечью подумала я.
  - И еще Эль, я там тебе стрелы купил, - кивая в сторону двери, где стоял узкий сверток, перетянутый веревкой.
  - Спасибо, эд Кийан - ответила я, разматывая веревку. В свертке оказались, действительно стрелы, с серым оперением на концах и заостренными наконечниками, поблескивающими при свете свечи.
  - Это вам спасибо, если бы не вы лежал бы, там на полянке погрызенный волками. - отмахнулся эд. - Только Эль, в пределах города, стрелять из лука запрещено.
  Я кивнула, укладывая стрелы в свой колчан, там у меня одиноко лежала, последняя стрела, которую сделал отец, с белыми пёрышками. Я тихо вздохнула, я не забыла отец, погладила я древко стрелы.
  Легли мы с Таном на кровати, эд откуда то притащил еще лежак, набитый соломой и лег на полу, отказавшись от нашего предложения лечь на кровати. Было как то неудобно, ложиться на кровать, когда сам эд спал на полу. Я уснула, только когда услышала храп эда, Тан давно спал, прижавшись к стене. В комнате было тепло, как никак лето, да и нагрелась комната когда мы грели воду на жаровне.
  
  Глава 6. Князь
  
  Утром, нас разбудил шум, гремела посуда, туда сюда ходили люди, хлопая дверьми, где то плакал ребенок. Я встала, потягиваясь, искоса посмотрев на лежанку эда, она была пустая. Значит мне, не померещилось, что он на рассвете куда ушел.
  - Вставай соня, нам еще к князю идти - растолкала я Тана. - он что то пробурчал, открыл глаза, громко зевнул. Затем встал, посмотрел на меня, поежился, и встал.
  Очередь в уборную мы выстояли, к концу слегка пританцовывая. В уборной было ужасно грязно, повсюду летали мухи, но было уже все равно. И как только люди, ходят сюда, поежилась я. Когда мы умытые, жевали вареные яйца с луком и копченой колбасой, пришел эд, положил сверток возле порога и присоединился к нашей трапезе.
  - Тан, я купил тебе ботинки, твои вообще уже скоро разваляться. - мы дружно посмотрели на обувку Тана, возле жаровни, стояли уже изрядно поношенные, с дырками, домашние полусапожки из вяленой шерсти, не предназначенные для прогулок по улицам, а особенно по лесам. Мы с Таном оплетали на стоянка его полусапожки древесным лыком, на подобии небольших корзинок (автор: что то на подобии лаптей).
  - Ну собирайтесь, одевайтесь, жду вас в конюшне. - допивая чай, сказал эд, поставил кружку на сундук и вышел за дверь.
  Еще вчера мы с Таном натянули веревку возле окно, а сейчас повесив на него одеяло, отгородила место для переодеваний, чтобы не ждать в коридоре. Эд купил мне коричневую юбку до пола, такую же которую носят женщины, штаны из черно сукна, пару рубах серую и зеленую, жилетку светло коричневого цвета и платок.
  Оделась я быстро, вообще, кроме платья подаренного еще в детстве, матерью Тана, я ничего такого наносила. Отец не отказывал, и всегда покупал мне рубахи или штаны. И поэтому сейчас под юбку, я тоже одела штаны и сапоги, под юбкой не видно, повязала платок как обычно подвязывали женщины. И вышла из за перегородки, Тан уже стоял в своем заячьем жилете, в серых штанах и серой рубахи.
  - Ну, что идем - вздохнула я, было страшно. В карман юбки положила только нож, стрелы и лук оставила в комнате.
  - Идем - отозвался Тан эхом.
  ***
  Эд стоял возле оседланного Ворона, во дворе. Эд пристально посмотрел на нас, на мою юбку.
  - Вы вдвоем сядете на Ворона, я пойду пешком. - Так мы вышли на улицу, уже заполненную людьми. Я рассматривала дома, и лавки с товарами, так хотелось все пощупать и посмотреть поближе, людей, особенно меня интересовала одежда, с узорами, и раскрашенная яркими красками.
   Улица практически не отличались одна от другой, стояли такие же деревянные дома, иногда с каменными основаниями. Пока мы не вышли на главную площадь, здесь земля была покрыта гладким серым камнем, по сторонам от площади стояли красивые лавки, с яркими вывесками. В конце площади, стоял большой дом полностью из серого камня, как будто площадь поднималась вверх на три этажа. Но самым невероятным были окна, большие стеклянные окна белого цвета без ставень. Я сидела открыв рот, такой красоты я никогда не видела, это было очень красиво. А когда эд повел Ворона, в сторону этого дома, и сказал что здесь живет князь, и что мы с можем войти туда, я была просто счастлива.
  Мы вошли в ворота, тоже очень красивые, из железа с листочками и завитушками, а по середине, был круг с выбитым в нем медведем, как на бляшке ремня того стражника. Ворона, мы оставили возле ворот, рядом с еще несколькими лошадьми, повод у эда забрал какой то мальчишка.
  Двор тоже был весь из камня, по краям которого росли цветы. Таких еще я никогда не видела, а запах, здесь пахло невероятно. Нас провели, к двери, такой же резной, как и рамы окон. Вверх мы поднялись по лестнице, она блестела, я аккуратно провела пальчиками по периллу, она была очень гладкой. В коридоре, по которому нас повели дальше, висели на стенах картины, на которых были нарисованы мужчины и женщины, а эд сказал, что это предыдущие князья и княгини.
  Мы так и шли открыв рты, и во все глаза, разглядывая эту красоту. Перед нами открыли дверь, люди в зеленых мундирах. Мы вошли в комнату, за столом, которого сидел мужчина, с седыми волосами, что -то писал.
  - Эрл Кийан Вэйгарт прибыл по приказу князя. - громко сказал эд, преклоняя колено. Мужчина поднял голову, посмотрел на нас, мы стояли за спиной эда, и разглядывали обстановку комнаты, на полу лежал красный ковер, на огромном камине стояли чучела птиц. На стенах были нарисованы картинки сражений. На окнах были красные с золотом шторы. И все это великолепие завершала огромная железная люстра, свечи на сейчас были потушены. Так как комнату освещала солнце.
  - Кийан, это те ребятишки, про которых ты говорил? - на нас смотрели голубые, как небо глаза, лицо мужчины было все в морщинках, но взгляд был добрым. Седые волосы аккуратно собраны в хвост. Только сейчас до меня дошло, что это князь, а Тан вообще не двигался, и стоял как дерево, не сводя глаз с князя.
  - Да, мой князь, - тут же ответил эд, и подтолкнул нас вперед. Я чуть не упала, запутавшись в юбке.
  - Кийан сказал, что тебя зовут Эль? - обратился ко мне князь подходя ближе, я посмотрела на него, князь был высоким, и моя голова доставала ему до плеч.
  - Это сокращённое имя, меня зовут Эльрина, я дочь охотника Конса из лесной деревни Лички. - ответила я на вопрос.
  - А ты? - посмотрел он на Тана, который уже отошел от первого шока, увидев самого князя.
  - Я Дортан, только младший. Мой отец Дортан тоже охотник, он из деревни Эль приехал в Сероград и встретил там маму. - говорил Тан, переминаясь с ноги на ногу.
  - Я правильно понял ты Эльрина из Личков что на севере в лесу возле болот? А ты Дортан младший из Серога? - мы с Таном синхронно кивнули в ответ.
  - Не бойтесь, дети, расскажите мне все что знаете. - мягко сказал князь.
  ***
  ... Вот так мы встретили эда Кийана - закончили мы свой рассказ. Рассказали все как было, как прибежала с охоты, про пожар, про смерть Тины, как отправилась искать отца, как встретила Тана, как мы пошли в Арлион и встретили эда. Тан рассказал, как его спрятал отец, и сказал что это тени, как он сидел в погребе, потом вылез и пять дней жил на запасах, найденного в погребе управляющего. Мы рассказали, что все сгорела без остатка, железо кое-где даже оплавилось.
  Князь и эд слушали нас не прерывая, князь молча что то записывал на листке бумаге, периодически поглядывая то на меня, то на Тана.
  - А это, Тина, от чего она умерла, - глядя на меня спросил князь, я пожала плечами, сказала, что не знаю.
  - Странно, значит, ожогов и ран не было, и она не сказала, что произошло - я покачала головой, еле сдерживаясь, чтобы не заплакать.
  - А больше людей ты не видела - продолжал расспрашивать меня князь.
  - Нет, - пытаясь не всхлипнуть, ответила я, было тяжело вспоминать - я обошла всю деревню, в поисках уцелевших вещей, но так ничего и не нашла.
  - А ты, - повернулся он к Тану, который покачал головой.
  - Кийан, сказал, что вы спасли его от банды разбойников. Спасибо, он лучший мой тысячник, и друг. - поблагодарил нас князь. - Я отправил уже отряд, отчистить от разбойников, те места.
  - Еще эрл, сказал, что вы ищите своих родителей, почему? - спросил он. Ну что ему ответить, что у меня предчувствие, что они живы.
  - Понятно - ответил князь, когда я ему это сообщила - может, останетесь здесь, эрл сообщил, что ты залечила его раны, хорошие знахарки здесь в почете. Ну подумайте еще - увидев наши вытянувшиеся лица, сказал князь.
  - Ступайте, - махнул он рукой, - А, еще, я велел, выдать вам десять золотых. - когда мы уже подходили к двери. Наши глаза округлились, это ж какие деньги. - И еще, никому не рассказывайте, ни про Серог, ни про теней.
  Мы дружно покивали, не в силах произнести ни слова. Поклонились князю. И вышли из комнаты.
  - Кийан останься - услышали мы с Таном, когда уже вышли в коридор.
  ***
  - Во первых Кийан - начал князь, когда дверь за детьми закрылась, он ходил по комнате сцепив руке на спине - завтра ты нужен мне в здесь, оставь своих ребят на попечение кого-нибудь, но предупреди еще раз пусть не болтают. Во-вторых, я так понял, что этот охотник Дортан знал, что это тени. Но вопрос в другом откуда, попытайся выяснить у мальчишки, хотя вряд ли он знает.
  - Я тоже так думаю, мой князь, мальчишка не знает, иначе не спрашивал бы у девчонки. - сделал предположение Кийан, о встречи Тана и Эль.
  - Что это огненные, сомнений нет, из донесений поступивших из тех групп, что я отправлял в Кирк, Ветог и Таврог, ясно это что был не просто пожар, а пожар магический. - продолжал князь. - и все они находятся друг от друга на расстоянии пяти-десяти дней. Как будто, они решили уничтожить, полностью северную часть наших земель. Из выживших, только эти, ребятишки, и это странно. Ты знаешь Кийан, я читал летописи, двухсотлетней давности, когда мой прадед Элиикий объединил, оставшиеся человеческие города в княжество, и заключил с ними мир. В сожженных городах не осталось ни одного живого, голое выжженное поле. И вот сейчас, они вернулись, зачем. - сказал князь, скорее рассуждая, чем спрашивая.
  - Ладно, Кийан иди. Я жду тебя завтра, у себя. - отпустил его князь.
  - Хорошо, мой князь. - ответил эрл и вышел.
  ***
  - Ничего, себе, я не поверил, когда он сказал - высыпав из мешочка деньги, восхищенно сказал Тан, который нам вручил, помощник князя. - вырасту, пойду к нему служить - припечатал он. Мы удивленно на него посмотрели.
  А ведь, правда, как горько мне не было, Тану лучше остаться здесь. Я не знала, куда идти и где их искать, и таскать с собой Тана, очень опасно.
  - Эль, ты чего? - посмотрел на меня Тан. И тут я поняла, что сижу, и в упор на него гляжу.
  - Ничего. Складывай наше богатство назад. - и повернулась к эду. - Мы можем оставить деньги здесь? - спросила я.
  Эд кивнул. - здесь никто не возьмет, давайте, положу в сундук, протянул руку он. Тан ему отдал ему мешочек, который он положил в сундук, а сам сундук запер.
  - Ну кто, хочет есть - действительно, есть хотелось - Идемте в таверну, я знаю где вкусно готовят.
  
  ***
  
  До таверны мы шли пешком, она находилась недалеко от дома эда. На вывеске было нарисована тушка курицы, наверное жареная, потому что коричневого цвета и окорок красный. А посредине большими буквами было написано 'Эндейка'. До названия таверны, мне было уже все равно, когда я почувствовала, какой аромат исходит из таверны.
  Здесь был земляной пол, на котором стояли столы и лавки, за которыми сидели посетители, в основном мужчины. На первый взгляд здесь было чисто. С слева от входа в таверну, стояла стойка, на которой стояли большие кружки.
  - Эрл Кийан, доброе, - поприветствовал эда, мужчина, вышедший из двери, которая находилась за стойкой, откуда шел самый вкусный запах еды.
  - Доброе, Рой. Дети идите за вон тот стол. - показал на единственный пустой стол в таверне эд. Мы пошли к нему, посетителям до нас дела не было. Мы сели за стол, из отесанных досок, и таких же лавок, рядышком. С другой стороны сел эд.
  - Что желаете - спросил, хозяин таверны. - Сегодня жаркое, блинчики с вареньем, суп из рогожек, пирожки, пирог с рыбой, детям можно компот или чай.
  - Неси все, вон видишь, они сейчас слюной подаваться - с улыбкой посмотрел на нас эд. А мы действительно уже давились.
  Хозяин, действительно принес все, что перечислил. И мы ели, ели, вкуснятина. Пока не отвалились от стола, не в состоянии проглотить и кусочка.
  - Еще что-нибудь? - спросил хозяин таверны, когда эд подозвал его, к нашему столу.
  - Положи нам с собой пирог, пирожки, жаркое в горшке, блинчики, окорок, сыра. И с утра собери нам поесть и пришли ко мне Тэра. - выкладывая на стол серебряный, сказал эд.
  ***
  - Ну, куда хотите пойти - возле таверны спросил эд, оправляя свой кожаный жилет.
  - Незнаем - ответила я, - можем походить по лавкам.
  - Ну тогда идемте, в сторону оружейных, мне нужно прикупить пару кинжалов, мои остались в тех разбойниках.
  К толпе, которую создавали люди, на улицах города, мы уже привыкли, и цепочкой шли за эдом, чтобы не потеряться. В этих закоулках, по которым вел нас эд, я могла бы спокойно заблудиться, здесь все дома были похожи друг на друга.
  Мы вышли на улицу, по которой еще утром ехали на Вороне, мимо лавок, из окон которых красовались красивые ткани, платки, одежда, корзинки, мебель. И много других вещей, от которых разбегались глаза.
  Вернулись домой ближе к вечеру, уставшие, но счастливые.
  ***
  Вечером я долго думала, над словами Тана, а когда он уснул, спросила эда.
  - Эд Кийан, а князь правда может взять на службу Тана. - начала я издалека, эд готовился ко сну.
  - Почему бы и не взять, а что? - спросил он, смотря на меня. Вообще я в темноте выдела хорошо, и заметила, как он прищуривается, чтобы разглядеть мое лицо.
  - Вы знаете, я ищу своего отца и отца Тана, но я не смогу взять с собой его. Вы сможете взять его к себе в ученики. - спросила я, а у самой в горле ком и глаза на мокром месте.
  - Могу, но он не захочет остаться, - подумав, сказал эд. - И к тому же Эль, я хотел сказать, а если они мертвы, ты подвергнешь свою жизнь опасности, даже не зная живы они или нет, и где находятся.
  - Я знаю, живы, и я их найду, - сжала я кулаки. -А Тана я уговорю, и если вернусь, заберу, или буду жить здесь рядом с ним. Кроме него, у меня больше никого не осталась. - всхлипнула я.
  - Эд Кийан, а князь знает, где искать этих теней - с ненавистью произнесла я последние слова.
  - Нет, князь сказал, что они доставляют продукты в установленное место, и те просто исчезают оттуда.
  - А когда следующий обоз - с надеждой спросила я, тогда я бы спряталась в обозе и смогла попасть к ним в логово.
  - Через четыре луны (автор: лун -22 дня ) - ответил он, - последний был десять дней назад.
  - Четыре луны - это много - надежда умерла. - Эд Кийан, а где можно купить лошадь?
  - На живом рынке, можешь завтра присмотреть - ответил он.
  - А сколько будет, стоит хорошая лошадь, такая как Ворон - уточнила я.
  - Пять золотых - вообще половину я хотела оставить Тану, значить у нас осталось тринадцать золотых, 3 серебрянки и 5 медных. На 2 серебрянки, мы сегодня купили два кинжала. Подсчитала я. Ладно завтра посмотрим. Зевнула я. И провалилась в сон.
  
  Глава 7. Скопа и старик
  
  Утро наступила. Я соскочила, с кровати, эда как и вчера уже не было. Вчера он предупредил, что утром уйдет на службу. Мой взгляд упал, на кинжал. И я улыбнулась. Вчера мы гуляли, ходили по лавкам, заходили в оружейную, нам купили по кинжалу, расплатились сами, из своих запасов, категорически отказались, чтобы платил эд, он и так много на нас потратил. Ели пирожное, пока не стало плохо.
  В дверь постучали, когда я уже оделась. Я открыла, за ней стоял вчерашний парень, Тэр кажется. Посмотрел на меня и покраснел. Ну лицо наверно помятое, после сна, подумала я.
  - Вот, господин Рой передал, - вручил он мне мешок, не маленький такой. - эрл Кийан, сказал чтобы я вас сопровождал сегодня. - и опять покраснел.
  - Заходи- вздохнула я, вот этого краснеющего нам еще сегодня не хватало. Вообще парень был ничего, серые глаза, пшеничного цвета волосы. Но мне было не до парней, и вообще я еще маленькая.
  - Тан, вставай - растрясла я, мальчишку - хватит спать, сейчас пойдем гулять.
  ***
  Ели мы молча, Тан то и дела поглядывая то на меня, то на парня, хихикал. И чуть не подавился. Я укоризненно на него посмотрела, ну не могли же мы не пригласить этого. Нехорошо, он же нам еды принес. И какой еды, жареные котлетки в соусе с рисом, рыба запеченная и яйцах, плюшки с творогом, сырники, фаршированный цыпленок, яблоки, и так по мелочи.
  - Куда вы хотите пойти, - спросил нас Тэр. - когда мы все убрав со стола, стали собираться на прогулку.
  Вообще я хотела, пойти в книжную лавку, на живой рынок, прикупить себе плащ, и кое какую одежду, и зайти в ту аптекарскую лавку. Вчера, мы разменяли один серебреный у эда, нам должно было хватить. Еще один, я положила в карман штанов, по верх которых, одела юбку.
  ***
  - Сначало на живой рынок, - начала перечислять я - эд Кийан сказал, что он работает с утра до обеда, потом в по лавкам одежды и книжную лавку. А дальше посмотрим, - вертела я ключ в руках.
  - Эль, зачем нам на живой рынок? - натягивая новый ботинок, спросил Тан, смешно подпрыгивая на одной ноге.
  - Лошадку, хочу посмотреть - выходя в коридор, ответила я.
  - А зачем тебе лошадь? - не унимался Тан.
  - Давай поговорим вечером, хорошо. - ответила я ему закрывая дверь, не хотелось говорить при посторонних о своих планах.
  - Хорошо - ответили мне.
  ***
  Еще за шагов сто, мы почувствовали этот запах, запах животных. Посмотрели на Тэра, он подтвердил, что да недалеко живой рынок. Вообще парень перестал мяться, и вполне внятно рассказывал и показывал нам город. Живой рынок, как мы поняли, находился в самом конце города, недалеко от северных ворот, откуда разную животинку и заводили в город.
  Хоть по округе и летал запах навоза и животных, на самом рынке было достаточно чисто, для таких мест, а сам рынок обнесен забором. Тана я взяла за руку, на что он громко возмущался, что не маленький, и не потеряется. Пришлось сказать, что боюсь потеряться сама, тогда он успокоился.
  Как сказал нам Тэр, живой рынок был разделен на участки, на одном продавали птиц, на втором мелкий скот, на третьем крупных животных, и отдельно лошадей, как самый дорогой товар. Поэтому мы, недолго думая, решили пойти сразу к лошадкам. Путь наш, пролегал через птичий рынок, каких здесь птиц только не было, от домашних до диких.
  Домашние птицы нас не интересовали, а вот дикие, клетки с которыми стояли отдельно. Здесь были сипухи, совы, пустельги которых я сразу узнала.
  - Это лангар, хищная птица - сказал мне, подошедший торговец птиц, когда я рассматривала птицу с светло-серым брюшком, белой грудью и черными крыльями, и острым не длинным клювом. - Желаете приобрести. - спросил меня он, пытливо поглядывая на меня.
  - Нет, спасибо, мы просто смотрим - ответила я ему. И направилась дальше, птичий рынок мы практически уже прошли полностью.
  В конце ряда с охотничьими птицами, по которому мы продвигались, к месту где как сказал Тэр продают лошадей, стоял старик с одной единственной клеткой, в которой сидела серая молодая птица, с умными глазами. И смотрела она почему, то не отрываясь на меня. Я поежилась, чем привлекла внимание старика.
  - Ты понравилась ей, наследница - сказал старик, почесывая свою длинную белую бороду, а его живые глаза рассматривали меня. Я опешила, наверно он меня с кем-то путает. Что и сказала ему. - Может быть, может быть - туманно ответил старик - стар я стал, память уже не та. А птичку ты купи, скопа хороший друг. - А потом хитренько так улыбнулся, и выдал - один серебряный.
  - Эль - позвал меня Тан - идем, зачем нам эта птица. А я уже смотрела в такие умные карие глаза, и мне казалось, что птица все понимает. Рука сама потянулась в карман, как будто ее кто то управлял. Я уже хотела задрать юбку, чтобы вытащить серебренный из кармана штанов, когда меня одернул Тан. - Ты что делаешь.
  Когда я посмотрела вниз, то увидела что моя рука уже практически подняла подол юбки до колено. Я покраснела, потому что на меня смотрели все.
  - Тан, я очень хочу купить эту птицу - сказала я, Тан уже оттащил меня от старика с клеткой.
  - Зачем она нам- удивился он - целый серебряный, за молодую необученную птицу. И вообще где ты ее держать собралась, думаешь эд Кийан разрешит. - Вообще он был прав. Но что внутри меня подталкивала купить эту птицу.
  - Ладно - вытаскивая из под рубахи, веревочку, на конце которого в тряпке был серебряный, судя по выпирающем круглым краям ткани. - Держи, положил он его в мою ладошку. - Спорить я не стала, взяла и подошла к старику, протягивая ему монетку.
  - Ты не пожалеешь деточка, - взяв у меня монетку ответил старик, пряча монетку в складках своего балахона. - Бери она твоя. - протянул он мне клетку. - И еще совет, если хочешь найти то что ищешь, иди на остров, вода тебя приведет.
  Похожа, старик точно не в себе, подумала я. Сказала спасибо и повернулась, сделала пару шагов, и вспомнила, что не спросила чем ее кормить.
  - А чем ее кормить? - развернулась я, но старика уже нигде не было. - Вы видели, куда он ушел, я не спросила, что она ест - приподнимая клетку, спросила я у Тэра с Таном.
  - Нет - хором ответили они.
  - Ну ладно, дома разберемся, идем смотреть коня - весело сказала я. И направилась в ту сторону, откуда раздавалась ржание. Придерживая одной рукой клетку.
  ***
  Эта часть рынка, состояла в основном из конюшен, в стойлах которых стояли лошади.
  - А зачем, их ставят в стойла, так же неудобно покупать? - озвучил мой вопрос Тан, самой было тоже очень интересно, обычно животных продавали на открытом воздухе.
  - Просто лошади у нас дорогие, поэтому их держат здесь, и очень хорошо ухаживают за ними, а если вам понравиться какая то лошадь, можно попросить торговца, вывести ее из стойла, чтобы по лучше рассмотреть. - пояснил нам Тэр, а мы уже во всю заглядывали в стойла.
  - На пегих мы даже не смотрели, - вспомнив того жеребца и его хозяина, которого мы увидели в первый день.
  - Что вы здесь делаете - окликнул на суровый голос, когда я гладила лошадь - убери свои руки, паршивка от этого коня.
  Я одернула руку, и повернулась, возле нас стоял немолодой мужчина, с куцей бородой, и большим животом, который прикрывал, такой же большой жилет. И сверлил меня злыми маленькими черными глазами, на заплывшем лице.
  - Смотрим лошадь - с вызовом ответила я, - а что?
  - У вас некогда не хватит денег на этого коня, убирайтесь - махнул он рукой, конь действительно был красивый, шоколадного цвета с белыми носочками, и белой прядкой на лбу.
  - А сколько он стоит? - не сдавалась я.
  - Шесть золотых, у тебя есть деньги? - ответил торговец, продолжая прожигать взглядом, как самую наглую меня.
  Но отвечать ему я ничего не стала. - Идемте! - просто позвала я мальчишек. И пошла к выходу.
  ***
  - Эль, тебе понравился этот конь - догнав меня, спросил Тан.
  - Очень, и я его куплю, эд Кийан обещал прийти завтра со мной и купить лошадь. - ответила я ему, и его рожице приобрела лукавый вид.
  - Вот, этот толстяк удивиться - хихикнул он. - Тэр, ты видел, как она отвечала ему. Ага- восхищенно ответил он.
  - Ну с, теперь пошли теперь в лавку - повернулась я Тэру, который все это время смотрел на меня. Ну чувствовала я, что смотрит.
  - Здесь, недалеко, есть хорошая лавка, там не дорого и вещи добротные. - смущенно ответил он - А что вы хотите купить.
  - Ну, плащ, штаны, рубаху - начала перечислять я.
  - Эль, а мне? - обиженно спросил Тан - разве я не поеду с тобой. Сообразительный какой, про себя хмыкнула я. Я остановилась, взяла его за плечи - Тан, давай дома поговорим, хорошо, а вещи купим тебе тоже. - он надулся, и оставшиеся время со мной больше не говорил.
  ***
  В лавку мы пришли перед самым обедом. Хозяин лавки узнал Тэра, и с радушием принял его, оказывается, это был их бывший сосед, который после открытия лавки, туда же и перебрался. В лавку была переделана обычная комната, в двухэтажном доме, одежда аккуратно висела и лежала на полочках, прибитых к стене.
  - Что желает эдерра, плащ? - спросил он, так как я в этот момент щупала плащ из теплого сукна темно красного цвета.
  - Да, сколько стоит? - хозяин начал восхвалять, ткань и покрой плаща, но быстро сдулся, так как я стояла с кислым выражением лица, вот спросила же сколько стоит, а не какой он хороший.
  - Пять медных. - ответили мне.
  - А вот это все вместе? - спросила я, ложа на стол перед хозяином, плащ тот самый, одну рубашку для себя, одну для Тана, пару штанов, тоже разного размера. И еще один плащ, поменьше, коричневого цвета.
  - Три серебряных. - заключил торговец, хитро поглядывая на меня.
  - Два - ответила я, ну осталось у нас только два серебряных, и штуки три медных.
  - Хорошо,- и он из всех наложенных на стол вещей, убирает плащ, красного цвета. - Но без этого.
  - Тогда, мы поищем в другом месте. - не задумываясь ответила я. Деньги было мало, если считать, что тот конек стоил шесть золотых. И направилась к выходу.
  - Хорошо, два серебряных и пять медных - остановил меня голос.
  - два серебряных и два медных, не больше - ладно махнул торговец - забирайте. Я зашла в примерочную, и все померила, штаны и рубашка сидели идеально, плащ тоже подошел. После примерки Тана, я достала монетки, которые заранее приготовила в примерочной. Поблагодарила хозяина, и мы вышли на улицу.
  - Ну, Эль, ты меня удивляешь, ты же даже в глаза не видела ни серебряных, ни золотых монет, а тут торгуешься, как будто всю жизнь в городе жила. - восхищенно произнес Тан.
  - Просто, я быстро учись, - пожала я плечами - а денег мало. Тэр, а где тут лавка с книгами.
  - Недалеко - ответил он махнув рукой куда вперед, и я поймала его не менее, восхищенный взгляд. Щеки начали гореть, пришлось повернуться и идти в ту сторону куда, он указал.
  Через несколько шагов, они догнали меня, в руках Тэра был на узелок с нашей одеждой.
  ***
  В книжной лавке, в основном продавалась перья и чистая бумага, серого цвета, из такой же бумаги делали книги. Просто сшивали листы с одной стороны кожаным ремешком, который закрепляли на кожаной обложке. В руки книги нам не дали, сказали, что мы их порвем или испачкаем.
  В книжной лавке, мы долго не задержались. Все равно, здесь нет того, что я ищу, а именно упоминаний о огненных тенях.
  Домой мы шли немного уставшие и голодные. На оставшийся медяк, купили немного сырой рыбы и мясо для скопы.
  ***
  - Эль - окликнул меня Тан, после того как мы проводили Тэра, сперва поев все вместе. - Ты хочешь уехать без меня?
  Я вздохнула, говорит было сложно, но нужно. - Понимаешь Тан - села я на сундук, - Я не знаю куда идти, и очень боюсь за тебя, понимаешь, я привыкла одна ходить по лесу и заботиться о пропитании. Тебе лучше остаться здесь, с эдом тебе будет лучше. - перед глазами стояла пелена, потому что я уже еле сдерживала слезы, и поэтому я не видела лица Тана.
  Но когда, он подошел и обнял меня, разревелась - Ты вернешься - спросил он. Мой понятливый, младший брат, обнимая его крепче, подумала я.
  - Конечно - тихо сказала в ответ, - конечно, вернусь, найду их и вернусь, и если не найду тоже вернусь. Обязательно.
  ***
  Так нас и застал эд Кийан, плачущих, в объятьях друг друга на сундуке.
  - Ого, что случилось - спросил он, подходя к нам ближе.
  - Ничего - ответила я, рукавом рубашки стирая слезы. - Просто, я попросила Тана остаться с Вами.
  - А - понимающе протянул он - значит, решила уйти. Но у меня есть одна просьба, Эль.
  - Да, говорите - я все сделаю.
  - Понимаешь, Эль - садясь на кровать, протянул мое имя эд, - Огненных очень трудно найти, невозможно, за последние двести лет их не видели на нашей земле. А это значит, что в поисках ты будешь странствовать по всему княжеству, и еще дальше. И я вот что подумал, ты очень метко стреляешь из лука, и меткость твой козырь. - 'Меткость твой козырь'-говорил отец, когда я училась охотиться. - Но, лук и стрелы для дальнего боя, а тебе нужно научиться пользоваться оружием еще ближнего боя, например тем кинжалом, что мы тебе купили. - Да, этот кинжал сейчас висел, у меня на поясе, в кожаных ножнах. Мы его специально подбирали по моей руке. - И вот, я хотел попросить, задержаться на несколько дней, чтобы ты смогла научиться пользоваться им. - закончил эд.
  - Хорошо - согласилась я, - я останусь на несколько дней.
  - А, ты Тан согласен пойти ко мне в ученики - Тан посмотрел на меня, сглотнул, повернулся к эду и кивнул. - Да, я согласен.
  - Ну вот и ладненько, а это что такое - спросил он, указывая на клетку.
  - Птица - скопа, мы купили ее на рынке. - снимая с клетки плащ, ответила я.
  - Птица, значит, не видел в наших землях таких, да и название не здешнее.-почесал подбородок эд, разглядывая клетку с птицей. А чем она питается? - спросил он нас.
  Я выдохнула, все же я боялась, что эд не разрешит держать у себя скопу. - Мы ее уже покормили, мясом и рыбой, похоже она предпочитает больше рыбу чем мясо. - ответила я.
  - Тогда, давайте спать, завтра тренировки, Тан будешь тренироваться с Эль с завтрашнего дня в казарме.
  - А мы хотели, завтра купить лошадь, вернее коня - опечалилась я. Вдруг его продадут за это время.
  - Уже выбрали, ладно сходим завтра с утра, поглядим, но учти Эль, если он мне не понравиться покупать не будем.
  - Хорошо, - протянула я, так как на лице расползалась улыбка.
  Эд улыбнулся в ответ - и да Эль, скажи мне, ты на лошади ездить умеешь?
  Упс, а ведь правда, единственный конь, на котором я сидела это Ворон, и то шел он мерным шагом и по утоптанной дороге.
  - Вот, и к лошади своей привыкнешь, - правильно понял мое молчание эд - а сейчас спать.
  ***
  Мне снился отец, он махал мне рукой, его лицо было смазано, но я точно знала, что это отец. Я была рада видеть его. А потом он отвернулся и куда-то пошел. Отец - закричала я, - подожди отец. Но ноги не слушались. Он повернулся ко мне - Иди на остров, Эль, вода тебя приведет. - сказал слова он того старика. И я проснулась.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Вся правда о Красной шапочке и Сером волке"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"