Alesata: другие произведения.

Король-тень. Возвращение. Первая часть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для империи настали трудные времена. Почти у самых границ бесчинствует нечисть, сжигая деревни и убивая мирных жителей. В небе над столицей появилось огненное знамение - предвестие большой войны. Старый император болен и не может управлять государством. При дворе назревает заговор. Влиятельные вельможи ради власти готовы на все, даже если для этого придется исполнить Пророчество и, стряхнув пыль с древней легенды, призвать Короля-тень.

    Лишь молодому вору нет дела до дворцовых интриг и заговоров. Опрометчиво взяв заказ у странного незнакомца, он оказался втянут в смертельно опасную игру, и чтобы остаться в живых ему надо приложить немало усилий. Только, может быть, уже слишком поздно что-либо исправлять?

    Окончательный вариант. Сюда скидываются переписанные главы. Вся правка тоже здесь. Буду крайне признательна за найденные ошибки и опечатки. Обновление от 28.05.13.

    Огромное спасибо Мухлынину Андрею , помогающему мне с вычиткой текста.


   Ничего не украсть, ничего не отнять.
   Под ногами земля ни твоя, ни моя,
   Как немая струна для чужих не поет.
   Ни твое, ни мое снова солнце встает.
  
   Ну а если - твое, я останусь ни с чем,
   Словно с пеплом в руках от остывших печей,
   От остывших...
   Пикник "Ни твое, ни мое"
  

Король-тень

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Глава 1

  
  
   - Покайтесь, люди! - пронзительный голос пустынника разносился над колышущимся, напирающим на помост людским морем. - Бойтесь гнева Создателя, ибо Тьма стоит на пороге!
   Старец поднял руку и погрозил собравшейся внизу толпе желтым скрюченным пальцем. Сквозь прорехи в одежде показалось худое, давно немытое тело.
   - Имеющий ухо да слышит... - вновь исступленно завопил он, потрясая лохмотьями и обводя горящим взором повергнутых в ужас горожан.
   Народ, собравшийся на рыночной площади Ангеборга, застонал, загудел как потревоженный улей. Отовсюду послышались испуганные крики и женские рыдания, перемежаемые отчаянным детским плачем.
   Молодой человек, закутанный в серый дорожный плащ, казалось, не замечал царившего вокруг смятения и страха. Не обращая внимания на толчки и давку, он упорно продвигался к улице Башмачников, известной среди горожан под названием "Дорога грешников". Мрачное прозвище тихая, ничем не примечательная улочка получила из-за скорбных процессий, начинавшихся у Нангрита - городской тюрьмы, и заканчивавшихся около виселицы, установленной рядом с ратушей.
   Он почти добрался до просвета, видневшегося между двумя домами, когда воспламененная речью проповедника толпа подалась вперед. Образовался живой водоворот, и незнакомец оказался в самой гуще бурлящего многоголосого хаоса. Сильный толчок в спину едва не сбил его с ног. Молодой человек сумел удержать равновесие, но капюшон, скрывавший за густой тенью его лицо, от удара слетел с головы. Парень возмущенно обернулся и столкнулся взглядом со смуглокожим лерийцем. Южанин смутился, и собрался рассыпаться в цветистых извинениях, но, увидев глаза юноши, осекся и помрачнел.
   - Смотри куда прёшь, тварь! - рявкнул он, суеверно выбрасывая в сторону незнакомца раздвинутые рожками два пальца - жест, призванный отгонять нечисть и оберегать от сглаза.
   - Силь тебе в помощники! - не остался в долгу юноша, натягивая капюшон обратно.
   При упоминании злокозненного демона из Иномирья лерийец изменился в лице. Проводив наглеца тяжелым взглядом, он скороговоркой пробормотал отводящий беду наговор.
   Около сторожевой башни народу стало заметно меньше, и юноша прибавил шаг, торопясь скорее покинуть площадь. Он ненадолго задержался у лотка кондитера - привлеченный запахом корицы, меда и свежевыпеченных булочек. Голод напомнил о себе урчанием в желудке. Улучив момент, когда кондитер отвлечется на очередного покупателя, парень ловким движением стащил с подноса имбирную коврижку. Оставив позади лоток с незадачливым торговцем, он шел по улице, на ходу откусывая маленькие кусочки от источавшего ароматный пар пирога. От дымящейся добычи его оторвал громкий окрик:
   - Альто, подожди!
   Расталкивая прохожих, к нему торопился худощавый парень. Он мог бы считаться красавцем, если бы не испорченное оспой лицо и свежие царапины, пересекшие лоб и левую щеку.
   - Трен? - удивился юноша, останавливаясь и поджидая запыхавшегося приятеля. - Что ты здесь делаешь?
   - Тебя ищу, - тяжело переводя хриплое с присвистом дыхание, ответил Трен. - Меня за тобой Проныра послал.
   - Зачем?
   - Не знаю. Сказал, что у него есть для тебя дело.
   Альто нахмурился. Они с Гервином недолюбливали друг друга. А после того, как Проныра занял место Лэри Липкие пальцы, их отношения стали откровенно враждебными. Новый главарь воровского Братства требовал от своих людей беспрекословного, слепого подчинения. Альто же ненавидел все, что хоть как-то ограничивало его свободу.
   Они дошли до конца площади, подгоняемые легким бризом, вплетающим соленый запах моря в густую вонь городских улиц, и свернули в узкий грязный переулок, идущий параллельно улице Башмачников. Наверху со стуком распахнулся ставень. Из окна второго этажа высунулась заспанная женщина. Перегнувшись через подоконник, она раздраженно крикнула:
   - Эй, вы двое! Посторонитесь!
   Приятели прижались к стене дома. И как раз вовремя - сверху обрушился поток грязной воды. Несколько бурых капель упали на дублет Трена, щегольски украшенный позументом из оловянной нити. Разразившись проклятиями, вор погрозил ретировавшейся даме кулаком.
   - Я бы на твоем месте поторопился, - заявил Трен, перешагивая образовавшуюся на мостовой лужицу и бесцеремонно подталкивая Альто в спину. - Проныра не любит ждать. А после того дельца... ну, которое мы провалили... в него будто демон вселился!
   - Мы?!
   - Дружище, - воскликнул Трен, вполне правдоподобно изображая изумление. - Да ты, никак, все еще злишься? Поверь, я до сих пор сожалею о том, что прихватил тот злополучный амулет... провалиться ему в Бездну! Но я ведь не волшебник, откуда мне было знать, что он находится под магической защитой? - он примирительно улыбнулся, сверкнув зелеными плутоватыми глазами. - Лучше расскажи, что ты делал на площади? Охотился на ротозеев?
   Вор весело подмигнул, показывая тощий кошель, срезанный в толпе у зазевавшегося прохожего. Развязав тесемки, он высыпал на ладонь несколько медяков.
   - Мелко плаваешь, - бросив взгляд на жалкий улов приятеля, равнодушно заметил Альто.
   - А сам-то! - обиделся Трен. - Еще скажи, что ты сюда притащился ради проповеди этого кликуши!
   - Ты же знаешь, я не верю в пророчества. Помнишь, Джиль рассказывал, что двадцать лет назад видел в небе огненное колесо. Тогда жрецы тоже кричали о конце света. Целый день молитвы пели, да свечи жгли - пока не спалили храм Создателя!
   - Тю, нашел с чем сравнивать! Колесо оно и есть - колесо, а это, - Трен вдруг стал необычайно серьезен, - звезда Короля!
   Оба посмотрели на небо. Капюшон на голове Альто съехал назад, открыв еще совсем юное мальчишеское лицо с тонкими, резко очерченными чертами. Слегка приподнятые уголки рта придавали ему насмешливое и, одновременно, лукавое выражение.
   В головокружительной синеве, словно подтверждая слова пустынника, кроваво-красным глазом горел огромный шар. Пылающее знамение появилось над городом два дня назад, приведя жителей Ангеборга в благочестивый ужас. Теперь любое, самое ничтожное событие стало приобретать поистине грандиозное значение. Даже в невероятной жаре, установившейся с конца апреля, люди видели первые признаки надвигающейся катастрофы.
   Рыночная площадь осталась позади. Избегая встреч со стражей, приятели пробрались на другой конец города окольным путем - сквозь лабиринт из кривых улочек и проулков, застроенных старыми покосившимися лачугами.
   Вскоре зловонные трущобы сменились каменными домами зажиточных горожан. И, хотя тяжелый смрад гниющих на солнце отбросов, дыма, запаха грязной одежды и экскрементов, принадлежащих людям и животным, остался тем же - улицы стали шире и светлее.
   - Пожалуй, я с тобой дальше не пойду, - забеспокоился Трен.
   Они остановились на углу дома с потемневшими, облупившимися стенами, заросшими до самой крыши жимолостью. Круглые чашечки листьев с завязями плодов цеплялись друг за друга и тихо шелестели на ветру, источая сладковатый, нежный аромат.
   - Я тут кое-что задолжал Толстяку Калле. Да и с Гервином мне лишний раз встречаться неохота, - заявил он, и, виновато покосившись на приятеля, быстро добавил: - Ладно, еще увидимся!
   Лихо заломив набок фетровую шапочку с обломанным пером, Трен дружески хлопнул Альто по плечу и, насвистывая "Молли и мельник", направился к кварталу скорняков.
   Таверна "Золотой дракон", принадлежавшая Калле Роу, резко выделялась среди домов на Озерной улице, привлекая к себе внимание. Стены трехэтажного здания украшала лепнина. Покрытую дранкой островерхую крышу и ставни по бокам узких окон выкрасили в ярко-красный цвет. Наверху располагались комнаты хозяина, и все окна третьего этажа были закрыты свинцовыми переплетами с вставленными в них кусочками слюды. Над окованной железом двухстворчатой дверью висела медная вывеска, изображавшая дракона. Покачиваясь на цепях, крылатая ящерица со скукой взирала на спешащих мимо прохожих.
   Толкнув дверь, Альто вошел внутрь и остановился на пороге, давая глазам привыкнуть к полумраку.
   Шум, гам и толкотня внутри таверны не затихали ни на минуту. Развешанные на стенах светильники, наполненные дешевым маслом, немилосердно чадили. В спертом, пахнущем потом и немытыми телами воздухе висел сизый дым, плотными облаками клубившийся под низким потолком.
   За столом справа от двери расположилась разбойничьего вида компания. Молодые люди о чем-то оживленно спорили, крича и перебивая друг друга. Заметив нового посетителя, они разом смолкли и настороженно обернулись, буравя незнакомца враждебными взглядами.
   Накинутый на голову капюшон и неприметная одежда не давали возможности определить род занятий Альто. С равным успехом его можно было принять за путника, забредшего сюда в поисках ночлега или подмастерье, решившего скоротать вечер за кружкой ячменного пива.
   Один из молодчиков, узнав незнакомца, сделал быстрый, почти неуловимый жест рукой. Получив ответный знак, компания потеряла к чужаку интерес.
   Альто огляделся.
   Хозяина заведения он увидел сразу. В Толстяке Калле было почти шесть с половиной футов роста, и трактирщик словно скала возвышался над окружающими. С легкостью огибая встающие на пути препятствия, он разносил по столам пиво, помогая справиться с наплывом посетителей молоденькой служанке, недавно взятой на работу. Несмотря на грузное телосложение, двигался он ловко и быстро.
   Заметив гостя, трактирщик дружески кивнул. Ответив на приветствие таким же кивком, Альто пошел ему навстречу, проталкиваясь между галдящими на все голоса завсегдатаями таверны.
   - Ты не видел Гервина?
   Разговаривая с Калле, ему приходилось задирать голову.
   - Он в подвале, набирает бойцов для Арены.
   "Золотой дракон" пользовался в городе дурной славой: здесь собирались воры, убийцы, гулящие девки и прочий сброд, волей случая оказавшийся в неладах с законом; здесь с легкостью можно было лишиться кошелька или головы, а оставшись на ночлег - оказаться обобранным до нитки. И все же дважды в неделю добропорядочные граждане Ангеборга, отложив по вечерам все дела, спешили в заведение Толстяка Калле. Подпольная Арена влекла их, как мотыльков - пламя свечи.
   В этом прибыльном деле Калле состоял в доле с вездесущим Пронырой. Гервин патронировал бои и поставлял на Арену новых бойцов, а трактирщик при помощи щедрой мзды помогал Нейтгару Классену - начальнику городской стражи и своему старому боевому товарищу - закрывать глаза на темные делишки, творившиеся в "Золотом драконе".
   - Не знаешь, зачем я ему понадобился?
   - Он тебе работенку нашел. Видишь того парня, - Калле показал на человека, в одиночестве сидящего за столом у дальней стены, - у него для тебя заказ.
   Альто бросил взгляд на мрачного мужчину, наблюдавшего из своего угла за входящими в таверну посетителями.
   - Только... вот что, - преградил ему дорогу Калле, - будь с ним поосторожней. Не нравится мне этот "ворон", как бы беды не вышло...
   - Смотри сам беду не накаркай, - взяв с подноса глиняную кружку, Альто скрестил пальцы на удачу. - Подожди, мне надо с тобой поговорить. Те деньги, что я отдавал на хранение... я хотел бы их забрать.
   - Чего так?
   - Я собираюсь вернуться к своему народу. Сегодня в порту матросы с "Единорога" болтали, будто видели их лодки в Ласайле, деревушке в трех милях от Ангеборга.
   Трактирщик шумно выдохнул, взъерошив пятерней короткие рыжие волосы.
   - Что за шештун тебе дорогу перебежал? - на круглом одутловатом лице Калле отразилось искреннее недоумение. - Ты же о них ничего не знаешь. Я растил тебя вот с такого возраста, - он вытянул руку, показывая расстояние от земли. - Наши законы, обычаи и порядки тебе ближе и понятней, чем их. Ты вырос среди людей.
   - Я не человек!
   - Послушай старика, жизнь речного бродяги не для тебя! Может быть, у тебя с ними одна кровь, но ты чужой для них.
   - Здесь я тоже чужой! Люди всегда будут относиться ко мне с презрением. И потом, я уже все решил, - не отступал Альто.
   Калле в раздражении опустил поднос на стол. Столкнувшись боками, глиняные кружки глухо звякнули, расплескав пиво.
   Трактирщик отличался несговорчивостью и упрямством, свойственным большинству рыжеволосых людей. В прямом противостоянии он становился твердым будто кремень. В такие моменты его обманчиво-добродушное лицо преображалось - глаза делались холодными как острия клинков, губы растягивались в тонкую, жесткую линию.
   - Тебя ждут, - заявил он тоном, не допускавшим возражений. - Поговорим позже.
   Альто не стал прекословить, слишком хорошо он знал Калле. Настойчивость сейчас могла только навредить. Трактирщику требовалось время, чтобы все обдумать и смириться с его решением.
   Одетый во все черное незнакомец действительно напоминал зловещую птицу. У него был крючковатый, хищно загнутый книзу нос, сильно выделявшийся на смуглом скуластом лице, и он по-особенному склонял голову набок, разглядывая проходивших мимо людей. Альто невольно улыбнулся, вспомнив сравнение с вороном, данное ему Калле.
   Заметив его приближение, человек насторожился. Он демонстративно поправил перевязь меча, вперив в юношу черные немигающие глаза.
   - Альдхельм Нибрас? - спросил он хриплым, каркающим голосом.
   - К вашим услугам, - поставив кружку на стол, Альто уселся напротив незнакомца. - Могу я узнать ваше имя?
   - Я бы предпочел сохранить инкогнито.
   - Как хотите, - вор равнодушно пожал плечами. - Так что за дело привело вас ко мне, да еще в столь неподходящее место?
   - Место вполне подходящее, - возразил мужчина, окинув взглядом разношерстных посетителей, заполнивших зал таверны. - И у меня нет к тебе никакого дела, зато оно есть у моего господина. Он собирает необычные и редкие вещицы. Недавно он узнал о существовании некоего предмета, - положив локти на стол, незнакомец подался вперед, понизив голос почти до шепота: - Это древний артефакт очень тонкой работы и в прекрасной сохранности. Он мог бы стать украшением любой коллекции. Надеюсь, ты меня понимаешь?
   - Более чем. И все же... - тоже переходя на шепот, ответил Альто, - будет лучше, если мы обсудим это наедине. Лишние уши здесь ни к чему.
   Мужчина откинулся на спинку стула и, одобрительно прищурившись, коротко бросил:
   - Согласен.
   Вытащив из кошелька три монеты, Альто оставил один медяк себе, а остальные положил на край стола. Расплатившись за выпивку, он пригласил незнакомца следовать за собой.
   Они поднялись по скрипучей лестнице на третий этаж в кабинет Калле, погруженный в розовато-лиловый предзакатный сумрак. Сквозь открытые ставни в комнату пробирались лучи заходящего солнца, оставляя на темном полу три золотистых дрожащих прямоугольника. В их скудном свете невесомой пыльцой кружилась серебристая пыль. Из скопившейся по углам тьмы выступали силуэты расставленных вдоль стен дубовых шкафов.
   Подойдя к окну, Альто уселся на подоконник, в руках у вора блеснула монета. Ловко перекатывая медяк между пальцами, он выглянул наружу. Не считая нескольких человек, стоявших под вывеской "Золотого дракона", улица была совершенно пустынной.
   Постояв на пороге, незнакомец подошел к массивному столу. Внимание мужчины привлек морион - любимый камень Калле. Взяв безделушку, он рассеянно покрутил ее в руке и, положив на место, сразу приступил к делу:
   - Гервин рекомендовал мне тебя как лучшего... - мужчина задумался, подбирая подходящее слово, - мастера работающего на заказ.
   Альто усмехнулся. Его забавляло нежелание собеседника называть некоторые щекотливые вещи своими именами, словно это могло изменить суть происходящего.
   - Как я уже говорил: мой хозяин мечтает завладеть одним ценным предметом. Он пытался выкупить вещицу у нынешнего владельца, но тот даже слышать об этом не желает.
   - Что за предмет?
   - Амулет.
   - Магический?
   -Никакой магии, - поспешно заверил незнакомец, - всего лишь золотая безделушка. Мой хозяин коллекционирует подобные вещи. От тебя требуется достать амулет и передать мне. Ну, так что? Я могу сообщить своему господину, что ты берешься за дело?
   - Не так быстро, - Альто поймал подброшенный в воздух медяк и спрятал монетку в пристегнутый к поясу кошель. - Кто владелец вещи?
   - Игг Медин.
   Это имя Альто ни о чем не говорило, хотя он знал - если не в лицо, то поименно - большинство знатных и, главное, богатых людей, живущих в Ангеборге и ближайших окрестностях.
   - Впервые о нем слышу.
   - Купец, сделавший состояние на торговых махинациях. Он недавно поселился в городе. Дом находится недалеко от Сената, - мужчина склонился над столом. Обмакнув перо в чернила, он быстро начертил план квартала и протянул кусок пергамента Альто. - Третий слева - я обозначил здание крестом. Коллекцию он держит в подвале.
   Альто взглянул на карту.
   - Вот так раз! - удивился он. - А я ведь знаю этот дом! Значит, там теперь новый хозяин?
   Новость стала для вора неожиданной. Здание долгое время пустовало. Владелец заломил за особняк слишком высокую цену, и в течение нескольких лет не мог найти покупателя.
   Спрятав за пазуху сложенный вчетверо лист пергамента, он поинтересовался:
   - Когда нужна вещь?
   - Через три дня.
   - Три дня?! - возмутился Альто. - Нет, так дело не пойдет! Я должен подготовиться. Мне понадобится не меньше двух недель.
   - Исключено. Я не могу столько ждать.
   - А я не могу рисковать!
   - Но моего господина это не устроит. Он хочет получить амулет как можно быстрее!
   - Он может желать чего угодно - меня это не касается. Или две недели - или я отказываюсь...
   - Демоны тебя побери! - разозлился мужчина. - Хорошо! Как насчет одной недели? - предложил он, опасаясь, что Альто и в самом деле передумает. - Но учти - ни днем больше!
   Вор задумался. За обычную кражу с взломом в лучшем случае платили около шестидесяти сребров. За выполнение срочного заказа можно было попытаться содрать с нанимателя намного, намного больше денег!
   - По рукам! Только работа будет стоить дороже.
   - Насколько дороже?
   - Скажем... два злата! - Альто внимательно следил за реакцией мужчины. Потерять заказ из-за собственной жадности ему не хотелось, и он готов был в любой момент снизить цену. - Один вперед, а остальное заплатите, когда я принесу амулет.
   - Идет.
   - Значит, сделка? - скинув капюшон, вор протянул руку.
   На ладони Альто лежало два продолговатых деревянных бруска - колдовской сговор. С помощью волшебства на бруски наносились зачарованные соглашения. Деревяшки продавались во всех магических лавках, заменяя безграмотной бедноте составленные по всем правилам судопроизводственной казуистики договоры на пергаменте. Как только бруски соединяли - заключенное в них колдовство высвобождалось, скрепляя сделку.
   Повисла неловкая пауза. Мужчина долю секунды всматривался в лицо юноши. Черные волосы, собранные в хвост и завязанные на затылке кожаным ремешком, правильные черты лица - от людей его отличал неуловимо другой разрез темно-синих глаз. Зрачок, сливаясь по цвету с радужкой, делал глаза Альто слишком противоестественными и чуждыми для человеческого восприятия.
   Смерив взглядом невысокую ладную фигуру собеседника, незнакомец презрительно усмехнулся - парень оказался скэльмом! Возможно, если бы он внимательней присмотрелся к нему с самого начала, то сумел бы догадаться, что перед ним нелюдь - по плавным, текучим движениям и той особой неторопливой грации, свойственной представителям его племени.
   Альто вспыхнул, подметив появившееся на лице мужчины выражение, и тут же отдернул руку. Между ним и остальными людьми лежала незримая пропасть, к которой он никак не мог привыкнуть. Гримасы отвращения на человеческих лицах вызывали в его душе обиду и злость.
   Своих родителей он не помнил. Облик отца в памяти не сохранился, а о матери остались неясные и отрывочные воспоминания, больше похожие на сновидения. Калле подобрал Альто на улице, полумертвого от голода и холода. Трактирщик дал ему кров и защиту, воспитал как собственного сына; и все же он остро чувствовал свою инородность и враждебность со стороны людей.
   - Четыре злата и половина этих денег вперед! - вскинув голову, он с вызовом посмотрел на мужчину. Уголки его губ ответным эхом сложились в не менее презрительную усмешку.
   От такой наглости человек опешил. С запоздалой досадой он догадался о причине, заставившей вора неожиданно поднять цену.
   - Разрази меня гром! Да за такие деньги я могу трех магов нанять!
   - Вот и поищите другого, - огрызнулся Альто, собираясь уходить.
   Незнакомец гневно сжал губы.
   - Постой! - голос мужчины дрожал от еле сдерживаемой ярости. Если бы он не нуждался в услугах именно этого мелкого паршивца, то вколотил бы в него смирение и, заодно, учтивость.
   Догнав вора на середине комнаты, он вложил ему в руку кожаный кошель.
   - Возьми. Здесь два злата, остальное получишь после того как принесешь амулет. Сделка?
   Брови Альто изумленно приподнялись: ни один человек, находящийся в здравом уме, не согласился бы нанимать взломщика за такую сумму! При других обстоятельствах он бы насторожился, но сейчас ему нужны были деньги. В замешательстве посмотрев на увесистый кошель, он протянул зачарованные бруски и, пока щедрый дурак не передумал, объявил:
   - Сделка!
   Столкнувшись, деревяшки издали глухой звук и исчезли. Невидимая рука прямо в воздухе написала слова договора. Несколько мгновений буквы слабо мерцали, а затем, полыхнув огнем, рассыпались горящими искрами, скрепив заключенное соглашение.
   - Куда принести амулет?
   - Я сам тебя найду, - буркнул мужчина, покидая комнату.
   Альто вернулся к окну. Улица окончательно опустела. Скрывшись за тучей, солнце раскрасило горизонт золотисто-оранжевыми полосами. Послышался певучий звон колокола. Вор встрепенулся. Скоро начнется развод караула и, пока стражники будут заняты обменом любезностями, он успеет проскользнуть в Старый Ангер - город в городе.
   Граница Старого Ангера проходила вдоль внутренней крепостной стены. Со временем город разросся, а стены сохранились, служа своеобразной гранью между бедной и богатой частью Ангеборга. В Старом Ангере находился дворец императора, Сенат и Магический совет и там же, под защитой древних стен, предпочитали селиться богатеи всех мастей и сословий.
   Прежде чем решить, как действовать дальше, Альто собирался осмотреть особняк Медина и примыкающий к нему сад. Он отлепился от окна и спустился по лестнице, незаметно выскользнув из таверны через черный ход.
   Скэльм не заметил человека, наблюдавшего за ним из-за угла соседнего дома. И совсем не обратил внимания на собственную тень, внезапно изменившуюся до неузнаваемости. По стенам домов и мощенной камнем дороге за ним теперь неотступно следовал темный силуэт с хищно загнутым книзу носом, напоминавшим птичий клюв. Проводив парня до Старого Ангера, тень отстала. Стремительно съежившись, она изменила форму, и в небо взмыл черный ворон. Каркнув, птица набрала высоту и, описав над безлюдной улицей полукруг, направилась в сторону Южных ворот.
   ***
   - Проклятье! Проклятье! Заручившись поддержкой Фрайна Нидо, архимаг Рамберт расколол Тайный совет на два лагеря, - долговязый мужчина метался по комнате, в бешенстве размахивая руками. Фазанье перо, прикрепленное сапфировым аграфом к берету, раздраженно покачивалось в такт его движениям. Из-под распахнутого плаща виднелся парчовый костюм, богато украшенный жемчугом и золотым шитьем. Шаги мужчины сопровождало веселое позвякивание шпор. - Можете не сомневаться, скоро старый лис получит большинство голосов в Совете!
   Он глухо застонал, потрясая в бессильной злобе кулаками.
   - Сядьте, Йоэль! Вы мешаете мне сосредоточиться, - в мягком, бархатистом голосе ответившего человека прозвучал холод, в воздухе повеяло стужей.
   Йоэль резко остановился.
   - Как вы можете думать о таких пустяках, Бертель! - возмутился он.
   Занятый своим делом человек лишь недовольно поморщился. Закатав до локтя рукава магической мантии, он с невозмутимым видом переливал темную жидкость из одной склянки в другую.
   - Казна пуста. И нам обоим известно, куда пошли деньги от поземельного налога и щитового сбора, - осуждающе посмотрев на седовласого мага, заявил Йоэль. - К вашему сведению, император поручил архимагу Рамберту начать расследование. Если будет дознание, никому из нас не миновать плахи! А вы ведете себя так, словно ничего не происходит!
   Неожиданно ему в голову пришла новая мысль.
   - Признайтесь, Бертель, - задумчиво пожевав губу, он с любопытством заглянул через плечо старца, - вы так спокойны, потому что знаете, что должно произойти в ближайшем будущем? Как-никак, а вы у нас Провидец!
   Вместо ответа маг встряхнул склянку и внимательно изучил ее содержимое.
   - Я предлагаю упразднить императора, - наконец безразлично произнес он, записывая что-то в развернутый на столе лист пергамента.
   - Упра... - подавившись словами, Йоэль побледнел и испуганно огляделся: - Да вы в своем уме!
   - Людгер Второй серьезно болен, - отложив перо в сторону, выпрямился маг. - Смерть Конрада - наследника и любимого сына, окончательно подкосила силы императора. Если Людгер умрет - это не вызовет подозрений, а вы станете регентом при юном Магнусе.
   - Да, но...
   От волнения Йоэль снова начал вышагивать из одного конца комнаты в другой. Стянув с дрожащей руки перчатку, он принялся грызть ногти, безуспешно пытаясь успокоиться и обдумать предложение.
   - Да сядьте же вы, наконец! - не выдержал маг.
   Вздрогнув, Йоэль остановился около деревянного кресла и поспешно опустился на расшитую шелковой нитью подушку. Пробарабанив длинными изящными пальцами по резным подлокотникам, он с тоской уставился в закрытое ставнями окно.
   - Нет, нет, даже думать об этом опасно, - еле слышно пробормотал он. - А что, если все раскроется? - повернулся он к магу. - И потом, вы забыли об эррвэ Рамберте. Наши силы примерно равны, но, если встанет вопрос о регентстве, старого интригана поддержит половина Совета, Дом Огня и другие. Нет, я не доверю свою судьбу прихотям госпожи Удачи.
   - Не беспокойтесь, я позабочусь о том, чтобы перевес был на вашей стороне.
   Бледная неподвижная физиономия собеседника вызывала у Йоэля ощущение непреодолимой гадливости, словно перед ним был ядовитый паук или змея. В результате неудачного магического эксперимента лицо Бертеля превратилось в застывшую маску. Он утратил большинство свойственных человеку чувств и вместо жизни наполненной желаниями и страстями влачил жалкое и унылое существование. Лишь с помощью зелий магу удавалось на короткое время восстанавливать подвижность лицевых мышц и даже возвращать себе часть эмоций.
   Йоэль старался не думать о сплетнях, распускаемых за спиной Бертеля, - злые языки утверждали, будто вместе со всеми чувствами он лишился души. И все же он не мог избавиться от беспокойства, ощущая в присутствии мага пробирающий до костей холод. А разве это не было доказательством, пусть и косвенным, правдивости ужасных слухов?
   - С каких пор вы стали интересоваться политикой? - не удержавшись, саркастически поинтересовался он. - И кого же вы собираетесь привлечь на нашу сторону?
   Бертель был настолько увлечен алхимическим процессом, что не обратил внимания на язвительный тон собеседника. Поднеся донышко сосуда с магической жидкостью к огню свечи, маг, слегка взболтав содержимое, наблюдал за химической реакцией.
   - Вам что-нибудь известно о Короле-тени? - спросил он.
   По комнате распространился приторно-сладкий, удушливый запах.
   - Создатель, что это за гадость! - Йоэль поморщился, вытаскивая из рукава холщовый мешочек с ароматическими травами. - Не считая Пророчества, о котором при всем желании не дадут забыть жрецы, - он усмехнулся, прижимая мешочек к носу, - не думаю, что я сообщу вам что-то новое. Полагаю, "Песнь о прекрасной деве и Короле-тени" вы и без меня слышали?
   - Глупые сказки для необразованных крестьян. Я имею в виду настоящую историю?
   Получив отрицательный ответ, Бертель поставил склянку с обесцветившейся жидкостью на стол и потянулся к лежащему напротив фолианту. Пролистав пожелтевшие страницы, маг раскрыл книгу посередине и нашел нужный абзац.
   - Тогда вам будет интересно узнать, что первоначально Тария и все земли Эридилии входили во владения Короля. В старые времена между Темным и Светлым двором еще не зародилось непримиримой вражды как в наше время. Оба двора заключали между собой военные и брачные союзы. И некоторые ученые мужи, изучавшие духов Иномирья, такие как Хассо Летописец, - он постучал ногтем по покрытой коричневыми пятнами странице книги, - даже склонны были считать их единым народом.
   Так продолжалось до тех пор, пока Светлый двор не решил предъявить права на принадлежащую Королю землю. Было несколько сражений. Обе армии ожесточенно бились с переменным успехом. Множество великих воинов полегло на поле брани, пока в последней, решающей схватке Светлому двору не удалось сокрушить войско Короля-тени. Он отступил в Стеклянную башню - на свой остров в Иномирье.
   - Все это любопытно, но... - Йоэль нетерпеливо поерзал на подушке. Зловоние, распространяемое жидкостью в склянке, стало невыносимым. Он не мог сосредоточиться и думал лишь о глотке свежего воздуха.
   - Терпение, мой друг, терпение, - маг, казалось, не замечал страданий своего гостя. - Мы подходим к самой интересной части истории. Сотворив первых людей, Создатель решил поселить их на самой прекрасной и плодородной земле. Тогда он хитростью заставил Первородных подписать мирный договор, уступающий Эридилию его возлюбленным творениям.
   - А Король?
   - Объявил войну смертным. Только благодаря союзу со Светлым двором - злейшими врагами Короля - людям удалось остановить демона. Войско Короля разбили при Дортерире. Его самого лишили телесной оболочки, прокляли и заточили бессмертную сущность в усыпальницу.
   - Зачем вы мне все это рассказали? - раздраженно спросил Йоэль. - Меня не интересуют старинные предания. И, если уж говорить откровенно, то крестьянская сказка намного увлекательнее вашей скучной истории.
   - Вы меня удивляете, мой друг. Впрочем, мы отвлеклись. Вы ведь помните, о чем говорится в Пророчестве?
   - Да. И что с того?
   - Я собираюсь пробудить Короля.
   Йоэль уставился на мага, пытаясь уразуметь: не ослышался ли он? Но непроницаемое выражение на лице собеседника сбивало с толку и лишь усиливало его дурные предчувствия. Их разговор подошел к опасной черте - одно неосторожное слово, и может случиться непоправимое!
   - Вы хотите призвать демона? - недоверчиво переспросил он.
   - Только представьте: взглянуть в лицо одному из Великих! - воскликнул маг. - Король-тень - могущественный чародей прошлого. Вам известно, что мы утратили большинство древних знаний о магии?
   Йоэль почувствовал себя совершенно разбитым, больным. Коричный дух с едкой, горьковатой примесью, пробивающийся сквозь мешочек с ароматическими травами, казалось, ничем невозможно было заглушить. О боги, боги, за что вы наказываете меня?
   - Чтобы сотворить действительно мощное заклинание, нам приходится объединять силы нескольких магов, - продолжал тем временем Бертель, - тогда как это существо могло по своей воле повернуть солнце вспять!
   Голос мага гремел у него в голове, настаивал, требовал согласиться с ним. Усиленный волшебными чарами, он безжалостно отметал все сомнения и страхи, заставляя подчиниться своей воле.
   - Это безумие! - с трудом нашел в себе силы возразить Йоэль. - Как вы заставите демона из Иномирья повиноваться? А что если он вырвется на свободу?
   - Я собираюсь провести магический ритуал и связать Короля-тень истинным именем. В моих руках он станет безопасным инструментом, послушно исполняющим приказы. Вы же получите силу, с которой нельзя будет не считаться. Йоэль, мы изменим мир!
   Теперь голос Бертеля успокаивал, ласково увещевая и проникая вкрадчивым шепотом в душу. Йоэль попытался что-то ответить, но никак не мог найти подходящих слов. В голове у него все перепуталось, и он с трудом осознавал, где находится. И этот запах...
   - Хорошо, - удивляясь собственным словам, согласился он, - вы правы. Однако в плане есть серьезный изъян, - вяло сообщил он магу, - нам неизвестно, где расположена гробница.
   - Многое утеряно, но не все. В библиотечных архивах Магического совета можно найти любопытные документы, если знать, что и где искать. Могила Короля находится в подземном лабиринте Дома Воды. Дом построили три столетия назад на месте древнего кургана. Но попасть в усыпальницу невозможно - вход запечатан Первородными.
   - И вы, конечно же, знаете, как открыть гробницу?
   Переставив на середину стола малахитовую шкатулку, маг вытащил на свет странный предмет. Плоский круг, с двух сторон испещренный символами и знаками, показался Йоэлю невероятно древним.
   - С помощью этой печати, - пояснил Бертель. - Но чтобы разбудить Короля, нам понадобится еще кое-что. Магический совет не позволит вскрыть усыпальницу. Вам придется получить разрешение у императора.
   - Считайте, что оно уже у вас, - с несвойственной ему готовностью согласился Йоэль. - Это все?
   В глазах Бертеля блеснул насмешливый огонек. Взяв склянку, он влил в нее две капли прозрачной жидкости, и заполнивший комнату колдовской аромат исчез.
   - Нет. Мне нужна кровь. Когда войско демона сокрушили, не все подданные Короля-тени вернулись в Иномирье. Некоторые остались. Со временем они утратили бессмертие, измельчали и выродились.
   - Скэльмы? - сделав глубокий вздох и чувствуя, как проясняются мысли, догадался Йоэль. Всякое воспоминание о наведенных чарах и недавних сомнениях бесследно стерлось из его памяти.
   Маг утвердительно кивнул.
   - Вам нужен кто-то из этого отребья? Нет ничего проще! Табор этих бездельников как раз остановился в Ласайле. Одно слово, и вы получите любого из них на выбор.
   - Любой не подойдет. Он должен принадлежать к роду Короля. В нем должна быть хоть капля королевской крови.
   - Избранный? - почему-то вспомнив слышанные в детстве сказки, переспросил Йоэль.
   - А вы романтик, мой друг. Нет, герои нам не нужны - нам нужна жертва.
   От слов мага по позвоночнику Йоэля пробежал неприятный холодок.
   - Я провел расследование, - Бертель порылся в раскиданных на столе свитках, - и, кажется, нашел подходящее существо.
   Их отвлек негромкий, но настойчивый стук. За окном, расположенным рядом со столом мага, промелькнула неясная тень. Отворив решетчатую раму, Бертель впустил в комнату огромного черного ворона. Птица приземлилась на дубовый стол, встряхнулась и, склонив голову набок, скосила черные бусины глаз на хозяина.
   - А вот и мой слуга. Что удалось узнать, Брэннан?
   Заметив Йоэля, ворон настороженно встопорщил перья.
   - Я нашел мальчишку, - сипло прокаркал он.
   - Надеюсь, ты сделал все, как я велел? Он должен придти в дом, где будет установлен портал.
   - Кхе-кхе... - звуки, издаваемый птицей, напоминали смех. - Глупец поверил каждому моему слову. Он придет, хозяин.
   - Великолепно! Ловушка расставлена, - маг задумчиво постучал пальцем по губам, - и нам осталось дождаться, когда крысеныш в нее попадет.
   - Так вы отыскали... жертву? - не удержался от любопытства Йоэль.
   - Возможно, - уклончиво ответил Бертель. - Я мог ошибиться. Тогда мы зря потратим время и магическую энергию для создания портала. Ритуал можно провести за три дня до восхода черной луны, и если парень окажется не тем, кто нам нужен, придется начинать все сначала. В любом случае, еще многое предстоит сделать.
   - Что ж, тогда не буду вам мешать, - Йоэль решительно поднялся с кресла.
   В присутствии мага он чувствовал себя неловко. Холодное высокомерие и властность Бертеля подавляли его. Впрочем, маг с одинаковой неприязнью относился ко всем представителям человеческого рода.
   Подняв упавшую перчатку, он торопливо откланялся, словно мальчишка, радуясь возможности наконец-то вырваться из мрачного жилища магистра Дома Силы.
   ***
   Игг Медин действительно приобрел особняк, но в городе с тех пор купца больше никто не видел. У нищих, собиравших подаяние на Рыночной площади, Альто удалось выяснить, что он уехал из Ангеборга три недели назад, оставив в доме старого дворецкого. Это обстоятельство удивило и обеспокоило скэльма. Обостренное чутье подсказывало ему: что-то здесь не так! Зачем оставлять в доме ценные вещи без охраны? Разве старик-дворецкий сможет оказать сопротивление проникшим внутрь грабителям?
   Наблюдая за домом, Альто колебался, тянул время и злился на себя за нерешительность. Его терзал бессознательный страх перед чем-то неопределенным. Только баснословная сумма, обещанная незнакомцем за кражу, удерживала вора от желания отказаться от злополучного заказа.
   Городской колокол пробил полночь. Дворецкий в это время давно спал. Альто перебрался через кирпичную стену, окружавшую разбитый вокруг дома сад, и незаметно подкрался к боковой двери, ведущей в хозяйственную пристройку. Вскрыв замок, он проник в небольшой холл - отсюда легко можно было попасть в левое крыло здания с комнатами для слуг, подсобными помещениями и входом в подвал.
   В ночных сумерках слабо вырисовывались контуры мебели. Как и все скэльмы, Альто прекрасно видел в темноте, и царящий в доме полумрак не мешал ему ориентироваться среди незнакомой обстановки. Он замер - где-то наверху еле слышно скрипнула паркетная доска. За окном зашумел забравшийся в листья азалии ветерок.
   Осторожно обогнув массивный стол, заваленный ящиками и коробками, скэльм пробрался в коридор. Проскользнув мимо пустующих комнат в просторную кухню, он огляделся - сразу за трапезной обнаружилась тяжелая, окованная железом дверь. Если верить словам нанимателя, за ней должен был находиться подвал, где хранились драгоценности и привезенные с островов Кимранда ароматические специи, ценившиеся на весь золота.
   Достав из сумки жестянку с рапсовым маслом, Альто смазал проржавевшие дверные петли. Своим скрипом они могли поднять мертвого из могилы, что уж говорить о дворецком, спящем в другом конце коридора! На всякий случай под плащом скэльма был спрятан кинжал и закрепленные на запястьях метательные ножи. И хотя он не собирался причинять вред беззащитному старику, в случае опасности Альто, не задумываясь, пустил бы их в ход.
   Открыв незатейливый замок, он распахнул дверь и в растерянности застыл на верхней ступеньке лестницы, ведущей в подвал. Он думал, что здесь будет так же темно, как и во всем доме, но, к удивлению вора, просторный зал освещали масляные светильники, развешанные вдоль стен.
   Почти весь подвал занимала огромная клетка, в глубине которой виднелась еще одна дверь - в хранилище. Оглядев квадратное помещение с гладкими каменными стенами, лишенными ниш, укрытий и каких-либо намеков на потайные двери, Альто немного успокоился - спрятаться здесь было невозможно. Спускаясь вниз, он еле слышно пробормотал:
   - Старый маразматик, - решив, что находящийся в почтенном возрасте дворецкий забыл погасить светильники.
   Подойдя к клетке, вор опустился на колени перед решетчатой дверью. Осмотрев замок, он достал отмычку и вставил ее в отверстие ключевины. Чувствительные пальцы скэльма ощущали малейшее сопротивление запорного устройства, скрытого за кованой пластиной. На лице Альто появилось сосредоточенное выражение. Он не торопился.
   Нащупав первый штифт, вор приподнял его, продвигая отмычку чуть дальше, и вытащил зажатый между зубов вращатель. Прошло несколько минут напряженной тишины, прежде чем ему удалось выровнять все штифты громоздкого механизма. Раздался еле слышный щелчок, но, вопреки ожиданиям, хитроумное устройство не открылось.
   Механический зверь играл с ним, забавлялся, насмешливо подмигивая глазком-ключевиной.
   - Сип тебе в кадык! - выругался Альто, сообразив, что замок с секретом.
   Вызов, противостояние - вот что возбуждало в нем охотничий азарт. Закрытый замок становился сродни диковинному зверю, которого следовало приручить и подчинить своей воле.
   Скэльм нахмурился и, отложив в сторону отмычки, размял онемевшие от напряжения кисти рук. Проведя кончиками пальцев по прохладной украшенной филигранной резьбой поверхности замка, Альто заглянул в отверстие ключевины и попытался представить внутреннее устройство механизма. На этот раз дело пошло веселее. Теперь он чувствовал, как поднимаются один за другим штифты. Щелчок. Щелчок. Щелчок. Закрепив последний штифт, он начал вращать цилиндр замка.
   "Не так!"
   Вор остановился. Что-то мешало цилиндру встать на место. Продвинув отмычку чуть дальше, он понял: там находится еще один штифт, расположенный ниже остальных и поэтому не сразу замеченный.
   На этот раз щелчок прозвучал громко и отчетливо - механический зверь сдался.
   С самодовольной улыбкой Альто поднялся на ноги и, отряхнув с одежды солому, вошел в огороженную решетками пристройку. Окованная железом дверь оставалась единственным препятствием на пути к сокровищам Медина. Подойти к ней он не успел, дверь просто исчезла, прихватив с собой значительную часть стены. Вместо входа в потайное хранилище перед ним возникли железные прутья клетки.
   - Попался крысеныш! - с первыми звуками чужого голоса в зале стало холодно.
   Вор метнулся к выходу, но только что открытая дверь захлопнулась, отрезав путь к отступлению. Светильники один за другим погасли, словно задутые порывом ветра. Зал погрузился в темноту, хотя клетка с Альто оставалась по-прежнему ярко освещенной. На полу перед скэльмом зажглась огненно-красная прозрачная сфера. Внутри нее, светясь и вращаясь вокруг своей оси, медленно плыли по кругу незнакомые ему символы и знаки.
   - Кто здесь? - крикнул он, озираясь по сторонам.
   На свет вышел высокий человек, одетый в синюю мантию мага, пестревшую подпалинами и белесыми пятнами, оставленными многочисленными алхимическими опытами. Серебристые волосы мягкими волнами обрамляли узкое лицо с заостренным костлявым подбородком. Из-под тонких изогнутых бровей спокойно и надменно смотрели голубые глаза. На груди незнакомца висел круглый амулет похожий на те, что носили маги из Дома Силы.
   К Провидцам в империи относились со страхом и плохо скрытой неприязнью. Маги Дома Силы следили за соблюдением Кодекса и сурово карали ренегатов, применявших запрещенную в Тарии темную магию. Последних беспощадно изобличали и отправляли на костер.
   - "Сип тебе в кадык! Вот ведь влип!.. Ах ты..." - сумбурные обрывки мыслей вихрем пронеслись в голове Альто.
   Маг наверняка вызвал стражу - а это прямая дорога на виселицу.
   Человек молчал, с любопытством рассматривая пленника.
   - Странно, в нем нет ничего особенного, - разочарованно произнес он, обращаясь к кому-то невидимому. - Я думал... впрочем, неважно. Полагаю, он именно тот, кто мне нужен.
   - Может быть, - угодливо согласились с ним из темноты. - Но разве вы не собираетесь это проверить?
   Хриплый голос показался Альто знакомым. Прислушиваясь к непонятному разговору, он с минуты на минуту ожидал увидеть врывающуюся в подвал городскую стражу. Отчаянье настолько овладело вором, что он уже чувствовал, как затягивается вокруг шеи наброшенная рукой палача веревка.
   Маг, задумчиво теребивший мочку уха, шевельнулся.
   - Собираюсь, Брэннан, собираюсь, - проворчал он, закатывая широкие рукава мантии. Освободив худые запястья, покрытые паутиной тонких шрамов, он встряхнул руками и шагнул к клетке. - Значит, я старый маразматик, ну-ну... Помоги-ка мне, Брэннан. Открой дверь и сними с него капюшон. Я должен видеть лицо нашего гостя.
   Послышался шорох. Из густого мрака выступил смуглый темноволосый человек, прозванный Калле вороном.
   Ты?! - узнав недавнего знакомца, задохнулся от изумления и злости Альто. - Что ты здесь делаешь?
   - Выполняю приказы, - изобразив учтивый поклон, ответил Брэннан.
   У Альто возникло ощущение нереальности происходящего.
   - Выходит, это все подстроено? Ты все знал! Знал с самого начала и преднамеренно заманил меня в ловушку?! - догадался он.
   Лицо вора окаменело, в ладонь скользнуло лезвие ножа. Впереди Альто ждала только смерть. Так почему бы чернявому негодяю не составить ему компанию в небытие? Мысль об этом согрела душу. Вскинув руку, он резким движением метнул клинок. Нож крутанулся, разворачиваясь в полете и, проскользнув между прутьями решетки, устремился к цели.
   Чары мага оказались куда быстрее и эффективнее клинка. Произнеся заклинание, старик заставил смертоносное оружие остановиться в нескольких дюймах от груди ворона. Натолкнувшись на преграду, нож завис в воздухе и с тихим звоном упал к ногам Брэннана.
   Невидимая сила отбросила Альто назад, пригвоздив к стене клетки. От удара у скэльма перехватило дыхание, в глазах потемнело. Он попытался освободиться, но тиски заклинания сжались с новой силой. Да так, что ему стало трудно дышать.
   - Быстрее, Брэннан! Открывай дверь!
   Ворон бросился выполнять приказ. Войдя в клетку, он сорвал с головы скэльма капюшон и повернулся к хозяину, ожидая дальнейших распоряжений.
   Взмахнув руками, старик начал читать заклинание.
   Альто вздрогнул. Тихий голос мага внезапно приобрел чудовищную мощь, обрушив на него какофонию звуков. Слова отбивали пронзительную дробь, раскатывались громом, ударяли в уши нескончаемым колокольным звоном. Оглушенный и перепуганный, он рванулся прочь, забыв об удерживающем заклинании. Расплата не заставила себя ждать - хрипя и судорожно глотая ртом воздух, скэльм беспомощно забился в невидимых путах. Из носа пленника потек тонкий ручеек крови, заливая воротник рубахи и оставляя во рту неприятный солоноватый привкус.
   Брэннан с мрачным удовлетворением наблюдал за происходящим. По вине вора он чуть было не оказался на волосок от смерти. Этого он простить не мог.
   Правая щека и висок Альто нестерпимо горели, словно к лицу поднесли раскаленное железо. От невыносимой боли у него помутилось в голове. Кожа скэльма покраснела, и на ней высветился замысловатый узор из многократно пересекающихся тонких линий.
   - Это его знак! - воскликнул ворон, не спуская с Альто пристального взгляда. На горбоносом лице Брэннана появилось странное выражение: смесь удивления и благоговейного трепета. - Он, действительно, из королевского рода, - оборачиваясь к хозяину, потрясенно прошептал он.
   Но, как только затихли последние слова заклинания, рисунок начал бледнеть, таять и вскоре уже ничего не напоминало об ожоге, секунду назад изуродовавшем лицо пленника. Сквозь шум в ушах до Альто донесся пугающе ровный и безжизненный голос мага:
   - Великолепно! В усыпальнице все готово для проведения ритуала.
   Вор застонал, сделав слабую попытку шевельнуться. Слова мага ему не понравились. Он не собирался отправляться в какую-то усыпальницу; по крайней мере, не раньше, чем судья зачитает ему приговор.
   - Я никуда не пойду, - с трудом прохрипел он.
   - Можешь хотеть чего угодно - это никого не интересует, - рассмеялся Брэннан, припоминая Альто его же собственные слова.
   Скэльм заскрипел зубами. Окружающее смазалось, отступило перед неодолимым желанием врезать кулаком по ухмыляющейся физиономии мерзавца.
   Однако хозяин ворона не разделял беспечной веселости слуги, в отличие от него он был серьезен и хмур. Лоб колдуна прорезала глубокая складка. Озабоченно посмотрев на пленника, он произнес новое заклинание - и мир опрокинулся, завертелся, погружая Альто в беспросветную тьму.
  

Глава 2

  
   Одинокий всадник мчался по широкому тракту с обеих сторон окруженному сосновым лесом. Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь кроны деревьев, падали на дорогу островками света. Вечерело, но дневная духота не спешила уступать место ночной прохладе. Поравнявшись с медленно ползущей телегой, всадник придержал разгоряченного коня и заставил идти рядом с повозкой.
   - Доброго пути, дед! - крикнул он сидевшему в телеге старику.
   Крестьянин испуганно сгорбился и поспешно стянул с головы шапку.
   - И вам того же, господин маг, - пробормотал он.
   Неожиданного попутчика старик заметил издалека и надеялся, что он проскачет мимо. Да видно день сегодня был неудачным.
   Магов в Западном Регинлейле не любили. В памяти старика до сих пор хранилось воспоминание о мятеже, поднятом некромантами из Дома Смерти. Восстание подавили и по всей Тарии объявили запрет на использование темной магии, но голод и мор еще долго свирепствовали в выжженных войной землях.
   - Далеко ли до Дома Воды?
   - Здесь рядом.
   Старик исподлобья покосился на всадника.
   "Ишь ты, видать, из благородных: взгляд высокомерный и в седле держится уверенно", - неодобрительно отметил он, прижимая к груди измятую шапку. - "А говор-то нездешний!"
   - Вам туда, - махнул он рукой, показывая направление. - Доедете до первой развилки и свернете направо. Дальше через лес и в гору... дорога там одна, так что не ошибетесь, господин маг. Ну а как только на пригорок поднимитесь, сверху будут видны крыши Дома Воды.
   Кивнув в знак благодарности, всадник стегнул коня и, обогнав скрипучую телегу, скрылся в золотистом облаке пыли.
   Энри Улькер - боевой маг из Дома Огня, недавно закончил обучение и служил на заставе Горная в Приграничье. Он очень спешил. В заплечной сумке мага лежало тайное послание для магистра Дома Воды. Сведения в нем были настолько важными, что письмо надлежало передать лично в руки Райко Сефуссу.
   В последнее время в Приграничье творилось что-то необъяснимое. Почти в каждом дворе перепуганные жители шептались о возвращении Короля-тени. Молодой маг, так же как и командовавший заставой мастер Парзифаль, считал страхи крестьян надуманными. Война, произошедшая много веков назад между людьми и духами Иномирья, давным-давно закончилась. Король-чародей, сложивший голову в той битве, был похоронен где-то в этих землях и забыт.
   Однако произошедшие на заставе события заставили мастера Парзифаля не на шутку встревожиться. Одинокие мертвяки, обитавшие в Дортерирском лесу, и раньше беспокоили живых, но теперь они стали собираться в небольшие организованные отряды. Словно чья-то могучая воля всколыхнула нежить, заставив пробудиться от многовекового сна. А неделю назад разведчики сообщили о замеченной в лесу Тени и уже на следующую ночь отряд мертвяков, становящийся день ото дня все более многочисленным, поджег расположенные рядом с лесом фермы, заставив уцелевших крестьян искать защиты за стенами Горной.
   Дортерирский лес находился на территории их северного соседа - королевства Ингерон. Между Тарией и королевством в течение последних десяти лет сохранялось хрупкое перемирие, и появление Тени стало настоящим ударом для мастера Парзифаля. Что заставило живущее в глубине леса существо подойти так близко к границе империи? Неужели маги Ингерона сумели заручиться поддержкой могущественной твари?
   Предположение казалось настолько невероятным, что в него с трудом верилось. До сих пор ни одному безумцу отважившемуся вступить под сень призрачных деревьев не удавалось вернуться живым из проклятого леса.
   Одного из гонцов мастер Парзифаль решил отправить в Керновек к наместнику императора. Второго, с донесением о появившейся в Приграничье твари, к магистру Сефуссу - члену Магического совета.
   Впереди показалась развилка. Свернув направо, всадник выехал на безлюдную дорогу. Сонную тишину леса изредка нарушал отрывистый стук дятла. Легкий ветерок доносил до Энри терпко-горький запах сосновой хвои, разогретой солнцем. Под копытами лошади мелькали пятна света и тени, расчертившие кружевом усыпанную сухими иголками дорогу. Тропа начала подниматься в гору и на вершине скалистого холма лес поредел. Деревья расступились, открывая величественный вид на долину.
   Широкая река плавно изгибалась, разделяя лежащую у подножия холмов низину на две части. На дальнем берегу бескрайними грядами волн колыхалось травяное море, уходящее далеко к горизонту. С другой стороны, на небольшом полуострове образованном руслом реки возвышался Дом Воды. С вершины холма виднелись покрытые красной дранкой крыши и многоярусные башни замка. Над шпилем колокольни, устремленным в темнеющее небо, висел тонкий серпик месяца.
   Пришпорив коня, всадник спустился в долину.
   Дорога сильно петляла, и когда Энри подъехал к высоким стенам Дома Воды окончательно стемнело. В черничном небе зажглись звезды. Темную поверхность реки прорезала узкая дорожка призрачного лунного света. Обогнув крепостную стену, маг подъехал к окованным железом двухстворчатым воротам. Спешившись, он привязал беспокойно переступавшего с ноги на ногу коня к ближайшему столбу, вбитому у обочины дороги.
   Приподняв дверной молоток в форме уробороса, - крылатого змея пожиравшего собственный хвост - он опустил кольцо на медную пластину. Ночную тишину прорезал высокий протяжный звон, разнесшийся далеко по округе. Прошло несколько минут ожидания, но никто не спешил открывать ворота и даже не окрикнул припозднившегося путника.
   - Заснули что ли все? - в сердцах стукнув кулаком в дубовые створки, крикнул Энри.
   От удара маленькая дверь в правой створке ворот приоткрылась и он, не дожидаясь приглашения привратника, заглянул внутрь.
   На мага обрушилась давящая тишина, едва только он переступил невидимый рубеж, отделявший ворота от остального мира. Ни пения птиц, ни дуновения ветра, ни шелеста травы - ничего, кроме застывшего безмолвия. У Энри возникло безотчетное желание развернуться и бежать прочь - как можно дальше от проклятого места. Он попятился, и наваждение исчезло, стоило ему только оказаться за воротами. Он снова шагнул во двор, и тревога вернулась, сжав сердце безотчетным страхом.
   Маг опустил голову, раздумывая. Похоже, караульные вместо несения службы наложили на вход охранное заклинание и отправились играть в тарок или кости, а то и вовсе завалились спать в надвратной башне. Сняв магическую защиту, он прошел под длинным сводом полукруглой арки, миновал поднятую решетку и никем не остановленный ступил во двор замка.
   - Доброй ночи! - крикнул он, озираясь по сторонам в надежде увидеть хоть кого-нибудь из местных обитателей.
   Огромный двор был пуст.
   Беспечность стражников удивила Энри. Солдат вздумавший покинуть пост на заставе мастера Парзифаля мог лишиться головы за такой проступок. Конечно, жизнь в Приграничье нельзя сравнивать со спокойной жизнью в Регинлейле, но оставлять на ночь открытые ворота?
   - Здесь есть кто-нибудь? - еще раз позвал он.
   Из освещенных окон хозяйственной пристройки лился свет, рассеивая густую темноту ночи и оставляя яркие квадраты на песчаных дорожках фруктового сада. В одном из таких квадратов он заметил тонкую фигурку сидящего на скамье мальчика одетого в форму ученика.
   - Эй, парень! - обратился к нему маг. - Где я могу найти магистра Сефусса?
   Ученик так и остался сидеть, уставившись в одну точку.
   - Ты что, глухой?
   Подойдя к парнишке, Энри дотронулся до его плеча. От прикосновения ученик повалился набок, как тряпичная кукла. Мальчик был мертв.
   - Создатель милостивый! - отшатнулся Энри от ребенка.
   Стремительно отступив назад в темноту, он потянулся к оружию. Чтобы здесь ни произошло, он должен это выяснить. И для начала попытаться найти магистра Сефусса или кого-нибудь из старших магов.
   Приняв решение, он бесшумно прокрался вдоль кузницы, миновал огород с лечебницей и прошел сквозь арочные ворота, за которыми виднелся внутренний двор замка. Стараясь держаться тени, он пересек перистиль - окруженный с четырех сторон крытой колоннадой - и, обойдя колодец, остановился перед массивной дверью жилого корпуса Дома Воды. Стиснув рукоять меча, Энри собрался с духом и, толкнув дверь, перешагнул порог.
   В помещениях замка царила глубокая тишина нарушаемая легким потрескиванием светильников освещавших просторные залы. Обследуя первый этаж, он прошел через анфиладу комнат, повсюду натыкаясь на мертвые тела. Казалось, смерть настигла обитателей замка одновременно и неожиданно - бедняги даже не успели осознать, что происходит.
   Дойдя до конца широкого коридора, Энри заглянул в приоткрытую дверь и замер, увидев сидящего за столом мужчину. На груди незнакомца висел амулет старшего мага наполовину скрытый в складках мантии. Человек откинулся на спинку стула, уронив голову на грудь, из уголка искривленного рта свисала нить желтой слюны. На полу рядом с учителем лежало скрюченное тело ученика.
   - "Прах побери... что это? Боевая магия?"
   Увиденное потрясло Энри. Ни одно из известных ему заклинаний не обладало такой разрушительной силой. Охваченный ужасом, он поднялся на второй этаж. Обойдя спальни и библиотеку со скрипторием, Энри спустился во двор. Мага била крупная дрожь, колени подгибались. Ему и раньше доводилось видеть смерть, но никогда еще он не чувствовал себя так паршиво, как сейчас.
   Пройдя вдоль чахлых кустов бересклета, Энри направился к башне замка, чья прямоугольная громада нависала над крепостными стенами, подпирая темное небо. Если где и можно было найти магистра Сефусса, то только там.
   Вид раскуроченной, почерневшей от огня двери, как ни странно, придал Энри сил и даже вернул уверенность. Ведь человек, одним ударом выбивший дверь, пользовался старой доброй огненной магией. Разрушения внутри башни выглядели еще красноречивее: на стенах виднелись круглые закопченные пятна, один из пролетов ведущей наверх лестницы рухнул, оставив часть искореженных, оплавленных перил висеть в воздухе. Окончательно упасть им мешали уцелевшие ступени, за которые они крепились.
   Обойдя опрокинутый стол, Энри остановился посреди зала. Перевернутая мебель, осколки стекла вперемежку с книгами, гусиными перьями, свитками и листами пергамента лежали на ковре и полу - все указывало на то, что совсем недавно здесь происходила отчаянная борьба. Около зажженного камина расплылось кровавое пятно. От него тянулись две багровые полосы в сторону открытого потайного хода. Рычаг, приводящий в движение каменную дверь, был сломан. Окончательно захлопнуться ей мешал перевернутый комод. Массивный шкаф тихо скрипел и трещал, сопротивляясь огромному весу.
   Энри подошел к комоду и заглянул в полутемный туннель. Лезть туда не хотелось: в любой момент дверь могла опуститься и закрыть вход. Пока он решал, что делать дальше, из глубины туннеля послышался слабый стон.
   - Кто здесь? - крикнул он, прислушиваясь.
   Вместо ответа до мага донеслись жалобные, мучительные стенания приглушенные расстоянием. Оставить раненного человека на произвол судьбы он не мог.
   - Я сейчас... держитесь, я помогу, - пообещал он, наклоняясь и протискиваясь в узкий лаз между стеной и комодом.
   Потайной ход, освещенный неровным светом факелов, плавно спускался вниз. Во влажном воздухе чувствовался запах въевшейся в стены плесени и гари. Продвигаясь вперед, Энри старался обходить пятна крови. Дверь окончательно скрылась из виду, прежде чем он заметил распростертого на полу человека. Седоволосый мужчина безуспешно пытался сесть, зажимая рукой окровавленную рану на животе.
   - Магистр Райко Сефусс? - спросил Энри, заметив на груди незнакомца амулет главного мага.
   Мужчина застонал и, приоткрыв глаза, всмотрелся в лицо юноши.
   - Кто?.. - с трудом просипел он. - Я тебя не узнаю.
   - Я, Генри Улькер, - назвался Энри и, подумав, добавил: - из Рансварта. У меня срочное донесение от мастера Парзифаля.
   - Улькер из Рансварта? - рот мужчины скривился в слабой улыбке больше похожей на гримасу боли. - Знавал я одного Улькера. Славные были времена!
   - Вы, наверное, говорите о моем отце... Сигурде.
   - Да, о нем, - магистр закашлялся. - Послушай, отпущенного мне времени почти не осталось, а надо еще успеть сделать кое-что важное. Архимаг Рамберт... сообщи ему... в замке измена... - он ухватился рукой за мантию Энри и с неожиданной силой притянул юношу к себе. - Нас предали. Несколько магов, подстрекаемых Кальбером, совершили убийство. Они подмешали яд в пищу и теперь все мертвы... все!
   Голос магистра перешел в еле слышный шепот, и Энри пришлось наклониться к губам мага, чтобы разобрать слова.
   - Найди архимага Рамберта. Магический совет должен знать: он раздобыл печать и собирается открыть усыпальницу. Предупреди их... скажи им, что он безумен...
   - Кто? Кальбер? Кальбер безумен?
   Райко Сефусс приподнялся, пытаясь что-то ответить, но вместо слов из горла мага вырвался хрип, на губах выступила розовая пена. Пальцы старика разжались, и рука бессильно соскользнула вниз, оставив на мантии Энри кровавый след.
   - Магистр Сефусс, - позвал он, заглядывая в запрокинувшееся лицо мага. - Магистр Сефусс!
   Под кожей старика расплылась восковая бледность, черты лица заострились. Остекленевшие глаза бессмысленно уставились в потолок. Прижав пальцы к худой, жилистой шее магистра, Энри попытался прощупать пульс - бесполезно. Райко Сефусс умер у него на руках. Бережно опустив тело на пол, он закрыл мертвецу глаза и снял с шеи мага амулет.
   Вернувшись к началу потайного хода, Энри обнаружил, что каменная дверь - раздавив шкаф в щепки - встала на место, отрезав дорогу к выходу.
   - Что ж мне так не везет-то, а? - беспомощно оглядываясь, простонал он.
   Простое поручение неожиданно обернулось серьезными трудностями. Энри оказался заперт в подземном лабиринте Дома Воды и против собственной воли втянут в запутанное и опасное дело. На него свалилась ответственность, к которой он не был готов и, по правде говоря, никогда не стремился.
   Сняв со стены факел, Энри вгляделся в длинный плохо освещенный проход. Дрожащий свет разлился по стенам и потемневшему от копоти низкому потолку. Тишину подземелья изредка нарушал стук падающих капель. Надо было искать другой выход.
   ***
   К Альто медленно возвращалось сознание. Во рту пересохло, к горлу подкатывал кислый комок тошноты. Перед глазами плыл туман и вставленный в скобу на стене факел почему-то медленно кружил на месте, раскачивался и пульсировал, излучая сияющий ореол разноцветных искр. Тело онемело и если бы скэльма не поддерживали за руки два человека, он непременно бы упал.
   Постепенно туман рассеялся, и он с удивлением обнаружил, что посыпанный соломой каменный пол исчез, оставив под ногами утоптанную землю. Воздух пропитался сыростью и запахом гниющих древесных корней. Вместо подвала в доме Игга Медина он находился в странном и одновременно пугающем месте.
   Альто попробовал шевельнуться: скованное заклинанием тело не слушалось. Вновь накатила тошнота. Пытаясь справиться с приступом дурноты, он закрыл глаза и, сглотнув, тяжело и часто задышал.
   - Никак очухался? - простужено засипел над ухом незнакомый голос. - Спокойно, парень, не дергайся! Уэни, дружок, будь любезен, сбегай к магистру. Ты знаешь, что ему сказать.
   - Чуть что, так сразу Уэни! - в ответ на просьбу мужчины недовольно пробурчал кто-то позади скэльма.
   - Ты лучше меньше болтай - больше делай, - посоветовал ему первый голос. - Мы с Расо, в отличие от тебя, не бездельничаем.
   Слушая их перепалку, Альто скосил глаза сначала на говорившего, потом на человека, которого назвали Расо. Оба незнакомца были облачены в синие мантии магов.
   "Не многовато ли чести для одного вора?" - разочарованно подумал он, прислушиваясь к гулу доносящихся слева голосов. Теперь, когда магов стало трое или больше, шансов на спасение не осталось. А ведь он надеялся, что удастся улучить момент и сбежать из искусно расставленной ловушки.
   Съехавший на лицо капюшон мешал, как следует рассмотреть зал. Он замотал головой, стараясь избавиться от досадной помехи, и неожиданно обнаружил, что заклинание утратило силу.
   - Говорю же, не дергайся!
   Альто грубо встряхнули, отвесив увесистую оплеуху. От такой бесцеремонности скэльм пришел в ярость. Еще никто и никогда не унижал его безнаказанно.
   - Какого демона! - прошипел он, отчаянно изворачиваясь и пробуя вырваться из цепких рук охранников.
   Завязалась борьба. Соперники бестолково топтались на месте, пыхтели и сопели, пытаясь одолеть друг друга. Наконец магам удалось завести руки пленника назад, и он в порыве отчаянья лягнул одного из них ногой. Похоже, в эту секунду госпожа Удача улыбнулась Альто. Мужчина взвыл.
   - Ах ты, тварь! - завопил он, от неожиданности и боли выпуская скэльма.
   Освободившись от захвата, вор резко выгнулся и заехал основанием кулака в висок второму магу. Человек охнул. Обхватив голову руками, он согнулся пополам и тут же получил удар коленкой в лицо. В пылу боя капюшон слетел в сторону, позволив Альто рассмотреть зал.
   Помещение напоминало пещеру или скорее огромную нору, вырытую в земле. Сверху свешивались корни деревьев. Потолки - необычайно высокие, поддерживали квадратные колонны. Развешанные вдоль стен факелы освещали подземелье тусклым светом, заполняя зал длинными мягкими тенями. С противоположных сторон пещеры виднелись два темных прохода.
   Альто, не задумываясь, бросился к одному из них - разбираться, куда он ведет, не было времени.
   Он почти добежал до спасительного выхода, когда что-то с силой ударило его промеж лопаток. Тело налилось свинцовой тяжестью, и он как подкошенный рухнул на землю. Альто все чувствовал, видел, слышал, но не мог двинуться или сказать хоть слово.
   Мужчины неторопливо подошли к распластанному на полу парню.
   - Ну что, змееныш, добегался? - наклоняясь к пленнику, злорадно поинтересовался обладатель сиплого голоса. - Будь моя воля, я бы тебя вот этими руками...
   Шмыгнув окровавленным носом, он выпрямился и с размаху ударил Альто носком ботинка под ребра. Скэльм захрипел, ловя воздух ртом. Маги подхватили беглеца с двух сторон под мышки и рывком подняли на ноги. У Альто не осталось ни сил, ни воли сопротивляться, и он обмякшим кулем повис на руках людей.
   Пленника подтащили к прямоугольному сооружению. Тончайшая резьба украшала ребра несущих арок, колонны и симметрично расположенные с четырех сторон постройки тимпаны. Бесчисленные письмена покрывали - везде, где только было место, - сложенные из черного песчаника стены. Древние знаки мерцали, отливая мертвенным лунным светом, - от них веяло жутью и скрытой угрозой.
   Ничего подобного он раньше не видел. Рассматривая загадочное сооружение, Альто вспомнил об упомянутой хозяином ворона усыпальнице. Эта мысль вызвала в душе скэльма смутное беспокойство.
   Рядом с постройкой он заметил четырех магов. Трое из них носили одинаковые амулеты из белого металла с большим синим камнем посередине - оружие и в то же время символ определявший принадлежность мага к тому или иному Дому. Альто сощурился, рассматривая амулеты и одежду людей. Он знал, как выглядят отличительные знаки Огня и Силы - двух самых могущественных орденов расположенных в Ангеборге. Но такие амулеты скэльм видел впервые.
   Четверка еле слышно переговаривалась, бросая тревожные взгляды на постройку и явно чего-то ожидая. На лицах людей застыло любопытство и тщательно скрываемый страх.
   Пленника подвели к старому знакомому. Седовласый маг беседовал с немолодым приземистым человеком. Коротышка топтался на месте, часто моргая воспаленными, покрасневшими от недосыпания глазами.
   - Разве ты не получил от меня ясных указаний, Кальбер? - голос мага замораживал.
   - Видит Создатель, я старался, как мог! - оправдывался коротышка, виновато разводя руками. - Но Сефусс с самого начала что-то заподозрил. Я...
   - Все, что от тебя требовалось - выполнять мои инструкции, но вместо этого ты чуть не провалил все дело. Кальбер, есть ли причина, по которой я должен сохранить тебе жизнь?
   Коротышка побледнел и сразу сник. Нервно теребя цепочку висевшего на шее амулета, он открыл рот, но маг не дал ему произнести ни слова:
   - Что с воротами? - спросил он. - Их охраняют?
   - Не беспокойтесь, я все предусмотрел, - поспешно вытирая тыльной стороной ладони мокрую от пота лысину, сообщил Кальбер. - Обоз с провизией прибудет в Дом Воды через четыре дня, а для незваных гостей у меня приготовлен сюрприз.
   - Хорошо. Я дам тебе еще один шанс - последний. И учти, на этот раз никаких ошибок, - смягчился магистр, жестом отпуская собеседника.
   - Вижу, наш гость пришел в себя, - заметил он, поворачиваясь к скэльму и с холодным безразличием рассматривая разбитое лицо помощника.
   - Шустрый, стервец, - смущенно усмехнулся маг.
   - Что ж, весьма своевременно. Все готово к проведению ритуала.
   Альто застыл от ужаса. Он давно понял: собравшиеся здесь люди затеяли что-то скверное. Но одно дело - предполагать, и совсем другое - точно знать, что по чьей-то злой воле тебе уготована незавидная участь. Совершенно некстати вспомнились рассказы Калле о черных ритуалах, практиковавшихся еще до его рождения некромантами из Дома Смерти. При одной мысли об этом внутренности Альто скрутил болезненный спазм.
   - Пора начинать.
   Магистру не терпелось приступить к задуманному. Он огляделся, разыскивая ворона. Брэннан стоял на почтительном расстоянии от постройки, с задумчивым видом изучая старинные надписи. Почувствовав взгляд хозяина, он обернулся. На лице ворона застыло выражение странной рассеянности, как будто в мыслях он был где-то далеко.
   Поманив слугу пальцем, магистр взял из рук Брэннана деревянный ларец и, открыв крышку, осторожно достал плоский круглый предмет, похожий на большую монету. На матовой поверхности кругляка тускло отливали серебром руны. Подойдя к подземной усыпальнице, маг вставил кругляк в выемку в стене и, отступив на шаг, прошептал слова заклинания.
   Стена исчезла, растаяла, словно прошлогодний снег, открыв изумленным взорам собравшихся людей черный проем входа. Альто вместе со всеми зачарованно уставился в темноту. Он мог поклясться, что там что-то двигалось: что-то невесомое, похожее на плотную дымку или туман.
   Неожиданно кто-то схватил скэльма за руку. Он дернулся, инстинктивно пытаясь вырваться, но маг, наложивший на него заклинание во время неудачного побега, постарался на совесть. Лезвие ножа обожгло кожу на запястье. Из раны горячими струйками потекла кровь прямо в предусмотрительно подставленную чашу.
   - "Сип тебе в кадык!" - мысленно выругался Альто, беспомощно наблюдая за темной жидкостью медленно заполнявшей дно сосуда. Это было плохим знаком, очень плохим. Кровь являлась источником силы, катализатором без чьей помощи не обходился ни один ритуал темной магии.
   Подойдя к помощнику, магистр опустил кругляк в чашу. С протяжным дребезжанием печать коснулась металлических стенок сосуда. Унылый звук разнесся по залу, ножом резанув по сердцу пленника. Пока маг читал заклинание, Альто мечтал только об одном - оказаться как можно дальше отсюда. Достав кругляшку, магистр прижал ее к руке скэльма. Боли не было, он почувствовал лишь влажное холодное прикосновение к коже и когда человек убрал печать на месте затянувшейся раны остался отчетливый круглый оттиск.
   - Прежде чем продолжить ритуал, снимите с него одежду, - приказал магистр.
   В мгновение ока скэльма, как телка на заклание, безжалостно скрутили, раздели и, не давая опомниться, поволокли к входу в усыпальницу. Никогда еще он не чувствовал себя таким жалким и слабым. Ему оставалось только молиться и уповать на помощь Создателя. Но, как назло, Альто от страха позабыл все молитвы.
   Его волоком протащили по земле и впихнули внутрь склепа. Свет факела выхватил из темноты то ли четырехугольный саркофаг, то ли необычный алтарь. По древней традиции в Тарии на крышке саркофага помещали лежачую скульптуру покойного. Здесь же поверхность крышки была девственно гладкой, лишь по бокам мраморного гроба белели высеченные барельефы.
   Вокруг саркофага клубился зеленоватый дым. От него в разные стороны расползались длинные прозрачные щупальца. Они шевелились, свивались кольцами, слепо шарили по полу, медленно подбираясь к остановившимся на пороге людям.
   Альто подтолкнули вперед. Тонкие нити жадно потянулись навстречу. Один из воздушных отростков коснулся босой ноги скэльма и обвился вокруг щиколотки. То, что поначалу казалось лишь сгустком тумана, внезапно обрело плоть, стало осязаемым. Щупальце впилось в кожу вора сотней раскаленных игл. Сознание Альто взорвалось испепеляющей болью. Он дико заорал, даже не заметив, что парализующее заклинание утратило силу.
   ***
   Закончив читать магический заговор, Бертель свернул длинный свиток в трубку. Содержание свитка он помнил наизусть, но не хотел ошибиться. Для удачного проведения ритуала была важна каждая деталь.
   - Возьми факел и посвети мне, - приказал он ворону.
   Бледно-зеленые щупальца затащили тело жертвы на алтарь. Лицо вора исказила гримаса боли. Верхняя губа задралась, обнажив влажно поблескивающие зубы - мелкие, словно у хищного зверька. Сорвав голос от крика, скэльм еле слышно стонал.
   Магистр подошел ближе. Кожа вора приобрела неестественно белый цвет и как будто засветилась изнутри. Глядя на распростертое тело он не испытывал никаких чувств. Для мага нелюдь был лишенным индивидуальности инструментом. Разве плотник ощущает сострадание к молотку или гвоздю, забитому в стену, а повар проникается сочувствием к овощам и мясу? Нет, и еще раз - нет. Он - Бертель Хенролг, первопроходец, создатель нового, а мальчишка - не более чем расходный материал.
   Склонившись над телом, магистр вложил в руку скэльма сигиллу, испачканную высохшей кровью. Осмотрев опутанное нитями существо, он с невольной брезгливостью сравнил его с попавшей в паутину мухой.
   - Дело сделано, - заявил он, выпрямляясь. - Завтра с восходом темной луны произойдет окончательная трансформация. Пока же этого не случилось - здесь делать нечего. Идем.
   - Мы уходим? - удивился ворон.
   - Мое отсутствие может вызвать у эррвэ Рамберта нежелательные подозрения. К тому же в Ангеборге у меня остались неотложные дела.
   - А что с ними?.. - Брэннан кивнул в сторону магов, столпившихся около колонны расположенной перед входом в склеп. - Они остаются?
   - Кто-то же должен охранять святилище.
   - По-моему, это неразумно. Любой из них с радостью отрежет себе обе руки ради возможности заполучить личного демона.
   - Ни у кого из них не хватит на это смелости, - возразил Бертель, но все же посмотрел на перешептывающихся людей. Лоб магистра прорезали две глубокие продольные морщины. - И все же, - засомневался он, - в твоих словах есть доля правды. Лучше не рисковать, тем более в таком деле.
   Выйдя из усыпальницы, маг по привычке закатал рукава мантии по локоть и, встряхнув руками, заявил:
   - Что ж, оставим "подарочек" для любителей совать нос в чужие дела!
   Перед ним вспыхнули три золотистые линии. Повинуясь движению руки магистра, они ожили, переплетаясь и скручиваясь в невесомую паутину. Покончив с чародейством, Бертель дунул и запечатавшая вход в гробницу блестящая завеса, утратив золотое сияние, растворилась в воздухе.
   - Вы трое останетесь здесь, - приказал он, притихшим помощникам, - остальные пойдут со мной.
   Пошатываясь, он направился к переливающемуся за усыпальницей порталу, но вынужден был остановиться на полпути, почувствовав ужасную слабость. Кровь прилила к лицу Бертеля, сердце бешено заколотилось, готовое выпрыгнуть из груди, ноги сами собой подогнулись - он чуть не упал, в последний момент, сумев удержать равновесие.
   - Устал я, - прошептал маг, прижимая ладонь ко лбу. - В моем возрасте нелегко колдовать и одновременно поддерживать открытый портал.
   В черных глазах ворона, следовавшего за ним по пятам, промелькнуло злорадство.
   Подойдя к мерцающему кругу, маг оперся на плечо слуги и, повернув к Брэннану осунувшееся бледное лицо, спросил:
   - Духам ведь неведомы печали и заботы старости? Что скажешь, может первым делом попросить твоего короля вернуть мне беспечную юность?
   Он издал короткий смешок и, шагнув в портал, исчез во взвившемся под потолок магическом вихре.
   ***
   Альто затягивало в черную пустоту, и чем сильнее он сопротивлялся, тем невыносимее становились страдания терзавшие тело. Вскоре он окончательно перестал что-либо соображать, превратившись в сплошной комок огненной боли. Опутавшие скэльма нити, казалось, проникали все глубже и глубже вытягивая душу; дробя и кромсая ее на куски, замещая чем-то темным, безжалостным.
   А потом пришли воспоминания - чужие, холодные. Они принадлежали кому-то другому, а может быть, этим другим был он сам? Время остановилось. Он не мог сказать, сколько пробыл здесь: краткий миг или целую вечность? Огромный мир съежился до небольшого островка покрытого серебристым туманом. Он забыл о солнце, ветре, бескрайних просторах, о свободе. Он забыл о том, как это - быть живым.
   Но самое худшее ждало впереди.
   Вглядываясь в молочные клочья тумана, неспешно клубящиеся вокруг, Альто сделал первый неуверенный шаг.
   - "Где я?" - подумал он, оглядываясь и пытаясь унять нарастающую дрожь.
   Продвигаясь вперед, он наткнулся на преграду. Белесая мгла медленно расползлась, открывая взгляду ровную зеркальную поверхность. В ней отражался и клубился все тот же туман. Альто всмотрелся в зеркало.
   - "Почему я в нем не отражаюсь?" - скэльма прошиб холодный пот.
   И словно отвечая на невысказанный вслух вопрос, туман внутри зеркала задвигался, потемнел, складываясь в неясную фигуру. Тень тихо приблизилась, с каждым шагом обретая все большее сходство с Альто. Он стоял, не смея шелохнуться, молча наблюдая за ожившим отражением.
   - Кто ты? - наконец, не выдержал он.
   "Ты!.. ты!.. ты!" - загремело эхо, нарастая и отталкиваясь от невидимых стен.
   Альто отшатнулся, схватился за голову, пытаясь заткнуть уши, лишь бы не слышать жутких звуков. Смертный ужас сковал горло, задушив готовый вырваться крик. С ним что-то происходило. Что-то, чего он не мог понять и чему не мог противиться.
   Отражение в зеркале остановилось. В глубине темно-синих глаз зажглись красные огоньки. В этом месте существовал только один закон - жизнь за жизнь. И скорчившееся перед зеркалом охваченное безграничным отчаяньем смертное существо проиграло.
   Их глаза встретились, и в тоже мгновение раздался треск лопающегося стекла.
   ***
   Подойдя к очередной развилке, Энри достал нож и, подняв факел повыше, вырезал на стене крест. Если придется возвращаться, он сможет определить направление по белым царапинам, оставшимся на камне.
   Блуждая по подземному лабиринту, маг решил придерживаться определенной системы - поворачивать только направо. И тогда рано или поздно он сумеет найти выход. Думать о другом исходе дела Энри не хотел. Заблудиться и умереть от голода в одиночестве и темноте - что может быть хуже?
   Туннель начал сужаться и вскоре каменная кладка уступила место прорытому прямо в земле узкому проходу. В застоявшемся воздухе запахло опавшими листьями, прелой землей или болотным мхом - не разберешь.
   Откуда-то спереди раздался приглушенный расстоянием звук. Энри замер, напряженно прислушиваясь. Да, ошибки быть не могло - переговаривались люди. И, несомненно, голоса принадлежали заговорщикам. Стараясь не шуметь, он вставил факел в пустую скобу и крадучись двинулся вдоль стены. Впереди замаячил слабый свет. Голоса стали громче, но разобрать слова по-прежнему не удавалось. Остановившись у края стены, маг присел и осторожно выглянул из-за угла.
   Подземный ход заканчивался огромной скудно освещенной пещерой. Посреди полукруглого зала находилась необычная постройка - то ли часовня, то ли склеп, то ли причуда сумасшедшего архитектора. У входа в сооружение стояли три человека. Два молодых парня и низенький лысеющий мужчина. Один из них - востроносый и вихрастый - показался Энри знакомым, но вспомнить где они встречались, он не смог.
   Внимание мага привлек портал, сияющий карминово-красными огнями позади постройки. Ни один из троицы - а в этом он был уверен - не являлся его создателем. Скорее всего, портал поддерживали извне. Но кто и зачем?
   Насколько он знал, камень Перемещений имелся у архимага Рамберта. Но даже если у кого-то еще был подобный камень, сейчас все силы неизвестного мага уходили на то, чтобы удерживать портал открытым. Смертельно опасное занятие, надо сказать. Ведь непрерывно черпая магическую энергию из Узла, незнакомец взамен отдавал часть своей жизненной силы.
   Продолжив обшаривать взглядом зал, Энри обнаружил с противоположной стороны пещеры темный проход едва заметный в густом сумраке. Оттуда ощутимо тянуло сквозняком. В душе мага зародилась надежда. Он почти не сомневался - это путь наружу. Да только дорогу туда преграждали три человека, и незаметно проскользнуть мимо них он не мог.
   - Прах побери, - прошептал Энри, прислоняясь затылком к стене. С простыми солдатами, он справился бы без труда, но три мага...
   На его стороне было единственное преимущество - внезапность нападения. Он снова выглянул из укрытия, оценивая обстановку. Заговорщики, уверенные в собственной безопасности, сгрудились в кучу о чем-то оживленно беседуя. Увлеченные разговором, они не следили за боковыми проходами и не обращали внимания на происходящее в зале.
   Амулет Энри был почти пуст. Он сосредоточился, вызывая Узел. В кончиках пальцев появилось знакомое покалывание. Сначала едва заметное, оно стремительно нарастало, усиливаясь. Когда неприятные ощущения подошли вплотную к черте, за которой начинается настоящая боль, покалывание прекратилось. Накопив магическую энергию, янтарно-желтый камень, вставленный в серебряную оправу из переплетенных ветвей шиповника, ослепительно вспыхнул.
   Энри поднялся, бесшумно вытаскивая кинжал из ножен. Выскользнув из-за угла, он метнул клинок в ближайшего врага. Человек вскрикнул, схватившись за торчащую из груди рукоять, и грузно осел, завалившись набок. Шансы уровнялись. Теперь у него осталось только двое противников. Не останавливаясь, он резким движением выбросил вперед левую руку. С ладони сорвалось пламя, в полете принимая форму огненного кулака.
   Удар оказался настолько сильным, что стоявшие рядом заговорщики отлетели на несколько ярдов. Один так и остался лежать на земле, отчаянно крича и извиваясь в попытке сбить пламя с одежды. Второй оказался гораздо проворнее товарища. Он успел выставить защитное поле, и потерявшее силу заклинание всего лишь отбросило его в сторону, почти не причинив вреда.
   Вскочив на ноги, заговорщик сплюнул кровь из разбитого рта и вытянул вперед обе руки. Две водяные змеи слетели с кончиков пальцев мага и устремились к Энри. Они одновременно распахнули усеянные острыми зубами пасти и взвились в воздух, не спуская с него прозрачных неживых глаз.
   Энри попятился, лихорадочно сплетая заклинание из оставшейся в амулете энергии. Ее осталось так мало, что ему почти нечего было противопоставить смертоносной и изящной магии противника. Он хотел создать огненный барьер, но вместо этого вырвавшаяся вперед змея врезалась в бесформенный сгусток материи и с шипением распалась на множество мелких капель, загасив едва зародившееся пламя.
   Энри усмехнулся, представив, что бы сказал его наставник, увидев позорную неудачу, постигшую бывшего ученика. Но, так или иначе, цели он достиг.
   Вторая змея, заметив препятствие, изменила направление. Она попыталась обойти мага с фланга. Наклонив голову, чешуйчатая скотина примерилась к человеку и еще шире распахнула пасть, намереваясь отхватить от Энри приличный кусок мяса. Он едва успел увернуться, но все же недостаточно быстро - шипастый бок змеи, скользнув вдоль тела, разодрал край мантии. Выхватив меч, он нанес ответный удар, рубанув по вытянутой шее водяной твари. В воздух взметнулся фонтан брызг, окатив его с головы до ног.
   Энри мотнул головой, отбрасывая с лица мокрые волосы, и чуть было не напоролся на острие меча оставшегося в живых заговорщика. Отскакивая в сторону, он зацепился ногой за торчащий из земли корень. Изо всех сил стараясь удержать равновесие, Энри взмахнул руками, инстинктивно отступая на несколько шагов - это спасло ему жизнь, клинок противника просвистел всего в паре дюймов от его груди. Перед глазами Энри промелькнул амулет старшего мага - пустой. Надеясь прикончить врага на расстоянии, заговорщик истратил всю энергию, собранную в камне.
   - Откуда ты взялся? - не скрывая злости, прошипел маг. - И по какому праву Дом Огня вмешивается в наши дела? - его меч устремился вперед.
   - Предатель и убийца! Спроси об этом у магистра Райко Сефусса... при встрече, - возвращая удар, воскликнул Энри и густо покраснел, сообразив, что слетевшие с языка слова прозвучали слишком напыщенно. К тому же фразу он почти дословно - кроме имени магистра, разумеется, - стянул из недавно прочитанного куртуазного романа.
   Пробормотав проклятье, мужчина оскалился, плавным движением уходя с линии атаки.
   - Тебе не следовало сюда приходить, - желчно заметил он.
   Поняв, что сладить с наглым юнцом не так-то просто, маг сменил тактику. Теперь оба старались держать дистанцию. Обмениваясь осторожными ударами, они закружили по залу. Звон клинков разнесся по пещере, отдаваясь многократным эхом от темного свода и теряясь среди многочисленных колонн.
   Низкорослый заговорщик начал уставать первым. Круглое лицо мага покраснело, на обрамленной пушистыми темными волосами лысине выступила испарина.
   Их мечи вновь скрестились, издав слитный дребезжащий звук. Тяжело дыша, мужчина провернул свой клинок вдоль клинка Энри, не позволяя ему сбить оружие в сторону и нанести встречный удар. Освободив меч от захвата, заговорщик издал яростный рык и ринулся в контратаку. Теперь уже Энри пришлось отбиваться. Шагнув вперед и на развороте вправо, он оказался за спиной противника. Разрубая кости и плоть, его клинок обрушился на незащищенное плечо мага.
   Мужчина отшатнулся, выпуская из ослабевшей руки оружие. Опустив взгляд, он растерянно посмотрел на кровь пропитавшую рукав мантии. На его лице застыло удивленное выражение, словно он никак не мог взять в толк: что произошло? Неожиданно он тоненько взвыл и, зажав рану здоровой рукой, бросился к постройке. С ошеломляющей скоростью преодолев расстояние до портала, он запрыгнул в круг.
   Энри не стал его догонять, справедливо рассудив, что не успеет. Вместо этого он потянулся к кинжалу, собираясь метнуть в убегающего заговорщика клинок, и наткнулся на пустые ножны.
   - А-а-а, чтоб тебя! - пробормотал он, глядя на исчезающую в огнецветных сполохах фигуру.
   Надо было действовать: беглец наверняка уже позвал на помощь сообщников. Подойдя к порталу, Энри вновь обратился к Узлу, заполняя амулет энергией, и произнес закрывающее заклинание. Магические знаки замедлили круговое движение, потускнели и стерлись.
   Камень Перемещений позволял установить портал только там, где ненадолго образовывался разрыв в пространстве и времени. Делать это приходилось быстро. Точки постоянно менялись, закрываясь и открываясь в разных местах, порой на значительном расстоянии друг от друга. Поэтому, дважды отворить портал в одном и том же месте было почти невозможно.
   Удовлетворенно осмотрев оплавленную землю, оставшуюся на месте портала, Энри обошел постройку. Он остановился около тела первого заговорщика и, забрав кинжал, вытер клинок об мантию убитого. Раздавшийся за спиной глухой стон заставил его обернуться.
   Вихрастый парень был еще жив. От одежды мага остались обгоревшие, дымящиеся лохмотья. Сквозь них виднелась покрытая волдырями и кровоточащими ранами плоть. Пахло гарью и паленым мясом. Стараясь не вдыхать ужасный смрад, Энри склонился над беднягой. Почувствовав движение, тот открыл мутные от боли глаза и что-то невразумительно промычал.
   Энри наконец-то вспомнил, где видел этого парня: он приезжал со своим наставником в Дом Огня. Они даже успели перекинуться парой-тройкой ничего незначащих слов. Вот только имя молодого мага, тогда еще ученика, он не запомнил. Достав кинжал, он взглянул на умирающего и одним коротким ударом прекратил мучения несчастного. Помочь он все равно не мог: почти все тело парня покрывали глубокие ожоги.
   Поднявшись с колен, он спрятал клинок в ножны. На душе было муторно. Впервые в жизни ему захотелось забыться, провалиться в сон, чтобы проснуться утром... и ничего не помнить. Глупое малодушное желание. Он знал, что оно никогда не исполнится и сегодняшний день тяжким грузом ляжет на сердце.
   Прежде чем уйти, он решил осмотреть постройку: ту самую усыпальницу, упомянутую магистром Сефуссом, и почему-то охраняемую заговорщиками.
   Внутри склепа было темно и тихо. Энри зажег над головой световой огонек. Перешагнув порог, он почувствовал слабое прикосновение: что-то невесомое и липкое скользнуло по лицу. Проведя рукой по щеке и ничего не обнаружив, он вошел в склеп.
   Тусклый зеленоватый свет залил старинный саркофаг. На крышке гроба лежало обнаженное тело с крестообразно сложенными на груди руками. Сначала Энри показалось, что тело принадлежит подростку. Присмотревшись внимательнее, он понял, что ошибся - тонкая фигурка была слишком изящной для человека, но не хрупкой. Хорошо развитая мускулатура наводила на мысль о скрытой силе и проворстве. В левой руке существо сжимало круглый покрытый бурыми пятнами предмет.
   Он подошел ближе и осторожно вытащил магическую печать из холодных, как лед, пальцев. Похожие печати повсеместно использовались магами для заклинания призыва, но эта сигилла отличалась от них. Тяжелый, сделанный из неизвестно металла кругляк ощутимо оттягивал ладонь. Рассматривая переливающиеся перламутром руны, Энри пытался понять: какое чудовище могла вызвать эта штука?
   Размышления мага прервал отрывистый свистящий вздох. Лежавшее совершенно неподвижно существо слабо шевельнулось, посиневшие губы скривились в беззвучном стоне, невидящие глаза распахнулись и уставились куда-то вдаль, поверх головы Энри.
   - Скэльм?! Здесь?- удивился маг, заглядывая в запрокинутое лицо нелюдя.
   Представители этой немногочисленной расы пользовались дурной славой среди жителей империи. Считалось, что они приносят несчастье. К тому же скэльмы отличались неудержимой страстью прибирать к рукам все, что плохо лежит.
   От нелюдя можно было ждать только неприятностей. Здравый смысл подсказывал, что лучше оставить все как есть и, не теряя времени, выбираться из подземелья. С другой стороны тварь могла рассказать о том, что произошло в Доме Воды. А раз так, его долг доставить скэльма в Ангеборг, а там пусть Магический совет разбирается.
   Пока Энри решал нелегкую дилемму, снаружи гулко громыхнуло и оттуда ощутимо запахло жженой травой. Сунув печать за пазуху, он выскочил из усыпальницы.
   От горького дыма слезились глаза, и хотелось чихать. Сквозь пелену поднятой с земли пыли просвечивала висящая в воздухе золотая паутина. В хитросплетении сложных линий угадывался определенный порядок. Из паутины валил густой вонючий дым, скапливавшийся в плотное облако. Из облака высунулась морда ящера, украшенная тремя загнутыми кверху острыми рогами. У основания пасти Энри заметил дюжину шевелящихся отростков.
   Рассеиваясь, дым обрисовал фигуру кошмарного монстра. Затаив дыхание, маг смотрел на мощное тело, заканчивающееся гладким извивающимся хвостом. Изображение василиска он видел только на гравюрах и в старинных книгах из библиотеки. Судя по описанию, зверь мог одним взглядом превратить в камень или парализовать жертву ядовитыми шипами.
   - "Вот тебе и здрасьте! Охранная магия!" - догадался Энри, вспомнив легкое прикосновение к коже, когда перешагивал порог усыпальницы.
   Темные крылья дрогнули. Василиск шевельнулся, изогнув длинную шею. Узкая морда с желтыми горящими хищным огнем глазами повернулась к магу. Опомнившись, Энри бросился в сторону. Зверь с невероятным проворством развернулся, последовав за ним. Маг заметался по залу с трудом уворачиваясь от чудовища.
   Обегая вставшую на пути колонну, он замешкался и тут же получил мощный удар в бок. Энри подбросило вверх. Ноги мага заболтались в воздухе, перед глазами промелькнули какие-то веточки, мелкие камушки плотно утоптанные в землю и блеснувшая медной искоркой потерянная кем-то монетка. Отлетев в угол, он вжался спиной в каменную кладку. Из разбитой губы потекла кровь, оставляя во рту горячий соленый привкус.
   Василиск неторопливо приблизился к беспомощной жертве. Бормоча заклинание, Энри вытянул вперед руку. С легким звоном между ним и чудовищем возникло зеркало. Налетев на собственное отражение, зверь утробно взвыл и затряс ослепленной головой.
   Воспользовавшись передышкой, маг прочитал еще одно заклинание. Мощный столб огня с ревом полыхнул в зал, сметая все на своем пути. Грохот обвала поднял в воздух груды земли смешанной с камнями. Мелкий песок забился в рот и нос не давая дышать. Задыхаясь и надсадно кашляя, Энри с трудом поднялся на ноги.
   Расправившись с василиском, огненный смерч разрушил несколько колонн, частично обвалив потолок и похоронив большую часть зала под обломками. Удивительно, но постройка, стоявшая на пути разгулявшейся стихии, уцелела.
   - Ну и дела! - недоуменно почесав затылок, изумился маг. Он так и не понял, каким образом ему удалось - в одиночку! - вызвать столько разрушений. Взглянув на амулет, он удивился еще больше - камень, несмотря на потраченную энергию, по-прежнему ярко сиял.
   Энри полез за пазуху. Достав сигиллу, он покрутил ее в руке, приглядываясь к рунам. В одночасье он стал обладателем невероятной силы. Ни один маг в Тарии... да что там в Тарии! Ни один маг во всей Эридилии не мог теперь сравниться с ним в мощи.
   Вспомнив о нелюде, он вернулся в усыпальницу. Скэльм лежал все в той же позе, таращась в потолок пустыми глазами. Похоже, его чем-то одурманили или еще хуже - ввели в магический транс. Парня можно было принять за мертвого, если бы не прерывистое дыхание, поднимавшее неровными толчками грудь.
   - Повезло мне, - мрачно заключил Энри, оттирая кровь с лица. - Придется тащить тварюгу на собственном горбу.
   Взвалив скэльма на плечо, он направился к едва виднеющемуся в полумраке туннелю. Идя по длинному извивающемуся проходу, он то и дело останавливался. Несмотря на худобу, скэльм оказался довольно тяжелым. Энри совсем выбился из сил и уже начал отчаиваться, когда из-за очередного поворота забрезжил серый утренний свет. Подземный ход, как он и предполагал, выходил на поверхность и заканчивался в конюшне.
   В стойле стояло несколько лошадей. Выбрав пегую кобылу, дружелюбно потянувшуюся к нему мордой, Энри надел на нее уздечку и ласково похлопал по шее. Накинув на кобылу сначала чепрак, затем потник, он закрепил седло и отрегулировал длину стремян. Оглядевшись, маг подобрал сброшенную в угол старую попону. Осторожно завернув скэльма в провонявшую конским потом шерстяную ткань, он уложил бесчувственное тело поперек седла. До ближайшей деревни было не меньше двадцати миль, и впереди их ждал трудный путь.
  

Глава 3

  
   Бертель сидел за столом заваленным книгами, свитками, ретортами с алхимическими исследованиями и двумя фарфоровыми тиглями, поставленными рядом с большим глобусом. Подперев щеку рукой, маг со скукой взирал на песочные часы, ожидая падения последней песчинки на растущую внизу горку. Перевернув часы, он потянулся к стеклянным колбам, выставленным в длинный ряд. Взяв один из сосудов, он кисло поморщился и выпил содержимое.
   Дрожащие пальцы Бертеля с трудом удержали пустую склянку - открытый портал, будь он неладен, высасывал из него всю силу. Он чувствовал себя бесконечно уставшим, опустошенным. Восстанавливающее зелье не помогало, возвращая утраченную энергию и бодрость лишь на короткое время. Опустив склянку на стол, он откинулся на спинку стула и закрыл глаза.
   Раздавшиеся за дверью торопливые шаги вырвали его из полудремы.
   - Магистр Хенролг, к вам посетитель, - сообщил Брэннан, впуская в кабинет высокого широкоплечего человека в пропыленной дорожной одежде.
   На темном, загорелом лице гостя резко выделялись светло-голубые блестящие глаза. Повязанный вокруг лба красный шелковый платок и ухоженная бородка в форме клина придавали ему сходство с морским разбойником. Опираясь на грубо выструганную палку, моряк проковылял к столу.
   - Сол! - обрадовался Бертель, знаком попросив ворона подать гостю стул. - Ты должен был приехать еще месяц назад.
   - Обстоятельства изменились, - скупо проронил мужчина, тяжело опускаясь на расшитую золотой нитью кресельную подушку. Осмотрев комнату, он задержал взгляд на магических знаках, переливающихся на полу, отметил беспорядок на столе и уставился на мага.
   - Что с тобой? - поразился Сол. - Ты как будто постарел лет на десять.
   - В этом мире за все надо платить, а магия не дается даром.
   Моряк понимающе кивнул и покосился на портал, в глубине которого светились руны, наполняя комнату таинственным красноватым сиянием.
   - Затеваешь что-то серьезное? Впрочем, не отвечай. Думаю, мне лучше не знать, куда ведет этот портал.
   - Как всегда осторожен и благоразумен, - усмехнулся Бертель.
   - С магами по-другому нельзя. Один неверный шаг и бац! - ты превращен в жабу.
   - Териантропия не моя специализация. До меня дошли тревожные слухи о нападении на "Лизбет". Это правда?
   - Абсолютная. Пираты накинулись на нас, как свора бешеных псов. Все произошло у берегов Биссиды. Меня ранили. Мы потеряли половину команды и все же сумели от них ускользнуть.
   - Ну что сказать, тебе повезло.
   - Да, наверное, - неуверенно согласился Сол. - Жизнь - штука непредсказуемая. Когда-то я думал, что до конца своих дней буду плавать на "Лизбет", а потом мне прострелили колено.
   Он помрачнел, сдвинув густые брови к переносице, и, вздохнув, осторожно потер больную ногу.
   - Не знаю, повезло мне или нет, но я чувствую себя сухопутным крабом, дохлой рыбой выброшенной на берег, - с горечью признался моряк. - И с этим уже ничего не поделаешь.
   Бертель наблюдал за собеседником с непроницаемым, бесстрастным выражением лица. Единственное, что выдавало волнение магистра, - напряженно стиснутые пальцы. Но причиной тому были не душевные терзания теперь уже бывшего капитана, а поручение данное Солу перед отплытием и, как он подозревал, оказавшееся не выполненным.
   - А что с нашим делом? Привез?
   - Разве я тебя хоть раз подводил? - напомнил ему Сол, вытаскивая из-за пазухи холщовый мешочек.
   Растянув тесемки, Бертель вытряхнул на стол несколько сухих кореньев. Бугристые корни, покрытые тонкой коричневой кожицей, напоминали миниатюрную копию оленьих рогов. Он разломил один их них пополам и по комнате распространился свежий пряно-сладкий аромат аниса.
   - Некоторые вещи обладают удивительной двойственностью, - разглядывая плотную желтоватую мякоть растения, задумался вслух Сол. - В руках лекаря исморель лекарство, а в руках опытного алхимика смертельный яд.
   - Двойственность свойственна натуре человека, в то время как природа вещей неизменна, возразил маг. - Взгляни, - Бертель поднес к глазам уродливо искривленный корень, - это основа и она едина, только ум человека способен разделить заложенные в ней свойства на добро и зло.
   Спрятав корешки, он вопросительно посмотрел на капитана:
   - Что-то я не припомню, чтобы ты раньше увлекался философскими рассуждениями.
   - Старею, - смущенно пробормотал Сол, крутя в руках палку. - Вот и лезут в голову всякие мысли. Я собираюсь отойти от дел. Осесть где-нибудь в тихом местечке, поближе к морю.
   - Жаль, - равнодушно проронил Бертель, переворачивая песочные часы и пробивая новую брешь в стройном ряду склянок. - Ты был ценным помощником.
   Вместо ответа моряк достал небольшую коробочку и, молча, положил ее перед магистром.
   - Что это?
   - Плата за услугу.
   - Какую услугу? - насторожился Бертель, возвращая пустую колбу на стол. Открыв крышку шкатулки, он заглянул внутрь. На бархатной подставке лежал золотой перстень с огромным - размером с голубиное яйцо - рубином.
   - Перстенек особенный, с секретом, - пояснил Сол, опережая готовый сорваться с языка мага вопрос. - Под камушком находится тайник для яда. Я подумал: раз ты не лекарь, значит, собираешься использовать исморель для других целей.
   - Ты лезешь не в свое дело, друг мой, - на лице магистра не дрогнул ни один мускул, но голос изменился, сделался угрожающе спокойным.
   - Ты же знаешь, я не любопытен. Чужие дела меня не касаются.
   - О какой услуге идет речь? Что за цель ты преследуешь? Я слишком хорошо изучил тебя за эти годы, Сол. Ты ничего не делаешь просто так.
   - Как и ты, - улыбнулся моряк. - Поэтому буду откровенен: с сегодняшнего дня все мои дела переходят к сыну. Маркус сообразителен, надежен и не болтлив. Он может выполнить любое, скажем так: не совсем законное поручение. Тебе нужен новый поверенный, а мне не хотелось бы терять старые связи и доходы, которые они приносят.
   По губам Бертеля скользнула едва заметная неприятная улыбка.
   - Ты всегда был хитрым, корыстолюбивым, тщеславным ублюдком. Наверное, поэтому ты мне и нравишься. Хорошо, я подумаю, - пообещал он. - Но прежде, чем принять решение, я должен поговорить с Маркусом.
   - Всенепременно, - прокряхтел Сол, с трудом поднимаясь со стула. Лицо моряка искривилось от боли. Сопровождаемый вороном, он откланялся и, сильно прихрамывая, направился к выходу.
   Дождавшись, когда за ними закроется дверь, маг положил подбородок на сцепленные в замок пальцы и уставился отсутствующим взглядом в окно. Тихий звон отвлек Бертеля от размышлений. Звук был таким, словно где-то вдалеке лопнула натянутая струна. Знаки внутри пентаграммы ожили. Над порталом возникла легкая дымка, и из нее вывалился окровавленный человек.
   - Беда! - прохрипел он, бросаясь к магистру.
   Появление помощника стало полной неожиданностью для Бертеля.
   - "Неужели василиск?", - поразился он первой пришедшей в голову мысли. - "Вот поди ж ты! Прав, прав был Брэннан! Демоново отродье подлую людскую натуру насквозь видит. Глупцы решили удачу за хвост поймать, а поняв, что не справятся, кинулись за помощью!"
   Это предположение привело магистра в неописуемую ярость.
   - Говори! - взревел он, подскакивая к Кальберу и хватая помощника за ворот мантии.
   - На нас напали... Дом Огня, - выдохнул несчастный, пытаясь зажать рукой кровоточащую рану на плече.
   - Что ты плетешь? Откуда они могли узнать?
   Ноги Кальбера подкосились. Обессилено запрокинув голову, он вытаращился в перекошенное гневом лицо магистра. В груди у Кальбера словно что-то оборвалось - вот она смерть, смотрит на него страшными холодными глазами!
   - Отвечай! - не помня себя от злости, встряхнул его Бертель.
   Бедняга взвыл, пытаясь загородиться от него свободной рукой.
   Поняв, что ничего путного от перепуганного помощника не добиться, Бертель притянул Кальбера к себе и, не давая упасть, скороговоркой произнес заклинание. Коротышка задергался, раззявив перекошенный от ужаса рот, попытался что-то сказать, но вместо слов из горла заговорщика вырвался короткий булькающий звук.
   Бертеля окружила тягучая тишина. Мир отдалился и померк. Перед мысленным взором магистра одно за другим пронеслись видения.
   - Не может быть! - всполошился он, отталкивая мертвое тело и бросаясь к пентаграмме. Перешагнув границу круга, маг остановился: портал захлопнули с той стороны.
   - Проклятье, - сжав пальцами виски, Бертель заметался по кабинету. - Наверняка это козни Зигмара? Но как он узнал? Как?
   Зигмар Клай был его давним соперником и врагом. Желая посильнее насолить друг другу, оба магистра не гнушались ничем. До сих пор последнее слово оставалось за Бертелем, умудрявшимся закулисными войнами и изощренными интригами доводить педантичного, лишенного воображения магистра Дома Огня до белого каления.
   Он кинулся к окну, опрокинув стоявший на пути стул. Его замысел разбился, осыпался как песчаный замок, смытый в океан прибрежной волной. И во всем этом виноват один человек. Бертель задохнулся, покрываясь холодной испариной. Рванув ворот мантии, он подставил пылающее лицо навстречу струям прохладного воздуха. Ворвавшийся в комнату ветерок лизнул магистра в щеку и, взъерошив волосы, затих - запутавшись в тяжелых шпалерах.
   - Так-так-так... - упираясь обеими руками в подоконник, забормотал он, пытаясь успокоиться и привести мысли в порядок. - Магистр Дома Огня решил выслужиться перед Рамбертом, а может быть перед самим императором? Слепая преданность способна на любую глупость... и опередил меня, послав своего человека. Но почему только одного?
   Он замер, что-то обдумывая и мучительно морща лоб.
   - Что-то здесь не сходится, - решительно взмахнув рукой, заявил он, отходя от окна и вновь принимаясь мерить комнату шагами. - Зигмар не стал бы рисковать. Он осторожен и отправил бы целый отряд. Тогда кто?
   Лицо мага подергивалось от волнения и казалось растерянным.
   - Брэннан! Брэннан, поди сюда! - позвал он, принимая решение.
   Ждать не пришлось, почти сразу же в приоткрытую дверь просунулась растрепанная голова ворона.
   - Опять подслушивал?
   - Сам виноват! Ты ведь так и не избавился от дурной привычки рассуждать вслух, - в темных глазах Брэннана не было и тени раскаянья.
   - Ведешь себя неразумно: везде рыскаешь, разнюхиваешь, на прошлой неделе снова копался в моих вещах. Это, знаешь ли, раздражает, мой друг.
   - Отдай золотое перо, и ты меня больше не увидишь, - пообещал ворон с неприязнью. - Я свою часть уговора выполнил: ты получил то, что хотел. Теперь, давай, и ты выполняй свою.
   - Ошибаешься, меня обставили, обвели вокруг пальца! А раз так, уговор остается в силе.
   - Да как ты смеешь! Вздумал меня обмануть, человек? Ты дал слово! - прорычал ворон, неожиданно бросаясь на магистра.
   Бертель не успел ничего предпринять. Он даже не успел толком испугаться. Сильные пальцы сомкнулись вокруг шеи мага раньше, чем сработало защитное заклинание. А потом громыхнуло, да так, что в ушах раздался звон, а перед глазами поплыли белые пятна. Ударная волна отбросила ворона в сторону и со всего маху впечатала в стену.
   - Идиот! - растирая саднящее горло, просипел Бертель. - Ты не можешь причинить мне вред, пока я владею пером.
   - Когда-нибудь я его найду, - мстительно пообещал Брэннан.
   - И какой с этого прок? - свистящим шепотом спросил маг. В горле у него пересохло, и голос не слушался. - Оно вернется к тебе, только если кто-то добровольно его отдаст. Ты уверен, что в замке найдется такой человек... настолько бескорыстный... способный устоять перед соблазном получить безграничную власть над духом из Иномирья?
   Он подошел к стоящему в углу столику на крученых позолоченных ножках и, взяв кувшин, плеснул немного разбавленного вина в кубок.
   - Твой враг не я, твой враг - тот, кто убил моих людей, прервал ритуал и забрал печать. Он стоит между тобой и свободой! Я сдержу обещание и отпущу тебя, как только Король-тень станет моим слугой.
   Бертель поднес кубок к губам и сделал несколько больших жадных глотков.
   - А теперь вставай, - заявил он, - у нас много дел. Где люди из Дома Воды?
   - В охотничьем домике у Зеленого озера, - нехотя отозвался ворон, морщась от боли и с трудом поднимаясь на ноги.
   - Избавься от них, - распорядился магистр. - А я пока открою новый портал поближе к святилищу. Тебе придется туда вернуться и выяснить все об этом человеке.
   ***
   Что-то изменилось, потянуло его к себе. Сначала издалека, как будто дергали за ниточки, привязанные к рукам и ногам, настойчиво выталкивая из белесого сумрака, заставляя пробудиться ото сна, а затем чья-то чужая воля решительно вырвала его из небытия.
   ***
   Он лежал на чем-то мягком. Через отворенное окно доносилось деловитое квохтанье кур. Легкий ветерок приносил в комнату запах садовых роз и пригоревшей пищи.
   Он попробовал шевельнуться и обнаружил, что не может двинуть ни рукой, ни ногой. Тело одеревенело, стало холодным и чужим. На мгновение у него возникла дикая мысль, что он умер и был поднят из могилы некромантом. Эта идея занимала его какое-то время, пока им вновь не овладело равнодушие и безразличие к собственной участи.
   Совсем рядом послышался тихий скрип половицы. До его слуха донеслось едва различимое бормотание. Голоса то отдалялись, то вновь приближались. Любопытство заставило его прислушаться.
   - Да вы прям чудотворец, господин Найт! По-моему, парень приходит в себя.
   Незнакомец говорил с легким гортанным акцентом. Говор показался ему смутно знакомым. Память тут же услужливо подсказала: на Рыночной площади Ангеборга так разговаривали купцы-северяне, приезжавшие из Дэмерфельда - дальней провинции Тарии.
   - Через несколько дней он будет в полном порядке, - ответивший северянину голос по-старчески дребезжал.
   - А нельзя ли ускорить процесс? Неужели у вас нет отваров, порошков, волшебных снадобий или каких-нибудь чудодейственных корешков?
   - Чудеса по вашей части, господин маг, - с суровой важностью возразил старик. - К чему эта спешка? Больному нужен покой иначе его состояние может ухудшиться.
   - Я не могу ждать. Мы должны уехать как можно скорее. Говорят вы лучший травник в этих краях, ну так докажите свое мастерство на деле!
   - Я - лекарь, а не кудесник, - старик попытался рассердиться, но получилось не очень убедительно. Похвала северянина пришлась ему по душе. - Дело шутки не любит. Впрочем, - пробормотал господин Найт, - есть у меня одно средство...
   Послышался звон склянок, пахнуло лекарственными травами, и он почувствовал, как кто-то наклонился над постелью, заглядывая ему в лицо. Неожиданно в губы уткнулся холодный ободок чашки, в нос ударил крепкий смолистый запах настойки. Сделав несколько глотков, он захлебнулся, судорожно выгибаясь и кашляя. Горькое снадобье ободрало горло и, опалив внутренности, растеклось по подбородку и шее.
   - Экий я растяпа, - надтреснутым голосом произнес лекарь, успокаивающе похлопав его по руке. - Ничего, ничего, братец ты мой... потерпи. Скоро все пройдет.
   Открыв глаза, он увидел сухонького старичка в черной бархатной куртке и суконных штанах, застегнутых у колен медными пуговицами. На груди лекаря висела массивная серебряная цепь, придававшая владельцу солидный и почтенный вид. Старик приблизил к нему добродушное лицо с подслеповато прищуренными глазами.
   - Однако, - произнес он, рассматривая пациента с некоторой растерянностью.
   - Что скажете? - поинтересовался второй человек, нетерпеливо выглядывая из-за плеча лекаря.
   - Хм... должен признаться, врачевать нелюдь мне еще не доводилось. Думаю, с ним все будет в порядке, - господин Найт порылся в деревянном сундучке, стоявшем на кровати, и, достав флакончик с настойкой, протянул сверкнувшую искоркой склянку северянину: - Вот - это лекарство на завтра. А теперь, господин маг, позвольте откланяться - дела!
   Жидкость, влитая в него лекарем, и в самом деле оказалась чудодейственной: болезненная слабость и головокружение прошли. Он приподнялся, опираясь на локоть, и огляделся. Убранство комнаты состояло из двух кроватей, стола и тяжелого шкафа с резными дверцами изъеденными червоточиной. В правом углу виднелся высокий табурет с кувшином и тазом для умывания. Над комодом висело потускневшее от времени зеркало в старинной кованой оправе.
   Проводив лекаря до двери, северянин вернулся и, усевшись на стоявший около кровати стул, уставился на него изучающим взглядом. На вид ему было лет двадцать с небольшим. Серо-зеленые волчьи глаза, слишком бледная кожа и светлые с пепельным отливом волосы выдавали в нем уроженца Дэмерфельда.
   - Рассказывай, - потребовал он, прерывая затянувшееся молчание.
   - О чем? - онемевший язык еле ворочался во рту.
   - Кто ты такой? Что тебе известно о преступлении совершенном в Доме Воды? Как ты оказался в подземелье замка и что это за алтарь... или все-таки усыпальница? - прервав самого себя, засомневался маг. - Рассказывай подробно, ничего не скрывая. Но сначала скажи, как тебя зовут?
   Простой вопрос поверг его в глубокую задумчивость. Пытаясь вспомнить собственное имя, он поднял глаза к потолку и бессмысленно забормотал:
   - Ар... Ара...
   Мысленное усилие не принесло результата. Имя не давалось, выворачиваясь как скользкая, вертлявая рыбина. В голове царила пустота - в этом было что-то неправильное, требующее немедленного объяснения.
   Им овладела паника. Борясь с удушливой волной страха, он наморщил лоб, стараясь восстановить в памяти недавние события. Сначала ничего не получалось, а потом перед ним словно распахнули дверь в воспоминания.
   Перед его мысленным взором промелькнули детство и юность. Он вспомнил в мельчайших подробностях все, что произошло в усыпальнице и в подвале дома Игга Медина. Но странное дело, его не покидало ощущение, что все это случилось не с ним, а с кем-то другим, чужим и незнакомым. О себе - настоящем, он не знал ничего, как будто его поглотила и заполнила пустота.
   Северянин ждал. И тогда он назвался именем, первым пришедшим на память:
   - Альто. Альто Нибрас.
   Его внимание привлек висящий на шее мага амулет.
   - Где я? Что это за место? - поинтересовался он, рассматривая желтый камень в серебряной оправе из листьев шиповника. Знак принадлежал Дому Огня - одному из самых могущественных и влиятельных в Тарии. Многие юноши из знатных семей, обладавшие магическими способностями, почитали за честь вступить в ряды ордена. Ошибиться он не мог, точно такие же знаки носили боевые маги охранявшие императора.
   - Постоялый двор "Остролист" в Медянках.
   - Медянки? Где это? - переспросил он, услышав незнакомое название.
   - Провинциальная дыра в Западном Регинлейле.
   - Где? - прозвучавший в голосе Альто неподдельный ужас заставил мага удивленно посмотреть на него. Если северянин говорил правду, то он оказался за тысячи мил от Ангеборга.
   - Ты что, неместный? Тогда как тебя занесло в Дом Воды?
   Альто нахмурился, собираясь с мыслями - слишком многое зависело от ответа.
   Да и что говорить-то?
   Не рассказывать же, в самом деле, что в тот злополучный день он намеревался ограбить дом купца Медина, а вместо этого угодил в ловушку, расставленную паскудным нанимателем?
   - По доброте душевной, - набравшись наглости, солгал скэльм. - В таверне "Золотой дракон" ко мне подошел человек... сип ему в кадык! - вспомнив ворона, процедил он сквозь зубы. - Попросил передать письмо богатому негоцианту, живущему в Старом Ангере. Обещал хорошо заплатить. Только никакого купчины в доме не было, вместо Игга Медина меня там встретил какой-то седоголовый тип. Он прочел заклинание и все... больше я ничего не помню! Очнулся здесь, в этой комнате.
   - А для чего ему понадобился именно ты?
   - Откуда ж я знаю, - пожал плечами скэльм.
   - Может быть из-за этого? - в руке северянина появился черный кругляк. На этот раз печать произвела на Альто странное действие - притянув как магнит.
   - Что это за штука? - прошептал он не в силах отвести взгляд от сигиллы.
   - Я надеялся выяснить это у тебя. По-моему, вы с ней как-то связаны.
   - С чего ты взял? - выдвинутое северянином предположение неприятно поразило скэльма.
   - У тебя на руке такая же.
   Альто внутренне напрягся. Опустив глаза, он растерянно заморгал, не зная как воспринять увиденное. На запястье правой руки отчетливо выделялся черный оттиск.
   - Похоже на печать вызова, но сильно отличается от тех, что мне попадались раньше, - озадаченно потерев нос, признался северянин и без утайки рассказал о своих приключениях в подземном лабиринте Дома Воды.
   Альто слушал молча, время от времени напряженно хмурясь и кивая головой. Иногда по лицу скэльма пробегало облачко тени, и он начинал болезненно морщиться - случалось это всякий раз, когда маг, увлеченный повествованием, начинал крутить в руках сигиллу.
   - Запутанная и туманная история. Но может быть, ты хоть что-то сумеешь вспомнить? - закончив рассказ, начал допытываться северянин.
   - Сказал же: ничего не помню.
   Инстинкт самосохранения подсказывал Альто, что как только о проведенном ритуале узнают Провидцы или Совет магов, его жизнь окажется в опасности. С таким как он церемониться не станут; сожгут на костре по обвинению в темном колдовстве и все дела.
   - Нет, так нет, - спрятав сигиллу, северянин хлопнул себя обеими руками по коленям и поднялся со стула: - Возможно, Совет магов сумеет во всем разобраться, - заявил он, невольно подтвердив самые худшие опасения Альто. - Нам нельзя здесь оставаться. Тебе придется поехать со мной в Ангеборг. Идти сможешь?
   - Да, вроде бы, - неуверенно ответил скэльм.
   Предстоящее путешествие его совсем не радовало. Никогда не знаешь чего ждать от магов - понять ход их мыслей было невозможно. Но и отправляться в путь одному, без денег и оружия, не имея никакого представления о том куда идти, показалось ему самоубийством.
   - "Создатель милостивый, что же делать!" - его мозг лихорадочно работал. - "Ежели до Ангеборга вместе добираться, то чего доброго этот белобрысый упырь меня и впрямь Провидцам сдаст. А с другой стороны, все-таки любая компания лучше, чем ничего", - рассуждал Альто, принимая решение.
   - И не вздумай удрать по дороге, - словно прочитав его мысли, неожиданно заявил северянин. - Я тебя из-под земли достану!
   - "Ага, мечтай!" - в нем шевельнулось раздражение. - "Я в городе каждую травинку знаю - исчезну и поминай, как звали!"
   Альто одарил мага сердитым взглядом, но тот ничего не заметил. Подойдя к окну, северянин отодвинул надуваемую ветром занавеску: с улицы донесся мерный стук молота, птичий гомон и людские голоса. Где-то вдалеке залаяла собака. На лице мага появилось озабоченное выражение.
   - Значит, он был одет в мантию? - думая о чем-то своем, невпопад спросил он. - А как выглядел амулет того человека?
   Альто хотел ответить, но не успел: в дверь постучали.
   На пороге стояла молодая женщина: невысокого роста, пухленькая, с задорным блеском в глазах и белокурыми кудряшками, выбивавшимися из-под белоснежного чепца. Прижимая к груди аккуратно сложенную стопку одежды, она обвела взглядом комнату и, заметив стоявшего у окна мага, улыбнулась.
   - Чем это вы так озадачили господина Найта? - проворковала она низким грудным голосом. - Раньше старый греховодник никогда не отказывался от моей сливовой наливки.
   Она рассмеялась и, шурша длинной юбкой, направилась к комоду. Положив вещи, хозяйка "Остролиста" полюбовалась на свое отражение; поправила тонкой рукой выбившийся локон и, поймав в зеркале заинтересованный взгляд Альто, весело ему подмигнула.
   - Как вы и просили, господин маг, я принесла одежду и обувь для мальчика.
   - Благодарю, Лилли. Вы нас очень выручили, - северянин потянулся к кошельку.
   - Пришлось порыться на чердаке,- призналась она, ссыпая полученные монетки в подвязанный к поясу мешочек расшитый бисером. - В сундуке хранились старые вещи моего брата. Большая удача, что их не выбросили.
   Подойдя к кровати, она села на краешек постели и протянула руку к щеке Альто.
   - До чего же миленький! - пахнущие лавандой пальцы мягко прикоснулись к коже. - Он был таким бледненьким, когда вы его к нам принесли, - обернулась она к магу.
   Вблизи Лилли оказалась вовсе не так молода, как ему показалось вначале. Вдоль уголков безупречного рта залегли две едва заметные складки. Они становились глубже и приметнее, стоило ей только улыбнуться.
   - Бедняжечка, как ты себя чувствуешь? - участливо заглядывая ему в лицо, спросила она и удивленно застыла. Голубые глаза широко распахнулись, потемнев от гнева.
   - Бог мой, что это значит? Этому существу здесь не место!
   Все ее очарование вмиг померкло, и перед Альто возникла разъяренная фурия.
   - Здесь приличное заведение! А если он украдет столовое серебро или еще хуже... заразу какую-нибудь принесет? - Лилли поспешно вскочила и едва не упала, наступив на подол платья.
   - Нет причины беспокоиться. Обещаю, ничего подобного он не сделает, - подхватывая ее под локоть, заступился за скэльма маг.
   - Не знаю, как у вас заведено в Дэмерфельде, господин Энри Улькер, но в своем доме я не намерена терпеть эту тварь! - озлобленно бросила она, резким движением вырывая руку.
   На скулах северянина выступил румянец, но скорее от негодования, чем от смущения. Крайне заинтересованный, Альто переводил взгляд с одного на другого, ожидая, чем закончится безобразная сцена.
   Надо отдать должное магу - он обладал удивительной выдержкой.
   - Мне кажется, вы несправедливы к нему, - попробовал он увещевать хозяйку "Остролиста".
   Но Лилли его не слушала. Развернувшись, она устремилась к двери.
   - Убирайтесь, оба! - крикнула она, выскакивая за порог комнаты. - Немедленно!
   Альто выбрался из кровати и, пошатываясь, направился к оставленной на комоде одежде. Небольшое расстояние он преодолел с трудом. Его мутило. Колени подгибались от слабости, и ему пришлось упереться рукой в стену, чтобы не упасть.
   Глянув в зеркало, он оцепенел. На него смотрело незнакомое существо: бледное, тощее, с лихорадочно горящими темно-синими глазами. Длинные волосы спутанными прядями свисали на осунувшееся лицо, придавая ему болезненный и уставший вид.
   Одежда оказалась велика, зато застегивающиеся на пряжки ботинки пришлись ему впору. Вернувшись к комоду, он оторвал от запасной рубашки кусок ткани и, используя полотняную полоску вместо ленты, уложил волосы в хвост.
   Порывшись в ящиках, Альто выудил на свет женскую шпильку и старый нож со сколотой ручкой. Нож он засунул за высокое голенище, а шпильку - тонкую и длинную, как стилет, - поначалу хотел положить обратно в ящик, но передумал, решив, что она может пригодиться.
   - Пойдем, - поторопил скэльма северянин. - Нам действительно не стоит здесь задерживаться.
   Накинув на плечи шерстяной домотканый плащ, Альто по привычке натянул на голову капюшон. Поколебавшись, он сгреб оставшуюся одежду в кучу и, завязав ее в тугой узел, вышел вслед за магом.
   ***
   День находился в разгаре. Неподвижный воздух звенел от трелей цикад и кузнечиков. В прозрачном небе не было ни единого облачка. Висевшее в зените солнце немилосердно припекало, а над дорогой тонкой дымкой плыло раскаленное марево.
   Энри ехал впереди, то и дело, вытирая рукавом мантии выступавший на лбу пот. В отличие от мага, Альто жары не чувствовал. Он мерз, стараясь плотнее завернуться в плащ. Всю дорогу скэльму мерещилось, будто в животе у него находится огромный кусок льда, вымораживающий внутренности и заставляющий дрожать от холода.
   Широкая тропа, разбитая колеями от тележных колес, вела через старый сосновый бор. Исполинские стволы деревьев покрывали желто-зеленые лепешки лишайника. Иногда встречались кусты ракитника и целые поляны, заросшие вереском и черникой. Поначалу Альто с любопытством рассматривал окрестности, но вскоре их однообразная суровость ему наскучила.
   За все время пути не встретилось ни одной живой души. Северянин старался держаться подальше от деревень и одиноких усадьб. Быстро смеркалось и Альто непривычный к длительным верховым переходам с трудом держался в седле. У него заныла спина и начало сводить ноги.
   - Пора делать привал, - сворачивая с тропы, объявил маг.
   Они углубились в лес и вскоре выехали на берег неглубокого овражка. Внизу, по поросшим мхом камням, бежал прозрачный ручей. Огибая овраг, он терялся среди зарослей лопухов и копытня.
   - Что ж, мне здесь нравится, - придирчиво осмотревшись, заявил северянин, - и с дороги нас не видно.
   Альто сполз с лошади и без сил повалился на землю. Перед глазами у него все плыло и кружилось, так что магу пришлось одному привязывать и кормить лошадей, обустраиваться на ночлег и разводить костер. Отказавшись от еды, скэльм перебрался на импровизированное ложе из лапника и веток и, положив руку под голову, тут же провалился в сон.
   ***
   Хозяйка "Остролиста" с остервенением натирала суконной тканью серебряные ложки в пустой гостиной, занимавшей почти весь первый этаж. Щеки ее пылали от гнева.
   - "Вот и делай после этого людям добро", - думала она, насупив тонкие брови. - "А молодой маг тоже хорош, нечего сказать - нашел, кого в дом притащить!"
   Отложив в сторону начищенную ложку, она потянулась к следующей - и обмерла. С противоположной стороны трактирной стойки стоял незнакомец.
   - "Бог мой, откуда он взялся?" - Лилли метнула взгляд в сторону двери и убедилась, что она заперта. Руки предательски задрожали. Стараясь унять страх, она растянула губы в приветливой улыбке:
   - Вижу, вы не из н-наших краев, - заикаясь, пролепетал она какую-то чушь. - Д-должно быть, устали с дороги? В "Остролисте" есть свободные к-комнаты.
   Незнакомец ничего не ответил. По-птичьи склонив голову набок, он осмотрел зал, тронул разложенные на стойке ложки и только после этого остановил тяжелый взгляд на хозяйке.
   - Здесь были двое: маг из Дома Огня и нелюдь - куда они поехали? - хрипло спросил он.
   Смуглое, словно выточенное грубым резцом, лицо незнакомца производило противоречивое впечатление: его нельзя было назвать красивым, но в то же время оно завораживало. В нем чувствовалось что-то опасное и дерзкое.
   - "Искатель приключений или... нет, скорее наемник, предлагающий услуги любому, кто готов заплатить", - решила она, изучив оценивающим взглядом пропыленную одежду мужчины и висевший на поясе меч в старых потертых ножнах. - "Вот так так! Кажется, господин маг влип в нехорошую историю", - смекнула Лилли.
   Первоначальный испуг быстро прошел - незнакомец явно не собирался ее грабить и убивать.
   - Не знаю, и знать не желаю! - осмелев, уже своим обычным голосом, отчеканила Лилли. - Я в дела постояльцев не лезу и вам не советую.
   Она взяла очередную ложку, недвусмысленно давая понять - разговор окончен.
   Однако наемника оказалось нелегко сбить с толку. Потоптавшись на месте, он отстегнул от пояса кошель и положил перед хозяйкой "Остролиста" четыре серебряные монеты.
   Лилли непреклонно поджала губы.
   Мужчина хмыкнул и добавил еще два сребра.
   Вздохнув, она отложила ложку и покосилась на деньги. В ее душе завязалась мучительная борьба: как поступить?
   - "В конце концов, я всего лишь слабая одинокая женщина", - напомнила она себе, не сводя глаз с блестящих, почти новеньких кружочков. Монеты околдовывали, искушали, переливаясь на солнце чистым серебром, и самообладание Лилли дало трещину:
   - Ну, хорошо. Кое-что я действительно слышала...
   Рассказав обо всем, что ей было известно, она сбросила сребры в подол фартука и, подняв голову, столкнулась взглядом с незнакомцем. Проклятый наймит смотрел на нее насмешливо и... презрительно.
   Получив нужные сведения, мужчина повел себя странно. Выйдя на пустую дорогу, он огляделся по сторонам и нырнул в ближайший куст ракитника. Достав холщовый кисет, незнакомец распылил перед собой несколько щепоток белого порошка. В воздухе повисло кисейное облачко. Мужчина произнес заклинание, и тончайшая пыльца приняла вид прозрачной человеческой фигуры.
   - Что удалось узнать, Брэннан? - глухим, словно издалека, голосом поинтересовался сотканный магией силуэт магистра Хенролга.
   - Они направляются в Ангеборг.
   - Отлично, мы перехватим их по дороге.
   - Хозяин, есть еще одна новость... плохая, - не без удовольствия сообщил Брэннан.
   - Ну что там? Говори, раз начал!
   -Не знаю как, но маг сумел почти полностью разрушить подземный зал в Доме Воды.
   - А усыпальница?
   - Уцелела.
   Магистр удовлетворенно кивнул и надолго задумался.
   - Что-то я никак не возьму в толк, - озадаченно пробормотал он. - Каким образом сопляку удалось это сделать? Вот что, Брэннан, - потребовал он, - доставь мне обоих. И учти, они нужны мне живыми!
  

Глава 4

  
   Альто не мог вспомнить, как сюда попал. Вокруг стоял густой туман. Ничего не было видно на расстоянии вытянутой руки. Он сделал шаг, и туман задвигался вместе с ним, расступаясь и пропуская вперед. Сделав еще несколько шагов, скэльм наткнулся на лестницу, почти отвесно уходившую вверх и терявшуюся в плотном белесом облаке. Немного поколебавшись, он начал подниматься по ступеням держась рукой за кованые перила. С каждым шагом туман истончался, редел, оставляя серые рваные клочья.
   Лестница закончилась, и он оказался наверху оборонительной стены замка. Альто стоял на деревянном настиле дозорной дорожки - настолько узкой, что на ней с трудом могли разойтись два бойца. Тусклый свет сменился темнотой звездного неба, а внизу вместо туманной дымки теперь виднелся пролет лестницы, слабо освещенный факелами, воткнутыми в крепления на стене.
   Перешагнув через спящего лучника, он остановился около амбразуры. Легкий ветерок приятно холодил лицо, пока он рассматривал открывавшийся с высоты вид на окрестности. Вокруг замка, возведенного на вершине насыпного холма, раскинулось широкое поле. В темноте оно напоминало колышущееся море, усеянное мерцающими огнями от костров осадившей крепость армии. Сверху неприятельский лагерь казался тихим, погруженным в безмятежный сон.
   Внезапно резкий звук боевого рога разорвал тишину. Альто вздрогнул. Звук доносился со стороны надвратной башни. Вслед за ним послышались крики, лязг оружия и топот ног. Вокруг все зашумело, задвигалось. Просыпающиеся воины вскакивали с мест, готовясь к обороне.
   - Милорд, вот вы где! - раздался за его спиной звонкий голос.
   Альто обернулся и оказался лицом к лицу с девушкой-тенью. Под кольчужным капюшоном юной воительницы клубилась тьма, с каждым мгновением неуловимо изменяя нежное личико, поражавшее ускользающей, зыбкой красотой. Только сияющие огненные глаза, в упор смотревшие на Альто, оставались неизменными.
   - Я вас повсюду ищу. Кто-то открыл ворота замка!
   Губы Альто дрогнули и он помимо своей воли произнес:
   - Где Дилуэн?
   Скэльм понятия не имел, о ком спрашивает. Неожиданно для самого себя он оказался вовлечен в какое-то грандиозное представление. Словно актер из бродячей труппы, он исполнял отведенную ему роль, старательно повторяя выученный текст.
   Дева смущенно потупилась.
   - Ее нигде нет, милорд.
   - Возвращайся в башню, - велел он.
   Ошеломленный собственными действиями, Альто направился к лестнице; на ходу пытаясь понять - что происходит? Какая-то сила заставляла его говорить, двигаться и действовать, но управлять ситуацией или как-то изменить ее он не мог.
   Последний пролет лестницы он преодолел перепрыгивая сразу через несколько ступеней. Почувствовав под ногами твердую почву, скэльм бросился к воротам. Шум битвы усилился, накатил как океанский прибой и разбился на отдельные звуки. Теперь он слышал яростные вопли, жуткий нечеловеческий вой, звон оружия и боевые крики.
   Над головой Альто сухо чиркнуло. Шальная стрела, угодив в стену, осыпала скэльма пылью и щебнем, выбитым из щели в каменной кладке. Он инстинктивно пригнулся и побежал еще быстрее. В проеме ворот метались темные тени в остроконечных шлемах. Они все прибывали и прибывали. Немногочисленные защитники крепости безуспешно пытались оттеснить их назад. Сверху летели камни. Нападавших встречали шквалом стрел и расплавленной смолой.
   Альто врезался в самую гущу боя, на ходу выхватывая клинок. Отразив лунный свет, лезвие сверкнуло холодной сталью. Меч в его руке взлетал и падал, нанося быстрые, молниеносные удары. Он ожесточенно атаковал, отскакивал, снова рубил внося хаос и смятение в ряды противника. Азарт сражения захватил его, закружил в безрассудном вихре. Он словно находился в каком-то забытье, в кровавом угаре.
   - Арейн! Арейн, послушай меня! - кричал кто-то над самым ухом требовательно и настойчиво. - Нам не удержать ворота, осаждающих слишком много!
   Альто не сразу понял, что обращаются к нему. Увернувшись от топора воина, налетевшего невесть откуда, он замахнулся и нанес удар мечом по диагонали сверху вниз. Перерубив кольчужную бармицу, сталь рассекла тело. В лицо ему ударили брызги крови.
   - Западная башня пала. У нас не осталось людей, чтобы защитить стены замка. Дортерир обречен!
   Он повернулся. Перед ним стоял закованный в латы человек. Вернее, не человек - демон, такой же, как Арейн. Почему-то Альто совершенно точно это знал.
   Небо прорезала молния и ударила в восточную башню, пробив невидимый щит. Следом за ней еще одна и еще одна - в бой вступили вражеские маги. Вспышки выхватывали из темноты сражающихся людей, горящие постройки и старую искривленную яблоню, растущую в глубине двора. Лишившись защитных чар, башня покрылась глубокими трещинами и с грохотом обрушилась, подняв в воздух огромный столб пыли.
   - Все из-за нее, проклятая девка! - сплюнув, процедил сквозь зубы демон. Очередная вспышка осветила его лицо - сердитое и бледное. - Полукровка - порченая кровь! Это она открыла ворота.
   - Ты говоришь о моей сестре, Родри! - вскипел он.
   - Она всегда считала себя частью Светлого двора, так же как и ее мать, которая никогда об этом не забывала! Тебе бы тоже следовало об этом помнить, Арейн!
   Он был прав. Дилуэн предала его.
   - Труби отход, - устало приказал он. - Собери всех, кого сможешь. Отступаем к донжону.
   В башне царило уныние. Слабый свет едва разгонял полумрак, заполнивший огромные сумрачные залы. В спертом воздухе чувствовался запах гари, потных тел и крови - после битвы сюда сносили раненых и убитых. Оставшиеся в живых, готовились к отчаянной обороне.
   Взбежав по винтовой лестнице на верхний этаж, Альто оказался в круглом помещении, тускло освещенном чадящими факелами. Оглядевшись, он заметил Родри. Прислонив к стене щит, демон придирчиво осматривал лезвие меча, цокая языком и недовольно качая головой.
   - Что там происходит? - спросил Альто, подходя к нему.
   - Собираются взять нас штурмом, - ответил демон, проверяя пальцем остроту клинка.
   Скэльм поднялся на три ступени, отделявшие узкое окно от покрытого соломой пола, и осторожно выглянул наружу. Западная башня горела, выбрасывая в небо снопы искр и черные клубы дыма. Двор затянуло непроницаемой хмарью, в которой едва угадывались силуэты перебегавших с места на место людей.
   Но вот что-то изменилось, началось какое-то движение, послышался лязг и грохот. Нестройные хриплые крики, перекрываемые звуком рога, возвестили о начале новой атаки. Из-за дымовой завесы выступил отряд воинов, тащивших к воротам донжона таран.
   - Позвольте, милсдарь, - оттеснил Альто в сторону бородатый лучник.
   Дунув на пальцы, он тщательно прицелился и спустил тетиву. Бегущий впереди человек, подогнув ноги, завалился на спину. В горле бедняги торчала стрела с черным оперением. Еще несколько воинов упали рядом, сраженные меткими выстрелами.
   - Что-то не видать магов, - угрюмо заметил Родри, вытирая меч и пряча его в ножны.
   - Или выдохлись или берегут силы, - ответил Альто и весело подмигнул: - Покажем прохвостам небольшое светопреставление?
   Родри зло улыбнулся.
   Альто прошептал непонятные слова. Кожу на ладонях защипало, как будто ее пронзили тысячи маленьких иголочек. Демон вторил ему, свивая слова заклинания в причудливую вязь. Воздух стал неподвижным, липким и тяжелым, как перед бурей. Встав плечом к плечу, они одновременно выбросили вперед обе руки.
   Земля во дворе замка содрогнулась от громового гула. Под ногами перепуганных людей разверзлась бездна похожая на ощерившийся голодный рот. Чавкнув, она с грохотом захлопнулась, поглотив большую часть вражеского отряда и выбросив на поверхность комья земли и глины. Воины, оказавшиеся дальше всех от чудовищной пасти, в ужасе разбежались. Возникла паника. Солдаты неприятеля метались в разные стороны, не зная, что делать, но к созданной магией границе, перечеркнувшей двор нагромождениями песка и камня, подходить никто не решался.
   Воспользовавшись короткой передышкой, защитники крепости перенесли вниз двоих раненных. Подойдя к бочке с водой, Альто смыл с лица грязь и копоть. Он устал и совсем запутался, не понимая, где он и что с ним. Время текло здесь быстрее, чем обычно. События сменяли друг друга с такой стремительностью, что он не успевал опомниться.
   Склонившись над бочкой, он взглянул на свое отражение. Слегка удлиненное, узкое лицо с изящным овалом, несомненно, принадлежало ему и в то же время казалось чужим. Тлеющие в глубине глаз красные огоньки придавали его облику что-то хищное, опасное, заставлявшее чувствовать себя неуютно. Взбаламутив воду, Альто отошел от бочки и сел на перевернутый сундук с разбитой крышкой. Он хотел подумать, упорядочить мысли и чувства, но ему помешали.
   - Милорд, они собираются поджечь башню, - сообщил подбежавший оруженосец, совсем еще мальчишка с едва пробивающимися над верхней губой усиками.
   На этот раз неприятель изменил тактику. Разделившись на несколько отрядов и прикрываясь со всех сторон щитами, они стали подтаскивать к стенам донжона бревна, ветки, куски разбитой мебели и обломки дерева - все, что могло гореть. На отдалении маячили три изящные фигуры, облаченные в латы. От них исходило мягкое сияние - теплое и умиротворяющее.
   - Светлые, - презрительно сплюнув, произнес Родри. - Хотят выкурить нас, как лис из норы. Проклятые ублюдки! Что будем делать, Арейн? Может быть, обрушим на их головы геенну огненную?
   - Нет, побережем силы. Этим мы все равно ничего не добьемся, лишь зря потратим магическую энергию. Бьюсь об заклад, эта троица только того и ждет.
   - Милорд, надо уходить, - вмешался в разговор рослый воин в заляпанном кровью, помятом доспехе. На стальном нагруднике виднелись свежие царапины и глубокая вмятина от удара булавой. Из-под опущенного забрала зловеще поблескивали желтые глаза.
   - "Тень, - догадался скэльм, - как и встретившаяся мне дева".
   При воспоминании о девушке сердце пронзило щемящее, болезненно-сладкое чувство.
   - Родри, собирай людей, - распорядился Альто, - попробуем выбраться из замка через потайной ход.
   - Если Дилуэн не разболтала о нем своим драгоценным родичам, - мрачно напомнил демон. - Вполне в ее духе - секрет и братец в придачу, в обмен на свободу.
   На первом этаже находился лазарет. Разделенный колоннами просторный зал был заполнен ранеными и умирающими. Они лежали на соломенных тюфяках разложенных рядами на полу. Отовсюду слышались протяжные стоны и крики обожженных, искалеченных людей. Между ними проворно сновал щупленький лекарь. Заметив демона, он почтительно поклонился. Арейн прошел мимо, не обратив на него внимания.
   Дорогу ему преградила соломенная подстилка с тяжелораненым солдатом. Он казался совсем юным, почти ребенком. Темные волосы налипли на влажный лоб. Лицо белое, обескровленное. Парень метался в горячечном бреду, то принимаясь кого-то звать, то, открыв мутные глаза, торопливо и сбивчиво что-то шептать на непонятном языке. Альто отвернулся, испытывая острую жалость к несчастному. Но демона чужие страдания не трогали, он равнодушно перешагнул через умирающего. Отыскав взглядом девушку-тень, он поманил ее к себе.
   - Милорд, что же теперь будет? Они собираются сжечь нас живьем? - огненно-желтые глаза выжидательно уставились на скэльма. От этого взгляда он словно провалился в какую-то бездонную пропасть. Жгучее, мучительное чувство горячим теплом разлилось в груди. Ему захотелось, чтобы это мгновение длилось вечно. Все время, навсегда.
   - Если повезет, уйдем через потайной ход. Ждать подкрепление бессмысленно - нам не продержаться и дня.
   - Неужели не остается ничего другого? А как же они? - девушка показала на раненых.
   Арейн безразлично пожал плечами. Он использовал людей в своих целях, и для него не существовало разницы, проживет смертный на час больше или на час меньше. Рано или поздно все они станут пылью и прахом под его ногами.
   Собранный Родри небольшой отряд спустился в подвал. Помещение было давно заброшенно и служило складом. Им пришлось пробираться мимо мебели, затянутой паутиной, сундуков, бочек и кучи всякого хлама покрытого толстым слоем пыли.
   Альто остановился около шкафа, доверху заполненного книгами и старинными свитками.
   - Вроде бы здесь, - объявил он, с легкостью отодвигая массивный дубовый шкаф в сторону и одновременно дивясь нечеловеческой силе демона, в чьем теле он оказался.
   За шкафом чернел вход в потайной туннель. Из темноты на них пахнуло сыростью, запахом крысиного помета и застарелой плесени. Осветив факелом уходящие вниз ступени, Альто начал осторожно спускаться. Ступеней оказалось ровно десять.
   Еле тлеющий свет факела с трудом рассеивал непроглядный мрак. Извилистый ход петлял, то сужаясь так, что едва можно было протиснуться между грубо обтесанными каменными блоками, то расширяясь, и тогда нужно было вытягивать руку, чтобы дотронуться до стены. Под ногами захлюпала вода. Эхо их шагов разогнало вековую тишину, лишь изредка нарушавшуюся звуком падающих капель.
   Идти пришлось долго. У Альто исчезло ощущение времени и расстояния - казалось, он находился под землей целую вечность. А затем тоннель начал ощутимо забирать вверх. Он заметил впереди слабый лучик тусклого света, оттуда потянуло свежим прохладным воздухом.
   Отряд прибавил шаг, торопясь скорее выбраться на поверхность. Подземный ход вывел их к реке. На другом берегу, вырисовываясь до последнего дерева, стоял сумрачный предрассветный лес. С серого, затянутого тучами неба накрапывал мелкий дождь, оставляя круги на речной глади.
   Около брода Альто остановился и прислушался. Из леса доносились мелодичные трели дрозда, ему отвечала какая-то птичка, незатейливо выводя: тии-и ти. Мир вокруг дышал покоем и безмятежностью, но скэльма не покидало тревожное чувство.
   - Отличное место для засады, - жадно вдохнув влажный воздух, разделил его опасения Родри. - На их месте я бы не упустил возможности оказать тебе радушный прием. Мы же здесь, как на ладони.
   Альто кивнул. Рядом с бродом волшебная сила Арейна слабела. Он внимательно вгляделся в противоположный берег, уловив среди деревьев едва заметное движение. Неясные подозрения сменились холодной уверенностью - их ждали. Из леса вышли пять фигур, закутанных в плащи.
   - Арейн, тебе не скрыться, - выступив вперед, крикнул один из них.- Сдавайся!
   Вместо ответа демон наклонил голову, словно собирающийся атаковать бык, и нехорошо, зло улыбнулся.
   Альто не понял что произошло. Мир вокруг дрогнул. Лес, поле, река - все в одночасье исказилось, поплыло и начало рушиться, как рассыпающееся на мелкие кусочки мозаичное панно.
   ***
   Открыв глаза, он сел и недоуменно огляделся. Над головой шумели сосны, сквозь игольчатые ветви пробивались первые лучи утреннего солнца. По дну оврага бежал ручей, образуя около камней маленькие звенящие водопады. Над водой, потрескивая крыльями, носились две стрекозы. Они то замирали в воздухе, то резко взмывали вверх в поисках добычи. Укромное место, выбранное магом для привала, не изменилось за ночь: здесь не было замка, демонов, горящей башни и чудесной девы здесь тоже не было.
   - "Стало быть, все это мне приснилось", - с сожалением подумал он.
   Подбросив охапку хвороста в почти догоревший костер, Альто завернулся в шерстяное одеяло. Ветки окутались белым дымом, почернели и занялись снизу язычками пламени. Огонь вспыхнул с новой силой, потрескивая и выбрасывая вверх красные искры.
   Пытаясь согреться, он подсел ближе к костру. Рассеянно наблюдая за игрой пламени, Альто вспомнил про печать. Он покосился на спящего спутника. Во сне лицо Энри приняло простодушное мечтательное выражение. Глядя на мага, в голове у вора зародилась шальная мысль.
   - "Почему бы и нет? - рассудил он. - "Как говорит Трен: уж лучше быть тем, кто грабит, чем жертвой грабежа. Я только посмотрю и верну обратно".
   Приняв решение, он скинул одеяло и бесшумно подкрался к спящему. Рука скэльма скользнула за ворот мантии. Нащупав пришитый к одежде потайной мешочек, он ловким, почти неощутимым движением, вытащил скользнувший в ладонь тяжелый металлический предмет.
   Холодящий пальцы кругляк оказался вовсе не печатью. Разглядывая добычу, Альто разочарованно вертел в руках магический амулет. Вставленный в оправу из тончайшей чеканки синий камень искрил гранями, льдисто сверкая на солнце.
   - "Экая скверность!" - подумал он с досадой.
   Осторожно вернув вещь на место, он собрался повторить попытку, но Энри, пробормотав на родном языке что-то неразборчивое, перевернулся на другой бок. Альто застыл на месте, с тревогой глядя на северянина. Теперь о печати можно было забыть. Хорошо еще, что он успел положить украденный амулет на место. Прошептав проклятие, он вернулся к костру ни с чем. Поддав ногой выкатившийся из огня почерневший уголек, скэльм уселся на связку хвороста.
   - "Откуда у него второй амулет? И для чего? Все равно использовать или продать эту штуку он не сможет", - размышлял он, наблюдая за магом.
   При создании амулета применялась древняя мощная магия. Заключенная в нем кровь связывала его неразрывными узами с будущим владельцем. В чужих руках амулет превращался в красивое, но бесполезное украшение. Для мага же потеря амулета была равносильна смерти, он лишался возможности колдовать.
   Протянув руки к костру, Альто раздраженно тряхнул головой - огонь нисколько не грел. Подобрав палку, скэльм поворошил угли и, проведя раскрытой ладонью над пляшущим пламенем, недоверчиво замер - он не чувствовал тепла! Он совсем ничего не чувствовал!
   Вскочив как ошпаренный, он шарахнулся в сторону от костра. Подвернувшаяся под ногу ветка треснула с громким хрустом. С сосны, растущей на краю оврага, взлетела пара перепуганных птиц.
   Страх удушающей петлей сдавил горло. В голове металась только одна мысль, невозможная и оттого еще более пугающая: там, во сне, он был в теле демона, но и здесь, наяву, ему казалось, что он по-прежнему находится в чужом теле.
   Закатав рукав рубахи, Альто поднес к глазам левую руку:
   - Что за безумие? - шептал он, рассматривая две родинки: одну на сгибе локтя, другую ближе к запястью. - Ну, вот же... вот! Они у меня с рождения... значит, я - это я!
   Разбуженный шумом северянин сел и, не понимая, что происходит, потянулся за оружием.
   - А?! Что?.. Кто?.. - воскликнул он, пытаясь стряхнуть с себя остатки сна.
   Он огляделся, разыскивая нападающих, и, наконец, сообразив, что ни одна из установленных вокруг места их ночевки магических ловушек не сработала, повернулся к скэльму:
   - Что случилось?
   Альто молчал. Рассказывать Энри о своих подозрениях он не хотел - еще, чего доброго, сочтет его сумасшедшим.
   - Да что с тобой?
   - Все в порядке, - буркнул он. - Можешь спать спокойно.
   - Заснешь тут, как же! - проворчал маг, провожая его недоуменным взглядом.
   Пройдя вдоль русла ручья, Альто углубился в лес. Ему хотелось побыть одному, подумать и во всем разобраться. За оврагом ручей расширялся и, сделав замысловатую петлю, впадал в небольшой омут с обрывистыми песчаными берегами. В темной стоячей воде отражались кроны деревьев. Спустившись вниз, он разогнал плававшую у берега ряску и зачерпнул ладонями воду. Умыв лицо, скэльм сел на заросший мхом валун, ушедший по самую макушку в землю.
   С ним что-то произошло, что-то ужасное и непоправимое. Он попытался восстановить в памяти события последних дней. В поисках ответа его мысли тщетно крутились вокруг одного и того же, снова и снова, пока он не впал в отчаянье.
   - Я в беде! - с тоской прошептал он.
   За спиной послышались шаги. Между соснами промелькнула синяя мантия мага. Перепрыгивая через торчащие из песка корни, Энри преодолел крутой спуск к воде и протянул Альто стеклянный флакон с настойкой.
   - Что это? - спросил он, рассматривая отвратительную на вид жидкость.
   - Лекарство. Лекарь велел принять снадобье еще раз.
   Маг потянулся и, прикрыв глаза ладонью, посмотрел на небо.
   - Клянусь рогами Силя, сегодня опять будет жаркий денек, - подавляя зевоту, сообщил он. - Пошли. Пора двигаться в путь.
   Ехали, стараясь держаться ближе к краю дороги, - там, где гуще всего была отбрасываемая деревьями тень. Время от времени с гор задувал прохладный ветерок, освежая раскаленный воздух. Тропа вилась между стволами могучих сосен, огибая небольшие озерца и скалистые холмы. Через восемь миль появилась развилка, и они свернули на широкий наезженный тракт, поднимавшийся вверх к видневшимся вдали горным хребтам с заснеженными вершинами.
   На этот раз настойка подействовала на Альто совершенно не так, как он ожидал. Вместо прилива бодрости его разморила сонливость. Убаюканный мерным цокотом копыт, он отчаянно боролся со сном. Его веки то смежались, и тогда голова скэльма начинала клониться на грудь, то, повинуясь внезапному импульсу, он вдруг вздрагивал, широко распахивая глаза и подбирая выскользнувшие из рук поводья.
   Борьба оказалась напрасной, незаметно для себя он задремал и проснулся от резкого толчка. Издав жалобный крик, кобыла начала заваливаться набок, увлекая за собой всадника. Не успев выдернуть ноги из стремян, Альто оказался на земле вместе с упавшим животным, так и не сообразив спросонья: что произошло?
   От удара потемнело в глазах. Видать, он крепко приложиться головой о землю, потому что бьющееся в судорогах животное успело окончательно подмять его под себя. Очнувшись, он уперся рукой в седло и попытался вытащить ногу из-под мягкого лошадиного бока - нога застряла, запутавшись в стремени.
   - Гадство! Вот ведь гадство! - разозлился Альто.
   Он приподнялся на локте, собираясь позвать на помощь мага, и замер с широко открытым ртом. Из леса выбегала орущая толпа крестьян или разбойников - скэльм так и не решил к кому причислить всю эту разношерстную компанию. Он успел насчитать, по меньшей мере, человек шесть. Словно волчья стая, они набросились на Энри, размахивая топорами и вилами.
   Значит все-таки разбойники.
   Выкрикнув непонятное слово, северянин растопырил пальцы и выбросил вперед руку. Сильный порыв ветра разметал в стороны окруживших мага людей.
   Что произошло дальше, Альто не успел разглядеть. Его скрутил внезапный приступ боли. На мгновение ему показалось, что его встряхнули и вывернули наизнанку. В глазах снова потемнело. Придя в себя, он увидел как Энри, выдернув меч из ножен, направляет коня к ближайшему противнику.
   - Сип вам всем в кадык! - ругнулся вор, возобновляя попытку выбраться из-под лошадиной туши.
   Его рука испачкалась в чем-то горячем и липком. Поднеся ладонь к глазам, он увидел кровь. Из головы кобылы торчал короткий арбалетный болт. Второй болт, со свистом разрезав воздух, вонзился в землю рядом с ним. Проклиная все на свете, он прижался к телу несчастного животного и осторожно выглянул из своего укрытия.
   Ряды разбойников заметно поредели. Один из нападавших, зажав обрубленную по локоть руку, с воем катался по земле. Постепенно его крики перешли в еле слышные всхлипы и быстро затихли. Второй лежал лицом вниз, с неестественно вывернутой шеей.
   Расправившись с двумя грабителями, маг развернул коня. Выбив оружие из рук подскочившего сбоку человека, он поднял меч высоко над головой. Сверкнув сталью, клинок слился в одну тонкую линию и обрушился на разбойника. Бородач, не издав ни звука, рухнул на землю как подкошенный.
   Судя по одетым доспехам и внушительному росту, он и был главарем банды. Остальные, лишившись вожака, попятились, неуверенно переглядываясь. Разбойники напоминали сбившихся в кучу дворняжек неожиданно оказавшихся перед разъяренным бойцовым псом. Несмотря на численное превосходство, никто из них не решался первым атаковать опасного противника.
   Настроение Альто быстро переменилось от полного отчаянья до злорадного веселья. Теперь их положение уже не выглядело таким безнадежным. Впрочем, эйфория продлилась недолго.
   Заметив, что всадник теснит его товарищей, стрелок оставил в покое беспомощную жертву и занялся магом. Подняв арбалет, он тщательно прицелился и нажал на спусковой крючок. Тяжелый болт, со свистом вспоров воздух, пробил луку седла. Северянин обернулся. Недобро прищурив глаза, он вскинул руку - с кончиков пальцев слетела яркая вспышка.
   Новый приступ боли заставил Альто скорчиться. Неведомая сила рвала его плоть, выворачивая внутренности наизнанку. Стиснув зубы, он обхватил себя руками. Мир перед глазами расплылся мутным пятном. Ему казалось, что эта пытка никогда не кончится, но боль прошла так же неожиданно, как началась. Тяжело дыша, он осторожно потрогал живот, пытаясь определить: что за недуг его одолел?
   Искра, сорвавшая с ладони мага, окутала арбалетчика клубами дыма. Выпустив из рук оружие, он завертелся волчком, подпрыгивая и судорожно хлопая себя руками по дымящейся одежде. Дикий крик взметнулся в ясное небо. Кожа человека почернела и обуглилась. Истошно вопя, он рухнул на колени и уткнулся лицом в траву. Остальные разбойники, видя, что дело плохо, бросились врассыпную.
   Спрыгнув с коня, Энри подошел к молодому парню с отрубленной рукой. Склонившись над грабителем, он проверил дыхание, вгляделся в остекленевшие глаза и, с сожалением вздохнув, поднялся.
   Наблюдая за странными действиями северянина, Альто, вспомнил о ноже, предусмотрительно прихваченном в "Остролисте". Приставив лезвие к кожаному ремню, он хотел перерезать путлище, но его отвлекло какое-то движение за спиной мага.
   Громадный верзила, которого он принял за главаря банды, медленно сел и, обхватив голову руками, недоуменно огляделся. Заметив Энри, бородач по-звериному подобрался и, схватив выпавшее из руки оружие, встал. Его пошатывало, но падать он, похоже, не собирался. Упрямо выставив вперед подбородок, он устремился к ничего не подозревавшему магу.
   - Сзади! Берегись! - закричал Альто пытаясь привлечь внимание северянина.
   Энри не слышал. Держа под уздцы лошадь, он думал о чем-то своем, поглядывая то на дорогу, то на видневшиеся впереди горы.
   Удобней перехватив рукоять ножа, скэльм бросил зажатый в руке клинок в верзилу. Не предназначенный для метания нож отклонился от намеченной цели и, с громким стуком ударив в шлем-капеллину, отскочил, войдя в землю по самую ручку.
   Услышав звук удара, Энри повернулся и увидел нависшего над ним разбойника. Заученным молниеносным движением он выставил вперед меч, парируя удар. Северянин двигался с непринужденной грацией, отбивая неуклюжие атаки противника и тесня его к краю дороги. Слишком поздно осознав свою ошибку, бородач нахмурился и прикусил губу. Ожесточенно защищаясь, он бросал отчаянные взгляды в сторону леса, куда успели скрыться его более удачливые товарищи, но повернуться спиной к противнику не решался.
   Альто, с невольной завистью и восхищением, следил за тем, с какой ловкостью Энри управляется с оружием. В свое время Калле научил его довольно сносно владеть мечом. Прежде чем стать трактирщиком, толстяк Роу прожил бурную молодость, успев побывать телохранителем, наемником, пиратом и, приняв участие в двух имперских войнах, дослужиться до десятника. Но даже Калле уступал северянину в искусстве фехтования.
   Покончив с разбойником, Энри помог скэльму выпутаться из стремян. Кое-как выкарабкавшись из-под павшей лошади, Альто растер ушибленную ногу и, прихрамывая, направился к мертвому главарю. Присев на корточки он осмотрел тело.
   - Что ты делаешь? - заинтересовался маг, вытирая пучком травы лезвие меча.
   - Мародерствую, - деловито шаря по одежде убитого, ответил вор. Вытащив потертый кожаный мешочек, он высыпал содержимое кошеля на ладонь и разочарованно присвистнул - среди горстки медных монет тускло поблескивал сребр. Похоже, дела у грабителей шли из рук вон плохо.
   - Это отвратительно! То, что ты делаешь - это гнусно и отвратительно! - возмутился Энри. - Не следует так поступать с мертвыми, кем бы они ни были.
   - "Люди!" - мысленно скривился Альто.
   Он никогда не понимал и не разделял их ханжеской морали. Ну, вот зачем покойнику деньги? Впрочем, справедливости ради следовало отметить, что такие, как северянин, были в меньшинстве. Остальные придерживались глупых правил, только если это сулило им выгоду.
   - Нам повезло, что в прошлом они были крестьянами, а не наемниками, - не унимался маг, - иначе этот день мог бы стать для нас последним. Да и жаль бедняг, не от хорошей жизни пришлось им взяться за свое ремесло.
   Альто не возражал: хочет читать нравоучения - пусть читает, ему то что! Подняв лежащий рядом с разбойником фальчион, он осмотрел лезвие и, держа оружие в вытянутой руке, оценил балансировку. Меч был для него тяжеловат, но выбирать не приходилось. Отстегнув от пояса главаря ножны, он вложил в них клинок и довольный осмотром вернулся к магу.
   - Неспокойно мне, - Энри разглядывал кроны деревьев, задумчиво жуя кончик только что сорванной травинки. - Тихо здесь как-то. У меня такое чувство, будто за нами наблюдают. Не удивлюсь, если так оно и есть. С человеком, чей магический амулет соответствует твоему описанию, шутки плохи. Ты уверен, что ничего не напутал? Вокруг камня была оправа из переплетенных веточек омелы?
   - Что я, по-твоему, не знаю, как выглядит омела? - рассердился Альто. Среди воров существовало поверье, что дубовые ягоды помогают открыть любой замок. А уж в приметы скэльм свято верил.
   - Этого я и опасаюсь,- вздохнул маг. - За этим человеком стоит нечто большее, чем личные амбиции, иначе он бы не решился пойти на чудовищное преступление в Доме Воды.
   - Ты его знаешь? Кто он?
   - Бертель Хенролг магистр Дома Силы и один из самых могущественных магов империи.
   - Провидец?
   - Да. И как это ни скверно звучит, но мы оказались втянуты в опасную и запутанную игру. Дворцовые интриги - дело грязное, а мы с тобой пешки на шахматной доске. Магистр Хенролг и те, кто за ним стоит, с легкостью пожертвуют нашими жизнями во благо родины или, вернее сказать, ради своего собственного блага.
   - Скверная история, - волнение мага передалось Альто. От Провидцев не скрыться даже в таком большом городе как Ангеборг. - Что же нам делать?
   - Довериться госпоже Удаче.
   Скэльм усмехнулся.
   - Архимаг не особо жалует магистра. Если повезет, мы сможем добраться до эррвэ Рамберта раньше, чем нас схватят люди Хенролга. Только это легче сказать, чем сделать. Дороги и все подступы к столице охраняют Провидцы, мимо них нам не пройти.
   Альто опустил голову и, беспокойно поправив капюшон, уставился на пыльные ботинки. Сосредоточенно хмуря лоб, он размышлял над словами мага.
   - Допустим, - осторожно начал он, - я знаю, как нам незаметно попасть за городские ворота.
   - О чем ты?
   - О сделке, - ответил скэльм. - Всякое знание имеет свою цену. Я проведу тебя в город, а ты поможешь мне избавиться от проклятой метки на руке.
   - Ничего не выйдет, - покачал головой северянин. - Здесь замешана темная магия, и я не могу исправить ее последствия. Но, может быть, архимаг Рамберт сумеет тебе помочь? И потом, не забывай, ты увяз в этом деле по шею, так же как и я!
   - Может и так... ладно, за неимением лучшего придется соглашаться на то, что есть.
   - И как ты это сделаешь?
   - А это уже мое дело. Если я скажу, что у меня есть знакомый стражник, ты ведь не поверишь мне на слово?
   Альто не собирался раньше времени раскрывать свои карты. К тому же он не доверял магу.
   - Нет, - согласился Энри, но допытываться о подробностях не стал. - На одной кобыле мы далеко не уедем, - заметил он. - Всего в нескольких лигах отсюда находится Норгейл. На местном рынке можно пополнить запасы еды и купить лошадь. Городишко хоть и живописный, но небольшой и шансы встретить там кого-либо из Провидцев крайне малы.
   Отшвырнув травинку, маг осмотрел место недавнего сражения.
   - Нехорошо, что они останутся здесь, вот так лежать, - озабоченно произнес он, показывая рукой на тела разбойников. - В лесу полно диких зверей... не стоит бросать трупы на растерзание падальщикам.
   - А какое нам до них дело? - опешил Альто. - Сомневаюсь, что они позаботились бы о наших бренных останках, окажись мы на их месте.
   - Тем не менее, надо их похоронить - люди все-таки! - решительно заявил Энри, наклоняясь и хватая лежавшего на дороге главаря за ноги. - Помоги-ка мне!
   Процедив сквозь зубы ругательство, Альто распихал немногочисленные пожитки по седельным сумкам северянина и принялся вместе с магом стаскивать тела к обочине. И надо сказать, делал он это без особого рвения.
   Собрав в лесу ветки и хворост, они уложили мертвецов на погребальный костер. Магическое пламя, с рокотом и треском охватив дрова, подняло в воздух снопы искр. Верхушки деревьев затянуло клубами черного жирного дыма. Теплый ветер сносил его в сторону, заволакивая окрестности серым маревом и тошнотворным запахом горящей плоти.
   ***
   Город, построенный на склонах горы, террасами спускался к берегу Сарданского залива. С высоты Норгейл казался игрушечным. Альто с жадным любопытством рассматривал белые крепостные стены и белоснежные аккуратные домики. Широкая мощеная дорога, разделив Норгейл на две почти одинаковые половины, сбегала вниз от ратушной площади к пристани, где на мелких прибрежных волнах покачивались многочисленные корабли. Между крутобокими коггами и нефами сновали шлюпки и рыбачьи лодки. К распахнутым городским воротам лился нескончаемый поток груженных товаром телег, всадников и повозок. Вдоль края дороги, стараясь держаться подальше от подымаемой колесами пыли, растянулась вереница празднично одетых людей.
   - Куда они спешат? - удивился скэльм.
   - Скоро узнаем, - ответил Энри, объезжая две телеги перегородившие путь.
   Возницы вяло переругивались, пытаясь развести запутавшихся в постромках лошадей.
   Ближе к воротам людской поток становился плотнее. В общем шуме и гаме тонули обрывки разговоров, взрывы смеха и отдельные громкие возгласы. Не раздумывая, северянин вклинился в самую гущу толпы. Ехавший впереди смуглый крепкий парень тут же сердито крикнул:
   - Эй! Куда лезешь? Отсади!
   Бросив через плечо недовольный взгляд, он смутился, заметив на шее нахала магический амулет. Утратив весь свой воинственный пыл, парень натянул поводья лошади и притормозил повозку, пропуская мага вперед. С таким связываться - себе дороже.
   Людской поток растянулся почти на милю и двигался медленно, рывками, то и дело останавливаясь. Наконец впереди сверкнули острия копий, а потом показались и сами стражники охранявшие городские ворота. Разморенные жарой, они с сонным благодушием смотрели на проходивших мимо людей. Легкий ветерок шевелил наброшенные поверх лат зеленые гербовые накидки с вышитыми леопардами - символом города.
   Рядом со стражниками стоял низенький толстощекий переписчик. Опираясь на каменный постамент, он проверял подорожные бумаги, иногда что-то записывая в лежащую перед ним книгу. С неприязнью оглядывая толпу, он кричал хриплым, надорванным голосом:
   - Следующий! Не задерживаемся! Поживе-е-е! Проходи!
   Чем ближе они приближались к переписчику, тем сильнее росла тревога Альто. Его охватило смутное предчувствие надвигающейся беды. Опустив на лицо капюшон, он старался не встречаться взглядом с жухлыми, какого-то болотного цвета, глазами императорского чиновника.
   Покосившись на плавящееся в небе солнце, переписчик растянул двумя пальцами тесный ворот камзола и, подвигав шеей, устало произнес:
   - Добро пожаловать в Норгейл, господин маг! Назовите свое имя и позвольте ваши бумаги.
   - Генри Улькер из Рансварта, - ответил северянин, доставая подорожную.
   Изучив документы, переписчик вернул их северянину.
   - Ваш слуга? - спросил он, испытующе посмотрев на скэльма. - В бумагах о нем не говорится ни слова.
   Альто съежился и еще ниже натянул капюшон на голову.
   - Это ведь обычная формальность, - мягко возразил Энри, склоняясь с седла и вкладывая в широкую короткопалую руку переписчика сребр.
   - Так-то оно так, - пряча монету, возразил чиновник с плохо скрытым раздражением. - Только вчера мы получили указ с самого верха, - он многозначительно ткнул мясистым пальцем в небо, - подписанный, между прочим, самим Бертелем Хенролгом! Приказано хватать нелюдей и всякую благородную сволочь, в общем, любого, кто выглядит подозрительно. Не знаю в чем там дело, и знать не хочу, но против воли магистра Дома Силы я не пойду.
   - Уверяю, мы вполне добропорядочные граждане, - возразил маг, отстегивая от пояса кошель. - Надеюсь, это вас убедит?
   Взяв кожаный мешочек, переписчик развязал тесемки. Заглянув внутрь, он одобрительно хмыкнул и уже совсем другим тоном, почти доброжелательно, поинтересовался:
   - На ярмарку приехали? Оно и понятно - у нас есть на что посмотреть. Я вам больше скажу, господин маг: лучше нашей ярмарки во всем Регинлейле нет! В этом году товары свезли почти со всего мира: из Биссиды, Шенора, специи и оружие из Кимранды, тончайшие шелка из Мейррибы.
   Бросив в подставленную кружку для сбора пошлины несколько медяков, Энри тронул поводья. Пустив лошадь неторопливым шагом, они проехали через ворота и оказались на шумной городской улице.
   - Не нравится мне этот жирный индюк, - угрюмо заявил Альто, когда чиновник вместе со стражниками остался далеко позади. - Выдаст нас при первой же возможности.
   - Не выдаст. Он взятку взял, а своя шкура к телу ближе, - беспечно возразил северянин и добавил, переходя к более насущным делам: - Пока не стемнело, надо найти таверну или постоялый двор.
   Свернув с главной улицы, украшенной разноцветными флагами и гирляндами из душистых розовых цветов, в переулок, они выехали на соседнюю тихую улочку. Праздничный шум и суета сюда почти не доходили. В дорожной пыли, задорно чирикая и устраивая потасовки, купалась стайка воробьев. Время от времени их гонял чумазый босоногий мальчишка, увлеченно размахивая кривой палкой.
   - Эй, парень, хочешь заработать? - подозвал его маг.
   - Само собой, - мальчишка прищурился, недоверчиво рассматривая чужаков.
   - Где здесь можно отыскать приличную таверну или постоялый двор?
   - Лучше "Тролльего холма" старины Тобба вам ничего не найти. Это там, - пацаненок махнул тоненькой рукой в конец улицы, - за мостом.
   - Держи! - получив нужные сведения, маг подбросил в воздух медяк.
   Сорванец засмеялся и, поймав блеснувшую на солнце монетку, с гиканьем и криком помчался вдоль домов.
   При виде путников старина Тобб развел руками - свободных мест в заведение не оказалось. Объехав весь город в поисках ночлега, они обнаружили, что Норгейл заполнен приехавшими на ярмарку купцами, крестьянами и прочим праздным людом.
   Энри совсем сник, ему еще не доводилось ночевать на улице. Да и не к лицу имперскому магу ютиться где-нибудь под мостом, словно нищему. Подъехав к очередной таверне, он бросил поводья скэльму и вошел внутрь.
   В просторном зале на закопченных стенах висели набитые соломой головы животных. В полумраке тускло поблескивали стеклянные глаза. Многочисленные чучела, скорее всего, были охотничьими трофеями хозяина заведения. Сам он стоял за стойкой и со скучающим видом слушал разговор двух посетителей. Заметив северянина, он оживился:
   - Добрый вечер, господин маг! Не желаете чего-нибудь выпить или, может быть, велите подать ужин? У меня как раз...
   - Мне нужна свободная комната, - остановил его Энри.
   - Рад бы, но...
   - Только на одну ночь. Я заплачу вдвойне, - пообещал северянин.
   В плутоватых раскосых глазах трактирщика вспыхнул алчный огонек и тут же погас.
   - Нет, ничем не могу помочь - ярмарка! - ответил он. - Сами видите, господин маг, сколько народу. Многие заранее договаривались о съеме комнат. Да что там говорить, у меня не только конюшня... хлев забит постояльцами! Вы бы попытали счастья у Орта в "Зеленом листе", - предложил он, почесав бороду. - Для благородных господ оно конечно не лучшее место, но... или вот еще в "Золотой долине".
   - Мы уже там были, - теряя последнюю надежду, ответил Энри.
   Выглядел он усталым и по-настоящему потерянным. Распахнув дверь, он хотел выйти на улицу, но его остановил громкий окрик:
   - Подождите! Стойте! Улла! Улла может вас приютить! Ну, конечно же, как я мог забыть! - воскликнул трактирщик, слегка ударив себя ладонью по лбу. - Старуха одна живет, еле-еле концы с концами сводит. Уж она-то заработать лишние деньжата не откажется!
   Энри остановился.
   - Скажите, что вы от Фраймута, она поймет. Домишко ее найдете на скале около пристани, вы его сразу узнаете. Только вот, - трактирщик замялся, неуверенно посмотрев на мага, а затем решился и разом выпалил: - место это дурной славой пользуется. Хозяйка-то того... ведьма она!
  

Глава 5

  
   Домик Уллы притулился на вершине плоской, выдающейся далеко в море скалы. Наверх вела заросшая травой узкая тропка. Путники поднялись на утес и остановились перед редким частоколом, окружавшим чахлый огородик. Среди грядок с капустой, луком и морковью копалась сгорбленная старуха в съехавшем набок льняном чепце.
   - Добрый вечер! - крикнул Энри, спешиваясь.
   Старуха с трудом выпрямилась и уставилась на чужаков. Взгляд Уллы тревожно заметался между магом и закутанной в плащ фигурой скэльма. Беспрестанно пожевывая беззубым ртом, она мрачно поинтересовалась:
   - Чего надо?
   - Мы ищем место для ночлега.
   - У меня здесь не постоялый двор. В городе ищите, - ведьма замахала на них скрюченными руками, словно пыталась отогнать назойливых птиц от своих грядок.
   - Фраймут сказал: вы сдаете комнату.
   - Фраймут? - услышав имя трактирщика, старуха еще раз недоверчиво оглядела незваных гостей. Вытерев руки о замызганный передник, она внезапно развернулась и на ходу обронив: "Идемте", - поковыляла к дому.
   Альто спрыгнул с лошади и, не дожидаясь Энри, пошел вслед за старухой к развалившейся лачуге. Старый дом с прохудившейся, просевшей крышей показался ему таким же древним и ветхим, как и его хозяйка. Прежде чем войти, ему пришлось наклониться, чтобы не стукнуться головой о низкую притолоку.
   Внутри царили полумрак и тишина. Свет пыльными пятнами пробирался в комнату через маленькие подслеповатые окошки, высвечивая неровные квадраты на деревянном полу и истертой временем циновке. Взгляд Альто скользнул по закопченному очагу и потолку увешанному пучками сушеных кореньев и трав. Пахло мятой и еще чем-то пряным, дурманящим.
   Обстановка в доме была бедная и непритязательная: старый продавленный топчан, стол, несколько чурбанов заменявших стулья, деревянный сундук и шкаф; да развешанные по стенам полки с глиняной посудой и утварью. У дальней стены виднелась еще одна дверь.
   - Оплата вперед, с вас десять медяков, - старуха остановилась посреди комнаты, искоса поглядев на вошедшего мага. Указав искривленным пальцем на закрытую дверь, она прошамкала:
   - Спать там будете. А лошадку можете в хлеву рядом с моими козочками пристроить. Надолго останетесь?
   - Переночуем и утром уедем, - ответил маг. - Мы не собираемся задерживаться в Норгейле, - достав деньги, он положил монеты на стол и, вспомнив о привязанной к забору кобыле, заявил: - Пойду, устрою Пчелку на ночь.
   Едва он вышел, за спиной Альто раздался короткий смешок, и старушечий голос тихо проскрипел:
   - Кого это нынче духи дороги привели в мой дом? Странная компания: светлый маг и... кто же ты такой?
   Альто удивленно посмотрел в тусклые слезящиеся глаза старухи.
   - Думаешь, я не вижу, мальчик? Я старая, но не слепая! Ты не тот за кого себя выдаешь. Интересно, а твой дружок знает? - ведьма подавила очередной смешок.
   - Он мне не друг.
   - Нет, не знает, - ответила она сама себе, - а когда поймет, будет поздно... слишком поздно. Всегда одно и то же, верно? - тонкий рот старухи глумливо искривился, и она зашлась в приступе беззвучного смеха.
   Неожиданно прекратив смеяться, ведьма вытерла трясущимися руками выступившие на глазах слезы.
   - Думаешь, сможешь меня обмануть? - злобно поинтересовалась она. - Улла много чего повидала: и демонов, и духов из Иномирья, и тьму-тьмущую мелких тварей из Бездны. Одного только бедная старая Улла не может взять в толк: зачем такому, как ты, нацеплять на себя шкуру смертного?
   Она пробормотала что-то неразборчивое и быстро закружилась по комнате. Альто растерянно наблюдал за поднявшимся вокруг ведьмы облаком из развевающихся серых лохмотьев. Теперь она напоминала огромную летучую мышь. Стараясь не выпускать старуху из поля зрения, он медленно попятился к двери.
   - Ты! - она вытянула костлявую руку, и ноги скэльма словно приросли к полу. Оборвав странный танец, старуха подошла к нему вплотную и, заглянув в лицо, прошипела:- Сейчас узнаем, кто ты такой!
   Безумные горящие глаза ведьмы, казалось, проникли в самую глубину его сущности. Он почти физически ощутил образовавшуюся между ними магическую связь. Стремясь раскрыть истинную природу таинственного гостя, ведьма присосалась к нему как пиявка. Вне себя от омерзения и злости он начал отчаянно сопротивляться ее попыткам пробраться в потаенные темные уголки его сознания.
   Старуха отшатнулась и, застонав, уперлась обеими руками в край стола, чтобы не упасть.
   - Не могу, что-то не пускает старую Уллу, - прошептала она, тяжело переводя дыхание. - Ты не человек и не обычный воришка, каким прикидываешься. Кто ты?
   - Конечно, не человек, - пожав плечами, ответил Альто, - и я не какой-то там заурядный вор, я - лучший взломщик во всем Ангеборге!
   - Увидим, увидим, какой ты взломщик! - неприятным хриплым голосом пробормотала ведьма. - Старой Улле хорошо известно коварство духов. Почему бы нам не заключить сделку? Одну ма-аленькую, крохотную сделку?
   - Я не работаю бесплатно, - насторожился Альто.
   - Улла не останется в долгу. Я заплачу, хорошо заплачу. Есть у меня одна вещь... так, пустячок, - она гадко хохотнула, словно задумала какую-то пакость. - Тебе понравится.
   Прихрамывая, старуха направилась к кованому сундуку. Открыв тяжелую крышку, она принялась рыться в недрах сундука, что-то нашептывая себе под нос. Наконец, крышка с громким стуком захлопнулась, и ведьма с торжественным видом повернулась к Альто:
   - Вот!
   В руке старуха держала небольшой, сложенный в несколько раз кусок ткани.
   - Мои услуги дорого стоят, - не преминул сообщить вор, с сомнением разглядывая цветастую тряпку.
   - Здесь камушек, драгоценный камушек! - заверила ведьма. - Для Уллы бесполезная безделушка, а ты, если захочешь, сможешь его продать.
   Развернув тряпицу, она показала Альто огненно-красный опал, переливающийся на свету желтыми и оранжевыми искрами.
   - Камень твой, если украдешь для Уллы шкатулку, - пообещала старуха.
   - Какую шкатулку?
   - Не твое дело! Шкатулочка... совсем махонькая, - глаза ведьмы жадно заблестели. - Забери ее у шарлатана-предсказателя, приехавшего на ярмарку вместе с бродячим цирком, и принеси старой Улле.
   Кабошон совершенно очаровал Альто. Желание заполучить камень пересилило привычную осторожность, и он сам не понял, как согласился на ее предложение:
   - Ладно, считай, что она уже у тебя.
   ***
   Весь вечер скэльм просидел на деревянном чурбане около зажженного очага. Мрачно глядя на огонь, он раздумывал над загадочными словами ведьмы. Мысль о том, что, по крайней мере, половина из сказанного могла оказаться правдой вызывала беспокойство.
   За окном стемнело. Энри отправился спать и Альто незаметно выскользнул из дома. Спускаясь по тропинке вниз, он задержался у края обрыва. Ночную тишину нарушал мерный плеск волн набегавших на песчаный берег под скалой. Морской ветер, обдав лицо солеными брызгами, заставил скэльма зябко поежиться и плотнее завернуться в плащ.
   Задрав голову, Альто смотрел на тонкий месяц окруженный мерцающими точками-светлячками - звезды здесь казались далекими маленькими огоньками такими непохожими на те, что сияли в ночном небе над Ангеборгом. Сердце сжалось от неясной тоски, и он впервые по-настоящему осознал, как далеко оказался от родных мест. Из скорбного оцепенения его вывел протяжный крик совы. Вздрогнув, он воровато огляделся и поспешил к темнеющим за пристанью домам.
   За время дневных скитаний в поисках ночлега они с Энри успели изучить маленький городишко вдоль и поперек. Альто уверенно шел по опустевшим улочкам Норгейла, оставляя по правую руку от себя золоченый купол храма Создателя. Благополучно прошмыгнув мимо ночной стражи, он оказался на центральной улице, ведущей к городской ратуше. На ратушной площади раскинулись торговые ряды и шатры бродячего цирка.
   Весь путь скэльма донимало странное чувство, будто к нему привязали невидимую нить. С каждым шагом отдалявшим его от ведьминой лачуги нить все сильнее натягивалась и тянула обратно. Пытаясь разобраться в необычных ощущениях, он остановился около старого корявого дуба. Дорога здесь раздваивалась, огибая дерево с двух сторон.
   Размышления Альто прервал лязгающий звук, послышавшийся в отдалении. Вор метнулся к дереву. Подпрыгнув, он ухватился за висящую над головой ветку, подтянулся на руках и спрятался среди листвы.
   Звук стал отчетливее, громче и вскоре уже можно было разобрать голоса стражников. Они не таились - смеясь и шумно подтрунивая друг над другом, обсуждали последние новости. Приближающийся свет факелов отбросил мерцающие тени на фасады домов и осветил три долговязые фигуры. Гремя доспехами, стражники приблизились к месту, где затаился Альто, и остановились прямо под дубом.
   - "Чтоб вам всем шештун дорогу перебежал!" - выругался про себя скэльм и мысленно сплюнул от досады.
   - Говорю тебе, Хайо, никакие это не враки! - горячился один из стражников, продолжая начатый разговор. Рассмотреть его лицо не удавалось, в темноте виднелась только длинная светлая борода. - В Ангеборге никто не рискует выходить на улицу после захода солнца.
   Альто плотнее прижался к ветке и, затаив дыхание, прислушался.
   - Сестра у меня уж на что прижимистая, а не пожалела заплатить три сребра за магическое письмо. Сообщила, что видела этих тварей... вот как я сейчас тебя! Белые призрачные псы - огромные, ростом с теленка. А уши и глаза у них красные и в темноте светятся!
   - И я должен верить в эту чушь? - рассмеялся Хайо. - Людям чего только с перепуга не привидится. Ты бы лучше посоветовал сестре не выходить по ночам из дома, когда силы зла властвуют безраздельно.
   - Звезда Короля тебе тоже мерещится? - разозлился светлобородый стражник, показывая рукой на сверкающий в небе огненный шар. - Это его псы, а значит и сам он где-то неподалеку...
   - Ага, - усмехнулся Хайо, - наблюдает за тобой из темноты.
   - Ну и дурень же ты! - обиделся светлобородый, но украдкой все-таки огляделся - мало ли что.
   - Я тебе так скажу: глупости это все и сказки про Короля теней. Может он и жил когда-то давным-давно, да только уже тысячу лет как помер. А ты что думаешь, Вит?
   - Кто теперь разберет! - ответил молчавший до этого стражник. - Только нечисть по всей стране неспроста зашевелилась. Ходят слухи, что магов в Доме Воды убили демоны.
   - Твою ж мать! Ты веришь в эти небылицы? - поразился Хайо. - Сами маги друг другу глотки и перегрызли. Они, как пауки в банке, готовы любого сожрать. И чего встали? Пошли!
   Когда троица скрылась за поворотом, Альто спрыгнул с дерева. Остальной путь он проделал без приключений. Крадучись и озираясь по сторонам, скэльм дошел до конца улицы и остановился на углу дома с нависшими друг над другом этажами. Прячась в густой тени, он наблюдал за цирковыми шатрами, раскинутыми вокруг деревянного помоста, где проходили дневные представления. Все было спокойно, город словно вымер. Тишину безлюдной, погруженной в сон улицы лишь изредка нарушал мелодичный свист зарянки.
   Шатер предсказателя, подробно описанный ведьмой, Альто узнал сразу - обитель предприимчивого надувалы располагалась на отшибе от остальных. Позади помоста виднелись повозки с лошадьми и огромный догорающий костер, вокруг которого вповалку спали люди.
   Альто пригнулся к земле и, перебежав дорогу, устремился к шатру. Двигался он легко и плавно, словно ночной хищник, сливаясь с темнотой и становясь ее частью. Проникнув внутрь, он остановился у порога и прислушался - ничего, ни малейшего шороха. Резко выдохнув, он окинул взглядом погруженный в полумрак круглый зал.
   Посреди шатра находился деревянный постамент с железным ящиком. Бесшумно ступая по посыпанному соломой полу, вор обошел необычное сооружение и заглянул за свешивающийся с потолка полог.
   За грубой холстиной скрывалась длинная и узкая каморка. На полу лежали потрепанные шкуры, заменявшие отсутствовавшему хозяину постель. Внимание Альто привлек обитый железом сундук. Обследовав содержимое сундука и не найдя шкатулки, он принялся за постель. Скэльм тщательно осмотрел и перетряхнул каждую шкуру, прежде чем окончательно убедился - искомой вещи здесь нет.
   Задернув полог, он вернулся в главный зал. Пытаясь сообразить, куда мнимый предсказатель мог спрятать приглянувшийся ведьме ларчик, он встал напротив ящика, прикованного к пьедесталу массивной цепью в три пальца толщиной. Взглянув на постамент, он озадаченно нахмурился - гравировка на ящике точь-в-точь совпадала с рисунком, по словам Уллы, нанесенным на шкатулку. Удивление на лице Альто сменилось злостью.
   - Ах ты, старая карга! - взъярился он, поняв, что железный ящик и есть та самая "махонькая шкатулочка".
   Первым порывом скэльма было желание развернуться и уйти, но вспомнив про обещанный старухой драгоценный камень, он передумал.
   Осмотрев навесной замок, вор криво усмехнулся - вскрыть незамысловатый механизм было не сложнее, чем поймать дождевые капли на ладонь. Замок мог отпугнуть любителя, готового при случае поживиться чужой собственностью, но не настоящего взломщика. Единственное, что внушало уважение - огромный размер замка.
   Альто присел на корточки перед постаментом. Вставив в ключевую скважину лезвие ножа и шпильку - заменившую отмычку, он принялся ловко орудовать последней. Через несколько секунд раздался сухой щелчок, и пальцы вора ощутили сильный толчок от сработавшей внутри механизма пружины.
   Стараясь не шуметь, он освободил ящик от цепи и завернул громоздкую добычу в старое тряпье, взятое из сундука предсказателя. Закинув узел за спину, Альто выглянул наружу - площадь по-прежнему была безлюдна. Не желая искушать судьбу, он поспешил убраться подальше от шатров бродячего цирка.
   Ящик оказался гораздо тяжелее, чем он предполагал. Проклятый узел то и дело норовил выскользнуть из рук. Заметив темнеющую между двумя домами арку, Альто свернул в ту сторону. Тяжело дыша и обливая потом, он уронил ящик на землю и прижался спиной к холодной стене.
   - Г'хаш тур! - тут же возмущенно пискнули откуда-то снизу.
   Голос незнакомца звучал глухо, словно доносился из бочки.
   Вор огляделся.
   - Кто здесь? - спросил он, всматриваясь в темный провал подворотни.
   -Ти меня шевелить и ломать лапа, мерзкий шим!
   Шепелявый голосок звучал совсем рядом. Опустив голову, он присмотрелся к "шкатулке". Да, определенно звук шел оттуда!
   - Ты еще кто такой? И как там оказался? - изумился скэльм.
   - Глупий болван, неужели не яшно? Меня запереть другой шим, - раздраженно отозвался голос и, пробормотав на своем языке что-то явно нелестное, с надеждой спросил: - Ти меня ошвободить?
   Альто на секунду опешил, а потом рассмеялся, словно услышал забавную шутку.
   - Ну уж нет, приятель, каждый сам за себя. Сумеешь выбраться - я не стану мешать. Меня просили украсть только "шкатулку", а что там внутри - не моя забота.
   - Кто шказал шворовать?
   - Улла. Ведьма, живущая в лачуге за пристанью.
   - Ведьма?! - заволновалось запертое в ящике существо и, помолчав, предложило: - Давай заключать договор, шим. Ти меня вначале отпушкать, а я потом платить много-много деньга.
   - Хочешь сделку заключить?
   Альто, не поверил собственным ушам. Такого оборота дела он не ожидал. Предложение твари показалось ему заманчивым, однако он колебался, интуитивно чувствуя подвох. Разобраться бы еще, в чем именно?
   - Да, да, большой шделка! - важно подтвердил голос, почувствовав сомнение собеседника.
   - И сколько я получу?
   Существо радостно засопело.
   - Я давать в два, нет... в три раза больше! - пообещало оно и добавило вкрадчивым, медовым голоском: - Ти не пожалеть. Это хороший, годний договор, шим.
   - Угу, - фыркнул Альто. - Совсем неплохо, если ты собирался меня разочаровать. Я не стану нарушать своего слова ради тебя.
   Скорее всего, у твари не было ни гроша. Слишком быстро она подняла цену и даже не удосужилась узнать, какую сумму собиралась заплатить ему старуха.
   - Кого ты хочешь обмануть? - поинтересовался он. - Коли ты такой богатый, то почему до сих пор сидишь в ящике? И откуда у тебя деньги?
   - Ах, ти жадний, бещердечний ублюдок! - с неприкрытой досадой прошипело существо, поняв, что договориться не получится. - У-у-у-у ворюга!
   Шепелявый голосок неожиданно громко разнесся по сонной улице и подхваченный эхом взметнулся под крыши домов. Где-то наверху захлопали крыльями голуби и стукнули ставни.
   - Сип тебе в кадык! Сейчас же заткнись! - рассвирепел Альто, со всей силы встряхивая узел.
   В ящике что-то заскрежетало, жалобно пискнуло, и существо придушенно захрипело:
   - Пре-кра-ти!
   - Сначала перестань орать, - тихим, но твердым голосом потребовал вор, опасаясь, что тварь привлечет к нему внимание стражи.
   - Я буду держать язик за зуб, - пообещало существо и мстительно добавило: - Но ти еще об этом пожалеть, грязний шардалок!
   Альто не обратил внимания на угрозу. Если бы тварь обладала силой, она бы давно ей воспользовалась.
   Храня молчание, они дошли до порта. Скэльм проскользнул мимо пьяных матросов, гурьбой вывалившихся из дверей таверны, и побрел вдоль берега. С пристани донеслись обрывки песни. Чей-то хриплый, надтреснутый голос во всю глотку орал непристойные куплеты, сопровождая их площадной бранью.
   В темноте виднелись силуэты пришвартованных к пирсу кораблей. Они покачивались на волнах, тихо поскрипывая снастями. Соленый ветер холодил кожу, заставляя вдыхать полной грудью влажный, пропитанный ароматом смолы и водорослей воздух.
   Тварь в ящике, почуяв запах моря, шумно принюхалась и яростно зашипела.
   - Что случилось? - спросил Альто, но существо не ответило - то ли затаило обиду, то ли предпочитало благоразумно помалкивать.
   Скэльм свернул на тропинку, ведущую к лачуге. Тропка, петляя, тянулась вверх по крутому склону. В темноте смутно белели соцветия тысячелистника, росшего по краю дороги. Размеренно покачивались на ветру кустики душицы и пастушьей сумки.
   Старуху он заметил издалека. Она стояла у покосившейся изгороди и наблюдала за тропинкой.
   - Принес? - спросила Улла, нетерпеливо теребя костлявыми руками край передника.
   - А что, не видно? - толкая калитку, хмуро обронил Альто и, проходя мимо ведьмы, нарочито подтянул повыше сползающий узел.
   Тихонько посмеиваясь, старуха засеменила следом. Войдя в дом, скэльм поставил ящик на стол. Существо внутри затаилось и не издало ни звука, пока он развязывал узел. Освободив ящик от тряпья, он повернулся к Улле:
   - Это она, та самая "шкатулка"?
   - Да, голубчик, та самая! - ликующе воскликнула ведьма, доставая из холщевого мешочка, висевшего на поясе, знакомую Альто тряпицу. - Вот, держи. Твой камушек, как и обещала Улла.
   Забрав оплату, скэльм отправился спать в отведенную ему с Энри комнату. Отворив дверь, он насмешливо хмыкнул и покачал головой - пользуясь правом первенства, маг занял единственную кровать. Впрочем, северянин был настолько любезен, что оставил для спутника пару тощих одеял, бросив их у противоположной стены.
   Соорудив подобие постели, Альто с наслаждением растянулся на импровизированном ложе и, развернув тряпку, достал опал. Поднеся камень к лицу, он несколько минут любовался переливами оранжевых и желтых искорок, напоминавших ему глаза девушки-тени, пока монотонное бормотание старухи, доносившееся из соседней комнаты, не стало громче.
   Скэльм раздраженно поморщился и вслушался в дребезжащий голос - похоже, ведьма читала какое-то заклинание. Неожиданно завывания прекратились. Напряженный слух Альто уловил торопливые шаги, протяжный скрип давно несмазанных петель и глухой стук захлопнувшейся двери. Он приподнялся на локте, замерев в ожидании, но из комнаты Уллы больше не доносилось ни звука.
   Спрятав камень за пазуху, он подложил руки под голову и уставился в потолок. Взгляд скэльма рассеянно скользил по перекрестию балок, пока он соображал: какую дверь могла открыть старуха? Та, что вела в ее убогое жилище, не скрипела. Других дверей в доме не было, если только...
   Губы Альто дрогнули, расплываясь в довольной улыбке. Решив, что завтра обязательно проверит возникшую догадку, он заворочался на жестком ложе, безуспешно пытаясь устроиться поудобнее. Беспокойная ночь, проведенная на городских улицах, давала о себе знать усталостью и тяжестью во всем теле. Зевнув, он повернулся на бок и провалился в глубокий сон без сновидений.
   ***
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Е.Кариди "Змеиная невеста. Разбавленная кровь"(Любовное фэнтези) М.Бюте "Другой мир 2 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Э.Холгер "Избранница владыки Тьмы"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"