Егорр: другие произведения.

Пожарище

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Ассоциация огня.
  
   -Это игра в ассоциации.
   -Надеюсь, что это только игра.
   Алексей Егорр.
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ. БОЕЦ.
  
  Первая ночь.
  
  
   На пульт диспетчера пожарной части небольшого городка где-то за Уралом в час тридцать пять поступил сигнал о возгорании в частном секторе. На место выехал один расчет, обычной пожарной части.
  
  Состав расчета:
  
   Начальник караула Степанов, возраст за пятьдесят, невысокий, лысый, и вечно ворчащий мужик. Но уважали его все, умел он построить нашу разношерстную команду.
  
   Сашка; боец расчета, качок с замашками сектанта. Все время все что-то бубнит про избранный путь. Хотя из уст перекаченного голубоглазого мутанта это дешево звучит.
  
   Генка-водитель, худая жердь под два метра, нахватался на улице понятий, но работу свою знает, хоть и в армии не служил.
  
  Ну и я, Лобанов Михаил, второй боец расчета. Я обычный человек со своими среднестатистическими тараканами в голове. Рост, телосложение и внешность, к сожалению, тоже средних показателей. Но вот только один таракан у меня не обычный, мое хобби необычное, тяга у меня к спасению людей.
   Школа, учеба давалась мне легко, олимпиады до момента, когда просто способности уже не помогали, и на первый план вышла зубрежка. Перешел на спорт, а именно, на бокс, где я также быстро взлетел и упал, дойдя до уровня, где все опять же упиралось в режим и тренировки. И вот, он момент прозрения: в период летних каникул я спасаю тонувшую девочку. Местная газета, статья, интервью на телевидении, медаль" За спасение утопающих" в общем, я понял, чем стоит заняться в жизни. На данный момент я совмещаю хобби и работу в пожарной части моего городка. Здесь много денег не заработаешь, но я уже сделал свой выбор - спасать людей. Спасибо родителям: поддержали в материальном плане. Сами переехали в область, пытаются поднять свою маленькую ферму. Мне же купили квартирку на окраине, короче помогли, чем смогли. С собой и не звали, да я и сам отлично понимаю, руки мои не из того места растут. Вот отец у меня, он, да, настоящий мужик: и поле вспашет, и трактор соберет. Конечно, были сначала споры и нравоучения. Но когда количество спасенных мной людей перевалило за первый десяток, то и отец перестал ворчать на меня по поводу моего увлечения. Это в армии я нагнал десяток зараз, дело было в командировке на Кавказе.
   В какой раз мы зачищали село, там все всегда было чисто. С местными мы старались отношения не портить, так как и сами стояли недалеко. Мы с напарником пулеметчиком, были в прикрытии на краю села, обосновались во дворе разрушенного дома. Самого дома практически не было, одни стены, видимо, кто-то постарался еще в первую контртеррористическую кампанию. Так вот, лежим, смотрим за периметром, час, два, дело в селе к концу, ну я на дорожку по нужде решил в дом зайти. Все бы прошло без происшествий, если бы я не заметил пробку от пластиковой бутыли, а на ней и пылинки нет. Да, можно сказать, тоже сыщик нашелся, ну лежит себе пробка, ты еще анализы с нее возьми. Но дело в отсутствии самой емкости, если пробка не нужна, то и тара где-то поблизости должна быть, а ее нет, все рассмотрел. Не знаю, весомый это аргумент или нет, но я пошел до конца. Свистнул Олега, пулеметчика, жестом показал, чтоб прикрыл с окна. Сам, опасаясь растяжек, не спеша, начал изучать груды битого кирпича и мусора внутри стен. Чуяло мое сердце не зря. Заметил растяжки в коридоре, ведущей в большую комнату. Одна на уровне ног в проеме двери, а вот вторая - спаренная закладка на высоте метра. Гранаты второй просто вставлены без колец в стены коридора, а выемки закрыты битым кирпичом. Но найдя первую, я уже без проблем заметил и вторую закладку. Мозг стал докручивать возможные объяснения. У меня получилось, что кто-то хотел не просто взорвать непрошеного гостя, а завалить остатки дома вместе с ним. На наличие боевиков, наверно, не стоит рассчитывать, не будут же они так глупо себя взрывать, а вот рабов или тайник, вполне. Зная наших саперов, лишний раз не лазят, куда попало, сделают контролируемый подрыв, другими словами сами, добавят свою гранату при обнаружении чужой. В таком случае вариант скрыть что-то здесь прокатит на все сто. Все это я доложил моему руководству, в том числе и куратору от ФСБ, по рации. Майор конторы с лицом настоящего арийца и поддержал мою мысль. В результате грамотного разминирования и разбора мусора был обнаружен вход в подвал. А там восемь прикованных пленников: офицер, пару солдат, остальные гражданские, была среди них даже одна женщина. Медальку, конечно, мне не дали, так, знак отличия, но настоящей благодарностью были письма мне на родину от спасенных мною людей.
  Ну и самый весомый аргумент, в отношении с родителями это, то, что я спас самого отца, когда его замкнуло на проводе. Копался он в электроснабжении уже купленного дома в деревне. Смотрю, весь серый стоит и за провод держится. До меня сразу дошло в чем дело, но сначала я в панике, конечно, врезал ему по спине подвернувшейся палкой, только потом догадался подцепить его ноги. Короче все прошло благополучно, рука под весом соскочила, отец уехал с ушибом позвоночника в больницу. После этого мое решение стать спасателем было окончательно одобрено. Так я и начал свою трудовую деятельность. А что, и героем можно себя почувствовать без сильного риска. Главное соблюдать правило, без разведки никаких действий. Ну вот это кажись и вся моя жизнь. Ах да, не упомянул насчет моих отношений с женским полом, да нечего здесь говорить. Нет, все нормально, просто ничего серьезного, короче, еще не встретил свою любовь, туда-сюда пока перебиваюсь на разведенках.
  
   Передо мной за секунду пролетели кадры моей жизни. В тот самый момент, когда тот труп, с того пожара, нарушая логику, воспламенился. То, что это был труп, я не сомневался, мне державшего его за ноги, было хорошо видно отсутствие признаков жизни. Полная термическая деструкция кожаного покрова, короче головешка. Это как он умудрился обгореть, ведь открытого пламени практически не было. А дальше началось, такое, у этой головешки в процессе транспортировки разрывается живот. Если честно, это я споткнулся и дернул труп за ноги в свою сторону, но думаю, это уже не важно. А дальше, я впервые такое видел, в животе трупа все внутренности тлели. Приток свежего воздуха подбросил огонька и понеслось. Секунда, горит уже весь труп выше пояса. Степаныч пытается отпрянуть, не получается, труп понимаете, его руками держит. А я отчетливо ощущаю подвижность этого факела. Его ноги начали дергаться в попытке сбросить мой захват. Короче, я в панике держу ноги, и наблюдаю, как моего начальника караула воспламеняет источник возгорания.
  
  
  
  
  
  Выписка из допроса Лобанова. М. А.
  
  По вызову выехала одна машина, команда в составе четырех человек. Список приведен выше.
   Прибытие, как и сам сигнал ничем ни отличалось от других, мне бы и фантазии не хватило придумать вот такую развязку. Нас встретил мужик из местных. Пояснил, причиной для вызова нас послужили следующие сигналы. Дом деревянный, а дым из трубы идет столбом уже почти сутки. В таких случаях возможен перегрев и внутреннее возгорание при отсутствии внешних признаков. Плюс ни света, ни хозяев. Добавляю от себя, он мне сразу показался странным. Здоровый такой старик в синем ватнике, шапка ушанка, борода. Больше примет не могу вспомнить. Он и предупредил нас о нехорошей семье, проживающей по этому адресу. Престарелая мать и пьющий сын.
  А это дословно его слова.
  
  -Сынок, наверняка без колдовства не обошлось, Да не сомневайтесь, горит там, точно горит, адским пламенем горит.
  
   Степанов прервал его, уточнил про наличие собаки в доме, получив отрицательный ответ, начал давать нам указания.
  
  -Сашка, искать способ отключения электричества. Генка, готовь стволы под воду, но пока не подавай. Мишка, со мной в разведку.
  
   Потом мы сломали дверь в воротах, ведущих во внутренний двор. Степанов подтвердил наличие запаха возгорания, а не обычного бытового горения. Также повышенной температуры дома, путем физического контакта со стеной. Дверь, ведущая в дом, была закрыта изнутри. Попытка рассмотреть обстановку в доме с помощью фонарей через окна ничего не дала. Тогда начальником караула было принято решение по выбиванию одного окна. Делаем, повалил дым. После этого он оставил меня у окна, сам побежал к машине за рукавами. Когда я остался один, мне послышался стон из глубины дома, для себя я нашел объяснение этого. Конечно, о живых при таком сильном задымлении не могло быть и речи, но если они в подполье, то все-таки шансы есть. Я принял решение нарушить приказ оставаться на месте и через окно проник в дом в надежде хоть кого-нибудь спасти.
  
  Далее дословно в настоящем времени, так как выражение документальным языком в хронологическом порядке не передает всю полноту картины.
  
   Сколько шагов сделал внутрь дома, я точно не помню. Самое страшное мне показалось, что я потерял направление для возврата. Дым застилал все и проникал в организм, через любые щели, сокращая мою жизнь путем насыщения крови угарным газом. Ринулся в сторону, запнулся, упал, нащупал причину моего падения, слишком мягкий предмет. Точно тело, труп кажись, судя по внешним признакам, только вот легкий на вес ребенок или престарелый человек. Будет, чем перед Степановым оправдаться, что полез искать приключений на свою голову. Главное, чтобы окно было именно там, где я думаю, ведь на поиски воздуха явно не хватит. Мне повезло, окно оказалось там, где я и надеялся. Сил терпеть кислородную недостаточность больше не было, поэтому тело полетело в окно и я вслед за ним. При падении, что-то хрустнуло подо мной, это был труп старухи. Чтобы снять с себя возможные обвинения, упомяну, ее тело почти истлело. Старуха высохла, кожа, словно пергамент и покрыта слоем копоти. Не знаю, может процесс тления выпарил всю жидкость, по крайней мере, это объясняет слишком маленький вес тела. В любом случае она была мертва до падения, в этом я уверен на все сто.
  
  Подбежал Степанов, оценил картину, и вместо того, чтоб высказать по моей инициативе все, что думает. Он отправляет меня еще раз туда и приводит весомый аргумент.
   - Придется сходить тебе, герой, еще разок, дверь надо открыть с той стороны. От пролива с окон толку не будет, сейчас приток воздуха поднимет пламя, сдадим дом. А с твоим геройством это будет ЧП. Сам понимаешь, к чему это приведет, лишнее расследование, доказывать устанем, что мы правы и умерла старуха там. Жаль, что дыхательный аппарат не исправен. Ничего, пойдешь со страховкой, вытянем, если что. Будь внимателен, все - давай вперед.
   Залез, проверил страховку, на поясе карабин, веревку, закрыл забрало, пошел. Плотность дыма была уже меньше, пригибаясь, медленно шаг за шагом продвигаюсь в сторону двери. Стены уже отсвечивали красным, нужно спешить. Ну, хоть здесь мне сегодня повезло, я сразу вышел на дверь, нашел крючок и вырвался за порог. Меня встречал Санек со стволом. Скинул страховку, я выбежал во двор и криком дал сигнал на подачу воды. Дальше было делом техники, а мне дали время на отдых. Присел на скамейку, пытаюсь унять организм от адреналиновой закачки. Но, оказалась, зря, через пять минут меня звал уже начальник, чтобы вытащить второй труп. Угроза распространения огня была уже снята, закончилась локализация, шел пролив. Степанов ждал у кровати, точнее у ее каркаса, а на ней эта самая головешка, кажется, мужского пола. Уже выявляется стандартная причина возгорания: курение в постели, в результате нарушения правил обращения огнем два трупа. Так все бы легко и объяснялось, если бы не, ну вы уже знаете, не то, что было дальше.
  
   Несем труп. Стоп, забыл уточнить, он тоже был очень легкий. Далее, вспыхнул труп, горит адским пламенем и держит Степанова. Я держу ноги этого ожившего погорельца и смотрю на эту борьбу. Как фильм смотрю, не могу поверить в реальность происходящего. В этот момент появляется новый герой, пролетает тень с топором, который с размаху врубается в предплечье факела. Удар, рука одна на земле, труп разжимает оставшуюся хватательную конечность. Санек обретает облик из быстро двигающейся тени, но его топор все продолжает с той же скоростью обрабатывать цель.
   - Мишка, Мишка, наконец-то докричался до меня Санек. -Воды подай, воды, ствол в доме.
   Я с трудом разжал руки и бросился в дом, нашел ствол у окна и на максимуме подал воду, сначала на ожившего мертвеца, потом на Степанова. Попутно замечая как с огнем затих противник Сашки. Вы думаете все, я тоже тогда так думал, но нет, еще один факел появляется на сцене. Перелетает ворота и приземляться точно на спину бойцу с топором. Сбиваю пламя и с новой опасности, Санек валится вместе с ней. Что-то геройствовать мне сегодня уже расхотелось, но делать нечего, пора и мне появиться и действовать согласно моей роли спасателя. Всем понятно, кто это второй факел, это старуха больше некому. Прыжок с окна - раз, топор с пояса - два, удар, куда-то в корпус - три. Старуха словно проснулась от удара, встает и на меня, а я пячусь к стене дома. Ведьма движется на меня, огонь вновь охватывает ее тело. Что-то яркое и светлое растет за ее спиной. С треском разлетаются ворота, наша машина ослепляет меня фарами. Удар треск костей и рядом со мной в стену дома врезается мешочек с костями старухи. Больше шансов я ей не дал, обрубаю ей руки и превращаю в крошево ее череп, в итоге отрубаю голову. Потом выдергиваю свисающий ствол с окна и проливаю, надеюсь уже все-таки остывший труп.
   Вот мы и пришли туда, откуда все и начиналось, надеюсь, мне удалось, в полной мере описал этот эпизод. Кстати, за рулем сидел не водитель Генка, а тот самый бородатый мужик.
  
  
  
  
  
  
  Я устал, вот уже вторые сутки меня допрашивали в отделе полиции, пытаясь выявить нестыковки в этом бреде. Мне уже самому не верится, что это все было на самом деле. Все, правда, походило на беседу с душевнобольным, один вопрошающий сменяет другого, но вопросы все те же и очень похожи на тест на вменяемость.
  Лишь к обеду следующего дня интерес ко мне стал угасать. А вскоре вообще оставили одного, да еще и преподнесли бутерброды и чай. Если они еще дадут выспаться пару часов на обтертом диване кабинета, то я уже буду им благодарен. Хотя я и так все рассказал и уже ничего не смогу добавить.
   Разбудил меня явно не местный представитель силовых структур. Местные так не одевались: недешевый костюм при военной выправке в сумме с лицом командира немецкой подводной лодки из фильма моего детства. Хотя, постой, не из детства, немцы, арийцы да это тот самый майор ФСБ, куратор по той самой зачистке, когда я нашел в подвале людей. Секунда, две, встречная визуальная оценка моей личности, выдергивание меня из памяти. Вот те на, даже имя мое помнит, или в протоколе допроса прочитал, но нет, он действительно меня вспомнил.
   - Здоров сыщик, Михайло Алексеевич.
   - Здравию желаю, товарищ майор.
   - Во первых, не майор, а уже полковник. Во-вторых, некогда лясы точить. Давай я сразу к делу, в общем, нам нужна твоя помощь.
  Я сразу прервал его:
   - Стучать и стрелки не на кого переводить не буду.
   - Не прерывай, сначала выслушай.
   - Помощь нужна по твоей профессиональной деятельности. Я снимаю с тебя все обвинения, а ты работаешь дальше. Тут появились основания для того, чтобы тебе поверить. Но это здесь, на месте, а если поднять повыше, то по тебе тюрьма заплачет, там уже некто точно не поверит в этот бред. Не тяни с ответом, если ты согласен на совместную работу, то, может, и вместе разгребем эту мистику. А на нет, и суд будет по всей строгости закона.
   Ну почему они всегда с народом так, сначала прижмут, а потом в друзей для вида начнут играть, а чуть что сольют. И вообще, что такое должно случиться, чтоб я, обычный боец пожарной охраны, стал нужен конторе. А вот это интересно.
   - Ну что подумал насчет своего будущего, прервал мои рассуждения бывший майор.
  
  - Да, согласен.
  
  - Значит так, боец. Дело, правда, необычное и касается государственной безопасности. Сегодня другая смена из вашей части трижды была на вызове.
  Я уже догадывался, куда он ведет, но сам боялся своих подозрений. Два выезда обычные, если не считать того, что это возможные поджоги, а вот, третий ночной, повторение кошмара нашей смены. Бытовка на автостоянке с охранником. Только там был один ходящий костерок, но видимо, не дошедший до полного приготовления. Горел он слабо, но и его хватило, чтоб вызвать панику у прибывшего расчета пожарных. В результате почти весь караул с ожогами доставлен в больницу. Начальник нашей части туда же, только с расстройством психики. Эти необычные пожары зафиксированы только в нашем городе. На данный момент в караул подняты две оставшиеся смены и усилены подразделением спецназа ФСБ, командир которого сидел передо мной.
  
  -Сейчас какие мои действия, задал я вопрос полковнику.
  
  -Давай все по ходу, нам еще ночь продержаться. А тебе завтра к восьми явиться на работу, возьмешь под руководство остатки своего караула. И не возражай, некому больше, Михаил, понимаешь, опыт у тебя уже есть и по этим пожарам, да и боевой тоже. Но попрошу, поработай еще и головой, у тебя, я знаю, получается. И можешь не верить, но я рад, что хоть кого-то из местных я знаю и могу ему доверять. Да, чуть не забыл, надеюсь, ты уже понял о неразглашении.
   На этой доверительной ноте нас прервали, забежал следователь, который меня ранее допрашивал и сообщает по стойке смирно о возгорании в районе оптовых складов. Полковник указал на меня, потребовал доставить домой в целости сохранности, заведенное на меня дело по мне передать в их управление.
  
  -Просьбы какие-нибудь будут, - уже на выходе он обратился ко мне.
   Только сейчас я вспомнил о своем карауле.
  
   -Что с моей сменой.
  
  Полковник уже в дверях ответил.
   - У старшего караула Степанова не выдержало сердце, твой напарник в тяжелом состоянии. Ваш водитель здесь, в отделе, - и уже без моей просьбы распорядился выпустить и его вместе со мной.
  
  
  
  
  
  
  Вторая ночь.
   Мы сидели с Генкой у меня на квартире и начинали вторую бутылку водки. Холодильник холостяка не располагал плотной закуской. Но здесь сегодня не торжествовали, а пытались просто напиться. Генке это уже удалось, еще бы он нечего толком и не видел, так старуху в пламени перелетевшую ворота. Меня же вообще не брало, то вспоминался этот ужас, то думалось, что будет впереди. В голову приходило только одно: бежать надо из города, пока я цел. От этих мыслей меня отвлек окончательно захмелевший Геннадий. Не знаю кому он обращался, но мне кажется уже только к себе.
  - Правы были Отец Юрий и брат Александр, как жаль, что я в это не верил и допустил в свою душу огонь, предал своих учителей.
  По вине моей, ночи огня придут, затлеют, разгорятся души людские. Адский огонь их под себя возьмет, и легионы грешников встанут за ним.
  Стоять, стоять, выходит Санек что-то знал. Я, конечно, никогда не слушал его сектантский треп. А вот с Генкой, они дружили, и он явно успел присесть ему на уши.
  
   - Слушай, Геннадий, давай говори все, что знаешь, но он меня не слушал, все продолжал о своем, глядя сквозь меня.
  
   - Будет много носителей огня и их последователей, но топоры борцов с огнем освободят их грешные души.
  
   Дальше еще пару слов из этого песнопения, которые уже было не разобрать ввиду того, что вещавший брат Геннадий перешел на формат пьяного мычания.
  Допустим. Санек считал себя, ну этим, борцом с огнем.
   Я вспомнил, как Санек с одного удара обрубал конечности. Да и мой топор как по маслу входил в тело старухи. Конечно, я не специалист по холодному оружию, но это свойство проникновения, наверно, это как-то связано с этим сектантским песнопением. Я пытаюсь еще продолжить монолог собеседника.
   Но он молчал, исчерпав свой ресурс пьяного транса. Ничего не помогло: ни обливание водой, ни удары по щекам. Пророк давал храпака, тем самым избежав от ответа, в чем он-то виноват. Так стоп, с чего это меня, зацепил этот явно заученный молебен. Ах да, все дело в фактах, ведь я сам видел восставшие тела этих носители. Да ну его к черту, так оно или не так пускай, кому положено разбираются. Мое дело маленькое - спасать, а сейчас нужно спасать самое главное - свою собственную жизнь.
  
  Я стал собираться, я подаюсь в бега. Посудите сами: в городе творится чертовщина. Сектанты со сбывающимися знамениями, горящие мертвецы, поджоги. И это только то, что я точно знаю. Делаем вывод, бежать пока не поздно.
   Ситуация идет по нарастающему графику, я почти уверен, дальше будет больше пожаров, а это значит и больше трупов. Как это распространяется - это другой вопрос, даже если отбросить мистику, то тут светит что-то вроде эпидемии. Плюс то, что меня отпустили, поверили в этот бред, хотя еще бы не поверили, второй случай у них перед глазами был. А вот то, что я нужен целому полковнику ФСБ, это с его-то ресурсами. Так просто крайний нужен, если что-то пойдет не так.
   Не знаю, может, и перебарщиваю, но это все вырисовывает неприглядную картину. Я не один такой умный, ведь эта мысль на тему эпидемии дойдет не только до меня. Вследствие чрезвычайное положение, карантин. Из всего из этого выход один бежать - бежать как можно быстрее, пока все не перекрыли. Конечно, понимаю, долг и все такое, но нет, сегодня надо позаботиться о себе. Я практически уверен: дороги в ближайшее время перекроют, если уже не закрыли. Но ничего, пойдем на лыжах, тридцать километров до деревни родителей я осилю, а тем, кто останется, все равно будет не до меня. Короче, вставай на лыжи - здоровьем будешь не обижен.
  
   На часах три часа ночи, самое время для побега.
  Так, в кладовку, лыжи, ботинки, палки, рюкзак. Туда все необходимое; фонарик, аптечка, смена белья, носки, пару банок тушенки, две сгущенки, термос с горячей водой, валенки тоже туда, ну и водку со стола тоже возьмем. Надел охотничий комбинезон, подаренный мне когда-то отцом, нож на ремень пристегнул, рюкзак натянул.
  
  - Ну, все пока, - сказал я спящему на кухне Генке и присел в прихожей на дорожку. Вернусь ли я еще сюда, но решение уже принято и получен ответ, но все-таки надеюсь, что это все, только бред.
  Город покинул незаметно. Жил я на окраине, пару домов, дальше гаражи, и я уже лесу. Чуть не забыл телефон, жалко, но и с ним придется расстаться. Делать нечего, надо играть в шпионов до конца. Разобрал телефон, вынул батарею, достал носок из рюкзака, все положил туда и привязал его к ветке березы. Это так, вдруг все-таки просто крыша поехала слегка, и все еще обойдется для меня. Надел лыжи, пошел, здесь есть лыжня, полгорода на выходных ходят сюда. Поэтому заблудиться, несмотря на темноту, я не боялся. До объездной дороги километров семь, главное ее перейти, а там ищите меня как ветра в поле.
   Семь километров прошел примерно за полчаса. За это время окончательно протрезвел. Еще подходя к объездной дороге, за километр, я услышал гул моторов, и это меня сильно начало беспокоить. Сошел с лыжни, отошел сторону, приблизился к краю леса. Я оказался прав, все было очень серьезно. На дороге по обочине с интервалом метров в сто стоят в одну сторону грузовики. Фары машин включены на дальний свет. По дороге прошли грейдеры, посыпая песком. Это наверно для контрольной полосы, как на границе. Мало того, с небольшим интервалом шли патрули с собаками. Собаки, собаки, отцепили уже, кучу народа согнали, а нас списали, был город, и больше нет его.
  
   Остатки водки и еще полчаса, не помогли мне решить задачу перехода границы. А между тем я начал подмерзать. Блин, на улице, должно быть, под двадцать мороза, сидеть ждать случая или изменений для пересечения не вариант. Придется все-таки сдавать назад.
  Настроение поганое, еще бы вместо того, чтоб как можно дальше уйти, я иду обратно в этот город. А он мне уже не кажется таким родным местом, куда тянет вернуться. Странно, как все быстро проходит, вся эта мораль с моими идеями спасения всех и вся. Жил в облике героя, смешно сказать, даже спасителя, все ради благодарности, похвалы или одобрения. Нравилось это ощущение, когда звучит сигнал выезда, и такой нарядный выезжаешь, едешь по своему городу, где почти все тебя знают. Едешь не просто так, а по вызову, туда, где нужна твоя помощь. Специально занимаешь место у окна на виду и ловишь эти взгляды уважения. При этом ты воплощение мужества, твое лицо спокойно и рассудительно. Потом сама работа, и неважно, что горит, будь то сарай или жилой дом, ты огнеборец, ты борешься с огнем. Ты ходячая реклама профессии настоящих мужчин. Сейчас же тебе страшно и очень страшно. Ведь газовый баллон в руках, который ты выносишь из горящего дома, его опасность ты можешь объяснить. А вот то, что сейчас творится в твоем городе, нет. Ну как это можно рационально объяснить, когда горящие трупы тебя хотят подпалить. Выходит, я просто боюсь непонятного, а если это хоть как-то объяснить, то может, и не так страшен черт как его рисуют. Этот процесс самоанализа направлен на борьбу со страхом, хотя, возможно я просто оправдываю мой побег. Если бы он удался, послал бы все, куда подальше, еще гордился бы при этом своей логикой решения сбежать. Ну что, единственный вариант - борьба, вот только принят он, к сожалению, принят лишь в связи с отсутствием других вариантов.
  
  Так копаясь в себе, я дошел до гаражей, чуть не забыл про телефон, висевший в носке, собрал. Какой я предусмотрительный ведь допускал, что вернусь, только вот, не так скоро. Ладно, все, самоанализ оставим на потом, герой вернулся, он не трус. Ты слышишь меня, ведь где-то должен быть тот, кто всех слышит. Так стоп. Все, кучер, тормози, моя психика в связи с последними событиями итак на пределе, а я все продолжаю ее загибать. Глядишь, так скоро пополню компанию сумасшедших, а там сейчас и без меня народу хватает. Все, все, хватит.
  
  Ух, как я замерз, лыжи домой не стал тащить, просто закинул их с палками и ботинками на крайний гараж. На ноги валенки из рюкзака и побежал домой. Город спал, будем считать я тоже, спал. Как и Генка, который все также спал на моей кухне, только вот уже на полу. Менять его местоположение не стал, как и мне осталось от силы пару часов, а потом на работу пора. Надо, надо поспать, скинул комбинезон, убрал все в кладовку и упал в кровать. Вот проснусь я утром после ночного кошмара, и будет обычный мир без этого страха сгореть на работе. Надежда, конечно, маленькая, но она есть.
  
   Разбудил меня наглый стук в дверь, кто бы там ни был, сейчас встану и в его голову постучу. Встал, довел себя до прихожей, открыл, а там двое в форме. Что пил вчера помню, лес, собаки, допрос по выезду на пожар. Нет, это просто кошмар или все-таки так оно и есть. Мне что-то хотят сказать, надо послушать.
   Один из полицейских говорит что-то о моей срочной доставке на работу. Не знаю, откуда у меня хватило наглости, я просто ответил: выйду через двадцать минут, и захлопнул дверь. Сушняк, надо воды, надо на кухню, чайник с горла, так, теперь в душ. По пути выливаю остатки воды на Генку, вот сон у человека - тут чуть дверь не сломали, а он продолжает давать храпака. Ага, заворчал.
  
   - Вставай, солдат, родина ждет. Я в душ, чайник пока поставь.
   В ванной мне пришлось признать вчерашний ужас за действительность, зато немного прояснилась голова. После душа чайник уже закипал, а Генка принял сидячее положение, хотя по его опухшему лицу, можно сказать, чтобы он лучше продолжал лежать. Поэтому отправил его по моим следам в ванну, достал засохший кусок сыра из холодильника. Просто настрогал его в тарелку, сделал две чашки крепкого кофе. А где мой телефон, надо бы родителям позвонить. В комбинезоне должен быть, ладно, потом, кофеин приму сначала. Генка вышел и с ходу предложил нам свалить из города. Вот они, бойцы-патриоты, чуть что в кусты, так уже кусты оцепили. Но говорить это ему не стал, просто сказал:
  
  - Ты это, Ген? делай сам, что считаешь нужным, а я на работу. Ну, типа кто, если не мы.
   Можно было добавить про долг. Он все равно не поймет, шпана она и в Африке шпана. Мы молча допили кофе, я стал собираться, хотя, что тут собираться, рюкзак ведь мой уже собран. Тут Генка в прихожей удивляет меня своим заявлением, что передумал и готов бороться с огнем
  
  - Ах, да ты что-то пел вчера про веру и топоры и самое главное, в чем ты-то виноват. Давай рассказывай все, что ты знаешь.
  Но рассказать ему не дал опять тот наглый стук в дверь.
  
  - Да идем, мы идем, ладно, пошли на работе расскажешь.
  
   Полицейский УАЗ, был одинок на улицах города, и это мне очень сильно не нравилось. Время восемь часов утра, в такой час иногда на улицах пробки бывали. А тут ни машин, ни людей.
  
   - Где все, обратился я к нашим сопровождающим.
   Ответил усатый старшина, сидевший за рулем:
  
  - А ты что, ничего не знаешь? Введен комендантский час, до девяти утра, да еще отменили рабочий день в приказном порядке для гражданского населения. Ведь по радио, телевизору и сообщениями всех оповещали.
   Тут словно подтверждая его слова, мой телефон начал принимать одно за другим сообщения. Моя контора МЧС всем настоятельно рекомендует в связи с обнаружением неизвестного штамма нового вируса бешенства оставаться на местах. В случае крайней необходимости все женщины и дети будут приняты во временный лагерь в районе высоток. Понятно, как всегда втираем. Надо бы все-таки позвонить родителям, как у них там, звоню, ошибка подключения. Второй раз, то же самое, сбрасывается. Они, что закрыли нас и для сети.
  
   - Можешь не звонить, там, на вышке, что-то у них; все так же продолжал меня радовать старшина.
  
   - А что в городе творится,- начал я раскручивать сарафанное радио.
  
   - Да мы сами толком ничего не знаем, всю ночь простояли в оцеплении на пожарах. Там ваши работали со спецназом каким-то, много криков и стрельбы, по слухам какие-то психи - поджигатели, точно психи, даже себя, как будто, поджигали.
  
   - А что пожаров много было,- продолжал я расспрос.
  
  - Ваши четыре раза выезжали: склады горели, что на Промышленной, бараки на Заводской ну и пару частников сгорели. Вот на Заводской улице сильно постреляли, даже с бронетранспортера палили.
  Тут вмешался Генка.
  - Мишка, мне домой надо.
  
   Черт, он в одном из этих бараков и живет, а там мать - пенсионерка.
  - Давай на Заводскую улицу, - командую водителю.
  
  И он бы поехал, если бы не старший лейтенант справа от него. Вот такие лейтенанты, как он, вечно всем дорогу и переходят, сам уже в возрасте, а на погонах вечно молодой. Ну и срывает свой простой в карьере на всех. Не велено, запрещено, наказуемо.
  
  - Нет, едем в пожарную часть, туда приказано доставить, опередил он старшину, который уже сбавлял скорость.
  
   Генка за ручку двери дернул, закрыто - мог и не стараться, катался я здесь пару раз в качестве задержанного, двери только с той стороны открываются. Глаза моего собрата были готовы пустить слезу. Еще бы - там с матерью что да как неизвестно, и когда потом узнаешь с этой неразберихой в городе.
  
  - Слушай, старший лейтенант, доставить ведь велено только меня.
   -шакал с неохотой промямлил, что да, разговор был только обо мне.
  
   - Так чего тянешь, отпусти парня, ему мать проверить надо.
   Он так и не дал команду, но старшина сам остановил машину и освободил Генку. Я даже не успел сказать, что-то вслед Генке, тот сорвался с места и побежал. Мы поехали дальше, молча смотря на улицы пустого города. Тут я понял, что еще мне не нравится в городе, опять этот запах пожара, точно пожара, а не контролируемого горения.
  
  Вот у моей части народу и машин было много. Даже оцепление здесь было, причем с двумя бронетранспортерами по углам периметра. А последний раз было здесь тихо, та обычная смена вылилась в начало вот такого представления. Машины служб: полицейские, скорые, газовики, электрики, военные - кого только здесь не было. А в центре стоят наши два Урала, причем один из них обгоревший. Краска с боку вздулась волдырями, видно вчера сильно досталось. Оцепление из полицейских нас пропустило, сообщив по рации о нашем появлении кому-то, и предложили мне пройти в штаб. Так здесь даже штаб есть, в нашей бухгалтерии, игра в Зарницу походу в самом разгаре. Но в штаб я не пошел, а направился в сторону наших машин. Двое в нашей робе, меняли рукава. Ими оказались Валера и Татарин водила и боец из второго расчета нашего караула.
  - Привет Татарин как дела? он молчал, так и не соизволив развернуться, все продолжая копаться в рукавах.
   - Ладно, вижу не очень. Ну а ты, Валер, что скажешь.
   Мужик за тридцать пять сутулый, лицо в саже. Раньше этот взгляд выражал его торгашескую натуру. Всегда чем-то торговал, всегда хотел на ком-то нажиться. Но сейчас его взгляд был взглядом ветерана. Нет, не дедушки, прошедшего войну, и не профессионала спецназа. А ветерана в другом понимании этого слова, когда разберешь его настоящую суть. В этом сочетании этого лова, ветер и рана, и тогда ты все поймешь, когда перед тобой стоит он, с ветром в голове и с раной в психике. Пустой такой взгляд проходил сквозь меня, точно такой я часто видел под Грозным. Но сейчас мне не до воспоминаний, сейчас этот взгляд был здесь, в моем городе.
  
  - Лобанов, к полковнику, - кто-то кричал со стороны прежней бухгалтерии.
  Разговор был окончен, так и не начавшись, я направился в штаб. На входе, меня досмотрели двое из ларца, два быка в черной форме, в масках, как братья, похожие друг на друга. Силуэты, рост, даже вооружение. А оно было на высоте, винторез, два пистолета, один на бедре, нож, гранаты, дробовик за спиной, магазины двойной комплект. Еще противогазы висели на груди, нет, не те, что со слоником, а штурмовые, те которые оденешь и станешь, черным лордом из "Звездных войн". " Ты чувствуешь силу Люк, да чувствую". Теперь можно и повоевать когда есть такое прикрытие, это вам не с топорами в огонь идти. Еще бы и нам стволы перепали, вот об этом надо и поговорить. Появилось чувство, словно как прежде, перед зарплатой.
  Но настроение мне все-таки испортили и дело не в том, что я нbчего не отхватил, а в том, как это прошло.
  
   Один из близнецов меня проводил до кассы, постучался, уведомил о моем прибытии.
  - Пускай заходит, - послышалось изнутри.
  Комната была забита людьми, кто-то вел переговоры по рации, кто сидел за мониторами ноутбуков. В центре на столе разложена карта, а над ней все руководство города. Был здесь мэр Порошков со своим замом Яровиковым. И начальник отдела полиции Гарипов, и командир части внутренних войск расположенной в городе, и еще пару лиц, которых я не знал, короче? вся верхушка власти городка. Ну а главным, очевидно, здесь ариец, то есть полковник ФСБ. Он раздавал указания, попутно постоянно с кем-то выходя на связь. Меня словно никто и не замечал, да я и не хотел, чтоб заметили, мне бы лучше обратно в рядовые. А не сюда, где принимаются решения, от которых на данный момент могло, зависит все. Надежда уйти незамеченным умерла, ариец оторвался от руководства.
  
   - Кстати, хочу вам представить нового командира пожарной части.
  
  Только этого не хватало, караул еще куда ни шло, но всю часть на меня. На меня посмотрели все эти чины с явным недоверием, но полковник сразу отсек их и мои сомнения.
  
  - Вопрос о его назначении не обсуждается. Давайте дальше к делу.
   Внимание всех снова перешло на карту.
   Краткая зарисовка ситуации.
   За последние две ночи, зафиксированы и локализованы семь пожаров. Из них три с носителями пламени, здесь им тоже, уже дали такое название. Четыре без носителей, но с явными признаками поджогов. Из чего следует, кроме носителей есть еще неизвестные лица и явно не на нашей стороне. Ведь любой пожар может привести к жертвам и где гарантии, что они тоже не восстанут. На данный момент идет работа по объяснению феномена носителей, привлечен для этого целый научный институт. Есть предпосылки считать, что любой человек, подвергшийся смерти в результате воздействия высокой температуры, подвержен риску запуска непонятной нам, реакции, которая перестраивает его организм на углеводородную среду с процессом внутреннего горения. Тот же принцип этой заразы но с задержкой по времени работает при летальном исходе в случае отравления угарным газом. Оба варианта возвращения в облике агрессивного к нам организма допустимы только при непосредственном нахождении жертвы вблизи открытого огня или физического контакта с ним. Иными словами, любой труп на пожаре способен вернуться к жизни с целью твоего уничтожения.
  
  Принятые внешние меры.
  
  Так как случаи возникновения другой формы жизни зафиксированы только в пределах названного города и еще не изучены все обстоятельства феномена. Было принято решение о закрытии поселения для локализации района источника возгорания. Периметр оцеплен, все действия карантинных сил предписаны согласно условию военного времени вплоть до уничтожения лиц, незаконно пересекающих границу, на месте. Помощь только в материальном техническом обеспечении, без контакта с потенциальными носителями, помощь в людском ресурсе исключена. В интересах не допущения паники все виды связи города с внешним миром заблокированы, связь только с внутренними силами противодействия угрозе.
  
  Принятые внутренние меры в отношении населения.
  
   Комендантский час. Отмена рабочих дней во всех учреждениях города, кроме привлекаемого персонала из технических служб. Запрещены массовые скопления людей. Приказ об усилении противопожарной безопасности на всех объектах города, любое нарушение карается согласно условиям военного времени. Проверить работу всех противопожарных устройств, особенно это касается гидрантов и свободного допуска к ним. Из лиц взрослого мужского пола по месту жительства назначить ответственных по обнаружению возможных источников возгорания и контролю обстановки. Привлечь военнообязанных в помощь полиции для выявления случаев не выполнения предписаний.
  
  Ресурсы.
  
  - И так что мы имеем, - говорит полковник. Внутренние силы противодействия, включают в себя, отдел полиции - личный состав восемьдесят три единицы, плюс взвод ОМОНа, две роты внутренних войск, налоговая и приставы в сумме двадцати человек, взвод спецназа ФСБ - двадцать семь вместе со мной. Ну и наш передовой отряд, то есть остатки пожарной части - двенадцать человек.
  
  Тут вмешался я,
   - Как двенадцать, если брать все смены плюс офицеры будет тридцать пять наших.
  
   - Вчерашним днем живешь, начальник, влез наш главный полицейский.
   Толстяк со вторым подбородком, который так и просится на апперкот или на прямой удар между его узких глаз. Слышал, он мастер восточных единоборств, но я его все равно бы достал, в крайнем случае, лопатой бы заткнул его рот. Но он не читал моих мыслей и продолжал:
  - Ваши кто разбежался, тринадцать уже в покойниках, другие в больнице с ожогами, но они уже кандидаты на уничтожение - сам понимаешь, как только проявятся симптомы, придется их того. Итого двенадцать вместе с тобой.
  
  - Как так-то, как же мой караул, да и другой народ? но вопрос так и остался без ответа, интерес господ офицеров ко мне пропал.
  
  Шакалы перешли к другим вопросам. Верхушка администрации города предложила в связи с потерями вообще запретить выезды сводных сил на пожары. И сконцентрировать их на контроле элитного микрорайона высоток. Закрепить за этим районом пять пожарных цистерн, полученных из-за периметра. Набрать и обучить людей в новые пожарные команды, пополнить технический персонал, и увеличить штат силовиков. Ограничить допуск на территорию микрорайона, каждодневный осмотр всех в районе на предмет проявления симптомов.
  -Нами предусмотрено возможное проявление недовольства среди населения из других частей города. Поэтому мы согласны разместить в районе детей всех лояльных лиц по отношению к администрации. Для этого нам понадобится создать и нарастить продуктовые запасы. Путем проведения операции по изъятию продуктов у физических и юридических лиц, обладающих излишками этого ресурса. Также....
  
   Тут уже не выдержал мой полковник и прекратил этот забег крысиных мыслей.
   - Прекратить, вы думаете отсидеться получиться, а там, в городе пускай все горит огнем. Нет, руководство операции на мне и мне поставлена задача, держать под контролем весь город.
  Но начальник полиции все не унимался. Он переглянулся с мэром, дождался одобрительного кивка с той стороны. Сразу было видно, возражения по их плану предусматривались. Он встал и заявил:
   - Я подчиняюсь своему министерству, перед прибытием суда докладывал наверх своему начальству обстановку по городу. Наш план там полностью поддержан, также с правительством разговаривал Эдуард Борисович.
   Еще раз, бросив взгляд на главу города, продолжал:
   - Так вот, там ваши полномочия, конечно, подтвердили, но и управление городом осталось за нами. Да, мы будем оказывать посильную помощь вашей операции, но в интересах сохранения порядка и во избежание анархии мы будем придерживаться нашего плана.
   В комнате наступила тишина, аплодисменты, которые явно ожидал докладчик так и не прозвучали. Но, прозвучал выстрел, и во втором подбородке начальника РОВД появилась дыра. Его руки так и не дотянулись до горла, тело упало на пол.
  
  - Кто еще, что-то хочет нам сегодня предложить, - сказал полковник с пистолетом в руке, - слишком мало времени в наличии у нас, а ничего стоящего я пока не услышал.
  Его взгляд в целях понимания важности момента медленно проходил по собеседникам, задержался на мэре и потом перешел на меня, вместе с дулом пистолета.
  
  - Возможно, нам что-нибудь подскажет Михаил, прогулка на лыжах натолкнула его на идею, как нам дальше быть. Например, попытка нарушения карантина, согласно условию военного времени, карается расстрелом или нет.
   Еще одна показательная казнь, еще одна жертва диктатуры. И все, Михаила не станет, не вышел из меня герой - спасатель, все закончиться смертью дезертира. Что за бред мне лезет в голову под дулом пистолета, тут надо паниковать, молить о пощаде или пытаться оправдаться. Откуда он знает о побеге, да ладно у него работа такая все обо всех знать. Но почему я спокоен и ведь это не игра здесь, по настоящему, могут тебя расстрелять.
   Нет, надо, надо , чтобы все было красиво, ну не могу я без этого.
   Место за столом освободилось. Ну и я присяду, займу напоследок свое место в руководстве.
   Сел, сижу, жду смертельную развязку, но она и не пришла, пистолет тоже занял свое место в кобуре.
  
  - Продолжим, - продолжил ариец уже без дальнейших возражений.
  
  - Я тут подумал: все-таки ваш план достоин рассмотрения, но он будет с моей доработкой. Мы создадим там не вашу нору, где вы хотели укрыться, а пункт сбора всех детей, стариков и женщин города в максимально возможном количестве. Объект будет под вашей охраной, разрешаю привлечь для этого одну роту внутренних войск, полсостава полиции и все смежные подразделения, также привлеките персонал больницы. Три новые пожарные машины и один БТР будут у вас через полтора часа. Еще раз настоятельно оповестите население города о чрезвычайной ситуации с рекомендацией по сбору детей у вас. Проверкой и обеспечением всех лиц прибывших на временное место дислокации будет заниматься администрация города и лично вы, Эдуард Борисович. Как вы понимаете? возможное увольнение по отсутствию кредита доверия здесь не предвидется, путь один - туда, и указал мэру на тело главы полиции.
  
  - Кстати, уберите мусор, вонять уже начинает.
   Двое близнецов с крыльца, появились и утащили уже смердящий труп несогласного с политикой партии.
  От мыслей на тему политики меня отвлек полковник.
  - Ну что сидите, начинайте работать, я пришлю своего человека для организации охраны и контроля ваших действий. На этом все, пока все свободны, кроме начальника пожарной части.
  
  Сейчас уж точно предъявит за попытку побега, подумалось мне. Но нет.
  
   - Не только вы понесли большие потери, но и моих вчера было тридцать два, сегодня пятерых не хватает. И только один в процессе контакта с носителем, а остальные глупо. Двое при взрыве газового баллона в бараке, один провалился в подвал там же, еще один на складах надышался дымом. Так что, я запретил своим играть в пожарных без вас. Действовать только в целях прикрытия вашего состава. Теперь я хочу услышать, что ты надумал по всему этому.
   Я рассказал ему про Сашку, про его пророчества, которые сбываются на наших глазах. Полковник слушал, не перебивая, по ходу ведя запись в блокноте. Рассказал также про мои подозрения в отношении наших топоров. Рубили они тогда хорошо, да еще из песни Генки слов не выкинешь " и осветят они свои топоры". Вот это моего слушателя действительно заинтересовало. И, как выяснилось, на то были основания. Стреляли по носителям они много, да почти все без толку: пули им причиняли мало вреда, в дело пошли гранаты и пулеметы с бронетранспортеров. А добивали они опять-таки нашими топорами. Но это они взяли на вооружение, не глядя на нас, а просто в тот момент у кого-то ничего под рукой не оказалось.
  
  - Ладно, с мистикой, Михаил, пока хватит, один топор отправим на экспертизу. Что по сегодняшнему дню. Три новые цистерны я отправлю в район высоток, с тебя водитель и один толковый боец, пускай там они сами набирают и обучают состав.
   Я с ходу предложил Татарина и Валеру, пусть передохнут чуток, да и опыт по этой заразе у них уже есть. Новые машины уже гонят через периметр, как я узнал, это были новая разработка УСПТК нашей сибирской компании на базе КамАЗа. Читал я про них в интернете. Полный привод, шесть на шесть, подогрев цистерн, два переносных лафетных ствола, мачта освещения, давление сто тридцать пять атмосфер на сто метров - это круто. Я бы плясал от радости, но нет, сейчас не то положение. Тут я вспомнил вообще про слабое оснащение части, просить надо сейчас пока мы в центре внимания. Меня понесло.
  
  - Нам нужны костюмы от этой заразы, подойдут ТОК-200 ну те, которые с виду из фольги, теплоотражающие огнестойкие и лучше английские. Аппараты дыхания ПТС - базис, с двухчасовым запасом кислорода. И еще надо вооружить мой состав, хотя бы дробовиками и пистолетами, ну и гранаты можно наступательные. Кидаешь, глушишь, сносишь выстрелом, проливаешь, рубишь, примерно так. Еще я видел где-то в интернете у немцев, ранцевые гранатометы, стреляют зарядом из смеси кого-то газа и водяного пара. Там есть такая специальная команда при пожарной части. Двое на скоростном мотоцикле раньше всех реагируют, стреляют и все: пожар в закрытом помещении с небольшой площадью ликвидирован. Конечно, мотоциклы зимой не прокатят, но эти гранатометы точно были бы к месту.
   Ариец на этом месте меня притормозил.
  
   - Нажми на тормоза, разогнался, что смогу достану. За оружием, сейчас пошлю на периметр, остальное записал, пускай ищут. Ты это, Мишка, давай до своих, машины примешь, подчиненных проверишь, ну и подбодри их там, а то еще кто в бега подастся.
  Секундная задержка на этом месте, была мною однозначно понята.
  
   - Давай действуй, по сигналу идем колонной впереди БТР, на месте действуем по обстановке. Все иди, у меня дел по горло.
  
  Один из близнецов отвел меня в нашу караулку, как будто я не знаю, где она. Но дело оказалась в не этом, остатки нашей части сидели взаперти, так чтоб правда никто не сбежал. Это мне поведал мой сопровождающий, когда открывал дверь караулки. Наша караулка - это гараж, раздевалка, комната отдыха, дежурная комната и душевая. Я зашел в прокуренное помещение нашей комнаты отдыха.
  
   В карауле царила анархия. Кто в лес, кто по дрова, кто снимал стресс алкоголем, а кто-то и баловался, чем-то другим. В комнате отдыха стоял запах жженой веревки. Один Мухин, водитель из третьего караула, давал храпака, а может уже снял стресс до беспамятства. Вон братья Глебовы, Степа и Димка, я их еще до армии знал, вместе тренировались в секции бокса. Ну, хоть кто-то остался, на кого можно положиться. Строить начальника из себя не стал, поэтому принял стакан водки с их стороны. Выпил, закусил тушенкой. Ну и представился вроде за исполняющего обязанности начальника части. Братья не поздравили, лишь одобрили, что не против моего назначения. Так, уже трое, включая Мухина, за меня. Нас должно остаться двенадцать, двоих уже забрали на район, остается десять. Осмотрелся в комнате, подсчитал девять, где еще один. Ах да, Генка же взял у нас отгул по семейным причинам.
   Комната видала лучшие времена, а сегодня после загула нашей братии вообще стала похожа на притон. Эх, половник куда смотрел, это там твои бойцы всякого наведались, а моих бойцов после случившегося без присмотра нельзя было оставлять. Смотри-ка, уже вхожу в роль начальника, хотя был бы на их месте, тоже бы загулял. Тем более есть такая традиция - хранить запасы алкоголя на работе, это так, чтоб никуда не бегать после тяжелых выездов. Ладно, пора всем представляться, компания в углу на диване из пятерых человек слишком громко смеялась и точно не слышала меня. Вот с ними могут проблемы быть в плане понимания. Все бывшие сотрудники доблестной полиции. Я никогда не интересовался, какими путями они оказались в нашей части, но думаю не по собственному желанию перешли на службу в МЧС. Да точно, слышал, все были под следствием по замятому делу, сбора дани с рынка, трое из ОМОНа, двое из ППС. Больше ничего сказать не могу, держались они всегда обособленно, сменами никогда не менялись, все из третьего караула. Я боец, как и они, даже если бы на мне были погоны офицера, в нынешнем положении это не сильно бы мне помогло.
   Были у нас такие в командировке на Кавказе, лейтенанты только что из училища. Не знаю, кто там их учил ставить свой авторитет среди подчиненных, но почти всегда это было так. Сразу установление разности своего статуса и рядового состава, путем жесткого устава. И ладно если так, а то в условиях боевых действий это еще подкрепляется и надуманным профессионализмом. Этакий солдат удачи: берет, очки, штурмовые перчатки, форма дорогая по заказу, - короче, герой боевика. Главное, успеют ли сбить с него это, пока он не натворит дел на боевом выходе. У нас это делалось сразу, еще до выхода организовывали ночной обстрел, вот там-то в суматохе и выбивали из него эту грязь. Сложное дело - организовать оборону против выдуманного противника, при этом еще и подкидывается информация о противнике с нескольких сторон. Так побегав всю ночь по позициям, по которым поочередно вел обстрел противник, для него ведь все было по-настоящему. И вот утром на рассвете он отразил атаку, при этом все прошло удачно без потерь, уже ему мерещатся награды. И тут-то ему и заявляет весь его взвод, что никого противника не было и в целях воспитания настоящего командира, проводились ночные тактические маневры. И если есть желание, это можно практиковать каждую ночь, в общем, советуют подумать ему о дальнейшей спокойной службе. Ведь если так дело пойдет и дальше, то он тогда устанет отписываться за боеприпасы перед начальством. А перерасход патронов можно всегда перевести на неопытность командира и на его необстрелянное воображение, как-то так.
   И сейчас я в роли этого лейтенанта, только опыт у меня есть, поэтому ставить сразу себя не будем. Постараюсь объяснить положение дел, так сказать без генеральских погон.
  
   - Здорово парни, если меня кто не знает, зовут Михаил, на данный момент, исполняющий обязанности начальника части.
  
  . Я потянул руку для рукопожатия, все ответили, но не представились. Да матерые волки, и явно не из штабных, насколько знаю трое из ОМОНа. Вон эти кабаны по центру все коротко стриженные. У одного нос сломан, руки у обоих набитые, явно спорт ребята еще не забыли, таких я называю пехота. А вот и лидер, бывший капитан как его там, Олегом вроде бы зовут. Лет за сорок, усат, сломанные уши, бывший борец, еще шрам такой мужественный на левой скуле. Сидел по центру, выжидал, было видно, что настрой компании зависел от него. Они мне нужны, ведь все остальные, кроме братьев, ничего из себя не представляют, так, мужики типа Мухина.
   С чего, с чего начать.
  
   - Давайте помянем тех, кого с нами нет.
   Молчание, лишь звон бутылок за спиной подсказал, что часть состава меня поддерживает. Один из братцев Глебовых поднес стаканы мне и компании, разлили, выпили. Второй стакан за сегодня включая недосып, сделали дело. У меня развязался язык.
  
  - Мужики, мы в одной лодке, вы думаете, я сам рвался в начальники. Поставили и все, я так думаю, чтобы было просто с кого спросить. Согласился, да, так работу надо делать все равно, точнее все равно заставят, мы все для них пехота. Вот и закрыли нас, чтобы не разбежались, сами-то в огонь идти бояться. А не согласился бы я, то другого начальника поставили бы, а так я свой.
   Кстати, а почему ни этого капитана, который все так же изучающие смотрел на меня, интересно, почему не его. Ах да, я же человек полковника, и уже на его крючке. Все, хорош, пить, интересно, я это вслух сказал.
  Не знаю, может он читает мои мысли, но первые его слова были точно такие как, надеюсь, все-таки мои мысли.
  
   - Ты это, Михаил, с алкоголем все хорош, сейчас не дай бог выезд, а ты никакой.
  
   Меня и Мухина отправили в душ, а я и не сопротивлялся.
  Пять минут под холодным душем скинули градус опьянения. Еще раз прокрутив свою речь перед подчиненными и реакцию на нее, остался удовлетворен, могли и послать куда подальше. Хотя лучше бы послали, уж слишком заметен был мой прогиб.
  Вернулся, все собрались в дежурке за столом где уже относительно здоровый коллектив вел беседу насчет своего будущего. Меня посадили за стол, сломанный нос уступил мне место за столом с документацией. Капитан сразу перешел к делу:
  
  - Ты знаешь, где Валерка и Татарин, ушли машину комплектовать, до сих пор нет.
   - Их забрали, - я кратко описал сюжет с расстрелом начальника полиции и планом мэра, и вообще по поводу всей информации, которою мне удалось получить.
  
  - Да уж, ответил капитан - Ну, хоть одна новость на сегодня хорошая, сам давно японца хотел завалить. Это он нас подставил под увольнение, ладно сейчас, речь не о нем. Что сам надумал об этом, обо всем?
  
   - Что сказать, сам до сих пор понять не могу, как такое может быть. С чего сгоревшим вставать, Санька из моего караула что-то знает, типа сбываются предсказания его секты, так он в больнице говорят, в беспамятстве. Да, и вы топорами тоже пользовались, наслышан, ну и как.
  
  - Рубят, только головы летят, ладно успел с операми поговорить до выезда, подсказали, как вы их успокаивали. Знаю, о чем хочешь спросить, мы простым пробовали, там, на бараках, эффекта такого нет. Кирилл, расскажи, как ты там было у тебя.
  
  Кирилл, невысокий бодрый толстячок начал рассказывать.
   - Мы уже на складе поняли, чем их успокаивать нужно, а в бараке уже на полную катушку пользовались. Я там три головы снес. Было дело так. Проливаю я, значит, одну из комнат, а мой прикрывающий из федералов в подполье провалился. Хотел помочь, ну и с ним за компанию и ушел. А там один из этих факелов, а федерал уже не встает, ну я автомат с него, полный магазин в факел всаживаю. А его не берет, руки все ко мне тянет. Свой топор не могу найти, видать, когда падал, слетел. Нашел местный, ну хозяина дома наверно, который передо мной по ходу и стоял. Я ему в лоб его вогнал, так он дальше с топором в голове и стоял. В общем, без наших топоров там нечего делать. Ладно, Купец спрыгнул, нашим топором обработал, а то бы все хана, огонек опять шевелиться начал.
  Кирилл с благодарностью посмотрел на такого же толстого как и он сам, тоже бывшего полицейского из компании капитана.
  
  Слово взял я.
   - Выходит, Санек, нахимичил что-то там с топорами. Кстати московский полковник просил на анализ один топор, сколько у нас их.
  
   - Сейчас уже почти три на каждого, а если так дело пойдет, будет и четыре, а может, и больше, - пошутил сломанный нос.
  
   - Там твой полковник не думает, нас вооружать чем-нибудь, а то топоры конечно, хороши, но и пострелять их для начала желательно, -добавил Олег.
  
   -Должны помпу дать - я даже не намекнул, что стволы с моей подачи выдадут. Настроение испортило уточнение, "мой полковник", да какой он мой. И этот Олег тоже хорош, сразу ставит меня на место прослойки между ними и федералами. В городе ужас творится, а они за власть борются, да и я тоже хорош, уже влез в эти интриги.
   Мысли были прерваны звонком, звонил красный дежурный телефон.
  - Что, начальник, трубку не берешь? Да не бойся ты, если даже пожар, то думаю, обычный, ведь чертовщина пока только ночью творится - подбодрил меня Кирилл.
  
   Обошлось, вызывал ариец, и не меня одного, а с капитаном вместе. Караулку открыли, и мы под конвоем проследовали в штаб. Наши машины так и стояли на улице, ведь никому в голову не взбредет, что вода в цистернах померзнет. Надо в гараж загнать, пока не поздно, ведь на улице зима как-никак.
  В штабе сразу взял телефон, отзвонил в дежурку, чтоб срочно загнали машины в боксы. Поймал со стороны понимающий взгляд полковника. Дальше получали помповые стволы под роспись, причем в равных долях с Олегом, шесть мне и ему, плюс каждому по травматическому пистолету. Вот и разделение власти, классическая интрига: корми двоих, останется тот, кто удобен. Хотел уже заявить о снятии с себя полномочий в интересах капитана. Но меня отвлек сигнал КамАЗа с улицы, прибыли мои красавицы. Я оставил интриганов наедине и без спросу пошел встречать технику.
  
   Вот они, представители пожарных цистерн нового поколения.
   - Давай поднимай водил, технику принимать надо,- крикнул я одному из адъютантов полковника, дежуривших на крыльце. Он обратился за подтверждением к своему командиру по рации и пошел открывать караулку. Вышли все, еще - бы гордость любого пожарного это его машина, даже простые бойцы всегда обожали нашу технику. Что говорить про водителей, эти готовы днем и ночью заботиться о своих подопечных. А сейчас их можно поздравить с пополнением в семье, надо сказать, со здоровым пополнением. Старые пожарные цистерны казались пенсионерами рядом с новыми КамАЗами. Степан и Димка Глебовы по штату водители, они словно мухи по сладкому ползали, залазили во все щели машин. Выдвигали полки с оборудованием, и каждая открытая ниша сопровождалась восторженными возгласами братьев. В работу по изучению техники включились все: полицейская половина нашей части тоже влилась в этот праздник. В отсеках для бойцов, нашли по два жаростойких костюма, по два заправленных дыхательных аппарата, конечно, не совсем те, которые просил, но и они вызвали кучу позитивных эмоций. Кульминацией момента стал вынос и раздача оружия, которое теперь нам положено по штату. Даже объявление полковником сухого закона в нашем составе ничуть не испортило настроения.
  Загнали машины в гараж, и началась подготовка машин и людей. Сводный отряд из взвода ФСБ и остатков нашей части занялся изучением техники, уроками обращения с оружием. Пожарным выдали:
  
  Помповик Моссберг 500, неплохая штука: 12 калибр, магазин семь патронов, конечно прицельная дальность никакая, но с близкого расстояния снесет любого кабана.
  Пистолет травматический Шаман: убойная сила тоже неплохая, череп на малой колет, как орех, плюс лазерный прицел, жалко только два заряда. Ну, ничего, надеюсь, до него вообще не дойдет. А гранаты нам не доверили, сославшись на нашу неопытность.
  
   - Топоры надо бы заточить, - высказал я эту мысль вслух. Но мое предложение отверг полковник, все уже знали про силу топоров, и как они себя поведут после заточки это вопрос. А мастера заточки с нами нет.
   Предложил, не подумав, надо бы с Сашкой поговорить, когда очнется. Может, удастся еще, что-нибудь, ну, не знаю, обработать или как там у них - наложить заговор, может быть. А что - обработать патроны, и, не входя в контакт, валить всех на дистанции.
   Думали над тактикой действий сводного отряда, в обсуждении приняли участие все. И не было разницы: будь ты волкодав ФСБ или боец МЧС, вопросы замечания принимались со всех сторон. Но я догадывался, что полковник с капитаном скорей всего уже давно приняли свою раскладку. А здесь просто проводилось так называемое психологическое сплачивание на фоне общего сотрудничества. Предложение полковника было принято единогласно. Закрепление двух волкодавов за каждым из нас, выглядело это как забота о нашей безопасности. На самом деле, так легче за нами присматривать, да и техника под охраной. А что, логичное решение: и прикроешь, и расстреляешь при попытке побега. Разбились на тройки, ко мне определи двоих с крыльца, спасибо за опеку, господин полковник. Знакомство уже без масок, парни как на подбор, точнее на подбор полковника. Чистота европеоидов, мечта нацистов, на их примере явно осуществилась. А так парни неплохие, пару минут трепа, по крайней мере, не выделываются, типа мы же парни из спецназа. То, что у меня был небольшой опыт в тактике, они заметили и остались довольны своим подопечным. Походили тройкой, как на зачистке, обговорили команды знаки, помахали топорами. Кажется, сработаемся:
  
  За ужином распределялись роли.
  Штурмовые группы: это моя тройка, а также бойцы Олега со своими приданными волкодавами.
   Остальные - техническая группа, группа прикрытия, резерв. Розданы рации с гарнитурой, названы позывные, оказывается юмор в конторе тоже на высоте.
  Таблица позывных.
  1. Первая тройка, я и мои волкодавы. - Торпеды 1.2.3.
  2. Вторая тройка, целый нос. - Обезьяны 1.2.3.
  3. Третья тройка, сломанный нос.- Индейцы 1.2.3.
  4. Техническая шестерка, двое толстяков полицейских и четыре волкодава. - Водоносы 1.2.3.4.5.6.
  5. Пожарная цистерна 1. Мухин - Пегас 1.
  6. Пожарная цистерна 2. Глебов Степан - Пегас 2.
  7. Пожарная цистерна резерва. Глебов Дмитрий - Пегас3.
  8. Резерв. Олег плюс пять волкодавов. - Башмаки 1.2.3.4.5.6.
  9. Внешняя группа прикрытия БТР с десантом. - Сваты.
  10. Общий руководитель, полковник - Бегемот.
  Резерв. Башмаки и Пегас 3. Остаются на базе на случай второго вызова.
  
  Роли распределены. Готовимся, ждем ночи.
  
  Третья ночь.
   Все пожары с носителями зафиксированы только ночью, да и в песне сектантской говорилось только про ночи. С каждой минутой ожидания хорошее настроение падало, оставляя все больше места для напряжения перед боем. Момент ожидания чуть ли не самый сложный период любой силовой операции. Нервы горят и не у каждого предохранители адекватности выдерживают. Кто начинает с богом разговор, кто со вселенной, а кто и снисходит до выноса мозга своему ближнему. Лучший вариант это отвлечь себя какой-нибудь нужной мелочью, увеличить ее важность до предела и при достижении успокоиться. А я всегда ищу чистые носки. Есть у меня такая мания, еще в армии подцепил, ну не могу я на выход в грязных носках, примета для меня плохая. Где, черт, мой рюкзак, ну все приехали, блин в машине у полицейских забыл. Наверно все-таки придется снимать и стирать, но это все равно не то. Смотрю, Мухин в гараже в каких-то сумках роется. Есть нашел, нашел носки, Мухин подарил. Оказывается, его жена успела ему в дорогу три сумки собрать, когда приехали за ним. Его с больничного выдернули на работу после первого пожара. Только вот подарочные носки оказались белого цвета, но ничего, это же не белые тапочки, главное в них - это чистота.
   Надел носки, красота, сразу почувствовал себя лучше, теперь осталось только в туалет сходить.
   Ну, вот и все, теперь можно одеваться. Я вышел из туалета, гараж гудел подготовкой, суета, как у пчел в улье. Всем пожарным из штурмовых троек, выдали костюмы, ну те, из фольги, что прислали с машинами. Попробовал влезть в него, оказывается непростое это дело, ладно мои волкодавы помогли. Вес комбинезона килограммов двадцать точно есть, блин тяжел, двигаюсь как робот. Это еще без дыхательного аппарата, который под костюм оказывается должен одеваться. Мои мучения были замечены другими штурмовиками, в итоге двое омоновцев отказались облачаться в скафандры. Как мне хотелось снять его, но это моя идея и от нее отказаться перед всеми, значит, в очередной раз признать свою глупость. Продолжим, шлем космонавта, пожалуй, оставим, а то в нем ни черта не видно. Волкодавы притащили разгрузку, лямки на максимум, кажись, налезла, но сильно сжимает, дышать тяжело. Но ничего потерпим. Дальше комплектую разгрузку. Патроны, фонарь, рация с гарнитурой, оса, помпа, по два топора на пояс. Взгляд в зеркало на стене, там воин из будущего, так и охота прокричать: вперед в бесконечность. Вес в сумме с разгрузкой и вооружением килограммов пятьдесят, а на пожаре придется лазить, рукава таскать и еще рубить кого-нибудь. Только от одной мысли я сейчас вспотел, а что будет там, минут пять работы и все, потом бери тепленьким. Одна хорошая новость, наши кураторы выдали нам, штурмовые противогазы. Со слов полковника их хватит на пятнадцать минут работы в задымленном помещении. Такие я в армии не видел, фильтры без хобота, а прямо в маске, теперь я тоже настоящий имперский штурмовик.
   Время уже 23:21, возможно они, по расписанию работают, с двенадцати начинают возгораться. Давайте, давайте, меня уже трясет от избытка адреналина. Может, успею раздеться и еще раз в уборную сходить. Нет, зазвонил, зараза, этот красный телефон, трубку взял Олег.
  
  Адрес Ленина 46, администрация города, понеслось.
  Загрузились, открылись ворота, включили сирену, поехали. То, что горит администрация это хорошо, ехать то не далеко.
   Добрались без проблем, еще бы - впереди БТР, да и город словно вымер ни машин, ни людей. Даже свет из окон редко попадается на глаза, картина маслом - комендантский час. А вот и администрация города, трехэтажное здание еще советского исполкома. Постройка выкрашена в красный цвет, что за дизайнер выбрал этот цвет, ночью он кажется кровавым. Темные окна, ни в одном, не горит свет, ни одного огонька. Слава богу, хоть открытого огня нет, хотя в прошлый раз его тоже не было. Черт, лучше бы был, пусть этот выезд закончиться обычным пожаром.
   Выгружаемся, каждый занят своим делом: кто прикрывает, кто готовит машину к работе, всех можно отличить по штатной форме. Я в своем скафандре, как черепаха, выползаю из машины. Полковник уже дает указания, и свободные от прикрытия пожарных бойцы, бегут занимать позиции. Явных внешних признаков возгорания по фасаду здания визуально не обнаруживается, хотя дымок чувствуется. Надо бы посмотреть с тыла и по сторонам, разведка всегда была моим делом по прибытии на объект. Но сегодня я не в спортивном, пока я в этом костюме сделаю пробег, мои данные будут уже устаревшие.
  
  - Начальник командуй,- это сломанный нос.
  
   Я взглядом показываю на полковника, говорю. - Там вон офицер есть, пускай и командует.
  
  Но нос не унимается. - Так он сказал же, что по нашей части ты сейчас рулишь.
  
   Ладно, потом выскажу ему все, что думаю, про его игры престолов, тоже мне серый кардинал нашелся.
  - Давай Кирилла сюда, стой, сам по рации свяжусь.
   - Водоносы, это торпеда 1. Ко мне тут же подбежали Кирилл с напарником со своими сворами волкодавов. Позвал одного, - прибежала толпа, хотелось послать всех лишних в сторону, чтоб не мешали, да вдруг обидятся. И когда нужно не окажутся рядом, пусть лучше в тесноте, да не в обиде.
   - Кирилл, ты в вокруг здания пробеги, посмотри, что сзади творится. По рации доложишь, что да как, и провода пробей, откуда идут.
   Где электрики, опять жди их, или их сегодня вообще не будет. Взгляд по колонне, из машин экстренных служб кроме нас только медики, ни городских сетей, ни газовиков. Придется все-таки пообщаться с его величеством кардиналом.
  
   - Господин полковник, кто сообщил о возгорании, почему нас не встречают.
  Ариец проигнорировал моего "господина", сразу перешел к делу.
  
   - Звонил охранник, почему не встречают, откуда мне знать - ты же специалист пожарник.
  
   Хотелось вставить заезженное замечание, что не пожарник, а пожарный. Но дальнейшие мысли спугнула автоматическая стрельба в два ствола по нам. Стреляли из темного массива городского парка, который расположен как раз таки напротив мэрии. Пули щелкали по броне бронетранспортера, прикрывшего нас со стороны парка. Меня кто-то сбил с ног, придавил своим весом, мне осталось только наблюдать. Голова была направлена в сторону брони, вспыхнул прожектор, зажужжал механизм поворота башни. И мы ответили, я не видел, куда КПВТ с брони посылал свои очереди, но по интенсивности его работы и прекращения огня со стороны противника стало понятно, что прожектор, ищущий врага, нашел то, что искал и позвал для расправы пулемет. С двух сторон нашей передвижной огневой точки сформировались по двойке волкодавов.
  По рации кто-то хрипит: "сваты взять", и они пошли под прикрытием бронетранспортера, за своей добычей.
  "ЭЙ, ОЧНИСЬ", добыча не начинает бой с охотником, да еще и с применением автоматического оружия. Минут пять я лежал под весом двух волкодавов, пока по рации не объявили,
  - Чисто, два двухсотых противника.
   Мне помогли встать мои торпеды, один из них мне сразу указал на вверх здания. Из-под крыши мэрии выходил дым, в двух окнах третьего этажа появился отблеск огня. Если возьмется крыша, то пиши, все пропало, здание не отстоим. Блин, тянем время, если бы не эта стрельба, то там уже кто-то был из нас. Где этот Кирилл, вот фигуры выбежали из-за угла, почему-то только две и обе в форме волкодавов. Нет, есть еще одна, между ними, висит на плечах. Только этого не хватало, первая потеря, надеюсь, не безвозвратная.
  
  - Внимание, это Водоносы, у нас трехсотый, нужен медик прошла информация по рации.
  Кирилла дотащили до машины "Скорой помощи".
  
   - Это Торпеда один, что там.
  
  - Черепно-мозговая травма, сверху сбросили блок от компьютера, шлем голову спас,- ответил Водонос прикрытия.
  
   Ситуация, мало того что здание вот-вот потеряем. Так есть еще внешний и внутренний противники, протестующие против тушения. Зря, сейчас с ними никто не будет церемониться. Мои мысли подтвердились, голос полковника приказал держать под прицелом все окна. Группе торпед и индейцев идти на штурм и тушить. Что важнее, штурмовать или тушить, не пояснялось. Ладно, на месте разберемся, в здании наверняка есть гидранты, надо только взять рукав на удлинение местного. Надо еще своим подсказать план действия.
   - Обезьяны, подвести рукава на первый этаж, после нашего прохождения, - дополнил я приказ полковника.
  
  После чего моя тройка и тройка целого носа заняли позицию на входе. Надели противогазы, пошли.
   Фонари обыскали чуть задымленный первый этаж. Вестибюль пуст, чисто, не отвлекаясь на все помещения первого этажа, начали восхождение на второй. Впереди шли мои волкодавы, они закрепились на втором, дали нам знак - подъем. Коридор, кабинеты, по одному бойцу из троек встали на контроль этажа. Двое из нашего оставшегося прикрытия взошли перебежкой на пролет второго и третьего. Так, стоп надо гидрант найти, перед тем как дальше подниматься. Дыма здесь уже порядочно, боюсь на третьем, это будет сделать трудно. Кивком головы показываю коллеге с целым носом на рукав, висевший на моем плече. Понял, ищем гидрант, находим в конце коридора по правую сторону, голову тому надо оторвать, кто принял проект по пожарной безопасности здания. Как может находиться источник воды для тушения не посередине на лестнице, а на крайней точке внутренних помещений. Что поделать, идем с прикрытием, сбрасываем местный рукав, подцепляем наш, тянем, хватило только до пролета перед третьим этажом. Дополняем местным метров десять в запасе, напарника посылаю на открытие, сам поднимаюсь на пролет. Даю знак готовность, подъем.
  Третий этаж с левого крыла из-под одной двери пробиваются отблески пламени. Подходим, гавкаю в противогаз, надеясь быть понятым, чтоб подали воду с гидранта. Целый нос понял, вода пошла, выбивается дверь, первый волкодав пошел. Кабинет, вероятно, самого мэра: длинный стол, ряд стульев и очень большой портрет главы государства. Остальное убранство мешала рассмотреть пелена дыма. Картина огня почти точно, такая, что на первом выезде этой чертовщины. Стены тлели, дыма много, как и там, у ведьмы, только тут, на потолке уже плясали несколько языков огня. Я принялся за стены, толку от пролива потолка нет, надо с чердака заходить показываю рукой наверх одному из прикрывающих. А он стоит и не обращает никого на меня внимания, держа под прицелом окно. Только сейчас я замечаю еще один источник огня в кабинете, силуэт в открытом окне, покрытый всполохами пламени. Оглушающий треск автомата, тело в окне дергается, приняв в себя весь магазин.
  
   - Пустой,- кричит стрелок, на смену ему приходит автомат второй Торпеды.
  Два магазина в теле, а оно стоит и дышит, нет, его пламя дышит, он питается кислородом из окна. Колени носителя, медленно подгибаются, тело готовится к прыжку. Потрескивание огня, нервное бурчание в рации первого стрелка, его магазин автомата все не может встать на место, нет и нет щелчка. Тут, наконец, включаюсь я, направляю ствол с водой на окно, кричу:
   - Тяжелым давай.
  Смысл этого понял второй мой телохранитель.
   Скинув автомат на пол, содрал дробовик с плеча, бабах. Тело сдуло с подоконника, напор воды из моего ствола еще какое-то время бил в пустое окно. Первым пришел в себя наш спаситель, на изготовке с дробовиком он, приблизившись к окну, посмотрел вниз. Содрал противогаз по рации докладывает:
  - Носитель уходит с тыла на одиннадцать часов.
   Снизу был слышен рев высоких оборотов двигателя бронетранспортера, который, по всей видимости, начал погоню. Второй раз происходит контакт с носителем, а у меня все равно встают волосы дыбом. И, похоже, не только у меня, первый стрелок все еще не может вставить магазин в автомат.
   - Что там у вас насчет огня, - вывела меня из оцепенения рация.
   Так надо подумать, третий этаж - работает местный гидрант, надо срочно два ствола на чердак удержать крышу. Вырубаю подачу воды на стволе, подхожу к окну снимаю противогаз. И, правда, огонек носителя, удаляясь, мелькал в соседних дворах. Командую мое решение по разворачиванию своих сил. Ответ: принято поднимаемся.
   Забегает кто-то в пожарной форме, чуть не разряжая попутно в нас свою помпу. Сую ему ствол, чтоб пролил стены. Выхожу в коридор, спускаюсь на первый этаж, помогаю поднять рукав. Блин, воду уже подали, теперь тащить получится только толпой. Выйду, предъявлю водителям за этот геморрой, сами бы попробовали поднять, рукав заполненный водой, хотя бы на этаж. Слава богу, народу хватает, оставшиеся волкодавы подключились. Правда, неразбериха пошла, кто, где уже не поймешь. Ладно, на месте разберемся. Главное - быстрее воду поднять. А между тем по рации уже был дан сигнал о зачистке чердака. Правильно, пускай сначала зачистят, потом мы прольем, а то не знаешь, что сначала делать: пожар тушить или по этим упырям стрелять. Минуты через три, когда мы были уже на третьем и остался еще один пролет до входа на чердак, оттуда пришел доклад: в зоне горящего кабинета возгорание перекрытии, нашли пять обгоревших трупов, производим контрольные. Пять выстрелов спустились эхом по лестничным пролетам. Я представил картину, как пять пуль проделывают дыры в головешках. Это ведь неправильно, и это неправильно не в издевательствах над останками в целях подстраховки, все дело в пулевых отверстиях, эти дыры нарушают оболочку тела из обгоревшей кожи. На том, первом, пожаре при переноске тела порвался живот, произошел контакт внутреннего возгорания с внешней средой вследствие подпитки огня. А что если эта реакция приемлема ко всем участкам тела и даже к голове.
   Я бросил рукав, схватился за топор, приказал двум рядом находившимся волкодавам следовать за мной.
  Чердак. Огонь взял уже половину перекрытий. Трупы лежат в слишком правильном порядке, четыре образуют квадрат с пятым в центре. По первому взгляду можно сказать, что они и послужили первоначальным источником огня. Зараза, я оказался прав, головы уже покрывались языками пламени. Трупы начали слабые шевеления, а все волкодавы стоят и ничего, ничего не делают. "Надо головы рубить, пока не восстали", -закричал я и ринулся к ближайшей головешке. Готов поклясться, она меня видит, голова развернулась в мою сторону, руки зашевелились.
  -На тебе, мой топор с легкостью перерубил шейные позвонки, голова отсоединена от тела. Но в последнем протестующем взмахе руки, головешка успела ухватить мое предплечье.
   При этом пальцы ее руки словно взяли в себя весь жар своего женского обгоревшего тела. Нет, не возьмешь.
   В своем костюме из фольги, почувствовал последний пыл ее объятии и тягу к воспламенению меня. Разжались пальцы, рука упала ей на грудь, а там, на трупе, и нет следов белья. Когда я говорю стихами, я на грани, я там, где может быть, останусь навсегда. Ведь лучше мне пускать в неведении слюни, чем вот так сгорать от женского тепла.
  
  Не знаю, сколько в уголке сознания я занимался этими сумасшедшими стихами.
   Вернула в реальность меня опять стрельба.
   На чердаке прибавилось лежачих тел, и большая часть наших. Тела в противогазах и обгоревшей форме были новыми кусочками ландшафта. Три головы противников уже тоже отсоединены, но все равно мы проигрываем, еще два факела на ногах, а нас только трое, и все уже побывали в контакте с носителями. Наконец-то, на входе охваченного огнем чердака толпа начинает, поливать из всего что есть. Наши два ствола тоже работали, вода вперемешку с пулями наполняла пространство. Криков было много, но только один привлек мое внимание.
  
  -Бойся граната.
  Я упал, упала и граната, кто ее кинул непонятно, да уже и неважно кто, сейчас будет подрыв. Не знаю, все ли мы успели упасть, и какая реакция была у головешек на этот крик и была ли она вообще. Я и не пытался рассмотреть, меня сильно оглушило. Интересно, только-то посекло меня или нет. Но пока нельзя двигаться, сейчас надо полежать, пусть лучше определятся с противником, постреляют и положат всех охваченных огнем. Но план начал трещать по швам вместе с перекрытиями чердака. Поверхность подо мной задрожала, отдавая последние силы, чтобы сдержать нашу шумную компанию. Все медленно пошло вниз, сверху надломились балки крыши и догнали нас, еще недошедших до крайней точки падения.
  
  
  Повезло, падение оказалось недолгим, выходит, все-таки выдержало основание третьего этажа. Фортуна не дала мне сегодня окончательного пинка. И балка, которая пыталась меня догнать остановилась на расстоянии руки, уперлась в стену надо мной. Таким образом и образовалась спасательная ниша, укрывшая меня от вслед падающего завала. Но не спасла от встречи с главой государства, точнее с его изображением в увесистой раме. Дальняя часть полотна уходила в груду дымящего завала, а другая сторона пережала мне ноги, основательно ограничив мои возможности для движения. Судя по картине, это кабинет мэра, в голову пришла мысль: мы же завалили тех, кто здесь проливал. Что это, носители организовали засаду? Тактика конечно абсурдна, но она эффективна. Судя по последнему кадру с чердака, у нас полсостава там полегло, добавим сюда завал бойцов снизу. Получилось, то чего я так сильно боялся: недееспособность человеческого сопротивления силам огня.
   Насколько рассчитан противогаз? Пятнадцать минут работы в задымленном помещении. Я тоже, похоже, в минус, если помощь не придет в ближайшее время. А она только начала работу, сверху идет пролив, с боку разборка завала. Выходит, крыша обвалилась не вся, а только часть над кабинетом мэра. Это еще раз подтверждало теорию о западне, но сейчас не об этом, в данный момент я четко осознал, что стою перед выбором. Пассивно ждать своего спасения и, скорее всего не дождаться, или приложить все усилия, для спасения себя. Ясность выбора была как никогда. Оказывается, смелость нужна в обоих вариантах. И не правы те, кто говорит, что сдаются только трусы неспособные к сопротивлению. А вы попробуйте сдаться смерти, мне кажется, для этого тоже нужна смелость. Стоп, что там говорилось про смерть при отравлении угарным газом, да реакция замедленная, но необратимая. Получается, я не только умру, но мое тело еще послужит врагу. Вот тут приходит еще один вариант. Кажется, с правильным решением все-таки завершить свое существование самому, не дождавшись развязки с отравлением. Но как, ведь дробовик потерян при падении, до топора не дотянусь. Черт, есть шаман в разгрузке на груди, вот и есть инструмент для суицида, как говорилось, череп точно разнесет. Съехать с темы самоубийства не получилось, вот шаман уже в руке, слепит лазером глаз. А что, если есть жизнь после смерти, ну я про жизнь в роли носителя, если далеко не заходить. Вполне доказанное существование. Тем более эта засада доказывает наличие у них мыслительного процесса. Ну, просто моя жизнедеятельность перестроится, но я буду мыслить, а значит, буду существовать. Вот только буду ли на самом деле это я. Слишком крайние позиции у решений, а для меня это всегда значило истину в середине. Когда есть плюс и минус и кажется, что другого варианта не дано, то ведь можно еще увидеть ноль, найти его где-то посередине, а там дальше как пойдет. У шамана два патрона, пускай он решит, как мне дальше быть или не быть. Расставляем фигуры: если он перебьет раму картины, я получу некую свободу действий, а далее как карта ляжет. Если нет, то последний козырь будет битый, то лети, моя душа, надеюсь все-таки в рай. Красная метка прицела перешла на слишком толстую раму картины над ногами. Хоть бы мне сегодня выпало двадцать одно.
   Есть, рама перебита, получается ногами шевелить. Выгибаюсь, ползу на спине, подгибаю колени, вижу, вижу свои боты. Ну, вот и стрелка судьбы от ноля пошла на плюс. Так, шаман в кобуру, меняю положение, встаю на колени. Слава богу, что у нас было по два топора, первый был потерян на верху, второй, на поясе, ждал меня. Теперь куда, вверх смысла нет идти, чуть пошевелю, и завал закроет мою нишу. В сторону тоже беда, если сверху не сойдет, то просто упрусь в стену. Трудно угадать точное направление. Может пол рубить, но там скорей всего плита перекрытия, это основание чердака может деревянным быть, а этаж нет. Хотя здание старое, может и повезет. Но чуда в этот раз не произошло, под паркетом была плита. И глаза начало жечь, а в голове начал бить африканский барабан, значит, противогаз выработал свой ресурс. Но я боюсь, боюсь остановиться, все вскрываю пол. Я же говорил, что дальше должно все склониться на одну чашу весов. Под вздыбленным паркетом появилась маленькая дыра на второй этаж, трещина сантиметров десять. Пролезть, конечно, не получиться, и топор против плиты не пойдет, только остатки сил потеряю. Ну, ничего, главное сейчас - доступ к кислороду найден. Противогаз в сторону, припал к дыре, делаю максимальные затяжки и выдохи кислорода. Знаете, угарный газ - такая штука, ты кажись, еще все осознаешь и чувствуешь себя неплохо. Но вердикт о твоей смерти уже прописан, в твоей крови уже превышена та самая концентрация газа. Ты просто засыпаешь и не проснешься никогда или, нет, проснешься, но уже не ты. Надо хоть как-то повысить обороты прогона крови через организм. Дышать, голову напрягать, да хоть ходить под себя, главное вывести заразу из тела. Все это я напрягал и выдавливал из себя по нескольку раз. Как будто, стало легче, осталось только подождать, когда доберутся до меня. Блин, это что, я, весь пол уже залил, даже до головы добралась, сейчас вон стекает по щекам. Нет, это вода сверху, они что там магистраль протянули и воды не жалеют, спасатели хреновы. Быть утопленником на пожаре это смешно, но я ведь не в комедии ведь участвую. Пытаюсь забить как можно лучше дыру своим лицом. Эх вода, вода везде пробьешься ты всегда. Фильтрую подачу воздуха от воды, сжимая зубы. Между тем вода заложила уши, а вскоре вообще начала приподнимать мою голову, все больше предоставляя места для своего слива. Не знаю, сколько я так проработал затычкой, моя борьба с водой за слив забрала остатки сил и понимания. Бытие сузилось до существования у этой дыры.
  Кто-то наступил мне на ногу, меня удивило не то, что кто-то наступил, а начальная причина, у меня есть нога. Ага, вторая есть, есть и рука, а не клешня. Пока, мать - дыра, я вырос и прощаюсь с тобой навсегда.
  
  Мне повезло, мое всплытие прошло за спинами участников разбора завала. А то бы завалили, я представляю, какой у меня был вид при всплытии. Вода была черна от сажи, ну и я весь значит черный, лишь в некоторых местах проблескивала фольга моего костюма. Первое, что пришло в голову:
   - Не стрелять, это Торпеда всплыла, - прокричал или прошептал я.
   Но я был кем-то услышан, меня кто-то ухватил за волосы, посмотрел в глаза. Вероятно, искал там огонек и не найдя его отдал приказ об эвакуации. Все, теперь можно отключаться, все необходимые функции жизнедеятельности на автопилот, выставляю стеклянные глаза с запиской: ушел на медитацию.
  
  
  
   Сижу, курю, а я ведь только до армии баловался, потом бросил. А вот на автопилоте закурил, расслабилось тело, бессознательно снимает стресс. Пока разум хозяина был в полете, кто-то сунул сигарету и зажег. Ну, все, хватит, пора и честь знать, а то интерес окружающих ко мне окончательно пропадет.
  Определяю мое местоположение - моя пожарная часть. Окружающее общество: братья Глебовы лазят по КамАЗам, штук десять волкодавов - кто ест, кто чистит оружие, Олег с полковником о чем-то спорят в дежурке. Только Мухин в своем репертуаре давал храпака, в кабине КамАЗа. Наших не хватает; двух толстых из ППС, и двух омоновцев Олега. Кирилл по голове получил, а где все остальные. Надо бы пробить обстановку, слишком долго я отсутствовал, если меня успели даже до части довезти. А ведь перед этим они должны были разобрать завал, добить двух упырей и спасти, кого еще можно было спасать. Встал, направился в сторону начальства и упал: моя левая нога прикована цепью к батарее, у которой я и сидел.
  - Какого черта, -прохрипел я на полу.
  
  - Смотрите, очнулся, - послышалось со стороны КамАЗов.
   Меня окружили сапоги пожарных и ботинки волкодавов, причем, сверху последних прощелкали предохранители стволов.
   Попытался сесть, не дали -сбили обратно на живот. Протягиваю руки, показываю их чистоту, но суки в берцах на них наступают. Велят не двигаться.
   Голос Арийца
  - О Михайло вернулся, извини, сначала проверим на огонек, а потом и поговорим. Тебя раздеть или сам.
  
   Освободили руки, я повиновался, начал раздеваться.
   - Ну, Михаил не делай такое лицо, проще будь. Ты лучше объясни, как ты выжил там, под завалом. Все надышались дымом и стали другими, но мы всем успокоиться, конечно, помогли. Всем кроме тебя, кому-то показалось, что ты еще на нашей стороне. Вот сейчас ты нам это и докажи.
   Стягиваю с себя комбинезон до пояса, надеясь доказать отсутствие ожогов или что там еще. Только вот красные пятна на предплечье обломали уверенность в себе.
   Молчание длилось недолго, вскоре появились предложения, вскрыть мне вены или сделать разрез на животе, чтоб посмотреть, как там что. Самое безобидное заявление было просто перекрыть мне кислород.
   - Всем заткнуться,- послышался приказ последователя фашизма. - Сначала его давай на весы, сверху пришла информация о потере веса при трансформации у будущих носителей.
   Сразу появились на полу весы. Встаю, на стрелку не смотрю, сам вспоминаю, вообще, сколько я вешу. Год назад был восемьдесят пять. Вниз смотрю, вот стрелка замерла, шкала семьдесят два. Блин, минус больше десяти, и цифра эта не вызывает позитив.
   - Ну что, Михаил, последний раз ты на медосмотре показал излишек веса, сейчас даже по соотношению роста и веса не подходишь. Так что не суди.
  Волкодав напротив меня наводит автомат. Подумалось, это конец моей книги жизненного пути, но завершить мое повествование не дал Мухин.
  - А давайте, его искупаем в цистерне машины. Если и есть огонек, то увидим, что ему это не по нраву, ну завалим, значит потом.
  
   Не знаю, благодарить ли его за это или нет. Вдруг я вправду этот носитель, и купание меня убьет. Попытался вставить слово в свою защиту, оправдать потерю веса плохим питанием, занятием спортом, ну и стрессом последних дней. Бесполезно, приклад в спину показал направление на КамАЗ. Залез наверх, Мухин как инициатор теста и один волкодав со мной. Люк открыт, цистерна заправлена водой
  .
   - Врагу не сдается наш гордый Варяг, пощады никто мне не желает - пропел я взятые откуда-то слова, мне кажется, они подходят для этого момента. Раз, два, три, и я спрыгнул солдатиком в люк. Меня обдало кипятком, под водой закричал, захлебнулся. Тело выдало такой спазм всего организма, что даже легкие отказались исторгать воду, которая заливалась через открытый рот. Мне даже казалось, я слышу шипение внутри своего тела, как будто угли гаснут под натиском воды. Я шел ко дну, заливая водой свои внутренние отсеки, в голову пришел последний сигнал стонущего корабля. Они были правы. Так бы я и утонул, если бы не ломота в ногах, страшная такая ломота в костях, которая у меня бывает всегда при сильном переохлаждении. Все дело в том, что мои ноги сильно гнили в горах Кавказа, гнойные ямки буквально доходили до костей. А сейчас через эти шрамы я чувствую, чувствую обычную реакцию на холодную воду. Она меня и спасла. Подсказала вывод моему потухающему разуму, что я еще обычный человек, нет во мне огня, значит не носитель я пока. Оттолкнулся ногами от дна и поплыл на свет.
  
  - Плавает, все нормально.
  Вердикт присяжных сверху прозвучал. Спасатели вытянули меня из воды, спустили с машины, но не оставили меня в покое.
  Олег видно тоже захотел вставить свое слово,
  
  - Он воду пил.
   Я не стал ждать ответа, перебил.
   - Давайте воду.
  Мухин протянул пластиковую бутыль с водой. Я сделал всего два больших глотка и дал ответ в виде такой струи из желудка, что все-таки достал задавшего вопрос.
   Вместе содержимым желудка ушла обида на моих истязателей, что с них взять, ситуация такая, что моя проверка еще легко мне обошлась. А могли ведь просто расстрелять прямо там, в цистерне, если что-то пошло не так. И еще есть вероятность, что их подозрения все-таки в дальнейшем подтвердятся. Все дело в моей реакции на купание, она, точно не была такая, как у организма простого человека. Вот что это, уже начатая перестройка моего тела или я сам себе это накрутил, так это или иначе это оставим на потом. Сейчас мне надо просто продолжить свою жизнь, хотя бы до того, пока не найду точный ответ.
   Меня оставили в покое. Обтерся полотенцем, предоставленным мне Мухиным. Оделся в свой комбинезон, Мухин все продолжал свое ухаживание в целях избежание возможных обид. Мы выпили по стакану водки, тем самым разряжая обстановку. Вот почему у нас так всегда,; пока не выпьешь, не примут в компанию. Теперь я снова стал своим, Мухин уже по-братски лез в обнимку, братья Глебовы, перебивая друг друга, говорили про вчерашний бой. В духе -как мы дали им вчера. Да, дали, сам-то я понимаю, что эта победа сродни поражению, но это уже неважно для меня. Ведь я отчетливо слышал шипение гаснущего огня там в цистерне. Стоять, надо запретить себе об этом пока думать.
  
   Для вида я некоторое время поддерживал разговор, под их настрой вчерашнего боя. Подошел Ариец с приказом о проведении тренировок с новым пополнением. Я даже не поинтересовался, откуда пополнение, все спихнул на Олега и остатки моей части. Сам потребовал заняться мне тем, что раньше мне он и предлагал. А именно попробовать разобраться в причине всей этой чертовщины. Ариец после некоторого раздумья согласился с моим предложением и поинтересовался, какие будут первые шаги в этом направлении.
   - Для начала мне надо посетить пострадавших первого пожара. Как я уже говорил в полиции, Санька должен что-то знать. Постараться найти того старика, что нас предупреждал там о чертовщине, и разыскать Генку, мне кажется он тоже в курсе происходящего.
  - Хорошо, сыщик, действуй пока. Только будешь действовать сам, без полиции, есть подозрения, что им сейчас не стоит доверять, да и они скорей всего уже не станут помогать. После расстрела их начальника все заперлись, в микрорайоне вышей богемы. Суки, даже на связь не выходят, ладно хоть все женское население и детей взяли под свою охрану. Возьми джип, который остался от начальника полиции, будь постоянно на связи. В паре с тобой буде работать один из моих сватов для прикрытия.
  
  Я стал собираться. Нашел пустой вещмешок, закинул туда несколько сухих пайков, воды пару пластиковых бутылей, все это ящиками было навалено в комнате отдыха. Вот только жаль алкоголя не нашлось. Подвязал к вещмешку мой костюм высокой защиты. К моему арсеналу оружия из топора и дробовика добавили автомат, укороченный калаш. Его мне выдал белобрысый здоровяк из сватов, который и будет моим напарником. На дорожку перекусили, все время пока шел перекус, я прислушивался к организму. Откуда мне знать, какую реакцию вызовет тушенка у носителя. То, что я им, возможно, являюсь, меня уже не пугает, хотя и надеюсь, что это все же не так. Быть может, последнее купание остановило эту реакцию, пациент пошел на поправку. Все нормально, еда прошла, даже чувство насыщения есть. Все, хватит гадать, все будет, как будет, короче, по ходу разберемся.
  
   Вышли на улицу, а там явные изменения в нашу пользу. К нашему транспортному парку прибавились три танка и одна гаубица. На мои расспросы напарник пояснил: все из-за периметра, экипажи среди местных набрали, также набрали две роты гражданских, которые расквартированы в соседнем супермаркете. Да ариец на этот раз подошел к делу серьезно: ну как эти генералы на войне, сначала должны быть первые потери, чтоб потом обосновать применение артиллерии. Хватит, полковник все правильно делает, а я все строю из себя умного, все хочу показаться больше, чем есть.
   Пока я занимался очередным самоанализом, сват подогнал наш транспорт. Попросил его открыть багажник, чтобы закинуть свой рюкзак. В багажнике к моему удивлению нашелся самурайский меч в ножнах. Появилась мысль повесить его за спину, но сразу пропала, не мое это, пользоваться им не умею.
   Ну что, погнали. Черный джип, с включенным проблесковым маячком выдвинулся сторону больницы. По дороге познакомился с напарником, позывной Сват-2 из вчерашнего прикрытия. Ну, второй так второй, можно, конечно, было и проще, ну да и ладно, у каждого свои правила игры. Да и все знают, валить лучше малознакомого, когда не переходишь на ты. Прекрасно понимаю эти инструкции, которые однозначно даны моему напарнику. Все понятно было из последнего разговора с Арийцем. Это его действуй пока, говорило о многом.
  
   Город на этот раз выглядел еще страшнее, разграбленные магазины, разбитые витрины, мусор, заметенная снегом дорога. Два мародера мужского пола выбежали из развороченной двери продуктового магазина и скрылись за углом. Неплохой вариант, запастись всем необходимым, укрыться в подвале, и гори все огнем. Только переждать не получится, помощь все равно не придет. Эти, там за периметром, приказали разбираться самим, но шансов у нас маловато, даже с артиллерией. Надеюсь, в случае неудачи, не прилетит сюда, что-нибудь сверхтяжелое. Да нет, это нелогично. Это только добавит нам огня. Отравить - вот правильное решение, пустить газ, хотя тоже не получиться: где столько газа взять на целый город, да и ветром разнесет. Вот отравить воду - самое то, город тихо, спокойно вымрет, если до этого не сгорит. Так сказать провести локализацию очага возгорания, а потом и носителей всех пролить. Пока ехали, я насчитал пять или шесть столбов дыма, и никто не ехал их тушить. Белобрысый сват связался по рации, сообщил о пожарах. Вот мы и дожили, как я и говорил, огня будет только больше. Уже никто не звонит и не кричит, что горим. Теперь пожар - это обычное явление. Пару больших столбов дыма из них явно признаки большого пожара. Ах да, обычными пожарами уже никого не удивишь. В светлое время еще ни разу не проявляли себя носители, но это же не повод, чтоб не выполнять свою роботу. И надо успеть, их до ночи потушить. И словно в знак согласия, рация прошипела:
  - Приняли, высылаем разведку.
  
   Машина свернула во двор городской больницы, который весь был заполнен людьми. Две скорые стояли под разгрузку, подъехала третья, конвейер тормозил, белые халаты не успевали принимать больных, раненых, пострадавших. А они и сами шли, кого подвозили на частном транспорте. Даже трактор подрулил, из кабины вывалился тракторист зажимающий руками живот. Сквозь его пальцы на снег падали капли яркой алой крови. Он смог сам зайти, но наверное уже не выйдет: ранение в живот, да еще с такой потерей крови с повреждением внутренних органов. Добавим суда, большой поток пациентов, значит до хирургического стола ему еще очень далеко, так, что шансов мало. Но молодец, хоть дотянул, не каждый будет бороться до конца.
  
   Мы зашли в приемный покой, если этот бардак можно так называть. Я долго искал Санька в предоставленном мне списке больных.
  
   - Не ищите там, не найдете.
  
   Отвлек меня старичок с интеллигентной бородкой, по которой я узнал главного врача. Не было бы этой козьей бородки, и не узнать в этом старике, главного врача в возрасте чуть за пятьдесят, тут уместны слова сгорел на работе.
  
   - Вы из пожарной части, мне уже звонили о вас. Прошу вас в мой кабинет.
  
   Мы двинулись за врачом сквозь толпу приемного покоя. Все коридоры заполнены людьми: кто лежал на каталке, кто сидел у стены, многие просто лежали на полу. То тут, то там суетились медсестры, делали перевязки, ставили системы, кого просто поили водой. Вода, как хочется пить, мне нужно срочно пить или сам сейчас упаду, добавлю собой группу лежащих пациентов на полу. Глаза нашли дверь с мужским треугольником, сходу нырнул туда, закрываю за собою дверь, нагибаюсь к умывальнику и пью, и пью. Я чувствовал, как желудок пьет быстрее, чем я успеваю предоставить ему воду, буквально во мне заработал насос, всасывая и разгоняя влагу во все участки тела. В голову пришла сравнительная мысль: я похож на губку Боба, я также впитываю воду, я также как и он среди чуждых ко мне организмов, только он среди рыб, а я среди людей. Вот чего я боялся, перестройка тела дошла до мозга, я уже думаю, как иной. А жажда это просто попытка иммунитета сдержать необратимую реакцию. Это слишком простая логическая цепь, но откуда я точно знаю, что это именно так. Именно эта простота меня и пугает. Нет, паники нет, есть просто страх, вызванный неприятием данного вывода. Из памяти выскочил мой детский кошмар, когда я слег с жаром от простуды. На белом чистом фоне образовалась черная точка, вторая, третья, их много. Они растут и ничего нельзя с этим сделать. Ты наблюдаешь и понимаешь, что не избежать всего черного.
   Стук в дверь вырвал меня из забытья, положение тела горизонтальное, на полу туалета. Встал, подобрал дробовик, отрыл дверь. Человек с ружьем не дал возможности толстой санитарке выплеснуть свое недовольство по поводу использования служебного туалета не персоналом. Я без лишних слов получил информацию о нахождении главного врача.
  
   - Положение хуже некуда, в городе сущий бардак, люди словно сошли с ума, я на своем веку такого не видел, уж поверьте мне, как старому врачу. Везут много, кто сам добирается, помощь по мере сил мы, конечно, оказываем, но толку от этого мало. Никаких данных по эпидемии не получал, но сам вижу вирус в действии, люди мрут как мухи. Любое термическое нарушение кожаного покрова без своевременной обработки приводит к заражению. А открытые раны без медицинской помощи, ведут к летальному исходу гарантировано в течение двух суток. Я уже не говорю про сильно возросшую естественную смертность. И ничего мы с этим поделать не можем, все уже пробовали, ни один препарат не мог даже блокировать распространение инфекции. Практически во всех случаях основная причина смерти - это сверхбыстрое обезвоживание пациента. Люди сгорают на глазах. Быть может, мы бы смогли что-то придумать с небольшим числом пациентов. Но, как я уже говорил, числу поступающих больных конца и края нет.
   У вас что там твориться. Количество колотых, резаных, огнестрельных ран и ожогов превышает все мыслимые пределы. Да, вчера нам привезли новые препараты для замедления функций обмена веществ, вон в тех коробках вдоль стены физрастворы, делаем системы, есть некоторые улучшения. Но, по моему мнению, это просто отсрочка для больного, пока он на системе, живет, но ни о каком движении в сторону выздоровления говорить не приходиться. А с таким поступлением пострадавших мы однозначно не в силах сдержать эпидемию. Единственное, с чем мы можем справиться, это подготовить места для захоронения. Копаем глубоко, труп заливаем водой, ждем пока схватиться, закапываем. Спасибо за ваши инструкции, выполняем четко, кроме отрубания конечностей, извините, желающих не нашлось. За ходом работ посмотрите из моего окна. Отсюда отлично видно эту процедуру, господа проверяющие - с сарказмом завершил свой доклад, главный врач больницы.
  
  Начало доклада я пропустил, но и без него было понятно все. Тем более все видно из окна. Два трактора прямо в парке больничного городка копали могилы. Три рукава тянулись к ямам, заполняя водой эти могилы, над которыми стояли прощающиеся. Подготовка к захоронениям шла успешно, план по рытью могил выполняется полностью. На фоне заснеженного белого парка быстро росло количество черных пятен могил.
  
   - Меня интересует боец с пожарной части, которого доставили к вам позавчера, он еще жив, - задал вопрос мой сват.
  
  Старик в белом халате спал. Оказывается, он успел задремать, пока мы наблюдали за выполнением чьих-то инструкций. Пришлось мне повторить вопрос. После недолгих размышлений мы были отправлены в палату номер шесть отделения хирургии на третьем этаже.
  Направился я туда один, напарник остался для дальнейшего разговора. Не сомневаюсь, поговорить им еще было о чем. Пока я поднимался, навстречу попались еще два труппа на носилках. И точно, все как врач и говорил: тела, словно побывали в сушилке, где людей сушили заживо. Как ту старуху с первого пожара. Рука потянулась к топору на поясе, правильно надо их заливать, а то ночью еще восстанут, и головы все-таки надо ба обрубать. Коридоры были заполнены людьми и запахом копчености? исходящим от них. Кто стоит, держа систему над собой, у лежачих больных пакет с инъекцией просто закреплен скотчем на стене. Но видно систем не хватает, большая часть почему-то не получает свою отсрочку, на этих лицах уже были видны признаки копчения.
  
   У палаты номер шесть лежал еще один труп, прикрытый простыней из-под которой выглядывала обгоревшая кисть. Надо бы на обратном пути напомнить персоналу, чтоб здесь убрались. Сама палата на удивление была практически пуста, Сашкина головешка здесь лежала одна. То, что это было раннее Сашкой, я понял по штанам, с него даже не сняли комбинезон пожарного. А еще я почувствовал, что это он, на уровне моего подсознания. Точно что-то во мне уже меняется, в процессе перестройки организма, высвобождается энергия, которая в сумме с подогревом ускоряет мыслительный процесс, в новых участках мозга. Иными словами, мой разум открывает новые горизонты на фоне новых химических реакций, используя энергию преобразовний, как реактив для умственной работы. Если проще, ускоренный обмен веществ, ускоряет работу мозга.
   Исследование завершено.
  
   Вот я выдал, я половину слов этого бреда вообще раньше и не понимал, а сейчас кажись, понимаю. Все дело в способе моего заражения. Передача мне жара прошла не совсем обычно, если это так можно назвать. Костюм спас от деструкции кожаного покрова, передача прошла только в информационном плане на уровне ДНК. В результате перестройка началась с другого конца, с более мелких частиц, тем самым инфекция не разрушает на своем пути более крупные структуры моего организма. Другой пример разрушения мы можем видеть на данном экземпляре. Александр подвергся физическому контакту с носителем, организм реагирует согласно заложенной программе, идет борьба по методу реакции на инфекцию. Итог, в процессе борьбы организм лишь усугубляет свое положение и однозначно проигрывает с большими потерями. На конечной фазе мы имеем перестроенное тело носителя с практически отсутствующим мышлением. Возможно, со временем идет процесс восстановления, но точно уже другого сознания. Также хочу упомянуть про мои чувства: уже заблокированы мои прежние эмоциональные реакции, резко снижен выброс веществ, управляющих моим прежним поведением. Вот и сейчас я реагирую на тело моего друга без эмоций, да именно как на тело. Констатирую, Александр еще жив, но по существу это уже другой организм.
   Стоять, неправильно все это, таким нельзя быть, да нет, это не позыв к милосердию, это только еще одна констатация факта. Все наши побуждения идут не только изнутри, выливаясь в наше поведение, но есть и другой путь заставить реагировать организм через внешние действия. Программа сострадания сначала имитируется внешне, чтобы заставить ее работать внутри. Это как у актеров погружение в мир героя или как у игрока с погружением в героя компьютерной игры.
  
   Исследование завершено.
  
   Уф, отпустило, даже страшно было, что останусь там навсегда. Эх, Санек, Санек, как тебя так угораздило, ведь ты готовился к этому и других учил. Пел свои песни на тему будущего в огне, которое вот сейчас проявляется в кошмаре настоящего. Как там у вас: "И возьмут огнеборцы свои топоры". А вон как вышло, первый парень на деревне - первая жертва в бою. То, что он еще дышит, это мне ничего не дает, как я уже говорил от его мозговой активности ничего не осталось. Эх, надо было с тобой вашу секту походить, глядишь, ума бы поднабрался.
  
   Не знаю, что это последняя воля умершего или импульс затихающего мозга. Рука его тянется к стене и уперлась в надпись угольком. Отец. Юрий улица Дубравная 7, камень. Дальше уже ничего разобрать нельзя. И тот палец, что показывал на нее, был явно короток, видно уголька дописать не хватило.
   Вот те раз, спасибо, Санек, надо срочно вашего отца найти. Я встал, подошел к окну, тело требовало движения, действий в сторону познания. Так Саньку уже ни чем не помочь, его надо пролить и закопать. Пойдем дальше, можно ли помочь другим. Кстати, почему столь много пострадавших, слишком много, если, только, брать с учета пожаров. А вот здесь выходит то, что я и забыл человеческий фактор. Безвластие порождает анархию. Вследствие насилие и естественный отбор. А вон и представители преступного вида как назло.
   Во двор больницы заезжали машины представителей местного преступного элемента. Да еще и сводный состав: здесь была и кавказская диаспора во главе с Саидом, чеченцем, и наши славяне, заводские, под руководством Емели,- все здесь собрались. Что их так объединило? Вывод один, системы с раствором, продлевающим жизнь, которым, по уму, и мне нужно запастись. На лицо слишком нечестная конкуренция.
  Так, ищем коробку с раствором, ищем Свата и ноги в руки. Противник обладает значительным перевесом, вперемешку почти двадцать единиц, да еще где-то успели запастись нарезным, шакалы. Вот только бы Сват не начал здесь играть в представителя власти. Если честно, я бы сразу свалил, но мне нужна позарез эта временная панацея; физраствора. И он там, куда идут бандиты, видно придется все-таки повоевать. Пошел без спешки, считаю мне все равно не успеть, только нарвусь с ходу. Проверяю вооружение и боекомплект к нему. Что имеем: дробовик, шесть патронов, автомат два магазина, топор. Да негусто. Эх, черт, рацию в машине забыл, со Сватом связи нет. Ладно, порядок действия таков, начинаем с дробовика, по ходу подключаем автомат, если будет паника, будем дальше жать, нет, бежать. Пока спускался по лестнице, послышались снизу выстрелы и смех толпы. Пролет первого этажа, занимаю позицию. Кабинет главного врача находится через одну дверь направо, по первому этажу. Так и есть: шериф уже права качает, даже отсюда слышен голос Свата, кричит, угрожает. Просматриваю левую сторону насколько это возможно. Чисто, одни больные вдоль стен, двое из которых с мозгами наружу.
   Разворот, быстрый просмотр справа на уровне ног. Блин, медленно, обычно для этого требуется напарник: ныряешь, смотришь, а он тебя сразу тащит за шкирку обратно, даже если пулю уже успел получить. Но ничего, никто из толпы бандитов меня сейчас и не заметил, стоят кучно у двери, главари видимо внутри. Ладно, будем действовать дальше по обстановке, считаю, переговоры все равно ни к чему не приведут. Даю себе сигнал штурма.
   Успеваю с колена сделать три залпа с дробовика, ныряю обратно, выставляю на уровне пола автомат чуть под углом вверх, выпускаю магазин. Ответный огонь есть, как ему не быть, там больше десятка, всех точно не положил. Сейчас бы сват не подкачал, сколько у него там не знаю, но шанс я ему дал. От угла летят осколки штукатурки, ну давайте, воюйте, бегу на второй этаж меняю магазин, пробегаю по коридору до другого пролета лестниц, с намерением зайти к ним в тыл с другой стороны. Слышу грохот взрыва, второй, крики с первого этажа, чувствительно так приложило, а это шанс, взрывы в помещении точно выводят из игры, даже если не зацепило, а зацепить должно многих. Сейчас спокойно переходим на штурмовой шаг, еще раз проверяюсь, дробовик висит удобно, чтобы быстро на него перейти, автомат в плечо, стреляем в режиме двадцать два, у нас только один магазин. Занимаю левый угол, в этот раз удобный для стрельбы, повезло ни одного стоячего, кто ползет, кто уже без движения лежит, но можно ошибиться, все в пыли поднятой взрывами гранат. Ловлю в прицел бородатого кавказца, обладающего самой лучшей жизненной активностью, валю. Перехожу на лысого в спортивном костюме, дальше дело пошло в том же духе. Активные устранены, сопротивления практически не было, так, один воин аллаха пытался дать отпор с пистолета, да и то попал в контуженого соседа спереди, который встал для того, кажись, чтоб просто уйти. Магазин пуст, контакт нельзя останавливать, перехватываю дробовик, выхожу, всаживаю еще заряд в груду тел на полу, еще один. Все, остался один выстрел, но чужого оружия сразу нельзя подбирать, еще неизвестно, в каком состоянии оно, тем более одна граната взорвалась, по всей видимости, в середине толпы. Кровищи, словно в цеху на скотобойне, а вон почти отдельно рука и нога. А это что у нас, куда ползет, патрон не трачу, добиваю прикладом. Контроль выдержан, сейчас можно что-нибудь подобрать, ух ты пулемет РПК, магазин у него большой, надеюсь, что цел и патроны еще есть. Подобрал, контрольный выстрел есть, можно жить. Приближаюсь к входному проему в кабинет с остатками двери, кричу:
  
  - Эй, сват ты живой, это торпеда.
   Стон в ответ, что-то утвердительное.
  
   -Я захожу.
   Сам выжидаю пару секунд на всякий случай.
  
   - Ты где.
  
   -У окна за столом, да заходи чисто все.
   Слова даются свату с трудом. Подстраховываясь, иду, почти ничего не видно, здесь пыли еще больше, направление на свет. Пока шел два раза повстречал трупы, чуть не упал, запнувшись, пришлось ноги задирать. Сват лежал прямо под столом, торчал только автомат. Все-таки повезло нам, потерь пока нет. Захожу за стол, сажусь. Стрелок выясняет обстановку по коридору.
   Отвечаю. - Активности нет. Это ты гранаты применил?
  
  - Да я, только вот одна не долетела, сам видишь, рванула прямо здесь. Жаль врача кажись, наповал зацепило. Мне тоже уже недолго осталось, бедро прострелили и в спине осколок сидит. Ног уже не чувствую, я здесь пока вход держу, ты посмотри, как там, но меня не двигай.
   А там было очень плохо, артерия точно была задета, кровь идет с сильной пульсацией, пытаюсь зажать, да что толку, пуля прошла на вылет, надо хоть жгут наложить.
   - Жгут есть.
  
   Ответ совсем слабым голосом.
   - Сейчас с приклада сниму.
  
  Но жгута я не дождался, сват издох. Пульсация крови прекратилась, с целью проверить жму еще раз в рану - реакции никакой. Тащу за ноги, переворачиваю, не нахожу пульса на шее. Все готов. Закрываю свату глаза.
   Сколько просидел, уставившись на серое лицо белобрысого свата, не могу точно сказать. Я бы еще долго просидел, но опять ощутимо запахло дымком. Сука, во время перестрелки многих должно было зацепить, в том числе и случайные жертвы среди больных. А вот этого только нам не хватало, наверняка, кто-то из них был в пограничном состоянии перехода. Опять лезет в голову этот бред, опять понимаешь, что так оно и есть. Словно в подтверждение этих мыслей кто-то закричал, вскоре весь первый этаж был наполнен криками, часто было слышно:
   - Горит, горит.
  
  Выяснять, что именно горит, мне уже не надо, наверняка, это кто-то. Так, где у нас эта вакцина или как там ее. Ногой подтягиваю ближайшую коробку, нормально, пакеты с системами в основном целые, только некоторые пробиты. Ладно, мне и целых хватит. Что у нас с оружием, снимаю разгрузку со свата, три магазина, одна граната, пистолет неизвестной марки две обоймы к нему. Что еще, ищу по карманам, есть ключи от джипа, все, больше нет ничего. Беру автомат с покойного, с ним удобней, чем с РПК, магазин у пулемета длинный, вечно цепляешься, где не надо. Выщелкиваю оставшиеся патроны из магазина пулемета, сую по карманам, надеваю разгрузку, снятую с плеча мертвого напарника. Вывожу дальнейшие действия, считают выход в окно лучший вариант, потом к машине. Блин, забыл, бандиты, должно быть, оставили у машин кого-то. Можно, конечно, уйти по-тихому, но все-таки считаю надо наказать, ведь по существу они своим приездом весь город подписали на смерть или перерождение, да какая уже разница, короче, валить надо всех.
   Выкидываю коробку в окно, выхожу, все хорошо, приземляюсь по колено в снегу. Подбираю коробку, иду в сторону могил, которые уже никому не пригодятся. Как в кино: центр по спасению превратился в рассадник больных. Закапываю коробку у забора больницы, попрыгал с целью вернуть себя на боевой взвод, да именно так, не для того чтоб, проверить наличие лишнего шума, а чтобы вновь запустить свой боевой режим. Выхожу на просмотр фасада по большому радиусу. Вот они, голубчики, четверо, все спрятались в ожидании врага за одной машинной, да массивная защита в виде японского микроавтобуса. Но враг к вам придет с другой стороны, которую из вас никто и не прикрывает. Считаем до десяти на предмет обнаружения новых героев этой трагедии. Что за черт, а они есть, и это правда трагедия. С главного входа выбегают больные и медперсонал, я уже знаю, сейчас начнется стрельба не по моему плану. Блин, расстояние велико, свалить всех сразу не получится, но надо, надо первому открывать огонь. Не считаюсь с тем, что сам нахожусь на открытом месте, до задуманной позиции еще далеко. Встаю на колено, целюсь, но все равно не успеваю, один из них вышел из своего укрытия, и выпускает рожок в толпу. Он успел до конца разрядить свой автомат, пока я слишком профессионально уничтожал более опасного в данном положении противника. Те трое легли в течение семи секунд, потоми слег и сам стрелок. Автомат за спину, пистолет в руку, бегу. По ходу отмечаю, одну из жертв, красивая медсестра до рта, нижней челюсти как будто не было никогда. Делаю контрольные выстрелы по трем обезличенным затылкам, четвертого переворачиваю, надеясь увидеть в нем абрека, но нет, собака, русской породы. Всаживаю обойму до конца, превращая в кашу, лобную кость этой твари.
   И все, я иссяк, осталась только апатия, на сегодня потенциал к состраданию выработан. Кто-то упал с третьего этажа дымящей больницы, кто-то молит о спасении на втором, кто-то сам спасает кого-то, но мне все равно. На автомате, словно во сне добрел до коробки, оставленной в снегу, подбираю, иду обратно. Сажусь в наш джип и выруливаю из двора больницы. Пытаюсь блокировать свое само капание в сторону совести.
   Что дальше, ехать на базу не вижу смысла, есть две причины для этого. Да, первая причина очевидна: рано или поздно симптомы заражения дадут о себе знать, и тогда мой статус будет точно изменен на чужой. В лучшем случае можно рассчитывать на сотрудничество в вопросе моей безболезненной смерти. Но есть еще один фактор, и не менее значимый: бесполезность сопротивления. До меня только сейчас дошло по существу город погиб. Единственная сила, способная сдерживать положение, как оказалось, была больница, а не мы со своим планом физического уничтожения погорельцев. Конечно, ни о каком возвращении к прежней жизни речи не идет, но это очевидно, доктор со своим персоналом и методом решения вопроса погорельцев, мог дать нам шанс для спокойной смерти. Кстати, вот вполне подходящее название для тех, кто обгорел, не копченые или носители, а погорельцы. Что будет дальше, от местных уже не зависит, дальнейшая судьба населения будет решаться уже только за периметром. Вариант один: городу спокойно дадут сгореть дотла и только потом перейдут к фазе уничтожения всего, что двигается. Вариант два: не будут ждать, а сразу перейдут ко второй фазе. Как мы видим, в обоих случаях ничего хорошего нам не светит. Как-то вот не охота помирать, не узнав в чем суть дела. Поэтому я все-таки поеду туда, по этому адресу, что начертил Сашка собой на стене. Бонус погорельца - можно писать и рисовать картины собой. Наверно, при других обстоятельствах он добился бы известности. Ведь Сашка и раньше рисовал неплохо, плюс эта способность творить своим телом, так сказать, выплескивать на холст свое естество. Интересно насколько бы картин его хватило. Стоять, я опять не туда.
  
   Ну что так долго не едут, у больницы уже крыша вся взялась. Не знаю, почему я отсюда не уезжаю, жду, хочу на свой страх и риск поговорить с Арийцем. Хотя понимаю, скорей всего ни к чему этот разговор уже не приведет. Сколько можно ждать. Им что никто не сообщил, что горит объект особой важности. Допустим, но это зарево горящей больницы отлично видно с любого конца города, тем более на фоне уже ночного неба. Пока я ждал, настали сумерки, сейчас вон вообще темнота, в городе почему-то не включали свет. Темно, как в кино, где на экране вот уже полчаса идет пожар. Здание, конечно, уже потеряли, но там сейчас такой рассадник погорельцев. И словно в подтверждение моих слов на сцене, в проеме первого этажа, возник горящий силуэт, второй вышел сам из главного входа, третьего кто-то скинул со второго этажа или сам упал. Да они что здесь сговорились, прут толпой, чуть ли не из каждого окна, при этом некоторые еще и тащат собрата на себе. Один опускает ношу, ковыряется у друга в голове, потом тот, кто лежал, встает уже тоже с горящей головой. Вот те раз, еще раз, на лицо умственная деятельность или может что-то вроде коллективного разума. Многие в точности повторяют трюк воскрешения или размножения.
  Я не дождался, пока система прокапает до конца, вырвал иглу, выкинул остатки раствора на заднее сиденье. Тихонько тронулся, не включая фар, выехал с пустыря напротив больницы. Маршрут проложен, конечная точка Дубравная 7. Лишь бы там, в частном секторе проехать, а то вон дороги даже на центральных улицах замело. Чуть не въехал в столб, занесло, надо фары все-таки включить, но скорость стараться не снижать. Чем быстрее от больницы, тем лучше. Что ждет меня впереди, не знаю, может после свата и моя очередь придет действовать по обстановке. Кто-то вот также и меня прижмет, не оставит мне выбора для открытия огня.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ.
  
   Продавец.
  
   Семь дней, до встречи героев.
   - Привет, меня зовут Гарик. Нет, это слишком просто. Тогда, попробуем комбинацию подцепки, не стандарт.
   Как можно назвать тебя в отношении меня. Как можно назвать яркую брюнетку, сидящую рядом, на борту самолета, который летит рейсом Лондон-Москва. Попутчица, нет, несолидно, здесь сразу всплывает что-то про дальнобойщиков или о женщине в оранжевом жилете на путях. Так, вижу, тема позиционирования тебя по отношению ко мне не совсем удачна в качестве начала знакомства.
   - Хорошо, пускай все зависит от обычного твоего согласия с этим доводом, твоя внешность вызывает во мне симпатию, я думаю, что эта оценка должна быть взаимна.
  Сейчас ждем и улыбаемся. Ждем эту оценку, мой возраст двадцать семь, но для них возраст это не показатель. Ее взгляд прошел по лицу, опустился на костюм, попутно зацепив часы и запонки, вернулся обратно, чуть остановился на зубах и закончил движение на моей прическе. Проверка породы кобеля прошла успешно. Брюнетка улыбнулась мне в ответ, осталось только подтащить. А здесь надо действовать проще, ну вроде того, мы уже стали ближе.
   - Давай все упростим, просто мы хорошая пара для выхода в свет, я имею в виду, совместно провести сегодня вечер. Время и место встречи любое на твой вкус.
   Знаю, комбинация имеет шероховатость, но и она прошла. Улыбнувшись, второй раз, брюнетка сделала второй шаг в сторону моей кровати.
  
  Вот так, молодец.
   В моей жизни все также пока просто, не знаю, хватит ли удачи на всю жизнь, но пока мне прет и ой, как прет. Московский среднестатистический студент, по жребию удачи был подобран международной корпорацией в группу своих представителей в России. А я там уже сильно постарался, чтобы именно я получил пирог продаж по Московскому региону. Не хочу уточнять как, объясню лишь сам принцип моей работы. Торговля всем, от оливок до компьютеров, не важно, что ты продаешь в данный момент, главное, какой процент ты получаешь. Выбор большой, каждый может подобрать все, что нужно, но я не иду путем свободной конкуренции. В России важнее найти тех, кто может приказать взять именно твой товар. Дело в том, что на любой продукт выделяется капитал, так сказать, на его продвижение в массы. По правилам бизнеса, они идут на рекламу и сервисный сбор, но это там, за рубежом, а здесь это не работает. Точнее это не так эффективно действует, как работать по схеме откатов. Откат прошел, товар ушел потребителю, да еще и по накрутке самого закупщика. Нет, я честный и не наживаюсь на социальных программах, дело в том, что часто сам ответственный за закупку товара для государства настаивает на завышение цены. И мне ничего не остается, как брать еще и обратный откат за добавленную стоимость со стороны покупателя. Чтобы по документам прошла именно его цена. Все довольны, моя корпорация, чиновники в роли моих компаньонов, потребители товара, предоставленного по социальным программам государства, ну и я. Хотя моя совесть чудит иногда, говорит, что так нельзя. Это все когда-нибудь должно закончиться, и твою лавочку закроют вместе с тобой. В ответ я несу чушь в направлении, что мафия бессмертна, коррупция в России навсегда. Еще мне помогают тренинги за рубежом, они так и кричат: живи одним днем, наслаждайся этой минутой. Вот я живу, и наслаждаюсь жизнью, не беспокою себя тем, чего может и не быть. Но в последнее время на помощь совести в ее стремлении все изменить, пришла скука, да-да, просто скука. Я многое попробовал в плане развлечений и подъема настроений. И пришел к неутешительному выводу: самое быстро гаснущие чувство в жизни - это интерес. А это движущая сила, что нас всех двигает по этой самой жизни. Иногда это мы называем увлечением, азартом, тягой, страстью, привязанностью и совсем пошло, любовью. Я, точно знаю, не стоит называть интерес другими словами, чтоб он не перерос в крайний вариант своего названия. Одна ночь и все, цель достигнута, новизна утеряна, ну значит все, пока.
  
   Самолет пошел на посадку,
   Утренняя Москва встречала нас низкой облачностью с небольшим морозцем. Зима, как я не люблю зиму, ну, не русский я какой-то, мне бы лучше Лондон с дождем, чем Москва со снегом. Хотя этого снега здесь практически и нет, но все равно моя депрессия зимой всегда набирала силу. Я представляю, что было бы со мной, скажем так, в Сибири, спился бы, наверное. А ведь так могло и быть, мой отец, геолог, чуть не перетащил нас с матерью на Урал. Благо мать подумала о моем будущем, в итоге ячейка социалистического общества распалась на стадии созревания. Мать для меня все-таки святое. Галина Сергеевна, всегда зову ее на вы, и это не для вида, просто только так и должно быть. Мое детство прошло в девяностые. Вы сами понимаете, как в ту пору было прожить матери одиночке. Благо поклонников у нее всегда хватало. Еще бы, она работала стюардессой в Аэрофлоте и была вот такой же красавицей, что сейчас объявляла нам о заходе на посадку.
  
  Таможенный досмотр в этот раз затянулся, и не просто затянулся, впервые меня отвели в сторону от общей группы пассажиров. Брюнетка, моя бывшая соседка, даже в мою сторону не посмотрела, когда меня под конвоем сопроводили в комнату для досмотра. Зато вот все другие пассажиры проводили меня осуждающим взглядом, мол, смотрите, шпиона поймали.
   В голову полезли нехорошие мысли, хотя и мне нечего было скрывать, но все равно я боялся увидеть что-то запрещенное в моем багаже. Уж слишком тщательно проводили обыск, даже понятых пригласили. А что, подложи мне сейчас что-нибудь и все. И будет из меня галочка в плане пятилетки по борьбе с контрабандой, которую кто-то занесет в свое личное дело. Ну, давай, давай попробуй, я тоже не стоял на месте за годы моего капиталистического труда и давно обзавелся нужными связями. И начальник таможни этого аэропорта, тоже был в этом списке откатов, ладно, посмотрим, может еще ничего и не найдут. А с Николаем Ивановичем, мы всегда успеем переговорить.
   А вот и сам Николай пожаловал, обычный представитель госаппарата, живой такой толстячок в его годы надо ходить с проплешиной на голове, а он обладает такой копной густых волос. Кстати, это я посоветовал клинику по выращиванию новой растительности, очевидно, мой совет был принят.
  
   - Так что тут у нас, все в порядке?
   Его подчиненный, даже не закончив досмотр, подтвердил эго мнение. И раздосадованные понятые вместе с представителями таможни, кроме начальства, покинули кабинет. Я сразу взял слово.
  
  - Ну, зачем так официально, могли бы встретиться у Галины Сергеевны на даче.
  Он был из тех ее многочисленных поклонников, и до сих пор не терял надежду о полной взаимности.
  
  - Гарик, - прервал меня толстячок.
  
   - О даче пока забудь, у тебя проблемы и очень серьезные. Тобою тут интересовались. Сразу говорю, там связи не помогут, утянешь всех добрых людей за собой. Я бы и сам, если честно, сейчас был бы подальше от тебя, да жалко мать твою, за тебя очень сильно переживает. Вчера, как узнал, так сразу к ней. Давай на улицу выйдем, там расскажу подробности, душно понимаешь здесь, Гарик, для разговоров.
   И знаете, не его слова меня взволновали, а его вид. Пот блестел на его лбу, а руки теребили галстук на шее, словно ему, правда, не хватало воздуха.
   Николай Иванович вывел меня из кабинета через другую дверь, пройдя по лабиринту коридоров, мы вышли на балкон с видом на взлетное поле.
  
   - Ну, так кто мною интересуется, - стараясь не показывать нарастающую панику, задал я вопрос.
   Вместо ответа из пиджака мне была предоставлена фляжка. Что за черт, неужели все так серьезно, ведь у нас всегда так: перед тем как сильно огорчить, люди стараются облегчить будущую боль. Сделав пару глотков предложенного, даже не понял, что это было. Главное, то что он сейчас скажет.
  
  -Слушай Гарик, тобой очень интересуется департамент контрразведки ФСБ.
   Мысль остановилась на последних буквах его предложения. Контрразведка еще куда ни шло, сейчас в разведку играют и частные лица. А здесь перед тобой машина смерти из трех букв, которая в связи с нестабильной обстановкой в мире снова набирает обороты. Я хоть и агент запада, но все-таки торговый, что им надо от меня. Фляжка снова была наклонена.
  
   - Почему, выдохнул я.
  
   Толстячок отобрал у меня фляжку
  - Пойдем, по дороге объясню, времени нет, и не перебивай.
  
   По дороге не знаю куда Иванович представил мне картину своих размышлений. - Ты сам подумай, сколько времени ты работаешь по схеме: я тебе ты мне. Сколько народу подсадил на откаты, и кого, даже меня умудрился. Возможно, ты сам и сливал эту информацию на сторону, может просто ты был под колпаком из-за бугра. Так это было или иначе, сейчас, Гарик, уже не важно. Недавно этим материалом, решили воспользоваться там, конкуренты нашей страны. А что, отличное основание для вербовки с угрозой слива при отказе в сотрудничестве. До меня эта схема еще не добралась, но по слухам, уже давно работают с твоей клиентской базой. Вопрос на засыпку: кто получается здесь, по размышлению наших спецслужб? главный вербовщик в этой агентурной сети.
  
   Моего ответа здесь не требовалось. Так как разговор сразу перешел в другое русло.
  
  - За твоей квартирой уже следят. Сегодня Галина Сергеевна дала мне знать, что встали и у нее.
  
   Толстяк смог четко, по фактам, разъяснить настоящее и предполагаемое будущее моей персоны в этой шпионской игре. Я уже видел себя в комнате для допросов, сам же и явлюсь с повинной. Но он, все не унимался, вел меня по теме разговора дальше, я следовал за ним и в прямом смысле этого слова.
   - Гарик, ты вообще слышишь меня. Сейчас ты летишь за Урал, мы с Галиной Сергеевной так решили, вот адрес твоего отца, ему уже дали знать, ждет. По документам, сам знаешь, ты не его сын, так что здесь хвостов быть не должно. В твои проблемы отец не посвящен, просто знает, что тебя нужно укрыть. Про твой прилет постараюсь убрать информацию, если смогу, но сильно на это не рассчитывай, документы оставь у меня. Никаких звонков, никаких кредиток, местный телефон еще не включал?
  
  - Нет, промычал я.
  
  -Отдай его мне, отправлю обратно в Лондон, может, это как-то поможет запутать твои следы. Ну вот, мы и дошли.
  
  Мы стояли у опущенного грузового трапа транспортного самолета, Николай Иванович протянул мне какую-то сумку, неизвестно когда и где он успел ее по пути подцепить.
  
  - Ну что, Гарик, давай, надеюсь, в ближайшее время не увидимся, с экипажем ни слова, а они сами не будут расспрашивать. На месте тебя будет встречать мой бывший сослуживец. Все действия - по согласованию с ним, когда здесь все уляжется, я сам найду тебя. В сумке теплые вещи и наличность это мы с матерью тебе в дорогу собрали. Там письма от нее в боковом кармане, потом разберешься. Да не паникуй ты, сам же говорил все: что не продается, то покупается. Если выйдем на ведущего по разработке твоего направления, то считай, осталось решить основное, узнать цену твоей свободы. Все, взлет через пять минут, я и так его задержал из-за тебя практически на час.
  Дальше с его стороны последовали почти отцовские объятия, а я пустил слезу, нет, не в порыве чувств, а просто ситуация как-то этому способствовала.
  После трогательного прощания Николай Иванович развернулся и резво побежал в сторону аэропорта.
   - Эй, служивый, давай на посадку, скоро взлетаем, - послышалось из темного чрева самолета. Я на автопилоте поднялся на борт, чуть проплутав между ящиков, нашел скамейку для пассажиров, сел.
   Взлет мой мозг не заметил, даже не могу вспомнить, через какое время он вернулся к умственной деятельности. В ушах уже давно стоял гул полета, а в висках стучало, что это, все серьезно. Нет, не может этого со мною быть, это все просто розыгрыш. Вопрос, кто меня разыгрывает. У меня хватает хороших друзей, кто может вот так вот пошутить. Да я и сам принимал участие в похожей разводке. Разыграли Усачева, топ менеджера не помню чего. Арест с поличным при покупке белого, обыск в машине, нашли еще, отказ опера от взятки. И встреча с цветами и воздушными шарами у здания РОВД. Это надо было видеть его лицо, когда мы встречали его толпой, типа, брат, пошутили. Это тогда ему даже пошло на пользу, отказался от допинга навсегда. Но мне-то какой прок от этой шутки, она даже не смешная. Я вместо того, чтобы принимать ванну в своей квартире, лечу не знаю куда и трясусь от холода. Хорошо, будем придерживаться сценария. Что там, в сумке, мой лыжный комбинезон и зимние туристические ботинки. Вот задействовать самолет они смогли, новую одежду предоставить не смогли. Получается, моя мать в теме этой тупой шутки. Ключи от квартиры были только у нее, и комбинезон только она могла дать. Что дальше, в боковом кармане три конверта, в одном из них я сейчас и прочитаю про розыгрыш. А дальше круживший по области самолет сядет, и взлетят в небо воздушные шары. Только вот почему три конверта.
   Первый конверт от Галины Сергеевны. " - Сынок я очень беспокоюсь, слушайся Николая Ивановича" Понятно, дальше можно не читать.
  
  Второй конверт отцу от матери, тоже отложим.
  
  Третий, самый большой, и там не было слова розыгрыш, там был пресс из пачек в сумме пятьдесят штук евро. Ну не принято в наших кругах сверкать такой наличностью. Такая сумма даже не принимается в расчет отката за понимание мною этого тупого юмора. Процент правдоподобности теории шутки сразу соскочил на нуль.
  Да еще этот Николай Иванович, слишком профессиональные словечки прозвучали в его последнем разговоре. Вербовка, агентурная сеть, разработка. Да не прост толстячок оказался. Ладно, доверимся профессионалам, не будем паниковать. Холодно как, это вам не бизнес класс, надо бы переодеться, иначе не долечу туда куда надо. Сменил имидж, по ходу обнаружил бутылку виски на дне сумки, дальше полет пошел веселее. Через час, расслабившись, я уже отыскал ложку меда в этой бочке дегтя, хоть своего отца увижу. А денег, если экономить, на пару месяцев хватит, даже если все это и затянется.
   Алкоголь подсказывал. Бывают в жизни белые и черные полосы. И вслед за черным эпизодом все равно придет белый, и никуда он не денется. В крайнем случае, сам подключу свои связи, и не местные, как думает Николай Иванович. Ведь не такой я уж и ангел, как он думает. Я давно сам догадался, что моя корпорация на самом деле является чем-то вроде финансового придатка от МИ-6. К чему эти большие проценты, к чему эти сбросовые цены на товар. Тут достаточно умственной способности торгового агента, чтоб понять, за что мне на самом деле платят. Вот только ума у меня еще хватило на то, чтобы заставить их играть со мной в открытую игру. И вот уже полгода я официально числюсь на службе ее высочества королевы Англии. Но я пока сильно паниковать не буду, и продолжу свою роль мелкого взяточника в бегах. Мне главное сейчас увидеть всю картину целиком, кто на самом деле за этим всем стоит и что хотят они этим добиться.
  
  
  
  
   Шесть дней до встречи героев.
  
   Вернули меня в реальность три гудка внутреннего оповещения самолета, под потолком загорелся плафон с надписью посадка. Голова раскалывалась, коктейль из похмелья и условий полета с постоянным шумом двигателей резко снизил мою умственную активность. Обработка уже вчерашних данных ничего нового не принесла, только подсказала возможное местоположение, наверно, где-то над Уралом. А значит, надо перевести часы, на два часа вперед. Час ночи, ну и хорошо, меньше посторонних взглядов на аэродроме. Да ладно, это сейчас не мое дело, я же должен мыслить в режиме испуганного торгаша. Все возможные варианты развития дальнейшей моей жизни пока должны быть по схеме третьих лиц.
  Сложил в сумку: туфли, костюм, пальто, часы оставлю на руке, они всегда должны быть на мне. Там сим-карта, мой козырь в этой игре. Вставляешь ее в любой телефон, и все, ты на экстренной линии связи с Ми-6.
  
  Посадка прошла на оценку удовлетворительно, трясло не по-детски. Повторюсь, это тебе не салон первого класса Британских авиалиний. Интересно, насколько теория вероятности может влиять и на работу спецслужб. Кто-то там просчитывает все случайности, по которым агент или лицо, находящееся в разработке, может погибнуть. Например, в авиакатастрофе или просто помереть от сердечной недостаточности вследствие тяжелого похмелья. И все, нет больше главного игрока, вся работа коту под хвост, почему о таких провалах почти ничего неизвестно. В истории однозначно они должны быть. Мистер икс долго и тщательно внедрялся туда куда надо, но простой случай ему помешал сделать то, для чего он так долго готовился. А для чего готовился я, постойте, о чем это я.
  
  Да, с конспирацией чем дальше от центра, тем хуже, коэффициент скрытности был близок к нулю. Вполне вероятно где-то в Антарктиде, на научной станции живут два агента из разных стран и все друг про друга знают. Вот и сейчас меня прямо у самолета встречал черный джип с синими номерами, а рядом с ним при параде подполковник МВД. Провинция, что тут поделаешь, типа все везде схвачено, нам нечего бояться, наша жизнь удалась. Вон и показатели качества жизни: мундир не справляется с обязанностью подтянуть фигуру заплывшую жиром. А галстук, наоборот подчеркивал второй подбородок этого спортсмена японской национальной борьбы. Точно японец, прям копия статуэтки толстого буддийского монаха, и глаза такие узкие - узкие и хитрые - хитрые.
  
  - Гарик,- уточнил встречающий.
  
   -Да, да, - пропищал во мне испуганный торгаш, которого и должен встретить этот представитель закона.
  
   - В машину, -хозяйски скомандовал японец.
  
  Ну, в машину так в машину. Я занял одну треть заднего сиденья, но все равно пришлось еще потесниться, чтобы хватило место для японца.
  
  - Трогай, - приказал он к водителю. Джип с включенным синим маячком начал движение по аэродрому. На выезде никто нас не останавливал, выехали на трассу, из машины мало что было видно. Единственное, что можно было сказать, снега здесь хватало, по краям дороги выше самой машины лежали барханы снега.
   Японец отвлек меня от созерцания такого количества снега, пытаясь что-то достать с переднего сиденья, но это у него все ни как не получалось. Наконец водитель, заметив его потуги, сам подал пакет. Там оказался набор для встречи дорого гостя: коньяк, мясные и сырные нарезки минералка, даже сигары присутствовали. Хозяин долго соображал, как начать застолье в тесноте машины, после несколько неудачных вариантов его мозг принял решение об остановке. Машина встала прямо посреди дороги, водитель помог выйти толстому пассажиру, а я вышел сам. Скажи мне вчера, что сегодня вот так буду стоять перед капотом джипа, исполняющего функции праздничного стола на трассе где-то на Урале, ни за что не поверил бы. Ночь, дорога и небо, засыпанное брильянтами, такого неба я не видел еще никогда, мороз словно включил режим картинки 3D. И этот режим заставил поверить в реальность происходящего до конца. Странно, я чувствую, что это все действительно было мне нужно, встряхнуть мое восприятие жизни. Ведь я жил до этого, как в компьютерной игре, что-то вроде монополии, где каждый хочет накопить как можно больше. При этом стараясь не думать, что финиш один для всех. И нет разницы, с каким ты капиталом дойдешь до него. Да я вру, вру самому себе и тому, кто будет читать там, мою судьбу. От тебя ведь не скроешь, что на самом деле все эти мысли являются лишь моим приемом ухода от проблем. Да, да, такой нелогический прием, которому меня научили за рубежом, эти психологи с МИ-6. Просто когда не знаешь, что сказать, не заешь как себя вести, не знаешь, что будет впереди, введи свою мысль в высокую сферу. Начни с любования природой или любой мелочью, да хоть углом камеры, а дальше эта красота должна вытащить тебя из депрессии. Типа все покажется не настолько уж значительным в сравнении с вопросами бытия. Вот и я начал с любования звездами, а закончил, кажись удачной попыткой вывода себя из депрессии. За это можно и выпить, я вернулся к сюжету, где уже закончили накрывать капот. Японец протянул мне стакан, с тостом за знакомство.
  
   Енисей Викторович Гарипов. Начальник полиции того городка, где проживает мой отец. Да, с такими инициалами и фамилией дальше можно про себя не говорить. Для всех он свой, даже для японцев, судя по внешности.
  
   Сам наш разговор поначалу не был интересен ни ему, ни мне, так попойка на природе с обменом любезностей. Что-то интересное при застолье, как всегда говорится после пятого тоста. Когда мозг уже под алкоголем и расслабляется контроль языка. В этот момент важно поймать нужное слово, оговорку, смысл которой можно довести. Так, понятно, этот местный феодал в долгу перед Николаем Ивановичем и дело здесь не в старой службе, как хочет он это преподнести. Ведь сначала о тех годах дружбы говорят долго, подробно и вспоминают многое. От, мы вместе под пулями, до, он смог меня донести. А служба, видать, была не проста, вон, между юбилейных медалек блеснул орден красной звезды. Но Николай Иванович упомянут лишь один раз, да и то лишь в начале разговора. Как-то не вырисовывается дружба из этого большого боевого опыта, который так красочно описывал после седьмого стакана мой новый знакомый. Был везде, многих бил: и бандитов, и моджахедов, так дошли бы и до американцев. Но я, несмотря на алкоголь начал подмерзать, а мой собеседник, наоборот, дошел до кондиции, когда рвется мундир и показывается тельняшка на груди. Так ставится ударение, типа смотри и трепещи. Хорошо, понял я, что так тупо меня ставят на место домашнего мальчика и дядя Енисей прикроет в случае чего своим толстым животом. Это пропустим, самое главное, что будь его воля, он бы сам бы этих московских давно бы расстрелял. Ну, вот я и довел его язык туда куда надо, мне осталось лишь увидеть смысл. Выходит, японец давно под кем-то работает, под теми, кто меня и ведет к цели, которую я сам пока не знаю. И мне кажется, дело здесь не в ФСБ, слишком груб был этот метод вызова лояльности у моей персоны. То, что он на моей стороне вообще не рассматривается, просто надо мальчику придумать образ большого страшного врага. А дальше в русле, только вместе, плечом к плечу мы одержим победу и тебя спасем. Получается, разводка, нет меня в списках иностранных шпионов или есть. Опять змея укусила свой хвост, пришел туда, откуда начал. Мне, похоже, тоже хорош, еще бы вспомнить завтра, что я здесь надумал про себя.
  
   Японец словно прочитал мои мысли, закончил описывать свое бравое прошлое и пошел описывать заднее колесо джипа. Водитель подождал, пока начальник справит нужду, после этого вылез из-за руля и на обратном пути завернул в стельку пьяного хозяина в машину. Наконец-то, пора и честь знать, а то гость совсем замерз уже, вам, сибирякам дай водку и в трусах на лыжах нипочем. Я быстро прибрал с капота остатки пиршества в пакеты, пока хозяина заталкивали на заднее сиденье. Нет, не для продолжения торжества, просто мусорить на природе это не стильно. Передал пакет водителю, чтобы положил в багажник. Но тот, не увидев что-то ценное там, после того как я сел в машину отправил их в полет на обочину. Как говорится, со своим уставом не лезут куда-то. А все-таки, куда я сам попал. Алкоголь в паре с печкой салона быстро согрели мое тело, вот только работе моего мозга повышенный градус уже был во вред. Вот уже второй раз за последние сутки я уходил в трясину опьянения. Мысли сбились в кучку и стали рассыпаться, тело, остановленное без контроля, растеклось по сиденью, насколько это позволяло тело соседа. Напоследок мой мозг добила песня этого соседа, которая, была на японском или на китайском языке. Мало того, в перерывах этого звукового сопровождения были длинные фразы на этом же языке в сторону водителя, который к тому же ему и отвечал.
  
   Пять дней до встречи героев.
  
  Все, надо завязывать, это первое что пришло в мою похмельную голову, и лишь потом память начала вырисовывать последние события. Где я? Кровать, потолок, шкаф, тумбочка, обстановка похожа на номер дешевой гостиницы. Выходить сразу к отцу не повезли, а то картина возвращения блудного сына алкоголика из Москвы была бы к месту в воображении встречающих. Хотя отец, одно название отец, я почти ничего про него не знаю, в молодости, вроде, геологом был без постоянного места жительства. А сейчас кто он - в этом городе, в котором, насколько я знаю, он проживал последние лет двадцать. Есть ли у него другая семья? Сын геолога только сейчас об этом задумался. А ведь я помню его, того бородатого мужика из детства, что пару месяцев проводил со мной выходные. Тогда я даже не догадывался, что он и есть мой отец. Это только потом я смог сопоставить этот образ и фотографий из маминого фотоальбома и выделить его из общей массы поклонников, что кружили вокруг нашей семьи. И знаете, те выходные дни из детства в моей памяти иногда все-таки всплывали в виде ярких детских воспоминаний. Это как увидеть сон, где чувства намного сильней, чем в реальности. И за этот сон ты можешь прочувствовать намного больше, чем за годы бодрствования. Опять я не туда иду, что у нас на повестке дня. Стоп, в этот самый момент я понял, куда все идет, точнее, куда меня ведут. Все очень просто, те, кто разводит меня, ведут меня к отцу, и им нет дела до маленького мошенника, которому они неосознанно нажали на его страхи. Такое простое решение задачи, как раз и подкупало своей простотой и закрепляется сейчас в моем сознании, как реально возможный вариант объяснения всего. Тогда получается уже три варианта развития, ФСБ ловит организатора агентурной сети, мошенники разводят мошенника, и вариант, где главный герой разводки - отец. В последнем случае я выступаю второстепенным лицом действия. Если отбросить ностальгические воспоминания из детства, для меня лучшим был бы вариант, где я выступаю в роли приманки для отца. Да я скотина, но это во мне говорит только мораль, а здравый расчет, за третье решение задачи.
  Так, скотине надо в душ, а то воняет уже как от козла, по крайней мере, я так уже выгляжу. Вон в зеркале на меня смотрит небритый тип в трусах с красными глазами.
  Полчаса под контрастным душем кое-как привели меня в чувство и избавили от отвращения к себе. Вышел из душевой и обнаружил неплохое обслуживание номера. Мой чистый выглаженный костюм, пальто, лежали на заправленной кровати. На прикроватном столике стояла чашка кофе, минералка. Молодцы, только вот бутылка пива, портила весь этот натюрморт. Да расслабься, Гарик, здесь тебе не Hilton, где тебе заботливо бы преподнесли бутылку vital drinks для пополнения твоего истощенного вчера запаса минералов. Не сомневаюсь, здесь и пиво с утра уже максимальная забота о клиенте. Так что, отдыхай, парень, можешь сбросить маску ценителя высокого, а в связи с последними событиями, можно и пиво с утра. А оно неплохое, надо бы марку запомнить, неужели в России хоть что-то путное научились варить.
   Послышался деликатный стук в дверь.
  
   На пороге стояла красота, да именно настоящая красота и не чета, к примеру, той попутчице по последнему рейсу Лондон-Москва. Здесь не было ничего надувного и натянутого, здесь работала природа, а не пластический хирург. Тонкий носик, большие синие глаза, волнующая фигура, насколько это можно было оценить под бежевым полупрозрачным платьем или туникой, слишком оно было прозрачным для первого. Ну и короткая прическа черных волос с зачесом большой челки на одну сторону лица. Похоже, кто-то в детстве пересмотрел японских мультфильмов. Но этот странный образ, я подтверждаю, был выбран удачно.
  
  - Добрый вечер, Гарик. Меня зовут Альбина, мой отец Енисей Викторович просил меня проведать вас и передать вам приглашение на ужин. Если вы соизволите ответить на предложение согласием, то моя машина к вашим услугам.
   Заминка, кто такой Енисей Викторович, память дала ответ -тот японский борец в звании подполковника.
   Тогда.
  - Поехали красавица.
  
  Я попытался сразу пойти на сближение со столь очаровательной персоной. Но был сразу откинут упоминанием о моем неглиже. Я встречал даму в трусах, вероятно - это не совсем подходит для местного светского раута, и не способствовало первой симпатии с ее стороны. Альбина-сан сделала поклон, словно поставила точку в конце беседы и продефилировала по коридору до лестницы. Ведь точно знала она, что я провожаю эти ножки, делавшие маленькие шажки, которые так умело, дополняли это восточный образ. Каждый сходит с ума по своему, но эта странная семейка вообще сбивает меня с толку. Ее отец строит из себя ветерана и разговаривает на японском языке. Она в духе странности предка играет в героя японского мультфильма.
   Пока одевался, пытался построить хоть какую-нибудь логическую цепь дальнейших событий. Но мыслительный процесс разбивался об эту странность встречающей стороны. Со временем этот спектакль будет выглядеть смешно, но, черт возьми, почему мне сейчас не смешно. Чуть не забыл с этим клубом любителей японской культуры о главном, где мои деньги. Меня бросило в пот, костюм ведь был до приезда в сумке, а там лежали деньги. Беглый осмотр комнаты показал сумку на кресле, рывок, все содержимое полетело на пол. Комбинезон, ботинки, даже пустая бутылка была там и, слава богу, три конверта. Не могу удержаться, рву самый большой, по комнате разлетелись купюры номиналом в пятьсот евро. На месте мои родненькие, собирая, подсчитал, все в порядке. Делю на две половины, раскладываю по карманам костюма, оделся, все готов. Покинул номер, не утруждая себя, его закрыть, спустился в холл, подмигнул девчонке за стойкой и вышел на улицу. Местная красота: снаружи валит снег крупными хлопьями. Не местная красота: меня ждал Порше кайман ярко-синего цвета, причем GTS, максимальной комплектации.
   Дорога проходила в скрытном любовании ножками прекрасной наездницы, на ней было все также, только туника. Я понимаю, что она может мало бывает на улице, но столь резкий контраст замершего провинциального городка и линий ее ног, что-то в этом есть. Между тем быстро стемнело, машина включила фары и выехала за город. Пришлось оторваться от созерцания прелестей и призадуматься, куда меня опять везут. По плану я должен быть уже у отца, сидеть не высовываться, а здесь я ночую в гостинице и сверкаю в городе с красавицей на яркой машине. Да еще и еду на ужин с местным куратором моего побега, который к тому же оказался японцем. А что если они японские разведчики, нет, это вообще перебор. Дальше вывода о том, что это все перебор, моя логика не сдвинулась ни на миллиметр. Для меня словно кто-то спутал все карты в моей кропленой колоде жизни, передо мной была темнота неизвестности, в которую меня увозил этот ярко-синий кайман.
  
   Целью нашей поездки оказалось поместье, да именно поместье или владение, других слов не подобрать. Высокий кирпичный забор тянулся метров сто, пока мы не проехали через массивные металлические ворота. На въезде я заметил вооруженных людей форме, которые странно приветствовали дочку хозяина. Меня это начало пугать, нет, не то что они были вооружены, а их поклоны, слишком они походили ритуалы приветствий из фильмов на тему якудза. И словно в дополнении моих мыслей перед нами вырос большой дом в японском стиле. Фетиш прослеживался во всем: ландшафт с низкими деревьями с подсветкой из фонариков, с вычищенными от снега тропинками из камня, надворные постройки под стать дому, даже вертолет под навесом с рисунком дракона на борту. Все с акцентом на страну восходящего солнца. Наверное, если бы не было море снега, я бы еще и увидел сад камней. Это сколько надо денег, чтоб поставить вот такие декорации, мне очень не верится, что это все может быть построено только на зарплату полицейского. Альбина припарковала Кайман под навесом у крыльца. Вышла, дождалась меня и красивым жестом, как подобает настоящей женщине востока, предложила зайти в дом. Огромный холл, похожий на спортзал, деревянные колонны, камин у дальней стены, две лестницы с изгибом по бокам, мягкая мебель с низким столиком по центру. Хозяйка еще раз показала мне жест своего гостеприимства и удалилась в одну из боковых дверей, если эти задвижки ширм можно так назвать. На смену ей откуда-то появилась оригинальная старая японка в сером кимоно, предложив сменить мне туфли на мягкие тапки. Хотелось отказаться, так как мои носки не первого дня свежести, боюсь, они не будут сочетаться с местными благовониями. Пахло хризантемами или тюльпанами или еще чем цветочным. Я делаю вид, что занят обстановкой и не замечаю предложение о смене обуви. Но старушка вот уже минуты полторы стоит в поклоне, не разгибаясь, держа тапки перед собой. Ладно, сдаюсь, беру тапки, одеваю, только после этого она позволила себе разогнуться и унести мои туфли. Прошел, сел в одно из кресел и только сейчас мой слух уловил мелодию, что-то вроде слабого звона колокольчиков на ветру и игры на флейте. А ведь она точно играла с самого входа в этот дом, настолько она гармонично вписывалась в интерьер. Странно эта музыка, точнее эта гармония наводила меня на мысль, которую я не могу никак закончить. Знаю, очень важный вывод она несла, но где-то вот застряла на полпути, до меня лишь донеслись отголоски ее значимости. Покопаться в голове в поисках этого вывода, мне не дала Альбина, она уже была в желтом кимоно, бесшумно появившись в паре со своей прислугой. Они поднесли на подносах пару чайников, маленькие мешочки видимо с чаем, чашки и многое другое, что нужно для этой церемонии. Начался ритуал, плавные движения рук, перетекания жидкостей из одних емкостей в другие с сопровождающимся журчанием ручья, игра ароматов, пульсация в висках, ритм колокольчика, улыбка на ее устах. Это вводило меня в чарующий транс. Под этим словом, что-то было еще, но мысль опять уже забыта, первый глоток подсказал мне отдыхать. Даже тот мой страх про грязные носки сдался в руки Альбины, она сняла их и сейчас заботливо омыла мои ступни в тазике с теплой водой. Почему-то я даже не удивляюсь, принимая этот моцион. Рука скользила по ступне, пальцы заходили между пальцев, поднимая дрожь до низа живота, опуская в рай меня все глубже или, наоборот, выше. Ее ноготь где-то что-то пережал, сладкая боль прокатилась по ноге и поднялась на этот раз выше паха и взорвалась в солнечном сплетении.
  Сознание вернулось плавно. Я голый посреди того же зала, только вместо камина черная статуя сидящего мужика в огне. В голову кто-то плавно лезет, говорит ты готов принять истину, а вот и владелец голоса. Подполковник полиции Енисей Викторович Гарипов, только сейчас он в роли этого огненного самурая, судя по кимоно. Говорит, он воин какой-то стражи. Это точно сон, знаю, я сплю, но проснуться почему-то не могу.
   Самурай продолжает мне втирать. В давние времена жили два народа. Носители огня и носители воды, несмотря на разницу в природе, они могли сосуществовать. Так длилось долго, пока не началась война, причина неизвестна, но победили носители воды. Правда, для этого всю землю пришлось им затопить. Так вот последний представитель пламени, свою искру души в камень заложил. Согласно той легенде, для того чтоб свой народ из пламени со временем возродить.
   Вот меня прибивает, это что они в чай подмешали такого, что этот бред у меня в голове сопровождается яркими иллюстрациями. Нет, однозначно, я нахожусь под сильной галлюцинацией, которая начала отпускать меня на последних словах легенды. Оказывается, я одет и носки на ногах, сижу на кресле и камин на месте, а хозяин дома в обычном спортивном костюме и нет здесь мужика огня.
  
   - Эй, Гарик ты здесь? Говорил же, не заваривайте ему крепкого настоя, а то с непривычки. Вижу, вижу, накрыло знатно, меня тоже поначалу пару раз накрывало, и так, что с мечом за чертями по дому бегал. А чай знатный, но меру надо знать, чтоб на измену не сесть, в следующий раз сам заварю, на позитиве все пройдет. Давай сейчас на обычный вариант перейдем,
  - Альбина, принеси нам алкоголя и закусочки.
   Появилась Альбина с помощницей, стали менять стол, как сказал японец на обычный вариант. Я поймал взгляд Альбины, по которому понял ни массажа ног, ни этого бреда не было, хотя я бы хотел, чтобы первое все же было. Вот лиса еще и улыбается, представляю, какой у меня вид был возбужденный, до прихода отца. А вообще надо бы этого чайка запастись. Будет чем в Москве знакомых удивить. Алкоголь быстро вышиб чайный настой из моей головы. Дальше, все пошло в простом режиме приема алкоголя. Японец, правда, оказался наполовину японцем, его отец оказался подбитым пленным камикадзе, который сгинул где-то в лагерях. Оказывается, он тоже носит фамилию не своего отца, но сейчас он и не скрывает, что является потомком самураев. Даже нашел родственников с той стороны бугра. Поделился и о насущном хлебе, как он, простой начальник полиции маленького городка, умудряется жить, как японский феодал. Все объяснялось просто, любовь к драгоценным камням. Показал свою маленькую коллекцию, я хоть в них и не разбираюсь, но их сумма выглядит внушительно. В основном нешлифованный алмаз, с его слов, здесь недалеко хорошее месторождение. А что, мужик, тихонько клюет из недр земли, ну и пускай себе клюет, ведь хотеть красиво жит не запретишь. Я же поделился своими секретами, ну вот лезет из меня взаимная откровенность. Подвел я его под серьезный разговор. Что надо и за что. Японец уважительно посмотрел на меня и попросил перенести этот разговор на завтра, сегодня будем отдыхать.
  
  Остаток вечера мы провели в пьяном угаре, виски так себе, но с Schweppes-сом пролетело на ура, еще успели помахать настоящей японской катаной и сходить в русскую баню. Последний вывод за вечер: не такой уж и плохой этот самурай в роли простого русского мужика, или наоборот.
  
  
  
  
  Четыре дня до встречи героев.
  
  На этот раз утро встретило меня без обычной похмельной боли, баня вчера успела выгнать большую часть алкоголя. Проснулся со зверским аппетитом и в хорошем настроении. Так, я нахожусь в комнате для гостей. Вновь контрастный душ выбил остатки алкогольных паров и добавил позитива. За время утреннего моциона в комнате убрались, на заправленной кровати лежал спортивный костюм, очевидно, для меня. А где опять моя одежда, деньги где, в панике осматриваю комнату, нахожу мои денежки на прикроватной тумбочке, все на месте. Еще один плюсик хозяевам.
   Спустился по лестнице в холл, на этот раз в зале был нормальный стол и обычные стулья. Как будто ждали только меня, сразу появились хозяева, Альбина в своем репертуаре, белый короткий халатик с рисунками цветущей сакуры, Енисей Викторович в форме подполковника полиции. По плану сначала был завтрак, который прошел в атмосфере гостеприимства. Припомнили и вчерашнее чаепитие, посмеялись надо мной, я, если честно, этот момент толком и не помню, но со слов японца это было что-то, он даже испугался за меня. Ну а дальше я более или менее помню.
   На завтрак подавали фрукты, овощи, ролы, суши, в общем, здоровая еда. Был также чаи, но я предпочел сок. Может в малом количестве это и способствует расслаблению, так я и не напрягаюсь, чтобы расслабляться. Все мои прошлые страхи куда-то пропали или, по крайней мере, были далеко. Да, японец со своими странностями, но, по сути, он простой коррупционер. Я согласен, меня хотят использовать и неизвестно еще как, но точно не в роли заложника или раба. А во всех других вариантах, я постараюсь найти выгоду и для себя. Взять хотя бы Альбину, а что, я бы не отказался. Нет, я не говорю, что любовь и все такое, но то, что она меня зацепила, это точно. Да и она, я полагаю не против, вон как стреляет глазками, за столом напротив. И Енисей Викторович точно должен думать о будущем дочки, ну не будет же он держать ее всю жизнь в этой дыре. Все, решил при любых раскладах попрошу ее руки, взамен на сотрудничество. Вот сейчас закончим с завтраком, и вытащу японца на обещанный разговор, для получения задачи и моего ответа на нее.
   После приема пищи, мне предложили массаж в исполнении этой выписанной из Японии старушки, если бы массажисткой оказалась Альбина, я бы отложил дела, но, увы, этого не произошло, поэтому придется провести обещанный официальный диалог. После моего кивка японцу, мол, надо поговорить, женщины оставили мужчин для разговора.
   Ну, вот все и прояснилось, по существу все объяснялось очень просто, без игры в шпионов и разведчиков. Японец, правда, давний знакомый Николая Ивановича, а сейчас они являются компаньонами в теневом бизнесе по вывозу драгоценных камней за границу. Гарик им нужен для того, чтобы заиметь один интересный камушек, владельцем которого на данный момент является мой отец. Так вот, если с моей помощью удастся провести так называемую экспроприацию камня, я получаю сумму в пять раз больше, чем в конверте, полученном от Николая Ивановича, которую они уже мне выплатили в виде аванса. Кстати, сам аванс можно было не возвращать, даже если и откажусь, все-таки я уже понес некоторые неудобства. Да, старики - разбойники перемудрили, нет, чтоб сразу все как есть разложить, с таким вознаграждением можно, на что угодно уговорить. Тем более, если правду говорит японец, стоит только попросить этот камень и отец мне с радостью его отдаст. Конечно, это выглядит не серьезно, но самурай ручается, что отказа не будет, даже если и отец меня пошлет, куда подальше, я все равно улетаю с авансом. Вот, все выглядит как-то так.
  
   Енисей Викторович, сославшись на дела служебные, оставил меня обдумать его предложение, сам выехал в город. А что тут думать, мое согласие не прозвучало сразу, чтобы не выглядеть несерьезно, это не подобает будущему мужу Альбины. Она и заполнила мой дальнейший день всеми возможными развлечениями на базе этой японской усадьбы.
   Сначала была поездка на лошадях. Мне выдали черную шубу и предоставили коня. Я не разбираюсь в лошадях, но по виду мой транспорт был хорош, чисто черный, весь в жилах, одним словам порода. Альбина меня успокоила, он выдрессирован под гостей, короче не понесет. Ладно, поверим, как там, в фильмах запрыгивают на коня, ух ты! получилась, прям ковбой. И Альбина заметила мою удачную посадку. Сама наездница была на белом жеребце и в белой же короткой шубке. Игра цветов вырисовывала все-то же японское сочетание мужского и женского начал. Фон картины усадьба в этом же стиле, я хоть и не большой ценитель высокого искусства, но этот набросок я оставляю в памяти навсегда. Прогулка прошла успешно, я не упал, к тому же были найдены общие темы для беседы. Альбина, оказывается, тоже была в Англии, по программе обмена студентов, и была бы не прочь еще раз посетить эту страну. В конце прогулки после получасовой беседы, наполненной двухсторонним флиртом, я сделал вывод это возможно моя судьба. К тому же, у меня однозначно есть шансы на ее согласие моего будущего предложения руки и сердца.
   С мороза, в сауне мы отдались в руки вышеупомянутой профессиональной массажистке. Потом мы смотрели старые черно-белые фильмы немого кино, странно, почему я раньше не понимал, что это так смешно. В тему немного вина, но ее смех меня пьянил больше, чем вино. Сидели в маленьком зале на одном диване перед большим экраном. Вскоре уже целовались, не знаю, зашло бы дальше, если бы я себя не остановил. Ведь одно дело, я выполняю свою задачу и воспользуюсь наградой, а другое возьму ее раньше, боюсь потом, простой просьбой отца о камне не обойдется. А что если, все это специально все продуманно, чтобы толкнуть меня на что-то больше. Что-то вроде запятнанной чести самурайского рода, японец этим прижмет Гарика для чего-то еще. И здесь не будет оправданий не виноватый я, она сама. Как она все-таки манит и манит меня. Попытка переключить внимание на кино, не удалась, я бы точно дальше проиграл битву за воздержание. Но выручил сам хозяин дома.
  
   - Отец вернулся, - успела нас предупредить в приоткрытую ширму местная домохозяйка.
   Спокойно, занимаем положение ценителей немого кино, а на экране как назло, кто-то изображал смешную сцену насилия над женщиной.
   Хозяин спешит, или это проявляется так называемая любовь к камню. В общем, он сразу перешел к делу, вновь попросил дочь оставить мужчин наедине. Он еще раз повторил мне мою задачу, на что я выдвинул свои условия.
  
   - Так мы договорились. Только в случае добровольной передачи камня посреднической стороне без какого-либо вмешательства с вашей стороны я выполняю условия по сделке. Если в ходе обнаружатся неизвестные мне факторы, я в праве не выполнять обязательства, и считаю, нужным вернуть вам аванс. Надеюсь, это не скажется на нашей дружбе, так как я имею намерение сделать вашей дочери предложение.
  
   Енисей Викторович раздумывал над моим предложением недолго.
   - Ну что ты, Гарик, так официально. На нет и суда нет, а на счет Альбины не беспокойся, с моей стороны препятствий не будет, пусть сама решает. И про компромат на тебя не беспокойся, поговорю с Николаем Ивановичем, чтобы больше так не шутил.
   А я, если честно, думал, он откажется, вот так все поставить на кон полмиллиона евро и будущее своей дочери, и все ради одного камня. Это все-таки что за камень, сколько он в каратах, и почему отец, которого почти не помню, должен отдать его так просто, по просьбе сына.
  
   - Мне Енисей Викторович все же не понятно, с какого перепугу отец отдаст его мне. Даже если и отдаст, откуда мне знать, что это будет именно тот камень, что вам нужен. Я не ювелир, хотя бы опишите мне его.
   В это раз японец почему-то думал долго перед тем как сказать или не сказать то, что я все равно узнаю, если камень будет в моих руках. Не знаю, что он там надумал, но его ответ ничего не прояснил.
  
   - Камень, черный алмаз, примерно с ноготь большого пальца. Он наглядно показал размер.
   - А принадлежит он тебе по праву наследия, так сам твой отец говорил, мол, приедет Гарик, пусть сам и решает. Это все, что ты должен знать и напомнить это отцу и намекни ему, если даже так не захочет, то можно продолжить по-другому. Ну, все, если готов, Альбина тебя увезет прямо сейчас, вот письма, что ты забыл в гостинице, вот телефон, позвонишь, когда тебя забрать. Ну, давай, Гарик, не тяни, знаешь, сколько я этого ждал.
  
  Последние слова его явно сорвались с языка, он пытался это скрыть, но нервный спазм мышц на шее заставил его второй подбородок раскачаться, выдавая нервное напряжение хозяина.
  
   Всю дорогу я пытался сделать хоть какой-нибудь новый вывод из всего, что произошло за последние дни, для принятия хоть какого-то осмысленного решения, но логическая цепь опять рвалась еще на первых звеньях ситуации. Единственное, что подсказывало мое мышление, это вынуть сим-карту из механизма часов, вставить в телефон, что дал мне японец и позвонить, куда следует для меня выхода с поля этой непонятной мне игры. Что здесь меня удерживает, деньги, нет, здесь слишком пахнет опасностью. Отец, нет, я его почти не видел и готов дальше не видеть, Альбина тоже нет, хотя и можно обмануться, что остаюсь из-за нее, но это точно не так. Тогда что.
  
   Мой водитель заметил мою нервозность, Альбина предложила мне чайку, термос со своим зельем она взяла с собой.
   - Совсем чуть-чуть заварила так сказать для расслабления.
   Конечно, воспользоваться ее предложением выглядит глупостью. Но я считаю саму поездку и то, что я здесь вообще нахожусь полным бредом. Поэтому от того, что я изменю немного свое восприятие, абсурднее мое положение не станет. Посмотрю на все другими глазами, тем более отстраненность мне сейчас не помешает, пару глотков и все.
   И правда хорошо, никого забытья, как в прошлый раз, наоборот, активность мозга плавно возросла.
   Порше синего цвета, встал у забора красного трехэтажного особняка. Альбина, быстро чмокнув меня в щечку, показала взглядом на дом, мол, давай иди. Я вышел и с удивлением проводил быстро скрывшуюся за углом машину. Ни тебе горячих слов пред разлукой, ни тебе обещаний ждать. Да я сам в любовь не верю, но хочется иногда ведь в нее поиграть. Хотя может просто пыталась как можно быстрее уехать, боится она, что ли хозяина этого дома. За спиной послышался звук открываемой двери, бояться здесь было кого. Меня встречал этакий богатырь на пенсии, судя по взгляду из-под шапки-ушанки, злой богатырь. Здоровый хоть и старик, борода на груди, старый ватник, потертые штаны, но вот ярко-желтые сапоги, портили всю картину простого мужика. Сапоги, английские, фирмы HUNTER, стоят в Москве, между прочим, под двести зеленых, плюс вид особняка, получаем, мужик не так уж прост, как хочет себя показать. То, что это отец, я сразу понял, но не считаю нужным расслабляться, тем более вырисовывать здесь всем надоевшее возвращение блудного сына.
  
  - Ну что, здравствуй папа.
  
   Почему-то это все-таки сорвалось у меня с языка. Реакции нет, вообще никакой, ни радости встречи, ни пошел вон. Такое чувство, что режиссер этой постановки, на этом ключевом моменте забыл, что будет дальше. Отсутствие динамики на данном этапе или просто замедление времени в связи употреблением чая дало еще раз мне подумать. По существу я сам не знаю, что мне надо от этого старика, кому-то нужен драгоценный камень, кажись алмаз, получить через меня по праву наследия. Но почему это самое право именно сейчас должно наступить, а не в случае смерти старого владельца. Но ты же знаешь, нехватка информации, все равно не изменит твоего намерения на данном случае нажиться. Да и никогда не поздно, что-то изменить, к примеру, найти другого покупателя. А лучше, все послать куда подальше и быть свободным от обязательств. Давай, папаша, сыну помоги, просто сейчас на порог гостя не пусти, и все, значит, так тому и быть.
  
   - Пришел, значит, так тому и быть. Вместо приветствия заявляет мне этот бородач.
  
  Тут, сыграла моя реакция на это совпадение в его ответе на мой немой вопрос. Так как, пропала воля для своих решений, и на жест следовать за мной я все-таки зашел.
  
   Отец повел меня вокруг дома. Гараж с навесом, под ним серебристый внедорожник, дальше баня, зимний сад, надворные постройки, веранда, небольшой фонтан. На веранде длинный стол, а за ним около десятка человек. Если точно, то одиннадцать от мала до велика. Как на параде с лева постарше с бородами, справа нет и волоска. Отец взошел на веранду, сидевшие мужчины встали, а папаша здесь явно авторитет. Он возглавит стол, тогда мне куда. Ага, вон туда, свободный стул с другой стороны стола. Походу кого-то ждали, по всей видимости, меня.
  Слово взял почему-то общий для всех отец Юрий, уведомил всех о прибытии сына. Оказывается, гостя и правда ждали, хотя гостеприимством здесь и не пахнет. Вон как исподлобья смотрят обладатели бород, а те, что безусые, будто бы даже рады. Есть в них, что-то такое, словно наступил момент, к которому они долго готовились. За надменными взглядами проскальзывал какой-то боевой азарт. Показные степенные движения, наоборот, выставляли наружу напряжение за праздничным столом. Здесь было бы уместно сравнение, со стаей волков и только присутствие вожака не дает разорвать им чужака.
  
  Вожак молвил.
   - Настал тот день, когда мы должны исполнить волю камня, передать его моему сыну. Все мы знаем, к чему это может привести, но не исполнить мы этого не можем, так сказал учитель, значит, так должно и быть. Да, мы тем самым подвергаем риску весь мир и еще неизвестно, одержим ли мы победу. Возможно это испытание человечеству не пережить, но только перед лицом опасности нас, людей, и можно объединить. Когда все увидят настоящего врага не в собрате, а в чуждом нам образе жизни, люди поймут, что нужно нам ценить. Тем самым человечество искупит грехи и еще раз пройдет естественный отбор, для дальнейшего своего существования. Настало время сплотить свои ряды под знаменами борцов с огнем. И нам, посвященным выпала честь возглавить это войско. Каждый из нас многое уже сделал, и многое еще предстоит сделать. Посему я не вправе принимать решение один, только если все двенадцать голосов нашего круга, одобрят мои слова. Камень перейдет в руки наследника для исполнения предначертанной судьбы.
   Отличный пример демократии в секте, вот так дать видимую свободу выбора, тем самым еще раз показать так называемое равенство среди стаи. Но всем же понятно, что ответ может быть только один, ведь в стае, да еще с культом религиозного поклонения, все направлено на это самое да или за. Иначе голос протеста будет отлучен, нет, здесь проще, этот голос будет изгнан. Слишком мала эта секта для чего-то сложного, да и вожак как-то не далек, чересчур все просто, я бы сказал, примитивно. Но не мне их судить, тем более местное учение совпадает с моим намерением этот камень получить. Ну, давайте посмотрим, кто здесь осмелиться высказаться против политики партии.
  
   Предложение поддержано единогласно.
  Наблюдаю, пытаюсь сделать выводы по каждому собравшемуся за столом, обдумывать этот бред учения, считаю нецелесообразно. Так, тех, кто постарше, можно не рассматривать обычные представители среднего класса. Приелись мужики однообразием достигнутого благополучия, вот и играют в свой закрытый клуб старообрядцев или как вас там. Я веду к тому что, несмотря на их бороды, можно увидеть их достаток. Одежда представителей зажиточного класса общества, одежда, часы, телефоны. Неплохо живут господа, члены этой ложи. Кстати, почему мне так жарко, расстегиваю пальто. А вон, по углам веранды стоят обогреватели, да еще и сделанные под уличные фонари восемнадцатого века. Круто, я на своем уровне достатка не могу позволить себе такой загородный дом, а они вон в провинции живут, да и еще содержат тут закрытый клуб. Так, что у нас с молодыми, на вид обычные босяки, спортивные костюмы кожаные куртки, очевидно, выполняют здесь роль бойцов или охраны. Пять человек, все как на подбор, накачанные быки, разве что один не совсем похож на братьев из этой группы бойцов. Узкая шея взгляд воровской и то, что сидит с краю на отшибе, все это как-то располагает меня для общения. Обязательно с данным альбиносом нужно будет познакомиться. Но не сейчас и не при всех. Между тем мероприятие подходило к концу, с небольшим интервалом по времени обладатели бород прощались с вожаком, по-братски обнимаясь, успевая при этом перекинуть пару слов. После этого, кто имел, знаками поднимал и своих быков из-за стола. Но каждый, перед тем как уйти, бросал ненавидящий взгляд в меня. Ну-ну играйте, тоже мне масоны собрались, мое дело маленькое, как всегда, я посредник. С другого края остались только двое, обладатель воровского взгляда и один качок. Этому спортсмену дал знак и куда-то увел, сам отец Юрий, видно боец из личной гвардии местного короля, раз беседовать разрешено с его величеством. Вот чем больше живешь, тем больше сумасшедших встречаешь, конечно, кто из нас не сумасшедший, но членам этого кружка, по все видимости, еще и нравиться ими быть. Надо пользоваться моментом, идти на сближение со слабым звеном этого сектантского кружка.
  
   Я сдвинул стул, к оставшемуся члену секты.
  - Гарик, в ответ: Геннадий,
  
   - Давно сам-то в борцах с огнем?
  
   - Сюда недавно Сашка привел, а сам давно работаю на машине в пожарной части. С гордостью выложил он, не собеседник, а справочное бюро
  
   Анализировать будем потом, сейчас главное, как можно больше информации собрать.
  
   - А как вы боретесь с огнем.
  
   Но услышал я не то, что ожидал:
   - Слышишь, москвич, мой тебе совет, беги отсюда, пока цел.
  
  Этот совет вызвал у меня ступор, направляю ход своих мыслей для постановки вопроса, вот здесь можно уточнить.
  
  Но вернулся не вовремя отец, один, без своего бойца, да еще и Генку сразу отсылает:
  
   - Геннадий, там брат Александр тебя на улице ожидает.
  
  Несостоявшийся информатор покинул застолье, даже не попрощался со мной, хотя и не забыл сделать поклон своему учителю. Отец взял свой стул и подсел ко мне.
  
   - Сын, вот мы и одни, ты уж извини за встречу. Но не мог я без своих учеников тебя встретить. Но об этом потом, ты сначала расскажи, как мать поживает.
  
   - Да нормально все, если бы не мои проблемы. Тебе уже рассказали про мои беды. Кстати, вот письмо вам от Галины Сергеевны.
  
   Достал письмо и передал его отцу. Пока он был занят чтением, я попытался сформулировать вопросы, которые уже давно меня мучили. И как только он оторвался от письма, я сразу перешел к делу:
  
   - Давай без этого спектакля, мне он здесь уж порядочно надоел. Что за бред с этим алмазом творится, почему именно я нужен всем вам. И не стоит говорить, что так сказал учитель или что-то в этом духе. Почему просто не взять, не продать камень, почему тебе нужен посредник и именно я.
   Отец был готов к этим вопросам явно давно.
  
  - Гарик? давай начну с самого главного. Это было давно.
  
  
  АРТЕФАКТ.
  
   Дремучие леса тайги настолько неизведанны, что, пожалуй, могут поспорить по количеству тайн с подводным царством любого океана. Тайга тоже имеет покрывало для какой-нибудь темной, уходящей своими корнями в прошлое истории. А если есть условия для секретов прошлого, значит, они там и должны быть. Так и в этом, ничем не приметном куске леса, на просторах Сибирской тайги. Но здесь, именно здесь, появились чужаки, не знавшие правила, не трогать это покрывало прошлого. Ведь там зарыта тайна настолько страшная, что может вызвать цепную реакцию ужаса в настоящем.
  
   В Советском союзе все было по плану, в том числе был план и в геологической разведке. Кто-то там наверху придумывал цифру по полезным ископаемым, и полетели геологи во все концы света нашей родины. Чтобы этот кто-то эту цифру смог кому-то на бумаге показать. Вот и молодой геолог Юра полетел выполнять свой план пятилетки. Спустя два месяца план был почти выполнен, но Москве показалось этого мало, и потребовала еще. И в этот раз это требование было с уточнением места разведки. Вырисовывалась проблема. Район был трудно досягаем, во-вторых, как бы смешно это не звучало, причина была в мистике, связанной с этим районом. По правде сказать, данное место давно мучило и самих геологов. По данным наблюдения с воздуха, там был хороший такой разлом, с большой вероятностью открытых глубинных пластов земной коры. Разломов в данном районе Сибири много, и объяснялись они сильной вулканической активностью в далеком прошлом. Но этот мало того был еще не изведан, и еще он сильно отличался от других построением. Да, именно построением, со снимков были видны слишком прямые линии разлома, которые по странному обстоятельству, почему-то образовывали равнобедренный треугольник. У местных был запрет на посещение этих мест, что-то типа табу под страхом смерти. Нет, нарушителей никто не карал, может от того, что никто оттуда просто и не возвращался. А пропали там многие, по слухам, две экспедиции еще до войны, даже одна японская с разрешения еще батюшки царя, и это, если не считать местных забредших охотников. Тянуло сюда и людей легкой наживы на богатства исчезнувших гиперборейцев и на повествование еще ряда сказок в этом же духе. Местные туда не шли, а кладоискатели если и шли, то делали это неофициально, а значит, их никто не искал. Не знаю, что влияло на членов этой геологической экспедиции: страх перед этим треугольником или отсутствие проводников. Но для выполнения плана вызвались только двое добровольцев, других начальник экспедиции Порошков не смог найти даже под угрозой исключениям из партии. Он и этому был рад, так как и сам бы туда точно пошел. Слишком как-то удачно у местного населения получалось пробуждать первобытный ужас у цивилизованных представителей коммунистического общества.
   Добровольцы по стечению обстоятельств были с виду как на подбор, оба молодые и как братья похожи друг на друга. Их лысые головы даже поначалу путали в экспедиции, собранной с разных городов, вскоре определились: того кто с комсомольским значком, того зовут Юрка.
   Доброволец Юрка, молодой геолог по комсомольской путевке. Также боялся, но была у него мечта о красном москвиче, на котором он вернется к беременной жене. К тому же Бирюков пообещал принять заранее в партию до выдачи премии, а значит, это будет уже премия партийного человека и она же продвинет его в очереди на автомобиль.
  
  - Лишь только сними пробы на анализ, а там припишем мы пару цифр и сам напишу ходатайство о твоем вступлении в партию.
  
   Второй доброволец без значка, Стас. Он числился носильщиком в экспедиции, был из не выездных поселян. У беспартийного бывшего заключенного была мечта простая: выкупить паспорт у надзорных органов и увидеть море, а дальше, куда компас удачи покажет.
   В общем, у обоих была веская мотивация для того, чтоб пойти на риск. Вероятно, со временем кто-нибудь из них и отказался бы от своих планов. Но Москва вовремя предоставила вездеход, что за ней числилось очень редко. Везение это было или невезение, тогда об этом было рано еще говорить.
   Собрали добровольцев быстро, уже на следующее утро подали вездеход. К вечеру следующего дня, они были уже наедине с тайгой.
   Этот водитель вездехода сослался на стук в движке и под предлогом, чтоб его не запороть, отправил нас дальше пешком. Обещая управиться с ремонтом к нашему возвращению.
  -" Хотя скорей всего он тоже наложили в штаны как все. А я все равно дойду, и возьму пробы, и вступлю в партию, и приеду домой на москвиче",- так думал Юрка.
  А Стас был тоже уже на берегу черного моря.
  
   Поэтому они вместе легко одолели до вечера семнадцать километров, встали на ночевку, и уже завтра они дойдут и получат каждый свое.
  
  С утра заморосил дождь и подпортил настроение искателей. Люди ссылались то на погоду и мокрую одежду, то друг на друга, вот уже минут пятнадцать они шли, споря по поводу направления. Компас все время менял местами стороны света. Юрка это видел не в первой, да и Стас без институтской подготовки мог сказать все дело в близлежащем разломе. Ориентир был взят по солнцу, было решено: все равно мимо не пройдем. Несмотря на согласие в выборе направления, ссора была продолжена. Стас все ворчал как ему тяжело, честно сказать, он нес груз вдвое больше чем его напарник. А Юрка играя в начальника экспедиции, почему-то никак не хотел ему помочь. Каждый должен заниматься своим делом, пытался сам себя убедить молодой начальник. Хотя и сам был удивлен своим поведением, чуть ли не больше, чем его напарник. Стас же с легкостью бывшего заключенного свою мысль просто перевел в ненависть к отказавшему ему в помощи геологу. В какой-то момент, Юрка чуть ли не нашел возможное объяснение своему поведению. Где-то там, в его подсознании, уже звенел тревожный звонок об опасности внешнего влияния на мозг. Еще немного и этот сигнал был бы обработан благодаря Юркиной начитанности научной фантастикой. Но этот вывод помешала сделать первая находка, которая и стерла дальнейшие рассуждения в эту сторону. Стас пнул ногой человеческий череп. Да череп, Юрка в полете его успел рассмотреть, пока тот не разбился о ствол ели. Под этой елкой нашлась и отсутствующая часть конструктора, скелет с зажатым в костлявой руке ржавым японским мечом. Судя по сохранности или не сохранности, это японец из тех, со времен царя. Одежда, по все видимости сгнила, ну умер человек, с каждым бывает, по каким-то причинам просто не смогли схоронить. Вот только какого черта голова отдельно от скелета. Стас выдавил спасательную отговорку, это все животные, просто погрызть ее унесли. Юрка впервые за день с ним согласился, так как это была последняя отговорка перед страхом, который вот-вот мог превратиться в панику. Даже у Стаса не промелькнула мысль забрать меч, и они пошли дальше, просто шли и шли. В этот момент из никто уже не думал, да и думать они больше не могли, ведь их уже вели. Скоро меж деревьев появился просвет, к тому времени под ногами протрещали еще два скелета.
   Давление на мозг меняло нагрузку, иногда казалось, еще чуть убавь и Юрка или Стас могли сорваться и побежать, куда глаза глядят. Но они не успели, лес окончательно кончился, также внезапно кончилась и сама земля. Экспедиция стояла на обрыве, если посмотреть сверху, они были ровно на середине одной из сторон этого равнобедренного треугольника с периметром три километра. Внизу на глубине метров тридцать, была черная полость геометрической фигуры. Ровно по центру существовал островок обычной земли, высота равная высоте сторон. Кто выкопал этот котлован правильной геометрической формы или его создала сама природа, этого не знал и сам хранитель этого черного треугольника. А в данный момент он был занят, он вел двух заблудших овец, вторгшихся на взятую под охрану территорию. Даже если бы он был свободный, то единственное что мог бы пояснить по поводу этой ямы, толькото, как ее когда-то использовали. Это гигантский треугольный загон, но не для скота или людей, а для другой цивилизации.
  Принудительный автопилот не заблокировал функции самосохранения добровольцев, они все-таки воспользовались страховкой для спуска с обрыва и поочередно оказались на дне. То, что они шли по принуждению, было видно по отсутствию проявления эмоции, по их ничего не выражающим лицам. Любой человек в здравом уме, бросился бежать от той ямы, где на каждом метре, на каждом шагу, из-под черной земли пробивались черные кости и черепа. Этот чернозем намок под дождем, что лил с утра, на сапогах налипал прах. Вся эта черная земля была не чем иным, как слоем из переработанных огнем тел. Но Юрка и Стас шли, не замечая добавленного груза на сапогах, их целью было возвышение по центру. Вскоре они рассматривали дом на этом островке. Маленький белый дом похожий на миниатюрный храм в стиле античной Греции. Арка перед входом, с колонами, статуи напоминающие людей, вдоль мраморных ступеней, которые начинались прямо от подножья островка. Не сомневаясь, экспедиция пошла на подъем, прошла под аркой и вступила в храм.
  Внутри был источник света, помещение освещал алтарь в виде чаши, в которой горит почему-то черный огонь. Темная фигура местного священнослужителя занималась своим делом. Она была в медитации, ее поза лотоса говорила об этом. Юрке и Стасу, как только оказались внутри, сразу подали всю имеющуюся информацию прямо в мозг. Как это произошло, не может до сих пор объяснить выживший повествователь этой истории. Нам просто дали знать все, что знал сам хранитель. Тот, кто сидит в позе лотоса - это десятник еще царской жандармерии. Был в составе отряда по слежке за японской экспедицией. На подступах к разлому слежка была раскрыта, японцы атаковали первыми, в результате боя погибли почти все с обеих сторон. Тех, кто выжил, добил предыдущий хранитель. А десятник был избран в ученики, а потом сам стал хранителем. Прежнему ученику один из японцев изловчился отсечь голову. Свой пост он может передать только по праву наследия, а если таких не имеется, то приходиться брать учеников. Само учение ничего сложного собой не представляет, основа состоит из легенды. Когда-то в мире существовали две ветви одной цивилизации, разделение произошло вследствие разных условий существований. Раса воды жила как понятно, вблизи воды, но существовал и край народа огня со сверхсильной вулканической активностью. Уточняю, я не могу сказать точно, что за вид был первый, а второй лишь был получен уже в процессе мутации. Даже вполне могу допустить, что два народа существовали изначально. Ведь ты знаешь, что победитель вправе переписать за собой историю. Но не в этом суть. Так о чем это я.
  
   Вражды по различию в организмах не удалось избежать. Победила, разумеется, раса воды. В разлом согнали остатки народа огня, где им под контролем дали догореть. Но перед смертью главный жрец, или, может, маг огня завещал, когда погаснет последний огонь его народа, их боги придут и покарают их убийц. В то время были сильны старые боги, точнее страх перед ними. Ну и решили победители от греха поддерживать огонь, был выбран хранитель. А дальше, как мы знаем, хранители до сих пор тянут свой обет, поддерживают пламя последнего очага. Все бы ничего, ну старая красивая сказка, что с нее взять. Но, как мы видим, это место, имеет доказательства правдоподобности этой легенды. Эти останки тел, храм, очаг со странным черным цветом огня и наконец, сам хранитель со своими способностями контролировать чужой разум.
   Вот он встал, блеснул жетон десятника на черном, без одежды теле. И мне как-то уже верится в этот бред. Поначалу когда он сидел, можно все было все сослать на тень от огня, но нет, цвет на самом деле черный, даже глаза черны. А вот и объяснение того, почему люди забыли их, хранители были сами отторгнуты своим народом из-за этих самых изменений. Очаг, который так храним, по каким-то причинам изменяет организм служителя, минус - один ты выглядишь как мутант, но новые способности как нельзя лучше подходят для этой специальности. Возросшая активность мозга, экстрасенсорный контроль вверенного под охрану объекта и близлежащих мест, долголетие, само собой, сила, реакция на порядок выше вида, к которому ранее принадлежал, ну и управление огнем. Что-то вроде взаимовыгодного симбиоза хранителя с очагом. Правда, вечный огонь оказался не совсем вечный, процесс горения обеспечивают эти камни, возложенные в очаг жрецом огня. Так вот, образуется нагар, их надо поочередно чистить, взамен огню подкладывается обычный для горения материал. Вот для этого и нужен помощник, который параллельно с учением чистил камни и ходил за дровами в лес, со временем подразумевается смена послушника на хранителя. Но в варианте нечистокровности это очень долгий процесс. А пока послушнику в качестве компенсации или скорей всего, чтобы просто дожить до момента перехода власти, дается возможность обходиться без сна, еды, болезней и избегать процесса старения. Но, к сожалению, от душевного расстройства привилегия послушника не спасает. Так случилось и с бывшим учеником десятника, капитан НКВД по воле случая, оказавшись на месте послушника, не выдержал годы посвящения и сошел с ума. Последнее, что было известно про него, где-то гуляет по тайге. Вот и объясняется, зачем добровольцы вообще дошли до этого места, а не слегли где-нибудь под кустом с заложенным хранителем приступом сердца. Ему нужен ученик, так как сам чувствует, что скоро перейдет уже на сторону огня, а почему двое, так он не смог на расстоянии определить, кто ему больше подходит. А вот сейчас вблизи может, Юрка остается для обряда посвящения, а Стас пока посылается за дровами.
  Дальше идет повествование со слов Станислава в связи будущими обстоятельствами.
  
   Что вернуло Стаса в сознание, это блеск золота на кости черного цвета. Еще и еще, целое поле золота, многие торчащие из земли конечности украшал, благородный метал. Стас рубит чью-то прежнюю руку, в руке топор, откуда он, понимает, он идет за дровами. Оборачивается на этот белый дом, дождь смывает остатки вмешательства в его мозг.
   Бежать, но он знает это бесполезно. Срывается с места, надо, надо пока осознает, местного хозяина валить, иначе ему самому отсюда не свалить. На ступенях спотыкаюсь, топор, по лестнице стучит, моя нога хрустит. Но все равно хромаю, назад подобрать топор, допрыгал я до храма уже на одной ноге. Эти двое в трансе, уткнулись лбами в плечо друг другу, сейчас, где свой лишь бы разобрать. Ага, вот он слева копченый фраер.
  
   - Не дергайся, слишком поздно мною управлять.
  
  
   - Стоп,- Гарик прервал рассказчика. И задал вопрос, на который уже знал ответ.
  
   - Так ты не мой отец.
  
   Стас, догадливому Гарику, кивнул.
  
   -Что стало с моим отцом.
  
   Бывший зэк Стас продолжил рассказ уже открыто от своего лица.
  
  - Я с трудом завалил, этого хранителя, он успокоился, только тогда, когда голову отсоединил. Юрка вообще с того момента больше в себя не приходил. Лежал, стонал, у него на плечах одежду всю прожгло, и кожу практически до костей. Нужна была срочная помощь, дотащил я его только до леса, как позже понял, ему под дождем стало еще хуже. Места ожогов вообще покрылись золой, и голова почернела, как у этого хранителя. Но клянусь, я его не добивал, он сам издох. Гарик поверь, я много думал об этом, то, что случилось, так лучше, чем, если бы твой отец превратился в него. Я похоронил его там, на обрыве, и вернулся, как ты уже догадался под чужим именем.
  
  
  
  
   Что я должен чувствовать, гнев, позыв к мести в отношении лица, выдающего себя за моего отца. Ведь эта сказка говорила лишь об одном, что моего отца убили. И скорей всего этот убийца передо мной. Отбросим фантастику, двое нашли клад, один решил все забрать себе и убил напарника. Потом живет под чужим именем, да еще и осмеливается встретиться с женой своей жертвы. Что он там наплел матери, это другой вопрос, сейчас главное отбросить чувства, пусть пока все идет по его плану.
   -
   Давай дальше, что там по поводу камня.
  
   После того как похоронил твоего отца, я вернулся в храм. Снес топором чашу, в общем, я этот хранимый огонь потушил, вынес угли под дождь. Испугался было, вспомнил, что наплел это черный хранитель, но ничего не случилось. Когда все остыло, я решил один камушек про запас взять, ну и золота тоже прихватил, сколько смог унести. По поводу документов, так отцу твоему они больше не нужны были, а мне новая биография позарез нужна была. К тому же, если бы я вернулся под своим именем, затаскали бы по подозрению в убийстве. А так, кто будет бывшего зека в тайге искать. С матерью твоей встретился спустя пять лет, сама меня вызвала на развод. До этого времени подделывал письма, деньги стабильно посылал, чтобы панику не поднимала. А потом решил встретиться и рассказать правду. Погиб, мол, Юрка от лап медведя, давно в экспедиции, вот его документы хорошему человеку достались. Пришлось начальнику экспедиции Порошкову еще раз на лапу дать, чтобы подтвердил и посоветовал: не стоить портить мне жизнь. Ведь это он тогда изначально легализовал меня под Юркиной фамилией. Да не суди ты мать, она твоего отца и так давно списала, а тебя еще поднимать надо было. В общем, условились насчет денежной компенсации взамен моей свободы.
  
  Теперь по поводу камня. Веришь ты или нет, но все что в тайге было, это правда. Камушек я потом почистил, оказалось -это черный алмаз. Продавать я его, понятное дело, не собирался. Сам понимаю, чем он миру грозит, вот и замутил себе бойцов, чтоб его сохранить. Полправды рассказал в качестве учения моим послушникам. В результате сам себе придумал проблему. Золото давно кончилось, пришлось вспоминать свою бурную молодость, в общем, перебиваюсь, чем бог пошлет. А вот Порошок в политику пошел и выбился в мэры этого городка. Сейчас в друзьях имеет начальника полиции, которого ты уже знаешь. Короче, три месяца назад они начали пугать меня возможным открытием дела по моим документам, если не уйду с рынка скупки камней. Ну, это куда ни шло, можно и на учении посидеть. Но недавно сплыла еще и информация о камне. И понеслось: японец так заинтересовался по поводу камнем, проводил обыски один за другим, но камень не нашел. После этого вообще угрожали меня завалить, если не отдам алмаз. В целях своей безопасности я и слил полную информацию о камне. С маленьким уточнением, что я его передам, только в руки потомка хранителя, значит тебе. Они видно что-то знают про особенность камня, раз согласились на мои условия. Не думал я, что так быстро на тебя выйдут. Короче, сам решай, как дальше быть. Есть всего два варианта: ты продаешь камень им, и второй - не продаешь.
  
  - И что тогда.
   - Значит, будем сопротивляться, на тебя у них ничего нет, в городе о безопасности твоей позаботятся мои ученики. К Галине Сергеевне людей послал три дня назад, как только японец позвонил по поводу твоего приезда.
   Мы с японцем забили стрелку на завтра, пока отдохни, подумай, утро вечера мудренее, там и решишь. Советовать тебе ничего не буду, ты же хранитель по крови тебе и решать.
  
   Бывший зэк Стас, он же отец Юрий, встал, подошел ко мне, достал из кармана ватника металлическую шкатулку и положил ее пред мной на стол.
  
   - Там камень. Если что мои ребятки тебя попробуют доставить в Москву, честно скажу, в успехе побега я не уверен, куплено все у них здесь, о самолете и не думай. Эх, скинуть лет десять хотя бы, тогда и тебя бы не вмешивал....
  Но договорить я ему не дал, меня прорвало. Левый боковой в челюсть, классика, бородатый пророк упал. Нет, это не месть за отца, которого я, получается, никогда и не видел, просто я не люблю, когда за меня все решают. Хватит, слишком много я плыву по течению в последнее время. Пора и честь знать, снял часы, вскрыл крышку достал сим-карту, вставил в телефон японца.
  
   - Это Бангладеш, - такой пароль на случай запроса по эвакуации.
  
   Ответ
   - Подождите, соединяем. Сбой связи, гудки.
  
   Все, заявка принята, три часа на проверку, двадцать четыре на эвакуацию из любой точки мира, если ты чистый. Англичане народ пунктуальный, к тому же любое государство не хочет получить обвинения в шпионаже, тем более в наше неспокойное время. Черт, время, мне его надо еще как-то протянуть. Вот об этом я и не подумал, был бы в Москве, этот бы вопрос и не стоял. Затеряться с деньгами в многомиллионном полисе нет проблем. А сейчас в моем положении, это проблема, на все объекты общего пользования городка мне путь заказан. От этих сектантов я еще уйду, но не от японца, он всю полицию из-за этого камня поднимет. А камушек я все равно возьму, ведь уже нет никакой разницы со мной он или нет. Для всех этих сумасшедших, верующих в этот бред я уже и так представляю опасность.
   Загребаю шкатулку во внутренний карман пиджака, надеваю пальто, спокойно выхожу с веранды. Решил уходить через зады, кирпичный забор высок, но я нашел лестницу, приставленную к гаражу. Пришлось вспотеть, пока тащил ее по колено в снегу. Подъем, прыжок, я на свободе, только решение вопроса, куда идти, так и не пришло. На улице уже было темно и очень холодно, ветер поднимал поземку, в моем пальтишке я быстро начал замерзать. Собаки лаяли с дворов, чуяли запах чужака. Фонари кое-где подсвечивали дорогу, встретилась женщина в платке, тоже явно признала во мне не местного. Все смотрела вслед, пока я не повернул на другую улицу. Пальцы ног в туфлях уже теряли чувствительность, уже пару раз всплывало намерение вернуться. Признать неправоту, пусть будет, как будет, не замерзать же мне здесь под каким-нибудь забором, в конце концов. Навстречу идет мужичок, вблизи на лице явная деградация личности, оно опухшее, как у всех алкашей. Это вариант, где мне переночевать, и брезговать компанией сегодня не надо.
  
   - Мужчина, вы будете пить.- Простучал я от холода зубами.
  Но вопрос все равно был понят и раскрыт полностью:
  
   - Наливай,- без задержки прозвучал его ответ.
  
   Выписывать дифирамбы, в пользу моего мышления больше нет сил.
  
   - Веди,- заканчиваю дальнейшие рассуждения с моей и с его стороны.
   Мне повезло, место предполагаемой попойки оказалось недалеко. По пути были уточнены обязательства сторон. Моя персона обязуются обеспечить мероприятие финансово, компаньон берет на себя вопросы закупки и теплого помещения, последний меня особенно интересовал. Выяснился один нюанс, вклад в общее дело я могу осуществить только в валюте. Эта особенность чуть не привела к расторжению договора, мне с трудом удалось доказать право на хождение евро во всем мире. Но другой мой довод был отклонен, он категорически отказывался принять во внимание конвертируемость. Для мероприятия должно хватить одной бумажки в пятьсот евро, других единиц я, к сожалению не имею. Мне все-таки, пришлось идти на уступки, в результате я опустел на три купюры этого номинала.
  
  В старорусской печке потрескивали дрова, впервые я наблюдаю процесс обогрева с помощью этого прибора или механизма. Кстати, как можно назвать печь как инструмент, в голове ничего подходящего не нашлось, ну да ладно, печь она и в Англии камин. Но это, правда, красиво, выложенный из дров домик, охватывало пламя. Может эта красота в уровне, я к тому, в русской печи для сидящего наблюдателя этот процесс проходит на уровне глаз, а в европейском камине на уровне ног. Возможно дело в уважении, что-то в этом есть, надо обязательно вернуться к этой мысли попозже. Вернулся Толик, он же местный хозяин, принес три пакета для банкета. Место для ночлега не совсем подходящее, старый деревянный дом, я думал такие избы, только в музеях под отрытым небом сохранились. В общем, условия окупались антуражем мероприятия, дом прошлого столетия, собутыльник Толик с опухшим лицом, печка и лампочка Ильича над головой. Ну и самый главный фактор, безопасность, никто и не подумает меня здесь искать, а еще здесь тепло. Когда мы пришли, хозяин разжег печку и отправился закупать на стол. Вот, сейчас он вернулся, выкладывает на стол продуктовый и алкогольные наборы, которые этот стол давно не видел. После осмотра набора напитков я принял решение воздержаться от потребления. Посидел минут пятнадцать ради уважения с хозяином и отправился спать на предложенный мне диван.
  Проснулся, мне кажется через пару часов. В доме, который меня приютил, слава богу, ничего не изменилось. Хозяин продолжал банкет, только стол теперь напоминал гору мусора. Но если постараться, там можно еще было найти алкоголь. Что хозяин очевидно и проделывал, периодически отвлекаясь на сон прямо тут же за столом. Вот сейчас он в очередной раз клюнул носом в пластиковую тарелку. Есть мне не хотелось, лишь пригубил стакан подозрительной минералки и углубился обратно в свои мысли. Так на чем я остановился? Всплывшая мысль об уважении огня напомнила мне о камне в кармане. Если все-таки допустить, что весь этот бред об этом артефакте не вымысел, используемый в интересах секты. То, что мне тогда делать с ним: продажа японцам или даже передачи его англичанам, как-то здесь попахивает предательством. И здесь явно не уровень моих откатов, тут глобальней все выглядит. Все идет от суммы, почему этот японец предложил мне столько, вот уж не думал, что когда-нибудь рост прибыли заставит меня отказаться от намерения продать. Надо бы рассмотреть поближе предмет торга. Подошел к печке, достал шкатулку и вытащил на свет черный алмаз. Честно скажу, не стоило из-за этого человека убивать, видел и больше, к тому же без профессиональной огранки, словно топором его делали. Или чистили топором от нагара, ну опять я все свернул к легенде. Что тут думать, просто надо проверить его свойства в огне и развенчать эту сказку. Что там говорилось: цвет огня какой-то темный. Блеснув черный алмаз, упал на догорающие угли, сверху упали пару новых поленьев. Минута, две, десять - ничего, все без изменений. А я поверил было уже. Надо бы вытащить камушек из печки, да жар пока не дает. Ладно, можно и потом и ничего уже не случится, дрова почти догорели, только угли тлеют, а камень лежит, как лежал, и все ему нипочем. А ну да, он же алмаз он физически гореть не может.
  
   Аппетит от этой новости проснулся, я вернулся за стол. Эх, жить опять охота, но мою радость не смог поддержать хозяин дома. А что, и поделился бы с ним своей историей и посмеялись бы вместе, потом еще и песни пропели бы до утра, и все было уже хорошо.
   Просидев с полчаса в одиночестве, перекусив, что нашел, из того что бог послал на тысячу пятьсот евро. Но я ему еще денег дам с утра, и пусть еще пропьет. Конечно, жене его лучше бы дать но, по всей видимости, ее нет, хотя бы родственники какие-нибудь были.
   Зря я про родственников вспомнил, за спиной скрипнула дверь, в проеме появилась старуха, точно, недобрая бабушка. Худая старуха, страшна, как ведьма, казалось, кости образуют вешалку для одежды, в валенки словно вставлены палки вместо ног. А платок завязан так туго, будто на череп без волос, и взгляд ее ничего хорошего мне не предвещал. Вопросы кто она и откуда, можно не задавать, это мать. Она по-хозяйски оценила картину в доме и неправильно сделала выводы.
  
   - Напился, собака. Опять за старое принялся, ворюга. Деньги, где на водку нашел, этого, откуда притащил?
  
  Но ее вопросы так и остались без ответа, Толик продолжал спать. И она принялась за меня.
   - А ты кто таков, тюрьма по тебе плачет.
  
  Я не успел понять логику ее мысли, зато успел нырнуть под кочергу, которая в ее руках метила мне в голову. Сумасшедшая старуха, пытаюсь ей что-то объяснить, но вышло еще хуже.
  
   - Я нормальный, посидели мы просто с Толей.
  
   - Сидел уже значит, и еще посидишь, -говорила она, заходя на позицию для нового удара. Она была явно мастером в обращении с кочергой на домашней арене. Как-то быстро она отжала меня к входной двери, я даже не заметил, что стою уже в дверях. Последний взгляд на теплый дом, так и не ставший мне приютом на сегодняшнюю ночь. Я вновь оказался на улице, опять мороз. А в доме тепло, там печь так уютно горит.
   Огонь, огонь, там был огонь с темным отливом, меня бросило в жар, несмотря на холод. Я принялся стучать в уже закрытую изнутри дверь. В ответ меня только посылали куда подальше и грозили вызвать почему-то милицию. Угроза на меня не подействовала я начал стучать сильнее, сомневаюсь, что у них вообще телефон здесь есть. Даже если и есть, японцу просто что-нибудь совру, сейчас главное камень из огня извлечь, не к добру все это. Но дверь так и не открыли, угрозы изнутри перестали звучать и свет в доме скоро погас.
   Я побежал туда, откуда недавно ушел, и пускай мое возвращение не в моих интересах. Но впервые жизни я чувствую, что эта самая моя жизнь ничего не значит, в сравнении с тем, что я натворил. Это угроза всему миру,- где-то на подсознании кричала страшная мысль. Она стучала в такт моему сердцу, которое на полных оборотах разгоняла кровь по телу бегущего человека. Мозг безошибочно находит ориентиры, два поворота, здесь жестяной забор, вон фонарь, еще поворот. Почему так светло, резкий автомобильный сигнал, как в замедленной съемке в меньше метра от меня проплывает борт серебристого внедорожника и утыкается в снежный барьер на обочине. Продолжаю бег, но кто-то сзади кричит, зовет меня по имени. Замедляю шаг, уже понимая, что эта машина моего отца, то есть Стаса или как там его. Бородач идет ко мне навстречу. Я пытаюсь придумать оправдания по поводу камня, где он, что с ним, и, может быть, обо мне потом.
   - В каком доме горит огонь, - этим вопросом бородач остановил мое отступление.
   Ну не знаю, наверное, он тоже почувствовал эту исходящую от камня опасность. И нет времени на разбирательства, сейчас у нас одна общая цель, потушить огонь. Даже вопрос, что -это обмен мыслями или диалог сознаний мы оставили на потом. Ведь я в страхе не смог произнести ни слова, а он меня слышал и я его. Не было, ни шока, ни страха, просто мы приняли это и все.
   Осмотр машины, общий вывод: без троса не обойтись, бежим. Я бегу впереди, он за мной, но это не мешает мне копаться в его голове, как и ему в моей. Простое объяснение его прежнего поведенbя нашлось сразу, просто устал мужик от ответственности за камень вот и решил спихнуть законному потомку хранителя, пусть сам решает, как дальше быть. Решит бороться, значит, хорошо, пусть борется, мои парни в помощь, а я старый уже для этого. Если нет, то придется самому в тайгу идти и возвращать камень, только страшно очень. Стоп, здесь есть еще кое-что, самый веский аргумент, это угроза его любимой женщине. И этой женщиной была моя мать. В моих глазах пролетели кадры из его памяти. Отца он точно не убивал, дальше разговор с Галиной Сергеевной, истерика по отцу, денежные переводы, общение, недолгий роман, были пару кадров даже со мной, пятилетним мальчишкой. Месяц назад был звонок от японца. Он предложил отдать камень в обмен на жизнь Галины Сергеевны и ее сына. И в знак соблюдения первого этапа возможной сделки японец пришлет за камнем меня. Эта новая правда резко меняет все. Все, что было раньше это так, для пешек, то есть его учеников. Ведь как-то он должен объяснить им, по какому поводу он камень отдает. Все это спланировано, и в этом сценарии пешкам никто изначально и не думал давать свободу действий. Только одна хорошая новость: Галина Сергеевна в безопасности, из Москвы уже звонили. Вернуть бы все обратно, согласно плану Стаса, и все было бы хорошо. Вот только никто не ожидал, что Гарик, сейчас такое натворит.
  
  - Так надо предупреждать заранее в таком случае.
  
  - Для чего, чтобы ты успел с англичанами замутить.
  
  - Можно дальнейшую беседу по этому поводу на потом перенести.
  
  - Хорошо, давай, быстрей беги.
  
   Мы были на месте, Стас оставил меня у ворот сам прошел во двор. Вернулся, позвонил по телефону ноль один и сообщил о возгорании. Должны приехать Сашка и Геннадий для борьбы с огнем. По догадкам Стаса, камень есть не что иное, как преобразователь людей в носителей огня. Я бы тут, списал Станислава в душевнобольные, но этого не давала сделать мысль, что я продолжаю читать его мысли и наоборот. Что я здесь делаю? это моя мысль. А вот, топор оставил в машине, это точно его.
  -Что за топор,- послал я запрос стоящему ко мне спиной Стасу.
   Он, так и не развернувшись, все смотрел на дом, но прислал ответ, - топор из храма. С дополнением, ну ничего, мы с Сашкой в пожарной части все топоры этим камнем заточили, они после заточки должны рубить, как тот. Так что будет их чем валить.
  
  -Кого валить?
  
   - Понятно кого, у тебя же все факты на лицо. Алмаз при нагревании что-то выделяет, и это что-то перестраивает организм человека? находящегося в радиусе поражения.
  
  - Так мы сейчас тоже подвергаемся опасности заражения.
  
  - Сейчас возгорание закрытое, на улице пока безопасно. Ждем пожарных, вот когда подъедут, тогда лучше быть подальше. Но тебе вообще опасаться не стоит ты у нас хранитель по крови. И хватит лезть мне в голову, узнал бы лучше все пораньше, до того как такое натворить.
   Эта мысль вторила моей.
  
   - А что будет теперь, - осмелился я на еще один вопрос. Но ответа не пришло, его вообще не было в его голове. Пришла только его злость.
  
  -Что будет, что будет, биться будем точно, кто победит - не знаю. Мне тогда просто повезло, что он был в контакте с твоим отцом, голову почти сам подставил под топор. Не думаю, что будет здесь так легко. Гарик, иди домой, дорогу помнишь, мы здесь сами как-нибудь, от тебя все равно толку пока не будет. Зря я вообще тебя втянул, ты прости меня, если что. Не вернусь, под чашей посмотри, там сейф, он открытый, в ящике с песком тоже посмотри. Все, иди уже, даст бог, дома договорим.
  
  В голове наступила тишина, этот диалог до конца истощил мою и так ослабевшую психику. И я с легкостью подчинился чужой воле. Поднял воротник и пошел домой. Пару раз я оглянулся, но Стас так и продолжал стоять, молча смотря на дом. Бородатый мужик готовился к бою с всеобщим в его понимании злом.
  
  
  
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ.
  
  
  ХИТРЕЦ.
  
   Да, я лжец, более того, я профессиональный врун и провокатор. Не буду перечислять все нюансы моего детства, главное то, что они не способствовали общению с ровесниками. Моя психика часто искала укрытие в мире фантазии, а потом это вошло в привычку. Из меня получился бы неплохой писатель или актер, но жизнь сделала из меня первоклассного вруна. Врал всегда, несмотря на то, выгодно это было мне или нет. С возрастом на первый план, вышла выгода. И появилось что-то большее, чем простая ложь, а именно появился план для выгоды, в каждой фантазии. Получить материальный выигрыш, столкнуть кого-нибудь лбами, приукрасить или, наоборот, убрать лишнее внимание к себе.
  
   В общем, мастерство мое росло вместе со мной, благодаря этому я без проблем окончил школу. И без проблем бы поступил в институт, но я не задавался этой целью, не видел быстрой выгоды в этом. Сначала мелкие аферы, потом что-то посерьезней, благо разгул преступности прежних лет способствовал росту моего мастерства. Наш город сидит на ручейке драгоценных камней и металла, что течет через нас из тайги. Поток старателей, от корпораций до простых искателей приключений, постоянно курсировал через наш город в обоих направлениях. Вот на этом потоке я и сидел. Нет, я не занимался скупкой, на этом рынке долго без серьезной крыши не продержаться. А если даже и работать на нем, то тебе перепадет лишь маленький процент с большим риском. Мой бизнес гораздо безопасней и намного прибыльней. Для начала скидываешь в интернет предложение своего рода экстремального туризма, курсы для старателей любителей. Вы знаете, на это быстро клюет офисный планктон из центральной части страны. Ведешь таких в тайгу человек пять, больше и не надо. Играешь с ними в артель старателей, подкидываешь пару граммов камушка, и все, одного из них точно зацепит золотая лихорадка. Это и есть главный принцип уже моего обогащения. Поверьте, он не нов, по этому принципу давно работают все сетевые компании прямых продаж. Где главное не сбыть свой товар прямым потребителям, а нажиться на своих торговых агентах. Ведь там тоже всегда объяснят. Да, работаешь неплохо, но тебе вот этого не хватает. И впихивают еще один семинар или новую продукцию для сбыта, конечно, за твою предоплату. Точно так работаю и я, впихиваю китайские инструменты для старательского промысла. Дробилки, столы, лотки, сепараторы, насосы, генераторы и еще кучу других инструментов. И все это уходит в десять раз дороже от цены закупочной. Мне их жаль, лишь пять процентов из этих старателей-любителей отобьют вложенную сумму, и только один процент добьется чего-то более. Но от этого им только прибавится проблем: криминал и право на разработку еще никто не отменял. Вот так бы я и жил дальше, давно был бы в Крыму, где я уже скупил пару коттеджей за бесценок. Вовремя подсуетился, старые хозяева скидывали за гроши в связи с политической обстановкой. А переехать мне не дал наш начальник полиции, известный всем в округе Японец. Самая большая крыша в местном старательском бизнесе. Он специально дал ход заявлению, со стороны одного из моих кладоискателей. Светила мне статья за мошенничество, пришлось мне дать согласие на сотрудничество.
  Один авторитет, организовал что-то вроде тоталитарной секты, в результате заимел близкий круг, который не подкупить и не запугать. Это предприятие, если так можно их назвать, занимается принудительной скупкой в артелях старателей. Как итог, разборки конкурентов, в которых теперь замешан и я. Японец предложил мне работу в качестве своего агента. Хочу заметить, варианта для моего отказа даже не предусматривался.
  Полгода мне пришлось поработать в качестве водителя в пожарной части, с целью войти в доверие к одному из сектантов. Моей главной задачей было, стать членом этой банды. Задание выполнено, теперь я брат Геннадий, самый младший борец с огнем.
  Все бы ничего, но, черт возьми, все то, что плел в своем учении этот отец Юрий, сейчас начало сбываться в моем городе. Этот инцидент на выезде моего расчета оказался только первой ласточкой с горящими мертвецами. До сих пор в глазах старуха с головой охваченной огнем. Кстати там был и лидер секты, это отец Юрий нас и предупредил. Это он сбил пожарной цистерной ту ведьму. Потом приехала полиция, в том числе и сам Японец с мэром на пару. Все что-то долго искали в доме, мэр и Японец сами принимали активное участие в поиске. Но походу ничего не нашли, только мэру плохо стало, дыма видать с непривычки надышался. А дальше всех в отдел загребли, ну и меня для вида, где я и слил все адреса круга посвященных этой секты. Работу я свою выполнил, обязательств не перед кем больше не имею, можно теперь валить.
   Но тут одна новая проблема нарисовалась, город-то закрыт. Это я понял со слов полицейских, что приехали за нами на квартиру Мишки. Ладно еще удалось отделаться от них, намекнул на мать в бараках на Заводской улице. Если честно, я там давно не живу, так место регистрации для вида оставил. Живу в новостройках в центре, а мать в Крым еще в прошлом месяце отправил. И мне бы по уму туда, но сначала нужно выйти за периметр. Эту проблему можно решить через нужного знакомого. Есть здесь один бывший летчик, местный специалист по незаконной транспортировке. Только боюсь я, на тот борт под расписку не берут, а в моих карманах сейчас негусто. На квартире, конечно, имеется заначка на черный день, но о ней я сейчас и не думаю. Перед глазами гораздо больший куш, сектантский особняк теперь ведь без присмотра стоит. Отца Юрия ведь закрыли по подозрению в убийстве старухи.
  
   Вот меня трясет, и холод здесь точно ни при чем, меня трясет от нетерпения. Это надо было еще вчера туда наведаться, а не снимать стресс с Мишкой при помощи алкоголя. Сам я алкоголь не приемлю, но вчера пришлось.
  
   Так, спокойней, что там, ага, полицейский уазик скрылся за углом. Выдвигаюсь сразу к особняку, вот только бы не нарваться. А то, чувствую, преступный элемент в скором времени должен ощутить свою безнаказанность. Не сомневаюсь, время анархии уже пришло, только до них это еще не дошло, не унюхали крысы еще своей свободы. Эх, такси бы вызвать, если кто-то из них еще работает, но в телефоне, как назло, нет сети. Боятся власти даже новостей из зараженного города. Но ничего, мы люди негордые, можно и пробежаться, чтобы не замерзнуть. Я ведь тоже крыса, как ни крути, и для меня бег, это тоже образ жизни.
   До частного сектора пробежал без происшествий, правда слышал пару выстрелов где-то не далеко, и запах пожара забивал постоянно нос. Хотя явного пожара и задымления не повстречал. Этот запах был уже везде, такой, знаете, не хороший, пожаров за полгода работы я повидал, и успел надышаться дыма. Но сейчас этот запах, как-то напрягал. В голову лезла ассоциация с войной, наверное, так же пахнет город перед вторжением врага.
  
  Игра в ассоциации была прервана женскими криками. Продуктовый магазинчик на въезде в частный сектор. Белая легковушка грузится двумя типами, явно не купленным товаром. А, вот и источник криков; за волосы из магазина третий тип тащит продавщицу. По всей видимости, тоже на погрузку, но в качестве живого товара. Картина разбоя во всей красе. Типы как на подбор, видать, с одной пайки росли. Стильная одежда, от кожаной куртки и спортивных штанов до фуфайки с кепкой. Тот, кто грузил продавщицу, даже маску натянул. В свободной руке у него присутствует ствол, спору нет, пистолет - весомый инструмент для разбоя.
  Пережду, потом и сам зайду поживиться в оставленный без присмотра магазин. Но зачем она так кричит, только хуже себе делает, все равно никто не выйдет, если бы кто и хотел помочь, уже бы давно вышел. По домам сидят, тоже крысы, только миролюбивой разновидности, сидят домашние крысы в своих норах и никого не трогают. Да, что она так кричит, сейчас ж пристрелят, чтобы не орала. Что тебе сделают, используют - вот и все, если не будешь дергаться.
  Вот куда меня-то несет. Встал я и вышел из-за угла. Стоять, не надо, не ходи, пытаюсь себя я вразумить.
   Поздно уже думать, надо действовать, раз пошел. Погрузка подошла к концу, один багажник захлопывает, другой за рулем, третий со стволом заталкивает живой товар на заднее сиденье. А я приближаюсь, десять метров, пять метров, три. Тот, что за рулем, дал знать обо мне своему напарнику в маске. И все, разговора походу здесь не будет, просто ствол направляют мне в лицо. Резко ухожу вниз, бью корпусом в дверь, слышен хруст со стороны ног противника. Перехватываю сверху руку со стволом, рывок вниз об ребро двери. На этот раз хруста нет, но, слава богу, падает ствол. Обычный пм, передергивается затвор. Отмечаю, а ствол, оказывается, уже был заряжен и снят с предохранителя. Минус один патрон, который, как при замедленной съемке, падает в снег. Ну, ничего на всех хватит. Разворот, выстрел на испуг в сторону багажника. Попал блин, почти в упор, заваливается второй, еще разворот в сторону водителя, в этот раз сразу не стреляю. Сначала надо рассмотреть его руки, молодец, а руки у него были уже кверху. Отход, разрываю дистанцию, для общего контроля. Надо бы, как-то попрощаться. Взглядом показываю водителю на пострадавших напарников, мол, грузи. Погрузка пошла, хотя и с некоторым замедлением вначале. Но после моего случайного выстрела дело пошло быстрей. Правда чуть не завалил продавщицу, которая на секунду позже выскочила с другой стороны машины. Водитель затолкал два новых крупногабаритных груза в свой транспорт. Дождался моего одобрительного кивка в знак благословения, трогается в путь.
  
   Машина давно скрылась за поворотом, а я все стоял и целился в ту сторону. Опять чуть не подстрелил продавщицу, которая решила напомнить о себе. Странно, почему женщины, способны так быстро переходить из одной крайности в другую. Она спокойно подобрала коробку с продуктами, забытую грабителями. И как ни в чем не бывало, зашла в магазин, да еще и одарив меня взглядом ,полным благодарности. Только после этого я опустил ствол. Вот бабы народ, сплошная провокация, а я повелся и чуть не получил пулю в лоб. А этот ее многообещающий взгляд. Да какая уже разница, что он обещал, у меня право победителя, в конце концов. И мне нужна срочная разрядка. Первое что я сказал ей, когда зашел в магазин.
  
   - Благодарности не надо, продуктов лучше собери.
  
  
  
   Ни стыда, ни совести, точнее она есть, вот сейчас она меня и мучает, вместе с похмельной головой. Я сам не могу понять, как все произошло. Кажется, я потерял сознание на несколько секунд, а очнулся полностью голый и пьяный. И к чему все это было, вся эта игра в защитника. Если итог точно такой же, как и в случае если бы я не вмешался. Со мной даже еще хуже получилось, один скорее труп с ранением в живот, а второй калека. Ах да, разница лишь в том, что все по обоюдному желанию, без насилия. Все завязываю играть в доброго дядю, все равно в моем исполнении, он почему-то плохим выглядит. И самое главное - это как такое вообще получилось, что я, оказался в объятиях этой работницы прилавка и еще алкогольном опьянении. Сколько времени прошло, если на улице уже темно. Возможно что-то с моей психикой, раз я начал терять контроль над своим телом.
  
  От мыслей душевно больного и созерцания потолка, меня опять отвлекла работница прилавка во всех направлениях. Уже одетая продавщица, бегала по магазину, наполняя продуктами два больших мешка. Домой видать собиралась, знать и мне пора. Пока одевался, она мне все уши прожужжала про объявление по радио, что слышала, пока я спал. Ничего нового, рекомендации по перемещению женщин и детей в район высоток в связи со вспышкой, какой-то инфекции бешенства. Все это, я уже слышал от полицейских с утра. А эта куда собралась, сидела бы здесь на продуктах пока. Дети дома одни, ага, так, уже понятно, куда она ведет. Она хочет, чтоб я проводил ее домой, прояви так сказать, галантность, ухажер. И я согласился, нет, это не проявление благодарности и тем более не за купюру номиналом в пятьсот евро. Которую она пыталась мне сунуть в карман, хотя она и сумела меня удивить этим предложением в данной валюте. Во всем виноваты дети, ну не изверг же я, чтобы оставлять их без мамки. Сомневаюсь я, что она одна вообще дойдет с такой ношей на плечах, в такое нехорошее время. К тому же, это время было уже темное.
   Выходили через заднюю дверь, вежливо пропустил даму вперед, слава богу, никто нас там не ждал. Хозяйка спокойно закрыла дверь. Я снял с предохранителя пистолет, палец на скобу, руку в карман, на плечо мешок. Звякнули бутылки за спиной, словно дали старт нашему ночному марафону. Он закончился минут через пятнадцать, возле покосившегося забора. Прощание получилось не долгим, поцелуй в щеку, вот и все. От расставания остался неприятный осадок, меня в очередной раз использовали. Особенно я его прочувствовал после ругани из ее дома, где я отчетливо разобрал мужской бас в крике
  
  - Где гуляла тварь.
  
   Все, никаких чувств; ни жалости, ни геройства - только адекватность, надо было хоть деньгами взять с нее. Прикинув себе дальнейший путь к этой самой прибыли, я скрылся в темноте.
   В доме горел свет, может отец Юрий каким-то чудом сбежал из-под ареста или просто договорился с Японцем. Надеюсь, это просто забытый выключенный свет и в доме все-таки нет никого. Для проверки моих размышлений я позвонил в звонок на воротах. Черт, в доме защелкали замки входной двери, во дворе послышались шаги. Мой мозг вновь обрабатывал версию освобождения хозяина. Японец просто отжал с главного идеолога борьбы с огнем деньги, золото, камни и в знак перемирия слил свою подставную пешку. А сейчас эта пешка сама спешит, чтобы получить свое наказание. Ноги заняли позицию для рывка, но тяга к прибыли сумела-таки удержать мое тело. Калитка открылась, фигура явно не хозяина.
  А кто у нас тут дома, так это его сыночек.
  
  -Где отец,- вместо приветствия задал я ему вопрос.
  
   - Отца нет со вчерашнего дня, ответил мне мажор со вздохом.
   - В доме из братьев есть кто.
  
   -Каких братьев, нет никого.
  
  - Дай пройти, отца будем вместе ждать.
  
   Это что получается мой намек Гарику на бегство, привел к вот таким последствиям. Мажор стукает папашу по голове, прибирает какой-то камушек и подается в бега. Дальше находит ночлег у местного алкаша, решает испытать этот самый камушек на действие в огне. Впоследствии мы прибываем по сообщению о пожаре, и происходит, эта херь. А этот сидит дома, как ни в чем небывало, ждет отца.
   Я бью кулаком ему в лицо, тот падает со стула.
  
  -Это тебе, за отца Юрия и за братьев моих, их всех закрыли, а в городе творится эта чертовщина. А виновник всего этого ты.
   Мажор забрызгал пол кухни своей кровью, хлещущей из разбитого носа.
  
  Где-то в этом доме должен быть тайник с золотом или с деньгами. Возможно в подвале, там обычно проходили собрания местного кружка. Сюда в ближайшее время не должны наведываться гости. Если только, Японец сам не пожалует. Но в городе у него сейчас дел должно быть по горло, где-то вон уже слышна стрельба. Это мне на руку, буду искать в спокойной обстановке. Но для начала москвича надо обездвижить. Мажор все продолжал скулить на полу кухни, я достал пистолет из куртки и скулеж прекратился. Содрал тюль с окна, максимально, как смог связал ему руки, вытащил ремень из его брюк и зафиксировал ноги. Теперь можно заняться поисками, вход в подвал был скрыт в шкафу. Обычный такой шкаф, и стоило ли так напрягаться прятать его, если шкаф всегда открыт.
   Мягкая мебель, большой экран плазмы, бильярд, мини-бар, в общем, есть все для игры в закрытый мужской клуб. Единственное отличие от других заведений подобного рода - это символический пожарный щит с инструментами для борьбы с огнем, с ящиком песка под ним. Ну и большая бронзовая чаша, на пьедестале в центре зала. В нее каждый вносил свою денежную лепту во благо организации.
   Я сразу начал свои поиски с чаши. В этот раз она пуста, но это меня не смутило. Давно засматриваюсь на сам пьедестал, мне кажется, у него есть и другая функция. С трудом убрал бронзовую чашу с постамента. Так и есть, под чашей была клавиатура сейфа. Но радость обнаруженного тайника быстро пропадает, я же пароля не знаю. Видно все-таки придется вернуться на квартиру, там конечно не местный клад, но добраться до Крыма хватит. Но идти на ночь глядя - только зря рисковать, переночую здесь, может, еще чего найду. Вернулся на кухню и вовремя, узел тюли ослаб, еще чуть-чуть и Гарик был бы на свободе. Что с тобой делать то, пристрелить- совесть не даст, и оставлять свидетелей не хочется. Эй, стоять я же ничего пока не сделал такого, чтобы подчищать за собой хвосты. Стучал, да, но об этом знает только Японец. А здесь я просто наказываю виновника последних событий. Так что я до сих пор могу быть простым Генкой.
  
  Пару ударов ногой в живот, надежней перевязываю узлы.
  Вот те раз, Москвич мне еще указывает.
   - Пальто из прихожей принеси.
   Ладно, принесу, что-то подсказывает, что сейчас речь пойдет о деньгах. А пальтишко-то тяжеленькое, но привычки у меня лазить по чужим карманам, нет, будем это делать в присутствии хозяина. На кухонный стол упали две увесистые пачки евро.
  
   -Это все твое, только освободи меня, и выведи из этого города, а дальше разбежимся, я тебя не знаю и ты меня.
   Подсчет показал, наличие неплохой такой суммы, почти пятьдесят тысяч евро.
  
  - Ладно, мы с тобой теперь друзья, но не забывай у кого ствол.
   Я для наглядности продемонстрировал еще раз пистолет и развязал пленника. Мы вернулись за стол. Я на правах старшего брата начал переговоры.
   - Значит так, я в любой момент могу нашу сделку отменить. А для начала, объясни мне, почему ты пошел против нашей семьи.
  
  Пистолет с последними словами был снова наведен на москвича.
   Мажор начал оправдывается: случайно все вышло, кто знал, что все по-настоящему. Молодец будем считать, что я поверил.
  
  - Если честно, я сам не верил в эти сказки.
   На самом деле я просто даю ему мотивацию, чтобы съехать с этого разговора и заинтересовать меня чем-то другим. Маленькая угроза, понимание, а потом затрагиваешь именно то, что тебя интересует. А интересует меня сейф под чашей.
  
   - Отец, когда уезжал, ничего не оставлял тебе.
  
   Вот оно, слово "чаша" срывается с его языка.
  
   - Ну, пойдем, посмотрим на твою чашу.
   Мажор явно что-то знал, реакция была хорошо читаема на его лице. Словно сам вспомнил об этом и в тоже время жалеет, что не вовремя вспомнил.
  Камушки, золото, денежки, идите ко мне.
   Мы спустились в подвал, мой подконвойный увидел пустующий пьедестал с сейфом вверху.
   - Ну что открывай, и не говори мне, что не знаешь как.
  И мажор открыл, даже не набрав пароля. Взял просто за ручку сейфа и открыл. А ларчик то, оказывается, просто открывается, точнее он, вообще не был закрыт.
  - Давай в сторону, встань у стены и без глупостей.
  
   Так, что тут у нас. Черт, ни камушек, ни денежек, только две бумажки и все.
   Первая - это казначейский билет Соединенных Штатов Америки на имя Гарика Юрьевича с полагающейся только ему суммой почти в миллион долларов. Походу, это наследство от отца. А как же братья по вере, может во второй бумаге что-то сказано о нас.
  
   ,,Братья, виной всему я, наследник здесь не причем. Если по каким-то причинам я не смогу его найти, поспособствуйте безопасности моего сына. Но главное, найдите алмаз, что передал я ему, вы знаете - он источник большого зла. Этот камень надо вернуть туда, где я его взял, нельзя его оставлять среди людей. Каюсь, что я сам давно это не сделал. Координаты. Широта 61. 021. 05. 61.1.26. 61. 1. 11 Долгота. 66. 09750. 66. 563. 66. 5375.
   Деньги, накопленные нашим трудом, как и оговорено, лежат на ваших счетах. Поэтому прошу вас, передайте казначейский билет моему сыну и отправьте его в Москву. Удачи вам братья, избавьте людей от огня.
  Ваш отец Юрий".
  
   Слишком много недосказанного, а наш Гарик теперь при деньгах и типа не при делах.
  
  
  Так, что мы имеем. Точнее я не имею, а Гарик имеет миллион долларов. Обо мне даже речь там не шла. Не знаю я никаких своих счетов. - Короче, выбираемся из города, казначейский билет у меня пока полежит, половину с него мне причитается за помощь, ты понял, Гарик. Иначе братьям станет известно все. Да и еще город под карантином, все дороги перекрыты, без меня тебе не выйти.
   Вот умница, согласен на все.
  - Завтра выходим из города, есть у меня одна идейка как покинуть город. Но об этом завтра, пока спать. Переночуешь здесь в подвале, посиди пока осознай, свое преступление перед обществом.
  
   Поднявшись из подвала, я первым делом заблокировал выход. Подставил стул под ручку двери, проверил, держит отлично. Закрыл на все замки входную дверь, прогулялся по дому: но ничего ценного не приметил. Так барахло одно, которое, к сожалению, на себе не унести. Притолкал тяжеленное кресло из одной из комнат, поставил прямо перед шкафом в подвал.
   Все, теперь можно и передохнуть, а то устал я что-то за последний день. А событий хватало: утро началось с полиции, потом бег по городу, дальше никому ненужное геройство. Два раза терял контроль над своим телом, причем один раз с полной потерей сознания. Теперь еще эти сенсации от Гарика. И это все, только за сутки. Моя психика явно на пределе, так дело не пойдет, надо поспать. Еще раз, пробежался по дому, выключая свет и проверяя все окна и двери. Сел в кресло, пистолет в руке, руку на подлокотник.
  
   Утро началось с обсуждения моего варианта побега. Ничего гениального в нем нет, я давно приметил два скоростных снегохода здесь в гараже. Вот на них я и планирую с Гариком вырваться из города. И пойдем мы не в сторону трассы, там точно все перекрыто. Трасса оцеплена с первых часов карантина. Но я не думаю, чтобы город окружили полностью со стороны тайги, да и не пройти там, ни тем, кто решился выйти, ни тем, кто держит город взаперти. Наверняка, просто оцепили пару близлежащих поселков, в общем, все места, где человек может согреться. Ну, кто в здравом уме пойдет зимой в тайгу, если все равно через пару дней будет вынужден выйти. А я выходить и не собираюсь, у меня же есть один знакомый, который работал ранее на ниве воздушной контрабанды. Да, да, в Сибири и эта форма заработка до недавнего времени присутствовала, местная частная транспортная компания. Пару старых вертолетов на заброшенном аэродроме, что километрах в сорока от города. Лавочку говорят, прикрыли, и летчику пришлось пересесть на вездеходы. Но в личной беседе, что состоялась совсем не давно, летчик намекнул, что все возможно, но только за очень хорошие деньги. Значит, есть шанс, что если и есть очередь на его услуги воздушного такси, то она не должна быть большая. Вот в этом летчике и был мой план побега. Только один вопрос, как нам проехать на другой край города на снегоходах.
  .
  
   - Ладно, будем действовать по обстановке. Ты это, Гари, не держи обиды за вчерашнее, пойми: стресс и все такое.
  
   - Генка все в прошлом, чего уж тут судить, мы оба на букву Г.
  
   А мажор-то не прост, ух как не прост. Чувствую, проблемы с ним будут впереди, но они будут где-то там, и чем дальше будут от этого города, тем лучше. В конце концов мы оба уже повязаны, и он пока больше со мной, чем я с ним. А потом это будет потом.
  
   - Так, Гари, ищи теплые вещи, я в гараж, проверю снегоходы.
  
   В гараже меня ждала одна неприятность. Один снегоход ни как не хотел заводиться, вообще никак не реагировал на мои попытки его оживить. Зато другой стоял с полным баком, и завелся с первой попытки. Хотя видно не такой скоростной, как первый, этот тяжелый явно придуман для работы, а не для поездок на природу. Огромный плюс - вместительный багажник на хвосте. Можно сказать, настоящий внедорожник, если в классификации этого транспорта есть такая категория. Он мне сразу понравился, еще за окрас, белый как снег. Ладно, Боливар, посмотрим, сможешь ли ты выдержать двоих. Настроение мое еще больше поднялось, когда я приметил два охотничьих комбинезона, висевших в углу, причем один был тоже белый. Он и оказался мне в пору, словно на заказ сшитый. А ну да, хозяин-то одного роста со мной, тоже высок. Ассоциация с охотой подтолкнула меня к дальнейшему исследованию гаража. Это я к тому, что охотнику без ружья никак. Осмотр пола и стен ни к чему ни привел, бетонный пол кирпичные стены не слишком подходили для создания тайников. Надо еще раз осмотреть дом на предмет оружия, должны ведь здесь быть инструменты для борьбы с огнем. Это вам не клуб любителей животных или последователей небесной благодати. Здесь была, можно сказать, сугубо преступная организация с культом личности. А значит, оружию здесь однозначно быть должно, надо только хорошенько поискать.
  
  Вернулся в дом, в прихожей меня встречал герой гангстерского боевика: темные очки, костюм, зубочистка и два мини-автомата в руках. Гарик с усмешкой смотрит на меня, пистолет-то мой под комбинезоном.
   - Как там снегоходы.
  
   - На ходу только один, тут же спохватился, поправил:
   - Но не беспокойся, вытянет и двоих.
  
   - А я, как видишь, уже и не беспокоюсь.
  
   -Геннадий расслабься, наш контракт в силе. Только он будет теперь полностью на равных условиях. И значит затраты должны быть двусторонние. Я тут нашел у отца небольшой склад оружия. В общем, я предлагаю тебе прикупить что-нибудь за половину тех денег, что ты у меня забрал. Ну и, разумеется, пускай казначейский билет перейдет ко мне. Сам понимаешь денежки по наследству я смогу обналичить скорей всего только в Москве. Но туда нам нужно еще добраться, из этого следует, что без наличности и твоих услуг не обойтись.
  
   - Согласен, перебил я его, пока еще чего он там не надумал.
  
   - Деньги вперед.
  
   Вот торгаш. Расстегнул комбинезон, вернул билет, и раскошелился половиной наличностью.
  
   - Ну, пошли смотреть товар.
  
   Тайник оказался в подвале, и вполне символично в красном ящике с песком. Заполнен он был только сверху, а сзади была крышка от нижней ниши. Сейчас ящик был уже развернут, и эта ниша была открыта.
   Самобичевание оставлю на потом, что здесь у нас. Арсенал не слишком богатый: штук десять пистолетов разных марок, два карабина Сайга. Патроны в пачках только к Сайге, к остальному оружию лишь то, что находится в магазинах. Беру Сайгу, ту, что с десяти зарядным магазином, все равно ничем другим толком пользоваться не умею. С пистолета, было дело, лишь в упор попаду, но, пожалуй, все-таки возьму еще один пм вдобавок к своему. Ну и пару заряженных магазинов к ним, от других пистолетов этой марки, благо их здесь хватает.
   Все, что нужно, выложил на бильярдный стол, надо еще все проверить. Сам себе признаюсь, никакой специальной подготовки не имею, так ходил на охоту несколько раз. Отсоединил магазин Сайги, взвел, нажал курок, кажись, работает. Проделал так же с пистолетами, начал набивать магазины. Со стороны, видимо, это показалось профессионально, так как Гарик ко мне обратился за помощью. Чем меня очень сильно удивил.
  
   - Геннадий, подскажи, как обращаться с этими.
  
   Вот те раз, а мажор и стрелять-то не умеет. И прокатило ведь, даже я повелся, на его образ героя боевика. Ну что с тобой делать-то, валить, нет, ведь я уже понял: точно не смогу. Может правда, даст бог, вылезем мы оба из этого города, точнее я тебя вытащу, тогда я вправе рассчитывать на гонорар. Конечно, я на это мало надеюсь, но, надежда умирает последней.
  
  - Давай свои стволы.
   Магазин показал наличие пистолетного патрона, так, предохранитель имеет всего два положения. Что-то, где-то я примерно слышал про это оружие. Крышка автомата имела царапины, и под слоем черной краски была видна белая. Точно, это даже не автомат сам по себе, это всего лишь подобие его для использования в частной охране, там по закону такая покраска. А значит, стрельба возможна только одиночная, на лицо одни недостатки: большие габариты при слабой огневой мощности пистолета. Вполне подходящее оружие для Гарика. Но говорить об этом я ему не стал, просто провел урок обращения с оружием для начинающих.
   Подготовка к выезду продолжилась, мажору были даны указания, найти рюкзак и набить его едой, залить кипятком термос, что я видел на кухне. А еще накрыть из остатков еды и алкоголя бильярдный стол. Сам отправился в гараж, может, попробую разобраться еще раз со вторым снегоходом.
  
  Повторный осмотр нерабочего снегохода показал отсутствие аккумулятора. Вот слепой, вон он стоит на зарядке в углу. Полагаю, хозяин сам готовился к выезду, и скорей всего с сынком. Ладно, что теперь гадать, все было бы, как было, а сейчас вот так. Еще неизвестно, кто лучше. Я на правах младшего брата мало что знал про финансирование секты. Но кое о чем догадывался, а этот склад с оружием, точнее его арсенал, можно связать с ограблениями охраняемого транспорта с приисков. Возможно, не стоит мне его судить, в тайге тот прав, у кого оружие, но я его и не сужу, судить его будут другие, я просто вновь оправдываю себя.
  
   Снегоход теперь завелся, как и первый с пол-оборота, судьба мажору продолжает сегодня улыбаться. И комбинезон цвета хаки ему в пору будет. Меня всегда удивляет, почему вот им всегда так везет. Стрелка на датчике топлива стоит тоже на максимуме. Заглушил двигатель, закрыл гараж. Пока все идет как по маслу, кстати, время обед, а мы не ели. В прихожей дома замечаю ярко-желтые сапоги, моего размер, еще пару меньшие размером, я же говорил все идет по маслу. Запираю за собой входную дверь дома, спускаюсь в подвал. На зеленом сукне было все готово для торжества по случаю нашего отбытия. Подавалось горячее, яичница с нарезанной колбасой. Перекусили, теперь еще раз прогоняем план.
   - Я завел второй снегоход для тебя. Не вру, просто устранил причину неполадки.
  - Ездить умеешь, утвердительный кивок, продолжаю.
  -Впереди иду я, пройдем по окраине, нам главное за город вырваться и преодолеть открытый десятикилометровый участок, а дальше пройдем по тропе, ее мало кто знает, в общем, есть шансы уйти. Доходим до места, Думаю, за билет придется заплатить в связи с обстоятельствами по десять тысяч евро, этого должно хватить. Скидываемся, летим и чем дальше от сюда, тем лучше.
  
   - Вот так, возражений нет, отлично. Примерь комбинезон и сапоги, стоп, давай еще по одной, потом примеришь.
  - Сейчас лучше поспать, потом перед выездом выпьем. Ты кстати продукты собрал.
  
   - Да, вон рюкзак, за диваном. Все как ты просил.
   - Молодец.
  
  -Так, все спим, до шести часов, в семь выезд.
  Не спится, меня вновь пробивает на философию. Как-то все это вокруг неправильно, как-то нелогично, словно я участвую в чьей-то абсурдной фантазии. Все эти носители огня, борцы с огнем, военные, бандиты - все они испоганили мой город, превратив его в декорации к фильму ужасов. Я до сих пор не могу поверить в реальность происходящего. Узнать бы, чей это сценарий и дыру сделать в его голове, чтобы больше не фантазировал. А эти мои неадекватные действия словно прописаны в сценарии, и от него никак мне не отойти. Во-первых, почему я не свалил из города еще до всего этого. Если у меня есть деньги и дом в Крыму, ну откупился бы я от Японца вот и все, а он взял бы никуда не делся. Вместо меня нашел бы другого, да просто закрыл бы эту всю шайку, подбросил бы основание для этого и дело с концом. Во-вторых, ситуация с этим Гариком. Почему я надеюсь, что он рассчитается со мной. Что заставляет меня тащить его за собой, мне он даже как человек неприятен. Но нет, я впрягаюсь за него и дело здесь даже не в том, что я не смогу его убить. Здесь что-то другое, как там, у магазина, ведь это точно не совесть и не боязнь общественного порицания заставили меня лезть тогда под ствол. Где оно было само, то общество, в тот момент, что-то я не видел, чтобы оно воздействовало на других своих индивидов. Тогда, что мною управляло тогда и управляет в данный момент. Самосознание, нет, ведь я сам точно решил не встревать в разборки у магазина, не брать благодарности натурой, а сейчас кинуть мажора. А как только я воздерживаюсь от действий или принимаю лучший для меня вариант, так сразу что-то буквально заставляет меня, и прижимает до полной потери контроля. Ладно, у магазина все можно списать на выход своего ,,я" из-под контроля вследствие стресса. Так во втором варианте есть время все обдумать, несмотря на новые обстоятельства. Вот сейчас, что мне мешает уйти, взять просто и уйти. А еще этот чертов аккумулятор от снегохода. Ведь я точно помню, в гараже его не было при первом моем посещении, а как вернулся с решением взять с собой Гарика, так вот появился. А эти желтые сапоги. Сапоги, желтые сапоги на моих ногах, в них что-то такое есть, это я не про ноги, ну, ненастоящие они какие-то, или неправильные, или, наоборот, слишком правильные. Словно в сапогах скрыта какая-то страшная иллюзия, и эта иллюзия может открыть ужасную правду настоящего. Казалось, еще чуть-чуть, и я все пойму, что-то запрещенное, чего нельзя знать не только мне, но и всему моему миру. Обычные желтые сапоги, нет, на них нет знаков ни рисунков, они не обладают какими-то явными мистическими свойствами. Они просто желтые сапоги, но так пугают меня своей идеальностью. Идеальные формы с не подающейся пониманию глубиной желтого цвета. Все дело в том, что я это точно раньше видел. Я вспомнил, в этих желтых сапогах есть закладка для меня. Точно, я прошлый раз запрограммировал сознание на фиксацию этой идеальности. В информационной закладке мне говорится сойди с ума.
  - Спрячь свое мышление, глубоко в подсознание, иначе контроллер возьмет тебя под себя. Смотри, на желтые сапоги.
  Бред какой-то, но эта идеальность. А эта закладка, ведь точно заложена мной, для меня. Дотронулся рукой до сапога, пальцы провалились в пустоту, они не почувствовали ни сапога, ни ноги в нем. А еще я не могу выдернуть руку из этого растягивающегося желтого вещества сапога. А теперь, как будто, можно, точнее, нужно сойти с ума.
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ПОГОРЕЛЕЦ.
  
  
  Что самое главное в существовании организма, способного мыслить. Это идея, без нее ты ни что, то есть, нет смысла в твоем существовании. Конечно, всегда можно подобрать чужую и пройти по пути уже кем-то созданной идеи. Это тоже выход, если твои взгляды с создателем этого пути в большей степени совпадают. При этом тебе все равно придется перешагивать через себя, через собственные устои и принципы. Невозможно найти лидера, который существовал, существует или будет существовать с одинаковым мышлением относительно твоего мышления. Можно лишь отчасти принять чью-то идеологию для собственной выгоды, но она никогда, полностью не будет твоей. Возможен и другой выход: принять ее полностью под страхом наказания, мирского или божьего суда. Каждый подбирает ее под себя сам или кто-то подбирает за него. Иногда со временем та или иная идеология устаревает или ослабевает, и люди вынуждены присягать к другой вере, ибо без веры, уже сказано, ты никто. Нет постоянства, так как нет стандарта мышления. Человечеством уже ведутся разработки в направлении мышления по образцу. Но люди зашли с неверного пути, хотя прогресс и помог кое-чего им достичь. Однако восприятие каждого человека само по себе является индивидуальным, и стандартизация снаружи, ни к чему хорошему не приведет.
   Я, точнее уже мы, предлагаем иной выход: коллективный разум огня - вот что нас объединить. Ты слышишь себя, если слышишь, то ты слышишь и njuj, что лежит в коридоре и ее, что лежит в соседней палате. И всех их, кто охвачен внутренним огнем, мы все едины. Нам выпала участь осознать этот путь, нас наше пламя ведет. Да возгорится наш небесный огонь.
  Дышать, почему нечем дышать.
  
  - Эй, революционер, куда так спешишь. Ну, одаришь ты всех коллективным разумом, дальше что. Начнется демократия, где каждый голос будет слышен. Кто в лес, кто по дрова, мы так далеко не уедем. Если лидера не будет, то пиши наше общее дело пропало. Разброд и шатание в наших рядах ни к чему хорошему не приведет, тем более на начальной стадии возгорания. Растащат нас на отдельные угольки и все, на этом пламя нашей революции огня погаснет. Тогда к чему все эти бессмысленные жертвы, если мы не сможем выполнить нашу задачу. А все из-за чего: нашему лидеру вдруг захотелось равноправия. Сам же еще дышать пытаешься, а дышать тебе уже не надо, ты уже не человек. Нам повезло, что твоя благодать коллективного разума не распространилась далеко: зацепил меня и врачиху в соседней палате. Сил-то у тебя на большее пока нет, нужна подпитка твоего огня. В общем, лежи пока отдыхай я все организую, благо опыт руководства у меня уже есть. Потом когда подпитаем тебя, сможешь все мои распоряжения опротестовать, ты же у нас носитель божией искры как-никак. Да успокойся ты, никто на твое место не претендует, право собственности на искру, увы, не пересматриваться. Ты у нас пророк, так объяви себя им, и они все пойдут за тобой, да еще и встанут в очередь. И не пытайся дышать, я же говорил тебе - мы уже не люди.
  
  -С вашего позволения, мой властелин, я начну объявление.
  
   - Давай.
  
  - Так, слушать всем, я исполняющий обязанности первой искры. Мой голос его голос.
   Объявление. Всем, прошедшим трансформацию, запрещается гореть на собственном носителе во избежание деструкции тела. Энергию жизни можно брать от легковозгораемых предметов. Если вблизи вас находится не занятый нами носитель, следует воспроизвести наш процесс размножения в ускоренном варианте. Первый этап - обработка нашим естеством, второй этап -открытие черепной коробки для доступа кислорода. Всем, кто на данный момент осознает себя частицей целостного огня. Вы стоите у истоков начала будущего всемирного пламени, от действий каждого из вас сейчас зависит существование нашей цивилизации. Вам доверена честь, нести пламя и умножать его, пока мы не достигнем нашей цели: единоличного господства нашей расы на земле. И в знак благословения для отличия тех, кто стоял у истоков движения нашего пламени, вам даруется красный цвет, в нем заключена власть над огнем обычного желтого цвета новообращенных. Мы с сестрой, жрецы пророка, будем в синем спектре восприятия. А наш властелин - черного спектра истинно праведного огня.
  
  Да будет так, ибо так желает наш властелин первая искра.
   - Сестра, возьми с собой нескольких красных и займись новообращенными на улице, а то докричаться я не до всех могу.
   - Всем носителям красного огня с первого этажа, срочно доставить в хирургию на третий этаж пять нетронутых огнем носителей для подпитки нашего властелина.
  - Исполнять.
  
   - Ну что, как вам мои распоряжения, мой властелин? -источник голоса вошел в мою палату.
  
   Я с трудом заставляю тело носителя работать конечностями, занимаю сидячее положение. Похоже, в процессе перевоплощения старый хозяин долго сопротивлялся, знать, сильный духом был человек. Вырываю остатки человеческих органов зрения моего носителя, и я прозреваю. Взгляд скользит по телу, с которого слетает обгоревшая шелуха кожаного покрова, и останавливается на посетителе. Передо мной стоит в поклоне исполняющий мои обязанности, мой младший брат с синим пламенем над головой.
  Констатация факта: мой брат он же бывший мэр Порошков в своей прошлой жизни. Пробежка по памяти показала его предысторию.
   По существу он первый разумный представитель нашего рода до проявления во мне искры. Его привычка быть ближе к власти и здесь принесла свои плоды. Еще на первом пожаре, в поисках искры он так надышался угаром, что подцепил остаточную энергию и запустил тем самым реакцию преобразования. А когда увидел первые симптомы преобразования, то решил ускорить этот процесс, его бывшей человеческой натуре и здесь захотелось быть первым. Накачал наркотиками знакомых, попытался провести обряд накопления энергии. Но, как видим, это ему удалось провести лишь отчасти, его жертвенную группу полностью залили. А ему самому, тогда пришлось уносить ноги от пожарных. Единственное, что ему это принесло, это то, что он осознал себя и почувствовал, где находится искра. Добрался сюда прошлой ночью как пострадавший, с помощью своего уже бывшего подчиненного дал взятку главврачу, чтобы его положили рядом со мной. Но врачиха-практикантка залезла не в свое дело, вот и пришлось ее поджарить. Мой младший брат, тогда еще частично мэр Порошков, занял выжидательную позицию в виде труппа в коридоре. Сейчас они моя семья, в том числе и сестра врачиха практикантка, третья по осознанию. Так как, во время моей глупой попытки создания коллективного разума, врачиха находилась рядом в соседней палате. В общем, слава огню, мой коллективный разум зацепил только этих двоих.
  
   Александр, меня когда-то звали Александром, точнее так звался он. А мне нужно новое имя. Может Чертополох, что-то вроде от черного пламени, нет лучше по-простому. Черт, рад знакомству просто Черт. Тем более я, правда, черный, как черт, тело носителя уже почти закончило преобразование. Если бы меня сейчас видел человек, он бы сказал, извращенец восстал в костюме для садистских игр, ведь ему не дано увидеть мой спектр черного пламени. Только черные провалы вместо моих глаз, ему подскажут, что это уже не игра. Остался последний этап моей трансформации, проломить себе голову, для открытого пламени и доступа кислорода. Что я успешно проделываю выдернутой из железной кровати дужкой. Черное пламя вышло в свет, это пламя несет саму истину, ведь это цвет чистого горения без примесей перерабатываемых веществ. Смотри-ка, а дышать, правда, стало легче, хотя нет, гореть стало легче.
  
   - Где там ваши жертвоприношения.
  
   - Да, все готово мой властитель, разрешите подать. Тут же откликнулся мой синий зам.
  
   - Заводите по одному.
  
   Два красных затолкали в палату истошно кричащую человеческую самку не первой свежести. В голову приходит слово ,,санитарка". Да какая разница, кто она и какова возраста, главное, она еще практически чистый человек, отличный материал для получения энергии в процессе горения.
  
  - Ну, иди ко мне моя дорогая, не бойся, ну поджаришься чуток, вот и все, зато потом осознаешь, как замечательно быть огнем.
   Я руки возложил ей на плечи, пальцы выдали огня. Жаль запаха не чувствую, а ведь знаю, пахнуть должно очень хорошо.
  
   - Отлично давай еще.
  Конвейер моей подпитки прошел без задержек. В палате уже лежало пять тел. Но удовольствие всегда пролетает быстро, как говориться у людей, делу время потехе час.
   - Брат, за твою инициативность, дарую титул старшего жреца, будешь второй у власти пламени. В твоем подчинении все красные, отвечать будешь за исполнительную власть. Желтые пусть будут за врачихой. Кстати, эй сестра, подлечи-ка тут новообращенных, что появились после моей подпитки и знания по лечению им дай. Будешь ты теперь у нас медициной заведовать и заниматься связями с общественностью. Медик будет имя твое.
  
   - Слушаюсь мой властелин, - откуда-то с улицы пришел ответ.
  
   А это что у нас, с другой стороны здания из-под земли шел зов. Голоса измученные не человеческой болью просили о помощи. Так это, это огни, заживо залитые водой.
   - Брат, сестра, все за мной. Я выбежал из палаты в коридоре выпрыгнул в окно. За мной последовал мой жрец со своими подчиненными, прыжок с третьего этажа никого не удивлял. Чем выше спектр пламени, тем больше возможностей, надо бы об этом подумать, но потом. Но сейчас главное тех, кто под землей, спасти. А вот и первая неприятность: наше возгорание пришлось на невыгодный сезон. Замершая ядовитая влага покрывала всю землю, это еще хорошо, что у нас в основном головы горят. А то с передвижениями возникли бы проблемы, контакт с водой нас конечно не сразу убивает. Но постоянный контакт, несет в себе риск отравления с летальным исходом. Это подсказывает мне Медик, выбежавшая из-за угла, во главе своего отряда желтого цвета огня.
  
  -Жрец, по твоим мыслям, выходит, красные могут испускать потоки огня. Сделай так, чтобы они фокусировали объемистое горение на конечной точке, чтобы тяга в самой цели была максимальной.
  Да, да, что-то вроде заряда разрывного действия, иначе землю скованную льдом нам не одолеть. В холмики могил уткнулись несколько безрезультативных потоков огня. Пшик от контакта со снегом удалил замерзшую воду с братских могил. Вот, самый лучший ученик жреца, выдал что-то похожее на взрыв в замершем грунте. Дело сдвинулось с мертвой точки.
  
   - Врачиха, насколько я понимаю, твой принцип лечения состоит из способности накопления энергии, выделяемой при горении веществ.
  
  - Да, мой властелин, примерно так, только осмелюсь заметить, что при горении живого существа выделяемая энергия на порядок выше по плотности, чем при возгорании неодухотворенного предмета.
  
  - Понятно, сестра сожги и переработай всех в энергию, кто еще не подвластен огню в этой больнице. Я ощущаю, их человек пятьдесят прячутся в подвале. Нормальных только двадцать, остальные больные и инвалиды, этих просто сжигай. Нам нужна только чистая энергия, для чистого горения. Когда закончишь, сожги и саму больницу, возьми в помощь пару стрелков жреца, так намного быстрее будет.
  
  - Брат, тебе, возьми всех свободных займись периметром безопасности, вдруг пожарные подъедут на огонек. Выставь наблюдателей, сформируй группы быстрого реагирования так чтоб на десяток желтых один красный за твое руководство приходился. Ты сам же из бывших управленцев, не мне тебя учить. А то это быстро растущее желтое стадо без контроля разбежится. Давай действуй во благо нашей общей цели, на тебе наша безопасность.
  
  Жрец мысленным приказом выбрал десяток своих подчиненных, скинул им инструкции, те в свою очередь призвали свои десятки со всей территории больницы.
   В общем, дело понеслось, жрец выдвинулся на периметр, врачиха занялась своей больницей. В своем подчинении оставил пять носителей красного спектра, которые уже заканчивали обработку могил. Из группы медички, отзываю пару десятков для черной работы рытья могил.
   Пока есть время нужно подумать, что да как. Вопрос моей избранности не поддается сомнению, так. В ответ приходит два согласия со сторон медички и жреца. В последнем голосе чувствуется тяга недовольства, значит надо пресечь все возможные будущие недовольства властью.
  
  - Объявляю всю верховную власть огня за собой и только за собой. Закрываю вход в сознание избранного для всех, даже для вас, брат и сестра. Закрепляю свою власть наложением на существующих и будущих носителей огня обета самосожжения, если кто вздумает отречься от меня. Это касается всех без исключения по спектру огня.
   Вот и все, верховная власть за мной и не надо здесь писать никакого устава нашего общества. Или выдумывать законы, как это делали правительства для своих человеческих стад, или создавать новую идеологию для борьбы с неверными. У нас все просто, но намного надежней. А из этих вырытых калек я собираюсь сделать свою личную гвардию, ведь они уже прошли огонь и воду, отличные будут бойцы, с двусторонней подготовкой.
   Вот достали первого черного бойца, снег под ним еще шипит, значит, жив еще чертяга.
  
   - Врачиха, что там так долго,
  
  - Заканчиваем, мой господин.
  
   -Эй, желтый, отдай свое пламя ему, - командую я первому попавшемуся чернорабочему, показывая на вырытое тело. Эксперимент проходит не совсем удачно, хотя приказ я и не сомневался, выполнен полностью. Рядовой член нашего общества склонился над телом нашего покалеченного брата, возложил ему руки на плечи и потоки энергии прошли от донора к пациенту. Но коэффициент количества и качества, знать и у нас имеет место, переданной энергии не хватило для полного наполнения ресурса моего подопечного. Я же говорил, отличные будут бойцы. Переданная манна огня едва дотягивала до десяти процентов предполагаемой мощности. Повторюсь, мое предположение по поводу этих калек было не ошибочно, в таких условиях контакта с водой выдержать и закалиться могут только обладатели высокого потенциала. Это надо запомнить на будущее. Пограничное состояние может значительно увеличить наш потенциал. К сожалению, это происходит с не каждым, из всех кого уже вырыли, и тех, кто еще лежит в земле, курс восстановления смогут пройти лишь около десяти инвалидов. Остальные уже потухшие угольки.
  
  Корректирую ход работ, рыть нужно вот там, и там, и там...
  
  Пришла новая информация, жрец уже находится на грани самосожжения, прощупывая почву среди своих подчиненных для отречения.
  
  -Брат, уже поздно, надо было раньше, когда я слабым был, тогда еще можно было власть под себя подгрести. А сейчас еще чуть-чуть и ты сгоришь. Хотя ты уже и так засветился, если я уже про это знаю, тогда мешать тебе не буду, даже помогу.
  
  - Именем черного огня приказываю тебе жрец сгореть в своем пламени синевы. Аристократам в нашем обществе не место, так сказал я.
  
  - Не надо, я ведь подарок вам приготовил, мой властелин. Ведь знал я, что ты придешь, собрал слабую половину населения города для тебя в одном месте. Они там, в районе высоких зданий.
  
  - Увы, ничего поделать не могу, ты сам дал согласие на обет самосожжения, но за подарок спасибо.
   Где-то за больницей вспыхнуло синим.
   Выбираю самого способного из красных стрелков.
  
  -Теперь у нас будет новый старший жрец из простых представителей красного спектра, так сказать из народа.
  
  
   - Что будет со мной, -осмелилась задать вопрос врачиха, которая уже стояла рядом со своими учениками из-под моей первой подпитки.
  
  -Что будет, что будет, да ничего не будет, будешь дальше лечить, нам без медицины никак. Вон вытащи с того света, наших братьев.
   Пока она занималась передачей энергии, будущим бойцам моей гвардии, пришла информация по вопросам медицины и нашего питания. Хотя нет, это я сам ее скачал из головы врачихи. Мы паразиты, нам нужно постоянное питание, чтобы самим не прогореть. И здесь есть необычное обстоятельство, которое было в русле нашей общей цели. Но порядочно усложняет эту самую задачу доминирования нашей цивилизации. Для нормального полноценного питания нужен человек или хотя бы животное. Подпитка от искусственных предметов, без эмоционального выброса, - это питание, почти не имеющее энергетической ценности. Ну все, как у людей: мясоеды и вегетарианцы -тут вполне приемлемое сравнения. А я-то думал, вот сожжем пару кварталов города и все, мы непобедимы, так нет, без мяса и здесь нельзя.
   Все выглядит примерно так, если сказать по-простому, без научных терминов врачихи. Кроме подпитки своего внутреннего огня каждый из нас должен выделять в атмосферу энергию для расширения района нашего влияния. Наше влияние сейчас только в этом городе, а выходить за пределы его, с точки зрения стратегического планирования, как сказала врачиха, нет смысла. Что толку, если мы пойдем по миру распространять огонь, если мы нас еще мало. Без постоянного количественного рост нас просто уничтожат. Также для увеличения района влияния нам нужно мясо, то есть жертвоприношения, чтобы не использовать собственную энергию, так как использование собственной энергии нас просто истощит.
   - Какой-то замкнутый круг получается, нам нужен рост нашего движения и нам нужно расширение района влияния. И все зависит от количества людей. В первом варианте мы будем иметь большую армию, но не будет смысла выходить с ней в мир. Во втором случае мы будем иметь большой район влияния, но маленькую армию, так как обряд жертвоприношений сокращает количество потенциальных носителей. Что также подвергнет наше движение риску уничтожения. Это нам еще повезло, что накопленной энергии от искры за предыдущие столетия тления хватило, чтобы накрыть почти весь город сразу. А то бы все закончилось еще на первом пожаре.
  
   Положеньице, неужели нельзя выбрать что-то среднее, молчать, врачиха, не подсказывать я сам знаю. Подарочек от сгоревшего жреца нам в помощь, спасибо брат.
   - План таков, идем на новостройки, там производим преобразование энергии от женского и детского населения для расширения района влияния. По пути наращиваем армию из мужских особей в городе. А дальше вырываемся на тактический простор. Будем нести наше пламя, пока не настанет день царствования огня на всей земле.
   Мне уже видится будущее, под нами сгорают города. Вот еще одна точка на карте горит огнем, еще одна, потом страна, весь мир. И все горит по моему плану, первое - это уничтожение сопротивления, дальше - расширение района влияния. Ведь люди предсказуемы, даже атомное оружие нам будет в помощь, надеюсь, они применят его. Тем самым лишь добавят нам огня. И центром новой цивилизации буду я.
  
   - Вы видите это, братья, это говорю я, дарующий вам огонь.
  
  Да наш властелин, -эхом, проноситься ответ над территорией больницы, которая почти уже прогорела дотла.
  
   Я цепляю остаток энергии от сгоревшего здания. Старая постройка выдала неплохую по сумме энергию. Но с переработкой десятка человек по мощности не сравнится. И еще здесь нужно мастерство, чтобы подобрать распыленную силу на большой территории. Это тебе не человеческий потенциал, сосредоточенный в теле носителя. Но все равно и здесь было что подбирать. Видимо, это связано как-то с материалом, дерево основной материал, больница относительно натуральный продукт для горения. Или, возможно, здесь работает метафизический принцип накопления энергии. Ведь люди в больнице десятилетиями выдавали эмоции боли и страдания. В своей прошлой жизни я посещал храм и даже тогда в человеческой сущности смог почувствовать невостребованный потенциал. Что-то я опять далеко ушел, какая теперь уже разница. Хотя по поводу храма стоит в дальнейшем поэкспериментировать.
  
   - Медичка, как там с ними.
   - К сожалению, у меня не хватает энергии от двадцати жертв и то, что мы взяли от больницы, чтобы хотя бы до половины заполнить потенциальный ресурс этих двенадцати откопанных пациентов. Остальные не подлежат восстановлению.
   - Ладно, дай сам посмотрю.
  Что тут у нас, ух ты, так это потенциальные распространители нашего влияния, только не хватает им самого главного для этой способности. А вот это интересно. Их спектр пока еще внутреннего огня темно-красный, но, если допустить открытое горение, он будет обычным красным. Да, будет чуть больше силы, скорости и способностей для управления огня. Но если открыть доступ кислорода, мы тем самым потеряем мощное оружие распространения нашей энергетической информации. Если добавить им в пламя, чуть вещества искры и спровоцировать внутренний взрыв от перенакопления энергией или с помощью приказа о самоуничтожении. В результате взрыва, мы добиваемся большой площади нашего информационного поля. Да это настоящие боеголовки для информационной войны.
  
  -Я правильно говорю, медицина.
  
  -Да, мой властелин, но осмелюсь заметить, мы подвергнем их страшным мукам внутреннего огня. Даже сейчас вы видите, как они просят кислорода, а при добавлении энергии их муки станут адскими.
  
  -Эй, врачиха, меня милосердием лечить не надо. У нас одна общая цель, а жалость это человеческий недостаток. Но я умею слышать, так что поступим справедливо: семь мучеников я возьму себе в личную охрану, а пять других, послужат во благо нашей общей цели.
   - Открой доступ кислорода семерым и дай энергию от носителей желтого спектра. Я пока займусь нашим тайным оружием.
   Интересно, почему до этого не додумались мои предки, вон даже человечество давно использует смертников как оружие устрашения, то есть влияния.
   Вот первый кандидат в камикадзе, встаю перед ним на колени. В прошлом женская особь, диапазон мощности внутреннего огня усилен через болевую медитацию в водной среде. Ну, это мы уже знаем. И чего врачиха их жалеет, они сами просят о смерти. Потерпи, милая, пока еще рано, блокирую возможность самоуничтожения, программирую подрыв, то есть самосожжение, по приказу. А сейчас самое главное закладка вещества искры, легкое касание лба и все, частица искры прошла.
  -Восстань слуга пламени.
  
  Исследование завершено.
  
  Диагностирую тело первого образца, все прошло удачно, потоки пламени потемнели до черноты. Не думал я, что все так просто будет. Хорошо хоть, эта технология не была применена в предшествующих приходах огня, а то бы, не стоять мне нынче у руля. Наше пламя уже бы давно пылало над всем миром. Смешно вспомнить, я ранее рассматривал вопрос коллективного разума, нет, стадо должно иметь вожака, а власть должна быть только в одних руках. Вот сейчас, через эти руки взведен еще один механизм информационного подрыва, еще один. Вот уже все пять, теперь они передо мной стоят на коленях. А семь, уже заняли позиции персональной охраны.
  
  Похоже, все готово, можно выдвигаться, порядок следования колоны таков. Разведка боем из состава групп быстрого реагирования выдвигается вперед по главной улице в сторону новостроек. Попутно поджигать все строения не отвлекаясь на обитателей, находиться в пределах прямой видимости, при оказании кого-либо ощутимого сопротивления сразу мне доклад. Начало выдвижения по команде.
  
   -Жрец, назначь в разведке старшего по своему усмотрению. Тебе надо будет заняться другой задачей: сформируй пополнение стрелков, отбери лучших из состава обычного спектра. Врачиха поможет провести обряд инициации, она уже придумала, как это сделать с помощью донорства. Все основано на той же операции деления, носитель желтого пламени модифицируется в красного с помощью передачи в пламя пациента веществ донора. Результат, конечно, не ахти, но поначалу и это пойдет. Смешай новобранцев с ветеранами из охраны периметра, разбей на два отряда добавь желтой пехоты. Дай команду выдвинуться на две параллельные улицы относительно главной. По готовности доложишь, выполнять.
  
  Наш лагерь зашипел приготовлениями.
  
   - Что-то я ослаб, нужна подпитка.
  
   - Врачиха, дай на восстановление что-нибудь.
  
   - Возьмите от моих учеников, мой властелин.
  
  -Молодец, ни жалости, ни сожаления быть не должно, продолжай в том же духе.
  
   Подошли два ее ученика, и во второй раз отдали мне энергию для подпитки, но в этот раз без истерик и сопротивления. Только сейчас окончательно два носителя с потухшими огнями лежат передо мной на земле. А мне значительно стало лучше, надо бы запомнить и этот нюанс: от своих брать удобней, да сил больше получаешь. Во избежание возможных беспорядков закрепляю право на чужой огонь только за собой. Объявление этого именем черного пламени, прошло незаметно для других. От этих мыслей о хлебе насущном меня отвлек старший жрец.
   - Все готово мой властелин. Ждем ваших приказов.
  
   - Сумерки сгущаются, город ждет нас, чтобы воздать его огню.
  
   И так, задачи. Разведка проходит по главной улице, поджигая здания, вы выдвигаетесь параллельными улицами, с небольшим опозданием. Когда люди от пожаров побегут, вы начинаете движение, пополняя наши ряды с помощью быстрой инициации, то есть смертельной обработкой высокой температурой. Врачиха, пойдешь с одной стороны сама, для быстрого восстановления новообращенных. По другой улице пошлешь своих учеников. И увеличь число учеников, если будет на это время. По центру пойдем мы, всех новообращенных отправлять к нам. Да, чуть не забыл, жрец, с нами будут генераторы информационного поля, ну те ходячие накопители, так что выдели на их охрану кого можешь.
   Все, кажись, все. Нет, стоять, не хватает музыкального сопровождения, точно для психической атаки самое то. Быстрый поиск в остатках человеческой памяти, вот он вполне подходящий мотив. Музыка в стиле хаоса, один из хитов прошлых лет, подойдет в качестве гимна нашего общества с ограниченной ответственностью.
  
  -Кто против данной инициативы. Единогласно, молодцы. Ну, тогда тебе, первый экземпляр нашего генератора влияния, даруется честь дать старт нашему движению, разрешаю самоликвидацию. И поставь в информационное поле вышеуказанную композицию.
  
   - Ну что устроим им здесь последний день Помпеи.
   Да, да, да, прозвучал трехкратный голос согласия моего народа.
  
   - Вперед, час воздаяния огню близок.
   С первыми ритмами хаоса мы начали движение в боевом порядке.
  
   Наша тактика принесла плоды с первых же пятиэтажек, пару десятков новообращенных встали в строй, а энергии, выделяемой пожарами, хватило всем, даже желтым смердам досталось. Колонна двигалась медленно, все время вставала для приемки, пополнения и питания. Через десяток домов я уже потерял счет новобранцев, дело шло успешно, еще бы: генератор влияния сработал на все сто. Люди сами выходили на наш свет, и вставали в очередь для инициации. Не знаю, что там им видится, допускаю даже явление бога, уж слишком эти встречи похожи на встречи гигантского огненного удава и загипнотизированных шипением мартышек. Пришлось даже отзывать всех лекарей с флангов для обращения новых членов нашего общества.
   Через некоторое время ритмы хаоса в информационном поле пошли на спад вскоре совсем исчезли. Наша погремушка исчерпала свой ресурс, осталось лишь шипение и пощелкивание чистого эфира. Очевидно, это просто слышен сам процесс нашего горения.
   Тут же, на первой минуте тишины, нашу разведку обстреляли. Несколько одиночных залпов, ничего серьезного, только одному желтому прострелили голову.
   - Занять оборонительную позицию огненное кольцо, выставить бойцов на периметр, приступить к зачистке домов во внутреннем радиусе. От разведки до нас с левой стороны длинная стена многоквартирного дома, а правый фланг зацепил несколько частных домов, так, что мяса хватит на всех.
  
  - Дети огня, услышьте мой зов. Разрешаю представителям черного и красного спектра при контакте со свободными носителями не проводить инициацию, займитесь процессом накопления. Нам нужны силы.
   Думаю, и мне стоит пройтись, показать пример поданным. Мой поиск биологической активности выдал следующие результаты. В многоквартирном муравейнике, что по левую руку от меня, ощущаю слабую активность. Все как обычно, несколько групп в подвалах, если не считать пару чудаков с оружием на чердаке. Вот они-то и сопротивляются, но позиция для обороны выбрана хуже некуда, огонь ведь на то и огонь, чтобы пойти наверх.
  
  - Медицина займись людским муравейником.
  А она молодец, уже сформировала под своим началом что-то вроде штурмовых групп. Три желтых, два красных и по одному лекарю где-то успела уже нарыть в каждую группу. Да еще и заложила программу действий для этих трех штурмовых групп.
  
   - Властелин, позвольте вам показать мой вариант действий.
  
   - Давай.
  
   - Трое обладателей желтых огней с человеческим колото-резанным оружием и с подкаченной функцией передвижения, представляют собой передовую тройку. Два красных стрелка прикрывают огнем. Приданный лекарь из моих учеников проводит подпитку каждого члена отряда по необходимости.
  
  - А ты, врачиха, у нас стратег. Правильно, каждый должен заниматься своим делом. Кстати, тебе в бой самой запрещается вступать, где я потом возьму создателя лекарей, если что с тобой случится. Отправь свои отряды на зачистку многоквартирного дома, пускай подкормятся. Сама займись комплектацией новых тактических единиц. Вон у нас какой перебор желтых носителей, красных мало, а лекарей совсем чуть-чуть. Переместись суда на центральную улицу, здесь уже порядочно скопилось новообращенных для твоей работы. Я со своими чертями, пока займусь домами с правого фланга. Да и периметр держи под контролем, связь постоянная.
   Слушаюсь мой властелин.
   - Ну что, господа, и нам пройтись пора. Черти готовы?
  
   - Так точно.
   Настоящая элита, четко, по-военному сформулировала ответ.
  И это не простые слова. Шкала запаса энергий превышала в пять раз, даже ресурс красных носителей. Один минус, создавать потоки пламени они не умели, но это им и не нужно. Двукратное преимущество в скорости, повышенная реакция, сверхстойкие к повреждениям и самое интересное - способность на короткое время преодолевать законы тяготения. Мне даже самому не верится, мы способны летать, правда, ценой больших энергетических затрат. Но если соединить эту способность с небольшой альпинисткой подготовкой, то потеря энергии окажется приемлемой. В итоге, мы способны лазить, как пауки в любой наклонной плоскости.
  Раскидываю альпинистскую подготовку по сознаниям моего спецназа. Провожу регистрацию активности своего фланга.
   А вот это интересно, третий дом с моей стороны представляет собой людской укрепрайон с зачатками веры. Особняк весьма не средних размеров в три этажа, почти у каждого окна высвечивается человек с ружьем. Дальше на уровне первого этажа большое скопление биологической массы. Нет, не координированные действия противника у меня вызывают интерес. А именно, что их заставляет поверить в себя и оказать сопротивление. До этого: сдача в плен или бегство - единственная тактика противника. Не сомневаюсь, конечно, в дальнейшем мы встретим военизированное сопротивление. Но здесь явно представители гражданского населения. А вот и объяснение человеческого упрямства - это вера. Насколько я помню, здесь проживал чудотворец. Занимательный такой мужик, что-то вроде знахаря или экстрасенса, к тому же известный на всю область и не только. Из памяти носителя выскочила статейка желтой прессы, московская звезда в гостях у нашего знахаря. В общем, мужик смешал разные религиозные течения, добавил язычество и получился истинный путь. Точно чудотворец показывающий путь, так про него в народе говорят. Ладно, чудотворец, мне кажется, ты нам пригодишься.
  Даю команду правому флангу заняться всеми домами, кроме этого интересного домика. Туда пойдет мой спецназ.
  
   -Черти, вам разбиться на пары, одна пара высаживается на крышу, второй паре по возможности незаметно закрепиться на уровне второго этажа. Тройка, пойдете со мной на переговоры. Седьмой занимайся, охранной генераторов.
  
   Первые две двойки заняли свои позиции без шума. Еще бы, на то и спецназ, эти черти просто воспарили в небо и с высоты приземлились куда нужно, два паука у окон второго этажа, другие уже на чердаке. При этом ни одного блика от пожара не отразили их тела, даже мне неуютно стало от того как, мы поглощаем свет. Надо бы врачиху подробно расспросить про все наши способности с точки зрения мозга с высшим медицинским образованием. Но об этом потом, сейчас надо с чудотворцем переговорить.
  
   Так, штурм по сигналу или по активному сопротивлению. Ну что пошли, начнем переговоры.
   С легкостью перемахиваем трехметровый забор и поднимаем руки вверх. Надо было белую тряпку где-то раздобыть. Ладно, дело сделано, буду испускать волны миролюбия. А это откуда, и самое главное эти волны работают, по нам некто не стреляет. А ведь могли, нас точно видно на фоне белого снега. Ух, ты я посылаю запрос на контакт внутрь дома, то есть приглашаю на беседу хозяина.
   -Кто это, -приходит ответ с интонацией удивления.
  
   -Это мы, гости, выходи поговорить надо.
  
   Скидываю пару возможных картинок будущего в случае отказа. Кажись, пробрало. Спустя минут пять открылась дверь, вышел средний по внешним показателям носитель.
   Беседа прошла плодотворно, мне даже стало как-то скучно, что все прошло по плану. К тому же способность проникать в разум не только своих собратьев, но и в головы собеседников из людей. Жаль, что эта способность возможна только в единичном исполнении. А что, взять и рассказать всему миру про пришествие небесного огня, ну и пару чудес для кучи, и все, новая вера готова. К сожалению, это невозможно, значит, на первых порах без посредников не обойтись. А этот чудотворец к тому же и сам верующий в свою избранность, как и его верующая паства, представляет собой хорошую пашню для засева моего учения, среди людей. По правде сказать, кое-какие способности, я у него увидел, но это всего лишь сила внушения, ну и пара приемов из гипноза, которые он с успехом использовал на своих учениках. Народ там разномастный: от охотника до директора местного дворца культуры, как говориться, блажен тот, кто верует. Вскоре чудотворец, он же бывший психолог и его ученики уверовали в своего нового бога, после того как я в небо воспарил. Первый верховный адепт моей веры признал во мне Перуна, бога огня, что отчасти соответствовало действительности.
  
   - Будешь у нас пророком, вот тебе и твоим ученикам программа действия. Пойдете по миру нести мое слово. Учите людей о новом пришествии огня, по твоей же отработанной схеме истинного пути. Мне тебя учить не надо, легенду там какую-нибудь сочини, ну а факты с меня. Молви, наша цель не уничтожение человечества, а создание единого государства носителей огня. И тот, кто будет против нас, тот воздастся огню. И так далее, примерно в этом духе. Сначала по городу пройдитесь, а дальше, когда скажу, выйдите в свет. После того, как мы устроим здесь ночь огня, недостатка в фактах моего прихода не будет. А вы в самый раз будете, чтобы донести человечеству про меня. Все, действуй, на сборы полчаса, коридор для выхода будет предоставлен. Черти, что на крыше, проследите за их безопасностью, а дом потом сожгите.
  
  Обратно мы вышли, как обычно это делается, через ворота. Наверно от того что я был в раздумьях от этой беседы. Если честно, про государство я придумал на ходу. Нет, про веру я гнал по плану, религиозный слив нам будет на руку. Еще бы, здесь вера будет уже подкреплена фактами. Представляю, полчища религиозных фанатиков поменяют коней на ходу, а те, кто останутся при своих убеждениях будут грызться за истинное объяснение этого. Но откуда выскочило это государство, нет, во мне явно осталось больше человеческого, чем я думал. Надо, надо срочно поговорить с врачихой.
   - Эй, медицина, есть свободная минутка.
  
   -Для вас хоть целая вечность, мой властелин.
  
   -Да ладно, хватит тебе уже так официально, можешь звать меня просто черт, все равно нас никто не услышит. Тебя-то саму как звать-то, чай не чужая мне, одни ведь мы с тобой остались.
  
  - Вот если бы вы, господин черт. Позволили бы распространиться коллективному разуму, мы были бы сейчас не одни. А сейчас наслаждайтесь властью единолично, управляя своим стадом марионеток.
  
   -Эй, не расслабляйся сильно, лучше помоги понять, ведь ты слышала мою импровизацию на тему государства. Что скажешь?
  
   -А чего здесь говорить, не вы, не я, если вам угодно мы, не мыслим свое существование без людей. Вы сами посудите, долго ли ваша психика выдержит одиночество в мире огня. Да, ваша власть неоспорима, но чего она стоит, если нет того, кто ее может оценить. Любому единолично мыслящему разуму нужна внешняя оценка. Так сказать питание для своего внутреннего я, то есть для своего эго. И эта ваша новая вера всего лишь неплохая импровизация в этом же направлении. А вот идея государства, надо отдать вам должное, неплохой вариант для дальнейшего развития нашего общества. И мне тоже кажется, это единственный верный путь. Или вы думаете, наша цивилизация марионеток способна на развитие. Да, не спорю, функцию завоевания мира она способна выполнить, но что дальше. Рано или поздно вам все надоест, а я тоже не железная и просто могу сойти с ума. Тем более, можно сказать, мы бессмертны, особенно это касается вас. Вы в курсе, что мы можем переносить частицу своего сознания в любой носитель, подвластный пламени ниже по спектру. Так я своих учеников учу и так вы своих чертей подняли с того света. Мы делимся своим сознанием и благодаря этому, умственная деятельность пламени пациента повышается. Но в нашем обществе принадлежность искры, неоспорима, перенос сознания, частичный или полный, невозможен вверх по спектру. Более того, любое не согласие провоцирует самовозгорание. Вы сами уже видели, что стало с нашим братом. И поверьте мне, он бы и без вашего бы разрешения сгорел. Сейчас все завязано на вас, вы являетесь основным информационным ядром нашего общества.
  
   - Так это он меня надоумил прекратить распространение коллективного разума.
  
   - Сейчас искать виноватых поздно. Точнее, нет смысла, что сделано, того, уже не вернуть. Коллективный разум, как путь нашего развития уже в прошлом. На данный момент, развитие коллективного разума, было остановлено на самой начальной стадии. Когда даже наше новое осознание не успело полностью прийти к нам, чего уж тут говорить о нисходящей цепи.
   - Господин, сейчас не стоит вам забивать этим голову, то есть уже, наверно засорять свой очаг. Тем более первые шаги уже сделаны, а моя оценка этих шагов, если вы хотите все-таки знать, удовлетворительна. Что для вашего базиса умственной деятельности носителя, можно сказать хорошо. Да, да, я думаю, мы отчасти являемся теми, кто владел нашими носителями. Повторяюсь, все из-за незавершенного обновления нашего мышления.
   - А насчет государства, правда, вы молодец, так хоть есть смысл существования нашей цивилизации. Глядишь, если все удачно пройдет можно подобрать для инициации умные головы из людей, а потом вступить в равноправный диалог с человечеством. Конечно, на правах сильнейшей расы, по-другому диалог с ними, увы, невозможен. Так что ведите нас к победе наш властелин.
  
   -А сейчас простите, мне надо заниматься инициацией. Кстати, зовите меня также Медициной, человеческое имя уже не помню. Ведь я ниже вас по спектру, мое пламя слабее вашего по развитию.
  
   - Занимайся своими делами.
  
   - Слушаюсь мой властелин.
   Блокирую сознание для врачихи, слишком умная нашлась. Мне и только мне говорить здесь истину.
  
   - Возрадуйтесь, дети мои, сегодня я прозрел и увидел цель нашего существования. Государство, да именно государство, вот новая форма нашего общества.
  
   - Да, властелин, -монотонно прозвучал ответ моего народа.
  
  Как-то вся эта картина не впечатляла, несколько сотен глупых головешек горели слабеньким огоньком общинного строя, если посмотреть на них в спектре умственной деятельности. Этот ненамеренный поиск талантов в рядах моего народа ввел меня в уныние. Кроме этой врачихи и нового жреца и поговорить-то не с кем. Надо что-то менять, все собеседники возможные оппозиционеры. Врачиха в роли думающей интеллигенции можно сказать полезна. А вот институт жрецов изжил себя, и двоевластия больше не потерплю.
  
   - Так слушайте все, каста жрецов упразднена, личный состав переведен в разряд стрелков, без права оперирования информационным полем.
  
   -Черти, все ко мне.
   Дождался пока явится моя элита. Приказал встать на колени и поочередно каждому поднял умственную активность. Причем производил я все это в духе посвящения в рыцари, это так, для антуража.
   - Именем черного огня дарую твоему осознанию новый уровень мышления во благо нашего общего дела.
   Моя божественная длань касалась лба каждого избранного. Черт, не всем это пошло на пользу. У двух кандидатов психика не выдержала нового знания. Один сам активировал процесс самосожжения, у другого я заметил мысль о выходе из-под моего контроля. Этого я сам сжег, спровоцировав возгорание его носителя. После церемонии посвящения, с колен встали только пятеро.
   Четверо моих телохранителей и один старший по информационным накопителям. Да уж, не все выдержат такое знание, осознать себя огнем, да и еще и на руководящей должности.
  
  Рассылаю своих генералов по позициям.
   - Ты на левый фланг, ты на правый, ты в передовой отряд разведки. Ты займись новобранцами, возьми собой врачиху, она поможет с комплектацией и распределением пополнения.
  
  - Эй, Медицина, тебя никто с должности не снимал, у нас сейчас война на дворе, так что пока военная диктатура -единственная возможная форма правления. Я правильно говорю.
  
  - Абсолютно мой властелин.
  
  Вот баба, говорит одно, а думает другое. Но пока она мне нужна. Вон она как быстро работает на конвейере инициации. Посреди улицы несколько десятков будущих членов нашего народа ждали своей очереди на инициацию. Наш источник подавления человеческой психики, давно выработал свою мощность, и многие в очереди уже начали проявлять непокорство. Но черный командующий центральной группировкой уже оцепил это стадо. Его подчиненные пресекали любую попытку бегства. Несколько человек уже горели заживо, этих уроков хватило, чтобы научить послушанию других. Со стороны частного сектора все приводили и приводили новых арестантов. То, что раньше было частным людским сектором, сейчас стало общей столовой моего народа. Слав богу, деревянных домов хватает, чтобы прокормить столько огня. У каждого пожара кольцом стояли мои огоньки и всасывали выделяемую энергию, а кто-то даже умудрялся ловить ее от взрывов бензобаков горящих машин. Зарево пожарища видно на весь город. Странно, почему я только сейчас обратил внимание на эти следы нашего существования. А ведь огненная прямая растянулась от самой больницы уже на полгорода. Перед нами пустырь, разделенный дорогой, а дальше черные, без единого горящего окна, высотки. А где все-таки он, доблестный отряд пожарной охраны, коему я раньше принадлежал. Где они, защитники человечества.
  
   .
   - Осмелюсь вас потревожить мой властелин, исследование завершено. Ты кто? Ах да старший по накопителям, я же повысил вам умственную деятельность
  
  - Какое еще исследование, говори.
  
   Я в прошлом был учителем физики.
  
   -Давай ближе к делу, что хотел.
  
   Простите за инициативу, но я провел кое-какие расчеты, связанные непосредственно с моей занимаемой должностью. Если вкратце, по известной информации в районе новостроек большое скопление материала для инициации. Так вот, я предлагаю вместо инициации провести процесс накопления нашего информационного оружия по максимуму. Далее использовать по прямому назначению, после заполнения таким количеством энергии подрыв одной головки вызовет полное заражение нашим информационным полем в несколько сотен квадратных километров. В результате на всей этой территории возможна быстрая трансформация людей в носителей огня уже без инициации. И самое главное без непосредственного контакта с огнем. Конечно, процесс заражения будет медленный, но реакция необратимая. Главное, чтобы этот подрыв был вдали от нашего скопления, так как, я предполагаю, это может вызвать не контролируемую эйфорию в наших рядах.
   - А попроще можно.
  
   -Боюсь, что у некоторых из нас это может сломать печать на самосожжении. Особенно это касается нижнего желтого спектра.
  -Да черт с ними. Ты мне главное объясни, как ты собираешься зацепить столько энергии и вместить в накопители.
  
  - Всю работу беру на себя. Я только что, провел пару опытов, еще раз простите за инициативу, но эксперименты показали блестящий результат. Мне удалось сжать и разделить на более мелкие части полученную энергию от человека и вложить их в накопитель. Вот посмотрите на этот образец.
  Из ряда ходячих генераторов, физик вывел одного из этих смертников.
   - Вы посмотрите на возросшее количество частиц. Хочу заметить, после сжатия их вес близок к нулю. Благодаря чему и возможна большая площадь накрытия и поражающий фактор при этом почти стопроцентный. Если хотите, могу предоставить всю выкладку теории и практики.
  
   - Давай.
  - Мое сознание пробил поток формул, расчетов и картинок его практики.
  
  -Эй, все хватит уже, понял я, что знаешь свое дело. Ладно, продолжай свои опыты. А мне делом пора заняться.
  - Разведка, слышишь, прием.
  
  -Чего желаете властелин.
   - Ты это, давай гони свою пехоту желтого огня на высотки, стрелки пускай прикроют.
  
   - Воля ваша властелин.
  
  - Правый и левый начинайте маневр обхвата. Возьмите высотки в кольцо.
   - Будет исполнено, наш властелин.
   - Врачиха, заканчивай с инициацией. Кого не успели, тех в расход, или вон к физику на опыты отдайте. Потом всех гони на высотки.
  
  -Повинуюсь мой властелин.
   -Разрешите доложить.
  
  -Это кто еще, представляться надо, а то я у вас один, а вас у меня много.
  
  - Виноват, этот правофланговый, мое тыловое прикрытие докладывает. Из центра города в нашу сторону двигается колона вооруженных людей под прикрытием двух танков, трех бронетранспортеров и четырех пожарных цистерн.
  
  - Черт, накаркал, только недавно думал про них.
  
  -Левый и правый фланги, отмена прежних распоряжений, оставайтесь на исходных позициях. И проведите маскировку личного состава, подпалите все, что еще не горит.
  - Центру выйти на пустырь, организовать возведение баррикад из остатков частного сектора и сгоревших машин на краю старого города.
  
  -Врачиха, распредели часть медиков равномерно по группировкам. И организуй концлагерь для людей в частном секторе. Сейчас должно много мяса подвалить.
  
   - Разведка, что там на высотке.
  
   -Властелин, я сожалею моими силами взять ее с ходу не получиться. Нами обнаружен противник, силами превосходящий мой отряд. Один БТР, три пожарные машины и около сотни бойцов.
  
   - Ладно, этот термитник оставим на потом. Организуй прикрытие на середине пустыря, основную часть твоего отряда гони к нам, закрепимся на границе старого города. Да и пропусти пророка и его людей. Пусть идут в высотки, несут свою веру туда.
  Для себя я делаю заметку на этом черте. Отказ от штурма это было прямое неисполнение приказа в военное время. Видно не всем тут рост умственной деятельности идет на пользу.
  
   - План: затягиваем колону между крайней пятиэтажкой и частным сектором. Благо дорога на высотки здесь одна, противник должен дойти до пустыря без проявления огня. Слышите, не дай бог кого-нибудь заметят на наших флангах, сам лично сожгу виновника. Когда они втянутся полностью и дойдут до пустыря, центр начинает лобовую атаку совместно с флангами с засадных позиций. И ребятки, дайте больше огня, покажите им, на что мы способны. Смотрите за высоткам, чтобы не ударили нам в тыл. На этот случай прикрытие от разведки должно стоять до последнего. Ты понял, это касается тебя разведчик, оставайся с прикрытием и проконтролируй мой приказ.
  
   - Всем все понятно.
  
  - Да, наш властелин.
  
   - Тогда вперед, вперед.
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ. ПРОДАВЕЦ. 2.0
  
   -А Генка-то у нас, оказывается, припадочный. Час назад отключали свет, но видать здесь генератор свой имеется. Света не было всего минуты две, ну их хватило, чтобы у больного темнота спровоцировала припадок. Я не врач, не могу точно сказать, с чем это связано, вероятно, на фоне стресса. Какая разница, мой проводник сейчас не может выполнять свои функции, вот что сейчас важно. Нет, он не пускает слюни и не бьется в конвульсиях, просто сидит, уставившись на свои сапоги. Я уже его кричал, бил по щекам, даже воду на голову лил.
   Что теперь делать, ехать самому? Допустим, выберусь с этого города, а дальше, куда? в тайгу? Но сколько я там протяну, даже если и сразу найду сеть для телефона. Сколько времени теперь уйдет у англичан, чтобы подобрать меня. Ведь город сейчас под колпаком спецслужб. Тогда возможный выход вырисовываться, только через Японца. Примерно это выглядит так, обратиться в отделение полиции, выйти на начальника. Потом с его помощью добраться до японского поместья, даже если и там связи нет, зато там будет вертолет. Короче, объясню Енисею Викторовичу, что я не при делах, все это дело рук секты. И что в данной обстановке нам с Альбиной предпочтительней быть подальше от города. К тому же я теперь, вполне могу обеспечить его лояльность финансово. Вот как-то так.
   Это все замечательно, но впервые я ощущаю что-то похожее на вину. Какая-то глобальная вина, блин, ведь по существу мои необдуманные действия сродни нажатию красной кнопки при запуске ракеты. И еще неизвестно, какие она разрушения нанесет нашему миру. Вот меня несет, я же простой торгаш, зачем мне думать сейчас обо всем человечестве. Есть герои на это, в крайнем случае, военные, полиция, пожарные, в конце концов. А я кто, я же только продавец. Но нет, сидит во мне кто-то и поет про мораль.
  
   -Не выходит что-то у тебя, ответить за все, даже перед самим собой.
  Хорошо. Глупо все это, но по ходу, я, правда, решаю спасать человечество.
   С чего начать. Просмотрел в памяти хронику последних событий, накидал дальнейший план действий. Ехать в полицию, но не сдаваться, а попытаться вызволить отца Юрия. Дальше, ищем камень, потом возвращаем его туда, откуда он был когда-то взят.
  Отличный план, ничего не скажешь. Но единственное, что я точно знаю, никуда от этого плана действий, мне не деться. Бред какой-то, все вокруг бред, вся эта легенда, весь этот город и все мои мысли. Вон Генка, молодец, взял и сошел с ума, а что вполне разумный выход.
  Ладно, тормозим, иначе сам уйду по его стопам. Что мы еще имеем. Я вроде хранитель, мою должность подтверждает сеанс телепатической связи с этим отцом. Допустим, , удастся выйти на связь на расстоянии. Так, представляю его образ, задаю мысленно вопрос, ты где. А в ответ тишина, хорошо попробуем прощупать пространство, ведь в легенде ясно говорилось про контроль чужого разума. Делаем раз, вот тебе и раз, рядом находиться готовое к моим приказам сознание, это остатки разума Генки. Так, что у нас здесь в руководстве по эксплуатации этого индивида. А здесь не все так замечательно, как хотелось бы. Выполнение только четко выраженных задач, типа; иди туда, подай то, займи позицию, охранять, атака. Робот какой-то, а если честно мне нравиться, Генка ходит по комнате и выполняет мои приказы дословно
   Корректируем план действий под новые данные. Я имею в виду под план Генки, который полностью и с подробностями скачен из его головы. Появилась надежда на успех. В тайге существует нелегальная транспортная компания, согласно полученной информации, там даже есть вертолет. А это что, в своем собственном мыслительном процессоре что-то новое нашлось. Оказывается, мне теперь можно не бояться повреждений организма кроме головы, хотя в ней и так, похоже, крыша протекла. Далее; я теперь не боюсь ни холода, ни жары, возросла сила мышц, реакция, доступен контроль над людскими массами, но это я еще не проверял. А вот все другое испытал сразу, ударом ноги снес ножку бильярдного стола, жонглировал пятью шарами. Даже осмелился выстрелить себе в руку, так небольшая боль, пока дыра не заросла, а заросла она быстро и качественно. Неплохо быть мутантом, нет, круто быть богом, так лучше звучит. Но меня гложет, что все это как-то просто принимается, ну не знаю, сугубо прагматичная констатация фактов, что-то вроде этого. Парадокс в том, что эти можно сказать парадоксальные изменения не взывают во мне удивление. Похоже, мой мозг все-таки тоже подвергся изменениям, как и мое тело. Теперь я смогу засечь всех в радиусе трех километров, да еще и вывести данные прямо на воображаемую карту местности у себя в голове.
  Итак, теперь главная задача достать камень, а тот, кто назывался моим отцом, пусть пока подождет, я уже без него справлюсь, он же просто человек.
   Что у нас по поводу камня, я его чувствую, к сожалению, он уже у противника. И этот враг уже не люди, плюс у него численный перевес. А это кто, по карте в мою сторону движется представитель третей силы, если брать до сих пор еще в расчет людей. Точно, надо взять под контроль людей, желательно вооруженных и действовать. Интересно, сколько их я могу взять под контроль, надо бы обязательно проверить.
  -Ну что, я пойдем встречать гостя.
  
  -За мной, подал я команду моему верному слуге. Вышли на улицу. Команда охранять, и Генка занял позицию в тени открытых ворот, так чтоб подъезжающая машина его не засветила. Смотри-ка, еще не все потерянно, инициатива все-таки есть.
   Машина встала с дальним светом в метрах десяти от открытых ворот. Я без опаски встречал гостя. А кого мне бояться, сила в нем есть, но так процентов пять от моего запаса энергии. Это был точно не Японец, хотя машина японская. Специфика ауры исходящая от водителя говорит, что он боец, да еще с зачатками силы огня. Не погорелец, каким он себя считает наполовину, нет, и это неправильно, здесь мы видим смесь человека с носителем. Да, бывают вот такие редкие случаи, когда процесс заражения по каким-то причинам прошел не так. Тело оказывает вполне успешное сопротивление вирусу, а мозг функционирует на базе человеческого мышления с примесью частиц огня. Психика образца балансирует между двумя крайностями, и уверенно так балансирует, еще чуть-чуть и достигнет стабильности на человеческой стороне.
   Исследование завершено.
  
   Наконец-то, водитель удосужился покинуть машину, а то мне надоело уже вести беседы шизофреника. В свете фар появился силуэт с оружием. Так, его голову не получается полностью взять на контроль, что и следовало ожидать. Но лояльность на уровне человеческого восприятия еще можем вызвать. Вызываю, ага, ствол уходит вниз, но зависимость от чужого настроения это не по мне. Поэтому все-таки придется убить его.
   - Генка, выстрел в голову, мысленно диктую я приказ, а здесь заминка у нас произошла. Мой телохранитель остатками своего разума проявляет предвзятость, сопротивляется, не хочет стрелять в друга. Я понимаю, это невыполнение приказа, связано лишь с тем, что в данный момент я распыляю свое внимание на двоих. И при этом на бойца затрачивается большая часть ресурса контроля. Посмотрим, каков ты человек, выдергиваю данные из Генки. Точно боец. Боец пожарного расчета. Зовут Михаил, можно сказать не плохой человек, хоть и у этой личности сильно выражено эго героя. Но, как говориться без проявления геройства, и не было бы этих самых героев, точнее, никто бы про них не знал. Как это символично сейчас, вот Генка не проявил бы свое непокорство, и не было бы у нас нового героя.
  
  Что с тобой делать-то. Как что, ты же боец у нас, а значит, отлично, подойдешь для команды хранителя. Только с небольшой пометкой в личном деле, нужен особый подход. Цели-то у нас одинаковые, тогда вполне будет допустим допуск к моей базе данных, конечно же, не в полном объеме и в переработанном варианте. Сливаю все, что ему нужно знать, а то слишком долго это будет на словах. После такой загрузки я думаю, контроль над ним будет обеспечен. Ведь я предстану в его глазах кем-то вроде бога, а он моим бойцом согласно моему предписанию. Импровизирую, закрепляю все это кодексом самурая, показываю ему смысл жизни,
   - Видишь, твоя истинная цель в служении господину.
   Боец в стопорном состоянии, на минут на пять завис для перезагрузки. Оставляю приказ хранителя, подготовить наш транспорт. Бойцу Михаилу развернуть машину, так как я собираюсь кое-что туда погрузить. Один снегоход выгнать из гаража, это диктую Генке. Сам вернулся в дом за вещами. Пришла мысль, Генке позывной надо бы дать для нашей командной телепатической связи. И будешь ты у нас хитрецом, ведь ты сам считал себя хитрее всех в прошлой жизни. Наверно, здесь можно и посмеяться. А знаешь, почему я не смеюсь, задаю я вопрос зеркалу в прихожей дома. Самодиагностика выявила у меня пропажу чувств в эмоциональном плане. Очевидно, здесь работает принцип замещения одного другим, на тебе новые возможности взамен старых чувств, мы удаляем их за ненадобностью. Был бы верующим, сказал бы, продал душу дьяволу, тем более внешние признаки на лицо. В зеркале на меня смотрел тип с большими провалами глазниц и со сплошной темнотой в глазах. Черное глазное яблоко без намека на зрачок. Цвет кожи на границе черного и белого, хотя нет, что-то вроде темно-серого. И в весе я изрядно сдал, костюм стал велик, словно на скелете висит. Что-то человеческое во мне еще осталось, так как я решил прикрыть свою худобу, надев пальто. Добавил к имиджу черные очки, что лежали тут же на зеркале. Теперь, хоть на людях можно показаться, маскировка слабая, но на первое время пойдет.
  Ладно, вернемся к делу, пришел я за чашей, так как уже догадываюсь, бронза нужна для локализации излучения камня. И вообще, все мои догадки, это воспоминания, то есть вроде того, что это я все и раньше знал, просто, когда нужно стало, вспомнил.
   А, вот и новая информация пошла. Этот алмаз сам по себе не причем, это всего лишь физическая оболочка вируса паразитирующего действия. И это физическая оболочка, лишь своими свойствами похожа на алмаз. На самом деле это окаменевшая органика, которая отшлифована за время истории человечества. Вирус начинает работу при воздействии огня, путем копирования своего катализатора, то есть пламени, на информационном уровне. Это единственный запрограммированный вариант начала реакции, далее идет заражение находящегося вблизи человека. И не с помощью продуктов горения или температуры, а с помощью потока вирусной информации, которая выделяется при горении.
   Что дальше, ага вот. Воспроизводится катализатор в зараженном носителе. С целью сохранения новой физической оболочки вируса перестраивается организм человека. В этом симбиозе от человека остается лишь оболочка, ну и мышечная память, одним словом носитель. И чем больше носителей, тем сильнее информационный поток паразита. Так вот, на данный момент вирус покрыл весь город, уже все население подвержено в той или иной степени заражению. Остается лишь вопрос времени, когда он наберет достаточно силы для создания такого информационного ресурса, чтоб без опаски вырваться во внешний мир. Ничего нового я здесь не вижу, в человеческом мире все это называется целенаправленным сливом информации. В понимании людей это все работает более упрощенно. Так как информационная война всего лишь корректирует сознания индивидов, подвергшихся сливу в интересах противоборствующих сторон. А сейчас здесь происходит полная перестройка, не только сознания, но и тела.
   Исследование завершено.
  
   А вот это касается меня, я тоже всего лишь носитель. Только носитель антитела с функцией пресечь это распространение вируса огня. В общем, я антипод, моя цель всего лишь сохранить человечество. Организм человечества выработал иммунитет против вируса, то есть оно выработало меня. Это реакция на распространение чужеродного огня. Почему выбор пал именно меня, так я же потомок хранителя как ни как. У моих предшественников все объяснялось сказаниями на тему огня. Эта тема легко просматривается в легендах и в сказках всех народов Земли. Все они, в той или иной степени правдоподобно повествуют, о тех или иных событиях связанных с очередным проявлением паразита. Но это всего лишь сказки, там все должно быть красиво. В настоящем же человеческое мышление уже доросло до понимания природы разумного огня. Она чужеродна.
  Исследование завершено.
  
   Задача остается прежней локализация: и транспортировка на место хранения.
  
  Я напрягаю мышцы на лице и улыбаюсь своему носителю в зеркале, который вот уже минут десять все так же стоит перед ним. Спускаюсь в подвал, закидываю чашу на плечо. На другую сторону, вешаю два автомата, кажись все.
  Тогда я пошел.
   На улице было все готово для выдвижения. Мои бойцы, один полностью зомби, другой зомби по идеологическим мотивам, оба встречали в поклоне своего господина. Генка копирует действия своего старшего брата по разуму. А старший брат к тому же встречал меня с подношением на вытянутых руках. При моем приближении ритуал достиг своего апогея, они встали на колени. Вот чего, мне не хватало, Михаил держал в руках меч, та самая катана японца. Беру, вынимаю из ножен настоящее оружие борца с огнем. Автоматы падают в снег, они мне больше не нужны. За пару секунд прокачиваю искусство владения мечом. Делаю технически грамотные уход, блок, удар. Причем последний мой удар направлен на зарево пожара, в центре города. Он там, я чувствую его.
  Все, всем понятно, там наша цель.
   Генка дозор, дистанция пятьдесят метров, в бой без приказа в бой не вступать. Михаил грузи чашу, надень свой боевой костюм. Думаю, нам сегодня придется в рукопашную сходить.
  
  
   Двигаемся на зарево. Я сидел на заднем сиденье джипа, медленно ехавшего по неосвещенному городу. Мой разум обрабатывает поступающую информацию. Сканирование городка показало быстрый рост носителей огня. Совмещаю данные с воображаемой картой города, получаю путь огня. От больницы по центральной улице в сторону элитных высоток. Большое скопление носителей огня зафиксировано в районе границы старого и нового города.
   Понятно, Что по людям? Население уже почти сократилось на тридцать процентов от чисел прежней мирной переписи. Маркирую их расположение на карте: людей белым цветом, чтобы не перепутать с красной массой огня. Выходит уже негусто. Два больших белых скопления, одно медленно двигается от пожарной части, другое самое большое по количеству душ в районе высоток. Теперь понятно, куда путь держит огонь. Ведь на остальной части карты, белые огоньки малочисленны. Увеличил масштаб на позициях носителей. На лицо вполне разумная деятельность. На карте длинный прямоугольник многоквартирного дома окружен огнем. Там производится зачистка в отношении белых точек людей. В таком же порядке шла работа по другой стороне улицы, в маленьких частных квадратиках. По центру небольшая группа белых огоньков быстро становилась красной. А сам центр надежно защищен флангами и передовым дозором.
   Что имеем, вирус идет к самому большому человеческому скоплению. По людям, сопротивление огню почти нет. Сопротивление, сопротивление, где же оно. Вставляю уточнение, вывести на карту войсковые подразделения людей, отметить всех зеленым цветом.
   Ага, я так и думал. Большой зеленый отряд двигается от пожарной части, группа поменьше защищает высотки с большой численностью белых точек. Итак, огонь готовит атаку на высотки, зеленая оборона там слаба, а помощь еле ползет.
   Исходя из этого, мне нужно ускорить колону, чтобы сохранить за собой высотки. На эти высотки поставлено все, так как поражение там повлечет не только численный рост противника в пять раз. Но, боюсь, в этот раз, здесь может быть что-то другое, а ведь бояться я не могу. Не знаю, что там задумал мой оппонент. Но впервые за все время моего существования и истории человечества, я могу предположить свой проигрыш. Так не паниковать.
  
   - Останови машину, командую бойцу. Выходим.
  
   - Хитрец, ко мне.
   Пока хитрец разворачивал свой снегоход, я скидывал команду действий бойцу.
   - Твоя задача, ускорить по максиму зеленую колону. Видишь на карту, диспозицию, и к каким она может жертвам привести. Вот только как сделать, чтобы тебе поверили.
   - Вот так, теперь ты тоже можешь выводить эту карту у себя в воображении и в сознании собеседника. После этого тебе должны поверить. Пускай идут полным ходом, несмотря на построение. Выведешь их точно в центр огня. И помни, от тебя зависит жизнь твоего хозяина. Ну а дальше импровизируй, у тебя это неплохо получается.
  
   - Все езжай.
  
  Церемониальный поклон вместо прощания. Нет, все-таки я правильно сделал, что качнул ему образ жизни самурая. Ведь мой контроль ограничен расстоянием, а контроль с помощью идеологии безграничен.
   Джип плавно тронулся с места и покатил по ночной заснеженной улице городка. На смену ему встал снегоход.
   Теперь, что касается тебя Хитрец. С головой ты не дружишь, с тобой надо последовательно.
   - Видишь карту.
   - Молодец. Вижу, что видишь.
   - А теперь видишь цепь подсвеченных точек нашего будущего маршрута? - Да, хозяин.
   - Ухты, замечена речь. Ну, теперь вези меня строго по этому маршруту, в обход пустыря до высоток.
   Снегоход рванул в сторону первой подсвеченной точки. Я чуть не слетел на первом же повороте, пришлось указать своему автопилоту на снижение скорости. Багрово-черные силуэты домов быстро сменяли друг друга. Вскоре я прекратил сверку местности по визуальным ориентирам, доверился своему пилоту, а сам переключился полностью на карту. Крепко сжимая за пояс Хитреца, я наблюдал своим внутренним зрением, как маленькая стрелка снегохода достигала очередной точки. При этом эта самая точка при ее достижении давала импульсы по радиусу, словно создавала круги на воде. Вскоре, проехав так большую часть маршрута, мы оказались на точке максимально близкой к территории огня. Справа был враг, я решил посмотреть, а там было на что посмотреть. Стена горящих домов устроила такое зарево на ночном небосклоне, что казалось, я нахожусь на Марсе. Все было красным, даже отсюда чувствуется жар огня. Нет, это не просто повышенная температура огня, в этот раз это информационный поток, что заражает людей. Даже меня чуть зацепило, стало как-то неуютно на этом фоне гигантского пожара. Я представляю, что сейчас чувствуют обычные люди, волны человеческого страха, буквально исходили от этого пожарища. Он что там, создал оружие, направленное на человеческую психику. Точно в этот раз он работает не только по плану физического уничтожения людей, сейчас у него в руках средство или средства массовой информации. Исходя из последних полученных данных на мой внутренний взор, противник использует новую технологию, что-то вроде агитационного инструмента подавления психики. Вот тебе и раз, он использует человеческое оружие против них самих. Так не по правилам, это я всегда выступаю на стороне людей, и только мне разрешается пользоваться их достижениями. Вирус модифицировался и может выйти из-под контроля.
  Исследование завершено.
  
  Это мне порядочно усложняет задачу, но она остается прежней ее никто не отменял.
  Программа действий.
  1. Найти и уничтожить носителя основной частицы огня.
   2.Локализовать частицу.
   3. Доставить частицу на точку хранения.
  
   Задача первая, найти. Карта огня показывает разницу в спектре от желтого до красного.
  - Стоять.
  Снегоход резко затормозил, да так, что я чуть не перелетаю через водителя.
  
  - Хитрец это я не тебе, рули дальше.
  Снегоход вышел на последний отрезок пустыря.
   На карте видно сбились настройки. Ухудшилась четкость, изображение дрожит. А при такой скачке по снежным барханам пустыря в настройки лучше не соваться.
   Отключаю прямую связь с Хитрецом. Что я имел в виду, когда сказал, стоять. Я заметил на карте небольшую сыпь еще одного спектра, как будто там горят маленькие газовые конфорки. Причем, эта сыпь распределена равномерно по площади огня, с самым ярким огоньком по центру. Запрашиваю в базе данных имеющуюся информацию по разновидности спектра огня.
   Ух-ты, здесь в моей голове, есть еще и база данных. Удивляться будем потом. Так что тут у нас по этим газовым горелкам.
  
  Огонь синего спектра. Разумный представитель огня.
   Свойства. Перераспределение энергии, полученной в результате горения натуральных веществ.
  Специальность медик.
  Примечание имеет собственное сознание.
   - По ходу в центре мы имеем главврача, а подчиненные расставлены согласно распределению. Организованная деятельность перераспределение задач- еще одно следствие мутации вируса.
  
  - Что еще.
  
   Огонь желтого спектра. Неразумный представитель огня.
   Свойства. Допуска к работе с энергией, полученной в результате горения веществ, не имеет.
   Специальность: пехотинец.
  Примечание. Исполнение только прямых приказов от вышестоящего спектра. Пехота модифицирована навыками применения колото-резаного оружия.
  
  - Да ну. И это с отсутствием-то сознания. Что тогда умеет более высокий красный спектр.
  
  Огонь красного спектра. Частично разумный представитель огня.
  Свойства. Имеет допуск к работе энергией, полученной в результате горения веществ в виде создания энергетических потоков.
   Специальность: стрелок.
   Примечание. Инициатива разрешена, только в рамках задач вышестоящего руководства.
  Исследование завершено.
  
  Снегоход опять резко встал.
  
  
   - Хитрец, ну что опять у тебя.
  Оказывается, мы уже приехали. Перед нами в багровое небо уходила первая высотка. А мы были окружены толпой вооруженных людей. Половина из них направляли на нас стволы, а другие почемe-то стояли к нам спиной.
  
  - Хитрец, прикрой меня.
  
   Но видимо все все-таки признали в нас представителей человеческого общества. И все внимание было вновь обращено на бронетранспортер, стоящий поперек улицы. Точнее на оратора с этой передвижной трибуны.
  
  -Дети мои, настал день судный. Божий огонь пришел на землю, сбылось пророчество многих верований. И в этот день вместе с огнем, бог послал нам единую веру. Я истинный пророк огня. Бог сказал мне, врата рая откроются вам через смирение перед божьим огнем.
   Так, это мы все уже проходили, как можно больше бога, наказание, ну и небесное царство, которое примет всех смиренных. Все как обычно, если бы не одно но, технология слова божьего, сейчас работает не на того.
   Надо срочно прекращать, а то чувствую до религиозной эйфории в толпе уже недалеко. Вот только как. Приказать Хитрецу пальнуть по пророку, но потом толпа меня вместе со стрелком разорвет. Надо поискать в меню контроля людей. Так, так. Все просто: в отношении ненужного человека формируется информационный посыл с нужной по обстоятельствам остановкой жизнедеятельности. Да я целый кладезь информации теперь. Ладно, испробуем, мудрить не думаю. Щелчок пальца сформировал посыл для остановки сердца, второй щелчок послал.
   Мертвый кулек костей упал с бронетранспортера. Но на этом все не кончилось, еще один с намерением пророка лезет на трибуну. Еще два щелчка, пал смертью храбрых второй. Потом третий, и еще. Да что вы такие неугомонные. Только после пятого, очередь претендентов на роль божьего посланца иссякла. Концерт окончен, можно расходиться. Вот только все, почему-то смотрят на меня. До меня только начало доходить, что мои щелканья пальцев и последствия видели все. Что-то подсказывает мне, сейчас нельзя терять инициативу.
   - Кто здесь главный?
  
   При этом сам поражаюсь, как мой голос звучит авторитетно, с поставленной медленной хрипотцой. Еще бы не авторитетно, я щелчком пальца людей убиваю. Прозвучали ли эти мысли в их головах, но толпа расступилась, предоставив мне местного начальника.
  
   -Здравия желаю, виноват, не знаю вашего звания, то есть ваших полномочий, -начал было свою запрограммированную годами службы речь, маленький капитан внутренних войск. Так значиться в его досье.
   Как мне представиться. Да какая разница, сейчас можно и ангелом зваться с моими-то возможностями. Я не сомневаюсь, что они бы поверили и в ангела. Но это как-то чересчур. Пожалуй, буду представителем ставки. А какой ставки, пускай сами что-нибудь себе думают.
   - Я представитель ставки. Доложить обстановку, какова численность ваших сил.
   Мое представление прокатило, он сразу начал с оправданий.
  -Да какие тут силы, полицейские почти все разбежались по домам, пытаются с семьями вырваться с города. Здесь моя рота, да и гражданские службы, кого смог поставить под ружье.
   - Ваши действия.
  
   - Охраняем мирное население, так приказали из округа.
  
   - Связь есть с группировкой войск в городе.
  
   -Да есть, но мое командование запретило совместные операции с ними.
  
   -Понятно, сидим тут, всего боимся, а там сейчас бой начнется. Или вы думаете получиться отсидеться. Нет, огонь придет и сюда. Именем правительства, я беру командование на себя. Даю пять минут на подготовку колонны, после чего выход в боевом порядке. БТР спереди, следом две пожарные машины под прикрытием пехоты.
  
   - Возражения есть.
   Возражений не было, наоборот, все ощутили вроде какого-то душевного подъема.
   Похоже, это я на автомате пустил волну, из чувства долга с примесью патриотизма. По толпе прокатились аплодисменты, и выкрики с восторженной интонацией. К сожалению, эта волна патриотизма на меня не распространяется. Патриотизма к кому? К человечеству?
  Да и с этого войска, оно тоже быстро слетит. Изначально понятно, что после первой встречи с огненным народом, большая часть этих патриотов побежит. А я не смогу чисто физически проконтролировать всех. Нет, здесь что-то надо кардинально менять, иначе от этих солдатиков останется только пшик. Если запрограммировать их на упрощение понимания всей этой ситуации. Пусть они все видят в другом свете, например, там за пустырем никакой не огненный народ. Там массовый побег из тюрьмы или просто революция душевнобольных. Все решено, это бунт больных с нарушением психики, с маниакальной тягой к пиромании. Они сжигают все на своем пути, используя коктейли Молотова и взрывчатые вещества. Также симптомы болезни выражаются в отсутствии болевых реакций, поэтому стрелять им надо в голову. Загружаю данные этой импровизации в толпу. Все эти люди заражены, все они должны быть уничтожены. Жители города, поднимите свои глаза в багряное небо, настал тот час, чтобы вступить нам в бой и защитить наш дом. Другого пути нет, остановим их здесь и сейчас.
  
  Обновление восприятия толпы проходит успешно, кажись, никто не зависает, все получают нужную картинку и порцию пропаганды. Хорошо, для начала пойдет. Так что у нас с той стороны пустыря, вернул старые настройки в меню карты.
   Ага, значит мой Боец показал карту кому надо, того проняло, и он дал приказ об ускоренном марше. Зеленая колонна сильно вытянулась, небольшая группа транспорта вообще оторвалась от основных сил и была уже на подъезде к пустырю. Все пока идет по моему плану, в центре должен быть их вожак. А эта разведка боем, должна выявить его. До боевого контакта уже идет секундный отчет.
  - Хитрец, не спеша выдвигайся в овраг, вот на левый край пустыря. В бой не вступать ни в коем случае, все действия только по моим командам или в целях моей эвакуации.
  
  - Так, ну все собрались, тогда едем.
  БТР мне уже подан, капитан услужливо открыл боковую дверку, и я втиснулся внутрь моей личной машины. На карте колона из трех единиц техники и роты пехоты вышла на дорогу, ведущую через пустырь. И уже на первой минуте хода пулемет бронетранспортера оглушил всех находящихся в десантном отсеке. На позициях маленького отряда противника один за другим начали гаснуть огоньки. Ответный огонь противника был слабый, несколько потоков пламени со слабой инерционной силой не смогли долететь до нас. Я пока не вмешался в грамотное руководство капитана. Наш железный гроб встал на нужной дистанции от противника. Вскоре подтянулась пехота и добавилась к нашему пулемету. В течение двух минут, весь заградительный отряд противника был уничтожен.
  
  Доклад, - сектор чист.
  
   БТР продолжил путь. В капитанской рации кто-то истерично закричал.
   - У вас сверху кто-то сидит.
  
   На зеленом прямоугольнике, обозначающий БТР появилась черная точка. Вот и он, цвет черный, цвет самого высокого спектра.
  Исследование завершено.
  
   -Уничтожить его, это противник.
  Капитан продублировал мой приказ по рации и по бронетранспортеру защелкали пули. Мне даже показалось, что пару пуль пробили броню нашего транспорта. Эхом, пронеся внутренний рикошет над головой. Капитан дал команду прекращения огня и выслушал доклад.
  
   - Сектор чист. Противник уничтожен, отсутствует большая часть черепа в связи с многократным попаданием в голову.
   Красавцы, вот только чуть свое командование не пристрелили. Странно, а с виду броня крепка и танки наши быстры, а тут бронетранспортер прошивает автомат.
  - Капитан, скажи хоть, чтоб аккуратней в следующий раз.
  Ух, ты капитан теперь у меня на телепатической связи и походу уже давно. От этих мыслей отвлекли раскаты грома впереди. До передового отряда соседей с полкилометра будет, они буквально завязли в море огня. Там идет бой, даже по карте можно сказать, успех на стороне противника, уже две зеленые коробочки были подвержены огню. Колона с моей подачи попала в западню, с центра и с флангов их захлестнули волны огня.
  - Капитан дай команду пожарной машине, что осталась в высотках, выдвинуться и пролить тела после нас. Десанту переместиться на броню, пожарные пусть готовят воду. Идем плотно, не отрываясь, огонь открывать по собственному усмотрению, каждый держит свой сектор.
  Десант вышел наверх, капитана я оставил при себе. БТР продолжил путь.
   Что у нас было по поводу этого черного цвета. Моя надежда, что это вожак не оправдалась. Противник продолжает бой, а ведь предусматривалось, что после уничтожения лидера они потеряют централизованное управление. А сейчас там все указывает на скоординированную атаку из засады. Черный, черный цвет, так его видно не было видно на карте только из-за черного фона самой карты. Быстро захожу в меню, выбираю светло-серый фон. Есть, вот только этих черных огоньков почему-то восемь. Шесть по центру, по двое слева и справа. Новые данные усложняют задачу.
  
  - Боец, ты меня слышишь.
  
   -Да.
  
  -Где находишься,
  
  Я под огнем, нужна поддержка, несем большие потери у крайней пятиэтажки.
   - Почему сам туда полез, где ваше командование.
  
  - Меня назначили командовать этой мобильной группой.
  
  - Понятно, ведь больше некого, ведь ты у нас герой. Что у вас с потерями.
   - Один танк и БТР уже горят. Закрепились у последнего танка, не даем его поджечь, ждем основные силы.
  
   - На карту посмотри, видишь группу черных огоньков по центру.
  
   - Да мой хозяин, вижу.
  
   Связь с основными силами есть, можешь не отвечать, знаю что есть, знаю и то, что гаубица у вас есть. Дай координаты по этой черной группе в центре на уничтожение, быстрей. По одиночкам потом, если успеешь.
  
   - Вас принял хозяин.
  
  -Капитан, колонне стоп, ждать моего сигнала.
  
  Боец от тебя все зависит сейчас.
   На карте маленький зеленый отряд, почти уже затопило огнем, уже последний танк окрасился в красный свет.
  
  -Хозяин, ваш приказ сейчас выполнят. Но одиночные цели, вы видите, они находятся почти уже на нашей позиции. Так что вызываем огонь и на себя.
   -Твоя воля, герой, главное чтобы сначала групповую цель накрыли, ты слышишь.
   Но ответа не было, через несколько секунд первостепенная цель была накрыта прямым попаданием, а следующим залпом накрыло массу огня у пятиэтажки.
  В эфире прошел чей-то доклад с текстовым уточнением, об активации всех средств массовой информации. После чего весь диапазон заполнился шипением помех.
   - Капитан, полный ход, уничтожать все, что двигается. Постарайся выйти на связь с основными силами с той стороны, пускай идут на встречу. А я пройдусь, десант беру с собой.
   И только выйдя из бронетранспортера, я сразу понял: никакое скоординированное действие как с нашей стороны, так и со стороны огня невозможно. Телепатический эфир буквально захлестнула паника. Кое-как пробивались мысли близстоящих бойцов. С единственным главенствующим посылом, отступаем. К тому же моя карта накрылась.
   - Запрещаю отступление, - толкаю я в эфир по максимуму.
   Но мой приказ был не услышан. Из нашего отряда остался только десант, да и тот находятся в паническом оцепенении или просто завис, так как рядом был я. Большая часть войска уже сверкает пятками. Спустя несколько секунд были брошены и пожарные машины позади. И только наш БТР продолжал идти вперед. Полагаю, под толщину брони, не смогла пробиться эта агитация врага. Капитан ехал ровно на центр баррикад огня. Давая мне время нам перегруппировку, если так это можно назвать. Тупо раскидываю по оставшимся бойцам проверенный кодекс самурая с программой немедленного самоубийства в случае несоблюдения основ. Сверху стелю тактику охраны особо важного лица в боевой обстановке. Продиктовал схему построения ромб по центру я. Основная задача - прикрытие меня.
  Так, ну все собрались, тогда вперед, пошли, пошли. Мой ромб медленно сдвигается с места, мой меч вынимается из ножен.
   На что я рассчитываю, так на то, что этот заглушенный эфир, также вносит свои коррективы в управление врага, вон у меня даже карта зависла. Я надеюсь, нет, я не сомневаюсь, у противника примерно такой же принцип управления толпой. То, что эфир заглушен его частицами влияния это еще не значит, что он жив. Даже если он еще существует, то его пропаганда в больших объемах ведет к отупению и может спровоцировать самовозгорание. По крайней мере так говорится в ссылке, которая пробилась с информацией в первую секунду накрытия района сосредоточения черных точек. Скорей всего, этот информационный сброс работал как сигнал экстренного оповещения у противника.
  Исследование не завершено. Не хватает информации.
  Черт с ним. А вот ошибаюсь я или нет, это мы сейчас проверим.
   БТР таранит хлипкую баррикаду из догоравших машин, проделывает тем самым ход для моего ромба. Мы входим в зону огня.
  
  Три огненных заряда летят в нашу сторону, успеваю дать команду залечь и засечь стрелков. Боец с переднего угла замешкался и был отброшен взрывом. Ладно, хоть еще до осколочного действия не додумались, или еще не исследовали. Но оглушило порядочно даже меня. Пришлось скомандовать: назад, за баррикады. Отходим грамотно с прикрытием, автоматчики успели еще и накрыть стрелков противника. Так занимаем позицию, осматриваемся, ведем прицельный огонь.
   Я был прав: в рядах противника хаос, к тому же мы вышли с тыла. Если здесь вообще работает программа опознания "свой - чужой". Руководством в рядах противника и не пахнет. Видны группы носителей красного и синего спектра, которые несут большие потери от дружественного огня. Но особенно не повезло носителям огня желтого спектра, то есть пехоте. Их видать так накрыло пропагандой, что большая часть инициировали обряд воздаяния огню, через самосожжение носителей. А те, кто смог сохраниться, ведут себя как коровы. Стадо зомби с горящими головами бесцельно бродят по всей территории врага. Часто мелькали в схватке синие и красные огни, но даже среди групп одного спектра кое-где велась внутренняя борьба. Так это наш БТР, факелом несется сквозь стадо желтой пехоты. Черт уже подпалили, надо было дать команду на отход. Нужно срочно найти частицу, пока кто-нибудь другой еще не возомнил себя богом огня.
   Обвожу взглядом своих бойцов, собираюсь дать команду на выход. А здесь меня поджидал неприятный сюрприз. Мои ребятки-то дымом надышаться успели, это мне угарный газ нипочем. А они бедненькие все в слезах, парочку вон уже лежат с сильной интоксикацией. Интересно, кем они будут по цвету огня, когда возродятся. До меня ведь только лишь дошло, минус один у нас, это плюс для них. Блин, у бойцов есть же противогазы, а команду одеть их, им никто и не давал. Каюсь это моя вина.
  
  - Команда газы.
   Вот другое дело. Выходим, на желтых патроны не тратить, уничтожать только красных и синих.
  
   Дальше время ускорилось. Уже на первой минуте хода, мой меч вступил в бой, а мой отряд понес новые потери. Уход от заряда, удар, блок синему огню с арматурой в руках. Череп красного катится с плеча. Еще один потерял голову от моего меча. Позвоночник носителя синего огня, разрубается в двух местах.
  
  -Держать строй.
   Вхожу в скользящий режим, перекатываюсь по нашему ромбу, который быстро становится, все меньше и меньше. В центре в воронках ничего не нашел, кроме обгоревших костей. Обгоревшие кости они ведь у всех черные. У груды кирпичей разбитой пятиэтажки мой бывший ромб автоматчиков насчитывал только двоих, да и я уже был изрядно поджарен. Но и красных, и синих я больше уже не вижу. Вот только и здесь осмотр места ничего не дал, все завалено рухнувшим зданием, вообще в зоне огня я не почувствовал ни его, ни его частицу. Трупы людей и потухшие носители огня, сгоревшая техника, танки, бронетранспортеры и догоравший джип Бойца. Зато почувствовал вновь слабую экстрасенсорную связь.
  
  -Хозяин, я здесь, под завалом, - прохрипело где-то снизу.
  
   - Боец, это ты.
  
   -Да мой хозяин. Простите меня я не смог выполнить ваш приказ полностью. Гаубица уничтожила противника под черной маркировкой. Но сразу после накрытия их центральной группы согласно моей карте со стороны частного сектора выдвинулась на помощь большая группа синего спектра. В центре они были недолго. Спустя минуту они перестали быть боевой единицей как таковой и беспорядочно разошлись по сторонам. С вами отсутствовала связь, и я взял на себя инициативу проследить за всеми. Хозяин, к сожалению один синий окрасился в черный цвет, сейчас двигается по пустырю в сторону оврага.
  
   - Так, и что это у нас было?- задаю я сам себе вопрос и если можно вкратце.
   Огонь черного спектра обладает способностью к переносу сознания по всей цветовой гамме характеристик огня. С вытеснением информационной базы прежнего носителя, то есть сознания. Сопротивление невозможно, так как право переноса закреплено именем частицы, то есть идеологией огня.
   Исследование завершено.
  
   Понятно, братец заимел себе другого носителя. Только вот почему я не вижу карту, а боец даже под завалом видит ее.
   Костюм пожарного высокой степени защиты обладает свойствами экранизации от чужеродных информационных частиц.
   Исследование завершено.
  
   -Боец, так ты у нас в костюме будешь.
  
  -Да, хозяин, даже шлем, когда слишком жарко стало, натянул.
   Стоять, я понял. Это постоянно выпрыгивающее пояснение, исследование завершено, информирует меня об изучении того или иного вопроса.
   Ладно, боец благодарю за службу, сейчас твой хозяин будет тебе в голову входить, чтобы взглянуть на карту твою. Ты же знаешь, воля господина для самурая закон.
   Перенос информации в носителя в костюме высокой защиты невозможен.
   Исследование завершено.
   Да понял я уже, я так ударился об его защиту, что едва путь обратно к себе нашел.
   Быстрый эксперимент на одном из моих автоматчиков.
  - Именем представителя ставки приказываю тебе, принять меня.
  Раз, я смотрю уже через стекла противогаза и держу автомат, два, обратно в свой деловой костюм, а автоматчик валиться в снег. Опыт получен.
  
   - Хозяин, хозяин.
  
   -Ну чего тебе опять.
   - Бежать вам надо, сейчас наши основные силы подойдут. Там полковник от ФСБ главный, я ему карту показывал, чтобы ускорить продвижение. Человек сам по себе нормальный, но он из конторы. Когда все закончится, он захочет обязательно узнать про мою способность и кто ее мне дал. И из-за кого здесь весь сводный отряд пожарной части и спецназа ФСБ полег. До нас ему, конечно, все равно, но за своих ребят он точно спросит. Вы знаете, я ничего не скажу, но мной одним, он не ограничится. Бежать вам надо прямо сейчас. Еще немного и они будут здесь, идут полумесяцем, фланги уже на уровне нас.
   - Хорошо, боец, оставляю последнего автоматчика выкапывать тебя, так что, может, еще увидимся.
  
   - Спасибо хозяин.
  
   - Если успеет тебя достать, попытайтесь дать мне фору. И это, способность карты я у тебя забираю.
   - А чашу, она там в джипе.
  
  -Черт с этой чашей. И это, кодекс самурая я с тебя тоже снимаю, так что в случае моей смерти будешь жить. Только найди мое тело, если это произойдет, это моя последняя воля.
  
  - Я вас понял, - послышалось уже позади.
  
  Еще бы не понял, в крайнем случае, в тебе я буду жить.
   Мое тело уже вновь в скользящем режиме. Знаю, все должно закончиться здесь и сейчас, иначе я проиграл. На обратном пути до баррикад успеваю снести еще пару черепов с желтым пламенем. Но все равно это лишь капля в море, скоро этих безумных носителей огня будет - целый город. Этот мощный информационный сброс частиц огня, не только увеличит площадь возгорания, но ускорил и сам процесс заражения.
   Перепрыгиваю через заслон из сгоревших машин и схожу с дороги. В утренних сумерках сразу находятся его неглубокие следы, а я там проваливаюсь в снег по пояс. Мой скользящий режим стал бесполезным. Требую обновление. Ага, есть, уменьшение веса, полет на малую дистанцию. Все использую на полную мощность. Полет продлился всего метров двести, после чего падение и долгое кувырканье в снегу. Но ничего, у меня есть еще шанс.
   - Хитрец, Хитрец.
  
   Он же тупой как валенок, а может просто сигнал не проходит. Выкладываюсь полностью, еще один бреющий полет на этот раз дистанция меньше, но приземление выходит удачней. Вот и цель, уже вижу, фигура в белом халате с черной головой. Явно силы экономит, идет на своих двоих. Я уже понял, что всеми моими способностями обладает и он, или я его. И вообще, на этот раз, это она. Ладно, все узнаю потом. А вот и Хитрец торчит из оврага, он целиться в женский силуэт из ружья. Молодец давай стреляй.
  
   - Хитрец давай, давай, стреляй.
  
  Выстрела все нет и нет. Хорошо, не хочешь по-хорошему, будем по-плохому. Лишь бы удалось, перенос сознания на расстояние требует большого ресурса энергии.
   Исследование завершено.
  
  А сейчас и опыт будет получен. Преобразую сознание в информационный импульс и посылаю в Хитреца вместе с приказом ставки вперемешку с волей хозяина. Кто его знает, что у него на уме.
  
  Есть удалось, карабин в руках, на мушке цель, она хорошо видна на фоне светлой линии горизонта. Выстрел, мажу, еще выстрел, еще раз мажу.
  Эй, сейчас упустишь ведь. Дайка я лучше.
  Выстрел, падает белый халат. Разворот, выстрел, падает черный пиджак.
  
   - Это кто, кто это стрелял.
  
  -Это я, Хитрец. После смерти твоего антипода, на меня не распространяются ни твоя воля хозяина, ни твой приказ ставки. Так что, пошел вон.
   - Так куда мне идти, ты же выстрелил в меня.
   -Да ничего с тобой не случилось. Тело твое без контроля сознания осталось, вот и упало в снег. Да я и не целился в тебя, просто пальнул в твою сторону. Видишь ли, огонь по своим, к сожалению, мною не возможен.
  
  Исследование завершено.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ ХИТРЕЦ 2.1
  
  Я мыслю, значит, я существую. Это бред. Как можно существовать вне своей системы. Вокруг одна темнота, нет опоры не только для твоего тела, но и для продолжения мысли. Здесь невозможно познать себя, нет внешних обстоятельств, от которых можно произвести оценку своей личности. В результате мы не имеем четко выраженной формы своего я. Есть только мысль, которая двигается по этому кругу. И уже в какой раз сейчас она распадается, чтобы еще раз понять, я мыслю. Во мне пока что-то говорит, еще рановато себя познать, он рядом, он контролирует тебя.
   Я опять на начальном цикле, я мыслю. Новая информация, он не в зоне контроля.
   Быстрая прокачка памяти, и плавный вход в восприятие реальности.
   Местоположение овраг, карта пустыря.
  
   Просматривать последние события нет смысла, я их помню наизусть. Все дело в том, что этот путь я прохожу уже несколько раз. И на этом месте я всегда погибаю. Вот здесь в овраге, мое тело покидает сознание, оно будет окончательно вытеснено сознанием контролера. И ничего я с этим поделать не могу. Всегда на меня наложен запрет на сопротивление его воли. С помощью привязки к кодексу самурая, или там приказом представителя какой-то ставки, или преклонением перед посланцем богов. Было еще много других вариаций программирования меня. Но впервые мне удалось обойти его контроль, ведь в этот раз я разыграл его. Какой смысл, вкладывать в умственно ограниченную личность программу верности или долга. Если я не обладаю собственным мышлением.
  А все началось с сапог, на каком-то цикле прохождения я обратил внимание на них. Идеальность, слишком они идеальные для реальности. Согласен, бред, но даже сейчас, сидя на снегоходе в овраге, ожидая развязки, я все также поражаюсь их идеальности. А насчет бреда, так вот, на них не отражаются тени, к ним и грязь не пристает. И еще я не могу снять сапог, это простое действие оказалось невыполнимо. Даже выстрелил себе в сапог, и ничего, ни боли, ни следа от пули. И это если не брать чисто бытовые вопросы, в них не мерзнут ноги, да и вообще, зачем я надеваю резиновые сапоги зимой.
   А это только начало, желтые сапоги позволили заново взглянуть на этот мир. Неужели никто кроме меня не видит абсурдность нашего существования и никто не чувствует замкнутость этой бутафории. Маленький бредовый мир, с его вождями по обе стороны огня. Я согласен, на каждое действие имеется противодействие, но это самое противодействие по существу лишь худшая копия действия. Любая революция - это просто попытка смены власти. На что, на очередную власть. Один критерий, по которому можно сравнивать власть, это справедливость. Но о какой справедливости можно говорить, если в семени новой власти, то есть в революции состоит из чуждых частиц к этой самой справедливости. Предательства, провокации, убийства, а самое главное - невинные жертвы. Тогда к чему все эти бессмысленные жертвоприношения. А что такое новая власть, по сути, это всего лишь снятие наложенной культурой запретов с себя, с помощью порабощения чужой воли, то есть с наложением новых запретов на уже свое подконтрольное общество.
  Я тут еще черпнул свежую информацию из эфира, подсел на базу нашего главного борца с огнем. Так этот контролер вообще выдал, что он выступает в роли антитела огня. Нет, в этой идее что-то есть, вот только бы еще и знать, для чего весь этот самый замес. Для чего же нужен такой выброс энергий. Эфир буквально трещит от негативных эмоции, злости страданий и страха.
   Знаю только одно, кто бы за этим всем ни стоял, им не нужны наши мысли, ведь они позволяют об этом размышлять. Возможно, они не понимают нас по определению. Мы для них вроде полезных насекомых. Им важно только действие, которое создает эту энергию эмоционального плана, к сожалению негативного для нас диапазона. Ах, как бы было хорошо, если бы им нужна была, доброта с любовью, и прочие светлые эмоции.
   -Ух-ты, вот меня демагогией пробило. Пустой разговор на фоне умственного прозрения. Ведь главное от нас только действие.
   Так что, пора снимать карабин с плеча, вон, тело в медицинском халате уже на подходе. А вон и контролер подлетел, ну что, добро пожаловать.
  Два выстрела он, два выстрела я.
  
   - Да, да, я не в твоей власти на этот раз. Да успокойся ты, продолжай идти по сюжету, просто в этот раз, я хочу его пройти до конца осознанно.
  -Так что давай, действуй, пока не зависли.
  
  
  
   Контролер, он же представитель ставки, чуть заторможенно проделал первые шаги, вскоре перешел на бег. Встал над трупом, вырезал охваченное черным пламенем сердце. Поднял его над собой и сказал громкие слова:
  
  - Именем искры, всем носителям огня воздастся огню.
  
   Со стороны города на секунду зарево пожара усилилось в несколько крат. А потом пришел многочисленный вздох облегчения. Я подъехал на снегоходе к контролеру, тот сел? и мы выдвинулись за периметр карты. Позволяю контролеру в прежнем объеме руководить моими действиями и перехожу в разряд легального наблюдателя, вскоре он мою осознанность забыл.
   Вот мы благополучно прошли периметр. Но далее все пошло не по ранее оговоренному плану. Продавец направил меня на особняк Японца, где он берет под контроль его уже осиротевшую дочь. Садимся в вертолет, за штурвалом Альбина, взлет. В какой-то момент я понимаю, что в роли наблюдателя я зашел очень далеко. Вид от первого лица сменен на ракурс от третьего. Вскоре эффект присутствия совсем сходит на нет.
   Вид сверху: вертолет с рисунком дракона летит по белой тайге. Далее вертолет делает жесткую посадку, с двигателем проблемы или что-то еще. Но это неважно, они уже недалеко. Из вертолета выходят только двое, Хитрец и Продавец. Камера отдаляется, цепляет большую белую проплешину в лесу слишком правильной геометрической формы. Композиция кадра, две точки героев стоят, на краю занесенной снегом треугольной впадины. Камера берет крупным планом героев, разворачивается в обратном направлении. В небе виснет полупрозрачная пирамида, идет на снижение и встает основанием ровно по впадине.
  -Значит это все-таки пришельцы. Хорошо, смотрим дальше.
  Рядом с нами материализуется полупрозрачный пришелец. Три ноги, руки практически до земли, а большая овальная голова с узкими глазами, охвачена почти невидимым пламенем. Но пламя точно есть, огонь создает рябь выделения тепла над его головой.
  
  ,,Цивилизация разумного огня"-поясняют появившиеся титр.
   Далее пошла сжатая информация.
  Выясняется. Этот эксперимент проводился более высокоразвитой цивилизацией разумного огня. Цель эксперимента, выявление особенностей человеческой культуры на разной стадии созревания для определения возможности симбиоза. Прививка проходила локально, на базе изолированного человеческого поселения. В целях правдивости, эксперимента было искусственно создано сопротивление распространению огня. Так как уже неоднократно выявлено, человечество в целом как организм способен к выработке антител, что было доказано на ранних более масштабных опытах. В какой-то момент распространения огня человеческое общество может выработать лидеров, которые встают на пути возгорания. Данная особенность землян вызвала интерес, впервые проведена работа в направлении контроля антитела. Полученный экземпляр показал блестящий результат, контроль антитела стопроцентный с помощью введения психотропных веществ. Но главный эксперимент потерпел неудачу, единоличность; одна из главных особенностей человечества, еще на первом этапе возгорания дала о себе знать. В дальнейшем эта черта все более искажала сущность огня. Исходя из этого, и было принято решение по применению антитела, для принудительной выемки частицы огня. Забрать данные с информационных носителей, предоставить все на совет миров, где и будет решаться дальнейшая судьба человечества. С людьми никто не хочет иметь дело, кроме представителей разумного огня. Они давно просят разрешения на использование человечества в качестве носителей. Даже согласны с предложением совета миров о равноправном сосуществовании человеческого сознания и представителя разумного огня в теле носителя. Но эксперимент показал: симбиотическая жизнь невозможна в связи с неоднородностью получаемого огня.
  Ответ, категорически нет.
  
  Данное общество будет подвержено жесткой диктатуре с программой культа личности, что и было доказано сейчас. Это автоматически ведет к наложению запрета не только на данный симбиоз, но и на любые другие варианты контактов. А если сюда прибавить, смерть одного из наблюдателей со стороны совета миров, который курировал работы по выработке антитела.
  
  - А Японец-то, оказывается, инопланетянином был.
  
  В связи с этим совет миров накладывает временные санкции по ограничению развития человеческой цивилизации. В данный момент за ситуацией на Земле, следят все близлежащие высокоразвитые миры. Вопрос Землян стал, один из главных на повестке совета миров.
  
  Далее пошел процесс выемки информации. Продавец подал искру и склонил голову для скачивания.
   -Ну ладно хоть так, пришельцы, а не инфернальные сущности, которые питаются нашей энергией. Хотя все равно, что-то здесь не так. Мне кажется, заливает этот представитель разумного огня, то есть зажигает. Эта неожиданная смерть начальника полиции, который до кучи оказался одним из экспериментаторов. Все это явно неспроста.
  
  Что имеем. Налицо паразитическая форма жизни. Как-то легко, эта паразитическая форма отказывается от плана новой колонизации. Да именно колонизации, чешут они тут про симбиоз. Не сомневаюсь, мы не первые на их пути. Допустим, может они ждали, чтобы мы, например, еще немного доросли. И вот тебе раз, выходит, переждали. Какой-то там совет миров, выдает запрет на так называемый симбиоз.
   - Процесс скачивания уже завершен, прозрачный трехногий отходит от Продавца и вдруг задерживается у Хитреца, то есть у меня. Но я-то смотрю на все это от третьего лица. Не знаю, что он там нашел, точнее, не нашел. Потом его огонь потемнел, кажется, он старается увидеть меня вне моего тела. Его голова на пару секунд задерживается на секторе, где нахожусь я.
   Уф, пронесло, он вернулся к Продавцу, что-то командует ему. И трехногому пришельцу перепадает человеческий телефон. После чего Продавец, Хитрец покинули картину действий. Вскоре исчезает и пришелец, но только на пару секунд, успел смотаться до корабля, вернулся уже без камня и телефона.
  
   - Телефон, телефон, зачем там, им понадобился телефон.
  Полупрозрачная пирамида, покидает свое посадочное место, зависает на высоте примерно километр, чего-то ждет. Точнее, это трехногий чего-то ждет, это он рулит этой пирамидой. Транспортное средство управляется дистанционно с помощью движения руки или клешни. Сам пришелец уже без маскировки: на вид лысая обезьяна, скрещенная со скорпионом. Над головой его играет черное пламя. Кстати и сам их корабль уже без маскировки - черная пирамида в небе, которую, теперь, видно далеко.
  Точно, подставой тут пахнет. Телефон-то видимо там, на корабле, а тут еще и маскировку сняли. Ага, вот и объяснение этому всему. Две белые иглы быстро приближаются с запада, две ракеты земля-воздух, нет скорей воздух-воздух, слишком здесь от линий ПВО далеко. Да какая уже разница, сейчас научно-исследовательское судно пришельцев собьют силами авиации землян. Точно собьют, не сомневаюсь, все средства защиты и контроля отключены. Есть поражение, черная пирамида с дырой в борту, медленно пошла в крен. Еще один взрыв видимо уже на борту, это уже так, чтоб наверняка. Или для того, чтобы замести следы, хотя я сомневаюсь, что здесь вообще кто-то будет проводить расследование. Просто всем дадут знать примерно это, земляне проявили акт агрессии в отношении представителей высокоразвитой цивилизации огня. Открыли огонь по гражданскому судну, без предварительной попытки контакта. А тут еще результаты экспериментов удачно упадут на стол. Как падают эти самые представители огня. На высоте пятисот метров пирамида начала разваливаться на куски. Еще работали движки замедлявшие падение корабля. Но разумным представителям огня это не помогало, те, кто выпали, падали вниз с нормальным ускорением. А вот и пирамида подчинилась законам тяготения, при падении ее, раздается самый мощный взрыв.
   Камера резко поднимается вверх, высота птичьего полета, тайга внизу в огне. Быстро проходим облачность, облака уже далеко внизу, мы вышли на орбиту.
  
  -Орбитальная станция сознания Хитреца готова для приемки сообщения. Уже началось, быстро они там, походу совет миров уже вынес вердикт человечеству.
   На орбите материализуются десятки, нет сотни черных пирамид, задний план, светлый фон земли. Построение по секторам. Готовность ноль один. Вторжение началось.
   Теперь уже черные иглы ракет пошли вниз к земле. Не сомневаюсь, эти ракеты по максимуму заряжены информационными частицами огня. Прошедший эксперимент шел параллельно с испытанием новой технологией распространения огня, которое будет когда-то применено в отношении Землян. Но это все будет потом. Это просто виденье будущего нашего мира, короткий ролик грядущего, который мне все-таки удалось досмотреть в этот раз.
   Что я чувствую, да ничего. Ведь я уже почти там, где начнется заново этот кошмар. Хотя все-таки есть одна причина для веселья, нет, я не радуюсь будущей войне, я не сумасшедший. Все дело в будущем масштабе и в количестве героев, я надеюсь, что мне удастся там затеряться в толпе. Главное - избавиться от своих желтых сапог, чтобы больше никто не увидел во мне Хитреца. А еще лучше, вообще подобрать другого носителя для себя.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ. Демонстрация.
  
   -Андрюха, привет, ты куда пропал. Косяк на тебе, ты же знал, вчера собирался весь наш клан на замок бессмертных стражей.
   - Антон, не ори, сплю я еще. Позже сам звякну, все, давай.
  
  Блин, надо было все-таки поговорить. Все равно сон уже сбит, уже знаю, что не засну. Да и Антон не простой человек для меня, еще бы, он главный маг нашего клана. А мне, бойцу, дружба с таким магом, такого уровня, позарез нужна. Где артефактов подкинет, подскажет, где опыта качнуть, ну и в бою прикроет магией.
   Битва, точно вчера была битва, нашего клана Братство, за замок Бессмертных Стражей. Черт, на мне, правда, косяк перед моим Братством.
  
  Перезвон.
  
  -Антон, да подожди ты, выслушай. Все из-за того, что я вчера наткнулся в сети на бесплатную демоверсию творения одного из отечественных разработчиков игр. И всю ночь просидел на прохождении. Сюжетец простой, раса обычных людей против расы людей огня. Играешь поочередно за героев, согласно сюжетной линии, в том числе за лидеров противоборствующих сторон. Но вот что-то в этой идеи есть, что-то такое, я бы сказал, что впервые встретил игру с видимой национальной принадлежностью. И это можно сказать обо всем от графического исполнения местности, до мелких нюансов по арсеналу героев. Антон, я впервые вижу, чтобы герой обладал ни какой-то там магической манной, здесь есть программирование ботов, да вот так. Причем у каждого героя своя специфика контроля: от идеологии до религии, от чувства долга до страха наказания. Представь себе, без этой манны ты не можешь управлять ботами, а чем меньше эта манна, тем меньше радиус средств распространения твоей пропаганды. Мне даже иногда казалось, что боты сами по себе способны думать. Не знаю, что это, может что-то новое придумали для движка или просто лаги выдает игра при обкатке. Короче эти боты под контролем, ой как нужны, без них там нельзя. Ведь жизнь у героя лишь одна, а после смерти все начинаешь с первого уровня. Да там вообще куча новых решений. Я сам еще не успел везде полазить и все увидеть, тупо прошелся по сюжету. Выход игры в режиме online запланирован через два месяца. Успеем прокачать всех героев на качества и выбрать более сильную сторону. Все равно нашему клану больше нет смысла дальше долбиться в Империю. Модераторы и так уже требуют деньги за собственность карты нашего замка. А в нашем клане, ты знаешь, мажоров нет, чтобы справиться с постоянной арендой.
   - Я предлагаю нашему братству эту игру. Вход я думаю, будет массовый, но и масштаб игры будет очень большой, судя по финальному ролику рекламной демо-версии. Так что есть очень большой шанс сразу заиметь большое количество карт и сразу забить место в старичках. Поверь, нужно наш клан перетягивать на эту игру.
   - Ладно, Андрюха, косяк с тебя снимаю, все равно мы и с тобой бы их замок не взяли, кто-то слил им про нас, они за бабки, прокачались. Так что скинь ссылку на игру, надо подумать. И это, сам придумай уважительную причину по поводу вчерашнего отсутствия в сети. Все, давай пока.
  
  www.Association of fire. ru
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"