Рыбкин Алексей: другие произведения.

Рядом с телом лежали листки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

   Рядом с телом лежали листки...
  
   Ну почему всё хорошее у нас так хрупко, так растёт коряво, молчит и гибнет под гнётом негодяев ? Моя страна заслужила счастье и богатство !
  
   .....
  
   Началось всё со случая в общежитии. Я шёл по сумрачному коридору, а навстречу мне - однокурсник, высокий стройный парень. И вот, когда он почти поравнялся со мной, во мне проснулся кто-то чужой. Этот чужак расчётливо сжал МОЙ кулак, примерился, как размахнуться и свалить встречного одним ударом. Все мышцы были уже готовы к этому, но действовать забияке я не дал. Разошлись без происшествий.
   Порасспросив, я выяснил, что фамилия парня Тимчук, и занимается он на досуге каратэ.
   Что за притча ! Это значит, на краткое время его рефлексы были моими - ведь у меня никогда раньше не возникало побуждений бить кого-то безо всяких причин !
  
   .....
  
   Прошло много лет. Я успел дважды жениться и дважды развестись. Главное, что я понял за это время - люди редко думают сами. Всё больше гоняют по кругу несколько десятков затверждённых с детства чужих мыслей - и тем довольны. Да и сам я - не бог весть какой придумщик... Прав бородатый Толстой, писавший, будто авторитеты для того и нужны, чтобы не думать самому.
  
   .....
  
   Потом, в полузнакомой компании я услыхал об идее некоего древнего теолога, что мир держится на двадцати избранных праведниках. Когда умирает один, на его место становится праведник из живущих. Но как только умершего будет нЕкому заменить, а значит, праведности не хватит, - мир рухнет и наступит Страшный Суд. В первый момент пожал плечами - до каких глупостей доводят людей дурацкие суеверия ! И почему именно двадцать ? Но немного погодя все три наблюдения соединились со взрывом в моей голове. Люди, возможно, думают так редко не потому, что ленятся ! Просто эти самые "праведники" им не дают ! Они управляют мыслями подобно парню, который шёл мне навстречу по коридору общежития. Но парень мог влиять только вблизи, а если силы "праведников" намного больше ? Может, именно их Толстой и прозвал авторитетами ? И фраза его имеет вполне буквальный смысл...
   Подумал я так, да сам же над собой и посмеялся. Скучно живу - вот и одолевают уродские, извивистые идеи ! Но смех мой был полуискренним. Заискиванием перед "научной картиной мира". Внутри я был уверен, что коснулся, быть может едва-едва, истины. Ведь восторг от истины не спутаешь ни с чем...
  
   Спустя совсем немного времени случилась мне оказия прошвырнуться вдаль по служебным делам. Я ехал на поезде к западной границе, довольный выпавшей возможности встряхнуться. Во мне бурлила энергия и молодой задор. При возвращении - наоборот. Скукожился я и потух. За три месяца мотался в командировки раз пять. И всякий раз история повторялась: еду на запад - бодряк-бодряком, подъезжаю домой - вялость одолевает. Ну первый раз ладно - новизны ждал, приключения какого-то. Но ведь не пять же раз подряд !
  О, думаю, не иначе, "праведник" поблизости живёт. Из тех, из двадцати, на которых мир держится. Влияние простирает. Конечно, если он в нас деятельность душит, как мы страну свою поднимем ? Работать надо, обустраиваться, а он нЕхоть пустую внушает ! А от безделия мыслишки в голове подлые заводятся, к воровству толкают. После и тот, кто трудился, видит вдруг, что зря старался: то уголовники обворуют, то государство обберёт "по закону" !
   И такое меня зло взяло ! Нужно как-то найти, окоротать гипнотика нашего ! Хватит уже барахтаться в полусне !
   Но как найти - приборов для таких случаев не изобрели. Кроме личной вялости - никаких зацепок. Кучей, оно бы легче, веселее, но попробуй кому расскажи - всю жизнь потом потешаться будут !
   Ничего, авось и сам справлюсь.
   Решил по пятницам вечером выезжать на машине своей старенькой. Если что учую - можно и ночью ехать, и выходные прихватить.
  
   ...Нашёл, умник, себе занятие ! Остальные на рыбалку, на шашлычки направляются, пляжи телами устилают, а я вон чего... Катаюсь. И всё к себе прислушиваюсь - откуда вялость накатывает. Пару раз съездил - только бензин напрасно пожёг. На север сворачивал, к югу уклонялся - ничего толком понять не могу !
   А перед третьей пятницей угораздило меня в гостях засидеться до утра. На работу доехал полусонный. На одном светофоре даже сомлел, отключился. Погудели на меня, поматерились - разбудили. Отпроситься у начальства не вышло, спрятаться где-нибудь прикорнуть - тоже. Все как с цепи сорвались - звонкам и поручениям не было конца. Еле-еле выдержал, пока время рабочее не кончилось. Домой ! Домой ! Спать ! Какие праведники ?! ГлупА моя затея - выдумал всё, из мухи слона раздул. Но по дороге домой стрелочка нутряного компаса задрожала и поймала, ухватила направление вялости ! Я по очереди потёр воспалённые глаза пальцами и свернул на заправку. Бензину маловато, если ехать далеко.
   А теперь - вперёд ! Неужто найду ?
   Ехал, ехал, пока глаза не стали слипаться. Пришлось вздремнуть на обочине. Поспал часика два, потянулся - оп-па!,- чутьё опять отшибло ! Но место остановки я запомнил.
   На следующий день - снова в путь, да только - не чувствую, хоть тресни ! Вернулся несолоно хлебавши. Хотел забросить поиски, но ещё одну мыслишку - теперь уж точно последнюю - для проверки оставил.
  
   Чувствительность когда прорЕзалась ? Когда с работы усталый да невыспавшийся ехал. Попробую опять добиться недосыпу ! Попью кофейку, детективов почитаю.
   И ведь помогло ! В воскресенье "взял след" с уверенностью. До прошлого места домчал побыстрее, и дальше, дальше к востоку ! А теперь немного к югу принять ...
  
   Странно всё это. Ведь бессонье должно огрублять, притуплять чувства. Почему же с ЭТИМ - наоборот ?
   А-а-а - есть исключение ! Хотя бы одно чувство заведомо обостряется ! Это желание поспать ! Почему бы не быть ещё одному ?
  
   Какие в дороге развлечения ? Тебя обгонят, ты обгонишь. Музыку послушаешь по радио...
  Не густо с весельем, не густо. Так что довольно скоро придрёмывать стал за рулём.
   Остановимся.
   Зарядочка.
   Ещё полчасика.
   Опять зарядочка. И кофе из термоса.
  
   ДорОга, к счастью, сильно ухудшилась. Конечно, петляя между участившихся промоин и выбоин, сильно не разгонишься, но и не заснёшь, как на скучной ровной трассе.
   До развилки дотянул. Направо ! Километр, другой, третий... Кажется, оно !
   Хвойный лес, обступавший дорогу, кончился. Открылся с поворота вид на городок. Дома, насколько видно, невысокие, по окраинам и вовсе одноэтажные, с дощатыми заборами, огородами, садами. Вдоль улиц липы толстенные, дубы. Церкви - числом три - маковками позолоченными сверкают. Река блестит внизу. И волной сплошной из него идёт ... вялость ? - нет, не вялость ... благость ! - только это слово и приходит на ум. А вот и знак впереди: "Прикрасы".
  
   Мысли мои, оцепеневшие от долгой езды, ожили и приняли самый диковинный вид.
   Одна, тяжёлая и тупая, стучала в район левого уха упорным сомнением. Всё ошибка, всё пшик, твердила она. С чего ты вздумал свалить всё на человека, хотя бы и праведника ? Тут просто земля такая, месторождение "благости". Пока бульдозерами не взроешь, не увезёшь подальше, - не изменится ничего.
   Вторая мысль пульсировала в жилке на правом виске. Остановиться. Выйти из машины и на коленях двинуться в церковь. Вон в ту, потемневшую, деревянную. Каяться, молиться, бить поклоны, иконы целовать. Всё наладится тогда, пойдёт правильно и честно.
   А третья мысль ...нет, не мысль - просто удивление, отстранённое, как небо. Почему меня сюда принесло ? Как случилось, что неверующего потянуло лобызать скорбные лики с нимбами, и всерьёз рассуждать об экспорте ископаемой "благости" ?
   Были ещё какие-то мысли, но смутные, неоформленные. Их тихое гудение напоминало улей.
  - Бр-р-р-р ! - мотнул я неповоротливой головой.
  
   Свернул на грунтовку и укрыл машину от солнца в пыльных кустах. Как раз неподалёку от бетонной стелы с большой надписью "Прикрасы" и гербом города, на котором красовались медведь в кокошнике, рыбёшка и бочка. Поплёлся, пошатываясь, по пустынным тихим улицам.
   Припекало солнце. За заборами копошились куры. Лениво побрёхивали собаки. Изредка на улице появлялись люди на велосипедах. Ещё реже - машины и пешие. Тишина... В таких городках ещё бывают невысыхающие лужи, подумалось почему-то.
   Асфальт исчерпался, и между узкими дорожками вдоль домов лежала древняя брусчатка. Водонапорная башня красного кирпича торчала впереди, а если свернуть вот сюда, направо, как раз дойду до деревянной церквушки. Улица нырнула вниз, да ещё скособочилась вся, повела в сторону от быстро пропавшего из виду креста на маковке.
   Да что мне церковь ? Я же ищу - откуда мутят наши пропащие головы... Не всё ли равно ? Как спать хочется ! Но - нельзя, нельзя. Засну - и компас заснёт. Надо найти... Э-э-э - сюда, наверное... влево...
   Теперь улица взбегает на горку. Там как раз и торчит деревянный храм. Только... не туда мне. А вот к этому вросшему в землю домику. Я подошёл к серому ветхому забору, едва достигавшему моего плеча и сквозь заросли малины уставился на двор.
   Здесь. Источник здесь. Но кто ? На травке, в тени собачьей будки, рядышком лежали старая рыжая дворняга и толстый серый кот. Неужто кто-то из них ?- опешил я. Не может быть !
   Прошёлся по улочке вверх-вниз - ошибки нет. Именно у этого двора сгущается в кисель благость этих мест ! Отсюда расползается по нашим весям !
   Я встал. Снова тупо уставился во двор. На могучую яблоню с большими зелёными плодами. А может - древо Добра и Зла ? Не знаю, какие ещё нелепости нашептала бы мне бессонье, только из соседнего двора бодрый женский голос прокричал: "Эй, Трофим Авдеич ! Трофим Авдеич !" - и, потише: " ...никак спит..."
   Я вздрогнул: мне послышалось первый раз "Серафим Авдеич". Даже сон на шаг отступил. "Имя - ангельское !"- успел подумать я.
   Дверь домишки растворилась, вышел седой шаркающий старичок с ведёрком в руке. И кисель благости уплотнился в гранит.
   Всё же я его нашёл !
   Сон отступил ещё на шаг.
   Немного сдвинувшись в тень, к стволу вишни, что торчала из малины рядом с забором, я таращился на соломенную стреху, на полусгнившие доски, которыми был оббит снаружи домик, на узорные наличники, изъеденные временем, на свалявшуюся безрукавку старика из когда-то белой овчины, на его почти прямую спину - и ликовал. Полузабытая радость открытия не гостила у меня с самого детства. Ох, теперь и высплюсь - заслужил !
   Соседка дала старику яиц, он ей - ведёрко ягод. Они ещё судачили на местные темы, а я побрёл к машине.
  
   Но, как это часто бывает, долгожданный сон не пришёл сразу. То поза казалась неудобной, то писклявый комар изводил, то обрывки мыслей плавали в мозгу, как прошлогодние листья в талой воде.
   Захотел встать покурить и - вдруг заснул.
   Спал на распластаных сиденьях недолго. Ещё не совсем сгустилась темень, а меня будто толкнул кто.
  Надо что-то решать ! Нельзя просто так теперь взять - и уехать.
  
   Поговорить с Авдеичем ? И что я ему предложу ? Уезжайте, мол, за границу ? "На какие шиши ?" - резонно спросит он. А ещё вернее - скажет: "Зачем оно мне - на старости-то лет..."
   Похитить "благостника", увезти насильно подальше ? Совсем бредовая идея.
   А что тогда ?
   Ждать, пока сам на тот свет отправится ? На десятилетия затянуться может - старик ещё очень крепок. За это время совсем страна сгниёт и распадётся.
   Остаётся - убить ? Прямо сейчас. Грех нА душу... Да не грех это ! Не в гневе, не от сребролюбия, не от... Я помню, никакой из смертных грехов сюда не подходит ! А заповедь - не убий ? Кстати, о заповедях...
   Порывшись в бардачке, я выудил треснутую коробочку, вынул из неё кассету и вставил в магнитолу.
  
   ...дружок разыграл меня первого апреля. Знал, что я никогда не слушаю кассет (только радио) и до дрожи ненавижу криминальную хронику. За месяц до апреля стал записывать на кассету самые дикие, самые кровавые отчёты о происшествиях. И, напросившись ехать со мной с работы, сбил настройку с моей любимой станции да незаметно внедрил ленту в шахту магнитолы. А она у меня так устроена: если внутри кассета - играет с кассеты, если нету - переходит на радио.
   Отъехали. Врубаю звук - боже мой ! - что за дрянь они передают ! "Саня",-говорю: "Поищи чего повеселее !" Он и рад стараться: руками панель прикрыл, чтоб я не понял его манипуляций, и голову морочит. Кассету выдвинет - слышен шум, будто он между станциями сдвинулся. Подержит там секунду другую - и снова кассету внутрь пихнёт. "Гляди, и здесь то же самое передают ! И здесь !... Да по всему эфиру о преступности вещают !" И я ему верил минут двадцать. Магнитолу с досады выключил. Пустился в рассуждения: "Неужто МВД власть тайно захватило ? Вокзалы, почту, телеграф, радио... Теперь, наверное, позапугивают, чтобы их уважали сильнее, чтобы одобряли их пущее расширение и усиление..."
   "Плакатов понавесят: "А ты содействуешь милиции ?" - подхватил Саня, захохотал и во всём сознался.
  
   Вот эту кассету я и принялся слушать. Подряд, внимательно. И всё старался представить в подробностях. Отрезанные головы, обезображенные трупы, одежду в пятнах крови, развалины от взрывов, обманутых, ограбленных, избитых, обесчещенных людей... и тех гадов, что всё это творили и творят. Пока руки сами не сжались в кулаки. Пока дурная кровь не разлилась по каждой жилке.
   Где мой газовый пистолет ? Вот. Умелец, переделавший мне его под обычные патроны, уверил, что несколько выстрелов ствол выдержит, а дальше - увы!- металл не тот. Ими - обычными - и зарядим.
  
   Пошёл !
   Только в этом городке совсем не легко сориентироваться ночью. Фонарей мало. Если бы во дворах не включали кое-где свет, я б точно заблудился под худосочным месяцем.
   И я совсем забыл о собаках. Они провожали меня лаем вдоль улиц.
   Тихой сапой не подкрасться... Ну и ладно ! Подойду к Авдеичеву двору, собака лаять начнёт, Авдеич выйдет - а мне только того и надо !
   Но повернулось иначе.
  
  "Ох, зачем же ты, Настасья,
  Русы косы развила...",- услышал я, немного не дойдя до места. Пели ядрёные женские голоса под гармошку. Это во дворе через дорогу от старикова дома догуливали свадьбу (по доносящимся ошмёткам разговоров и крикам "Горько !" трудно было этого не понять). Сидели за длинными столами прямо под открытым небом. К стволам деревьев, к столбам привесили лампочек и ёлочных гирлянд. Странно, где все эти люди были днём ?
  
   Моя задача выглядела неразрешимой. Вызвать старика и в присутствии большого числа зрителей застрелить - к такому спектаклю я точно не готов. "Придётся вернуться", - с облегчением подумал я. И даже отошёл на пару шагов.
  
   Тут свадебные гуляки закричали:
   - Салют, салют, теперь салют !
   Выволокли китайских фейерверков разного пошиба. Я задержался посмотреть. Где-то на третьем фейерверке вышел к забору и Авдеич. А когда кто-то завопил: "Это всё цветочки были. Мы ща сигнальными ракетами бабахнем ! Мишка, Артём, берите по одной. Дёргать будем на счёт три !", я сообразил - вот он, шанс ! Все будут вверх смотреть, шум выстрела смешается с грохотом ракет...
   Трофим Авдеевич бесхитростно обратил лицо к небу, как и все.
   Сейчас или никогда !
   -...ТРИ !
   И четыре вспышки - одна передо мной, остальные за спиной.
   Через пару секунд ракеты засветились ярко-ярко. Стало видно, что старик больше у забора не стоит.
   Никто не закричал пронзительно, никто не бросился с дрекольем. Не заметили.
   Я сунул пистолет в карман и побрёл восвояси. И только конце подъёма услышал, как завыла собака.
  Мне перехватило дыхание.
   Убил.
   Показалось, что я где-то под водой, на глубине. Надо вынырнуть, вдохнуть, а сил не хватает. Ничего. Вынырну. И все вы к рассвету вырветесь из этой тины. Проснётесь в другой стране !
  
   По всей окраине Прикрас выли дворовые псы.
   Я шёл нервно, прислушиваясь. Подмывало двигаться быстрее, но мои шаги были нарочито размеренными. "Честному человеку незачем бежать. Я сделал, что дОлжно...", - уговаривал я себя поминутно.
   Вот и бетонные буквы на стеле, вот кусты. Двери машины открыл сразу, а в замок зажигания попал ключом только с третьей попытки. Руки дрожали крупной противной дрожью. Машина тронулась с места, да через несколько метров заглохла. Я снова завёлся и наконец отчалил.
   Очень долго ехал совершенно один, старательно увиливая от неровностей дороги. В свете фар их количество чудилось совершенно неисчислимым.
  
   ...ну не для себя же ! Не из любви к убийству ! Будет лучше всем !
   А вдруг этот праведник - последний ? Тоже лучше ?
   Не может быть ! Из шести миллиардов кто-то да найдётся !
   С чего взял ? Ведь сколько-то добра и силы на землю отпущено, но делятся они - на всех ! Размазываются на такую толпу ! Каждому праведности достаётся - с гулькин нос. Может и не быть человека, который достаточно её в себе имеет !
   Ну так что же ? По такой жизни - уж лучше конец света !
   А если праведник найдётся, но тут же, неподалёку ? Или даже ближе ? Зачем тогда всё ?...
  
   Так ехал я, бесконечно упрекая себя и оправдываясь, до самого дома. Переоделся в чистое, съел бутерброд - и на работу. Сильно опоздал, конечно. В оправдание наплёл Виталь Сергеичу чего-то о неладах с машиной.
   Всё в тот понедельник у меня из рук валилось. Как ни пытался сосредоточиться - не могу. Выплывает из памяти спокойное лицо Авдеича, как он вверх смотрит, салюта ждёт. Наверно и мне за ним нужно... Патроны есть. Но тогда не узнаю - правильно сделал или нет...
   Дома лёг пораньше, даже ужинать не стал. Спал, как убитый - без сновидений.
  
   Во вторник, по пути на работу я как всегда, слушал радио. После нескольких легковесных песенок ведущий вдруг сказал натянутым голосом: "Передаём экстренное сообщение ! В столицу вошли три десантные дивизии. По телевидению все каналы вместо утренних новостей передают выступление генерала Кадыкова. Вот его слова: в стране вводится чрезвычайное положение. Передвижение личных автомобилей будет ограничено. На работу лучше добираться в общественном транспорте. Деятельность банков и крупных сырьевых компаний переходит под контроль чрезвычайного комитета. Возможны существенные перерывы в телефонной и сотовой связи. Просьба к населению: не предаваться паническим настроениям и продуктовому ажиотажу. Всем предприятиям продолжать работу..."
  
   Неужели ЭТОГО я добивался ?!
"...рядом с телом найдены листки с дневниковыми записями, сделанными почерком покойного. Содержание записей позволяет причиной смерти считать самоубийство..."
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"