Вербицкий Алексей: другие произведения.

Разбойник, ставший легендой. 1 часть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Собранная в один документ 1 часть. История, повествующая о судьбе разбойника по прозвищу "Дракон". Оказавшись на волоске от смерти, протагонист получает помощь от неизвестной силы, которая разными способами спасает его жизнь в день, казалось бы, неизбежной казни. Интересом к данному случаю загорается правитель континента, который предлагает простить разбойнику все его прошлые преступления, при условии, что тот согласится оказать помощь королю в одном важном деле, неблагоприятный исход которого может кардинально изменить все положения сил на центральном континенте.

  Ввиду того, что произведение было издано в электронном виде, выкладываю ссылку, где его можно приобрести www.litres.ru/aleksey-shb/razboynik-stavshiy-legendoy/
  Приятного чтения!
  
  Часть 1
  Глава 1. Печально известный.
   Хотелось бы мне рассказать свою историю. Так, с чего бы мне начать? Пожалуй, начну с самого важного дня в моей жизни. Стояла просто восхитительная погода! Яркое солнце согревало своими жаркими лучами всех и каждого, кто в этот день вышел на улицу. Одним словом - благодать. Без преувеличения. Правда, при такой температуре была неплохая вероятность солнечного удара, но даже это не могло испортить радостной картины, раскинувшейся на улицах города: толпы людей, собравшись в огромную колонну, растянутую на сотни метров, шли в одну сторону, время от времени что-то оживленно обсуждая и выкрикивая.
   - Это он! Сейчас начнется!
   - Все сюда!
   - Ура!
   Как чудесно все это смотрится со стороны! Только оглянись, и увидишь перед собой десятки, сотни улыбчивых лиц, беззаботно смотрящих в центр шествия, и радующихся словно дети. Хотя думаю, лучше сразу предупредить: все эти радостные возгласы предназначались вовсе не мне, а человеку, ехавшему впереди. Звали его Кристиан фон Юнион. И он считался одним из самых знаменитых и любимых герцогов королевства. Хотя я совсем не считал его достойным таких званий, но, это не отменяло того факта, что, люди продолжали с предвкушение следовать за ним по широкой главной дороге.
   Герцог был довольно молод, и обладал слегка заурядной аристократической внешностью: длинные золотистые волосы, спадающие на плечи, небесно-голубые глаза и сияющая улыбка, которая, отражая яркое солнце, вызывала серию солнечных ударов у всех тех, на кого была направлена. Везде, где бы он ни появлялся, например как сейчас, он собирал множество блаженных взглядов. Многие люди даже бросали работать, чтобы взглянуть на своего герцога поближе. Поэтому было не удивительно, что за ним всегда бегали толпы поклонниц. В общих чертах я мог бы его описать как самого умелого ловеласа королевства.
   Неслучайно, в это время я также ехал по главной дороге, но вместо блистательно-белого жеребца, как у Кристиана, я находился в бронированной карете, с небольшими щелями для доступа свежего воздуха, через которые я и глядел на всю уличную картину. Наверное, может показаться, что я принц, король или кто-то в этом роде, раз меня сопровождает такой известный человек и за мою жизнь так сильно беспокоятся, что приходится ездить в защищенной стальными пластинами карете.
  Реальность, какой бы она сейчас не казалась, была не такая сияющая, как золотые доспехи герцога. Меня сочли чрезвычайно опасным преступником, и прямо сейчас я направлялся на собственную казнь. А бронированная карета обеспечивала уверенность, что никто не успеет меня убить, до вынесения официального приговора. Так как недоброжелателей у меня водилось нещадно, такие мысли были явно не лишними.
  Под стук колес и ревущий шум толпы на меня напали размышления. Как только мы приедем к центральной площади, меня тут же должны будут передать в руки палачу. Там мне зачитают все мои прегрешения, предложат сознаться в преступлениях, и вдобавок отпустить грехи. Затем придет очередь для казни, которая, по плану, произойдет на закате. Все это будет выглядеть как приятное вечернее развлечение для скучающих жителей города.
  И люди так и не будут знать, что мне пришлось испытать в пыточной камере, перед тем, как чертов герцог убедил меня поспособствовать ему, и согласиться на признание во всех своих преступлениях. Лиловые шрамы, оставленные после столкновения плоти и железа, были умело спрятаны льняной рубашкой, которая сейчас покрывала мое тело.
  С трудом верится, что при таком раскладе, произошел самый значимый день в моей жизни. Но я думаю, происходящие дальше события дадут некоторые ответы.
   Главная дорога была не настолько длинная, чтобы путь от замка до центра занимал половину дня, однако мы то и дело останавливались, чтобы милостивый герцог мог выслушать просьбы своих подданных или взять несколько взяток от чиновников. Это случалось так часто, что занимало просто уйму времени, так что, согласно расчетам, уже ближе к закату мы оказались перед деревянной платформой, на которой была установлена виселица, а рядом стоял мускулистый палач в красном наряде и капюшоне, скрывающем лицо. Громила был занят тем, что тщательно проверял вдоль и поперек весь незамудренный механизм виселицы - дабы избежать неожиданных поломок, и принести сегодня герцогу огромное количество славы. Событие было достаточно значимое для всего города, потому и подготовка себя оправдывала. Количество зевак было настолько велико, что они уже перестали помещаться на площади, которая, к слову, вполне могла вместить внутри целый фестиваль. Я не знаю, было ли такое обильное количество вызвано особой любовью к герцогу, либо наоборот, это была чрезмерная неприязнь ко мне, но если бы кто-то попросил меня примерно назвать их количество, то я не раздумывая, назвал бы число в районе тысячи-двух.
   Со стороны герцога послышалась отчетливая команда. Повозка резко остановилась и я впечатался лицом в бронированную стену. Как руки, так и ноги у меня были закованы в туго стянутые цепи, так что мысли о побеге давно покинули мою голову, и я терпеливо ждал, пока страж отворит дверь. Когда один из сопровождающих приблизился ко мне, то путем пары движений, слегка ослабил цепи на ногах, чтобы я мог свободно ходить, однако попробовать бежать в такой ситуации - все еще плохая затея. Как только меня вывели наружу, то вслед за ярким, бьющим по глазам светом (который только усиливался натертой до блеска броней герцога) я услышал неразборчивый крик толпы. Буйство жителей, с каждым моим шагом распалялось все сильнее и сильнее, и до меня донеслось море разнообразных оскорблений и обвинений; также, некоторые недовольные были настолько озлобленны, что пытались кидать в меня гнилые овощи, либо того хуже - камни. Но стоило герцогу поднять руку, как вся злоба мгновенно утихла и сменилась умиленным выражением, направленным уже в его сторону.
   В напряженном молчании, прерываемом лишь тихими, ворчливыми комментариями, меня проводили на платформу. Затем сопровождающий встал в стороне, а передо мной возник человек в светлой робе священника и маленьких очках на лице. В его суховатых руках была крепко зажата священная книга. Он тут же заговорил со мной сердечным голосом:
   - Сын мой. Готов ли ты покаяться в своих грехах?
   - Да... я готов... - произнес я, с трудом выговаривая слова, которые в меня силой вбивали в течение двух недель.
   - Хорошо. Первый шаг к избавлению, это осознание своего греха, - кивнул он и поспешил раскрыть книгу. - Именем трех Богов: отца-хранителя, матери всеобщей и стража-ястреба, что под небесами, я, их скромный слуга вынужден просить о...
   Дальше он был занят чтением длинной-предлинной проповеди. Проведя все ее время стоя, у меня начали затекать сильно ослабшие ноги. При том, нудный голос священника явно ситуации не красил. Отпущение грехов я уже начал воспринимать как очередную пытку. Переминаясь с ноги на ноги, чтобы хоть как-то помочь своему положению, я одновременно с этим подавляя в себе просто немыслимое желание послать все к чертям, и нагрубить священнику. Но за прошедшие две недели мне успели доходчиво объяснить, что меня примерно ждет, если я так поступлю во время развернувшейся казни. А потому мне оставалось только сохранять смирение.
   Но стоило проповеди закончиться, как я вздохнул с облегчением, и как мне показалось, также поступила большая часть народа. Даже светящийся благодатью на протяжении всей казни герцог, стал отчего-то более счастливым.
   Казнь медленно, но верно переходила в свою кульминацию. Гомон жителей вскоре утих и сменился молчаливым предвкушением. Меня подвели к центру платформы, поставив прямо на деревянные створки, тут ко мне подоспел палач. Невольно я заметил на его руке клеймо в виде рассеченного пополам круга - знак бывших преступников, которые были пойманы короной, и, понеся наказание, решили служить правителю. В общих чертах - предатели, отношение к которым, однозначно, было крайне негативным со стороны любого преступного сообщества.
  Рука палача нависла над моей макушкой, следом я, почувствовал, как вокруг моей шеи затягивается веревка. Во время повешения человек умирает, прежде всего, от перелома шеи, так что я, наверное, даже не почувствую боли. Вернее я на это надеялся. Палач уже закончил необходимые приготовления и сейчас терпеливо ждал в сторонке, у рычага, который должен был распахнуть деревянные створки, те самые, что у меня под ногами.
   Герцог Кристиан фон Юнион не мог не воспользоваться моментом, и не толкнуть какую-нибудь вдохновленную речь. Поэтому догадываться, зачем он слез с лошади и подошел к эшафоту, нужды не было. Его золотые доспехи переливались в закатном солнце, а красный плащ грациозно развевался на ветру, создавая поистине величественный вид. Набрав полную грудь воздуха, он начал говорить:
   - Дорогие жители нашего славного города Граника! - грандиозно прокричал он голосом, который, на мой взгляд, был слишком уж приторно-противным, но в ответ на его вступление прозвучала волна радостных возгласов. Настолько смазливая картина, что меня начало тошнить от всей этой "сладости".
   - Сегодня знаменательный день в истории нашего города. Наконец-то будет казнен опасный преступник, которого мы все с вами знаем под прозвищем "Дракон"!
   Опережая возникнувшие вопросы, стоит сразу объяснить, почему я получил такое прозвище: драконы, прежде всего, известны как коварные и жадные существа, что ради своих эгоистичных целей не гнушаются жечь деревни и заниматься прочими принеприятнейшими вещами. А также они чрезвычайно опасны, я бы даже сказал "смертельно опасны". Ну и мою врожденную увертливость тоже можно отнести, к одной из особенностей летучих змиев. Сие прозвище мне дали после одного громкого события, которое, я, может быть, поведаю в иной раз. Факт того, что меня ассоциируют с таким могущественным созданием, меня радовал. Настолько, что я даже когда-то сделал себе очень дорогую татуировку в виде длинношеего дракона, который и по сей день тянется от моего левого глаза и, пролегая через всю спину, спускается до поясницы. Притом широкие, раскрытые крылья располагаются симметрично на лопатках. И это в свою очередь стало моей "визитной карточкой", по которой меня начали узнавать по всей территории центрального континента.
   - Я, ваш милостивый и самоотверженный герцог, немногим ранее получил шокирующие известия, что сей мерзкий преступник задумал наведаться в наши края, чтобы устраивать здесь беспредел и разрушения. Для предотвращения сего, я самолично возглавил отряд по его поимке, и после длительного преследования, нам, наконец, удалось обнаружить драконье логово. Оно просто кишело такими же мерзкими отбросами, и, несмотря на то, что битва была неравной, благодаря храбрости и благородству наших воинов, нам удалось разгромить его шайку без потерь, а самого Дракона взять живым.
   Под конец рассказа, толпа взорвалась бурными овациями. Им видимо нравилось слушать то, что говорит герцог, но для меня вся эта ложь была просто невыносима - так извратить реальную историю для собственной выгоды. Стоит начать хотя бы с того, что наша встреча произошла случайно и даже слишком нелепо - они просто обнаружили меня в одном из придорожных игорных домов, который герцог посещал. Но, наверняка, герцогу не положено тратить все свои деньги в таких заведениях, поэтому он решил не портить свою репутацию и выдумал новую, правдивую легенду, попутно приумножая свою боевую славу. Из всех слов, он, наверное, был честен только когда говорил о неравной схватке. Может это не относилось к знати, но перед посещением подобных заведений, во избежание конфликтов, я был вынужден сдать все свое оружие на входе. Тогда-то наши пути и пересеклись. Припрятанный нож-игла не был чем-либо, что способно причинить существенный вред закованным в латы телохранителям, которых то по количеству было много больше меня. Следовательно, я, как всегда попытался сбежать через окно, умело пользуясь своей змеиной увертливостью, но думаю, по сложившейся ситуации уже понятно, чем все это закончилось.
   - После поимки преступника, мы заперли его в темнице на целую неделю. (А где же фраза: и каждый день пытали раскаленным железом?) Видя свою неизбежную участь, он принял правильное решение проститься с жизнью, сознавшись в своих грехах. Под напором слезливых уговоров бывшего тирана, я, будучи правильным человеком, не смог отказать ему в данной возможности.
   Снова порция лжи, и снова эти громогласные возгласы, восхваляющие милосердие и блистательную натуру герцога. Честное слово, мне становиться тошно от всей этой безостановочно льющейся лести. И от желания все ему испортить, меня отговаривали лишь мысли о том, что в ближайшие минуты мне будет уже все равно.
   - А теперь, тот, кого некогда боялись на всех семи континентах, стоит прямо перед вами, готовый с покорностью принять свою судьбу.
   Конечно, про семь континентов он наврал, но мне все равно приятно, наконец услышать, что среди всей этой лжи, нашлось пару слов восхваляющих меня. Преступником я мог считаться лишь в центральном континенте, да и то не настолько опасным, чтобы за мою голову была назначена заоблачная награда. И к слову, за свою жизнь я повидал немало различный вариантов карты мира, нарисованной разными мастерами, и в любой из них, количество обозначенных континентов равнялось шести, откуда в речи герцога взялся еще один континент, сколько бы я не пытался, понять не мог. Вероятно, он просто был еще глупее, чем я мог себе представлять.
   - И что же вы скажете, добрые жители Граника. Как следует поступить с тем, кто безжалостно грабил и убивал стариков, женщин и детей?
   Ну а это уже полная чушь. Будучи разбойником, я и правда грабил, убивал и занимался прочими плохими делами, число которых не счесть. Но даже у людей, занимающихся разбоем, есть своя гордость, а потому я предпочитал сражаться лишь с равными себе соперниками, хоть и не гнушался пользоваться нечестными методами, когда начинал проигрывать. Простых людей, тем-более стариков, женщин или детей я никогда старался не трогать. А вот герцог явно не сдерживался в выражениях, видимо для того чтобы меня запомнили наихудшим из всех преступников Граника. Стоит ли говорит, что на заданный подобным образом вопрос, может найтись только один ответ.
   - Смерть! - Убить! - в унисон слились голоса множества жителей.
   - Повесить его!
   На лице герцога проскочила садистская ухмылка, но он быстро скрыл ее в золотом воротнике доспеха. Восстановив прежнее выражение лица, он объявил:
   - Я услышал ваши желания! И пользуясь своим правом, как нынешний герцог фон Юнион, я вынужден отдать приказ о повешении, - герцог перевел взгляд на платформу. В это время толпа радостно ревела еще пуще прежнего.
   Затем он кивнул палачу и тот, что есть сил, дернул за рычаг. Часть жителей, что были эмоционально послабше, зажмурились. Створки заскрипели, а затем начали потихоньку расходиться, и спустя пару секунд...
   ..Вжиииик! Кхрррр...
   ... остановились на полпути. Мое тело уже ненамного опустилось вниз, но веревка была все еще в расслабленном состоянии. Герцог заметив, что казнь не совершилась, подал палачу еще один сигнал, требующий тянуть рычаг.
   Мускулистые руки палача напряглись и еще сильнее надавили на рычаг, но деревянные створки были сделаны на славу и никак не хотели опускаться, несмотря на прилагаемые усилия. Они лишь сильно скрипели и оставались в прежнем положении, следовательно, рычаг был опущен лишь наполовину.
   - Хм... Наверное что-то застряло в створках - проверьте, - герцог взмахнул красным плащом и отдал приказ паре караульных.
   Те, под бурный аккомпанемент недовольной толпы оттащили меня в сторону, не стягивая веревки, а сами принялись копошиться в деревянных створках. Для того чтобы обнаружить неисправность, у них ушло чуть-более пятнадцати минут, однако я все-таки услышал деревянный треск и последующий за ним облегченный вздох от одного караульного. Затем палач, для проверки, пару раз попробовал дернуть за рычаг - створки удивительно легко летали вниз-вверх.
   - Давайте продолжать, - прозвучали слова герцога, и я снова оказался стоять на створках.
   Третий по счету сигнал герцога, напряжение... Палач сильно давит на рычаг, и пол уходит у меня из под ног... Я невольно закрыл глаза. Сейчас-то все закончится.
   Натяжение веревки...Темнота... острая боль в шее, которая ослабевает и переходит сначала на спину, а затем в ноги.... А потом вообще растекается по всему телу. Подо мной находилось что-то, на ощупь напоминающее сырую землю. Запах застоялого города тоже никуда не подевался. Однако вокруг было на удивление тихо. Это и есть - смерть? Хотя постойте...
  ...Мне кажется, или я слышу привычный шум улиц?
   Я попробовал открыть глаза, однако то, что я увидел, не оправдало моих скорых ожиданий, и оказалось совсем не восхваляемыми всеми небесами, и даже не адом, а намного, намного хуже - это была та же самая центральная площадь со всеми собравшимися на ней людьми. А я, вместо того чтобы болтаться на веревке, оказался на земле, прямо под деревянной платформой эшафота. Звеня цепями, я приподнял свои руки, и смог нащупать моток веревки, обмотанный вокруг своей шеи. Веревка стала гораздо короче, а ее конец теперь валялся на земле, подле моих ног.
   Вокруг встала напряженная тишина, никто из присутствующих, включая вечно бурлящую толпу, не был в состоянии сказать ни слова. Я как бы на тот момент не решался даже дышать. Причина была проста: крепкая веревка, которую делали специально для повешений, каким-то чудом не выдержала моего веса и порвалась. Я ведь был не тяжелым, и весил как любой нормальный взрослый мужчина.
   Минутное молчание было прервано возгласом герцога, который самым первым оправился от шока, он тут же попытался найти объяснение ситуации:
   - Насколько я могу судить, это - знак. Знак того, что Боги хотят, чтобы преступник с честью покинул этот мир. Я прав, святой отец?
   Священник, поспешил выйти из ступора и тут же заговорил слегка неуверенным голосом, соглашаясь с герцогом:
   - Вы как всегда правы, Ваше святейшество.
   - Хорошо, - герцог кивнул и лучезарно улыбнулся, - Видимо Боги решили указать нам, на наше неразумное поведение. Все-таки Дракон был отличным воином, невзирая на то, что пользовался своей силой не по назначению.
   Люди начинали потихоньку принимать все его слова на веру. А улица постепенно обрастала голосами, вновь оживившихся горожан. Герцог решил, что смог их убедить, а потому снова решил блеснуть своим красноречием:
   - А, как всем нам известно - настоящему воину надлежит пасть от клинка и повешение не принесет ему чести, - торжественно произнес он, и продолжил уже тихим голосом, - поэтому я прошу вас всех немного подождать, пока сюда не доставят плаху.
   Люди в толпе отвели свой взгляд от виселицы и принялись, как ни в чем не бывало, оживленно болтать между собой. А один из солдат, получив наставления, бегом направился до самого замка, чтобы принести все оборудование для будущего обезглавливания. Я же остался стоять на лестнице у виселицы, все еще связанный цепями по рукам и ногам. И временами ловил на себе как подозрительный взгляд герцога и сомневающийся взор священника, так и любопытство простых жителей.
   Солнце уже зашло за горизонт, и небо окрасилось в темно-синий цвет. Где-то вдалеке показался блеск звезд. С наступлением вечера по площади стали зажигаться факелы, чтобы обеспечить лучший вид на будущее обезглавливание. Герцога явно не волновало, что по обычаям такие казни как обезглавливание проводят либо на рассвете, либо на закате, когда Боги через небесное око ближе всего находятся к миру людей. Скорее всего, он просто хотел поскорее со всем этим покончить, и поэтому закрывался волей Богов в своей речи, чтобы обмануть наивных жителей.
   Совсем скоро появилась небольшая группа людей, несущих с собой плаху, топор для палача, широкий белый платок и деревянную бадью. Жители в спешке расступились и освободили свободное место на площади, где уже начали приготовления ко второй казни.
   Плаху установили в центре площади, не так далеко от эшафота, рядом положили бадью, а палачу вручили топор, который, на мой взгляд, был далек от идеального: древко было кривоватое и слегка гнилое, а по шаткому, проржавевшему лезвию можно было с уверенностью сказать, что его давно не точили, да и вряд ли оно вообще когда-либо обслуживалось. Я уверен, что такой плохой топор они выбрали не случайно - хотели заставить меня помучаться, за то, что я им доставил столько неудобств с этой казнью. Широкая улыбка, озарившая лицо герцога при виде топора, только подтверждала мои догадки.
   Я опустился на колени, а следом моя голова улеглась на плаху. Взгляд был направлен вниз, так что приходилось высоко поднимать глаза, что бы хоть чуть-чуть разглядеть, что происходит вокруг. Когда все было готово для проведения казни, где-то сбоку от меня вновь донесся надоевший за весь день голос герцога:
   - Так как смерть через обезглавливание - привилегия лишь достойных, обычай требует задать вопрос: есть ли здесь кто-нибудь, кто считает, что преступник по прозвищу Дракон не заслуживает смерти? И готов ли тот человек сам держать ответ перед Богами за свои слова?
   Я точно увидел краем глаза, как все собравшиеся крестьяне почти в унисон покачали головой. Это меня сильно огорчило. Нет, ну конечно было бы странно, учитывая мою репутацию и то, что им наговорил герцог, если бы несогласные нашлись, но то, что они не стали даже задумываться об альтернативном варианте, тяжелым грузом скопилось на сердце. Ну, да и ладно, все равно скоро меня это не будет волновать.
   - Тогда, я прошу палача, совершить наказание.
   Герцог махнул ладонью и вслед за этим жестом дернулись и руки палача...
   - Вжууух... - звук рассекаемого лезвием воздуха.
   ...И я снова не умер. Лезвие оказалось в нескольких миллиметрах от кончика моего носа. Затем топор вообще выпал из рук палача на землю. Недовольные возгласы не заставили себя ждать.
   - Ну что на этот раз?
   - Только не снова...
   - Это что, какое-то представление?!
   - Да этот палач просто новичок - пусть его святейшество сам казнит преступника!
  Было слышно, как в толпе людей, прождавших от самого заката, начинаются разнообразные волнения. Даже присутствие всеми любимого герцога не могло исправить положение. Кристиан явно пришел к тому же выводу, поэтому и спросил у палача, слегка раздраженным голосом:
  - Что случилось? Лучше тебе найти объяснение или тебе самому понадобиться палач, - он произнес эти слова тихим голосом, а на лице состроил любезное выражение, но холодный тон с такого расстояния я различить все же смог.
  - Древко гнилое, заноза в руку попала, - сказал он и показал герцогу ладонь, в которую наполовину вошел прут длиной около десяти сантиметров. Необычным можно было считать хотя бы то, что он легко прошел через плотную кожу перчаток.
   Поморщившись от неприятного зрелища, герцог все же отдал новый приказ:
   - Бей еще раз, бей, пока не отрубишь ему голову.
   Палач неохотно кивнул и, вынув прут, поднял топор с земли. Он попробовал ударить еще несколько раз, но постоянно промахивался и получал в свою ладонь очередной деревянный прут. Однако недавняя угроза от пэра, не давала ему остановиться, и он продолжал рубить, периодически вскрикивая от боли. Но не одна из его последующих попыток не увенчалась успехом и вскоре его ладонь начала напоминать ежа, и меня это, откровенно говоря, веселило, лежа головой на плахе, я всячески сдерживался, чтобы не засмеяться.
   Герцог видимо уже не мог выносить неудачные попытки палача, поэтому протянул ему руку в золотой перчатке и сказал приказным тоном:
   - Дай сюда. Я сам все сделаю, - он указал на топор. - И чтобы я тебя больше не видел ни на одной казни.
  Палач послушно отдал топор и с грустно опущенной головой отошел на пару метров от меня. Его место тут же занял герцог, стоящий надо мной с кипящим от злости лицом. Замахнувшись, он, что есть сил, рубанул ржавым топором сверху-вниз.
  - Кхааа!!! - выкрикнул он, совершая удар.
  Следом донесся очередной свист разрезаемого воздуха, но я в очередной раз избежал смерти, хотя в этот раз топор так и не появился в поле моего зрения. Вместо этого, около меня был слышен визжащий крик множества голосов. Не желая упускать ни малейшей детали, касательно, что произошло на этот раз, я поднял голову и взглянул на герцога. Его лицо было белое, как мел, а в руке он держал деревянную палку, которая буквально секунду назад, была топором.
  Проследив за его взглядом, я обнаружил вылетевшее лезвие. Она было воткнуто в землю в десяти сантиметрах от молодой девушки, которая стала похожа на приведение: краска, отлившая от лица, сделала ее еще бледнее герцога, а выпученные глаза, придавали слегка ужасающий вид. Крик застрял где-то на пути к ее горлу. Картина не из приятных, но я все равно не мог сдержать подступающего злорадства, глядя на то, как герцог, потеряв свой былой блеск, побежал утешать девушку, бросив древко топора на землю.
  - Искренне молю простить меня, юная леди, - с жалким видом пролепетал он, взяв девушку за руку. Следом на нее полились комплимент за комплиментом, вперемешку со словами извинений.
  На утешение девушки у него ушло всего десять секунд. Вот тут уж я невольно восхитился: герцог знает свое дело, не зря я назвал его самым умелым ловеласом королевства.
  Закончив с извинениями, он направился ко мне. Заметив злорадную усмешку на моем лице, он слегка скривился. Я почти ощущал, как в нем пробуждается желание пнуть меня золотым сабатоном, на глазах всей публики, и тем самым загубить свою репутацию милосердного герцога. Пробуравив меня тяжелым взглядом, он вновь натянул свою лучезарную улыбку и обратился к собравшимся жителям.
  - Не думал я, что так все обернется. Выходит я был неправ, когда говорил, что Боги хотят чтобы он умер достойно, - он красочно изобразил сожаление на лице.
  - То, что сейчас произошло, может быть только проделками колдуна, - Кристиан пальцем указал на меня, лежащего на плахе с ухмыляющимся лицом.
  Его слова тут же нашли отклик у священника, который все это время стоял в стороне и дрожащим голосом читал молитву за молитвой. Из-за нужды хоть в каком-то объяснении, сторону герцога начали принимать и жители. Вот только свою поддержку они высказывали как-то неуверенно и с опаской. Я же в тот момент я совсем не понимал, чем было вызвано это чудесное везение, но наслаждался этими мгновениями как мог. Может, раз уж меня так оберегала удача, надо было попытаться сбежать, но честно говоря, в тот момент я о побеге и думать забыл - слишком мне было интересно, какую казнь они придумают следом.
  - Следуя учению священного писания, касательно борьбы с черным колдовством - все кто практикует черную магию, должны быть преданы огню. Таким образом, мы очистим тело одержимого, - томным голосом пролепетал священник, продолжая кидать на меня косые взгляды.
  - Правильно! Сжечь его! - донеслось со стороны толпы в ответ на его слова.
  Герцог кивнул и приказал слугам принести дрова для костра. Идея было сама по себе хорошая - от огня ведь никуда не убежишь и не уклонишься, потому и сработать данный метод должен был безотказно. Но во время попытки меня сжечь произошло очередное непредвиденное обстоятельство - пошел дождь. Даже не дождь, а самый настоящий ливень, который продлился всего несколько секунд, но даже этого времени хватило, чтобы старательно собранные дрова основательно промокли. Также потухли и все факелы, а площадь погрузилась во тьму. Будучи привязанным к деревянному шесту, я громко рассмеялся на всю улицу, самым что ни есть зловещим смехом.
  К этому моменту, высоко в небе уже висела полная луна, что говорило о позднем времени, так что многие из крестьян увидев очередной провал, начали потихоньку шептаться, а некоторые уже давно плюнули на затянувшуюся казнь, и отправились домой.
  Кристиан понял, что если он сейчас попробует устроить еще одну казнь, и провалится, то точно запятнает свою репутацию. Поэтому, чтобы избежать позора, герцогу пришлось объявить на всю площадь, что все это было лишь представлением, которое он провел, чтобы повысить мотивацию крестьян перед сезонным сбором урожая. Лично я в данном заявлении не видел логической связи, но средний уровень образованности простых жителей невелик, поэтому они клюнули на такое простое объяснение и покинули площадь, весело шумя и забыв про недавнее плохое настроение. Как же ими было легко управлять! Я поспешил выбраться из промокших бревен и увидел как герцог, желая счастливого урожая всем подряд, тем временем искоса на меня посматривает. Я его ничуть не жалел, и считал все произошедшее - хорошей местью, за целую неделю пыток раскаленными прутьями. Но все же моя дальнейшая судьба, не казалась радушной, и наверняка скоро последует жестокая расплата.
  Стоило центральной площади опустеть, как меня закинули обратно в бронированную карету. Герцог сел на своего белого жеребца, сияющего даже на погруженных во тьму ночных улицах. В таком же составе, как и приехали, мы направлялись в замок, который принадлежал герцогу Юниону. Чувствую, что по приезду нас ждет теплая беседа, с применением всевозможных пыточных механизмов. И мне бы очень хотелось рассчитывать на свою внезапно проснувшуюся удачу, и избежать всех этих истязаний.
  Замок герцога находился на севере города и был окружен прочной стеной. Располагался он на небольшой скале, откуда открывался прекрасный вид на город, в этом месте как раз оканчивалась главная дорога, тянущаяся от больших ворот, что располагались около внешней городской стены. Стена вокруг замка была выстроена по краю скалы, что повышало ее обороноспособность и резко сокращало возможные маневры для нападения. На полукруглых башнях, выступающих из стен, были установлены оборонительные орудия, на самый крайний случай, когда уже вся городская часть будет взята во время штурма, и враги станут пытаться напасть непосредственно на замок. Помимо стены, замок был окружен семью высокими остроносыми башнями, которые примыкали к центральной крепости почти вплотную, а переход между ними осуществлялся при помощи небольших каменных мостов. В центре, прямо над фортом возвышался донжон - самая большая и укрепленная башня замка.
  Как только процессия с Кристианом во главе добралась до барбакана, караульный, что дежурил наверху, тут же побежал открывать ворота. Миновав их, мы оказались во внутренней части замка, где сопровождающий поспешил вытащить меня из кареты, и увести лошадей в стойла. На мне все еще оставались железные цепи, которые за весь день, сильно натерли запястья и голени. И ко всему прочему я находился почти вплотную к герцогу и мог видеть его искривившееся от злобы лицо. Все вело к тому, что он готов сегодня перепробовать все методы пыток, когда-либо придуманные людьми.
  - В подземелья его... - с ненавистью в голосе произнес он. Это слова звучали страшнее, чем все приговоры, что он мне выносил несколько раз за день.
  Но моя удача все еще пребывала со мной, поэтому, как только меня собирались затолкать в темнейшую из дыр замка, прибежал гонец, одетый в дорогую шелковую одежду. Таких посыльных разрешалось иметь только высшей аристократии, и использовались они лишь для передачи важнейших сообщений. И сейчас его лицо выражало крайнюю обеспокоенность.
  - Пока вы были заняты казнью, к вам в замок наведался сам, его величество король! - запыхавшись, проговорил он.
  Герцога словно переклинило от этой новости, ему понадобилось несколько секунд, чтобы взять себя в руки и задать вопрос гонцу.
  - Король? Он все еще тут?! - слегка нервозно спросил он.
  Такие внезапные появления короля могли говорить либо о секретном задании, которое он собирается доверить герцогу, что не так страшно, либо, это могла быть специальная проверка, в ходе которой королю частенько удается увидеть воочию грязные секреты некоторых вельмож. Например, вдруг великодушный и любимый народом герцог, и вправду занимается пыткой пленников в своем подвале? Если кто хочет узнать мое мнение - я голосую за второй вариант. Нынешний правитель, несмотря на свой заботливый и добродушный вид, частенько посещал различные места королевства, как раз таки в попытках разоблачения и проверки подлинности своих подданных. Что в свою очередь не давало им ни на секунду расслабляться.
  Гонец кивнул.
  - Да. Он сказал, что уже неплохо устроился в вашем замке, и сейчас дожидается вас.
  - Ладно, я буду сию же секунду, - разминая уставшие от постоянных улыбок скулы, проговорил герцог, а затем приказал человеку, сопровождающему меня. - Запри его в самой дальней камере, подальше от моих глаз. И приготовь..., - только он открыл рот, как заметил все еще стоящего рядом гонца. - Сам знаешь что.
  Сопровождающий утвердительно кивнул головой и начал уводить меня в сторону подземелий, но его вдруг неожиданно окликнул посыльный:
  - Подождите! Король упомянул, что также хочет встретиться с приговоренным.
  Эта фраза вызвала небольшой шок у всех собравшихся. Я в конкретной ситуации просто стоял, пытаясь подобрать свою отвисшую челюсть. Когда мне это удалось, я поспешил спросить гонца:
  - Что королю может быть от меня нужно, черт возьми?
  В ответ гонец лишь пожал плечами и, сказав, что это личные дела его величества, которые он, как простой посыльный ведать не ведает, устремился куда-то за пределы замковой территории.
  В это же время герцог продолжал буравить меня уничтожающим взглядом, который я старательно игнорировал. Кое-как справившись с жестокими намерениями, он рукой подал знак, чтобы я шел вслед за ним. Нас ждала встреча с королем. И было общеизвестно о его почти, что детской непоседливости, так что заставлять ждать такого человека, было равносильно смертельному приговору. А ведь я только недавно чудом избежал казни, поэтому поспешил прибавить шагу.
   
  Глава 2. Под тяжестью короны.
   - Так это и есть тот самый преступник, которого зовут Драконом? - любопытно произнес хмурый человек с кучерявыми волосами и в роскошных одеждах. Корона на голове сразу выдавала его положение в обществе. Конечно же, это был Турий Августус Лаксус - двенадцатый правитель центрального континента. По-королевски раскинувшись в широком кресле, посреди главного зала, он внимательно осматривал меня с ног до головы.
  Я, вместе с Кристианом оказались внутри замка, и сейчас находились в непомерно большом зале, что служил основным помещением для аудиенций, и располагалось ровно посредине первого этажа. Весь орнамент был выделан с преобладающим багровым цветом, что соответствовал цвету дома герцога. На стенах были развешаны алые баннеры с вышитым на них золотыми нитями барсуком - символом герцога фон Юниона. На потолке, на крепкой цепи, висели массивные канделябры, охватывающие мягким светом весь зал. По краям стояли прочные дубовые столы, сверху накрытые белой скатертью. Сейчас была ночь, поэтому ужин уже давно закончился, а значит и столы были соответственно пустыми, но в воздухе все еще витал сочный аромат, который я жадно хватал носом. Что еще можно ожидать, если меня кормили гнилым хлебом в течении двух недель. И даже глубокой ночью прислуга непрерывно слонялась туда-сюда, выполняя какие-нибудь поручения. Несмотря на исходящий от зала величественный вид, присутствие короля, дополнительно овеяло весь замок торжественной атмосферой.
  - Да, ваше высочество, - Кристиан преклонил колени перед креслом, которое вообще-то было герцогским, но сейчас служило временным троном королю.
   - Хорошо. Но прежде всего, я хотел бы поговорить с тобой, Кристиан, - король поправил слегка съехавшую корону на голове и, прищурив глаза, добавил. - Без посторонних.
   Герцог, под напором тяжелого взгляда, содрогнулся, но старался держаться вполне уверенно. Нетрудно догадаться, что следом меня выпроводили в коридор, который находился прямо перед главным залом, а король с герцогом принялись обсуждать государственные дела. Ну, или, по крайней мере, нечто сравнимое с ними. Вслед за мной, в коридор была выдворена и вся прислуга.
   Чтобы я не вздумал сбежать, ко мне приставили двух грозного вида стражников, одетых в кольчугу, и вооруженных короткими копьями. Один из них, который был больше похожим на примата, чем на человека, непрерывно пялился на меня, точнее на мою татуировку, чем сильно раздражал.
   Я долго старался не обращать на него никакого внимания, однако хорошо развитое боковое зрение не давало мне этого сделать. Ну и я не выдержал...
   - Эй, макака! Может, хватит на меня так смотреть? - Стражник ничего не ответил и лишь сильно нахмурился, но взгляда не отвел.
  И как только я собрался налечь посерьезнее, и проверить устойчивость его нервов, дверь в главный зал отворилась, из-за нее тяжелым шагом вышел Кристиан. Он был немногословен, и повелел мне зайти обратно в зал.
   Двое стражников тут же отправились в патруль вокруг территории, а я послушно двинулся вслед за герцогом. Король так и сидел в чужом кресле, но теперь в руке держал наполненный вином кубок. Он не стал дожидаться, пока я дойду до него и где-то на расстоянии в половину зала задал вопрос:
   - Ты хочешь служить мне?
   Я слегка растерялся, но все же сообразил, что прежде чем отвечать, неплохо было бы попытаться выведать больше подробностей.
  - Что ты... вы имеете в виду, ваше высочество? - протянул я слегка неуверенно, не забыв добавить вежливое обращение.
  - Твое имя было у меня на слуху, и герцог поведал мне о том, что произошло сегодня. Я старался не верить тем слухам, что за все время ты был приговорен к смертной казни семнадцать раз, и постоянно исчезал в день исполнения наказания, - король принялся пересказывать мне мою же историю. Решив его не перебивать, я лишь молча слушал. - Это все конечно можно приписать невероятному везению, но то, что случилось сегодня, в восемнадцатый раз - много удивительнее. В день, когда для тебя все могло печально закончиться, ты как-то умудрился выжить, даже после того, как над твоей шеей затянулась петля! Я бы назвал это безупречной удачей!
  Если подумать и вспомнить, то король ведь говорил правду. Вот только, откуда они знают, что количество моих бесчисленных побегов, равнялось именно семнадцати? Даже я с трудом могу все их назвать - слишком все быстро и спонтанно происходило в те моменты. Но это совсем не мешало мне восхищаться тем, как легко я уходил от наказания, даже когда был на шаг от смерти. Но я всегда предпочитал называть это, скорее своей змеиной увертливостью, нежели безупречной удачей, которая от меня совсем не зависела.
  - Прежде чем мы начнем, я хотел бы окончательно убедиться в этом.
  - Что вы...
  Не успел я подумать, как в руке короля блеснул тонкий, чрезвычайно острый кинжал. Недолго думая, он бросил его, целясь мне прямо в голову. Следуя инстинктам, я естественно попытался отпрыгнуть в сторону, однако почувствовал на своих плечах латные перчатки герцога, которые вжимали меня в пол, не давая двинуться.
   Кинжал в мгновение пролетел через весь зал, но как только он приблизился к моему лицу, произошло странное событие - во всем зале внезапно поднялся сильный, гудящий ветер, который пронесся рядом, вызывая озноб. Однако вместе с этим он отклонил траекторию кинжала, и тот, промахнувшись всего на сантиметр, упал около меня.
   Герцог убрал руки с моих плеч, и с важным видом поднял с земли кинжал, а король тут же довольно рассмеялся.
  - Потрясающе! Никогда не видел ничего подобного!
  - Даже если все что вы сказали - правда, чего король хочет от меня? - я все еще находился в легком шоке от произошедшего, но отрицать воочию увиденное уже не было смысла.
  - Не стану больше спрашивать о твоей особенности - вижу, ты и сам о ней не был осведомлен. Но мне пригодилась бы твоя помощь в одном очень важном деле, - король отпил немного вина из кубка, и, выдохнув, добавил. - И я надеюсь, что ты согласишься.
  Так, сейчас у меня есть возможность не только избежать наказания, но и стать наемником короля. Такой чести редко удостаиваются простые граждане, а разбойников с восемнадцатью смертными казнями за плечами и вовсе еще не было. Раз уж я так ему важен, нельзя соглашаться на обычные условия. Хотя выгода в таких мероприятиях и так колоссальная, дракон внутри меня гнул свое, и требовал больше и больше. Думаю, все же стоит довериться ему, и набить себе цену.
  - Зачем мне вам помогать? Как вы сами видели, пытаться угрожать мне расправой - пустая затея. Если я и соглашусь, то моя помощь будет стоить недешево.
  - Даже если тебя что-то спасает от смерти, пытки на тебя по-прежнему действуют, - с лучезарной улыбкой пробубнил в пол Кристиан. И хотя я точно не знал, но он вполне мог быть прав. Я слегка преумерил свой пыл, когда осознал, что если я сейчас откажу королю - проведу остаток дней в темнице герцога.
  - Речам о службе своему королю тебя не пронять, поэтому мы с герцогом Юнионом уже все обсудили, и он согласился передать твою жизнь в мои руки. А я тем временем намереваюсь предложить тебе титул низшего дворянина и королевское прощение, - чтобы добавить веса своим словам, он добавил. - Выбирай: либо это, либо так и останешься в цепях до конца своих дней.
  Не стоит говорить, что попытка повлиять на короля, оказалась не самой удачной и привела к прямолинейному ответу с его стороны. Но я все еще хотел выторговать у него, хотя бы что-нибудь сверху, или моя жадность потом не даст мне покоя. Вспоминая множество схожих ситуация, я решил добавить ко всему предложенному одно из известных условий.
  - Тогда добавьте ко всему этому столько золота, сколько я вешу - и мы договорились, - я скрестил руки на груди, вернее попытался это сделать, но меня остановили все еще болтающиеся на руках цепи.
  - Не стоит слушать его! Мой король, просто дайте мне пару дней, и... - хотел было возразить Кристиан, но король остановил его движением руки.
   Раздумье заняло у короля десяток секунд. Возможно, сейчас он оценивал все за и против, при этом наклоняя голову то влево, то вправо. Решив что-то, и следом отпив еще немного вина, король направил на меня испытующий взгляд.
   - Хорошо, я могу принять эти условия - так даже будет лучше, - гаркнул король, кивнув курчавой головой, а затем обратился к герцогу. - Прикажите снять с него цепи, герцог Юнион.
   - Повинуюсь воле короля, - поклонился тот.
   И в свою очередь кликнул слугу, который сбегал в темницу и принес связку ключей.
   Последовал грубый скрежет металла и отчетливый щелчок. Цепи покинули мои руки и ноги и оказались на земле, слуга тут же поднял их и унес вместе с ключами обратно в темницу. Я вновь ощутил, каково это - чувствовать на себе радость свободы и сейчас довольно потирал уставшие запястья, натертые оковами.
  Король потребовал принести ему пергамент и чернила, и следом я получил документ, написанный самим королем - королевское прощение, и теперь, с его помощью, я мог считаться простым вольным гражданином, не совершавшим никаких преступлений. Но зная мою драконью натуру, оставался только вопрос, как скоро мне понадобится второе прощение.
  В это время король, попивая вино в чужом кресле, уже начал рассказывать, какую задачу мне требуется выполнить, чтобы получить остальную награду, а точнее свое золото. Я занял место у длинного стола, развернув стул, чтобы лучше видеть короля. За противоположным столом, точно так же сидел и Кристиан.
   - Я не знаю, как хорошо бандиты ориентируются по сезонам, но тебе стоит знать одно: скоро должен начаться королевский турнир. А сразу после него последуют соревнования земельных лордов.
  Думаю, стоит это объяснить: королевский турнир представлял собой самую обычную дуэльную арену для пэров, где и рыцари и графы сражаются на равных, чтобы показать свое мастерство и узнать лучшего среди всех дворян. Подобное соревнования проводятся раз в год, и место турнира всегда выбирается случайно, при помощи жребия. Однако это не все, потому как раз в три года, сразу после этого турнира проходят выборы земельных лордов, в тот день, все те, кто отличился во время королевского турнира за три года, могут заявить права на одну из земель центрального континента. Такие важные события всегда требуют тщательной подготовки, ведь на них присутствует большая часть всех влиятельных дворян и это всегда волнующее зрелище. После заявления прав, на следующий день, происходит еще одна дуэль, но уже между текущим владельцем и претендентом на владение землей, и если выигрывает второй, то становится новым владельцем территории. А так как претендентом становится человек, одержавший три подряд победы на турнире, то нет смысла гадать, чем обычно кончается эта дуэль. Ко всему прочему, вызов можно бросить любому владельцу земли на территории королевства, кроме короля и герцогов. Всплывший разговор на эту тему должен вызывать у меня настороженность.
   - В этом году турнир как раз пройдет около Граника и это добавляет мне лишних хлопот. Город, стоящий на границе, труднодосягаем как из Примариса II, так и большинства других городов - дорога туда длинная, оттого и уязвимая. В связи с этим придворные агенты стали приносить странные вести.
   - Что же такое они могли сказать, что вам понадобилось заключать сделку с преступником? У короля появились проблемы со своим дворянством?- оживился я.
   Король принял задумчивый вид, он подложил кулак под подбородок и принялся за объяснения.
   - Дракон, хоть ты и известный разбойник, но все же это выливается в громадном недостатке - ты, ровно, как и все остальные бандиты, слишком заняты простым и порой бессмысленным грабежом и совершением прочих мелких преступлений. Это ставит вас далеко от простого городского населения. Пускай вам удается добывать ценные куски информации, вы можете не видеть того, что твориться перед вашим носом. И даже простой тавернщик, в отличие от вас, может заметить одну очевидную вещь, что объединяет всех аристократов - они постоянно соревнуются между собой. Будь то турнир, количество слуг или простое поедание пищи. Принцип в том, что каждый хочет быть выше другого. Поэтому у короля всегда есть проблемы с дворянством, - в заключение он промочил горло, отпив из кубка, и затем продолжил. - А теперь возьми это, прибавь королевский турнир, протяженную дорогу до него и сразу получишь множество возможных засад, шантажей и ночных нападений которые и так частенько происходят в преддверии любого, даже самого обычного фестиваля. А все это в свою очередь - сплошная головная боль для любого правителя.
   Король нахмурился и поспешил прогнать тревожные мысли, лезущие в голову.
   - Ладно бы все так и оставалось, но потом выясняется, что есть неизвестный герцог, которому наскучило охотиться за графами и маркизами, и он решил попробовать занять трон, а план его, уже скоро начнет разворачиваться - все решится в конце турнира. Надеюсь понятно, что подобный исход нежелателен и чтобы не допустить его, мне понадобится человек, который меньше всего способен провалиться в сложившейся ситуации.
   Мне захотелось уточнить одну вещь, поэтому я заговорил.
   - Прежде всего, вы говорите, что против вас настроен какой-то неизвестный герцог, - я указал на Кристиана и выдал самый очевидный вопрос, на который был способен. - Разве он, не герцог, почему вы не подозреваете его?
  В ответ король лишь покачал головой.
   - У меня была возможность проверить его верность, и я получил достаточно доводов, чтобы позволить посвятить Кристиана фон Юниона в свой план. Другое дело - ты. Хоть ты и согласился присоединиться ко мне, это можно назвать вынужденной мерой. Я все еще не знаю, можно ли тебе доверять, поэтому не могу сказать тебе ничего более, кроме твоей задачи и самых необходимых сведений. И да - если ты подумаешь меня предать, то стоит запомнить одну вещь - я найду тебя в любой части любого континента, чего бы мне это не стоило и заставлю заплатить сполна.
   Как будто я слышу такие слова в первый раз. Все связи между разбойниками как раз и складываются на недоверии друг к другу. Прозеваешь момент - получишь кинжал прямо в глаз. Я был готов к таким словам, поэтому не стал долго думать над ответом.
   - У вас нет никакой необходимости посвящать меня во все свои планы. Просто скажите, что я должен сделать. Мне будет достаточно и этих самых важных сведений. Насчет предательства - я человек слова, и пока все стороны выполняют свои часть сделки - вам нечего бояться.
   - Хорошо, что ты так решил. Ну, тогда слушай: прежде всего, чтобы объяснить твое внезапное появление среди дворянства, ты притворишься оруженосцем герцога Кристиана на то время, пока длиться королевский турнир, и...
   Я цокнул языком. Но король не обратил на это внимания и продолжил говорить.
   - ... вы вдвоем, конечно, примете в нем участие. Там будет и предыдущий победитель, рыцарь по имени Патрик Борос, который выигрывал уже два года подряд. Вашей с Кристианом задачей будет не дать ему выиграть последний - третий раз. Напомню, что исход этого турнира очень важен для всего королевства.
   Если это так важно, почему король просто не уберет этого Патрика Бороса? Видимо заранее предвидя последующий вопрос, король сказал:
  - Я как король, не могу вмешиваться в подобные состязания, как минимум это привлечет слишком много ненужного внимания. У каждого герцога широко распространена своя собственная сеть шпионов, поэтому мне и приходиться делать все окольными путями, настолько окольными, что я даже поставил смертника на роль основной фигуры.
  Я кивнул головой, давая понять, что готов слушать дальше.
  - Но если твоя удача не такая безупречная, и вы не справитесь, и этот рыцарь все же выиграет турнир, то твоей следующей задачей будет в эту же ночь выкрасть принцессу из замка.
   -... ... - я впал в прострацию, безуспешно пытаясь наладить причинно-следственную связь, между двумя действиями.
  - Все-таки, похоже, что тебе нужно несколько больше деталей. На всякий случай, герцог Юнион ознакомлен с планом действий, если такое произойдет, - рассмеялся король.
   Вернув самообладание, я рассмеялся вслед за ним и поспешил отказаться.
  - Я думаю, что обойдусь и без этого. Уверен, у короля есть причины, держать такие детали при себе, - ответил я уверенным голосом, а про себя подумал, что, в крайнем случае, смогу напоить Кристиана при удобном случае, и выпытать у него все что нужно.
  Король улыбнулся и кивнул, попивая вино, он поделился некоторыми важными сведениями насчет турнира. Например, что для участия в нем требуется хотя бы какой-никакой титул. Король также добавил, что наделит меня им, когда прибудет в город официально. Поэтому получается, что вся та награда, которую мне изначально предлагал король, была лишь необходимой для начала задания. Хорошо, что мой внутренний дракон лишний раз потребовал золота.
  Кстати, чтобы не раскрывать, что я преступник (бывший), было решено придумать мне простую историю. В итоге я стал зваться Дрейк Крамер, и был наемником, который сильно помог герцогу во время поиска преступника "Дракона", за что и стал его оруженосцем. Простая и ничем не примечательная история, коих полным полно в любом другом городе, и если не вдаваться в подробности, то проблем с ней не возникнет.
  Поговорив с королем еще немного, мне удалось выяснить место, в котором будет проводиться турнир. Хоть туда никого и не пускали, но я думаю, что смогу найти какой-нибудь способ осмотреть его. Когда я заполучил всю необходимую информацию, король как раз допил все вино в кубке. Он поднялся с чужого кресла и поставил кубок на стол. Посмотрев на свое тело сверху, он коротко кивнул сам себе и направился к выходу.
  - Я поспешу удалиться, в королевском экипаже, наверняка, уже меня заждались. Пару дней назад, я помнится, сообщил им, что выйду ненадолго в туалет.
  Хоть я и сам имею немало стыдных и неправильных вещей за плечами, но все же считал, что такое слегка беззаботное поведение совсем не подходит правителю целого континента. Все-таки на его плечах лежит жизнь огромного числа людей.
  Кристиан сопроводил короля до выхода, а когда вернулся, выглядел чернее тучи. Весь его вид развевал по округе какую-то тихую напряженность. Отстегивая плащ, он с ходу заговорил:
  - Уже поздно, так что я собираюсь отправиться ко сну. Тебе бы я посоветовал поступить так же.
  Говорил все это он каким-то слишком спокойным голосом. Мне это не понравилось, так как совсем недавно он был дико зол на меня, и я ожидал, что его отношение будет ярче выражено.
  - Ну и где же находятся покои твоего нового оруженосца? - ехидно спросил его я, на что мне ответили той же монетой.
  - Как насчет конюшни? Думаю, условия соответствуют твоему виду.
  - Тебя так злит, что теперь тебе нельзя использовать на мне пытки и связывать цепями?
  - Нет, совсем не в этом дело, - он как-то слишком безразлично посмотрел на меня и, видимо решив, что разговор закончен, направился к выходу из зала.
  Однако для меня разговор, все еще продолжался, поэтому я без раздумья окликнул его.
   - Тогда, чего тебе стоит выделить мне комнату, в таком-то огромном замке?
   - Я просто не хочу, чтобы вместе со мной в одном замке находился кто-то вроде тебя.
  Я сделал вид, что это меня глубоко задело. Хотя на самом деле, давно привык к подобному обращению. Но в то же время я совсем не горел желанием слоняться по территории замка, в поисках ночлега, а для этого стоило предпринять какие-нибудь шаги.
  - Может, тебе стоит немного уменьшить свою озлобленность? Я все-таки теперь служу его величеству, ровно, как и ты. Да и все мои преступления уже прощены королем.
   - Какую бы шкуру ты на себя не мерял, внутри ты всегда останешься разбойником, - с упреком проговорил герцог.
   - Легко тебе так говорить, когда... - меня перебили на полуслове.
  Дверь в зал распахнулась и на входе стояла женщина в длинном роскошном зеленом платье, у нее были светлые, почти белые волосы, которые словно шелк, были текучими и настолько блестели, что подобно улыбке герцога, отражали любые источники света, будь то факелы или даже маленькие свечки. Возраста женщина была не молодого, по небольшим морщинкам, покрывавшим ее лицо, с легкостью прочитывался немалый пережитый опыт. Судя по взволнованному виду, она собиралась куда-то в путь. Кристиан, заметив вошедшего человека, тут же резко развернулся, держа багровый плащ в руках. Скользнув взглядом по его лицу, я снова обнаружил полного счастья и любезности герцога.
  - Мама? Что вы здесь делаете? Я думал, что вы уже покинули замок.
  Женщина принялась в спешке осматривать столы, отвлекаясь на вопрос, она произнесла:
  - Я как раз собиралась на фестиваль в Тезеру, но никак не могу отыскать свою золотую брошь, - бормотала она, озираясь по сторонам, а затем поспешила добавить. - А ты, как я вижу, уже закончил свой важный разговор с королем.
  - Да, все прошло хоро-шо, - Он слегка заикнулся и невольно бросил беглый взгляд на меня.
  Он видимо сейчас думал: понял ли я или нет, о какой броши идет речь. К несчастью, я понял, и попытался выразить все это в насмешливом взгляде, который бросил в него.
   Я ведь уже упоминал, что мы встретились в игорном доме. Там же, до того как многоуважаемый герцог со своей свитой нещадно поколотили и связали меня, я был свидетелем, как Кристиан проиграл все свои наличные и заложил брошь, надеясь отыграться, чего ему, конечно же, сделать не удалось. Искусно сделанную брошь из чистого золота, в которой сверкало несколько изумрудов, я помнил хорошо, поскольку посчитал ее довольно дорогой, а такие вещи я привык подмечать сразу же, как только увижу. Я еще некоторое время недоумевал: зачем вообще, такому богатому человеку, как герцог, закладывать дорогую брошь, в качестве оплаты игорному заведению?
  Герцог пытался одновременно льстиво улыбаться своей матери и подать мне знак, чтобы я ни за что не рассказывал ей, о его поступке.
  Герцогиня этого не упустила. Заметив направление его взгляда, она оторвалась от своих поисков и оценивающее посмотрела на меня. Ее лицо четко выражало, что человек в лохмотьях и со свежими следами оков на запястьях, не вызывал у нее никаких положительных эмоций. Татуировку, к счастью, я вовремя успел скрыть, накрыв глаз ладонью. Все-таки, чем меньше людей будет знать о моей реальной личности - тем лучше.
  - А позволь поинтересоваться, кто этот человек? - С нажимом в голосе спросила она, - он... ужасно выглядит.
  - Он, он... Он мой новый оруженосец, король попросил меня взять его на обучение - голос герцога звучал чересчур неуверенным, хотя все его силы и уходили на то, чтобы сохранять безмятежность. - Прямо сейчас, я решал поселить его в комнате, около... северо-восточной башни. Там сейчас мало кто находится, так что он не доставит проблем. Не беспокойтесь - он не задержится надолго.
  Вот так просто я и заполучил место для ночлега. А ведь я могу использовать случай с брошью, чтобы шантажировать Кристиана и в дальнейшем. Стоит взять на заметку.
  - Хмф. Если это просьба короля, то я ничего не имею против, но откуда у него взялись следы от оков? Да и весь его вид... неприемлем...
  У нее на языке явно вертелись намного более грубые выражения, чем те что она говорила, но уж после того как за меня походатайствовал сам король, она не решалась к ним прибегать.
  - Он был наемником, но его поймали в плен разбойники и долгое время пытали, пока нам не удалось его спасти в логове бандитов. За отвагу, при сражении с бандитами, король обещал вручить ему низший титул, когда прибудет с официальным визитом, а пока просил взять к себе в оруженосцы, - Кристиан ловко обогнул неудобные моменты в наспех выдуманной истории и заменил их более правдоподобными. Лгать он, скорее всего, мог даже лучше меня. Диву даю я всей этой аристократии.
  - Ну ладно, раз уж он никакой не преступник, то я даже рада, что ты захотел завести себе сквайра.
  Затем герцогиня провела еще несколько минут в безуспешных поисках и решила, что придется отправиться в путь без ее любимой броши. Когда она ушла, по велению герцога меня сопроводили в комнату у северо-восточной башни. Перед этим он сказал, что завтра нас ждет утренняя тренировка. И по его тону я понял, что она не сильно мне понравится.
  Находилась моя новая комната на втором этаже и выглядела вполне достойно: украшенные картинами каменные стены, широкая удобная кровать, письменный стол средних размеров и большой камин, в котором уже были подготовлены сухие дрова - оставалось только поджечь. Также в углу комнаты стоял сундук для личных вещей, в котором было достаточно места, чтобы спрятать взрослого мужчину.
  Я не стал долго думать, и тут же рухнулся на кровать, не удосужившись даже снять с себя гнилые тряпки. Не прошло и трех секунды, как я погрузился в глубокий, долгожданный сон, даже не обратив внимания, что был давно гложим сильным чувством голода.
   
  Глава 3. Смена облика.
   Спал я крепко, настолько, что ни под какими уговорами мне не хотелось просыпаться. Много раз я слышал сквозь сон, как меня пытается разбудить то женский, то мужской голоса. Я слышал их и подсознательно понимал, что пора уже вставать, однако у меня не хватало сил, чтобы вырваться из ловушки безмятежного сна. Все по вине того, что после двух недель на холодном каменном полу, я оказался в нормальной кровати.
   И наконец, после долгих попыток, меня удалось разбудить.
   Но, пробуждение вышло не самым приятным. Когда на тебя выливают бадью ледяной воды, то единственное чего хочется в этот момент - убивать. Наполовину слипшиеся глаза с трудом смогли различить хоть что-нибудь вокруг. Какое-то время побродив взглядом по комнате, я все же смог отыскать виновника всего этого, а если точнее: довольного герцога, стоявшего передо мной. Все свои гневные эмоции я попытался вылить во взгляде, который смог с трудом состроить.
   - Поднимайся! Уже утро! - во весь голос прокричал он, видимо, чтобы еще сильнее досадить мне.
  Я попытался грубо крикнуть на него, но все еще находился в этой ужасной ловушке, которая не обходит стороной не одного человека, поэтому в ответ, только укутался в одеяло и развернулся спиной к герцогу. Меня совсем не волновало даже то, что я был насквозь мокрый - вот так и сказываются ужасные условия, в которых я жил до этого.
  Герцогу это, конечно же, не понравилось, так что он поставил бадью на пол и толкнул меня рукой. В ответ я слегка пошевелился.
   - Отстань, - в одном вялом слове содержалась вся моя реакция.
   Герцог принялся раскачивать меня туда-сюда. Надеясь, что хотя бы этим, сможет меня разбудить, но я был непоколебим.
   - Ты мой оруженосец, так что выполняй мои приказы! - кричал он со злостью, толкая меня изо всех своих сил.
   - Иди, донимай, кого ни будь еще - я сплю,- промямлил я сонным голосом и стал заново погружаться в сон.
   Тряска прекратилась. Минута молчания и вслед снова послышался голос.
   - Ну ладно, раз так - это поможет тебе проснуться, - холодным голосом произнес он.
   Краем уха я услышал звон обнажающейся стали и рядом с моим лицом, в подушку вонзилось лезвие меча. Всего пару сантиметров от носа...Что ж спорить не буду, герцог не врал: я моментально проснулся. Но в придачу, я еще вскочил с кровати и прокричал:
  - Ты совсем уже долбанулся!? - я повернул голову, и посмотрел в окно. Небо только начинало светлеть. - До восхода еще куча времени! Что тебе надо?
  Кристиан уже был одет в свои золотые доспехи и плащ, а это значит, что он планирует в скором времени выйти в люди. Достав из подушки меч с золотой гардой, он отправил его обратно в ножны.
   - Я пришел, чтобы тебя повесить.
   Странно такое слышать при пробуждении, но у меня был богатый опыт, поэтому я и смог найти, что сказать. Хотя бы что-то.
   - А? Что? - протянул я. - Ну ладно тогда... сразу бы сказал.
  * * *
  Чуть позже я находился уже за стенами замка, на центральной площади. Солнце взошло за скалами и теперь начало потихоньку подниматься вверх, а его яркий свет нещадно бил мне в глаза. Под моими ногами скрипел деревянный пол, принадлежавший эшафоту. Цепи, от которых я с таким трудом избавился вчера, снова вернулись на мои руки и ноги, добавился также металлический ошейник, который был свойственен только рабам, а также тем, кого хотят прилюдно унизить - сразу видна работа многоуважаемого герцога. Вокруг меня уже начала собираться бурлящая толпа людей. Если сравнивать их число со вчерашней казнью, то сейчас их было даже немного больше. Повторяя события прошедшего дня, на мою шею накинули веревку, перед этим проверив ее на прочность, не забыли также посмотреть и работоспособность створок.
  Рядом, вместе со своим белозадым конем, появился белозубый Кристиан. Нацепив лучезарную улыбку, он сначала извинился перед жителями за вчерашнюю шутку и принялся вновь рассказывать ту историю, где он - великий и могучий герцог, поймал и победил меня - злого и опасного преступника, проявив небывалую доблесть и отвагу. Я зевал.
  Ровно, как и вчера, народ жадно хватал его слова, удивляясь и восхищаясь где надо.
  Когда герцог закончил свою речь, то под аккомпанемент крестьянских голосов, отдал приказ и палач дернул за рычаг.
  Створки разъехались, я зажмурился и расслабил все свое тело.
  - Вжиииик
  Я мог чувствовать давление и ощутил, как мое тело бросило вниз, но не прошло и секунды, как все это прекратилось, и я повис в воздухе. По идее в этот момент у меня уже должна была быть сломана шея, но ничего подобного не произошло, и мне только оставалось расслабленно висеть, закрыв глаза и вслушиваясь в гул восторженных голосов, принявшихся отмечать состоявшуюся казнь.
  На этот раз меня спасла не какая-то там безупречная удача - просто это была фальшивая казнь. Вчера вечером герцог и король рассудили, что им необходимо было куда-то деть преступника Дракона, раз уж я собираюсь стать королевским подданным. Ну а разве есть что-нибудь лучше прилюдной казни? Если тысяча человек увидит смерть преступника, то никто не будет задаваться вопросом, куда он подевался. Помощью палача получилось легко обзавестись, они все такие - стоит за их поясом появиться лишнему мешочку с позвякивающим серебром.
  Но еще надо было сделать так, чтобы я не умер во время повешенья. Слишком опасно было полагаться на странную удачу - вдруг она не сработает? Решение был найдено с помощью крючков на веревке, а также металлического ошейника, который помимо унижения меня еще играл важную роль в этой казни - не давал шее сломаться. Также была еще пара нехитрых устройств, скрытых под драной льняной рубашкой, которые смещали часть нагрузки с шеи на спину и спасали от удушения. Однако за мной все еще оставалась главная часть: не шевелиться и полностью расслабить мышцы.
  И это было нереально трудно. Всегда в моменты, когда нельзя двигаться, тело отказывается повиноваться и начинает устраивать какое-то шоу. А также благодаря грязной камере, в которой я проводил день и ночь, у меня начало чесаться в самых разных местах, и крепко сжав зубы, я терпел это, как только мог. Но напасть не приходит одна, и в это самое время мне неожиданно сильно захотелось чихнуть - видимо простыл из-за сырости и холода в камере, а также ледяной воды, которой будят по утрам герцоги. Но и этот позыв я с горем пополам смог подавить еще в начинании. Хоть в одном повезло: благодаря мешковатой рубашке, не приходилось сильно скрывать дыхание, иначе я бы точно не выдержал.
  Мои мучения длились чуть больше часа. Веревка качалась и скрипела на ветру, а вслед за ней колыхалось и мое безвольное тело. Знаете, как трудно ничего не делать целый час? Я уже успел обдумать все на свете. Вспомнить и свое тихое детство, и бурную разбойничью жизнь.
  Вскоре жители на меня нагляделись и начали по одному расходиться, впрочем, делали они это, неохотно, за что я их много раз проклинал. Когда людей на площади почти не осталось, палач подтянул мое тело за веревку и аккуратно уложил на помост. Стянув петлю с шеи, он обратился к герцогу:
  - Куда его?
  Кристиан видимо указал какое-то место, потому что через секунду мускулистые руки принялись поднимать мое тело. Еще пара рук присоединилась к ним, и, схватили меня за ноги.
  Я спиной почувствовал колющую солому - меня аккуратно положили на повозку, где-то неподалеку я услышал ржание запряженных коней и мне в нос ударил присущий им запах. Когда две пары рук меня отпустили, прямо над ухом я почувствовал малюсенький порыв ветра и услышал тихий шепот:
  - Пусть черный ветер подгоняет твои крылья и скрывает от солнца. Знай, что мы следим за тобой.
  Я чуть-чуть приоткрыл глаза. Это определенно был голос палача! А слова, которые он произнес, были своего рода паролем, который знало лишь ограниченное число людей, их было мало и все до единого считались умелыми убийцами, что тайно действовали на территории всего королевства и за его пределами - "орден ворона", или как их еще называют: "братство черного крыла". Я среди них никогда не состоял, но не редко с ними пересекался, и бывало, выполнял некоторые их заказы. Когда-то давно я знал и их лидера, но он, скорее всего, уже успел смениться за несколько лет. В общем, я с ними был давно и тесно знаком, а этот пароль сразу наводит на мысль: мог ли этот палач, быть одним из моих знакомых? Из-за закрытого маской лица, я не могу этого определить. Единственное что бросается в глаза - так это выжженное клеймо, свойственное бывшим преступникам. Возможно, бывший член ордена? Хотя нет... оттуда никто не уходит живым.
   -Кто ты? Я тебя знаю? - еле слышно выдохнул я.
   Палач лишь коротко мотнул головой и отвернулся. Его фигура почти незаметно пропала из моей зоны обзора. Поняв, что он уже ушел, я обратно закрыл глаза и принялся притворяться мертвым. Вот зачем ему надо было оставлять мне эту головоломку? Я только-только надеялся, что смогу на какое-то время забыть о разбойничьих делах, но видимо они так и будут преследовать меня.
  Кони пустились вперед и под ровный стук колес, я добрался до замка. Герцог тут же потребовал у извозчиков, чтобы они перенесли мое тело в темницу, так как ему оно понадобится для будущих опытов. Для них, странный приказ герцога был немного неожиданным, но все же спорить они не стали - мало ли какие заскоки бывают у аристократии, поэтому поспешили его выполнить.
   Когда я очутился в темнице, немного погодя показался герцог, в руках у него находился мятый сверток. С некоторой неприязнью на лице, он кинул его мне под ноги, а сам вышел за дверь. Развернув сверток, я обнаружил внутри немного одежды.
   В первую очередь я избавился от цепей, льняной рубашки и ошейника - все это достанется следующему несчастливцу, что попадется в когти герцога. Затем я облился холодной водой, чтобы на всякий случай избавиться от паразитов, которых явно немало было в камере. И только теперь я понял, что возможно у них также есть новое логово в комнате у северо-восточной башни. Надо будет сжечь там все! Немного помешкав, я принялся одеваться. Одежда, которую принес герцог, оказалась ничем не примечательной: узкие льняные штаны, багровая котта и высокие кожаные сапоги.
   Я быстренько накинул все это на себя. Наверное, выглядел сейчас я, словно обычный, ничем не обремененный житель, со скромным прошлым. Вот только багровый цвет котты, с вышитым золотым барсуком показывали, что я принадлежу непосредственно к дому Юнионов. Черт, наверное, я не скоро ко всему этому привыкну. Когда, переодевшись, я вышел из темницы, снаружи меня уже ждал Кристиан.
   - Сейчас можешь немного отдохнуть, а затем, ближе к полудню я буду ждать тебя во внутреннем дворе, - произнес герцог, направляясь куда-то в дальний коридор.
   - Ага. Постой... а зачем?
   - Как зачем? Нам же еще предстоит тренировочный бой, - по его взгляду я понял, что он ждет его с нетерпеньем. Так сильно хочется меня отдубасить?
   Решив, что у меня еще уйма времени, я поднялся обратно в свою комнату около башни. Чем я мог заняться, чтобы скоротать время? Единственное, что мне пришло на ум - это сон. Ничего другого я предложить не смог. Но спать меня уже не тянуло, поэтому я решил прогуляться по замку.
   И эта прогулка не прошла зря. Я выяснил некоторые подробности касательно обустройства замка: в нем было всего пять этажей, и к нему были пристроены семь высоких башен, по одной на каждую сторону замка за исключением южной, так как там располагался вход. Многие башни, включая северо-восточную, были закрыты для всех, кроме герцога и членов его семьи, поэтому меня туда попросту не пустили. Однако все же в одной из доступных мне башен была обустроена огромная, в несколько этажей, библиотека, в которой содержались тонны книг на самую разную тематику. Но как объяснил мне ворчливый седой старик, оказавшийся тамошним библиотекарем: у них были только произведения искусства и шедевры литературы, поэтому запрашиваемых мною карт сокровищ и прочей, как он выразился "непонятной белиберды" у них не хранилось. Выразив немного негодования по этому поводу, я отправился дальше. Вокруг двери, ведущей в последнюю башню, были вырезаны таинственные руны, которых я до этого нигде не встречал. Этой, самой загадочной из всех, оказалась юго-западная башня, вход в которую пролегал напротив опочивальни герцога, на пятом этаже. Естественно ни в то, ни в другое место меня никто не пустил. Потому я спустился вниз, и, дойдя до самого конца лестницы, во второй раз за день оказался в подвале.
   В подвале располагалась до ужаса неприятная мне темница, а вот прямо над ней, большая часть первого этажа как выяснилось, занимала кухня, в которой было не поддающееся счету оборудование для обустройства банкетов и прочих празднеств. В кухне я, пользуясь своим статусом приближенного к герцогу человека, смог заполучить немного пресных лепешек. Для человека, привыкшего к гнилому хлебу, такой завтрак показался просто божественным.
   Насытившись вдоволь и нагулявшись по замку, я заметил, что прошло уже немало времени, поэтому я стал задумываться, что теперь можно пойти и поискать тренировочное поле. Немного побродив, я натолкнулся на каменную лестницу, что вела наружу.
   Спустившись по ней, я понял, что попал в нужное место: передо мной лежала широкая открытая площадь с ровной землей. Травы здесь не было и в помине - только гладкая и слегка сырая земля. Около стен стояли соломенные чучела и деревянные бревна, закрепленные глубоко в земле. Все это использовалось, чтобы оттачивать навыки и удары, но сейчас мне это явно было не нужно. Я огляделся и прошел дальше, не останавливаясь, пока не оказался посреди небольшого пустыря, который покрывало множество старых следов. Это место больше всего было похоже на тренировочное поле, и здесь я ожидал увидеть герцога, но тот видимо еще не пришел. Я уселся на землю и стал ждать.
   В скором времени меня ожидал тренировочный бой с Кристианом. Он хотел как следует оценить мои способности и если придется, подучить для турнира, ну или с его точки зрения просто использовать меня в роли манекена. В любом случае это было необходимо и мне, чтобы сразившись с герцогом иметь общее представление о силе пэров, сражающихся на арене. Несмотря на свою изнеженную внешность, Кристиан фон Юнион слыл как искусный мечник, и я не мог этого не знать.
   Когда герцог показался, то он уже не носил свои громоздкие доспехи, вместо этого на нем был легкий костюм яркого красно-золотого цвета, режущий глаза, зато не стесняющий движений. В руке он держал два меча. Для тренировки использовались простоватые железные мечи без заточки и с закругленными концами, поэтому единственной опасностью с ними могли быть лишь синяки.
   - Начнем? - произнес герцог и, не дожидаясь ответа, бросил мне один из мечей.
   Я резво поднялся и поймал брошенное оружие на лету; перекинув его в правую руку, я принял боевую стойку, ну или, думаю что-то похожее на нее. Думаю, сейчас уже можно открыть один секрет - я практически не владею навыками сражения мечом. Хотя бы из-за того что такое оружие считается символом аристократии и помимо редкости, оно просто не особо почиталось у разбойников. Как близкий аналог - саблей я мог неплохо сражаться, но вот с мечом у меня не имелось никаких навыков. Учитывая, что раньше импровизация меня не раз спасала, то в данном случае я был готов полностью положиться на нее. Герцог встал напротив меня, расставил ноги и обхватил рукоять двумя руками, при этом кончик своего клинка он направил в мою сторону. Следом от него последовал отсчет. Я низко присел, приложив левую руку к земле и оттянув назад правую с мечом. Он странно взглянул на меня - его так сильно удивила такая необычная стойка? В таком случае я вполне мог положиться еще на эффект неожиданности. На счет три мы понеслись друг на друга, вернее я понесся, герцог же лишь твердо припал ногами к земле, сверля меня настороженным взглядом. Нападать он не собирался - все-таки он тут как бы проверяет мою силу.
   Напрягая все мускулы, я сразу постарался захватить преимущество: зачерпнув в свободную руку горсть земли, я бездумно выскочил вперед.
   Кристиан уперся ногами в землю, готовясь отразить мою атаку. Он видимо не ожидал, что я что-то задумал. Ну, это целиком его вина, раз он решился поиграть в честную схватку с разбойником. И как итог: он был чересчур невнимателен, потому позволил рыхлой грязи тотчас облепить свое лицо. И даже этим все не закончилось - ослепив противника, я схватил рукоять двумя руками и посильнее надавив, нанес колющий удар в живот. Из-за закругленного верха особого вреда не было - только сильная боль и, вполне возможно, синяк ну или большой синяк. Если это был герцог, то его страдания мне только в радость.
   Герцог согнулся напополам, все еще выплевывая землю, попавшую в глаза, рот и нос. Я же опустил меч и решил немного позлить герцога.
   - Ваше сиятельство, какой позор! Оруженосец побил вас в первый же день! - В ответ я получил полный злобы и презрения взгляд, но на меня это никак не подействовало, и я ко всему прочему добавил. - Может, нам лучше поменяться ролями?
   В глубине души я радовался, что смог кое-как воспользоваться мечом в бою. Хоть и признавал, что окажись на его месте деревянная палица - ничего бы не изменилось - такие же движения и такой же результат. Отдышавшись и приведя себя в порядок, герцог поднялся на ноги и направил на меня меч. Его некогда сияющее лицо, теперь выглядело ужасно, а в светлых волосах виднелись рассыпчатые комья грязи.
   - Грязный ублюдок! Боишься сражаться, как подобает настоящему рыцарю? - Его лицо теперь настолько исказилось, что его было не узнать. И он продолжал выкрикивать оскорбления - Ты просто трус! Жалкий трус, ничтожество!
   Неужели на нем так сказывается разбитая гордость? Впрочем, у меня она тоже имеется, хоть и не в таких впечатляющих количествах. Поэтому, когда мы оказались в равных условиях, я не мог игнорировать такое отношение. Все-таки я еще должен отплатить ему за две недели в темнице, тот случай в игорном доме и, пожалуй, сегодняшнюю ледяную воду.
   - Ха!? Боюсь? Да я с тобой мигом управлюсь, даже если у меня будут завязаны глаза и связаны руки! - я выплюнул эти слова в лицо герцогу, затем демонстративно поднял меч в ответ и, вытянув вперед, направил в лицо Кристиану.
   - Вот и посмотрим, чего ты стоишь на самом деле, - рукой он попытался стереть грязь с лица, но только усугубил положение, размазав ее. Состроив из-за этого очередную жуткую гримасу, он снова схватил свой меч обеими руками, на этот раз конец клинка был устремлен ровно по центру.
   - Посмотрим! Только смотри не пожалей! - крикнул я, снова оттягивая правую руку назад.
   Я снова решил напасть первым, не давая ему даже времени на раздумья. Расстояние было небольшим, но пока я бежал, то успел подумать над дальнейшим развитием сражения. Честную схватку он подразумевал с точки зрения кодекса дуэлей. И как я мог понять, в нем использовать землю нельзя. А как насчет подсечек, пинков, захватов и ударов по ногам? Приемлемы ли они в данном кодексе? Как будто я могу этого знать! Вот больная голова - выпалила первое, что пришло на ум, даже не зная, о чем идет речь. Я всегда сражался и убивал, не руководствуясь никакими правилами или законами кодексов. Ладно, наверное, лучше пока с этим повременить и совершить пару обычных ударов.
   Своей целью я наметил его левое плечо. Совершив еще один шаг вперед, я оказался совсем рядом с герцогом. Выждав подходящее время для удара, рука совершила замах. Герцог даже не шелохнулся и ожидал, пока я не подберусь поближе.
   Дзииииинь!
   Мой меч был заблокирован клинком герцога, который одновременно защитил от удара и начал свою контратаку, пробираясь к моему животу. Данный удар я предвидел, поэтому уклонение не составило для меня труда.
   Однако по первому удару я смог оценить, что преимущество, скорее всего не на моей стороне. Как минимум о многом говорила скорость удара герцога - он специально выжидал до самого последнего момента, чтобы продемонстрировать свою умелую контратаку. Что за помпезная показушность? Тем не менее, эффект она произвела достаточный, чтобы заставить меня усомниться в том что я смогу его победить, не прибегая ни к каким трюкам.
   Но сдаваться было рано, сражение ведь только началось. Поэтому я вскинул меч и снова рванулся в атаку. На этот раз я совершил два быстрых удара, которые тоже были легко отражены. Далее последовала увиденная ранее контратака, от которой я поспешил уклониться, и она всего-навсего чиркнула мою одежку. "Ну, ничего... где не справились два удара - справятся двадцать два!" - мысленно решил я, продолжая махать мечом как безумный. Вот только все они без исключения отражались умелой техникой Кристиана.
  Герцог, видя мои тщетные попытки, злобно ухмыльнулся во весь свой белозубый рот. За это время я успел нанести уже двадцать с лишним ударов, но он по-прежнему непоколебимо стоял, почти не двигаясь. При всем этом, я видел множество возможностей, способных стереть наглую ухмылку с лица этого зазнайки, но все-таки я должен попытаться победить по его правилам, иначе насмешкам потом не будет конца!
  - Ты. Наконец. Осознал. Свои жалкие возможности? - в такт ударам приговаривал он, скрипя зубами от злости.
  Отвечать на такую очевидную провокацию я не стал. Только у меня появилось жгучее желание заткнуть ему рот, набив липкой грязью.
  "Вот тут он открылся - делай подножку!" - говорил мне внутренний голос. Слушать его я, несмотря на желание, естественно не стал.
  Я наносил удар за ударом. Пробовал ударить колющим в шею, прямым по голове, затем, ловко извернувшись, нацелился прямо в живот. Но ни один из ударов не проходил мимо его защиты. Кристиан поспешил ответить колющим ударом, целясь мне в голову, но я вовремя пригнулся, и, оказавшись под мечом, направил на него свой клинок.
  Однако он всего лишь опустил лезвие вниз, и мой меч был заблокирован. Я досадно проскулил.
  - Без своих грязных трюков ты ничего не стоишь! - прозвучал сверху язвительный голос.
  "Видишь этот камень? Бросай ему в кисть!" - вновь прозвучал навязчивый голос в голове.
  Я лишь отмахнулся от него и поспешил отпрыгнуть на безопасное расстояние. Признаюсь: с каждой секундой мне хотелось прибегнуть к проверенным методам сражения все больше и больше.
   Но я все еще оставался Драконом, и свое имя я получил не просто так! Значит и слово я должен держать! Хотя он все еще был герцогом, и тут было ровным счетом то же самое. Да и Драконом меня же считают из-за коварства и жадности, а не из-за того что держу свое слово... Нет, ну мне и вправду надо побеждать его честно? Требовать у разбойника драться по кодексу! Вот такие подлые герцоги и заставляют плакать всех драконов мира.
   Раз уж я не могу выиграть монотонными ударами, наверное, стоит попытаться использовать какие-нибудь стили, которые я видел у сражающихся рыцарей. Как насчет такого?
   Я встал боком к нему и вытянул руку с мечом вперед, нацелив острие ему в сердце. Соглашусь, выглядело это нелепо, но никакого другого шанса победить я не видел. Следом я кое-как подпрыгнул к герцогу и попытался ударить его, чередуя размашисто-колющие удары. Он немного замешкался, когда увидел изменившуюся стойку, но все равно защитился. Хотя парочка ударов все-таки слегка коснулась его груди. Это уже можно назвать успехом.
   Я вернул свою прежнюю стойку и отпрыгнул. Ну, если я уже начал, то почему бы не попробовать какой-нибудь другой стиль боя? Однажды я повстречался с одним опасным рыцарем, орудующим тяжелым мечом, быть может, у меня получится повторить часть его техники.
   Я закинул меч на плечо и схватился за рукоять другой рукой. Мне кажется, для такого удара меч этот был коротковат, но все же лучше попробовать, вдруг получится еще эффективнее, чем с предыдущим разом.
   Было немного неудобно, но я смог забежать к нему сбоку и, вложив в рукоять всю силу, размахнулся - клинок соскользнул с моего плеча и устремился прямо на Кристиана...
   Герцог даже не пошевелился, так и продолжая стоять боком ко мне.
  Всего один удачный удар и...
   Что будет после, я так и не узнал - секундой позже я уже лежал на земле. Весь в пыли и запачкав новую одежду грязью. В двух метрах от меня валялся мой тренировочный меч. Рядом, воткнув свой меч в землю и слегка опершись на него, стоял герцог. На его лице играла самодовольная ухмылка, которая меня почему-то сильно задела. В голове у меня крутилось лишь одно слово:
   Проиграл.
  Черт... После всех слов своих надменных слов я так и не смог отплатить ему. Кажется, или я потерял чуть-чуть своей немногочисленной гордости? Это определенно плохо...
   Но, пожалуй, я буду успокаивать себя тем, что играл по его правилам. Да и сражался неподходящим оружием. Да я и не рвался, в общем-то, победить... признаюсь - тут уже я откровенно солгал.
   - Буду считать, что теперь ты понял, что не стоит слишком бахвалиться, - говорил герцог насмешливым голосом, на его лбу поблескивали капельки пота.
   Следом он слишком претенциозно рассмеялся.
   - И вообще, что это было? Зачем ты использовал полуторный стиль с одноручным мечом? - сказал он.
  Отвечать мне не хотелось, я просто лежал на земле и размышлял. Так значит, меч на плече был полуторным стилем? То-то мне показалось, что он был коротковат для хорошего удара. Видимо стоит запомнить это - надо ведь учиться на своих ошибках.
  И все-таки мечи это не мое. Я привык к кинжалам, также могу сражаться топором, булавам и иногда копьями. Вполне сносно умею стрелять из лука, но вот пользоваться мечом до этого почти не приходилось. Даже выполняя им удары наподобие сабли, итоговый результат ударов немного, но все же менялся. А в пылу сражения это играло важную роль.
   Герцог еще некоторое время попытался придраться, но видимо отсутствие ответа с моей стороны быстро его утомило. Вытащив свой меч из земли и следом, подобрав мой, он еще раз взглянул на меня. Я уже успел подняться с земли и теперь полусидел.
   - Близок турнир. Тебе следует научиться лучше сражаться мечом. Твой нынешний уровень - никак не подходит.
   Я поднялся с земли, стряхнул грязь с котты, и разочарованно вздохнул, посмотрев на два меча в его руках.
   - А разве я обязан сражаться на этом турнире именно мечом? Сойдет любое эффективное оружие.
   - Но тогда тебе никто не поверит, что ты ученик умелого мечника. Не забывай - ты мой оруженосец, - поспешил опровергнуть мои домыслы Кристиан. По его лицу читалось, что и самому герцогу не очень хорошо от того, что я теперь притворяюсь его слугой. - Мы же не хотим привлечь к твоей личности слишком много подозрения. Хватит и того, что ты появишься на этом турнире неизвестно откуда.
   - Какая честь! - с сарказмом пробубнил я, и направился вдоль стены, что ведет к воротам.
   - Куда собрался?
   На самом деле я и сам не знал, зачем туда шел. Но после зазвучавшего вопроса я вспомнил об одном деле, что меня мучало совсем недавно.
   - Пойду, заберу свои вещи в таверне. Они там уже около двух недель лежат.
   Герцог поспешил остановить меня.
   - Тебе нельзя покидать замок. Забыл? Ты - теперь мертв. Ладно бы видеть живого преступника - не в новинку, но вот мертвый вызовет огромный фурор.
   Хмыкнув, я подошел к одному из соломенных чучел и сорвал кусочек плотной ткани, которой их накрывали сверху, чтоб придать хоть какой-то человекоподобный вид. Этим куском я наискось обмотал половину лица, на которой была татуировка - вполне сойду за потерявшего глаз участника какой-нибудь войны.
   - Все? Теперь ваше святейшество, позволит мне идти? - я картинно поклонился ему.
   - Да. Будь добр возвращайся как можно позднее, - Кристиан помахал ладонью, прогоняя меня прочь.
   - Я уж постараюсь, - и, миновав широкие каменные ворота, я направился шнырять по многолюдным улицам Граника. Солнце только начинало идти на спад, так что я намеревался задержаться в городе как минимум до заката; глубокого заката, благо город был большой, и развлечений там тоже было много. В первую очередь я заглянул в таверну.
  * * *
  - Ну, так что? - Спросил я, глядя на тавернщика - высокого, тощего мужчину, со слегка лошадиной внешностью и маслянистыми глазами.
  - Что, простите? - якобы с непонимающим видом спросил он.
  Я нервно дернулся, но все же смог себя успокоить и спросить еще раз. Голос я сделал как можно более спокойным и холодным.
  - Я спросил, где вещи "Дракона"? Преступника, которого сегодня повесили.
  - Я не понимаю, о чем вы говорите. У нас не оставляют свои вещи преступники, - он тихонько постучал ладонью по стойке.
  - Не стоит меня задерживать, я все-таки здесь по поручению герцога, - я слегка пригрозил ему.
  - Ой, извините, извините господин! В таверне так шумно - ничего не слышно! - ладонь только настойчивее начала выдалбливать дробь по столу.
  Шумно? Ага, как же. Я повернул голову и осмотрелся: в грязной и сильно пахнущей таверне было полным полно пустых столиков, парочку из них заняли местные выпивохи, которые и шуметь то были уже не в состоянии. Был, конечно еще один, что в темном углу, но он вообще был занят странными существами в черных плащах и с масками на лицах. Роста существа были высокого - два с половиной метра! В дверь с таким ростом они помещались только лишь из-за скрюченного позвоночника, который изгибался буквой "Г". Руки существ были чересчур тонкими и короткими для такого высокого тела, сверху были одеты перчатки, сквозь которые пробивались острые серые коготки, которые словно живые, постоянно дергались и дрожали. Странные, да и только! Пробежав по ним взглядом, я вернулся к тавернщику.
  - Давай, вместо серебра, я лучше дам тебе возможность выбрать: либо ты говоришь все мне - его оруженосцу и, получив нужную информацию, я ухожу. Либо герцог приходит сам, и потом знакомит тебя с "Очаровательной Миледи", а ваш вечер потом обещает быть долгим, но результативным, возможно, помимо интересующего меня вопроса, он узнает еще много чего интересного, - Тавернщик мигом побледнел и втянул свое лошадиное лицо. Рука, стучащая по стойке, уже куда-то исчезла.
  Одного короткого волшебного слова порой хватает, чтобы развязать язык даже самому упертому ослу. На этот раз мне помогла "Очаровательная Миледи" - изысканная пыточная машина, которая начинает свое путешествие от руки и при помощи огромного каменного колеса, пробирается все дальше и дальше, ломая кости по миллиметру. Несмотря на то, что увлечение герцога пытками скрывается ото всех, "Очаровательная Миледи" была известна как инструмент для дознания еретиков, который был предписан каждому лорду королевства. А потому существование этой машины ни от кого не скрывалось. Когда-то и мне обещали тесное знакомство с ней, к своему счастью, я его избежал.
  - Приходили люди из игорного дома! Сказали, что заберут вещи, как плату за проигрыш его святейшества! - Слезливым голосом пробубнил тавернщик и поспешил отдалиться от меня подальше, на случай, если ответ мне не понравится.
   - Вот как? Что ж, спасибо за информацию... я, пожалуй, пойду.
   Я хотел положить ему монетку, но когда сунул руку к поясу, не нашел кошеля. Обойдется - решил я, и направился к выходу. Про какой игорный дом он говорил, догадываться нужды не было. Отворив крепкую дверь, я вышел из пропахшей хмелем таверны и очутился на улице, кишащей несущимися в разные стороны жителями. Я просто вошел в бурный поток, и тем самым слился с толпой.
   Я неторопливо двигался по мощенной камнями дороге, в сторону ворот. Там, поздоровавшись со стражниками, я вышел за стены, и теперь находился среди свежих зеленых полей. Значит став свидетелями того как люди герцога меня схватили, игорный дом поспешил наложить лапы на мои вещи - вот же паршивцы. Это сулило множество лишних проблем.
   Путь до игорного дома был небольшой - около двадцати минут, если двигаться без лошади. Причин, почему он стоял вдали от города, было несколько: например, так проще обслуживать странных личностей, которые не против потратить свои денежки, но не имеют права появляться в черте города. Ну, или если какой-нибудь известный аристократ захочет сыграть в азартные игры, но точно так же как и преступник, не захочет попадаться на глаза обычным жителям.
   Игорный дом представлял собой широкое трехэтажное заведение, построенною из свежесрубленной сосны, чему свидетельствовал характерный, еще не выветрившийся запах, слегка щипающий в носу.
   Двери были двойные и высокие, а над входом висела резная табличка с изящной надписью, выведенной позолоченными буквами, гласившая: "Золотой клевер". Когда я постучал в дверь, наружу вышел крупный и сильный мужчина в роскошном наряде из разноцветных тканей и меховой шапкой на голове, у него была ярко рыжая борода, а в правом ухе блестела золотая серьга - это был Феликс Флоренс, владелец заведения. Меня он не узнал, несмотря на то, что видел совсем недавно. Это хорошо, но с другой стороны и слегка огорчает меня. Неужели все люди узнавали меня только по татуировке? Хозяин заведения поприветствовал меня и, уставившись на герб Юнионов, спросил, зачем я сюда явился.
   - Герцог попросил меня забрать кое-что из вашего игорного дома.
   Из-за его спины то тут, то там виднелись разные неприятные личности, затесавшиеся среди толпы. Некоторые из них с интересом поглядывали на нас через дверной проем. Феликс тоже заметил эти взгляды, и слегка поморщился.
   - Даже не знаю, какие дела тут могут быть у герцога, но проходи, - сказал он это так, будто ни разу не видел здесь Кристиана, фраза звучала скромно и без лишних эмоций, чем вызывала доверие. Вот уж истинный талант обманывать!
   Я последовал вслед за Феликсом вглубь заведения. Внутри как всегда обнаружилась уйма народа, которая активно тратила все свои денежки, делая владельца заведения с каждой секундой еще богаче. Однако мне до них было мало дела, я больше беспокоился о том, что в игорном доме сотворили с моими вещами.
  Хозяин игорного дома отвел меня в дальний безлюдный угол, чтобы избавить разговор от подслушивания излишне любопытными посетителями, и задал мне вопрос:
   - И чего же надобно многоуважаемому герцогу? Вернуть свою золотую брошь?
   - Вещи, которые принадлежали казненному - герцог просит вернуть их обратно. Брошь - по возможности.
   Феликс принялся поглаживать бороду с задумчивым видом.
   - Ммм...Да, меня известили, что сегодня утром привезли какие-то вещи. Сказали - за долги здешнего герцога. Я еще не успел их оценить, но теперь то они собственность игорного дома. А вот насчет броши - как только получу необходимый выкуп. Все равно продать ее, пока возможностей нет.
   Видя отрицательный ответ, я слегка нахмурился, конечно, можно было попытаться повторить трюк с трактирщиком, но я не думаю, что получиться его запугать, поэтому я постарался переубедить его более мягким способом.
   - Может, тогда есть способ, чтобы вещи снова стали собственностью герцога?
   Он начал слегка потирать руки, и вслед за этим, отвел взгляд в сторону. Простояв так несколько пару секунд, он нашел что предложить.
   - У нас тут как видишь, - он обвел рукой собравшийся народ. - Ценят честную игру. Предлагаю тебе сыграть в "Звездочета". Выиграешь - вещи твои, если же нет... то, они останутся у нас и герцогу придется признать их потерю.
   Играть с владельцем игорного дома? Это смешно. Я не понаслышке знаю о его умениях, да и иначе ему бы никак не удалось открыть такое прибыльное заведение. Ну, хоть я и могу применить пару трюков для победы, но тогда наружу наверняка может всплыть моя личность. Как же поступить? Прежде чем принимать окончательное решение, я, пожалуй, выторгую чуть-более выгодные условия...
   - Я ценю ваше предложение, но не могу его принять. Герцог сказал, что лишит меня еды на месяц, если я не верну ему эти вещи - а я не могу так рисковать, - я состроил грустное лицо и взглянул на Феликса. - Давайте я лучше схожу за его святейшеством, и он сам примет реш...
   - Постой! Подожди! Я думаю, что мы сможем все решить, без его вмешательства. Как насчет того чтобы я дал тебе фору в игре? Да и если ты выиграешь, то вместе с вещами, получишь мешочек серебра... и так и быть - я верну ту злосчастную брошь безо всякой выплаты. Теперь-то риски становятся оправданными, правда?
   - Звучит, конечно, многообещающе и мешочек серебра не будет лишним, однако, все эти вещи в любом случае уйдут герцогу, потому рисковать мне нет смысла. Я должен сначала узнать мнение своего господина.
   Феликс уже был на грани. Свое непоколебимо-дружелюбное выражение лица он мог сохранять с трудом - тому свидетельствовали капельки пота на висках. Можно было подумать, что после таких слов, он будет вынужден отпустить меня восвояси, но я знал наверняка, что он не позволит оставить все как есть.
   - Ну, тогда позволь сделать тебе последнее предложение: в свой последний визит, этот преступник также оставил у меня оставшуюся часть своих вещей. О них герцог не осведомлен, и если ты выиграешь - получишь их в свое личное пользование. Только пусть вся эта сделка останется между нами.
  Почему имя Юниона так сильно влияет на людей? Учитывая влияние сети игорных домов, они вполне могут не опасаться даже герцога, однако Феликс все равно не хотел с ним связываться. Таким образом, если это работает, то с помощью его имени я без проблем смогу и в дальнейшем давить на кого угодно. А говоря об игре: если он предлагает фору и такую большую награду - значит, думает, что сможет без проблем у меня выиграть, а это в свою очередь хорошая возможность.
   - Так уж и быть. Но если я проиграю, то не могу обещать, что он не придет за ними в дальнейшем, - наигранно вздохнув, я "сдался" под уговорами Феликса. - И не стать мне тогда хорошим оруженосцем.
   - Я так и знал, что ты разумный человек! Ну что же? - Его лицо расширилось в широкой улыбке, а борода закачалась. - Пойдем, сыграем?
   
  Глава 4. Заслуженный отдых.
   Звездочет - это игра, созданная еще в старые времена, настолько старые, что о нынешнем центральном континенте даже не было известно, а центр людской цивилизации находился в месте, что нынче зовется дикими землями. Так как игра была рассчитана в основном на высшие сословия, то и правила были слегка замысловатые, но все же и не слишком сложные. У обоих игроков есть фишки двух цветов: черные и белые. Для игры используется поле размером 15 на 9 клеток, по его углам игроки размещают по одной белой фишке. Раз в ход игрок может на выбор положить белую либо черную фишку, и затем ход передается другому игроку. Белые фишки имеют маркировку А, либо Б - в зависимости от игрока, которому принадлежат. Они называются звездами и используются для получения очков. Каждый раз, когда три звезды выстраиваются в линию, то они удаляются, а игрок получает 2 очка. Если звезды выстраиваются в квадрат - 4 очка. Побеждает тот, кто первым набирает больше чем 78 очков. Черные фишки зовутся тьмой, и принцип их использования схож со звездами, только вместо очков, игрок получает возможность удалить любую фишку с поля. Количество удаляемых фишек равно половине очков, так при линии это 1 фишка, квадрате - 2. Тьма не имеет маркировки, поэтому для построения можно использовать как свою, так и чужую тьму.
   Помимо линии и квадрата из фишек можно также строить созвездия. Вот только о способе их построения знает не так много людей, поэтому в игре они появляются не часто. Но существуют такие типы созвездий как: Змея - два соединенных квадрата - 18 очков, причем один из квадратов, должен принадлежать противнику, что делает построение затруднительным. Ковш - квадрат и две отходящие от него в сторону звезды - 12 очков. Стрелец - похож на ковш, вот только две звезды присоединяются к квадрату по диагонали, бонус - 10 очков и возможность удалить 2 фишки. Дева - пять звезд, стоящие по диагонали и образующие букву "V" - 8 очков. Есть еще несколько других созвездий, но о них речь пока не идет. Указанные выше созвездия можно строить любой последовательности и повернутыми в любую сторону, главное - чтобы они были правильными и состояли из звезд.
   Если поле заполняется и больше некуда ходить, то с него убираются все фишки и игра начинается сначала. Все набранные очки при этом сохраняются.
  * * *
   - Хо-хо. Хороший ход! Квадрат! - Феликс довольно усмехнулся и следом положил черную фишку на поле и соединил с другими, образовав квадрат.
  Он убрал с поля одну черную, одну белую фишку, а затем и сам квадрат. Я недовольно цокнул.
   - Как я вижу, форы, что я дал, было маловато, - шутливо сказал он.
   В данный момент счет был 8 очков в мою и 26 в его пользу. Я играл на том пределе, на который способен обычный человек, не знающий тех трюков, которыми владел Дракон. И текучка в игре не предвещала ничего хорошего. Естественно Феликс тоже видел разницу между уровнями и поэтому вел себя легкомысленно, умудряясь при этом выигрывать. Его энтузиазма вполне хватало, чтобы также время от времени отпускать ехидные шуточки.
   Прошло еще несколько ходов. Поле уже, мало-помалу начинает заполняться фишками. Вместе с этим рос и счет, и стал равен 12 против 36. Я понимал, что надо что-то предпринимать...
   - Видимо, придется тебе месяц поголодать... Линия! Хе-хе.
   Разрыв увеличился до разницы в 26 очков. Я положил еще две белые фишки. Феликс заблокировал формирующийся квадрат своей звездой. Черт. Думаю, что такими темпами, мне не светит получить обратно свои вещи. Ну что же, я думаю, ничего страшного, если в такой ситуации я отыграюсь созвездием? Рука с белой фишкой скользнула над полем. Я установил фишку, формируя букву "V".
   - Вынужден тебя слегка огорчить - Дева! - произнес я, и брови Феликса сползли вниз, а его некогда счастливое лицо внезапно приобрело землистый оттенок.
   Он откинулся назад на деревянном стуле и принялся гладить подбородок, пока я удалял пять диагональных звезд с поля. 20 очков против 38. Дело хоть чуть-чуть наладилось, но какой ценой.
   - Так значит тебе известно созвездие? Никак не ожидал, - и снова ободрившись, прошипел. - Буду впредь внимательнее.
   Следуя своим словам, Феликс стал играть гораздо осмотрительнее и уже не совершал рискованных шагов как прежде. Но именно поэтому мне и удалось еще немного приблизить счет, и теперь разрыв составлял всего 14 очков. В это же время настал его ход.
   - Та-ак. Сброс. Больше некуда ходить, - произнес Феликс и принялся очищать доску от фишек.
   Немного времени на чистку, и доска снова была пуста, Феликс поспешил положить белую фишку в центре поля, тем самым продолжив нашу игру. Белая, белая, черная, белая. Долгое время не появлялось никаких комбинаций, и счет простаивал просто так.
   - Ты стал намного осторожнее, - произнес я, в очередной раз, провалившись с попыткой выстроить квадрат.
   - Ну, это естественно! Я ведь даже не знаю, чего от тебя теперь можно ожидать, - добродушно рассмеялся он, а на поле мало-помалу уже готовился ковш.
   Завершить созвездие ему не удалось, и он решил завернуть его квадратом.
   По счету 26 - 44 можно смело сказать, что прошла половина игры. Но именно в эти моменты и начинается самая напряженная, самая грязная игра. И сейчас я засвидетельствовал явный пример: Феликс положил тьму на поле, а когда поднял руку, некоторые из фишек уже лежали на соседней клетке. Как самый "обычный" игрок, я не должен был уловить этого жеста, поэтому пожалуйся я на мухлеж - вызвал бы к себе лишнего подозрения.
   Даже отплатить ему аналогичным мухлежом я не мог. Как тяжело постоянно скрывать свою личность! Скорость ходов изрядно замедлилась. Каждый игрок теперь начал серьезно задумываться над общей тактикой. Но тем не менее...
   - Стрелец! Ха-ха-ха! - радостно хлопнув по столу рукой, Феликс поспешил удалить шесть белых и две черные фишки.
   Как я мог не углядеть? Ответ вполне очевиден. Его знаю я, его знает и взахлеб смеющийся хозяин заведения.
   Игра сильно затянулась - Феликс все больше и больше полагался на нечестные методы, а я старался всеми силами не позволять ему этого. Доска еще дважды очищалась, пока перед глазами не предстал счет: 58 - 74. Несмотря на явный мухлеж, я смог уменьшить серьезную разницу в очках. Но Феликс был буквально в шаге от победы. Один квадрат или две линии...
   - Может, хочешь сдаться? Положение у тебя не завидное, - предложил Феликс, но я лишь отрицательно покачал головой.
   - Играем до конца.
   - До конца, так до конца, - произнес он и следом положил звезду на поле.
   Снова множество фишек возникло на поле. Я собрал квадрат, затем помешал Феликсу собрать линию, но через пару ходов он уже построил основы для одного квадрата и одной линии. В текущей ситуации он в любом случае завершит хотя бы одну из фигур. Пытаясь помешать ему, я положил черную фишку, он положил белую. И тут я решил, что пришло время.
   - Квад...! рат...!? - Восторженный крик прервался на середине и превратился в вопрос. Случилось непонятное: Там, куда Феликс ставил звезду, должно было быть три белые фишки, но одна из них куда-то пропала, в итоге ни квадрат, ни линия у него не вышла.
   А вот на несколько клеток левее, около другой формирующейся линии оказалось на одну белую фишку больше, что почти превратило ее в квадрат. Следом я водрузил звезду, и тем самым завершил созвездие. Сложность его построения вполне оправдывала свою стоимость в 18 очков.
   - Змея! Я выиграл! - Крикнул я, извещая о своей победе.
   - Что? Когда...!? Ты...??? - С потрясенным видом промямлил он.
   Несколькими минутами позже...
   Пытаясь не выдавать свое плохое настроение, Феликс протянул мне удобный рюкзак из крепкой кожи и маленький мешочек, который я тут же сунул себе за пояс.
  - Удачи! Надеюсь, в следующий раз повезет! - Сказал я и помахал ему рукой, ухмылка все еще держалась на моем лице.
  В ответ хозяин заведения лишь что-то пробурчал. А на его лице не утихало подозрительное выражение. Пользуясь своим развитым слухом, я смог услышать одну фразу:
  - Где-то я его видел...
  * * *
  Добираясь до города на своих двоих, я и не заметил, как солнце опустилось за горы, и на его место встал сияющий серебристый полумесяц. На улицах перерывами мелькали вспышки факелов, по большей части принадлежавшие патрульным группам.
  Весело и непринужденно размахивая мешочком с деньгами, я шагал по каменной мостовой, насвистывая песенку, дорогу мне освещал чистый лунный свет.
  Место назначения я определил сразу - таверна. Но нет, не к своему лошадинолицему другу. Просто я осознал, что теперь был свободным гражданином, а это значило, что могу пойти куда захочу, и там пропить все заработанные деньги - все-таки победу необходимо обмыть.
  Но видимо мое чересчур радостное поведение не понравилось кучке караульных, которые уже успели напиться раньше меня и теперь шатались по улице в поисках приключений. Мутными глазами, уставившись на меня, один из них крикнул:
  - Эй ты! Имье-ньем его святейшства! Ссс-той! - дрожащим пальцем караульный указал на меня. Его чуть-более трезвые друзья тут же поспешили сформировать кольцо, отрезая любые пути к бегству.
  Предчувствуя непростую ситуацию, я сунул мешочек за пояс, и прислонился спиной к дому.
  - Чем помочь вам, господа, караульные? - спросил я, не теряя веселого блеска в глазах.
  Так как тот караульный был не в состоянии нормально ответить и бубнил что-то невнятное, говорить взялся за него второй.
   - Ты арестован! Нам доложили, что ты совершил тяжелое преступление! Если тебе дорога жизнь, то...
  Караульные-разбойники, нелепо пытаются вытрясти деньги из настоящего разбойника? Нет ну это слишком смешно, чтобы быть правдой. Их действия выглядят настолько глупыми, что я все силы тратил уже на то, чтобы просто не рассмеяться во все горло прямо посреди ночной улицы. Сдерживая улыбку, я задал им вопрос:
  - И чего же я такого сделал?
  И все что один из них смог выдавить, было:
  - Ты это... избил, как его там... вернее сбил...
  На помощь мямлящему пришел очередной "умелый" вымогатель.
  - ...Вчера вечером ты сбил с ног священника! А это очень и очень тяжелое преступление! - Закончил за него третий караульный. - Поэтому либо ты отдаешь нам этот мешочек, либо нам придется прогуляться до замка герцога!
  Они подступили еще ближе. Я же продолжал, как ни в чем не бывало смотреть на них, без тени опасения. Проблем с ними я не боялся, все-таки я уже вкусил жизни простого оруженосца, и знаю, какой силой в этом городе обладает имя Юнионов.
  - Вот и отлично - пойдем в замок! Я как раз туда и собирался. Уверен, мой сеньор сможет решить сложившееся недоразумение.
  Смысл моих слов, а конкретно фразы "мой сеньор" начал медленно проникать в их пьяный разум. И кажется, возымел отрезвляющий эффект на их одурманенные головы. И вот теперь то они умудрились посмотреть на котту на которой на багровом фоне развевался золотой барсук.
  - ... эй, ребята, вы куда?
  Караульных-разбойников и след простыл. Они даже умудрились по пути прихватить своего чересчур пьяного товарища, который, не в состоянии держать себя на ногах развалился на лавочке. Вслух посмеявшись над ними, я продолжил путь. Дальше все пошло без происшествий, и я добрался до долгожданной таверны. Изнутри доносился манящий запах свежего эля, повинуясь которому, я ускорил шаг.
   Оказавшись внутри, первое, что мне бросилось в глаза: по сравнению с той другой, эта таверна прямо-таки сияла от ухоженности и уюта, да и обслуги здесь было несравненно больше. Скорее всего, она была довольно популярна, ведь даже в поздний час здесь было не протолкнуться, а юные разносчицы еды словно соревнуясь, носились от одного столика к другому.
   Кое-как протиснувшись сквозь всю эту толпу, я обратился к тавернщику. На этот раз им оказался человек с медным оттенком кожи, обладающий мощным телосложением и клеймом бывшего преступника на шее. Но если игнорировать все это, то у него был миролюбивый взгляд, и общительная натура.
   Перетерев с ним, я протянул одну серебряную из мешочка и узнал, что свободных комнат нет, но прямо через улицу есть неплохой постоялый двор, в который я поспешил наведаться. Заглянув туда ненадолго, я остался доволен, и, оставив в приобретенной на день комнате свои вещи, тут же примчался обратно в таверну. Снова оказавшись перед трактирщиком, я отсыпал немного деньжат на стойку и получил взамен кружку крепкого пива. Осушив ее одним махом, я с наслаждением выдохнул.
   - Хорошее! - тавернщик согласно кивнул. - Дай-ка мне побольше! И курочки бы! - Я положил еще несколько серебряных. И получил здоровенную кружку, до краев заполненную пенящимся напитком, а чуть попозже передо мной возникла прожаренная и сочная курица на блюдце, в которую я тут же запустил зубы.
   - Из каких краев будете? - учтиво спросил он. - Не видал вас раньше тут.
   - Да тут... неподалеку когда-то дом стоял, - уклончиво ответил я.
   Спустя еще пару кружек...
  Как я не мог не заметить - большая часть таверны уже была изрядно пьяна. А тавернщик лишь с завистью поглядывал на меня, глотающего кружку за кружкой и хмелеющего на глазах. Подчиняясь разыгравшемуся аппетиту к пиву, я заказал еще много сочных блюд, но большая часть из них осталась не вкушенной.
   Я наслаждался спокойной, умиротворяющей обстановкой заслуженного отдыха, когда в мою сторону донесся выкрик.
   - Эй ты! Чертов одноглазый! Ты меня бесишь!
   На меня смотрел мужчина, с длинными пепельными усами и в кожаной куртке, с меховым воротником. Все его собутыльники уже лежали в невменяемом состоянии, а сам старик сильно шатаясь, выставил вперед руку и угрожающе смотрел на меня. Я поднялся со стула.
   - Ты это мне? Да чтоб ты знал: я оруженосец самого герцога! - крикнул я, залепив ему кулаком в глаз.
   Началась потасовка, которая, тем не менее, закончилась так же скоро, как и началась. Когда все разрешилось, я заказал еще пива.
   Еще пара кружек спустя... Я выплюнул немного крови на пол, но вместо нее влил в себя еще больше алкоголя.
  На мне теперь, поверх котты была одета новенькая кожаная куртка, с меховым воротником, а рядом со мной сидел мужчина с длинными пепельными усами и лиловым синяком под глазом. Обняв друг друга за плечи, мы распевали самодельную песенку, при этом качаясь из стороны в сторону.
   В ночи одинокой, в таверне сидят, два друга разбитые бурей!
  У каждого есть, что другому сказать, но оба напилися вдоволь!
  Йо-хо. Йо-хо.
   И тут подлетел, летучий корабль, сметая...
  Трясь!
  Песня так и не была допета.
  Сзади почувствовалось легкое колыхание воздуха, а рядом с нами разбилась бутылка; стеклянные осколки градом посыпались нам головы.
  - Эй вы! Два придурка! Может уже заткнетесь!? От вашего песьего воя, уши вянут! - Крикнул злобный громила с серебряной цепью на шее и в такой же, как и у меня котте, но только с черным солнцем на фиолетовом фоне. В другой руке у него была деревянная дубина.
  - А ты, чья дворняга будешь? - вяло произнес я, глядя на серебряную цепь на его шее.
  - ЧТО? Ты что там вякаешь, шмакодявка?!
  Я уже плохо понимал что происходит, но все равно поднялся со стула и, шатаясь, подошел к громиле. Ростом я оказался ему до подбородка, однако меня это не волновало. Я схватил его за грудки и крикнул в лицо.
  - Да штоб ты ЗНАЛ! Я оружИеносец самого, мать его, ГЕРЦОГА!!! - яростно выплевывая эти слова, я бросился на громилу с кулаками.
  Снова последовала бурная потасовка... Мне кажется, или один удар этой дубины сломал мне пару ребер? Нет? Но ощущение точно было похожее. Так как оружия при себе у меня не было, а с голыми кулаками лезть на громилу с дубиной я, даже будучи в неадекватном состоянии, не собирался, то в скором времени в ход шла мебель таверны. Звук ломающихся стульев об хребет этого бугая смачно разносился по всей таверне. Многие посетители, чтобы не мешать, поспешили прижаться к стенам. Даже мускулистый трактирщик решил, что данная ситуация вполне способна разрешиться и без его участия и спрятался под стойкой. Крикнув "За Междуречье!" Усатый кинулся мне на помощь, но в результате получил еще один синяк и сейчас завалился на пол, по пути расшибив пару стульев. Я же, окрыленный жаждой мести, стал сражаться еще яростней, чем до этого. Совсем скоро большая часть таверны была переработана на щепки.
  Еще несколько кружек спустя....
  Весь в синяках и ушибах, я пытался стереть приставшие пятна крови со своей потертой кожаной куртки, с меховым воротником. Откинув серебряную цепь за шею, я принялся жадно глотать эль из кружки. По некоторым обстоятельствам, в таверне совсем не осталось стульев, поэтому все посетители в данный момент находились "на ногах".
  - Неплохо, - улыбнулся мне беззубым ртом громила в фиолетовой, с засохшими пятнами крови котте, и также жадно присосался к своей кружке.
  - Ха. Детишки! Смотрите и учитесь! - крикнул усатый мужик с заплывшими глазами, и осушил разом две аналогичные емкости.
   Увидев его мастерство, мы с громилой принялись аплодировать.
   - Еще пива! - крикнул я и начал вытряхивать деньги из своего кошеля.
   За один день, увесистый некогда кошелек уже похудел ровно наполовину, а мимо нас пронеслось еще много кружек пива... За сломанную мебель и беспорядки уже было заплачено, а вот драться было больше не с кем, поэтому я перешел к следующему пункту заслуженного отдыха.
  - Здравствуйте девушка!
  - Ой! Вы весь в крови! Какой ужас!
   - Стойте! Вы куда? Я же еще ничего не сказал!
   Зачем же так убегать? Ладно, пойду выпью пива и еще раз попробую.
   - Здорова!
   - Отвали, урод!
   Что за грубиянка? Пиво, пиво, пиво! Наверное, надо вести себя любезнее? Что делать и как это что делать... я уже ничего не соображаю, но все равно что-нибудь попробую.
   - Приветствую вас, миледи!
   - Ну, привет тебе... кто ты там? Рыцарь?
   Став по струнке смирно, я гордо представился.
  - Я всего лишь скромный оруженосец, но я просто не мог оторвать взгляда от такого солнечного луча как вы!
  Девушка в ответ показала лучезарную улыбку, и даже слегка засмущалась.
  - Правда?
  - Конешно! Даже в самый сияющий солнечный день свет луча солнца, не такой солнечный... подожди, сейчас... луч... солнца...как сияющий луч вашего ... эээ... солнца?!
   -... - несмотря на молчание, мне было достаточно одного взгляда, чтобы понять, что я снова где-то напортачил. Потому я поспешно ретировался.
   - Я это... пойду, пожалуй.
   Попятившись к стойке за своим нектаром, я заметил, что мне уже сильно поплохело, и скорее всего, в меня больше не влезет и кружки напитка, что в свою очередь сулит конец моим неважным приключениям. А вот жадный дракон, сидящий внутри, еще не насытился, поэтому, против моей воли заставлял меня заполнять свой организм алкоголем. Выпив еще одну небольшую кружку, я пришел к выводу, что вроде все нормально перенес, а это значит - попытка новой попытки.
   - Добра и счастья вам, молодая девушка! Я тут хотел спро... сиИбвав?!
  И вот внезапно, следуя моим худшим опасениям, пиво внутри дало обратный ход. Знал же - не поместится. Пережав ладонями рот, я с жалким видом побежал на поиски спасения, по пути молясь всем трем Богам. Нет, конечно же, не вслух! Такого бы я просто не пережил.
   С трудом сохранив свою гордость, я вернулся и попробовал снова найти ту девушку, но по вине огромной толпы, ее уже и след простыл. Несмотря на множество провалов, я не отчаивался и продолжал поиски спутницы на вечер. Следующая цель нашла меня сама.
   - Здравствуйте, благородный сэр! А, правду говорят, что вы оруженосец самого герцога?
   Самодовольно хмыкнув, я выпятил грудь вперед, демонстрируя золотого барсука на багровом фоне.
   - Конечно, правда! Я даже собираюсь участвовать вместе с ним в королевском турнире.
   - Ничего себе! А какой вблизи, герцог?
   - Он какой-то хмурый. Давай лучше расскажи о себе.
   - Хи-хи. Наверное, в душе он просто стеснительный. А вы живете в его замке?
   - Ага, у меня такая роскошная комн... - но не успел я ответить, как на меня навалилась еще тонна подобных вопросов.
   - А в каких условиях живет сам герцог? Какие девушки ему нравятся? Что он любит есть? Он увлекается литературой? Есть ли у него питомец? Он даже дома ходит в доспехах? А внебрачные дети у него есть? Какого числа он родился? Какие цвета ему нравятся? Он любит картины? Может, он их пишет!?
   Только я поверил в возможность успеха, как тут же понял, что натолкнулся на фанатичную поклонницу герцога Юниона. Я может и пьян, но не настолько, чтобы не понять, что она совсем не интересовалась мною. Всю ночь разговаривать об одном герцоге мне не хотелось, поэтому я стремительно сбежал от нее и скрылся за тремя исполинскими кружками пива.
  Я еще несколько раз пытался приставать к разносчицам еды, но даже с ними ничего не вышло. Вот где она сейчас, та самая безупречная удача, что успела уже много раз меня выручить!? Такое ощущение, что именно сегодня все идет против меня. В итоге, полностью разбитому, мне ничего не оставалось, кроме как провести ночь старым проверенным способом, отсчитывающим по двадцать серебряных за час.
   Проснувшись утром, ну точнее, я вскоре осознал, что это уже был полдень, я еле как поднял свою, словно набитую чугуном голову и спустился на первый этаж постоялого двора. Я рассеяно шел, пытаясь припомнить хоть какие-то происходившие вчера события. Попросив у владельца стакан холодной воды и травы от похмелья, я выложил одну монетку из тонкого кошеля. Растворив траву в воде, я залпом выпил всю эту смесь. Эффект от простейшего зелья проявился тут же - головокружение и тошнота в миг исчезли, осталась только небольшая помятость. Лицо и тело во многих местах сильно болели. Дотронувшись ладонью до щеки, я поморщился и нащупал там немаленький синяк.
   Перекинувшись парой слов с владельцем двора, я заскочил в ту таверну, где вчера проводил вечер. Расспросив тавернщика, о происходивших вчера событиях, я чувствовал себя пристыженным. Он мне рассказал о том, что я сначала напился, потом вдоволь подрался, переломав большую часть мебели, а следом бегал по таверне и приставал к каждой встречной девушке. Я положил пару монет в качестве извинения за причиненные неудобства, и уже собирался уходить, но тут меня кто-то окликнул.
   Обернувшись, я увидел странного мужика с длинными пепельными усами, который оживленно мне махал. Все его лицо, подобно моему, было сплошь покрыто синяками и ранами, а рядом с ним, улыбаясь беззубой и глупой ухмылкой, стоял громила, в новенькой котте фиолетового цвета. "Чего им от меня надо?" - недоумевал я, пока они подходили ближе.
   Оказалось, что именно с ними я вчера пил, дрался, а потом снова пил, поэтому мне захотелось выяснить многие подробности. Разговорившись с ними, я остался на еще один вечер в таверне. Дело не обошлось без громадного количества пива, которое мой кошель с трудом выдержал, и я не заметил, как за оживленным разговором снова напился.
   Наутро я совершенно не помнил, что вчера произошло, спустившись на первый этаж, я обратился к управляющему постоялым двором. Он словно предугадав мою просьбу, вручил мне стакан холодной воды и мешочек с травами. С легким раздражением во взгляде, он также посоветовал мне сходить в таверну через улицу, если я хочу узнать, что вчера произошло. Туда я собственно и направился.
   Поговорив с отзывчивым тавернщиком я узнал, что уже третий раз прихожу расспросить о прошлом вечере - неудивительно, что у меня так раскалывалась голова! Извинившись, я направился к выходу, но по пути натолкнулся на странного усатого мужика, и громилу в котте. При встрече внутри меня что-то дернулось... какое-то нехорошее предчувствие. Но недолго поговорив с этими людьми, я узнал, что именно с ними, я и напился до беспамятного состояния. И мне захотелось узнать у них поподробнее, что произошло. Прежде чем рассказать мне, они почему-то странно переглянулись между собой.
   В замок я не возвращался уже в течение нескольких дней и успел неплохо обжиться в той таверне. Тут у меня появились новые друзья, и возвращаться обратно к угрюмому герцогу мне пока не хотелось. Мешочка с монетами, что я выиграл у Феликса, хватило лишь на два-три дня, дальше в ход пошли мои собственные деньги, которые нашлись среди вещей, оставленных на постоялом дворе.
   Также, среди этих вещей мною были обнаружены некоторые элементы разбойничьего доспеха, что я носил раньше. Особенность его заключалась во множестве потайных карманов, в которые крепилось на застежки любое оружие небольших размеров, наподобие метательного ножа, так, чтобы быть максимально скрытым от чужих глаз. В бою такой доспех позволял в любой момент неожиданно выхватить оружие, даже находясь в неудобном положении, за что я его и высоко ценил. Но как я уже упомянул, тут были лишь "некоторые" элементы - большая часть доспеха попросту отсутствовала, и в текущем виде, от него не будет никакого проку. Хорошо хоть тщательно скрытый на глубине мешка чертеж они не забрали - по нему я смогу у кузнеца восстановить свое любимое обмундирование. Чтобы лишний раз не рисковать им, я предпочел спрятать пергамент внутри своей одежды. Продолжая дальше копаться в мешке, я обнаружил, что ужасная участь постигла не только доспех - отсутствовали многие достаточно ценные для меня вещи, пропало даже все мое тщательно собираемое редкое оружие - несомненно, все это проделки Феликса. И вся ирония данной ситуации была в том, что кроме Дракона никто не мог знать о содержимом этого мешка, потому любые претензии вызовут лишь лишнее подозрение.
   - Вот мерзкий вор! - выругался я.
   Пропажа вещей тяжело сказалась на моем эмоциональном состоянии, поэтому, для того чтобы не падать духом, мне было необходимо в срочном времени посетить таверну с хорошей выпивкой. К счастью я знал одну, совсем неподалеку...
   Таким образом, минуло уже порядка семи-десяти дней, и я отлично отдохнул, но все-таки, мне уже давно пора показаться в замке, а то, как бы герцог ни посчитал, что я решил намылить ласты - подбиваемый этими мыслями я сейчас поднимался вверх по склону, ведущему к главным воротам замка. По пути мне встречалось слишком много слуг, которые торопливо бегали по внутреннему двору, а также по направлению в город и обратно. Что могло вызвать такую большую оживленность?
   Оказавшись в самом замке, я, прежде всего, заглянул в главный зал и застал там Кристиана, который склонив голову над столом, заполнял бумаги. Его и так бледное лицо, сейчас выглядело изнуренным. Рядом, на столе стояла чернильница и ополовиненный кубок с вином.
   - Здравствуй, оруженосец, самого, мать его, герцога, - даже не взглянув на меня, сказал он замогильным голосом.
   Как я понял он пытался мне на что-то намекнуть... и я даже вроде получил какой-то отклик в мыслях, словно это событие из недалекого прошлого, но когда силился вспомнить - натыкался лишь на тьму в голове. Может он просто решил меня оскорбить? Ему же это свойственно.
   - Эй, нельзя повежливее? Я ведь просто пришел поздороваться! - возмутился я.
   - Повежливее? - на лице герцога появилась кислая мина. - Ты пропустил все ежедневные тренировки. Где ты вообще бродил все это время?
   - Ты же просил возвращаться как можно позднее, - язвительно ответил я.
   Глубоко вздохнув, он закончил подписывать один из документов и, отложив его в сторону, поднял на меня взгляд.
   - В скором времени уже прибудет король, а у меня целая кипа незаполненных документов, так что на тебя нет времени.
   Так вот значит как? Король почти здесь? Получатся и турнир не за горами... А я ведь в самом деле забыл про все тренировки в сражении мечом. Видимо, вот и пришло время мне получить укор совести.
   - Аааа, ну ладно... я тогда пойду что ли.
   Я уже развернулся и двинулся к выходу, когда герцог окликнул меня.
   - Подожди. Приходили подмастерья из мастерской. Я попросил их занести в твою комнату вещи, которые тебе понадобятся для турнира. Советую тебе подняться и хотя-бы осмотреть их. Ты и так достаточно долго игнорировал всю подготовку к такому важному событию.
   Кивнув, я очутился за крепкими дверьми главного зала, и вскоре уже в своей комнате у северо-восточной башни. На кровати я обнаружил аккуратно сложенный сверток. Решив, что это и есть то, о чем говорил Кристиан, я развернул его. Внутри обнаружился документ, который оказался королевским прощением - оно было официально оформлено, с печатями и прочим, и теперь имело полную свою силу. Также там лежал новенький меч, выкованный знаменитым кузнецом, о чем свидетельствовала гравировка его инициалов на лезвии. Я несколько раз взмахнул мечом и удивился невероятному различию между ним и грубым тренировочным мечом - лезвие весило не больше семи сотен грамм и с легкостью плавало в воздухе. С подобным оружием, мне совладать будет намного проще. К сожалению, на турнире на все мечи надеваются специальные ножны, не позволяющие наносить противнику опасные раны, поэтому проверить его остроту в действии мне не удастся. Отложив меч в сторону, я обнаружил стальную маску кроваво-золотого цвета, сделанную по форме моей левой части лица - которую я тут же поспешил надеть, избавившись от провонявших кровью и пивом тряпок.
   Наконец-то мой левый глаз смог получить свободу после своего недельного заточения. Маска крепилась легко, а сидела очень удобно и никак не закрывала обзор, чему я сильно обрадовался. Скорее я даже удивился, как они могли подобрать ее так точно, не снимая с меня никаких мерок. В общем, она была настолько легкой и искусно сделанной, что почти не чувствовалась на лице. Для сокрытия моей татуировки - самое то.
   Остальные вещи были лишь небольшими предметами, не стоящими особого внимания. Сложив вещи из свертка, а также из своего старого мешка в широкий сундук, я начал думать о своих дальнейших действиях. Пока занят герцог, никаких тренировок не выйдет, а значит, в замке мне делать совершенно нечего. Потому я и принял решение вернуться в город...
  Я непринужденно гулял по городским улицам, по пути заглядывая по всевозможным лавкам и магазинам, раскинутым вдоль центральной площади. Время от времени мне на глаза попадалась стоящая у края площади виселица, с которой у меня были связаны противоречивые воспоминания. Несмотря на обилие в городе интересных заведений и лавок, бесцельное гуляние быстро мне наскучило, и я решил, как обычно, закончить день в таверне. Странно, но на это решение дракон внутри жалобно проскулил. С чего бы это ему не любить таверны и чудесную выпивку, что там подают? Может быть, ответ кроется в воспоминаниях, до которых я все еще не могу добраться?
  Не обращая на него внимания, я все-таки решил отправиться в первую попавшуюся таверну. Но внутри не обнаружил никого, кроме бородатого тавернщика, второпях собирающегося уходить.
  - Почему здесь так пусто? - поинтересовался я.
  Мужчина, услышав меня, обернулся с удивленным лицом.
  - Ты что не в курсе? По всему городу поговаривают, что сюда король едет!
  Нечто подобное я как раз слышал во многих местах во время недавней прогулки, но не придавал подобным разговорам особого значения. Потому, не стесняясь, выразил свое удивление.
  - И что такого?
  Я ожидал от него ответа, но тавернщик лишь с сожалением покачал головой и вытолкал меня наружу. А затем сам вышел следом и запер на ключ дверь.
   Было хорошо видно, как опускалось яркое солнце, предвещая прохладный ночной вечер. Улицы вокруг меня стали все больше и больше заполняться людьми, которые стекались к центральной площади. Так как я носил на себе, пускай после некоторых событий и трудно узнаваемый, но все же герб Юнионов, жители услужливо уступали мне дорогу, пока я не добрался до главной дороги.
  Дальше уже никто меня пускать не собирался - каждый старался оказаться как можно ближе к конной процессии, что раскинулась на главной дороге, во главе которой сидел король, что-то живо обсуждающий с черноволосым принцем, сидевшим по правую руку от него. Принц носил подобающую ему небольшую корону, в виде обруча, и был одет в зеленую мантию. Люди с восторгом смотрели на своего короля, который сейчас направлялся, логичнее всего предположить, в замок герцога. Где-то в середине колоны, со всех сторон окруженная конной стражей, ехала роскошная карета. Судя по всему, там находились королева с принцессой.
  Жители старались поспевать за процессией и сопровождали короля до самых ворот - дальше их уже не пустила стража. Зато я вполне себе спокойно последовал внутрь, чем вызвал множество злобных и завистливых взглядов.
  Во внутреннем дворе уже собрались верноподданные герцога, вместе со своим сеньором. Я поспешил и тихонько занял место среди них. Кристиан вновь был добр и любезен, он со всем почтением отнесся к прибывшему королю, осыпая его комплиментами. Тот в свою очередь сообщил герцогу, что намерен со своей семьей и свитой поселиться в его замке до окончания турнира.
  - Почту за честь принять у себя его величество и всю его прекрасную семью, - отвесил низкий поклон Кристиан.
  Королевскую семью поселили на самом верхнем - пятом этаже, там же где находились покои герцога, так что там был самые лучшие и роскошные апартаменты. Королевская прислуга заночевала на третьем этаже. Я же так и остался ночевать в своей комнате у северо-восточной башни.
  Утром я напомнил королю про данное несколько дней назад обещание и в герцогском зале меня посвятили в рыцари какого-то ордена Локуса. Вместе с этим я получил официальное право на участие в турнире, а также я заполучил свой собственный герб в виде красного дракона на зеленом фоне.
  Сначала я хотел обмыть получение герба в таверне, но что-то внутри, меня туда не пускало, так что после этого я просто отвел себе немного времени и испытал меч, который мне вручил герцог. Более-менее я с ним освоился, немного привык к весу, ширине и длине лезвия, и думаю, пару дней турнира точно протяну. К тому же время потренироваться у меня еще есть - турнир не начнется, пока не прибудут самые важные его участники - остальные герцоги.
  Исполняя данное самому себе обещание, я провел еще около недели, посвящая всего себя отработке ударов с мечом. Время от времени приходил Кристиан и давал наставления, а также ставил меня в спарринг против своих опытных солдат. Как он заметил, ко времени приезда последнего участника, я смог добраться до того самого "приемлемого уровня" владения.
  Завтра уже должна состояться церемония открытия турнира и для меня уже подготовили легкие доспехи и сюрко поверх них, на которых было изображено два разделенных наискось герба, один из них - мой собственный, другой принадлежит дому Юнионов. К поясу мне привязали изящные ножны с новым мечом. И я также получил некоторые наставления от герцога.
  - Запомни: держись достойно, не реагируй на оскорбления соперников. И самое главное - не смей позорить мой герб, - говорил он, а я в ответ кивал и просил его проваливать из моей комнаты, так как уже четыре утра.
  На следующий день, к вечеру все влиятельные пэры уже собрались на главной площади. Вокруг как обычно шумела толпа, вот только в этот раз их была тьма тьмущая, и я честно признаюсь, раньше не видел, чтобы столько людей собиралось в одном месте. Складывалось ощущение, что сюда собрался не только весь город, но еще и население всех окрестных деревень, если не городов.
  В середине центральной площади была установлена деревянная платформа, на которую вышел глашатай с корзиной заполненной свитками, и поставил ее у ног. Прозвучал торжественный гимн, и несколько раз кашлянув, глашатай заговорил.
  - Итак, мы все здесь собрались, для того чтобы засвидетельствовать открытие двадцать пятого по счету королевского турнира. Так что давайте поприветствуем нашего короля, что так усердно хранит нас от бед и усердно добивается процветания, как отдельных земель, так и всего королевства в целом. Его высочество - Турий Августус Лаксус, двенадцатый правитель центрального континента, и нашей с вами столицы - Примариса II.
  Король поднялся на сцену, сопровождаемый гулом восторженных голосов. Легонько кивнув, он чуть заметно улыбнулся. Когда король заговорил, весь народ вокруг затих, принявшись завороженно слушать речь правителя.
  - Приветствую вас, жители королевства! Я рад вам сообщить, что с завтрашнего дня стартует очередной сезон королевского турнира. Это очень важное событие, как вы знаете, проходит каждый год и здесь любой, кто обладает знаменем, может показать чего он стоит в бою! И я счастлив, что, несмотря на дальнюю поездку до пограничного города Граника, все вы смогли сегодня собраться здесь, для того чтобы принять в нем участие. Я желаю силы и отваги всем участникам, и пусть победит достойнейший!
  Последние слова короля просто пропали в буре оваций. Под радостные крики, он сошел с помоста, а на его место снова встал глашатай.
  - Для начала мы представим вам всех участников.
  Развернув один из свитков, глашатай объявил.
   - Как и полагается, начнем с хозяина этих земель: Кристиан фон Юнион, герцог горной гряды и города Граника, а также почетный страж восточного перевала.
   Кристиан вышел в центр площади и низко поклонился, чем вызвал бурный всплеск эмоций среди населения, когда он ушел, глашатай вызвал следующего.
  - Эдгар фон Альгус, герцог золотого поля и города Милиума, а также почетный лендлорд королевства.
  У герцога Альгуса были ровные каштановые волосы и небольшая козлиная бородка. Подобно Кристиану, он носил золотые доспехи, вот только на его гербе был изображен желтый колосок, на фоне бескрайнего зеленого поля.
  - Сильвер фон Игнатус, герцог бурного потока и города Ельфинуса, а также почетный руководитель добычи всех ресурсов королевства.
  Ельфинус был городом, большая часть которого протянута над рекой, поэтому ничего удивительного, что его правитель имел в своем лице некоторые рыбьи черты, а точнее: выпученные, как у рыбы глаза и слегка заостренные зубы. Конечно, выглядело это слегка жутковато и делало его родством ближе к амфибии, чем к человеку. На его сюрко был изображен черный трезубец на желтом фоне, с тремя разными наконечниками, символизирующие три важнейших ресурса - камень, дерево и железо.
  - Персиваль фон Табарриско, герцог северного побережья и города Флавиуса, а также почетный крестоносец и организатор северных походов.
  Вперед вышел зрелый мужчина с зачесанными назад темными волосами и глубоко посаженными глазами. Поверх вороных доспехов было накинуто такое же черное сюрко, с карикатурным лицом фиолетового цвета, изображенным посередине. На плечах у него был тяжелый меховой плащ, да, также черного цвета. Будь он моложе лет на пятнадцать, из-за такого холодного и безразличного выражения лица, я мог бы спутать его с одним своим знакомым убийцей.
  - Аструм фон Синиструм, герцог великой библиотеки и города Аринокса, а также почетный хранитель древних знаний королевства.
  Бородатый человек с короткими седыми волосами, и лицом, сплошь покрытым морщинами. Несмотря на преклонный возраст, он держался на удивление крепко и выглядел даже более живым, чем некоторые из герцогов. На его гербе были изображены три белые звезды, на темно-синем фоне.
  - Дориан фон Мерсерос, герцог трех рек и города Сонауреуса, а также почетный казначей королевства.
  Толстый лысый мужчина с квадратным подбородком в полном латном доспехе, поверх которого висела гербовая накидка изображающая пять золотых монет на серебряном фоне. По его животу, слегка вываливающемуся из-под нагрудника, отлично видно, насколько ему хорошо живется в торговом городе Сонауреусе.
  - Ричард фон Дантэ, герцог южных гор и города Вербера, а также почетный флотоводец и адмирал королевства.
  Мужчина с загорелым лицом, явно проводящий большую часть времени на солнце. На голове у него был ежик из черных волос, а броня, в отличие от основной массы герцогов состояла исключительно из легких материалов. Его герб изображал зеленый корабль с развевающимися парусами на голубом фоне, который плыл верхом на волнистой змее. Герцог Дантэ оценивающе смотрел на всех остальных участников турнира. Хоть об этом сильно не распространяются, но город Вербера процветает по большей части не из-за своего хорошего флота, а потому что занимался активной работорговлей между остальными континентами.
  На этом перечисления всех семи герцогов завершилось, и пришла очередь более низких пэров. Графы, Маркизы, Виконты и т.д. для каждого звания у глашатая имелся отдельный свиток.
  - Себастьян Хамфри, лорд Тезеры.
  Седой мужчина в очках и с гербом, изображающим желтые горы и заходящее за них такого же цвета солнце, на красном фоне.
  - Вильгельм Грайс, лорд Валисса.
  Лысый мужчина крепкого телосложения, с гербом, изображающим зеленую отрубленную голову, на синем фоне. Все его лицо было покрыто шрамами, а нос сломан. Когда он поклонился, ему похлопали также как и остальным, но в воздухе витало странное напряжение.
  - Соркрист Грайс, лорд Муждуречья.
  Смутно знакомый мужик с длинными пепельными усами в кожаной куртке с меховым воротником, поверх которой висело сюрко с гербом, изображающим красную рыбу, пронзенную копьем на черном фоне.
  И так далее... Я пропускал все имена мимо ушей, пока не услышал одно знакомое.
  - Сир Патрик Борос, прославленный рыцарь ордена Линары и оруженосец Персиваля фон Табарриско, а также победитель двух прошлых турниров.
  В середину вышел молодой парень в сюрко с гербом, что наполовину состоял из герба герцога Табарриско, вторая половина была синим цветком на белом фоне. Так это ему мне надо помешать выиграть турнир? У парня были коротко стриженные рыжие волосы и веснушчатое лицо. Со стороны выглядит он не очень уверенным. Еще молод, да и телосложение не выдающееся, какую опасность он может представлять?
  Пока я размышлял, объявляли остальных участников и потихоньку дошли до меня.
  - Сир Дрейк Крамер, рыцарь ордена Локуса и оруженосец Кристиана фон Юниона.
  А вот и моя очередь! Я вышел в центр, поклонился, получил заслуженные аплодисменты и как все - ушел. Только были слышны перешептывания, по поводу маски, что я носил на лице. После меня позвали следующего.
  - Сир Вальдо Гринс, рыцарь ордена Сияющего креста.
  Бородатый мужчина в сюрко с белым крестом на черном фоне.
  - Сир Лоуренс Ядгрос, рыцарь Закатного братства.
  Громадный рыцарь, у которого на лице виднелось множество синяков, что говорило о боевом нраве. На сюрко у него было изображено черное солнце на фиолетовом фоне.
  - Сир Сигурд Шарам, рыцарь ордена Пылающего копья.
  Улыбающийся юноша с гербом в виде красного горящего копья на желтом фоне.
  Смотря открытие, я пришел к выводу, что рыцарей было слишком много, настолько много, что глашатаю понадобилось целых три длинных свитка, чтобы перечислить их всех. Наверное, такого количества хватит на небольшую армию.
  Рыцари были минимальный чином, необходимым чтобы принимать участие в турнире, поэтому после того как их всех назвали, на помосте снова оказался его величество король, который толкал завершающую речь, о том, что завтра уже начнутся соревнования.
  Большая часть приезжих останавливались либо в тавернах и постоялых дворах, либо ставили палатки у турнирного поля, про которое я, к слову, совсем забыл и даже не разведал. Ну, ничего - не впервой, сориентируюсь на месте.
  Я же вместе с герцогом, королем и их свитой направились в замок. Ожидание турнира вызывало у меня странное предвкушение.
   
  Глава 5. Сети, расставленные пауком.
   Вот, наконец, и наступил тот долгожданный день, к которому я столько готовился, оттачивая навыки с мечом. Сейчас самое главное - выполнить данное мне королем задание и следом получить обещанную награду. После этого я буду волен идти на все четыре стороны. Кстати, мое настроение намного улучшилось, когда я, ознакомившись с дуэльным кодексом, узнал, что в проводимом турнире при сражении допускаются различные приемы рукопашного боя, как например: пинки, захваты и прочее. Вот только землей кидаться все-таки нельзя.
  Сначала меня отказывались пускать на турнир и хотели, чтобы я снял маску, но присутствие рядом герцога и его свиты смогло заткнуть их, и я без дальнейших препятствий прошел в ристалище через главный вход. Мать герцога (которая так и не нашла свою золотую брошь, хранившуюся теперь в сундуке моей комнаты) не турнир приехать не смогла, так как у нее случились проблемы в дороге, при возвращении с фестиваля Тезеры.
   Поле для проведения турнира находилось недалеко от города, около северных скал (где-то пару часов пешего пути). Большую часть всей площади, отведенную под турнир, занимал палаточный городок, в три-четыре раза превышавший масштаб ристалища; в нем жили и отдыхали как участники турнира, так и все остальные зрители. Само ристалище выглядело так, как оно обычно и выглядит: широкое вытоптанное поле, окруженное деревянными стенами, на которых рядами выстраивались скамьи для зрителей. Для знатных господ, таких как графы и бароны, строились отдельные ложи, в которых они восседали со своей свитой. Понятно, что я сам относился к свите знатных господ, поэтому находился неподалеку от герцога на нижних этажах, с которых открывается самый лучший обзор. Вдоль одной из стен были выстроены щиты, окрашенные гербами всех участников.
   У короля, конечно же, тоже была отдельная трибуна, где он восседал на дорогом троне, большая часть которого была покрыта золотом. Поверх плеч монарха была накинута пурпурная мантия, достававшая до пяток. Посреди черных волос легла роскошная корона, отлитая из чистого золота и украшенная гранеными драгоценными камнями. В такой важный день, он выглядел еще более озорным и постоянно ворочался на стуле и вертел головой, разглядывая собравшихся.
  Справа от него сидел принц и наследник короны - Барис Августус Лаксус, в такой же зеленой мантии, как и в день приезда, разве что эта была сделана из более дорогих материалов. Кучерявые волосы были аккуратно уложены как раз к празднику, а поверх них виднелся обруч из золотого и серебряного кольца. Принц сурово поглядывал на беззаботное поведение короля, но недовольным взглядом и ограничивался.
  Рядом со своим старшим братом сидел второй сын короля - Авелий Августус Лаксус. Ему едва исполнилось четыре, но вместо того, чтобы непоседливо вертеться, как все дети его лет (ну или, как король), он спокойно сидел на высоком стуле и глядел на арену, лишь нетерпеливо постукивая кулачками по подлокотникам. Серебристые волосы на его голове были короткими и непослушными.
   По левую руку от короля сидела королева в пышном наряде ярко-синей расцветки - Флорана Миления Лаксус. Хоть она была не молода, но от нее по-прежнему веяло женственностью и очарованием. Ухоженные каштановые волосы длиной своей доставали до лопаток, а травяного цвета глаза милостиво, и даже с легким укором смотрели на окружающих (большая часть этого укора почему-то доставалась именно королю).
  Еще чуть левее располагалась принцесса - Силена Августус Лаксус. Сегодня я увидел ее в первый раз, но могу сразу подтвердить, слухи не врали - она и вправду очень красивая. И в тоже время от нее веяло странной таинственностью: блеклые, почти бесцветные волосы, глаза, горящие сиреневым цветом и белая, чистая кожа. Такой образ больше соответствовал бы какому-нибудь духу, нежели человеку. И словно какой-то непостижимый уму дух, она зачаровывала всем своим невинно-таинственным видом. Недаром говорят, что она обладает особой аурой, из-за которой, все кто находится рядом, начинают браться за стихи и песнопение. Мифы конечно, но я теперь понимаю, откуда они возникли.
  От описания королевской семьи, перейду непосредственно к турниру. В самом начале король произнес торжественную речь, в которой призывал всех соблюдать порядок и правила турнира и сражаться честно, как и подобает доблестной аристократии. Следом Кристиан, как герцог, принимающий турнир на своей территории, тоже поспешил выйти на публику и произнести краткую речь, под выкрики поддерживающих его поклонников.
  И вот мы пришли к тому, что сейчас уже должен состояться первый отборочный тур, в результате которого количество участников сократится вдвое. Первая пара участников уже была определена, и сейчас они подготавливались к сражению в специальной комнате.
  Второй тур, как мне объяснили, был намного масштабнее, и представлял собой массовую стычку всех оставшихся участников, разделенных на команды. Все кто выдерживал это испытание, переходил в третий тур.
  Ну а третий и вовсе по эпичности своей превосходил все остальные и корнями своими уходил в старые века, когда герои сражались против опасных чудовищ. Для этого в диких землях специально отлавливали различных монстров, на которых накладывали ограничительные заклинания, не позволяющие им убивать сражающегося против них пэра.
  И под конец турнир завершался тем же, чем и начинался - дуэлями. Длились они, пока не останется один последний участник, который и станет победителем.
  На середину поля вышел герольд, одетый в расшитый королевскими цветами табард и с громоздким свитком в руке. Раскрыв свиток, он зачитал имя первых участников отборочного тура.
   - Сир Вальдо Гринс, рыцарь ордена Сияющего креста, против Сира Сигурда Шарама, рыцаря ордена Пылающего копья, - возвестил он всех собравшихся. И спустя несколько секунд ожидания, два рыцаря, разодетых с головы до ног в доспехи, стояли посреди поля, бряцая оружием.
  Юноша, закованный в прочные латы с пылающим копьем на груди, старался не выдавать свое тревожное состояние, поэтому на его лице играла легкая улыбка, но наблюдательный человек сразу же разглядит напряжение и капельки пота, скопившиеся у висков. Скорее всего, количество проведенных им битв можно по пальцам пересчитать. Сражаться он собирался самым проверенным способом всех рыцарей: мечом и щитом.
   Его противник, грозный бородатый рыцарь, наоборот, выглядел расслабленно и был уверен в своей победе. Большая часть его снаряжения состояла из кольчуги, с небольшим количеством пришитых металлических пластин, а в его руках был круглый щит, который по размерам был в два раза меньше чем у соперника. Получается, он решил заполучить на свою сторону преимущество в скорости. В качестве оружия он использовал кистень... серьезно? По большей части им пользуется либо кавалерия, либо разбойники. Для пешей дуэли есть много более полезного оружия. Ну что же, по его лицу и виду он вроде знает, что делает.
   - Бейтесь славно! - Крикнул герольд и следом сражение началось.
   Бородатый мигом перехватил инициативу и выскочил вперед. Юноша закрылся щитом от мощного удара шипастым грузилом и, пошатнувшись, попытался ударить в ответ, но его удар также был отклонен щитом соперника.
   Рыцарь с кистенем держался по левую руку от соперника, не переставая наносить удары и двигаться противнику за спину. Юноша пытался поспевать за ним и отклонять все удары, но тут как раз таки сказывалась большая разница в весе доспехов. Конечно, можно было отбросить немало весивший щит и отбиваться от врага мечом, если бы у противника было иное оружие. Вот тут я и осознал всю прелесть шара на цепи.
   В итоге не было ничего удивительного, когда юноша выдохся и не смог заблокировать очередной удар кистенем. Сильная отдача выбила из рук юноши щит, и следом он получил сильный пинок в грудь, который окончательно повалил на землю ослабшего рыцаря, попытка подняться была заблокирована повторным ударом сапога. Что последовало дальше, предсказать нетрудно.
   - Сир Вальдо Гринс побеждает! - Проголосил герольд и по трибунам прокатился вой толпы и волна аплодисментов.
   Слуги подбежали к стене со щитами и сняли оттуда один, на котором было изображено красное копье на желтом фоне.
   Дождавшись, когда оба участника покинут поле, герольд известил о следующей битве. Опять сражались два рыцаря, но эта битва прошла как по учебнику, поэтому и подробности не обязательны. Точно также пролетело еще несколько боев. Громила, в фиолетовом сюрко с трудом одолел другого рыцаря и его место на арене заняло два лорда.
   - Соркрист Грайс, лорд Междуречья, против Себастьяна Хамфри, лорда Тезеры.
   Я расслабленно глядел на поле, оценивая противников, с которыми мне предстоит в скором времени столкнуться. Но большая часть из них, ничем особо не выделялась, и даже сражаясь с мечом, я смог бы победить их, почти не прилагая усилий. Попадались и довольно умелые бойцы, атакующие своим неповторимым стилем, но увидев его хотя бы раз, я примерно смог разработать тактику, если нам придется столкнуться в будущих сражениях.
   В битве победил седоволосый, умело пользуясь копьем, он сбил с ног своего противника с пепельными усами. А когда они ушли, прозвучало имя Патрика Бороса. На этом сражении я поспешил сконцентрироваться. Все-таки на битву человека, выигравшего два прошлых турнира, определенно стоит посмотреть.
  - Вильгельм Грайс, лорд Валисса, против Сира Патрика Бороса, почетного рыцаря ордена Линары.
   Сразу с лордом? Пожалуй, это еще интереснее.
  В середину вышло два человека, один из них был высокий мужчина, с рваным плащом зеленого цвета за спиной и гербом в виде синей отрубленной головы на зеленом фоне. Он был одет в серые доспехи, с острыми углами и крючьями, а в руках держал два ужасных на вид топора, покрытые ржавчиной и способствовавшей ее образованию засохшей кровью. С его страшной внешностью, я решил дать ему прозвище "мясника". Решительность и внушительный боевой опыт горели в его серых глазах, а смешиваясь с нескрываемой жаждой убийства, создавали чувство, от которого даже мне становилось не по себе.
  Патрик Борос же, стоя напротив него, сильно нервничал, а его веснушчатое лицо время от времени подрагивало. Он был одет в тяжелый доспех, и в свою гербовую накидку с синим цветком на белом фоне. В руках у него был крепкий щит в одной и длинный меч в другой - стандартное оружие рыцаря. Оба участника уже заняли боевые стойки и ждали сигнала.
   - Бейтесь славно! - проголосил герольд, возвещая о начале битвы.
   За долю секунды, громадная туша мясника столкнулась с щитом Патрика, сшибая последнего с ног. Сверху на несчастного рыцаря посыпался град ударов кривыми топорами, которые с трудом, но все же блокировались.
   Я был сбит с толку, так как ожидал совсем иного поворота событий. Разве он не выиграл два турнира? Если да, то почему его сейчас так втаптывает в землю первый же соперник?
   Угомонившись, лорд Грайс остановился и дал Патрику время подняться, так как это было не благородно и, конечно же, не почиталось на турнире - избивать лежавшего на земле противника. Мясник сплюнул на пол и даже позволил сопернику занять боевую стойку, а затем, выждав пару секунд, снова ринулся на мальчишку, бряцая своими жуткими латами.
   В этот раз Патрик уже знал, что можно ожидать от мчащегося лорда, поэтому уперся ногами в землю и выстоял под напором здоровенной туши. Сверху в щит врезалось два топора и высекло искру. Чередующиеся удары левой и правой рукой, загнали рыцаря в глухую оборону.
   Рыцарь долго держался и даже пытался контратаковать, но громила очень ловко обращался с топорами и умудрялся, как нападать, так и защищаться, и в бою заработал всего пару ушибов. И вроде бы вся ситуация говорила о том, что Патрик скоро будет побежден, как вдруг случилось нечто неожиданное.
   Руки лорда стали слабнуть, скорость снизилась, и он начала быстро уставать в своих попытках пробиться сквозь иссеченный щит Патрика. Через еще пару ударов, нога лорда Грайса подогнулась, и он уперся коленом об землю. Непонятно, что произошло, но Патрик не стал ждать и заехал щитом ему по лицу. Мечом он ударил соперника по ноге и свалил того на землю.
   Мясник попытался подняться, но в итоге лишь снова упал и злобно захрипел. Ноги перестали его слушаться, и чтобы увести его с поля боя, пришлось прибегнуть к помощи слуг.
   - Сир Патрик Борос побеждает! - Сделал объявление герольд и трибуны медленно начали наполняться шумом довольных зрителей.
   Я наблюдал странное стечение обстоятельств. Вероятнее всего будет предположить, что Патрик воспользовался каким-то странным ядом, для того чтобы одержать победу. Если это так, то ему будет достаточно нанести даже малейшую царапину, чтобы свалить с ног противника. Но использование яда - чересчур очевидный метод. И насколько я знаю - оружие участников тщательно проверяется перед каждым сражением, а уж одетые на лезвие перед боем ножны и вовсе препятствуют какому-либо мошенничеству.
   Так почему не видно никакого волнения в толпе? Неужели никому не показалось странным, что выигрыш Патрика произошел в достаточно странных обстоятельствах? Что-то я ничего не понимаю.
   - Сир, сейчас ваша очередь, приготовьтесь, - сообщил мне слуга, стоящий у входа в трибуну. В ответ я кивнул и отправился в подготовительный зал.
  От помощи слуг в подготовке я тут же отказался, так как предпочитал делать все самостоятельно. На себя я надел металлический нагрудник с небольшими наплечниками и застежкой, а поверх накинул геральдическую накидку, этим малым я и ограничился, прежде всего, чтобы не совершить ошибку недавнего рыцаря. Как и было оговорено с герцогом, в качестве оружия я собирался использовать длинный меч в красивых ножнах, созданный специально для турнира. Прицепив его на пояс и взяв в левую руку щит, я стал ожидать.
  Подбежал слуга и просил подтвердить мою готовность, на что я кивнул. Но вот видимо мой соперник собирался очень долго, так как сигнал к началу прозвучал нескоро. Перед выходом на арену, один из наблюдателей попросил меня предоставить свой меч, и застегнул на нем специальные защитные ножны.
   - Сир Дрейк Крамер, рыцарь ордена Локуса, против Сира Лоуренса Веста, рыцаря ордена Ревущего льва, - наконец прозвучал голос герольда, и я направился к центру поля.
   Встретившись со своим соперником, я поспешил отметить, что он выглядел еще необычнее, чем я со своей полумаской - на его голове красовалось странное украшение в форме оленьих рогов, а в качестве оружия он использовал глефу.
   - Бейтесь славно! - прозвучало где-то слева и, занеся меч, я поспешил совершить превентивный удар.
   Я сразу определил, что враг оказался слабым, но учитывая мои навыки владения мечом, одолеть его сразу у меня не вышло. Первый удар он заблокировал легко, просто выставив древко вперед, но за это получил удар нижней частью щита по запястью, что заставило его поморщиться и отдернуть руку.
   Следом я хотел ударить рукояткой по его второй руке, но, к сожалению промазал. И враг поспешил воспользоваться этим и нанести размашистый удар.
   Я вовремя заслонился щитом от удара в шею, и воспользовался оружием соперника, чтобы создать хорошую возможность для победы. Наклонив щит так, чтобы глефа улеглась на него сверху, я резко рванул его вверх, что стало довольно неожиданным ходом для противника, и открыло его для удара. Стараясь не упустить ни секунды, я ударил рыцаря колющим ударом в грудь.
   Будь меч ничем не ограничен, клинок бы уже выглядывал с другой стороны Сира Лоуренса, а так он просто получил мощный удар, сбивший все дыхание. Глефа выскользнула из его рук и опустилась на землю, не было сомнений, кто тут победил, ну а для пущей убедительности, я приставил лезвие к его шее.
   Вот и победа над первым противником. Герольд, увидев сложившуюся ситуацию, не медля воскликнул:
   - Сир Дрейк Крамер побеждает!
   Теперь я свободен до конца первого тура. Второй тур должен начаться только на закате, поэтому времени полным-полно.
   Наверное, лучше всего будет просто досмотреть бои, так я смогу подготовиться к будущим сражениям и изучу особенности боевых стилей различных участников.
   Когда я вернулся с поля на трибуну, герцога уже не было на месте. Значит, как я понял, сейчас настала его очередь сражаться. И в своих выводах я не ошибся.
   - Кристиан фон Юнион, герцог города Граника, против Сильвера фон Игнатуса, герцога города Ельфинуса.
   Сражение между тремя высшими чинами (герцог, маркиз, граф) происходило ровным счетом так же, как и у всех остальных, но исключение в том, что они вольны выбирать способ сражения. Именно поэтому, прежде чем начать сражение, герольд спросил:
   - Как наши славные герцоги изволят биться?
   - Верхом, - ответили оба.
   Кристиану из стойл привели его белого жеребца, на которого он тут же ловко вскочил, невзирая на тяжелый вес золотых доспехов. Следом слуга подал ему турнирное конусообразное копье и золотой шлем с вырезанным на нем барсуком, который он тут же надел. Неподалеку, нечто схожее происходило и у герцога Игнатуса, лошадь у рыбьего герцога вполне соответствовала своему хозяину и чем-то напоминала амфибию. Когда они закончили подготовку, то встали по краям поля, а между ними уже был построен деревянный барьер, ограждающий поле так, чтобы герцоги находились по разные его стороны.
   - Бейтесь славно! - проголосил герольд, и два герцога опустив копья, пустились галопом.
   Конная битва происходит намного быстрее пешей дуэли, и обычно заканчивается за один-два удара. На бешеной скорости, вдоль низенького барьера друг на друга неслись два герцога, с горящим желанием победы в глазах. Ну, наверное... знать точно я не мог, все-таки они в шлемах были.
   Победит только один. И им, в чем я не сомневался, оказался Кристиан. Его копье при стычке попало точно в грудь Сильверу фон Игнатусу, в то время как копье рыбьего герцога лишь слегка оцарапало нагрудную пластину. Удар в грудь копьем, совершенный Юнионом получился настолько мощным, что передняя часть копья просто разлетелась в щепки, а несчастного противника, словно тараном откинуло на несколько метров назад.
  - Кристиан фон Юнион побеждает!
  И зал просто утонул в бурных аплодисментах. Кристиан слез с коня и несколько раз грациозно поклонился в разных направлениях, вызывая тем самым еще большее умиление толпы.
   Первый тур закончился и сейчас на стене должно висеть ровно в два раза меньше щитов, чем было к утру. До заката оставалось совсем недолго, но этого времени должно хватить всем участникам, чтобы отдохнуть и привести себя в порядок.
  * * *
   И когда небо окрасилось в оранжевый цвет, на ристалище уже собрались все участники, снаряженные в свои лучшие доспехи. Впереди как всегда стояли герцоги. После первого тура их осталось всего трое. Кристиан фон Юнион, Персиваль фон Табарриско и Ричард фон Дантэ.
   Второй тур состоял из одной массовой стычки и все те, кто во время него падет или решит сдаться - должны будут покинуть турнир. Есть еще особое условие: временное ограничение в два часа. Когда время заканчивается, начинается подсчет потерь трех команд, которые формируют герцоги. Герцог, потерявший меньше всего людей, а также самый отличившийся боец из любой команды, проскакивает через третий тур и сразу переходит к четвертому. Довольно щедрое условие, если учесть что третий тур - сражение с опасным монстром.
   Тут как тут оказался герольд, со своим кратким посланием всем участникам.
   - Сейчас мы собрались, чтобы провести второй этап грандиозного королевского турнира. У вас будет два часа на сражение, - возвестил нас герольд. - А перед этим, я попрошу вас всех разделиться на три команды с равным числом людей.
   Как раз когда все собрались и разделились команды, зарядил крупный ливень и размыл поле, превратив сухую землю в липкую и мокрую грязь. Совсем неподходящая погодка, которая сделает грязную битву еще грязнее.
   Ничего удивительного, что я оказался в команде Кристиана, а, в общем, нас в команде было человек тридцать. Тридцать человек в красных накидках выстроились в ровный ряд. Неподалеку от них в такой же формации стояло такое же количество людей, но только в синих накидках. И по другую сторону тоже самое, но только желтые накидки. Озираясь по сторонам, все три группы стояли и с предвкушением ожидали начала сражения. На той самой стене сейчас висела почти сотня раскрашенных щитов. Этот этап был палкой о двух концах: попытаться принести победу своей команде став отличившимся бойцом, и притом самому не выбыть из турнира.
   - Да начнется битва! - взревел герольд, и шум с трибун заглушил боевой клич, издаваемый рвущимися в битву воинами. Я тоже выскочил вперед, но нет, совсем не для того, чтобы ввязаться в надвигающуюся мясорубку.
   Чтобы различать союзников и врагов, все участники были одеты в специальные накидки трех цветов, но вот во время сильного дождя, да еще и в сумерках, радиус обзора не очень велик и прежде чем ты сможешь вглядеться в накидку врага, он уже нанесет тебе сокрушительный удар. Потому этот раз удача сопутствует мне.
  Зачем попусту тратить отличную возможность нейтрализовать Патрика Бороса? Когда я выяснил, что он играет не честно, мне расхотелось сталкиваться с ним в дуэли. Конечно, так как я узнал, что он жульничает, то получил больше уверенности в том, что смогу выиграть, но все же лучше просто взять и незаметно его ликвидировать.
   Я решил воспользоваться удачей и рискнуть. Выстроившись в линию я, и еще около пары десятков человек в красных накидках неслись в середину поля для лобового столкновения. Оказавшись перед лицом своего первого врага, я сделал вид, что собирают его ударить, но вместо этого просто взял и влетел во вражеский строй, мчась все дальше между бойцами в синих накидках. Они были так ошарашены этим, что даже не смогли толком по мне попасть, хоть и очень пытались махать своими клинками. Конечно пару раз меня все же задело, но я отделался лишь жалким ушибом плеча, но взамен уже двигался навстречу рыжеволосому юноше в синей накидке, который находился где-то позади и не очень рвался в битву. Ну да, отравленным оружием то и своих можно задеть ненароком. Я до сих пор не понял, каким именно образом он пользуется ядом, но самое главное в сражениях с такими людьми - не давать им попасть по себе.
   Не успев меня вовремя заметить, Патрик получил хорошенький удар по лицу и упал спиною в грязь, замарав накидку. Я ни капельки не обладал благородными качествами, поэтому и не собирался давать ему времени подняться. Некоторые люди издали заметили мое поведение и ринулись помочь Сиру Патрику, но они находились чересчур далеко, и добежать уже не успеют. Посему я не оглядываясь, нанес вертикальный удар, целясь ему в голову.
   Сир Патрик Борос вовремя спохватился, и попытался защититься от моего удара своим мечом, но от неудобной позиции и сильной дрожи, вызванной столкновением двух клинков, выронил его. Я пнул его в другую руку и вслед за мечом он выронил и щит. Передо мной теперь лежал полностью беспомощный противник.
   И как мне с ним поступить? Поручение короля - не дать ему выиграть турнир. Можно было бы конечно его убить, но вокруг слишком много свидетелей, да и с таким оружие проще будет сделать все своими руками, что сильно их замарает. Получается, вырубить и тем самым выкинуть парня из турнира - самый оптимальный вариант. Я направил свой меч на пытающегося подняться рыцаря.
   - Сдавайся, - прорычал я ему.
   В ответ парень лишь покачал головой.
   Он видимо рассчитывал на помощь со стороны, и потому мне ничего не оставалось, как попросту вырубить его. Меч в моей руке вылетел вперед, целясь парню в голову.
   К сожалению, из-за сильного дождя мое внимание было рассеяно, и я чуть не пропустил летящий сбоку клинок. Неужели подмога подоспела так скоро? Хорошо, что хоть вовремя успел сменить траекторию своего оружия и блокировать.
   Дзииинь. Раздался звон сталкивающихся клинков.
   - У тебя ничего не выйдет, - произнесла рядом фигура в синей накидке.
   Всмотревшись в появившегося противника, я смог его узнать - Персиваль фон Табарриско - один из трех герцогов. В качестве оружия он использовал длинный меч с широким лезвием, который вполне можно охарактеризовать, как двуручный.
   Он впрыгнул как раз перед Патриком и преградил мне путь, а это значило, что если я хочу избавиться от рыцаря, мне придется сразиться с этим герцогом. Но так как он является учредителем северных походов, то реального боевого опыта у него даже больше чем у меня. А уж мечом то он владеет несравненно лучше.
   Пожалуй, он правильно заметил, и так у меня и вправду ничего не выйдет. Выход один - бежать, иначе я и сам имею неплохие шансы вылететь из турнира. Оценив обстановку, я отвел клинок в сторону и поспешил увеличить расстояние между нами.
   - Да, ты прав, - я развернулся и принялся бежать.
   - Стой и дерись! Трус! - герцог с криком погнался следом, но в своих тяжелых доспехах он просто не поспевал за мной, поэтому я быстро оторвался от погони.
   Ситуация сложилась явно не в мою пользу. Теперь герцог принялся охранять Патрика, и я не смогу вывести его до конца сражения. Если так, то все-таки придется ждать до последнего тура.
   Раз уж ничего не вышло с моей главной миссией, то я просто влетел в толпу врагов и принялся по очереди выводить их из боя. Применяя грязные приемы и нападая со спины, я без преувеличения могу сказать, что сильно помог в столкновении, и, в конце концов, наша команда таки победила. Герцог Кристиан, как лидер победившей команды, избежал боя с монстром, но лучшим бойцом почему-то был назван Персиваль фон Табарриско, который ни на шаг не отходил от Патрика и отбивался от врагов там же. Он также перескочил через третий тур. Ну, хотя, не желая раскрывать публике использованные мною методы, мне нет смысла даже пытаться доказывать, что это я должен был оказаться на его месте.
   Следующий тур будет проведен завтра с утра. А пока нас всех отправили в лагерь, чтобы мы отдохнули и подготовились к тяжелому бою. Кстати, именно в третьем туре большая часть участников проигрывает свои сражения, нетрудно догадаться почему.
   В палаточном городке у меня, как у участника турнира была своя собственная палатка. Конечно, я вполне мог отдыхать и в замке неподалеку, но все же не хотел каждый день тратить уйму времени на дорогу туда и обратно. Убранство внутри палатки вызывало во мне странную грусть. В таком роскошном и ухоженном месте начинаешь невольно вспоминать прошлую жизнь, при которой лучшая часть сна проходила в грязных тавернах. Ну а про худшую и говорить не стоит.
   Тут же, помимо комфортных условий жизни еще дается трехразовое питание. И вот это заставило меня всерьез задуматься о том, чтобы совсем забросить разбойничий промысел и все остальные года провести в облике рыцаря в маске. Ведь у меня уже есть королевское прощение, которое я теперь постоянно ношу с собой.
   Наверное, все эти вопросы, о моей дальнейшей судьбе стоит решать уже после того, как я заработаю у короля эту самую кучу золота, с мой вес. А пока надо выспаться.
  * * *
   На следующий день нас всех подняли на восходе и собрали в подготовительном зале. Из герцогов здесь оказался только Дантэ. В своих легких доспехах и с коротким копьем в руке, он нервно расхаживал из стороны в сторону.
   Кажется, обычно герцоги и открывают сражение третьего тура. В таком случае, в волнении нет ничего необычного, если учесть, что самой главной особенностью третьего этапа было то, что ты совершенно не знаешь, какой монстр будет тебя ожидать там, снаружи.
   Прозвучали фанфары, и все присутствующие услышали голос герольда, объявляющего о начале третьего этапа.
   - Как вы все знаете, третий тур обычно начинают герцоги. Именно поэтому Ричард фон Дантэ, герцог города Вербера, покажет все свое мастерство в смертоносном бою с огненным скорпионом.
   Услышав свое имя и имя врага, герцог положил свое копье и вместо него взял плотный щит, обтянутый кожей и кривую саблю. Сопровождаемый бурными аплодисментами он вышел на поле боя, но, к сожалению, так как я был вместе с остальными участниками в подготовительной комнате, то не мог видеть, как проходил его бой. Только крики зрителей давали смутное понятие о происходящем: восторг постоянно сменялся завороженными вздохами.
   Точно по той же причине я не мог узнать победил он или проиграл. Однако по льющимся эмоциям зрителей, догадаться было не трудно. С трибун сотни голосов, как один выкрикивали имя герцога, обещая назвать в его честь своих детей.
   Несколько участников отказались от сражения, как только увидели, с кем им придется вести бой. Да, стоит признать, некоторые особи и вправду были непростыми противниками. Как, например, недавно объявленный каменный вурм - это был слепой двухметровый червяк, со страшными челюстями и сверху покрытый горными породами. Даже просто ползая по полю, он развивал неплохую скорость, а его каменную кожу было практически невозможно пробить при помощи стального оружия. Ну, разве что если не использовать молот. Но большую опасность он представляет, когда зарывается под землю, получая возможность совершить внезапное нападение из любой точки арены. Я, наверное, при сражении с ним попытался бы воткнуть клинок ему в рот и напрямую убить мозг, но тогда есть неплохая вероятность лишиться руки, если не успеть убить тварь вовремя. Можно также попытаться пронзить его сквозь узкие каменные трещины, но сделать это будет невероятно трудно из-за высокой скорости, и хаотичного движения.
   Пока я тут занимался объяснениями, прозвучало имя следующего участника.
   - В этом туре Себастьяна Хамфри, известный нам, как лорд Тезеры, намерен одолеть в бою свирепую и безжалостную костяную ведьму!
  Седой граф, в очках и с копьем в руке направился к выходу. Особого энтузиазма он явно не выказывал. Его гербом были желтые горы и солнце на красном фоне. Когда он показался снаружи, толпа его оживленно приветствовала и тут же затихла в напряженном молчании.
   Как длился бой сказать трудно, но если судить по тем же эмоциям зрителей, то, скорее всего он его проиграл. К счастью, на поле во время этого этапа дежурит множество элитных гвардейцев, способных избавиться от любой нависшей угрозы, так что самое опасное, что может произойти - это потеря сознания и несколько сломанных костей. Ну, или однорукость, если упустить момент, пользуясь моим методом в битве с каменным вурмом. Даже если не справятся гвардейцы, на тела зверей были нанесены специальные руны, не позволяющие им убить свою цель. Кстати, все монстры также привязаны к месту соревнований заклинанием, потому даже имей они крылья - сбежать им не удастся.
   Интересно, какой из монстров достанется мне? Оружие можно было выбирать любое - тут даже Кристиану пришлось согласиться, что с мечом мне ни за что не одолеть опасного монстра. Поэтому я уже подготовил несколько вариантов снаряжения на выбор. Все они были подготовлены заранее, при помощи умелых городских кузнецов, так что о качестве такого оружия не стоило волноваться.
   С кем мне придется сражаться, я узнал почти незамедлительно.
   - По воле случая, Сиру Дрейку Крамеру, рыцарю ордена Локуса, предстоит полный опасностей бой против могучего трерога!
   Из моего горла вырвался жалобный стон.
   Может лучше дадите мне каменного вурма? Ну, или костяную ведьму. Я совсем не хочу сражаться против трерога - он слишком опасен. Наверное, его можно поставить на седьмом месте среди тех, с кем я не хотел бы столкнуться во время путешествия по диким землям.
   Трерог представлял собой жуткого монстра 3,5 метра в длину, обладавшим массивным бронированным панцирем и тремя длинными рогами на лбу. Верхняя часть его туловища была настолько крепка, что отражала даже арбалетный болт, выпущенный почти в упор. Не могу представить, как они вообще умудрились притащить его на арену.
   Для того чтобы его победить, я снял с себя стальной нагрудник и теперь самой крепкой моей защитой была кожаный жилет - толку то, все равно металлическая пластина не убережет даже от одного удара такого чудища. Во время подготовки, я в руки взял крепкое копье и повесил на пояс два острых топорика, хоть много обмундирования и замедлит меня, но без них я просто не смогу пробиться через броню такого чудища. Благо сталь у оружия была лучшей из доступных, что вселяет в меня хоть какую-то надежду.
   И вот, выйдя на поле, я очутился прямо перед своим врагом. Огромная, словно скала, туша внимательно оглядывала всю территорию арены, в поисках возможной жертвы. Зачуяв на близком расстоянии человека, трерог начал медленно приближаться ко мне.
   Зрители на трибунах, после встречающих аплодисментов, затаили дыхание вместе со мной. Весь бой начинался очень осторожно, и малейший лишний шаг мог стать для меня концом. Шел я, а следом передвигался и трерог. Топорики мягко позвякивали, качаясь на поясе. Я покрепче сжал копье, приготовившись в любой момент действовать.
  Его пушистые лапы, почти беззвучно наступали на грунт, и это с его-то весом - в джунглях данная особенность зверя становится просто фатальной. Я уже думал о том, чтобы попытаться воспользоваться тут своей безупречной удачей, но пришел к выводу, что это будет слишком рискованно. Вполне может быть, что ее действие ограничивалось лишь определенным днем, или имеет какие-то требования для своей работы. А просто так рисковать своей жизнью - не в моем духе.
   Панцирь зверя имел тигровый черно-оранжевый окрас, а на лапах сверкали черные когти, готовые в любую секунду вонзиться в мою шею, но хищник выжидал, пока жертва не окажется ближе. Монстр пониже опустил бронированное туловище и наставил на меня свое оружие - два изогнутых и один прямой рог. С каждым глубоким вздохом чудища, хвост трерога покачивался из стороны в сторону.
   Наконец монстр достиг нужной дистанции и остановился. Следом он повернул свою массивную голову боком и уставился на меня темно-зеленым глазом (одна из его слабостей была в том, что он плохо видит перед собой, поэтому вынужден поворачивать голову, чтобы точно определить дистанцию до цели). Черный зрачок зверя ритмично пульсировал. Наконец он открыл свою пасть и протяжно зарычал, а мгновением позже, уже стал набирать разгон для атаки.
   Сопровождаемая первобытным ревом, массивная туша понеслась на меня, но я не шелохнулся, так как уже знал, как поступить. В тот самый момент, когда он почти пронзил меня своими рогами, я совершил кувырок в сторону - монстр пронесся мимо, чудом не задев меня. Трерог же, с опозданием заметив, что я исчез с его линии атаки, уперся ногами в землю и начал тормозить, но из-за этого стал беззащитен.
   Резко вскочив на ноги, я пересек расстояние до чудища и, схватив обеими руками копье, вонзил его в заднюю ногу монстра, пробиваясь через участок плоти и минуя кость. Бурлящая кровь закапала на землю, а монстр взвыл от боли. Публика восторженно зааплодировала. Я оставил копье в ноге монстра, а сам отскочил.
   Уже через секунду смерть могла настигнуть меня, не заметь я вовремя покрытый шипами хвост, просвистевший в воздухе. К счастью отделался я лишь глубоким порезом на своей маске - ни будь ее, я бы уже лишился глаза. С такими опасными ситуациями, я начинаю думать, что запросил слишком мало золота. Проворно кружа вокруг монстра, я уклонялся от длинного хвоста, которым он отчаянно мотал, пытаясь достать до меня. По скорости, хвост лишь немного уступал мне, и для уклонения мне приходилось прилагать немало навыков.
   Однако монстр, получив серьезное ранение задней ноги, потерял изрядную долю своих преимуществ в маневренности. Теперь он практически прикован к одному месту и не может бегать. А это значит - пришла пора пустить в ход топоры. Взяв один с пояса в правую руку, я снова очутился позади трерога.
   Еще раз, уклонившись от хвоста, я схватился за него, оттянул и перерубил острым лезвием. Из обрубка начало хлестать, покрывая меня с ног до головы кровью, а монстр продолжал реветь и пытался вертеться, чтобы достать до меня и лягнуть задней ногой, но я постоянно скакал из стороны в сторону и держался на безопасном расстоянии.
   После хвоста я принялся рубить по ногам, чтобы окончательно обездвижить монстра, для этого я уже использовал оба топора. Кожа оказалась крепкой и трудно давалась даже качественной стали, но все-таки после нескольких ударов появился результат, и в итоге, выпустив в воздух мощную струю крови, вторая задняя нога монстра оказалась недееспособной. Трерог, инстинктивно поняв, что близок к смерти, начал жалобно скулить и пытался отползти к краю арены.
   - Хватит? - спросил я у герольда, видя такое отчаянное поведение монстра. У меня не было никакого желания прибегать к лишней жестокости.
   Герольд взглянул на короля, но тот совсем не смотрел за поединком, а лишь о чем-то беседовал со своим сыном. Вместо него ответили зрители.
   - Давай! - донеслись до меня голоса.
  - Добей его! - кричали люди с трибун.
   Что поделать. Я подошел к скрючившейся туше и схватил монстра за рог. Подняв его голову, я сделал ровный разрез на шее, где шкура была тоньше всего. Кровь забурлила, зверь издал предсмертный рык и через какое-то время обмяк. Толпа возликовала.
   - Ну, ты хотя бы недолго страдал, - в полголоса произнес я.
   - Ура!
   Закончив сражение, я выкинул покрывшееся кровью оружие на землю. На выходе из ристалища меня встретили слуги, которые сопроводили меня до специальной палатки, где мне дали отмыть всю кровь, а также помогли залечить небольшие ушибы.
   Отвоевав свое, я имел полное право находиться на трибунах и наблюдать за сражениями остальных участников. Вернулся я как раз к началу битвы Патрика Бороса. Герольд объявлял.
   - А теперь, давайте наблюдать, как Сир Патрик Борос, почетный рыцарь ордена Линары, сражается против ужасного и непоколебимого Сиамского льва!
   Патрик стоял напротив монстра, который состоял из двух львиных туловищ, сросшихся между собой в районе груди и покрытых золотой чешуей. Получается, у него было две головы, четыре передние лапы и две задние, а также раздвоенный хвост. Наверное, я бы с радостью посмеялся над таким нелепым чудищем, если бы не жуткая атмосфера, которую он создавал. Размерами монстр был с человека, но, несмотря на это, зубы и когти у него были чрезвычайно острыми. Этот псевдо рыцарь и вправду сможет победить?
   Как оказалось да. Ситуация вышла почти как с лордом-мясником. Патрик долгое время уклонялся и защищался от льва-монстра, не забывая наносить режущие удары своим мечом. Каждая новая попытка атаковать удавалась монстру все труднее и труднее, пока он окончательно не свалился на поле под действием яда. Рыцаря, который его поверг, поприветствовал хор восторженных голосов.
   Когда бои с монстрами закончились, посреди ристалища выстроились все оставшиеся участники. Их осталось совсем немного, о чем свидетельствовало также малое число щитов на стене, видимо эти опасные бои прошли лишь лучшие из лучших. Тут же показалось и трио герцогов. Путем жеребьевки выявили очередность боев. Я, как и рассчитывал, буду сражаться против Патрика Бороса. Думаю, без подтасовки короля в этот раз не обошлось.
   * * *
   Жребий так же решил, что четвертый тур вновь доведется открывать Ричарду фон Дантэ, а его противником стал...
   - Кристиан фон Юнион, герцог города Граника, против Ричарда фон Дантэ, герцога города Вербера.
   Я почему-то сразу бросил взгляд на ложу короля и заметил странность: сейчас она была пуста, и там не было ни его самого, ни королевы, ни их наследников. Странно, куда это они успели пропасть? Ответ на эту головоломку я получил, немного позже.
   Пока я шел к своему месту на трибуне, чтобы посмотреть бой двух герцогов, меня позвал какой-то голос. Обернувшись, я заметил короля, который нелепым образом пытался скрыться в тени около ристалища, но его как минимум выдавала яркая мантия и золотая корона. Проходящие мимо люди то и дело косили на него глаза, но его это не волновало, и он отчетливо давал понять, что хочет мне что-то сообщить.
   - Здравствуйте, ваше высочество, - обратился я.
   - Тссс. Меня никто не должен видеть, - он приложил палец к губам. - Я сейчас, как бы должен наблюдать за боем.
   - Но, ведь все...
   Как ему объяснить, что эти его странные попытки спрятаться только привлекают лишнее внимание? Наверное - никак. Пускай поступает, как считает нужным. Король, не дождавшись моего ответа, начал излагать свою просьбу.
   - Я должен просить тебя о еще одной услуге. За нее я готов удвоить то золото, что ты можешь получить.
   Что же это может быть? После этого турнира выиграть еще один? Или еще раз одолеть трерога? Это были условия, на которые я уже точно не соглашусь - хватит с меня. Однако задать я решил совсем другой вопрос.
   - Я внимательно слушаю и от лишних денег не откажусь. А где ваша семья? Сегодня я их еще не видел на трибунах.
   - Я их всех спрятал - сегодня очень не спокойно и я боюсь за их жизни, - ответив мне, он добавил. - А теперь слушай чего я хочу от тебя: на этом турнире я, наконец смог определить того самого герцога, что стоит за всеми кознями против короны.
   Наконец обнаружил? То есть, это значит - совсем недавно?
   Да как тут не определить, когда намеки на это пляшут прямо перед глазами. Стоит только узнать, что Патрик Борос - оруженосец герцога Персиваля фон Табарриско и можно выдвинуть как минимум одно предположение. Я думал у правителя должно быть больше мозгов, чтобы что-то понять еще в двух предыдущих турнирах. Но лучше будет не грубить королю, а просто ответить, к тому же, он кажется на нервах.
   - Я, кажется, знаю кто это. И чего же вам надо?
   Лицо короля в ответ искривилось, и он скрипучим голосом высказал свою просьбу.
   - Я хочу, чтобы ты убил его - Персиваля фон Табарриско во время турнира. Иначе даже если ты выиграешь турнир, моя семья будет в серьезной опасности.
   - У вас для этого есть палачи, прикажите одному из них. Я думаю, никто не будет против, раз уж он планировал государственную измену.
   - Нет, нет, нет! Для признания измены у меня просто нет доказательств его вины. Потому все должно выглядеть как несчастный случай, иначе, это вызовет только больше проблем. К тому же, как оказалось, за его спиной стоят еще более влиятельные люди и они не должны понять, что я догадался о его истинной личности.
   Поэтому ты решил взвалить все это на меня?
   - Но разве тогда эти люди не станут охотиться за мной? И как отреагирует общественность, если я перед их глазами убью одного из герцогов?
   - Ты всего лишь тень - твое лицо неизвестно никому из пришедших сегодня, кроме разве что, нас двоих. После того как ты завершишь задание - я просто создам тебе еще одну личность, еще одну легенду. А если этого мало, могу выписать тебе еще одну бумажку, прощающую все грехи перед королевством. Тут тебе нечем рисковать.
   Звучит заманчиво. Король, конечно, строит какую-то путаницу, но что тут поделать - от горы золота просто так не отказываются. К тому же, думаю, его гарантиям можно верить.
   - Я попробую, но все же не могу ничего гарантировать. Вполне вероятно что, мы с ним даже не встретимся в бою.
   - Можешь быть уверен, я сделаю так, чтобы вам довелось сразиться. Вот, держи - это тебе пригодится, - король сунул мне в руку изысканный кинжал с золотой рукояткой, который был похож на тот, что высшая знать использует для самозащиты. Для несчастного случая не слишком заметно?
   Но не успел я высказать свои сомнения, как король снова заговорил.
  - А теперь, прощай, я поспешу занять свое место.
  Следом, он слегка неуверенно шагнул назад в тень.
  Может у него и кое-как получается быть королем, а вот для тайных операций он малость неуклюж. С такими умениями, ему уже давно пора передать власть в руки наследника.
   Когда я добрался до трибуны, то попал как раз к началу сражения и в центре уже стояли два герцога, окруженные слугами. Сверху шептались простые жители и изредка поддерживали своих фаворитов выкриками. Герольд тут же спросил:
   - Как многоуважаемые герцоги изволят биться?
   - Пешком, - сказал Ричард.
  - На конях, - мнение Кристиана было иным.
  Иногда случается так, что мнение о выборе боя не совпадает, тогда то и приходится им выяснять это между собой, до того момента, пока они не придут к согласию.
   - Неужели Кристиан фон Юнион боится сразиться со мной лицом к лицу, как полагается в честной пешей схватке? - подзадорил его Ричард.
   - Я могу сказать нечто схожее: неужели проведя столько времени за штурвалом корабля, Ричард фон Дантэ боится, что запутается ногами в стремени? - улыбнувшись ему, ответил Кристиан, - или может ты просто позабыл, с какой стороны у лошади зад?
   - Ты так ослаб, что ноги тебя уже не держат на земле? Чего ты страшишься пешего боя, если всегда был прославленным мечником?
   - Я думаю, что будет слишком позорно, если я выиграю у тебя таким способом. Лучше тебе все-таки поднять свою ленивую задницу, и усадить ее в седло. Тогда у тебя будут хоть какие-то шансы.
   - А ты еще попробуй выиграть, я совсем не против, чтобы ты попытался, - оскалив зубы, сказал он.
   - Да будет так, - выхватив из ножен меч, Кристиан кивнул герольду. - Биться будем пешком.
   Слуги, подготавливающие лошадей и барьер для конной схватки, мигом разбежались во все стороны, дождавшись, когда оба участника займут свое место на поле, герольд воскликнул:
   - Бейтесь славно!
   И два герцога встретились друг с другом, словно две яркие вспышки. Кристиан сражался одним лишь мечом, в тоже время как у Ричарда в руках было копье.
   Я бы мог сказать, что они оба отличные бойцы и сражались почти на равных. Кристиан ловко уклонялся и старался подобраться поближе, а Ричард наоборот все время разрывал дистанцию, чтобы полностью использовать главное преимущество копья перед мечом.
   - Сир, следующий бой - ваш, - обратился ко мне слуга.
   - Сейчас, - коротко ответил я.
   Битва продлились еще долгое время и оба герцога покрылись шрамами, но все-таки, как и в первом туре, победитель был более-менее очевиден. Герцог фон Юнион наносил более точные и опасные удары своим мечом, от которых Дантэ с трудом мог уклоняться, лишь подставляя под удар древко своего копья.
   Темп битвы все ускорялся и ускорялся, а зрители в ожидании затаили дыхание, наблюдая за тем, как два участника наносят друг по другу удары с невообразимой для простого обывателя скоростью. И вот, наконец...
  Совершив очередную серию точных ударов, Кристиан наконец свалил Ричарда с ног.
  - Кристиан фон Юнион побеждает! - наконец известил герольд.
  - Сир, скоро ваша очередь, - в третий раз уже произнес слуга.
  Когда я поднялся, ко мне подбежал еще один слуга. Сначала я подумал, что он снова бежит с напоминанием, но его сообщение отличалось от предыдущего.
  - Сир Дрейк! Герцог зовет вас для переговоров, - произнес он. - Он будет ждать вас в оружейной.
  Кивнув, я продолжил свое движение. Все равно это было недалеко от подготовительной комнаты, так что надеюсь ничего страшного, что я заставлю своего соперника немного подождать. Вместо того чтобы войти в здание, я свернул вправо, в другую дверь и обнаружил прислонившегося к стене герцога.
   Но это оказался совсем не тот герцог, которого я ожидал увидеть. Передо мной стоял в своих вороных латах Персиваль фон Табарриско. Заметив мое приближение, он заговорил:
   - А вот и ты. Я хотел обсудить с тобой одно дело, - медленно проговорил он.
  Осмотрев помещение, он убедился в том, что мы одни. Медлить он не стал и сразу засучил рукав. На его запястье я увидел небольшую татуировку, изображающую свернутую кольцом двухголовую змею.
   - Вернее, я хотел бы это обсудить с "Драконом", - холодно ухмыльнувшись, он поспешил тут же спрятать символ.
   Я тут же незаметно положил ладонь на скрытую рукоять кинжала. Вполне вероятно, что он был, не так глуп, как остальные, и смог догадаться какая причина заставила меня напасть на Патрика во втором туре.
   - Ааа, меня все же раскрыли, тогда я тоже представлюсь, - рассмеявшись, я снял маску и показал ему свой опознавательный знак и, ожесточив тон добавил. - Чего ты хочешь? Я тебя не знаю, но что может понадобиться от меня ордену Керроса? И надеюсь, этой причины достаточно, чтобы оставить тебя в живых.
   Персиваль прямо воспринял угрозу и поспешно отошел на шаг назад. Может он и был отличным мечником, но в темных и безлюдных местах правит тот, кто способен первым нанести подлый удар. И тут преимущество было уже на моей стороне, а он это прекрасно понимал, раз уж знал мою личность.
   - Я хотел предложить тебе сделку. Сейчас решаются очень важные для нас дела, поэтому ты проиграешь следующий бой и выйдешь из турнира.
   - Следующий бой? Так значит, все-таки этот парнишка - Патрик Борос, тоже из Керроса?
   - Да. Он нам нужен, для того чтобы осуществить следующий шаг в захвате короны. И будет обидно, если наши планы оборвутся в самой главной фазе. Скоро начнутся соревнования земельных лордов и для них нам необходимы три победы.
  Вот и доказательства моим словам, что он тот самый герцог, который хочет занять престол. Король вроде тоже это понял и просил его убить? Как жаль, что мы встретились не в людном месте. Здесь совсем не выйдет устроить "несчастный случай". Но если понадобиться, мне придется разделаться с ним прямо здесь.
   - Ты говорил про сделку. Что ты готов предложить?
   - Да почти все что захочешь! Когда мы захватим власть, я могу наделить тебя титулом графа или маркиза или просто осыпать тебя золотом.
   Какая скукота, я мог бы еще согласиться на гору золота, но герцога Табарриско уже опередил его король. А зачем мне две золотые горы, если из-за всех этих интриг мне будет их некуда потратить? Хоть я и жадный дракон, но я все-таки не глупый.
   - Я не гоняюсь за титулами, а золото мне уже попросту ненужно, да у меня совсем нет желания, чтобы, такие как вы, правили королевством - тогда в нем станет трудно выживать таким как я.
   - Это значит - нет? Ты уверен, что хочешь отказаться? В один прекрасный день, ты можешь не заметить, как очнешься в лодке, бредущей по "Проливу Миров", - своим холодным тоном, он видимо пытался меня запугать. - И тогда вспомнишь наш разговор.
   Я отлично знаю орден Керроса, хоть это и одна из мощнейших подпольных гильдий, но вот любые виды убийств - не их конек. Их можно назвать жадными до власти аристократами, которые имеют своих агентов в большинстве дворянских семей королевства. Распространение слухов и сплетен, занятие шантажом и вымогательством - все это они умеют как нельзя лучше, но между тем, для любых аристократов убийство в спину - слишком подлый поступок, очерняющий честь семьи и свою гордость, да и просто замарать свои руки никто из гильдии не возьмется. Наверное, для них использование Патриком яда - самое большое допущение, сделанное лишь для высшей цели.
   - Как жаль, что все это лишь пустые угрозы. Я ни против тебя, ни против твоей гильдии ничего не имею. Ты преследуешь свои цели, я - свои. И мальчишка будет сам виноват, что его трюки не сработают на мне.
   - Глупец, соглашайся! Наш орден всегда добивается своих целей, своим поступком, ты лишь отсрочишь неизбежное. В то же время сделка с нами дарует тебе немыслимое богатство и известность на всем континенте!
   Смысл ему что-то объяснять? Между обычным разбойником и разбойником-аристократом слишком большая разница, раз он все еще пытается купить меня такими вещами. Настоящий разбойник не станет специально гнаться за известностью. Развернувшись, я вышел из здания, решив, что стоит хотя бы предупредить его:
   - Лучше порадуйся, что я не убил тебя сейчас. А из турнира, я советовал бы выйти именно тебе.
   И следом уже очутился в подготовительной комнате. Герольд как раз объявил следующее сражение.
   - Сир Патрик Борос, рыцарь ордена Линары, против Сира Дрейка Крамера, рыцаря ордена Локуса.
   Наверное, если бы этому рыцарю достался Кристиан в соперники, то герцог безнадежно бы проиграл такой бой, так же как и все до него. Но встреча со мной - другое дело. Зная в чем секрет, мне достаточно просто не попадать под его удары и победа в кармане.
   Одетый в полный стальной доспех с синим цветком на белом фоне и тяжелым щитом, на меня смотрел мой соперник - рыжеволосый парень с веснушками по имени Патрик Борос. Он по-прежнему выглядел слабым и беззащитным, тем самым вызывая у своих благородных соперников чувство жалости. Вот ведь незадача - я совсем не благородный.
   - Бейтесь славно! - в который раз уже воскликнул герольд, и сражение началось.
   Кажется, Персиваль уже успел рассказать Патрику, что я отказался им помогать, потому что в самом начале сражения парень поспешил рвануть вперед и попытался задеть меня своим мечом. Но такой очевидный удар даже не нужно блокировать.
   Я просто подставил подножку бегущему рыцарю, и он свалился на землю, под общий хохот зрителей, я собирался подойти и тут же добить его, но он успел вовремя перекатиться и быстро поднялся на ноги.
   В сражении со мной он придерживался совсем иного стиля, нежели со всеми остальными. Точнее, если быть более правильным, он вообще позабыл про свой боевой стиль и лишь яростно махал мечом, надеясь оставить на мне хотя-бы царапину. Все это я со злорадством на лице отбивал, пользуясь одним щитом.
   Ему давно следует понять, что в настоящем бою одна ошибка может стоить жизни. Поэтому я решил перво-наперво наказать его за бездумное размахивание мечом и, когда он замахнулся в очередной раз, я сильно ударил рыцаря щитом в нос, вызвав обильное кровотечение.
   Он прикрыл нос рукой, а я решил на этом не останавливаться, и ударил своим тупым лезвием ему по ноге, из-за чего рыцарь упал на одно колено, и уперся руками в землю.
  Он попробовал подняться, за что следом получил кулаком в правую скулу и окончательно повалился на грунт.
   Я только начал запланированное избиение, и думал, что сейчас он снова попробует подняться, однако Патрик так и остался лежать на земле, тяжело дыша. Что это, смирение? Он смог осознать, что победа надо мной ему не светит?
   - Сир Дрейк Крамер побеждает! - Объявил герольд.
   И это все?
   Я думал, что победа достанется мне тяжелее. А так, мне даже не пришлось использовать свои грязные трюки, которые я приберег на всякий случай. Патрик, полностью приняв свое поражение, с серым лицом поднялся и неуверенным шагом покинул поле ристалища. За все это время он не произнес ни слова. Король с трибуны громко хохотал, и слишком уж явно показывал мне свои знаки одобрения. Я с трудом удержался, чтобы не крикнуть: "Старик, ты в своем уме?".
   Щит с гербом Патрика сняли со стены, и количество всех участников, сократилось до трех. Пожав плечами, я уже было собирался уходить, но меня остановил выкрик красного от злости герцога Табарриско, спустившегося со своей ложи прямо на поле боя. Вслед за ним тянулось невидимое, но ощущаемое облако ярости.
   - Чертов змееныш! Я предупреждал тебя, что лучше не мешать нашим планам! Теперь расплачивайся!
   И тут же обратившись к зрителям, прокричал:
   - Я смею заявить следующее: тот, кто зовет себя Дрейк Крамер, на самом деле - обманывает вас, простых горожан! Он даже не настоящий рыцарь, а известный вам всем преступник, по прозвищу "Дракон"!
   По трибунам пронесся встревоженный ропот. Слова герцога имели особый вес в обществе, и если он говорит такое, то на это должна быть какая-то веская причина. Большая часть, услышавших его заявление жителей, даже не знала, что и думать, все-таки они своими глазами видели, как совсем недавно этого самого "Дракона" повесили, по приказу герцога Юниона.
  Король видимо понял, что ситуация серьезная, и поспешил заступиться за меня.
   - Это знаете ли, серьезное обвинение, герцог Табарриско. Вам есть чем подтвердить свои слова? - взволнованно произнес он.
   Персиваль в ответ на это холодно улыбнулся.
   - Пускай он снимет ма...
   - Это абсурдно, Персиваль! Как ты смеешь обвинять человека, не имея доказательств! - Появился из ниоткуда Кристиан, направив свой меч в лицо второму герцогу. - Того преступника казнили на моих глазах, потому, данным высказыванием ты оскорбляешь мое имя. Сможешь ли ты подтвердить то, о чем говоришь, на деле?
   Персиваль переключился с меня на Кристиана. Два герцога впивались друг в друга холодными взорами. Один из них символизировал свет, с его длинными золотыми волосами и небесно-голубыми глазами, другой же представлял собой тьму и его глубоко посаженные глаза фиолетового цвета сейчас выглядели даже темнее, чем зачесанные назад угольного цвета волосы.
   - А, так это ты, наш самовлюбленный герцог! - медленно проговорил он и, сузив глаза добавил. - Хочешь решить все это боем? Сейчас как раз наша очередь сражаться.
   - Совершенно верно. Обнажи свой меч! Решим все это как два герцога - в честном бою.
   Персиваль послушался его и достал свой широкий меч из ножен и в ответ направил на Кристиана. Толпа уже оправилась от шокирующих новостей и поддержала возникающую дуэль герцогов восторженным криком. Им то что, они пришли сюда посмотреть на сражение, а может они вообще думали, что все происходящее - постановка к концу турнира.
   - Хах. Так даже лучше, - произнес он. - Я давно мечтал побить тебя прямо на глазах у толпы.
   Герольд тоже включился в ситуацию, и, увидев разгорающийся конфликт, поспешил объявить о начале сражения:
   - Кристиан фон Юнион, герцог города Граника, против Персиваля фон Табарриско, герцога города Флавиуса.
   Они видимо даже во время конфликта решили блюсти законы приличия, и не начинали дуэль, пока герольд не объявил о начале боя.
   - Бейтесь славно, - услышав заветные слова, две фигуры помчались друг на друга.
   В мгновение ока, два сильнейших герцога сорвались с места и столкнулись в поединке.
   Скрещенные клинки протяжно загудели и в ту же секунду разомкнулись, следом Персиваль занес высоко меч, и направил его в шею Кристиану, но тот в свою очередь лишь шагнул в сторону и избежал ужасного удара. Следом золотой меч сверкнул вспышкой и влетел в черный нагрудник, оставляя на нем небольшую вмятину.
   Персиваль как будто не заметил полученный удар, и лишь продолжал взмахивать своим широким двуручником. Темное лезвие столкнулось с плечом Кристиана и одним ударом сшибло его с ног. Отлетев на полметра в сторону, герцог приземлился в сырую землю, забрызгав ею свой доспех. Однако он не стал отлеживаться, и почти сразу вернулся в схватку.
   - Лучше бы ты не вмешивался, - посоветовал я Кристиану, наблюдая неподалеку. - Я его и сам бы одолел.
   - Заткнись, - буркнул он в ответ. - Это мое дело.
   Битва все еще продолжалась, и каждый из герцогов уже успел много раз упасть лицом в грязь. В самом прямом смысле. Они сражались друг с другом словно дикие звери, и даже не гнушались использовать приемы, на которые не за что бы ни пошли в обычной схватке.
   Понятие "чести" уже давно пропало в этом столкновении и превратилось в сплошное месиво двух персон, которые видимо сейчас выплескивали друг на друга всю накипевшую ярость. Король и вправду говорил, что аристократы враждуют между собой и их отношения строятся на зависти и ненависти. Все это хорошо просматривается в проходящем сейчас сражении, по сравнению с которым недавний бой Кристиана с Ричардом можно назвать излишне любвеобильным.
   Все в грязи и царапинах, две фигуры с мрачным видом продолжали сталкиваться клинками, а когда один из них падал, то тут же поднимался. И так раз за разом. Затянувшееся соревнование мне захотелось прервать, но я не думаю, что кто-нибудь это оценит, так что лучше ничего не делать и наблюдать до конца.
   Как бы я не желал победы Кристиану, я сразу понял, что ему не победить. Персиваль успел заранее подготовиться к битве и скорее всего сейчас в теле герцога Юниона находится тот же самый яд, который использовал Патрик. Такой вывод я сделал сразу, заметив, что он стал выдыхаться намного быстрее своего соперника, и вот под конец, его нога подкосилась, и он уперся коленом в землю. До боли знакомая картина.
   Уследив этот момент, Персиваль с мрачным триумфом на лице совершил последний удар, который пришелся Кристиану точно по лицу.
   Одетого в защитные ножны клинка мало, чтобы вот так убить человека, но вот сильную оплеуху он поставить все же в состоянии. Тело в золотых доспехах отлетело в сторону и в последний на сегодня раз, улеглось в сырой земле. Герольд поспешил объявить победителя.
   - Персиваль фон Табарриско побеждает! - прокричал герольд, но герцогу было совсем не до него.
   -А теперь пришла твоя очередь, - прозвучал холодный голос Персиваля. - Бери свой меч! Герцог Юнион проиграл, поэтому мое обвинение все еще имеет силу. Или может, ты хочешь снять маску?
   Я и не был уверен, что Кристиан сможет его одолеть, а вот в себя я верил гораздо больше. Ухмыльнувшись, я резво вытащил клинок из ножен. Должен сказать дуэль с герцогом Юнионом должна была его сильно ослабить, что еще сильнее увеличивало мои шансы на "случайное убийство".
   Герцог продолжил говорить.
   - Я предлагаю тебе дуэль по всем честным правилам. Если ты проиграешь, то явишь миру свое лицо, и тогда никто не усомнится в моих словах! Можешь использовать любое оружие, но тебе меня ни за что не победить!
   С каких это пор он ведет себя так безрассудно? Неужели недавняя драка только сильнее разозлила его, или может это на него так палящее солнце действует? Хотя его безрасудное поведение лишь играет мне на руку. Это отличный момент, чтобы получить вторую гору королевского золота. Во время дуэлей случается множество непредвиденных обстоятельств.
   - Ладно, я посмотрю, так ли ты умел, как это пытаешься показать, - согласился я.
  Король, видимо, тоже этого и добивался, потому как, увидев, что происходит, он спешно крикнул со свой трибуны.
   - Я надеюсь на честную битву. Герольд! Объявляй дуэль между этими двумя!
   - Как вам угодно, ваше высочество, - он отвесил низкий поклон и тут же заголосил. - Персиваль фон Табарриско, герцог города Флавиуса, будет сражаться в равной дуэли, по всем правилам кодекса, против Сира Дрейка Крамера, рыцаря ордена Локуса! Причина сего: Оскорбление чести! И пока дуэль не решиться, ни один из них не сможет покинуть арену.
  Однако не успели мы начать сражение, как появилась новая проблема.
   - Прекратите вашу битву, господа! - произнес неизвестный человек в помятых серых доспехах, вошедший через главный вход ристалища. В руках он держал меч, а его лицо было скрыто забралом. - У меня есть просьба к королю!
   - По какому праву ты, рыцарь без герба и имени, смеешь мешать проведению турнира? - воскликнул герольд.
   Рыцарь не ответил герольду, а направился прямиком в центр поля и обратился к монарху.
   - По праву долга, я пришел сюда, для того чтобы сразиться с одним из рыцарей! Тот о ком я говорю, совершил ужасное преступление в землях, на которых я живу, посему я требую возмездия, и права на поединок, дабы принизить его на великом турнире! Со мной пришли свидетели, дабы подтвердить все сказанное мною, ежели в правдивости слов моих вы усомнитесь!
   Рыцарь преклонил колено перед ложей правителя, и опустил голову, отдавая решение в его руки.
   Король лишь тяжело вздохнул. Вместе с рыцарем, на ристалище пришло около сотни человек с вилами и другим крестьянским оружием, они, должно быть, и были свидетелями преступления. И в итоге королю ничего не оставалось, кроме как дать свое согласие.
   - Сейчас не самое подходящее время, но как король, я обязывался защищать права всех жителей континента без исключения, именно поэтому, я даю разрешение на проведение вашей дуэли во время турнира. Назови имя того, кого ты хочешь вызвать.
   - Рыцарь хорошо известного в наших краях ордена Локуса, по имени он звался Дрейк Крамер, прямо, как и тот господин! - рыцарь пальцем указал на меня.
   Такое заявление казалось малость абсурдным... Я же всего несколько дней назад стал рыцарем ордена Локуса. Ну не мог же я и вправду устроить что-нибудь за такой малый промежуток? Тем не менее, после этого, думаю, стоит завязать с тавернами. Дракон внутри меня согласно кивнул.
   - Хорошо. Он прямо перед тобой, и вы можете сразиться, - сказал король и странным образом покосился на меня. Я ответил ему таким же непонимающим взглядом.
   Слуги быстро подготовили поле, и герольд поспешил объявить следующее сражение. На это время Персиваль освободил поле.
   - Сир Дрейк Крамер, рыцарь ордена Локуса, сражается за защиту своей чести, против Черного рыцаря!
   И мы понеслись друг на друга. Рыцарь уверенно двигался, нацеливаясь сокрушить меня за один удар. Я же пока бежал, пытался вспомнить, когда это я устраивал такие масштабные погромы.
   Когда клинки столкнулись, черный рыцарь тут же заговорил.
  - Давно не виделись, - сказал он. - Пусть черный ветер подгоняет твои крылья и скрывает от солнца.
  Воспоминания начали наполнять мою голову. Последний раз я слышал этот голос во время казни, но тогда он доносился из-под капюшона палача. Зачем этот человек оделся рыцарем и пришел на турнир?
   - Так меня снова раскрыли, что за досада? Я предполагал, что эта маска - слишком плохая маскировка, - вполголоса рассмеялся я, рукояткой меча стукнув его по шлему, в это же время я другой рукой нащупал кинжал. Неужели мне теперь придется сделать два несчастных случая за день?
   - Я пришел тебя не раскрывать. Наш лидер - король ворон, хочет отблагодарить тебя за тот случай в Сонауреусе. Жизнь за жизнь - сказал он, я пришел тебя предупредить.
   - Предупредить? - Я продолжал сражаться правой рукой, почти незаметно держа в это время левую на рукояти. На всякий случай.
   - Прежде всего, он просил, чтобы ты убил Персиваля так, чтобы он не умер. Иной результат будет лишь во вред.
   Сохранить жизнь герцогу? Что-то я не вижу в этом большого смысла. Но все-таки послушаю, что он скажет дальше. Я совершил финт и ударил рыцаря мечом по плечу, но бил я слабо и он легко выдержал такой удар.
  - Затем поспеши скрыться из города. Желательно конечно, чтобы ты спрятался в Ариноксе - просил передать тебе он. Я считаю так же.
   В Ариноксе была основана гильдия черного крыла, там же и до сих пор находится их главная база, скрытая в руинах высокой башни. В общих чертах он предлагал мне защиту, но вот от чего?
   - Зачем? Не думаю, что мне светит какая-либо опасность, - уклонившись от косого удара, я поспешил снова скрестить клинки с рыцарем.
   Ответ пришел незамедлительно.
   - Ты все еще веришь, что король оставит на доске сыгравшую свою роль пешку?
   Ну как бы да. Неужели есть смысл меня убивать?
   - Он просто придурковатый старик, который заплатит наемнику, за сделанное дело. С чего бы ему марать руки из-за меня? - черный рыцарь нанес прямой удар, который я заблокировал своим тяжелым щитом.
   - Думаю, что это тебя огорчит, но придурковатый старик - лидер ордена паука, а старший ворон говорил: ты знаешь, как они работают, - оттолкнувшись от моего щита, прошипел рыцарь.
   Я с трудом уклонился от следующего удара, и со слегка шокированным лицом, стал столбом посреди поля. Хоть орден паука и можно назвать главными соперниками ордена ворона, но просто так клеветать на них они не будут. Если вороны слыли прекрасными разведчиками и шпионами, которые могли прятаться у тебя под носом, и ты их не заметишь, то пауков знали как неуловимых убийц, способных отыскать свою жертву даже в самой защищенной цитадели королевства. И этот неряшливый король - их лидер? Учитывая хотя бы то, как он себя ведет, его с трудом можно назвать просто, способным убить человека, не говоря уж о жестоких методах, из-за которых именем этого ордена часто пользуются в качестве меры запугивания.
   - Это такая плохая шутка или вы все надо мной издеваетесь? Если король и вправду лидер паука, выходит, я сейчас втянут в разборки трех сильнейших орденов? - попеременно, нанося удары и уклоняясь, спросил я.
   - Трех?
   - Керрос тоже здесь. Как ни странно... этот Персиваль оттуда.
   Черный рыцарь тоже ощутил всю тяжесть моей ситуации и иронично рассмеялся. Я же удивился тому, что он просил меня сохранить жизнь герцогу, не зная, что тот принадлежит к ордену подпольных аристократов.
   - Где вертится борьба за власть - там всегда появляются они, - отбив мой удар, он заскользил в сторону моего левого бока. - Но я все сказал. Долг выполнен, а теперь, лети! - попрощался он в манере воронов.
   - Надо было меня еще тогда казнить... - я раздраженно пробубнил и встретил рыцаря завершающим ударом в пол-оборота. - Столько проблем!
   Черный рыцарь поддался и сделал вид, что пытается меня блокировать, на самом же деле он просто подставил расслабленную руку под удар и тем самым лишился своего меча. Выскользнув из рук, клинок упал на землю в десяти метрах от рыцаря. Следом послышалось оханье толпы.
   - Видимо, Боги решили, что я поступаю неправильно, - припав на одно колено, и поклонившись, проговорил он. - Раз я проиграл, то не могу иметь никаких претензий против вас. Примите мои извинения, Сир.
   Следом он спокойно ушел, даже не подняв свой меч. Стражники сначала хотели задержать рыцаря, но король приказал им остановиться. Я же в это время всмотрелся в лицо правителя.
   Так значит орден паука? Причин не верить посыльному ворону, у меня нет. Так что это была плохая новость. Если такие люди захотят тебя убить, то непременно этого добьются - это вам не пустые угрозы Керроса. Они не прекращают преследование своих целей даже через десятки лет, если конечно заказчик еще жив. Ну а если учитывать, что моя смерть необходима их лидеру, то тут уже стоит сомневаться, сможет ли меня укрыть орден ворона.
   Я остался стоять посреди поля с опущенным мечом. И от размышлений меня отвлек голос.
   - Я думаю, у нас осталось одно не разрешенное дело.
   Обернувшись, я увидел подоспевшего Персиваля, уже держащего в руках свой двуручный меч. Стоит ли мне драться с ним? Может просто сбежать?
   - Только что у меня отпала причина с тобой сражаться.
   Кажется, герцог воспринял это как появление трусости. Он воткнул свой меч широким лезвием в землю, а сам выразил надменный взгляд.
   - Неужели ты боишься? Помнишь - у нас дуэль. И ты не выйдешь отсюда, пока один из нас не проиграет!
   - Ты уверен, что хочешь этого? Ты можешь "случайно" умереть.
   Он оказался глух к моим словам и продолжал нести бред о своих целях.
   - Я заставлю тебя пожалеть о том, что ты разрушил наш план. Я уже говорил, что мы всегда добиваемся своих целей. В данном случае ты лишь выступаешь в роли очередного препятствия. Тебе следовало послушать меня в тот раз, когда я предлагал тебе столь много, но ты...
   Надоело играть по правилам.
   Я решил не дожидаться ни сигнала герольда, ни пока герцог договорит и сразу налетел на противника, ударив мечом. На его лице читалось огорчение, по поводу того, что ему не дали завершить свою речь. Но герцог все же сумел защититься от внезапного удара, наклонив вперед свой широкий меч.
   На это я и рассчитывал. Его меч все еще находился в земле, а значит, следующий удар он отразить не успеет. Оттолкнувшись от земли, я заскочил ему за спину.
   Тайный кинжал скользнул сначала в мою руку, а затем очутился в спине у герцога, пройдя сквозь тонкую щель между стальными пластинами доспеха. Клинок был сделан отлично и слишком легко проник внутрь, по пути зацепив легкое, но оставив в порядке сердце. Крови будет много, но если вовремя оказать помощь - его удастся спасти. Конечно, на континенте найдется не много умелых врачей, способных спасти человека с пробитым легким и не превратить его в инвалида, но мне уже все равно. Потому что я просто отдал должок воронам и убил его так, чтобы он не умер. Вот и все!
   Так быстро я мог бы завершить второе задание короля. Когда я взглянул на правителя, на его лице появилось зловещее выражение, и стоило телу Персиваля опуститься на землю, как он выразил словами слишком странное подобие удивления:
   - Какой ужас! Он посмел убить одного из участников во время турнира! Стража, живее схватите этого человека!
   Если бы сейчас я не узнал о личности короля, то, наверное, мог бы подумать, что стража отведет меня в место, где меня выпустят на свободу и вручат золото... Аха... что?! Я только сейчас заметил, что здесь довольно трудно не увидеть возможного подвоха. И почему я раньше об этом совсем не думал? Неужели я просто был ослеплен всем этим обещанным золотом?
   Сообщение об убийстве и лужа крови, вытекающая из-под Персиваля, свела с ума зрителей и они потоком хлынули на поле. Стражники как могли, пытались сдерживать толпу, но их было слишком много и по одному горожане стали просачиваться внутрь. На меня сыпался шквал обвинений и угроз.
   - Так все-таки герцог Табарриско не врал - он преступник!
   - Убьем его! Отомстим за герцога!
   Я уже плюнул на все это. Как и говорил ворон, для короля я теперь был просто фигурой, отыгравшей свою роль, а значит, полагаться я могу только на себя. Все-таки перед своим уходом надо устроить эффектный номер, чтобы меня надолго запомнили. Я освободил левую часть своего лица от маски и выбросил кусок бесполезного теперь металла на поле. Часть людей, находившихся ко мне ближе всего, заметила это и начала кричать.
   - Смотрите! У него на глазу татуировка!
   - Это же "Дракон"! - Что происходит? Он вернулся из мертвых?
  - Зря наш герцог защищал его! - несмотря ни на что, они, кажется, считали, что Кристиан находился все это время в неведении. Я умиляюсь с их глупости.
  - Хватайте его! Скорее!
   И неуправляемая толпа стала еще активнее пытаться до меня достать. Стражники уже перестали мешать крестьянам пройти, а наоборот присоединились к их массовым беспорядкам. Смотря на все это, я мог лишь рассмеяться.
   - Именем короля! Как те, кто следит здесь за порядком, мы не дадим тебе уйти! - кричали они, становясь в линию, чтобы отрезать мне все пути побега.
   Ну и раз уж король хотел меня обмануть, то почему бы в качестве ответной услуги не усложнить ему жизнь?
   - Может, вы и не поверите, но именно ваш король нанял меня, чтобы убить герцога Персиваля, - крикнул я во весь голос и толпа замешкалась. Первая линия народа остановилась, и в них врезались все остальные. С таким огромным полчищем я точно не справлюсь.
   Что мне остается кроме как бежать?
   Пока они замерли, я воспользовался этим, чтобы быстро окинуть взглядом ристалище, в поисках пути к бегству. Западные трибуны уже опустели, люди, которые недавно на них сидели сейчас толпились у главного входа. Если я не буду тормозить, то у меня будут неплохие шансы спастись.
   - Вздор! Ложь! Не верьте ему! - король поспешил оправдаться. - Стража! Хватайте преступника! Чего вы медлите?!
   Стражники, слушаясь приказа своего короля, рьяно протискивались сквозь толпу. Я же отступал под натиском более чем тысячи людей, пока не оказался прижат к стенке западной трибуны. Расстояние между мной и ближайшим человеком было около ста метров. Есть время оставить прощальный подарок для короля.
   - Если вы мне не верите, взгляните на это! - я достал из-за пояса королевское прощение, которое так бережно хранил все это время. И прибил лист бумаги к стене, при помощи изысканного ножа, который был покрыт свежей кровью герцога.
   Не желая находиться в опасном положении дольше необходимого, я протиснул руку в узкое квадратное окошко на западной стенке и, отстегнув нагрудник и ножны с мечом, вскочил наверх по деревянным балкам. Стражники погнались следом, но вот забраться за мной они уже не могли по вине тяжести своего обмундирования. Тем временем жители уже собрались снизу и принялись разглядывать оставленную мной бумажку. Стражи под руководством короля пытались их растолкать, но это только больше раззадорило публику. Взбираясь вверх по опустевшим трибунам, я слышал, как они говорили.
   - Что это он оставил? Тут какой-то золотой кинжал, а это что?
   - Не знаю, бумажка какая-то. Кто здесь читать умеет? Иди-ка сюда!
   - Я умею... эй, не толкайся. Зараза! Тут это - королевская печать стоит!
   - Да ты что там написано, читай, а не печати разглядывай! То, что это печать - мы и без тебя видим.
   Оказавшись на самом верху ристалища я на секунду остановился, хотя бы для того чтобы удовлетворить любопытство и узнать, какова будет их реакция. Тут остановилась даже стража - всем стало интересно, что же кроется за таинственным пергаментом с королевской печатью.
  - Это же...! Это же - королевское прощение!!! Ну, то есть то самое, за которое тебе все убийства и кражи прощают! - воскликнул один из них, а за ним следом стали издавать возгласы и остальные. - Откуда оно оказалось у Дракона?!
   Затем все это превратилось во множество буйных и недовольных голосов, которые стали требовать объяснения у короля. Я уверен, что он сможет утихомирить их, заверив, что документ поддельный и всякое-такое. Но самое главное, что у людей появится к нему недоверие. И простой народ то он утихомирить сможет, а вот те, кто поумнее, явно будут держать ухо востро. Небольшая, но все же прощальная месть.
   Спустившись с другой стороны стены, я принялся со всех ног бежать. Если они сейчас возьмут лошадей, то мой красочный побег оборвется очень скоро, и это будет выглядеть совсем унизительно. Для того чтобы побег завершился удачно - мне надо успеть найти себе скакуна раньше стражи.
   Я направился в палаточный городок, понадеясь там отыскать средство дальнейшего побега. Все население этого городка сейчас находилось на ристалище, так что шансов натолкнуться на кого-нибудь была почти нулевая. Хотя нет, вон та движущаяся колона, поднимающая столб пыли говорит, что они уже не на ристалище, а направились следом за мной. Уверен, что они уже предвкушали, как я снова окажусь на виселице.
   Но, не сегодня; я уже один раз чуть не умер и больше не намерен возвращаться на эшафот. И поможет мне верный белозадый конь, который, кажется, был одним из ездовых жеребцов Кристиана. Так как мы с ним больше не увидимся, думаю, он не будет против, если я угоню у него лошадь. Тем-более, только дурак будет оставлять уже запряженного коня на пустой поляне и надеяться, что его не сопрут.
   Запрыгнув на лошадь, я умчался вдаль, оставив бегущих крестьян и караульных всадников глотать пыль. Конь оказался очень хорошим, и явно выходил из благородной боевой породы. Он был гораздо быстрее, чем дохлые клячи солдат короля.
   Оторвавшись от погони, я помчался по главной дороге, которая вела к городу Гранику. Нет, я не собирался посещать город, я же не сумасшедший. Конечно, грустно, что там остались мои вещи, но я думаю, что нормально проживу и без них. Все же свою жизнь я ценю дороже.
   Король ворон обещал мне обеспечить безопасность, но путь до Аринокса будет долог, а если учесть, что после турнира я стал еще более узнаваем, то у меня нет никакой уверенности, что я смогу благополучно туда добраться. Еще стоит учитывать, что после сегодняшнего представления, я может больше не смогу прятаться, просто закрыв татуировку. И как же мне поступить? Денег практически нет и ждать по грязным тавернам, пока все уляжется, у меня не получится.
   Скорее всего, лучше будет отправиться по другому маршруту. Как насчет западного континента? Там сейчас тоже творится небольшая неразбериха, но в этом случае спрятаться в хаосе будет намного проще, и власть местного короля туда не распространяется, так что там мне будет безопаснее всего. К тому же по счастливой случайности Граник как раз находился ближе всех остальных городов к границе.
   Решив на этом, я развернул свою лошадь, и погнал рысью в сторону гор.
   По пути мне встретилась повозка, движущаяся в сторону Граника, и я решил ее ограбить и забрать себе. Чего уж там терять, все равно за мной теперь сам король гоняется. А припасы, они всегда нужны. Подъехав на своей лошади поближе, я перегородил дорогу и заговорил с извозчиком.
   - Эй. Проваливай со своей повозки. Я ее забираю, думаю, не стоит объяснять, кто я такой.
   Увидев мое лицо и татуировку на нем, он сразу запаниковал и начал дрожать. Если бы он только знал, что у меня нет никакого оружия. Но вот в таких случаях и помогает громкое имя.
   - Д... дддрракон? Т-ты же умер? - еле шевеля губами, вымолвил он.
   - Как видишь, нет. А теперь - слезай.
   - Не м-м-могу. Там важный груз - король не простит его потерю, - умоляюще проговорил он. - Смилуйтесь! У меня жена, трое детей, собака, кошка, корова, лошадь, повозка...
   Ага, как же. Важный груз и без какой-либо охраны? Даже любой малозначительный торговец старается обеспечить себя хотя бы одним наемником, на случай вероятной опасности. Твои сыры, или что там у тебя явно не соответствуют чему-то поистине важному. А уж внимания короля они и подавно не заслуживают.
   - Мне все равно. Я, конечно, не хотел задерживаться, убирая твой труп с дороги, но могу и передумать.
   Все-таки собственная жизнь оказалась дороже и он покорно слез. Я прогнал извозчика, и он принялся грустно волочить ноги до города. Забравшись внутрь повозки, я начал пересматривать перевозимый тем человеком товар, но обнаружил лишь кучу шкур и мехов. Так это и есть драгоценный груз? Польза была лишь в том, что я отыскал среди них одежду, которая была как нельзя кстати. Если я буду все время ходить в турнирном наряде, то нет вообще никакого смысла скрываться от погони, проще прямо заявиться в столицу, и отдать себя в руки короля. А теперь я и сам вполне мог сойти за извозчика, для дополнительной безопасности, прикрыв глаз куском ткани. А что, неплохая маскировка, иначе, если я весь путь буду загонять коня герцога, то выбью из колеи самого коня и натру себе мозоль в одном неприятном месте.
   Закончив переодеваться, я попытался запрячь лошадь герцога в повозку, но норовистый жеребец отчаянно сопротивлялся, и после нескольких безрезультатных попыток, мне пришлось оставить в упряжи лошадь извозчика, а белого коня просто подвязать рядом.
   Через тринадцать часов пути, я уже вырвался из черты города и держал путь вдоль границы. В повозке также обнаружилось немного хлеба с сыром, которыми я уже перекусил. Двигался я в сторону западного континента, который лежал к востоку от Граника. Это была ошибка стародавних картографов, вызванная тем, что обнаруженный ими континент находился на западе от прежнего центра цивилизации, что раньше располагался в нынешних диких землях и по своему положению получил название "западный". В дальнейшем, когда на континент, располагавший западнее западного, перенесли новый центр цивилизации, он, как и полагается, получил название центральный. Но вместе с этим вышло, что западный континент стал располагаться на востоке от центрального. Несмотря на такую нелепость, переименовывать его никто не хочет, потому как, следом надо будет переписывать множество карт, и всякие разные научные труды.
  Наверное, у короля было пока много хлопот с разрешением неразберихи, что я устроил, потому погоня запоздает на день-полтора, да и он может задержаться, потому что ему придется оказать помощь герцогу Персивалю, когда выяснится, что тот не умер. Уже совсем скоро я пересеку восточный перевал, и меня уже мало что будет связывать с центральным континентом. Наконец настанет свобода от всех этих королей и их проклятых герцогов.
   Вернее, я так полагал...
   - О, мы уже скоро приедем? - послышался звонкий голос у меня за спиной. Резко обернувшись, я увидел миленькое личико принцессы, которая выбралась из-под тяжелых шкур и сонным взглядом смотрела на меня. - А ты кто? Другой извозчик?
   Какого черта она забыла в этой повозке? Хотя стоп, наверное, все-таки ценный груз в повозке был... и извозчик же упоминал про то что король не простит его потерю. Но кто же знал, что этим грузом окажется единственная на все королевство принцесса.
  Не похоже это все на работу безупречной удачи. Теперь я видимо дал королю еще один повод устроить за моей головой охоту. Наверное, теперь даже на западном континенте мне не будет покоя. Какая ирония - в конце своих злодеяний, Дракон похитил принцессу.
  Кажется, это можно назвать моим первым шагом, в становлении личностью, печально известной на весь континент. Нет, лучше сказать, что у меня теперь есть все шансы на становление легендой.
   Конец первой части.  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) М.Лунёва "К тебе через Туманы"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"