Всегдар Алексей: другие произведения.

Здание (2002)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Пролог
  Я, если уж говорить начистоту, могу долго заниматься лишь двумя делами в жизни: пить или писать. Остальное быстро надоедает. Только поэтому и пишу, чтобы не спиться окончательно. Странная, конечно, ситуация. И без меня написано слишком много и разного, уж точно гораздо больше, чем можно прочесть за самую длинную жизнь, причем, даже если и не спать вовсе.
  Что такое книга? Это стопка бумаги, каждый лист которой наполнен различными буквами и знаками препинаний. Почему она имеет столько власти над человеком? Да какая в принципе разница.
  1
  Иногда, так случается: приходишь домой, выпиваешь чашку крепкого кофе, упершись взглядом в телевизионное мелькание, и вдруг тебе звонят по телефону, просят куда-нибудь явиться, предоставить какую-то там справку. Разумеется, сделать это необходимо совершенно срочно.
  Герой смотрел телевизор, сидя в кресле. Зазвонил телефон.
  'Не подойду', - подумал Герой и, довольный принятым решением, сделал большой глоток кофе.
  Звонивший быстро сдаваться не собирался. На тринадцатом звонке Герой засомневался в правильности принятого недавно решения, на двадцать шестом, и вовсе, решил его изменить.
  - Алло.
  - Здравствуйте! Скажите, я верно набрала номер? - донесся неприятный женский голос из телефонной трубки. Интонация выдавала в звонившей чиновника, которому поручено сообщать.
  - Да, верно.
  - Отлично. Вас беспокоят из первого управления по важнейшим делам. Вы до сих пор не получили свидетельство о смерти...
  - Какое свидетельство? - не расслышав, переспросил Герой.
  - Свидетельство о смерти, - невозмутимо повторил голос.
  - О чьей смерти?
  - О вашей, разумеется.
  - Но я, вроде бы, пока жив. Вы, наверное, что-то путаете, - ответил Герой.
  - Во-первых, мы ничего путать не можем, а во-вторых, нам лучше знать, все-таки мы куда более компетентны в данных вопросах, нежели вы!
  - Хорошо, только, не могли бы вы пояснить...
  - Что тут пояснять? Закон уже месяц, как принят и опубликован во всех центральных газетах!
  - Я в газетах читаю только программу телевидения, хотя и там часто врут.
  - Что ж, это возможно и говорит многое о вашем умственном развитии, но контролем умственного развития занимается девятое управление, а у нас дела куда более важные. Вам необходимо явиться завтра к девяти утра, в Здание, комната четыреста девять. При себе иметь паспорт, две фотографии и две тысячи восемьсот рублей на взятки.
  - А можно узнать поподробнее...
  - Все узнаете на месте.
  - Хорошо, но...
  Но собеседница ответила совершенно нетактичными телефонными гудками.
  2
  Здание находилось в самом центре Города. Сколько в нем было этажей не знал никто, даже проектировщики, поскольку каждый новый распорядитель Здания обязательно надстраивал дополнительные этажи, а их пересчет строго карался законом. Достаточно сказать, что высота Здания была исполинской.
  Полдесятого утра Герой остановился на черных мраморных ступенях, ведущих к Зданию, решив выкурить сигарету, прежде чем войти внутрь. Едва успев чиркнуть зажигалкой, он очутился на коленях, поваленный сильным ударом в спину. Мужчина, толкнувший Героя, шустро прошмыгнул в дверь Здания, сделав вид, будто ничего не произошло. Выругавшись, Герой поднялся и начал отряхиваться, но снова свалился, став на этот раз жертвой спешащей в Здание женщины. Стоя на коленях, полностью расхотевший подниматься, но не оставивший желания перекурить, Герой еще раз чиркнул зажигалкой. В этот момент из Здания вышла Девушка и уверенным шагом направилась в его сторону. Отбросив сигарету в сторону, Герой приготовился обороняться.
  - Здравствуйте, что ж вы тут сидите, ведь вас ждут, - мило улыбнувшись, сказала Девушка, - хотите, я помогу вам подняться?
  - Не надо, я сам, - ответил Герой, - какой-то урод толкнул.
  - А, значит, вы уже почувствовали нашу деловую атмосферу! Замечательно! Привыкайте к нашему стилю работы!
  Девушка была смазливой блондинкой среднего роста. На ней был надет черный приталенный пиджак, подчеркивавший прелестную фигурку, черная мини-юбка, позволявшая любоваться стройными ногами и черные туфли на очень высоком каблуке.
  - Да, к вашему стилю действительно нужно привыкать. Тут вы, правы, - поднявшись, ответил Герой.
  - Ну, конечно же, я права. Ведь и ребенок понимает, что нельзя становиться на пути человека, идущего к цели. Тем более в таком месте.
  - Что же особого в этом месте?
  - Здесь добиваются положения, здесь добиваются власти. Разве вы до сих пор не почувствовали запаха денег?
  - Нет, у меня хронический насморк. Я думаю..., - начал говорить Герой, но его вновь толкнули в спину. На этот раз он, хоть и с трудом, но смог устоять на ногах.
  - Вот видите, все оттого, что вы меня совершенно не слушаете. Не нужно думать, когда это опасно. Пойдемте.
  Они прошли через дверь Здания и попали в большом холл. Холл был практически пуст, лишь посередине стоял небольшой черный стол, за которым сидел лысый охранник, сосредоточенно рассматривавший воздух.
  - Вы неправильно одеты для этого места, возможно, кто-то сделает вам замечание, но не обращайте на это никакого внимание, вскоре мы все исправим, - шепнула Девушка Герою.
  - Замечание?
  - Да. Поймите, здесь, как и везде, свои правила и условности. Но не переживайте. Поверьте, пройдет немного времени, и те, кто хуже всех изначально к вам отнесся, станут вашими лучшими друзьями. Конечно, только на словах. Просто пока вы здесь еще чужой.
  - Что значит пока?
  - Какой же вы все-таки упертый! Впрочем, именно таким в Здании всего везет
  - Я пришел получить свидетельство.
  - Ах, вы так милы! - рассмеялась девушка, - впрочем, вы сильно опаздываете, мы встретимся позже, а сейчас вас ждут в четыреста девятой комнате, это четвертый этаж. Очень советую в Здании пользоваться лифтом.
  Ничего не ответив, Герой пошел к лифту.
  3
  Двери одного из лифтов были открыты, внутри стоял пожилой лысоватый мужчина, одетый в черный деловой костюм. Герой вошел в лифт. Мужчина вопросительно посмотрел на него.
  - Мне четвертый, - сказал Герой.
  - Жмите! - рявкнул в ответ мужчина.
  - Но вы стоите возле кнопок и...
  - И что с того?
  - Да ничего, просто возможно вас не затруднит нажать...
  - Затруднит, - перебил мужчина.
  - Почему затруднит? - спросил Герой.
  - Почему затруднит! Он спрашивает, почему затруднит! - мужчина энергично зажестикулировал, - мне на четвертый этаж не нужно, с какой-такой стати я стану нажимать кнопку?! Или, может быть, ты привык, что за тебя все должен делать кто-то еще?
  - Да я не настаиваю.
  - Вот! Теперь он уже не настаивает. То есть, мало того, что ты нахамил мне, так теперь еще получается, что ты просто так, ради забавы отнял у меня столько времени! Это просто возмутительно!
  - Хватит.
  - Хватит?! Он мне говорит, хватит! Он еще и вздумал меня поучать! Насмотрелся я на наглецов в своей жизни, но таких! Таких!
  - Ладно, езжайте, я, пожалуй, дождусь следующего лифта.
  - Великолепно! Значит, тебе плевать, что несколько минут своей жизни ты потратишь впустую, выкинешь на самодовольное созерцание! Транжира времени, теперь мне стало понятно, почему ты так одет!
  - А вы в жизни не потеряли ни одной минуты?
  - Более того! Я точно знаю, что буду делать каждую секунду в ближайшие двадцать пять лет! Я три года юности провел, планируя свое будущее! Учись, учись у таких как я! И тогда, отребье, может быть ты сможешь хоть чего-нибудь добиться в этой жизни!
  - Бедные ваши дети.
  - Дети?! У меня лучшие дети! Дети, которым я дал все! Дети, которые возьмут еще больше!
  - Вы хоть их любите?
  - Тупица! Мне не нужны дети, которых я буду любить! Мне нужны дети, которыми я могу гордиться! Займись уже чем-нибудь! Делай что угодно, как угодно, но всегда что-нибудь делай! Не трать времени впустую!
  - А как же отдых?
  - Отдых?! Он спрашивает, а как же отдых! Ты просто клинический бездельник! Ты безнадежен!
  - Ладно, задолбал, - сказал Герой и вышел из лифта.
  - Ты безнадежен! - успел еще раз прокричать мужчина, прежде чем двери лифта закрылись.
  На табло побежали цифры: два, затем три, потом четыре - на четверке табло замерло. Герой нажал кнопку вызова, но табло настырно показывало четверку. Прождав еще немного, Герой решил идти по лестнице.
  4
  Герой открыл небольшую черную дверь и вошел на пролет первого этажа. В отличие от богато отделанного черным мрамором холла Здания, лестничная клетка была из некрашеного бетона. Пролет освещал фонарь, настолько тусклый, что нельзя было разглядеть и третьей ступеньки на лестнице.
  Герой стал подниматься. Было так темно, что идти пришлось на ощупь. Через некоторое время Героя ослепил тусклый свет лампы пролета второго этажа. В отличие от чисто убранного предыдущего пролета, здесь валялось несколько окурков и было порядочно наплевано.
  Герой пошел дальше. Подходя к 3 этажу, он почувствовал легкую отдышку. В горле пересохло. Пролет 3 этажа был порядком захламлен. На стене были три криво накарябанные надписи. В воздухе чувствовался еле уловимый, неприятный запах.
  Герой пошел дальше. Когда он ступил на пролет 4 этажа, дыхание было очень тяжелым, ноги непослушно подгибались, не в желая бороться с силой тяжести. Мучила жажда. Герой присел на пол. Пол был завален самым разнообразным мусором, стены были расписаны нецензурными надписями, многие из которых были сделаны поверх других. Стоял затхлый запах.
  Дверь, ведущая на 4 этаж распахнулась, и на пролет вышел молодой человек, одетый в черное.
  - Ну, здорово, коллега, покурим? - обратился он к Герою.
  - А здесь можно?
  - Новичок? - с пониманием произнес молодой человек, - ну ничего, привыкнешь.
  Молодой человек снял брюки, пиджак, рубашку и аккуратно положил все это в целлофановый мешок. На нем осталась лишь цветная пижама, разрисованная разноцветными уточками. Из кармана молодой человек достал клоунский колпак и ловко нацепил его.
  - Ну, привыкай, приятель, только здесь мы можем немного расслабиться и послать эти правила ко всем чертям! - улыбаясь, произнес молодой человек и смачно рыгнул, - причем все официально. Надо же людям отдыхать!
  - А почему ты тут только один? - спросил Герой.
  - Ну, если честно, то выходить сюда можно лишь в определенные часы, но что мне эти идиотские правила! Я сам себе хозяин! Поэтому я тайком выбегаю сюда в неположенное время, правда, при этом приходится жертвовать обедом, но зато я свободный человек! А эти кретины пусть и дальше живут по правилам!
  - А почему пролеты различаются?
  - Ну, знаешь, там внизу расслабляются те ублюдки, которые, якобы, хорошо воспитаны и им претит находиться здесь. У них своя компания. А по мне - так это просто куча тупых снобов! У нас манеры, видите ли, не те! А?! Вот на пятом, там точно свиньи! Никогда туда не пойду! А выше вообще сплошное хамье!
  - Простите, мне пора, - сказал Герой.
  - Ты отличный парень! До встречи! - сказал молодой человек, самодовольно улыбаясь.
  Герой поднялся, и открыл дверь.
  - Ты забыл переодеться! - услыхал он вопль.
  - Мне это не надо.
  - Ты псих?! Ты собрался туда в таком виде?! Не вздумай! Это не положено! Перео...
  Герой, вошел в просторный холл и захлопнул за собой дверь.
  5
  В коридоре было суетливо. Мимо пробегали люди в черных костюмах, на их лицах читалась растерянность. Посмотрев направо, Герой заметил, что большая группа чиновников окружила раскрытые двери лифта. Они молчали, изредка некоторые позволяли себе переброситься с кем-нибудь испуганным взглядом или покачать головой.
  Герой попытался подойти поближе, но путь ему преградил человек небольшого роста, одетый в длинный черный халат.
  - Что вам угодно? - спросил он.
  - Там что кто-то умер?
  - Не ваше дело. Что вам угодно?
  - У меня назначено освидетельствование, - ответил Герой.
  - Вы опоздали, - сказал человек, - тем не менее, мы вас примем. Вам в эту дверь и прямо по коридору.
  - А можно узнать, что случилось?
  - Нет!
  - Ну нет, так нет, - сказал Герой и пошел в указанном направлении.
  6
  Коридор за дверью, был очень длинным и очень узким, с бесконечным рядом массивных черных дверей. На дверях не было ни ручек, ни замков, и лишь в правом верхнем углу каждой двери висела небольшая табличка с номером, причем номера шли в произвольном порядке, что запутало задачу отыскания нужной комнаты.
  Твердыми шагами Герой направился вперед, читая таблички. Первой шла комната 870, за ней 208257, потом 653569. Герой еще долго шел вперед пока не увидел искомые цифры.
  Он постучал, дверь открылась. Герой вошел в небольшую комнатку, в которой за небольшим столом сидела молодая секретарша. Она была одета в строгий костюм черного цвета.
  - Мне на освидетельствование.
  - Да, проходите, пожалуйста, вы опоздали.
  - Лифт не работал.
  - Ах, да, это такое несчастье, - произнесла секретарша, - Вам необходимо немного подождать, можете присесть, - она указала на большое кожаное кресло у стены. Рядом с креслом стоял столик с ворохом газет и журналов, - почитайте что-нибудь.
  - Хорошо.
  Герой устроился в кресле и открыл журнал, лежавший сверху. Первая страница была совершенно черной. Не было ни букв, ни фотографий, только черная бумага. Герой перелистнул страницу, затем бегло просмотрел журнал до конца, но все страницы были одинаковы. Отложив этот журнал, он взял другой. Но он был точной копией предыдущего. Отбросив его, Герой взял следующий. Секретарша, абсолютно не обращая внимания на Героя, занималась перекладыванием писчих листов из одной папки в другую.
  Неожиданно раздался противный писк из аппарата на ее столе.
  - Вас ждут, - сказала секретарша, - распишитесь здесь, пожалуйста, и проходите, - она протянула Герою бумагу в которой было указано время его прибытия к ней, количество журналов просмотренных им и поза, в которой он ожидал приема.
  Он быстро расписался и вошел в соседнюю дверь. Эта комната была чуть больше предыдущей, возле входа сидела секретарша, державшая телефонную трубку около уха, похожая на секретаршу из соседней комнаты. Жестом она указала Герою на кресло. В отличии от предыдущей комнаты, здесь на столе лежала стопка книг. Герой раскрыл первую. Сплошная чернота. Книга была толстой, страниц в тысячу, но при этом все страницы были совершенно одинаковы. Досмотрев эту книгу до конца, Герой взглянул на секретаршу. Та все еще молча держала трубку возле уха.
  - Можете проходить, распишитесь.
  В соседней комнате было просторней. Секретарша стоявшая возле большого стола была одета в черный костюм. Она отточенным жестом засовывала бумаги из большой стопки в машину для уничтожения бумаг, а пока та справлялась со своей работой, брала листы из другой стопки и отксерив их, клала в первую.
  - Подождите немного, - сказала секретарша и указала на кресло.
  Возле кресла стоял небольшой телевизор. Герой взял пульт и включил первый канал, экран на секунду моргнул ярко-белой вспышкой и показал черную картинку. Немного посмотрев ее, Герой переключил канал на следующий. Затем дальше. К нему подошла секретарша и протянула листок.
  - Распишитесь, пожалуйста, и проходите.
  Герой выключил телевизор, чиркнул в листке и пошел к двери. Когда он входил в следующую комнату, он заметил, как секретарша положила его бумагу в общую стопку.
  7
  Герой вошел в большую комнату, посредине которой стоял массивный стол. За столом сидела уже немолодая, но все же еще достаточно привлекательная женщина.
  'Странно, она смотрит на меня так, словно я, ее собственность'.
  Гигантское окно, служившее также одной из стен, было плотно закрыто черными жалюзями, комната освещалась тусклыми лампами.
  - Садись тут! - приказала женщина и ткнула пальцем в стоявшее напротив стола кресло.
  Герой повиновался. Кресло оказалось настолько удобным, что впервые за все время, проведенное в Здании, Герой почувствовал себя уютно.
  - Ты будешь кофе со сливками или черный? - спросила женщина, скромно улыбнувшись.
  - А почему на ты? - удивился Герой.
  - Ах, с тобой всегда так сложно! - голосом кокетки, произнесла женщина, - впрочем, ты мне за это нравишься еще больше.
  Женщина встала из-за стола и медленно подошла к Герою. На ней была надета черная короткая юбка, позволявшая бесстыдно рассматривать ее слегка полноватые, но милые бедра.
  'Какое поразительное сходство!'
  Только сейчас Герой заметил, что эта женщина и та, с которой он познакомился, входя в Здание, похожи друг на друга, словно мать и дочь.
  - Так какой кофе ты будешь? - мягко прошептала женщина.
  - Я, - растеряно промямлил Герой, - не знаю. Я бы с удовольствием чего-нибудь покрепче выпил.
  - Что?!!! - закричала женщина, - я всегда знала, что все этим и кончится!
  Она села за свой стол.
  - Молодой человек, вы сильно опоздали, - проговорила женщина нравоучительным тоном с глубинным хрипом, - я знаю, что вы будете пытаться оправдать свою безответственность, но можете сразу оставить это.
  - Полегче, - удивленно сказал Герой, - если для тебя это так важно, то неси этот свой кофе. И вообще, я, если хочешь знать, просто обожаю кофе. Уснуть без него не могу.
  - Не забывайтесь! - прикрикнула женщина, - Я старше вас, а значит умнее. Я женщина, а значит я умнее. Я добилась гораздо больше вас в жизни, а значит я умнее. Поэтому даже не пытайтесь искать оправдания своей расхлябанности.
  'И почему с этими бабами так тяжело'.
  - Был сломан лифт.
  - И что?! Я вас спрашиваю?!
  - Да я вот чего-то пока не пойму, что именно вы у меня спрашиваете? - Героя даже стала забавлять эта сцена, - Про кофе что ли?
  - Не хамите! Вы могли прийти заранее! Вы могли прибыть вчера! Неужели вы можете себе позволить подумать, что ваша личная жизнь ценится выше интересов Здания?
  - Может это, с освидетельствованием разберемся? - зевая, спросил Герой.
  - Я здесь решаю, когда и к чему мы приступим, а вас я попрошу не указывать мне, впредь! Все ясно?! - заорала женщина.
  - Вы могли бы быть вежливее, - заметил Герой.
  - Что? - тело женщины вдруг затряслась, на глазах заблестели слезы, - Что? Почему же ты не можешь просто выслушать меня... За что мне это наказание... Я ведь от всего сердца... Ведь только я знаю, что тебе нужно... И после всего... И меня попрекают этим... Неблагодарный,... Но ничего! Посмотрим еще, кто станет палачом! - завопила женщина и выбежала из комнаты, сильно хлопнув дверью.
  Герой сидел в уютном кресле, наблюдая за тем, как стены медленно и неумолимо сдавливали пространство комнаты.
  8
  Ровно через девять часов дверь открылась и вошла та же немолодая женщина, держа в руках толстую пачку бумаг.
  - Вот, заполните эти формы. Затем проставите печати в канцелярии и отнесете в учетный стол. Там получите справку седьмой формы, возьмете необходимые выписки, после чего передадите необходимые документы в шестой отдел, возьмете бланк освидетельствования и вернетесь сюда. Приступайте.
  Герой взял пачку бумаг и приступил.
  Для сбора подписей, резолюций, печатей и всего прочего, совершенно необходимого для жизни нормального человека в высокоразвитом обществе, Герою потребовалось около сорока часов. Еще через 365 часов он наконец-то заполучил бланк освидетельствования.
  Все это время он провел в Здании и изучил его очень хорошо. В Здании все было однообразно. На каждом этаже был длинный коридор.
  У всех чиновничьих кабинетов, в которых побывал Герой, имелась странная особенность: потолок был двухъярусным. Возле самой входной двери потолки были около полутора метров высотой и посетителю приходилось пригибаться. В той же части комнаты, где стояли рабочие столы чиновников, потолки были трехметровыми.
  Все было выкрашено в черный цвет. Со временем Герой заметил, что все чиновники разделялись по яркости своих черных костюмов. Костюмы у всех были совершенно одинаковыми, не считая двух женщин, с которыми мельком познакомился Герой. Те, кто занимали высокую должность в здании, носили ярко черный цвет и не обращали внимания ни на кого, кроме людей одетых подобным образом. Те же, кто был рангом пониже, носили бледно- или просто черные одежды, и при каждой встрече с яркими делали глубокий поклон, засовывая большой палец в рот. При этом бледно- или просто черные совершенно не церемонились с посетителями.
  Спал Герой часто прямо в комнатах, в больших черных креслах, предназначенных для посетителей. Первое время ему казалось, что помещения плавно смыкают стены, подбираясь к нему. Свет казался слишком слабым и глаза Героя утомлялись. Воздух казался немного затхлым и даже зловонным. Но очень скоро все эти ощущения исчезли, и Герой уже ничего особенного не замечал.
  За время, проведенное в Здании, Герой не встретил ни одного посетителя. Он мог слышать тихие шаги, даже пару раз подслушивал разговоры чиновников о посетителях. Но встретиться с кем-нибудь так и не удалось. Впрочем, и чиновники слишком редко выходили из своих комнат, быть может, только по очень важным событиям.
  Странным была еще одна особенность здания, в обоих концах каждого коридора был установлен почти незаметный светофор, который, откровенно говоря, Герой и заметил-то случайно. Особенность его была в том, что большую часть он горел слабым красным цветом, и лишь раз где-то в полчаса он попеременно, то с одной, то с другой стороны ненадолго зажигал зеленый. Ни один чиновник никогда не ходил по коридору на красный свет, а всегда дожидался зеленого, словно боясь чего-то, а Герой не обращал на светофоры ровным счетом никакого внимания и никогда не был за это чему-либо подвергнут.
  Иногда Герой наблюдал сборища чиновников, решающих совместно какие-либо важнейшие вопросы. Однажды, например, он присутствовал на выборе нового цвета для окраски стен Здания. Весь коллектив разделился ровно на две половины. Представитель первой половины утверждал, что Здание необходимо выкрасить в черный цвет. Представитель второй половины яростно противился и предлагал, в свою очередь, перекрасить стены в черный цвет. В конце концов все закончилось легкой потасовкой и общим решением - оставить все по-прежнему.
  9
  Изрядно набегавшись по Зданию и выполнив все, столь необходимые и совершенно естественные для каждого нормального человека действия, Герой вернулся в ту самую комнату.
  - Вот, - сказал Герой, протягивая женщине плотно обляпанный печатями маленький клочок бумаги.
  Она небрежно взяла клочок и некоторое время внимательно изучала. Затем на мгновение оторвалась и указала взглядом на кресло. Герой, конечно же, присел. Женщина опять уткнулась в клочок.
  За время, проведенное Героем в беготне по кабинетам, она совершенно преобразилась. Вместо аккуратно собранных в хвост черных волос появилась нечесаная, давно не мытая, седоватая копна. Лицо покрыла сетка морщин.
  - Так, все в полном порядке, а теперь, раз вы наконец-то со всем разобрались, - женщина встала и медленно подошла к Герою, - поцелуй меня.
  Выхода не было, ведь пока Герой находился в Здании, женщина имела полные права требовать от него всего, чего угодно.
  'Не нужно было вообще идти на освидетельствование, тогда бы ничего этого не было. Но я пришел сам'.
  - Ты перестала брить ноги?
  - Что?! - женщина вспылила, - ты думаешь, у меня есть время на все это?! У меня так много времени ушло на сопровождение твоего освидетельствования! И вот, когда я наконец-то сделала все, чтобы, заметь, тебе, а не мне, было как можно легче, когда наконец-то я могу позволить себе, хоть чуток, расслабиться, ты говоришь мне подобное?!
  - Извини, - начал было оправдываться Герой, сам не понимая за что, - я...
  - Забудь. Просто нам незачем вообще разговаривать.
  Крепко ухватив руками шею Героя, женщина прижалась к нему телом.
  Слева раздался крик:
  - Немедленно прекратить!
  Рядом стояла та девушка, с которой он познакомился, входя в Здание. Увидев ее, женщина отошла от Героя.
  - Передайте его мне, я с ним кончу, - сказала девушка женщине, и, помогая Герою подняться, добавила, - я думаю, у меня нам будет гораздо удобнее.
  9
  Кабинет, в котором оказался Герой, почти ничем не отличался от предыдущего. Единственным отличием, было... Проведя в Здании около месяца, побывав в несчетном количестве различных комнат, Герой ни разу, нигде, не видел открытых жалюзей. Нигде, кроме как здесь. Искусственное освещение было отключено и комнату озаряло солнце, создавая иллюзию свободы от Здания.
  - Эта старая ведьма совсем сдурела, - эмоционально начала девушка, - не обижайтесь на нее. Когда-то она занимала мою должность, но эта работа не так проста, какой может показаться. Сначала все дается легко, все, что нужно - это лишь коммуникабельность. Но со временем наслаиваются условности и правила, установленные свыше, а от этого так часто болит голова. Однажды она просто начала бояться, что больше не справится. Нет, нет, что вы! Она ничуть не стала хуже, даже наоборот. Но все же с той самой минуты она живет в постоянном страхе.
  - Чего же она боялась?
  - Потерять место в Здании.
  - Разве это так страшно?
  - Здание - это все для нас. Мы уже настолько к нему привыкли, что забыли все, что есть вне его. Вы заметили, что здесь у всех занавешены окна? Здание - это наш единственный мир.
  - Но та женщина, что с ней случилось, ее понизили? - спросил Герой.
  - О, нет. Однажды она просто достала из стола заранее заготовленное заявление о переходе на другую должность и пошла наверх. Ей казалось, что так ей будет лучше, но она ошиблась и теперь не проходит минуты, чтобы она не жалела об этом. Не смотрите на то, что она бывает груба, я часто слышу ее плач. Очень тихий.
  - Неужели, все, что вне Здания, для вас не существует?
  - Если честно, то и в самом Здании для нас мало существующего. Сотрудники если и заходят друг к другу, то только по служебной необходимости. Ведь мы так подолгу находимся в своих комнатах, что чужие воспринимаем как нечто враждебное, начинаем легко раздражаться из-за всяких пустяков, скажем, если у кого-то мебель поставлена по-другому.
  - Я был во многих комнатах и не заметил сильных различий...
  - Что?! - закричала девушка, - разве вы не видите, что у меня стол стоит возле дальней стены, а у нее посредине комнаты? Ну?! Скажите, разве может нормальный человек поставить стол в центре комнаты, разве это не полнейшая глупость? Ответьте! А бумаги! Ее бумаги лежат справа! Но разве хоть кто-нибудь кладет бумаги справа! Нет, вы мне скажите! Разве нормальный человек положит бумаги справа?! И еще этот идиотизм с ковром! Он ведь лежит у нее прямо! Прямо, а не поперек!
  - Но разве ковры не квадратные?
  - Это не важно! - сотрясаясь от злости , орала девушка, - я ненавижу эту тварь! Да кто она такая?! Что она возомнила о себе?! Уродливая тупая жаба! - девушка хотела что-то добавить, но вместо этого начала жадно глотать воздух, и закрыв лицо руками зарыдала.
  Герой лишь покачал головой и тихо произнес:
  - Дурдом.
  Тело девушки подергалось, затем обмякло. Она посмотрела на Героя.
  - Правда, я ведь лучше ее? - тихо спросила девушка.
  - Малыш, правда, я ведь лучше собаки? - ответил Герой, глотнув накопившуюся слюну.
  - Что? Ну прошу, будь серьезен.
  - А это так важно, быть лучше ее?
  - Да. Это важнее всего, это главное. Ответь, умоляю, скажи мне, я лучше?
  - Да, - ответил Герой, опасаясь новой истерики.
  Девушка улыбнулась и прильнула к Герою.
  10
  - Ты останешься здесь, со мной? - спросила девушка.
  - Да, - не задумываясь, произнес Герой, - разве я смогу жить там, без самого прекрас...
  'Там? Где там? Как давно я там не был. Что это - там? Я все забыл'.
  Здание предлагало ему так много, но... Но что-то внутри говорило, требовало, кричало. Герой вдруг словно опомнился, перед ним начали прокручиваться картинки его прежней жизни. К больному вернулась память, он закричал на всю палату, сильно напугав соседей: 'Я все помню! Я знаю, кто я такой!'. Здание могло дать ему так много, но оно так многого его лишило.
  - Нет, прости, у меня своя жизнь, плохая, хорошая - не важно, но все же..., - Герой на мгновение запнулся, - пойдем со мной, пойдем со мной в Дом. Ты будешь счастлива.
  - Разве ты не понимаешь, что нельзя быть счастливыми вне Здания? - спросила девушка.
  - Почему же? С чего ты это взяла?
  - Так гласит устав. Вне Здания слишком много зла.
  - Зла?
  - Да. При вступлении в должность, каждый из нас получил перечни зла.
  - Что же в этих перечнях?
  - Ты должен остаться в Здании, чтобы понять эти перечни.
  - Но разве я не смогу понять их без этого?
  - Конечно, нет! Ведь вне Здания другие перечни зла.
  - Но с чего ты взяла, что эти перечни верны? Почему ты не допускаешь, что тебя просто обманули?
  - Ха, смешно. Ведь в Здании есть телевидение, газеты, где регулярно дают подтверждение перечню - это называется 'новости'.
  - Я смотрел телевизор в Здании, но ничего не заметил, кроме черного экрана.
  - Ты ведь даже не слушаешь, что я тебе говорю! Ты должен остаться в Здании, чтобы научиться видеть!
  - Возможно, ты права, но я не хочу этому учиться.
  - Ты настолько безразличен ко всему?
  - Нет, почему же. Просто не хочу. Прошу тебя, пойдем со мной.
  - Идти? Но куда? Вне Здания только Улица! Ты разве хочешь на Улицу?
  - Совсем нет. Ведь Улица ничем не отличается от Здания. И там, и тут все живут по кем-то установленным правилам. И там, и тут все кичатся одними вещами, и лишь по-разному их называют. Я зову тебя в Дом.
  - А что есть твой Дом? Перекрашенное Здание? Застроенная Улица?
  - Совсем нет. Дом - это и не Здание, и не Улица, и в тоже время и то, и другое. Там нет правил, там нет различий. Там никто не устанавливает правил, даже я.
  - Неужели ты хочешь так жить?
  - Что же в этом плохого?
  - Если ты не будешь принадлежать ни Зданию, ни Улице, то тебя и не будет вовсе!
  - Меня и так нет. Возможно, через несколько минут я стану лишь твоим воспоминанием. Разве сможешь ты через несколько лет отличить это воспоминание от сна или мечты?
  - Я тебя не понимаю.
  - Наверное. Впрочем, я к этому привык. Я просто пытаюсь уговорить тебя уйти со мной в Дом.
  - И когда мы туда придем?
  - Не знаю. Быть может никогда. Быть может, его и нет вовсе.
  - Вот видишь! Только в Здании ты можешь быть спокоен, ведь тебе незачем будет думать, искать. Здесь за нас давно уже все продумали и отыскали.
  - Но ведь это - рабство.
  - Брось! Я абсолютно свободна! Я могу делать все, что захочу!
  - Разве? Давай покинем Здание. Совсем ненадолго?
  - Опять ты за свое. Я прошу тебя, ну послушайся меня, оставайся.
  - Я ухожу.
  - Человек предполагает, Здание располагает. Милый, не бросай меня. Я не хочу остаться одна.
  - Извини, но мне уже слишком пора.
  Герой направился к выходу.
  - Так просто? Развернулся и ушел? - крикнула девушка вслед.
  Но Герой промолчал. Не обернувшись, он распахнул дверь, и исчез из жизни девушки.
  Она хотела что-то еще прокричать ему вслед, но глотка сжалась и позволила лишь отчаянно всхлипывать.
  Через какое-то время, немного успокоившись, девушка вытерла слезы, выпила немного воды и подошла к столу. Открыв верхний ящик, она достала исписанный лист бумаги, по всей видимости, давно уже заготовленный ею. Затем она, словно в нерешительности, простояла какое-то время, глубоко вздохнула, вышла из комнаты и побрела куда-то наверх.
  11
  Герой уходил из Здания, вне которого нетерпеливо ожидала столь привычная когда-то Герою реальность. С каждым шагом он все четче чувствовал ее возвращение.
  Возле самого выхода, над автоматическими дверьми, Герой заметил огромный портрет странного собеседника, встретившегося ему в лифте в первый день. Правый край пересекала широкая черная лента.
  - Да, вот это был действительно человек! - неожиданно раздавшийся голос, напугал Героя, - личность! Ответственного за лифты приговорили к высшей мере! И правильно! В следующий раз, лучше работать будет!
  Герой вышел из Здания и пошел домой с твердой убежденностью не отвечать более на телефонные звонки.
  Дома он, в первую очередь, налил себе большую кружку кофе и плюхнулся в кресло. Раздался телефонный звонок.
  'Да пошли они все!'.
  Но звонок никуда идти не собирался, хотя бы потому, что у него не было ног, и видимо только из-за этого продолжал настырно трезвонить.
  'Ну, что за елки-палки!'.
  Герой отставил кофе и поднялся.
  Эпилог
  Подглядывать в замочную скважину нехорошо. Это все знают. И все-таки подглядывают. Что ж тогда плохого в том, что я решил подсматривать за собой? Ведь единственный способ увидеть себя - посмотреться в зеркало. Зеркало вообще очень забавная вещь! Поглядишь, заметишь прыщик, и думаешь потом полдня, что каждый прохожий только тем и занят, что разглядывает этот самый прыщик. И еще посмеивается.
  Нет, я не стану бояться! Я стану долго смотреть на этот прыщик, смотреть до тех пор, пока не полюблю его, пока не пойму, что прыщик- это тоже я, что раз у меня все еще выскакивают прыщики, значит, просто-напросто, путь еще не пройден!
  И пускай мне порекомендуют новое средство от прыщей, я все равно не стану им пользоваться. Мне не нужно средство, которое ненадолго спрячет этот прыщик, но вскоре создаст другой. Я просто буду глядеться в зеркало до тех пор, пока оно не согласиться показать мне чистое красивое лицо. А если зеркало все-таки согласиться, зачем мне тогда вообще эти новые средства? Я не понятен? Значит, я глуп! Для тебя...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"