Всегдар Алексей: другие произведения.

Девство: На дне опустошенных слез (в табачном дыму) (2000)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


***
Любовь, кругом одна любовь.
Быть может, я любил бы тоже,
Быть может, торговал душой,
По чьей-то загоревшей коже,
И голосил о ней без лени...
Но я с утра уже купил,
И на любовь не хватит денег.
***
Блядь бестолковая, чьи ласки, как тиски,
Потискаться под темень подвывает,
Меня она и полчаса не знает.
Прочь вырываются набухшие соски.
Уверенным, из схем отлитым смехом,
Сманить пытается зубастая прореха.
Немного мрачен и почти что нем,
Быть может ночью этим телом,
Укроюсь от своих проблем,
А может и при свете.
 
***
-1-
Природа...
Плачется погода.
Года запятнанные пряча в голове.
Где грела мода,
Где судьба.
Брюзжит вода,
Свежо,
И ждать...
Обвисли звезды, не пуская спать.
Душою не надышится свобода.

-2-
Я помню ночь плела мои прощанья,
Плелась плутая, шeпчась тишиной,
Ушла не обернувшись,
Лишь воспоминанья,
Поминки прошлому.... И улыбаюсь вновь.
Нежданно взбудораженная страсть,
Слюнявит искореженную пасть.
Слоями грима лживо выложится роль,
Частичку жадно возвратившегося счастья,
Шагами шаркими затаптывает боль.

-3-
Шуршащий шелк шепчась шершавят пальцы,
Шумят и бредят, нежный брод бредя,
Упавшим вздохом воздух отпуская,
Я принимаю - не понять тебя.
Рябя по коже, жизни занимаю,
Блуждаю, убеждаясь в том, что знаю,
Щекотка щиколотку щекотит хмеля.

Шипенье шаловливое лишь штрих,
Прислушался, мгновение затих.
Пропылившейся коробью скорбя.
Жив! Настоящий! 
Это только я...
Письма проплаканного в пропись ожидаю.
Блажь побеждаю призраками мая,
Картинной краской красоту клеймя...

Потом...
И было,
Но с росою все остыло.
-4-
Мелькает меланхольно млечный путь,
Повесившись слезой в прокисшем небе.
Ночь. Холод.
Ветер. Вопли. Жуть.
Стуча в висках, во тьме стучат столетья.

-5-
Холод заковал проворность,
Вмерз в бока, измок, издрог.
Взгляд выпаивает строгость.
Сопот, хруст - названный гость.
Затаен пугливым взглядом.
Осмелел.
Запрятав злость,
Позабыл,
Глодая жадно,
Свежестасканную кость.
Впутан вымоченный клок,
На бродяжьей мятой шкуре,
Уходя на битву с бурей,
Он так зол...
И одинок.

-6-
Мотылянье мотыльков,
В суете фонарных пятен.
Взял, но сколько еще мог!
Разве я себя истратил?
На тени нечесаной клубятся оправдания,
Чем молюсь в минуты эти,
Завтра встречу бранью.

-7-
Вибрация стен танцует у ног немого разума,
Туман загущает веки, смазывая глаза,
Слеза, слезая, размывает монотонность света,
В пьянящие бездумием цвета.
Пограничье рта каменеет солью.

-8-
В пустынном доме виден мрак,
Я спал,
Почувствовался знак,
Дерзнув прикосновением.
Ты друг иль враг?...
Озябше наг.
В подушке душно. Одеяло флаг.
Я не решил познать виденье.
Предпочитанье пенья в знакомых голосах.

-9-
Но я прилег в вилянье ног,
Вминаю бога в правый бок.

Еще сочится сок,
Застывши слипшись с жизнью.

-10-
Судьбою устлана дорога,
Цепляясь роком в топот ног,
Сороки серобоки,
Дерутся за глоток,
Потоки мутные утопят за пороки.

-11-
Гниющий труп, в глазницах вьются черви.
Король несостоявшейся судьбы.
Молчат остывшие взрывавшиеся нервы, 
Которые всю жизнь вели.
Он слышал 'Пли',
На 'Пли' глаза застыли.
'Пли', 'Пли' - секунда ляжет в жизнь.
То детско-неуверенное 'Пли',
Вальяжно облетало воздух,
И ненависти нет, и нет любви.
Бездвижной плотью вожделеют смрадно мухи,
Тропинки торопя в гнилой пыли.

-12-
Убийца дерзко прячет нож,
За пазуху детошных грез.
Под пятки, кровью, лиц стекает сила...
Он свят. Он просто не слыхал прилива.

-13-
Раб телевидения, сердце бьется в герцах.
Фальшивый храм кадрирован.
В стеклянных дверцах, пылится швейцар,
Мне чуждый мир карикатуря в свой кошмар.

-14-
Творить травленье тромбом трав,
Терять страницы ницных глав,
Правами правил править.
Узнать. Поверить. Замолчать...
Весельем жизнь приправит.
Мгновений горсть промучить в кучи.
Судьбу шаг?м колючить.

-15-
Я знаю, я лишь то, что есть,
Что есть лишь здесь, сейчас,
Секунды комкают минуту,
Укладываясь в час.
Узоры бренного 'Всегда',
Заляпанные 'Никогда'.

-16-
Часы ссыпают время,
Скопив отжившие минуты.
На дне... Пленительное племя,
Мосты воспоминаний подгоняют...
В кровь... Кнуты...
Ты спи. Ты...
Я не уверен сам.
Дам жадным доживать себя годам.

Восходы превращу в закаты.
Поделит с Солнцем мир Луна.

И тишина... И тишина...
 
***
Я не знаю, что здесь верно,
Мне лишь постоянно скверно.
Скверы в сумеречной мгле,
Реки в солнцем свитом иле,
Безразлично... Что в могиле,
Лет облепленных на мне.

Осадок неприятный в горло,
Отравит, удуша проворно.
И сорно, где развязано, где скромно,
Освобожденно бесполезно похоронно...
 
***
Ветер обнимает дрожью.
Вечер... Лепятся глаза.
Очертанья слепнут грозно,
Чернью душу отразя.
Лазит страхом по спине ночи стрекотание,
Словно пьян, как не в себе,
Полу в небе и земле,
Словно словом усонленный,
Слишком сном своим влюбленный,
Я над всеми и везде,
Вскормленный молчанием.

Позабыл отчаянье,
Не томлюсь надеждой.
Разум не икается, тем что было прежде,
Взгляд красиво строгий
Устремлено пьет,
Слитый серым мраком,
Единенья мед.

И плывет сознание,
Сквозь жизни, расстояния,
Обездвижа немя,
Медленно крадясь у ног,
Обернувшись, шаг глуша,
Прочь крадется время.
***
Время растворяется, нашептав свидание,
Сердца ритмами дыша, словно светлое дитя,
Непосредственен и гибок.
Мир коллекции улыбок.
***
В культурном парке людей и кошек,
Подохла от смеха старая лошадь.
 
***
На сколоченных ступенях,
Сонно слушав тишину,
Дымно скуривал в окурки,
За одной еще одну.

Слева монотонно гнался,
За глазами тусклый след,
Электрически игрался,
Затмевая лунный свет.

Воздух вплавь копался в дыме,
Бегло белый ком клубя,
Зазеркальные картины,
На секунды мне даря.
***
Грозы грозно громны,
Грез чинят погромы.
Огрызаясь разно грязно,
Грузно. Грустно. Гнусно. Пусто.
Грохается голова.
В грудь сгружается.
Тоска.
Я прошу сейчас не надо, ничего
Лишь только взгляда.
***
Два нуля в бока толкаясь,
Левым с правым встретясь,
Порождают бесконечность.
***
Стежки стишков корят грешки,
Ложью выкраивая книжки.
 
***
Скучно...
С чего бы?
Звоню.
Подходят.
Кучные звенья звонков задавя,
Звучно провод слова приводит,
Сонное, очно знакомое 'Да'.

'Да' на свет, в темень 'Нет',
Два слова - а сколько в них злого!
Мир и война, любовь и вражда,
Запутались звуками 'Нет' и 'Да'.

Ода - мода урода,
Природе не тычь, все знает,
Мордой об стол - посмертный престол,
Слава - анекдотов награда.
Труды пруди, горы слов городи,
Приют 'Печаль и отрада'.

Так вот, звоню, говорю: 'Как оно?',
Настроение вверх - не видел давно,
Засиделся среди огородов и мух.
Голос из трубки врезается в слух.
'Выпьем немного и сходим еще,
Ты как насчет, а?'
'Я, да ничё'.

Вобщем срослось,
Завтра опять,
Пить, пить, слабеть и спать.

Но миру подвига подавай,
Шобы гроб обронили уверенно в рай,
Шобы звезды ловить в голосистые трубы.
Грубы...
Как если бы, да бы.
Пустомели, пустолюбы.
 
***
Я не люблю на злобу дня,
Мне злоба дня не интересна,
Мозоли руки огрубляют,
Браня фальшивые протесты.
***
Каждому стихотворению, свое настроение.
Трубе и лопате - 'Нате!'.
Душе - вершины вершить.
Оба мира наши,
В обоих жить.
***
Через человечка - черед человечища,
Душно в теле теплящейся душе,
Нужно уходить, не оглядываясь,
Доверив себя лишь себе.
***
Ослепила банальность - мой замкнутый круг,
Это все начиналось... 
И было не вдруг.

По часам каждый день колыбелит мне лень,
Скуришь сны, пожуешь,
И куда-то бредешь,
Сотни ног натолкнут безвоздушный вагон,
Разговоры и нервы, бредовые споры.
Утомлен, сном стомлен,
Завтра клон.
 
***
Выбор сделан за нас... 
Война!
Глаз задумчивость в новость обули,
Не продрогнешь от сна,
Не засохнет слюна...
Война...
Далеко...
А сюда.
Телевизора глаз страхом платит аванс.

Жизни резвость обрушилась в россыпь могил,
И нет сна,
И нет сил.

Раб. 
Не ищите красивых слов,
Он не хотел,
Заставили,
Ушел...

Ушел, чтоб учиться убивать,
Культяпками вагоны вытирать.  
Уничтоженье - это мастерство,
Известно,
Не пропить, не выбросить его...

Так нелепо солдату,
Понять на войне:
Генералам - награды,
Стране - слава,
Им - богатство, девочки, бассейны в вине, 
Да просто летние ночи в сверчковой тишине...

Помирать...
Безвозвратно... 
Навсегда...
И гнить... 
Нужно мне. 

Смерть всегда идет за нами, и особо на войне.

Красиво бои смотреть и читать,
Но быть там, значит уже не забыть,
Быть там значит навсегда узнать.

Тишина...
Невесело, но шутки.
Там сволочи сидят,
Стволы на нас...
Жутко...

Эй, что скучаешь?... 
Держись, поживем!...
С утра в желудке пусто... 
Там наши урвали пожрать,
Пойдем!

Блядь! 
Как заебало в болотине спать!
А тебе может еще люкс и бабу в кровать?
Мне бы пожить еще,
Вернуться, и к матери, забыть все...

Штюх...
Что?!
Где?!
Оттуда!
Почему так вдруг?!
Ложись! Расходись!
Туда!
Мама!
Больно! 
Суки!
Держись...
А-а-а...
Штюх, пчим, пчим, бдаф...

Грохот налазит на рокот,
Лопается, рвется,
Адище...
Там кто?
Огонь!
Что стоишь?
Люди перекрикивают снаряды,
Пуля матершиной свища, партнера ищет.

Не хочу...
Чья нога?! 
Требуха по земле...
Куда тянется?
Слава богу, не ко мне...
Ничего не вижу, я ослеп!
Мир бредит, мир - мой бред!
Смерть!
Нет...

Пуля цепко схватилась за мозг,
Как в детстве баюкает,
Гнить укладывая...
Лицо разбрызгано,
Становится кровь,
Тело - струями ворчащая масса.

Среди ночи, завыла кровать
Еще ничего не зная...
Но уже все поняв,
Закричали, проснувшись, отец и мать.
 
***
Забои обоев, запои забот,
Из комнаты в комнату роюсь как крот,
Проталы ковры, снегогробы диваны,
Поляны паркета, озерные ванны,
Лампочки солнца, шторы луны,
Воздух замаен - природа моя.
Шаркаю тапками, чем бы заняться?
Смоюсь и буду за жизнью гоняться.
***
Безвсев?сть,
Ах бросьте!...
Обрюзглости нарост,
Оборвет ваш мост...
Медленно съезжая в пропасть,
Бросьте, бросьте кости.
***
Я сильно пьян,
Обрывки мыслей грубы.
Тошнясь облизывает горечь водки губы.
Воткнувшись глоткой в губы грязной стопки,
Мне в горло лезет обжигающий язык,
Залез до слез, 
Подпрыгнул и притих,
И где-то в голове туманясь сгинул.
 
***
Тум.
Тум.
Тум.
Туман.
Слезает в глаза.
Колыбелит. Колеблет.
Ширит широты сознания знание,
Призрачно, дымно,
Кружится, медлит.

Ты видел любовь, что творит новый мир?
Ну может быть чувствовал, верил?
Где разум не смотрит из времени дыр,
А веет?

Забудь понаслышки,
Прими искушенье,
Кусай своим сердцем познанье забвенья.
Ты только цветок, притаившийся в вазе,
Пока не иссохла вода и льет свет,
Ты вечное 'Да',
Раздет до души,
Весь мир, что не знаешь, 
Твой ласковый плед,
Вселенной руда,
Похититель вершин.
Ты помнишь себя в одинокой тиши.

И вечности тени мелькают в урывках,
Но склеем семью судьбоносных обрывков,
Дорога,
Сойти лишь с порога туда,
Тайны глядят, суетливо ждя,
Жутко, не шутка,
Страшно от дум,
Бум,
Бум,
Бум
 
***
Вся жизнь - лишь ромашки худой лепесток,
Я ноги сбивал пьяной властью дорог,
Исходил тысячью,
И склеил в одну.

Я смог одолеть природную трусость,
Надолго ли? 
Кто его...
Только сейчас,
Как скряга над черною звонью монеты,
Трясусь над минутой, ловлю каждый час.

Не буду я больше надеждно сжидаться,
Я так долго ждал и лишь все упускал,
Теперь лишь улыбчивы воспоминанья,
С тех пор как о смерти я ночью узнал.
***
Далеко, противно, навсегда...
Застыло время,
Мерзну постоянством.
Раскрасить пятнами багряного стыда.
Не суждено меня ни женщине, ни пьянству.
 
***
Гроб...
Рыгание утроб,
Потроха из требухи.
Потный вопль, биенье ног,
Брюхо болью брань блюет,
Истощеньем вспахан лоб,
Безысходность рвет на крохи...

Магия сырых могил,
С памятников, ах как мило,
Растворившаяся сила,
Смотрит,
Но уже не ждет.
Мило, памятно и гнило,
Что волнующе грустило,
Переживок тень бесило,
Плотных плоти не примерит больше роб.
Плачь и слепь.
Восторженно глушенье.
Боль и холод.
Жуткость.
День рожденья.
Гроб.
 
***
Я видел душу мудреца,
Вселенная - слеза младенца.
Властитель ветра естества,
Пустыни без следов,
Пустыни без песка,
Блаженство.

Мы бродим брезгливо бросая бриллианты того,
О чем забыли, но не потеряли,
Боязливые гиганты,
Страх прекрасный друг,
Нам протягивал ладонь к верху,
Мы сбежали,
Пешком,
И теперь лишь он,
Заблудившийся в отчаянье сердец,
Мчится верхом,
Ломая хребты гор,
Не познавших весеннее таяние.

Из стороны в сторону,
Из страны в страну,
Спотыкаясь о жизнь,
Валуны любви замшивели,
Пустое место обволокли валуи постоянного одиночества,
Мы пророки, ждущие пророчества.

Остановись,
Почувствуй как вертится мир, вокруг тебя,
Я хочу быть зрителем своей неповторимой игры.

Строители дворцов вешают тяжелые шторы,
Словно слепые кроты, убогие норы.
Просторы, просторы, 
Взоры в память - усталость судеб,
Брезгливость настоящего.

Пришло время остановиться.

Ручьи иссыхают,
Пока сотней одиноких струй не запоют в океане,
И подыхают.
Банально, не правда ли?

Решайте, решайтесь сами,
Тело и дух - суть треугольника бога.
Я иду туда.
Не ожидайте.
Вы остаетесь?
Тогда прощайте!
Навсегда.
***
Слово - камень, бьющий в темя,
Темень ставит по местам,
Непробуженым глазам,
Время страхом коротая,
Очищает бремя.

Свет обыден в шуме дня,
Лишь из мрака он ослепит,
Спрячь глаза от стрел огня,
Разум озарив на пятна,
Сон бессмертье, сон есть я.
***
Копится копоть,
Ноготь брезгливо сдирает мозоль,
Боль хочет воли.
Вам ли?
Лишь ропот.
Пот...
На престоле,
Плутать паутины!
Любить и пороть.
Похоть.
И статься.
Лишь посмеяться.
Чисто, бессмысленно,
Волны волнений в заводь вести.
И любоваться.

Сколько колко каламбурить,
Между покурить,
Кружева остановить,
Слева, справа,
Еще нить?
Как спокойно черт возьми...
Бури!
 
***
Говоришь ли ты с Богом,
Также откровенно, как с собой,
Говоришь ли ты женщине,
Чего действительно хочешь?
Мы птицы разных высот и скоростей,
Мы скрещиваем жизнь
Суетой дня и философией ночи.
А впрочем,
Стоишь ли на коленях или снова пьян.
Ты идешь спотыкаясь о буквы,
Но должен идти сам.

Мы не будем говорить о любви,
Мы будем ее творить.
Я, рожденный нашептывать свои песни голосом экстаза,
Пить свет электрических фонарей,
Восставший из царства зверей...

Плавно пробегая, мягко касаясь кончиками пальцев,
Пируэты перебора о нежные нервы позвоночника.
Бессонница ночника,
Еле заметно скрывающего полотна страха,
Безмятежные ох,
Бесстыдные ах!
Я слух, взор, ощущение, запах.
Я блаженство и боль.
Наследный король воли.

Молитвы на родном языке,
Язычник своего завета,
Ты говоришь, что знаешь где,
Знаешь зачем и как,
Но я там живу,
Мое отличие - мой знак,
Община обречено обручится, и не долго будет,
Мы зябнем в заморозках,
Но мы во вне...
 
***
Нависли мысли черной тучей,
Я встал зачем-то, хоть и не хотел,
Рассветом до того себя измучил,
Что сном остаток солнечный презрел.

Быть может я тот плод, 
Которому б сорваться с кручи,
В испуг вцепился, гнилью перезрел,
Вас переварят для начала,
Мой удел - наперерез, к навозной куче.

И путь, хоть бесполезен, очень долог,
По жизни жадно выделенной в долг,
Я жажду в каждой луже ее пить, 
Я жажду, бесконечно жажду жить,

Но даже если в глoтке только ветер,
Не выпьешь всех колодцев, что на свете,
Желанием примкнешь, 
Улыбкой уходящей смажешь лица,
Все заблюешь, и будешь вновь травиться.
***
Сделай меня откровенным,
Есть ли откровенность свобода,
Или же это путь рабства?
Мои руки свободны, ноги резвы,
И все же я пленный,
Да, когда-то я верил в свою жизнь,
Даже уже не помню когда...
Мое тело копит резаные и рваные раны,
Сплетая узоры на карте судьбы.
Но раны моей души не видны,
Я могу лишь вздрагивать и кривиться от боли.
И зная, что где-то внутри,
Есть оно, настоящее, вечное,
Как смогу, как себе позволю,
Стану выискивать ключи и ломать пароли,
Пока не остыну...
 
***
Вот это звук!
Я пуст, и все вокруг,
Не 'Да', не 'Нет', а только немлет.
 
***
Этот день оборвался под натиском звезд,
Вроде все как обычно,
Тоскливо и сытно.
Ослабел и заткнулся мой вечный вопрос,
Чертыхаюсь теперь,
Хохочу над молитвой.
Почему хохочу?
Да хочу - хохочу,
Много есть рассказать,
Но всего не расспросишь.
Поигрался, теперь не могу не играть.

Вот бывает, 
Хреново, 
Не можешь и спать,
Стену взглядом смутишь, 
И сидишь...
Досидишься.
Матюгнешься на все,
И не взять, и не дать, 
Все бросишь,
Решишь утопиться,
Камень завяжешь,
На мост взойдешь,
Вниз взглянёшь,
Страшно!
Сбежишь...
Снова просишь,
А камень все носишь.
 
***
Жизнь - вспышка света,
Секунда,
Я погрустил,
И вот меня больше нет,
Только лишь на мгновение ослепил,
И исчез,
Навсегда,
Я...

Крики 'Не может быть так просто',
Но сожжены мосты, 
И лишь фальшь кривляний телеэкрана напоминает о...
Ты хочешь еще немного яда?
Не спеши ответить 'Да',
Подумай, готов ли ты простить и забыть,
Все? 
Навсегда?

Уходите...
Но закрыв глаза, вы всегда будете видеть меня,
Как неуловимый след,
Но и он уйдет,
Время беспощадно,
Даже если его оппонент свет.
 
***
Жаден заждавшийся каждому мигу,
Руку то в рот, то в брюки,
Там!
Нет!
Где?
Мне?
На голове все стоит в голове.
Играют? 
Разыгрывают интригу?

Будет метаться, обманно ссыпаться,
Гадать, ограждать.
Думать, дергать, 
Волосы драть...

А я в сторонке.
Я не жду.
Так забавно любоваться! 
 
***
Грешник лезет сквозь орешник,
Нож за пазухой запрятан,
На ногах испаданных,
Рвани ратные заплаты.
Сапоги землею мыты,
Тело вонью пота сыто,
Искорежено лицо,
Исчесалось, искололось, измоталось.
Все...

Небритость, бормотаньем, вшей тревожит,
Распуших кровью, испубежущих по коже.

В лесу бедолагур зарежет ветку,
Упрет в ладони, и уйдет за ней,
Искать не станет сундуки-рулетки,
Набитые отравою камней.
Не примет он дворцов приют сиротский,
Не нужен ему даже ветхий дом...
Невнятно бормотание,
Вышагивает четко,
Твердит себе о чем-то беспревновь...

Напиться словом, 
Пусть не добрым, но понятным,
Приятным голосом разнобогатить слух,
Прикосновений, 
Пусть не ласковых, так мятых,
Поэзией танцующихся рук.
Любви простой,
Не списанной из книги.
Чудес...
Да лишь снега, снега, снега.
Еще один в сугроб с размаху впрыгнет,
Искатель весновечности,
Забредший в холода.
 
***
Раскрой зонт зрения,
Чтобы звезды не упали тебе на голову,
Когда будут пастись на черном бездонном лугу.
Собери их все вместе,
И дай свободно колебаться в ритме,
Выбиваемом твоим сердце,
Собери их все, забытые и холодные,
В самом углу.
И когда слезящиеся глаза, 
Слепят ослепляющие абстракции,
Воткни руку в небо, 
Нежно дотронься до его сердца...
Почувствуй и просто прими,
Оно бьется в такт твоему,
Его зовут как тебя,
Оно также одиноко и ждет встречи...
 
***
Скулил, скулы ссутулив...
Кажется, было в июле.
Не на море. 
Да и не г?ре.
Прел берег, 
Тиной сгинув в жаре,
Никто не поверил сплетне-зиме,
Никто...
Мы шутили и плыли...

Сугробы разграбили и заточили,
Провьюжилась память. 
Молились весне.
Опомнились. Поздно.
Где?...
***
Плоскость, 
Идеальный срез,
Лист припавший безполосый,
Словно слипшись влез.
Безмятежный и белесый.

Ждет разнузданных кропил,
Окляксуют, закомкают,
Измозжат до драных дыр. 
Выпишутся, отчитают.

Мысль вольна, она не знает,
Как ее носивший мозг,
Отмирает.
 
***
Вскоре я возвращаюсь в Эдем.
Мне становится тесно среди привычного мира.
Я с ним обручен и столько времени вместе,
Но моя вера не позволяет развода,
Да и к чему спешить с последней песней,
Я еще слишком тяжел, и бессюжетная игра,
Еще не разбила всех теорем.

Храм - лишь отель, где, уснув, пережду бурю,
Травяные полы, небесные купола,
Я так долго прятал крылья под шкуру и нимб под маску,
Но скоро будет пора.
Я получу себя обратно из камеры хранения жизни.
И смогу ответить на все вопросы,
Если вопросы не пожрут сами себя,
Словно я никогда не знал, что узнаю.

Возле моего трона бокал терпкого вина,
Я проснусь, лишь доберусь до дна,
Когда?...
Выбор оставлю за собой.
Еще посмакую. 

Звезды рождаются, восходят и гаснут,
Даже если они живут миллионы лет.
Они так хрупки, что больше одной не взять в ладони,
Они разобьются.
Но даже одна причиняет страшную боль,
Если не овладеть ей полностью.
Ими нельзя овладеть силой или обманом,
И тем более традициями и учением...
Неправда ли, странно,
Сначала необходимо разрушить,
Что бы заметить и любить.
Они слишком недостижимы и загадочны,
А ты хочешь их затмить.
Прекрасная шутка над смертным разумом.

Сегодняшней ночью,
Они зажгут прощальные пляжи уходящего лета.
Будет казаться, 
Что нет ничего нежнее зябнущего песка,
Мои ступни, подобно творцам прошлого,
Унесут в будущее пятиконечные фрески.
Холодная вода сводит ноги,
Но и к ней быстро привыкаешь,
Если суметь очаровать водоворот. 
Пусть мое плавание останется загадкой,
Тайны открываются лишь тем,
Кто ныряет слишком глубоко и всегда в разных местах.
Непослушная Луна выжигает свои дороги,
На ветреной ряби океана.

Здесь нет ничего, что бы ты хотел найти.
Здесь нет ничего нового, и даже это неново.
Здесь лишь вечная пустота...

Я уже достаточно семенил по этим убогим ступенькам,
Мне надоело плестись.
Теперь я хочу прыгнуть и ощутить пощечины воздуха.
Для этого мне нужна самая малость... 
Зеленый трамплин, красная библия...
И все это я приобрел сегодня на последние деньги.
Три...
Два...
Один...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"