Mrdog: другие произведения.

Темный кот, белая кошка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.11*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рецепт сего блюда: АУ замешенное на ОСС, умеренно присьюшенное (надеюсь), в панировке из канона, приправленное соусами любви и дружбы. На гарнир дольки романтик и флафа. Попаданец в Гарри Поттера. Без родомагии, алтарей, аристократии и прочего фанфикшена. Во всяком случае, постараюсь без самых выпирающих и утомивших.

Темный кот, белая кошка

Annotation

 []
      Темный кот, белая кошка
      Направленность: Джен
      Автор: MrDog
      Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)
      Рейтинг: R
      Жанры: Романтика, Фэнтези, Философия, AU, Учебные заведения, Попаданцы, Дружба
      Предупреждения: OOC, Мэри Сью (Марти Стью), Элементы гета
      Размер: Макси, 93 страницы
      Кол-во частей: 10
      Статус: закончен
      Публикация на других ресурсах: Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
      Описание: Рецепт сего блюда: АУ замешенное на ОСС, умеренно присьюшенное (надеюсь), в панировке из канона, приправленное соусами любви и дружбы. На гарнир дольки романтик и флафа. Попаданец в Гарри Поттера. Без родомагии, алтарей, аристократии и прочего фанфикшена. Во всяком случае, постараюсь без самых выпирающих и утомивших.


Глава 1

     Темно, все тело стонет от боли. «Неужели живой?» — мелькнула первая мысль, — «да ну, не может быть». В той мешанине рваного и мятого металла, стекла и пластика вперемешку с моим телом выжить было нереально, но: «Мыслю — значит существую». Однако подумать над нестыковками не удалось, на разум обрушился водопад образов и чужих воспоминаний, от которых я просто отключился. Сознания не потерял, но, не знаю, наверно так себя полностью парализованный ощущает: видит, слышит, чувствует, но сделать ничего не может.
     Все когда-то заканчивается, закончились и пять лет жизни маленького мальчика, которого я знал лишь по книгам мадам Ро. Ну-с, поздравляем вас, Сергей Валентинович, вы попаданец. Классический или нет — судить не берусь, в силу отсутствия опыта в этом новом для меня деле. Вообще, прожить почти шесть лет чужой жизни за какие-то часы — это, мягко говоря, не самое легкое и приятное. Особенно с учетом того, что я именно прожил, а не просмотрел их как кино. Жуть, в общем, та еще, тем более, мой разум взрослого никуда не делся. Ладно там, мамина сиська и мокрые пеленки, это даже не цветочки, за них, пожалуй, Воландеморт в лоб «Авадой» запустивший сойдет, ягодками же без сомнения были «любимые» родственнички.
     Поначалу-то они себя нормально с подкидышем вели, любить особо не любили, но и в черном теле не держали, так, всего лишь в ежовых рукавицах, не более того. А вот когда у мелкого случился первый магический выброс, вот тогда-то их и переклинило. Чулан под лестницей, наказание голодовкой, трудотерапия и периодическое распускание рук. Последнее, впрочем, за определенные рамки до вчерашнего дня не выходило. А как вышло, так и я тут очутился. Вкратце же произошло следующее. Дядюшка Вернон, из-за проблем на работе, принял на грудь и после ужина решил посмотреть телевизор, Гарри, как обычно, подглядывал из прихожей, вот только выбор канала его не радовал, ну он и захотел чего-то другого, как результат — магический выброс. Следствием стал немножечко взорвавшийся новый дорогущий телевизор, увы, магия с электроникой не слишком дружат. От шока мелкий не успел вовремя сбежать в чулан и попался на глаза изрядно струхнувшему мужику, пропорциями и внешним видом схожему с моржом. Тот мгновенно взбеленился и, будучи в состоянии аффекта, начал избивать ненормального уродца-приживалу. В общем, в чулан молодецким пинком было заброшено переломанное тельце конвульсивно подергивающегося трупа. Или почти трупа, я, честно говоря, не слишком разобрался, так как было чертовски больно и... на этом моменте поток воспоминаний обрывался.
     Как только контроль над телом вернулся, тут же обнаружилось два момента. Первый — почти ничего не болит. Верней, болит и еще как, но на фоне того что было раньше — небо и земля. Похоже, магия, за то время что в ускоренном темпе жизнь мелкого проживал, меня изрядно подлатала. Второе — собственно, сама магия. Для Гарри она была естественна, а вот для меня — нет. Обнаружить в себе нечто новое, ранее несуществующее, было легко. Тут можно провести не слишком приличную, но, как мне кажется, вполне подходящую аналогию с мочевым пузырем. Пока он не начинает недвусмысленно сигнализировать, ты о нем и не вспоминаешь. Собственно, магические выбросы, продолжая параллели, можно сравнить с физиологической потребностью справить нужду. Хочешь не хочешь, а сдерживаться можно лишь до определенного момента, а потом будет плевать, даже если не успел штаны снять. «Опошлили вы, батенька, великое искусство волшебства», — пробормотал я заползая на лежак и укрываясь драненьким одеяльцем.
     Лежу, наблюдаю через ощущения за тем, как магия во мне бурлит, клокочет и лечит тело. Весьма увлекательно, надо сказать, еще бы не интуитивно понимать процессы, а осознанно, ну да не все сразу. Замечаю, что где-то в районе солнечного сплетения есть что-то вроде источника, или как там его иначе? Очаг, вроде. И вот это самое сосредоточие сейчас ой как активно пульсирует, накачивая тело маной. Или правильней говорить - праной? Не суть, да и плевать на терминологию. Куда интересней пришедшие во время процесса самопознания мысли.
     Итак, если отталкиваться от канона, получаем, с точки зрения Альбуса Дамблдора, довольно простую и вместе с тем весьма сложную задачу. Дано: пророчество одна штука, малолетний избранный одна штука, злобный темный маг опупенной силы с чуть ли не полувековым опытом реальных боевых действий и обалденным багажом знаний-навыков, тоже одна штука. Как сделать так, чтобы избранный угробил злыдня, ведь в пророчестве нет никаких гарантий, что так оно и будет? Отметит как равного, но не будет знать всей его силы — слова, конечно, внушают, да только отметить и быть равным, ну… это как бы не одно и то же. Короче говоря, победу света никто не гарантирует. Возникает вопрос: «Как готовить пацана?» Вот тут уже начинаются догадки и домыслы.
     Первое и казалось бы очевидное — начни тренировать убиванца Темного Лорда с младых ногтей. Вот только, почему-то многие забывают о том, что в магическую школу берут с одиннадцати лет. И, полагаю, дело тут не только в том, что в сем возрасте детишки уже весьма самостоятельные и даже не совсем детишки, как бы. Еще лет двести назад, в эти самые одиннадцать, вполне себе можно было оказаться в законном браке. Да чего уж там, один из крестовых походов «детским» прозвали потому, что средний возраст его участников получался то ли 13, то ли 14 лет. Нет, полагаю, что дело все же в сугубо объективных моментах, этакая магическая физиология. Конечно, должны быть некоторые индивидуальные отличия, но, к тем самым одиннадцати годкам, все колдуны и ведьмы явно становятся готовы к тому, чтобы приступить к обучению. Короче говоря, тренировать-то можно, да только не сразу, а когда лорд возродится — либо совсем неизвестно, либо наоборот известно. В любом случае, этот вариант если и не полностью отпадает, то и ставить на него я бы, на месте Дамблдора, не стал.
     Второй подход хоть и жесток, но в общем-то и проще, и реальней. Перефразировав известное высказывание получим: «Сила есть, мастерства не надо». Судя по тому, как во мне ядро пашет, ману вырабатывая, и какие травмы за считанные часы исцелились, я о-го-го какой богатырь магического толка. Опять же, если вспомнить канон, у Гарри в активе была спонтанная телепортация или, как тут ее? То ли трансгрессия, то ли аппарация, а ее, вроде, на старших курсах учат и лицензию лишь совершеннолетним выдают. Впрочем, последнее — скорей всего что-то вроде прав на вождение авто в обычном мире. Опять же, заклинание «Патронус» на третьем курсе, что, вообще-то, считается высшей магией и все взрослые охали да ахали, когда об этом узнавали. Показательно, между прочим.
     Так, подводим промежуточный итог. С высокой долей вероятности, «счастливое» детство и полную приключений школьную жизнь Гарри устроили не по злобе душевной, а по суровой необходимости, ага-ага, во имя всеобщего блага. И, будем объективны, в финале, малолетка не блистающий какими-то выдающимися достижениями на учебном поприще, таки ухайдокал куда более старшего и опытного оппонента. Причем, в свете полученных логическими рассуждениями выводов, фильм последнюю схватку показал правильно. Гарри, тупо, передавил голой силой Тома. Может, там и имела влияние его же кровь, использованная в ритуале возрождения, и то, что он вроде как был истинным владельцем старшей палочки, но, я склонен считать это лишь подспорьем. Ладно, все это требует проверок и подтверждений.
     Неприятно, конечно, но мне придётся идти тем же путем. Помирать что-то не хочется. Значит будем банально раскачивать свою магическую мощь. Если судить по фильмам и книгам, схватка волшебников — нечто среднее между фехтованием и мордобоем с примесью бандитской перестрелки. Проще говоря, мне нужно стать тем самым бугаем, которому главное один раз попасть. А уж при наличии силушки, широкого замаха и большой дубины, от которой фиг увернёшься, мастерство само на второй план отойдет. Все же, это только в кино мелкий шкет парой тычков валит втрое более крупного парня. На деле же, чтобы метр с кепкой отмудохал кабана два на полтора, последний должен быть пьян до состояния «еще рюмочка и сам лягу». Был у меня дружок один, чемпион по боксу в «цыплячьем» весе. Мастер международного уровня, между прочим. Вот он-то, своим примером, пару раз лично демонстрировал, что сила солому ломит, а против лома сложно выдумать прием. Били его, проще говоря.
     Пока я предавался размышлизмам, магия благополучно залатала тело и очаг успокоился. Теперь процесс выработки маны больше напоминал тихий ручеек, а не бушующий горный поток. С некоторой опаской и волнением — попробовал этой новой для себя субстанцией управлять. Первые же эксперименты дали неоднозначные результаты. Во-первых, внутри собственного тела магией рулить было легко. Во-вторых, выпихнуть ману за его пределы не представлялось чем-то особо сложным. В-третьих, оказавшись вне тела, она почти мгновенно растворялась и контролировать ее было нереально. Был и еще один небольшой нюанс — магию оказалось заметно проще выбросить разом со всей поверхности худосочной тушки, а не сцеживать отдельно через руку, ногу или что-то там еще. В процессе опытов, похоже, перешагнул некий порог, потому что очаг вновь резко усилил выработку маны. Что же — еще один плюс за теорию раскачки избранного.
     Почему Дамблдор не попытался мелкого научить управлять этим сознательно? Ведь тогда бы он смог наращивать свою мощь осознанно? А черт его знает! Судя по тому, что в волшебном мире выбросы детской магии считаются явлением нормальным, этим либо никто не озадачивался, либо есть еще какие-то нюансы. После некоторых размышлений остановился на том, что для одаренных магией с рождения она просто естественна. Научиться шевелить ушами или отдельно бровями может каждый, а сколько людей реально этим занимается? В смысле, сознательно задаётся вопросом, а потом берётся за тренировки. Очень и очень незначительное число. Да чего уж там, многие ли вообще об этом задумываются? Что-то не припомню полок с методичками и брошюрками по таким важным навыкам. Ладно, будем считать это моим попаданческим бонусом. Магия у меня приобретенная, отсюда и ощущаю ее ярко, да управляю относительно свободно. Осталось научиться применять осознанно. Но это завтра, надо хоть немного поспать, а то школу никто не отменял, знаете ли.
     Второй раз в первый класс. Мечты сбываются, блин. Сама по себе учеба особо не воодушевляла, но сопутствующие ей моменты радовали. Во-первых, в школу я ходил в нормальной одежде, а не в висящих на мне мешком обносках кузена. Как ни крути, но внешние приличия Дурсли блюли, это вообще в английском духе. Во-вторых, для мелких было организовано централизованное питание. Так что большую часть года у меня есть нормальные обеды. Это несколько компенсирует завтраки впроголодь и частенько пролетающие мимо ужины. В-третьих, школа, пусть и начальная — это освобождение от изрядного количества домашних дел, которыми меня не стеснялись нагружать родственнички. Полдня в классе провожу, а ведь еще и уроки делать надо. Дурсли вовсе не желали общаться с педагогами из-за неуспеваемости ненормального уродца. Короче говоря, лафа и масса свободного времени. Я даже записался в кружок бальных танцев. А что? Для мальчиков бесплатно, так как уже года через три-четыре девицам начинает остро не хватать кавалеров, у пацанов другие интересы появляются, а мне пригодится. Танец же отлично развивает тело, да и просто полезно уметь в будущем впечатление произвести, тем более в каноне имел место быть бал.
     Впрочем, все это было так, фоновый шум. Большую часть времени я тратил на развитие магического дара. И тут, увы, каких-то выдающихся успехов добиться не удалось. Как наращивать силу очага, я понял еще в ту ночь. Через пару месяцев убедился в правоте собственных выводов. Вот только, использовать выброшенную вовне ману удавалось из рук вон плохо. Видимо не хватало силы желания. Кое-как, с пятого на десятое, получалось что-то отталкивать. Разрушать даже не пытался, с одной стороны — заметность, с другой — опасность закрепить это на уровне рефлекса.
     Взорву еще чью-нибудь бестолковку, нет уж, навык, бесспорно, полезный и в моем случае даже нужный, но лучше воздержаться. Кандидатов-то на отправление в поля вечной охоты хватает. Притягивать что-то к себе не пытаюсь. Всегда считал подобное дуростью. Во-первых, черт его знает с какой силой и скоростью притянется, может и убить. Во-вторых, одно дело - где-то там палочка или камешек отлетел и совсем другое, когда они сами собой к кому-то в руки приплыли. Не стоит лишний раз светиться.
     Первые года три, с момента переселения в новый мир, ничего особо интересного со мной не происходило. Жизнь как-то быстро вышла на режим и появился устоявшийся график. Повезло мне, прямо перед началом учебного года вселиться. Вернон, как проспался, видать изрядно струхнул, когда вспомнил, что он вчера учудил, во всяком случае с утра, когда он заглянул в чулан, на роже у него была смесь дикого страха и отчаянной надежды. А уж какое облегчение на его морде отразилось, когда он меня, смотрящего на него из серой утренней хмари разглядел. Свет включить ему духу не хватило.
     Залог моего более-менее сносного существования был в минимальном общении с Дурслями. Во время учебы мы виделись лишь за завтраками и ужинами. На выходных я убегал на занятия танцами, там хоть и не кормили, да и сам кружок много времени не отнимал, но реальным положением дел никто не интересовался. Ушел утром, пришел вечером, а где я там реально шастал — плевать. Родню волновало лишь отсутствие слухов, жалоб и соблюдение внешних приличий. Городок-то у нас провинциальный, все друг про друга знают, все друг у друга на виду. Не деревня, но определенная схожесть есть.
     Тренироваться в магии, как я мысленно именовал свои потуги, было можно лишь до середины ноября. Англия, конечно, не Сибирь, но и на экватор тоже не тянет. В принципе, обогреть себя за счет маны — просто. Мне удалось довольно быстро освоить этот трюк, вот только, ничем другим, помимо поддержания комфортной температуры, заниматься не выходило. Просто потому, что всю выдавливаемую наружу магию, я, искренне не желая стучать зубами, тратил на нагрев воздуха. Тоже, в общем-то, тренировка, но хотелось большего. Так вот и ходил-бродил, бурча голодным пузом до вечера. Хоть не мерз, и то дело.
     Из основных забот, с некоторых пор, у меня была проблема голода. Вот уж кто был моим вечным и неразлучным спутником, так это он. До того, чтобы лазить по мусорным бакам дело еще не дошло, но вот воровать — я уже был морально готов. Только очень уж не хотелось. Раз украл, два, три, да хоть сто, но рано или поздно попадешься, да и глупо это. Устранять надо причину, а не бороться со следствием. Однако, будучи малолетним шкетом, сделать это ой как не просто. Частично выручали добрые дела. Помог старушке пакет с покупками до машины донести или собрать рассыпавшиеся продукты, получил в награду батончик или шоколадку. Мелочи, но все же выручало.
     Так, в общем, и жил, можно сказать, даже не слишком тужил. На фоне того, что иной раз, в прошлом, доводилось о детстве Гарри читать, так и вообще почти благоденствовал. Самым сложным временем были летние каникулы. Для меня они выливались в трудотерапию на благо «нежно любимых» родственничков. Ничего, прям, такого уж непосильного, скорей, в тягость была моральная сторона вопроса, хоть и физически конечно же уставал. Впрочем, с последним легко справлялась магия. Всякой паранормальщиной Дурслей больше не пугал. Хвала возможности управлять маной. Никаких выбросов и спонтанного колдовства. Это так же изрядно сказалось на наших взаимоотношениях.
     Была летом и еще одна неприятность — тетка Мардж. Когда сестра Вернона приезжала в гости, то всегда старалась меня задеть. Странная она, вот, честное слово, не понимаю, в чем смысл третировать маленького сироту? Любила она пройтись по родителям Гарри, да только я не он, а Лили и Джеймс - не мои мама с папой. Было просто противно все это слушать, не более того. Видимо, Мардж что-то такое по моему взгляду понимала, а может и просто на интуитивном уровне ощущала, что ведет себя мерзко, но признать не могла. Бесилась и продолжала желчь изливать. Заканчивалось все тем, что меня выставляли за дверь. Настроение, видите ли, своей унылой рожей порчу.
     Восьмой день рожденья ознаменовался своеобразным подарком от кузена. Дадли с приятелями после очередного идиотского боевичка решили начать увлекательнейшую игру «поймай Поттера». Я хоть и мелковат, в силу недокормленности, но весьма жилистый и шустрый, так что изрядно раздавшийся в талии кузен и его не слишком спортивные друзья были мне не соперниками. Во всяком случае в честном забеге. Они это быстро поняли и начали применять тактику засад и загонной охоты. Пока что, не имея опыта, у них были сплошные провалы, впрочем, вряд ли им что-то и в дальнейшем светит. Пусть в плане сознательного использования магии я мало чего добился, но вот оттолкнуть мог в девяти случаях из десяти. Понятно, что напрямую на ребятишек воздействовать не стану, но вот что-то под ноги преследователям швырнуть — это без проблем.
     До осени Дадли с компанией ловили меня весьма активно, но так как ни разу не поймали, им это наскучило. Как только началась учеба и заработали разные кружки, им стало не до Поттера. Тем более, мы все ходили в primary, а это значило, что через три года нам второй этап SATs сдавать. Это на первый всем было начхать, он больше для педагогического состава. Чтобы значит знали, куда кого и как скорректировать, и какие рекомендация родителям дать, а вот второй, он для нас, без него в secondary не возьмут. Тут вопрос уже серьезней, мамочки-папочки и прочая родня начинала детишкам на мозги капать по нарастающей.
     Мне тоже пришлось поднапрячься и начать куда больше времени школьным делам посвящать. Как ни крути, но в той же литературе и истории я знал не намного больше однокашников. Как-то в прошлой жизни, на аналогичных уроках, мы больше внимания своим родным деятелям уделяли. Доказательства всяких теорем так же помнились весьма смутно. Короче говоря, пришлось учиться. А так как делать уроки в чулане меня не прельщало, то местом моего регулярного обитания стала библиотека. Я, в общем-то, и так ее не игнорировал, а теперь каждый день после уроков посещал.
     Обострилась и проблема недоедания. Уж не знаю, что стало первопричиной, мои ли сознательные тренировки в магии или влияние взрослой сущности, но я начал меняться. Нет, никаких тех самых снов, ломки голоса и пушка под носом, просто, школьных обедов и пайки от Дурслей стало критически не хватать. В итоге, впервые в жизни спер в супермаркете шоколадку. Потом стащил колбасы, потом… меня засекли, и я трансгрессировал. Это было, мягко говоря, неожиданно. Просто очень уж захотелось оказаться в парке на старой детской площадке. Сопроводил это искренне желание сознательным выбросом маны и в результате очутился там, куда и стремился. Как-то оно даже буднично получилось.
     Естественно, первым делом, как резерв наполнился, попробовал опыт повторить. Ага, щаззз, закатайте губу обратно. Ничего в тот раз не получилось. Лишь в конце года удалось вновь аппарировать. Спасибо бульдогу тетки Мардж. Я, конечно, догадываюсь, что когда тебе наступают на хвост — это неприятно и даже весьма больно, но… а, да черт с ней, с этой псиной. Дурсли! Вот проблема. Они же почти успокоились, поверили, что племянник нормальным стал. А тут, прямо у них из-под носа телепортировался. Копчик недвусмысленно так шепчет, что в ближайшее время пред их очами появляться крайне нежелательно. И чего делать будем? Куда мне бедному податься? Хм, ну в первую очередь попытаться все же трансгрессировать сознательно. Это случившееся однажды может больше и не повториться, но то что было дважды — обязательно случится вновь.
     Черт его знает, чего мне раньше не хватало, может уверенности в себе, может с силенками магическими что-то не то было, но в тот день, уже на третьей попытке, удалось телепортировался на полсотни метров. После десятка прыжков появилось ощущение из серии «как же я без этого раньше-то обходился». Особенно этому способствовала булка, коробка сока, пара шоколадок и мясная нарезка. Ну да, прыгнул в магазин, благо, тот уже был закрыт, лицо прикрыл, продукты похватал и на облюбованную площадку вернулся. Хоть поел от пуза, а то весь вечер в роли прислуги был, маковой росинки в рот не попало.
     Теперь я могу быть относительно спокоен. С голоду не помру, да и с точки зрения безопасности все стало хорошо. Не владеющие магией люди теперь меня вряд ли смогут удержать. Впрочем, расслабляться не стоит. Проблему крыши над головой все равно нужно как-то решать. Весна в этом году пришла хоть и ранняя, но ночи-то были весьма прохладные, это сейчас я себя обогреваю за счет маны, а как быть, когда усну? «Эх, мне бы шкурку теплую, вот было бы дело» — позволил себе помечтать, сидя на скамейке в ночном парке и смотря на гоняемую ветром бумажку.
     «Мяу!» — выдал черный кот с пепельного цвета грудкой и светлыми лапками смотрящий на мир огромными зелеными глазищами. «Вроде же олень должен быть» — подумал я обреченно, когда прошел первый шок от превращения в полугодовалого котенка. Прям день открытий чудных. Это что же, раскочегаренное прыжками ядро, поток исходящий из тела маны и желание обзавестись теплой шерсткой такой вот результат дали? Похоже на то. А как же анимагия — сложная наука и бла-бла-бла? Ну, видимо не такая уж и сложная, или я просто чего-то не знаю и не понимаю. Может это и не анимагия вовсе, а трансфигурация или еще какое колдунство? Помнится, Грюм младшего Малфоя в хорька превратил на раз-два и без напряжения. Так, стоп, это все интересно, но лично меня котом быть не особо прельщает. Я вообще большого практического смысла от звериной формы не вижу. Ладно там мышь или жук какой, можно в шпионов играться, но что-то крупное, тут уже не все так однозначно.
     Видимо сегодня фортуна была ко мне благосклонна, потому как вернуть себе человеческий облик удалось со второй попытки, а вновь принять кошачий всего лишь с тридцать пятой. Немного потренировавшись перекидываться и попрактиковавшись бегать на четырех лапах, свернулся клубком на скамейке и прикрыл глаза. А что? Телепортироваться научился, в кота превращаться научился, поел опять же, да и морозец, заметно ощущаемый в человеческом теле, кота не волновал совершенно. По-моему, весьма удачные сутки вышли, весьма богатые на плюшки. Пусть они и почти бесполезны, в рамках основной миссии по убиению Темного Лорда, но с точки зрения моего текущего жития-бытия, зело полезны будут.
     Увы, но убивать Воландеморта придется. Сбежать, конечно, можно, пожалуй, большинство бы даже это сочли правильным, но тут уж каждому свое. Как говорится: «Каждый выбирает для себя». Это ведь так легко и правильно бросить всех и вся, заботиться лишь о себе драгоценном, единственном и неповторимом. Вот только почему-то потом многие удивляются, что же за сволочной мир вокруг, отчего столько равнодушия в людях. Впрочем, к чему этот морализм?
     Каждый выбирает для себя
     женщину, религию, дорогу.
     Дьяволу служить или пророку —
     каждый выбирает для себя.
     Каждый выбирает по себе
     слово для любви и для молитвы.
     Шпагу для дуэли, меч для битвы
     каждый выбирает по себе.
     Каждый выбирает по себе.
     Щит и латы. Посох и заплаты.
     Мера окончательной расплаты.
     Каждый выбирает по себе.
     Каждый выбирает для себя.
     Выбираю тоже — как умею.
     Ни к кому претензий не имею.
     Каждый выбирает для себя.
     Юрий Левитанский
     С утра пораньше аппарировал в свой чуланчик, переоделся, прихватил ранец и трансгрессировал поближе к школе. Уроки пролетели быстро, домашняя работа много времени не отняла, кружок бальных танцев тоже как-то фоном прошел. «Ладно, чему быть того не миновать» — вздохнул я и толкнул заднюю дверь дома номер четыре по Тисовой. Буду банален, если бы взглядом можно было убивать, тут бы моя история и закончилась. А так, поздоровался, смиренно принял наказание в виде недельной голодовки и отправился под лестницу. Правильно говорят: «у страха глаза велики», вон какие они у всего семейства Дурслей были. Что примечательно, даже подзатыльника не отвесили, да и не орали, пошипели только.
     Боятся они меня. До икоты. До дрожи в коленях. Боятся и ненавидят. Умом я их могу понять, пусть даже и не знаю причин, но уверен, они есть и весьма серьезны. Не могут люди так беззаветно любящие и балующие одного ребенка настолько третировать другого. Вот только, мне их совсем не хочется понимать и прощать сердцем. Просто не могу, не получается, хоть тресни. Ночью, намотав на лицо шарфик и накинув капюшон толстовки, посетил один из магазинчиков, куда доводилось бегать за продуктами, утащил себе перекус. Не забыв педантично записать, что взял и в каком количестве. Быть вором и оставаться им — для меня большая разница.
     В целом, все осталось по-прежнему, только теперь я не голодал, а вполне себе нормально питался. Несколько всухомятку, но это было не критично. Возможность самого себя прокормить, пусть и неправедными методами, давала возможность вообще распрощаться с родней, но смысла в этом было чуть. Жизнь бродячего кота как-то не прельщала. Частота пересечения с Дурслями была сведена к минимуму. Меня даже работами по дому перестали напрягать. Правда, теперь и кормить стали заметно реже. То ли мстили так, то ли еще чего-то. Может и вправду надеялись, что сбегу? Не знаю. Меня все вполне устраивало.
     После некоторых размышлений о приобретенных навыках, пришел к очевидным выводам о недостаточности одного только желания. Требуется еще и соответствующий уровень магической силы для претворения хотелок в жизнь. Что телепортация, что превращение, это ведь, по сути, работа с самим собой. Если проводить параллели с тем, как я управляюсь с магией внутри тела и вне его, то все становится понятно. Собственную руку поднять легко, а ты попробуй ей булыжник подними. Разница сразу станет ощутима, заметна и более чем очевидна. Все что оставалось — продолжать качать магические мышцы, да что-то типа телекинеза осваивать. Последнее давалось плохо. Оттолкнуть или притянуть, подбросить или уронить, в общем, все на каком-то рывке получалось делать. Тонкие и плавные манипуляции не получались совершенно. Даже если как следует напитать объект своей маной, все равно ничего толкового не выходило.
     До дня рождения Дадли, я занимался развитием мелкой магической моторики, как обозвал свои тренировки в манипулировании предметами. Кое-какие успехи были, но не сказать, что сильно значительные. Меня бы даже на стройку подавальщиком кирпичей не взяли. Праздник кузену испортила старушка Фигг, мой соглядатай от Дамблдора. Она сломала ногу из-за чего не могла за мной присматривать. В принципе, ничего страшного, погулял бы до вечера, не впервой. Однако, в этот раз меня с чего-то решили взять с собой. В итоге мы «дружной» семьей притащились в зоопарк. Весьма подозрительное поведение для дражайших родственничков.
     Паранойя получила порцию дровишек в террариуме. С чего бы вдруг Дадли, никогда особого интереса к гадам ползучим не проявляющий, решил до какой-то змеи достучаться? И уж стекло перед ним исчезло совершенно точно без моего участия. Мне вообще было глубоко начхать на кузена и болтовню змей вокруг. Во-первых, я давно выяснил, что прекрасно владею парселтангом, найти в лесопарке ужика и пошипеть было плевым делом. Во-вторых, особым интеллектом носители змеиного языка не отличались, отчего тот был довольно прост и весьма беден. А что вы хотите от животных? С учетом же того, что змеи вообще-то глухие, хоть и могут улавливать воздушные колебания на определенных частотах, говорить о каких-то разговорах не стоило. Вообще, судя по тем образам, которые при «разговоре» с ними возникали, звук был просто побочным явлением ментального общения или чего-то схожего. В общем, змеи меня мало интересовали. Нагоняй от дяди снес стоически, стараясь всячески продемонстрировать забитость и покорность судьбе. Бальные танцы — конечно не театр, но некоторый артистизм развивают, надеюсь его хватило наблюдателю, а в том, что он был, я уже не сомневался.
     Мой день рожденья, понятно, никто отмечать не стал, да я и не надеялся. Вообще, было бы странно если бы не отмечали, не отмечали, а тут вдруг бац и решили отметить. Меня бы это напугало. А так, обычный день, все как всегда, ну и славненько. Письмо из Хогвартса, следуя канону, я продемонстрировал дяде, после чего был дурдом в виде налета сов и последующего бегства. Закончилось все в хибаре на острове и ночном явлении Хагрида.
     Впечатляющий мужик, прям: «могуч, пахуч и волосат» — это про него на все сто. Милый помятый тортик, сосиски, чаек, брошенная с барского плеча шуба-жилетка, вручение письма и косноязычный рассказ о том, что я маг, колдун и вообще на папку похож, только глаза мамины. Насколько могу судить, канонную сценку разыграли на отлично. Хвостиком свиным кузен тоже обзавелся. Не имею ничего против этого небольшого наказания. Как по мне, так оно вполне заслуженно и по делу.
     Лежа закутавшись в меха Хагридовой жилетки, с чего-то задумался о читанном в прошлой жизни творчестве фанатов. Видимо потому, что скоро придётся лично проверить, кто же был прав, трактуя канон в меру собственной испорченности. Первое что пришло на ум – друзья героя. Тема "месть предателям" никогда особо не прельщала, особенно та, где герой возвращался в прошлое и мочил детишек. Само по себе детоубийство было мне отвратительно, а в тех сюжетах, еще и лишено всякой логики. Хорошо, я вполне допускаю, что Рона к Гарри подвели сознательно, но вот вопрос: с какими намерениями это было сделано? Верить в мелкого шкета, способного играть годами роль лучшего друга, который периодически ведет себя как задница — это за гранью. Вот в то, что Дамблдор таким образом подкинул избранному своеобразный, идеологически верный источник информации о магическом мире, верится куда больше. Гермиона? Так она вообще маглорожденная, допускать же, что ее кто-то там готовил к великой миссии стать шпионкой или агентом влияния — даже не смешно. Конечно, со временем, ребятишки вполне могли начать осознанно работать на деда. Рона, с его жаждой выделиться и заработать, даже вербовать не надо, можно просто купить. Грейнджер девочка умненькая, наверняка быстро разобралась в раскладах и поняла — без покровителя ей ничего не светит. Первые года три от них, пожалуй, подвохов ждать не стоит. Хотя, на кой мне тот же Рон в приятелях — большой вопрос. Ладно, поглядим на паренька вживую, а там видно будет что к чему.
     С мотивацией и поведением Дамблдора тоже все как-то не слишком однозначно. Более-менее понятны его краткосрочные цели — грохнуть Воландеморта. Вот только, что дальше-то? Куда он собирается вести магическую Британию? С Темным Лордом тоже не до конца ясно. В том же каноне он на год власть взял, и чего? Да ничего. Права вон угнетенным представителям магических рас дал, перепись населения провел, своеобразно, конечно, с маглорожденными некрасиво поступил, но тех же полукровок он вроде не зажимал. Короче говоря, нужно приглядеться к экономической и политической программе тьмы и света. А то, война войной, но она так или иначе закончится, а мне хотелось бы ее не просто пережить, но и дальше жить, желательно, хорошо жить. Эх, если бы я еще не был Гарри Поттером, но, увы и ах, что есть, то есть. Ладно, спать надо, все одно информации пока не хватает.
     Поход за покупками к школе прошел с некоторыми отличиями. Гоблинские тележки мне не понравились. В отличие от Хагрида не мутило, но и восторга не вызвало. Знакомство с Драко в ателье ничего кроме умиления от потуг белобрысой мелочи что-то из себя строить не вызвало. Краткое знакомство с Люциусом впечатлило. Вот уж в ком порода чувствуется. На его фоне сынок, пытающийся копировать отца смотрелся… да никак он не смотрелся, даже без фона. Стало немного смешно, а я еще опасался из-за возможной вражды с хорьком. Да он одним своим манерным поведением улыбку вызывает, ему придётся ой как постараться, чтобы меня словом зацепить и реакцию вызвать. В целом же, от того что было в книгах и фильмах старался не отклоняться, что было несложно. Уж удивление и интерес у меня были самые что ни на есть натуральные.
     Во всем походе на Косую аллею меня волновали два момента. Первый — встреча в баре с Квиреллом, в затылке которого обитает Воландеморт. Что сказать, она состоялась, мы даже поручкались, но на этом и все, собственно. Профессор не пытался немедленно обратиться в прах, шрам, который почему-то вообще с годами не менялся, тоже никак себя не проявил. Вот и понимай это как знаешь. То ли Том не вселился в заику, то ли крестраж вместе с душой оригинала покинул сей бренный мир. Второй момент, конечно же, относился к выбору волшебных палочек. То, что в процессе полмагазина разнесли — ерунда, раз уж хозяин лавки не волновался, так и мне нервничать не стоило. Вот наконец-то была вытащена та самая, взмах, могучий пучок волшебных искр и сокрушительная волна колдовства. Круто. Пока Олливандер блеял на тему великих страшных дел, я с куда большим вниманием анализировал собственные ощущения. Они однозначно говорили, что палочка предоставляет мне возможность манипулировать собственной магией вне тела, да еще и почти на том же уровне, что в нем. Интересно. Мана, которую берет из меня концентратор, рассеивается заметно медленней.
     Хагрид, гордый тем, что выполнил поручение самого великого Дамблдора, вручил мне билет, проводил до выхода из закутка, где был расположен бар «Дырявый котел», работающий по совместительству проходом в мир волшебников, после чего пожелал удачи и отправился поскорей доставить забранный из сейфа сверток деду. Кхм, однако, приплыли. Что тут еще скажешь? Одиннадцатилетнего пацана оставили одного в мегаполисе. Давай, шкет, удачно тебе до дома добраться. Прям такая забота о спасителе и герое, просто слезы умиления на глаза наворачиваются. Наверно, в каноне Гарри все же полувеликана остановил, иначе я просто не представляю, как бы он до дома добрался, денег-то у меня нет. Шататься с сундуком и совой мне как-то не улыбалось, поэтому, из первой же подворотни, телепортировался домой. Дурсли еще не вернулись, так что я самовольно прихватизировал небольшую спаленку, куда меня в теории и так должны были вскоре переселить. Как раз, к моменту прибытия родни, успел прибраться и вещи разложить. Надо ли говорить, что после всего пережитого никто возмущаться самоуправством не стал?

Глава 2

     Третий раз в первый класс. Это начинает входить в привычку. Остаток лета провел на вполне сносных харчах от тетушки и изучении купленных книг. Палочкой махать не рискнул, отрабатывал движения специально выструганной деревяшкой и оттачивал навыки письма пером. Черт его знает, зачем нужно было именно им, нет, что-то такое при его использовании чувствовалось, но что именно и в чем соль - было непонятно. Впрочем, при использовании более современных методов записи этого подспудного ощущения на грани не возникало. А так как я без понятия насколько это важно, решил не переть против системы, но набор ручек и прочей канцелярщины все же прихватил. Впрочем, писать зачарованным пером не так уж и трудно, какие-то две недели, стопка прописей и вуаля, вы средневековый летописец. Утрирую немного, но где-то так оно и есть.
     На вокзал меня любезно подкинул Вернон, во взгляде которого читалось пожелание не возвращаться, так и подмывало сказать, что с удовольствием, да увы, сие не от меня зависит. Похоже, он это тоже понимал. В качестве прощания и пожелания счастливого пути был старт с пробуксовкой. Интересно, это он от радости или от расстройства, хотя, откуда бы последнему взяться? Разве что от все того же понимания, что через каких-то несчастных десять месяцев мы снова свидимся. Ладно, сундук на тележку, клетку с Буклей сверху, поехали до кафетерия, что ли. Можно, конечно, и сразу к поезду, но, во-первых, еще довольно рано, а во-вторых, меня сегодня «забыли» покормить. Своеобразная мелкая месть от тетушки за хвост сына, они его как раз из больнички забрали, где ему, сей нехарактерный для человека отросток, удаляли хирургическим путем. Интересно, это Хагрид такой могучий колдун, или кузен мой дражайший все же сквиб, а потому пришлось принимать столь радикальные меры из-за того, что внутренняя сущность внешние изменения приветствовала и всеми силами сохраняла?
     Деньги у меня были. Не так много, как хотелось бы, но вполне достаточно. С ними вообще просто вышло. Накинул мантию, аппарировал, да и поменял галеоны на фунты у гоблинов. Золотых в хранилище изрядно набрал, не стал тушеваться. Я же не скромный мальчик Гарри, так что нагребал от души. Манит блеск этих увесистых кругляшек, ой манит. Тем более, ключик от сейфа мне в ближайшее время вряд ли кто вручит, да и неизвестно, смогут ли траты отследить. Так что проявил немного жадности. Как по мне — вполне естественный, для вечно обделенного ребенка порыв. В общем, на что посидеть в кафе и прикупить перекус в дорогу было. Тем более в поезде, из съестного, вроде как одни только сладости имелись. Основательно позавтракал, запасся продовольствием в путь дорожку и оценил представление рыжей труппы. ТЮЗ какой-то. Провинциальный. Любительский. Убогий. Накинул ткань на клетку с весьма приметной совой, натянул капюшон толстовки и покатил с независимым видом тележку прямо в стену между девятой и десятой платформами. Успел уже увидеть, как барьер несколько семей магов прошли.
     Хоть мой сундук и не был набит книгами, но на пушинку вовсе не тянул. Так что с его затаскиванием пришлось помучаться. И вот ведь, только я его в тамбур впихнул, в голову пришла мысль, что можно было бы и «Левиосой» воспользоваться. Уж простейшее заклинание левитации как-нибудь бы да выдал. Собственно, тут же его и выдал, с третьей попытки подняв барахлишко и впечатав в потолок. Порадовался крепости сундука и решил тренироваться на перьях. Безопасней будет. Тем не менее, первое примененное заклинание тут же вызвало желание попробовать и остальные.
     В учебнике за первый курс их было мало, зато они были весьма разноплановыми. Как понимаю, детишки должны были освоиться в разнообразных манипуляциях, ради этого их так и подбирали, а что практической пользы от большинства чар никакой, так это ерунда. В общем, довольно быстро перебрал все заклинания, не требующие специфических объектов для отработки, и не без самодовольства отметил, что большинство из них получились после трех-четырех попыток. Понятно, что ни о каком идеале и речи не шло. Криво-косо-кое-как, но ведь работает, черт побери. Работает!
     К некоторому своему удивлению, лучших результатов удалось достичь в трансфигурации. После семи-восьми попыток удавалось достичь вполне приличных результатов. Видимо, дело было в сложности четкого представления промежуточных стадий превращения. На моей стороне было два фактора. Первый — избыток дури, не зря же я столько лет ядро качаю. Второй — развитое пространственное мышление и соответствующее ему воображение. До попадания увлекался моделированием и работал в 3D редакторах. Пяток не самых сложных картинок удержать в голове мог без проблем. Всегда знал, что бесполезных знаний и навыков нет. Есть только еще не пригодившиеся.
     Пока понемногу колдовал, народ неспешно прибывал. На перроне собралась вполне приличная толпа. Повидаться, поболтать, наставления детишкам раздать и так далее, и тому подобное. Сидеть в купе стало как-то скучно, практическая сторона школьной программы в части чар была неожиданно выполнена. Пусть на три с огромным жирным минусом, но тем не менее. Читать не хотелось. Тем более я Левиосой сундук на верхнюю багажную полку в дальний угол перенес. Это не так уж и сложно оказалось, главное — не спешить и прочувствовать перемещаемый объект. Опять же, ничего кроме учебников и их кратких конспектов у меня и не было. Как-то не подумал. «В попе правды нет, поищу в ногах», — решил я набрасывая мантию и отправляясь греть уши. Вдруг да услышу, чего интересного, пока буду по перрону бродить. Мой внешний вид изрядно отличается от канонного. Линзы, прическа, цвет волос немного другого оттенка, даже хорошо знакомый человек мельком скользнув взглядом не факт, что узнает.
     Ходил-бродил, пока под тележку Гермионы не угодил. Видимо девочка углядела как кто-то из парней лихо с разбегу в барьер ныряет, вот и решила, что это неспроста. Только не учла инерции, вызванной сундуком, под завязку набитым книгами. Если бы не отменная гибкость, наработанная на танцах и реакция, тут уже я сам по мере сил и возможностей тренировался, быть бы мне ломанным-переломанным, а так ничего, жив, здоров, даже без седых волос и мокрых штанов обошлось. Только щиколотка болит, совсем уж увернуться не удалось.
     — Ой, прости! — воскликнуло милое создание с буйными локонами заливаясь краской смущения. Игравшая в кино актриса до настоящей Гермионы солидно так не дотягивала. Не столько даже внешне, сколько на уровне магических ощущений, хотя, глупо ее наверно в этом винить.
     — Э... привет, — выдал я далеко не самое умное, ну да меня можно простить и понять, адреналин там, стресс от того, что чуть не раздавили.
     — Привет, — странно так на меня взглянув, поздоровалась девочка.
     — Кхм, где же мои манеры. Прошу простить, леди, позвольте представиться. Поттер. Джеймс Поттер. Вообще-то Гарри Джеймс Поттер, но для вас просто Гарри.
     Вот пытаться изобразить галантный поклон, с опорой на пострадавшую ногу, и, в буквальном смысле, чуть не завалить знакомство было явно лишним.
     — Миона, в смысле Гермиона, — прошептала жутко смутившаяся девушка мне в ухо, ну да, успела подставить плечо, изволившему начать паденье кавалеру. Хорошая у нее реакция, вот только, даже с учетом разницы в возрасте и моей жилистости, я был заметно крупней канонного Гарри. Чтоб удержать равновесие нам пришлось плотненько так обняться, да еще и на груженную тележку опереться.
     — Рад знакомству, леди, — нехотя, буквально со скрипом отстранился от девушки. — А где твои родители? — ну да, резонный, в общем-то, вопрос.
     — Ой, я совсем забыла, они на той стороне остались. Сейчас я их приведу, сами они не могут, они обычные люди, — скороговоркой выдала Гермиона и рванула к барьеру.
     — Стой! — запоздало крикнул вслед уже влетевшей в барьер девушке. — Назад-то их кто поведет, да и не слишком-то маги маглов привечают, — пробормотал я в стену.
     — Мама, папа, знакомьтесь, это Гарри, — представила вскоре вернувшаяся девушка, держащая за руки родителей, — Гарри познакомься с моими родителями Дэном и Эммой Гренджерами.
     — Рад знакомству, сэр, — пожимаю руку мужчине, — теперь понимаю, в кого ваша дочь такая красавица, — отвешиваю невесть какой комплимент и поклон без выкрутасов женщине. — Гарри Джеймс Поттер, к вашим услугам.
     — И когда вы успели… — начал говорить Дэн, но был перебит собственной дочерью.
     — Гарри Поттер? Я столько про тебя читала! — сообразила наконец Гермиона, с кем свела ее судьба, так и подмывало сказать, что про нее я тоже много прочитал.
     — Миона, прошу тебя тише, — прикрыл ей рот ладонью, само как-то совершенно естественно получилось. Огляделся воровато, но вроде никто не обратил на нас внимание. — Я тоже про себя много читал, столько нового узнал.
     — Прости, я не подумала, тебе же тогда было, ой, прости я не хотела тебе напоминать. — снова смутилась девушка. Начать ее что ли «помидоркой» звать? Как-то в каноне она была куда уверенней.
     — Все в порядке, не расстраивайся, — беру ее за руку и как можно искренне улыбаюсь, — мне тогда и полутора лет не было, я мало что помню. Даже в кошмарах только падающий силуэт мамы и ослепительный зеленый свет, — между прочим не соврал, хотя и не уверен, что данные кошмары-воспоминания можно моими считать. Лично меня он не посещал ни разу, а вот оригинального Гарри донимал регулярно.
     — Ох, Гарри, все равно извини. Я, я не хотела, такая дура. — шмыгнула носом совсем поникшая девочка.
     — Умнейшая ведьмочка поколения не может быть дурой по определению. И вообще, если расплачешься у тебя тушь потечёт.
     — Я не крашусь, — подняла на меня взгляд озадаченная девушка, — пока. — добавила она снова смутившись.
     — Так, молодые люди, — предприняла попытку на этот раз Эмма, — не могли бы вы просветить нас, простых смертных, когда вы успели познакомиться и так, мм, подружиться.
     — Ну-у, — потупилась Гермиона опустив голову и только тут видимо заметила, что я все еще держу ее за руку, от чего ее красноречие окончательно испарилось.
     — С вашей дочерью я познакомился примерно двадцать минут назад, сразу после того как увернулся от ее тележки, мэм. — не, а что еще было говорить-то.
     — Не ври, — буркнула девушка, но чересчур громко. — Я ему чуть ногу не раздавила, — пояснила она, поняв, что ее не только услышали, но и ждут объяснений.
     — Да ладно, ерунда, бывало и хуже, — мальчишеская бравада наше все, тем более ведь бывало же. — А вот лучше еще ни разу, — блин, язык мой враг мой, только и осталось что выполнить интернациональный жест рука-лицо именуемый.
     — М? — они что, всей семьей учились синхронным мыком вопрос задавать?
     — Ну, э… в общем я несколько неудачно проявил галантность, — удалось родить обтекаемое объяснение.
     — Это как? — Дэн не дантист, он прокурор, хуже, палач, нет, все равно мелко, вот, точно, он отец двенадцатилетней дочери, такой взгляд у него, брр, в голове сама собой ассоциация сложилась: стоматолог-инструменты-пытки-застенки…
     — Э-м, ну… я решил, что поклон после представления будет уместен, вот только нога немного подвела, ну и… я начал падать, да. Гермиона меня успела, мм, удержать, да, вовремя пришла на помощь и подставила плечо, вот.
     «Боже, что за бред я несу!» — билась в голове набатом мысль.
     — Если бы не она, могло бы получиться некрасиво, ну… локоть там или ладони, может даже коленку бы стукнул, мало ли. Вот.
     «Да твою же дивизию!!!» — мне суммарно на две жизни уже четыре десятка лет, я старше этих Грейнджеров, а тут пацан-пацаном. Что за дичь творится?!
     — Плечо подставила, — протянул Дэн, а я изрядно напрягся, — молодец, дочка! — неожиданно закончил мистер Грейнджер и весьма ехидно на нас глянул, а мы с Мионой как-то очень уж синхронно так вдохнули-выдохнули.
     — Сэр, позвольте просить у вас официального разрешения на дружбу с вашей дочерью, – почему бы и мне не пошутить, в старых добрых традициях Альбиона, а то игра что-то в одни ворота идет, вон какие у них интересные лица стали.
     — Разрешения на дружбу?
     — Да, сэр.
     — Что ж, я не против и, честно говоря, мне будет спокойней, если у нее будет друг в новом мире.
     — Спасибо, сэр.
     Вот и кто тут в итоге идиот? Нет, что-то здесь не так. Сильно не так.
     — Вам, наверно, стоит начинать прощаться с дочерью, а то поезд скоро отправляется, а вас еще нужно вывести за барьер, сами вы не сможете.
     — Попросим кого-нибудь, — легкомысленно пожала плечами мама Мионы.
     — Не стоит, — посмотрел я в глаза Дэна, чуть покачав головой, — старайтесь всячески избегать незнакомых волшебников, это первое правило выживания и безопасности в мире магии.
     — Хорошо, — серьезно кивнул он. — Ты ведь позаботишься о Мионе?
     — Да. Обещаю.
     ***
     — Я пока займусь багажом. Всего доброго, сэр, — протянул руку необычный мальчик. — Мэм.
     — Весьма необычный юноша, — задумчиво проводила паренька взглядом Эмма, — мне он понравился. Вежливый.
     — Мне тоже, — чуть рассеянно кивнул Дэн, одобряя выбор дочери, хотя, ее ли?
     — Будь умницей, не забывай писать, — обняла мама Гермиону…
     ***
     Левиоса и сундук воспарил аки… сундук, ни на что больше он похож не был. В купе на удивление оказалось все еще свободно, что не могло не радовать. Благополучно поместив поклажу на соответствующую полку, попутно починив ее «Репаро», и дав ноге немного передохнуть, заодно и тугую повязку организовал, отправился в обратный путь. Грейнджеры все еще были на перроне. Ожидаемо. В общем, еще раз пожал руку Дэну, заверил Эмму, что пригляжу за Мионой, пожелание всяческих благ и кое-как выпихнул родителей Герми за барьер. Все понимаю, единственный ребенок, мир магии и волшебства, но лучше бы они тут вообще не появлялись. Было у меня какое-то неприятное ощущение, словно на лицо паутина или волос попал. Неприятно и раздражает.
     Пробежаться до поезда, увы, пришлось. Эмму в последний миг пробило на прижать к себе малютку колдунью и слегка окропить ее слезами. Кто я такой чтоб противиться подобному душевному порыву? Подумаешь нога, заживет. Как-никак, только вечером приедем, уйма времени на регенерацию. В общем, запрыгивали мы с ходу в чуть ли не трогающийся поезд, под гудение паровоза.
     — Гарри, не мог бы ты мне помочь книгу достать?
     «И кто бы сомневался?» — возвел мысленно очи горе доставая волшебную палочку.
     — Сейчас, — взмах, и сундук медленно слетает с полки на пол.
     Пара секунд ступора, полминуты копошения и в руках у Гермионы солидный том «История Хогвартса». Вот только читать книгу она не собиралась. Вытащила из все того же сундука волшебную палочку и… в общем, то ли стекла в экспрессе зачарованные, то ли просто от природы такие прочные.
     — Слишком резко, я так сундук в потолок отправил. Наложи чары и подожди, почувствуй заколдованный предмет и потом начинай аккуратно им манипулировать.
     — Ага.
     — Хорошо, мой юный падаван. Продолжай, помни, веса нет.
     Гермиона хихикнула, потеряла концентрацию и томик шлепнулся на стол.
     — Ты уже все чары пробовал?
     — Угу. Иногда даже получалось.
     — Показывай, — распорядилась Миона.
     — Слушаю и повинуюсь, — увы, но джина из мультика изобразить не вышло. Синюшности наверно не хватило.
     Оставалось лишь порадоваться, что какой-то час назад, а по ощущениям вообще в другой жизни, попробовал заклинания за первый курс. Спонтанная магическая тренировка в этот раз заняла раза в три больше времени, все потому, что кое-кому не хватало силенок нивелировать огрехи, впрочем, поправляя друг друга и помогая, мы все же справились. Там и тележка со сладостями проехалась, что было очень кстати. Я десерт банально не купил, не сладкоежка, да и помнил, что как раз с ним проблем в поезде не будет. Миону же заботливые родители стоматологи им просто не снабдили. После сытного обеда я собирался немного вздремнуть, нога уже не беспокоила, но почему бы не дать ей еще немного восстановиться. Герми решила уделить внимание чтению, но, увы, наши послеобеденные планы были жестоко нарушены.
     Первым заглянул Невилл, потерянный толстячок искал свободолюбивую жабу Тревора, подарочек на день рожденья. Гермиона, правда, не бросилась ему тут же помогать в поисках беглеца, что изрядно порадовало. За Лонгботтомом прискакал Рон. Весьма бесцеремонно распахнул дверь купе, скорчил презрительную гримасу Мионе, вопросительно поднявшей глаза от книги, пристально поглядел на меня, принявшего вид кота. Мало ли, вдруг ему мое фото показывали, еще опознает, а так, спит себе котейка и спит.
     — Эй, зубрилка, ты тут Поттера не видела? — выдал Рон вместо приветствия.
     — Нет, — поджала губы девушка, про мою кошачью ипостась она знала, поспорили на тему «сила есть - ума не надо», вот и доказал, что в ряде случаев данная точка зрения имеет право не просто быть и существовать, но и оказывается весьма верной.
     От греха подальше решил не возвращаться в человеческий облик, мало ли кого еще принесет. А отлично поспать можно и в кошачьем теле. Принесло Драко Малфоя, тот тоже был не слишком дружелюбен, но хоть поздоровался, видать воспитание сказалось.
     ***
     — Надо учить запирающие чары, — хмыкнула тихонько Миона.
     — Мрр, — согласился с ней кот и легко перепрыгнув разделяющее их расстояние потерся о ее руку.
     — Гарри?! — удивилась девушка, не сразу осознав, что гладит кота, который, вообще-то парень и герой магического мира.
     — Кхм, извини, — смутился вернувший себе человеческий облик мальчишка, — просто в теле животного и сам себя ведешь немного иначе, а когда за ушком чешут или гладят, ну-у… это весьма приятно.
     — Знаешь, я всегда хотела завести котенка, но у моих родителей жуткая аллергия, — вздохнула девушка.
     — Вряд ли она распространяется на магических животных, — пожал плечами парень.
     — А… можно тебя еще немного погладить, — смущаясь отвела взгляд девушка, — просто я всегда мечтала читать что-то и гладить мурчащего котика, — быстро добавила она.
     — Конечно, — рассмеялся мальчишка и через секунду рядом с девушкой уже лежал мурчащий кот.
     ***
     Так мы и доехали до конечной станции. Я млел от прикосновений и честно отрабатывал урчанием, а Миона читала и не забывала меня поглаживать. Гармонию в купе разрушил голос старосты, оповещающий всех, что скоро прибываем, и нужно переодеться в мантии, кто это еще не сделал, и готовиться на выход. Вещи с собой брать не надо, о них позаботятся. Пришлось выходить из полудремы и возвращать себе человеческий облик. Дальше события вновь пошли по канону. Хагрид созывающий первокурсников и поход через темный лес. Кто как, а мы сразу по Люмусу наколдовали, без этих магических светильников можно было и ногу подвернуть. Утлые лодочки, берег озера с величественным видом замка, но промозглый ветер быстро переключил народ с вздохов и ахов восхищения, на выбивание зубами веселеньких ритмов. Шотландия, да еще и предгорья, что же вы хотели. Лично я сразу же накрыл Миону мантией, благо ее размеры это вполне позволяли и плотней прижал к себе. Девушка засмущалась, но протестовать не стала. Я же в очередной раз задумался над собственным поведением. Естественно, на нас не просто изволили покоситься, но и вполне себе откровенно пялились, некоторые с завистью. Вдвоем-то всяко теплей.
     Проплыли под мостом, на автомате выполнив команду пригнуться. Глупость, но если рассматривать как символический поклон, так и ладно. Каменный причал и ведущие вверх ступени. Очарование замка изрядно так поблекло, хотелось поскорей оказаться в тепле, ну или хоть от ветра убраться. Туман над Черным озером энтузиазма также не прибавлял. Внушительно, конечно, сквозь него на громадину огоньками подсвеченную смотреть, но больно уж мокро.
     Хагрид постучал в дверь и передал нас МакГонаггл, которая отвела детишек в небольшой зал и, велев привести себя в порядок, величественно удалилась. Рон тут же начал распинаться на тему битвы с троллем. Тут и Драко нарисовался со своей речью на тему крутости отдельных семей и готовностью просветить меня бедняжку. Как только узнал? «Знаешь, когда ты перестанешь себя вести как маленький избалованный засранец и начнешь жить своей головой, а не просто словно пес выполнять команды отца, тогда я с радостью пожму тебе руку» — спокойно ответил блондинчику, сложив руки на груди и смотря прямо в глаза. Мальчишка явно собирался ответить что-то резкое, но неожиданно сумел сдержаться и отойти. Чем заработал сразу же парочку баллов в моих глазах. Взгляд Гермионы, брошенный на меня порадовал, не без того. Да и остальные детишки смотрели с чем-то вроде уважения. Появившиеся привидения, успешно оттянули на себя внимание, а там и профессорша пришла.
     Миона просидела под распределяющей шляпой минуты две, прям ощущалось, как она яростно с куском старого фетра спорит. Наконец прозвучало канонное: «Гриффиндор!». Не успел порадоваться данному факту, как оказавшийся рядом Рон громко и экспрессивно выдал про лохматую заучку-бобриху. Черт знает почему, но меня это взбесило. Как один из способов не допустить нашей дружбы, я планировал устроить драку, благо, повод найти всегда можно. Вот только этот вариант был крайним. Гормоны что ли влиять начали? Сам не ожидал, что тут же молча развернусь и от души дам рыжему в глаз. Испортил, в общем, торжественный момент. Бил не сдерживаясь, так что рыжик брякнулся на пол, и на некоторое время ушел в нокдаун.
     — Мистер Поттер! Что вы себе позволяете?! — возопила МакГонаггл, вот честное слово, лучше бы она сделала вид, что ничего не заметила.
     ***
     — Не надо обижать моих друзей и говорить про них гадости, – от того, как это было сказано, у стоящих рядом с Гарри волосы на голове зашевелились.
     — Драки в школе недопустимы, мистер Поттер.
     — Защита чести без драки не всегда возможна, — потер кулак парень, не отводя взгляда.
     — Я вас предупредила, мистер Поттер. Продолжим распределение.
     ***
     Распределение продолжилось. Уизли оклемался и смотрел волком. Его братишки тоже поглядывали не слишком дружелюбно. Чувствую, устроят мне темную. Сейчас было бы самое то, воспользоваться планами пойти на другой факультет, но оставлять Гермиону одну мне что-то не хотелось. Вот и моя очередь.
     — Молодец, малой, — раздается в голове голос, — уважаю, так держать, и девицу лучшую отхватил, и вообще молоток.
     — Спасибо, на добром слове, уважаемая Шляпа.
     — Гриффиндор! — проорал артефакт.
     — Кто бы сомневался, — вздохнула МакГонаггл, улыбнувшись.
     Распределение закончилось, директор выдал то ли речь, то ли бред, после чего махнул рукой и, на столах появилась пища. Дешевенький фокус, но для детишек сойдет. Наверняка Дамблдор всего лишь подал команду домовикам, а для остальных он угощение по мановению руки сотворил. Впрочем, где-то на задворках памяти маячит закон какого-то Гампа, да и некоторый скепсис на лицах старшекурсников сам за себя говорит. Ладно, не до того, кушать надо.
     Что в ближайшее время придется общаться с директором — было понятно. Вот только, что он сам ко мне прямо на пиру подойдет — не ожидал.
     — Молодые люди, как давно вы знакомы? — начал без экивоков Дамблдор.
     — Сегодня утром познакомились, сэр… — начал я свой рассказ, смущенно смотря в пол и старательно выталкивая наверх детальные воспоминания об этом сумасшедшем дне. Черт его знает, как там насчет чтения мыслей глаза в глаза, но лучше подстраховаться по мере сил и возможностей.
     — Похоже, сама судьба благоволит вам, — задумчиво покивал могучий дед и величественно удалился за стол преподавателей.
     — О чем это он?
     — Без понятия, Герми. Передай мне вон то блюдо, пожалуйста.
     — Держи.
     — Спасибо.
     Так как мой рассказ слышал весь стол львов, с вопросами нас не донимали. Скорей уж наоборот, любознательная подруга насела на оказавшихся по соседству ребят со старших курсов. Очень ей было интересно, как учат, чему учат и главное — где тут библиотека? Если бы мне аппетит не портили взгляды трех пар глаз из-под рыжих челок, и еще одна пара, расположившаяся на бледном длинноносом лице, так и вообще бы хорошо было. Единственный положительный момент — тюрбанистый затылок Квиррелла мне был совершенно безразличен. Либо крестража во мне нет, чего очень бы хотелось, либо Воландеморт в школу не явился, но все косвенные улики данное утверждение опровергали.
     Директор вновь толкнул речь, в этот раз длинней и информативней. Ага, про коридор на третьем этаже, мучительную смерть и запрещенные предметы. Пока мы вкушали духовное, нас лишили телесного. Спели гимн школы и, словно утята за мамкой, потопали за старостами. Денек выдался насыщенный, так что все быстро разбрелись по комнатам и попадали в койки. Один я, поспавший в кошачьей ипостаси, в ней же на диванчике у камина развалился. Хотелось подумать о дне минувшем.
     — Не спится? — присела рядом Гермиона.
     — Нет. Днем дрых, теперь вот что-то не хочется. А ты чего не спишь?
     — Переела, наверно, и впечатлений столько, голова кругом. Наверно, только сейчас и поверила, что все это взаправду. Подумать только, я настоящая ведьма.
     — Угу, жуть. Осталось горб, клюку, нос крючком и глаз с бельмом.
     — Да ну тебя. Не хочу такой быть.
     — Тогда лучше говори - волшебница. Как тебе образ феи?
     — Мм, ничего так, особенно из Питера Пена.
     — Увы, не видел.
     — Как? Его же все мальчишки смотрели и потом по улицам носились, проходу не давая.
     — Ну, скажем так, мне не повезло.
     — Не хочешь рассказывать?
     — Какая ты проницательная. Не рассказывать, скорей, вспоминать.
     — Я читала, — кто бы сомневался, — что если поделиться, становится легче.
     — Пробовал, но что-то не нашлось желающих слушать, а когда родственнички узнали, так и вообще все желание делиться пропало. Чувство голода его, знаешь ли, очень быстро заменяет, — последнее правда сказал про себя, была как-то попытка от отчаянья рассказать о условиях жизни, но ни к чему, кроме краткой вспышки активности компетентных органов, она не привела.
     — Можешь мне рассказать?
     ***
     Для Гермионы, Гарри уже третий раз за день предстал совершенно другим человеком. Когда они только познакомились, он был, пусть и немного странным, но все равно понятным и обычным мальчишкой. Симпатичным, веселым, немного забавным и каким-то своим. Тогда она подумала, что он будет ей как брат, о котором она когда-то мечтала, пока случайно не узнала, что мама, к сожалению, больше не может иметь детей. Затем в поезде он раскрылся с новой стороны, правда, она не могла точно сформулировать с какой. Но братом он ей быть перестал, наверно, став другом. С ним было легко и интересно, а еще они отработали все школьные заклинания за первый курс. Правда, ей не на все хватило сил. Тогда же, пусть временно, но он сумел осуществить ее давнюю мечту о домашнем питомце. Это было удивительно и немного неловко, если бы ей лет с пяти, до безумия не хотелось завести мурчащий комочек, она бы, наверно, так и не решилась его попросить. И вот сейчас она с трудом сдерживалась, чтобы не обнять его и не разреветься. Как он мог быть таким, прожив столько лет в чулане под лестницей, постоянно ощущая себя ненужным и не любимым, как не озлобился на весь мир?
     ***
     — Вот поэтому, про фей я знаю только из детских книжек в школьной библиотеке, — развел руками, заканчивая рассказ Гарри, — они красивые, — добавил он улыбаясь, — одна даже на тебя похожа.
     — Спасибо, — смутилась девочка, — но я знаю, что не очень симпатичная.
     — Кто тебе такую глупость сказал? — совершенно искренне удивился мальчик.
     — Меня феей только мама с папой называют, но я читала, для родителей их дети всегда самые-самые.
     — Что, совсем не было подруг в школе?
     — Нет, только книжки.
     — А еще идиоты, которые все время дразнились и обижали.
     — Угу, — шмыгнула носом девочка, — даже хуже этого рыжего, которому ты в глаз дал.
     — Это они от зависти.
     — Чего? — похоже, такая мысль была для умненькой ведьмочки внове.
     — Ну, заводилами наверняка были девчонки, просто они чувствовали, что ты лучше их во всем, в том числе и во внешности, вот и бесились.
     — Ты просто хочешь сделать мне приятно. Потому так и говоришь.
     — И это тоже, но, вообще-то, я говорю, что думаю. А думаю я, что ты очень красивая. Просто стесняешься, и позволяешь себе быть только умной и начитанной.
     — Ну, — всерьез задумалась Гермиона, — вообще-то я что-то такое читала, но решила, что это не мой случай. Думала, просто белая ворона.
     — Скорей каштановая.
     — Кто бы говорил, сам-то уголек с хвостом.
     — Мяу, — тут же подтвердил, возникший на месте мальчика кот, и принял гордую позу.
     — Позер.
     — Зато ты улыбаешься. А то глаза вон на мокром месте были.
     — Не любишь слез?
     — А что, кто-то любит?
     — Мм, а если это слезы радости?
     — Эм… уела, — признал поражение мальчишка, взъерошив прическу.
     — Пойдем спать, поздно уже, а нам завтра на уроки, — говорить это ей не хотелось, но Гермиона была ответственной и к учебе относилась очень серьезно.
     — Идем, — Гарри тоже не горел желанием прерывать приятное времяпрепровождение, но поспать было необходимо.

Глава 3

     Выспаться особо не выспались, но и совсем уж сонными мухами не были. Бодрящий душ, плотный завтрак, и протянуть до конца уроков, коих, в общем-то, было не особо много, нам сил хватило. По обоюдному согласию решили не бежать искать библиотеку. Во-первых, необходимости не было, так как домашних заданий, как таковых, не имелось. Несколько эссе, которые должны были выявить нашу осведомлённость о том или ином предмете, не в счет. Фактически, требовалось ответить на три вопроса. Что изучаем? Зачем изучаем? В чем важность изучаемого? При том, что весь урок нам на них и отвечали. Кто писал конспект, тому достаточно было его просто на отдельный пергамент перенести, и вот оно, домашнее задание. Во-вторых, нас отшили старосты, научитесь, мол, сперва от гостиной до классов добираться, а потом покажем путь до хранилища знаний. Так что быстренько разобравшись с домашкой, решили разойтись по спальням и урвать пару часиков сна до ужина, тем более, что глазки уже слипались.
     Стоило нам встать из-за стола, как тут же нарисовался Рон, желающий по-пацански разобраться с обидчиком. Последнему особенно способствовала парочка братишек за спиной. Остальные присутствующие были не прочь насладиться зрелищем. Скучна жизнь школьная в замкнутом пространстве. Ведь только что приехали. Впрочем, когда это толпу интересовало что-то, кроме хлеба и зрелищ?
     — Ну чего, Поттер, поговорим? — начал накручивать себя рыжик.
     — Рон, ты же не говорить приперся, а подраться, так чего время-то терять? Хочешь расскажу, как будет?
     — Ну давай, просвети меня, герой.
     — Ты на меня бросишься и получишь в нос, после чего на меня кинутся твои братья, и, так как их двое, и они лбы вон какие здоровые, меня быстро свалят и начнут пинать. Ты к этому времени как раз свои кровавые сопли размазывать закончишь и присоединишься. А потом будешь ходить и всей школе рассказывать, как самого Поттера отметелил. Начнешь везде петушиться, что никакой я не герой, а обычный слабак.
     — Че? — да уж, скорость мысли явно не его сильная сторона. — Они не будут вмешиваться, я тебя сам уделаю.
     — Начинай тогда, чего ждешь? Если я тебе сейчас врежу, ты снова все одним глазом с пола увидишь.
     — Я хотел вызвать тебя на магическую дуэль, — промямлил рыжий, подрастерявший как-то боевой задор.
     — Ха-ха-ха. И как ты себе это представляешь? Ты магами воспитывался, я маглами, можем посоревноваться разве что в том, кто больше спичек в иголку за минуту превратит. Как тебе идея?
     — Не, какая же это дуэль, — возмутился Рон.
     — Тогда мы можем только подраться, — пожал я плечами.
     — Да ну тебя, — надулся парень, — просто извинись, и вали куда хочешь.
     — Как только ты перед моей подругой извинишься, так и я у тебя прощения попрошу.
     — Пф, вот ещё, перед грязнокровкой… — что он там еще хотел сказать, никто не узнал.
     Свалить не следящего за языком придурка было элементарно. Будь тело постарше, точно бы ему челюсть сломал, а так, может и не получилось. Вот нос точно хрустнул. Конечно, волшебная медицина о-го-го, колдомедики такие травмы на раз-два лечат, но ведь все равно больно. Справиться с парой старших ребят было бы сложно, но, в принципе, можно, вот только драться против близнецов, которые работали как одно целое — без шансов. Ушел от удара в левое ухо, только чтобы нарваться на кулак второго братца, пинок в колено, а там и в лицо прилетело. Одна радость, пророк из меня так себе вышел. Рон к избиению не присоединился.
     Впрочем, мне, конечно, не легче, но все равно приятно. Пинали меня с каким-то остервенением, будто я не двоечку их братишке выдал, а чуть ли не зарезать пытался. Нет, хуже, на честь Джинни покусился. Присутствующие что-то не бросались останавливать разошедшихся Уизли. Одна Гермиона и кинулась на помощь, когда от шока отошла. Если бы в момент ее броска я не потерял сознание от очередного удара, и увидел, как один из рыжих ей оплеуху отвесил, вероятно, все бы кончилось трупами. Или трупом. Всяко могло получиться.
     ***
     — Ты как? — спросила сидящая у койки Гермиона, когда увидела открытые глаза Гарри.
     — Терпимо, их все же двое было, да и весили они на пару больше, чем один мой кузен. Тебе сильно досталось?
     — Нет, они меня просто оттолкнули. Ну и ушиблась, когда упала, — девушка непроизвольно коснулась щеки.
     — Толкали, значит, кулаками. Ясно, учту. Расскажи, что было, когда они тебя ударили.
     — Невилл на них бросился, когда они и его бить начали, я их ступефаями приложила.
     — Как интересно, значит, ты и Невилл, а остальные просто стояли и смотрели?
     — Ну, да. Наверно, они просто растерялись, — без особой уверенности добавила она.
     — В любом случае, брать их в расчет я больше не намерен. Спасибо тебе, — улыбнулся Гарри и сжал ее руку, — как Нев?
     — Нормально, у него только пара ссадин и несколько синяков, мадам Помфри их сразу залечила.
     — А ты?
     — Со мной все в порядке, просто, ну, я не захотела тебя одного оставлять.
     — И как же ты одна до башни доберёшься?
     — Не волнуйся, профессор МакГонаггл обещала меня проводить. Ей и директору все равно нужно поговорить с нами.
     ***
     На этом нас прервала мадам Помфри. А к концу диагностики и директор с заместителем прибыли. Вот только, разговор мне ой как не понравился. Конечно, первым, как и в прошлый раз, руки распустил я, вот только, между мальчишеской дракой и нанесением тяжких телесных, есть некоторая разница. Во всяком случае, мне так думалось до недавнего времени. Оказалось, братья правильно заступились за младшенького, а некто Гарри Поттер — драчун и хулиган, по которому чуть ли не Азкабан плачет. Я даже как-то засомневался, канон ли это? Или мои действия его сходу так перекорежили? В любом случае, выбор невелик. Как там Дамблдор сказал: «Еще одна драка, мистер Поттер, и вы покинете школу». Больше всего мне не понравилось, как заткнули Гермиону, пытавшуюся встать на мою защиту. Чуть ли не грязнокровкой назвали, и посоветовали держать рот на замке. Похоже, я не особо-то им нужен. То ли директор в курсе, что оригинальный Гарри погиб и Волдик исходя из пророчества стал уязвимым, то ли еще что.
     ***
     — Привет, — ворвалась с утра пораньше в палату подруга, — как ты?
     — Привет, нормально. Надеюсь меня прям сейчас и выпишут, — глазами указал на приближающуюся к нам мадам Помфри.
     — Что же, вы можете быть свободны, мистер Поттер, — подтвердила она мои слова, после пары взмахов палочкой.
     И где, спрашивается, воспетое каноном и фаноном стремленье задержать болящего на пару лишних суток? Что-то не наблюдается. Либо и тут нечисто, либо я становлюсь параноиком. Нет, скорей всего простые переломы и прочие физические травмы школьного колдомедика не особо тревожат. Костерост — наше все! Еще бодяга, говорят, отлично помогает. Впрочем, это так, на уровне слухов.
     — Пошли скорей, тебе еще надо учебники взять.
     — Угу.
     — Мне не понравилось, как себя повели директор и профессор, — начала разговор Гермиона, когда мы вышли из больничного крыла.
     — Мне тоже. Я признаю, что первым начал, и заслуживаю наказания, но в обычном мире эту парочку, как минимум, изолировали бы от общества. Так понимаю, им даже отработку не назначили?
     — Нет, пожурили на словах и все. Даже баллов не сняли.
     — Прости, что втянул тебя во все это. Мне-то не привыкать, дома Дурсли, тут Уизли. Извини.
     — Не говори глупостей, — рассердилась Гермиона, — ты мой друг, и я тебя не оставлю.
     — Спасибо, — сжал ее ладошку, — ты первая, кто мне помог, а не сбежал.
     — А ты первый, кто за меня заступился.
     Завтрак, уроки, обед, уроки, поход в библиотеку. Ради последнего, пришлось обратиться к студенту с факультета воронов. Парнишка, на пару лет старше, с радостью проводил нас и подсказал некоторые приметные места, по которым было проще ориентироваться. Совсем уж муравейником замок не был, но у того, кто его проектировал, было довольно специфическое видение мира. Которое, на нашу беду, нашло свое отражение в архитектуре. Еще и магия, из-за которой не только лестницы перемещались, но и в коридорах частенько было разное количество дверей, да и убранство эпизодически менялось. Пусть не сильно, но все равно путает. Особенно в первое время.
     — Добрый день, молодые люди. Вы ведь первокурсники?
     — Да, мэм, я Гарри, а это моя подруга Гермиона. Мы у вас впервые.
     — Что ж, приятно видеть столь стремящихся к знанию детей. Я мадам Пинс, всегда буду рада помочь вам с литературой. Вы ищете что-то конкретное?
     — Да, я хотел бы больше узнать о сигнальных и защитных чарах.
     — Интересный выбор для первокурсника. А вам что интересно, мисс?
     — Медицина, то есть колдомедицина, мэм.
     — Что ж, присядьте, я сейчас принесу нужное.
     — Медицина? — хмыкнул, с интересом посмотрев на девушку.
     — Защита? — ответила она в тон.
     — Будем надеяться, что эти знания тебе не пригодятся.
     — Ну, если твоих окажется недостаточно…
     — Вот, полагаю, для начала вам хватит этого, — приземлила на стол пару стопочек с книгами библиотекарша.
     — Спасибо, — поблагодарили мы синхронно и, подхватив увесистые тома, заняли один из дальних уединенных уголков за стеллажами.
     Мадам Пинс словно мысли прочитала, подобранные ей книги были тем, чем надо. В меру теории и куча полезной практики. Судя по лицу Гермионы, она тоже была удовлетворена полученным материалом. Спустя пару часов, мы почти одновременно отложили по первой книге.
     — Ты прочитал? — удивилась подруга.
     — Да. Ты, видимо, тоже.
     — Да, но ты быстро читаешь.
     — Ты тоже. Ходила на курсы скорочтения?
     — Нет, сама занималась, увидела объявление в газете, заинтересовалась, нашла методику, ну и научилась, — махнула рукой Герми.
     — А мне школьная библиотекарша подсказала, и даже немного позанималась, а потом я уже сам совершенствовался.
     — Знаешь, хорошо быть не одной такой.
     — Не поверишь, знаю.
     Немного посмеявшись, взяли по новой книге и углубились в материал. К сожалению, выносить фолианты нам не разрешили, но мы делали записи, так что не сильно расстроились. Сбегали на ужин и вновь засели в библиотеке, требовалось сделать уроки, да и дочитать еще хотелось. С домашним покончили довольно быстро. Вообще-то, Гермиона собралась поразить учителей, и написать эссе вдвое больше чем задали, но я сумел ее переубедить. Она вообще была из той редкой породы людей, что способны адекватно воспринимать аргументы и принимать их. Идея о том, что педагоги тоже люди, и не стоит их нагружать дополнительной работой, тем более, в наших творениях все равно не будет ничего, чего бы они не знали, была для неё внове, но после кратких размышлений была признана заслуживающей внимания. Против утверждения «краткость сестра таланта», она тоже не нашла что возразить. Добивающим же стал аргумент: «Ты ведь знаешь, что знаешь, так зачем это кому-то доказывать?». Понятно, что он бы вряд ли сработал, не случись нам недавно с директором и МакГонаггл пообщаться, но «из песни слов не выкинешь».
     Сидели в храме знаний до тех пор, пока мадам Пинс вежливо не попросила нас его покинуть. Пришлось извиняться. Из-за незнания расписания работы библиотеки, мы ее задержали. Она решила дать возможность нам закончить уроки, тогда как на самом деле мы заканчивали выписывать интересные заклинания из предоставленных ей книг. Еще раз сильно поблагодарив и от души извинившись, поспешили в гостиную, вот только, стоило нам добраться до лестницы, как та немедленно переместилась.
     ***
     — Что будем делать? — вцепилась в руку Гарри, чуть не покатившаяся по ступенькам Гермиона.
     — Ждать, когда этот кусок мрамора вернется на место. Или они из гранита? — задумался Гарри.
     — Не помню. Кажется, в истории ничего про материал не говорилось.
     — И я не помню про материал, а вот про то, что тут и час просидеть можно, а если сильно не повезет и все два, к сожалению, вспомнил.
     — И?
     — Ничего, — пожал Гарри плечами и, сняв мантию, сложил ее пару раз, после чего бросил на ступеньку, — присаживайся, чего так просто стоять.
     — Спасибо, но, ты не замерзнешь?
     — Нет, у меня под рубашкой еще футболка, и я всегда могу обернуться.
     — Я бы тоже хотела научиться.
     — Как я магическую силу тренирую и как впервые шерстью обзавёлся, ты знаешь, пробуй, может к концу года и получится.
     — Думаешь?
     — Честно говоря, не знаю. Сейчас мне кажется, что ты намного слабей, но у меня, с тех пор как одиннадцать исполнилось, прогресс заметно ускорился. Если с тобой так же, то меня десятилетнего, ты по силам догонишь к лету. Только, сама понимаешь, это все вилами на воде писано. Одни догадки.
     — Нужно будет потом взять про анимагию книги.
     — Угу, — кивнул Гарри.
     — Вот сейчас и потренируюсь, все равно сидим тут просто так, — решила Гермиона.
     — Давай, а я попробую выписанные заклинания, — полез в сумку с конспектами мальчишка.
     ***
     Стоило попробовать наложить простейшие сигнальные чары, как сразу стало ясно, что не все так просто. Конечно, избытком силы можно до некоторой степени огрехи компенсировать, вот только, в том-то и дело, что лишь до некоторой. Как-то не думал раньше, что у меня настолько «деревянные» пальцы. Увы, но элементарной моторики, для весьма заковыристых движений, просто не хватало. Хорошо еще, после того как первый раз уронил палочку, сообразил ее к руке привязать, а то мог и без нее остаться. Кое-как, с пятого на десятое, удалось лишь четыре из десяти самых нужных заклинаний выполнить. Да и те криво-косо, но хоть работают. При этом, еще и все силы из себя до капли выдавил, очаг пылал, в ближайшее время я даже Люмус нормальный не наколдую.
     ***
     — Уф, не могу больше, — выдохнула Гермиона.
     — Ага, я тоже пустой.
     — Спать хочется, — зевнула девушка.
     — Спи, — присел с ней рядом мальчишка и притянул к себе.
     — У тебя руки холодные. Замерз?
     — Да это от того, что махал ими словно пропеллер.
     — Угу, аж ветер дул.
     — И палки летали.
     — Хи-хи. Сейчас, — Гермиона скинула мантию, — вот, теперь не замерзнем.
     — Ага. Спи, скоро смогу согревающее наколдовать. Если получится.
     — Хорошо бы, — пробормотала сквозь дрему Миона.
     ***
     Проснувшийся ни свет ни заря Невилл быстро сообразил, что Гарри так и не пришел ночью. Вчера до него и Гермионы никому не было дела, даже их собственному декану. На ужине были? Были. Ну и что, что до отбоя полчаса, а их еще нет, ведь еще же полчаса. Идите отсюда, мистер Лонгботтом. Ничего, кроме как уйти, ему и не оставалось. Вот только, не пришедший ночью первокурсник — это было уже серьезно, особенно в свете последних событий. Невилл решительно направился на поиски ребят. Правда, где они могут быть и как их искать, он понятия не имел, но сдаваться не собирался. Как-никак, он же грифиндорец. Обращаться к кому-то из персонала ему и в голову не пришло, хватило вчерашнего общения с МакГонагалл. Впрочем, ему довольно быстро повезло, идя по одной из лестниц, он словно на каменную стену налетел. Прозрачную такую, невидимую. В результате столкновения по преграде прошла рябь и, хоть сама она не исчезла, но что за ней или, верней, внутри нее, стало видно.
     «Гарри, Гермиона!», — крикнул Невилл, все равно ничего умней в голову не приходило. Спавшие сидя, прижавшись друг к другу ребята, укрытые одной мантией на двоих, зашевелились. Вид у них был помятый и достаточно забавный, особенно у девчонки, она и так со своими густыми волосами сладить толком не могла, а уж теперь на голове и вовсе бедлам творился. Только Невиллу было не до смеха, он испытал огромное облегчение от того, что нашел обоих и с ними все в порядке. Если, конечно, проведенную на лестнице ночь можно считать нормальным явлением.
     — О, привет, Нев. А ты чего тут делаешь? — потер глаза Гарри.
     — Вас искал. Вчера бегал к МакГонагалл, сказал, почти отбой, а тебя все еще нет. Специально даже девчонок спросил про Гермиону, те посмеялись, типа я влюбился, но потом сказали, что и ее нет. А декан меня отослала. Не моего ума дело, и вообще, еще же не отбой. Вот с утра и пошел вас сам искать.
     — Спасибо, Невилл, ты настоящий друг, — сняв заклинание, Гарри подошел и пожал смутившемуся мальчику руку.
     — Ты единственный, кто о нас побеспокоился. Спасибо, — обняла его девочка, от чего Невилл окончательно ушел в себя и смог лишь промычать что-то невнятное.
     — Идемте, — махнул рукой Гарри, — нам нужно привести себя в порядок. Что-то мне подсказывает, что на сегодняшних зельях будет трудно.
     — Это, конечно, не мое дело, — начал Невилл, когда они прошли примерно половину пути до факультетской общаги, — но что с вами случилось?
     — Задержались в библиотеке, а потом лестница повернулась, как только мы по ней пошли.
     — И на место вставать не спешила. Часа три прошло, пока мы не уснули. Я пару раз просыпался и согревающие чары обновлял, но она была все в том же положении.
     — И как вас только Филч не поймал?
     — Ну, завхоз у нас вроде бы сквиб, во всяком случае, я его видела со шваброй, а не с палочкой. С учетом того, что Гарри практиковался в защитных и маскирующих чарах, похоже, он нас просто не заметил.
     — Я тоже, пока об твою стену лбом не треснулся, вас не видел, — кивнул Невилл.
     — Что ж, по крайней мере, хоть одни чары до утра продержались.
     Приблизившись к портрету, закрывающему проход в башню, трио прекратило разговоры. В самой гостиной они тоже предпочли молча разойтись. Невилл уселся на диванчик ждать друзей, которые отправились приводить себя в божеский вид. Мантия Гарри была изрядно помята и не отличалась чистотой, про прическу Гермионы без смеха и вспомнить было нельзя. Вид парочки, заночевавшей на лестнице, оставлял желать лучшего. Невилл, никогда не бывший ранней пташкой, даже успел задремать. Правда, ненадолго. Первым спустился умытый, причесанный и переодевшийся Гарри. Который предпочел молча в записи зарыться. Спустя пятнадцать минут к ним присоединилась Гермиона.
     — Идем на завтрак?
     — Да.
     — Ага.
     — Вы хоть успели уроки сделать? А то могу дать списать. Только вряд ли выше удовлетворительно получите, но все не тролль.
     — Успели, Нев. И спасибо за предложение. Мия, хватит ржать.
     — Прости, Невилл, — выдохнула девочка утерев слезы, — просто, ты первый кто предложил мне списать домашнее задание.
     — Слезы радости?
     — Ага.
     В прекрасном настроении, грифиндорское трио вошло в большой зал и, заняв дальний от преподавателей конец стола, принялось восполнять килокалории. Вскоре в зале стало довольно шумно, но друзья успели с комфортом позавтракать и даже проверить эссе Невилла. Гарри сосредоточился на смысловой составляющей, Гермиона больше уделила внимание ошибкам. В целом же, результат был признан годным, но куда расти еще было. Девочка тут же радостно пообещала мальчику дополнительно с ним позаниматься. На что Гарри лишь сочувственно похлопал приунывшего друга по плечу и сказал: «надо, Нев, надо». Пришлось соглашаться, тем более отказ все равно не подразумевался.
     Первая половина дня пролетела быстро, обед тоже как-то не оставил ярких воспоминаний, и вот уже пришла пора спускаться в подземелья. Урок зельеваренья со слизеринцами, да еще и у их декана, имеющего довольно мрачную и, чего уж там, весьма паршивую репутацию. Явился Северус Снейп эффектно. Летящая походка, картинно развевающаяся мантия. В общем, страх и ужас подземелья. Речь, произнесенная полушепотом, завораживала.
     ***
     — Гарри Поттер, наша новая знаменитость, — прошипел Снейп, забыл видимо кого косплеит, от волнения, не иначе.
     — Это я, сэр, — встаю, но в глаза не пялюсь. Развелось легилиментов, плюнуть некуда.
     И на что я надеялся, ответив на три первых вопроса, и на пять последующих? Все равно на девятый ответ не знал, потому как в учебниках за первый курс ничего об этом не было. Смешно, с факультета сняли баллы. Одна радость — Гермиона не расстроилась, и даже явной несправедливостью не возмутилась. Похоже, она вместе со мной перешла на осадное положение, даже не усомнившись, а стоит ли это делать. Теперь у нее совсем другие приоритеты. «Варим зелье, — взмах палочкой, — рецепт на доске, ингредиенты в шкафу. Приступайте» — нормальная такая методика, кто не потонет, тот поплывет. Изрядно волновался за Невилла, но тот приятно удивил. Вместо зелья у него вышла бурда, но котел не взорвался и даже не расплавился. А что с заданием не справился, так с ним половина школьников не справились. Мой опыт кулинарии вполне себе помог в приготовлении магического «супчика». Как Снейп за спиной ни пыхтел, как ни пытался довлеть, результат был один в один с тем, что описан в учебнике. У Гермионы все тоже вышло идеально.
     «Поттер, удовлетворительно. Грейнджер, удовлетворительно. Драко, превосходно…», — озвучивая оценки, Снейп поглядывая на нас. Видимо ждал возмущения. У Малфоя зелье было не лучше нашего, причем, это было видно даже таким дилетантам, как первокурсники. Еще бы, флакончики-то рядом на столе стоят. Невилл явно собирался выступить, плохо мы на парня влияем, а может он всегда и был таким, знакомы-то всего ничего. Хорошо, что перед тем как рот открыть, он догадался на меня глянуть. В принципе, не он один смотрел и ожидал реакции. Отрицательно покачал головой, изобразил, в меру сил и талантов презрение, демонстративно махнул рукой. Ученики поняли, а что кто-то там еще чего-то сообразил и изрядно взбеленился — не мои проблемы. Забавно было услышать, покидая класс, как Драко кого-то из подхалимов идиотом обозвал, за то, что тот решил превознести его таланты. Ну и дергающийся глаз профессора радовал.
     В том, что от канона в лучшем случае будет лишь линия событий, убедился обратившись к профессору Флитвику, с просьбой показать упражнения для развития рук. Был послан — нет таких, все дело в опыте и годах практики. Что ж, будем учиться по книгам. Благо, мадам Пинс мне нужную выдала по первому же запросу. Правда, она была написана ужасно, а иллюстрации рисовал какой-то паралитик. Потому и решил к декану воронов обратиться. Как-никак, он мастер чар. Осталось быть посланным Спраут, и можно окончательно уверовать в теорию заговора. Впрочем, к ней пока не с чем было подходить. Да и не хотелось уже. Как говорится: «спасение утопающих дело рук самих утопающих».
     Солнечные денечки, и так особо не баловавшие Хогвартс, окончательно сошли на нет. Училось наше трио хорошо, несмотря на явно занижаемые оценки. Из-за предвзятого отношения преподавателей с нас регулярно снимали баллы, так что вскоре весь факультет стал поглядывать косо. Еще бы, ведь кубок школы же, а тут еще и урок полетов подкрался незаметно. Я ради такого дела поднапрягся и освоил заклинание Мобиликорпус. Не зря старался. Метла под Невиллом взбесилась. Преподаватель своими странными желтыми глазками с вертикальным зрачком на это только бессмысленно таращилась. Ждать, когда мадам Трюк соблаговолит что-то сделать не стал, сдернул друга заклинанием и аккуратно вернул на землю. Получил минус двадцать баллов. Формулировка: за самоуправство. Отработку назначать не стали, и на том спасибо. Мы их вообще успешно избегали. Просто не давали повода. Видимо враги, а никем иным мы педагогов с некоторых пор и не воспринимали, понимали, что если будут еще и ни за что, ни про что трудотерапией наказывать, студенты могут и сомневаться начать. И так, кто посообразительней, уже начал замечать явную показушность творящегося беспредела. Еще бы понять, что за всем этим стоит и ради чего всю эту дичь творят.

Глава 4

     Время шло, сложился определенный распорядок. Уроки, библиотека, домашние задания, самоподготовка и самообразование. К постоянным придиркам и снятым баллам притерпелись и перестали на это реагировать. Редкие похвалы, что нам все же иногда удавалось заработать, тоже были совершенно фиолетовы. Вела себя наша компания весьма сдержанно, по одному старались не ходить и всегда, по мере сил и возможностей, были готовы к неприятностям. Невилл нас изрядно просветил на тему многих обычаев и правил, в том числе и неписанных, которых придерживаются чистокровные. Конечно, многое было для него совершенно естественно, он просто не уделял этому внимание в своих лекциях-рассказах, но мы не стеснялись спрашивать. Так что за пару месяцев у нас получилось целое пособие по магическому ОБЖ. Мадам Пинс была единственной, кому мы хоть как-то доверяли, в силу доброжелательного отношения, она помогла найти интересную литературу по разным вопросам.
     В целом, выходила весьма страшненькая сказочка с настоящим волшебством. На наших мантиях даже элементарных защитных вышивок от простейших сглазов и случайных порч не было. Про разные побрякушки с полезными свойствами и говорить не стоило. В дальнем углу обнаружили стеллаж с книгами по магическому домоводству. Который очень быстро стал нашим любимым. Кто бы ни прикладывал руку и как бы ни старался выхолостить образование, ему или им даже в голову не пришло убирать книги из серии «Волшебный огород», «Бытовые чары для домохозяек» и тому подобной литературы.
     Между прочим, в том же «огороде» имелась рецептура огромного количества зелий, часть из которых нынче считалась запретными. Старенькая подборка модных журналов начала века содержала кучу рунных вышивок на все случаи жизни. В книгах по строительству и соответствующей периодике рассматривались системы каскадных заклинаний. Описывались, с примерами, способы построения эшелонированных многоступенчатых систем обороны, маскировки, защиты, в том числе и знаменитый Фиделиус по косточкам разбирали. Сам по себе он, кстати, считался детским лепетом против любых чар основанных на крови. А уж если не пожалеть собственной, да еще и жертвы не полениться принести, так и вообще о-го-го какую крепость на ровном месте организовать можно. Сразу стало понятно, почему старые дома такими неприступными считаются. Никто в здравом уме их штурмовать не будет, проще уничтожить площадными заклинаниями, чем прорываться. Конечно, любую защиту можно пробить, вон, даже у Хогвартса она в каноне пала, вот только, ее долбали сотни магов, а под конец Волдик со всей дури врезал, воспользовавшись бузинной палочкой. В любом случае, информации было много, она была весьма полезной и жутко интересной. Многое даже для Невилла стало открытием.
     Дико хотелось сходить в выручай комнату, но пока не представилось такой возможности. Просто не мог придумать объяснение для друзей. Впрочем, и без нее было чем заняться. Неумолимо приближался Хэллоуин и это заставляло нервничать. Будет тролль, не будет тролля, будет какая другая гадость. Нет ответов. «Неви, Герми, у меня очень плохое предчувствие, держимся сегодня вместе, по одному ни шагу» - единственное, что было доступно, предупредить с утра друзей и надеяться на лучшее.
     ***
     Гарри сегодня с самого утра был на взводе, предупредил нас с Невиллом о плохом предчувствии. За эти месяцы мы стали очень близки. Неудивительно, ведь против нас почти вся школа ополчилась. Профессора придираются, однокурсники косятся, еще и рыжие вокруг словно акулы кружат. С одной стороны, мне легче, хоть в спальне могу расслабиться, соседки ко мне нормально относятся. Подругами их не назвать, но и гадости они делать не станут. Вот только, за мальчиков переживать приходится. Конечно Гарри защиту ставит, даже нас учить пытается, но нам пока сил не хватает. Только простенькие барьеры и сигнальные чары выходят. От первых толку вообще практически нет. Их можно разрушить просто пару раз волшебной палочкой ткнув, ну да хоть что-то.
     Сегодня МакГонагалл опять сняла с нас баллы, еще и выговорила, что из-за нас факультет в школьном соревновании проигрывает. Сколько головы ни ломали, так и не нашли ни одной правдоподобной причины, за что они так с нами. Уже и некоторые однокашники с удивлением на творящийся театр абсурда поглядывают. Я тут недавно слышала, как кто-то из старших ребят шутил, мол, всех в школе Снейп перекусал, а нас проклял. Мы, кстати, долго подобную версию рассматривали, но ни одного даже близко подходящего заклинания не нашли. Тем более, случись такое, его бы наверняка Дамблдор обнаружил. Правда, есть вероятность что он мог сам его зачем-то наложить. Живем, в общем, как шпионы какие-то, кругом враги, а потому — постоянная бдительность.
     — Идем на пир?
     — Идем, Невилл, идем.
     — Думаешь, что-то случится, Гарри?
     — Уверен, Герми, вот зуб даю, что не просто случится, а еще и нам достанется.
     — Давайте тогда в башне останемся.
     — Нет, — вздохнул Гарри после раздумий, — надо отдохнуть, а то до рождества не дотянем, рехнемся.
     — Да нормально, выдержим.
     — Нет, Нэв, мы и так на пределе, просто это не замечаешь, пока клапан не сорвет.
     — Боюсь, мальчики, даже если решим остаться, нам это сделать просто не дадут.
     — Интересно, как?
     — Придет драная кошка и прикажет идти и веселиться.
     — Угу, не отрывайтесь от коллектива. Пляши безногий, пой немой.
     — Вроде того.
     — Ладно, идемте.
     Гостиную покидали привычным порядком, Гарри первым, Невилл замыкает. Я одно время даже на них обижалась. Но теперь смирилась, ну и приятно, когда о тебе заботятся. К тому же, мне, как медику в нашем маленьком отряде, положено быть в центре. Почитали мы тут биографии выдающихся волшебников, многие из них ратными делами прославились. Я еще и мемуары некоторых из них потом взяла полистать. Правда, журналы медицинские, времен войны с Гриндевальдом, куда полезней оказались. Много пищи для размышлений дали. Подозреваю, ребята тоже не ленились дополнительно читать. Хоть мы и вместе в библиотеку ходим, да только интересы у нас разнятся. К тому же, так мы больший объем знаний получаем, что может сильно пригодиться. Вообще, у нас хорошая команда получается, но Мерлин, как же я не хочу, чтоб нам пришлось ее в деле проверить.
     — Тролль! — проорал на весь Большой зал Квиррелл. — Тролль в подземельях, спешил сообщить, — гонец картинно шмякнулся в обморок.
     — Всем студентам, немедленно вернуться к себе! — тут же распорядился Дамблдор.
     — Не дойдем, — совершенно спокойно сказал Гарри, похоже он полностью избавился от своей нервозности.
     — Все идут за мной, не отставать, — распорядился староста.
     Стоило нам оказаться на лестнице, как из-за угла вышло огромное уродливое создание. Ноги тролля были похожи на слоновьи, грязная набедренная повязка, отвратительная вонь и большая суковатая дубина. Встреча была неожиданной для обеих сторон. «Быстро назад!» — скомандовал Гарри. Увы, стоило троллю шагнуть на лестницу, как она тут же передвинулась, и теперь нам предстояло отступать в запретный коридор. Правда, храбро улепетывающие гриффиндорцы похоже об этом не думали.
     — Винградиум левиосса, — взмахнул палочкой Гарри, и дубина тролля перестала тому подчиняться.
     — Нев, скользкий пол!
     — Готово!
     ***
     Вырвать дубину и огреть ей по голове оппонента не удалось, но пока мы с ним боролись, остальные успели покинуть лестницу. Как только Невилл заколдовал ступени, вернул троллю контроль над оружием. Дальнейшее произошло в соответствии с законами физики. Чтоб не упасть, этому гаду пришлось широко шагнуть, а так как он оказался в положении коровы на льду, его изрядно повело. Вновь используя заклинание левитации, со всей силы потянул дубину. Расставаться с оружием тролль не пожелал, но и устойчивой опоры у него уже не было, как и равновесия, так что через пару мгновений он уже летел с лестницы вниз головой, а я активно пытался его ускорить. Донёсшийся смачный шмяк и хруст практически гарантировали гибель монстра. В любом случае, теперь он не опасен.
     ***
     — Ты как? — спросил Нев.
     — Нормально, — утер пот со лба Гарри, — переволновался только и струхнул изрядно. Миона? — взглянул парень на девушку.
     — Испугалась, а так ничего, — слабо улыбнулась бледная Гермиона.
     — РРР!!!
     — ААА!!!
     — Похоже, это еще не конец. Невилл, расколдуй ступеньки, а то наши поубиваются.
     — Сейчас.
     ***
     Храбрые гриффиндорцы, вновь полным составом, не видя ничего вокруг, пронеслись мимо нас. Про тролля, они, видимо, как и про коридор не вспомнили. А мне с ребятами, похоже, предстояло узнать, что же там обитало. Судя по «ррр», за мучительную смерть отвечает кто-то из породы гавкающих. Вообще, нам пока везло. Когда появился тролль, мы были замыкающими, да еще и отстали немного. Сразу после перемещения лестницы, Гарри не просто прокричал «назад», но успел меня буквально на руках на лестничную площадку затащить и спиной к перилам прижать. Невилл, умница, тоже сходу сообразил, что делать. Так мы смогли и школьникам помочь, и не быть ими же растоптанными. Из-за спины мне было не видно, что там в коридоре, но после того как на площадку выскочил Дин, Гарри тут же поставил барьер и скомандовал: «Бежим!». Только в конце лестницы до меня дошло, что бегу я одна. Пока остановилась, пока развернулась, и поняла, что Гарри умудряется сдерживать цербера, лестница заскрежетала, явно собираясь изменить положение.
     — Беги!
     — Нет!
     — Дурак! Беги! Вдвоём сдохнем!
     — Поздно.
     Лестница переместилась, а ребята лишились даже призрачного шанса спастись. Хотелось разреветься, но я только губу закусила. В голове мелькали выученные заклинания, но ничего путного не находилось. Цербера мне было нечем остановить. «Вот! Точно!» — обрадовалась я найдя выход.
     ***
     — Прыгайте! — раздался крик Гермионы.
     — М? — переглянулись мальчишки.
     — На счет три. Раз, два, три. Джеронимо!!! — даже если Гарри и хотел схитрить, Невилл не позволил.
     — ААА!!!
     — Мобиликорпус!
     — Нев, заткнись. Я оглох. И отпусти меня, все кости переломаешь. Медведь.
     — М-мы живы? — открыв один глаз и перестав орать в ухо другу, поинтересовался мальчик.
     — Да.
     — Хорошо.
     — Гермиона, я тебя люблю, — восхищенно сказал Гарри девушке, которую от избытка адреналина изрядно потряхивало.
     — Я тебя тоже люблю Гарри, — сказала она и тут же разрыдалась, бросившись к парню.
     — Шшш, все хорошо, маленькая, мы все живы, — начал он тут же успокаивать прижавшуюся к нему Гермиону, поглаживая ее по голове, — ты молодец, умница, спасла нас с братишкой, все хорошо.
     Услышав, как его назвал Гарри, Невилл неимоверным усилием воли заставил ватное тело принять вертикальное положение. Пусть его и трясет как лист на ветру, но он нужен друзьям. В отличие от него, названному брату сейчас куда тяжелей. К тому же, они все еще на чертовой лестнице, и на них с плотоядным интересом поглядывает трехголовый пес. «Сомнус» — сосредоточившись, произнес Невилл указав палочкой на спину девушки. Гермиона тут же обмякла, но Гарри не дал ей упасть.
     — Молодец, Нев, только нести ее тебе придётся самому.
     — Ты сам, главное, не ляг, двоих я не утащу.
     — Уж как-нибудь. Не хотелось бы профессорам попасться.
     — Где их только Моргана носит.
     — Да пусть хоть совсем унесет. Черт, как же мне паршиво.
     — Магическое истощение.
     — Так вроде я его регулярно организовываю?
     — Не, тут другое.
     — Хрен с ним, пошли отсюда. Помогай.
     — Уф.
     ***
     Когда входная дверь, охраняемая портретом Полной Дамы, ушла в сторону, на Гриффиндорскую гостиную опустилась тишина. А ведь еще недавно стекла дрожали от гвалта. Еще бы, такие приключения, ведь это же очень весело, поржать и обсудить, кто и как бежал. Позубоскалить над теми, у кого капало с мантий. Опасность ведь миновала. Все живы. Правда, до этого момента никто не задумывался, а как именно они тролля миновали, и почему вдруг никого цербер не догнал. Впрочем, и отсутствие трио никто до его появления не заметил.
     — Гарри, дошли, — выдохнул красный Невилл со слипшимися от пота волосами.
     — А ты не верил. Давай помогу.
     — Сейчас. Уф.
     — Ух. Пошли.
     — Угу.
     Невилл, передавший Гарри Гермиону, первым направился к лестнице в спальню. На вытаращенные глаза и отвисшие челюсти гриффиндорцев им было совершенно наплевать.
     — Эй, куда вы ее тащите? — взвизгнула Лаванда.
     — Подальше от тролля, цербера и храброго гриффиндора, — буркнул Невилл, придерживая дверь.
     — Это наша комната! — возмутился Рон, обратившись к закрывшейся двери.
     — Надо позвать профессора МакГонагалл, — пришла здравая мысль в голову старосты, вот только, желающих пройтись по замку что-то не нашлось.
     Кроме близнецов Уизли, никто не попытался помочь временно выселенным мальчишкам вернуть комнату. Да и из пострадавших, лишь Рон пробовал восстановить справедливость. Вообще, до многих как-то неожиданно дошло, кому они обязаны спасением. Восстановить картину событий удалось не полностью, но общее понимание, кто и что делал, появилось. Только получившееся полотно откровенно не радовало. На всем факультете храбрых, таковыми, по факту, оказалось лишь три первокурсника. К сожалению, принять это смогли немногие.
     ***
     Гермиона проснулась под утро и попыталась сообразить, где она находится. Вихрем налетели воспоминания о вчерашних событиях. Она тут же вскочила и огляделась, причем, не только и даже не столько глазами. Сразу же пришло ощущение знакомой силы — магия Гарри. «Гермиона, я тебя люблю», — вновь прозвучали в ее голове слова, от которых в груди становилось тепло, а настроение взмывало ввысь. Глаза немного адаптировались к рассветным сумеркам, и она узнала комнату. Мальчишеская спальня. Задаваться вопросом: «Как она сюда попала?» или терзаться всякими прилично-неприлично, ей было недосуг. Были дела важней. Требовалось продиагностировать состояние Гарри и Невилла.
     Лишь убедившись, что с мальчиками все более-менее хорошо, она задумалась: «Что делать?» Сильнейшее магическое истощение у Гарри ее не радовало, но она знала о его тренировках, так что тут особо волноваться не стоило. С физическим истощением Невилла было похуже, но подходящие заклинания она знала, а у друга имелось более чем достаточно жировых запасов. Вот на сухого и жилистого Поттера накладывать эти чары не стоило. Вреда принесут больше, чем пользы. «Ладно, наколдую обезболивающих», — решила Гермиона и занялась Невиллом. «Заодно и похудеет», — хихикнула она, убедившись, что чары легли как надо и прекрасно работают. Спать не хотелось, снять барьер, не разбудив ребят, она вряд ли сможет. Оставалось одно — почитать.
     ***
     — Доброе утро, соня, — приветствовала Гарри Гермиона.
     — Доброе. Ох, — скривился мальчик, попытавшись сесть.
     — Всем привет! — в отличие от Гарри, Невилл был отвратительно бодр.
     — Судя по тому, что ты, братишка, изрядно похудел, Герми применила на тебе все, что успела выучить.
     — Не все, а кое-что, — важно заявила подруга, сделав вид, что поправляет невидимые очки, — сейчас и тебя болезного подлечу немного. Кушал бы больше, тоже бы проснулся бодрым, а так, уж прости, могу лишь временно убрать боль в мышцах.
     — Не надо, — отмахнулся Гарри, — сейчас в душ сползаю, разомнусь, само пройдет, не впервой.
     — Ну, это лучшее решение, но если что, обращайся.
     — Конечно, доктор Грейнджер.
     — Давай, Гарри, убирай барьер, мне тоже нужно себя в порядок привести, — скомандовала Гермиона, улыбнувшись.
     — Сейчас, — парень сделал замысловатый пасс палочкой, — ого, — удивился он, еще раз махнув главным инструментом волшебника, — все, готово.
     — Что за «ого»?
     — Ну-у, я вчера как-то умудрился двухкомпонентную защиту поставить, а ведь силёнок было с гулькин нос. Раньше не получалось, — несколько озадаченно пощипал он мочку уха.
     — Молодец. Вы оба молодцы и настоящие герои.
     — Да ну, — смутился Невилл.
     — Все, приводите себя в порядок и побежали завтракать, я такая голодная, что слона съесть готова, — сама толком не поняв от чего смутилась, Гермиона поспешила сбежать.
     ***
     Проводив подругу задумчивым взглядом, Гарри, кривясь и горбясь, поплелся в душ. Спустя двадцать минут, он покинул его, двигаясь куда более естественно. А уж после получасовой зарядки так и вообще стал похож на себя прежнего. Невилл только мысленно удивился, раньше он не обращал внимания на то, как именно двигается друг. «Словно все время танцует» — понял мальчик. «Если бы не контраст с тем, что было час назад, так бы и не заметил» — хмыкнул про себя Нев.
     ***
     Забавная штука слухи, вот уж действительно, то как они распространяются — самая настоящая магия. Вроде и народу-то на завтраке раз два и обчелся, а все на них смотрят так, что и Воландеморта, реши тот на столе станцевать, могут не заметить. И это пока цветочки, что будет за обедом — страшно представить. Привычно заняв дальний край стола, троица, полностью игнорируя направленные взгляды, принялась быстро уничтожать все съестное в радиусе полуметра. Сказать, кто больше усердствовал, было невозможно. Первой с дистанции сошла Гермиона. Заев вчерашний стресс, она, чуть отодвинувшись, достала книжку и зашуршала страницами. Вторым, к удивлению наблюдателей, прекратил жевать Невилл. Отодвинув опустевшую тарелку, он с сомнением глянул на кусок черничного пирога, но брать его не стал, ограничился еще одним стаканчиком тыквенного сока. Пил он его весьма неспешно, лениво поглядывая на наполнившийся школьниками зал.
     — Уф, — положил столовые приборы Гарри, — вот я обжора, — хмыкнул он, оглядев пустой поднос с сэндвичами и блюдо, еще недавно полное бекона.
     — Магическое и физическое истощение, нормальная реакция стремящегося поскорей восполнить потери организма, — поставила «диагноз» Гермиона.
     — Идем в библиотеку?
     — Нет, Нев, пойдем гулять к озеру.
     — Герми, ты ли это?
     — Я, и я прописываю вам лечебную прогулку на свежем воздухе.
     — Доктор Грейнджер, — прыснул Невилл.
     — Ага, — вздернула носик девочка, но тут же рассмеялась.
     — Есть, мэм, разрешите бегом? — улыбнулся Гарри.
     Привычно игнорируя других учеников, троица покинула Большой зал. «Пусть себе болтают, что хотят», — решили они единогласно. Переодевшись в теплые мантии, и наколдовав защиту от ветра и холода, компания покинула замок. Погода была так себе, но, по крайней мере, не капало. Побродив вдоль кромки озера, они сделали крюк, пройдясь вдоль границы запретного леса, и вышли прямо на огород Хагрида. Тот, как раз возился с грядками, перекапывая их огромной лопатой перед зимой.
     — Привет, Хагрид, — махнул рукой Гарри.
     — О, привет, ребята, — искренне обрадовался гостям полувеликан.
     — Тебе помочь?
     — А? Не, ну это, не надо, чего тут, почитай, сделал уже все. Вы это, чаю хотите?
     — Хотим, — ответил Гарри, переглянувшись с остальными.
     — Ну так это, идемте, — обрадованно засуетился лесник.
     ***
     Вообще-то чай и Хагрид меня мало интересовали, хотелось проверить, будет ли он нас пытаться в расследование и охрану философского камня втянуть. Увы, практически сразу стало ясно — будет. Полувеликан полностью соответствовал своему киношному прототипу. На его суетливые и топорные действия, без какого-то умиления смотреть было невозможно. Хотя, надо отдать должное, чаек у него великолепный. Он в него еще и какие-то травки добавлял. Отлично посидели, мило поболтали. Согрелись и подсушились немного. Хагриду дико не хватает самого обычного общения. Не балуют хранителя ключей и, по совместительству лесника вниманием. Отсюда и корни его косноязычья. «Надо хоть иногда проведывать», — мелькнула жалостливая мысль. Увы, была она не столько человеколюбием продиктована, сколько корыстью. Запретный лес — это же клад, неисчерпаемое состояние, причем, вот оно, буквально руку протяни. На одном только сборе шерсти магических зверушек можно озолотиться. Причем, без особого риска для себя и ущерба природе.
     Философский камень, честно говоря, хотелось бы умыкнуть. Больно уж полезная в хозяйстве вещь. Эликсир вечной жизни меня особо не интересовал. Во-первых, не ленящиеся над собой любимым работать маги и так могли жить практически бесконечно. Вообще, это было особенностью волшебников людей. Изначально мы уступаем практически всем остальным магическим расам, но, в отличие от них, у нас нет потолка развития. Мы можем прыгнуть выше головы, хоть это и трудно. Во-вторых, жить вечно — это же ужаснейшее проклятье. Нет уж, спасибо, я, знаете ли, хочу наслаждаться процессом, а не скучать и маяться. Лучше попытаться вернуть разум родителям друга и обзавестись капиталом. Да и Тому не дать возродиться тоже хотелось. Хотя, с ним есть разные варианты. Короче говоря, за камнем придётся лезть.
     Поделился мыслями с друзьями, озвучил мотивы и риски. Благо, прогулка и чары против подслушивания этому способствовали. Подумали. Обсудили. Тяжелей всего оказалось убедить Невилла. Он, конечно, хотел исцелить своих, вот только, рисковать нами он не желал совершенно. «Понимаете, они, конечно, мои родители, но, в отличие от вас, совершенно чужие мне люди. Я их знаю лишь по рассказам бабушки и смутным детским воспоминаниям» — сказал он то, о чем я даже и не думал. Как-то в голову не пришло.

Глава 5

     За пару недель, интенсивность сопровождавшего нас шепота изрядно уменьшилась. Тут и полное отсутствие реакции роль сыграло, и возраст подсобил. Даже самые записные фантазеры были вынуждены, волей-неволей, придерживаться определённых рамок. Правда, Рон и близнецы все равно пытались распускать грязные сплетни, но ничего, кроме репутации трепла, не заработали. Мы же и так были сами по себе, для нас вообще ничего не изменилось. Профессора придирались и снимали баллы, мы не реагировали, учились, сидели в библиотеке, тренировались в пустующих классах, постигали чары, трансфигурацию и даже пробовали зелья варить, но, в основном - конечно колдовали.
     Как-то раз к нам Снейп на огонек заглянул. Только сделать ничего не смог. В уставе школы действительно имелся пункт ограничивающий колдовство в коридорах, но про классы ничего не говорилось. Как Северус ни пыжился, но ничего, кроме баллов, снять не смог, да и те-то за уши притянул. Непочтительность. Пф, не поклонились, понимаешь, профессору. Было такое в уставе. Нас, вообще, этот свод прав и обязанностей изрядно выручал. Основатели, хорошего им посмертия, процедуру изменения устава сделали такой сложной, что ее за тысячу лет так ни разу и не применил никто. Само же содержание было довольно простым, понятным и логичным. Я даже против архаичностей, вроде того же поклона перед преподавателем, не возражал и находил вполне разумным.
     На рождество Гермиона пригласила в гости, но кто ж меня отпустит-то? Вот никому, кроме некоего Гарри Поттера, не нужно было от родственников бумажку предоставить. Всем на слово поверили. Да без проблем! Написал Дурслям, что с радостью прибуду к ним, если они не дадут разрешения посетить подругу. Мигом получил подписанный бланк с разрешением на все, лишь бы их глаза меня не видели. Не доработал что-то Дамблдор. Передал полученную бумагу МакГонагалл. Увы. Радость была не долгой. Уже через день был вызван к директору, где получил головомойку за вранье. Дед связался с родней, так что, Поттер, вы остаетесь в школе на Рождество. Точка. Счастье-то какое. Поджечь что ли елочку на празднике? Ладно, остаюсь так остаюсь, выступать не стал, все равно бесполезно.
     — Это они уже совсем, — хмыкнул Невилл, когда мы пошли прогуляться.
     — Может в министерство написать? — предложила расстроенная Гермиона.
     — Смысл? Директор у нас большая шишка.
     — Но это же совсем несправедливо. Может мне остаться?
     — Садизм какой-то.
     — Да ладно, придумаю что-нибудь. И спасибо за предложение, но не надо. Повидайся с ба, она наверняка соскучилась.
     Настроение от новостей было так себе. Погода была под стать, поэтому решили возвращаться в замок. Говорить не хотелось. Хотелось понять, что за чертовщина происходит? В холле нас уже поджидал Рон, который тут же принялся издеваться в духе кузена Дадли. В сторонке профессор Снейп что-то обсуждал с завхозом, поминутно бросал на нас предвкушающие взгляды. Подстава была настолько шита белыми нитками, что ее даже не пытались скрывать. Ну да, кто мы такие? Маглорожденная, сирота и мальчишка из семьи, не имеющей влияния и особых финансов. Закаляют они нас так что ли? Не пойму я их.
     ***
     — Рон, отойди.
     — А если не отойду?
     — Тогда это плохо кончится.
     — Да ну, чего же ты сделаешь? Может папочке пожалуешься? Ой, прости, совсем забыл, он ведь умер, — расхохотался Рон.
     — Как думаете, может наказать идиота?
     — Не стоит, Гарри, он же сам себе могилу роет.
     — А ты вообще, шлюха грязнокровная, пасть закрой! — взбеленился Рон. Сильно его расстроило, что компания не реагирует так, как он того желал.
     — Дурачок. Ничего не знает и даже не понимает, — скривился Невилл, удерживая Гарри.
     — Идемте, мальчики, — потянула парней за руки Гермиона.
     ***
     Пришлось друзьям еще погулять. Хагрида навестили, порадовали лесника компанией. Чайку попили, про живность разную в Запретном лесу обитающую послушали. В замок вернулись к ужину. Рыжик его пропустить не мог, так что удалось спокойно пройти в гостиную, переодеться и отправиться в Большой зал. Вот только Рон, видимо, поймал кураж и, так как он действительно особой остротой ума не отличался, решил продолжить при всей школе. К своему несчастью, в силу некоторой ограниченности, он не придумал ничего нового, и вновь прошелся по родителям Гарри, облаял Гермиону и, под конец монолога, переключился на семью Невилла. Голосок у мальчишки был звонким, а глотка тренированная, как-никак пятерых братьев приходилось периодически перекрикивать, да с визгливой сестричкой соревноваться.
     — И долго вы будете делать вид, что ничего не происходит? — спросил Гарри, вставая.
     — Что глаза отводите, храбрые львы? — презрительно скривилась Гермиона.
     — Пойдемте отсюда, — встал рядом с друзьями Невилл.
     — Валите, трусы, — скривился Рон. — Как вы только на Гриффиндор попали?!
     — Что же ты меня на дуэль больше не вызываешь, храбрец?
     — Пф, я тебе уже навалял так, что ты в лазарете валялся, могу и повторить.
     — Гарри, не надо, — схватила парня за руку Гермиона.
     — Ну почему же, — тряхнул тот головой, отгоняя багровую пелену накрывающую разум, — по-моему, как раз самое время. Смотри, сколько свидетелей. Может среди них найдется парочка тех, кто расскажет аврорам правду?
     — Вряд ли, — Невилл скептически оглядел молча взирающий на происходящее зал.
     — Есть тут те, кто расскажет правду, если я вызову это на официальную дуэль?!
     — Похоже, нет, — констатировала Невилл.
     — Идемте, — потянула ребят Гермиона.
     — Сквиб и грязнокровка, самое то для шрамоголового! — победно выкрикнул Рон в спину.
     ***
     После случившегося Уизли, как с цепи сорвались. Проходу от них не было. Правда, руки и палочки они не распускали. За завтраком, Рон, убедившись, что мы не реагируем, решил швырнуть обглоданной куриной ножкой, которая была успешно отброшена обратно защитными чарами. Потерявший берега мальчишка получил по лбу собственным «снарядом». Естественно, его это только разозлило, выхватив волшебную палочку и проорав: «Жрите слизней», он попытался нас заколдовать. В результате, сам был вынужден ими давиться. Чем испортил аппетит остальным. Я аж физически ощущал, как Снейпу хочется нас наказать, да только, мы вообще ничего не делали, сидели себе спокойно и не дергались. Даже когда в нас кости летели, а потом и заклинание. Зато забрезжило понимание происходящего.
     В Пророке начали выходить разоблачительные статьи о мальчике-который-выжил. Похоже, Дамблдор каким-то образом узнал, что крестража во мне нет, а значит — надобность в герое, что убьётся о Лорда, отпала. Так себе версия, но, судя по публикациям, именно это было самым реальным объяснением происходящего. Правда, что-то не ясно, а чего это у нас Квиррелл все еще здравствует? Похоже, не такой уж директор и всеведущий. Может, он и о других крестражах не в курсе? Вполне себе вариант. Когда ему дневник Тома в руки попал, он мог заподозрить, что Воландеморт одним хоркрусом не ограничился. Начал копать и обалдел. Версия вполне заслуживает право на жизнь. Если от нее танцевать, то все становится более-менее логично. Очерняем избранного, подспудно внедряем мысль, что на деле это великий Альбус всех спас, а там… можно будет и прибить Лорда при свидетелях, дать развернутое интервью и стать истинным повелителем всея магической Британии. Кто против такого Дамблдора посмеет вякать? Да никто! Простенько и со вкусом.
     Уизли вели себя отвратительно, и это мало кому из нормальных школьников нравилось, но видя попустительство, а то и одобрение учителей (им-то я чего сделал? За места, что ли, так дрожат и на все готовы?) никто не вмешивался. Что присоединяться не спешат — радовало, но утешало слабо. Были отдельные кадры, которые попытались в травле поучаствовать, но, хвала Моргане, у Рона что-то вроде ревности взыграло. Лишь ему единственному и неповторимому позволено над Поттером изгаляться. И еще братьям, по-родственному, и потому, что могут по ушам дать.
     Наконец-то наступили рождественские каникулы, чему я был ужасно рад. Хоть Герми с Невиллом немного отдохнут. Рыжие, как и подавляющее большинство других школьников, уехали домой. Тишина, покой, выручай комната, просто лепота невообразимая. Побродил по школе, без проблем нашел тайный ход ведущий в Хогсмид (ура канону). Сходил по нему в магическую деревеньку, пошатался по улочкам, посмотрел на новые лица. Какая-никакая, а все разрядка. В школе, из-за моей отлучки, никто бучи поднимать не стал. Похоже, просто не заметили. Вряд ли бы упустили такой шанс наказать. На следующий день трансгрессировал из подворотни в знакомые места. Рискованно, конечно, могут и отчислить, хотя, на самом деле, это не особо пугало. Устал уже переживать и волноваться. Что будет, то и будет. Плевать.
     Адрес Гермионы знал, деньги были, общественным транспортом пользоваться умел. Так что без каких-либо сложностей добрался туда, куда звало сердце. Только сразу в гости не пошел, побродил по округе, присмотрел места куда можно будет аппарировать, попытался прочувствовать магический фон. Довольно легко удалось выявить чары контроля, они и над домом Дурслей были. Один в один как над особнячком Грейнджеров ощущались. Больше, вроде бы, никаких чар не было. Вот и хорошо, можно в Хогвартс возвращаться. Разум возобладал над чувствами и желаниями. Нужно подготовиться, организовать хотя бы минимальное прикрытие. Не из страха, уже нет, а просто, чтобы не побеспокоили. Не хочу, чтобы кто-то праздник испортил.
     По замку особо не гулял, выбираясь только на завтрак и обед, постоянно пропуская ужин. Вырабатывал у профессоров рефлекс. Сила привычки, это на деле ой какая мощная штука. Являться незваным в Сочельник счел не вежливым, только подарки отправил и письма. Не зря именно так поступил. Впервые с начала учебного года МакГонагалл пришла в башню собственного факультета. И ради чего? Да чтоб приказать мне, явиться на праздничный ужин. Пришел, куда деваться. Посидел, поел, поздравил присутствующих, стоически перенес клоунаду в исполнении Дамблдора. Похоже, дед действительно того, утрачивает связь с реальностью и в собственный уютный мирок перебирается. Слишком долго и помногу изображал из себя эксцентричного чудика, вот и сам поверил. Видимо, мой отсутствующий энтузиазм его расстроил, да и остальным я своим присутствием настроение портил (на совесть, что ли, постной миной давлю?) так что меня банально отправили спать. Малышам пора бай-бай. Да без проблем и даже с радостью.
     Выручай комната оказалась весьма полезной штукой. Особенно в ипостаси библиотеки. Одна беда, книги из нее вынести нельзя, потому как они, на деле, иллюзия, пусть и очень даже материальная. Чарами копию тоже не снимешь. Единственный вариант — ручками переписывать. Не ради ли этого Том рвался преподавателем стать? Я был восхищен и даже где-то напуган тем, как легко удалось получить книги по некромантии, демонологии, малефицистике и прочему подобному. С большим интересом ознакомился с расписанием прошлых лет. До принятия Статута Секретности детишки обучались втрое интенсивней. Нынче половина школьных предметов вообще вне закона, а за некоторые сразу к смертной казни через поцелуй дементора приговорят. Мило. Зато, сразу стало ясно, что в первую очередь надо переписывать учебники из тех времен. Конечно, наука не стоит на месте, и те направления, что не попали под запрет, сегодня более развиты, но вот насколько — сказать не возьмусь. Маги давно в застое и прогрессируют черепашьими темпами.
     Мантию невидимку бесполезному мальчишке никто дарить не стал. Вещь редкая, дорогая и в хозяйстве нужная. Да и пусть, переживу. Надеюсь, кое-кто своей бородой подавится. От жадности. Тем более, в кошачьей ипостаси я куда менее заметен. Хотя бы просто потому, что никто не ждет от первокурсника подобного. Ага, ведь анимагия — сложнейшая дисциплина. Может и так, когда полистал соответствующую литературу был обескуражен. Заумно, сложно, долго и философично. Мяу.
     Удивительно было получить подарок от Драко. Вроде и не общаемся с ним никак, а поди ты. Правда, на всякий случай конфеты есть не стал, мало ли чего. Друзья тоже съестного не присылали, ограничились дежурными открытками. Паранойя, что поделать. Это посланное мной было достаточно безопасным. Все же Букля — личная сова, а вот их презенты через руки местных домовых эльфов проходили, а значит, к ним и персонал доступ имел. В принципе, с точки зрения защиты учеников, все правильно, но не в моем случае.
     Несмотря ни на что, каникулы были хорошим временем. А под конец стали просто отличным. Этому способствовало два события. Первое — удалось ненадолго заскочить в гости к Гермионе, второе — купил фотоаппарат. Не цифровой конечно, но так даже лучше, на механику с оптикой магия Выручай Комнаты абсолютно не влияла. В общем, почувствовал себя шпионом, переснимающим секретные планы во вражеском генштабе. Еще бы с пленкой не приходилось возиться, впрочем — это все мелочи. Книги можно и по несколько за раз щелкать. Все не руками переписывать.
     ***
     Гермиона листала подаренную Невиллом книгу, но мысли ее были далеки от чудес волшебных трав. Бесспорно, она была рада видеть родителей, но, мама с папой были у нее всегда, а вот друзья появились недавно. Больше всего она думала о Гарри. Как он там один в школе? Хорошо, что Уизли убрались из Хогвартса, но ведь преподаватели-то остались. Их поведение больно ранило ее первое время. То, что их трио стало кем-то вроде изгоев и парий для однокашников — Миону мало беспокоило. Ситуация была привычной. Неудивительно, что они держались вместе. Три одиночества нашли друг друга. Наверно, идея зеленоглазого мальчишки, который постоянно занимал ее мысли, о целенаправленном очернении героя верна. Вот только, кому это надо и зачем? Гермиона не хотела верить, что за всем стоит великий светлый волшебник Дамблдор. Однако, кроме директора кандидатов что-то не находилось. Еще пара дней и каникулы закончатся. Жаль, что Гарри так и не смог погостить у них. «Маме с папой он бы понравился», — вздохнув, она закрыла книгу, все равно не читалось. «Пойду прогуляюсь», — решала Гермиона. Динь-дон, раздался звонок. «Дочь, открой!» — крикнула Эмма.
     — Гарри! — не веря собственным глазам, вскрикнула девочка и бросилась обнимать гостя.
     — Привет, — растерялся он от такого напора.
     — Ты как тут оказался?
     — Я сбежал, — просто ответил он, улыбнувшись, — соскучился сильно, вот и решил, что могу позволить себе пару часов счастья.
     — Дети, заходите в дом, — раздался голос Дэна, — рад видеть, Гарри.
     — Взаимно, сэр. Это вам, — протянул он пакет, — счастливого Рождества.
     — М, спасибо. Эмма, у нас гость!
     — Я уже поняла. Здравствуй, Гарри. — вышла в прихожую миссис Грейнджер, вытирая руки полотенцем.
     — Здравствуйте, мэм. Простите, что без предупреждения, я ненадолго.
     — Ничего. Будешь чай? У меня как раз и пирожки на подходе.
     — Спасибо, с удовольствием. И вот, с Рождеством вас, — протянул мальчик небольшую подарочную коробку.
     — Спасибо, — улыбнулась Эмма. — Не стоило, это наверно дорого.
     — Как же в гости и без подарка, — посмотрел на нее Гарри удивленно, после чего вытащил из мантии еще одну коробку, — с Рождеством, Герми.
     — Ой, — смутилась Миона, — ты же мне уже подарил книгу.
     Гарри в ответ лишь пожал плечами.
     — Проходите, — махнул рукой Дэн, — хватит в прихожей топтаться.
     Вскоре вся компания уже разместилась вокруг чайного столика и пришло время открыть подарки. В пакете Дена оказалась бутылка с чем-то явно алкогольным. Гарри тут же пояснил, что это волшебный виски, за безопасность ручается, а вот понравится или нет - сказать не может. «Не пробовал ни волшебного, ни обычного, но этот мне продали без вопросов, а в простом магазине могли и полицию вызвать», — объяснил он свой выбор. Эмме достались сладости. Ничего с чарами анимации мальчик брать не стал. Так что по сути это были обычные конфеты. Может чуть более экзотические, но и только.
     — Гарри, это же дорого, — воскликнула Гермиона увидев восхитительную цепочку с кулоном в виде маленькой феи.
     — Не-а, — хитро улыбнулся мальчишка, — я ее сам сделал, заодно и в манящих чарах потренировался.
     — Расскажи? — тут же сделала щенячьи глазки девочка.
     — Да обычное Акцио, — отмахнулся он, — кольцо, цепочка, прочее. Побродил по паре пляжей. Потом немного воображения и заклинание вечной трансфигурации. Вроде неплохо вышло.
     — Неплохо! Она чудесна. Спасибо, — Гермиона крепко обняла парня и поцеловала его в щеку.
     — Эм, — смутился парень, — рад что тебе понравилось, я немного волновался.
     — Ты ее еще и зачаровал? — удивилась девушка надев подарок.
     — Ну, так, наложил пару заклинаний.
     Гермиона взялась за кулон и слегка склонив голову, будто прислушиваясь, прикрыла глаза. Грейнджеры, до этого с умилением смотревшие на детей, немного заволновались. Гарри подался вперед внимательно смотря на девушку.
     — Семь, — выдохнула Гермиона открыв глаза.
     — Восемь, — откинулся Гарри на спинку дивана.
     — Кхм, — кашлянул Дэн, — о чем вы?
     — Я пыталась понять, сколько защитных заклинаний он в подарок умудрился засунуть.
     — Понятно. И от чего же тебя надо защищать?
     — Сглазы, порчи, наговоры, это у нас считай обычное дело, — отмахнула Гермиона.
     — Это опасно? — забеспокоилась Эмма.
     — Не слишком, — пришел на помощь подруге Гарри, — почти как электроприборы.
     — Соблюдай технику безопасности и все будет нормально?
     — Именно.
     Гермиона просто светилась от счастья, что, естественно, не укрылось от глаз родителей. Гарри тоже был явно неравнодушен к их дочери. С одной стороны, Грейнджеров это радовало, мальчик им понравился. С другой, они не могли не волноваться. Дети были явно очень близки, и во что выльется их дружба через пару лет - предсказать было не сложно.
     — Вообще-то, я вначале думал тебе книзла подарить, но чистых без разрешения держать нельзя, а на смеска у твоих родителей может быть аллергия.
     — Зачем мне книзл, когда есть ты? — рассмеялась Гермиона. — Ой! — тут же залилась она румянцем.
     — Кхе, — поперхнулся Гарри чаем. — Тогда уж упс, — поддел он подругу.
     — Книзл, насколько я знаю — волшебный кот? — кивнула Эмма. — Я помню, дорогая, что ты всегда мечтала о котенке, но… чем его может заменить Гарри?
     — Дело в том, что моя анимагическая форма - самый обычный кот. И я даже умею урчать.
     — Ничего не обычный, а очень даже породистый мейн-кун.
     — Так ты, получается, мальчик-кот Гарри?
     — Мяу, — кивнул кот, после чего прошел по дивану словно по подиуму.
     — Удивительно, — выдохнула Эмма, аккуратно касаясь шерсти подошедшего котика.
     — Можно считать, эксперимент удачно завершенным, — сказал Гарри, вернув себе человеческий вид. — Аллергии на книзлов у вас точно не будет.
     — Ты тоже умеешь перекидываться, дочка?
     — Нет, пап, мне пока силы не хватает и времени не было толком потренироваться.
     — Может быть, еще чаю?
     — Нет, спасибо, мне нужно в школу вернуться. Не хотелось бы получить нагоняй за самоволку.
     Прощаясь с Гермионой Гарри наклонился и чмокнул ее в щеку. От чего та жутко смутилась, но постаралась не подать виду и даже сама быстро клюнула его в ответ. Судя по всему, для того это стало большой неожиданностью, растерянность он даже и не пытался скрыть. Гермиона с трудом удержалась, чтобы не рассмеяться, Гарри выглядел таким забавно-ошарашенным и все время касался места мимолетного поцелуя. Наконец, он потряс головой, широко улыбнулся и обнял ее на прощанье. «Пока», — шепнул он ей в ухо и, отстранившись, быстро зашагал по темной улице. Гермиона стояла на крыльце, неосознанно теребя подарок, и лишь после того как Гарри растворился в темноте, вздохнула и зашла в дом.
     ***
     — Солнышко, я не очень поняла, как он вернется в школу.
     — Трансгрессирует, в смысле телепортируется.
     — Это тоже не детское колдовство? Та волшебница, что к нам приходила, говорила про суровые наказания за нарушение секретности.
     — Превращения и аппарация — не совсем магия. Ну, — девочка задумалась, — в общем-то, конечно, магия, но не такая же как обычные чары.
     — Милая, папу ведь не нюансы колдовства интересуют.
     — Угу.
     — Просто расскажи нам немного о своем друге. Ведь, как я поняла, он не обычный мальчик?
     Гермиона рассмеялась, да уж, вот кем-кем, а обычным мальчишкой Гарри назвать было никак нельзя. Невилла, можно, он был простым, нет, не простым, а… понятным. Когда семья вновь оказалась за столом, и Дэн разлил свежий чай, девочка задумалась. Родители не торопили, давали собраться с мыслями.
     — Знаете, — начала она, — до твоего вопроса, мам, я даже как-то не задумывалась, насколько он отличается от других. Почему-то казалось, что ребенок, в годовалом возрасте победивший Темного Лорда, и должен быть таким. Он силен магически. Очень, даже самые толстокожие это ощущают. Мне или Невиллу с ним не тягаться. Вряд ли мы хоть когда-то сможем приблизиться к его уровню. Не сегодняшнему, конечно, а вообще. Просто, хотя бы рядом встать…
     — Мы поняли, — сжала руку разволновавшейся дочери мать.
     Девочка говорила и говорила, вот только, рассказывала она не родителям, а в первую очередь себе. На память она никогда не жаловалась и сейчас, вспоминая, все больше и больше понимала, что центром ее жизни давно уже стал один зеленоглазый мальчишка. Рука сама тянулась к серебряной фее, а магия Гермионы звенела и тянулась к ощущению знакомой силы, пропитавшей подарок.
     Слушая дочь, Эмма все больше убеждалась, что сегодня к ним в гости заходил ее будущий зять. История этого необычного мальчика была удивительной и казалась сказочной, вот только, миссис Грейнджер в первую очередь обращала внимание на то, как ее рассказывает Миона. То улыбается мечтательно, то искренне смеется, то сжимает кулачки и при этом, все время прикасается к кулону с прекрасной феей, такой непохожей, и вместе с тем, ужасно схожей с ее девочкой.
     — Удивительно, что он не озлобился на весь мир, — первым нарушил тишину Дэн.
     — Я за вас боюсь, дочка. То, что ты рассказала, все это странно.
     — Мы справимся, мам. Гарри, я, Невилл, мы справимся.
     — Больше-то все равно некому?
     — Да, пап. Тем более, выбора нам не оставили.
     — Вы молодцы, и Гарри нам очень понравился. Главное, будьте осторожны.
     — Обязательно будем, мам. Я не хочу потерять их, а они не дадут в обиду меня.
     — Надеюсь, летом твои друзья нас навестят?
     — Не буду обещать за них, но знаю, они постараются сделать все, чтоб приехать.
     — Поздно уже. Пойдемте спать, красавицы.
     ***
     Невилл был рад увидеться с бабушкой, и даже обязательное посещение палаты в Мунго, где лежали его родители не отдавало тоской и безнадежностью. Обычно он не любил эти походы. Умом он понимал, что это его мама и папа, но видеть двух заблудившихся в тенетах безумия людей было тяжело. Приходя к ним, он отбывал неприятную повинность. Сейчас же, когда появилась робкая надежда, он смог посмотреть на пациентов волшебной клиники по-новому. Может, он просто повзрослел за эти месяцы? Ведь правильно говорят: «Важны не годы, а события». Кто-то и в десять видел столько и такого, что не каждый старик встречал.
     Изменения, случившиеся с внуком Августа Лонгботтом прочувствовала еще по письмам. Как-никак, она чуть не полвека следователем отработала. Встретив его на вокзале, дама ужаснулась, он был таким худым. Где его милые щечки? Куда пропала неуклюжесть, суетливость, постоянная скромность и стеснительность? Увидев его глаза, она даже на миг усомнилась, ее ли это Невилл?! Но стоило тому улыбнуться и сказать: «Привет ба», — все сразу встало на свои места. Мальчик просто повзрослел. О нет, еще не вырос, но годы летят быстро. Уж эту истину старая волшебница знала по себе. Наконец-то она могла им гордиться. Конечно же, она безумно любила внука, вот только поводов для сакраментального «а вот мой Невилл», у нее было до обидного мало.
     ***
     Воландеморт был задумчив. Все началось с первого педсовета, на котором Дамблдор рассказал о пророчестве и был так любезен, что даже озвучил его полный текст. Тогда Темному Лорду впервые захотелось побиться головой о стену. Да если бы он знал это чертово пророчество, пожиратели бы всем составом мальчишку охраняли! Впрочем, тут же выяснилось, что это только прелюдия. Выдержав драматическую паузу, директор самым неприятнейшим образом заржал. В голос. До слез. Справившись со смехом, этот гад заявил, что Том дурак и верить пророчествам Трелони может только полный кретин. Наличие самой прорицательницы Альбуса, видимо, не волновало совершенно. Далее, директор просветил всех, что дело было в крестраже, который недоумок Воландеморт случайно создал и поместил в Поттера младшего. Новость была неожиданной, ведь Том, как раз планировал прибить пацана, по-тихому, но сейчас это было как минимум глупо. Лишать себя якоря? Нет уж, он не самоубийца.
     Спустя примерно полчаса, Том был вынужден признать — Дамблдор отчасти прав. Дед не поленился рассказать о крестражах то, чего он не знал. Вообще-то, дед всего лишь поразглагольствовал на тему того, что Воландеморт и раньше был в лучшем случае равен ему, а теперь, лишившись части души и возродившись, станет заметно слабей. Еще и деланно изобразил сожаление. Мол, мог бы и окончательно помереть, а не носиться где-то бесплотным духом. Впрочем, заверил собравшихся Альбус, как только он обнаружит Лорда, так и закроет вопрос окончательно. Ради этого он даже подготовил приманку с настоящим философским камнем. Кстати, коллеги, надо бы организовать что-то вроде полосы препятствий на пути к нему. Только не переусердствуйте, Том должен слегка запыхаться ее преодолевая, а там уже и я его встречу. «Хрен тебе, Альбус, не полезу я в твою ловушку», — оскалился Воландеморт. Отработаю годик, не вызывая лишних подозрений, и пойду крестражи собирать. И без булыжника твоего есть много способов тело вернуть.
     Последней каплей для Тома стал совершенно фантастический рассказ о том, как на самом деле развеялся Лорд. Выходило, что все сделал Дамблдор, лично, а Гарри тут и вовсе ни при чём. Мальчик получил незаслуженную славу, а чтобы он особо не возгордился и на кривую дорожку не свернул, его нужно потыкать мордой в навоз. Снейп прямо там на собрании чуть не расплакался от счастья. «Странно», — подумал тогда Лорд, он же вроде эту Лили, мать мелкого Поттера, любил до безумия, в ногах валялся, прося ее пощадить. Парнишка, конечно, на отца весьма похож, но все же… Вообще Тома удивило, что никто из профессоров не выразил даже тени сомнения. Надо мальчонку ни за что, ни про что третировать — нет проблем. Аве Дамблдор. Всегда готовы. Это ведь для блага мальчика. Сам великий Альбус сказал, какие тут еще могут быть сомнения? У Воландеморта возникло стойкое ощущение, что некто Дамблдор решил побить рекорд Мерлина и самолично упокоить трех темных лордов, а то и больше. Уж предсказать, что вырастет из мальчика, с таким к нему отношением, он мог легко. Достаточно было себя вспомнить. В принципе, дед мог себе врагов словно горячие пирожки печь. Как-никак, он директор школы. Да и Гриндевальд с ним был знаком с детства, что тоже дает пищу к размышлениям, а сам ли тот свой путь выбрал?
     «Стоит ли пообщаться с Поттером?» — на миг задумался Лорд. После чего решил, что не стоит. Ему мальчишка совершенно бесполезен. Сейчас он просто школьник и в ближайшие десять лет никакой значимой фигурой не станет. Тем более, Альбус уничтожит его славу, а может и репутацию. Деньги Поттеров, конечно, были бы полезны, только до них не добраться, пока парнишке не исполнится семнадцать. «Вот когда время подойдет, тогда и решу», — отложил вопрос на будущее Воландеморт и принялся за проверку эссе. Свои обязанности он всегда старался выполнять от и до. Не манкировать и не лениться. Такой уж у него был принцип.
     ***
     Рождество в рыжем семействе прошло под вопли Молли об идиотах сыновьях. Она столько лет из Джинни лепила Лили Поттер, чтобы на девочке женился богатенький магловоспитанный идиот, а Рон и близнецы все испортили. И ведь она случайно узнала, что Альбус отдал Поттера маглам. Это же давало возможность семье разом из нищеты выбраться! Да еще и сходу в высший свет магического общества вломиться. Как теперь дочурку под шрамоголового придурка подкладывать прикажете? Приворотного на вас не напасёшься! Вы хоть знаете, обалдуи, почем для Амортенции компоненты на черном рынке?! В общем, было шумно и грустно. Надо ли говорить, что Рон быстро понял, кто стал источником его бед?

Глава 6

     Гермиона катила тележку с школьным сундуком к переходу на волшебную платформу и уже была готова пройти сквозь стену, как ее отвлек потершийся о ноги кот. Очень знакомый ей кот. «Мяу» — сказал хвостатый и ловко запрыгнул на багаж. Однозначно махнув лапкой, животное улеглось поверх сундука. Рассмеявшейся девушке ничего не оставалось, как подвезти неожиданного пассажира.
     — Привет, Гермиона, — поздоровался с подругой Невилл, — давай помогу.
     — Привет, Нев. Спасибо.
     — Мяу.
     — Э, привет, Гарри, — кивнул коту мальчик.
     — Уф. Чуть не растоптали, — пожаловался обернувшийся парень, как только багаж был занесен, а дверь купе закрыта. — Все, теперь не побеспокоят, — убрал он волшебную палочку, — ну привет, — троица обнялась, после чего расселась по местам.
     — Не боишься, что тебя поймают?
     — Пф, да кому я нужен, в школе готовятся встречать учеников, под ногами не путаюсь и ладно. На завтраке вон помаячил и хватит. Обед можно и пропустить. Пусть думают, что пузо к ужину готовлю.
     — Чтоб больше вкусностей сожрать.
     — Ага.
     — Проглоты.
     — Мы растущие организмы.
     — Магические!
     — Редкий вид.
     — И голодный.
     — …
     Под шутки, болтовню, пикировки и рассказы о каникулах время пролетело незаметно. Обернувшегося котом друга, Гермиона вынесла из поезда и незаметно отпустила. К моменту их прибытия в школу, Гарри был уже там и вторично поприветствовал друзей. Причем, с не меньшим энтузиазмом чем утром. Праздничный ужин даже разглагольствования Рона не смогли испортить. Выручай комната смогла предоставить разработанную каким-то учеником модификацию заглушающих чар. Совсем не слышать конкретного человека они не позволяли, но вот «убавить громкость» до минимума могли запросто. Распинающийся рыжик очень быстро перешел в разряд белого шума. Пока внимание на нем не сосредоточишь, его считай и нет, мозг отфильтровывает на подсознательном уровне.
     ***
     В учебный ритм вошли сходу и без раскачки. У нас вообще сложностей с материалом не было. Еще бы, на деле уже за третий курс учебники штудируем. В библиотеке богатый выбор. Особенно много пособий по ЗОТИ. Чехарда с преподавателями привела к тому что под них целую секцию выделили. Между прочим, несмотря на то, что из тандема Квиррелл-Том преподаватель вышел никакой, в силу выбранного ими образа, список литературы они разослали дельный. По другим предметам все было проще, три-четыре основных учебника и пять-шесть книг с дополнительными материалами. Невилл, под нашим чутким руководством, освоил скорочтение и хоть за нами все еще не мог угнаться, но десяток книг за три недели с гарантией «проглатывал» успевая еще и выписки делать. В планах было, к концу года, хотя бы теоретически освоить учебный материал за первые пять курсов.
     Если удастся, жить станет намного спокойней. И не потому, что мы будем такие все умные и наперёд чего-то знающие. Дело в СОВ, что сдают пятикурсники. Просто аттестация этого уровня делает тебя совершеннолетним. Вообще-то магическое совершеннолетие в семнадцать наступает. И это событие ни к каким людским правилам отношения не имеет, обычная магофизиология. Просто министерство решило наделять полноценными гражданскими правами тех, кто сдал СОВ. Это что-то сродни тому, как в США водительские права выдают в восемнадцать, а крепкий алкоголь продают с двадцати одного. Впрочем, все это ерунда. Главное, если случится так, что нас решат из школы отчислить, имеем право заявиться в министерство и так же, как сидящие на домашнем обучении детишки, сдать экзамены. Справимся — молодцы, никто нам память не сотрет и палочку волшебную не отберет. Честно говоря, дико хотелось уже летом попробовать организовать себе процедуру эмансипации. Мечты-мечты, понятно, что специально делать это не стоит, лишнее внимание нам противопоказано, но пофантазировать-то можно.
     Газеты перестали педалировать тему Гарри Поттера и сосредоточились на героях прошлой войны с Воландемортом. Причем, мальчик-который-выжил среди тех самых героев не числился. Глядишь, к лету и о злодеях вспомнят. Ведь что-то же заставило Малфоя старшего от дневника Тома избавиться. Вряд ли бы он, почувствовав через метку господина, на такое пошел. Скорей уж наоборот. Хотя, что я про Люциуса знаю? Мало ли какие у него в голове тараканы водятся. Профессора явно выдохлись. С прежним задором меня только Снейп достать пытался. Из школьников лишь Рон никак не унимался. Даже близнецы отстали и вернулись к обычным делишкам.
     Все было хорошо, только у Хагрида избушка сгорела. Мы его не сказать, чтобы часто навещали, но иногда заглядывали. Весной вот только не до него как-то было. С головой в учебу ушли. Что-то вроде второго дыхания открылось. Вот тут-то она и полыхнула. Черт его знает, где он достал драконье яйцо, не верилось мне что тут Квиррелл потрудился. Воландеморт, если он вообще в профессорском затылке обитает, явно ни за каким философским камнем идти не собирается. Он вообще после случая с троллем никак себя не проявлял. Кровь у единорогов пока никто не пьет, но вид у профессора еще тот, краше в гроб кладут. Похоже леснику просто повезло. Судьба ли, канон ли, впрочем, жив остался, вот и ладушки. Зверушка от него сбежала, вот и славненько, нашим легче, все равно ни на какую башню я этот огнемет крылатый тащить не стал бы. Пустить на ингредиенты, еще мог согласиться, на остальное, ни-ни. Дракона без самки-матери свои же в заповеднике сожрут. Впрочем, в Запретном Лесу у него тоже шансов нет.
     В апреле погода как-то резко наладилась и стала радовать солнечными деньками. Уставший сидеть в четырех стенах народ, при первой же возможности, бежал на улицу. Мы исключением не были и с удовольствием подставляли бледные лица теплым лучикам. Ближе к концу месяца начали даже пикнички устраивать. Домовики Хогвартса были весьма любезными ребятами и никогда не отказывались собрать корзинку с припасами. Гермиона освоила заклинание копирования книг. После его применения получалась материальная иллюзия. Сил ей хватало на пять-шесть томов, которые держались от суток и до двух. Так что мы теперь совмещали приятное с полезным, а не просто пыль глотали и над вековой мудростью чахли.
     В конце мая отметили окончание учебного марафона. Чисто теоретически, мы могли сдать СОВ. Практика хромала на обе ноги, но удовлетворительно можно было получить и просто написав большущий тест. Мы его трижды сами себе сдавали, пока Гермиона не успокоилась. Спасибо министерству, для самопроверок имелись методички и целые сборники-подшивки за прошлые годы, плюс стопка брошюрок с ответами в конце. Уверенности это нам прибавило, а будущее стало чуть безоблачней. Весьма халтурно министерство к проверке теории относится. Треть вопросов были один в один. Остальные, в принципе, тоже мало чем отличались, просто разные формулировки и исходные данные. Впрочем, что-то не припомню, чтобы хоть где-то слышал о том, как кто-то СОВ завалил.
     Успокоенные, дали время головам остыть и просто позволили себе немного отдохнуть. Первую неделю даже Гермиона книги в руки не брала. Впрочем, совсем уж ерундой не занимались, привыкли как-то уже постоянно учиться, вот и компенсировали практикой. Повторили все заклинания первого и второго курса, благо, они были отработаны полностью, оставалось лишь отшлифовать и на уровень рефлексов вбить. Понятно, что выборочно. Вот третий курс — да, зубрить стоило чуть ли не все. Правда, с ним дела у нас обстояли хуже. Магических сил у друзей хватало впритык. Собственно говоря, по большей части практикой в чарах и трансфигурации до самых экзаменов и занимались.
     Первокурсникам комиссий не полагалось, так что табели у нас были посредственные. Сплошные удовлетворительно. На самом деле за все время учебы только оценки за СОВ и ЖАБА имели значение, а остальные были для родителей и педагогов. Может еще и попечители иногда просматривали. Вдруг кто из них реально за школу болел, а не для статуса себе место в совете выгрызал? Ну так, в порядке бреда. Почему бы и нет?
     ***
     — Ну что, пойдем за камнем?
     — Директор с помпой убыл и Снейпа прихватил. Либо сейчас, либо никогда.
     — Я пойду, а вы тут сидите и алиби обеспечивайте.
     — Нет, если идем, то вместе.
     — Вы освоили анимагию? Вот и подождите тогда здесь. И не волнуйтесь, я не собираюсь рисковать.
     — Ладно, но если что, наплюй и возвращайся.
     — Будь осторожен.
     — Мяу.
     В кошачьей форме пробежался по вентиляционным трубам и попал сразу в последнюю комнату. Огляделся, принюхался, послушал. Вроде чисто. Спрыгнул на пол, побродил вокруг зеркала, еще раз проверил помещение. Мысленно, трижды сплюнув и попросив высшие силы помочь, вернул себя человеческий облик. Посмотрел на отражение. Увидел Гарри, только лет на пять старше. Тот подмигнул, улыбнулся и показав крупный красный камень сунул его в карман. Как только ощутил дополнительный вес, так и перекинулся в кота. Проверять ничего не стал, итак шерсть дыбом, сходу деру дал. При трансформации возникает что-то вроде пространственного кармана, куда уходит лишнее, или не уходит, тут по желанию и ощущению влезет - не влезет. Чем-то схоже с чарами расширения пространства, во всяком случае, в описании к ним такое упоминается.
     Пробежался до Запретного Леса, в колючих кустах нашел свободный пятачок и принял человеческий облик. Сразу же трансгрессировал в лесопарк рядом с Литтл Уингингом. Знал я там одно неприметное деревце с дуплом. С земли его не видно, ветка мешает. Случайно нашел, когда в форме кота учился по стволам лазить. Вот в нем и оставил добычу. Надзорные чары сюда не дотягивали и вообще никакой магии не ощущалось. Потратил минут двадцать на наложение защитных чар. Не весть что, но лучше, чем ничего. Все что мог сделал. Прямо с ветки переместился в Запретный лес, снова забег на четырех лапах. Закуток без портретов. Перекинуться. Отдышаться. Все. Теперь главное - спокойствие. Вдох-выдох, книгу в руки и вперед. Гарри Поттер читающий на ходу — совершенно обыденная картина для наших широт.
     Зашел в комнату, присел на кровать, кивнул, все в порядке мол, сделал. Вот тут-то меня и затрясло. Если бы не двойные объятья и быстро влитая Гермионой порция успокоительного зелья, мог бы и сознания лишиться, словно кисейная барышня. Вроде просто все, никакой опасности не было, но как же штормит. Пришлось подруге еще и чары накладывать. Невилл у нас не великий зельевар, но, видимо, как раз поэтому — запасливый. Лишний флакончик у него нашелся. Опрокинул пузырек и вроде стало отпускать. На всякий случай была договоренность молчать. Просто показал на пальцах «окей». Снова был мят братишкой и получил поцелуй от Герми. Теперь осталось только убраться из школы. Обернулся котом и полез на колени Мионы, у меня стресс и адреналиновый отходняк. Имею право. Под почесывание за ушком удалось даже задремать.
     ***
     Вот и пришло время прощального пира. Зал был в зелёных цветах Слизерина и предпосылок к изменению не наблюдалось. Они и в матче по квиддичу победили, и в учебе всех обошли. Вороны традиционно дышали им в затылок, но чуть-чуть не считается. Короче, змейки молодцы и в очередной раз доказали — целеустремленный коллектив сильней разобщенной кучки. Пусть даже та и превосходит интеллектом. Дамблдор был каким-то пришибленным, Квиррелл выглядел отрешенным и на испепеляющий взгляд Снейпа никак не реагировал. Профессора ЗОТИ понять можно, он уже двумя ногами в могиле, максимум месяц протянет, ну полтора если сделал запас крови единорогов. Ему не до мирского. Посидели, покушали, поговорили и разошлись по комнатам вещи паковать. Каникулы!
     ***
     Дурсли были рады меня не видеть, а Грейнджеры наоборот. Когда обе стороны стремятся к одному и тому же, консенсус неизбежен. В итоге я жил у Гермионы, но каждый день перемещался в дом родственничков и покидал его с утра, через дверь, как и положено, при этом не забывал здороваться с соседями, а вечером аналогичным образом возвращался. Иногда с розами тетки возился. В общем, периодически приглядывающей за мной бабуле Фигг на глаза попадался и радовал следящие чары, если такие вообще были. Мне лично их обнаружить не удалось. Как, впрочем, и кровную защиту. Кроме надзора что-то было, но что? Без понятия.
     Финансовый вопрос закрыл элементарно. Побегал по разным пляжам и туристическим местечкам, набрал потерянных цепочек, сережек, колечек, монеток, кошельков и прочего. Цветмет без вопросов приняли гоблины, выдав кучу галеонов. Часть у них же на фунты обменял, часть в открытый для Гермионы сейф положил. Увы, хоть философский камень и многое мог дать, но с ним было все непросто. Хочешь металл в золото превратить? Не вопрос, бери и колдуй. Главное, чтобы силенок хватило, а чтобы их ушло поменьше, бери свинец или хоть железо. Кило глины в кило золота превратить можно, только пупок развяжется. Даже у Мерлина.
     Желаешь получить зелье бессмертия или еще какое? Нет проблем, бери и вари, а как сваришь, положи в него камешек. Короче говоря, булыжник этот легендарный оказался с подвохом и для нас, пока, был бесполезен. Невилл его до лучших времен в свой сейф спрятал. Пусть полежит, потом приспособим. Все равно надо время выждать, а то неожиданно выздоровевшие Лонгботомы могут вызвать много нежелательных вопросов. Да и вообще, в истории полно примеров того, как все заканчивалось пшиком из-за нетерпения и лишней суеты. Не зря ведь терпение и умение ждать благодетелью считается.
     В качестве утешения, купил Невиллу семян магической растительности. У парня талант с ней ладить, а у Грейнджеров неплохой участок земли за домом. Местность в магическом плане никакая, ну да мы втроем в процессе раскачки источников быстро грядки волшебством пропитаем. Урожай в аптеки и лавки зелий продать элементарно, можно напрямую, можно через гоблинов. Денег много не бывает. С братишкой, вообще забавно вышло. Мы к нему пару раз в гости сходили, с бабушкой познакомились, но в магическом мире было скучно. Тренироваться в чарах можно и просто покинув зону контроля, ее уже и Гермиона вполне четко ощущала, а больше нам и не надо. В итоге Невилл тоже к Грейнджерам переехал, дом позволял. Тут он и за грядками присмотреть мог и просто веселей в компании.
     Летние задания сделали в первую же неделю, после чего у нас было много времени на то, чтобы поразвлечься. Ходили в кино, отрывались в парках развлечений, посещали выставки, купались и загорали. Трансгрессировать сразу с друзьями было страшно, потому, в буквальном смысле, на кошках тренировался. Затем отдельно с Невиллом «попрыгал», и лишь убедившись, что все нормально, рискнул Гермиону переместить. Какую потрясающую свободу маневра нам дала возможность телепортироваться в любой конец страны — можете и сами представить. Забавно было всей толпой на отдых выбираться. Хлоп-хлоп и готово. Правда, старшие Грейнджеры тяжеловато аппарацию переносили, но не настолько, чтобы отказываться от возможности мгновенно прибыть на место, до которого в противном случае пришлось бы добираться несколько часов минимум.
     Прекрасно провели лето. Классно отметили дни рожденья, мой и Невилла, совместив их в один праздник. Добили практику заклинаний за третий курс и начали пыхтеть над четвертым. За покупками к школе пошли сразу как письма получили. Нарушили немного традиции магического мира. Впрочем, нам с Герми было фиолетово, Невилл с бабушкой тоже не любили толпу. Закупились всем, кроме книжек Локхарта, вместо них взяли те, которые Квиррелл второкурсникам в прошлом году рекомендовал. Очень дельные учебники. За неделю до школы, под руководством брата собрали урожай, с которым я быстренько смотался к гоблинам.
     Час с зубастыми коротышками торговался, аж охрип, но снизил их процент за посредничество вдвое. Не иначе как дело было в устроенном шоу. Можно сказать, заплатили за артистизм. Деньги за товар получил сразу, вроде бы девятьсот галеонов и не много, но Уизли всем семейством за границу на семьсот съездили, а близнецы на тысячу с чем-то там магазинчик открыли. Если вспомнить, что семян мы на двести с мелочью купили и, вообще-то, на минуточку, только на второй курс идем, можете делать выводы о талантах Невилла в травологии.
     ***
     — Гарри, у меня для тебя сюрприз, — сказала вечером перед отправлением в школу Гермиона.
     — Весь в предвкушении.
     — Мяу, — сказала белая кошечка.
     — Вау!
     — Ну как? — перекинулась обратно девушка.
     — Класс! Но когда?
     — Вчера перед сном тренировалась, ну и вот, получилось.
     — Умница, — не удержался и чмокнул Гермиону в носик, от чего та стала помидорка-помидоркой, но глаза у неё аж сияли.
     — Упс, пардоньте, — резко затормозил влетевший в комнату Невилл, изрядно так набравший уверенности и слегка подрастерявший манер, первому весьма способствовал доход от урожая, похоже, до того, как в его руках не оказался увесистый мешок с галеонами, он пребывал в сомнениях.
     — У меня идея, котенок, — шепнул в ушко так и не отпущенной Гермионе.
     — М?
     — Как насчет сюрприза твоим родителям?
     — Двойного?
     — Ага.
     — А-а, давай.
     — На счет три.
     — Раз.
     — Два.
     — Три!
     — Э-э, Гарри, Гермиона? Ну вы, блин, даете! — помотал головой Невилл.
     — Мяу! — был ему синхронный ответ.
     ***
     Так как завтра детям предстояло ехать в школу, Эмма решила устроить праздничный ужин. Дочь с друзьями порывались помочь, но ей хотелось сделать все самой. Так что она отправила молодёжь гулять, вещи собирать и заниматься чем угодно лишь бы не мешались. Дэн, пришедший пораньше с работы, принялся помогать супруге накрывать на стол. Недавно и троица явилась, возбужденно обсуждая какой-то фильм. Гарри было дернулся предложить помощь, но был остановлен дочерью, поймавшей недвусмысленный взгляд матери. И вот, только она собралась позвать всех к столу, как в комнату стрелой ворвался знакомый кот, за которым гналась взявшаяся не пойми откуда кошка. Пока Эмма с Дэном пыталась сообразить, что происходит и надо ли вмешиваться, белая пушистая молния загнала в угол черную мохнатую и грозно зашипела. К большому удивлению Грейнджеров, Гарри-кот, будучи чуть не вдвое крупней блондинки, упал и поджал хвост. Довольно фыркнув, победительница поставила на него лапу и, обернувшись к людям, гордо мяукнула.
     — Гермиона? — не веря собственной догадке, спросила Эмма.
     — Мяу, — кивнула кошка и лизнула поверженного кота в нос, от чего тот вновь свалился.
     — Но как? Когда?
     — Вчера научилась, — ответила девочка перекинувшись.
     — Надо будет тебя поучить по деревьям лазить, — вернулся в человеческий облик Гарри.
     — Скажи еще, на мышей охотиться, — рассмеялась Гермиона.
     — Не, они невкусные, — замотал головой парень.
     — Фу. Ты их что, правда ел?
     — Ну, — смутился Гарри, — пробовал, не понравилось, змеи вкусней.
     — Что-то ты мне раньше об этом не рассказывал, — подозрительно прищурилась девушка.
     — Давно было, когда только научился оборачиваться.
     — Воровать не хотел, — сообразила Гермиона.
     — Угу.
     — Извини, — обняла потупившегося Гарри девушка.
     — Да ничего, — встряхнулся парень, — даже хорошо, что напомнила. Я сейчас.
     — Гарри воровал еду? — удивился Невилл, смотря вслед унесшемуся в комнату другу.
     — У него было не самое легкое детство, Нев. Он не любит об этом вспоминать. Ты только на него не обижайся, — взяв за руку мальчика заглянула ему в глаза Гермиона. — Ты ему как брат, он обязательно расскажет, если спросишь. Просто, мы с ним познакомились в тот момент, когда обоим надо было выговориться.
     — Я понимаю, Герми, и не стану спрашивать. Он иногда рассказывает, немного, но достаточно чтобы понять, что жилось ему несладко. Просто, не думал, что даже до такого доходило.
     — Вот, — вернулся Гарри с тетрадкой, — я тут все записывал.
     — Что и где брал?
     — Да. Сегодня же и верну деньги и напишу записку с извинениями. Совсем из головы вылетело.
     — Гарри, ты хоть представляешь, как удивятся люди, когда придут на работу и увидят неизвестно откуда взявшуюся записку?
     — Как иначе-то? — почесал мочку уха парень. — Лично всех обойти не успею. Я же по разным магазинам аппарировал и брал везде по чуть-чуть.
     — Дай-ка тетрадку, — решительно протянул руку Ден. — Сделаем так, будто они выиграли приз от нашей клиники, — сказал он посмотрев на суммы, даты, адреса и перечень взятого.
     — Все за стол, потом с этим разберемся, — скомандовала хозяйка.
     ***
     За ужином Грейнджеры стали расспрашивать ребят о том, что они сегодня делали. Заинтересовались фильмом. В общем, отвлекли от невеселых мыслей и вскоре за столом царила праздничная атмосфера. Дети не дали взрослым возможность самим убрать со стола. Усадив старших пить чай, они, в шесть рук, быстро навели порядок, помыли посуду и присоединилась к чаепитию. Гермиона попробовала рассказать, каково это быть кошкой, но получилось сумбурно и не слишком понятно. Еще бы, такое можно только на собственной шкуре ощутить.
     — Вообще-то, конечная трансформация с практической точки зрения не слишком полезна, — задумчиво сказал Гарри слушая подругу.
     — Почему? — удивилась Эмма, отвлекшись от дилеммы «фигура или еще одна печенька».
     — Ну кошка еще туда-сюда, а если что-то экзотическое или крупное? Ни спрятаться толком, ни убежать.
     — Зачем же тогда волшебники вообще занялись превращениями? — спросил Дэн, отодвигая пустую чашку.
     — Как я понял, изначально дело было в оборотнях. Они же не становятся животными, скорей уж химерами, причем, весьма опасными. Вот и пробовали получить их физические возможности. Оборотень может любого рыцаря голыми лапами порвать, вместе с доспехами и конем в придачу. А если к этому добавить возможность хотя бы простейшие чары творить, вообще машина смерти получится.
     — Боевая форма, — задумчиво протянул Невилл, — да, раньше этому многие учились. Ты уже пробовал что-то сделать?
     — Угу. Сразу после Хэллоуина занялся.
     — И как?
     Гарри встал с дивана и отошел на середину комнаты. Гермионе показалось, будто она моргнула, вот только это было частичное преобразование. На месте Гарри теперь стоял впечатляющий монстр. Рост под два метра, даже на вид жесткая шерсть, больше похожая на иглы, серповидные когти, со странным голубовато-зеленым отливом, чуть выступающие клыки, при взгляде на которые возникала стойкая ассоциация с кинжалами. Уши более округлые, без знакомых кисточек, массивный лоб и длинный подвижный хвост, похоже, вообще лишенный костей, зато оканчивающийся небольшим утолщением. И весьма приятный запах магии, волнами растекающийся от чудовища.
     — Как-то так, — вернул себе обычный вид Гарри и вернулся на диван.
     — Надо бы и мне попробовать, — почти промурлыкала Гермиона, прислонившись к парню.
     — Кхм, — напомнил дочке о манерах Дэн.
     — Слушай, Герми, а ты сколько раз перекидывалась?
     — Мм, — задумалась девочка, — раз двадцать, — пробормотала она, потершись макушкой о подбородок Гарри.
     — Эм, прости за нескромный вопрос, но у тебя, часом, месячных сейчас нет?
     — Гарри! — возмутилась девушка, почти забравшаяся к нему на колени.
     — И все же, — с тревогой глянул на возмущенно отпрянувшую Миону парень.
     — Есть, — потупилась она.
     — Слава Мерлину! — с явным облегчением выдохнул он, услышав ответ.
     — Почему?
     — Просто испугался, что ты могла немножко с ума сойти.
     — Вот с этого момента поподробней, — тут же вернулись в реальность шокированные родители.
     — После первого превращения, желательно немного побыть зверем, дать разуму адаптироваться. Герми же, вместо этого, решила потренироваться. Это может довольно сильно по личности ударить. Со временем пройдет, конечно, но пока этот светлый миг не наступит, нужно внимательно следить за пациентом и не давать ему менять форму, иначе может и до серьезных последствий дойти.
     — А причем тут месячные? — спросила девушка умудрившаяся таки забраться на колени к Гарри.
     — Как раз при этом, — погладил он ее по голове, — побочный эффект, редкий, но хорошо описанный, не волнуйся, в следующий раз тебя уже не будет так штормить.
     — Меня почему-то жутко тянет к тебе, а когда ты оборотнем стал, я сама чуть не обернулась. — пожаловалась Гермиона, стараясь еще плотней прижаться к Гарри.
     — Э… Герми, а ты вообще давно магию Гарри ощущаешь?
     — С конца прошлого сентября, Нев, а что?
     — И Гарри тебя чувствует?
     — Угу, почти сразу, — кивнул парень.
     — Мм, Герми, ты сейчас лучше Гарри чувствуешь?
     — Конечно. Я теперь вообще на новый уровень перешла.
     — Ну вы, блин, даете, — озадаченно почесал затылок Невил, смотря на милующуюся парочку, — вам бы помолвку поскорей заключить, — выдал он шокирующее резюме.
     — Чего?! — удивительно синхронно воскликнула парочка.
     — Невилл, ты на что их подбиваешь? — строго спросила Эмма, которая понимала, что тут что-то не так, да все понять никак не могла.
     — Да не подбиваю я их! — возмутился мальчик. — Просто, раз уж они целое, так пусть лучше будут помолвлены, чем неожиданно брачными узами себя через постель свяжут.
     — Так, — тряхнул головой Гарри, — давай, братишка, подробней и кратко, а то что-то я плоховато соображаю. Почти так же, как в день знакомства с Мионой.
     — Вы, для начала, друг от друга отлипните, а то вообще соображать перестанете.
     Явно с трудом, но парочка все же разорвала объятья, и Гарри поспешил пересесть на стул, а Эмма занять место рядом с Гермионой.
     — Объясняй, — буркнул Гарри с тоской посмотрев на девушку.
     — Стерпится-слюбится в отношении магического брака не просто слова, это констатация факта. У волшебников на первом месте не физиология и страсть, а совпадение векторов сил, резонанс энергетики. Магия пластична и изменчива. Похоже, вы друг другу и так более чем подходили, а теперь, когда еще и животные начала оказались идеальны, короче говоря, вам либо заключать брак и начинать плодиться и размножаться, либо помолвку.
     — А подождать никак? — жалобно спросила Эмма.
     — У них конечно воля о-го-го, может и дотянут до весны, но я бы на это не поставил. Так что если не хотите стать бабушкой через годик-полтора, лучше прямо сейчас организовать помолвку. Иначе будем всю ночь дежурить. В Хогвартсе мне за ними будет не уследить, — развел руками Невилл.
     — Что изменится после помолвки? — Дэн был весьма конкретен.
     — Магия давить перестанет. Одни подростковые гормоны останутся, а с ними они справятся.
     — Что для помолвки надо?
     — Нож, бокал и нужно будет выйти на улицу.
     — Нев, рехнулся, ты нас под запретный ритуал из магии крови подводишь.
     — С чего это он запретным стал?
     — Так на крови же.
     — Ага, а брачная ночь на перине. Магический брак, между прочим, как раз кровью и скрепляется, в процессе, ну ты понял.
     — Ладно, но если нас упрячут в Азкабан, я дементорам твой адресок шепну, чтоб в гости залетали.
     — Нормально все будет. Герми, ты как, справишься?
     — А? Д-да, — с силой потерев лицо, девушка ответила почти обычным голосом, — нормально.
     — Идите в сад, я сейчас догоню.
     — Угу.
     — Давно пора было, — сказал Невилл проверяя пальцем остроту ножей, — удачно получилось.
     — Невилл, что ты там бубнишь? Вот этот бокал подойдет?
     — Да, вполне. Говорю, давно пора было помолвку заключать и хорошо, что до школы успели.
     — Причем тут школа? — удивился Дэн.
     — Не дал бы им директор помолвку заключить, а теперь ничего сделать не сможет. Так, я побежал, вы тут оставайтесь, Мерлин знает, какой откат будет, в этой парочке силы столько, что у меня от них порой волосы шевелятся, и хочется убежать подальше.
     ***
     Эмма с мужем все же не удержались и поднялись на второй этаж, чтобы хоть из окна посмотреть за тем, как их дочь заключает магическую помолвку. Вот Гарри дает девушке нож и подставляет руку. Гермиона отдала нож Невиллу и провела по ладони парня пальцем. Что там происходит - не очень понятно. Похоже, мальчик сделал так же. «Когти», — поняла Эмма, вспомнив Гарри, когда он ненадолго стал монстром. Невилл что-то говорит, дети берутся за руки и держат их над бокалом. Две крепко сжатые ладони поднимаются вверх, резко опускаются вниз. Дэну показалось, что он видит тяжелые светящиеся рубиновым цветом капли, многие из них пропали прямо в воздухе, еще больше исчезло, коснувшись травы, но основная масса попала на землю. Мужчина тряхнул головой, отгоняя наваждение. Гарри с Гермионой пьют из кубка, Эмма задумалась, пытаясь вспомнить, когда это бокал успел им стать? Приняв пустой сосуд, Невилл просто садится на землю и что-то говорит, махнув рукой. Юная пара целуется, по-взрослому, а Грейнджеры неожиданно испытывают огромное облегчение. Приходит ощущение правильности, завершенности и какой-то гармонии. Обоих потряхивает озноб, а по спине стекают ручейки.
     ***
     — Как вы?
     — Хорошо, — кивает Гермиона, теребя простенькое алое колечко, от которого почему-то очень сложно отвести взгляд.
     — Отлично, — улыбается Гарри, на безымянном пальце которого столь же простое, но, может, чуть более массивное кольцо, вид которого наоборот заставляет отворачиваться и… опасаться.
     — Плохо, — растекается лужицей по дивану Невилл.
     — Да ладно, мы же не специально.
     — Угу. Не могли как положено, ножом? Чего вы когти-то распустили? И как ты их вообще создать сумела?
     — Не знаю, показалось неестественным использовать нож, когда могу руку изменить.
     — Мне тоже.
     — Ладно, спасибо, конечно, за подарочек, — потер грудь Невилл, — но я бы как-нибудь сам за пару лет справился.
     — Раз вы препираетесь, значит все прошло нормально, — резюмировал Дэн наливая себе и супруге бренди.
     — Ну, можно сказать и так.
     — Что они тебе подарили, Невилл? — спросила чуть порозовевшая от алкоголя Эмма.
     — Кровью окропили, размахались лапами своими, садисты. У меня очаг чуть не вдвое разом вырос, — потер грудь пострадавший.
     — Да ладно тебе, — отмахнулся Гарри, — были названными братьями, стали кровными.
     — Я же не против, наоборот, просто, ядро пылает и каналы рвет, больно.
     — Давайте что-нибудь поедим. Я голодная.
     — Поддерживаю!
     — Сбегать вам за вискасом?
     — Нет, — ответила парочка, серьезно переглянувшись.
     — Я же пошутил, — стушевался Невилл под заинтересованным взглядом двух пар глаз с выраженным вертикальным зрачком.
     — Они тоже, — рассмеялась Эмма, с удивлением поняв, что точно это знает.
     — Ну, мам, так не интересно.
     — Да ладно вам, все равно он вас не испугается, — усмехнулся Дэн.
     — Идите десерт доешьте, а я сейчас быстренько бекон пожарю. Хищники вы мои хвостатые.
     — Ага.
     — Хорошо.
     — Угу.
     ***
     — Похоже и нам от них немного перепало, — задумчиво посмотрел сквозь бокал на люстру Дэн.
     — Ты тоже их чувствуешь?
     — И их, и тебя, любимая.
     — Не подавай дурной пример, — легонько шлепнула она мужа по руке, — вот уедут, тогда и…
     — Поворкуем, — подмигнул он супруге.
     — Еще как, — стрельнула та в ответ глазами.

Глава 7

     Из-за весьма насыщенного вечера, решили обойтись без дня в поезде. Трястись в нем совершенно не хотелось. Традиции традициями, а комфорт комфортом. Поспали до обеда, плотно пообедали, да и трансгрессировали в закуток рядом с пабом «Дырявый котел». Несколько монет, и мы выходим из камина в баре «Три метлы». Спешить в школу смысла не было, слоняться по деревеньке тоже не хотелось. В общем, куда прибыли, там и остались. Посидели до вечера, поболтали с хозяйкой заведения, а там и время подошло. Из Хогсмита до Хогвартса было полчаса неспешным шагом, вот и прогулялись.
     На воротах нас никто не встретил. Не то чтобы оно нам было надо, просто, к вопросу о безопасности замка. Холл тоже порадовал безлюдьем, но хоть миссис Норис, кошка завхоза, была на посту. Первым профессором, который нам встретился, был Снейп. Интересно, наткнуться на косплеящего вампира зельевара - к добру или худу? Полистать что ли справочник какой по приметам.
     — Что вы тут делаете? — последовал вполне логичный и одновременно тупой вопрос.
     — Здравствуйте, сэр, — легкий наклон голов, мы же ученые уже, — мы идем в гостиную своего факультета, — ни слова лжи и сплошная констатация очевидного факта.
     — И как вы тут оказались?
     — Пришли.
     — Откуда?
     — С лестницы, — и ведь не врем.
     — Поттер, не придуривайтесь! Почему не приехали на поезде как все?
     — Разве это обязательно?
     — Нет, — проскрежетал Снейп, уж он-то вызубрил устав не хуже нас.
     — Мы можем идти, сэр?
     — Идите.
     — Хорошего вечера, сэр.
     «К добру», — решил я, проходя мимо зельевара. Снейп умудрился за минуту настроить нас на деловой лад. Помог собраться и напомнил, что мы, вообще-то, на враждебной нам территории находимся. Прекрасно. Разложили вещи по шкафам, убрали сундуки к изголовиям кроватей и спустились в гостиную факультета. В ней за болтовней и партией в шахматы остаток времени и провели. Прикинули вчерне план собственных занятий. Конечно, и так уже все было не раз говорено-переговорено, но в стенах школы потянуло снова обсудить. Видимо, атмосфера тут особая. Опять же, сил прибавилось, теперь заклинания, по пятый курс включительно, стали доступны всем. Поговорили на тему Рона и ему подобных, решили придерживаться той же тактики, что и в прошлом году. Покидать Хогвартс раньше положенного не хотелось, да и нецелесообразно это. Где еще столько полезных знаний по магии найдешь?
     Домовики разожгли камины. Стало как-то не до шахмат и разговоров. Гудит тихонько пламя, трещат поленья, мечутся искры, настроение умиротворенное, с легкой грустинкой, огонь завораживает и притягивает взгляд. Танцует, поет и словно манит, зовет куда-то. Герми уютно устроилась под боком, забралась под руку и, прижавшись щекой к плечу, смотрит в камин. Я точно знаю, что сейчас у нее кошачьи глаза. Впрочем, в моем вертикальном зрачке точно так же отражаются всполохи. В соседнем кресле, обманчиво расслабленно замер брат, немигающим взглядом смотрящий на огонь. Он уже давно не тот пухлый и неуклюжий мальчишка. Сказал бы что-нибудь про воина, но нет, это не его суть. Друид из старых мифов и древних легенд. Совсем не сказочный, а настоящий, который проломит череп посохом, а потом будет лечить.
     Мысли сами собой переключились на василиска. Древний змей, защитник Хогвартса, смертельно опасный враг и, возможно, полезный союзник. Как минимум, он может помочь с обретением серьезных капиталов. В обоих мирах, огромное влияние и власть имеют деньги. Плохо ли это или хорошо, вопрос десятый. Есть объективный факт, и его не стоит игнорировать. Василиск периодически сбрасывает шкуру, которая может защитить дорогих мне людей даже лучше, чем жилетка из драконьей кожи, а еще он регулярно вырабатывает яд. Даже за очень большие деньги нынче сложно достать что первое, что второе. Свободного доступа к сейфу у меня нет. Ключик от него, то ли у Молли Уизли, то ли еще у кого. Это раздражает и немного злит.
     Попытаться вступить в контакт с василиском, имея реальный шанс погибнуть в процессе переговоров, или нет? Сложный вопрос. На феникса рассчитывать не стоит. Он, как вероятно и его хозяин, скорей добьёт, чем поможет. Нужно все тщательно обдумать, спланировать и хорошо подготовиться. В любом случае, мне явно не стоит торопиться. Второго шанса, при любом раскладе, не будет. Подождем, время есть, да и в Большой зал идти пора. Первые школьники сейчас должны в сторону замка ехать, а может и подъезжают уже.
     ***
     В Большой зал пришли заранее, чтоб не толкаться и места не искать. Будь наша воля, вообще бы не явились. Хорошо у камина сиделось. Мирно. Привычно заняли дальний от преподавателей конец стола и приготовились «наслаждаться». Вошли первые ученики. В основном прибывали небольшими группками, но были и парочки, и даже одиночки. Многие с удивлением на нас поглядывали, на лицах так и читалось: «Как это вы тут оказались?», «Когда они нас обогнать успели?» и тому подобное. Впрочем, все это было так, мимолетно. Бросили взгляд, омрачили чело мыслью и через миг, забыв, пошли дальше. Все было хорошо, пока не появился рыжий отряд. Тараканы, блин.
     — Шрамоголовый, сквиб и грязнокровка! — сходу поприветствовал нас Рон.
     — Мы тоже скучали, мистер Уизли, — в прошлом году моя неизменная вежливость и улыбочка его до белого каления доводила, — как провели лето? Смотрю, у вас новые мантии. Вам идет, — по реакции медного трио было несложно догадаться из чьего сейфа были взяты галеоны на обновки.
     — Мы выиграли приз!
     — Поздравляю.
     — Чего, завидно стало, Потти?! — взорвался рыжик, с чего бы это, неужто совесть зашевелилась.
     — Нет.
     — Чего тогда к одежде цепляешься?! — для шестого парня в семье тема гардероба была весьма болезненной.
     — Странная у тебя реакция на похвалу. Такое ощущение, будто ты ее не заслужил.
     — Да пошел ты!
     — Мне некуда, я сирота, — хм, ущипните меня, но, похоже, Уизли действительно коробит от того, что фактически сиротку обокрали.
     Рыжая компания села подальше от нас, чему мы были только рады. Пришла МакГонагалл, проверила, все ли готово. Строго оглядела всех и удалилась. Сидим ждем. Вот за профессором вошла стайка ребятишек и началось посредственное шоу. Шляпа спела, зал вяло похлопал, пошло распределение. Вскоре рядом сидел Колин Криви, слава Мерлину, без фотоаппарата, еще и на меня без обожания глянул. Есть польза от того, что директор развенчал образ избранного. В рот не заглядывают и каждое слово наизнанку вывернуть не пытаются. С учетом того, как быстро пал с Олимпа мальчик-который-выжил, и вспоминая, как в каноне к Гарри отношение менялось, можно было только одно сказать — дутая слава. Увы, не все коту масленица. Джиневра Молли Уизли попала на Гриффиндор. И черт бы с ней, да только Джинни на меня смотрела также, как я иной раз на мышей и птах поглядывал. «Дичь, добыча, поймать», — вот что отчетливо читалось в глазах девочки. Похоже, мне предстоит экспресс курс из приворотных. Ну-ну, поглядим еще, что и как получится. Один из плюсов магической помолвки — устойчивость к такого рода воздействиям. Не иммунитет, но все же.
     Распределение благополучно подошло к концу. Директор порадовал нас кратким спичем и на столах появилась еда. Вот вроде не сказать, что сильно голодный, а за компанию так на угощение навалился, что до общаги шел неспешным шагом. Посидеть пред сном с невестой и братишкой не дали старшие, они сумели протащить сквозь все препоны ящик огневиски и сейчас планировали оторваться по полной. Разогнали малышей по спальням. Ладно, будет и на нашей улице праздник. Тем более, что спать действительно хотелось.
     ***
     Потекли обычные будни. Уроки, библиотека, тренировки. Рутина. Некоторое разнообразие в однообразье серых дней внес Локхарт. Этот самовлюбленный павлин устроил представление с пикси. Нас эти мелкие проказники взять не могли, защитные чары не давали, вот остальным досталось. А уж как они класс громили, просто любо-дорого поглядеть было.
     — Будем спасать? — кивнул на забившихся под парты одноклассников Невилл.
     — Зачем? Их, вон, Драко спасет, — киваю в сторону угла, где блондин, из-за спин отмахивающейся учебниками пары дуболомов, успешно сбивал заклинаниями носящуюся по классу нечисть.
     — Он так до конца урока провозится, — фыркает братишка.
     — Пусть тренируется, — отмахнулась Гермиона.
     — Поттер, сделай что-нибудь! — прокричала Лаванда, видя, как ее подружку-сплетницу Парвати тянут в разные стороны три пары пикси.
     — Патил, кусай того, который за плечо тянет, потом левой тем двоим, что за пояс схватили и пару, которая за ноги тащат, об угол стола ударь!
     Честно говоря, не ожидал, что девочка воспользуется советом, а уж как пикси удивились, особенно тот, которого укусили.
     — С-спасибо.
     — Обращайся. И вот тебе еще совет, хватай Браун и бегите к Драко. Кребб с Гойлом - парни крепкие, этой мелюзге их даже от пола не оторвать. Уж как-нибудь защитят красавиц.
     — Малфой, прикрой девчонок! — крикнул Невилл, когда Парвати с Лавандой с низкого старта пошли на прорыв.
     — Молоток, Драко! Снайпер! — проорал парню, лихо сбившему синюшного гуманоида с крылышками, который в крутом пике попытался ухватить девичью косичку.
     — Девочки, ну что же вы с ним так! — веселилась Гермиона, увидев, как даже не пытавшиеся затормозить подруги впечатали Драко в стену.
     — Драко, не время звезды считать! Без огневой поддержки парни не справляются! — прокричал Невилл пытающемуся собрать глаза в кучу блондину, который неслабо приложился затылком.
     — Кребб! Ты толще! Тормози следующих! — крикнула Герми.
     — Ага. — принял выкрик Мионы за руководство к действию здоровяк и удачно приложив учебником очередного пикси.
     — Дафна, Паркинсон, Кэтти! Пошли! — скомандовал я, и три девчонки беспрекословно подчинились.
     — Патил, Браун, помогите же мальчикам! — тут же подключилась к руководству формирующегося узла сопротивления распоясавшейся нечисти Гермиона.
     Пусть подружки-болтушки и не отличались меткостью, но две дополнительные палочки заметно осложнили жизнь пикси. Вскоре и три оказавшиеся в безопасности девушки, восстановив дыхание присоединились к отстрелу мелких вредителей. «Забини, Томас, чего валяетесь, схватили учебники и в строй!» — ору парочке парней под ближайшей партой. Как ни крупны эсквайры Малфоя, но на прикрытие шестерых их явно не хватало. Так что еще пара ребят, вставших в линию прикрытия были весьма вовремя.
     ***
      — Эй, Драко! Драко!!! — заорал Гарри.
     — Чего?! — отвлекся тот от махания палочкой.
     — Командуй давай! Ты же оборону организовал, почему мы руководить должны?!
     Блондин на пару секунд выпал из боя, осмысливая сказанное, после чего опустил наконец-то палочку и, отступив за спины азартно выкрикивающих заклинания девчонок, огляделся. Подумав немного, он усилил голос магией и начал командовать. Первым делом — укрепил передовые порядки, что позволило отвоевать немного места для размещения «артиллерии». Затем, начал планомерно расширять плацдарм. Вполне себе грамотно действовал, разве что с Роном лопухнулся. Рыжий, то ли от страха, то ли по причине личной неприязни, не стал выполнять поданную команду. Так и остался под партой. Ни на чем кроме репутации Уизли номер шесть это, впрочем, не отразилось. Школьники успешно наступали и одолевали пикси, но тут ударил колокол, возвещая об окончании урока.
     — Иммобилиус, — махнул палочкой Гарри, немногие оставшиеся противники опали словно листья, — простите ребят, но веселье закончилось.
     — Пошли обедать, — махнул рукой Невилл.
     — Вы все молодцы, — улыбнулась Гермиона, передавая сумку с учебниками Гарри.
     — Драко, отлично командовал! — выставил большой палец Поттер.
     ***
     Малфою было ужасно приятно, но он постарался это скрыть за простым кивком. Обычная вежливость, ничего такого. Вот только, когда на него обрушился вал похвал от соратников, парень не смог удержать лица. «Отец будет мной гордиться», — думал Драко, входя в Большой зал и сверкая улыбкой. Даже абсолютная уверенность в том, что пикси могли легко остановить Гарри, Гермиона или Невилл, ничуть не портила настроение. Наоборот, он испытывал к ним несколько необычное для него чувство — он был благодарен.
     ***
     Рон дулся. Даже вторая порция картошки и сочная отбивная не могли поднять его настроения. Да если бы он захотел, он бы, да он бы… что бы он сделал как-то не придумывалось. Вся школа гудела, обсуждая эпическую битву с Корнуэльскими Пикси, в которой мальчишка так и не принял участия. Конечно же Рон очень скоро нашел виновника всех бед — Поттер с компанией! А кто еще-то?! Ничего, он им еще покажет. Только съест еще одну отбивную и кусочек вон того пирога с патокой. А уж потом. Потом они поплатятся.
     ***
     После неудачной демонстрации практического пособия, Локхарт начал разыгрывать сценки из собственных книг. Это было забавно, но, к сожалению, имело мало практического смысла. Впрочем, такой театральный кружок был неплохой отдушиной, мы с радостью веселились изображая из себя: оборотней, троллей, великанов и другую нечисть. Ради большей достоверности я подучил чары иллюзий и первое же представление стало костюмированным. Учащиеся идею поддержали и вскоре начали вносить свою посильную лепту. Мы с невестой даже разок немного пошалили. Локхарт решил разыграть сценку, в которой, по сюжету, два оборотня должны были драться, а он их разнимать. Вот и вызвались поучаствовать. Так-то от нас особой инициативы было не дождаться, а тут такое рвение проявили, ну как же было его не удовлетворить. Один лишь Невилл понял, что пусть и понарошку, но в классе сошлись далеко не иллюзорные монстры. Когда профессор «расколдовал» сцепившиеся в смертельной схватке чудищ, я, в полном соответствии с сюжетом книги, поцеловал Гермиону. Братишка тут же зааплодировал, впечатленные однокашники поддержали, кто-то с задних рядов даже свистел и улюлюкал. Весело, в общем, было. Шоу удалось.
     В принципе, нас и так парочкой считали, теперь же у всех отпали последние сомнения. Естественно, без новой волны слухов не обошлось, но была она какой-то квелой. Поттер с Грейнджер целуются? И чего? Они с начала года под ручку ходят, а в прошлом он ей сумку таскал. Неинтересно. И вообще, мне тут сказала Марта, которой рассказала Парвати, слышавшая от Кэррал… Примерно где-то так. Без славы убиванца Темного Лорда и спасителя нации Гарри Поттер был не слишком интересен. Вдобавок, я даже в квиддич не играл и даже в команду не пробовался. МакГонагалл, естественно, никакой метлы дарить не стала, самому денег было жалко, так что — в пролете.
     Похоже, Дамблдор, разрушив сияющий ореол мальчика-который-выжил, утратил ко мне всяческий интерес. Чувствуя настроение шефа, остальные профессора прекратили придираться. Кроме Снейпа, ну да у того имеются личные мотивы, он же во мне Поттера старшего видит, заклятого друга. Месть — дело такое, в горячем виде глазки застит. Да и плевать на Северуса с астрономической башни, как-то уже притерпелся к нему. Правда, похвалами и наградами нас тоже что-то не баловали. Сами немного виноваты, отвечаем только когда спрашивают и ровно то что спрашивают.
     Понемногу начали налаживаться отношения с другими учениками. Видя перемену в педагогах, многие решили, что теперь можно общаться, не рискуя попасть под профессорский каток. Вечно нарывающийся Рон не понимал, что его выходки работают на нас и против него самого. Близнецов, конечно, опасались, многие помнили, как рыжики меня в больничное крыло отправили, но и третировать нас «за просто так», желающих не находилось. Сам Рон, в отличие от того же Дадли, так и не обзавелся прихлебателями и подпевалами. Не тянул парень на лидера, даже среди шакалов. Вот не его это, командовать. Он, пожалуй, и помыкать-то толком не сможет. Присоединиться к кому-то то ли гордыня не позволяла, то ли мозги не так заточены.
     Джинни вела себя совершенно нормально. Насколько может быть нормальной одиннадцатилетняя девочка, желающая вот прямо здесь и сейчас выйти замуж за двенадцатилетнего мальчика. Смешно и грустно одновременно. Порой, родители так умудряются детям навредить, что просто теряешься. «Ради твоего же блага», — говорят они, а потом, порой до конца дней своих задаются вопросом: «Почему? Ну Почему так получилось? Ведь хотели, как лучше!» Хотели. Лучше. Для себя. Не для ребенка. На самом деле, тут ой какая тонкая грань. Не переступить черту, увы, не всем удается.
     Поворотной точкой года стал Хэллоуин. Никакой окоченевшей кошки и дурацкой надписи. Как младшую Уизли за праздничным столом увидел, так и расслабился. Махонький червячок немного грыз, но шестое чувство недвусмысленно сигнализировало: «Все ок, насяльника». Невеста с братом поглядывали вопросительно, я в общем-то и не пытался от них нервозности скрыть, но раз не стал как в прошлом году говорить, они молчали. Просто держались рядом. Совсем хорошо стало в гостиной, когда в обнимку с Герми на диванчике расположились и устроили небольшой диспут на тему модификации стандартных заклинаний. Роль арбитра привычно досталась Невиллу. Хотя, он ее давно свел до функции то ли секретаря, то ли стенографиста. Интересно было потом почитать особо удачные, по его мнению, мысли высказанные в ходе спора.
     За учебой и буднями подошло рождество. Даже не стал пытаться получить разрешение провести его с Грейнджерами. Сбежать тоже возможности не было. Рон какого-то лешего в замке на каникулах остался. Только и было радости, что кучу книг в Выручай комнате сфотографировал. В этот раз открыток было куда больше. Кое-кто и подарки прислал. Та же Молли Уизли порадовала свитером, который я тут же и спалил в ближайшем камине. А вот конфеты от Джинни оставил. Диагностические чары однозначно говорили: «Есть добавки непредусмотренные рецептом сладостей». Посмотрим, удастся ли их использовать, чтобы немного Рона приструнить. Утомил он своими наскоками. Прям адепт Снейпа какой-то. Все ему неймется, все он не успокоится.
     Перед праздничным ужином, по случаю начала второго учебного полугодия, «забыл» кулек на кровати. Уизли не подвел. Сожрал конфетки. Сладкоежка. Со стороны все было как обычно, до тех пор, пока за столом не появилась Джинни, вот тут-то Рон и устроил представление. Повезло мелкой, что ее братику всего двенадцать. Будь он старше, попытался бы ее сходу взять, а не лез целоваться, вопя на весь Большой зал признания. Особого скандала не случилось, Снейп рыжего парализовал, мадам Помфри быстро продиагностировала и громогласно озвучила диагноз. Парень даже посмешищем не стал, кое-кто его вообще жалел. Рону, кстати, хватило мозгов не признаваться, что он украл и сожрал чужие конфеты. Отбрехался тем, что нашел их на диване, мол, у кого-то из кармана выпали.
     Куда хуже пришлось Джиневре. Понять, кто балуется приворотными зельями мог и самый тупой школьник, в итоге, девочка ела одна и в сторонке. Интерес к диагностическим чарам возрос многократно, треть учащихся без проверки к еде и напиткам даже не притрагивались. Правда, дело тут было не только и не столько в ней. Первые же тестовые чары выявили пугающую картину. Даже на столе барсуков все было нехорошо, что уж про остальные факультеты говорить. Директору пришлось изрядно потрудиться, чтобы погасить этот скандал. Списали все на маловразумительную дичь и любовные томления. За допущение падения нравов Альбуса пропесочили, но так, для виду и успокоения общественности. Чтобы утопить или хоть накренить Дамблдора, нужно было нечто более весомое.
     К весне мы закончили с теорией за шестой и седьмой курсы, отработали заклинания школьной программы за предыдущие. Физические и магические тренировки не забрасывали, а в один погожий мартовский денек, отправившись погулять по окрестностям, стали свидетелями успешного перекидывания Невилла. Медведь из брата вышел симпатичный. Бурый такой топтыгин. Польза, правда, от такого оборота минимальная, разве что он суррогат боевой формы сразу получил. Порадовались за него, поздравили. Пошутили, что теперь с ним страшно обниматься. Ночью гуляли по Запретному лесу, чтобы он разумом к иной форме адаптировался. Потом весь день зевали и со сном боролись.
     Весна прошла под барабанный бой гормонов и скачкообразные изменения. Последние были особенно заметны в анимагической форме. Еще не полноценный кот, но уже и не полугодовалый котенок. Особенно трудным выдался конец апреля. Бедняге Невиллу пришлось следить в оба и постоянно быть начеку, чтобы вовремя нас одернуть. С ужасом жду следующей весны. Вот с магией у меня все было более-менее нормально, то ли порог какой преодолел, то ли еще что. Стабильное поступательное наращивание объемов и мощности источника нарушалось лишь небольшими всплесками — это на мне так творящееся с невестой безобразие отражалось. Герми было тринадцать, тут и без всякой магии возраст непростой, а с ней и вовсе жуть. Дошло до того, что случилась пара детских выбросов. Повезло еще, что рядом никого кроме нас не было. И хвала тому, кто изобрел чинящее заклинание.
     Экзамены в этот раз сдавали на общих основаниях. Нас лишь немного строже чем остальных спрашивали, но оценки просто так не занижали. Мастер зелий, конечно, особняком стоял, ну да он вообще отдельный разговор. К василиску, после некоторых раздумий, решил не соваться. Все же, голой силой с ним сложно справиться. Магически устойчив, физически силен, вдобавок изворотлив, быстр и прекрасно вооружен. Я все же кот, а не мангуст. Хоть и есть опыт охоты на змей, но вряд ли он тут применим и даже просто уместен. Без поддержки — опасно. Рисковать друзьями — никогда! Остается практиковаться в трансфигурации за старшие курсы. Големы, теоретически, смогут со змеей совладать.
     ***
     Закончился второй курс и начались каникулы. Увы, но ключ от сейфа мне так никто и не сподобился отдать. Да и пусть подавятся. Попрыгал по знакомым местам, потренировался в манящих чарах, сдал найденное, вот и денежка появилась. У нас еще и с прошлого года немного осталось. Прикупили семян и рассады, под чутким руководством Невилла разбили дополнительные грядки. Занялись домашними заданиями, самообразованием и отдыхом. До самого дня рожденья это лето ничем от прошлого не отличалось. Что нас только радовало. А в планах вообще была поездка за границу. Правда, тут имелись небольшие трудности. Оформлять кучу бумаг не хотелось, да и Дурсли могли воспротивиться, трансгрессировать друзья не умели. Телепортироваться в места, где раньше не бывал, нельзя. Верней, можно, но там столько заморочек, что проще добраться альтернативными способами. Впрочем, все решилось походом к ветеринару. Не самое приятное воспоминание, зато теперь мог ехать как обычный кот, а там на местности огляжусь и можно за братишкой аппарировать.
     Так вот, возвращаясь к дню рожденья. Выхожу с утра из дома Дурслей, и вижу крупного черного пса, сидящего на другой стороне улицы. Ну здравствуй, Сириус Блэк, и что с тобой делать? В моем понимании, ты, крестный, очень неоднозначный персонаж. Отдал мальца Хагриду, понесся мстить Питеру, ладно, допустим, спишем все на состояние аффекта, но ведь сбежав, ты вел себя не слишком адекватно. И уж прости, все на дементоров повесить не могу. Будучи сам анимагом, содрогаюсь от того, сколько времени ты провел в звериной форме. Изрядно, знаешь ли, опасаюсь, не стал ли ты псом, считающим себя человеком? Собаки, конечно, преданные существа, вот только, ты с директором, в каноне, вполне себе общался, а ведь он мог тебе легко нормальный суд обеспечить. И, боюсь, что твоя преданность сродни импринтингу. Причем, завязана она на белую бороду.
     Вид у Бродяги был тощий и потрепанный. Помня голодное детство, зашел в магазин и прикупил костей с требухой. Отозвал пса в сторонку, выложил угощение, ешь, псина. Все не крысы с помойки. Забавно было его по холке на прощание потрепать, пока он не жуя глотал подачку. На всякий случай решил пробежаться до вокзала, откуда и уехал на первой же электричке, в противном случае, боюсь, Блэк бы меня по следу нашел и сильно удивился, что я куда-то резко пропал. Возвращался тоже не из парка, а трансгрессировав на станцию и топая от нее ножками. Не было мне печали, ходи теперь на пяток километров больше.
     Это в каноне Гарри тетку раздул и в «Дырявом котле» обретался, мне же пришлось регулярно с псом пересекаться. Подкармливал его, куда деваться. Как ни крути, а крестный был нужен, хотя бы чтоб медальон с крестражем достать. Альтернатива в виде адского пламени на дома одиннадцать и тринадцать, меня не прельщала. Честно говоря, ожидал что Блэк сподобится открыться, но он даже не сделал попытку проследить, куда это я ежедневно уезжаю. Видимо ему хватило моих вздохов про паршивую работу.
     ***
     На лазурный берег Грейнджеры отправились в августе. Мама, папа, дочка и шикарный кот с характерными кисточками на ушках. Интересный опыт пересечения границы в клетке под какофонию из лая, мяуканья, чириканья и черт те знает, чего еще. В принципе, вполне комфортно долетел. Даже немного развлекся, дразня питбуля, не надо ему было слюной на всю округу брызгать. Думаете, приятно потом вылизываться? Буэ! Но не почиститься еще хуже. Инстинкты, знаете ли. Тоже, вот, интересный момент, откуда они берутся, но ведь есть и довольно сильно довлеют. По сути, оборотень — это анимаг, чей разум победил зверя. Из магла ни оборотня, ни вампира не выйдет. Нравится это обычным людям или нет, но они для темных тварей — просто корм.
     ***
     — Все, Гарри, приехали, — вытряхнула из переноски спящего жениха Гермиона, — как долетел?
     — Нормально, только соседи шумные попались, а один еще и слюнявый был, — передернул плечами парень скривившись.
     — Пойдем прогуляемся?
     — Пошли. Заодно и местечки для перемещения посмотрим.
     Дэн и Эмма, будучи владельцами преуспевающей стоматологической клиники, вполне могли себе позволить снять небольшую виллу на побережье. Вообще-то они так и планировали поступить, но, к их удивлению и гордости, дочь с женихом, при поддержке Невилла, поскребя по сусекам, потянули половину нужной суммы. Способ, которым мальчишки собирались съездить за границу, показался диким, но другого не было. Если, конечно, они собирались поехать в этом году. Пощекотали себе нервы законопослушные граждане, поволновались, но все прошло нормально. Не успели они вещи разложить, как объявились Гарри с братом. Причем, второй прижимал к себе пакет с какой-то травой. «Жабросли, — пояснил Невилл, — сможем под водой дышать».
     ***
     Гермиона была счастлива как никогда. Смена обстановки здорово способствует отдыху. Позволяет переключиться. Расслабиться и отвлечься. Вот вроде тем же самым, что и дома занимаются, а все воспринимается ярче. Пляжи, море, солнце, кафе под открытым небом и рестораны, кино и театр, парки развлечений и старинные замки с музеями, а главное — танцы. Она аж зажмурилась, вспоминая. Гермиона знала, что Гарри пять лет ими занимался, но это была просто информация. И вот, вчера, когда они ужинали в ресторане, он неожиданно пригласил ее на танцпол. Девушка вновь почувствовала его руки, услышала музыку и ощутила легкое головокружение. Они не танцевали, это было что-то иное, у нее не находилось слов чтобы подобрать ассоциации. Скольжение в облаках, когда порывы ветра треплют волосы, падение камнем вниз и свист рассекаемого телами воздуха, смех от щекочущих кожу лучей солнца и терпкий вкус от чуть солоноватых губ, мимолетно коснувшихся ее приоткрытого рта. От яркого воспоминания по телу пробежала волна дрожи и тело наполнилось истомой. «Ммм», — тихонько застонала Гермиона и обняла подушку, прижалась к ней, сдавила, уткнулась носом, всхлипнула. Как же ей хотелось, чтобы вместо нее был Гарри. Только пластика и кошачья грация ее альтер эго, выпущенная наружу, позволила ей соответствовать партнеру. Потрясенные молодой парой посетители ресторана им даже аплодировали. Чудесный вечер. Жаль, что Гарри приходится терять время, возвращаясь к Дурслям.
     ***
     Прекрасно отдохнули во Франции. Красивая страна, мне понравилось, а люди порадовали открытостью. Чопорным англичанам до них далеко. Местные маги следовали куда более прогрессивными взглядам, вот только, цены у них в лавках оказались зубастыми, под стать выбору. Посмотрим, сколько за урожай получим, на четырнадцатый день рожденья хотелось подарить любимой что-нибудь необычное. Как раз в одной лавочке видел заготовки под артефакты, основу в виде милого львенка можно будет превратить в брошку-накопитель. И красота, и польза. Определитель зелий, в виде браслета из десятка пластинок у нее уже есть. Серьги еще можно сделать. Нет, пока не потяну, заклинаний способных гарантированно защитить разум нет. Встречалось лишь упоминание о ритуале, но с ним все сложно и как-то неоднозначно. Ладно, время есть, подумаю еще, тем более, завтра придётся в саду у тетки поработать, а то давно я что-то не появлялся. Лень до добра не доведет. Неровен час, бабулька Фигг куда не надо донесет, что поднадзорный подозрительно счастливым выглядит. Может и зря, тень на плетень навожу, но лучше будет перебдеть. А ну как у одного деда на меня планы вновь поменяются? Нет уж, будем изображать канонного Гарри. Спокойней оно как-то.
     В этот раз с покупками к школе затянули и в результате встретились сперва с Драко, а потом и с семейством Уизли. И если с первым немного потрепались о разной ерунде, даже по порции мороженного вместе съели, то от вторых пришлось спасаться чуть ли не бегством. Еще бы, все началось с громогласного «Гарри!» и попытки придушить в объятьях. Такой мелочи как знакомство, матриарх рыжего семейства внимания не уделила. Собственно говоря, именно поэтому ей и удалось нападение с объятьями. Вот она, сила эффекта неожиданности. О том, что, как минимум, с одним из ее отпрысков у нашей компании, мягко говоря, натянутые отношения, она, похоже, и не задумывалась. Меня вообще, чуть не силой собрались в гости увести, причем, одного. Ни Гермиону, ни Невилла Молли в упор не замечала. В шоке. Просто, в крайнем изумлении.
     Если бы не частичное преобразование мускулатуры, я бы свою руку из ее хватки вряд ли бы вырвал. Удивлённый взгляд сменился злым, когда справился с ее «захватом». Ведь реально, на полном серьезе удержать пыталась. Хорошо еще, что дело на выходе из волшебного квартала происходило, с одной стороны, толпа народу, а с другой, мы все уже купили. Еще и палочка волшебная у меня в руке была, а она свою убрать успела. Поиграли пару секунд в гляделки, после чего я опустил взгляд. Не надо мне скандала на ровном месте. Победно вскинув нос, Молли повела свой выводок за покупками.
     Все же тело и анимагия изрядно повлияли на разум. «Акцио мой банковский ключ», — шепнул вложив в манящие чары до одури силенок. Эффект вышел интересный. Ключ не прилетел, он словно материализовался в руке. Очень уж мне не хотелось, чтобы пропажу сразу обнаружили. Душа требовала мести.
     — Они ведь сразу поймут, что это твоих рук дело, — хмыкнул Невилл.
     — Вряд ли. Ключ не их, получен через третьи руки, значит, с ним что угодно может произойти. Обронили, украли, масса вариантов.
     — Ты же все равно не хотел деньгами пользоваться?
     — Это я молодой и глупый был.
     — А теперь старый и умный? — хохотнул братишка.
     — Не, теперь молодой, но гоблинами немного уважаемый, вот и дали почитать памятку про эти самые ключики и детские сейфы.
     — Что-то ты нам ничего такого не говорил, — промурлыкала невестушка, со значением так промурлыкала, аж мурашки проявились и к миграции приготовились.
     — Так я же только вчера урожай наш продал, вернулся с языком на плече и охрипшим.
     — С утра мог бы рассказать.
     — Как-то не подумал, то одно, то другое, вот и…
     — Ясно все с тобой. Жду подробный рассказ, — сменила гнев на милость Гермиона, ну да, она легко простит съедение последнего куска тортика, но за утаивание информации приклеиванием к потолку не отделаешься.
     — Солнышко, да нечего рассказывать, подойди к любому клерку и попроси, он тебе даже устав даст почитать. Только выносить ничего нельзя. Если не купила конечно.
     — Сходим завтра?
     — Конечно.
     ***
     Как Молли ни шарила по карманам мантии, как ни ругалась, но ключа от сейфа Поттера не было. Пропал. А ведь она точно положила его утром. Но нет, ничего кроме дырки она не нашла. Почтенную матрону аж затрясло от такой вселенской несправедливости. Сперва этот щенок посмел не принять ее приглашение в гости, а теперь она еще и ключ потеряла. И на какие деньги ей покупать новенькие мантии для Джинни? Во что одевать детей? Снова идти к старьевщикам! Перешивать! Да что же это за несправедливость-то такая?! Почему?! Только Альбус отдал ей в полное распоряжение сейф мальчишки, и на тебе, он стал недоступен. Если бы не презентация книг Локхарта прошлым летом, уж она бы самолично все золото перетаскала и плевать бы ей было на Дамблдора. Ну почему она за целый год так этого и не сделала?! Мысль о том, что ключик мог вернуться к законному владельцу, в ее голову так и не пришла. Так же она не вспомнила, что, вообще-то, Поттеры ей родня. Не слишком близкая, конечно, но ведь и не седьмая вода на киселе. Предатель крови, в мире магии — не просто слова, это статус определяющий образ жизни и соответствующие ему наказания.

Глава 8

     Отъевшийся Блэк так и не соблаговолил принять человеческий вид. Я даже начал сомневаться, а он ли это? Накладывать выявляющие чары не рискнул. Мало ли какая поисковая магия сработает, помнится, он и в каноне не спешил перед крестником явить патлатый лик. До школы, в этот раз, пришлось добираться поездом. Не хотелось бы нарваться на дементоров шатающихся вокруг Хогвартса. Хоть мы и умеем Патронуса вызывать, и даже кое-что поэффективней, из запретных ныне направлений в арсенале имеется, но стоит ли зря рисковать? Кроме того, хотелось оценить, в условно безопасной обстановке, прогресс в защите разума. Если дементор сможет пробиться к моим счастливым воспоминаниям, значит все плохо. Полистал как-то на досуге хроники. Интересно было, как раньше СОВ с ЖАБА сдавали, ведь их тогда не было. Много нового узнал. Например, выпускной по предмету «Ментальная магия», как раз дементоры принимали. Человеколюбивые раньше порядки в Хогвартсе были, ну так, средневековье, что же вы хотите, про гуманизм и права человека не то что не слышали, даже и не задумывались.
     Ехали, болтали, читали, даже перекусили, вот тут-то и началось. Поезд начал останавливаться, повеяло жутью и стало холодно. Состав остановился, свет выключился, в вагоне начали хлопать двери и раздаваться вскрики. Минут через десять, и к нам в купе явилось балахонистое чудо. Пока дементор ко мне в упор не придвинулся, держать мысли в узде удавалось. Не сказать, что это было просто, но и никакого запредельного напряжения не ощущалось. Когда моего лба почти коснулся саван, под которым была лишь тьма, стало плохо. Сколько длилось наше противостояние, не знаю, время в тот момент не имело значения, медленно, но верно, нежить продавливала щиты. Появилась тоска, пришла безысходность, возникло чувство обреченности и бессмысленности бытия, когда навалились худшие воспоминания, за обе жизни разом, неимоверным усилием отбросил липкие щупальца, проникшие вглубь моего «я», и подал сигнал. Два светящихся облака, слившись в одно, наполнили купе светом, а подвывающий дементор унесся прочь. Увы, экзамен я не сдал, далеко не факт, что во времена основателей кто-то бы стал спасать. Печально.
     ***
     — Жуть, я думала, сейчас описаюсь и сознание потеряю, — жуя шоколадку, пожаловалась Гермиона.
     — Угу, никогда так себя паршиво не чувствовал, — разворачивая новую плитку кивнул Невилл.
     — Главное, вы смогли его прогнать, а то он мог и не сдержаться, проломил бы защиту и выпил. Молодцы, что не стали телесных патронусов вызывать. Их бы наверняка заметили.
     — Вообще-то, я пробовал топтыгина на этого натравить, но не смог.
     — Я тоже свою пантеру наколдовать пыталась, но не смогла ее оформить. Слишком сильно хотела, чтобы она этого урода когтями разодрала.
     — Негатив и патронус несовместимы. Только свет, только добро. Нев, передай батончик.
     — Да знаю, не сдержалась.
     — Держи.
     — Спасибо. Ну, по крайней мере знаем, что даже не телесный, парный патронус, вполне успешно этих тварей отгоняет.
     — Вряд ли это поможет если они толпой навалятся, — хмыкнул Невилл.
     — Значит, будем стараться этого избежать. И вообще потренируемся с этими чарами.
     — Угу.
     ***
     И снова школа, парящие свечи, зачарованный потолок, жмущиеся кучкой первогодки. Быстро два года пролетело. Прям аж со свистом. Время, вообще, интересная штука, иногда минуты днями тянутся, иногда дни минутами становятся. Шляпа выдала свои сомнительные вирши, директор снова несколько слов сказал, вот и наступил праздник живота. Вообще-то я себе пиры как-то более разнузданно представлял, в этаком нормандском стиле. Ну да ладно, сделаем скидку на возраст участников. Рон порадовал мантией с чужого плеча. Впрочем, куда приятней была его сосредоточенность на еде. Вообще-то, «когда я ем то глух и нем» — не про него, но, видимо, сегодня звезды так сошлись.
     Увы, но даже их сил не хватило, чтобы привить парню элементарные манеры. Рон, это Рон. Рыжик давно стал в школе нарицательным персонажем. Верней сказать порицательным. Он слишком буквально воспринимает присказку о том, что рыбу, курицу и женщин берут руками. Подарить ему что ли книгу по этикету? Пусть наконец узнает, что это не так и допустимо лишь при соответствующем оформлении стола, да и там нюансов хватает. Нет, не стоит. Все равно он ее читать не будет, а уж следовать написанному и подавно не станет.
     После общения с дементором, сил у нашей компании было чуть, тут еще и желудок на глаза надавил. В общем, даже нас с Герми хватило только на целомудренный поцелуй и пожелания спокойной ночи. Посиделки у камина были решительно перенесены на потом. Невилл тоже что-то про хорошие сны пробубнил, только, судя по его виду, он уже приступил к их просмотру. Удивительно, но мы даже нашли силы переодеться в пижамы.
     ***
     И вновь потянулись учебные дни. В этом году библиотека хоть и не была забыта, но сильно уступила практическим занятиям. Третий курс подразумевал дополнительные предметы. Два на выбор из пяти возможных. Посредственно, конечно, но хоть что-то. На самом деле, полезными были лишь руны, арифмантика и Уход За Магическими Существами. УЗМС нас мало привлекал. Хагрид в качестве преподавателя? Не смешите мои тапочки. Он прекрасный практик и много что знает, вот только напрочь лишен педагогического таланта. Одного его косноязычия было достаточно, чтобы вычеркнуть данный курс из списка кандидатов. Если же вспомнить о безграничной любви новоиспеченного профессора к опасной живности, так и вообще возникало желание написать анонимку в министерство.
     Тоже, вот, интересный момент. Истории с василиском не было, мужика никто не амнистировал, волшебную палочку ему не вернули, а он, тем не менее, стал преподавателем. Заставляет задуматься. Локхарт нас покинул. Сам, добровольно и с черновиком новой книги. Ждем его новой нетленки «Я — профессор», или как он там ее назовет? Пока это большая коммерческая тайна, о которой в пророке на первой полосе написали и половину газеты под интервью отдали. Мы же, нынче, имеем сомнительное счастье лицезреть Люпина. Он же оборотень, он же друг отца, что ни разу не навестил, он же темная-темная лошадка. Интересно, тоже баллы снимать будет? Вряд ли, я же из раскладов выпал и теперь просто Гарри.
     ***
     Вот и наступил день, когда на Защите От Темных Искусств нам представилась возможность сразиться с боггартом оккупировавшим шкаф. Что ж, проверим ментальный щит на лайт версии дементора. Надеюсь, мне удастся получить нужное и прекратить этот балаган. Вызвался первым, а что? Герой же, пусть и бывший. Просто профессор, на резонное замечание Гермионы, что страхи - дело личное и демонстрировать их всем не этично, посоветовал не возникать, и вообще, он тут главный. Такое отношение меня равнодушным оставить не могло, так что старался на совесть. Максимально точно воспроизвел образ и ощущения от дементора, поместил это над ментальным щитом и кивнул — готов. Люпин распахнул шкаф и весь класс, недавно познакомившийся с настоящими дементорами, дружно ломанулся на выход.
     Надо отдать должное, профессор среагировал оперативно. Только вместо Редикулуса наколдовал Патронуса. Такого издевательства боггарт не пережил. Еще бы, тут вместо мухобойки использовалась минимум садовая лопата. В связи с безвременной кончиной учебного пособия, пришлось ограничиться простой отработкой заклинания до конца урока. Надо будет подробней про этих привидений почитать, очень уж точно они умудряются копировать. Вот ей-ей, ощущения были, один в один как в поезде.
     ***
     С одной стороны, в этом году жить стало проще. Профессора к нам, уже совсем как к рядовым ученикам относятся, а понимание с однокашниками мы еще в прошлом нарабатывать начали, сейчас вовсю горизонтальные связи в коллективе развиваем. Проще говоря, обзаводимся приятелями и знакомыми. С другой стороны, имелся Снейп, который заменял Люпина в дни полнолуний. И черт бы с ним, но он же меня сильно не любит. Если полить некоего Поттера мерзким зельем, да еще при свидетелях, у него никак не получалось, то на защите я первым выставлялся против разной нечисти. Причем, делалось это до того, как о ней прочитают лекцию. Работал наглядным пособием к тезису «ученье свет, а не ученье тьма». Всецело разделяю и поддерживаю данную позицию, но стоит же сопоставлять возможные риски. Ладно у меня дури много и знания имеются, но ведь если взять кого не из нашего трио, дело может плохо кончиться. Впрочем, Снейп, как мог, мстил за прилюдные унижения, полученные от Поттера старшего, а остальное его мало заботило. Дурдом какой-то.
     В пророки что ли на полставки пойти? Потеряв несколько наглядных пособий, Северус решил отыграться на Гермионе. Зря он это. Практических материалов стало еще меньше. В следующий раз, Снейп, задумчиво поглядел на Невилла, но, видимо, решил не испытывать судьбу и вызвал Рона. Задание было простое, есть аквариум размерами смахивающий на бассейн в сауне, только не такой глубокий. В нем живут «Морские черти», нужно достать со дна галлеон. Я даже задумался, а не специально ли он именно золотой использовал?
     Рон скинул мантию, разулся, закатал штанины и, взяв палочку, с ухмылкой победителя пошлепал по воде. До центра аквариума он добрался легко. Победно хмыкнув, рыжик наклонился за монеткой. Тут-то его и атаковали гибриды человека с осьминогом. На головах у этих уродцев имелись наросты, которые, при наличии богатого воображения, можно было принять за рожки. Парня сходу лишили волшебной палочки, метко выбив её струей воды. После чего ласково влепили щупальцем по лицу, чуть не лишив зрения, запрыгнули на шею и принялись душить. Рон, не иначе как закаленный мамиными объятьями, так просто не дался. Хрипя и багровея, он боролся. Пытался оторвать щупальца. Сделать вздох. Бил сидящее на загривке существо. Тщетно. Ему почти удалось добраться к краю бассейна, когда силы окончательно покинули его. Тело Уизли рухнуло в воду и не смогло больше подняться. Снейп его конечно вытащил и даже быстро откачал, но что-то особой радости на лице профессора не наблюдалось.
     ***
     Обычные будни школы чародейства и волшебства шли своим чередом. Лекции сменялись практическими занятиями, домашние задания делались, чары учились, зелья варились, все шло по накатанной до очередного Хэллоуина. Сириус пробрался в замок и поскребся в дверь гостиной Гриффиндора. Из-за чего всей школе пришлось спать в Большом зале, под бдительным приглядом замдиректора. Нам откуда-то притащили древние спальные мешки, чары на которых давно развеялись. Лежать в этом, да еще на каменном полу было паршиво. Впрочем, педагогов такие мелочи совершенно не волновали. Понимаю, у них голова не нашим комфортом занята, по школе, возможно, все еще маньяк бегает. Им не до нашего удобства. Правда, возникает резонный вопрос: «Авроры где?!» Увы, но походные заклинания наше трио как-то упустило, пришлось обойтись обычными согревающими. Не помогло. Вышла какая-то пуховая перина, с одной стороны жарит с другой морозит. Плюнул на все и пошел к МакГонагалл.
     — Мэм, вы не могли бы показать заклинание, которое позволит нормально спать в этих мешках, от стандартного согревающего никакого толку.
     — Мистер Поттер, не орите, в отличие от вас, остальные спят и не возмущаются.
     — Профессор, вы в самом деле не видите, что у нас тут поле с шевелящимися гусеницами?
     — Минус пять баллов с Гриффиндора, — прошипела рассерженной кошкой деканша.
     — Да хоть сто пять, мэм. При всем моем уважении, в очках тут я, а у вас прекрасное ночное зрение.
     — За хамство, вы, будете неделю ходить ко мне на отработку.
     — Покажите заклинание, и я готов до рождества помогать завхозу мыть коридоры.
     — Начнете с завтрашнего дня. Делаете вот такое движение, — замысловато крутанула палочкой МакГонагалл, — и произносите Калидум Лектуло.
     — Благодарю.
     — Эй, Гарри, — окликнул меня какой-то парнишка из воронов, стоило чуть отойти, — покажи, пожалуйста, заклинание.
     — Смотри, — медленно повторил загогулину, МакГонагалл, поди думала, что не разгляжу, ну-ну, я, между прочим, тоже из кошачьих, — потом Калидум Лектуло.
     — Вот так? –довольно неплохо движение повторил вороненок.
     — Второй раз точней поворачивай, должна шестерка с ушком получиться.
     — Так?
     — Да.
     — Гарри.
     — Поттер, — раздалось еще несколько окликов. Судя по тому, сколько народу на меня смотрело, до своих я такими темпами нескоро дойду.
     — Кто хочет выучить заклинание, тот тихо встаёт и идет за мной, — для наглядности еще и рукой махнул.
     Не то чтоб весь зал встал как один, даже и трети не будет, но даже три десятка учеников — это показательно. В основном были мальчишки со старших курсов, которые еще и на младших шикнули. Сказали что-то вроде: «Вернёмся - зачаруем вам спальники, не суетитесь». Вороны наверняка еще и заверили своих, что потом обязательно научат. Тот паренек, что первым освоил чары, уже вовсю накладывал их на соседей. С моторикой и артикуляцией у семи- и шестикурсников все было хорошо, большинство с первого раза все запомнили и правильно повторили. Только пятерым пришлось поправить огрехи. Немного потренировавшись, прошлись по залу. МакГонагалл же все это время что-то на зачарованном потолке искала. Примечательно.
     ***
     — Как успехи, Потти? — спросил Рон, спустя пару дней после визита Блэка.
     — Нормально, — пожал плечами тот, опираясь на швабру, — у тетки приходится все руками делать, а тут, вон, инструмент выдают. Не работа, а сплошное удовольствие.
     — Пф, вот оно, твое место, шрамоголовый, — Уизли демонстративно сплюнул на пол и, весьма довольный собой, пошел специально топая грязными ботинками, стараясь добавить Гарри работы.
     — Сдать что ли СОВ, — пробормотал тот, принявшись снова шуровать шваброй.
     Закончив с уборкой выделенного участка коридора и отчитавшись завхозу, Гарри умылся, переоделся и поспешил на ужин. Вообще-то, обычно отрабатывали после него, но парень предложил Филчу перенести время, сказал, что иначе не будет успевать делать уроки. Тот подумал-подумал и согласился. В самом деле, какая разница, когда шалопай будет шваброй махать.
     ***
     — Приятного аппетита, — уселся Гарри за стол и принялся наполнять тарелку картошечкой.
     — Спасибо и, тебе, — кивнула Гермиона.
     — Слушай, давай я завтра за тебя на отработку схожу.
     — Нев, не начинай.
     — Гарри, мы же хотим помочь, — вздохнул Гермиона.
     — Котенок, ты еще скажи, что это нечестно.
     — И скажу! Благодаря тебе, между прочим, половина школы не слегла с простудой.
     — Да ладно, половина, максимум - треть, — дернул плечом Гарри, разрезая стейк, — у мадам Помфри огромные запасы перечного зелья.
     — Все равно. Ладно эти, — указала она вилкой, — но мы же хотим помочь.
     — Герми, я заключил с деканом сделку. Она показывает заклинание, чтобы можно было нормально спать в том убожестве, что они нам выдали, а я за это до рождественских каникул мою пол. Понимаешь, сделку. Это не наказание.
     — Не играй словами, мы оба прекрасно знаем, что профессорам плевать на учеников, а единственный, кто о них позаботился, теперь в одиночестве драит полы.
     — Не, я не одинок, у меня есть верный поклонник, рыженький такой, по пять раз мимо пробегает, грязь таскает. Забавный. Еще и плеваться умеет. Представляешь?
     — Да что там представлять, вон он, на другом конце стола жрет, как еще только не хрюкает.
     — Точно! Герми, ты гений! Как я сразу-то не понял?! — восхитился Гарри.
     — Что ты понял? — удивилась девушка.
     — Он не мне работы подкинуть пытается, а для себя уютную лежку сделать хочет. Я же его, бедняги, почти что дома лишаю.
     Народ за столом захрюкал, а Рон сменил цвет лица на пунцовый и одарил врага убийственным взглядом.
     — Гарри, — раздалось из-за спины развеселившегося парня.
     — А? О, привет, Седрик. Что-то хотел?
     — Мы с ребятами, — парень кивнул на стол барсуков, — думаем, что тебе не стоит шваброй махать. Завтра я вместо тебя к Филчу пойду, ну и там по очереди ходить будем.
     — Спасибо, конечно, но это как-то не по гриффиндорски, за чужими спинами прятаться.
     — Тогда, — усмехнулся Диггори, — считай себя почетным барсуком, а мы своих не бросаем.
     — Сочту за честь, — встал Гарри и пожал протянутую Седриком руку.
     — Диггори, — окликнул Драко пуффендуйца, — меня с парнями в расписание подмен включи.
     — Малфой, ты че, за шрамоголового собрался вкалывать?! — прорезался голосок у Рона, не выдержала, видать, душа поэта.
     — Долги надо отдавать, а не делать, — манерно растягивая слова, ответил блондин, демонстративно отвернувшись.
     — Седрик, меня тоже впиши! — выкрикнул тот самый парнишка из воронов, что первым попросил показать чары.
     — И меня.
     — Меня тоже.
     — Вписывай воронов, — остановил взмахом руки гвалт среди своих староста Райвенкло, — за новое заклинание пару часов шваброй помахать, считай бесплатно.
     — Немедленно прекратите этот балаган! — поднялась из-за стола бледная Минерва.
     — По-моему, мы не на своем месте, — отчетливо прозвучал голос Невилла в наступившей тишине, — меня вот шляпа к барсукам хотела определить, но я так боялся расстроить бабушку, что убедил ее отправить к львам.
     — Меня к воронам, но я боялась, что тогда не смогу быть с тобой, — взглянула Гермиона на Гарри.
     — Слизерен, — просто пожал он плечами. — Я тоже боялся, что из-за предрассудков не смогу быть с тобой, — добавил он, смотря на Гермиону.
     — Три труса на львином факультете, — хохотнул Невилл.
     — Сказал смелый барсук, который прыгнул с лестничного пролета, не забыв прихватить названного брата, — улыбнулась Гермиона.
     — Кто бы каркал, бесстрашная ворона, спасшая нам жизнь. Кто же тогда у нас Гарри?
     — Конечно же храбрый изворотливый змей сразивший тролля левиоссой. Я бы не додумалась.
     — Пойдемте в библиотеку, у меня еще эссе не дописано. Змея без мудрости неполноценна.
     — Как и барсук без запасов, — заметил Невилл, убирая в наколдованный кулек сэндвичи.
     — Или ворона без гнезда, — рассмеялась Гермиона, с огромным облегчением давая свободу непокорным волосам.
     — Храбрый Гриффиндор, — скривился Седрик, посмотрев на стол, за которым так никто и не высказал желания подменить своего.
     ***
     Минерва рухнула на стул, так и не сумев хоть что-то сказать. Северус бы с радостью позлорадствовал и поснимал баллы, не будь он так шокирован. Поттер. Мог. Учиться. На. Его. Факультете?! У него снова задергался глаз. Еще и Драко, будь он не ладен, однозначно выразил свое отношение. Испугаться и в итоге оказаться на факультете храбрецов?! Правота шляпы сейчас была очевидна как никогда. «Альбус поторопился», — со всей отчетливостью понял зельевар. Метка стала темней, а значит, скоро Лорд вернется. Одолеет ли его старик? Снейп начал в этом сильно сомневаться.
     ***
     С того памятного ужина на первый взгляд ничего не изменилось, подумаешь, вместо Гарри пару часов махал шваброй другой. Вот только одно то, что старый сквиб позволил состояться такой подмене, уже о многом говорило. Филча мало кто замечал, но завхозу по должности положено быть в курсе всего, что творится на подведомственной территории. Дальше, как говорится, больше. На обеде неразлучное трио разлучилось. Гарри подсел к змейкам, Невилл оказался за столом барсуков, а Гермиона оживленно спорила с воронами. Ерунда, думал директор, позерство и подростковый демарш.
     За ужином вкраплений за столами трех факультетов прибавилось. Магический мир невелик, дети дружат до школы и вне школы. Теперь же они, вдруг осознали — можно дружить и в школе. Именно дружить, полноценно, а не делать вид что просто знакомы. Альбусу оставалось лишь взирать на происходящее и жевать с досады бороду. Он прилагал огромные усилия для того, чтобы маглорожденные захотели оказаться на Гриффиндоре. Факультет Годрика был его кузницей кадров. Дамблдор мог собой гордиться, большая часть детишек попадала, куда он и хотел. Теперь же все катилось в тартар.
     Директор не был дураком и прекрасно понимал, еще немного, и против львят будут дружить три факультета. Он бы очень хотел, чтобы на месте алознаменного оказался серебристо-зеленый, но, несмотря на многолетние усилия, барсуки и вороны всегда держались в стороне. Активно со змейками враждовали лишь гриффиндорцы, да и то не все. Не мог он запретить принимать на факультет Годрика чистокровных и полукровок, не в его это было власти. Тех хоть и было мало, но ведь и рты им не заткнешь. Нет-нет, да и расскажут лишнего. После дурацкой истории с приворотным, теперь и зельями на ситуацию влиять практически невозможно было.
     Из-за нестабильной детской магии и гормонов, результаты и так были кратковременны, а теперь, хоть на всю школу Империус накладывай. «Поторопился я с Поттером», — вздохнул Дамблдор. Что-что, а свои ошибки он признавать умел, хоть и очень не любил. Особенно неприятны были почти непоправимые. «Пора помочь Тому возродиться», — решил великий светлый маг. Если не поспешить и не отвлечь внимание, придётся отвечать на нежелательные вопросы. Больше чем ошибки, Альбус не любил лишь делиться информацией. Вот не мог он себе отказать в образе всеведущего и всезнающего. Нравился он ему, импонировал.
     ***
     Для нашего трио, творящееся тоже стало неожиданностью. В причинах происходящего мы разобрались быстро, хоть и не сразу смогли поверить. Все было так просто, что казалось невозможным. Да что там, сами ученики изрядно удивлялись, а почему в школе, оказавшись на разных факультетах, они вдруг начинали вести себя с друзьями детства так, как будто впервые их видят? К родителям полетели письма, вот только, ответить детям ничего вразумительного те не смогли. Не писать же, что всегда так было, и мы себя столь же странно вели. Неожиданно задумавшиеся о веселых школьных денечках взрослые, были именно тем, чего и опасался директор.
     Школьники мигрировали между столами и вовсю крепили межфакультетскую дружбу. Процесс шел лавинообразно и был неостановим. Последний гвоздь в разобщенность вбила Гермиона, оказавшаяся за столом змеек. Несмотря на пренебрежительное отношение к маглорожденным, чистокровные дураками не были. Магловской науке все еще было ой как далеко до достижений химерологов прошлого. Пусть большинство магов и не знало о генах, но вот про уродства, проблемы и последствия, вызванные кровосмешением, они были в курсе. Еще бы, ведь за инцест предусматривалась суровая кара в законах, наглядных примеров вырождения хватало, а кровь требовалось обновлять! Сделать это в ограниченном мирке волшебников, без помощи со стороны, при всем желании не получалось.
     В силу событий последних десятилетий, процесс приходилось сопровождать танцами с бубном. Выжигать с гобеленов, предавать остракизму и разрывать любые связи с «предателями». На что только не пойдешь ради выживания семьи и сохранения рода. Погостив у змеек, и немного поварившись в их среде, с удивлением узнал, что многие вроде как прервавшиеся рода имеют бастардов и изгнанных представителей. Зная законы, можно было прогнозировать скорый бум возрождения якобы угасших семей чистокровных. И, похоже, начнется он сразу, как этот мир покинут Воландеморт с Дамблдором. Логично, в общем-то. Глава рода по определению идиотом быть не может, а исключения, как известно, лишь подтверждают правила. Похоже, еще деды заметили, к чему все идет и предприняли меры. Причем, я сильно сомневаюсь, что они не имели возможности прижать к ногтю распоясавшихся шалопаев. Скорей они просто воспользовались ситуацией. Уж больно много нынче полукровок в Хогвартсе, чуть не половина от общего числа учащихся. Да и маглорожденных с избытком. Уверен, если устроить им проверку и покопаться в прошлом, получим впечатляющие результаты.
     Что меня поразило больше всего, так это позиция трех факультетов к четвертому. Я думал, придётся потрудиться, чтобы дружба была не против кого-то, а сама по себе. Оказалось, никто и не собирается с Гриффиндором «воевать». Просто незачем. Как ни крути, а маги в первую очередь люди и ничто человеческое им не чуждо. Сын генерала будет генералом, если совсем уж к службе непригодным не окажется. Связи, зачастую, важней денег, особенно в замкнутых сообществах. В них они краеугольный камень карьеры. Дамблдор, при всем своем авторитете и власти, из преданных сторонников, в том же министерстве, на должности главы отдела одного лишь Артура имел. Причем, Уизли, какими бы они ни были, все же являлись своими. Поколения их предков, на земле Британии, вглубь веков корнями уходят. Парии-то они парии, но все равно не пришлые какие. В традиционном и жутко консервативном обществе магов, это очень много значит.
     Довольно интересно было обсудить с Драко проблему Сириуса. Во-первых, выяснилось, что, как минимум Малфои, в курсе неоднозначности его статуса. Во-вторых, он был как неуловимый Джо, никому не нужным. Свет на нем клином не сошелся и древний род с его кончиной не прервется. Мы с Драко могли претендовать на наследство, брат или сын Нимфадоры, коли они на свет появятся, могли возглавить Блэков, наверняка были и другие варианты. Том, вон, через века и боковую линию, аж самим Слизеринам наследником приходится. Как, впрочем, и я. Верней, канонный Поттер. Сложно с этим попаданством. И без него-то все порой весьма запутанно и сложно бывает. Ладно, исполнится семнадцать, разрубим этот гордиев узел, а пока, не стоит даже дергаться. Тем более, уже и сам не знаю, кто я такой есть.
     В любом случае, крестному нужно помочь. Без него до крестража Воландеморта не добраться, еще и дементоры вокруг школы шатающиеся раздражают. Из-за них теперь даже не погулять. Если бы не текущая ситуация, народ уже бы на стенку лез. А так, одни только походы по гостиным друг друга были прекрасной отдушиной. Но, все равно, весной начнем звереть. Осталось решить вопрос с прилюдным разоблачением крысы. Без оправдания Сириуса дементоров от нас не уберут. Обдумывая разные варианты, решил остановиться на приятном. Почему бы одним выстрелом не убить двух зайцев? Может и третьего ранить получиться. Вдруг повезет.
     — Гарри, ты чего задумал, — толкнул меня в бок Невилл.
     — Да так, пора бы кое-кому счет предъявить.
     — Рон?
     — Да.
     — Не боишься что тебя из школы попрут?
     — СОВ в любом случае сдам, да и не до меня бороде будет, если все получится.
     — Поделишься?
     — Нет, сам понимаешь, если дойдет до веритасерума, станете соучастниками.
     — Ладно, ты только продумай все как следует, хитрый змей.
     — Конешшшшно.
     ***
     Повезло, даже ничего особо выдумывать не пришлось. Директор помог. В принципе, его мотивы оставить детей в школе были понятны. Чем быстрей учащиеся в стенах замка озвереют, тем скорей начнутся конфликты, а уж подогреть и направить Альбус сумеет. Конечно, все было прикрыто исключительно заботой о безопасности. Ахах, по стране бегает опасный маньяк, Хогвартс неприступен и надежен. Угу, а ничего, что этот самый маньяк, в него уже один раз пробрался? Что ж, как известно, когда гора не идет к Магомету, он идет к ней. Идея пригласить родителей в школу нашла живейший отклик у загрустивших детишек. Конечно, к маглорожденным никто не приедет, уж Дамблдор точно не будет напрягаться, чтобы им в этом помочь, но мне и той толпы, что соберется, за глаза хватит. Опять же, маглы в волшебном мире ничего не решают.
     Письма полетели, идею родители поддержали. Ну так, чадушки же чай свои, не чужие, кровиночки. Дамблдор, похоже, подобной подставы от детей не ждал, но и воспротивиться не мог. Как бы, интересно, он это сделал? Пришлось директору организовать рождественский бал и вообще подсуетиться, чтобы все вышло на уровне. Тут еще и министр со свитой решил мероприятие посетить, а то как же, событие-то о-го-го какое получалось. Мне же требовалось, всего лишь организовать конфликт с рыжиком и проследить, чтоб в тот момент с ним была крыса. Вряд ли бы Питер и сам пропустил мероприятие, как-никак, жить в анимагической форме скучно. То в клетке сидишь, то в кармане. Однако, и на авось полагаться не стоило.
     В процессе самообразования, самым сложным была наработка практики в зельеварении. Это заклинания можно было где угодно тренировать, была бы волшебная палочка под рукой. В итоге, у нас что-то вроде походной лаборатории имелось. Ингредиенты мы заказывали почтой, ну и я иной раз в самоволки бегал. Короче говоря, сварить подчиняющее зелье было из чего и где. Некоторые сложности возникали с тем, как его в крысу влить. Похоже, у хвоста была отличная интуиция, пришлось сработать грубо. Ночью использовал сонное заклинание, после чего просто и бесхитростно разжал пасть жертве и напоил. Дальше Питер как миленький сам лакал, что давали.
     Рон попытался испортить план, заперев крысу в клетке, пришлось вмешаться и выпустить бедолагу, как-никак ему предстояло стать главным сюрпризом вечера. Заодно и инструкции повторил, подкрепив их новой порцией свеженького зелья. Сидим все такие нарядные, речи слушаем, слюни пускаем. В этот раз, разнообразия ради, обошлось без дешевых эффектов и столы были накрыты заранее. Дамблдор, наконец-то заткнулся. Министр, несмотря на витиеватость слога, порадовал краткостью, за что удостоился бурных оваций зала. А там уже и мы принялись наполнять тарелки вкусностями разными. Вот в этот момент на стол и забралась крыса Рона. От неожиданности и неприятного соседства, сразу несколько девчонок взвизгнули, отшатнувшись, давно на подобную живность у волшебников мода прошла. Естественно такое поведение не осталось незамеченным.
     — Немедленно убери свою облезлую дрянь со стола! — выразила общее мнение Гермиона.
     — Пасть закрой, грязнокровка! — проорал Рон в ответ и, схватив крысу, попытался сунуть ее в карман. Та, естественно, сопротивлялась и вообще не желала расставаться с ухваченной колбаской.
     Вот и мой выход.
     ***
     — Извинись немедленно! — вскочил Гарри, окончательно привлекая внимание к происходящему у всего зала.
     — Да пошел ты! Шрамоголовый ублюдок! — проорал в ответил Рон, наконец-то запихав животное в карман. Полученный укус совсем не способствовал миролюбивому настроению.
     — Я Гарри Джеймс Поттер, вызываю Рональда Биллиуса Уизли на магическую дуэль. Здесь и сейчас! — надо ли говорить, что парни уже были в центре внимания?
     — Мистер Поттер, что вы себе позволяете?! — возмутился не кто иной, как сам директор.
     — Господин министр, имею ли я право вызвать этого, — ткнул пальцем в сторону красного от злости и растерянности парня Гарри, — на дуэль?
     — Кх, молодой человек, по закону, вы, конечно, в своем праве, но стоит ли портить праздник? Думаю, если мальчик прилюдно извинится, то конфликт будет исчерпан.
     — Я готов простить этого трусливого шакала, если он принесёт извинения не только мне, но и моей подруге.
     — Хрен тебе! Не буду я перед тобой и твоей грязнокровной шлюхой извиняться! — оправдал надежды Гарри Рон, справившийся с перехватившим от злости дыханием.
     Корнелиус Фадж лишь выпучил глаза на столь непонимающего момента молодого человека. Впрочем, он был далеко не одинок в своем, скажем так, удивлении.
     — Ты принимаешь вызов, трус, или спрячешься за мамочкиной юбкой? — кивнул Гарри на пунцовую Молли.
     — Принимаю!!!
     — Профессор Флитфик, вы многократный чемпион и мастер чар, окажите честь, станьте судьей, — обратился к декану воронов Гарри.
     — Хорошо, — согласился полугоблин, явно не горевший желанием попасть на первую полосу газет, вот только, его отказ мог бы вызвать куда больше вопросов чем согласие. Репортеров в зале хватало. Бал в Хогвартсе, да еще и министр, событие, по меркам замкнутого мирка, совсем не рядовое.
     ***
     Так как кроме ужина планировались еще и танцы, зал был расширен чарами. В центре имелось достаточно свободного места для десятков пар, а уж для дуэли его хватало с избытком. Флитфик быстро напомнил основные правила и возвел защиту. Мы сделали по семь предписанных шагов и замерли спиной друг к другу в ожидании команды. «Начали!» — дал отмашку судья. Рон оказался никаким противником. Единственной сложностью стало склеить его пальцы. Больно уж он бестолково руками размахивал. Ведь пока один из участников не лишился волшебной палочки или сознания, дуэль не может быть остановлена. Каюсь, не сдержался, позволил себе повыбивать из рыжего пыль. Каждый новый «шмяк» сыночка, сопровождали вопли его мамочки. Получив моральное удовлетворение, кинул в Рона заклинанием превращения. В каноне Грюм Драко в хорька превратил, я же Рона в крысу преобразовал. Вот только, все как-то подзабыли, что у парня в кармане уже была одна.
     «Дуэль окончена. Победил мистер Поттер» — объявил Флитфик и снял барьер. МакГонагалл тут же попыталась отменить превращение Рона, да вот силенок у нее не хватило. Верней, она просто не ожидала, что заклинание третьекурсника будет таким мощным, вот и использовала привычное количество магии. Терять лицо и просто глупо выглядеть она себе позволить не могла, поэтому, во второй раз выложилась по полной. В результате, почтенная публика имела счастье лицезреть два изрядно мятых тела. Впрочем, всех интересовало лишь одно из них. Трагически павшего, в последние дни противостояния с Воландемортом, но много успевшего сделать для победы света героя, узнали почти все. Питер Петтигрю воскрес. Очень не вовремя для директора ожил «герой». Но хуже всего, было то, что он сделал это прилюдно, под щелчки колдокамер и на глазах самого министра магии.
     Сегодня был явно не день Альбуса много имен и титулов Дамблдора. Питер, очухавшись, увидел директора и кинувшись к нему, заверещал на весь зал, что он больше не может прятаться. «Сириус знает, что это я был хранителем и предал Поттеров! Приведя к ним Лорда! Он сбежал чтобы отомстить…» — изливал душу Петтигрю, а оплот света банально растерялся. Крысюк вовсю размазывая слезы и сопли продолжал радовать зал откровениями. Похоже, выданные мной инструкции что-то там да зацепили в его душонке, иначе бы он не был столь, хм, честен. Вялая попытка директора успокоить и увести куда подальше «героя» не нашла у того понимания.
     «Вы мне что, не верите?!» — заорал Питер. «Жизнью клянусь, что сказал правду!» — выхватил он волшебную палочку у опешившего Дамблдора. После того, как все присутствующие явно ощутили магический выброс поклявшегося, все еще живой Питер радостно сказал: «Вот, не вру». Конечно, на деле это лишь говорило о том, что Петтигрю полностью и безоговорочно верит в свои слова, но для большинства это было более чем весомое доказательство. Директор, видимо от отчаянья, чтоб хоть так заткнуть крысюка, наложил на него сонное заклинание и начал что-то неубедительно бормотать про сумасшествие, тяжелые испытания и прочий бред. Авроры, следуя указанию начальства, шустро подхватили сомлевшего героя вечера и быстро утащили его из зала.
     ***
     Это, определенно, был очень плохой день для Альбуса. Молли, которой все это время было не до внешнего мира, ведь она возилась с Роном, решила разобраться с тем, кто обидел ее кровиночку. Черт его знает, что она там делать собиралась, я щит выставил интуитивно, еще до того, как она палочкой взмахнула. Вовремя успел. Запущенное заклинание, как потом выяснилось, применялось для очистки рыбы от чешуи. Им же, можно было запросто срезать шкуру и сало с поросенка. В общем, прилети мне такой подарочек, мало бы не показалось. Если бы от болевого шока сразу не помер, скорей всего успели бы откачать, но сам факт нестандартного использования кулинарно-бытовых заклятий заставил обратить на них пристальное внимание.
     «Ступефай» — взмахнул палочкой Невилл, не поскупившись на силу. Молли получившая заклинание в грудь отлетела на рядом стоящих, среди подмятых ее тушей оказались МакГонагалл с Директором, чему я успел мимолетно порадоваться. «Протего» — поставила простой и эффективный щит Гермиона прикрывая братишку от палочек близнецов. «Экспелиармус» — и один из них лишившись палочки отлетает в сторону. «Ступефай», — сносит второго Невилл. «Редукто» — вскидывает палочку Перси. Сдвоенное щитовое успешно выдерживает атаку. Разрушающим убить ничуть не сложней чем авадой, разве что очень уж грязно. Кровь, мясо, мелкие обломки костей и просто фарш разбросанный по округе. Игры кончились, но и устраивать кровавое побоище не выход. «Бомбарда» и наколдованный мной щит исчезает. «Петрификус тоталус» — успокаивают рыжего Гермиона с Невиллом сдвоенным ударом пробив выставленный им «Протего».
     Стоим треугольником, палочки наготове, ждем что дальше будет. «Молодые люди, успокойтесь, я обещаю никто не причинит вам вреда и больше не будет нападать», — отходит первой от шока мадам Боунс. Да мы в общем-то только рады будем. Прибавилось сегодня аврорам работы. Перси может заранее прощаться с карьерой, насчет Артура не знаю, он не нападал, но и сыновей не остановил. Помятый Дамблдор решительно объявил начало танцев. Похоже, ему уже было все равно, лишь бы скорей закончить этот вечер.

Глава 9

     Рождественские каникулы прошли под серию скандальных репортажей. У нас же вновь начались учебные будни и пришлось вспомнить, что значит предвзятое отношение. Похоже, дела у директора шли неважно, иначе, с чего бы МакГонагалл так свирепствовала? Рыжики глядели очень недружелюбно, но не нарывались. Правда, в этот раз было легче. Тут и закалка сказывалась, и поддержка трех факультетов имелась. В общем, жить можно. Про нас в газетах особо не писали, то ли имелись темы интересней, то ли министерство подсуетилось. Фадж себя в случившемся никак не проявил, стоял с глупым видом и глазами беспомощно хлопал, вот и дал команду не выпячивать. Мне во всяком случае так показалось.
     Результаты подковёрной борьбы бульдогов появились только весной. Альбус Дамблдор дал развернутое интервью, в котором сетовал на возраст, признавал некоторые допущенные ошибки и просто освобождал два кресла из трех. За свою долгую жизнь директор успел нажить много врагов, так что неудивительно, что его из кресла верховного судьи спровадили и с поста главы Международной Конференции Магов турнули. Жаль, что старик все же остался главой школы, нет в жизни совершенства.
     Несмотря на то, что дементоров от школы к февралю убрали, из-за затянувшейся политической борьбы, дело Сириуса все еще не пересмотрели. И все бы ничего, но Блэк, похоже, газет не читал и, потому, решил предпринять еще одну попытку в школу проникнуть. Видимо у крестного все же с головой неладно. Тихим пригожим вечером, мы с Хагридом шли из Запретного леса. Наш бородатый приятель, с недавних пор на добровольных началах, подрабатывал у нас гидом. Водил по территории, показывал интересные полянки, с живностью разной знакомил. А что? Ему компания и возможность о любимом деле поговорить, нам полезная информация и возможность заработать. Хагрид совсем не возражал, чтобы мы найденную шерсть собрали, корешок какой выкопали или там травки-листиков нарвали. Похоже, он вообще не задумывался, что буквально ходит по золоту. Впрочем, этому неприхотливому полувеликану всего хватало, кроме простого человеческого общения.
     Распрощавшись у избушки, поздно мол уже, устали, завтра на чашку чая забежим, отправились в замок. Не дошли. Услышали истошный вопль и кинулись посмотреть в чем дело. Увидели, как Рона, за ногу, знакомый мне черный пес утаскивает в нору под Дракучей ивой. Будь я один, сделал бы вид что ничего не заметил. Или бы не сделал? Черт, похоже я стал слишком Поттером. Какой бы задницей Рон ни был, но все же, оставлять ребенка один на один с не самым адекватным человеком мне совесть не позволяла. Невилл побежал за помощью, все равно он в своей медвежьей ипостаси мимо агрессивного дерева не прошмыгнет. Мы же с Гермионой перекинулись и поспешили на подмогу к шестому Уизли.
     Вовремя успели. Сириус был явно не в себе. Рону он не поверил, видимо решил, что тот специально Питера покрывает. Если бы еще немного задержались, рыжик мог и с «Круциатусом» познакомиться. Разоружил крестного «Экспелиармусом», Герми его тут же спеленала магическими веревками. Увы, это был еще не конец. Невилл в ходе забега наткнулся на Снейпа и Люпина. Вот эта парочка сюда и прискакала. Старые знакомые, вдоволь наорались, попутно просветили Блэка о делах в мире людей творящихся, а то он похоже совсем от него оторвался. Наконец, выпустив пар, они немного успокоились и решили отвести нас в замок.
     ***
     — Крестному наверно стоит еще псом побыть, вряд ли он захочет вновь оказаться в камере, — обратил внимание компании на очевидное Гарри.
     — Мальчик прав, тебя ведь официально еще не амнистировали, — поддержал здравую мысль Люпин.
     — Сириус, у тебя есть дом, где ты бы мог спокойно переждать? — напомнил Блэку о фамильной недвижимости Гарри.
     — Есть, — вздохнул тот, явно вспомнив про фамильный особняк.
     — Можешь сказать мне адрес, чтобы я тебе написал, когда все уладится?
     — Я тебе бумажку с ним пришлю, дом защищен, так что без нее ты его не увидишь и совы не найдут.
     — Хорошо, — кивнул Гарри. — Сейчас тебе наверно лучше уходить. Мало ли чего.
     — Ты прав, детёныш, — тряхнул патлами Сириус и обнял на прощанье крестника, потом пожал руку Люпину и даже Снейпу кивнул, после чего обернулся псом и унесся в лес.
     ***
     Рано я расслабился, забыл про канон, а он, меж тем, никуда не делся. Люпин забыл выпить свое зелье и, стоило нам выбраться на улицу и углядеть полную луну, как его начало корежить. «Бегите», — прохрипел-прорычал профессор. Снейп выхватил палочку, явно собираясь обезвредить оборотня, да только не успел ничего. Увидев превращение Люпина, Рон рванул с места в карьер и протаранил зельевара. «Бежим», — хватаю за руку невесту и тяну ее в сторону замка.
     ***
     «Вот и все», — обреченно подумал Снейп, отшвыривая орущего Рона и слыша вой полностью перекинувшегося в оборотня Люпина. Попытавшийся на четвереньках убраться в кусты мальчишка привлек внимание монстра. Преодолев одним прыжком разделяющее его и паренька расстояние, чудовище схватило жертву. Раздался противный хруст костей, а когтистая лапа сжала плечо Рона и подняла добычу. Тот прекратил орать, лишившись сознания от страха и боли, а Снейп наконец увидел свою палочку. Раздумывать над своими шансами добраться до нее раньше оборотня он не стал. Прыгнул. «Да!» — успел порадоваться зельевар за миг до страшного удара. Боль от сломанных ребер и разорванных мышц лишила его сознания даже раньше удара о землю.
     ***
     «Идиот», — дошло до меня, когда за спиной раздался вой. Попытка резко затормозить потерпела фиаско. Не учел буксируемую Гермиону. В результате кубарем покатились по земле и не сразу смогли распутаться, еще и дыхание напрочь сбили. Хорошо хоть костей не поломали. Пока искры из глаз прогнали, драгоценные секунды и потеряли. Стоило принять боевую форму, как любимая сразу сообразила, что мы, вообще-то, вполне способны с одиноким заморенным оборотнем накоротке сойтись. Может и не победим, но отогнать уж наверняка сумеем.
     ***
     «Успели», — обрадовалась Гермиона, чутье которой безошибочно подсказывало, что Рон и профессор живы. Гарри с ходу прыгнул на оборотня и сейчас они превратились в визжащий и рычащий клубок. Самой ей никогда не приходилось с кем-либо драться, поэтому она даже не знала, как ей подступиться к рвущим друг друга монстрам. Пока она пыталась найти решение, Гарри удалось извернуться и приложить оборотня головой об корень дерева. После пары повторений Люпин сумел оттолкнуть парня, но драться дальше явно не желал. Оставив «добычу» победителям, подвывая и прихрамывая профессор-оборотень убежал в лес.
     ***
     — Ты как? — кинулась она к парню, возвращая человеческий облик, чтоб говорить ей приходилось менять форму, пока она еще не научилась достаточно точно контролировать гортань.
     — Терпимо, — прорычал он, не рискуя перекидываться до тех пор, пока бешенная регенерация зверя хоть немного не подлатает тело. — Что с ними?
     — Рон и Снейп заразились ликантропией, — ответила Гермиона после осмотра пострадавших. — Я их немного подлатала, опасности нет, но следующее полнолуние у них будет тяжелым.
     — Живы и ладно, — отмахнулся Гарри, лизнув кровоточащий укус на плече, — иди в замок, зови помощь, я тут с ними побуду.
     — И как будем объясняться?
     — Скажем, что я завыл и в сторону озера побежал, отвлек оборотня на себя, нарвался на акромантулов, они меня попытались сожрать, но тут явился Люпин, и я сумел сбежать.
     — Не слишком-то правдоподобно.
     — Всем плевать. Одно то, что дед позволил в школе оборотню преподавать и детьми рисковал, позволит попечителям его отстранить.
     — А если выкрутится?
     — Выкрутится так выкрутится. Давай, иди за помощью. Только не слишком там спеши, мне хоть какую-то сцену подготовить надо.
     — Хорошо, — кивнула Гермиона и чмокнула окровавленного монстра в нос. — Будь осторожней.
     — Конечно, — рыкнул в ответ Гарри, коснувшись кончиком шершавого языка ее губ.
     ***
     Время было позднее, так что: пока Герми до замка добралась, пока тревогу подняла, пока Дамблдор из учителей спасательный отряд формировал, пока они выдвинулись, я успел и по лесу пошататься, следы путая и парочку акромантулов прибить. Выбрал помельче, они мне может и не соперники, но драться совершенно не хотелось. Изобразил какое-никакое поле боя. Заодно и палочку волшебную потерял. Найдут и вернут, не беда, не найдут, тоже хорошо, схожу за новой, а старую припрячу. Просто так, без повода, конечно можно вторую купить, но почему бы не воспользоваться моментом? Вот и пользуюсь.
     Скандал вышел громкий. Не стоило Дамблдору в своем интервью на возраст сетовать. Экзамены за третий курс сдавали при директоре МакГонагалл. Альбус стал пенсионером и чудом не сел в Азкабан, Люпин подался в бега. Снейп был уволен, а Рон покинул школу. Как по мне, так просто замечательно учебный год завершился. Лето тоже обещало быть прекрасным, до какого-то там Поттера никому дела не было. Со спокойной душой, прямо с вокзала отправился домой к Грейнджерам.
     ***
     Мы прекрасно проводили время и ничто не омрачало настроение пока канон, на этот раз в лице Невилла, не решил о себе напомнить. Радостный донельзя братишка, освоивший, кстати, трансгрессию, явился к нам с утра и порадовал новостью. Его бабушка, в качестве подарка на день рожденья, достала нам всем билеты на финал чемпионата мира по квидичу. Не министерская ложа, но где-то рядом. Вот непруха. Одна надежда, что без пожирателей с их развлечениями обойдется. Вот только, что-то я не верю в это.
     Меня, вообще-то, все больше и больше напрягает отсутствие новостей о Воландеморте. Не то, чтоб так уж прям сильно хотелось его увидеть, просто как-то неспокойно. Нет, будучи, так сказать, задвинутым героем, оно понятно, что никто меня просвещать ни о чем таком и не стал бы, но ведь Лорд сам со мной встречи искать должен. По идее. Ладно, не пойти на чемпионат — обидеть бабушку Невилла, тем более, объективных причин отказываться нет. Лучше подумать о том, что можно положительного с мероприятия получить. Правда, вот так с ходу ничего в голову не приходило. Кроме тотализатора и крупной ставки на канонный результат.
     В назначенное время, в назначенный час, прихватив палатку и прочее полезное для пикника с ночевкой на природе, мы порталом переместились на место проведения игры. Огромный палаточный городок, раскинувшийся вокруг стоящего в чистом поле стадиона — внушал. И ведь его после мероприятия уничтожат. Эту бы энергию да в мирное русло. Политикой что ли заняться? Волшебники со всего света активно прибывали, так что нам пришлось обождать, когда до нас дойдет очередь. Наконец рядом появился молодой служащий и повел к выделенному участку.
     Вполне приличный пятачок пять на семь. Есть где палатку поставить и костерок разбить. После той памятной Хэллоуинской ночи, мы много полезных заклинаний выучили. Даже имели возможность попрактиковать их в настоящем походе. Конечно, туристические маршруты Англии были скорей прогулочными, но тем не менее. Вообще это была идея Невилла, братишка тут увлекся приключенческой литературой, вот и загорелось ему, а мы и не против были, по лесам да долам побродить.
     Разбили палатку, немного поколдовали. С наложением чар расширенного пространства у нас пока слабо, вот и тренируемся по мере сил. В этот раз добились площади квадратов в пятнадцать. Прогрессируем понемногу. Неспешно обставили временное жилье мебелью, развернули походную кухню, в общем, обустроили быт. Финальным штрихом стало возведение защиты. Ничего особенного, простенький контур с самым что ни на есть стандартным набором чар. Зато спать спокойней будет.
     — Кхм, молодые люди, — обратился к нам сосед, мужчина лет сорока, — не могли бы вы поставить защиту и на моем участке.
     — Конечно, сэр, — я не видел смысла отказывать, тренировка же.
     — Простите за нескромный вопрос, а почему вы сами ее не поставите? — проявила любопытство Гермиона.
     — Я как-то больше по зверушкам, — развел сосед руками.
     Зря он это сказал, с недавних пор Гермиона, не иначе как под впечатлением от наших экскурсий с Хагридом, очень живо маго-зоологией заинтересовалась. Пока она пытала мистера Сэмюеля, по некоторым непонятным для нее моментам, мы с Невиллом возводили купол. Тоже, в принципе, стандартный, но требующий больше времени. Делалось это исключительно ради Мионы, покупали ей возможность подольше с интересным собеседником пообщаться. Хотя, подозреваю он бы и так не отказался знаниями поделиться.
     — У вас хорошо получается, — похвалила нас женщина с гортанным акцентом, — вы подмастерья?
     — Нет, мэм, это у нас что-то вроде хобби.
     — Правда? У вас определенно есть способности. Жаль, что мои оболтусы ничем подобным не интересуются.
     — Мм, спасибо за похвалу, мэм.
     — Вот что, молодые люди, как вы смотрите на то, чтобы поработать над моим шатром, а я вам заплачу сотню галеонов.
     — Что вы, эта работа столько не стоит.
     — Не важно, зато, я смогу поставить вас в пример детям.
     — Мы не против, — согласился переглянувшись с Невом, — но потом вернем вам деньги.
     — Договорились, идемте.
     После возведения немного нестандартной защиты, исключительно ради сопровождающих процесс спецэффектов старались, к нам еще три человека обратилось и одна полукровка вейла. Последней досаждало внимание молодежной компании, оказавшейся в соседях. Довольно интересно было проверить на себе чары природной обольстительницы. Невилл успешно справился, удержав ментальный блок, я же свой наоборот убрал. На истинно любящего чары вейл не действуют.
     — Поздравляю, Гермиона, — прекратила вейла воздействие на нас.
     — Спасибо, — заалела невеста ушками и, широко улыбаясь.
     — Тебе очень повезло, — вздохнула о чем-то своем мисс обольщение.
     — Это мне повезло, — притянул к себе Герми и, сдув выбившийся из челки волосок, поцеловал невесту.
     Похоже, кроме нас и нескольких соседей, о собственной безопасности вообще никто не думал. Спросил об этом Августу, прибывшую в компании старых знакомых, больше все равно не у кого. Бабушка Невила подумала-подумала и совсем задумалась. Видимо, ответ на мой вопрос был в нем же и заключён. Да, никто не думал о своей защите. Волшебная палочка есть? Есть. И, вообще, что в такой толпе магов случиться может? С таким отношением, не стоит удивляться, что всякие Пожиратели творят, что хотят. С другой стороны, если так подумать, можно за обычный мир не волноваться. Даже если очередной Лорд власть возьмет с такими подданными он каши не сварит.
     Сама по себе игра меня интересовала лишь как возможность разом резко увеличить капиталы. Три четвертых денег из детского сейфа было поставлено на известный по канону результат. За ирландцев я болел искренне, а на ловца болгар чуть не молился. Переживал так, как мало кто из фанатов. Гермиона и Невил поглядывали с некоторым удивлением. Но ничего говорить не стали. Списали все на захватывающее зрелище. Должен же их Гарри хоть иногда отдыхать по полной. Тем более, тут был чуть ли не гладиаторский бой вместо квидича. Когда Крам поймал снитч через секунду после того как разрыв между болгарами и ирландцами стал сто шестьдесят очков я вопил как сумасшедший. За крылатый шарик давали сто пятьдесят! Знаете, а приятно это, вот так, в одно мгновение, стать мультимиллионером. Коэффициент моей ставки был заоблачным.
     Весь огромный лагерь гудел отмечая великолепную игру и небывалое событие. Вообще-то, подобное пусть и крайне редко, но случалось, вот только, на таком уровне это произошло впервые. На выходе со стадиона нас окликнул Седрик, и вскоре мы оказались в большой компании однокашников. Эмоции били через край, парни спорили до хрипа, чуть не по секундам разбирая игру. Расходиться никто не хотел, но ни в одну палатку, даже расширенную чарами, такая толпа бы не влезла. «Давайте пикник устроим», — подал идею Невилл. Воздержавшихся и несогласных не было. Молодёжь прыснула в разные стороны и понеслась раскулачивать родителей на съестные припасы. Те не возражали, у них своя компания. Скорей наоборот были только за.
     Расположились у лесочка, притащили полешек, набрали хвороста, развели костер, расстелили прихваченные девушками покрывала, разложили еду. Отлично получилось. Болтали, веселились, жарили на огне хлеб, сосиски, зефир, даже устроили мини-турнир дуэльного искусства, надо же было парням перед девчонками покрасоваться. Прекрасно провели время и уже в сумерках нехотя собрались расходиться, вот тут-то лагере и начались беспорядки. Крики, вспышки заклинаний, подожжённые палатки.
     ***
     — Что там творится?
     — Что происходит?
     — Что за ерунда? — зароптали сбившиеся в кучу ребята.
     — Мама! — дернулась к лагерю какая-то девчонка, но была тут же поймана за руку Седриком.
     — Что делать будем? — спросил Невилл, смотря на Гарри, чем привлек к нему внимание остальных.
     — Герми, остаешься. Если что, уводишь всех в лес. Мы с Невом сбегаем посмотрим, кто там так перепился, что начал Ступефаями швыряться, и почему его еще не остановили.
     — Хорошо, пожалуйста, будьте осторожны, — поцеловав парня, добавила она, отступая.
     — Гарри, я с вами, — вызвался Седрик.
     — Я тоже.
     — Я пойду.
     — Я… — загалдели парни.
     — Тихо! Хорошо. Герми, организуй девушек, ты знаешь, что делать.
     — Поняла.
     — Разбиваемся на двойки. Первыми номерами идут те, у кого плохо с щитовыми. Вторые номера прикрывают, а не разбрасываются ступефаями и петрификусами. Седрик, ты лучше знаешь, кто в чем сильней, организуй отряд.
     — Девочки, идите сюда, — позвала девушек Гермиона, отходя в сторону.
     ***
     На первый взгляд, нам и самим-то глупо было лезть к пожирателям, если бы не несколько моментов. Даже в каноне я что-то не припомню массовых жертв. Вот при финальной битве за Хогвартс они были, а тут, огромная толпа магов просто разбежалась. Попадались мне вызывающие панику и ужас заклинания, только наложить их на такую толпу — все равно что каплю масла по сковороде размазать. Сбросить воздействие элементарно, нужно лишь минимальное усилие. Начни пожиратели что-то реально убойное применять, их бы сходу на клочки порвали. Это чисто техническая сторона вопроса. Второй момент — политическая подоплека. Напомнить о себе громкой акцией и посеять страх, одно, а вызвать озлобление, совсем другое. Детоубийство, в мире магов, вообще не особо поощряется, мало волшебников. Короче говоря, риск был, но приемлемый. Тем более, я и не планировал никого побеждать. Взрослым нужно было лишь помочь сбросить чары. Группа сражающихся или избиваемых детей была для этого идеальным инструментом. Сие еще канон доказал, финальной битвой.
     ***
     — П-пожиратели, — опознал Седрик группу колдунов в балахонах и с масками на лицах.
     — Вперед! Ступефай! Экспелиармус! Ступефай! — начал атаку Гарри, причем, весьма успешную, похоже, никто просто не ждал ничего подобного.
     — Экспелиармус! Ступефай! — тут же поддержал кровного брата Невилл, удачно разоружив одного и отправив в полет другого пожирателя.
     — Ступефай!
     — Ступефай!
     — Экспелиармус!
     — Ступефай!
     — Петрификус Тоталус!
     — Ступефай!
     — Протего!
     — Ступефай!
     — Протего!
     — Протего!
     — Экспелиармус!
     — Инкарцеро!
     Подростки отошли от шока чуть быстрей пожирателей. Для них те были просто страшилками, причем, довольно абстрактными. Как только Гарри и Невилл сходу выбили пятерых ближайших противников, ребята, с одной стороны поддались стадному чувству, а с другой… Тут у кого как. Кто-то и от страха, подобно загнанной в угол крысе в бой бросился, а кто-то и из чувства мести за потерянных в прошлую войну близких. Пожирателям же пришлось хуже. Мало того, что они, в принципе, не рассчитывали на особое сопротивление, так еще и никак не могли ожидать, что его организованно окажут подростки. Планировалось побуянить и быстро сбежать, а тут такой афронт случился. И ведь не будешь же авадами или бомбардами отвечать, после такого обыватели голыми руками порвут. Причем, за одно только подозрение, что ты к пожирателям отношение имеешь.
     — Инкарцеро! Петрификус Тоталус! — Гарри сосредоточился на том, чтобы как можно больше противников не смогло избежать общения с аврорами.
     — Инкарцеро! Инкарцеро! — правильно поняв брата Невилл и полностью перешел на связывающие заклинания.
     Бой вышел скоротечным. Как только прошел эффект неожиданности, пожиратели, несмотря на огромные потери, понесенные в первые секунды, начали быстро выбивать ребят. Вторые номера, почти поголовно, предпочли атаковать, из-за чего их напарники быстро оказались вне игры. Впрочем, особого значения это уже не имело. На помощь детям, со всех сторон спешили очень злые волшебники и ведьмы, успешно поборовшие наведенный страх и теперь паникующие от того, что среди храбрых оболтусов может их кровиночка оказаться. В воздухе явно ощущалась жажда крови. Пожиратели смерти очень ясно поняли, что еще немного, совсем чуть-чуть и им придется лично подтверждать громкое прозвище перед самой Вечной Леди. Пара секунд и на поле боя остались лишь парализованные. Они никак не могли активировать портал и убраться восвояси.
     «Черт», — мысленно выругался Гарри, сетуя на себя, что так и не нашел время на освоение чар препятствующих аппарации. Зато, в его силах было еще раз приложить Петрификусом всех тех, кто не сумел сбежать. Что он и стал проделывать. Невилл же начал снимать маски, мало ли как повернется, а так, люди будут знать «героев» в лицо. Сквозь пока еще не слишком плотную толпу суетящихся взрослых просочилась Гермиона с подругами. Быстро оценила обстановку и тут же начала уверенно командовать: «Связанных оставите взрослым, все равно чары не снимете. Парализованных разместить чтоб ноги были ниже головы. Ссадины и ушибы обработать, протерев настойкой бадьяна, у кого кончится - подходим ко мне».
     К прибытию авроров все подростки были расколдованы и немного подлечены. Герми с собой постоянно небольшой набор зелий первой помощи таскала. Впрочем, ничего страшней пары переломов, небольшого ожога и вывиха не было. Задержанных переправили в камеры предварительного заключения. Там их расколдовывали, переодевали и сходу отправляли на допрос. Конечно, из КПЗ даже домовой эльф не вытащит, но мало ли что там у пожирателей припрятано в мантиях. Свидетелей было хоть отбавляй, улики налицо, идеальные условия для работы следователей. В том, что задержанные скоро окажутся в Азкабане можно было не сомневаться. Куда интересней было узнать про тех, кого они за собой потянут.
     ***
     — Седрик, ты хочешь быть героем?
     — Не особо.
     — А придётся.
     — Гарри, о чем ты вообще сейчас говоришь?
     — О журналистах, друг мой. Вон одна из них с аврором беседует и на нас поглядывает. Короче, извини, но мы сбегаем, а ты, будь другом, возьми огонь на себя.
     — Что взять?
     — Расскажи, что это ты организовал ребят и повел их спасать лагерь.
     — Но…
     — Диггори, ты мне друг или как?
     — Друг.
     — Вот и спаси меня от съедения этими акулами пера.
     — Ладно, постараюсь.
     — Бойцы, все всё поняли? — оглядел кучкующихся рядом парней Гарри. — Вот и хорошо, герой у нас Седрик Диггори, а нас и рядом не было. Солнышко, ты девочек предупредила?
     — Да.
     — Тогда быстро смываемся отсюда.
     ***
     — Странные они какие-то, — хмыкнул Энтони вслед трио.
     — Да не, нормальные.
     — Ну Эрни, уж кем-кем, а Поттера с компанией нормальными назвать сложно.
     — Молодые люди, здравствуйте, я Рита, репортер из Пророка, ответьте на несколько вопросов. Это ведь Гарри Поттер только что тут был? О чем вы разговаривали? Что тут случилось? Почему вы решили напасть на пожирателей смерти? Как вы не испугались бросить вызов взрослым магам, когда более опытные волшебники дали деру?
     — Вы были на игре? — перебил репортершу Седрик.
     — Да, была.
     — И тоже дали деру? — спросила Лиана.
     — Да. И мне хотелось бы понять, почему, кроме вас, никто ничего не попытался сделать? Так чья была инициатива атаковать пожирателей?
     — Ну, — переглядывания и странное поведение не осталось незамеченным опытным глазом, — моя. — явно нехотя признался Седрик.
     «Юноша, не надо врать», — попыталась тут же надавить Рита, но была вынуждена быстро отступиться, когда все остальные стали подтверждать слова Дигори. «Явно покрывают кого-то», — поняла журналистка и ощутила охотничий азарт. Чужие тайны всегда манили ее, но рутина следователя или риски аврора Скиттер не прельщали, однако, несомненный талант сделал ее одной из самых известных журналисток. Она всегда оперировала точными фактами, с этой стороны к ней никто и никогда не предъявлял претензий, а что выводы из них порой были своеобразны, ну-у она так видит. Творческий же человек.
     ***
     Добравшись до своей палатки, ребята быстро ее свернули и поспешили покинуть территорию. Нарываться на возможные неприятности с аврорами не стали. Прошли к организованной для отбывающих площадке и сделали вид что используют порт ключи. Благо, аппарировать Невилл и Гермиона уже умели, а определить, как именно они перемещались, без чар было невозможно. Грейнджеры, конечно, удивились, увидев детей, и тем пришлось кратко, без лишних подробностей рассказать о случившемся. Дэн с Эммой поняли, что имело место что-то вроде столкновения фанатов разных команд. Дело неприятное, но вполне понятное. Как и решение детей убраться оттуда.
     Лежу в кровати и думаю о Воландеморте. Чем дальше в лес, тем больше странного. Диадема пропала. Шкаф есть, бюст мужика с париком тоже наличествует, а вот крестраж тю-тю. Дневник тоже не появился, однако, пожиратели свою акцию провели. И о чем это говорит? Пожалуй, о том, что Том не просто жив, но и силу набирает. Могут они его чувствовать через метку? Вполне. Почитал я про них, черт его знает, конечно, какие именно функции в свое творение Волдик заложил, но магическая татушка вещь весьма многогранная. И что я могу сделать? Биться с Лордом ой как не хочется, а с превентивным уничтожением имеются непредвиденные сложности. Фактически, более-менее можно быть уверенным лишь за два крестража. Чаша в сейфе и медальон на Гриммо. Блэка я так и не нашел время навестить, да не особо и хотелось. Бумажку он прислал, так что в дом попасть можно в любой момент. Так, без Беллатрикс Том в сейф не попадет, разве что банк штурмом возьмет, но, что мне по сути дает пара крестражей? Да ничего она не дает.
     Единственный способ подстелить соломку — испортить знакомый по канону ритуал возрождения. Найти магловского папочку Тома проблем не было. Все же Ридлы были аристократы. Могилку тоже обнаружил легко. Не семейный склеп, но на фоне остальных она выделялась. При помощи магии провел эксгумацию тела, а там и косточки дотла спалил, предварительно переместившись на другой конец страны. Еще и пепел в море развеял. У берегов Франции. Есть и другие ритуалы, но испорченный был самым простым. В принципе, можно было и не тревожить покойника, ну не тяну я на врага Воландеморта. Он мне еще ничего не сделал, а я, разве что останки папаши его спер. Учитывая любовь Тома к отцу, он мне скорей бы спасибо сказал, чем «Авадой» порицание вынес. Если бы жив был, конечно.
     До бедняги крестного у судей из Визенгамота все никак руки не доходят. Даже немного совестно. Вроде бы уже собрались его дело рассмотреть, а тут куча работы подвалила и снова стало не до Блэка. Буду надеяться, его порадуют газетные статьи о судах над пожирателями. Странно только, что Скитер не отметилась писульками про героических детишек, другие журналисты прям слюной захлебывались, строча статьи с героическим ликом Седрика. Как по мне, так весьма квелым ликом. Не по вкусу пришлись парню медные трубы. Надо будет извиниться. Подставил хорошего человека. Нехорошо вышло. Вот в поезде и подойду. Все равно в Хогвартс на нем планировали добираться. МакГонагалл и так за любимого Альбуса нам житья не даст, зачем же лишний раз нарываться. Женщина она старая, как бы с ней чего не приключилось. Назначат еще какую-нибудь жабу, наплачемся.

Глава 10

     Когда Риту Скитер спрашивали, откуда у нее информация, она всем с самым загадочным видом говорила о заслуживающих доверия источниках. Вот только, основным ее источником был один неприметный жук. В прямом смысле, с хитиновым панцирем и шестью лапками. Это была ее анимагическая форма. Узнать, что на самом деле произошло в день финальной игры чемпионата мира было несложно. Конспираторы из детишек были «курам на смех». И между собой они говорили вполне открыто, и взрослых, видевших, как лихо девушками командует Грейнджер, а парни слушались Поттера, хватало. Коллеги могли писать что угодно, ей же хотелось сенсации. Именно поэтому, она начала скрупулёзно собирать материалы и анализировать факты. Очень скоро стало понятно, что с мальчиком-которого-задвинули-в-тень все не просто. И вот сейчас, спрятавшись в купе под потолком, она внимательно смотрела и слушала.
     ***
     Обычный детский треп был прерван появлением Седрика Диггори, ставшего официальным героем того дня. Юноша зашедший в купе выглядел как свеженький инфернал. Бледный и с кругами под глазами. Неприметный жук подполз поближе к краю полки.
     — Привет, Седрик, ты что-то плохо выглядишь.
     — Привет, Гарри, я бы тебя придушил, если бы мог.
     — Что, так плохо? Да ты присядь.
     — Держи чай, приятель.
     — Спасибо, Невилл. Хуже некуда. Ты хоть знаешь, сколько мне приходит писем? А когда я пошел за покупками, мне шагу ступить не давали!
     — Зато все девушки твои.
     — Да не нужны они мне, я однолюб, мне кроме Чанг никто не нужен. У нас и вектора хорошо совпадают.
     — Тут мы с тобой похожи, — хмыкнул Гарри.
     — Ну да, вы с Гермионой с первого дня вместе, — порадовал Скиттер информацией Седрик.
     — Извини, что тебе приходится все это терпеть, но ты представь, каково бы пришлось мне? Сразу бы вспомнили, что я мальчик-который-выжил, и все, что на тебя свалилось, мне бы досталось в двукратном размере. К тому же, ты в этом году школу закончишь, тебе для карьеры полезно.
     — Только этим и утешаюсь. Ладно, я тут не только поплакаться, но и по делу.
     — Может, не надо?
     — Чего "не надо"? Я же еще и не сказал ничего.
     — Да и так ясно, парни раздухарились, решили, что им всем море по колено и вообще поголовно в авроры рвутся.
     — Вот поэтому ты и должен нас потренировать и мордой повозить. Чтобы не лезли куда не надо, но и случись чего, могли за себя постоять.
     — Раз ты это понимаешь, может сам и займешься? Мерлиновы подштанники, — скривился Гарри, — у тебя же ЖАБА.
     — Именно, да и не потяну я.
     — Вполне бы потянул, двигаешься ты правильно, сила есть, знания тоже, практики только маловато.
     — Мне вот интересно, у вас-то она откуда взялась?
     — Так мы же, благодаря Дамблдору, с первых дней втроем против учителей и собственного факультета были. Вот и тренировались до седьмого пота, чтобы хоть попытаться время выиграть, пока Герми убегать будет.
     — Что?!
     — Ну, — принялся терзать мочку уха Гарри, — мы с братишкой решили, что с нами, если зажмут, вряд ли что сильно плохое сделают, а ты девочка, старшим Уизли на нашем первом курсе по тринадцать было, в общем… сама понимаешь.
     — Ох ни хрена же на Гриффиндоре дела творятся! Извини, Гермиона.
     — Да ладно, не извиняйся, это ты еще мягко выразился. По попустительству Бороды много что в школе творилось. Вон цербера вспомни. Ужас ведь.
     — На самом деле я просто к самому худшему готовился, так-то, в общем, ничего особенного и не было, кроме тролля и цербера, что весь алознаменный чуть на ноль не помножили. Детство с нежно любящими меня маглами, проведенное в чулане под лестницей, оно как-то приучает на лучшее надеяться, но корку хлеба под подушку прятать, — пожал плечами Гарри.
     — С учетом нежной любви МакГонагалл к Дамблдору, боюсь, в этом году будет не лучше, — вставил свои пять копеек Невилл, чем расстроил Скитер. Впрочем, ей и обмолвки было достаточно.
     — Рона не будет, а это уже половину проблем убирает, а то и две трети, — резонно заметила Гермиона.
     — МакГонагалл не до вас, в этом году будет турнир трех волшебников. Батя по секрету сказал.
     — Ну хоть годик поживем спокойно. Спасибо, Седрик, порадовал, а то мы в школу как во вражескую крепость ехали.
     — Все равно, солнышко, не стоит расслабляться, вот чувствую, не минует нас чаша моя.
     — Прорвемся, — хлопнул широкой ладонью по плечу брата Невилл.
     — Ведь мы вместе, — взяла за ладони ребят Гермиона.
     — Спина к спине, плечом к плечу, — напел Гарри.
     — Ладно, пойду я, — поднялся Седрик, почувствовавший себя явно лишним.
     — Еще раз извини, что свалил на тебя эту муть с геройством.
     — Да ладно, для чего еще друзья, — улыбнулся Диггори и протянул руку.
     — Для помощи друг другу, — пожал ладонь Гарри.
     — Говорил же, надо было СОВ сдавать и сваливать, — вздохнул Невилл, когда Седрик покинул купе.
     — Братиш, не начинай.
     — Нев, ну не можем мы бросить таких как Седрик на съедение. Воландеморт и Дамблдор не успокоятся, сам же знаешь.
     — Знаю, просто это несправедливо. Почему Гарри должен всех прикрывать и на себя удары от пары этих пауков принимать?
     — А кому еще? Раз уж было пророчество, и нашлись два идиота, сделавшие его истинным, одновременно назначив меня избранным, придется изворачиваться.
     — Тому бы тебя, как зеницу ока беречь стоило.
     — Так борода наша светлая ему полного текста не сообщала.
     — Сам бы взял и сообщил.
     — Ага, письмо ему напишу. Дорогой, мол, Том, пишет тебе Гарри, да-да, тот самый, о которого ты убился тринадцать лет назад. Даже если бы он из-за своих крестражей не ку-ку на голову, все равно бы не поверил.
     — Сходил бы в отдел тайн и лично послушал.
     — Ага, потом бы посмотрел табличку, кто шарик туда отнес, и си-и-ильно бы усомнился.
     — Крестражи его надо найти да уничтожить.
     — И как ты их искать будешь? Есть, конечно, ритуалы, но они, мало того, что сложные и по нынешним временам запретные, так еще без образца не работают, а взять нам его, с тех пор как я поглотил тот кусок, что в моем лбу сидел, негде.
     Жук, что сидел на краю полки, капал бы слюной, если бы ему это позволяла физиология.
     — Между прочим, мог бы нам и раньше все рассказать, я на тебя до сих пор обижена, — ткнула локтем жениха Гермиона, чему весьма способствовало использование жертвы как опоры.
     — Ну, котенок, как бы ты отреагировала, скажи я тебе в первый день знакомства «привет, я Гарри Поттер», а потом бы сходу рассказал, как после очередного избиения, лежа при смерти, пытался, буквально отовсюду тянуть силу, и в итоге сожрал кусок души самого Воландеморта?
     — Пожалуй, решила бы, что ты псих.
     — Вот-вот, тем более, что в результате столь грубого поглощения, тот огрызок личности, что был в крестраже, даже пикнуть не успел. Поэтому я и знаний нормально не приобрел. Пришлось их, как бы вспоминать, читая заново книги. А толку от понимания, что ты раньше это знал, когда только что снова узнал?
     — Не приходится заново обдумывать.
     — Приходиться обдумывать ранее надуманное, никакой разницы.
     — Может, пойдем прогуляемся? — предложил Невилл, заранее предвидя очередной диспут на пару часов.
     — Пошли, — хлопнула в ладоши Гермиона, — мы же как сбежали, так и не общались больше ни с кем.
     — Идемте.
     ***
     Гарри, перед поездкой в школу, решил открыть правду или почти правду. Вряд ли Герми или Невиллу были принципиальны нюансы. Даже скажи он, что это крестраж Тома поглотил детскую душу, а он реинкарнация Темного Лорда, они бы его не оставили. Воландеморт и Воландеморт, для них он всегда будет Гарри. Если же ему хочется сменить имя, нет проблем. Будут звать по-новому, им не в тягость. Самым большим сожалением, доставшимся Гарри от прошлой жизни, была упущенная возможность сказать близким простые вещи. Открыть правду о своих чувствах. Почему-то он их всегда сдерживал и даже скрывал. «Таких откровений я не ожидала», — проскрежетал жук отползая в дальний угол. Рите Скитер было, о чем подумать.
     Прогулка по поезду затянулась. В каждом вагоне нашлась компания друзей-приятелей с которой посидели, новостями поделились, о лете поговорили. К себе в купе троица вернулась перед самым прибытием. Быстренько накинули мантии, Гермиона поправила прическу, Гарри подарил ей зачарованный гребень, теперь девушка могла легко совладать со своими непослушными волосами. Поезд остановился, и компания отправилась на выход. Поприветствовав Хагрида, сзывающего первокурсников, они заняли место в каретах, что вскоре должны были доставить их в школу.
     Немного необычно было видеть МакГонагалл на директорском месте и слушать ее речь, но в общем-то, когда-то нечто подобное должно было случиться. За встречу и распределение первогодок отвечал новый декан Слизерина и, по совместительству, профессор зельеваренья Гораций Слизнорт. Когда шляпа отправила последнего ученика к столу назначенного факультета, двери большого зала распахнулись, ударил гром, и под дешевые спецэффекты явился новый преподаватель ЗОТИ — Аластор «Грозный глаз» Грюм. Пройдя в тишине к профессорскому столу, новоприбывший занял свободный стул. Однако, это было еще не все. МакГонагалл порадовала гриффиндорцев тем, что временным деканом у них станет не кто иной, как отставной мракоборец, которого они имеют «счастье» лицезреть. Многие поежились, когда Грюм ободрил подопечных оскалом. «Неожиданный поворот», — подумал Гарри. «В Британии что, больше магов нет, кроме тех, что в каноне были?» — потеребил он привычно ухо.
     ***
     Похоже, зря мы волновались. Превращать факультет в учебку аврората Аластор не стал. Непростительные не демонстрировал. Вел себе спокойно ЗОТИ, изредка дополняя материал историями из богатой практики, и не досаждал львятам повышенным вниманием. Правда, в отличие от МакГонагалл, он хоть в гостиную факультета изредка забредал, окидывал своим орлиным взором подведомственную территорию, опрашивал старост. Эти неожиданные визиты, весьма благодатно сказались на атмосфере царящей в башне. Тем более, что первый же шухер от нового декана, изрядно уменьшил количество всяких магических штучек, мешающих спокойному времяпрепровождению. Кусачие йо-йо и прочие, визжащие-вопящие и просто беспорядочно носящиеся игрушки, были уничтожены на месте, а старосты лишились значков. Сурово, зато эффективно. К фляге наш временный декан по сто раз на дню не прикладывался. Что вселяло робкую надежду спокойно прожить год, а не быть втянутым в какую-нибудь авантюру.
     ***
     «Гарри Поттер», — провозгласила МакГонагалл поймав четвертый листок вылетевший из кубка. «Ять», — выругался я даже не пытаясь скрыть охватившей «радости». Ведь казалось, все наладилось. Учителя нас никак не выделяли. Учеба шла спокойно и размеренно. За предыдущие годы мы выдохлись и теперь существенно сбавили темп. Еще бы, семилетнюю программу вдвое быстрей освоили, да еще и дополнительно много чему научились. К тому же, все удачно вышло с тренировками отличившихся летом ребят. Профессор Флитвик был не против организовать дуэльный клуб, так что теперь, по выходным, все мальчишки в нем отрывались. Многие представительницы прекрасной половины тоже были не против помахать волшебными палочками. Все же хорошо складывалось, а тут, на тебе, привет от канона.
     Удивленные взгляды гостей, бурные аплодисменты однокашников, бестолковая суета организаторов. Взволнованная Гермиона и насупленный Невилл, обводящий зал тяжелым взглядом. Грустно это все. Из общей колеи только авроры и лично прибывший министр магии выбивались. Первые начали деловито опрашивать всех и вся, второй позировать перед сворой сопровождающих его журналистов и раздавать обещания. Подбросившего бумажку с именем так и не нашли, зато бурную деятельность изобразили на отлично. Шум, гам и как итог, волнующий лично меня, сообщение о том, что магический контракт заключен, а значит: «наша подводная лодка приветствует вас, мистер Поттер. Начать погружение!». Ладно, поучаствую, куда деваться. Не хотелось бы лишиться магии, привык я к ней, сроднился.
     Был и условно положительный момент, за самообразование взялся такими темпами, что раньше и не снились. Еще бы, жить-то хочется. Да и желание точку во всей этой катавасии поставить имеется. Мы с Диггори решили готовиться совместно. В газетах тут же появились статьи о настоящем герое, друге и вообще отличном парне Седрике, взявшем шефство над юным чемпионом. Школьники, от мала до велика, тоже приняли посильное участие в наших тренировках, что еще больше сплотило факультеты. Хагрид не подвел, заранее показал драконов. Канон каноном, но сомнения оставались.
     И вот настал день первого испытания. Мне «посчастливилось», достать фигурку Венгерской Хвостороги, самого злобного и опасного из четырех драконов. Судьба, мать его тудыть в качели. Ладно, разберемся как-нибудь. «Гарри Поттер!» — вот и мой выход объявили, что ж, не будем заставлять публику ждать. Выбрался из шатра, толпа приветственно взревела, прям гладиатором себя чувствую. Поднял руку с зажатой в кулаке фигуркой дракона, чем вызвал новый прилив энтузиазма болельщиков. Сдержался, чтобы не проорать про идущих на смерть или еще что-то в том же духе выдать. Посмотрел на дракона, не понравилась. Я ей, видимо, тоже не особо глянулся, так как она весьма красноречиво пыхнула огнем, метров этак на пять-шесть. Пора за дело, вдох-выдох, собраться. Вперед.
     Мудрить не стал и воспользовался планом номер один. Седрик быстро справился, так будем надеяться, и у меня все получится. Трансфигурирую из камней нескольких големов, набрасываю на них защиту и отправляю на убой. Дракониха не подвела и за минуту переловила посланцев. Вот только ящерица огнедышащая, немного увлеклась и упустила, как за спиной еще один возник, а потом стало поздно. Горилоподобный уродец схватил артефакт, оформленный под золотое яйцо, и швырнул его мне. Хвосторога, наверно, могла бы поймать или уничтожить огнем летящий предмет, но предпочла атаковать врага, что оказался вблизи кладки. Расчет на психологию крылатых огнеметов полностью оправдался. Трибуны ревели и аплодировали стоя. Людо Бэгман разливался соловьем, правда, не столько в мою честь, сколько в честь Седрика так отлично подготовившего младшенького.
     Вот и славненько, вот и ладненько, пусть Диггори делает карьеру, а я уж как-нибудь обойдусь презренным металлом. Самим Чемпионам ставки делать запрещено, но это же такая мелочь, ведь у меня есть невеста и брат. По итогам первого тура, в лидерах Седрик, на последнем месте я. МакГонагалл выставила наименьшую оценку, повторять нехорошо. По-моему, ее даже Каркаров, явно подсуживающий Краму, не понял. Да и мадам Максим, возглавлявшая французскую делегацию, явно с неодобрением покосилась.
     Вечером состоялся пир в честь успешно справившихся с трудностями чемпионов. Ничего особенного, в общем-то. Много слов от облеченных властью и желающих в прессе засветиться, как по мне, так оно того не стоило. Из-за болтовни, еда на столах чуть не на два часа позже обычного появилась, изрядно проголодавшимся детям было не до разнообразия и экзотики, быстрей бы червячка заморить. Так себе пирок вышел, на троечку.
     Загадка яйца для меня таковой не была, но и озвучивать отгадку не стал. Порассуждал только в слух немного, предположений разных набросал. В итоге, Седрик через пару дней принес текст песни-подсказки. Так как рядом с замком имелось всего одно озеро, и в нем как раз обитали русалки, понять, что нас ждет во втором туре было элементарно. «Как погружаться будем?» — спросил Седрик и получил в ответ лекцию о жаброслях от Невилла. Мы с этими чудными водорослями были довольно хорошо знакомы.
     Из-за рождественского бала и обязанности его открывать, пришлось остаться на каникулах в школе. Удалось лишь на пару часиков вырваться к Грейнджерам, но это было не то, чего хотелось бы. На фоне Флер, чемпионки турнира от французов, мы с Гермионой не блистали. Смотрелись хорошо, но эта девушка, с примесью крови вейл, на танцполе оказалась вне конкуренции. Тем более, ее партнером оказался профессионально занимающийся танцами сокурсник. Да и ладно, мы с Герми для себя танцевали, а не на публику работали. Седрик с Чанг тоже не пытались вызвать всеобщих ахов-охов. Крам, как лучший ловец современности, славой и вниманием был обеспечен с переизбытком. У меня вообще сложилось ощущение, что танцы ему в тягость. Нормально, в общем, Рождество встретили, не на что жаловаться по большому счету.
     ***
     Пришла пора второго тура испытаний, и судьи отобрали у нас приготовленные жабросли. По правилам, кроме волшебной палочки, ничего больше на старте быть не должно. Пф. Не должно так не должно. Дождались стартового сигнала и манящими чарами вернули изъятое. Пакетики к нам прилетели прямо с судейского стола. А что? Все по правилам. В каноне, вон, Гарри метлу призвал, и никто ему и слова не сказал. Пожевали, подождали, занырнули. Маяться дурью и искать указатели не стали, поплыли сразу в деревню русалок. Седрик, по нашей с ним договоренности, сразу Чанг освободил и назад рванул, семья у парня особым достатком не отличается, ему тысяча галеонов хорошее подспорье. Опять же, образу героя надо соответствовать. Я же решил Флер подстраховать. Слава Мерлину, француженка справилась с испытанием сама. Результаты были аналогичны первому туру. Седрик первый, я последний.
     Весна пролетела как-то чересчур быстро. За пикничками и ночными прогулками с Гермионой, незаметно наступило время третьего тура. Гигантский зеленый лабиринт, в сумраке которого не видно ни зги с одной стороны, и полные трибуны болельщиков с другой. Заплатившие немало денег за билет бедняги, которые снова ничего толком и не увидят. Организаторы шоу такие организаторы. Слов нет. Краткий инструктаж, из которого чемпионы неожиданно выяснили, что кто первый кубок схватит тот и победил. На кой, спрашивается, нужны были баллы на других этапах, тем более, что нас даже одновременно с разных сторон запустили. Ладно хоть дозволялось на помощь звать. Я, поддавшись временной слабости, рассмотрел вариант тут же воспользоваться возможностью и выйти из числа участников, но, посмотрев на трибуны, только матом себя покрыл и палочку волшебную покрепче стиснул. «Старт!» — проорал Бэгман и запустил в воздух магический фейерверк. Красиво и громко.
     ***
     Бегу неспешно в сумраке, по сторонам поглядываю. Это очень хорошо, что у меня очки есть. От линз еще на первом курсе отказался, замучался с ними. Наложил на стекла чары, частично глаза изменил, теперь прекрасно вижу все, включая магию. Последнее, конечно, временное явление, долго заклинание на неподготовленной основе не продержится, да и качество весьма посредственное, но мне хватает. Никаких хитрых ловушек организаторы не ставили, маскировкой чар пренебрегали, так что пятна и препятствия, насыщенные магией, я просто обходил стороной. Очередной поворот вывел на преграждающую проход кучу песка. Она аж на миг ослепила, так в ней волшебства много было. Впрочем, с боков можно было без проблем пролезть, только собрался перекинуться и прошмыгнуть, как препятствие зашевелилось и превратилось в сфинкса.
     — Ответишь на мою загадку, пропущу, нет, пойдешь другим путем.
     — Спрашивай, — поджимаю плечами, условия-то вполне себе приемлемые.
     — Кто не имея ни рук, ни ног, картины рисует?
     — Мороз, принтер, экран, плоттер. Любой под твои условия стопроцентно подходит.
     — Ответ должен быть только один! — взревело обиженно чудо-юдо заморское. — Новый вопрос. Кто утром ходит на четырех ногах, днем на двух, а вечером на трех?
     — Человек. — Не стал я в этот раз умничать и выделываться.
     — Правильно, проходи, — довольно рыкнул сфинкс и рассыпался песочком.
     Упрашивать себя дважды не стал, да и некому уже было. Побежал дальше, задаваясь вопросом: «Это сфинксы такие некондиционные нынче или их проинструктировали?». Скорей всего второе. Бежал себе бежал и до Крама добежал. Впрочем, Виктору было не до меня, он пытал Круциатусом Флер. Та уже хрипела, сорвала голос от крика. Драться с болгарином и геройствовать не стал, отступил в тень, наложил на себя маскировочные заклинания и выдал в небо сигнал спасателям. Так оно быстрей и, главное, надежней будет. Заодно и Крама от подчиняющего избавят, а может и того, кто его наложил поймают. В последнее слабо верится, но вдруг повезет. Может Виктор запомнил, кто на него Империо наложил.
     Сколько веревочка не вейся, а конец все равно найдется. Добрался я до центра лабиринта, но к кубку бросаться не стал. Замер, огляделся, прислушался, все это в частично измененном виде. Обнаружил крупного акромантула сидящего в засаде. Восьмилапый, как ему и положено, расположился у выхода. В лесу нашем Запретном, они тоже предпочитают между пары деревьев у троп жертв поджидать. Обновил маскировочные чары и стал подкрадываться к охотнику. Пауки отлично чувствуют вибрации, заглушающее на ноги ее немного снижает, но не так хорошо, как хотелось бы. Метров на десять-двенадцать сумел подобраться, прежде чем акромантул начал беспокоиться. Широкое режущее, напитанное силой, рывок жертвы, в последний момент что-то почувствовавшей. Хруст хитина и довольно противный запах. Разрубленный до середины головогруди, лишившийся трех лап монстр, пачкая округу кровью и волоча внутренности, уполз куда-то вглубь лабиринта.
     Пока разбирался с засадой, прискакал Диггори, меня под чарами он не заметил и вообще к кубку поспешил. Пришлось приложить шустрика парализующим. Трансфигурировал парня в камень и убрал в карман. Пусть пока в таком виде побудет, так для него всяко безопасней. Полностью перешел в боевую форму, еще раз наложил комплекс маскировочных. Вдох-выдох, собраться, отогнать страх, это надо мне, Гермионе, брату, друзьям. «И почему мне раньше мысль о пулемете не пришла», — произнес тихонько и взялся за кубок. Рывок мгновенного перемещения и явно не судейская трибуна перед глазами. Разве что ее на кладбище перенесли, пока чемпионы по лабиринту плутали. Приземлился на лапы и тут же бесшумным прыжком ушел в сторону, укрылся за каким-то парным надгробьем и навострил уши.
     — Где мальчишка?! Найти немедленно! — раздался писклявый голосок.
     — Да, господин, — ответили минимум четверо.
     Я вас слышу, я вас вижу, а вот вы меня нет, мвухаха. Так, это нервное. Расклад у нас довольно интересный. Лестрейнджи, в полном составе шарятся по кладбищу, а еще один тип, с младенчиком Воландемортом на руках, стоит у котла. Интересно, как они из Азкабана сбежать умудрились? Не самая страшная и надежная тюрьма, а какой-то проходной двор. Хм, ну, вообще-то, по моей вине туда недавно массовый завоз новых заключенных состоялся. В довольно-таки авральном темпе. Стоп. Хватит думать о ерунде. Действовать надо.
     Тому с охранником было далеко до акромантула, с трех метров приложил парочку парализующим. Даже подхватить успел, что бы не дай Мерлин шумом падения не привлекли внимания. Конечно, Лестрейнджи далеко разбежались, но мало ли. Призвал волшебные палочки обездвиженных, и тут же бросил их в пылающий под котлом огонь. Трансфигурировал обоих в камень, пусть пока из себя статую изображают. Воландеморт, конечно, сильный маг, но все же он сейчас не в форме, да и я кое-чего стою. Уж с полчаса заклинание точно продержится, да и потом, без волшебных палочек они не слишком-то опасны будут. Теперь можно и в кошки-мышки с остальными поиграть.
     Белла, лучший боевик лорда и просто маньячка, стала первой мышкой. С пяти метров получила парализатор и следом за ним изменяющее. Плюс еще один камешек. Братцы Лестрейнджи были ничуть не лучшими бойцами. Похоже, все трое еще толком от Азкабана не отошли. Сколько они на свободе? Месяца три-четыре, вряд ли больше. Как-то оно вообще все просто и банально вышло. Не ждали они от школьника особой прыти. Не зря табель у меня посредственный и на экзаменах не блистаю. Впрочем, герои ведь, зачастую, появляются в результате ошибок командиров и просчетов в планировании. Четыре года к чему-то такому готовился, только сейчас это и понял, раньше-то все было как-то на подсознательном уровне. Упаковал статую в карман, попутно обновив заклинания. К черту рассуждения. Заканчивать надо. Акцио кубок. Рывок в районе пупка и передо мной жюри, куча свидетелей на трибунах и самое главное — министр магии с дементором за плечом.
      — Господин, министр! — усилив голос сонарусом ору так, чтобы слышали все, — мне срочно требуется помощь вашего охранника!
     — Что случилось, мистер Поттер?!
     — Да я тут Воландеморта поймал! А он, гад, крестражей наделал! Пусть его ваш дементор выпьет! Часть без целого не возродится!
     — К-как Во-во-воландеморта?! — опешил Корнелиус.
     — Кубок ловушкой оказался! Меня на какое-то кладбище перенесло! Там эти вот были!
     Под ошарашенные взгляды вытряхнул из кармана камни, махнул палочкой возвращая им человеческий вид. На всякий случай, тут же еще раз всех приложил парализующим.
     — Вот! — поднял гомункула повыше, на всеобщее обозрение — Это Том! Он же Воландеморт! Он же Лорд Судеб! В пеленках!
     Иногда, очень полезно иметь в министрах труса. Фадж, наплевав на все и вся, немедленно отдал команду дементору, и тот, с огромным удовольствием, залюбил Воландеморта. Окаменевшее состояние жертвы на энтузиазме палача не сказалось совершенно. Поцелуй дементора был страстным, искренним и окончательным. Без обжалования и права на помилование. В качестве индикаторов у нас имелись пленные пожиратели. Как только Лорд получил свое, их метки тут же, на глазах у многочисленной публики сошли на нет. Можно сказать, Дамблдор в каком-то смысле был прав. Том не знал любви, не понимал ее силы, ну и вот, познал теперь, пусть и в своеобразной манере. Туда ему и дорога.
     — Господин министр, позвольте пожать вашу мужественную руку и первым поздравить с окончательной победой над Воландемортом.
     — Д-да-да, спасибо, Гарри.
     Утренний пророк вышел с фотографией, где мы с министром жмем друг другу руки, а на заднем фоне авроры уводят полностью сломленных пожирателей. Особенно выделялась одна рыжая головенка. Перси и в каноне попытался сделать карьеру в захваченном Томом министерстве , так что я не сильно удивился, когда его в компании Лестрейнджей и Воландеморта обнаружил. Не было у этого карьериста другого пути, после того памятного Рождества.
     Сириусу пришлось еще немного побыть в бегах, хоть министр, по моей просьбе и написал помилование, но печатать его на первой полосе никто в ближайшее время не собирался. Были новости поинтересней. Например, о том, как сбежали опасные преступники. Оказывается, им помог ни много ни мало, а сам Альбус Дамблдор. Естественно, лично он своей белой бородой не тряс, на него через освобожденного из сундука Грюма вышли. Осерчал отставной мракоборец на дедушку. Очень ему не понравилось, когда бывший директор его в спину заклятьем приложил. Подвела Аластора его паранойя. Хотя, если уж великому светлому волшебнику, которого всю жизнь знаешь, не доверять, так кому тогда вообще верить? Как бы там ни было, вслед за Люпином в бега и Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор подался, неуютно ему на родине стало.
     — Ну что, друзья, похоже, мы победили?
     — Ох, Невилл, не зарекайся. Я хоть и не пророчица, но чую, нас еще ждут приключения.
     — Но сегодня-то можем праздновать! Айда по паре сливочного пива оформим.
     — Дельная мысль, братишка.
     — Согласна.
     Темный кот и белая кошка запрыгнули на крепкого парня, который только рассмеялся и, подхватив хвостатых, посадил себе на плечи. Что ему, в тягость что ли друзей потаскать? Тем более, что путь до Хогсмита можно и через лес срезать, а в нем, скрывшись за деревьями, и самому в топтыгина перекинуться. Приятно это, холкой о кору тереться и когти точить.
     Эпилог
     — А сказку?
     — Ну слушайте. В некотором царстве, в тридевятом государстве, правил колдун, он не был злым, наоборот, думал что делает добро, только он считал, что лучше всех все знает…
     — … и тогда расколдованный принц, прощенный своими учениками, бросился на него и разорвал.
     — А потом вы с папой поженились, — сонно пробормотала девочка.
     — Да, — наклонилась Гермиона и поцеловала дочку в лоб. — Спите, — поправила она одеялко сыну.
     — Уснули? — отложил газету Гарри.
     — Угу. Устала я что-то.
     — Еще бы, новый учебный год на носу.
     — Минерва с поста уходить собралась.
     — Да она уже третий раз собирается.
     — В этот раз она всерьез. Совсем что-то сдала.
     — Да и ладно, из тебя получится отличная директриса. Я же с постом начальника авроров справляюсь.
     — Тоже мне, сравнил.
     — Ну да, сотни детишек пострашнее Азкабана будут.
     — Вот-вот. Ты, кстати, когда василиска навестишь?
     — Что, скучает шланг?
     — Еще как, ко мне недавно приползал, мордой тыкался и шипел жалобно.
     — Завтра загляну, работы много, сама понимаешь, предвыборная кампания.
     — Да с той книгой, что про тебя Скиттер написала…
     — Вот это-то меня и пугает.
     — Ладно, — прикрыла ладошкой рот Гермиона, — спать пойдем.
     — Ага, — зевнул Гарри. — Твои на выходных с Лонгботтомами приедут?
     — Угу, вечером будут.
     — Приготовлю им пирог, давно что-то не кулинарил.
     — Было бы хорошо. Тортик сделаешь?
     — Сладкоежка.
     — Ага.
     — Ладно, пошли уже в кроватку.
     — М-р-р-р, — сказала белая кошечка.
     — Мяу, — ответил черный кот.
     ***
     Хагрид постучал могучим кулаком в резные двери и отступил назад. Дети с любопытством смотрели на вышедшего к ним крупного мужчину с деревянным посохом в руке. Им показалось, что он даже больше приведшего их полувеликана. Холодный требовательный взгляд, оглядевший сбившихся в кучку детей, заставлял отводить глаза и вспоминать все реальные и мнимые прегрешения. Узловатый посох, с навершием из черного полированного камня, загадочно мерцал и будоражил воображение. В голову лезли сказки и легенды о могучих колдунах и друидах прошлого.
     — Профессор, я привел учеников, — расправив плечи, отчитался Хагрид о выполнении порученного дела.
     — Очень хорошо, — степенно кивнул Невилл. — Здравствуйте, дети, — улыбнулся он малышам, от чего вмиг утратил все свое суровое величие. — Идемте, — махнул он широкой ладонью и развернулся к дверям. — Вас ждет много интересного, — повернул голову знаменитый на весь мир магоботаник и… озорно подмигнул, да так, что большинство не удержалось от улыбки.
     Как-то тепло им всем стало, стылый сырой ветер, словно испугавшись, сбежал в горы, а детей окутало волшебное тепло. Сами собой ушли волнения и тревоги, появилось ощущение уюта, кое-кто был готов биться об заклад, что уловил запах пирогов. «Как дома», — подумали в тот миг десятки малышей и без страха шагнули под своды древнего замка. Легко и беззаботно переступив его порог.

Оценка: 8.11*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"