Алексенцева Екатерина Вадимовна: другие произведения.

Червоточина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    За каждой червоточиной - новые горизонты, новые планеты. Может быть, если очень повезёт, даже населённые. И за этой совершенной червоточиной точно скрыто нечто совершенно прекрасное. Надо только пройти через неё.

  
  Червоточина
  
  Эфрик Даннелс удовлетворённо улыбался, глядя на строки данных, выдаваемых терминалом. Его расчёты оказались верны, все предварительные схемы сошлись с реальными. Даже удивительно, что не было никаких отклонений. Червоточина оказалась именно там, где он предполагал. Аномалии пространства и гравитации, изменения светового потока: всё указывало на то, что она будет здесь, но всё равно он боялся ошибиться. Такое уже случалось, и не раз, и не только с другими астрофизиками. Прошлая червоточина, предсказанная Эфриком, оказалась ложной. Всего лишь огромный булыжник из какого-то странного сплава металлов - его до сих пор изучали. Но каким бы интересным не был этот сплав, он всё равно не мог сравниться с настоящей червоточиной. Эфрик тогда едва не бросил свои исследования и не уехал по настоянию брата домой, заниматься семейным ресторанчиком на одной из терраформированных лун Беты-семь. Но упрямство всё-таки победило, и вот теперь, пять лет спустя, он нашёл её. Свою червоточину, проход в иные части галактики, вселенной, к новым планетам. Конечно, вряд ли ему повезёт так же, как Мервику. Чарльз Мервик шестьдесят лет назад наткнулся на червоточину, ведущую к населённой планете. Путь к иной разумной жизни - невероятная мечта всех, кто занимается поиском таких вот проколов пространства.
   - Агнет, что там со стабильностью? - Эфрик поручил большую часть расчётов своим ассистентам. Молодые и амбициозные, они уверены, что когда-нибудь будут стоять на его месте, преисполненные триумфа. Он и сам был таким же.
   - Стабильность подтверждаю, профессор Даннелс. - Ответила Агнет, рыжеволосая девушка, ещё совсем недавно слушавшая лекции в столичном университете. Довольно резкая и необщительная, она была хорошим специалистом, настоящим гением своего поколения.
  Ректор университета, Джаред Зайберик, старый друг Эфрика, лично рекомендовал её в эту экспедицию, как только узнал, что профессор Даннелс решил лететь лично. Агнет была талантливой девушкой, исполнительной, спокойной, глупо такой отказывать.
   - Червоточина в расчётных координатах, профессор. - Добавил Хэмми, ещё один ассистент. Не такой талантливый, зато работал с Эфриком уже давно и понимал буквально с полуслова. - Стабильна и по предварительным данным пригодна для движения звездолётов.
   - Что же там, на той стороне? - Ни к кому не обращаясь, спросил Эфрик. Это всегда загадка, всегда приключение. Никогда не угадаешь, в какую часть вселенной ведёт червоточина.
  Корабль подошёл на подходящее для более детального исследования расстояние. Эфрик поднялся на мостик, чтобы обговорить с капитаном их дальнейшее расписание и маршрут. Исследовать новые червоточины соглашались далеко не все космолётчики - вроде бы у них на этот счёт было какое-то старое суеверие. Как учёный, Эфрик всегда относился к таким вещам скептически. Но его капитан была удачлива, хотя и часто рисковала. Потому она и согласилась сопровождать его экспедицию и даже пройти сквозь червоточину, если та окажется стабильной.
  Эфрик немного побаивался капитана Зои Вранич, хотя он побаивался всех сильных и волевых женщин. И что уж лгать - женщин вообще. Они порой казались ему большими инопланетянами, чем представители всех тех немногих рас, с которыми земной цивилизации довелось столкнуться за время освоения космоса. Те хотя бы разительно отличались внешне.
   - Вы наконец-то почтили нас своим присутствием, профессор Даннелс. - С лёгкой усмешкой сказала капитан Вранич. Её забавлял этот суетливый, но по-детски мечтательный профессор, с такой надеждой вглядывающийся в черноту космоса. Один из немногих, кто ещё верит в чудо.
   - Она уже видна? - Вместо приветствия требовательно поинтересовался Эфрик. Все условности и правила можно соблюсти и потом, сейчас самое важное лежало перед ним. - Червоточина уже показалась?
   - Да, профессор. Можете сами посмотреть. Она здесь. - Капитан Зои указала Эфрику на монитор. Она была там, прекрасная и почти совершенная по форме. - Хотя, на мой взгляд, довольно странная.
   - Странная? Что вы хотите сказать, капитан? - Встревожился и насторожился Эфрик. Сейчас он готов был вцепиться в глотку всякому, кто усомниться в совершенстве его найдёныша.
   - Я видела много червоточин, профессор. Очень много. Эта слишком уж идеальная. - Равнодушно глядя на монитор, сказала капитан Вранич. - И от этой идеальности мне как-то не по себе. Да и выглядит она немного иначе, не так, как остальные.
   - Я ничего такого не вижу! - Рассерженно ответил профессор Даннелс. Опять эти суеверия! Он-то думал, что нашёл себе отважного капитана, ветерана, космопроходчика, а оказалось, что она такая же, как и все остальные. Боится всего нового и доверяет своим страхам больше, чем научным фактам.
   - И никто не видит. - Тихо добавила капитан Зои. Она не сомневалась, что он так скажет. Все учёные одинаковые - готовы едва ли не глотки рвать за свои теории. Они совершенно не способны думать логически в полушаге от победы.
  Согласовать планы работ оказалось достаточно сложно. Корабль не мог подойти достаточно близко. Никто из экипажа и не хотел, благо инструкции прикрывали это их нежелание помогать отважным учёным. Червоточина не изучена и может оказаться нестабильной, захлопнуться с любой момент. Эфрику пришлось довольствоваться данными с зондов. Кроме того, на втором часу работы рядом с червоточиной начались проблемы с оборудованием в носовой части корабля. Капитан Вранич все силы бросила на их решение, оставив учёных предоставленными самим себе.
   - Капитан, у нас проблемы в третьем отсеке. - Лейтенант Майерз протянул капитану планшет. Зои недовольно нахмурилась, просматривая донесения. Ещё одна поломка оборудования - на этот раз отключился обогрев в жилой зоне. И три случая психоза. На кораблях такое случалось, но три сразу?
   - Позовите ко мне профессора Даннелса. Немедленно. - Зои не была суеверной, вернее, верила в свою удачу и объяснимость всего на свете, даже того, что кажется откровенной мистикой. За её плечами были и спасательные миссии, и исследовательские, она повидала всякое. Но это всякое должно быть в меру.
  За то время, пока лейтенант Майлз искал увлёкшегося исследованиями профессора, успело произойти ещё одно неприятное событие - перегорела навигационная панель. Как ни странно, дублирующая, неактивная в стационарном режиме полёта корабля. Капитан всё больше убеждалась в том, что с червоточиной что-то не ладно, но учёные, кажется, были в полном восторге.
   - Вы отрываете меня от очень важной работы, капитан! - Вместо приветствия начал возмущаться Эфрик. Ему как раз пришли данные от одного из зондов, и он уже начал их просматривать. Судя по характеристикам, они могли наткнуться на разумную жизнь по ту сторону. - Кажется, мы стоим на пороге настоящего триумфа!
   - Нет, профессор. Мы уходим отсюда. - Холодно посмотрел на застывшего как в криокамере учёного. - Сворачивайте все работы, я даю вам полчаса.
   - Капитан Вранич, вы что, не понимаете? Вы хоть знаете, как важны червоточины? Это единственный доступный нам путь в далекие звёздные системы, в другие галактики! Это новые планеты для заселения, новые ресурсы, и, если очень повезёт, новые контакты! - Эфрик сам не заметил, как подошёл к Зои вплотную. Он не мог поверить, что капитан готова свернуть столь важные исследования из-за пары поломок. - Это просто недопустимо!
   - На этом корабле капитан пока что я. И я не намерена рисковать экипажем. Мы дождёмся возвращения зонда, отправленного на ту сторону, и немедленно уберёмся отсюда. - Она говорила спокойно, но внутри клокотал гнев. Человек, привыкший работать в кабинете на уютной планете или станции, ничего не может знать об опасностях космоса! - Изучите все данные в спокойной обстановке, тогда и решим, стоит ли посылать сюда ещё одну экспедицию.
   - Это мы ещё посмотрим! Попомните мои слова! Ещё посмотрим! - Эфрик буквально выбежал с мостика. Он не собирался сдаваться. О нет! Он ещё покажет этой глупой женщине, на что способны настоящие учёные.
  Капитан Вранич устало прикрыла глаза. Судя по расчётам, зонд должен был показаться с этой стороны червоточины через десять минут. Будь её воля, она легла бы на обратный курс уже сейчас, но тогда заткнуть учёных уже не удастся. Будут проблемы, но лучше перестраховаться и получить выговор, чем потерять корабль и экипаж.
   - Капитан. - Лейтенант Майлз подошёл с очередным докладом. Судя по его лицу, новости опять были плохими. - Ещё пять случаев психоза, два с галлюцинациями. И вышли из строя сенсоры на правом борту.
   - Полчаса, Майлз. Мы уходим отсюда через полчаса. - Устало ответила ему Зои. Космос может странно влиять на людей. Иногда он порождает то, что они не могут себе даже представить. Мало кто задумывается над тем, что таится в этой чёрной бездне. А может, всё это и не существует без них, людей? Порой Зои казалось, что добрая половина ужасов космоса - это лишь особенность восприятия людьми излучений, радиации, пустоты. Для других рас и для самого космоса - это всего лишь явления. Как метеорит - это всего лишь объект, пока он не пробивает обшивку или не падает на планету.
  Но полчаса ей никто не дал. Зонд, который они отправили на ту сторону, так и не вернулся. Зато произошло ещё несколько поломок. Устранить их удалось быстро, но вот выяснить причины инженеры так и не смогли. Через двадцать минут на мостик заявился Эфрик, сияющий злорадством, и сунул Зои в лицо какую-то распечатку.
   - Вот, любуйтесь! Я связался с вашим руководством и переслал им все данные, которые мы успели получить! - Эфрик гордо выставил вперёд подбородок и ухмыльнулся. Командование космофлота не смогло устоять перед перспективой нового контакта и одобрило все его предложения. - И вам было приказано немедленно отправляться на другую сторону червоточины.
   - Я отказываюсь. Она не стабильна. - Ответила Зои неживым голосом. Приказ командования, составленный в такой форме, не подлежал обсуждению. Договориться и объяснять было бесполезно. - И я так понимаю, вы связались с моим начальством в обход меня, капитана этого корабля?
   - Да! Да, именно так, капитан Вранич! Вы препятствуете совершению величайшего открытия этого века! - Глаза Эфрика лихорадочно блестели. Все его расчёты были верны, данные идеальны. И это его собственное достижение. После стольких лет, после отчаянья и ошибок он наконец нашёл её, свою самую совершенную червоточину. - Она стабильна, даже стабильнее, чем надо!
   - Зонд ещё не вернулся. - Холодно напомнила Зои. В тексте приказа было указано, что в случае неподчинения командование кораблём переходит к Эфрику Даннелсу, гражданскому.
   - Да кому он теперь нужен, этот зонд! - Эфрик восторженно рассмеялся. - Мы летим туда!
  
  Корабль двигался легко, все приборы работали на удивление хорошо, без малейших задержек и сбоев. Словно их приглашали. Зои стояла на мостике и смотрела вперёд, на приближающуюся червоточину. Зрелище было, надо сказать, красивым. Всполохи и переливы, разноцветный огонь в безмолвии и вечной темноте. Он вытягивался, расплёскивался, словно обнимал корабль. И там, в глубине, угадывалось нечто, что им ещё только предстояло увидеть.
   - Всем приготовиться к переходу через червоточину. - Капитан Зои Вранич напряжённо всматривалась в разноцветное марево всполохов, безуспешно пытаясь разглядеть, что же скрывается там, за маревной завесой.
   - Любуетесь? - С нескрываемым восторгом спросил её стоявший рядом Эфрик Даннелс. Он ждал, терпеливо ждал, и вот, наконец, его награда так близка.
  Корабль тряхнуло, всполохи за бортом растянулись в линии. Компенсаторы напряглись, силовое поле защиты корабля работало на максимальной тяге. Это было необязательной мерой предосторожности, но капитан приказала максимально обезопасить корабль.
   - Долго идём. - С беспокойством в голосе сказала Зои. Обычно переход длится секунды, даже тошноту почувствовать не успеваешь. А этот никак не заканчивался, и от мельтешения цветных полос на мониторах бунтовали все чувства.
  Корабль вышел из червоточины плавно, никакой тряски, только мигнули мониторы. Капитан Зои облегчённо вздохнула, но уже через секунду поняла - зря. Датчики показывали что-то невозможное, они не могли определиться даже с температурой за бортом. Навигатор и пилот беспомощно смотрели на неё, они ничего не могли сделать, не имея никаких координат и ориентиров.
   - Что это? - Поражённо прошептал Эфрик, глядя на мониторы внешнего обзора. Они ещё работали, но показывали что-то совершенно невозможное.
  Больше всего это напоминало фосфорицирующий молочный суп, в котором плавали какие-то геометрические объекты. Белесая пелена переливалась и словно перетекала саму в себя. Зои Вранич замерев смотрела на это безумие. Через некоторое время она начала понимать, что видит гораздо больше, чем когда-либо. Объекты не были трёхмерными, это были не просто фигуры, а некие многомерные объекты, которые она не могла увидеть целиком. И пространство вовсе не было белым - это было немыслимое сочетание цветов, некоторые из которых были просто невозможны в привычной физике света.
   - Если бы я знала. - Медленно ответила она. Чем дольше она смотрела на то, что происходило на мониторах, тем больше видела, и тем сильнее начинали болеть глаза и голова. - Щиты на максимум.
   - Есть щиты на максимум. - Ответил начальник безопасности. С третьей попытки он всё-таки смог их поднять. - Красный уровень тревоги.
  На мостике словно из неоткуда появился шарообразный переливающийся объект. Он сверкал и извивался, растекаясь по всей многократности своих измерений. Зависнув на какое-то время, он начал двигаться.
   - Какая красота. - Восхищённо выдохнул Эфрик, протягивая руку к неведомому объекту. Разве это не то, что он искал, разве это не иная форма жизни?
   - Отойдите от него! Он опасен! - Закричала Зои. Она не могла пошевелиться, завороженная жуткой красотой объекта. Её голова болела всё сильнее, а из глаз по щекам текло что-то влажное и тепловатое.
  Эфрик только покачал головой. Его переполнял восторг и безграничная любовь к этому невиданному существу. Совершенно не имело значения, что там происходит за обшивкой корабля. Совершенно не важно, что все датчики сошли с ума. Его переполнял восторг, обожание, счастье.
  Объект приблизился к протянутой руке учёного и коснулся пальцев. И всего через секунду Эфрик страшно закричал. Переливающийся сфероид стал втягиваться внутрь его тела. Зои поражённо смотрела на происходящее, но ничего не предпринимала. Даннелс сам выбрал свою судьбу, спасти его она уже не могла, а разделять его участь - не хотела. Несколько минут невыносимых криков, и сфероид полностью скрылся в теле Эфрика. Сам же учёный замер, застыл словно статуя. Его тело начало светиться каким-то нереальным, чуждым светом. Оно словно стало рыхлым и каким-то протяжённым в другие измерения, не охватываемым человеческими органами зрения. Зои провела ладонью по щеке и подняла её к глазам. Кровь. Её глаза кровоточили, а мозг готов был взорваться.
   - Вы были правы, профессор Даннелс, тихо произнесла она. В агонизирующем мозгу всплывали далёкие детские воспоминания, статьи и книги. Предсказания учёных, байки первых космопроходчиков. И те, и другие говорили, что червоточины могут соединять не только разные точки вселенной. Некоторые ведут за её границы, туда, где не действуют привычные законы физики, где человек просто не может существовать. - Вы были правы, это действительно самое великое открытие современности. Жаль, что вы никому не сможете о нём рассказать.
  От тела Эрика начали отваливаться куски мыльной, светящейся плоти. Совершенно бесшумно, они падали вниз, проходили сквозь обшивку, словно её вообще не существовало. Зои грустно улыбнулась, прижав руку к груди, в которой всё слабее, с перебоями билось сердце. По внутренней связи звучала какофония криков, на мостике одна за другой возникали всё новые и новые светящиеся сферы.
  
  15-17 августа 2017, Воронеж
  
  "...червоточины различаются <...> по своему назначению: "внутримировые" (intra-universe), соединяющие различные места одной и той же изогнутой Вселенной, и "межмировые" (inter-universe), позволяющие попасть в другой пространственно-временной континуум"
  Журнал "Тайны ХХ века", Љ33, август 2017
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | А.Минаева "Мой первый принц" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Любовное фэнтези) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | К.Кострова "Ураган в другой мир" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"