Алексиш Лексиус Рес: другие произведения.

Своё дело

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Лексиус Рес Алексиш
  
  Своё дело
  
  Мои герои так же одиноки, как и я.
  
  1. Толстяк
  
   - Это исключено. Никакой утечки информации быть не может, - уверенно заявил молодой человек в аккуратном костюме.
   В ресторане было тихо. Посетителей - совсем немного. Собеседник элегантного молодого человека оглянулся по сторонам. Вытерев большим белоснежным платком выступивший на лбу пот, переспросил:
   - Точно?
   - Даю честное слово. За качество работы отвечаю. Никакой утечки информации с моей стороны быть не может. Того же я требую от Вас. Если Вы согласны, то давайте обсудим детали.
   - Да, да, - засуетился заказчик, полный лысоватый человек в тёмном костюме, носить который ему, видно, было неудобно (уж слишком тёплый для лета). - Давайте обсудим детали.
   Молодой человек отчеканил:
   - Рассказываете суть проблемы. Если я берусь за дело - расчёт вперёд - немедленно. Наличными. Столько, сколько я указал в электронном письме. После выполнения работы Вы исчезаете. Устраивает?
   - Да... вполне...
   - Тогда рассказывайте.
   Последовал длинный монолог, который молодой человек внимательно выслушал. Слушал, не перебивая, не переспрашивая и не уточняя, лишь иногда понимающе кивал головой.
   - Всё это произошло самим собой... - начал заказчик. - Случайно... В общем...
   Толстяк ослабил узел галстука, сделал глоток воды из стоящего на столе стакана и продолжил:
   - В общем, я работаю в одной крупной организации... Работа моя связана с деньгами... С большими деньгами... И вот, месяца два назад я наткнулся на счёт неизвестного происхождения... Там было очень много денег... Я получаю достаточно, чтобы прожить, но на мою зарплату не разгуляешься... Понимаете? Бес попутал... Захотелось сладкой жизни... Перевёл немного... Ну как сказать немного... По сравнению с тем, сколько там было - и незаметно... А для меня... Я за год столько не получаю... Представляете сумму? А перевёл, кстати, тоже не просто так - открыл несколько счетов в разных банках, перевёл туда, а оттуда - на несколько счетов, пару случайных и на свой, конечно... Я думал, что никто не догадается... И действительно, до определённого момента я беззаботно тратил деньги на еду, питьё, ну, и другие плотские утехи... Вы меня понимаете, да? Я не экономил ни на чём... Да что там! Я ни в чём себе не отказывал! Деньги быстро закончились... Перевёл ещё... По той же, умной, схеме... Потом ещё... Но вот, три дня назад получаю электронное письмо с неизвестного мне адреса... Ну, а в том письме написано, мол, мы знаем, что... В общем, дали неделю, чтобы я вернул... А если не верну...
   Опять надпил воды, огляделся по сторонам. Продолжил:
   - А отдавать нечего уже... Всё потратил... Ну, почти всё... Вот, Вам за работу и ещё немного останется... Помогите, пожалуйста... Они до меня доберутся.... Не могу представить, что они могут со мной сделать... Помогите...
   В воздухе повисла пауза. Толстяк закрыл своё пухлое лицо руками. На одном из толстых пальцев блеснул массивный золотой перстень. Молодой человек сидел без какого-либо выражения на лице. Руки, скреплённые в замок, положил перед собой. Такая ситуация с ним возникала не раз, и уже по собственному опыту (прежде приходилось руководствоваться наставлениями из учебников по психологии) он знал, что здесь нужно выждать. Когда толстяк пришёл в себя, смочил горло ещё одним глотком ледяной воды и обмахнул платком раскрасневшееся лицо, молодой спросил:
   - Близкие родственники у Вас есть?
   Толстяк ответил:
   - Нет.
   - Это хорошо. Так будет значительно проще. Друзей много?
   - Ну, друзей как таковых нет... Так, приятели по работе...
   - Кто-нибудь из них знает о том, что Вы мне рассказали?
   - Да Бог с Вами! Я что, похож на идиота?
   Молодой подумал, а чем, собственно, не идиот? Украл деньги, просадил их, а теперь рассчитывает уйти безнаказанным. Было бы всё так просто!
   Но, подумав одно, молодой сказал совсем другое:
   - Не всё так плохо. Я обещаю помочь. Деньги принесли?
   - Да, конечно! - толстяк засуетился. Доставать из-под стола дипломат было для него тяжёлым занятием - уж сильно мешал живот.
   Когда всё же достал, поставил его на колени, щёлкнул замками, немного приоткрыл и достал оттуда две пачки банкнот. Со словами "Вот. Как договаривались" протянул их молодому. Пока тот прятал гонорар во внутренний карман пиджака, толстяк опустил дипломат обратно на пол.
   - Теперь Ваш паспорт, - сказал молодой.
   Толстяк протянул карточку. Молодой проверил голограмму, внимательно посмотрел на фотографию, сравнил её с оригиналом, сидевшим перед ним, запомнил идентификационный номер. Паспорт был хорошим - с московской пропиской и разрешением на выезд из страны. Даже немного жаль такого.
   - Завтра он Вам больше не понадобится. Завтра Вы уже будете Никем. Итак, вот план действий.
   Заказчик машинально сделал выпад вперёд. Это означало то, что он весь во внимании. Молодой мерным голосом начал рассказывать о дальнейших действиях:
   - Завтра Вы как ни в чём не бывало идёте на работу. Единственное, в дипломате у Вас будут не бутерброды, как обычно, а самое ценное и необходимое, что у Вас есть. Самое главное - деньги. Только наличные. Никаких документов. Из украшений - только ширпотреб. Я вижу у Вас на пальце кольцо. По нему Вас можно опознать. После работы придётся его выбросить. Но только после работы! Чтобы не возникло вопросов у коллег. Итак, когда закончится рабочий день, Вы оставляете свой паспорт у компьютера так, чтобы издалека его не было видно. Выходите из здания. Отходите пешком на приличное расстояние. При этом убеждаетесь в отсутствии слежки (ну, там возле витрин можно постоять, только не долго). Затем выбрасываете в мусорный бак пропуск на работу, перстень и ключи от квартиры. Спускаетесь в метро. Доезжаете до вокзала. А там - на электричке или автобусе едете, куда душе Вашей угодно. Потом можно путешествовать и на попутках. Остальное сделаю я. Вам всё понятно?
   - А как же я без документов? Может Вы сделаете мне новые?
   - Я этим не занимаюсь. Ещё вопросы есть?
   - Квартира. Что будет с ней? Может её продать?
   - Ею придётся пожертвовать. Нужно слишком много времени, чтобы оформить все документы, а самое главное - зачем нам лишние ниточки?
   - А как мне с Вами связаться? Ну, например, если возникнет какая-нибудь так сказать внештатная ситуация...
   - Никак. Мы с Вами больше не увидимся. Тем более никакой внештатной ситуации быть не может. Ещё есть вопросы?
   Толстяк подумал и выдавил из себя:
   - Нет. Больше нет вопросов.
   - Тогда может быть поужинаем? Мясные блюда здесь готовят так вкусно, как нигде в другом месте - просто пальчики оближешь!
   - Нет, нет, - засуетился толстяк. - Я в последнее время уже и не ем, и не сплю. Переживаю сильно. Понимаете?
   - Ну как знаете. А я не откажусь. Всего Вам доброго и удачи!
   Толстяк встал из-за стола, неуклюже нащупал свой дипломат. Поклонился собеседнику и направился к выходу. Молодой же поднял руку - позвал официанта.
  
  2. Немец
  
   Дело с толстяком оказалось не слишком сложным. Можно сказать, это была стандартная процедура стирания всех данных о человеке.
   Во-первых, необходимо удаление из базы данных государственных учреждений. Так как было установлено, что толстяк ранее не привлекался, то такими учреждениями были только паспортный стол, налоговая и квартирная службы. Зная идентификационный номер и пароль к базам данных, а также имея специальное программное обеспечение и соответствующие навыки по работе с ним, удаление не составило труда.
   Во-вторых, нужно было почистить рабочее место. Изготовив пропуск и переодевшись техником, стиратель получил доступ к компьютеру заказчика. Закрыл все счета, удалил всю почту, очистил историю. Зашёл в систему под другим именем и удалил из всех баз организации все упоминания о своём заказчике. Уходя, забрал паспорт.
   В-третьих, необходимо было заехать на квартиру заказчика. Магнитный замок препятствием не оказался - сдался с первой же попытки. Сначала стиратель почистил компьютер. Почистил так же, как и на работе. Здесь всё оказалось даже проще, так как не пришлось тратить четверть часа на взлом пароля - его просто не было. Чистить компьютер нужно было тоже с умом. Бездумно отформатированный диск вызвал бы много подозрений. Почистив компьютер, проверил материальные документы. Хоть таких осталось и мало (на смену пришли виртуальные), они ещё существовали, и об этом забывать не стоило. Но ни писем, ни других бумажных или пластиковых документов в квартире найдено не было. Можно было уходить.
   Символическим завершением работы считалось уничтожение с помощью шредера паспорта заказчика.
   Дело сделано. Двадцать тысяч всего за один день. Побольше бы такой работы! Но заказов, подобных этому, было лишь 10-15 в год... Остальные же заказы были просто детскими, и с каждого получалось зарабатывать не более тысячи. Хотя мороки было на порядок больше. Так, приходилось удалять сообщения из десятка чужих почтовых ящиков. И всё ради того, чтобы кому-то не быть скомпрометированным перед женой/мужем, невестой/женихом, детьми/родителями, подчинёнными/начальством. Или же вот ещё одна статья дохода - удаление анкет различных социальных сетей. Причины заказов были самые различные - кому-то не нравилась чья-то анкета, или кто-то хотел удалить анкету погибшего родственника или близкого человека... Это были вообще копеечные заказы. Но не браться за них было грех. Работы мало, а человеку (то есть заказчику) приятно.
   Завершив работу с толстяком, стиратель было расслабился, но тут заметил, что его электронный почтовый ящик удалён. "Бог с ним, с ящиком!" - подумал стиратель. - "Есть ещё несколько. Но что бы это могло значить?!"
   Версия была лишь одна. И она была неутешительной - кто-то пытается стереть данные о том, кто сам стирает данные. Но кто это может быть?
   Стиратель подумал, что раз это связано с работой (связанным с чем-то другим это быть не могло), то вряд ли кто-то из недовольных готовил бы отплату более года. Следовательно, нужно вычислить того, кто связан с каким-то заказом этого года. Последним делам можно присвоить минимальный приоритет, но исключать не стоит. Тот же толстяк... Он только пустился в бега, и, даже если он попался, раскрутить ниточки до исполнителя вряд ли кому удалось бы. Тем более так быстро. С другой стороны толстяк провинился перед серьёзными людьми, а на них, скорее всего, работают лучшие специалисты. Ну да ладно... Итак, какие серьёзные дела кроме дела толстяка были в этом году? Их было немного. Но они-то являлись стандартными процедурами - чтобы оставить следы или зацепки нужно постараться
   Стиратель склонился над столом, поставил локти на стол, за которым сидел, помассировал большими пальцами виски. "Не понятно", - сказал он себе. Затем откатился на своём кресле от стола, открыл ящик и достал оттуда пачку сигарет. Раздобыть их в Москве конца двадцать первого века хоть и сложно, но всё-таки возможно, особенно если есть деньги. Вообще, стиратель не понимал, почему курение сигарет и сигар запрещено, в то время как курение кальяна не только разрешено, но и является такой же обыкновенной процедурой, как, например, утреннее кофе. Щёлкнула зажигалка, и вскоре комната наполнилась белым ароматным дымом. Откинувшись на спинку, стиратель просчитывал варианты. Докурив, решил прекратить рассуждения и остановиться на пока что наиболее вероятном варианте.
   Дело немца стиратель провёл в самом начале года. Многие из россиян ещё не успели отойти от праздников, а стиратель уже получил заказ. Ещё бы - заказ ведь от иностранца! Электронное письмо на немецком языке при чтении не вызвало затруднений - этот язык стиратель знал досконально. Суть письма была следующей. Некий немец желает баллотироваться в мэры одного из крупных городов, но не хочет, чтобы его конкуренты узнали и использовали против него информацию о том, что его предок был нацистским ублюдком. Так как информация почти 150-летней давности, то, естественно, документы хранятся в национальном архиве в материальном виде. Стирателю же необходимо уничтожить эти документы, даже если конкуренты политика ничего об их существовании не подозревают. Гонорар, предлагаемый за работу, был нешуточным - двести тысяч. И не деревянных! Так что, заказ с гонораром в сто раз большим среднего гонорара за такое самое дело в России выглядел очень заманчивым.
   Стиратель назначил немцу встречу на вечер. Затем собрал сумку и поехал в аэропорт. Там он купил билет на самолёт, выполняющий чартерный рейс из Москвы во Франкфурт-на-Одере, где, собственно, и располагался ресторанчик, в котором должна была состояться встреча. Через два часа стиратель был на месте. Заселился в гостиницу и, так как до встречи оставалось ещё порядочно времени, решил прогуляться.
   Город стирателю понравился. В отличии от Москвы с её пятидесятимиллионным населением Франкфурт казался крошечным городишком. Возможно, когда-то он таким и был, но сейчас иллюзия малого размера возникала из-за аккуратности во всём - в архитектуре, в транспортной системе, в поведении горожан. Дома, стилизованные под жилища двадцатого века радовали глаз, общественный транспорт, почти полностью заменивший частные автомобили, разрешил проблемы пробок и загрязнения окружающей среды, а жители этого рая на земле были такими неторопливыми, будто им некуда спешить, а слово "суета" и вовсе неизвестно. Мысли стирателя о Москве же порождали аналогию с муравейником. "Нужно взять этот город себе на заметку", - подумал стиратель - "здесь можно неплохо отдохнуть. Хотя, не думаю, что какой-нибудь другой немецкий город в этом плане разительно отличается от Франкфурта. Ну, разве что Берлин отличается." (стиратель бывал там не раз) - "Да, Берлин действительно шумный и немного грязноватый город. Но это простительно - как-никак столица. Хотя по уровню шума и количеству грязи на улицах ему до Москвы ой как далеко!"
   Стиратель осмотрел достопримечательности - ратушу, Мариэнкирхе, а также Николаикирхе. И, хоть судить о городе в основном по альтштадту и не очень объективно, стиратель отметил Франкфурт-на-Одере как одно из прекраснейших мест, где он бывал.
   Возвращаясь в гостиницу, чтобы там переодеться к встрече, зашёл в магазин и аптеку - купил вещи, которые пригодятся в деле, но везти которые за несколько тысяч километров было бы глупо. Взял двухсотмиллиграммовый пакетик сока, жевательную резинку, прозрачную липкую ленту, которую когда-то называли скотчем, и несколько шприцов.
   Гостиничный номер стирателя располагался на одиннадцатом этаже. С балкона открывался прекрасный вид. Впрочем, любоваться им времени у стирателя совсем не осталось.
   Переодевшись в свой костюм для деловых встреч, вызвал такси.
   Сама встреча прошла гладко. Стиратель приехал за полчаса до назначенного времени, расположился за заказанным ещё из Москвы столиком, изучил обстановку и меню ресторана.
   Заказчик - высокий худощавый немец в аккуратном костюме (а как же иначе?) и очках в тонкой золотой оправе - говорил спокойно. Слушать его стирателю было очень приятно. И всё потому, что ему чаще всего приходилось выслушивать истерики клиентов, карьера или даже жизнь которых висела на волоске.
   Узнав подробности дела, согласившись на его выполнение и взяв гонорар (немец отдал деньги вместе с компактным дипломатом, с которым пришёл на встречу), стиратель предложил поужинать, закончив традиционно своей фразой о фирменных блюдах ресторана:
   - Здесь очень хорошо готовят мясные блюда, и ко всему выбор вин необычайно богат.
   Немец на удивление охотно согласился.
   За ужином беседа шла и о искусстве, в частности о классической музыке, и о немецких автомобилях, и даже о новейших технологиях защиты окружающей среды (оказалось, что заказчик в прошлом работал инженером именно в этой области).
   Стирателю эта беседа понравилась - и даже не потому, что она проходила с образованным человеком, а скорее из-за того, что таких бесед в его жизни почти не было. Его собеседнику беседа, видно, тоже была приятной. Но, скорее, не по второй, а по первой из причин. Ещё бы - в тех кругах, где он общался, основными темами были политика и финансы.
   Чем стиратель после беседы остался доволен, так это, во-первых, что не ударил в грязь лицом, а во-вторых, что акцента уже совсем не заметно. Заказчик и не догадывался, что имеет дело не с немцем.
   Вернувшись в гостиницу, стиратель занялся приготовлением к походу в архив.
   Сначала изготовил пропуск. Фотографию на него выбрал такую, на которой был изображён с реденькими рыжими усиками - в этом деле, посчитал стиратель, немного изменить внешность не помешает. Достал из коробочки такие накладные усики.
   Потом зашёл в базу данных архива и заказал все материалы, связанные с предком заказчика.
   Дальнейшие приготовления были связаны с купленными перед встречей предметами. С помощью шприца откачал сок из пакетика. Потом закачал туда бесцветную жидкость из флакончика из-под одеколона. Запаха жидкость не имела, поэтому можно было с уверенностью утверждать, что это был не одеколон. Отверстие от иголки стиратель аккуратно заклеил скотчем. Из упаковки жевачки достал четыре подушечки, затем положил туда две других и накрыл эти ненастоящие одной оригинальной. Приготовления можно было считать завершёнными.
   В девять утра стиратель вышел из гостиницы, позавтракал в одном из кафе и направился пешком (идти было недалеко) в сторону архива. На одной из безлюдных улиц зевнул, прикрыв рот рукой. Ночью стиратель спал крепко, как и обычно, лёг он рано, а встал поздно. Было очевидно, что причина зевка должна быть иной. Стиратель приостановился, достал из кармана брюк видеофон, открыл крышку и посмотрел на экран. Потом поправил наклеенные усики (вот она и причина!), спрятал видеофон и продолжил свой путь в сторону архива.
   В архиве стиратель взял заказанные материалы (пару газет и несколько микрофильмов) и расположился за столиком в зале, который на удачу стирателя был совершенно пуст.
   Когда стиратель нашёл в газетах статьи, в которых упоминался родственник заказчика, разложил страницы так, чтобы они покрывали всю поверхность стола. Затем достал из сумки пакетик, а из кармана жевачку и авторучку.
   Стиратель вставил в пакетик соломинку и навинтил на её конец снятый с авторучки колпачок. Достал из упаковки три подушечки жевательной резинки. Первую бросил себе в рот, а две других зажал в ладони. Через пару минут подушечки от тепла стали размягчаться. Очень важно было не передержать эти подушечки, потому что так только в них начнётся реакция, то липнуть они будут не хуже клея. Прошло около минуты, и стиратель размазал по подушечке с каждой стороны соломинки Прошло ещё полминуты, и с помощью этого самодельного пульверизатора стиратель незаметно для камеры наблюдения разбрызгал по
  газетам таинственную жидкость, мельчайшие капли которой на удивление быстро впитались в бумагу. На каждый из микрофильмов стиратель поставил по точке специальных чернил из авторучки. Прижав микрофильмы один к другому, стиратель добился того, что чернила расползлись по всей поверхности этих стёклышек. Разобрав пульверизатор, стиратель сдал материалы. С ними было покончено - не пройдёт и получаса, как бумага почернеет, а с микрофильмов слезет позолота. И никто не сможет их прочитать. Хотя, если быть честным перед собой, то до того как начнут действовать микробактериальные растворы, кто-нибудь может взять материалы и сделать с них копии. Но так как стиратель утром убедился, что их больше никто не заказывал, то вероятность этого была ничтожно мала.
   По дороге в гостиницу стиратель отклеил усики, а уже вернувшись, уничтожил пропуск. Удалив из базы данных архива упоминания о только что уничтоженных им документах, стиратель собрал вещи, съехал из гостиницы и вернулся в Москву.
   Итак, ход событий дела немца был восстановлен. Где же он, стиратель, мог допустить ошибку? Первый ответ, что напрашивался сам собой - немец был подставным заказчиком. Об этом могли свидетельствовать такие факты: причина заказа довольно неправдоподобна, а выполнение заказа прошло без сучка, без задоринки. Но через мгновение стиратель сам улыбнулся от надуманности фактов - причины заказов бывают ещё и не такие фантастические, а затруднения в работе возникают совсем нечасто. Развеять сомнения могла только проверка, которую стиратель сразу же и выполнил.
   В глобалнете стиратель открыл список упоминаний фамилии своего немецкого заказчика. К сожалению, реальность личности заказчика не вызывала сомнений. В прошлом действительно инженер, а в настоящем мэр, причём проводящий очень успешную политику.
   Хватаясь за все ниточки подряд, стиратель решил проверить версию о подставном кандидате до конца, а именно возможность причастности Интерпола.
   Для этого понадобился более мощный компьютер. Стиратель нагнулся и поочерёдно один за другим переключил три тумблера на передней панели суперкомпьютера, расположившегося у ног. В массивном стальном ящике загудели вентиляторы. Но спустя пару секунд вдруг прозвучали три коротких сигнала частотой около 800 герц. На панели суперкомпьютера замигала красная лампочка, надпись возле которой гласила - "Авария".
   Стиратель устало вздохнул, нагнулся и переключил те же три тумблера в обратном порядке. Затем достал из ящика стола электронный блок, и, став на колени, развернул вычислительный куб тыльной стороной к себе. Внимательно осмотрев стенку, стиратель заметил на одном из блоков, вокруг вентиляционных отверстий, немного сажи. Вот он - сгоревший процессорный модуль. Сомнений быть не могло. Только модули на графеновой элементной базе несмотря на свою потрясающую производительность были такими ненадёжными - могли отказать в любой момент. А ведь в соответствии с законами Мерфи этот момент был бы очень ответственным.
   Заменив проклятый блок, стиратель развернул куб такой же стороной, какой он был повёрнут и прежде, и повторил процедуру запуска.
   На этот раз сбоя не произошло. Стиратель загрузил программу доступа к базам Интерпола. Раньше он её по-настоящему не использовал - только проверял работоспособность. Поэтому риск быть замеченным оставался довольно велик. Но это стирателя не пугало. Программа не выполняла код на удалённом сервере, поэтому оставить там свои данные (а стиратель проверял наличие записей о своих фамилии, портрете и отпечатках пальцев) было невозможно. Программа маленькими случайными блоками закачивала базу и уже локально искала необходимые корреляции.
   Итак, есть время для отдыха. Лучшее время для размышлений - утро. Так считал стиратель. Конечно, в нестандартной ситуации промедление может быть очень опасным, но мозг должен отдохнуть, тем более, что до утра (до рассвета оставалось четыре часа) программа будет работать.
   Раздевшись до трусов, стиратель завалился на диване. Чувствовал он себя очень уставшим, сил совершенно не было. Заснул почти моментально. В комнате было темно, размеренно шумели вентиляторы куба.
  
  3. Девушка
  
   Проснувшись чуть позже, чем планировал, а точнее около восьми часов, стиратель сразу же засел за компьютер.
   Включив монитор, стиратель увидел таблицу, в которую были сведены результаты программы. На экране зелёным по чёрному было написано, что вероятности розыска по каждому из параметров (фамилия и биометрические данные) не превышают десятой доли процента. Много это или мало стиратель понял только после того, как узнал полное число разыскиваемых лиц. Результат его порадовал. Зато расстроило другое обстоятельство - были удалены некоторые записи о нём в базах не очень важных, но всё же государственных служб.
   Выпив кофе, стиратель открыл в кубе новое окно терминала и вызвал выполнение скрипта, назначением которого было определение компьютера, откуда производилось удаление записей. Результат ошарашил стирателя.
   Компьютером, с которого удалялись записи, оказался собственный же куб! Не поверив в это, стиратель запустил скрипт ещё раз, затем проверил его код. Никаких ошибок! Потом проверил подключения к кубу в течении ночи. Подключений не было. Интуитивно проверил записи электронного замка, которым запиралась квартира, и испугался, увидев, что его открывали с помощью ключа, а затем же этим ключом закрыли.
   Прошло менее минуты, и стиратель пришёл в себя. Восстанавливаться в экстремальных ситуациях ему помогала особенная восточная техника дыхания. Нужно было вспомнить, кто имел копии ключей. Так, кроме него, стирателя, ключ был у хозяина квартиры. "Ещё у кого? У кого же ещё?", - крутилось в голове.
   Вспомнив о девушке, которую год назад он приютил в своей квартире, стиратель на несколько минут погрузился в воспоминания.
   Это было весной прошлого года, в такую пору, когда уже не носишь шапку, но морозец ещё щиплет уши, а холодный ветерок обвевает макушку. В такую пору воздух свеж, дышится легко, но в то же время есть вероятность подхватить насморк. Головокружение от пьянящего воздуха может усугубить тонкий, ещё не растаявший до конца лёд, местами незаметно покрывающий тротуары в районах на окраине столицы. Поскользнувшись на этом сотворённом природой стекле, можно потерять голову, и, уже очутившись на асфальте, приходить в себя, слушая журчание тысяч ручейков и ритмичные звуки капели с крыш весеннего мегаполиса.
   В такие дни стиратель чувствовал себя особенно одиноким. В качестве лекарства ему были случайные связи, которые он, как человек разумный, старался всё же свести к минимуму.
   То знакомство было не таким, как остальные. Произошло оно не ночью и не в клубе, а днём, почти в полдень, в парке на Чистых прудах. Это место стиратель особенно любил и старался бывать там как можно чаще. Прогуливаясь по аллее среди тёмных, ещё не проснувшихся от зимы деревьев, стиратель прошёл мимо плакавшей на скамейке девушки. Голубенькое пальтишко, светлые волосы по плечи, руки, закрывающие лицо, произвели на стирателя огромное впечатление. Он остановился, вернулся назад и попытался завязать разговор, пошутив о том, что на его территории плакать не разрешается. Девушка посмотрела на него своими большими, влажными глазами голубого цвета. Цвет их был ещё светлее, чем цвет пальто. Ничего не ответила. Уже спросив серьёзно, стиратель получил неохотный ответ - приезжая осталась без денег, лишилась работы и места для проживания. Конечно, можно было дать ей денег на билет, но у самого тогда таких не было - заказы были слишком мелкие. Стиратель предложил пожить в его квартире, гарантировав порядочность.
   Она жила у стирателя пару месяцев. Он сделал ей ключ. Сам постоянно работал (ей сказал, что программистом), дома бывал мало. Но когда бывал, с каждым днём чувствовал к ней всё большую привязанность. Она это замечала. Вернувшись однажды домой, он обнаружил на столе прощальную записку с благодарностями за гостеприимство.
   Воспоминания навеяли грусть. Но если бы не происходящие события, стирателю не пришла мысль отыскать свою гостью, к которой он остался неравнодушен. "Когда найду - поедем в Крым, всё-таки не заграница - документы не нужны. Хотелось бы, конечно, в Сочи, да неспокойно там после отделения южных республик", - подумал стиратель. Загрузив скрипты поиска местоположения по сигналу видеофона, стиратель определил примерное местоположение девушки. Потом, по её идентификационному номеру узнал адрес прописки. Запустил программу полного удаления данных о себе. Уничножил паспорт. Собрав вещи и деньги в дорожную сумку, вышел из квартиры. Как герой книг классика Акунина, которые стиратель любил читать с детства, он покидает родные места. Его ждут приключения, возможно любовь и, в конце концов, победа или поражение.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"