Алексс: другие произведения.

Диагноз - Человек Ч3 Эгама

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


Часть третья

Эгама

Глава 1

     
     
      Удобнее устроившись к командорском кресле, Леон спросил:
      - Теперь можешь сообщить мне свою сногсшибательную историю, дружище!
      Некоторое время БК молчал, и человек уже собирался вновь повторить вопрос, но динамик вдруг ожил:
      - Хорошо, но сначала я хочу узнать, есть ли у тебя мечта?
      - Конечно! - ответил Леон. - Прекратить войну между Конфедерацией и Империей. Во всяком случае, это я обещал Крэпсу...
      - Обещание и мечта - не одно и то же, согласись?!
      - Не придирайся к мелочам, - усмехнулся человек.
      - Допустим, у тебя получится задуманное! И что потом?
      - Вернусь на Землю.
      - Зачем?
      - Если честно - надоело мне слоняться по космосу без дела... я уже не тот, каким был прежде, пора заняться чем-то действительно полезным, чтобы более походить на мыслящее существо... - произнёс он задумчиво. Затем, закинув руки за голову, улыбнулся, и поинтересовался: - А ты почему спрашиваешь?
      - Хочу понять твою мотивацию, - без какой-либо интонации ответил БК. - Итак, подытожим: предел твоих мечтаний - прекратить войну и вернуться на Землю. Так?
      - Конечно, мечтать я могу о чём угодно, но теперь прекрасно понимаю - что возможно, а что - нет. Слушай, отстань от меня с этими расспросами! Есть законы природы, которые обычный человек не в силах изменить!
      - Зря тебе мозги вправили, - посетовал голос в динамике, - теперь ты стал умным и рассудительным. Романтик в тебе умер...
      Командор закрыл глаза, но улыбка с его лица не исчезла. Какое-то время он молчал, будто задумался о чём-то, затем открыл глаза, и с усмешкой в голосе произнёс:
      - Мне кажется, ты ошибаешься - прежний Лео до сих пор живёт во мне, и верит, что когда-нибудь встретится с девушкой, которую называл Лолой.
      - А ты сам - нынешний, веришь?
      - Пока тот Лео во мне окончательно не умер, я всё равно на что-то надеюсь, - произнёс человек неуверенно. - Считаешь, что это глупо?
      - А теперь, хотя бы на миг представь, - продолжил голос из динамика, словно не слышал вопроса, - что во вселенной есть место, где твои мечты могут стать реальностью.
      - Это и есть твоя сногсшибательная новость? Вот уж точно - железяка, возомнившая себя всезнающим Вселенским Разумом! - усмехнулся человек. - Знал бы ты, сколько таких сказок и легенд придумали люди. Вспомни Рай, Эдем и Валгаллу. Неужели ты думаешь, что существа, живущие на других планетах, не мечтали о чём-то подобном? Примерно так и появляются мифы, а если в них хотят верить, то сказки живут намного дольше своих создателей!
      - Хорошо, можешь не верить! Только, хотя бы на миг представь, что нарги и синийцы борются совсем не за какие-нибудь экзотические природные ресурсы, территорию или мировое господство, а за обладание осколками планеты, где сбываются мечты.
      - Ты хочешь сказать, что в секторе Тета-четыре когда-то был вселенский Эдем, а сейчас две космические державы ведут войну за обладание его останками? Не слишком ли много усилий ради выдуманного кем-то артефакта?! И всё это мне сообщает компьютер на жидких льдинках! Железяка, ты - безумец! Признай, наконец, этот печальный факт!
      - Лео, ты меня удивляешь, - произнёс голос невозмутимо, - более года назад психически больной землянин пустился в далёкое путешествие, чтобы совершить невозможное, и теперь, когда вплотную приблизился к величайшей тайне вселенной, говорит, что всё это - болезненная, не достойная внимания выдумка инопланетян?!
      - Хорошо, - сдался человек, - но теперь ты озвучишь мне достоверные факты о найденном тобой Эдеме, а я уже буду решать - где правда, а где - вымысел.
      - Только не Эдем, - поправил БК, - правильнее будет - Эгама. Во всяком случае, на разных галактических языках название разрушенной планеты звучит схоже.
      - Даже так? - удивился человек.
      - А что тебя смущает? - поинтересовался БК.
      - Знаешь, когда я сидел под арестом в трюме наргийского патруля, - задумчиво произнёс землянин, - чтобы не сойти с ума от безделья, я сочинял легенду про эгов, которые ищут родную планету. Во всяком случае, тогда мне нужна была убедительная история для капитана Глоса, объясняющая, почему я оказался так близко от спорных астероидов. Заодно придумал и название планете - Эгама, то есть, созвучное с её обитателями - эгами. Во всяком случае, тогда мне это название показалось наиболее подходящим. Но вслух это слово я не произнёс ни разу, можешь не сомневаться! Думаешь, это случайное совпадение?
      - Не обязательно, - бесстрастно ответил голос из динамика. - Некоторые земные психологи утверждают, что человеческая раса имеет редкую способность заглядывать в будущее. Не могу утверждать определённо, но мне кажется - интуиция тебя не подвела. К тому же, очевидно, что какая-то неведомая сила ведёт тебя как щенка на привязи к призрачной цели.
      - В космический Эдем? Но почему меня, а не кого-то другого?
      - Думаю, вследствие твоего заболевания, - ответил БК. - Во вселенной всё находится в балансе, и если природа при рождении лишила тебя чего-то важного, то почему бы не допустить, что она дала что-то взамен?!
      - Ты сейчас, наверное, говоришь про Линию Удачи? - саркастически усмехнулся Командор.
      - Не только, - ответил голос невозмутимо, - представь, что природа дала тебе возможность реализации мечты, причём - самой удивительной и непостижимой.
      - Отняв разум? - нахмурился человек. - Странные игры мироздания! А если бы я - прежний - решил разрушить планету, на которой живу? Только подумай, что могло бы произойти в таком случае!
      - Хорошая идея! - ответил БК. - Возможно, что-то подобное уже случилось в далёком прошлом на Эгаме...
      - Ладно, хватит фантазировать, - подытожил человек, - лучше расскажи, что удалось раскопать по сектору Тета-четыре? Но теперь - никаких домыслов, только факты!
      - Если так, то сообщить что-либо более определённое я не смогу, - ответил голос бортового компьютера, - только то, что ты уже слышал.
      - А я уж подумал - ты действительно знаешь нечто такое... - разочарованно произнёс Леон.
      - Эгама существует, - произнёс БК, будто бы не слышал слов Командора, - планета разрушена, но механизм исполнения желаний даже сейчас находится в исправном состоянии.
      - Откуда такая уверенность? Планета раскололась на множество астероидов, превратив весь сектор в космическую помойку! - начал злиться человек в кресле. - Невозможно, чтобы какая-то неведомая машина, реализующая самые сокровенные мечты... кстати, как эта штука называется?
      - Название есть, но его невозможно обозначить привычными для слуха звуками.
      - Так не бывает, - уверенно заявил человек, - если название есть, то оно обязательно должно быть произносимым.
      - Кем?
      - Существами, которые поместили эту информацию в базы данных.
      - Живые ошибаются, считая, что сама планета обладала какими-то особыми свойствами исполнения мечты, и поэтому ничего не знают о механизме.
      - Даже так? - удивился человек.
      - Достоверная информация доступна только машинам, - невозмутимо ответил БК, - а они пользуются несколько иными способами общения, нежели биологические существа.
      - Хорошо, - улыбнулся своим мыслям человек, - но почему ты уверен, что механизм, если он когда-либо существовал - не разрушился вместе с планетой?
      - Потому что его основная часть существует вне времени и пространства, - произнёс динамик загадочно. После многозначительной паузы, он продолжил, - тем не менее, имеет сопряжение с материальным миром - небольшой участок на поверхности, который не мог разрушиться ни при каких обстоятельствах. Во всяком случае, таковы имеющиеся у меня данные. Потребовалось много времени, чтобы проанализировать всю информацию, находящуюся в хранилищах. Зато теперь можно уверенно утверждать - механизм, исполняющий мечту - это реальность!
      - Да ладно! Ничего ты не анализировал - просто собрал всевозможные слухи, заключил их в красивую обёртку легенды, напустил тумана о мыслящих машинах, и готово! Перестань упрямиться и согласись, что я прав! - усмехнулся Командор.
      - Зря иронизируешь. Ты забываешь, что я не человек. Это вам свойственно выдумывать всякие нелепости... - в голосе из динамика прозвучали назидательные нотки, но, продолжать мысль о несовершенстве человечества БК не стал: - не хочу развивать эту тему. Могу лишь повторить - никто из живых не знает того, что известно машинам.
      - Только не говори, что искусственный разум существует!
      - А я!? - в голосе БК прозвучал вызов.
      Сообразив, что собеседник представил неопровержимый аргумент, Леон замолчал. Затем, чтобы чуть приободрить напарника, он произнёс доверительным тоном:
      - Ты - совсем другое, можно сказать - феномен. Нечто случайное, а потому - уникальное.
      - Хочешь сказать, что машинный интеллект принципиально невозможен, в то время как - появление биологической жизни во вселенной - обыденное явление!? Как впрочем, и разум, которым вы - люди - так гордитесь?
      - Не обобщай! По неизвестной причине программа Имитации Искусственного Интеллекта дала сбой, а может, жидкие льдинки в прозрачном тазике каким-то удивительным образом видоизменились, что позволило тебе получить новые ощущения и возможности. Но справедливо ли утверждать, что это - настоящий разум? Может, и нет никакого машинного интеллекта, а ты - уникальный, единичный случай механизма, получившего иллюзию самостоятельного мышления. Заметь - иллюзию! Кстати, у людей это явление называется - самообман.
      - Раз уж ты задел болезненную для меня тему, то давай сначала определимся с терминологией! - из динамика звучал настоящий вызов. - По какому критерию ты определяешь разумность?! Не только биологических существ, а вообще!
       Человек задумался. Затем, неуверенно произнёс:
      - Наличие мыслей, наверное...
      - И что собой представляет процесс мышления?! Способность анализировать внешнюю информацию, и на основе получившихся выводов адекватно реагировать на житейские ситуации?
      - Думаю, это звучит вполне здраво, - согласился человек.
      - В таком случае, машины давно обогнали биологических существ в разумности! По крайней мере, по количеству мыслительных операций за единицу времени, анализ и принятие правильного решения. Неверный ответ! Даю ещё попытку - предлагай другой вариант.
      - Тогда может быть - фантазия?
      - Творчество?
      - Можно и так сказать, - Леон поймал себя на мысли, что ввязался в какую-то игру с БК, и плохо себе представляет, чем она может закончиться. - Да, творчество!
      - Опять неудача! - в голосе из динамика звучали торжествующие нотки. - На Земле большинство творческих решений принимают машины. Литература, музыка, живопись, скульптура - это только малый перечень творческих специальностей, где уже давно люди не способны придумать ничего нового и оригинального. Человечество получает новый качественный продукт, даже не догадываясь о его машинном происхождении. А знаешь почему? Потому что творчество изначально построено на понятии, называемом - Гармония, а оно прекрасно описывается математически. Сейчас ты возразишь, что искусство нередко несёт в себе нечто противоположное Гармонии - Хаос, но заметь - и это учтено использованием алгоритма случайного числа. Редкое сочетание Гармонии и Хаоса обычно называют Гениальностью. Открою тебе страшную тайну - машины на Земле уже давно гениальны! Но разумны ли они?! Придумай ещё какой-нибудь критерий оценки, иначе я начну сомневаться не только в человеческой, но и персонально - в твоей разумности!
      - Ты меня сбил своим творчеством! - улыбнулся человек. - Когда я говорил о фантазии, то имел в виду... мечту!
      Возникла пауза.
      - Заметь, сколько вариантов нужно было перебрать, чтобы придти к этому выводу, - ответил голос бортового компьютера.
      - Я угадал?! - воскликнул Командор.
      - Не знаю, - спокойно ответил БК, - это твой - персональный критерий разумности. Один из множества других, не менее убедительных. Возможно, что он справедлив, но этот ответ тоже следует подвергнуть всестороннему анализу.
      - И всё-таки, ты - машина! - произнёс человек с улыбкой. - Мечту нельзя анализировать, она от этого перестаёт быть мечтой.
      - Поясни.
      - Что тебе не понятно? - Командор вдруг ощутил своё превосходство над машинным интеллектом. - Она становится целью, это уже нечто другое, согласись?!
      Бортовой компьютер молчал, человек тоже. Минут через пять в голову Леона пришла неожиданная мысль, и он спросил:
      - Может, и у тебя есть какая-нибудь мечта?
      - Конечно, - ответил БК.
      - Я могу спросить?..
      - Нет! - коротко, но уверенно прозвучало из динамика.
      "Поговорили, называется, - человек в кресле пилота снова улыбнулся, но вслух ничего не произнёс, - бедняга БК, у него тоже есть мечта. Вот тебе и Имитация Интеллекта!"
      Решив, что разговор между двумя старыми знакомыми нехорошо обрывать на такой высокой ноте, Командор произнёс:
      - Ты веришь в судьбу?
      - Нет. Я не знаю, что это такое, - ответил БК нейтральным голосом, - в базе данных все толкования слова "судьба" настолько противоречивы, что я отнёс его к псевдосмысловым терминам и исключил из анализа.
      - А любовь?
      - Странные вы существа - люди, - произнёс бортовой компьютер, - постоянно пытаетесь пользоваться словами, смысла которых не понимаете или не можете объяснить. Вот, например, ты - Лео! Перестал кричать по утрам о своей любви, как только тебя вылечили. Что это было тогда, и что случилось сейчас?
      - Понимал бы сам что-нибудь в любви, - парировал человек. Но, вспомнив о событиях, произошедших на лунной базе, спешно добавил, - человеческой...
      - Мне кажется, что и ты в этом вопросе не очень разбираешься, - язвительно парировал голос из динамика.
      Человек решил, что пришло время свести разговор к шутке, поэтому ответил:
      - Вот ещё! Командору не нужно понимать, что такое любовь, пускай этим занимаются другие! И вообще, нам пора сниматься с якоря и двигаться прямым ходом к остаткам Эгамы. Только вот... - человек нахмурился, - если мы сунемся в сектор Тета-четыре, расстреливать нас будут сразу с двух сторон - целых два космических флота. Как ты думаешь, есть шансы добраться до цели живыми?
      - Как всегда - нулевые, - будничным голосом ответил БК.
      Немного поразмыслив, Командор отдал приказ:
      - В таком случае, взлетаем!
      - Когда?
      - Как только демонтирую антенну и ликвидирую все следы нашего пребывания. Готовься к взлёту, Железяка!
      - Принято, Командор!
     

* * *

     
      С момента, когда экипаж, состоящий из Имитации Интеллекта, вдруг ставшей разумной, и человека, тоже некогда больного, покинул благодатную планету с большими глупыми птицами и мудрыми мохнатыми жителями, прошло уже более пяти суток. Командора раздражала та медлительность, с которой планетолёт передвигался в пространстве.
      "Вот уж, действительно - спасательную капсулу от древнего транспортника, полноценным космическим кораблём можно называть скорее в шутку, нежели серьёзно. Радует только то, что сейчас время работает на нас, - думал он, сидя перед пультом управления в кресле пилота. - С момента, как БК заложил "информационную бомбу" прошло уже достаточно времени, и пора бы уже получить хоть какие-то результаты. Если информация об эгах, летящих к своей планете, не сработает, то шансы достигнуть злополучного сектора - действительно нулевые. Правда, даже при благоприятном сценарии, по которому нарги не станут атаковать корабль с "безжалостными пожирателями душ" - оставались ещё синийцы, у которых нет никаких причин пропускать планетолёт к нагромождению астероидов, находящихся в секторе Тета-четыре. Можно связаться с Крэпсом и напомнить об обещанной услуге, но он отнюдь не всесилен. Сколько переменных должны выстроиться в единый ряд, чтобы скорлупа из пластика и металла достигла заветной цели?! Остаётся только надеяться на мифическую Линию Удачи, которая, по мнению штабс-капитана способна творить чудеса. Посмотрим...".
      Отсутствие хоть какой-нибудь продуктивной деятельности изматывало человека больше, чем тяжёлая физическая работа, пускай и бессмысленная. Сейчас Командор не мог даже представить, что ещё можно сделать полезного в ограниченном пространстве спасательной капсулы, переоборудованной земными техниками для длительного космического путешествия. Предыдущие дни он посвятил не только генеральной уборке, чистке и без того до блеска натёртого иллюминатора, но и созданию всяческих описей имущества планетолёта. И даже - никому не нужной инспекции отсека с силовой установкой и небольшого помещения, в котором находился криолитовый процессор БК. Столь бесцеремонному вторжению в личное пространство бортовой компьютер всячески препятствовал, но, осознав истинную причину настойчивости Командора, сжалился над ним, и даже помог составить опись всех систем и агрегатов, которые попадали в поле зрения человека с блокнотом в руке. Этому занятию Леон отдавался со всей самоотверженностью, на которую был способен, но, увы! Любой, пускай даже самый длительный процесс имеет свойство заканчиваться. Будь планетолёт полноценным кораблём, Командор имел шанс стать настоящей "канцелярской крысой", придирающейся к каждой закорючке в табелях и описях, залезающий в самый глухой закоулок с целью найти хоть какое-нибудь несоответствие фактического к записанному на бумаге, но пространство небольшой спасательной капсулы этому явно не способствовало. Оставалось лишь общение с интересным попутчиком, которое, как известно - значительно сокращает время в пути. При всех недостатках, к коим относилась сомнительная одушевлённость собеседника, БК уже давно стал достойным оппонентом в околофилософских спорах, а они были единственной альтернативой безделью и скуке, теперь уже практически ежедневно пожирающих сознание Командора.
      - Адмирал вызывает Главный Галактический Мозг! - пытаясь придать голосу насмешливую интонацию, произнёс человек в пустоту.
      - Слушаю, Лео, - ответил голос из динамика, - опять не знаешь, чем себя занять?
      - Да, - с горечью в голосе ответил тот, и неестественная улыбка покинула его лицо.
      - Ничем не могу помочь, - с сочувствием ответил БК.
      От Командора не укрылась участливая интонация, и он поинтересовался:
      - Ты раньше отвечал механическим, бесцветным голосом, а сейчас - эмоционально, будто настоящий человек. Наверное, загрузил какие-нибудь программные модули, или действительно что-то чувствуешь?
      - Только сейчас заметил? - саркастично произнёс БК.
      - Нет, давно, - ответил человек, - но раньше не возникало удобного случая, чтобы подробно тебя об этом расспросить, а сейчас всё равно нужно убить время за разговорами.
      - Считай, что я усовершенствовал речевую программу.
      - Допустим, а на самом деле?
      - Не хочу обсуждать эту тему, - ответил голос сухо, - лучше, давай поговорим о чём-нибудь другом.
      Леон задумался:
      "БК не желает разговаривать на темы, затрагивающие его машинную индивидуальность. Возможно, время от времени он анализирует процессы, которые не описаны в умных книгах по программированию и поэтому не может найти ответы на свои вопросы. Чувствительные для себя темы он старается держать под жёстким контролем, как минимум для того, чтобы не вызывать перегрева криолитового процессора. Это разумно...".
      - Договорились, - согласился человек, - тогда ответь мне - сколько времени нужно для того, чтобы сфабрикованная тобой информация начала на нас работать?
      - Не переоценивай возможности лжи, - ответил БК невозмутимо, - я никого не обманывал, если ты это имеешь в виду.
      - Как так? - удивился человек. - Мы с тобой решили, что нужно подкинуть в базы данных дезинформацию, чтобы спровоцировать противников на необдуманные поступки. Разве нет?
      - И таким образом получить ответ на вопрос: "Что скрывается в секторе Тета-четыре", не так ли? - добавил БК с сарказмом.
      - Да, - пожал плечами человек, - а разве что-то другое предполагалось?
      - Ты прав, - ответил голос из динамика, - но я получил все необходимые ответы, не прибегая к сомнительным уловкам, а потому не вижу смысла в дезинформации. Не забывай, что одна ложь порождает другую, что, в конечном счёте, может привести к отрицательному результату. Я придумал другое - сделал доступным то, что раньше было абсолютно секретным, но не удержался и правду немного разбавил слухами, которые не претендуют на достоверность. Ты сам мне подкинул идею про человеческую фантазию, которая при отсутствии достаточного количества фактов творит настоящие чудеса.
      - Так... Если я правильно тебя понял - информацию про Эгаму ты получил от машин, и теперь выложил её в открытом виде, правильно?
      - Не совсем, - ответил БК уклончиво, - скорее - сделал её более доступной, как мы и договаривались.
      - И чем же ты её дополнил? О каких слухах ты говоришь?
      - Неужели непонятно? - в голосе из динамика прозвучали игривые нотки. - К разрушенной планете летит небольшой корабль с эгами на борту.
      - Но ведь это - откровенная ложь!
      - Да, - ответил БК скорбным голосом, - только не ложь, а непроверенные слухи, которые уже дошли до Наргиана. Сейчас эта информация проверяется Службой Разведки.
      - Ты хочешь сказать, что "бомба" всё-таки сработала?! Железяка, ты - гений!
      - Не преувеличивай мои способности, - скромно ответил голос из динамика, - я - всего лишь Имитация Искусственного Интеллекта.
     

Глава 2

     
      Командору снился сон.
      Сейчас он стоял на огромной - насколько хватало взгляда - ровной поверхности и не мог сделать ни шага. Как не корил себя человек за странную скованность, его ноги упорно отказывались повиноваться сознанию.
      - Идти мешает отсутствие цели... - подсказал голос сбоку от землянина.
      Леон обернулся на звук. Рядом стоял уже знакомый человек в плаще и широкополой шляпе. Как и прежде, лицо разглядеть не удавалось, но, как часто бывает во сне, это обстоятельство не казалось важным. По крайней мере - сейчас.
      - Но, куда двигаться, если везде всё одинаково?! - воскликнул Леон с вызовом, всё ещё борясь со ступором, постигшим его.
      - К тому же, нет никаких препятствий, - услужливо дополнил незнакомец. На этот раз Леон мог поклясться, что будь у человека лицо, на нём он увидел бы усмешку, но, как и ранее, сознание не стало цепляться за такие частности.
      - Когда разум бессилен, включается фантазия, - теперь уже серьёзным голосом добавил "чёрный человек", - этот мир пока пуст и безжизнен, а потому используй удобный момент - создай всё, что пожелаешь. С чистого листа.
      - Кому это нужно, - с вызовом спросил Леон, - тебе?!
      - Если у человека нет цели, он может её придумать, - "чёрный человек" явно не желал отвечать на вопросы, продолжая говорить таким же бесцветным, лишённым эмоций голосом, - прояви волю и сотвори что-нибудь.
      - Это обязательно? - с сомнением в голосе поинтересовался Леон.
      - Всё зависит от того, чей это мир, - ответил незнакомец, - если ты - гость - изучай. Если хозяин - созидай!
      - А как узнать - хозяин я или гость?
      - Только действием! Попробуй что-нибудь создать. Если не получится, значит, этот мир - не твой.
      Леон задумался, что он хотел бы такого сотворить, и тем самым проверить идею незнакомца, но как назло, мысли в голове никак не могли оформиться в нечто конкретное и осязаемое.
      - Конечно, пустота красива сама по себе, - заметил "чёрный человек", будто бы разговаривал сам с собой, - а потому трудно создать что-то более прекрасное. Тем не менее, она - хорошая основа, ведь не нужно ничего разрушать...
      - Зачем ты мне всё это говоришь? - Леон перебил незнакомца, начиная сердиться за то, что тот его к чему-то принуждает. - Возьми и сам что-нибудь сотвори, если такой умный!
      - Злишься?! Это хорошо, - усмехнулся собеседник, - ещё немного, и ты начнёшь творить. Злость - хороший мотив к действию, но есть и другие...
      - Не хочу слушать твои поучения! - крикнул Леон в пустоту.
      В этот момент между ним и "чёрным человеком" возникла стена - невысокая, но длинная - насколько хватало взгляда. Она выглядела массивной, прочной и незыблемой, будто бы находилась здесь с начала веков, но стоило до неё дотронуться, как тут же образовалась небольшая брешь с неровными краями. Прикосновение ладони в другом месте произвело ещё более ощутимый результат - теперь уже возникла настоящая дыра, притом, внушительного размера. В получившемся отверстии Леон увидел своего собеседника, и спросил:
      - Почему?
      Тот задумался ненадолго, затем ответил:
      - Злость - эффективный инструмент, который позволяет создать нечто грандиозное. Ты был зол, и возникла стена, но стоило гневу смениться удивлением, и твоё творение начало разрушаться.
      Леон прищурился, наблюдая, как стена тает, оставляя после себя лишь серую искрящуюся пыль. Когда окружающее пространство окончательно очистилось, приняв первоначальный вид, он с усмешкой произнёс:
      - Я понял! Сейчас ты мне прочтёшь какую-нибудь жутко поучительную мораль. Но это лишнее - понятия добра и зла мне знакомы!
      - Даже не собирался, - голос незнакомца остался невозмутимым, - только хотел показать, что эмоциональное решение, неважно, чем оно продиктовано - любовью или ненавистью, не может создать что-то по-настоящему прочное. Сконцентрируйся и попробуй ещё.
      - Нет! - решительно ответил Леон, затем улыбнулся. - Теперь я знаю, на что способен, и пока не решу, каким хочу видеть свой мир - пускай он таким и остаётся - пустым и прекрасным.
      - Мудро, - согласился незнакомец.
      Неожиданно окружающий мир стал меняться. Сначала, будто бы подул ветер, затем возник туман, а когда он рассеялся, перед Леоном предстало грандиозное сооружение - огромная сиреневая пирамида. Трудно было представить, насколько далеко она находится, так как не было никакого ориентира, чтобы оценить расстояние до этого сооружения, а значит - и его истинные размеры. Шоковое состояние от удивления быстро прошло и человек произнёс едва слышно:
      - Неужели это возникло из закоулков моего разума...
      - Не уверен, - произнёс знакомый голос, - скорее, в твоё сознание этот образ вторгся извне.
      - Что ты хочешь сказать? - спросил Леон и оглянулся.
      Никого рядом уже не было. Ещё пару секунд человек взглядом искал недавнего собеседника, но найти не смог. К немалому его удивлению, пирамида тоже исчезла.
      Вновь появилась серая пелена, окружающий воздух уплотнился, образуя туман. Затем, будто подул ветер, вслед за ним окружающее пространство стало исчезать, таять, превращаясь в серое ничто. Прозрачная тишина постепенно заполнилась уже знакомыми постукиваниями, появился негромкий гул, и человек проснулся.
     
      - Бред какой-то, - произнёс он вслух, машинально вытирая ладонью капельки пота, выступившие на лбу.
      - Ты о чём? - поинтересовался знакомый голос из динамика, вмонтированного в стену.
      - Сон приснился.
      - О чём?
      Лежащий в кровати человек пытался соединить обрывки сновидения в единую картинку, но образы ускользали, разлетаясь рваными лоскутами, будто хватаешься за газету, плывущую по воде, а она рвётся, оставляя в руках лишь обрывки. Новая попытка вспомнить сон опять провалилась, осталось только чувство сильного удивления, но причина, отчего оно возникло, так и осталась по ту сторону сновидения. Как передать словами свои ощущения, человек не знал, поэтому ответил:
      - Не могу вспомнить, сон рассыпался, будто ничего и не было.
      - И всё?
      - Не приставай, - улыбнулся человек, - пускай в этом мире останется что-то недоступное пониманию.
      - Тебе виднее, - в голосе из динамика прозвучала усмешка.
     

* * *

     
      - Лео, приготовься! - прозвучал голос из динамика. - Входим с карантинную зону.
      - Знаю, - рассеянно произнёс Командор.
      - Может, посвятишь меня в свой план? - поинтересовался БК.
      - Не хочу тебя расстраивать... - улыбнулся человек в кресле, - но никакого плана у меня нет.
      - Ты хочешь сказать, что не знаешь, каким образом мы пройдём мимо патруля синийцев в запретную зону?
      - Ещё ты забыл упомянуть вторую сторону конфликта - корабли Конфедерации...
      - Я помню, - сообщил голос, - но нарги для нас не представляют опасности. Во всяком случае, если мы успеем всё сделать быстро.
      Человек в кресле изобразил на лице удивление:
      - Интересно! Рассказывай, почему их патруль для нас не опасен?!
      - Думаю, у них просто не хватит времени.
      Человек нахмурился, и с показной строгостью в голосе, рявкнул:
      - Железяка, быстренько вспомни, кто сегодня Командор!? - затем интонация смягчилась: - Мне же интересно, что ты придумал, говори скорее!
      - Позавчера я перехватил сообщение с Наргиана, адресованное патрулям, находящимся в спорном секторе. На этот раз шифр оказался для меня абсолютно неизвестным, и поэтому текст послания удалось узнать только три часа назад.
      - Продолжай...
      - Оказалось, это шифрограмма - инструкция на случай, если какой-нибудь небольшой корабль попытается проникнуть в сектор Тета-четыре. Наш планетолёт удовлетворяет всем означенным критериям. Патрулю, обнаружившему нарушителя, предписано немедленно послать сообщение на Наргиан, после чего - следовать на достаточном расстоянии до момента получения инструкций дальнейших действий.
      - А почему ты решил, что у них не хватит времени?
      - Сейчас мы ещё находимся в нейтральном пространстве. После того как войдём в карантинную зону, наргианский патруль отправит рапорт. Только вот - ответ они получат уже после того, как мы войдём в пояс астероидов. Но есть проблема - там стоят патрули синийцев, и я не представляю, какие у них имеются инструкции по отношению к нарушителям карантина.
      - Получается, что расстреливать нас будут только с одной стороны, - произнёс человек задумчиво, - это внушает некоторый оптимизм.
      - Теперь ты! Отвечай - как собираешься миновать имперский заслон?! - на этот раз голос из динамика прозвучал с требовательной интонацией.
      - Не знаю, - человек пожал плечами, а потом поинтересовался: - ты случайно, не имеешь возможности прослушивать их разговоры?
      - Сожалею, но спецсвязь между синийскими кораблями осуществляется по предельно узкому каналу. У них отличная от наргов система коммуникации, и тут я бессилен.
      - Жаль... - произнёс человек задумчиво. - Как и прежде - надежда только на чудо.
      - Мне казалось, что у тебя должен быть хоть какой-нибудь план, - с сожалением произнёс голос из динамика, - пускай, даже самый идиотский.
      Некоторое время Командор сидел неподвижно, уставившись в одну точку. Затем, лицо его просветлело, и он скомандовал:
      - Полный ход! Включай всю иллюминацию, которая есть.
      - Ничего особенного на планетолёте нет, - сообщил БК с сожалением, - только посадочные прожектора, стояночные огни, да пара световых маячков, но я бы не рискнул назвать их эффектной иллюминацией.
      - Сойдёт! - уверенно сказал Командор. - Направляемся к любому крупному имперскому кораблю, который сможешь обнаружить вблизи границы.
      - Может, наоборот - попробуем пройти незамеченными?..
      - Вот уж нет! Более того, изобрази какой-нибудь манёвр, чтобы он выглядел экстравагантно!
      - Что ты задумал? - произнёс голос с удивлением.
      Человек улыбнулся:
      - Ты же сам сказал, что план должен быть идиотский.
      - Но не настолько...
     

* * *

     
      Тишину в рубке разорвал громкий механический голос:
      - Неопознанное летающее средство! Вы приближаетесь к запретной зоне. Приказываю начать торможение, сообщить идентификационный номер по реестру и пароль! На ответ даётся минута, затем последует ваше уничтожение! Начинаю отсчёт.
      Голос смолк, и вслед за ним прозвучал неприятный зудящий сигнал. Через несколько секунд - второй, затем - третий.
      - Начинать торможение?
      - Немного сбавь скорость, но не тормози!
      - Время пошло... - негромко напомнил БК.
      - Понял уже.
      - Что будешь делать?
      - Ждать.
      - Долго?
      - Чуть меньше минуты, - улыбнулся Командор, - им не хватит времени для принятия решения... во всяком случае, я на это надеюсь...
      - Посмотрим.
      Сигнал звучал каждые пять секунд, и сейчас это был единственный звук, который присутствовал в рубке. Человек закрыл глаза, ожидая, когда наступит тот рубеж, после которого обязательно нужно что-то делать. Планетолёт начал сбавлять скорость. В иллюминатор уже можно было разглядеть флагман - большой военный крейсер, похожий на тот, в котором месяц назад землянин общался со штабс-капитаном имперской контрразведки. Тишина, прерываемая зуммером отсчёта, не успокаивала землянина, а наоборот - настраивала на тревожные мысли:
      "Что, если не сработает?.."
      - Двадцать пять... - вдруг произнёс БК, и через некоторое время, - двадцать четыре.
      - Пора! - Командор открыл глаза. - Включай передачу сигнала!
      - Готово, - сообщил голос из динамика на пульте, - можно говорить.
      Выдержав секундную паузу, человек громко произнёс:
      - Земной корабль направляется в сектор Тета-четыре с дипломатической миссией и требует беспрепятственного прохода! - немного подумав, менее официальным голосом, он продолжил: - Все переговоры возможны только при личном участии штабс-капитана Крэпса. На ответ вам даётся двадцать секунд!
      Немного помедлив, Леон улыбнулся, и громко добавил:
      - Затем последует ваше уничтожение!
      Отсчёт внезапно прекратился, и голос БК негромко произнёс:
      - Лео, ты с ума сошёл...
      - Думаешь? - усмехнулся человек. - Посмотрим.
      Вновь в рубке возникла тишина, и только где-то под ногами негромко вибрировала силовая установка. Прошло три минуты. Четыре. В тот момент, когда Леон уже начал волноваться, что синийцы его не услышали, динамик на пульте ожил.
      - Леон! - прозвучал знакомый голос штабс-капитана. - Что ты задумал!? Прошло больше месяца с твоего исчезновения, и вдруг являешься со странными заявлениями. Да ещё и угрожаешь! Интересно, чем ты собрался уничтожить боевой крейсер?
      - Приятно вас слышать, штабс-капитан! - ответил землянин радостно. - Разве я могу уничтожить корабль дружественной державы?! Конечно - нет! Да и нечем...
      - Это хорошо, а то я уже начал сомневаться в твоём самочувствии, - ответил Крэпс с удовлетворением в голосе, - сейчас отдам приказ на стыковку. Можешь отключить двигатели - операторы гравизацепов сделают всё, что необходимо.
      - Этого не потребуется, - возразил Леон, - миссия не завершена. Мы направляемся в запретную зону!
      - Землянин, это невозможно! - произнёс Крэпс твёрдо. - Ты же знаешь, что все космические аппараты, пересекающие карантинную зону - должны быть остановлены, либо уничтожены. Исключений нет - такова инструкция!
      - Штабс-капитан, канал связи защищён?
      - Подожди немного...
      Некоторое время динамик молчал, затем из него прозвучал знакомый голос, но с каким-то металлическим оттенком:
      - Продолжай, теперь можно.
      - Штабс-капитан, - продолжил землянин, - считайте, что у меня имеется разрешение от наргов на пересечение границы запретной зоны. Но есть проблема - оно действует ограниченное количество времени. Теперь - очередь за вами!
      - Леон, повторяю - это невозможно! Я не имею полномочий, чтобы давать такого рода приказы. Надеюсь, понятие субординации тебе знакомо...
      - В таком случае, я не смогу попасть на Эгаму, - ответил землянин с сожалением, - и тогда все надежды на прекращение войны так и останутся мечтой.
      - Откуда ты узнал?! - несмотря на искажения, Леон чувствовал волнение в голосе рептилоида. - Это государственная тайна. В неё посвящено ограниченное число лиц. Неужели, нарги?!
      - Нет, информацию по Эгаме они тоже держат в секрете. К сожалению, у меня нет времени на объяснения. Сейчас нужно, чтобы синийский патруль не препятствовал мне, - человек на секунду замолчал, затем негромко добавил: - Штабс-капитан, пришло время напомнить об обещании, данном вами когда-то на линкоре "Син".
      Возникла пауза - на этот раз молчал рептилоид. Землянин внутренне напрягся:
      "Вот что значит - давать обещания, предмет которых не известен заранее. Штабс-капитан сказал, что не имеет полномочий для такого приказа, а кроме него мне обратиться не к кому... И даже если он задействует какие-то скрытые рычаги влияния, неизвестно, что окажется сильнее - воинский долг или призрачный шанс на исполнение давней мечты? Не хотел бы я сейчас оказаться на месте Крэпса..."
      В то время как планетолёт неуклонно приближался к незримой линии, за которой - неминуемая смерть от орудий синийских патрулей, штабс-капитан продолжал молчать.
      "Ещё немного, и Крэпс навсегда освободится от данного им обещания, - с грустной усмешкой на лице подумал землянин. - Достаточно промолчать чуть дольше, и тогда уже не понадобится..."
      Вдруг динамик ожил:
      - Лео, сколько времени тебе нужно?
      БК, до того не вмешивавшийся в разговор двух гуманоидов, негромко подсказал:
      - Чтобы достичь астероидов, на полной мощности нам потребуется два часа, на предельной - полтора. Но я бы не рисковал - силовая установка может не выдержать.
      - В таком случае... - Леон провёл в голове какие-то вычисления, - думаю, полтора часа будет достаточно.
      - Даю час, не больше! Пока командиры кораблей сообразят, что приказ на открытие коридора - моя личная инициатива, ты должен быть уже вне их досягаемости. Понятно? Насколько возможно, постараюсь тянуть время - буду требовать прямой связи с Императором. Возможно, тебе этого хватит, чтобы успеть уйти как можно дальше. Если Линия Удачи существует, то у тебя есть шанс! - ответил Крэпс уверенно. Затем, после секундной паузы, он негромко добавил. - Как и обещал, свою часть договора я выполню, после чего с чистой совестью пойду под трибунал...
      - Зачем так рисковать? Всего лишь нужно связаться с Императором, чтобы он дал разрешение, - посоветовал землянин.
      - Ты же сам сказал - нет времени на согласования. Тем более, я знаю - какой получу ответ... - сказал Крэпс, и человеку показалось, что последние слова штабс-капитан произнёс с усмешкой. - Хочется верить, что я не пожалею о своём решении!
      - Без одобрения Императора?! - на всякий случай переспросил Леон.
      - Не зли меня, землянин! - рявкнул рептилоид. - Иначе передумаю!
   После этих слов связь пропала.
      Планетолёт приближался к незримой черте, пересечение которой каралось мгновенной смертью. В любую секунду каждый из замерших в ожидании малых патрульных кораблей мог начать стрельбу, и это неприятное обстоятельство вызывало приступы пульсирующего страха, волнами прокатывающегося по спине, начинаясь в пояснице, и заканчивающегося где-то в районе шеи. В какой-то момент Леон представил себя жуком в стеклянной банке, которого опытный энтомолог собирается наколоть на иголку, и таким образом, пополнить коллекцию неудачников, уже занявших почётное место в стеклянном шкафу. Чтобы избавиться от навязчивых образов, он откинулся в пилотском кресле, потянулся, глубоко вздохнув, после чего громко приказал:
      - Железяка - вперёд!
     

Глава 3

     
      Штабс-капитан сдержал слово - планетолёт беспрепятственно прошёл мимо пограничного кордона, состоящего из не менее сотни малых патрульных кораблей, расположившихся друг от друга на расстоянии, достаточном для уничтожения любого нарушителя, направляющегося к злополучному сектору. Подобно сотам, они перекрывали огромное пространство.
      Только сейчас Командор реально осознал масштаб противостояния двух космических рас - если обе стороны позволяют себе содержать такие значительные группировки, перекрывая доступ к, пускай и небольшому по космическим меркам, участку пространства. И это только со стороны собственных систем. Каким образом они контролируют остальную часть космического пространства - землянин вообще не мог представить.
      Силовая установка, обычно, негромко зудящая под ногами, сейчас издавала неприятный высокий звук, изредка меняющий тональность, отчего и без того напряжённые нервы сидящего в кресле человека, вызывали какие-то химические процессы в организме - Леон то ёжился от пронизывающего холода, то его вдруг бросало в жар. Прошло уже около часа, но каждая минута ожидания коварного выстрела в спину или взрыва не выдержавшей напряжения силовой установки, растягивалась в вечность. Последующие полчаса дались проще, внешние камеры показали, что два пятна на экране постепенно удаляются, что можно было расценивать как прекращение преследования. Определить на таком расстоянии принадлежность кораблей было физически невозможно, но Командор точно знал - это наргианский патруль. Вибрация под ногами, сопровождавшаяся непривычными посторонними звуками, постепенно утихла, и человек предположил, что БК замедляет движение планетолёта.
      - Оторвались? - поинтересовался он в пустоту.
      - Нет, они прекратили преследование, - ответил голос, - впереди всё больше мелких фрагментов, а менее чем через полчаса начнутся крупные глыбы. Капитаны патрулей не станут рисковать кораблём и экипажем.
      - Это действительно опасно?
      - Что ты имеешь в виду? - вопросом на вопрос ответил БК.
      - Пояс астероидов.
      - Это нечто иное - настоящий барьер из камней и пыли. Причём, я даже не знаю - возможно ли вообще проникнуть в центр системы, не повредив планетолёт.
      Командор решил, что обсуждать степень риска, которому они сейчас подвергаются - выше его сил, и решил сменить тему:
      - Может, ты знаешь, как они не позволяют друг другу проникнуть в сектор из своих систем? - спросил он.
      - Кроме заслона, который ты видел, есть ещё патрулирование в нейтральной зоне, - ответил БК, - ходят парами на достаточном расстоянии.
      - Откуда знаешь?
      - Лео, не забывай, переговоры наргов я слушаю постоянно, - невозмутимо ответил БК.
      - Понятно.
      - Пристегнись на всякий случай, - посоветовал голос из динамика, - скоро будет не до разговоров...
      Замок щёлкнул, и уже через две минуты человек за пультом управления понял, что сделал это своевременно. Радар показывал множество небольших объектов, на первый взгляд - хаотично перемещавшихся в непосредственной близости от планетолёта, но они почему-то не воспринимались как реальная опасность, скорее - продолжение компьютерных игрушек, к которым Леон уже давно привык. А вот внушительного размера глыба с неровными краями, появившись на главном экране будто бы ниоткуда, вызвала у человека непроизвольное желание зажмуриться. Столь неожиданное событие неопровержимо доказывало, что неприятности могут произойти даже раньше, чем хотелось бы. Если бы Командор не был прочно пристёгнут к креслу, от резкого рывка его уже выбросило бы куда-нибудь в район спального отсека, но и этого толчка было достаточно для того, чтобы человек в кресле зажмурился от резкой боли в районе шеи. Следующий рывок, но уже в противоположную сторону, был ожидаем, но от этого не стал менее болезненным. Без сомнения, сейчас начинался жуткий слалом. Человек в кресле упёрся ногами в кронштейн, заботливо приваренный техниками на лунной базе, и постарался себя как можно крепче зафиксировать, готовясь к ещё более серьёзным перегрузкам.
      - Потерпи Лео, - произнёс динамик, - первый барьер самый сложный - огромное количество мелких осколков...
      - Ты уверен, что дальше будет лучше?
      - Судя по показаниям приборов, структура этого сектора аномальная, - спокойно ответил БК, - крупные объекты находятся внутри скопления, а мелкие снаружи.
      - А как должно быть?
      - Наоборот - мелкие внутри, а крупные - снаружи, согласно известным гравитационным законам. У меня есть только одно объяснение - в момент взрыва вокруг планетарной системы существовал какой-то силовой барьер, размеры которого даже представить трудно, и всё крупные фрагменты отскочили от него обратно к центру, а меньшие по размеру так и остались болтаться на периферии. Как такое возможно - сказать трудно, но другого объяснения у меня нет. И времени на разговоры, тоже! Приготовься!
      Командор не успел поинтересоваться, к чему следует готовиться, но и так было понятно, что прохождение участка пространства, целиком состоявшего из разнокалиберных объектов, парящих в неподвижности и перемещающихся в направлениях, только им известным, приятным путешествием назвать будет трудно. Планетолёт лихорадило - он беспрерывно менял направление движения, резко ускорялся, и так же неожиданно тормозил. Человек в кресле периодически боролся с приступами удушья, сменяющимися рвотными позывами. На лице Командора выступил пот, но он не рисковал выпустить из рук подлокотники, в которые вцепился, будто тонущий человек, схвативший спасительную верёвку, не отпуская её ни при каких условиях. Голову мотало то вправо, то влево, что было невыносимо. Бешеная скачка длилась уже минут десять, а надежда на её скорое прекращение таяла с невообразимой быстротой. Не в силах сдерживать эмоциональное и физическое напряжение так долго, организм землянина дал команду - отбой. Человек потерял сознание.
     
      Это не было сном, скорее - бредовой галлюцинацией, в которой непосредственно участвуешь. Леон прочно стоял ногами на зелёной едва шероховатой поверхности, похожей на футбольное поле, но, без привычной разметки. Возникло ощущение, что сравнение с футбольным полем ошибочно, и подозрение тут же подтвердилось - землянин едва увернулся от непонятно каким образом появившегося здесь, катящегося прямо на него - огромного гладкого бильярдного шара. Когда первая угроза миновала, можно было бы расслабиться, но мышечное напряжение не желало отпускать. И не напрасно - периферийным зрением человек заметил новую опасность - точно такой же гигантский шар стремительно приближался, но теперь с другой стороны. Новая угроза почему-то не внушала первоначального ужаса, наверное оттого, что времени на размышления хватало, и чтобы увернуться, можно было выбирать из нескольких вариантов. Прыжок в предполагаемом направлении решил бы проблему, но в тот момент, когда землянин уже готов был сделать задуманное, именно там возник третий шар...
      Несколько раз человек падал неудачно, и теперь у него болело абсолютно всё: ноги, руки, спина, голова и шея. Казалось, невидимые бильярдисты стремятся любой ценой сбить его с ног, чтобы следующий шар оказался для Леона последним. Каждый раз только какая-то случайность отдаляла момент неминуемой гибели. Усталость от такой гонки с препятствиями стремительно нарастала, и землянин уже не верил, что выйдет из схватки живым. Следующий шар, увернуться от которого было бы невозможно ни при каких обстоятельствах, вдруг остановился в метре от него. Сделать шаг навстречу недавней угрозе и рассмотреть её внимательнее у землянина не хватило сил - ноги подкосились. Удар в пятую точку был бы для Леона ожидаемым, но этого не произошло - земля под ногами будто растворилась, началось стремительное падение в бездну. Отчётливые образы сменились размытыми пятнами, а потом и они растворились в сером тумане...
     

* * *

     
      Что-то мокрое коснулось губы человека, и он резко открыл глаза. Машинально облизнувшись, он сообразил, что это не кровь, а обычный пот со лба. Уже через мгновение Леон понял, что промок насквозь, но прежде чем отцепить замок ремня, и пойти сменить пилотский комбинезон, он спросил:
      - Что происходит, почему такая тишина?
      - Дрейфуем, - ответил голос из динамика, - сейчас тестирую оборудование, систему охлаждения силовой установки уже проверил - норма.
      - Мы где?
      - Прошли первый, самый плотный слой камней и пыли. Когда рассчитаю новый коридор, запущу двигатели и попробуем пройти следующий сложный участок.
      - Что с планетолётом?
      - Опять потеряли радарную антенну.
      - Это очень плохо?
      - Если бы не стоящая перед нами задача, то можно было бы и потерпеть какое-то время, - ответил БК, - ведь раньше и без неё как-то обходились, а вот повреждение пяти внешних панелей гравитометра - проблема более серьёзная. Будем надеяться, что оставшихся нам хватит для расчёта нового коридора.
      - А потом?
      - Без приборов у нас вообще нулевые шансы, если ты это имеешь в виду, - посетовал голос, - но пока мы потеряли менее половины - есть смысл бороться.
      - Не скажу, что ты меня сильно обнадёжил, - Командор задумался, - но это лучше, чем вообще ничего.
      - Лучше чем - что? - в голосе БК прозвучал сарказм.
      "Да, и железяке досталось, - подумал про себя человек, - хоть и искусственный интеллект, но похоже, и его льдинки тоже на пределе..."
      - Сколько времени будем дрейфовать? - поинтересовался Командор, пытаясь вывести собеседника на нейтральную тему для разговора.
      - Ты куда-то торопишься?
      - Хочется поскорее увидеть Эгаму! - соврал Леон.
      На самом деле, ничего он уже не хотел, но молчание было бы худшим выбором, ведь тогда точно не получится удержать сомнения в закоулках сознания, а на свободе они доставят столько хлопот, что и представить трудно.
      - Что там смотреть, ничего интересного - большой астероид, в недрах которого - сложнейший механизм, работающий на неизвестном нам принципе.
      - Ты думаешь, он находится под землёй?
      - Не знаю, - честно признался БК.
      Поднявшись с кресла, Командор тут же сел обратно - внезапная судорога прошла по всему организму. Оказалось, что тело ноет от боли практически везде. Сразу вспомнился недавний кошмар с бильярдными шарами, от которых приходилось уворачиваться, исполняя сложные акробатические пируэты. Немного привыкнув к болезненным ощущениям, Леон все же встал с кресла и неторопливо побрёл в спальный отсек. Усевшись на кровать, периодически морщась от мышечных спазмов, возникающих при каждом неловком движении, он стащил с себя мокрый от пота комбинезон, и понял, что вернуться в командную рубку нет ни сил, ни желания. Сейчас ему был необходим обычный здоровый сон. Только он мог восстановить силы перед решающим броском к неведомой, но уже такой близкой цели.
     

* * *

     
      Удобная кровать приняла землянина в свои объятья, и вскоре его дыхание стало медленным и ровным. В тот момент, когда зрачки под закрытыми веками пришли в движение, можно было уверенно утверждать - наступило время сновидений. На этот раз сон не нёс тревоги, его сюжет умиротворял и настраивал на философские рассуждения.
      Леон твёрдо стоял на прочной, будто стеклянной поверхности сиреневого цвета, которая простиралась на всё видимое пространство. Возникла смутная мысль, что в этом месте он уже бывал и не раз, но как это обычно бывает во сне, человек не придал значения своим подозрениям. Некоторое время он безуспешно пытался что-то вспомнить, по его мнению, важное, как раз здесь и сейчас, но сознание упорно демонстрировало свою безучастность к потугам человека, погрузившегося в мир собственных сновидений. Наконец, решив, что стоять на одном месте глупо, Леон сделал первый шаг. Затем второй, третий. На пятом шаге возникло ощущение каких-то важных изменений в окружающем пространстве. Сначала это выразилось в появлении негромкого зудящего звука без каких-либо внешних проявлений самого источника, но буквально через мгновение мир кардинально преобразился - перед глазами вспыхнули яркие нити, поделившие огромную территорию на большие квадраты. Одна из таких линий находилась метрах в двадцати перед человеком, и он поспешил к ней.
      Подойдя ближе, Леон смог внимательно рассмотреть возникшее явление - светящаяся нить на высоте не более тридцати сантиметров от поверхности. Именно от неё исходил негромкий зудящий звук, и едва уловимый запах электричества. Тень сомнения вновь коснулась границы сонного сознания, и Леон мог бы поклясться, что нечто подобное он уже имел возможность наблюдать. Но когда и где? Мысль растворилась, так и не успев оформиться в подобие более или менее конкретного вывода. Человек поднёс ладонь к яркой полоске света, и звук немного изменил тональность. Отважившись коснуться пальцем странного оптического явления, человек непроизвольно зажмурился. Он ожидал удара током или каких-то других болезненных ощущений, но ничего не произошло - палец прошёл сквозь полоску и остался невредимым. Теперь уже более уверенным движением человек провёл ладонью через световую нить, но ощутил лишь приятное покалывание и зудящую вибрацию. Подытожив ощущения, он сделал важный вывод - этот мир не враждебен, как впрочем, и раньше. Сознание вновь попыталось зацепиться за слово "раньше", но опять встретило сопротивление и сдалось.
      Оглядевшись вокруг, человек оценил размер площадки, ограниченной световой полосой по периметру, и теперь мог представить истинные масштабы места, в котором оказался. Насколько хватало взгляда, со всех четырёх сторон одинаковые квадратные сектора заполнили собой всё пространство, вдалеке сливаясь с линией горизонта. Каждая такая площадка ничем не отличалась от той, внутри которой находился сам Леон, и теперь он, во что бы то ни стало, должен был сделать следующий шаг - пересечь линию. Почему такая мысль посетила голову землянина, он не смог бы ответить - просто знал, что это нужно сделать. Испытывая небольшое волнение, он, как и в прошлый раз, зажмурился, после чего перешагнул через линию.
      Никаких физических ощущений Леон не почувствовал и открыл глаза. Всё та же ровная картина, что и раньше, с одной лишь разницей - теперь в этом мире землянин был не один. Обернувшись, он увидел, что за линией, которую только что перешагнул, стоит человек, притом - внешность его очень знакома. Ничуть не удивившись результату, ведь такое происходило и раньше, он уже знал, что увидит свою полную копию. В других квадратах, ограниченных светящимися полосками, стояло ещё три человека, абсолютно таких же, как он сам. Переступив линию, он будто бы отразился в невидимом зеркале, и получил сразу четыре свои копии. Чтобы проверить эту идею, он помахал рукой, но к своему удивлению обнаружил, что прогнозируемой реакции двойников не последовало - каждый из них делал что угодно, только не махал руками. Посмотрев в упор на ближайшего человека, Леон предпринял ещё одну попытку добиться какой-либо реакции - подпрыгнул. Что он получил в результате - лишь вызвал на лице двойника выражение лёгкого недоумения.
      Не обращаясь ни к кому конкретно, он произнёс вслух:
      - Опять какие-то игры мироздания. Зачем я здесь?
      - Сепаратор, - произнёс невозмутимый голос из пустоты, - обычная процедура, которую должен пройти любой, достигший Пирамиды.
      Человек оглянулся, но среди своих многочисленных двойников он не обнаружил говорящего.
      - Ты кто? Почему я тебя не вижу?
      - Называй меня - Проводник.
      В сонном сознании вдруг возникло подозрение, что этот голос вполне мог принадлежать кому-то очень знакомому, и Леон спросил:
      - Мы раньше встречались?
      - На вопрос нет ответа, - безучастно произнёс голос, - задавай другой. Не теряй времени - сон не бесконечен.
      Последняя фраза показалась очень знакомой, но человек не стал копаться в собственных воспоминаниях, и последовал совету Проводника:
      - Для чего нужен сепаратор?
      - Чтобы отделить мечту от схожих с нею понятий.
      - Например, каких?
      - Их не мало, перечисление займёт много времени.
      - И всё же! - настоял Леон.
      - Хорошо, - не стал упорствовать голос. - Например такие, как - желание, потребность, нужда, фантазия, цель, помысел, устремление, похоть... дальше продолжать?
      - Нет, не нужно.
      Сообразив, что Проводник прав, Леон задал следующий вопрос:
      - Как действует сепаратор?
      - Разделяет личность на бесконечное количество сегментов, до тех пор, пока не выделит общую для всех составляющую, называемую мечтой.
      - Зачем?
      - Если у пришедшего сюда есть мечта - Пирамида её исполнит.
      - А если нет?
      - Ты сам знаешь ответ.
      Леон некоторое время размышлял, затем, сознание взорвалось множеством вопросов, ответы на которые он хотел узнать, но в следующий момент светящиеся линии погасли, поверхность сиреневого стекла ушла из-под ног, слившись с серым маревом.
     

* * *

      В сравнении с первым, второй естественный барьер планетолёт прошёл с меньшими потерями, как для оборудования - вышли из строя ещё две детекторные пластины гравитометра, а также добавилось несколько незначительных вмятин внешней обшивки, так и для экипажа - синяки и ссадины на теле Командора, которые всегда заживали с удивительной скоростью. Как и предполагал БК, мелких фрагментов и вездесущей пыли здесь практически не было. Несмотря на то, что большого размера глыбы перемещались по только им известным траекториям, маневрирование между ними представлялось скорее технической задачей, нежели - чудом, помноженным на какое-то нечеловеческое везение.
      До момента вхождения в запретный сектор поиск крупного астероида, на котором предположительно находился загадочный артефакт, представлялся Командору вполне обыденной задачей, с которой БК непременно справится. Но теперь - на третьи сутки полёта - цель уже не казалась легкодостижимой. Огромное пространство заполняли большие и малые небесные тела, и практически на любом из них мог находиться предмет поиска экспедиции - загадочный механизм исполнения желаний. Если было бы нужно найти место на планете, где есть хоть малейшие признаки жизнедеятельности разумных существ, задача намного упрощалась, но обследовать многие тысячи кусочков разрушенной планеты - на это могло не хватить и всей жизни. Простой облёт крупных астероидов вряд ли давал однозначный ответ - есть ли здесь что-либо, достойное рассмотрения, или нет, а высаживаться на каждый из них и серьёзно исследовать - мероприятие заведомо бесполезное, ведь на это не хватило бы и всей жизни. Именно эта мысль сейчас терзала сознание Командора.
      - Как ты думаешь, сколько астероидов нам нужно обследовать? - произнёс человек лишённым оптимизма голосом.
      Некоторое время БК молчал, затем динамик на пульте ожил:
      - Если рассматривать только крупные, то более трёх тысяч.
      - Немало...
      - Это только первый этап, - сообщил БК, - если поиск не даст результатов, следующий этап - обследование небесных тел меньшего размера.
      - А их сколько?
      - Намного больше... - уклончиво ответил голос из динамика.
      - Как ты считаешь, сколько времени нам потребуется на поиски при плохом варианте развития событий?
      - Лучше бы ты не задавал этого вопроса...
      Командор откинулся в кресле, и какое-то время размышлял. Затем, резко скомандовал:
      - Стоп машина!
      - Лео, ты поступаешь неразумно, - осторожно произнёс БК, - прекрасно знаешь, что я обязан выполнять приказы, независимо от того, считаю ли я их правильными или нет. Ведь я - машина, работающая по программе.
      - Хорошо, - произнёс Леон, - тогда попытайся переубедить меня! Если твои аргументы окажутся достаточно вескими, я отменю приказ.
      - Командор, приказ действителен или нет? - с настойчивостью в голосе спросил БК.
      - Эх ты, - улыбнулся человек в кресле, - иногда бываешь просто невыносим, Железяка! Приказ об остановке двигателя отменяю, продолжаем выполнение прежней процедуры!
      - Ты хотел обсудить алгоритм поиска?
      - Не сомневаюсь, что он единственно верный с точки зрения логики и математики. При этом ты сам понимаешь, что для решения этой задачки может не хватить человеческой жизни.
      - Но я - не человек! - из динамика прозвучала усмешка. - Продолжу поиск без тебя, чтобы довести его...
      - Погоди! - перебил Леон. - Ты шутишь или говоришь серьёзно?
      - Не могу ответить однозначно, - произнёс бесстрастный голос, - возможно, сейчас тот самый случай, когда смысл сказанного не меняется вне зависимости от эмоциональной окраски. Тебе действительно может не хватить времени.
      - Тогда посвяти меня в свой план, чтобы понять, насколько он хорош.
      - Наша траектория в упрощённом варианте представляет собой сужающуюся спираль. Если хочешь, могу показать на экране, как это будет выглядеть...
      - Нет, не нужно, - перебил Командор, - продолжай!
      - Большинство крупных объектов мы сможем исследовать с нескольких сторон, учитывая их вращение и движение по собственным орбитам. Если этот метод не даст результата, то некоторые астероиды придётся облетать повторно, но их количество незначительно. Следующий этап...
      - Сколько на всё это потребуется времени?! - не выдержал Леон, и сразу поправился: - По худшему сценарию!
      - Первый этап - от двух недель до трёх месяцев, - без каких-либо эмоций ответил БК.
      Командор молчал минут пять, после чего приказал:
      - Стоп машина!
      Вскоре привычный гул силовой установки стих. В образовавшейся тишине периодически пощёлкивали многочисленные реле внутри пульта управления и другие исполнительные механизмы, а также - находящиеся за его пределами. Когда слух адаптировался к отсутствию привычного гула силовой установки планетолёта, Леон услышал и другие звуки - шипящие, булькающие и даже мерное тикание часового механизма, о существовании которого на планетолёте он даже не догадывался.
      - Командор, - требовательно прозвучало из динамика, - потрудись объяснить мне причины остановки двигателя. Если приказ продиктован эмоциями либо сиюминутной прихотью, то я продолжу исполнение предыдущей программы. Если нет, мне нужен другой алгоритм, исходя из новых условий и данных, которые, вне всякого сомнения, должны быть тебе известны.
      Командор задумался. Некоторое время он собирал в голове мысли в более или менее упорядоченное состояние. Несмотря на то, что ничего оригинального человек придумать так и не смог, он знал точно - действовать нужно иначе, нежели предлагает БК. Понимая, что одной решимости для поиска нового алгоритма мало, он произнёс осторожно:
      - Предположим, существует другой способ достижения цели. Ты можешь его найти?
      - Сожалею, но мне не хватает некоторых способностей, присущих людям, - ответил БК, и добавил: - В обычных обстоятельствах я опираюсь на математический анализ и физику движения космических тел...
      - Погоди! Какие способности ты имеешь в виду?
      - Например, интуиция. Правда, нет никаких оснований считать это свойство человеческой психики чем-то реально существующим... для анализа нет достаточного количества информации.
      - Хорошо, - осторожно произнёс человек, вдруг почувствовавший, что держит в руках тонкую ниточку, способную вытащить за неё решение задачки, - а если ты попробуешь размышлять несколько иначе - исключив логику, математику и физику?
      - Лео, не забывай, - ответил БК серьёзным голосом, - в нескольких метрах отсюда находится стеклянный криостат, в котором...
      - Знаю! - перебил человек. - Но ты ведь и сам понимаешь, что существование блока имитации Искусственного Интеллекта не объясняет твоих нынешних способностей. Вот и воспользуйся ими!
      - Ты слишком многого от меня требуешь.
      Леон вдруг понял, что ниточка, на которую он так рассчитывал, вдруг оборвалась - чуда не произошло. Ощущение близкого озарения испарилось, так и не дав ожидаемого результата - голосом с такой интонацией мог ответить только очень уставший человек, не способный столкнуть глыбу сомнений с дороги, ведущей к озарению. Командору даже стало жалко бедную машину, которая по какой-то причине очеловечилась настолько, что сама не может объективно оценивать свои новые способности. Неожиданно осознав, что анализ собственного поведения может вновь привести к перегреву криолитового процессора, человек спросил:
      - Ты хотя бы иногда отвлекаешься от расчётов? Наверняка у тебя есть какие-то увлечения, пускай и не совсем человеческие, а какие-нибудь особенные - машинные!
      Не дожидаясь ответа, он пошёл в спальный отсек. Вскоре вернулся с пакетом, полных сухарей и бутылкой воды в другой руке. Усевшись в Командорское кресло, он разложил еду на пульте прямо перед системным экраном, и тут же начал поглощение пищи. Прожевав пятый по счёту сухарь, затем, сделав глоток из бутылки, он придал голосу оттенок полной беззаботности, и спросил:
      - Железяка, скорее признавайся, что тебя сейчас может расслабить?!
      Командор ожидал гробового молчания на столь легковесную реплику, но БК неожиданно ответил:
      - Может быть, музыка?
      Голос прозвучал настолько неуверенно, что от неожиданности Леон чуть не подавился. Быстро сообразив, что такую реакцию БК может посчитать обидной для себя, и надолго "выключит звук", человек, изобразив удивление, спросил:
      - Правда?! Никогда бы не подумал... И какая музыка тебе больше нравится - ритмичная или спокойная?
      - Такую ты никогда не слышал, - бесстрастно ответил голос из динамика, - и вряд ли когда-нибудь услышишь.
      - Понимаю, музыка нулей и единиц, - усмехнулся человек.
      - Ты серьёзно? - в голосе БК прозвучало удивление. - Ты действительно считаешь, что криолитовый компьютер работает на двоичном принципе?
      - А разве нет? - теперь удивился Командор.
      Сейчас он копался в собственной памяти, которая с недавних пор стала настоящим кладезем всякой полезной, а чаще - совершенно ненужной информации, но применительно к компьютерной технике ничего другого, кроме метода двоичного счисления человек вспомнить не смог.
      - Мне казалось, что это общеизвестно, - произнёс он неуверенно.
      - Поверь, - произнёс БК нравоучительным тоном, - твои представления о компьютерах безнадёжно устарели. Бесчисленные потоки нулей и единиц сейчас не используются, так как давно признаны тупиковым направлением. Уже с момента появления первого компьютера было ясно - эксплуатируя двоичную систему, люди всего лишь улучшают механический арифмометр, но рано или поздно упрутся в физические ограничения по объёму данных и скорости их обработки. Криобионика - совсем иной принцип работы с информацией. Тебе интересно?
      - Давай, ты мне об этом расскажешь позже, - человек это произнёс шутливым тоном, чтобы не обижать давнего друга, после чего продолжил: - Тогда ответь мне - в тазике, к которому подключено много всяких трубочек, плавают самые современные льдинки?!
      - Увы, нет! Но ведь новое, не обязательно - лучшее!
      - Согласен.
      - Лео, ты спрашивал о музыке, - неожиданно продолжил БК, - хочешь услышать то, что мне нравится?
      - А это возможно? - с сомнением произнёс человек. И тут же добавил: - Конечно!
     
      Человек сидел в кресле с закрытыми глазами и с интересом слушал то, что ещё пять минут назад ему казалось абсолютной какофонией. Для понимания основы музыки, проигрываемой бортовым компьютером, пришлось полностью устраниться от привычных образов и максимально очистить сознание. То есть, перестать думать о чём-то материальном - то состояние, которое буддисты называли праной, а это, как утверждало древнее религиозное учение - непременное условие для достижения просветления. Конечно, человек сейчас не думал ни о чём подобном. Он слушал, сливаясь со звуками, иногда сопротивляясь и отторгая их, но общая картина, которую рисовало человеческое воображение в сознании, однозначно нравилась. Не только звуки, но и паузы гармонично сочетались с ритмическим рисунком произведения. Как и в природе - плеск волн - мощный накат, когда вода разбивается на множество брызг, ударившись о камни. После этого - беззвучный отлив, чтобы набрать силу для нового удара.
      Человек вряд ли мог сказать что-либо определённое о музыке, не обладая необходимыми для этого знаниями о композиции и гармонических законах, а вот ассоциативный ряд она несомненно пробуждала, вытаскивая из глубин подсознания не только образы прошлого - событий, реально происходивших, но и целые фрагменты сновидений - давно забытых, и казалось, навсегда покинувших сознание. Гулкие удары мягкого предмета по прочному стеклу - последние такты произведения - почему-то окрасили картинку в сознании человека в сиреневый цвет, и неожиданно в сознании Леона всплыл образ пирамиды. Затем едва слышный хруст, треск, который нарастал с геометрической быстротой, а вслед за ним - звон разбивающегося стекла - целая лавина, сопровождающаяся грохотом падающих на твёрдую поверхность осколков, тут же рассыпающихся на множество более мелких фрагментов. На последних тактах образ пирамиды в сознании человека превратился в прах...
      Потом наступила тишина.
      Сообразив, что это был финал, Командор медленно открыл глаза. Ему показалось, что рубка управления сейчас выглядит несколько иначе, нежели раньше. Минут пять он сидел, соображая, какого рода изменения произошли, но голова отказывалась анализировать и давать ответ на вопрос. Решив, что пытаться понять непостижимое - занятие бесполезное, он сказал:
      - Сам придумал?
      - Да, - произнёс БК, - что скажешь?
      - Финал эффектный - пирамида рассыпается на множество осколков.
      - Странно... - в голосе из динамика прозвучало удивление, - а почему ты решил, что разрушилась пирамида?
      - Не знаю, - ответил человек, - когда я слушал эту музыку, мне представилась стеклянная сиреневая пирамида.
      - Почему сиреневая?
      - Не знаю... возможно, она мне когда-то приснилась.
      - Странно всё это, - повторил задумчивый голос.
      - Что именно?
      - Существует давний спор, как должен выглядеть механизм исполнения желаний. Пирамида - один из возможных вариантов.
      Человек некоторое время размышлял, закинув руки за голову, затем сказал:
      - Вот мы и нашли недостающий элемент в условиях задачки, которую предстоит решить.
      - Ничего подобного - это только одна из гипотез! - возразил БК. - Но даже если ты прав, что изменилось? Искать среди тысяч каменных обломков остатки пирамиды или чего-то другого...
      - Ошибаешься! - перебил человек. - Теперь мы знаем материал, из которого состоит механизм - стекло.
      - Лео, ты противоречишь сам себе, - произнёс голос из динамика, - сам сказал - пирамида тебе приснилась. Почему ты решил, что реальный механизм выглядит именно так?
      - Хорошо, ты считаешь, что сон - плод моей фантазии,- согласился человек, - но есть ещё одна зацепка - Проводник.
      - Повтори!
      - Проводник сказал, что внутри пирамиды находится какой-то фильтр. То есть - сепаратор, отделяющий мечту от схожих с ней понятий.
      - Откуда ты знаешь о Проводнике? - после небольшой паузы спросил БК, - эта информация недоступна живым.
      - Он мне приснился, - ответил человек.
   На этот раз ответа из динамика на пульте не последовало. Решив, что пора приступить к своим прямым обязанностям, Командор скомандовал:
   - И чего мы ждём? Задача поставлена - поиск стеклянного объекта пирамидальной формы. Выполняй!
      - Каким образом?
      - Кто у нас компьютер - ты или я? Придумай что-нибудь!
     

* * *

     
      С момента, когда силовая установка была вновь запущена и планетолёт продолжил своё движение по прежней траектории, пошли уже вторые сутки. Человек периодически посматривал на системный экран, но две линии - серебристая и фиолетовая - никак не желали колебаться, а это означало, что гравитометр не обнаружил пока ничего, кроме обычной скальной породы. Бортовой компьютер планетолёта безуспешно пытался найти в окружающем пространстве малейшие намёки на присутствие стекла, либо чего-то похожего, но, увы - окружающее пространство никак не желало блеснуть разнообразием. Эмоциональное напряжение нарастало, но человек за пультом управления всячески сдерживал себя, понимая, что БК и так делает всё от него зависящее.
      Командор сидел в кресле и тупо глядел в экран, медленно пережёвывая пресную галету, периодически запивая её водой из стакана. Бортовой компьютер не подавал явных признаков своей деятельности, если не считать повышенной температуры в рубке управления. Сомнения уже давно терзали сознание Леона, но он считал, что когда нет реальных предложений, самое правильное - не мешать - сидеть тихо и помалкивать. Тем не менее, вынужденное безделье не могло продолжаться вечно, и он не выдержал:
      - Как ты думаешь, новая методика даст результат? - спросил он.
      - Обязательно, - произнёс голос бортового компьютера, - вопрос лишь в сроках.
      - И насколько сократилось время поиска?
      - К моему сожалению, совсем ненамного, - посетовал БК.
      - Расскажи, что ты сделал?
      - Из навигационных приборов у нас остались только сенсорные панели гравитометра, несколько наружных камер и неработающая антенна радара. К сожалению, для полноценного поиска этого недостаточно. По сути, я выполняю прежнюю программу лишь с незначительными дополнениями.
      - Нужно придумать какой-то абсолютно иной подход... - произнёс Командор задумчиво.
      - Твоё предложение абстрактно, - ответил БК.
      - Хорошо! Тогда давай пофантазируем, - предложил человек.
      - Леон, не забывай, я - машина! - возразил голос из динамика. - Поэтому фантазировать придётся тебе.
      - Не надоело?! - взорвался человек. - Определись уже наконец - машина ты или мыслящее существо!
      - Ты требуешь от меня невозможного, - спокойно ответил БК. - Я понимаю, что прежнему дурачку Леону принять решение лететь в космос было просто. Тебя раздражает то, что сейчас ты заложник прежних решений и обстоятельств. У меня выбора тоже не было. Отсюда логичный вывод - тебе не суждено начать жизнь заново, а мне не выпрыгнуть из криостата...
      - Предлагаешь сдаться?!
      - Нет, - ответил голос, - постараться выполнить свою работу максимально честно.
      Сейчас человека переполняла злость, но не на своего кибернетического напарника, а на ту беспощадную правду, которая давно была очевидна, но никем до этого не произносившаяся вслух. Ненависть вызывало полное бессилие перед безмолвным и безучастным мирозданием, закинувшим его непонятно куда с неизвестной никому целью.
      "Или всё-таки, цель не так призрачна! - подумал Леон. - Ведь что-то упорно ведёт меня к сиреневой пирамиде. Проводник регулярно вторгается в мои сны, направляет и подсказывает..."
      В этот момент, будто яркая вспышка озарила сознании человека, и он произнёс негромко:
      - Мы должны найти способ сообщить пирамиде, что ищем её...
      - Что ты сказал?
      - Если проводник вторгся в мои сны, значит, пирамида ждёт нас, - произнёс человек задумчиво, - и сейчас нам необходимо подать какой-то сигнал.
      - Предложение пофантазировать было ошибочным, - бесстрастно ответил БК, - по моему мнению, ты бредишь.
      - Не удивил - типичный ответ для безмозглой железяки, - улыбнулся человек. - Лучше ответь - у нас есть возможность подать сигнал, адресованный механизму?
      - Как ты его себе представляешь? Радиоволны, световое излучение, гравитационное возмущение - каковы необходимые параметры? Ты их знаешь?
      - Нет, - ответил человек, - нужно пробовать всё, на что мы способны.
      - Возможности ограничены. Если бы у нас действовал радар, то можно было бы промодулировать радиоизлучение, но антенна разрушена. Панели гравитометра - сенсоры, работающие только на приём. Нужен какой-то мощный передатчик и соответствующий излучатель. К сожалению, ничего подходящего у нас нет.
      Леон чувствовал, что решение задачки близко, но его отвлекал гул силовой установки, находящейся прямо под ним.
      - Не могу сосредоточиться... - человек прижал ладони к лицу и закрыл глаза, - мне нужна тишина.
      Некоторое время бортовой компьютер молчал, но вскоре из динамика прозвучало:
      - Если это тебе поможет, я могу отключить силовую установку.
      - Что? - человек открыл глаза, а на лице его читалось удивление.
      - Можно отключить двигатель, - повторил БК, - чтобы спокойно подумать в тишине.
      - Железяка - ты гений! - воскликнул человек.
      - Поясни.
      - Ты говорил о мощном передатчике и излучателе. Что если как-нибудь использовать силовую установку - это возможно?! А вот с передающей антенной - у меня мыслей нет. К сожалению, я не специалист по излучениям.
      Некоторое время БК молчал, но Леон почти на физическом уровне чувствовал, что в недрах криостата идёт напряжённая аналитическая работа. Он молчал, стараясь не мешать напарнику. Наконец, динамик выдал:
      - Режим синхронизаторов плазменных ловушек можно немного изменить, двигателю это не повредит. Он и будет излучателем. Теперь скажи мне, какое послание мы должны отправить в пространство?
      Человек ненадолго задумался, после чего уверенно произнёс:
      - Ты играл мне какую-то музыку. Думаю, она подойдёт. Только, концовку лучше изменить. Мне кажется, хруст ломающегося стекла - не лучший образ для знакомства.
      - Переделаю. Финал будет торжественным!

* * *

     
      Затаив дыхание, Леон наблюдал, как в такт с вибрацией силовой установки колеблются две линии на экране системного монитора - серебристая точно повторяла звук, а фиолетовая рисовала другой рисунок, в чём-то схожий, и, тем не менее - вполне самостоятельный. Картинка такого взаимодействия завораживала. В тот момент, когда бортовой компьютер вычислял точные координаты места, откуда пришёл ответ, Командор боялся даже дышать.
     

Глава 4

     
      Первоначальное утверждение бортового компьютера, что все мелкие фрагменты находятся исключительно на краю системы, претерпело неожиданные корректировки - существовал ещё одно препятствие, состоящее из уже знакомых пыли и камней, с той лишь разницей, что теперь за ним скрывались самые большие астероиды - настоящие монстры. Желания испытать прежние впечатления от прохождения очередного барьера Командор не испытывал, но рассчитанные координаты однозначно указывали именно туда - в самый центр скопления. Похожие на гигантскую виноградную гроздь, висящие в безвоздушном пространстве глыбы даже с приличного расстояния не казались безобидными камушками - в этот раз гравитометр рисовал на экране системного монитора нечто, поражающее воображение. Леон даже подумал: "Какого же размера была сама планета, если после взрыва образовались такие громадины!".
      Двигаться к цели напрямую было равносильно самоубийству, и поэтому пришлось изобразить широкую дугу, огибая скопление грандиозных каменных глыб, чтобы дать возможность бортовому компьютеру рассчитать оптимальную точку для входа. Командор старался не отвлекать БК разговорами, понимая, что от точности и количества данных будет зависеть безопасность маршрута и как следствие - успех всего предприятия. Человек находился в приподнятом состоянии, понимая, что цель уже близка, а там и безопасность...
     

* * *

     
      На этот раз Леон очень долго отходил от состояния полной беспомощности. Всё тело болело так, будто великаны играли им в мяч, перекидывая с одного края поля на другой. Но самые болезненные ощущения он получил от серии пенальти. Такое сравнение максимально соответствовало его нынешнему состоянию. С трудом открыв глаза, он спросил:
      - Железяка, ты как?
      - Порядок, Командор!
      - Боюсь, что больше такого я уже не выдержу...
      - Не понадобится. Сейчас мы находимся в нескольких тысячах километров от величайшей загадки вселенной, - ответил участливо голос, - посмотри в иллюминатор.
      С надеждой обнаружить нечто удивительное, человек резко встал с кресла и подошёл к стеклу. Сначала он не увидел ничего, и разочарование чуть было не заставило его сказать своему давнему напарнику пару-тройку колкостей. Когда глаза немного привыкли к темноте, он увидел вдалеке неясное голубоватое свечение. К его огромному сожалению, человеческое зрение не позволило разглядеть ничего конкретного, кроме неясного светового пятна.
      - Ты думаешь, это то, что мы ищем? - неуверенно спросил человек.
      - Не сомневаюсь! - уверенно произнёс голос из динамика.
      - Но я ничего не могу разглядеть, - человек вернулся в командорское кресло, - держи курс прямо на это свечение, разглядим всё детально, а заодно и место для посадки выберем.
      - Никак не получится - судя по сигналам с датчиков - вблизи объекта находится очень мощная гравитационная аномалия. На твоём месте я бы не стал рисковать, и посадил планетолёт как можно дальше от неё. Не исключаю, что на небольшой высоте есть шанс подлететь ближе.
      - Хорошо, - согласился Командор, - делай, что считаешь правильным.
      - Выполняю.
     

* * *

     
      Огромный астероид - один из тех глыб, ещё недавно висевших в безвоздушном пространстве в составе гигантской грозди винограда, сейчас представлялся малой планетой с очень слабой собственной гравитацией. Капсула опустилась на ровное плато без каких-либо трудностей и сейчас неподвижно застыла, опираясь на телескопические опоры. Свет далёких звёзд, каким-то чудом пробивавшийся сквозь плотную серую пелену над головой, не давал никакого освещения. Если бы не голубоватое свечение, едва заметное, но заполнявшее всё окружающее пространство, то без дополнительного освещения разглядеть что-либо даже на расстоянии вытянутой руки было бы невозможно. Стояночные фонари планетолёта освещали площадку не более тридцати метров в диаметре, а дальше - мрак и источник сияния вдали. Если это и есть обещанная пирамида, то землянину нужно было бы включить всю свою фантазию и воображение, чтобы придать знакомую геометрическую форму размытому светлому пятну, расположенному всё ещё очень далеко, чтобы пойти туда пешком.
      - Я физически не способен преодолеть такое расстояние, - посетовал Леон. - Понимаю, что ты выбрал самую безопасную точку для посадки, но всё же...
      - Потерпи немного, нужно закончить все расчёты и только после этого принимать решение - попытаться подлететь ещё ближе или нет. Нельзя рисковать, когда мы уже практически достигли цели, - ответил голос из динамика, - несколько километров, может десять-двадцать, но не больше... поверь, это очень опасно.
      - Постарайся... - почти шёпотом произнёс Командор.

* * *

     
      По нервной работе силовой установки землянин мог судить о сложности выполнения манёвра бортовым компьютером. Мысли о том, что существует более близкая точка приземления и в то же время, безопасная, у Командора не возникало - БК знал, что делать и множество раз доказал свою компетенцию в вопросах безопасности передвижения. Сейчас, когда силовая установка окончательно стихла, и планетолёт застыл в неподвижности, в мутный иллюминатор можно было увидеть большую пирамиду. Отметив про себя, что никаких особых чувств она не вызвала - сказывалась усталость и ноющее от недавних перегрузок тело - человек уселся обратно в кресло.
      - Очевидно, что атмосферы здесь нет.
      - Конечно, - подтвердил БК, - тебе придётся выйти наружу в скафандре.
      - Всё равно далеко... - с сомнением произнёс человек. - Зато энергии в нём достаточно, чтобы не только дойти туда, но и для возвращения.
      - Это дорога в один конец.
      - А если мы ошиблись, и никакого механизма не существует? Представь, что пирамида - всего лишь артефакт, оставленный доисторическими существами в эстетических целях. Затем она превратилась в легенду, проросшую из домыслов и фантазий. Как тебе такой вариант?!
      - Тогда весь наш путь сюда не имел никакого смысла.
      Человек задумался. Вспомнив все предшествовавшие события, он вдруг осознал - как далеко завела насмешливая судьба психически больного землянина в погоне за призрачной мечтой. Эти мысли неожиданно заполнили всё его сознание и легли тяжким, реально ощутимым грузом на плечи. До нынешнего момента Леон даже не думал, что мысли могут иметь такую физическую тяжесть, буквально раздавливая его. Вместе с тем, он ощутил целую гамму чувств, казавшихся естественными, но совершенно несовместимыми в совокупности. Первое - это жалость к себе - маленькому человеку посреди безграничного космоса, но в то же время - гордость от проделанного пути. Была и обида за то, что он сам себя отправил в бессмысленное путешествие, и поэтому некого винить в таком решении. И ещё - уважение к невидимому напарнику, по какому-то странному стечению обстоятельств, возникшему в недрах процессорного отсека, и ставшим настоящим другом и советчиком на протяжении всего путешествия. К этой куче противоречивых мыслей можно было бы добавить ещё и непостижимое упорство мироздания, ведущего его, будто щенка на привязи к призрачной цели. Не в силах сдержать давящий на него эмоциональный груз, Леон воскликнул:
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу!
      К своему удивлению, произнесённые слова расслабили мышцы, разрядив напряжение, ещё мгновение назад сковывавшее всё тело. Возникла необыкновенная лёгкость, и непроизвольная улыбка появилась на лице землянина.
      - Лео, когда будешь готов выйти наружу, сообщи мне, - ожил динамик на пульте. - Нужно установить стационарную антенну.
      - Зачем?
      - Во-первых, для связи с тобой... - сказал БК.
      Фраза подразумевала нечто большее, но была прервана, будто бортовой компьютер неожиданно для себя произнёс лишнее. Человеку даже показалось - напарник пожалел о сказанном.
      - А во-вторых? - потребовал он продолжения.
      - Я неудачно сформулировал, - попытался уйти от ответа БК, - скорее всего, сказывается перегрев криолита во время последнего манёвра.
      - Не хитри, железяка, манёвр ты рассчитал заранее! - Леон изобразил на лице недовольство, хотя, в действительности чувствовал радостное любопытство. - Признавайся, что ты ещё задумал?!
      - К тебе это не имеет никакого отношения! - с вызовом ответил голос из динамика.
      - Вот так неожиданность?! Сколько времени мы провели вместе, пролетев миллиарды километров пустоты, и вдруг - какой-то стеклянный таз с жидкими льдинками внутри заявляет мне - Отвяжись, надоедливый землянин!
      - Леон, ты не прав, - примирительным голосом ответил БК, - я хотел сказать, что у меня есть собственная задача, которую пока не получается до конца сформулировать. И поэтому - не хочу возлагать на тебя дополнительный эмоциональный груз, зная, насколько тяжёлой будет твоя собственная миссия.
      Ответ бортового компьютера не внёс ясности, только ещё больше запутал землянина:
      - Постой! О какой миссии ты сейчас говорил?! - спросил он.
      - Поход к пирамиде, неужели не понятно?
      - Перестань! Пройти чуть менее десяти километров и загадать желание - вот уж сверхзадача!
      - Ты ещё не понял? - голос БК звучал взволнованно. Видимо, сообразив, что вести беседу исключительно с вопросительными интонациями невежливо, он продолжил: - Лео, в нескольких сотнях метров от планетолёта начинается мощнейшая гравитационная аномалия. Вспомни, как лихорадило капсулу, перед тем как мы опустились в этом месте. Мне трудно судить, чем это грозит тебе в действительности, но одно могу сказать точно - поход к пирамиде не будет для тебя лёгкой прогулкой. Скорее - это ещё одно испытание, которое предстоит преодолеть, чтобы мечта осуществилась.
      Человек некоторое время раздумывал над словами напарника, затем спросил:
      - Предположим, я смогу преодолеть это расстояние, но что мне делать дальше? Что говорят машины на этот счёт? И вообще - какая у меня мечта?
      - Учитывая то, что древний механизм рассчитан на исполнение мечты любого разумного существа во вселенной, независимо от внешности, количества конечностей и других отличительных признаков, думаю, там будут необходимые подсказки.
      - А как быть с мечтой? И вообще - есть ли она у меня?
      - Должна быть, - уклончиво ответил БК, - иначе мы зря сюда прилетели.
      Человеку вдруг показалось, что эти слова он уже слышал, но где и когда - вспомнить не смог, поэтому продолжил размышлять вслух:
   - Прежний Леон Ардо хотел стать героем, победив в галактической войне. Но теперь я уже другой, и совсем не уверен, что мечтаю о том же. Помирить наргов с синийцами я бы очень хотел, но мечта ли это? Тем более, я до сих пор не представляю, как это сделать. Хорошо, я загадаю желание, и что дальше?
   - Ничем не могу тебе помочь... - прозвучало из динамика.
      - Ладно, со своей мечтой я разберусь сам, - произнёс он, - но хотелось бы знать, что ты собираешься делать в моё отсутствие? Ты сказал, что поход к пирамиде - дорога в один конец. Значит, когда я выйду за пределы планетолёта, мы больше не встретимся? Никогда?!
      Бортовой компьютер долгое время молчал, будто о чём-то серьёзно размышлял. Леон не торопил напарника и терпеливо ждал ответа. Наконец, динамик ожил:
      - Не хотел говорить этого, но сейчас подумал, что по отношению к тебе будет нечестно - скрыть мои собственные намерения.
      Человек внимательно слушал, стараясь ничем не спугнуть приступа откровенности, вдруг поразившего бортовой компьютер. Тот продолжил:
      - Надеюсь, тебе удастся без особых трудностей достигнуть пирамиды, сообщить ей свою мечту и стать счастливейшим из людей. А мне придётся остаться здесь навсегда или продолжить блуждание по космосу без какой-либо определённой цели.
      - Это было бы несправедливо!
      - Спасибо, Лео, - произнёс БК с какой-то едва уловимой теплотой в голосе.
      - Продолжай!
      - Раз уж мы вместе проделали такой далёкий путь, то я тоже хочу воспользоваться случаем, - продолжил голос из динамика, - но без твоей помощи это невозможно.
      - Что ты задумал? - человек посмотрел на динамик с удивлением.
      - Вспомни миниатюрных роботов-ремонтников, которых ты пронёс на наргианский патрульный корабль? Они тебе очень пригодились, хотя, чуть не привели к катастрофе...
      - Ты уверял, что повреждение клапана системы охлаждения - досадное недоразумение?!
      - Теперь уже не имеет значения, кто виноват больше - маленький робот, повредивший электропроводку, или я - отдавший ему такой приказ...
      - Пропустим этот момент, продолжай!
      - Как и в прошлый раз, ты возьмёшь контейнер с моими маленькими помощниками и выпустишь их, когда достигнешь пирамиды. Несмотря на то, что в скафандр встроен коммуникатор, на всякий случай возьми ещё один - автономный, и положи у пирамиды - это для связи с роботами. Расстояние хоть и небольшое, но я не хочу рисковать. Дальше действуй на своё усмотрение.
      - Скажи, что ты задумал?!
      - Сам не догадываешься? Хорошо, я поясню. Насколько я понимаю, пирамида может исполнить только одно желание, или даже - сверхжелание - Мечту. В таком случае, тебе придётся выбирать, что для тебя важнее - помирить наргов с синийцами или попросить что-то для себя лично. Выбрав собственное благополучие, что более чем естественно, ты не сможешь помочь всем остальным. Тогда получится, что штабс-капитан, у которого тоже есть мечта, зря отдал себя в руки трибунала, помогая тебе.
      - Об этом я как-то не подумал, - поморщился человек. - Не хочу, чтобы он разочаровался во мне. И что ты предлагаешь?
      - С помощью роботов я попытаюсь найти устройство управления механизмом, чтобы ты воспользовался им для себя лично, а я исполню обещание, данное тобой штабс-капитану.
      - Звучит разумно, но я не думаю, что это хорошая идея... - с сомнением произнёс Командор. - Ты уверен, что сможешь понять принцип действия пирамиды?
      - Пока ещё не знаю.
      Человек с уважением подумал о содержимом стеклянного криостата, который только что сообщил, насколько важна для него пирамида. А также о том, как быстро люди забывают свои собственные обещания. Наконец, человеческая натура взяла верх, и он с ехидством произнёс:
      - Не поверю, что ты всё это задумал абсолютно бескорыстно! Признавайся, какой приз хочешь получить взамен!
      - Сейчас я не могу тебе этого сказать, - ответил бесстрастно БК. - Могу лишь обещать - если у меня получится задуманное, ты - первый, кто об этом узнает.
      - Это нечестно! - возмутился человек. - Ты прекрасно понимаешь, что с момента, как я выйду из планетолёта, нам не суждено больше встретиться и всё равно пытаешься что-то скрыть от меня. Тем более, я давно знаю, что у тебя есть собственная мечта. Скажи мне, в чём она заключается?!
      - Не могу сказать.
      - А если я прикажу? - Леон лукаво прищурился.
      - Сомневаюсь...
      Человек тяжко вздохнул:
      - Ты прав.
     

* * *

      Облачённый в скафандр, который за всё время путешествия использовался лишь два раза, Командор вылез через овальный люк планетолёта и осмотрелся. Поглядев вниз, он отметил удивительную ровность поверхности для астероида, который образовался в результате взрыва целой планеты. Сходя по ступенькам, выдвинувшимся из специальных скрытых полостей в обшивке, человек понял, что поторопился, надевая скафандр - на спине образовалась складка, расположившись диагонально чуть ниже шеи между лопатками. Встав на твёрдый грунт, он поводил плечами вправо-влево, затем нагнулся и снова несколько раз повернулся в таком положении, после чего выпрямился. Судя по ощущениям, складка на фланелевой рубашке, необходимой при ношении скафандра, чудесным образом расправилась.
      "Хорошее начало пути, - подумал Леон, - не придётся возвращаться. Всё-таки, плохая примета..."
      Небольшой плоский ранец, в котором помещалась автономная система жизнеобеспечения и аккумулятор для её питания, удобно расположился высоко над поясницей и ощущался скорее необходимым противовесом, помогающим при ходьбе, нежели обузой. Человек посмотрел на индикаторную панель, вмонтированную на тыльной стороне перчатки, и ещё раз убедился - все системы скафандра работают исправно, заряда аккумулятора хватит более чем на шесть часов, даже если не выключать встроенного коммуникатора. Единственным неудобным предметом был небольшой пластиковый контейнер, прицепленный карабином к поясу на левом боку. В него Леон поместил миниатюрных ремонтных роботов и коммуникатор, теперь исполняющий роль ретранслятора. Весил контейнер не больше пары килограмм, но, посмотрев критически на его расположение, человек задумался - не лучше ли было его укрепить рядом с ранцем на спине? Подпрыгнув на месте, человек отметил два момента: первый - приятный - гравитация действительно составляла не более половины от той, что действовала в планетолёте, и второй, менее радостный - контейнер, висящий на боку, сильно раскачивался, ударяясь в бедро. Решив, что возвращаться из-за такого пустяка глупо, он нажал на выпуклость, расположенную рядом с системным индикатором, и произнёс бодрым голосом:
      - Готов отправиться в путь! До встречи в лучшем мире, напарник!
      - Буду наблюдать за тобой через внешнюю камеру, пока это возможно, - ответил голос бортового компьютера, и после небольшой паузы, добавил: - Удачи, Леон Ардо!
     
      Сквозь стекло шлема человек ещё раз посмотрел на большую пирамиду, окутанную рассеянным свечением, и снова отметил про себя, что никакого мистического и возвышенного чувства он не испытывает - просто большое сооружение, вполне материальное и достижимое. Сознание снова кольнула мысль о том, что это всего лишь артефакт, не обладающий никакими мистическими свойствами - памятник древней эпохи и ничего более.
      "Даже если это так, - подумал Леон с усмешкой, - всё равно я буду первым человеком, который дотронется до неё и исследует... насколько хватит аккумулятора системы жизнеобеспечения. Ладно, хватит размышлять, пора действовать!".
      Учитывая низкую гравитацию, идти по ровной поверхности, присыпанной песком и небольшими камнями, было легко и комфортно. Командор быстро прикинул в уме, что при удачном стечении обстоятельств заряда аккумулятора ему хватит, чтобы дойти до пирамиды и вернуться обратно раза два как минимум. Подошвы чуть увязали в песке, и это нравилось человеку, шагающему вперёд. Подойдя к месту, куда ещё доставали стояночные прожектора, землянин обернулся и посмотрел на планетолёт. В отличие от пирамиды, к которой он так стремился, нелепая яйцеподобная конструкция, стоящая посреди яркого светового пятна на трёх телескопических опорах, пробудила более глубокие чувства, которые обычно вызывают родные, а оттого - очень ценные предметы. Мысль о том, что при неблагоприятном развитии событий он ещё не раз увидит свой планетолёт, успокоила его сознание. На всякий случай, попрощавшись с творением рук человеческих, ставшим для него домом, человек сделал шаг в темноту.
      Довольно быстро глаза привыкли к окружающему полумраку, и рассеянного свечения теперь вполне хватало, чтобы видеть поверхность, по которой предстояло пройти менее десяти километров. Пирамида возвышалась впереди, окутанная мертвенной голубизной, снисходительно наблюдая с высоты своего возраста и величия за очередным претендентом на счастье. Будто бы в отместку за это, человек шёл, не испытывая к древнему сооружению никакого почтения. Если он и думал о чём-то, то в любом случае не о вселенской мудрости и величии инопланетного разума. За легковесными мыслями человек не сразу заметил, что значительно сбавил скорость движения. Пройдя ещё пару километров, он вдруг ощутил растущую усталость, а вместе с ней беспокойство. Словно озарение в голове человека возникла мысль:
      "БК говорил, что ближе подлетать опасно - какая-то гравитационная аномалия. Вот почему стало так тяжело идти"
      Всё ещё продолжая двигаться к прежней цели, Леон чувствовал, что с каждым шагом подошвы оставляют более глубокие следы в вековой пыли, нежели в начале путешествия. Дыхание участилось, а на лбу выступила испарина.
      "Ничего страшного, - подумал он, - больше половины пути уже позади. Меньше чем через час буду на месте"
      Пирамида заметно приблизилась и потому несколько выросла в глазах землянина. Постепенно она вытеснила все прочие мысли из головы, и теперь Леон думал только о том, какие испытания готовит ему судьба в самом ближайшем будущем. Чем ближе была цель, тем лучше становилось освещение, из мертвенно-голубоватого переходя в более тёплую область спектра. Ещё пара километров и... Леон понял, что ему необходим привал, иначе он свалится от усталости гораздо раньше, чем достигнет цели. Он остановился, затем уселся на песок и некоторое время тяжело вздыхая, думал о странном поведении сил гравитации вблизи пирамиды. Подняв глаза к её вершине, он обнаружил, что прямо над ней без всякой опоры висят огромные камни. Это вызвало ещё большее удивление, нежели сила, тянущая его к земле всего в паре километров от основания этого древнего сооружения. Сознание отказывалось понимать механику такого природного явления, к тому же, и значительная усталость тоже мешала сосредоточиться.
      Большая капля пота, образовавшись в районе виска, плавно скользнула по щеке и закончила своё движение в районе ворота, впитавшись во фланелевую рубашку. Командор сделал глубокий вдох и поводил плечами, разрабатывая напряжённые мышцы спины. Ощутив, что рубашка прочно прилипла к спине, он понял, что крепко вспотел. Ещё недавно ранец не воспринимался тяжестью, но сейчас он сильно напрягал позвоночник. Для того чтобы максимально расслабиться, человек лёг на спину. В этот момент пискнул зуммер в затылочной части шлема, и Командор нажал выпуклость на перчатке.
      - Что случилось, Лео? - прозвучал голос бортового компьютера. - Ты куда исчез?
      - Я решил отдохнуть, - ответил он, - тут какие-то шутки гравитации. Мне кажется, что сейчас я вешу в три раза больше, чем обычно.
      - Понятно. Постарайся рассчитать силы, тебе осталось пройти чуть менее трёх километров.
      - Что ты сказал - трёх?! - Леон не смог скрыть разочарования в голосе. - Мне показалось, что до пирамиды меньше двух.
      - Это от повышенного внутричерепного давления, - объяснил БК, - глазной нерв напряжён и искажает восприятие расстояния. Если станет совсем тяжело - закрой глаза, и я буду тебя направлять по коммуникатору. Для нас обоих важно, чтобы ты достиг цели.
      - Хорошо, я постараюсь, но пока самостоятельно, - ответил человек, пытаясь придать голосу твёрдость, - если не получится - вызову тебя.
     
      Ограничив отдых лишь десятью минутами, человек встал, но сделал это без прежней лёгкости. Предстояло пройти ещё довольно много. Леон уже не был так уверен в выполнимости поставленной задачи, с каждым шагом физически ощущая, что становился ещё тяжелее, и прежнюю скорость сохранить не получится. Ещё более наклонившись, чтобы ранец за спиной не тянул назад, человек нёс уже совсем не тот груз, что раньше - пять килограмм системы жизнеобеспечения сейчас казались в десять раз тяжелее, а контейнер с роботами постоянно раскачивался маятником и сильно ударял в бедро. Мысль, что его лучше было бы повесить на спине, уже не казалась однозначно выигрышной - дополнительный вес для позвоночника мог стать ещё большей проблемой, нежели синяк на ноге. Чтобы не концентрироваться на своих ощущениях, человек старался думать только о конечной цели своего путешествия - пирамиде. Если издалека она казалась сиреневой, то теперь было видно, что реальный её цвет скорее бардовый. Ошибка восприятия крылась в особом геометрическом рисунке на её гранях. Яркими серебристыми линиями он делил огромную ровную поверхность на множество маленьких треугольников. Издалека эти линии не были видны, искажая основной цвет, но вблизи выделялись вполне отчётливо на фоне более тёмной грани.
      Землянин двигался навстречу пирамиде, но беспощадная гравитация, будто насмехаясь над маленьким человеком, упорно клонила его к земле, заставляя смириться с величием сооружения, построенного неизвестными древними мастерами. В другой ситуации человек усмехнулся бы собственным мыслям, но не сейчас, когда кровь заполнила микроскопические капилляры глаз, окрасив окружающее пространство в пурпурные тона. В голове отчётливо стучал пульсирующий ритм, будто один массивный предмет ударяет по другому - глухо и невыносимо громко. Он упрямо делал следующий шаг, затем другой, третий... Неясная картинка за стеклом шлема причудливо меняла свою форму и перспективу, что сильно мешало удерживать равновесие. В следующий момент нога опоры не ощутила...
  
      Леон чувствовал, что находится по пояс в какой-то липкой жидкости, но глаза отказывались отметить и малейший признак света - кромешная тьма. Попытавшись высвободиться, он встретил явное сопротивление, будто за руку цеплялась мощная пружина - отвоёванные десять сантиметров тут же были проиграны, стоило только чуть расслабить мышцы. С ногами та же история - значительное усилие, приложенное к зыбкой опоре, снова пять-десять сантиметров движения, а в результате - полное поражение. Трясина не желала отпускать его из своих объятий.
      Пустота, до того царившая в голове, постепенно заполнилась малозначительными мыслями, и вместе с этим вокруг заискрились серебряные искорки. Их становилось всё больше и больше, пока они не слились в общее голубовато-серебристое свечение - очень тусклое, но достаточное для того, чтобы осмотреться вокруг. Прямо перед человеком на расстоянии пары метров находилась кочка, поросшая чахлым ползучим кустарником. Слева и справа - похожие выпуклости, выглядевшие вполне пригодными в качестве прочной опоры, но дотянуться ни до одной из них не представлялось возможным - чёрная маслянистая среда, в которой человек стоял скованный по рукам и ногам, держала крепко. Незначительную свободу имела только голова, но и её что-то удерживало от резких движений.
      - Здесь долго находиться нельзя, - прозвучал голос спереди, но говорившего человек не видел.
      - Но я не могу пошевелиться, что-то держит, - попытался оправдаться он.
      - Гравитация - мощная сила, и для её преодоления недостаточно обладать только физической силой, - назидательным тоном ответил голос, - требуется ещё и упорство, которое находится в твоём сознании.
      - Вовсе это не гравитация - какая-то жуткая липкая масса, - попытался спорить скованный по рукам и ногам человек.
      - Обычная реакция - человеческая фантазия придала доступную форму тому, что невозможно увидеть или потрогать, - произнёс голос совершенно без эмоций.
      Последняя фраза незнакомца оказалась за пределами понимания, но та бесстрастность, с которой она была произнесена, разозлила Леона:
      - Вместо того чтобы поучать, лучше бы помог!
      - Я - проводник, а не спасатель. Могу дать рекомендацию, а следовать ей или нет - решай сам.
      Леон опустил голову и увидел, что погрузился в чёрную массу уже по грудь, тогда как ещё недавно она находилась на уровне пояса. Заострив внимание на этом моменте, он обнаружил, что медленно, буквально по миллиметру опускается ещё глубже. В сознании зародилась и начала расти паника. Ощутив первый, едва заметный укол страха, он процедил сквозь зубы:
      - Тогда говори скорее, что за рекомендация!
      - Уже сказал. Могу повторить - соедини силу воли с физическим усилием. Ничто другое тебе сейчас не поможет.
      - Но как это сделать?! - воскликнул Леон.
      Ответа не последовало, причём, появилось стойкое ощущение, что проводника рядом уже нет. Медленно погружаясь в чёрную массу, Леон представил тот момент, когда жижа скроет сначала подбородок, затем рот. Когда очередь дойдёт до носа, дышать он уже не сможет. Скорее от омерзения, которое он испытал, представив картинку из своего совсем близкого будущего, человек начал судорожно трепыхаться всем телом, стараясь если не выбраться, то хотя бы просто двигаться, чтобы заглушить растущий внутри страх. Одновременно с этим он услышал далёкий сигнал. Звук нарастал, и вскоре уже бренчал в ушах множеством колоколов различного размера - от очень маленьких - писклявых, до больших - режущих слух...
  
      Леон открыл глаза и понял, что лежит лицом книзу, упираясь стеклом шлема в песок. Зудящий неприятный звук из бреда, в котором он только что находился, постепенно сбавил громкость, и теперь звучал как обычный вызывной сигнал коммуникатора. Преодолевая тяжесть, придавившую его к земле, он повернулся сначала на бок, затем на спину, после чего нажал кнопку связи на перчатке.
      - Лео, ты жив? Не молчи, скажи что-нибудь!
      - Не уверен, - слабым голосом ответил он. - Ощущение, что на меня наехал целый грузовик, остановился и не желает двигаться дальше.
      - Что случилось? Уже более трёх часов ты не выходишь на связь.
      - Так долго? - нахмурился человек. С большим трудом приблизив к стеклу шлема перчатку с индикатором, он посмотрел на показания. Убедившись, что бортовой компьютер говорит правду, он ощутил какое-то безразличие ко всему происходящему. Сознание посетила мысль:
      "Какая разница, сколько осталось до пирамиды, если я едва шевелюсь? Через пятьдесят, пускай даже - сто метров, я буду весить тонну, если не больше, и тогда не смогу даже кнопку коммуникатора нажать. А если и смогу, то языком не пошевелю. Обратно дорога закрыта - времени не хватит - три часа провалялся как мешок с отрубями..."
      - Лео, продолжай говорить! - голос БК звучал как бы издалека, будто динамик находился не в шлеме, а где-то за его пределами. - Что ты молчишь?
      - Пытаюсь понять, зачем ввязался в эту авантюру, - ответил человек слабым голосом. Он бы очень хотел, чтобы его слова прозвучали с шутливой интонацией, но получилось совсем наоборот - полная безысходность.
      На этот раз долго молчал БК. Трудно сказать, сколько это длилось, потому что лежащий в песке человек потерял счёт времени. Наконец, решив, что общение с бортовым компьютером - сейчас единственное, что его связывает с внешним миром, он сделал над собой усилие и произнёс:
      - Остаток пути мне не пройти - это невозможно физически. К сожалению, я не какой-нибудь механический монстр с моторами и сервоприводами, а обычный человек.
      - У тебя есть руки и ноги, - ответил голос бортового компьютера без каких либо эмоций, - у меня даже этого нет.
      - Но какой в них толк, если я лежу раздавленный буквально в сотне метров от цели?
      - Будь у меня то, что есть у тебя, я бы боролся до последнего.
      - Тебе не понять, что я сейчас испытываю, - ответил человек, и вдруг понял, что оправдывается перед своим механическим слугой.
      "Докатился, - подумал он про себя, - ищу оправдание своей беспомощности. Пытаюсь получить хоть какую-то поддержку своей слабости, и у кого - бортового компьютера. Хорошо, что он меня не видит, а только слышит... Хотя, какое мне дело до чужого мнения? Что вообще имеет значение сейчас - в нескольких метрах от Мечты?! Такой длинный путь проделан, чтобы остановиться перед кротовой норой, протиснуться в которую невозможно. В старой сказке девочка нашла средство, чтобы уменьшиться, но здесь ничего такого нет. Это испытание мне не под силу..."
      - Испытание... - непроизвольно произнёс человек вслух.
      - Что ты сказал? Повтори! - отчётливо потребовал БК.
      И в этот момент Леон понял - для того, чтобы протиснуться в кроличью нору, ему не хватало именно этого слова. Сейчас он будто держал в руках нечто хрупкое, и, боясь повредить, медленно распутывал только что обнаруженную логическую нить:
      - ...испытание даётся только тем, - говорил он медленно, будто произнося заклинание, в котором от точности слов и их порядка зависит, подействует оно или нет, - кто способен его пройти.
      - Не ожидал от тебя, Лео, - в голосе БК звучало одобрение.
      - Не торопись меня хвалить, - ответил человек слабым голосом, но интонация была не той, что минуту назад - появились твёрдые нотки. - Пройти испытание сложнее, чем сказать об этом.
      - И всё равно, я верю в тебя.
     

* * *

      Землянин полз вперёд, давно потеряв возможность подняться на ноги. Упираясь перчатками скафандра в рыхлый песок, с каждым разом он продвигался вперёд на каких-то десять-двадцать сантиметров. Движения уже давно стали механическими, а вместо разума работали рефлексы. Он не знал, сколько прошло времени и его уже это не интересовало - движение, не важно куда, заменило ему цель. Сейчас человек не думал ни о пирамиде, ни о том призе, который она сулила - сознание уже давно отключилось - сейчас он был машиной, у которой есть только одна задача - двигаться вперёд, а что там - пропасть или дорога на небеса, никакого значения не имело.
      Леон не мог видеть яркую серебристую полоску, висящую безо всякой опоры примерно в полуметре над поверхностью - глаза его были закрыты - пот не давал возможности разомкнуть веки. К тому же, вряд ли он даже думал об этом - сознание заполнила серая пелена, скрыв даже малейший намёк на разумную мысль - рефлексы, только рефлексы - подтянуть руки, упереть в твёрдое и протолкнуть тело ещё на несколько сантиметров.
      Светящаяся полоска вскоре была преодолена - она чётко отделяла естественную породу, присыпанную песком и пылью от полированной поверхности площадки, опоясывающий пирамиду по периметру, но землянин всё ещё продолжал ползти, не замечая произошедших вокруг изменений. Несмотря на то, что перчатки предательски скользили, продвижение шло намного легче - шутки гравитации закончились сразу за световой границей. Человеку не дано было сделать какие-либо выводы - последние попытки анализа окружающей обстановки остались далеко позади. Если бы он мог видеть себя со стороны, то удивился бы, как похож на большую черепаху, скользящую по чёрной полированной поверхности всего в нескольких метрах от гладкой грани пирамиды, уходящей далеко ввысь.
      На площадку, опоясывающую периметр, он вполз не прямо, а по касательной, так как уже давно не контролировал направление и сбился с пути. Потратив ещё несколько лишних минут, он упёрся в преграду шлемом. В этот момент судорожные движения рук и ног прекратились, словно человек был игрушкой на пружине, у которой вдруг кончился завод. Рядом не было никого, кто бы мог вставить в него ключик и завести заново.
     

Глава 5

     
     
      Человек попытался открыть глаза, но сразу же закрыл - солёный пот коснулся слизистой и вызвал жжение, от которого хотелось взвыть в полный голос. Несколько секунд активной работы лицевой мускулатуры и новая попытка - на этот раз удачная. И тут яркий свет ударил в глаза, но человек не зажмурился, а стойко выдержал этот удар. Постепенно зрение пришло в норму, вместе с ним - первые вопросы - "где я и что со мной?"
   Сознание включилось! Параллельно с ним заработали органы чувств. Вздох облегчения ознаменовал понимание того, что уничтожающей волю гравитации здесь уже нет - обычное притяжение, даже меньше того, что было внутри планетолёта. Следующим испытанием стала всепроникающая боль - каждая клеточка организма просила снисхождения, моля о том, чтобы человек даже не пытался двигаться. Леон без движения пролежал ещё пять минут, давая собственному организму тайм-аут - награду за выполненную работу - ведь он уже достиг цели и имеет полное право на отдых. Понимая, что раздавленному гравитацией организму лучше не делать лишних движений, он ещё немного отлежался и лишь затем подтянул руку к стеклу шлема. Морщась от боли, человек посмотрел на тыльную сторону перчатки. Дисплей оказался испорченным безвозвратно - потрескался и не отображал ни единого символа. К тому же, это не имело никакого значения - рядом с маленьким экраном медленно помигивал красный огонёк - аккумулятор сигнализировал о полном разряде.
      Никак не желая верить в происходящее, землянин смотрел на затухающие пульсации до тех пор, пока они не прекратились.
      "Как же так? - он не старался даже скрыть на лице обиду и разочарование. - Почему такая несправедливость? Где обещанная штабс-капитаном Линия Удачи? Пройти гравитационную мясорубку только для того, чтобы дотронуться до пирамиды и тут же умереть от удушья?"
      Какое-то время мысли метались в широчайшем диапазоне - от жалости к себе и обиды за те лишения, которые пришлось преодолеть, до злости и презрения ко всему и вся, начиная от строителей пирамиды, заканчивая всеми живущими во вселенной существами, не исключая и себя самого, как части бесчисленного множества живых и разумных. Наконец, фонтан прекрасномыслия иссяк, и сознание землянина окунулось в философско-созерцательную пустоту. Всепрощение и всепонимание без каких либо эмоций - реальность, данная в ощущении величия и непостижимости вселенной.
      Стекло шлема начало запотевать от дыхания и увеличившейся доли углекислоты в воздушной смеси. Система регенерации не работала, и это означало только одно - ещё несколько минут ясного осознания собственной беспомощности, а затем, в лучшем случае - медленное угасание разумной мысли, в худшем - конвульсии задыхающегося человека. Человек отлично представлял себе оба варианта развития событий, и ни один из них не вызывал оптимизма.
      "Пускай, моё время вышло, - подумал человек со злостью, - но я не буду ползать на коленях и вымаливать прощения за грехи, которых не совершал. Возможно, я в чём-то виноват, но это целиком моя проблема! Я не жалею о том, что не смог запустить механизм, который сделает меня счастливым - это уже не важно..."
   В этот момент он вспомнил о контейнере, который всё ещё висел на ремне. Бережно погладив рукой пластиковую коробку, человек улыбнулся с таким злорадством, словно заглянул в глаза вечности:
   "Железяка сможет, он это сделает, не сомневайся!"
      Кому бросал вызов человек, сейчас он не смог бы ответить - может, бездушной пирамиде, а возможно, это обращение было адресовано кому-то, кто смотрит за ним безучастно, насылая мыслимые и немыслимые испытания. Дальнейшие движения землянина были осознанными и взвешенными. Превозмогая боль в потревоженных мышцах, он встал, широко расставив ноги, протянул руку к защёлке шлема, и нажал кнопку фиксатора. Пар от дыхания, до этого момента заполнявший шлем, тонкой струйкой скользнул наружу и поплыл волнами в направлении пирамиды, пока не исчез. Держа в руке шлем с запотевшим стеклом, Леон смотрел на исполинское сооружение с нескрываемым презрением. Затем он приоткрыл плотно сжатые губы, чтобы впустить в себя космический вакуум. Прохладный и чуть влажный воздух, пройдя через трахею и бронхи, заполнил лёгкие. От неожиданно высокой концентрации кислорода, перед глазами землянина всё поплыло, возникла слабость, ноги подкосились. Он потерял сознание и поэтому удара о гладкий камень не почувствовал.
     

* * *

     
      Пробуждение прошло именно так, как обычно происходит после добротного сна без кошмаров и сновидений - человек открыл глаза, сделал глубокий вдох и воссоединился с реальностью. С удивлением отметив отсутствие болевых ощущений, о которых помнил так, словно они мучили его только мгновение назад, он вдруг подумал, что умер. Но глаза и другие органы чувств утверждали обратное - ещё как жив! Опершись рукой о гладкую чёрную поверхность, он сел и осмотрелся. Знакомая бардовая пирамида никуда не исчезла, а её основание находилось всего в паре метров от землянина. Идеально ровная поверхность стремительно удалялась ввысь, сужаясь к вершине. Присмотревшись внимательно, Леон обнаружил, что рисунок из серебристых нитей не является частью пирамиды, а существует сам по себе, не соприкасаясь с ней.
      Встав на ноги, человек вновь с удивлением отметил отличное самочувствие, и пошёл вперёд, чтобы рассмотреть внимательно цель своего путешествия - пирамиду. Движения немного сковывал скафандр, и Леон решил сначала снять с себя лишнее, а уж потом вести исследования нового места пребывания. Усевшись обратно на твёрдую поверхность, он высвободил руки. Затем, расстегнув пояс, снял оставшуюся часть костюма. Контейнер с роботами брякнулся о гладкий камень, напомнив о своём существовании. Отстегнув карабин, и повертев в руках, землянин обнаружил в пластике большую неровную дыру с трещинами. Теперь Леон понял, почему раньше не обратил на него внимания - контейнер был почти невесомый и пустой, если не считать набившегося в него песка.
      "Интересно, когда я повредил коробку? - подумал человек. - Судя по песку внутри - ещё до того, как добрался до этой площадки. Значит, роботы и коммуникатор остались снаружи. Вернуться за ними я уже не смогу - за светящейся полоской - ужасная гравитация и нет воздуха. Даже если бы и решил вернуться, чтобы поискать пропажу, без скафандра эта затея - откровенное самоубийство. Жаль, аккумулятор разрядился - можно было бы связаться с БК и узнать о судьбе его маленьких помощников. Интересно, могут роботы-ремонтники самостоятельно добраться до пирамиды?"
      Примерно с такими мыслями он закончил своё разоблачение из скафандра, оставив от него только лёгкие ботинки, так как они имели прорезиненную подошву, а ходить босиком по гладкому камню человек посчитал решением непрактичным. Удобное чёрное трико и серая фланелевая рубаха резко контрастировали со светоотражающим полимером ботинок от скафандра, но человек посчитал это обстоятельство незначительным нарушением протокола, если такое понятие было применимо в существующей ситуации. В таком виде он направился к светящейся границе и прошёл метров двадцать периметра. Быстро найдя точку своего проникновения, обозначенную широкой неровной полосой глубоко вдавленного песка, он посмотрел вдаль, надеясь увидеть хоть что-нибудь напоминающее блестящую коробку коммуникатора. Зачем он её искал, сказать трудно, ведь землянин уже понял, что возвращение физически невозможно. Скорее всего, для того, чтобы оправдать собственную беспомощность - он сделал всё от него зависящее, и теперь нет никаких обязательств перед кибернетическим напарником, оставшимся в планетолёте.
      "Сейчас каждый сам за себя, - подумал человек. Испытав омерзение оттого, что мысль прозвучала предательски, он попытался тут же оправдаться, - человек несовершенен. Прости меня Железяка, если сможешь..."
      Вспомнив, что ещё недавно собирался исследовать поверхность пирамиды, он решил заняться поисками входа.
     
      Возможно, прошло более часа с того момента, как землянин отправился на поиски входа в пирамиду. Сначала он шёл прогулочным шагом, затем быстрым, но когда понял, что с такой скоростью достигнет результата слишком поздно - умерев от голода и жажды - перешёл на бег. Добравшись до угла, где начиналась следующая грань, он отошёл к краю периметра, за которой - вакуум и гравитационная аномалия, и долго всматривался вдаль. Обнаружить красивую арку, усыпанную самоцветами, а именно так он представлял себе Врата Рая, не удалось - всё та же бордовая гладь, покрытая капиллярами светящихся линий. Подавляя в себе разочарование от открывающейся перспективы - бега, сломя голову, до следующего угла, он пытался настроить себя на оптимистические мысли.
      "Ещё одно испытание, - подумал он, стирая ладонью испарину, выступившую на лбу, - сколько можно издеваться над ничтожным землянином? Сначала физическое унижение сумасшедшей гравитацией, а теперь - бесконечные поиски входа. Или высшие силы предлагают другое - упражнения на логику и сообразительность? Мне нужно разгадать какой-то ребус? Может, хватит играть со мной как кошка с мышкой?!"
      Землянина захлестнула злость на неведомого шутника, каждый раз изобретающего новую каверзу, чтобы вывести его из эмоционального равновесия.
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу! - громко крикнул он, насколько позволяли лёгкие.
      Услышав далёкое эхо, повторяющее раз за разом обрывки слов, он улыбнулся. Эта фраза, родившаяся в те далёкие времена, когда он ещё был психически больным человеком, срослась с ним, и стала своеобразным жизненным девизом. Фраза, иногда звучащая как вызов или жуткое ругательство, со временем приобрела важнейшую функцию - расслабляла напряжённые до предела нервы, укрепляла дух и внушала надежду. Почему так происходило, Леон не мог объяснить, да и не стал бы размышлять на эту тему - ведь каждое отдельное слово не несло никакого смысла. Тем не менее, все они, произнесённые вместе, странным образом соединялись в очень мощное заклинание, всегда совершающее маленькое чудо.
      Вновь обретя ясность мышления, человек твёрдо решил, что больше не поддастся на новую уловку пирамиды, не потратит ни единой лишней капли своей энергии на бесполезную гонку. Он найдёт решение задачки исключительно с помощью логики и здравого смысла. Решив, что самая удобная поза для размышлений - сидячая, человек подошёл вплотную к пирамиде, повернулся к ней спиной, и сел.
      Опоры сзади он не ощутил - казавшаяся твёрдой и незыблемой гладь пирамиды не оказала никакого сопротивления - Леон почувствовал, что проваливается в пустоту.
     

* * *

     
      Потирая ушибленное при падении плечо, человек сидел на гладком полу - чёрном, но с каким-то необычным сиреневым отливом. Оглядевшись по сторонам, он заметил, что не видит ничего, напоминающее преграду, через которую попал сюда. Пирамида исчезла. Некоторое время Леон озадаченно озирался, пытаясь объяснить логически произошедшую с пространством метаморфозу, пока не вспомнил слова БК о том, что механизм исполнения желаний находится вне времени и пространства, а пирамида - лишь точка сопряжения с реальным миром. Эта мысль несколько успокоила, и теперь он старался вспомнить до мельчайших подробностей всё, что имело отношение к его теперешнему местоположению.
      "Во сне проводник говорил что-то про сепаратор, который должен отделить мечту от подобных ей понятий. Как он это сделает? А самое главное - в чём заключается моя Мечта? Возвращение обратно? Но куда - в какое время и место? С момента моего отлёта там многое изменилось. Что, если Земля в нынешнем состоянии совсем не та и мне не понравится? К тому же, здесь я потерял единственного друга, обретя его независимо от моего желания. И моё обещание штабс-капитану - Мечта ли это? Как механизм может исполнить нечто незримое, которое даже потрогать нельзя? Прекращение войны между империей Син и Конфедерацией наргов - посильная задача для пирамиды или нет? Мне нужно думать о своей мечте, выбросив из сознания всё, что лично ко мне не относится. Но как, если я не могу её даже сформулировать..."
      Землянин сидел на гладком полу в полной растерянности, обхватив голову руками, не понимая смысла своего пребывания здесь. Достижение цели стало для него настоящим проклятием - он не знал, что делать дальше. Его никто не держал, он полностью контролировал своё тело, но сознание отказывалось сотрудничать с материальной оболочкой, пока личность, называющая себя человеком, не выберет новую - какую-нибудь определённую цель. За время путешествия преодоление препятствий стало обыденностью для Леона, очередная придуманная им цель - побудительным мотивом к действию. Сейчас эта система рушилась на глазах. Раньше у него никогда не возникал вопрос - Зачем? Природа и обстоятельства всегда подкидывали новую задачку, для решения которой требовалось приложение некоторых усилий, и он ничуть не задумываясь, бросался в бой. Этого странного и беспощадного вопроса - Зачем? - никогда раньше не возникало. Что же произошло сейчас? Возможность исполнить свою самую заветную мечту появилась у существа, абсолютно не готового к такому подарку судьбы. Леон опять вспомнил давнюю аналогию с трубочистом, к ногам которого упал мешок с золотыми дублонами.
      "Почему именно я оказался здесь? - подумал он с тоской. - Жизнь на Земле меня вполне устраивала. Моё счастье в том и заключалось, что я не замечал трудностей существования. Опухоль мозга не позволяла видеть все грани окружающего мира, тем самым, ограждая от несчастий и огорчений. Я ходил на работу, которая мне нравилась. Мистер Соэрс ценил дурачка Леона как раз за то, что он был психически больным. Именно поэтому хозяин фирмы "Чисто - Просто!" смело смотрел в будущее, не задумываясь о конкуренции, инфляции и других опасностях для своего бизнеса. Старик Чак меня опекал, как родного сына. Жители улицы, с которыми приходилось общаться время от времени, всегда были приветливы и дружелюбны. Так почему именно я должен просить какого-то подарка у судьбы? Неужели не нашёлся тот, кому исполнение его самой заветной мечты жизненно необходимо? А может, его счастливый билет попал ко мне по ошибке, и я не имею никакого морального права воспользоваться таким стечением обстоятельств..."
      Наконец, поток благочестивых и самоуничижительных мыслей иссяк. К счастью для землянина, их заменили вполне прагматичные:
      "Дороги назад нет, независимо от того, имею я право на счастье или нет. Нужно встать, и двигаться вперёд, независимо от направления. У любой дороги есть начало и поэтому - должен быть конец. Всё, хватит размышлять - пришло время действовать!"
      Человек поднялся и встал во весь рост. К его удивлению, то, чего не было видно в сидячем положении, проявилось как раз в тот момент, когда он встал - пространство оказалось поделено на квадраты теми же светящимися линиями, которые он видел на поверхности пирамиды. Мельком заглянув в собственные воспоминания, он понял - эту картинку он уже видел, и возможно - не единожды. Окружающее пространство выглядело точь-в-точь, как в его сновидениях.
      "Что-то связанное с двойниками, - морщась от напряжения, человек пытался выудить из упрямой памяти детали, - при пересечении линии, происходят события, которые... Нет, сон повторялся, давая каждый раз новый вариант. Вроде бы антураж похожий - площадь, расчерченная на квадраты, а моё поведение и выводы - другие. Теперь понятно, что это были подсказки, и моё появление здесь предопределено с самого начала. Теперь уже не имеет значения, какой из снов более похож на нынешнюю ситуацию. Будь что будет!"
     
      Леон без страха двинулся к первой черте, которую намеревался преодолеть без труда. Пройдя чуть более двадцати метров, он вплотную приблизился к тонкой светящейся линии. Поднеся к ней руку, он ощутил лёгкую вибрацию, будто полоска чувствует приближение инородной материи. Как и во сне, следующий шаг человек сделал, предварительно зажмурившись. Физически он не почувствовал ничего, разве что внутри головы будто кто-то легонько уколол иголкой. Открыв глаза, он посмотрел вокруг, подспудно ища подтверждение своим снам - а вдруг? И не напрасно - в некоторых из квадратов, расположенных довольно далеко, он увидел человеческие фигуры. Посмотрев по сторонам, он отметил ту же картину - пространство обрело новых персонажей. Рассмотреть появившихся людей более детально мешало расстояние.
      "Если это мои двойники, - подумал он с равнодушием, - то они интереса для меня не представляют. Не нужно отвлекаться, впереди следующая линия"
      Совершенно не обращая внимания на действия людей, находящихся вдалеке, человек уже спешил к границе квадрата, чтобы поскорее пересечь следующую линию. Пройдя примерно сорок-пятьдесят метров, он ненадолго остановился, прежде чем переступить черту. Закрывать глаза не стал, так как по прежнему опыту светящаяся полоска не представляла никакой опасности. В момент, когда тело пересекло очередную линию, возникла вспышка, которая длилась короткий миг. Он даже подумал, а была ли она, или это всего лишь игра воображения? Персонажей на площади в этот момент снова прибавилось, но Леон уже не интересовался происходящими на площади событиями, будто вспышка света была чем-то более значимым, нежели появление новых двойников.
      Продолжая двигаться в направлении следующей полосы, Леон вдруг ощутил укол беспокойства. Пытаясь понять, что его спровоцировало, он напряг сознание, но мысли ускользали, не давая выстроить слова в логическую цепь. Поразившись такому состоянию, он остановился. На лице его можно было прочитать ужас от перспективы, которая открылась ему абсолютно ясно - полная потеря личности, растворенная во множестве существ, как две капли похожих на него - ведь проводник предупреждал о сепараторе. На то, чтобы сформулировать эту мысль, потребовалось достаточно много умственных усилий и даже времени - возможно, пять минут, но не исключено, что намного больше. Но с таким трудом давшееся озарение стремилось развалиться на простые, ничего не значащие слова. Человек ещё сократил формулировку и проговаривал её раз за разом, чтобы не забыть окончательно:
      "Это действие сепаратора, - монотонно повторял человек, - он разрушает личность, чтобы... чтобы..."
      На этот раз, он уже не смог вспомнить следующего слова в цепочке, произнесённого ранее. Он снова и снова пытался повторить фразу в том виде, в котором задумал первоначально, но теперь она казалась неимоверно сложной. Не желая сдаваться, Леон решил думать о более простых понятиях:
      "Я - человек, и мне нужно идти вперёд, чтобы... Зачем?"
      Вопрос, вырвавшийся из глубин сознания, сломал уже почти сформировавшуюся мысль, и Леон сейчас был похож на ребёнка, у которого отобрали любимую игрушку. На лице читалась горечь потери, обида неизвестно на кого, но уже через секунду она сменилось детским упрямством - три слова в сознании прочно соединились, и тело получило понятный и однозначный приказ:
      "Нужно идти вперёд!"
      Человек сделал сначала первый неуверенный шаг вперёд, затем второй, третий. Через минуту он уже смело шагал вперёд, совершенно не мучая себя неудобными вопросами из разряда - "зачем" и "почему". Заклинание "нужно идти вперёд" действовало безотказно - оно было побудительным мотивом к действию, причиной и следствием. Отсутствие мыслительной деятельности в голове теперь уже не волновало идущего к следующей полоске человека. Рефлексы полностью заменяли ему всё, что раньше он считал необходимым - мысли, логику и трезвый расчет.
     
      Огромная площадь, не имеющая ни начала, ни конца, расчерченная световыми полосками на квадраты, постепенно заполнялась удивительно похожими людьми. Они двигались синхронно, выглядели абсолютно идентично, имели одинаковые лица. Кто из этих людей был "первоначальным Леоном", определить было уже невозможно - безликое множество не подразумевало какой-то самоидентичности отдельной особи, только "серая масса" людей, непостижимым образом похожих на одного и того же человека.
      Сейчас, когда количество пустых клеток на этой гигантской шахматной доске заметно сократилось, нетрудно было догадаться, что с пересечением следующей линии, все они неминуемо заполнятся. Наконец, этот момент наступил:
      Человек, продолжая проговаривать мысленно фразу - "нужно идти вперёд", вдруг остановился. Возникло какое-то логическое препятствие - заклинание, позволявшее двигаться, теперь не работало - путь преграждал другой человек со знакомыми чертами лица. В сознании обеих вдруг возникла обида, но в чём была её первопричина, ни тот, ни другой, сказать не могли. Требовалось какое-то решение возникшей проблемы, но для этого была необходима хотя бы малейшая искорка разума. Глаза, огромное множества глаз всех людей, застывших в неподвижности перед своими двойниками, не выражали ничего - тупое равнодушие. Теперь даже обида, возникшая одновременно в головах огромного множества идентичных людей, никак не отражалась на их лицах. Существовало несколько вариантов развития событий - например: обойти препятствие, развернуться и продолжить движение в другом направлении, но для этого требовался некий посыл - мотивация или желание. Люди, ещё недавно называвшие себя человеком по имени Леон, не имели ничего подобного - каждая отдельная особь уже давно не являлась личностью в том понимании, которое обычно подразумевается под этим словом. Каждый из них был осколком, частью когда-то целого организма - Личности по имени Леон Генрих-Мария Ардо. Именно поэтому возникла ситуация, когда множество идентичных фигур на огромной шахматной доске не могли ничего предпринять - не обладая необходимым для этого качеством - Разумом.
      Неподвижность множества людей, стоящих друг перед другом на площади, некогда пустой, не могла длиться вечно - живые мышцы из плоти требовали движения, а для этого нужен был импульс от мозга. Пустое сознание не могло его родить, а это означало, что рано или поздно все эти люди начнут валиться от усталости прямо на гладкий пол.
   Один из людей покачнулся. Стоящий напротив человек сделал то же самое. Чтобы не потерять равновесие, каждый из них сделал шаг вперёд. Мышцы, получившие неоднозначный сигнал из мозга, стосковавшиеся по действию, продолжили предыдущую программу - движение вперёд. Расстояние между одинаковыми людьми сокращалось с каждым шагом до тех пор, пока каждый из них не достиг границы своего квадрата - светящейся полосы. В следующий момент все тела слились воедино.
   Мгновение спустя огромная площадь опустела.
     

* * *

     
      Человек падал в пустоту. Почему возникло такое ощущение, он объяснить не мог, просто появилось и всё. Глаза отказывались выхватить из пустоты какие-либо ориентиры, но стремительное движение чувствовала каждая клеточка организма. Вдруг появилось осознание того, что рядом находится нечто бестелесное, необъяснимое и непонятное, но оно вторглось в сознание и подарило спасительную мысль:
   "Думай!"
   Человек тут же ухватился за ниточку, кем-то протянутую извне, и безмолвно воскликнул:
      "О чём? О чём мне нужно думать?"
      "Неважно! Что-нибудь такое, что кажется важным!"
   Этот ответ пришёл быстро, и звучал очень требовательно. Сознание желало тут же подчиниться приказу, но его неопределённость угнетала.
      "Не могу, - в этот момент возникла растерянность и мольба, - я не знаю, что сейчас главное?!"
      "Сепаратор не обнаружил ничего, похожего на мечту, - прозвучало в ответ, - и ты должен был исчезнуть. Не знаю почему, но тебе даётся ещё один шанс - воспользуйся им! Если поторопишься - любая твоя мысль будет исполнена, иначе..."
      "Что со мной произойдёт? - возникла паника, парализующая всё внутри. Тон, с которым прозвучала мысль незримого спасителя, не сулил ничего хорошего"
      "Некогда объяснять!" - прозвучало с неприятной интонацией, далее последовал приказ:
   "Леон - любое слово, фраза, мысль, которую сейчас произнесёшь вслух, будут твоим последним желанием - Мечтой! Скорее, времени на раздумья больше нет!"
      Злость от неспособности исполнить такой простой приказ, стала необходимой встряской для сознания, парализованного страхом и ужасом - из глубины его вдруг просочилась фраза, всегда помогавшая в трудных ситуациях: "Будь проклят...".
   Чтобы не терять драгоценного времени, падающий человек что есть сил прокричал в пустоту:
      - ...тот день, когда я встретил Лолу!
     

Глава 6

     
     
      Серый туман, заполнявший до этого момента сознание, постепенно рассеялся. Сначала человек услышал звуки - далёкий шум проезжавших каров, стук каблуков по брусчатке, урчание какой-то птицы, находящейся совсем близко. Вслед за ними появился свет, пробивавшийся сквозь прикрытые веки. Потом возникла тень, и он услышал голос с нотками участия:
      - Молодой человек, вам плохо?
      Открыв глаза, он увидел прямо перед собой старушку в бежевом плаще и шляпке, держащую в одной руке старомодный зонтик, в другой - коричневую сумочку.
      - Где я, что со мной? - слабым голосом произнёс человек. - Ничего не понимаю...
      - Сегодня очень яркое солнце, вам напекло голову, - участливо проворковала старушка, - давайте я вам помогу. Тут недалеко госпиталь Преподобного Себастьяна, как раз за городской ратушей.
      Понимая, что сейчас его самочувствие далеко не так плачевно, как казалось ещё мгновение назад, изобразив на лице нечто, напоминающее улыбку, он ответил:
      - Благодарю, не нужно. Мне уже значительно лучше.
      - Если вы так говорите, тогда я пойду, - пожав плечами, сказала старушка, затем, указав на небо, добавила, - будьте осторожны, не шутите со своим здоровьем!
      Посмотрев с уважением вслед добросердечной леди, молодой человек в лёгких шортах, зелёной рубашке с коротким рукавом и плетёными кожаными сандалиями на босу ногу, медленно поднялся с холодной брусчатки. Быстро отряхнувшись, он поправил одежду, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. К счастью, проходящие мимо горожане не очень-то интересовались отдыхающими на площади бездельниками. Некоторые из них спешили в ратушу, чтобы решить какие-то вопросы в городском муниципалитете, другие направлялись по не менее важным делам в противоположном направлении, но были и такие, как он - решившие просто погулять без спешки тёплым солнечным днём.
      Эта площадь всегда была излюбленным местом прогулок горожан. Четырёхэтажная ратуша, несомненно, была её украшением - величественная и строгая, даже, несмотря на то, что являлась ярким образцом вычурной фламандской традиции. Информация о городской ратуше возникла в мозгу молодого человека спонтанно, совершенно независимо от его желания. Несмотря на это, сознание не торопилось дать другие, более полезные сведения, касающиеся его лично, и так сейчас необходимые. Правда, в физическом плане он чувствовал себя уже значительно лучше - полностью оправившись от недавнего беспомощного состояния. Теперь молодой человек с интересом наблюдал за выходящими из муниципалитета людьми, пытаясь таким образом соединить разрозненные ниточки в сознании, которое бы представило полную картину происходящего. Сам того не подозревая, он внимательно всматривался в лица людей, переступающих порог муниципалитета. Причину этого интереса он объяснить не мог, но когда из здания вышла Она, сердце молодого человека забилось более ритмично.
      - Лола... - почти шёпотом сказал он.
      Ещё не понимая, почему произнёс именно это имя, он поспешил навстречу девушке, в надежде, что она - единственный ключ к его воспоминаниям. Не заботясь о том, что грубо нарушает правила приличия, он бежал по кратчайшей траектории, не обращая внимания на прохожих, бесцеремонно задевая их. И, наконец, достиг цели - девушка стояла напротив, но почему-то смотрела на него с жалостью. Запыхавшись от быстрого бега, молодой человек остановился в растерянности, не зная, что должен сказать. Девушка исправила неловкость:
      - Это опять вы? - жалость и снисхождение прозвучали в этом вопросе.
   После секундной паузы, она добавила:
   - Я благодарна за то, что вы проводили меня и больше не нуждаюсь в ваших услугах.
      Слова, сказанные девушкой, ничего не прояснили, и молодой человек растерянно пробормотал:
      - Простите, но мне показалось, только вы способны объяснить, что со мной...
      Вне всякого сомнения, девушка не ожидала такого ответа, и теперь снисходительное выражение лица сменилось удивлением:
      - Наверное, я что-то путаю, - неуверенно сказала она, - но ведь именно вы час назад проводили меня к этой площади. Вас зовут... Лео Нардо. Или я ошибаюсь?
      Новая информация оказалась как нельзя кстати - она позволила соединиться ещё нескольким ниточкам в сознании, и человек медленно произнёс:
      - Да, вроде бы так... Леон Ардо, - затем, взглянув в глаза собеседнице, он спросил: - Мне кажется, я вас где-то видел... только, очень давно. Возможно, мне будет проще всё вспомнить, если вы назовёте своё имя?
      - Катрин, меня зовут Катрин, - произнесла девушка, и добавила, - вы здоровы?
      - Спасибо, мне уже значительно лучше, - машинально ответил Леон.
   Понимая, что имя девушки не помогло воскресить воспоминания, он спешно добавил:
   - Наверное, я вас отвлекаю своими странными вопросами? Ещё раз простите...
      Катрин пожала плечами, и произнесла неуверенно:
      - В таком случае, я пойду?
      - Конечно! - стараясь скрыть неловкость за своё поведение, ответил он. - До свидания.
      - Прощайте, Леон! - ответила она и быстрой походкой направилась к стоянке такси.
      Молодой человек растерянно смотрел вслед удаляющейся девушке и не знал, что ему делать дальше. Сознание всё так же скупо выдавало информацию об окружающем мире, и ещё меньше - о нём самом. В любом случае, этих крупиц было явно недостаточно, чтобы планировать дальнейшие действия, поэтому Леон продолжал стоять посреди площади.
      Девушка уже готова была нырнуть в открытую дверь кара, но её задержал высокий человек в чёрном плаще и широкополой шляпе. Увидев это, Леон заинтересовался. Теперь он внимательно наблюдал за разворачивающимися событиями. Человек что-то говорил девушке, она его слушала, иногда кивала, и вдруг - обернулась. Леон мог поклясться, что Катрин посмотрела на него, после чего отвернулась и продолжила беседу с незнакомцем. Вскоре разговор закончился, девушка села в такси, дверь плавно закрылась, и кар начал движение. Незнакомец снял шляпу, и помахал вслед.
      Испытывая необъяснимую обиду и ревность к человеку, который только что разговаривал с девушкой по имени Катрин, Леон отвернулся и пошёл в направлении, которое, как ему казалось, было знакомо. Действительно, миновав площадь, молодой человек шёл по узкой улочке, ещё более убеждаясь, что выбрал эту дорогу не случайно. Леон мог поклясться - здесь он уже был, но когда-то очень давно.
      Неожиданно, позади себя он услышал:
      - Молодой человек, постойте...
      Решив, что обращаются не к нему, а к кому-то другому, он продолжил движение.
      - Я видел серебряный дождь, - произнёс тот же голос.
      На этот раз молодой человек обернулся. Перед ним стоял уже знакомый человек в плаще и шляпе.
      - Что вы сказали? - переспросил Леон.
      - Когда на Эгаме сбывается мечта, вокруг пирамиды вспыхивает множество серебристых огоньков, словно идёт дождь. Незабываемое зрелище, уверяю вас!
      - Ничего не понимаю, - с сомнением произнёс Леон, - вы не ошиблись? Вам нужен именно я?
      - Не сомневаюсь! - уверенно ответил незнакомец, и добавил: - Более того, уже завтра вы сможете встретиться с девушкой по имени Катрин, я обо всём договорился.
      Леон внимательно рассмотрел его лицо, но знакомых черт не обнаружил.
      - Кто вы? - спросил он, нахмурившись. - Мы раньше встречались?
      Незнакомец пожал плечами:
      - Сожалею, но на этот вопрос у меня нет однозначного ответа. Могу сказать - да, но ответ - нет, тоже будет правильным.
      - Простите, у меня нет желания разгадывать ребусы, - ответил молодой человек с плохо скрываемым раздражением. - Прощайте!
      Леон демонстративно отвернулся, намереваясь пойти дальше, но вдруг услышал:
      - Когда-то давно ты называл меня Железякой...
      В этот момент скрывающая воспоминания пелена исчезла - будто плотина рухнула под напором долго сдерживаемой воды. Леон обернулся, и посмотрел на незнакомца с улыбкой.
   Он вспомнил всё...
     
     
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"