Кисунина Алена: другие произведения.

5, 6 главы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь на улице большого города, первая влюбленность и решение проблем.

  5 глава
  Скорее я проснулся от шума, нежели от того, что меня тормошили за плечо. Ватная голова не хотела реагировать ни на трепыхания моего тела, ни на зов по имени. Я не то что, не выспался, я будто и не спал вообще. Оказалось, что на песке, даже застелянном покрывалом, твердо. Я отлежал руку, и теперь ее не чувствовал совершенно. Заснув в кофте и джинсах, да еще и укрытый одеялом, я вспотел.
  - Подъем, подъем. - Светик, все с той же. неизменной улыбкой на губах, сидел подле меня на корточках, и неумолимо тряс за плечо.- Пошли, нам умыться надо, да и поесть чего.
  - Поесть? - не сразу среагировал я. И сел, осматриваясь по сторонам. Пляж, за ночь опустевший, сейчас кишел людьми. Они были по всюду. Переговаривались, ходили. купались, смеялись, играли в волейбол и просто в мяч. Перекидывались фрисби, или играли с детьми или со своими собаками.
  - Ну да. Позавтракать нужно. Собирайся давай, и пошли.- Мой вчерашний знакомец, выпрямился, приложил ко лбу ладонь, на манер козырька, и потянулся.- Сегодня и искупаться можно будет, вечерком, когда девчонки вернуться.
  - А? Они где? - Нет, видимо соображаю я с просоья туго, потому что Светик на меня глянул так, будто я вчера пил, а не он.
  - С добрым утром, блин. Вставай уже. Миленка на учебе, днем сходит в столовку, ужин притащит. А Элизка на репетицию ускакала.
  День обещал быть жарким. Я распрощался с кофтой, уложив ее вместе с курткой в рюкзак, и пожалел, что не прихватил с собой шорт. Светик же, как вчера со мной познакомился, так и не переодевался. А, может, у него не во что переодеться и вовсе. Все спальные места мы убрали к нему в шалаш. Кстати, давольно таки приличный и вместительынй. Я там заметил даже кострюли и чайник. Значит, вот так они и кофе вчера варили. Интересно, мне вчера показалось, что Светик старше нас всех, ему уже за двадцать, а разговаривает порой. как старик. Или это улица его таким сделала? Сколько он тут, так вот живет? год, два, или годы? Это я вчера им все про себя рассказал. И про то. что с пяти лет без отца, и про съемные квартиры, и про отчима самодура, и про пьянство матери. Даже, про свою мечту, жить в Мегаполисе. А вот, про них, я ничего и не знаю. Так, мельком и вскользь, про учебу вот, рассказали.
  - Так, гитару с собой, рюкзак, блин. Ну да ладно. Идем. - Святослав же, оставшись на легке, пошагал вперед, насвистывая что-то себе под нос. И привычно убрал руки в карманы своих бридж.
   - А мы куда? - Одевая на ходу носки и кроссовки, я даже позавидовал тому, что мой спутник идет в шлепках.
  - Пока умыться. Тут не далеко.
  Я ничего не понимал. Ни куда иду, ни зачем вообще. Лавируя среди людей, и стараясь не потерять из вида идущего вперед парня, я поражался тому, что ничего не произошло. Мир не остановился, люди не стали меньше спешить по делам. На идущего куда-то парня с гитарой, никто не обращал внимания. Меня просто не было в этой реальности. Как будто, я умер, а все остальное- осталось. Забавное чувство.
  - Давай быстрее. Нам поесть надо еще успеть.
  И умываться в общественном туалете, мне тоже не доводилось. Тут не пахло, как обычно воняло в моем городке, когда заходишь в туалет на улице. Тут было чисто, можнно сказать, стирильно. Мыло и бумажные полотенца, то же имелись. Я даже вытащил зубную пасту и щетку. Да так и замер, смотря на себя в зеркале. Растрепанный, помятый, под глазами появились тени. Не выспавшийся абсолютно. При этом, еще както пытался рукой пригладить во все стороны торчащие волосы. Они у меня и так кудрявые от природы. Русые и кудрявые, сейчас же, превратились и вовсе, в воронье гнездо.
  - Я тебя не знаю, но я тебя умою.- Пробормотал я своему отражению, и принялся умываться. При этом стараясь не замечать того, что мимо постоянно ходят люди. А вообще, это было сложно. Абстрагироваться от толпы, и стать индивидуальностью, которой что-то надо. Это дома у себя, я мечтал о свободе. Вот она свобода, делай что хочешь. Ан нет, стесняюсь. Боюсь своей неловкости. Смущаясь от каждого взгляда в мою сторону. А вот Светик наоборот. Спокойно умылся. Вальяжно прошелся до полотенец. Еще поторопил какого-то мужика, мол, чего очередь создает. И все хорошо. Эх, стать бы таким же, уверенным, как он.
  Зато завтракали мы в кафе. Как оказалось, возле пляжа есть забегаловка. Не такая уж и маленькая, но места все были заняты. Приходилось есть стоя. Местный шеф-повар, каждое утро кормил всех желающих, за минимальную цену. Ты просто приходишь, берешь поднос, тарелки и вилки, и накладываешь того, что захотелось. Своейственно, все пиршество, это были не съеденные блюда со вчерашнего дня. Но я никогда прежде не завтракал, как английский лорд.
  - Вот тут можно всегда позавтракать. В обед посложнее, а вечером девчонки приносят. Плонял? - Светик, вытирая губы савлфеткой. потянулся за сигаретами, вспомнил, что тут не курят, и раздосадованно щелкнул по скомканной салфетке. - Даже, если меня рядом не будет. Смело сюда иди завтракать.
  Я кивал, чувствуя себя китайским болванчиком. И уплетал за обе щеки блинчики с кленовым сиропом, запевая все чаем, и доедая салат. И думал, что я все равно тут не на долго. Денег мне дадут, и отправят домой. К чему привыкать? Но Святослав был другого мнения, и мне приходилось запоминать. Не уверен, все же, что я в одиочку смогу все это проделать.
  - По вечерам можно еще в парке оставаться, в центральном. Полиция не трогает. Чужаков нет. Тех кто там ночует, е обижают. Спокойное местечко. Можно еще в подземке ночевать, и, если успеешь, в городской библиотеке. Только в подворотнях не оставайся. Много идиотов ходит разных. - Светик отверулся к окну. И я увидел его взгляд. Прямой, серьезный, даже сейчас, когда на лице сияла улыбка. - В дождь можешь в ту же библиотеку идти или в храмы. Подземка, или в парковых беседках. места я тебе покажу.
  - Ты вчера сказал, что бы я в полицию не ходил? Почему?
  - А смысл? Ну придешь, ну расскажешь? Твои сразу все равно не приедут за тобой. А тебя в обезьянник запрут. что бы не сбежал. А если твои и вовсе не приедут, так в дет.дом отправят. Мало радости.
  - Ясно. А как же я денег накоплю?
  - Не ты, а мы.- Поправил меня Светик, и вновь улыбнулся, но теперь исключительно мне. - Ты хорошо, что на нас попал. Поможем, не боись. Подзаработаем, что будет сверх дневного проживания, то пойдет в твою копилку.
  Я не знал как реагировать. Я им никто, они мне тоже, и тут такая помощь и опека. Но Святослав даж рта мне не дал открыть. Поднявшись на ноги, разплатившись за наш завтрак. он направился к выходу. Я последовал за ним.
  - Сейчас до вечера делать будет нечего.- Я улыбнулся, идя следом. - Покажу тебе наше место. Посмотришь, как другие играют.
  Идти пришлось, почти через весь город. К центральным улицам. А точнее, к огромной пешеходной аллее. Я плелся позади Светика, и не успевал удивлятся происходящему. То, что вчера мне казалось толпой, сейчас стало просто прохожими. Да, много, да шумно. Но и к этому можно привыкнуть.
  - У нас почти самый центр, так что, место прикормленное. Работай, не хочу. - Святослав пробирался вперед, лавируя среди людей. Порой с кем-то перебрасываясь парой слов, с кем-то застревал. обсуждая последние новости. Иногда хватал меня за шею, подтаскивая к себе, и указывал на меня. Некоторые мне даже улыбались. В осовном я понял, что живя на улице. волей-не волей знакомишься со многими. И заешь почти всех. В моей же голове, такое обилие имен и лиц, не уложилось. Я сомневаюсь, что смогу вспомнить хоть кого-то. - Все, пришли.
  Он уселся прямо на тротуар, я сел рядом. Сжимаясь в невидимый комок. и подтянув к себе свои пожитки.
  - Тут у каждого музыканта, или художника, или мима, актера, фотографа, не важно. Есть свое место. Что бы не было споров, и толкотни. Я играю тут.
  - Кому?
  - Людям.- Развел руками Светик. - Всем, кто мимо проходит.
  - И что?
  - Ну...люди ходят, слушают. Порой останавливаются. Порой денег дают. В знак благодарности за импровизированный концерт. На эти деньги ты вчера и сегодня ел. Если повезет. Накопим тебе на обратную дорогу.
  Я опешил. Молча рассматривая толпу впереди себя. И слушал, как кто-то с утра пораньше, уже играет на гитаре знакомые мотивчики. И уже заранее боялся. Боялся того, что на меня будет смотреть толпа. Чужие взгляды, улыбки, смешки. А если я не смогу? Или не то играть буду? Или фальшивить? Страх окутал мысли, я начал замерзать и покрываться мурашками. Даже руки вспотели и покрылись противным, холодным потом.
  - Не трусь. Я, когда первый раз играл, то же боялся. Помню, с пол часа себя уговаривал выйти и сыграть. Они, такие же как и ты. Из плоти и крови. Ничего не случится, если ты им сыграешь. Вчера же, девчонкам играл.
  - Ну...они, друзья же?- Промямлил я, вытаскивая из футляра гитару.
  - Они тоже. Все. И поверь. Нет ничего сногсшибательного, как то, что тебя слушают.
  Он вытащил из-за магазинчика с цветами на ветрине футляр со своей скрипкой. Предложив мне, сегодня вечером оставить тут же и гитару, что бы не таскать туда-сюда.
  До вечера, я смог уже более-менее освоиться с происходящим. Я уже не озирался по сторонам, опасаясь, что мешаю прохожим. Кое-кого, кто тоже играл на инструментах, смог запомнить, даже имена. С некоторыми пил кофе, в местной кафешке, правда, за их счет. И понял, что тут все и всё воспринимают легче. Так что, когда Светик вышел на середину улицы, поднимая скрипку на уровень своего плеча, я уже не так сильно переживал.
   - Ты на сцене хоть раз выступал? - Спросил за пол часа до этого меня Светик. Мы сидели на скамейке. чуть дальше нашего места, и наблюдали, как парочка художников завлекала к себе посетителей, с помощью портретов.
  - Было пару раз. На концертах восьмого марта, ну и новый год, иногда в честь дня учителя.
  - Вот и тут, представь, что это сцена. А все люди, это тебе знакомые люди.А вообще, играй для себя. Закрой глаза, и играй.
  И я так и сделал. С закрытыми глазами, конечно, не играл, но представить, что я один - смог. Да и с Святославом мы както быстро сыгрались. Две-три загубленные песи и мелодии, и вот уже играем дуэтом. Я никогда раньше не занал, что можно так чувствовать единение с мелодией. А когда открыл глаза, увидел людей. Они стояли полу кругом, наблюдая за нами. И их становилось все больше. Не знаю, кто из них начал первый танцевать. Двигаться в такт наигранным мелодиям, прихлопывать в ладони, подпевать. Я невольно улыбнулся, в пол оборота посмотрев на Светика.
  - А ты боялся. Смотри. Это все из-за нас.
  Мы играли еще и еще. Нам апплодировали, свистели, кидали деньги. Над головой небо давно потемнело, загорелись огни большого города. А я все еще продолжал играть в такт Светику, стараясь от него не отстать. Потом появились первые вспышки на сотовых телефонах. Я забылся, потерявшись во времени, в реальности. Упустив момент, когда перед носом появились Милена и Элиза. Они, одетые в облегающие их стройные ноги, джинсы, и в ярких, с надписями "свобода -навсегда" футболках. Эффектно выделялись на общем фоне людей.
  - Алессио, ты прелесть, правда.- Я не успел среагировать. Милена, повернувшись ко мне лицом, обвила руками шею, и наклонившись ближе, с громким чмоком. поцеловала в щеку. Толпа зааплодировала, захлопала в ладоши. Я смутился, опуская руку с гитарой и попытался улыбнуться, надеясь, что отвечать на это все не надо.
  - Предлагаю, отметить этот велеколепный концерт! - Элиза, присев на корточки, собирала деньги из скрипичного футляра, порой кивая в благодарность тем, кто все еще давал деньги.
  - А что, я не против. Первый совместный концерт Светика И Алекса. - Отозвался Светик, разминая свою руку, держа в другой и скрипку, и смычок.
  На том и порешили. Меня, конечно, спросили, но и не сильно волновались из-за ответа. Я лично был рад, что смог опустить руку и убрать гитару куда подальше от себя. Другой вопрос был в том, что мне шестнадцать, и я про это Светику еще вчера сказал, а в клубы можно только с восемнадцать. Какой же у меня был шок, когда меня пропустили. При этом, даже, не посмотрели толком. Так, тыкнули в мою сторону, кивнули и пропустили. Я шел в хвосте, замыкая наше шествие. Впереди, вела за собой Элиза, затем шел Светик, вертя в руках пачку сигарет, после его Милена. Я старался не отставать от нее, что бы не потеряться. Громкая музыка, неясные очертания предметов в свети прожекторов. И фужеры с чем-то неясным.
  - Пей.- Подтолкнула меня в плечо Элиза. Она осталась сидеть подле меня, и теперь сверлила глазами танц пол, заполненный танцующими. По моим подсчетам, в клубе мы сидели уже часа два. И Выпили они втроем, уже прилично. Видишь вон того парня? Ну вон того, в свитере и светлых брюках. Могу поспорить, пришел с девчонкой и при деньгах.
  Я не спорил. Элиза, как только Светик и Милена ушли танцевать, начала этот марафон, по выискиванию своей жертвы на раскрутку денег. С переодичностью в попытках напоить меня. Со вторым, выходило плохо, а вот на счет парней...она обсудила практически половину тут пристутствующих. И пока, никого не нашла.
  - Пей.
  - Да не хочу я.
  - Не будь букой, Алессио. - Это имя, ко мне привязала Милена, один раз стоило только назвать. Я еже не сопротивлялся. Бестолку. - Всего один бокал, и я отстау.
  - Честно отстанешь? - Я коллебался, смотря то на бокал, стоящий возле меня, то на Элизу, которая раскачивала в руке точно такой же бокал.
   - А давай на брудершафт.- Вдруг радостно сообщила мне девушка, и протянула к моим губам свой бокал. Я вздохнул. Пошел второй час ночи, я устал за день, толком не ел, только если с утра. Да и глаза уже слипались, хотелось спать и хотя бы, на свежий воздух. Я согласился.
  Коктейль обжог глотку, застряв в горле. Я попытался сделать вдох, но не смог, и жадно хватанув ртом воздух, отвернулся, отстраняясь от выпитого бокала. Элиза хлопая в ладоши, радостно подпрыгнула на ноги, подходя ко мне впритык.
  - Что это было?
  - Не важно. Там намешанно.
  Я не так представлял себе свой первый поцелуй. И это должна быть не пьяная девушка, которую я знаю второй день. И не в клубе, и не когда мои мозги словно в кисель опустили. Элиза обвила мою шею руками, прижимаясь все ближе. Я замер, не решаясь не то, что бы ответить, а даже дышать.
  - Оставь вас двоих...Элизка, ему еще нет восемнадцати.- Пропела нам, подходя с танц пола Милена, и забрала свой рюкзак, перекидывая его через плечо. - За это наказывают.
  - Фу на тебя, романтику всю убила.- Со смехом отозвалась Элиза, и отстранилась от меня, поправляя чуть попорченный макияж. - А ты куда это?
  - Светик свалил на пляж, я тоже спать пойду. Алессио, идешь?
   - Ну, оставь мне его. Ну еще немножко. Ну, Милка? Мне скучно одной будет.
  - Да он же, спит уже. Ты его что, заставила выпить?
  - Не будь занудой. Когда-нибудь нужно было начинать.- Довольно прощебетала Элиза, и опустила свою руку мне на плечо. Я себя почуствовал плюшевым медведем в руках ссорящихся сестер.
  - Хорошо. Алессио, не сидите долго. Через пол часа идите на пляж, хорошо? - Милена. наклонившись, зарылась пальцами в мои волосы, растрепав их. И мягко коснулась губами щеки. - И не пей больше.
  Так мы и остались с Элизой одни. Время текло медленно и нудно. Танцевать я не хотел, алкоголь, растекшийся по венам, сделал меня ленивым и не поворотливым. Я хотел спать, и откровенно клевал носом. Элиза же, после третьего бокала, ускакала танцевать. И вскоре я и вовсе потерял ее из виду. Мне грезилось море. Я даже слышал шум волн, и крики чаек. Я видел пляж, видел шалаш в далеке, и неясные блики костра. Мое тело стало ватным, а в голове шумело, зато было тепло и умиртворенно.
  - Алессио, Алекс.
  - М? - Элиза стояла с каким-то парнем под руку, и теребила меня за плечо. Я с трудом поднял голову, уставившись на обоих сразу.
   - Иди на пляж, хорошо? Скажи, что я утром приду. Или приеду, короче, как получится. Ты один то, не потеряешься?
  Мотнул головой в ответ. Поднялся на ноги, и махнув рукой в знак прощания, побрел к выходу. И только на улице, осознал, что продрог и замерз. Рюкзак утащила с собой Милена, а в месте с ним и кофту и куртку. Я ежился, глубако засунув ладони в карманы джинс. В пять часов утра. Мегаполис дремал. Где-то вдалеке послышались звуки выезжавших на линии автобусов. Дворники, что-то ворча себе под нос, подметали улицы. Птицы над головой, пели свои хвалебные песни солнцу. Город дремал, окутанный рассветной дремой. И только я, еле слышно, брел вперед, уже не смотря по сторонам. И жалея, что у меня нет денег на автобус. Солнце поднималось все выше, освещая все закоулки и улочки, просыпались первые прохожие, загудели моторы автомобилей. Открылись пекарни, стали закрываться ночные заведения. Забавно. А меня опять никто не видел. Так, непонятная тень, бредущая неизвестно куда. Один, никому не нужный, всеми брошенный. Даже Элизка куда-то уехала, с каким-то парнем. И меня оставила одного, а ведь знает, что я в городе только второй день.
  - Господи, Алессио. Ну почему так дого?- Милена стояла в лучах подымавшегося солнца. Она не спала, как я думал. Она стояла уперев руки в бока, и яростно сверлила меня взглядом. - Я же тебе сказала, не больше полу часа!
  - Там Элиза, она...
  - Ты знаешь, что я волновалась? Что Светик волновался? Он вот, недавно уснул, все тебя ждал! - Она что-то еще говорила, все чаще повышая голос. А я не понимал, почему она беспокоится. И не мог не улыбаться в ответ, на ее обвинения. - Какой же ты еще ребенок.
  Я не один. Это все, что я тогда смог уяснить себе. Милена сгребла меня в объятия, и долго не выпускала от себя. Молча прижимая к себе, и теребя мои волосы. Я чувствовал, как к горлу подкатывается ком. и слезы наворачиваются на глаза. Я часто-часто моргал, заставляя себя не плакать. То, что сидело в моей душе годами, вырвалось наружу бурным потоком слез. Если бы мама меня, хоть раз так встретила дома, я бы, никогда не убежал в Мегаполис.
  Солнце поднималось все выше. И с этим светом Мегаполис оживал, нарушая робкую тишину мириадами звуков. Я спал, уткнувшись носом в импровизированную подушку из моего рюкзака. Убаюканный шумом волн и теплом Милены, спящей рядом. Слезы давно высохли на щеках, но я всхлипывал и ворочался. Мне снился- дом.
  
  
  6 глава
  
  - Как тебя зовут? - Вечер слишком шумный и пьянящее счастливый. В ресторанчике под открытым небом многолюдно и весело. А море тихое и спокойное. Даже ветра нет. Все это кажется некой сказкой, где даже не понимание ситуации, сказывается в лучшую сторону.
  - Таня, Триш. - Отзывается она, и смотрит в упор. У нее приятные цвета спелого ореха, глаза. Крашеные, светлые волосы, и улыбка, испачканная помадой. Она не взрослая, скорее всего ей, как и мне, не больше шестнадцати. Хотя, я могу и ошибаться. Но старается выглядеть старше своих лет.
  - Алекс, Алессио. - Она смеется в ответ, и в ее глазах пробегают искорки интереса. Я ее заметил еще два дня назад. Она танцевала под бой гитары. Точнее, она единственная, кто решился танцевать, когда я заиграл.
  - Ты хорошо играешь. Подрабатываешь?
  - Да, договорился с местным поваром. Он мне еду, я вечером развлекаю публику. - Перекрикивать голоса сложно. Приходиться постоянно поднимать голос. Триш улыбается, и делает глоток из своего бокала.
  - Мне нравится.
  Я киваю головой, и стаскиваю с ее тарелки картофелину фри. Она делает вид, что не замечает этого, и вновь прикладывается к бокалу. Зная местного бармена, могу сказать, что там алкоголя больше, чем всего остального. Он так всегда делает, когда хочет кого-то споить. Кого-то, кто симпатичного. Я с тура не ел, обычно ужин мне достается после выступления в баре, но сейчас я ушел раньше, так что, оплата мне не светит.
  - Пошли куда-нибудь?
  - Я хочу к морю. - Триш встает на ноги, и я замечаю, что юбка у нее слишком короткая, открывающая бедра, зато футболка скрывает большую часть тела. На ней веселая мордочка, с высунутым языком.
  Если честно, я туда не хочу. Я и так на пляже живу, но я хочу находиться с этой девушкой. И я соглашаюсь. Какая разница куда? Мне все равно весь город открыт я свободен. Не знаю, когда это началось и как. Я увидел ее случайно, и вначале Триш показалась мне, слишком развратной. Она была в той же юбке, что и сейчас, но в откровенно коротком топике, и босоножках, на высоком каблуке. И она пришла в бар, что бы потанцевать. Это единственное, что я понял.
  - Ты давно здесь?
  - Где "здесь"? Если в баре, то пара дней, если в городе то вторая неделя пошла.- На пляже так же шумно и многолюдно. Гитара осталась в баре, все равно завтра сюда приду, зачем лишний раз таскать?
  - А я живу в пригороде.- Она вздыхает и смотрит на небо. Я невольно улыбнулся, вспоминая, что и сам не местный.
  - Я хочу выступать на сцене.
  - И поэтому играешь по забегаловкам? - У Триш приятный голос, ее можно слушать долго. Я киваю, и невольно усмехаюсь в ответ. - Я в этом году буду поступать в труппу к танцорам. Может, знаешь, слышал, про Королевскую труппу?
  - Видел плакаты, рекламу пару раз.
  - Я с детства об этом мечтала.
  На пляже многолюдно и шумно. Вечер в самом разгаре, вечеринки и веселье, не вместившееся под крыши клубов, плавно перетекло к морю. С этого места я не мог видеть не затерявшийся на пляже шалаш, ни нашего костра. Да и сомневался, что там кто-то есть. Обычно Светик и девочки сходились к костру уже за полночь.
  - Искупаемся? - Она садиться на еще теплый песок, и снимает с ног босоножки. Чуть горбится, смотря на море. Я стою рядом, снимая с себя свою футболку и джинсы. Кроссовки и носки валяются уже рядом. Триш поднимает ко мне голову, и смотрит.
  - Оно холодное же.
  - А зачем тогда приходить к морю, если не купаться?
  - Посмотреть.- Отзывается Триш.
  - Я уже насмотрелся.
  Вода и вправду холодная, растерявшая все тепло дня. Но мне хочется в воду, и я иду по дну, дожидаясь когда море лизнет мою поясницу, и ныряю. Если честно, то я не любитель мокнуть, и в воду меня затащить, это надо постараться. Но сейчас мне хочется, что бы море унесло усталость за день, и все мысли, что витают в голове. Лишние мысли. Море теплое, по сравнению с воздухом вне его. Я быстро замерз, вылезая из воды, и пожалел, что со мной рядом нет полотенца или костра.
  - Ты завтра тоже будешь играть?
  - Да. - Киваю, садясь с ней рядом. От Триш веет теплом, а я продрог и замерз. Не спасает даже накинутая на плечи футболка.
  - Я приду.- Шепчет она в ответ, и я невольно улыбаюсь. Никогда бы не подумал, что так просто смогу познакомиться с девушкой. Еще две недели назад, я сидел у себя в комнате, и наигрывал мелодии на гитаре. Бурчал на Сергея, и спорил с мамой. Друзей же практически и не было, так поверхностные знакомства. А тут и друзья, и та, кто понравился впервые в жизни. И о доме я вспоминал куда реже. Да, порой меня подмывало позвонить маме. Я часами седел возле костра, и смотря на огонь, вертел в руке сотовый Светика. А что я ей скажу? Денег, на то, что бы вернуться пока не было. Да, я копил, но этого было пока не достаточно. - Заешь, а у меня есть парень. Он дурак, конечно, но я не могу его бросить. Все сложно, понимаешь?
  Я даже не сразу понял, что это она со мной разговаривает. Видимо я прослушал часть тирады. И сомневаюсь, что хотел это слышать вообще. Окончательно перестав ее понимать. Триш не глупа, и не скажешь, что совсем уж без головы. Нет. Скорее, как и я, потерянная. Даже сейчас, сидя на песке, она не была уверена в том, стоило ли ей со мной идти.
  - Он старше меня. Ему уже двадцать. А я тут такая. Ой, кажется, я пьянею. - Триш говорила будто в пространство, но постоянно оборачивалась на меня. Я уже оделся, и завязывал кроссовки, надеясь еще на то, что смогу ее увести с пляжа. - Алессио, а я тебе нравлюсь?
  - Не нравилась, не пригласил бы погулять.
  - А мы гуляем? Ой, смотри, луна вышла из-за туч. Как красиво.- Не знаю, что делать с пьяной девушкой. И не знаю куда ее вести, в случае чего. Даже не знаю где живет. - Ты мне тоже нравишься.
  Ее рука совсем рядом с моей, мне хочется ее обнять и прижать к себе. Она похожа на куклу, которую бросил хозяин, лишь поиграв чуток. Такая же брошенная и растерянная из-за этого. Наверное, я так же выглядел, когда первый раз оказался на пляже. Триш поднимается на ноги. Но они ее не слушаются, она теряет равновесие, и желая устоять, кладет ладонь мне на плечо. Промахивается, пошатнувшись, и опускается мне на колени. Почему-то это вызывает смех. Я вообще перестаю что-то понимать. Хочется одновременно и пойти к костру, и рассказать все друзьям, и продлить этот момент, как можно на дольше. Все не правильно, и не так, как можно себе представить. И ты не мечтаешь о нелепом поцелуе на пляже. О том, что от девушки будет пахнуть спиртным, и что поцелуй выйдет смазанным, и рваным. Ее губы влажные и мягкие. От них не хочется отрываться.
  - Мне домой нужно.
  - Тебя проводить? - Триш мотает головой. Помада на ее губах исчезла, она немного рассеянно улыбается мне в ответ, и махает рукой. Мне нужно ее проводить, но почему-то не слишком и хочется. А я привык уже делать то, что только я хочу. Странные существа люди, привыкают ко всему, а особенно к безнаказанному сумасбродству и несуществующей свободе.
  - Где я тебя завтра найду?
  - В парке, под дубом.- Отвечаю я, зная, что ее завтра там не будет. Уверен, что девушка не придет. Да и зачем это ей?
  Не знаю, запомнила ли она мой ответ. И я еще долго смотрел Триш в след, провожая ее взглядом. Странное знакомство, глупое до ужаса. Но оно заставило мое сердце биться быстрее. К часу ночи, я вернулся к костру.
  - Чего грустный какой, малыш?- Светик, сидя по турецки, выковыривал из пачки последнюю сигарету. Зажигалки, как всегда, нет. Он подкуривает от тлеющей палки, которую после швыряет в огонь. Девочек еще нет, и становится как-то грустно.
  - Все в порядке. - Отмахиваюсь, садясь рядом, и подкидываю палок в пламя. Становится тихо и не привычно холодно.
  - Помаду сотри. Где познакомились?
  - В баре. Она танцевала. У нее есть парень.
  - Ну и что? Она же, с тобой пошла.
  - Да. Обещала, что завтра придет к дубу. - Огонь успокаивает, и умиротворяет. Я люблю смотреть на его. И видеть его танец. Так же и Триш танцевала в первый день, когда я ее увидел. Та же пластика и грация, граничащая с чем-то манящим и непреодолимым.
  - Не увлекайся только. Проблемы только от них.- Порой Светик говорит так, будто ему не двадцать три, а все сорок. Я скептически смотрю на парня. И это он мне говорит? У кого постоянные конфликты с Миленой? Нашелся учитель, блин.
  Ночь проходит тихо. Девочки задержавшись приходят только под утро. Светик ворчит, и назло укладывается дольше, чем обычно. Элиза возится со смыванием макияжа, а Милена уже привычно устраивается у меня под боком. Привычка-вторая совесть, и так теплее спать.
  Уже второй день по городу гуляют слухи о каких-то Карателях. Что это за люди и что им нужно, не известно ни кому. А если кто-то и знает, то упорно молчит. А вот слухи распространяются со скоростью света. Знаю только то, что это именно они недавно подожгли на центральной площади десяток машин, и оставили после себя не только уничтоженное имущество, но и труп какой-то девушки. А еще начерченную на асфальте розу, с огромными шипами. Вот и сейчас, нет-нет, да кто-то начинает перешептываться и пересказывать истории, что уже всем давно известны, но все равно интересно слушать. Говорят о новой банде, и что они наверняка нападут на правительство, или что-то в этом роде.
  - Вот ты где.- Триш, поправляя выбившуюся прядь обесцвеченных волос, убрав ее за ухо. Появилась из-за дерева. И теперь смотрела на меня сверху вниз, улыбаясь. Я был рад, что она пришла. Если честно, я ее ждал. Сидел под деревом, и смотрел на мимо идущих людей, выискивая взглядом Триш. И не находя, расстраивался все больше.
  - Я же сказал, что буду тут.
  - Ты всегда тут сидишь? - Она присела на корточки рядом со мной. И я впервые ее увидел без яркого макияжа, и при дневном свете. Таня протянула руку, и легко коснулась моих волос. Провела ладонью, пальцами переплетаясь с прядями волос. Я замер, затаив дыхание. - Значит янтарные. Мне не показалось вчера. Красивые глаза.
  Я кивнул. Она улыбнулась в ответ и руку убрала, сев ровнее. Мы замолчали. Трудно разговаривать, когда сказать то и нечего. Обойтись привычной фразой "как дела?" или "хорошо выспалась?", глупо и не уместно.
  - Мне тут нравится. Вроде в центре города, а вроде и в лесу. Да и люди разные ходят.
  - Я вчера маме рассказала про тебя.
  - И?
  - Она сказала, что ты хороший.
  - От куда ей знать? Она меня ни разу не видела. - Я усмехнулся, сев удобнее, и прикрыл глаза, закрывая их ладонью от прямых лучей солнца.
  - Почему ты на улице?
  - Хочу так. - Снова пауза. Она сидит сжавшись в комок, и неуверенно косится на мимо проходящих прохожих. - Где твой парень?
  - Где-то играет в футбол. Он футболист. - Голос мне показался грустным, я открыл глаза, и увидел, что она теребит травинку, норовя ее выдернуть из земли.
  - Ты не знаешь? Или тебе не говорил он?
  - Давай не будем об этом?- Наконец просит она. Я опять киваю, и сажусь ровнее.
  - Ники?! - Триш не понимающе смотрит на меня, даже вздрагивает от моего голоса. Когда я окрикиваю кого-то в толпе. Я поднимаюсь на ноги, стараясь не выпускать из поля зрения маленькое. Хрупкое тельце.- Ники?
  Он резко останавливается, в растерянности озираясь по сторонам. Продолжая тереть глаза кулачками. В неизменных чистых джинсах и белой футболке, с элегантно уложенными темными волосами. Ники поднимает голову, и замечает меня.
  - Ты чего здесь? А где надзиратель? - Он рад меня видеть. Совсем еще ребенок, но уже загнанный в рамки общественной морали. Никогда прежде я не видел его без его няни. И только когда малыш подошел ближе, увидел на его щеках дорожки слез. Они еще не просохли, и блестят на солнце. У меня защемило сердце.
  Мы познакомились неделю назад. Ну как, познакомились? Трудно вести диалог, когда тебе не отвечают. Как оказалось, каждый день в три по полудни, он и его няня, приходили в парк. Где малыш Ники, читал на свежем воздухе. Я в его шесть лет, на улице гонял с друзьями, и приходил домой как минимум в рваных штанах. Так вот. Они сидели на скамейке, а я сидел под этим дубом. Порой играл на гитаре, порой спал. Но в итоге, Ники мне улыбнулся. И я увидел его зеленые, открытые миру глаза.
  - П-потерялся.- Я плохо лажу с детьми, они меня нервируют. Может от того, что я сам вечный ребенок. Но факт остается фактом. А вот Ники понравился сразу. Такой степенный и рассудительный. Он долго не соглашался со мной разговаривать.
  - Ты куда?- Триш не понимая, встает на ноги, пытаясь все еще держать все под хот каким-то контролем.
  - Я вечером приду в бар.- Отвечаю я и протягиваю руку пареньку. Ники с мгновение раздумывает. Смотрит своими большими зелеными глазами на мою ладонь, и в нерешительности теребит футболку. - Идем, я отведу тебя домой.
  Его ладонь мягкая и теплая, пальчики маленькие, а движение еле уловимое и невесомое. Словно крылья бабочки, что опустилась на мою руку. Мегаполис слишком большой и хищный, для того, что бы маленький ребенок гулял в нем без присмотра. Я это понял после недели жизни на улице. Это вначале ты видишь красоту огней и картинки рекламных вывесок. Ты видишь красоту строений и людей, что спешат по своим делам. На самом же деле, это ад. Но про это мало кто знает. И я не хочу, что бы Ники все это увидел. Мне бы хотелось, что бы у него подольше было детство, и без этих взрослых заморочек. Так что, на улице ему делать нечего. И мне надо его вернуть домой.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"