Воронина Алена: другие произведения.

В ответе за любовь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  В ответе за любовь
  В салоне холодно. Мотор утробно урчит. Печка и все виды подогревов пытаются справиться с наступившими холодами. Хотя для меня главное, что подогрев руля работает, как надо. Пальцы замерзли, пока щетка сметала снежные завалы с крыши и капота.
   Стоянка возле офисного здания была уже практически пуста. Те, кто работал тут, укатили стоять в вечерних пробках, а те, чьи дома располагались в непосредственной близости от бизнес-центра и не имели своей парковки, еще из тех же пробок не выбрались.
   Забавно, люди у нас никогда не бывают готовы к снегу зимой, к дождю в остальные сезоны, ну а еще к листопаду, гололеду и прочим погодным изыскам. Десятибалльные пробки почему? Потому что (почему-то) не выгнать технику и не почистить хотя бы основные магистрали, и вот пожалуйста - аварий больше, чем участников дорожного движения.
   Мне жалко мою девочку. Сейчас ей, собрав всю свою 'железную' волю в кулак, вместо того, чтобы проноситься по широким проспектам с ветерком, стоять в общей куче-мале и дымить четырьмя выхлопными трубами.
   Друзья говорят, что это, конечно, круто иметь такую тачку, но зачем? Не погонять, обслуживание дорогое, и новая сразу же теряет в цене, только из салона выехав. Но это была мечта, лично моя. Она стоила нескольких лет терзаний, сомнений, откладывания денег, и даже сейчас это еще кредит. Хотя на сегодняшний день это уже необходимость, доказательство самому себе, что я что-то могу сам.
   Мне по жизни везло. Родители дали хороший старт, если не сказать, отличный. Крупный мегаполис, образование, у меня на руках четыре объекта недвижимости. Хорошие объекты - не комнаты в коммуналке. Их сдача давала мне возможность делать сначала то, что хотелось, а как поумнел, то, что мне было нужно, чтобы двигаться дальше. Жаль, родители ушли рано. Но успели заложить помимо финансовой и образовательной стороны, еще и странное чувство, что все, мне доставшееся, надо не просрать, но приумножить.
   Иногда, правда, задаюсь вопросом: 'Зачем?' Но в любом случае, стараюсь. Хотя есть ощущение, что пнули тебя, и ты катишься с затухающей инерцией уже энное количество лет в заданном не тобой направлении. Хорошо, что работа держит в тонусе и позволяет ловить кайф, а не оскотиниться от сытости.
   Стрелка, указывающая на температуру жидкости в двигателе, поползла медленно, но верно к нужной отметке.
   Тронулись, принцесса! Постоим еще!
   А! Сегодня же суббота! В предновогодние дни начинает казаться, что всю неделю живешь в каком-то понедельничном аврале.
   Задние колеса чуть забуксовали, но моя девочка быстро справилась с этой проблемой и, лукаво подмигивая соседскому джипу поворотником, вывернула на магистраль, тут же встретившись с лежачим полицейским.
   Ненавижу это место! Прямо в лоб сообщение, что сильно ты не разгонишься, даже не мечтай, если не хочешь остаться без подвески.
   Справа мелькнул Парк Победы. Тихая сейчас, погруженная во тьму, прорезанную фонарями центральных аллей, усыпальница. Летом настоящий рай для бегунов, парочек, мамаш с детьми. Там красиво, но мне не по душе это место. Прогулка по нему ощущается как пир на костях.
   Принцесса плавно объехала по широкой дуге собратьев, вдоль парка припаркованных владельцами в меру сообразительности каждого, в сугроб или рядом, выставив, кто зад, а кто морду, и понеслась дальше.
   Впереди перед светофором черный чех, уже принявший и давно немецкое подданство. Узкие задние фонари не слепят, что приятно. До перекрестка, где мне налево, не разогнаться: одни светофоры, остановки и вереница машин, спешащих доставить хозяев до дома, магазина или работы.
   Не буду рыпаться, смысла нет.
   Музыка наполнила уже прогретый салон. Люблю это радио. Джаз, неоклассика, лаунж - нет слов, только ритм, твои собственные мысли формируют песню, сообразно желанием. Хотя это не песня, это образы. Но какие! Лучше всяких слов. Вот сейчас бы горячая ванна. Нет лучше душ. Тропический! Я устал за эту неделю. Чем бы заняться на выходных? Друзья сейчас все в делах семейных. Новый год, по крайней мере до начала его празднования, не время для тех, у кого семьи нет. Можно съездить к дяде на охоту.
   Чех впереди трогается осторожно, хотя перед ним пустота, и так от каждого светофора. Передний привод, колеса пробуксовывают на скользкой дороге. Водители внедорожников чувствуют себя богами. Но моя принцесса хорошо гребет лапками.
   - Э, мой друг! Перестройся-ка ты в правый ряд, а?! Если уж не едешь!
   Я было собрался опередить 'тошнилу', но тут из-за снежной завесы вынырнул свет фар и весь правый ряд, как назло, заполнился желающими повернуть на перекрестке направо.
   А мой неспешный коллега впереди включил левый поворотник.
   Ну ладно! Немного потерплю! Хотя молодец, не рискует. Вон чувак на прошлом перекрестке газанул - попа вильнула так, что чуть не задела принцессу.
   Мы плавно выехали на перекрёсток и замерли, пропуская встречный поток. Впереди нас чех и кореянка.
   Встречка начала плавно притормаживать, для нее сейчас красный, а у нас пока зеленый. Прожимаю педаль газа, знаю, моя девочка сможет, несмотря на двух товарок впереди, проехать перекрёсток первой, пусть слегка нарушив и слегка срезав угол, уйти в левый ряд.
   - Эээ...
   Однако, чех неожиданно вспомнил, что он мужик, и, удивительно плавно стартовав и быстро ускорившись, юркнул перед всеми в крайний левый ряд, идя точно вдоль снежного бруствера, образовавшегося после грейдера, держась одной парой колес за асфальт, да к тому же стал резко удаляться.
   - А что, так можно было?!
   Мы с принцессой удивились. А он уже был метрах в ста и плавно смещался вправо. Знает, что на следующем перекрестке этот ряд уходит налево.
   А я знаю, что ряд правее того, в котором застыл сейчас перед светофором черный, может уехать быстрее.
   Перестраиваюсь и потихоньку продвигаюсь вперед за 'докатунами', теперь я от чеха сбоку и сзади. Машина новая, последняя модель, грязная, как чуха, но диски литые, не барабан купили. Хотя, даже сейчас 'этот мужик' минимум в три раз дешевле моей красавицы.
   Зеленый.
   Впередистоящие медленно трогаются. И я уже почти поравнялся с затонированным стеклом чеха, как вдруг, он резко ушел влево и исчез.
   - Это уже интересно!
   Перестраиваюсь на его место и вижу лишь задние фонари, он уже далеко впереди проезжает под железнодорожным мостом и помигивает стопарями. Водитель тормозит периодически, поджимая педаль, не сильно, но гася скорость и не давая на нечищеной дороге машине применять ABS.
   Я тоже ухожу в левый ряд, но между нами встраивается еще пара таких же удивленных скоростью и готовых повторить подвиг представителей западного автопрома. Нас разделили.
   С красного на зеленый, мы опять трогаемся и этот ряд опять будет поворачивать налево на следующем перекрестке и... чех уже в среднем ряду, воспользовавшись неторопливостью (или нерасторопностью) водителей.
   - Это определенно интересно!
   На таксиста не похож, правила, кроме скоростного режима, он не нарушал, а перестроившись, не пропустил тех, кто якобы запамятовал, что левый ряд будет стоять на поворот.
   Опять уходит в левый ряд, увеличивая между нами разрыв, каждый раз захватывая все больше форы и все больше корпусов машин нас отделяет.
   Когда я проезжал огромный перекрёсток Славы и Софийской, забитый даже в субботу, знакомые фонари уже поблескивали на середины въезда на Сортировочный мост.
   Неплохо. Впереди него грузовичок. Что ж посмотрим!
   Тоже взбираюсь на Сортировку, но в другом ряду, а когда догоняю грузовичок, понимаю, моего друга и след простыл.
   Это как? Я же следил!
   Почему-то желание играть в шашечки отпало. Будто середина путепровода была тем рубежом, за которым я признал поражение. Красавица подо мной заворчала, ударив пару раз в педаль тормоза. Я оттормаживался на спуске слишком резко.
   Прости, девочка!
   Езда в городе это десять процентов удачи, пятьдесят процентов быстроты реакции и сорок процентов стратегии. Чех оказался более подкованным и везучим.
   Подземный паркинг принял принцессу в теплые объятия. Квартира, точнее гостиная, из-за того, что обращена всеми своими окнами в пол была к набережной, по которой дергано-рваными линиями бежали точки, а кое-где и вереницы машин, не тонула в абсолютной тьме и поприветствовала меня мигнувшим огоньком сигнализации. Городская иллюминация проникала сюда на двадцать третий этаж и создавала иллюзию, что даже здесь жизнь не замирает. Гостиная с холлом совмещены, пространство большое, а за счет окон вообще необъятное, будто я выкупил еще и небо. Воздуха много, мебели мало. Телек с приставкой, диван небольшой, но удобный, широкий журнальный стол, который во время мужских посиделок заполняется закусками, бутылками и джойстиками. Ах да, пальма в углу. Подарок сестры на новоселье. Она удивительно хорошо выглядит для дома пофигиста - выживает благодаря моей помощнице по хозяйству.
   Горячая ванна все же. И завтра к дяде в область. Достало все.
   Вшивый чех меня уделал.
   Среда. До нового года три дня. Все решили, что уже можно не работать. А одной из моих обязанностей является как раз просвещение сотрудников, что так делать не стоит, и, если нужны подарки, не надо улетать с работы пораньше, не доделав проекты и забыв про сроки, для этого есть миллионы сайтов и миллиард курьеров, которые вам все это привезут.
   Конечно, политика компании такова, что надо понимать нужды коллектива и новый год - время, когда можно отпустить вожжи. Самую малость. Интересно, кто оценивает эту малость? Руководство, которое после праздников будет устраивать выволочку за то, что план не выполнен?
   С работы вышел почти в девять. За эту неделю мне предстоит забыть, как выглядит солнце в принципе, ибо в отличие от моей квартиры в моем кабинете окон нет, только стеклянные перегородки, отделявшие меня от остальных смертных.
   Хоть снега нет, дороги чистые, доеду быстро.
   Машин на дорогах много. Все, как угорелые, носятся за подарками, а чуть ли ни круглосуточно нарабатывающие прибыли ТЦ им, угорелым, в этом помогают.
   Эта часть города мало украшена к праздникам, что радует, глаза за день так устают, что лишние источники света раздражают.
   Темные скверы по бокам дороги, подтаявший свет, грязь, все это явно не способствовало хорошему настроению.
   Знакомый перекресток, поворот налево, черный чех...
   Да ладно?!
   Номер я не запомнил, но вряд ли... Таких машин полно по городу. Их в начале пандемии расхватали, как горячие пирожки и, кстати, не прогадали. Сейчас они стоят дороже, чем в начале года. Хотя Георгиевская ленточка на антенне, что-то знакомое.
   Мигает зеленый. Три. Два. Один...
   Да что это такое?
   Маневр один в один, только в этот раз быстрее и наглее. Турбированный мотор. Красавец! Точно ведь ты! Теперь не уйдешь!
   Я выключил звук на магнитоле, мне надо было слышать красавицу, ее рокот, ее стоны.
   Один перекресток и чех позади.
   Да, так это делается!
   Хотя, наверное, все-таки это не он...
   Я решил побыть хорошим и пропустить маршрутку, только вместе с ней справа пролетели знакомые узкие фонари.
   Ах ты, зараза!
   Он прошел перекресток уже на мигающий. Я же не успел, пока маршрутчик пытался вклиниться из правого через мой в левый ряд. На следующем перекрестке вдали только включился зеленый. Чех шел под сто и вскоре затерялся среди огней.
   А если попробовать?
   Пойду за сто пятьдесят. Дорога хорошая, сухая.
   Звонок заставил вздрогнуть и приспустить педаль тормоза на долю секунды.
   - Привет, малыш! - мягкий женский голос наполнил салон. - Увидимся сегодня?
   - Я только с работы еду, Марусь! И завтра там надо быть с утра пораньше.
   - Жалко, а я завтра в Москву улетаю, буду там до третьего.
   - Отлично, отосплюсь и подготовлюсь.
   Она засмеялась. Это редкость.
   - Ты так всегда говоришь, а потом носом клюешь, - пожурила. - Но я ловлю на слове. Какой подарок хочешь?
   - Секс, массаж и все это где-нибудь за городом.
   - Без проблем первое и второе, но с тебя третье.
   - Чертов чех!
   - Что прости? - удивленно переспросила женщина.
   - Все норм, просто за рулем.
   - Опять обижаешь маленьких?
   - Это кто кого тут обижает!
   - Ладно, пошла собираться. Завтра прямо с работы сразу в аэропорт.
   - Во сколько рейс?
   - В пять, ты еще на работе будешь, - она сказала это якобы без задней мысли. Но намек проскальзывал. В моем представлении, Маруся - умная девочка и понимает, что такси проще, чем мне мотаться, собрав все пробки в пятницу вечером в аэропорт и обратно. - Целую.
   Дома было тепло и вкусно пахло.
   - Из кухни, которую я все же решил оставить и не объединять с гостиной, вышла Татьяна Валентиновна:
   - Я запекла куру с картофелем.
   - Божественная женщина!
   Значит пальма тоже накормлена. Конечно, просто так все не происходит, и моя домработница так долго меня ждала и так вкусно наготовила, чтобы получить предновогодний расчет и попросить в счет будущего месяца часть денег. Они с родней куда-то там собрались. Мне не жалко. Кура так пахла, что слюни текли.
   Четверг.
   Ненавижу четверг! Немцы его тоже считают несчастливым днем, молодцы, поддерживаю!
   День начался со скандала и им же закончился. И хоть не я его непосредственный участник, но разруливать вопрос пришлось мне.
   Время почти десять. Завтра приеду на час позже, всем уже все равно. Основной руководящий состав уже разлетелся кто-куда.
   Опять шел снег и опять дороги никто не почистил.
   Принцесса, ругаясь, перелезла через снежную волну, которую успел разогнать по сторонам парковки лавирующий по ней целый день бобкэт.
   Сегодня просто апофеоз войны - до перекрестка вместе пяти минут почти тридцать и никуда не свернуть, везде заторы.
   Вдали показался светофор, с которого мне уходить налево. И тогда же стало очевидно, что отчасти было причиной пробки. ДТП, часть перекрестка перегородили мигающие аварийками авто. Большой американец не пропустил внедорожник поменьше. Хотя, судя по виду, у них даже снег с мест прикосновения не отпал.
   Чтобы повернуть налево, их надо объехать тоже слева, проезжая перекресток по диагонали. Правый же ряд должен ехать прямо и направо.
   Так, почти желтый, тронулись.
   Я резанул угол и почти повернул в левый ряд, когда сзади послышался оглушающий сигнал. Тот, кто ехал за мной, похоже вписался в того, кто сумничал - обогнул пробку справа, решив юркнуть между встречным потоком, которому тоже надо было налево.
   Молодец! Теперь тут вообще не проехать. Держитесь, братцы!
   Но, как оказалось, торопиться мне тоже было некуда, багажник моей красавицы частично остался на перекрестке, потому что впереди все стояло намертво и ехать никуда не собиралось.
   Отлично! Время десять! Что вы тут все делаете?!
   Стук в окно.
   Парень в кепке одного из крупных гипермаркетов.
   - Добрый! Скажите, а у вас регистратора нет заднего часом?
   - Часом есть.
   - Выручите, а?! А то бодаться теперь!
   - Если обзор позволил. Я уже почти повернул.
   - Ну вдруг!
   Парень отступил.
   - Могу вам телефон оставить. Сброшу вечером. Для разбора предъявите!
   - Отлично! - парень кивнул.
   И тут послышался женский голос и обращалась говорящая определенно к моему собеседнику.
   - Вы же понимаете, что виноваты! Вы полезли не со своего ряда! Но мне, честное слово, сейчас не до этого. У вас на бампере вмятина крохотная, давайте, я вам просто дам денег и разойдемся.
   - Ага! - замахал руками доставщик. - Чтоб меня прав лишили!
   - Я вам любую расписку напишу, мне все равно, - говорившая почти плакала, - у меня в машине ребенок, которому очень тяжело находиться в подобном месте.
   - Ну слушайте...
   Пробка впереди меня подвинулась на корпус одной машины. У парня в руках моя визитка. Разберутся.
   - Пожалуйста...
   - Не могу, это не моя машина, я потом из своего кармана.
   - Ну ты и м*к!
   До моих ушей донесся еще один возмущенный мужской голос.
   - Не переживайте, девушка, у меня регистратор заснял, как он финт ушами с правого ряда сделал.
   - Да, мне все равно, у меня ребенок больной в машине!
   Вот тут рука как-то сама дернула ручку двери.
   С неба падали гигантские хлопья снега, образуя настоящий хаос. Все это смешивалось со светом фонарей и фар, образуя картину в стиле авангард.
   Возле парня в кепке, уткнувшись лицом в ладони, стояла невысокая хрупкая девушка в тонком пальтишке, напротив тучный мужчина, возмущенно потрясавший кулаком перед носом доставщика, а за ними, зеленый фургончик доставки и... черный чех с лентой на антенне.
   Помимо снега перекресток затопил еще и оглушающий звук автомобильных гудков. Девушка бросилась к машине, распахнула дверь и исчезла из виду на заднем сиденье.
   - Ты точно уверен, чувак, что хочешь видео с камеры? Ты же виноватым будешь, - заметил я.
   - Чего это вдруг?! Я для нее помеха справа!
   - Какая помеха справа! - возмутился мужчина. - Ты с правого ряда вообще не имел право поворачивать!
   Из машины вновь появилась девушка и приблизилась к нам. Светлые волосы выбились из
   пучка, шарфик съехал. Она, точно карточную колоду, несла в руках купюры всех достоинств.
   - Вот, у меня больше нет с собой, тут десять тысяч!
   - Девушка! Вы чего?
   Она потерла рукавом глаза.
   - У меня сестра, она... она очень испугалась и у нее может начаться истерика. Мне надо куда-нибудь, где тихо!
   Голос ее дрожал. Она сама была близка к истерике.
   - А давай махнемся? - оба мужчины повернулись ко мне. - Раз тебе нужны разборки, я на ее место встану, а она уедет!
   - Чего? Да твоя тачка как весь мой дом стоит.
   - Так значит ты понимаешь, что виноват.
   Я забрал из рук девушки часть купюр, та не сопротивлялась.
   - Трех косарей тебе хватит. Хотя и непонятно за что. Вот тебе листок, вот ручка, пиши, претензий не имеешь. Пишешь?
   - Вот мой номер, девушка! - протянул листок бумаги второй защитник. - Если что, звоните.
   - Сп... спасибо!
   - Пока он пишет, можете с перекрестка машину убрать. Вы же сюда поворачиваете?
   Лицо заплаканное, ресницы мокрые.
   - Да... но я развернусь, лучше назад поеду! Иначе Танюша... Спасибо большое!
   - Может, вам помочь чем-то?
   Она покачала головой и вдруг улыбнулась.
   - Нет, с остальным я справлюсь.
   Молодой человек был разъярен, он схватил деньги с капота машины, хотя их припорошило снегом, швырнул в руки девушки расписку и скрылся в машине, а еще через полминуты исчез, нарушив все правила проезда перекрестков.
   Девушка, еще раз тепло поблагодарив нас, юркнула за руль, и, развернувшись, покатила в том направлении, откуда мы с ней приехали.
   Забавно, ленточка оказалась не Георгиевской, про которую, раз в жизни завязав, забывали, а чистой, желто-синей.
   До дома я добирался почти три часа, за это время обругав себя последними словами, что не додумался дать ей свой телефон тоже, а то мало ли, вдруг парниша решит поиметь бабок на халяву.
   Пятница.
   Боже, какой кайф!
   Никого, людей точно корова языком слизала!
   Дороги чистые. Красота!
   Офис почти вымер, остались только самые крепкие.
   - Константин Андреевич, я все в Москву отправил. Отмашку получил.
   - Отлично, Сереж! Можешь домой ехать.
   Помощник, молодой еще, сколько там ему, двадцать три вроде, просиял, но не забыл поблагодарить и поздравить, умчался в указанном направлении.
   - Привет, малыш! Ну что уже начал отсыпаться?
   - Марусь, как долетела?
   - Хорошо! Нашла тебе отличный подарок!
   - Надеюсь носки?!
   - Очень смешно. Тебе понравится, гарантия сто процентов!
   Наверняка купила сексуальное бельишко.
   - Черное в рюшечку и в кружавчиках?
   - Макаров, умеешь же ты все опошлить!
   - Да что я такого сказал? Может я тебе свои фантазии описываю?
   - Да, конечно, я видела твои фантазии. Последний Xbox. Тебе сорок, а ты как ребенок.
   - Спорить не стану, но приставка и черное в рюшечку вообще на ура зайдут.
   - Угу, я буду тебе в этом пиво подносить, пока ты с мужиками рубиться будешь.
   - Интересная картина. Завораживает.
   Маруся попыталась возмутиться, но это больше походило на попытку сдержать смешок.
   - С наступающим тебя!
   - И тебя.
   Не может быть! Я выхожу с работы, а еще светло!
   Принцесса, как кошечка, довольно заурчала.
   Надо бы хорошего алкоголя заехать купить.
   Мда, днем город кажется не таким уж и унылым. И даже немного праздничным.
   Да ладно?!
   У обочины совсем недалеко от моей работы стоял черный чех и возле него суетилась знакомая фигурка, то появляясь, то исчезая из-за корпуса авто.
   - Предновогоднего вам настроения.
   Присевшая возле переднего правого колеса, подпрыгнула от неожиданности. Глаза у девушки оказались голубые, и они сузились. А потом взгляд ее упал за мою спину, где мигала аварийкой принцесса.
   - Это вы! - она улыбнулась, глаза засветились. Сегодня вместо пучка у нее была коса, курточка, джинсы, тонкий шарф и... спущенное колесо.
   - Этим боком вы вчера?
   Я присел на корточки.
   - Да, датчик показал, что давление в шинах падает, но с утра вроде бы все нормально, а тут вот такое...
   - Запаска есть?
   - Да, но я и сама могу! - затараторила девушка. - Только секретка, у меня сил не хватает провернуть.
   - Дайте ключ.
   Она протянула мне блестящий переходник.
   Пальцы тонкие, ладошка маленькая.
   - Вы меня второй раз спасаете.
   - Так где у вас запаска?
   - Нет! Нет! - замахала она руками. - Вы... вы испачкаетесь! И вообще! Вас ждут, наверное!
   - Ну если очень ждут, то подождут еще!
   Она сдалась, улыбнулась.
   - Поддержите пальто?
   Кивнула.
   - Константин, кстати!
   - Светлана!
   - Докатку я вам поставлю, но на шиномонтаж вам лучше поосторожнее ехать. А не так, как вы носитесь.
   - В смысле? - в голосе Светы послышалось удивление.
   - Вы, похоже, часто по этому маршруту ездите, и я вас видел пару раз. Даже погонялся за вами, не думал, что девушка за рулем.
   - Да я вроде не гоняю... - отвела глаза. - Хотя... Вы правы, сто в городе многовато.
   - Сто в городе чревато, - хмыкнул я. - Вы не думайте, я вас не обвиняю. Сам люблю это дело.
   Взгляд нашел красавицу. Чистенькая и ухоженная она переливалась под лучами зимнего солнца и готова была броситься в атаку.
   - Да нет, вы правы! - Света присела рядом со мной, стараясь, однако, не помять пальто. - Просто, понимаете, между моим домом, работой и учебным центром сестры огромный такой треугольник. И я везде должна успеть. Особенно с ней в машине. У нас есть правило мультика. Я должна доехать, пока она его смотрит.
   - Она маленькая?
   - Нет, ей восемь, у нее просто синдром... Она не любит машины. Громкие звуки, резкие движения. Все это может вызвать приступ паники и неконтролируемое поведение. Мы пока еще не научились с этим справляться.
   - Прискорбно.
   - Все поправимо, просто нужно время.
   Я поднялся.
   - Готово!
   - Спасибо огромное! Можно, я хоть чем-то вас отблагодарю? Мне так неудобно.
   - Берегите себя и не гоняйте.
   Она улыбнулась и кивнула.
   Когда я отъехал, она еще бегала вокруг машины и кому-то звонила. Обидно, но про телефон я вспомнил, только когда подъехал к дому.
   Новый год.
   О да, секс был, правда не тот, что ожидался, как и массаж. Маруся прихватила с собой из Москвы простуду, и мы провалялись в номере отеля с температурой и желанием друг друга убить. В итоге, до сих пор не разговариваем.
   В чем прелесть второй половины января? Не надо носить костюмы! Потому что руководство отдыхает, и ты отдыхаешь. Город затопила привычная суета. Надо было работать, чтоб зарабатывать деньги, и зарабатывать деньги, чтобы жить как хочется (или как можется).
   Если честно, после выходных, я неделю искал глазами чеха с ленточкой. Но если чехи и попадались, то не те.
   Видимо, Светлана вняла моей просьбе и не носится, как раньше.
   Вторая неделя после праздников началась с головной боли. Причем, во всех сферах жизни были ее источники. Надо было доделать ремонт в квартире, сделать плановое и весьма дорогое ТО принцессы, у дяди день рождения. А я ничего не хочу. Хочу сидеть дома и телек смотреть.
   Перекресток, где я поворачиваю налево, крайне медленно сегодня двигался. Телефон упал с кресла и, чтобы его достать, пришлось поставить коробку в Р и шарить под креслом. А потом, неловко извернувшись, переключить ту же несчастную коробку в R. Камера заднего вида, а на ней... 'щурится' знакомый чех. Это точно он, теперь-то номер я запомнил.
   Почему-то это вызвало улыбку, единственную за сегодня.
   Интересно, а Света запомнила мою машину? Женщины, даже те, что умеют водить, не всегда разбираются в марках и моделях.
   Она держалась за мной вплоть до Володарского, как приклеенная. Мы оба свернули под мост, и только на набережной Невы наши пути разошлись.
   Так повторялось почти каждый день, если я уезжал с работы позже обычного. Хотя мы не обязательно встречались на перекрестке, но после Сортировки она всегда оказывалась позади.
   Спустя неделю это уже стало привычкой, а еще спустя неделю необходимостью. Странной совсем не необходимой вроде необходимостью, найти глазами и знать, что она рядом.
   Это было первое февраля и это был светофор перед Софийской, показавший, что ждать нам 71 секунду зеленого сигнала и это был я, который вдруг дернул ручки двери, почти выпрыгнул из принцессы и, подойдя к ее машине, увидел знакомую улыбку. Нас разделял большой черный седан, водитель которого проводил меня недоверчивым взглядом.
  35 секунд до смены сигнала.
  Она опустила стекло.
   - Позвони мне, - я протянул ей визитку и поспешил обратно.
   Парковка красавицы в подземном гараже была прервана телефонным звонком. Номер не знаком.
   - Да.
   - Привет, - мне показалось она улыбается.
   Она все время улыбается...
   - Ты просил позвонить.
   Почему-то это 'ты' прокатилось волной тепла по телу. Я же старшее, лет на десять точно. Мне тридцать девять, а ей сколько? По виду лет двадцать пять.
   - Да, как колесо?
   - Все отлично! Ниппель слетел.
   - Это хорошо. Чем занимаешься на выходных?
   - Отдыхаю, - засмеялась она.
   - Логично, как насчет выпить вина и поболтать о ПДД?
   Повисла пауза.
   - Я только за!
   - Отлично. Где тебе удобно и приятно?
   - Ммм. На Московском недалеко от Типанова хороший ресторанчик.
   - Отлично.
   Макаров, а ты другие слова знаешь, кроме 'отлично'?
   Надеюсь, Светлана мой скудный словарный запас оценила. При встрече исправлю ситуацию.
   Наши встречи раз в неделю в одно и тоже время стали ритуалом. Ее правом на отдых и моим правом на отдых с ней. Потому что она улыбалась, несмотря на проблемы, потому что излучала столько теплоты и света, сколько ни один другой человек, которого я знал за свою жизнь. Разве только мама.
   - И кто учил тебя водить?
   - Сама, - она пригубила вина. - Просто иногда, я не успеваю и пару раз Танюша сильно расстраивалась. Тогда, чтобы доехать, я училась абстрагироваться от ее криков, выключать страх и включать только логику. Дорога для меня тогда становится такой... Помнишь, старая игра была еще на приставках с машинками 2Д.
   - Я-то помню, поражен, что это помнишь ты?
   - Ну я в них играла. Отбирала у брата с боем.
   - А почему сестрой занимаешься ты, а не родители?
   - Потому что моя мать - интересная личность. У ее детей огромная разница в возрасте. Пашку она родила, когда ей было двадцать, меня в тридцать четыре, а Таню... почти в пятьдесят пять. От разных мужей, и ни одному из мужей его ребенок был не нужен, как и матери. Но из всех них она умудрилась выбивать средства. В том плане, что каждый из них оставил после себя по квартире. Сейчас у нее пятый муж. И ей меньше всего нужны все эти проблемы. Потому мы с братом и есть Танина семья. Хотя сейчас у брата уже своя семья появилась. И он помогает теперь в основном деньгами и советами.
   - Тяжело приходится?
   Она улыбается, но в ее улыбке есть капелька грусти, я научился замечать.
   - Нет, если я не теряю надежду. А я ее не могу терять.
   - Это не твой крест.
   - Раз я взялась его нести, значит уже мой, - покачала головкой девушка.
   - Я боюсь показаться невежественным, но мне думалось, что люди, ну, с диагнозом, они не могут осмыслить то, что ты им даешь, на какие жертвы ты идешь ради них.
   Она яростно замотала головой.
   - Это не так, совсем не так. Да, они чувствуют по-особенному, но любят гораздо искреннее и чище. А если они не до конца понимают весь объем того, что ты ради них отдаешь, так это даже хорошо. Так легче.
   - А кто ты по роду занятий?
   - Логопед-реабилитолог.
   - То, что с сестрой, повлияло на выбор профессии?
   - Наверное да.
   - Не думал, что вы так хорошо получаете, раз ты можешь позволить себе машину за полтора миллиона.
   Она смеется.
   - Это Пашин подарок. Хотя какой подарок - это жизненная необходимость теперь.
   - А как же своя семья?
   Она смущается, опускает глаза.
   - Мне пока еще как-то не везло с этим.
   Вот такой простой и честный ответ.
   Но...
   Ее облик стал все чаще появляться в моих снах. Все чаще тонкие руки обнимали, а губы касались моих, жаль, что с рассветом или со звоном будильника все это распадалось в пыль.
   Но в итоге тот треугольник, по которому она кружилась, все-таки стал обращаться в весьма неправильный четырехугольник - мой дом.
   Она была поражена моей квартирой, простором и пространством, воздухом, постоянным движением за окном. А я был поражен, как удивительно гармонично смотрелся ее силуэт на фоне тонущего в ночи и огнях города. Тому, как она покачивалась под музыку, не стесняясь, не пытаясь предугадать, как выглядит сейчас. Она просто наслаждалась. Она зацепила искренностью и какой-то странной безграничной верой в человечество в моем лице. Потому момент близости, несмотря на желание, я оттягивал до последнего. В постели она, как и ожидалось, оказалась наивной мягкой и нежной. Жизнь научила ее отдавать, но в хорошем сексе требовать и брать надо не меньше, только ощущение того, что я для нее учитель, заставило чуть отступить, задуматься, чего же я хочу в итоге. Заставило чуть отдалиться. Реже звонить, чаще не брать трубку.
   Она чувствовала это, понимала, что мир вот-вот изменится, но продолжала улыбаться и верить, звонить, и часто не получать ответа.
   Снова я видел черного чеха далеко впереди себя, снова не мог его догнать. Сердце замирало, когда она проскакивала на красный. Когда почти уходила в занос на поворотах.
   Я отдалился еще больше, я закрывал глаза. Но оставаться в стороне все же не смог.
   Это был конец апреля, когда я заставил ее прижаться к обочине, догнав и опередив.
   - И ты считаешь, что сделаешь Тане лучше, гоняя, как ураган по городу? Хочешь присоединиться к тем, кто обнялся со столбом навечно? - едкость сейчас необходима. - Или это протест, вызов?!
   - А почему ты считаешь, что это протест? Мне это нравится, или гонять могут только мужики? - она вздернула подбородок. - В твоей машине триста лошадок, неужели ты просто так содержишь этот табун?
   - Почти пятьсот, Света, и это разные вещи!
   - Правда, и в чем же они отличаются?
   - В том, что я, черт, у меня нет и не будет той ответственности, что есть у тебя. Меня никто не ждет и не будет ждать дома.
   Она побледнела.
   - А как же... я?
   - А что ты?
   Она сглатывает. Делает над собой усилие. Но говорит правду.
   - Я жду, не дома, конечно, но здесь, потому что ты меня... каждый раз спасаешь от того, что сам описал.
   - Ты последнее время постоянно впереди! - возмутился я.
   - Я всегда думаю, что ты ушел вперед... И хочу догнать тебя... А тебя нет...
   Я удивленно смотрю на нее. И тут до меня доходит.
   - Ты любишь меня?
   - Да... - замерла, только сейчас осознав, что ляпнула, испугалась, видно было, как заметались мысли в вихре чувств, и обратилась самой надеждой.
   Она сказала 'да', а я... Я ничего не почувствовал. Я хорошо себя поднатаскал.
   Она же увидела это 'ничто', угасла улыбка, глаза... взгляд вдруг стал пустым и безжизненным. Она не сказала больше ни слова.
   Чех плавно отъехал от поребрика и скрылся в потоке.
   Я тоже сел в машину и тоже тронулся, и только тут меня накрыло.
   Сердце вдруг забилось с такой скоростью, что кровь на выходе просто вскипела. Голову сдавило стальным обручем, я не слышал возмущенных сигналов сзади, а смотрел на свои руки, они дрожали.
   Я слышал эти слова, одни говорили их искренне, другие не очень, но ни одна не сказала их так, как Света. Так, будто это самый глупый вопрос, который она услышала, потому что это и так понятно. Потому что только с дорогим человеком ты будешь откровенен, как была она, ты не будешь скрывать от него страх, слезы, и ту самую надежду, которую я видел в ее взгляде - быть обычной, желанной, любимой женщиной.
   Мир, он есть здесь и сейчас, и, если я сейчас не настигну ее, я могу больше ее не увидеть. Семь километров до развилки, там, где она уходит направо, а я налево. Ее силуэт с бокалом вина на фоне окна. Я же хотел этого, почему же сейчас...
   Коробка переключилась в спорт.
   А если я догоню? Я должен буду принять ответственность. Только одно дело закрыть глаза и видеть образ, а совсем другое... Так вот, что меня останавливает! Ответственность!
   Моя девочка пролетела перекресток уже на ранний красный.
   Вечный ребенок! Потому что иначе Таню не назовешь. Я не готов к своим детям. А к чужим и подавно, тем более таким. Ведь нельзя же относиться к ней, как игрушке девушки, с которой ты спишь. Это же неправильно.
   Если чуть поджать газ, я догоню...
   Мы говорили об этом с близкими друзьями. И одно из мнений - она обычная шкура, ищущая осла, готового решать ее проблемы. Таких шкур много...
   Но к Свете это слово не подходило. Оно вызывало тошноту, отторжение, желание убить того, кто вообще его ввел в оборот в таком понимании.
   Сколько же я лечу? Почти двести.
   Стены домов затопило переливами синего с красным.
   - Черный БМВ, гос. номер... Остановитесь и прижмитесь к обочине!
   Тонкие задние фонари впереди, правый поворотник. Я бы из тысячи узнал. Из миллиона.
   - Черный БМВ, гос. номер... Остановитесь и прижмитесь к обочине!
   Здесь, на сужении магистрали перед самым мостом скорость пришлось сильно сбросить, оттого машина полиции оказалась впереди, прижимая меня правым бортом к тротуару.
   Тонкий задний фонарь исчез из виду. Я закрыл глаза и откинулся на сиденье.
   - Так будет лучше!
   Меня лишили прав на шесть месяцев.
   Красотка коротала дни в подземном паркинге, поражаясь тому, что она, истинная львица, стоит и покрывается пылью и ржавчиной.
   Друг предложит дать взятку, но я не стал этого делать. Мне хотелось Запомнить, что я побоялся взять на себя ответственность за собственную семью, но не побоялся угробить с десяток других, которые, не спеша на положенный сигнал светофора, ехали домой кушать борщ, жарить блинчики, смотреть мультики, пить вино, когда дети улягутся спать и держать за руку любимого человека.
   Я мог убить и ее вместе с Таней. А теперь... Она пока не берет трубку. И сообщения мои наверняка в бане. И если она не захочет снять все эти ограничения, надо только подождать еще четыре месяца, шесть дней и восемь часов и верить, что черный чех, мигнув поворотником, все же остановится и из него появится она. И тогда уже я скажу, что она нужна мне, что она снится мне уже не силуэтом на фоне окна, а тем, кто рядом со мной на пассажирском сиденье, кто держит мою руку в своих теплых ладонях и доверяет мне. И я никогда не предам ее доверия.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"