Алёшкин Тимофей Владимирович: другие произведения.

Четыре друга народа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть - продолжение романа для детей Юрия Олеши "Три толстяка"


Тимофей Алёшкин

ЧЕТЫРЕ ДРУГА НАРОДА

Повесть-продолжение романа для детей Юрия Олеши "Три толстяка"

  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ БЮРО ТИБУЛ
  
   Глава I. ТИБУЛ ПРОИЗНОСИТ РЕЧЬ
   Время волшебников вернулось. Может, оно никогда и не проходило. Просто во времена старых злых королей и королев, а потом и Трёх Толстяков, волшебники не хотели помогать богачам угнетать народ, и прятались. Зато теперь, когда народ сверг власть толстяков и богачей, и во главе Республики встали друзья народа, волшебники появились вновь, чтобы тоже помогать народу - и не какие-то там шарлатаны и фокусники, а самые настоящие колдуны! И волшебство у них было не обман и пыль в глаза, которые видно только на представлении, а самое всамделишное, такое, которое помогает народу. Вон высоко над крышами повис серой грушей арнельфьер, а в его корзине - наблюдатели Секции Роз следили за порядком в городе через телескопы - им с высоты всё было отлично видно. Рядом, на углу улицы, торчал блестящий медный столбик, только нажми рычажок - и выпадет пилюлька, которая даже самому мрачному гражданину поможет улыбнуться. А вот проехала мимо - одна, без лошадей, только пар из трубы над крышей столбом! - знаменитая чёрная карета самого гражданина Гаспара Арнери.
   Так размышлял мальчишка. Его звали Фабио. Это был обычный уличный мальчишка, каких можно встретить на каждой улице Столицы - худой, весёлый, рыжий, в заплатанной куртке, в штанах с дырявыми коленками и башмаках на деревянной подошве. Зеленый колпак на его голове пересекала красная лента - знак того, что обладатель колпака был записан в милицию одной из городских секций. Фабио шёл вместе с другими гражданами по улице к Площади Свободы. Чем ближе он подходил к площади, тем больше людей выходило на улицу и присоединялось к общему движению. Фабио повертел головой и заволновался. "Этак я, пожалуй, окажусь в задних рядах и не увижу ничего", - подумал он, и побежал, насколько, конечно, можно было бежать мальчишке среди такого количества взрослых.
   Сегодня с самого утра в Столице все только и говорили о том, что на Площади Свободы произнесёт речь сам первый друг народа, председатель Бюро Народного Собрания Тибул, которого народ прозвал Неподкупным. Конечно, каждый хотел сам услышать речь Неподкупного!
   - Говорят, даже казнь врагов народа сегодня отменили, чтобы никто не пошёл к Табакерке на площадь Справедливости и не пропустил речь, - говорил седой ремесленник в серой суконной куртке с зелеными обшлагами торговке.
   - А я слышала, это из-за палачей, они попросили выходной, тоже не хотят пропустить речь Тибула, - отвечала та.
   Фабио проскользнул между ними и оказался на краю Площади Свободы. При старом режиме она называлась Площадь Звезды, из-за огромного фонаря под накрывавшим всё её огромное пространство стеклянным куполом.
   - Друзья народа, тоже мне, - ворчал себе под нос какой-то субъект в низко надвинутой на лоб шляпе, - а при господах регентах звезда-то поярче светила.
   - А ты, гражданин, нахлобучь шляпу на подбородок - тогда тебе Республика совсем свет выключит, - крикнул ему Фабио. Гражданин удивленно фыркнул, как осаженная наездником лошадь, и стал озираться по сторонам. Но он не мог увидеть мальчишку, потому что тот, продолжая кричать, каждый раз прятался за стоящими вокруг людьми.
   - При Толстяках-то, небось, парик носил, вот тебе и было светло да сытно! Да ты, папаша, сам толстяк! Обжора! Граждане, глядите, под курткой-то у него пузо! - тут разоблачаемый гражданин особенно резко повернулся, так что его широкая куртка и правда заколыхалась самым подозрительным образом.
   - Ах ты, маленький негодяй! - завопил, наконец, обладатель шляпы, углядев Фабио, и с топотом бросился за ним. Тут мальчишка решил, что наступило время оставить поле боя, опустился на четвереньки и нырнул в густой лес ног. Он увернулся от нескольких рук, пытавшихся схватить его, и через минуту оказался уже далеко от места сражения с толстяком.
   Читатель, наверное, удивлен тому, что другие честные граждане Республики не только не вступились за Фабио, но даже, кажется, остались на стороне толстяка, недовольного народной властью. Нужно признать, что не всё было хорошо у победивших друзей народа, но об этом мы обещаем рассказать в своё время.
   Фабио проворно полз, пока не уткнулся головой в бетонный столб. Мальчик на это и рассчитывал. Он вскочил, быстрым движением отряхнул колени штанов, впрочем, без большого успеха, и начал карабкаться вверх по столбу. Скоро Фабио поднялся выше человеческого роста и оказался точно над волнующимся разноцветным морем из колпаков, шляп и женских чепцов. Море вскрикивало, переговаривалось, хихикало - в общем, шумело, как и полагается морю. Над волнами, как мачты затонувших кораблей тут и там поднимались такие же столбы, как тот, по которому лез наш герой.
   Мальчишка добрался до большого железного раструба, торчавшего прямо из столба. Это было ещё одно чудесное изобретение доктора Гаспара Арнери и его друзей - учёных, которых Фабио, как помнит читатель, считал волшебниками. По-учёному эти устройства назывались фортаторы, простые люди звали их грибами доктора Гаспара. Когда на Площади Свободы с трибуны на южном краю произносили речь, зачитывали законы или указы Бюро, или просто делали объявления для народа, фортаторы разносили слова по всей площади, да так хорошо, что в любом месте они раздавались так же ясно, как будто говоривший их стоял рядом со слушателем. А ещё это были почётные места для всех городских мальчишек, которые, конечно, не могли пропустить ни одного важного объявления, не говоря уж о речи самого Тибула.
   Фабио оседлал фортатор, поприветствовал приятелей из Секции Роз, уже занимавших места выше него и посмотрел на трибуну. Трибуна была пуста. Оркестр только начинал играть Марш Победы Народа. Фабио заключил, что ждать ещё несколько минут. Он не увидел вблизи столба ничего, или, точнее, никого, заслуживающего внимания. Тогда он стал вертеть головой. Вдруг прямо позади него мелькнул цветной треугольник. Фабио перевернулся на своем железном сиденье и оказался лицом к лицу с рыжим клоуном. Клоун жонглировал обручами, а изо рта у него выходила извивами вереница букв. Буквы складывались в слова. Слова призывали поспешить. Они объявляли, что балаганчик дядюшки Бризака даёт сегодня вечером последнее представление для граждан Столицы на Четырнадцатом рынке. Балаганчик дядюшки Бризака был лучший цирк во всей Республике, а может, и во всём мире. До революции в нём выступали сам Тибул и ещё Суок. И вот он отчего-то покидал Столицу. Фабио подпрыгнул от огорчения и поклялся себе, что обязательно побывает на представлении.
   Оркестр взял высокую ноту и затих. Фабио немедленно развернулся к трибуне. На трибуне стоял Тибул.
   Мы должны предупредить читателя, что это был вовсе не тот ловкий акробат с копной густых черных волос, любимец цирковой публики в зеленом плаще и трико из чёрных и жёлтых треугольников, с которым читатель, конечно, знаком по замечательной книге про Трёх Толстяков. Шесть лет прошло с тех пор, шесть лет тяжёлой борьбы за дело революции, за укрепление власти народа и против его тайных и явных врагов - толстяков, богачей, иностранных королей, генералов и шпионов. Конечно, Тибул, первый из друзей народа, не щадил себя в этой борьбе. И она изменила его.
   Этот новый Тибул, Тибул - Неподкупный, Тибул - председатель всемогущего Бюро, был бледный высокий человек в строгом синем сюртуке и черных брюках. Он гладко зачёсывал назад свои длинные чёрные волосы и собирал их за спиной в аккуратную косичку синей лентой. Складки перечеркнули его лоб. От его голоса, резкого, как удар сабли, враги народа цепенели. Он носил круглые очки.
   Фабио увидел, как маленькая синяя фигурка на трибуне сделала движение руками. "Снял очки! Тибул снял очки!" - прошелестело по толпе. Это был важный знак. В прошлый раз Тибул снимал очки перед речью год назад, когда объявлял о решении Бюро ввести максимум цен. Толпа затаила дыхание. В этот момент Тибул начал речь.
   - Граждане!
   Скоро будет День Победы Народа, скоро начнется Седьмой год Республики! Прошло уже почти шесть лет с тех пор, как народ сверг старый режим. С тех пор народ совершил много славных дел. Народ учредил Республику и живёт свободно. Народ отобрал у богачей поля и заводы, корабли и шахты. Народ призвал к свободе соседние народы. Народ уничтожил угнетение и установил равенство.
   Народ - это мы с вами, граждане, всё это сделали мы!
   Нам пытались помешать. У нас оказалось много врагов, больше, чем мы думали в начале пути. Но мы вступали с ними в борьбу, и каждый раз побеждали. Мы разоблачили все заговоры толстяков против Республики. Мы подавили мятежи богачей и обманутых на севере, на юге и на островах. Мы заставили обжор поделиться, когда установили максимум цен. Мы вынудили лентяев работать, когда ввели трудовой налог. Толстяки позвали себе на помощь иностранных королей и богачей. Но мы создали Народную Армию, дали ей новое оружие и остановили их генералов на наших границах. Два года назад враги с трёх сторон подступили к Столице, но вы, храбрые жители города, всюду обратили их в бегство!
   Мы, народ Республики, столько сражались и вытерпели столько трудностей, что заслужили мир, счастье и хорошую жизнь!
   Но вы скажете мне, что хорошая жизнь всё не приходит. Вы скажете, что и год, и два года назад друзья народа говорили с этой трибуны то же самое и обещали, что скоро все будут сыты и богаты, но мы до сих пор живем бедно, страдаем от блокады, и несём потери от войны и мятежей.
   Да, граждане, это так. Но виноваты в этом не друзья народа. Вы сами видите, что настоящие друзья народа не отдыхают, что они каждый свой день, каждый час отдают борьбе за всеобщую свободу и счастье. И сам народ не виноват. Народ напрягает все силы, народ переносит лишения, но не сдаётся и продолжает борьбу.
   Так кто же виноват? Я пришёл сегодня сказать вам об этом. Я, председатель Бюро Народного Собрания Тибул, говорю: виноваты враги народа. Я говорю сегодня не о толстяках и богачах, хотя их ещё предстоит добить. Я говорю не об иностранных королях и армиях интервентов, хотя они ещё угрожают нам.
   Слушайте, граждане, я, Тибул, знаю людей, более опасных для Республики! Они здесь, среди нас! Они могут стоять на этой Площади, рядом с вами! Я говорю вам: это из-за них наши дела до сих пор плохи. Я говорю вам: это они виноваты, что хорошая жизнь не может начаться. И я знаю их имена! Граждане, завтра я назову вам эти имена! И тогда вы будете судить их за всё, что они сделали.
   На Площадь Свободы рухнула тишина. Толпа молчала, поражённая. Не было криков "Ура!", "Да здравствует Республика!", какие обычно раздавались после речей, не было разговоров, не было даже шёпота.
   Фортаторы выстрелили в тишину стуком сапог Тибула по ступенькам трибуны - громко, потом тише, ещё тише... Стук умер.
   - Батальон, кругом! За мной! - раздался вдруг громовой голос неподалёку от Фабио. Он обернулся - и увидел самого Просперо! Железный Маршал Республики, оказывается, приехал в Столицу с Северного фронта, где он командовал обороной. Он слушал речь Тибула вместе со всеми на Площади. Он был верхом на огромной оранжевой лошади. Просперо проскакал вокруг строя своих солдат и выехал на проспект Труда. Солдаты развернулись кругом и потопали за рыжим хвостом маршальской лошади по проспекту.
   Голос Просперо как будто снял с людей заклятие. Под ногами Фабио всё вдруг заговорило и задвигалось. Он поспешил слезть со столба, чтобы выбраться из толпы побыстрее.
   "Ух ты! Новые страшные враги! Они прячутся здесь, в Столице! Но Тибул их разоблачит! Завтра надо прийти на Площадь с первыми лучами солнца, а то потом весь город соберётся", - решил Фабио. Он далеко опередил расходящийся с площади народ и медленно брёл по набережной.
   - Эй, гражданин! - раздался у него над ухом странно знакомый голос, Фабио показалось, что его мысли о врагах, республике и Неподкупном как будто выбрались из его головы и сгустились в чёрную стену, закрывшую солнце. Фабио сказал "Ой!" и обернулся. Рядом с Фабио оказалась карета, похожая на большой кованый сундук. Дверь кареты была открыта. Из кареты его звал человек в синем сюртуке. Этот человек был Тибул.
  
   Глава II. В ЧЁРНОЙ КАРЕТЕ
   - Гражданин, хочешь прокатиться? - спросил Тибул.
   - Конечно хочу, гражданин Председатель Бюро Тибул! - выпалил Фабио. Он даже не успел удивиться. Ему ещё казалось, что он видит сон наяву.
   - Так залезай! - велел Тибул и открыл дверцу пошире. Фабио запрыгнул в карету и мигом взобрался на мягкое кожаное сиденье рядом с Тибулом. Он поднял голову и увидел на другом сиденье прямо перед собой строгого старика с орлиным носом. Старик был одет в чёрную мантию и чёрную шляпу с красно-синей лентой вокруг тульи. "Ой, мамочки!", чуть не вскрикнул Фабио, но удержался.
   Он хоть и не был ещё совершеннолетним гражданином с правом избирать, но всё-таки уже был записан тринадцатым номером пятого орудия батареи Секции Гавани, участвовал в двух сражениях, разоблачил одного толстяка и двух лентяев и получил личную благодарность от Председателя Совета Секции гражданина Арно. По этой причине звать маму вслух для Фабио было, конечно, невозможно. Однако мы должны сказать, дорогой читатель, что многие вполне совершеннолетние граждане, попав в подобное положение, вряд ли удержались бы от того, чтобы позвать маму, а может, даже и бабушку. Дело в том, что седой старик в карете был сам Верховный Народный обвинитель Республики, гражданин Гаспар Арнери.
   Да, читатель, и доктор Гаспар тоже сильно изменился за эти пять лет. Теперь его имя произносили шёпотом, оглядываясь по сторонам, а от его кареты прятались. Он арестовал, добился осуждения Народным Трибуналом и отправил на смертную казнь, или, как в Столице говорили, посадил в Табакерку, множество граждан и иностранцев. Конечно, честным людям, беднякам и худым, нечего было бояться гражданина Арнери, он арестовывал и обвинял только врагов народа. Ведь доктора и выбрали Верховным обвинителем потому, что он был самым справедливым человеком во всей Республике. Доктор Гаспар скорее отказался бы от своих учёных занятий, - а он бы не отказался от них даже под страхом смерти, уж в этом-то доктор Гаспар совершенно не изменился, уверяем вас, - чем обвинил бы невиновного. Но его всё равно боялись. Таковы уж люди.
   Вот и Фабио при виде доктора Гаспара совсем очнулся ото сна и всерьёз собрался испугаться. Как любой мальчишка, он иногда делал такое, о чём взрослым лучше было не хвастаться, раз уж тебя сразу за этим не поймали. "Должно быть, доктор узнал, что это я разбил вчера кормовые фонари у голландского клипера", - решил Фабио. Конечно, капитан клипера был толстяк и богатей, он ловко проскакивал в Столицу мимо английских фрегатов и наживался на блокаде Республики, продавая втридорога заморские товары, кофе и сахар. К тому же он вывел за ухо Фабио с корабля. Ухо болело до сих пор. Но разве суровый Верховный обвинитель поверит, что Фабио целился в окно капитанской каюты, а попал по фонарю? Да к тому же второй фонарь всё равно пришлось разбить специально, чтобы сбежать в темноте. Фабио вдруг вспомнил, что у кареты не было лошадей, а значит, он сидел в той самой Чёрной Карете!
   - А это гражданин Гаспар Арнери, ты, наверное, про него слышал, - сказал Тибул довольно добродушно. Фабио приободрился.
   - Добрый день, гражданин обвинитель Арнери! - протянул он. Доктор только кивнул в ответ. Он словно был чем-то недоволен.
   - Гражданин Арнери предложил мне поехать домой с ним вместе, а я вот предложил тебе поехать с нами, - продолжал Тибул таким же довольным голосом. Доктор Гаспар отвернулся и начал искать что-то в большом чёрном портфеле.
   - Как тебя зовут, гражданин? - спросил Тибул.
   - Фабио, гражданин Председатель Бюро Тибул.
   - Рад познакомиться с тобой, гражданин Фабио. А теперь, раз мы с тобой знакомы, называй меня ну хотя бы гражданин Тибул, хорошо? - Фабио изо всех сил утвердительно мотнул головой.
   - Что ж, гражданин Фабио, приглашаю тебя ко мне в гости. Ты ведь никуда не спешишь?
   - Нет, гражданин Тибул!
   - Тогда едем!
   Доктор Гаспар повернул один серебристый рычажок на дверце вверх, другой вбок, под полом раздалось глухое шипение, и карета поехала.
   - Гражданин Тибул!
   - Да?
   - А можно мы с тобой поменяемся местами? С той стороны реку лучше видно, - тут Фабио немного схитрил, реку он, конечно, видел тысячу раз, да и, как всякий житель Гавани, ставил море куда выше какой-то там речки. На самом деле мальчишка хотел, чтобы его увидел с набережной в окно хоть кто-нибудь знакомый. Тогда он смог бы рассказывать, что ездил в карете доктора Гаспара вместе с самим Неподкупным, не опасаясь, что его поднимут на смех приятели. Мальчишки ведь такой недоверчивый народ!
   Тибул и Фабио поменялись местами. Фабио открыл рот, но Тибул его опередил. Он повернул лицо к мальчику. Вдруг в его очки угодил отскочивший от реки луч солнца и превратил их на мгновение в два ослепительно-жёлтых фонарика. Фабио моргнул, все слова вылетели у него из головы. Тибул спросил:
   - Тебе понравилась моя речь, гражданин Фабио? А то некоторые граждане, кажется, недовольны, что их не предупредили заранее, - из-за поднятой крышки портфеля, скрывавшей лицо доктора Гаспара, послышалось громкое "Пфф!".
   - Мне очень понравилась речь, гражданин Тибул! Как здорово, что ты разоблачил перед народом самых главных врагов! Только... - Фабио немного замялся.
   - Не бойся, Фабио, говори, - серьёзно попросил Тибул.
   - Только зачем ты не назвал сразу их имён? Их бы тут же можно было арестовать! А так они узнали, что ты их раскрыл, и попытаются сбежать!
   Тибул грустно усмехнулся.
   - Для Республики было бы счастьем, если бы они сбежали. Но нет уж, эти не попытаются. Уверяю тебя, это единственное, чего от них можно не бояться, - после этого объяснения, которое ничего не объяснило, Тибул замолчал.
   Фабио повернулся к окну. Тут он вспомнил, зачем занял это место и немедленно изогнулся так, что его лицо оказалось в самой середине окна. И вот удача - скоро карета обогнала братьев Флипон с улицы Колесников, его старых друзей. Фабио из всех сил прижимался к окну и делал знаки рукой, пока братья провожали карету удивлёнными взглядами. Увы, читатель, они его увидели, но не узнали. Фабио немного перестарался, он так прилепился лицом к стеклу, что расплющенные нос и щёки сделали его совсем непохожим на себя. Братья Флипон, конечно же, решили, что гражданин обвинитель поймал какого-то особенно отъявленного толстяка, который еле поместился в карету.
   Карета тем временем свернула с набережной в неширокую улицу и остановилась.
   - Конец пути. Улица Гранильщиков. Дом пять, - раздался глухой голос из отверстия над головой доктора Гаспара. Доктор ничего не ответил. Он застегнул портфель и начал щёлкать рычажками, а потом вертеть маленький штурвал на стенке кареты. Мальчишка глядел на это с большим интересом. "Вот бы доктор Гаспар разрешил мне пощёлкать и покрутить", - думал он, - "уж я бы не отказался!"
   - Идём, гражданин Фабио, - позвал Тибул. Он уже был на улице. Фабио мигом выбрался наружу вслед за ним.
   - Я тоже зайду, гражданин Председатель, - догнал их сердитый голос доктора из кареты, - Ты уж попробуй найти минутку не только для гражданина Фабио, но и для скромного слуги народа. У нас с тобой есть одно дело, которое всё-таки следует обсудить.
  
   Глава III. ГОСТИ НЕПОДКУПНОГО
   Фабио, как и вся Столица, знал, что Тибул живет в доме вдовы Летти. После Первого Восстания, когда гвардейцы Трёх Толстяков искали Тибула, плотник Симон Летти спрятал друга народа у себя дома в сундуке с двойным дном. А когда Тибула выбрали в Собрание, и в тот же день Председателем Бюро, его новые друзья - семья Летти первыми пригласили его к себе жить, ведь Тибул был циркач, и у него никогда не было даже своего чердака в Столице.
   Тибул открыл дверь во двор и вошёл, пригнувшись - немного дверей в Столице могли пропустить Неподкупного в полный рост. Фабио вошёл следом. Он увидел, что Тибул оказался в окружении трёх молоденьких девиц в разноцветных лёгких платьях. Все три что-то ему наперебой говорили, а Тибул широко улыбался. Во дворе был разбит садик, и казалось, что к Тибулу спорхнули с деревьев пёстрые птички и щебетали, требуя угощения.
   - Леони, Софи, Вики, познакомьтесь с гражданином Фабио, - весело сказал Тибул. Фабио шмыгнул носом и снял колпак. Он пожалел, что не высморкался перед входом. Платок он как всегда оставил дома.
   - Он мой новый друг и я пригласил его у нас пообедать. Матушка Летти ведь не будет против?
   - Конечно, не будет! Здравствуй, гражданин Фабио! А Тибул говорил о нас в своей речи? - опять все сразу заговорили девицы. Тут дверь снова открылась и фигура гражданина Арнери чёрной кляксой повисла над порогом.
   - Добрый день, гражданки Летти, - сказал доктор. Голос у доктора Гаспара был такой, что все сразу почувствовали себя школьниками, не сделавшими урока. Улыбка исчезла с лица Тибула.
   - Я пойду к себе в кабинет, а вы уж не дайте гостю заскучать, - попросил Тибул сестричек Летти. Он подмигнул Фабио и зашагал к деревянной лестнице в углу двора, легко взбежал вверх и пропал из виду. Доктор Гаспар, больше не говоря ни слова, последовал за Тибулом.
   Фабио подумал, что сейчас его заставят выслушивать женскую болтовню о всякой ерунде, а то ещё, чего доброго, придётся помогать сестрицам наряжаться. Он незаметно вздохнул и приготовился терпеть. Но сестры Летти оказались совсем не такими, как другие девчонки.
   - Да ты, наверное, есть хочешь! - сразу догадалась Леони, самая старшая. Фабио не успел ещё рта открыть, чтобы благовоспитанно отказаться, как она уже убежала со словами, - Пойду на кухню утащу что-нибудь для тебя у матушки!
   Софи и Вики тем временем повели Фабио смотреть столярную мастерскую папаши Симона и тот самый ящик, в котором прятался Тибул. Там они увидели Симона-младшего. Он приходился племянником старику Летти. Два года назад, в сражении за Столицу, Симона-старшего убило, а Симон-младший потерял ногу, и ходил теперь на деревяшке. К сожалению, доктор Гаспар и его друзья-учёные просто не могли пока успеть сделать всем раненым чудесные протезы, которые двигались как живые руки и ноги.
   После мастерской Фабио показали подарки, которые люди дарили Тибулу. Фабио больше всего понравился подарок Секции Оружейников - тяжёлый шестиствольный пистолет. Софи и Вики расспрашивали Фабио, о чём говорил Тибул. Фабио пересказал им речь, и они вместе стали обсуждать, кто же эти загадочные враги, но так ни до чего и не додумались. Тут вернулась Леони с хлебом и сыром, и Фабио отвели в гостиную и усадили за стол.
   - А давайте его рисовать! - сказала Вики.
   - Давайте! Давайте! - радостно поддержала её Леони, а Софи вскочила и выбежала из комнаты.
   - Это она за кистями и красками. Мы все втроём работаем помощницами у маэстро Аполлинари, и учимся у него, - объяснила Вики, и начала расставлять перед стульями сестёр мольберты.
   - Только если придёт матушка и будет ворчать, ты подтверди, Фабио, что это Тибул нас попросил тебя развлекать, - попросила Леони.
   - Конечно, гра...Леони, - выпалил Фабио. Сёстры уже успели взять с него обещание, что он будет звать их по именам.
   - А почему меня? - тут же спросил мальчишка. Его ещё никто никогда в жизни не рисовал.
   - А всех остальных мы уже тысячу раз просили позировать, они теперь от нас бегают, - весело ответила Софи. Она как раз вернулась в комнату с тремя сумками через плечо.
   Сестрички Летти разобрали сумки и уселись за мольберты. Они успевали одновременно рисовать, болтать, хихикать, подсматривать друг у друга на рисунки и делать ещё тысячу дел. Вики сказала: "А у меня Фабио будет пиратом! С рыжими усищами!" Фабио очень захотелось увидеть сразу целых три своих портрета, особенно тот, где он пират с усами! Без усов, конечно, было бы лучше, но и так тоже здорово. Он сидел лицом к окну и старался не шевелиться.
   За окном вдруг раздалось громкое шипение. В гостиной сразу наступила ночь. Кто-то из сестёр Летти испуганно пискнул в темноте. Через мгновение комнату опять заполнил свет. Читатель, конечно, догадался, что это карета доктора Арнери отъезжала от дома Летти.
   А потом в гостиную вошёл Тибул, вслед за ним появилась матушка Летти. Фабио вскочил и поздоровался. Сестрички отложили кисти и краски, и все отправились в столовую обедать.
   Обед был замечательный. Тётушка Фабио никогда не готовила на обед столько разных блюд. На столе у Летти были и суп, и жаркое, и яичница для Тибула, и помидоры, и кабачки, и зелень, и сыр, и огромная корзинка с хлебом, откуда каждый мог брать сколько захочет. Это просто оттого, решил Фабио, что у Летти так много народу в доме, а совсем не потому, что они держат в доме запасы еды - ведь это запрещено Шестым Декретом Собрания, тем, что против обжор. Не могли же Летти нарушать Декрет, когда у них в доме жил сам Неподкупный! Их дом и так наверняка из-за этого в три раза чаще проверяют уполномоченные Секции.
   Тибул опять повеселел. Он расспрашивал сестричек, как они провели день, а потом рассказывал, как он до Революции скрывался в Столице от шпионов Трёх Толстяков. Когда обед кончился, матушка Летти выставила на стол кофейник и чашки, Симон-младший и сестрички проглотили по синей пилюльке, а Тибул закурил трубку. Он достал из кармана сюртука мешочек, и высыпал из него на блюдце коричневые кубики.
   - Это от гражданина Арнери, - объявил Тибул, - Один из его друзей-учёных, гражданин Ханс, придумал, как делать сахар из обычной свёклы. Это пробная партия. От имени Бюро я поручаю вам, граждане, испытать это новое изобретение. Если оно пройдёт вашу проверку, значит, благодаря нашим учёным Республике скоро будет не страшна блокада! - торжественно говорил Тибул. Его глаза весело блестели из-под очков.
   Это действительно был сахар, Больше того, сахар был очень сладкий, пускай запах от него и был довольно странный. Фабио обрадовался. Ему не очень-то часто доставались сладости. Другим детям тоже: сахар при старом режиме привозили с Островов, а теперь Республика была отрезана от моря. Многие взрослые граждане говорили, что сладости и при Толстяках ели только богачи, зато народная власть даёт каждому бедняку бесплатные пилюльки доктора Гаспара. Фабио не очень-то любил "глазки", как их называли простые люди. Он любил сладкое. Но в обмен даже на самые дорогие, красные "весёлые глазки", иностранные матросы давали только крошечный кусочек сахара. А теперь сахара будет много. Может, его тоже будут выдавать каждому бесплатно!
   - От кого ты хочешь завтра избавиться, Тибул? - от этих слов, произнесённых громовым голосом, чашки на столе зазвенели. Тот, кто их сказал, замешкался, пролезая в двери столовой. Но вот он распрямился во весь огромный рост, и все увидели, что к Тибулу в гости пришёл маршал Республики Просперо.
   Просперо больше ничего не сказал. Он встал у двери, ожидая ответа. Он снял высокую двууголку и обнажил рыжие коротко стриженые волосы, похожие на щетину. Шляпу он осторожно опустил правой рукой под мышку. Эта рука была железная. Доктор Гаспар сделал её для Просперо, когда три года назад ядро оторвало настоящую руку в сражении при Гетце. Тогда же взрыв бомбы так опалил лицо генерала, что ему пришлось сбрить остатки усов и бороды. Республика в той битве всё равно победила эмигрантов, Просперо стал маршалом Республики, а командиры Народной армии с тех пор не носили усов.
   Фабио впервые видел знаменитого Железного Маршала так близко. Он, конечно, во все глаза глядел на железную руку, но она была закрыта мундиром и перчаткой и ничем не отличалась от настоящей.
   - Здравствуй, Просперо, - сказал Тибул. Он встал на ноги. Два вождя Революции смотрели прямо в глаза друг другу.
   - Имена врагов я назову завтра, как обещал народу. Если хочешь ещё о чём-то поговорить, тогда идём ко мне в кабинет.
   - Идём, Тибул, - Просперо повернулся кругом и начал сгибаться, чтобы пролезть обратно во двор. Двери дома Летти казались рядом с ним дверями кукольного домика.
   Симон-младший поднялся из-за стола и тоже хотел идти за Тибулом. Фабио уже узнал, что Симон был помощником и секретарём Неподкупного.
   - Нет, нет, оставайся, гражданин Симон, прошу тебя, - сказал ему Тибул, - Можешь сегодня отдыхать.
   - Когда гражданин маршал Республики уйдёт, прошу, зайди ко мне в кабинет, гражданин Фабио, - обратился Тибул к Фабио перед тем, как вышел из столовой.
   После обеда Фабио опять позировал сёстрам Летти. Но теперь он едва мог усидеть на месте и почти забыл думать о том, как он будет выглядеть на портретах. Тибул позвал Фабио. Он хотел поговорить о чём-то важном. Может, о том, как поймать новых врагов народа. Конечно, Фабио был готов сделать всё, что угодно, чтобы помочь Республике и Неподкупному. Только вот из гостиной не было видно, ушёл ли уже Просперо.
   Наконец, сёстры Летти закончили рисовать. Фабио вскочил, пробормотал "спасибо!" и, едва взглянув на портреты, побежал во двор, а оттуда вверх по лестнице в кабинет Тибула.
   Перед кабинетом была приёмная, узкая, как каюта на рыбацкой шхуне. Фабио проскочил приёмную и распахнул дверь в кабинет. Больше всего он боялся, что Тибул не дождался его и ушёл.
   Но Тибул оказался в кабинете не один. Перед ним стояли два тонких молодых гражданина. Точнее, гражданин и гражданка.
   - Так кого же ты выбрал? - спрашивал гражданин Тибула прыгающим голосом.
   - Ой! - воскликнул Фабио, - То есть, извините, гражданин Тибул, я думал, вы один!
   - Ничего, гражданин, подожди немного в приёмной, пожалуйста, я сейчас, - мягко ответил Тибул.
   Фабио обернулся, стремительно выскочил из кабинета, и только оказавшись перед закрытой дверью, понял, что он знает, кто разговаривал с Тибулом. Это были сами гражданин и гражданка, то есть брат и сестра Эквиа!
   Хотя Фабио вышел из кабинета Неподкупного, мы вернёмся туда ещё на минутку, чтобы рассмотреть его гостей получше. Читатель, конечно, уже догадался, что к Тибулу пришли Тутти и Суок.
   Наследник Тутти сразу отказался от титула, когда народ провозгласил Республику. Но оказалось, что Тутти был в семье не один. За границей нашёлся его троюродный брат по бабушке, Гин. Гин был герцог маленькой страны по соседству с Республикой. Это был глупый и жадный человек. Богачи, сбежавшие от революции, разыскали его и пообещали отдать половину всех своих денег, половину земель, рудников и заводов страны, если он поможет им отобрать власть у народа. Тогда герцог Гин объявил себя Претендентом, собрал армию из эмигрантов-толстяков и напал на Республику. Теперь вы понимаете, почему мы назвали его глупым - только глупый человек мог подумать, что можно победить народ, который завоевал свободу!
   Конечно, народ знал, что Тутти совсем не такой, как его брат, что он стал простым артистом в балаганчике дядюшки Бризака. Но когда Тутти узнал, что на Республику напал Гин, он сказал остальным артистам: "Из-за моего брата Республика в опасности. Я не могу оставаться в стороне, когда народ сражается с врагами!" Тутти в тот же день записался в Народную армию, хотя ему было всего четырнадцать лет.
   Тутти принял имя новое имя. Он стал гражданином Эквиа, что на языке обездоленных значит "Р а в е н с т в о". Его полубригада отправилась на юг страны подавлять мятежи обманутых. Гражданин Эквиа отважно сражался и терпел все невзгоды вместе со своими новыми друзьями - солдатами, да так, что никто бы не подумал, что этот юнец всю жизнь до революции спал на самых мягких шелковых простынях, ел только сладости и изводил капризами целую, как сказали бы солдаты, роту воспитателей и слуг.
   Однажды сержант был ранен в бою, и на его место товарищи выбрали Эквиа. В Народной армии солдаты сами выбирали командиров. Гражданин Эквиа оказался отличным военным - всё-таки его не зря учило столько учителей. В пятнадцать лет он уже стал самым молодым командиром полубригады в Народной армии. А за два месяца до того, как началась наша история, генерал Эквиа, которого Народное Собрание назначило Чрезвычайным Верховным Комиссаром Юга, вернулся в столицу во главе Южной армии Республики. Он объявил, что исполнил поручение народа, подавил Второй мятеж обманутых, и сложил свои полномочия. Он привёз с собой собранный на юге хлеб, и спасённые от голода горожане целый день носили Эквиа на руках.
   Эквиа вступил в Клуб Худых. Этот Клуб создали Суок Эквиа и её молодые друзья - поэты, художники, актрисы, циркачи. В Клуб вступали те, кто любил Революцию и народ, кто ненавидел толстяков и богачей. Всё самое весёлое и интересное в Столице начиналось там. В Клубе сочиняли новые революционные песни, которые разлетались по всей стране. Клуб издавал лучшие в Столице газеты. Клуб устраивал революционные праздники. Все мальчишки знали, что члены Клуба - самые весёлые граждане в Столице.
   Сами себя они называли худыми. Они говорили, что не имеют права толстеть, пока народ голодает, пока Республика и Революция в опасности. В знак этого многие из худых носили облегающие куртки и брюки.
   Вот и сейчас вожди худых, гражданин и гражданка Эквиа стояли перед Тибулом, одетые в чёрные узкие брюки и рубашки. Гражданин Эквиа вырос из худенького мальчика в долговязого молодца с резкими повелительными жестами генерала. Гражданка Эквиа превратилась из славной девочки в изящную, гибкую молодую женщину. Золотые волосы брата ещё не успели отрасти после короткой военной стрижки, сестра заплетала свои длинные ореховые локоны в косу, как у крестьянок. Оба они по моде худых оттеняли чёрным веки и скулы, и от этого серые глаза на бледных лицах казались огромными.
   - Тибул, скажи лучше нам, чем ему, пока не поздно! Мы твои друзья, вместе мы спасём Революцию, иначе Просперо всё погубит! - в последний раз попробовала Суок уговорить Тибула, но он только покачал головой.
   - Завтра, друзья. Прошу, подождите до завтра.
   - Посмотрим, - сказал гражданин Эквиа вместо "до свиданья", а Суок только неловко улыбнулась Тибулу. Они повернулись и ушли. На Фабио в приёмной ни один из них даже не взглянул, хотя он изо всех сил пытался попасться им на глаза.
   "Ну и ладно", подумал мальчишка, и вошёл в кабинет Тибула.
   Тибула в кабинете не было.
  
   Глава IV. ПОРТФЕЛЬ ГРАЖДАНИНА АРНЕРИ
   - Хорошо, что ты пришёл, гражданин Фабио, - прошелестел усталый голос откуда-то из темноты. Фабио чихнул от неожиданности, развернулся и увидел Тибула. Председатель Бюро сидел верхом на резном стуле в дальнем углу кабинета, куда едва дотягивался свет из окна. Тибул положил подбородок на спинку стула и покачивался взад-вперёд на задних ножках. Он был похож на раненую птицу, которую собаки загнали в камыши.
   - У меня к тебе есть одна просьба.
   - Я готов служить Республике, гражданин Тибул! Я сделаю всё, что ты скажешь!
   - Не спеши. Это может оказаться опасно. Ты можешь рассердить очень могущественных людей. Такие ни перед чем не остановятся. Скажи, ты не испугаешься?
   Глаза Фабио засияли. Он угадал верно. Неподкупный выбрал его!
   - Я не испугаюсь, честное слово! Если хочешь, я поклянусь именем Республики, хотя я несовершеннолетний и мне пока нельзя, - Фабио не удержался, и спросил, - Гражданин Тибул, а это чтобы поймать новых врагов народа?
   - Да, гражданин Фабио, это чтобы победить новых врагов.
   Передние ножки стула мягко опустились на пол. Тибул оказался на ногах перед Фабио. Он положил руки на плечи Фабио, нагнулся и посмотрел ему в глаза.
   - Это хорошо, что ты готов и не боишься. Тогда начнём, - сказал Тибул твёрдо. Он дёрнул себя за ухо, и в его руке оказалась чёрная загогулина, вроде большого рыболовного крючка.
   - Иди в приёмную. Посмотри, нет ли кого за дверью, и если нет, запри дверь на щеколду. Вот это положи в ящик стола секретаря и закрой ящик поплотней, - Тибул осторожно положил в ладонь Фабио странный крючок.
   Фабио так и сделал. Он вернулся в кабинет и спросил:
   - А что это за штука, гражданин Тибул?
   - Это устройство доктора Гаспара. Оно действует как слуховой рожок, только гораздо лучше. Последнее время я что-то стал хуже слышать, и доктор сделал его для меня.
   - А зачем его прятать в ящик?
   - Да видишь ли, я не уверен, что гражданин Арнери не сделал так, чтобы слушать через свой рожок то, что слышу я. А как раз сейчас ему не нужно знать, что здесь будет. Да и никому другому тоже, кроме тебя, Фабио. Закрой дверь кабинета, задёрни шторы, и садись к столу.
   Мы бы с удовольствием сейчас же рассказали о том, что случилось дальше в кабинете, но читатель сам видит, что Тибул это просто-напросто запретил. Можем уверить, что всё разъяснится, тем более, что неизвестными останутся каких-то двадцать пять минут.
   Итак, через двадцать пять минут Тибул говорил Фабио:
   - Нести в руках неудобно, да и заметно будет. Возьми в приёмной портфель. Гражданин Арнери оставил его мне, вместе с пожеланиями одуматься и прислать его обратно во Дворец Правосудия уже со списками новых врагов. Пожалуй, мы с тобой найдём ему лучшее применение.
   Фабио принёс портфель и передал Тибулу, однако его мысли были заняты совсем другим:
   - Гражданин Тибул, но если это так опасно, то пусть тебя возьмут под охрану! Наша секция Гавани, да что там, любая из секций Столицы будет рада отправить добровольцев, чтобы тебя охранять!
   - А что будет дальше, Фабио? - покачал головой Тибул, - Сегодня добровольцы одной Секции будут охранять меня от граждан из других секций. Завтра окажется, что для блага народа нужно сделать что-то, что может не понравиться этим добровольцам - значит, придётся выставлять вторую охрану, уже против них. Да и городской дом - слишком доступное место, любой может перепрыгнуть с соседней крыши, или выстрелить в окно. Знаешь, чем это кончится? Тем, что мне, избраннику и другу народа, придётся набирать гвардию из иностранцев и уехать из Столицы в какой-нибудь замок с высокими стенами, чтобы править оттуда страной так, как я хочу, и чтобы народ мне не мешал. Знакомо, правда? Помнишь, кто так делал? Ну вот, держи, - с этими словами Тибул возвратил портфель Фабио
   Фабио взял портфель и опустил голову.
   - А как же тогда быть?
   Тибул положил руку ему на плечо.
   - Ничего не бояться и никогда не унывать, гражданин Фабио, вот как. Не забывай - у нас теперь есть свобода, и мы сильный и храбрый народ. И никаким врагам с этим ничего не поделать. Человека можно убить, посадить в клетку, запугать, обмануть, подкупить. А народ нельзя. Ни старые короли этого не смогли, ни Три Толстяка, и никто не сможет. Помни: что бы ни случилось, народ всё равно победит всех врагов и завоюет хорошую жизнь. А если мы с тобой поможем народу - это получится быстрее, может, даже совсем скоро, через год, - тут Фабио поднял голову и Тибул увидел, что он сумел наконец уговорить улыбку показаться на лице мальчишки.
   - Так что держись, Фабио, и знай: враги уже проиграли. Они и сами это скоро поймут, я уверен.
   Фабио тщательно затянул ремешки на портфеле. Он решил, что пришло время задать вопрос, который его чрезвычайно волновал.
   - Гражданин пред... Тибул, а можно мне тогда взять пистолет? Я видел, что у тебя лежит отличный шестиствольный пистолет, а сам ты его не носишь.
   - Это старое пугало, которое мне подарили оружейники? - теперь уже Фабио сумел развеселить Неподкупного. Но Тибул изо всех сил постарался сдержать улыбку и серьёзно объяснил:
   - Эта штука весит, как цирковая гиря - настоящая гиря, как в балаганчике дядюшки Бризака, без обмана. Заряжать её нужно целый час. А точность боя у неё такая, что с пяти шагов в мишень ростом с прусского гренадёра попадает одна пуля из трёх. Я сам был на испытаниях. Конечно, когда только началась война с Претендентом, мы были рады любому оружию. Это ведь первый пистолет, сделанный в новых народных мастерских, в честь этого его мне и подарили. Но с тех пор во Дворце Науки придумали такое оружие, что старое по сравнению с ним выглядит плохой шуткой. Против нового барабанного Гаспара с той железякой лучше не выходить, Фабио, ты её только успеешь вытащить, а в тебе уже будет семь дырок от пуль. Гражданин Арнери давно обещал мне один такой, только так и не подарил - видно, забыл, - тут Тибул наконец усмехнулся.
   - Да даже если бы он у меня был, я вовсе не хочу, чтобы ты вступал в бой с солдатами. Твоим оружием будут ловкость и быстрота. Пистолет тебе только помешает, - Фабио незаметно вздохнул. Он, конечно, не очень-то и надеялся, но попробовать стоило.
   - Я готов, Тибул. Мне идти? - деловито спросил он.
   - Я тебя провожу немного, - с этими словами Тибул обхватил Фабио рукой вокруг живота, приподнял и легко шагнул вместе с ним на тяжёлый дубовый стол посередине кабинета. Тибул с осторожностью поставил Фабио на стол, поднял руки и толкнул потолок над собой. Чёрный квадрат открылся прямо над головой Тибула на расчерченном полосами теней потолке. Тибул подтянулся и одним длинным движением нырнул в эту неожиданную прорубь. Каблуки его сапог мелькнули перед лицом Фабио, и через мгновение вместо них появились руки, которые втянули мальчишку на чердак. Люк тут же закрылся и чердак погрузился в темноту. Тибул взял Фабио за руку и куда-то повёл.
   - Через этот люк папаша Летти вывел меня из дома в день Первого Восстания. Тогда гвардейцы Трёх Толстяков подожгли город, чтобы найти меня, но я сбежал от них по крышам, - голос Тибула гулко звучал сразу со всех сторон, как будто он и Фабио оказались внутри изгибов огромной валторны.
   - Кто бы мог подумать, что и при народной власти он пригодится, и снова для того же! - Тибул печально покачал головой. Голова в темноте угодила точно в толстую балку под крышей. Раздался глухой стук. На Фабио сверху посыпалась пыль и упал кто-то многоногий, но испугался и тут же пропал.
   - Н-н-не буду ругаться, а то вдруг услышат, - с большим чувством прошипел сверху Тибул.
   Наконец Тибул и мальчишка выбрались через ещё один люк на крышу. Солнце катилось к горизонту и заставляло жёлтые стены соседних домов светиться розовым светом.
   - Пригнись, гражданин Фабио, а то с улицы тебя будет видно. Вон там ты сможешь перешагнуть с крыши Летти на соседнюю. На ней лежит лестница для трубочиста, видишь? Ну всё, прощай, Фабио. То есть, до свиданья.
   - До свиданья гражданин Тибул, - ответил Фабио. Он пригнулся, сжал ручку портфеля доктора Арнери и осторожно пошёл по крытому черепицей скату. Через два шага он обернулся, но Тибула уже не было на крыше.
   Фабио легко перескочил на соседний дом и спустился вниз по лестнице. Он оказался в узком и совершенно пустом переулке. Никто не видел его, даже вездесущие воробьи, видно, сюда не залетали. Но налево была улица Гранильщиков, и Фабио не удержался. Он встал на четвереньки в уже знакомой читателю манере, подполз к углу дома и осторожно высунул голову на улицу. У дома Летти никто не стоял. Человечек в синем плаще семенил по улице в сторону набережной. За спиной Фабио послышалось цоканье копыт по мостовой. Фабио нырнул обратно за угол и поднялся на ноги. Он взял портфель и пошёл по переулку в сторону от улицы Гранильщиков.
   "Даже если мне не показалось, и тот человечек был доктор Арнери, это ничего, - решил Фабио. - Он всё равно не мог услышать нас с Тибулом".
  
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
   МАРШАЛ РЕСПУБЛИКИ ПРОСПЕРО
  
   Глава V. СТРАШНАЯ НОВОСТЬ
   Солнце взмыло из-за моря рыжей кометой и протянуло над Столицей паутину лучей. Лучи изрезали ночь на клочки, и те неслышно опали на землю уличными тенями. Утреннее небо выгнулось над городом голубой аркой. Вскоре по краям арки выросли колоннами чёрные дымы из заводских труб и ремесленных мастерских. Столица просыпалась. Фонари гасли. Только под огромным непрозрачным куполом в центре города самый большой в мире фонарь продолжал гореть вечным неживым светом над огромной Площадью. Потоки света падали на собравшихся внизу людей. Они превращали тысячи разных лиц в одинаковые бледно-жёлтые маски, обращённые к трибуне на южном конце Площади.
   Фабио сидел верхом на фортаторе на Площади Свободы. Он ждал Тибула. Полстолицы ждало Тибула на Площади вместе с ним.
   Куда девался чёрный портфель - остаётся неизвестным. Во всяком случае, уже вчера вечером Фабио явился на представление балаганчика дядюшки Бризака с совершенно пустыми руками, засунутыми глубоко в карманы штанов.
   От сильного волнения Фабио даже не смог досмотреть представление. А ведь это и правда было последнее представление балаганчика в Столице.
   Затем Фабио дошёл до причалов, а оттуда отправился домой и лёг в постель пораньше, чтобы не проспать. Он попросил тётю Аглаю разбудить его в семь утра, на рассвете. Поскольку на тётю Аглаю надежды было мало, он также попросил разбудить его пораньше дежурного по дому гражданина Хореса и сержанта ночного патруля Секции гражданина Кастора. Потом он взял взаймы у соседки, бабушки Леро, хрустальные водяные часы с колокольчиком, которые её внук принёс пять лет назад из бывшего Дворца Толстяков, и выставил колокольчик на шесть тридцать. Он улёгся в постель прямо в одежде, чтобы утром не терять времени на одевание. Несмотря на все эти приготовления, а может, и благодаря им, Фабио проснулся сам, за час до восхода солнца. Он вскочил и немедленно помчался на Площадь Свободы. И всё равно когда он пришёл, народу на Площади было столько, что он едва нашёл место на крайнем фортаторе.
   Фабио хотелось есть, но еды на столбе взять было негде. Он не хотел разговаривать с сидящими выше его ребятами, потому что боялся проговориться о том, что было с ним вчера, или неудачно соврать. Хорошо хоть, что поблизости не было братьев Флипон, которые видели его в карете доктора Гаспара.
   Фабио стал слушать, что говорят внизу.
   Люди стояли плотно, плечом к плечу. Лица у всех были обеспокоенные. Многие негромко переговаривались с соседями.
   - Должно быть, Бюро объявит новыми врагами плясунов, - важно говорил плешивый канцелярист в сюртуке с нашитыми на локтях накладками.
   - А это кто такие? - удивилась прачка в зелёной косынке.
   - Ну как же, гражданка, это те, кто подражает бывшим толстякам. Они не хотят в свободное от труда время помогать Республике, - тут канцелярист принял значительный вид и даже поднял вверх палец, - или хотя бы участвовать в революционных шествиях и праздниках. Вместо этого они где-то достают одежды, какие носили дворяне, и собираются по домам друг у друга, чтобы петь старые песни богачей и танцевать старые танцы! Против них уже вторую неделю выходят статьи в "Вестнике Свободы"!
   - Я боюсь, как бы за нас не взялись, - вполголоса говорил один мастеровой другому с другой стороны столба, - говорят, будет новый Указ Бюро. Кто не будет работать сверхурочно для фронта, тот вредитель.
   Второй мастеровой угрюмо кивнул и зашептал в ответ:
   - А к нам в мастерскую вчера явился сам гражданин Себастьяни, уполномоченный Комиссара по труду в Столичном округе. Собрал нас всех и говорит, вы опять не сделали в срок колёса для пушек по заказу Бюро. Я думаю, говорит, это оттого, что среди вас вредители и враги народа. Подождите, говорит, скоро народное правосудие до вас доберётся. А как мы успеем, если и так работаем до ночи, а Бюро каждый раз даёт срок на работу всё меньше!
   Вдруг загремел и зазвенел Марш Победы Народа. Все разговоры прекратились. Все взгляды скрестились на трибуне. Фабио со своего края Площади видел только, как крошечный человечек появился на вершине высокой красной пирамиды. Музыка оборвалась на середине, обиженно взвизгнула труба.
   - Гра... граждане, - сказал незнакомый срывающийся голос из фортаторов, - граждане! Тибул умер!
   Эти два слова смяли и закрутили толпу. Люди кричали, метались, сталкивались, бросались с кулаками друг на друга, вставали на колени, падали.
   - Неправда!
   - Враги убили Тибула!
   - Республика в опасности!
   - Нужно созвать Собрание!
   - Бежим!
   - Скорее к дому Тибула!
   - К оружию!
   - Что же теперь делать? - кричали со всех сторон. Женщины плакали, и многие из мужчин плакали вместе с ними.
   Фабио как будто ударили по голове, всё поплыло у него перед глазами. Тибул, конечно, сказал ему вчера, что положение очень опасное, но Фабио не мог поверить, что враги в самом деле поднимут руку на Неподкупного!
   Мальчишка изо всех сил обхватил столб фортатора, как испуганный малыш обнимает мамину ногу, и от ужаса даже зажмурил глаза. И тут он услышал, как прямо внизу, под ним, какой-то гражданин шепчет хриплым голосом:
   - Что, испугались, граждане революционеры, плачете? Думали, только вы можете убивать? Думали, ваш Тибул бессмертный, раз у него Табакерка? Ешьте теперь сами кашу, которой других кормили, да смотрите, не поперхнитесь! Ничего, скоро всем вашим друзьям народа конец, всей вашей проклятой революции! Уж теперь мы, честные люди, посмеёмся!
   Фабио сел прямо и открыл глаза. Он как наяву увидел перед собой Тибула. Тибул говорил: "Если со мной что-то случится, и я не смогу завтра назвать имена врагов, останешься только ты, Фабио. Тогда многие из врагов проявят себя. Ты увидишь, что врагов у Республики куда больше, чем кажется теперь. Но все они будут притворяться друзьями народа, борцами за Революцию. Тебе придётся разобраться, кто остался другом народу и кому ты сможешь доверять. Жди и наблюдай. Может быть, тебя будут искать. Скрывайся от врагов и ищи друзей. Когда разберёшься - тогда иди к друзьям. Отдай им то, что в портфеле, и всё расскажи. В твоих руках будет спасение Революции".
   Фабио спустился на землю и стал проталкиваться через толпу к краю Площади. Он только взглянул на шепчущего гражданина - обычный недобитый толстяк, щёки аж свисают. В своё время и до него народ доберётся, а сейчас не он страшен. Он не говорит громко оттого, что боится. А значит, пусть себе шепчет. Нет, по Тибулу нанёс удар кто-то пострашнее, кто совсем не боится! И этому кому-то Фабио нельзя попадаться на глаза.
   Люди вокруг Фабио шли в одну сторону, и он поневоле пошёл вместе со всеми. Вокруг него шли пожилые работницы, все они плакали, закрыв лица красными загрубевшими ладонями, и добиться от них ответа, куда идёт народ, было невозможно. Тогда мальчишка задрал голову. Он смог разглядеть только, что справа дороги стоят дома, а слева - нет, но уже и по этому догадался, что граждане направляются по Набережной реки к дому Тибула. Вместе с толпой он прошёл до поворота на улицу Гранильщиков Там все повернули направо, а Фабио побежал дальше вдоль реки в сторону Гавани. Он решил, что просто-напросто останется дома, с тётей Аглаей. Там он и будет прятаться. Тётя уж точно не была врагом, а кому ещё можно доверять, Фабио пока знать не мог.
   Когда Фабио подошёл к своему дому, за дверью подъезда его встретил сухонький старичок с молодыми быстрыми глазами. Старичок был одет в выцветший голубой сюртук с синими узорами на месте отпоротых кружевов. Он сидел за столом в бывшей привратницкой и читал газеты. Это был гражданин Хорес. Видно, он с кем-то поменялся и сегодня опять дежурил по дому. Раньше он был адвокатом. Недавно он вышел в отставку по старости, и теперь скучал.
   - А, малыш Фабио, как ты быстро вернулся! Слышал, у нас всё утро говорят, в Военный порт вчера Просперо привёл, что ли, десять батальонов солдат Северной армии? В темноте, тайно! А в газетах об этом ничего. Хороши же наши журналисты, нечего сказать! Так-то они следят за новостями! А у тебя какие новости? Что сказал наш Неподкупный? - спросил гражданин Хорес, откладывая газеты.
   - Сказали, председатель Тибул умер! - ответил Фабио.
   Гражданин Хорес часто-часто заморгал. Всё его лицо съехалось к середине, и он несколько раз сдавленно кашлянул.
   - Какое горе для Республики. Что же теперь с нами будет без Неподкупного? - наконец сказал он тихо.
   Фабио согласился, и попросил всем говорить, что его нет - он будет печалиться дома.
   Тётя долго не открывала дверь, а когда открыла, то очень удивилась, что Фабио вернулся домой так рано. Обычно мальчишка с утра до ночи пропадал где-то в городе. Скорее уж можно было ожидать, что он совсем не явится ночевать, чем застать его дома днём. И тётка, и племянник так отвыкли видеть друг друга, что между ними вышла неловкая пауза. Молчание нарушил живот Фабио. Живот громко заурчал.
   - Тётя, а можно мне поесть? - спросил Фабио.
   - Пойдём на кухню, мальчик, - ответила тётя Аглая, - И ты забыл сказать "пожалуйста!".
   Фабио был отведён на кухню и получил ломтик хлеба и немого сыра на фарфоровой тарелке с пастушком. Тётя налила ему в кружку жидкого голубоватого молока и села за стол напротив.
   - Тибул умер, - сказал Фабио.
   - Тибул? - удивилась тётя, - Этот знаменитый гимнаст? Наверное, упал на представлении со своей трапеции, так? Это, конечно, очень печально. Но теперь ты видишь, мой мальчик, какая опасная жизнь у этих циркачей. А ты ведь всё время бегаешь смотреть на их представления. Как ты не понимаешь, глупенький, что восхищаться ими наивно! Лучше бы ты ходил в театр, как Мели и Детта. Из пьес, по крайней мере, можно вынести моральные уроки.
   Фабио делал вид, что рот у него набит едой, и только неопределённо мычал и кивал головой в ответ. Тётю такие ответы, кажется, устраивали, потому что она продолжала говорить.
   Между тем Фабио огорчился. Он видел, что с тётей Аглаей стало ещё хуже. Было очевидно, что она всё меньше понимает, где находится и всё больше думает, что сейчас на дворе времена Трёх Толстяков, а может, и вовсе Старого Короля.
   Фабио давно бы привёл к тёте доктора. Его останавливало только то, что ей самой, от этой странной болезни, кажется, было только лучше.
   Когда родители Фабио погибли, его взяли к себе дядя Антуан и тётя Аглая. Два года назад фрегат "Революционер", на котором дядя Антуан служил вторым помощником, не вернулся из похода на Острова. Потом одна за другой умерли дочери дяди и тёти - старшая, Мели, на обязательных работах - её арестовали как лентяйку, а младшая, Детта, от простуды, когда прошлой зимой Столица из-за Второго восстания обманутых осталась без угля и дров.
   Тётя Аглая тогда так горевала, что всё время плакала и не могла даже спать. Но потом она начала принимать пилюльки.
   Эти пилюльки появились после Революции, когда доктор Гаспар организовал производство разных лекарств для всех - оказалось, они нужны не только больным. Тогда Народное Собрание провозгласило, что каждый гражданин имеет право быть счастливым и весёлым, и что все лекарства отныне будут бесплатными. Слабые пилюльки - розовые, голубые и салатовые - каждый мог свободно брать в столбиках. Запас в них каждое утро пополнял Комиссариат Здоровья. А более сильные - красные, синие и зелёные, гражданин мог получать по одной в день в своей Секции по предписанию доктора. Больше одной пилюли в день принимать было опасно.
   Тётя Аглая стала пить сначала зелёные пилюльки, от которых сон делался крепким и здоровым. Но она всё равно продолжала сильно горевать. Тогда кто-то посоветовал ей попробовать красные. От красных, "весёлых глазок", человеку становилось радостней жить, он чаще улыбался и веселился. Фабио тогда обрадовался, что тёте Аглае стало лучше. Но потом она, видно, стала пить по нескольку разных "глазок" сразу.
   Говорили, что если проглотить на ночь сразу зелёную и красную пилюли, то будут сниться самые прекрасные и радостные сны. И, будто бы, если к этому добавить ещё и синий "глазок", который обостряет внимание и память, то такими снами можно будет управлять и видеть во сне то, что хочешь.
   А тётя Аглая, конечно, хотела вернуть прошлое, то время, когда были живы её муж и дочери, - и вот она нашла средство это сделать. Она вновь стала спокойной и весёлой, а к Фабио она всегда была добра. Только сны теперь не покидали тётю и наяву. Ещё хорошо, думал Фабио, что она никогда не разбиралась в политике и не любила о ней говорить. Иначе бы Фабио пришлось запирать тётю дома, чтобы её странные разговоры не приняли за контрреволюционное подстрекательство.
   Скоро тётя сказала, что ей нужно идти в комитет Секции по здоровью, засобиралась и ушла - наверное, получать пилюльки.
   Фабио остался сидеть на кухне. Он так и эдак вертел на столе пустую тарелку с голубым пастушком и думал, с чего начать поиски друзей и как получше спрятаться от врагов. Как назло, вскоре прямо под окном - квартира тёти Аглаи была на втором этаже - кто-то начал кричать сердитым голосом и громко топотать ногами. Конечно, придумать что-то разумное в такой обстановке было совершенно невозможно. Фабио подошёл к окну и выглянул на улицу. Тут же он отскочил назад.
   Прямо под окном, у подъезда, было полным-полно солдат в синих мундирах с ружьями. Офицер - это его крик оторвал Фабио от размышлений - командовал: "Сержант Рамо! К чёрному ходу и никого не выпускать! Лейтенант Нерис! Оцепить весь дом! Всех, кто будет прыгать из окон - задержать!"
   Фабио метнулся к выходу из квартиры, осторожно открыл дверь и выставил ухо на лестницу. Внизу хлопнула дверь подъезда и раздались голоса.
   - Капитан Дельгар, Девятая лёгкая полубригада Северной армии! В этом доме живёт гражданин Фабио?
   - Дежурный по дому гражданин Хорес! День добрый, гражданин капитан. А что случилось? Какое у вас дело к гражданину Фабио?
   - У меня приказ об его аресте.
   Сердце Фабио едва не допрыгнуло до макушки. Однако его голова осталась совершенно спокойной. Потом он сам себе удивлялся. А пока Фабио вбежал в свою комнату и запихнул под мышку всю одежду, какую нашёл. Потом мальчишка заскочил в спальню тёти Аглаи и открыл шкатулку под зеркалом. Он схватил было деньги, но передумал, вернул на место и закрыл шкатулку. Он взял и сунул в карман только бонбоньерку - коробочку с пилюлями и снял с крюка тётину накидку. Через миг Фабио уже очутился в коридоре. Он накрылся накидкой с головой, взял дядину трость, стоявшую в углу, сгорбился, громко захлопнул дверь и потопал вниз по лестнице. Разговор в привратницкой между тем продолжался.
   - Я вам повторяю, гражданин капитан Дельгар, какая вам разница, где живёт гражданин Фабио, если его нет дома?
   - Тогда мы всё здесь обыщем, гражданин... кха!
   - Гражданин Хорес, с вашего позволения. Сначала предъявите приказ об обыске в доме.
   - Вот он. Приказ самого Маршала Просперо!
   - Очень хорошо. Но приказ об аресте и обыске согласно Декрету Собрания Третьего Года об арестах граждан должен быть сначала завизирован Председателем Секции, а подозреваемому предоставлен общественный защитник.
   - Это срочный приказ, он подлежит немедленному исполнению, без всяких виз и защитников! Немедленно ответьте, где квартира Фабио!
   - Срочные приказы может издавать только Верховный Обвинитель Республики, или... о, простите. Добрый день, бабушка Леро! - поприветствовал гражданин Хорес сутулую фигуру в серой накидке.
   - Добрый день, гражданин Хорес! - дрожащим голосом ответила фигура из-под капюшона и прошаркала мимо офицера к выходу. Двое солдат расступились перед ней.
   Через мгновение на улицу из подъезда вылетело и диким скачком бросилось вверх и направо вдоль стены странное маленькое существо в сером плаще. Солдаты, стоявшие напротив выхода, немедленно кинулись его ловить. Тогда Фабио, который освободился таким образом от трости и накидки, выскочил из-за двери сам. Он побежал влево от подъезда, проскочил между бегущими солдатами, и изо всех сил понёсся по улице прочь.
  
   Глава VI. ПОГОНЯ
   Фабио летел по Якорной улице, едва касаясь земли. Низкие окошки первых этажей с одинаковыми геранями и котами на подоконниках проплывали мимо него бесконечными дорожками карт из тётушкиного пасьянса. Солдатские сапоги бухали по мостовой прямо за его спиной. Крики "Стой!" мячиками прыгали между стенами домов. Прохожие оборачивались на стук и крик и стремительно отскакивали в сторону с перекошенными лицами и округлившимися глазами. Ещё бы им не отскакивать - ведь прямо на них бежала целая рота солдат с ружьями наперевес, подбадривая себя диким рёвом!
   Посреди улицы топтались пятеро граждан с синими лентами на куртках и с ружьями - дневной патруль Секции. Фабио подумал, что окружён. Он уже хотел броситься в сторону, но патрульные, видимо, узнали в нём своего и расступились. Фабио крикнул "Спасибо!", проскочил между ними и помчался дальше. Зато уж перед солдатами патруль, наоборот, сомкнулся. Ведь он затем и был поставлен Секцией, чтобы останавливать и проверять подозрительных граждан. Гражданин Фабио был свой, патрульные его знали, и ни в чём не подозревали. А вот бегущие за ним солдаты как раз показались им очень подозрительными. Во-первых, они зачем-то преследовали благонадёжного гражданина. Во-вторых, они были солдатами. Дело в том, друзья мои, что моряки вообще не любят солдат. И уж тем более они не любят, когда солдаты целыми ротами гоняются по улицам портовых кварталов за племянниками их товарищей.
   По шуму и треску за спиной Фабио понял, что его преследователи на полной скорости столкнулись с патрулём. Фабио этого не видел. Но мы можем заверить читателя, что кутерьма получилась отменная. Передние солдаты упали вместе с патрульными, сзади на них навалились другие, и посередине улицы мгновенно выросла куча-мала из отчаянно ругающихся людей. Хорошо ещё, что ни у кого к ружьям не были примкнуты штыки, так что все упавшие отделались только синяками и шишками.
   Фабио подумал, что это, пожалуй, замедлило, а может, и остановило солдат. Он осмелился оглянуться. Увы! Несколько людей в синих мундирах проникли через преграду и продолжали за ним гнаться. Правда, они бежали уже не так близко к Фабио. Они кричали: "Остановись! Именем Республики! Приказ Маршала!" Фабио даже показалось, что кто-то из них выкрикивал: "Не бойся!" Но такое было совершенно невероятно, так что мальчишка тут же забыл эти слова, точнее, эту слуховую галлюцинацию.
   Вдруг Фабио так и подскочил на бегу: "А что если они увидят, что отстают, и начнут стрелять!" Он даже пригнулся от страха и наподдал побыстрей. Но ни выстрелов, ни свиста пуль он не услышал, и от этого немного приободрился. По крайней мере, застрелить его, кажется, пока никто не собирался.
   Крики преследователей стали совсем редкими, но грохот сапог и не думал затихать. Фабио подумал: "А куда я, собственно, бегу?" Он как раз приближался к высокому островерхому дому из красного кирпича, который стоял в конце Якорной улицы. Его называли Дом Секции. В нём размещались Председатель и комитеты Секции Гавани и заседал Трибунал Секции. Можно было, конечно, заскочить прямо туда и попросить защиты, но Фабио сам слышал, что у солдат был официальный приказ об аресте. Он решил, что как раз в Трибунале от приказа его могут и не защитить: "Ну, может, найдут мне адвоката, только мне ведь нужна свобода, а не адвокат".
   Фабио было некогда подумать об этом дальше. А между тем, если бы у него было время, он бы додумался до таких вещей, которые ему бы, скорее всего, не понравились. Дело в том, уважаемый читатель, что как-то так выходило, что Революционные Трибуналы, когда они судили обвинённых в преступлениях против народа, почти никого и никогда не оправдывали. Они даже не очень внимательно выслушивали оправдания обвиняемых и их защитников. Пока Фабио был зрителем таких процессов, ему это, конечно, нравилось - ведь получалось, что ни один враг народа не уйдёт от возмездия, и не сможет своими хитрыми уловками запутать справедливый и строгий Суд Народа. Теперь же, когда он стал жертвой несправедливого обвинения врагов Революции, ему бы совсем не показалось правильным, что никто в Трибунале не станет слушать его оправдания. Но мы возвращаемся к Фабио, который приближался к двум расходящимся улицам.
   Улица, идущая направо от Дома Секции, вела прямо в Гавань. В Гавани, конечно, можно было легко спрятаться среди складов и сложенных на пристанях грузов. А Фабио, надо вам сказать, очень любил играть с друзьями в прятки, и именно в Гавани. Он совсем было собрался повернуть направо. Однако тут ему пришло в голову, что прятки выйдут не вполне честными. Одно дело, когда все ребята прячутся, а водящий их ищет. И совсем другое, когда прятаться будет один Фабио, а искать его - целых сто человек. Так можно было и проиграть.
   Фабио решил, что он, конечно, спрячется, но перед этим нужно оторваться от погони. Он свернул налево, и оказался на улице Павших Моряков, бывшей Сельдевой. Пахла она так, как будто и теперь была Сельдевой, и вела к Рыбному рынку. Прохожих здесь было много больше. Фабио рассчитывал добежать до рынка и затеряться в толпе покупателей. Но случай скрыться от преследователей представился ему уже на улице. Среди женщин в серых платьях и цветных косынках, идущих с рынка с корзинами рыбы, как-то оказался невысокий черноволосый гражданин в шляпе с бело-синей кокардой Комиссариата Порядка. Гражданин шёл, опираясь на трость. Он заметно хромал. Это-то и было нужно Фабио. Он не успел придумать ничего другого, как ещё раз, уже, как сказал бы гражданин Хорес, предумышленно устроить то, что на Якорной улице вышло само собой. Он немного притормозил, чтобы преследователям показалось, что они его вот-вот поймают, и побежал прямо на хромающего гражданина. Женщины вокруг того взвизгнули и прыснули в стороны, а гражданин остался на месте. Он удивленно посмотрел мальчишке прямо в лицо, указал на него тростью и вскрикнул: "Гражданин Фабио! Немедленно..."
   В этот момент Фабио метнулся вправо и тут же влево, как бегущий от охотников заяц. Он обогнул человека с тростью, так что тот оказался точно между ним и первым из преследователей. Тот бы, наверное, смог остановиться, если б ему под ногу не подвернулась плоская жёлтая камбала, которая выпала из корзинки одной из бежавших гражданок. Камбала под солдатским сапогом выпучила глаза и отчаянно пискнула. А солдат поехал на рыбе, как по льду, и въехал прямо в объятия хромого. Вместе они секунды две как будто исполняли какой-то иностранный танец, а потом, наконец, стали падать. Фабио крутанулся на пятках, выбрал место, где широкие юбки отскочивших на тротуар женщин колыхались сплошным серым занавесом, и отчаянно бросился прямо сквозь занавес, как опоздавший актёр, прибежавший прямо через зал перед самым началом спектакля. Он вынырнул уже в сумрачном переулке, уводящем в сторону от улицы, свернул в другой, потемнее, в третий, где вовсе была ещё ночь, - и, наконец, не услышал топота сапог за спиной. Тогда Фабио нашёл под мышкой свой зелёный колпак, нахлобучил его посильней на глаза, и зашагал дальше спокойно.
   Между тем погода начала портиться. С моря пришёл ветер. Ветер вытолкал с улиц летнюю жару и наполнил их свежестью и холодом. Фабио пришлось развернуть старую отцовскую штормовку и набросить её на голову и плечи. Остальную одежду он переложил за пазуху.
   Но ветер не унимался. На его свист из-за горизонта примчались любопытные облачка. Вслед за ними к Столице потянулись и осторожные серые тучки. Воздух стал набухать и сочиться по краям первыми каплями дождя.
   Фабио тем временем шёл по улицам и думал: "Значит, маршал Просперо, вождь "умеренных", - вот кто враг! Он как-то узнал, что Тибул оставил Фабио свой главный секрет, и теперь хочет завладеть им. А может... может, это он и убил Тибула! Тогда он точно ни перед чем не остановится".
   Одна осмелевшая синяя туча как раз залепила солнце. От этого на улице сразу потемнело. Фабио вздрогнул и поплотнее закутался в штормовку.
   "Но почему же тогда солдаты Просперо в меня не стреляли? Зачем-то они хотят меня именно схватить. Ага! Наверное, Просперо нужно знать, не рассказал ли я секрет кому-то ещё. Да я бы и рассказал, только как понять, кому можно верить, если даже герой Республики, первый друг народа, сам Железный Маршал оказался врагом".
   Фабио стиснул зубы. "Ничего, - пообещал он себе, - я во всём разберусь. Тибул, я тебя не подведу".
   Летний день, наконец, не выдержал тяжести принесённых ветром туч. День лопнул с таким треском, с каким дождь бьёт по крышам. Вместо воздуха вокруг оказались капли, струи и потоки воды.
   На другом конце Столицы, перед Дворцом Народного Собрания, гражданин Эквиа как раз произносил речь на похоронах Тибула. Он прервал речь, поднял голову и разрешил дождю намочить ему щёки.
   - Смотрите, - сказал он, - сама природа оплакивает вместе с нами великого Друга Народа!
   Маршал Просперо стоял напротив трибуны и, набычившись, глядел прямо на гражданина Эквиа. Когда Просперо услышал последние слова о природе, его глаза яростно заблестели. Казалось, он сейчас запрокинет голову и разразится тем самым громовым хохотом, от которого, как говорили солдаты, во втором сражении под Бренном остановилась атака вражеской конницы, а скакавшая впереди полка лошадь сбросила гессенского гусарского полковника прямо под ноги Железного Маршала.
   Гражданка Эквиа стояла рядом с братом. Она поймала взгляд Просперо и отвела глаза. Её щёки были мокрыми, как у брата, хотя капюшон и закрывал их от дождевых капель.
   "Алле!" - чуть слышно прошептала Суок.
   Но вернёмся к Фабио. Он решил найти укрытие от ливня. Оказалось, что пока он размышлял, ноги сами принесли его на Четырнадцатый рынок, на место вчерашнего представления. Балаганчик дядюшки Бризака уже успел сложить и убрать подмостки и перегородки, но ещё не уехал. Теперь все артисты попрятались от непогоды в вагоны. Фабио устремился к ближайшему вагону, постучался, был узнан и приглашён внутрь.
  
   Глава VII. ПЕСЕНКА О ДВУХ МЫШАТАХ
   Фабио дружил со многими из артистов. Тётя Аглая не ошибалась, когда говорила, что Фабио хотел стать циркачом. Некоторое время назад он проводил в балаганчике дядюшки Бризака целые дни, а иногда и ночевать оставался в цирке. Акробаты уже считали его своим новым учеником. Фабио и сейчас не передумал. Но после сражений за Столицу год назад он отложил карьеру артиста до того времени, когда Республика победит врагов. А пока он собирался, как только ему исполнится двенадцать лет, пойти юнгой в Народный Флот, чтобы воевать с англичанами. Вернее, так он говорил всем, но мы можем вам рассказать по секрету, что на самом деле он был намерен незаметно пробраться на военный корабль уже в навигацию этого года. Только нужно было выбрать корабль Народного Флота, который пойдёт в дальний поход, чтобы Фабио не смогли сразу высадить на берег. Ну а дальше он бы сумел доказать, что достоин быть моряком уже сейчас. Пока, к сожалению, про дальний поход ничего не было слышно.
   - Малыш Фабио, здорово! Давно не виделись! А мы тебя вчера ждали - не дождались, думали, ты и попрощаться не придёшь, - обратился к Фабио длинный человек с горбатым носом, который открыл дверь мальчику. Это был Сильвио, знаменитый наездник и акробат. Другие артисты весело поприветствовали Фабио, а учёный пёс Пирожок положил ему лапы на плечи и облизал лоб.
   - Здорово, Сильвио! Здорово, ребята! Привет, Пирожище! Прости, ничего тебе не принёс, - радостно отвечал Фабио. Он почувствовал себя даже лучше, чем дома. Все здесь были ему рады. Он вдруг подумал, что нашёл наконец место, где можно спрятаться.
   Циркачи сидели вокруг стола. Их стульями были бочки акробатов и барабаны оркестра. Столом им служил большой ящик фокусника, в котором на представлении то исчезали, то появлялись его помощники. Ящик был обит чёрным бархатом с серебряными блёстками. Среди блёсток лежали хлеб и овощи и стояли оловянные стаканы. Артисты собирались перекусить, пока идёт дождь. Но, поскольку люди они были все весёлые и почти все молодые, то вместо обеда у них вышло веселье. Жонглёр Помпей снял со стены гитару, сёстры-танцовщицы Ана и Мария стали петь новые куплеты, а другие хлопали в такт и подхватывали хором последние слова.
   Акробат усадил Фабио за стол рядом с собой.
   - Как дела? - спросил он.
   - Тибул умер, - печально ответил Фабио.
   - Да, - вздохнул Сильвио, - Мы слышали. Говорят, враги убили его прямо в кабинете. Жаль Неподкупного, конечно, но, может, для нас оно и к лучшему.
   - Как к лучшему? - Фабио был поражён.
   - А ты знаешь, отчего балаганчик уезжает из Столицы, а может, и из страны? - спросил в ответ Сильвио. Фабио помотал головой.
   - Всё из-за Песенки двух мышат. Или из-за Клуба Худых, это как посмотреть.
   Фабио всё равно ничего не понимал и попросил объяснить.
   И Сильвио рассказал ему. На представлении две недели назад был показан новый номер. Ана и Мария пели песенку о двух мышатах. Один мышонок жил в доме простого гражданина. Гражданин честно исполнял Шестой Декрет Собрания против обжор и не держал в доме запасов еды. Даже его кот сбежал из дома от такой жизни. Но бедному мышонку от этого было ничуть не легче, ведь и ему не доставалось ни единой крошки. Уж лучше бы кот его съел. Мышонок готовился к смерти, но его спас второй мышонок. Он жил в доме не у кого-нибудь, а у самого гражданина Четвёртого Помощника Уполномоченного Секции по надзору за исполнением Декрета против обжор. Уж здесь-то еды всегда было сколько угодно!
   Фабио не очень понравилось, что был задет уполномоченный Секции. Но он не мог не признать, что песенка славная и очень весёлая.
   А Сильвио продолжал рассказ. Один гражданин из Клуба Худых услышал песенку, и она ему совсем не понравилась. На следующий день в балаганчик явилось много "чёрных". Они свистели, бросили на сцену дохлую кошку и хотели сорвать представление. Другие зрители вступились за циркачей, вышла драка, и Худых прогнали. На всякий случай песенку больше не пели, но было поздно.
   Статьи против балаганчика дядюшки Бризака появились в "Друге Народа", главной газете Клуба Худых. "Друг Народа" писал, что артисты - лентяи, потому что не отрабатывают трудовой налог ни в одной из Секций. Мало того, они ещё и скрытые контрреволюционеры, так как во время всего их представления ни разу не играют революционные песни, зато старорежимных - сколько угодно. А кличка одного из цирковых коней - Бонавентура, в честь командующего гвардией Трёх Толстяков. Это, говорилось в статье, и в пояснениях не нуждается.
   Десять рабочих Секций запретили выступления балаганчика на своих рынках. Вокруг цирка днём и ночью стали околачиваться загадочные граждане. Некоторые из них, правда, забывали спрятать бело-синие кокарды сыщиков, что несколько вредило их таинственности, зато серьёзно обеспокоило артистов. Попасть под Трибунал, а потом в Табакерку никто не хотел.
   Дядюшка Бризак бросился за помощью к гражданке Эквиа. Он напомнил ей, как перед Восстанием они вместе скрывались от гвардейцев, как потом она была лучшей актрисой балаганчика уже в Первый год Республики. Но Суок строго ответила, что она что-то не припомнит, чтобы в то время цирк выступал на стороне обжор, против народа и его избранников. Если давние товарищи Суок хотят, прикрываясь старыми заслугами и дружбой, насмехаться над Революцией и нападать на Республику, в таком деле гражданка Эквиа им решительно ничем не может помочь. В этот миг дядюшке Бризаку показалось, что голос бывшей актрисы дрогнул. Но тут же с ним холодно распрощались.
   Тогда дядюшка Бризак отправился к самому Неподкупному. Но и здесь его ждала неудача. Тибул был рад увидеть старого друга. Однако он сказал, что ничего не может сделать. Худые были слишком сильны в Столице, многие граждане были на их стороне, и даже Председатель Бюро не мог открыто спорить с ними из-за циркачей. Пока не мог. Тибул посоветовал подождать.
   - А чего нам ждать, Фабио? - говорил Сильвио, - Когда Чёрная Карета приедет? Тибул вон и сам дождался... уж не от "чёрных" ли? Он хоть немного им мешал, а теперь они совсем осмелеют. Всех захотят в чёрное нарядить. Они хотят, чтобы люди пели только революционные марши, а смеялись над тем, как других арестовывают и судят. А кто не с ними смеётся - тот тоже для них враг народа, в Табакерку его. Ты знаешь, что на прошлой неделе написали Эквиа в "Друге Народа"? - Фабио, конечно, знал, но покачал головой. "Что творится! - подумал он, - Циркачи читают газеты". Год назад газеты в цирке были только у старого конюха Изгара, он делал из них самокрутки.
   - Они написали, - ответил сам себе Сильвио, - что для полной победы Революции, чтобы настало всеобщее равенство, нужно найти и казнить ещё двести тысяч тайных врагов народа. Двести тысяч человек, малыш, ты только представь себе! И так в Табакерке каждый день сгорают люди, а эти сумасшедшие хотят перебить целый большой город! И только за то, что эти несчастные с ними не согласны. "Чёрные" хотят, чтобы все опять стали бедные и злые, как до Революции. А мы, малыш, не хотим, и не одни мы такие. Мы уже достаточно поголодали и намучались при Толстяках. И только нам, циркачам, жить стало хоть немного получше, так опять они хотят всё отобрать, - тут Сильвио вздохнул.
   - Теперь одна надежда - на Просперо и умеренных. Только они стоят за свободу. Тибул всё чего-то боялся, осторожничал, хотел всех примирить. А наш маршал Просперо никого не боится! Хорошо, что он привёл в Столицу солдат. Уж они устроят "чёрным" такое равенство! Так что видишь, может, нам и не придётся надолго покидать город. Мы пока отъедем недалеко, в предместье, и там подождём. Поехали с нами, а то сейчас в Столице будет опасно. А как только представится случай - поможем Просперо!
   Когда Фабио услышал про сыщиков вокруг цирка и про "нашего маршала Просперо", то чуть не расхохотался. Как же он ошибся! Хуже места, чтобы спрятаться от железной руки Маршала, нельзя было и придумать! "Придётся соврать", - решил Фабио. Конечно, врать друзьям - последнее дело, но он вынужден был это сделать для спасения Республики. Он пообещал себе, что когда всё кончится, он обязательно первым делом придёт в балаганчик и всё-всё объяснит.
   Фабио сказал, что не сможет поехать с балаганчиком. На него из-за одной недавней истории в Гавани тоже очень злы "чёрные". Они везде ищут его. Хорошо ещё, что из-за дождя их сыщики, наверное, не заметили, что он вошёл в цирковой вагон, а то бы уже точно ломились в дверь. Балаганчик и так окружён сыщиками, да ещё его при выезде обязательно обыщут на заставе. Так что лучше Фабио уйдёт, чтобы не подвергать друзей опасности - ведь его имени нет в утверждённом Комиссариатом Искусств и Отдыха списке артистов балаганчика.
   - Только помогите мне изменить вид, чтобы скрыться от "чёрных", - попросил Фабио. К этому времени их разговор с Сильвио уже слушали все артисты. Конечно, они были готовы помочь.
   Дождь всё не утихал. Все покупатели разбежались с Четырнадцатого рынка по домам, а вслед за ним попрятались и продавцы. На рынке остались одни сыщики, следившие за балаганчиком дядюшки Бризака. Они торчали среди пустых прилавков и закрытых палаток как забытые огородные пугала. Теперь им было очень трудно принять вид обычных граждан, смешаться с толпой и вести незаметное наблюдение за объектом, как требовал Устав Сыскной Службы. К тому же все они промокли насквозь. Сыщики собрались и стали совещаться. При этом они отчаянно чихали и дрожали от холода. Они единогласно решили, что в такую погоду балаганчик ни за что не сдвинется с места. Так же единогласно было решено, что наилучшим для интересов Революции действием в таких обстоятельствах будет срочное перемещение всех агентов в ближайший трактир для согревания и сохранения здоровья означенных ценных агентов, крайне необходимого для службы Республике. Решение было исполнено незамедлительно.
   Сыщики уселись за стол в таверне "Права человека и гражданина" и именем Республики потребовали по кружке пива. Именно в эту минуту дверь циркового вагона открылась и выпустила Фабио на улицу. Он помахал артистам рукой и побежал к выходу с рынка.
   Но это только нам с вами известно, что из вагона вышел Фабио. Любой другой человек увидел бы, что по улице Столицы идёт, прячась в штормовку от проливного дождя, рыжеусый гражданин маленького роста с загорелым лицом, в синих штанах и полосатой матросской блузе. В ухе у него была серьга, на руке - татуировка в виде якоря. В общем, по всем приметам это был моряк.
   Наконец-то Фабио мог вздохнуть спокойно. Хоть он и не нашёл пока укрытия, но всё-таки спрятался.
  
   Глава VIII. НА НАБЕРЕЖНОЙ
   Тучи затеяли над Столицей какую-то сложную игру. Они пыжились изо всех сил, надувались и ползали друг за другом. Тучи так увлеклись, что совсем забыли поливать город дождём. Одна из них очень ловко изогнулась, спасаясь от того, чтобы её осалила другая. От этого между двумя тучами образовалась прореха, и в ней немедленно появился любопытный глаз солнца.
   Фабио как раз шёл по Новому Таможенному мосту. Это был особенный мост. В старые времена, когда порт был выше по реке, королевские таможенники проделали в настиле дырки и через них подглядывали, что везут в Столицу проходящие под мостом корабли. При Старом Короле учёный Туб перестроил мост. Половину настила, ту, что с дырками, он заменил вставками из прочного стекла, которое выдерживало даже вес кареты, запряжённой восемью лошадями. До Революции гулять по мосту разрешалось только толстякам и богачам. Народная власть открыла мост для всех граждан. Фабио, конечно, шёл как раз по стеклянным квадратам и глядел вниз. Вдруг он увидел, как на серых волнах реки под его ногами заплясали белые искры солнечного света. Он дошёл до конца моста и осторожно снял капюшон, на всякий случай приготовившись бежать. Но поблизости не оказалось ни одного солдата. Ни один из редких прохожих не попытался его схватить. Никто не указал на него пальцем и даже не посмотрел. Фабио немного приободрился.
   "Пожалуй, надо попробовать скрыться у друзей, - подумал мальчишка, - Уж они-то не подведут!"
   Фабио решил пойти к братьям Флипон. Они жили далеко от Гавани, в Секции Каретников, и наверняка ещё не знали, что его хотят арестовать. Кроме того, братья были сторонниками Клуба Худых, и Фабио рассчитывал, что они всё равно не выдадут его Маршалу Просперо и умеренным.
   Приняв это решение, Фабио зашагал от моста направо по Набережной Свободного Труда. Пройдя по этой набережной до Железного Моста, вы попадаете на проспект Ремесленников (бывший Канцлерский), а оттуда, повернув налево и пройдя по проспекту четыре квартала, можно было, свернув на улицу Колесников, очутиться в Секции Каретников. Впрочем, если вы впервые в Столице, можете просто идти туда, где дымят трубы мастерских и откуда раздаются звонкие удары молотов и визг пил - и вы непременно окажетесь в одной из рабочих секций, а уж там вам всегда покажут дорогу к своим товарищам.
   Фабио всё больше нравилась его новая роль. Он шагал вразвалочку, как заправский моряк, хриплым голосом приветствовал встречных матросов и так лихо свистел вслед хорошеньким гражданкам, что те моментально краснели до самых ушей. Он даже пожалел, что отказался от плитки жевательного табака, которую ему предлагали в балаганчике в дополнение к костюму.
   Вдруг Фабио увидел, как прямо навстречу ему по набережной идёт тот сыщик с тростью, который недавно окликнул его по имени и так неудачно попытался остановить. Сыщик вертел в руке какую-то чёрную иголку. Он то подносил её к глазам, то отводил на вытянутой руке. Фабио с самым независимым видом пошёл прямо на хромого. Они чуть не столкнулись. Сыщик неуклюже отшатнулся и пробормотал извинения. Он едва взглянул на Фабио и явно его не узнал.
   Очень довольный собой, Фабио остановился, положил локти на ажурную решётку ограждения и небрежно сплюнул в реку. "А может, я поторопился прятаться? - подумал он, - Ведь теперь, в новом облике, меня никто не узнает. Я могу даже, пожалуй, пробраться в штаб Просперо и попытаться вызнать его планы!" В этот момент нахальный солнечный зайчик прыгнул Фабио прямо в глаза. Фабио пришлось зажмуриться и осторожно, чтобы не размазать грим, тереть лицо кулаками. Наконец, он немного проморгался и тихонечко расклеил веки. Первое, что он увидел, был патруль Секции Колоколен, направлявшийся прямо к нему. Командир патруля, долговязый гражданин в высокой зелёной шляпе, остановился и указал пальцем на Фабио.
   - Именем Народа стой на месте, гражданин Фабио, ты арестован! - загремел голос командира.
   Фабио был поражён. Он раскрыл рот и даже два мгновения действительно оставался на месте. Потом произошли сразу несколько событий - патрульные подняли ружья наизготовку и шагнули к мальчику, какой-то гражданин попытался схватить его за руку, солнечный блик опять ослепил Фабио, а сам Фабио вывернулся из рук бдительного гражданина и бросился прочь от патруля.
   Фабио бежал, ничего не видя, натыкаясь на прохожих, однако ему повезло. Был уже вечер, дождь кончился, и много граждан вышло погулять на Набережную. Наверное, поэтому патрульные и не могли догнать мальчишку - попробуй угадай, куда побежит человек, если он и сам этого не знает - и скоро потеряли арестованного в толпе. Фабио между тем удалось, почти что наощупь, забежать за угол большого дома поблизости. Мальчишка прижался спиной к холодной каменой стене. Он постоял с минуту, затаив дыхание и прислушиваясь к крикам за углом. Скоро он понял, что преследователи пробежали мимо. Тогда Фабио выдохнул и открыл глаза.
   Прямо перед ним на стене дома напротив висело объявление с портретом рыжего усатого пирата с серьгой в ухе. Фабио прочёл:

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ!

РАЗЫСКИВАЕТСЯ опасный враг народа

гражданин ФАБИО с Якорной улицы, Секция Гавани

за причастность к подлому убийству Тибула Неподкупного

и другим преступлениям против Народа.

Арестовать и доставить живым и невредимым

в Комиссариат Защиты Республики

по приказу Маршала Республики Просперо.

За поимку, а также за любые сведения о том, где прячется ФАБИО, будет уплачена большая НАГРАДА

(1 000 000 монет ассигнатами Республики или 25 пилюль доктора Гаспара)!

   Фабио узнал свой портрет на объявлении. Этот портрет был нарисован вчера Вики Летти, когда Фабио гостил у Тибула. На портрете был изображён точь-в-точь нынешний Фабио, загримированный, как вы помните, артистами под моряка.
   Фабио наморщил лоб. Читатель, конечно, согласится, что совпадение вышло для мальчишки очень неудачным. Он подумал, что нужно поскорей избавиться хотя бы от усов. Тут его опять чуть не ослепила вспышка света. На этот раз Фабио рассердился по-настоящему: "Сейчас я задам этому шутнику!" Он поискал, где мог бы спрятаться преследовавший его с зеркальцем человек, а точнее, мальчишка. Только юные сорванцы способны на подобные выходки. Большинству взрослых на такое уже не хватает ни времени, ни терпения.
   Рядом никого не было. Все окна в домах были занавешены. "На чердаке!" - догадался Фабио, поднял голову и... увидел в небе арнельфьер! Воздушный шар спустился очень низко. Он висел совсем недалеко от укрытия Фабио, прямо над крышами домов Набережной. Бурый мешок сморщился и обвис внутри верёвочной сетки. Плетёная корзина под ним раскачивалась. В ней что-то происходило. Суетились люди. Блеснула линза телескопа. Полетел из корзины вниз футляр с запиской.
   "Так вот кто светил мне в глаза!" - осенило Фабио. И тут же ещё раз: "Вот как они меня нашли!"
   Фабио бросился к соседнему дому и присел у стены так, чтобы его не было видно в телескоп с арнельфьера. Он опять развернул штормовку, набросил её на плечи и надвинул капюшон на лицо. Затем он осторожно двинулся на корточках вдоль стены. Вскоре он повернул за угол дома и оказался на улице Вдов Героев, которая вела от Набережной в сторону старых кварталов.
   Несколько прохожих удивлённо посмотрели на неуклюже ковыляющую фигурку под длинным плащом. Но вот странный человечек зашагал всё увереннее. Он даже, кажется, начал расти с каждым шагом!
   Фабио понимал, что он привлекает внимание. Но выбора у него не было. Он торопливо сорвал под капюшоном усы, растёр рукавом грим по лицу, а тем временем подошёл, точнее, подкатился на полусогнутых ногах прямо к одному из зевак, которые на него уставились.
   - Гражданин, как найти балаганчик дядюшки Бризака? - пропищал Фабио.
   - Иди быстрей на Четырнадцатый рынок, гражданин, может, ещё успеешь их застать в Столице, - ответил прохожий. "Наверное, какой-нибудь цирковой карлик или клоун отстал от своих", - подумал он.
   Зеваки разочарованно отвернулись. Фабио послушно пошёл в указанную сторону. Навстречу ему опять попался патруль. Патрульные бежали точно за угол дома, где недавно прятался Фабио. Командир держал в руках футляр, который недавно сбросили с арнельфьера. Фабио вежливо посторонился, и патрульные пробежали мимо него.
  
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
   ГРАЖДАНИН И ГРАЖДАНКА ЭКВИА
  
   Глава IX. К ОРУЖИЮ!
   Фабио продолжил путь в Секцию Каретников. Он отцепил от уха серьгу и тогда решился снять капюшон. Он увидел, что на Столицу опускается вечер. Синие тени домов наползали на мостовую. Канцеляристы с разноцветными нашивками на сюртуках и просители с бумагами руках выходили из бесчисленных комиссариатов, управлений и департаментов. Присутственные часы кончились. Все спешили по домам.
   Фабио вспомнил про хромого сыщика с сине-белой нашивкой. Тот как-то узнал мальчишку на улице днём, без костюма, но не узнал в облике моряка.
   "Наверное, ему достался другой мой портрет, - рассуждал Фабио, - Сёстры Летти ведь нарисовали три портрета, и только на одном я был пиратом, а на других двух самим собой. Впрочем, в третьем портрете тоже было что-то необычное, но вот что - ну не помню! Но всё равно это значит, что хромой сыщик ищет меня не для Просперо! Выходит, на меня, в тайне от Железного Маршала, охотятся ещё какие-то люди. Кто же они, враги или друзья? Если они не с Просперо, значит, друзья? А может, всё-таки тоже враги, просто они не доверяют Маршалу и хотят его опередить? Ведь секрет Тибула слишком важен, чтобы делиться им с любыми соперниками. Каждый из врагов захочет сам завладеть им, чтобы держать в страхе всех остальных!"
   Фабио хмуро взглянул вверх. На серебряном небе бурыми потёками висели арнельфьеры. Фабио опять спрятал лицо под капюшон. Выходило, что ему теперь ни в каком виде лучше не появляться на улице.
   Штормовка тоже не спасёт. Ведь наверняка когда его не найдут, патрулям прикажут останавливать всех, кто скрывает лицо. Остаётся только спрятаться.
   Фабио свернул с Набережной и оказался в рабочих Секциях. Здесь на улицах было мало людей - мастеровые и рабочие редко уходили с работы домой так рано. У всех, кого встретил Фабио - и у мужчин, и у женщин, и даже у детей - были бледные лица, согнутые спины и натруженные руки. Только стариков Фабио почему-то совсем не встретилось.
   Фабио пришёл на улицу Колесников. Он дошёл до приземистого каменного домика с деревянным вторым этажом. Здесь жили братья Флипон с мамашей и папашей Флипон и шестью сёстрицами Флипон. Фабио постучал в дверь. Ему открыла худенькая женщина с белым лицом и светлыми волосами в опрятном зелёном платье и в кухонном фартуке. Это была мамаша Флипон. От рыжего соусного пятна на её фартуке вкусно пахло овощным рагу. Фабио невольно сглотнул.
   - А, Фабио, здравствуй. Арно и Колена нет. Они помогают отцу в мастерской. Можешь подождать, они должны скоро вернуться, - сказала мамаша Флипон усталым голосом. Из дома через открытую дверь доносились хихиканье, визги, писки и прочие звуки, которые издают девчонки, когда несколько из них собираются вместе.
   - Хочешь поиграть с девочками? - спросила женщина. Фабио помотал головой.
   - Спасибо, я лучше на улице подожду,- ответил он.
   Мамаша Флипон кивнула и хотела закрыть дверь, но остановилась.
   - Ты слышал, сегодня весь день ищут какого-то Фабио, моряка как раз из твоей Секции? Говорят, это он убил Тибула и украл те списки врагов, которые Тибул обещал зачитать.
   - Слышал, - осторожно ответил Фабио, - Только я его не знаю. Наверное, он на торговом судне служит. Вы же знаете, мы-то из военных моряков.
   "Значит, здесь пока ищут только рыжего пирата", - выдохнул Фабио, когда дверь закрылась. Он затолкал поглубже в карман отклеенные усы.
   Фабио перешёл улицу и устроился в тени дома напротив, так, чтобы его не было видно сверху ни в один в телескоп. Не успел он достать ножик, как увидел, что по улице важно шагают двое беловолосых мальчишек. Тот, что повыше, был старший из братьев, Арно Флипон, тот, у которого лицо всегда немного надутое - младший, Колен Флипон.
   "Сейчас всё решится, - думал Фабио, поднимаясь на ноги, - Братья видели меня с Тибулом в Чёрной карете. Они знают, что в Секции Гавани я живу на Якорной улице, как написано в объявлении Маршала Просперо. Значит, они понимают, что я - тот самый Фабио, враг народа и убийца Тибула. Если они за врагов - они попытаются меня схватить. Тогда придётся бежать. Это не страшно, я бегаю быстрее, чем любой из них. Плохо, что они дома и знают тут все проходы и переулки и могут меня окружить. Значит, надо сразу бежать прочь из их Секции. А куда? А, ладно, там посмотрим. Всё-таки не могут они оказаться врагами!"
   Фабио выдохнул и пошёл навстречу братьям. Братья увидели его. Они обрадовались.
   - Фабио, здорово, друг! - закричал Арно.
   - Эй, Фабио, привет! - воскликнул Колен.
   - Мы смогли увидеть только самое начало похорон Тибула. А потом нам нужно было помогать отцу. У мастерской срочный заказ Республики для армии, нужно сделать тысячу колёс до конца месяца, - сказал Арно, когда ребята поздоровались.
   - Это потому что Второй Корпус Северной Армии потерял весь обоз и пушки в грязи под Зоомбергом, когда враги разрушили плотины, - хмуро добавил Колен, - Говорят, сам Просперо едва унёс оттуда ноги. Теперь срочно нужны новые фургоны и пушки вместо потерянных.
   - А я совсем не смог придти на похороны, - ответил Фабио и со значением посмотрел в глаза сначала Арно, потом Колену, - У меня были очень важные дела.
   Братья с интересом поглядели на Фабио. А Фабио всё никак не мог понять, догадываются они, кто стоит перед ними, или нет! Они даже про Чёрную Карету и Тибула не спросили - как это прикажешь понимать? Может, не заметили? Промолчать обо всём Фабио было никак нельзя. Но и сказать прямо, что вот он я, тот Фабио, про которого говорят, что он убил Тибула, только я Тибула не убивал, он тоже не мог. Он боялся, что не успеет всё объяснить братьям, и они просто выдадут его патрулю. Оба они, даже младший Колен, были не очень-то сообразительными.
   - А какие дела? - спросил Колен.
   - Такие, что маршалу Просперо они не понравятся, - с вызовом заявил Фабио.
   - Здорово! - в один голос вскричали братья Флипон.
   - Говорят, солдаты Просперо вошли в Секцию Гавани. Ты, небось, вредил им там? - с хитрым видом уточнил Колен.
   - И ещё как! - подмигнул Фабио.
   - Вот повезло! Вот молодец! Расскажи! А ты за нами пришёл? А можно нам с тобой?! - братья были в полном восторге.
   Фабио выдохнул. Кажется, в первый раз за весь разговор. Здесь его спрячут от Просперо.
   Пророкотал короткий гром. Все граждане Столицы, которые были в городе два года назад, во время осады, - а значит, все, кроме детей одного года от роду, - узнали этот звук. Это стреляла пушка. В окнах домов появились встревоженные лица.
   - У нас в Гавани, - сразу определил Фабио. Гром раздался ещё, и ещё раз.
   - Двенадцатифунтовки, с фрегатов, - уточнил мальчишка.
   Братья Арно серьёзно покивали.
   - Неужели англичане так близко подошли? - удивился Арно.
   - Да ты что, брат, какие там англичане... - с досадой бросил ему Колен, - По англичанам бы сначала форты стреляли. И Ревун бы в Гавани ревел. Похоже, это из-за солдат Просперо. Что, плохи дела у вас там? - спросил он у Фабио.
   Фабио не успел ответить. Барабанная дробь прервала его на полуслове.
   В начале улицы Колесников возникла группа людей. Она приблизилась, и стало видно, что первым идёт барабанщик, потом - человек в чёрном, а за ними пять милиционеров. Одни из них нёс флажок Секции Каретников - зелёный, с изображением белой повозки.
   Шествие остановилось на середине улицы. Граждане выходили из домов и окружали пришедших. Фабио и братья Флипон тоже подошли поближе. Человек в чёрном подождал, когда соберётся побольше людей, и похлопал барабанщика по плечу. Барабан замолчал. Заговорил человек в чёрном. У него был высокий сильный голос, от которого делалось тревожно. Но ещё тревожней было от того, что он говорил:
   - Граждане Секции Каретников! Я комиссар Клуба Худых Мариано. Со мной представитель вашей Секции лейтенант милиции Форж.
   Граждане! Республика в опасности! Вы слышите гром пушек? Это маршал Просперо и умеренные подняли контрреволюционный мятеж! Они хотели воспользоваться смертью Тибула и нанести удар в спину Республике. Они задумали обвинить в смерти Тибула настоящих друзей народа и начать террор против них.
   Это ложь, граждане! Это умеренные убили Тибула за то, что он хотел их разоблачить! У Клуба Худых есть все доказательства этого! Это имена умеренных Тибул написал в своём списке. Враги хотели спрятать список от народа, но они просчитались! Список Тибула, написанный его собственной рукой, есть в Клубе Худых, и он будет показан народу!
   Просперо предательски и тайно ввёл в Столицу две дивизии Северной армии. По его приказу солдаты попытались начать незаконные аресты в Секции Гавани, якобы родственников убийц. Но честные граждане Гавани дали им отпор, и тогда враги подняли оружие, доверенное им народом, против Республики! Они подняли мятеж, чтобы захватить Столицу и свергнуть власть Народа. Просперо и его умеренные хотят, чтобы снова нами правили новые богачи и генералы! Они открыто выступили как враги рабочих, враги Республики, враги Народа, враги настоящих друзей народа!
   Граждане! Генерал Эквиа и Клуб Худых призывают рабочие Секции к оружию! Мы должны дать отпор мятежникам и отстоять нашу Столицу и нашу народную власть!
   К оружию, граждане! Защищайте ваши дома от мятежников! Выходите на улицы и стройте баррикады! Выбирайте командиров, верных делу народа. Наберите две тысячи добровольцев от вашей Секции, по семьдесят от каждой улицы. Отправляйте их к Клубу Худых, на улицу Свободы. Там сейчас собирается Совет рабочих Секций! Там генерал Эквиа собирает силы для отпора мятежникам! Мы не будем только обороняться на баррикадах, мы атакуем их сами и разгромим! За нас, честных граждан, сам славный генерал Эквиа! У наших братьев в Гавани тысячи корабельных пушек и неприступные форты, весь Народный Флот остался верен Республике! Граждане, нас больше, и если мы встанем вместе против мятежников, мы сметём их, мы победим!
   К оружию, граждане! Все на защиту Республики!
   Комиссар Мариано закончил речь уже под частый пушечный грохот. Барабанщик опять заиграл, и люди расступились перед маленькой процессией.
   Фабио и братья Флипон переглянулись и направились к комиссару.
   - Гражданин комиссар, а нам что делать? Я из милиции Секции Гавани, а это мои друзья, они местные. Мы хотим помочь Республике, - объяснил Фабио.
   - Прекрасно, граждане, Республике сейчас очень нужен каждый патриот, - бодро сказал комиссар, - Вы можете быть разведчиками, фронт-курьерами или подносчиками патронов и воды. Идите к Клубу Худых, найдите гражданина, то есть бригадира Гарума, он помощник генерала Эквиа, и скажите, что вас прислал Мариано. Он найдёт вам дело.
   "Это я виноват, что начался мятеж, - ругал себя Фабио, пока шёл с братьями Флипон на улицу Свободы, - я не смог вовремя найти друзей. Может, мне и вовсе надо было сразу, как только сказали о смерти Тибула, броситься на Трибуну... но нет, ведь у меня не было с собой портфеля! А потом я только и делал, что убегал и спасался, а надо было спасать Республику. Но ничего, ничего. Я всё-таки сумел не попасться врагам. Теперь я почти нашёл друзей, я почти выполнил задание Тибула. Это очень плохо, конечно, что начался мятеж, но, по крайней мере, теперь враги показали своё лицо. А искать меня и вовсе теперь, все, наверное, забудут".
   Вместе с друзьями к Клубу Худых шли другие граждане. На призыв генерала Эквиа откликнулся весь рабочий люд Столицы - рабочие с больших фабрик и заводов и ремесленники из маленьких мастерских, грузчики из речного порта, каменщики и трубочисты, подёнщики и разносчики, мостовщики и пекари... Вместе со многими из них на бой шли жёны и старшие дети, чтобы заряжать и подавать ружья, собирать ядра и пули, выносить раненых.
   Из улиц и переулков выходили всё новые и новые граждане и присоединялись к идущим на защиту Республики. Людской поток тёк уже через кварталы артистов, и здесь в него вливались художники в измазанных краской рубахах, весёлые журналисты, писатели, поэты.
   Над толпой звучала Рабочая песня, словно вернулись славные и грозные времена Первого Восстания:
   Эй, берегись! Богач, берегись!
   Это идёт рабочий народ!
   Толстяк, прочь с дороги! Посторонись!
   Не то народ тебя сметёт!
  
   Глава X. КЛУБ ХУДЫХ
   На улице Свободы было не протолкнуться. Пикеты из граждан в чёрной одежде стояли в самом начале улицы. Здесь всех останавливали и спрашивали, зачем они пришли в Клуб. Граждане, стоявшие в очереди перед тремя друзьями, говорили, что они пришли из Секций по призыву генерала Эквиа и Клуба защищать Республику. Их тут же отправляли в один из ближайших домов на той же улице. Там у каждого подъезда члены Клуба распределяли добровольцев по батальонам и выдавали оружие, чёрные кокарды и повязки. Клуб Худых готовился сражаться под чёрными знамёнами Равенства.
   Фабио сказал, что он и его друзья направлены комиссаром Мариано к бригадиру Гаруму. Их пропустили дальше по улице. Мальчишки прошли ещё через два пикета. Они оказались перед входом в высокое белое здание. При Толстяках в нём была резиденция Государственного Канцлера. Дом плыл над улицей как корабль под полными парусами. Огромные окна первого этажа были раскрыты. Через них было видно, как в комнатах и коридорах десятки людей докладывают, слушают, спорят, диктуют, пишут, отмечают что-то на карте. У парадной лестницы небольшой оркестр отчаянно играл марши. Из ближайшего окна высунулся гражданин в зелёном мундире начальника милиции Секции и именем Республики, чёрт побери, потребовал играть потише.
   Через главный вход всё время входили и выходили люди. Но здесь волшебные слова, что идут посланцы комиссара Мариано, не сработали. Начальник караула велел мальчишкам подождать. Ждать пришлось долго. Фабио и братья Флипон устроились у лестницы, по другую сторону от оркестра.
   Сначала трое друзей занимались тем, что определяли, где и что в городе стреляет. Выходило, что кроме тяжёлых корабельных в бой вступили и армейские трёхфунтовые пушки, какие были в каждой пехотной полубригаде. Они не грохотали, а скорее гавкали. Пальба доносилась уже не только из Гавани. Стреляли и в центре, в Старых Кварталах. Синие вечерние тучи опять сгустились над городом. Иногда можно было заметить, как далёкий батарейный залп или взрыв на мгновение отражается в них багряным сполохом.
   Вскоре друзьям надоело прислушиваться. Они начали игру, в которую играли тогда все столичные мальчишки, - кто назовёт больше разных пилюлек доктора Арнери.
   Все отлично знали, как действуют пилюли первых шести цветов. Читатель должен помнить, что мы уже рассказывали об этом выше. Самое интересное начиналось дальше. По городу ходили десятки слухов о разных особенных или секретных пилюлях. Конечно, все, кто о них рассказывал, клялись, что это подлинная правда, но никто не предъявлял в доказательство самих пилюль. Это, впрочем, неудивительно. Ведь рассказывали, например, о "жёлтых" глазках, цвета старого режима Трёх Толстяков. Эти пилюли будто бы предлагались подследственным Верховным обвинителем Арнери. Они сначала заставляли любого врага народа сознаться доктору Гаспару во всех преступлениях, а потом приносили смерть в страшных мучениях. Для честных граждан они были совсем не опасны.
   Или вот "белые" пилюли - утверждалось, что агенты Республики незаметно подкладывали их иностранным принцам, министрам и генералам. Раз попробовав такую пилюлю, человек уже не мог без них обходиться, и за новую их порцию выдавал нашим разведчикам любые вражеские тайны. Багровые пилюли вдесятеро увеличивали силу и ловкость. Оранжевые позволяли обходиться совсем без сна. И так далее. Были якобы и такие особые пилюли для взрослых, о которых детям даже говорить строго запрещалось. Дети, впрочем, всё равно о них говорили - ведь каждому хотелось выиграть, назвав такой цвет, который никто больше не знает! И уже только шёпотом передавали страшные истории о чёрных "глазках".
   Колен на этот раз удивил друзей дополнением к уже известному рассказу о том, что чёрные пилюли подчиняют любого человека доктору Гаспару и заставляют принявшего их исполнять любые приказы доктора, а потом забывать о том, что он делал. Младший Флипон страшным шёпотом рассказал, что того, кто съел чёрную пилюлю, доктор Гаспар может вызвать даже из могилы! Об этом под большим секретом сообщила сестрицам Флипон одна девочка с улицы Тележников, племянник которой бывал по службе во Дворце Науки и будто бы случайно подслушал эту тайну под дверью в секретный кабинет самого доктора. Доктор Арнери тогда как раз оживил и допрашивал самого предводителя южных мятежников Лапитупа!
   - Погоди, Колен, но ведь я сам видел, как Лапитупа отправили в Табакерку! А потом из его пепла сделали удобрение для народных садов на Поле Свободы. Так со всеми врагами делают. Доктор, что ли, собрал землю и чёрным глазком пепел оживил? - поразился Фабио. Колен надулся сильнее обычного и стал доказывать, что доктор Гаспар может всё. Арно ему поддакивал. Тут, наконец, вернулся караульный, который был послан к бригадиру Гаруму, и велел друзьям следовать за ним.
   Мальчишек провели на второй этаж. Курьеры и адьютанты бежали сюда и убегали отсюда вдвое быстрее, чем на первом этаже. Четыре пахнущих порохом милиционера бегом пронесли вверх по лестнице на носилках офицера в разорванном голубом мундире и в бинтах. Офицер зажимал в зубах собственную косицу и не то пел, не то рычал сквозь неё. Кажется, он был привязан к носилкам. Носилки занесли в первые двери от лестницы. Немедленно оттуда раскатились по коридору громкие голоса.
   Караульный обменялся словами с часовым перед следующей дверью и ввёл в неё троих друзей.
   В комнате, похоже, до мятежа была мастерская художников. Сейчас подрамники с холстами стояли у стен, мольберты и кисти были свалены в углу. Один табурет остался посреди комнаты. Карты и бумаги были разложены на полу перед табуретом.
   - Гражданин бригадир, вот граждане от комиссара Мариано, - объявил караульный.
   Смуглый человек с тёмными кудрями в двууголке, стоявший у окна, повернулся и двумя шагами, похожими на прыжки леопарда, пересёк комнату. Бригадир Гарум, а это был, конечно, он, улыбнулся такой белозубой улыбкой, что её предъявитель мог без всякого паспорта доказать, что он происходит с Островов.
   - Это вы из мильиции Гаваньи? - спросил он, и тут же воскликнул, - Эй, постой, да ведь ты Арно Флипон, ты помогал Клубу строить декорации на праздньике Весны!
   - Да, гражданин бригадир! - радостно выкрикнул Арно.
   - Значит, вы не из Гаваньи, - сказал Гарум. Он тут же сменил улыбку на складку между густыми чёрными бровями.
   - Я из милиции Секции Гавани, гражданин бригадир Гарум, - шагнул вперёд Фабио. На всякий случай он не стал сразу называть своё имя. Он, конечно, уже вспомнил, что слышал про гражданина Гарума, вождя восстания на Островах, одного из основателей Клуба Худых, постановщика главных революционных шествий и праздников. Но Фабио уже решил про себя, что, если сможет, то откроет секрет Тибула только лично гражданину Эквиа, ну или Суок.
   - Это очень хорошо, - сказал Гарум. Похоже, ему сейчас было не до имён.
   - Тогда к делу, - он положил руки на плечи Арно Флипону и его чёрные глаза оказались прямо напротив голубых глаз мальчика.
   - Гражданьин Арно, ты ручаешься за своих друзей? - спросил Гарум.
   - Ручаюсь, гражданин бригадир, - не моргнув, ответил Арно.
   - Отльично, - сказал Гарум.
   - Теперь вы все, граждане. Возьмётесь выполньить опасное задание для Республики?
   - Да, гражданин бригадир, - хором ответили друзья.
   - Тогда слушайте. Нам очень нужно связаться с Секцией Гаваньи и с Народным Флотом. Наши наблюдательи с арнельфьеров докладывают, что они отбили мятежников и сами перешли в наступленьие. Но дивизии Просперо заньимают весь центр Столицы и отрезают нас от Гавани. Они захватили или взорвали все мосты на левый берег. Мы не можем связаться с Гаванью. Похоже, всех наших фронт-курьеров перехватывают. Генералу Эквиа очень нужно, чтобы его депеша попала к командирам сил Гавани и Флота. Если не получится доставить письмо, нужно передать им сообщение на словах. Нужно их убедить, чтобы Гавань и Флот немедленно прекратили наступленьие! Просперо хитёр, он специально отступает и выманьивает их подальше от моря и защиты корабельных пушек, чтобы разгромить. Они, конечно, не дураки и должны поньимать, что это опасно. Но скорее всего оньи просто не уверены, что их кто-то поддержит и поэтому спешат. Просперо хочет разбить нас поодиночке. Сначала Гавань, пока Клуб Худых ещё не собрал рабочие Секции. Потом нас. Нам нужно ещё несколько часов на подготовку наших сил. К полуночи мы вооружим и поставим в строй десять тысяч бойцов и будем готовы. Если мы ударим вместе с Гаванью и моряками, с двух сторон сразу, то раздавим мятеж, - Гарум яростно сжал кулаки.
   - Только пусть сейчас остановятся! Просперо заманьивает их на широкие центральные площади, наверняка он поставил там свои главные батареи. Их сметут картечью! Надо как можно быстрее их предупредить!
   Мы надеемся, что вам, мальчишкам, будет легче пробраться через силы Просперо. Ну а дорогу в Гавань вы должны знать лучше любого из нас. Ну что, готовы?
   - Мы готовы, гражданин бригадир, - ответил Фабио за всех, - Дайте каждому из нас письмо, и мы попытаемся пробраться отдельно. Уж один-то точно пройдёт! Ради Республики мы сделаем всё, что только сможем!
   - Вельиколепно сказано, гражданин! - Бригадир Гарум широким театральным жестом снял двууголку и примерил её на голову Фабио. Гарум поглядел на Фабио, и вдруг по его лицу, как по воде от ветра, пробежала рябь. Через секунду он опять улыбался.
   - Подождите на первом этаже в караульной, граждане, я пришлю к вам письма и провожатого, - сказал Гарум торжественно и опять отошёл к окну, - Помньите, от вас зависит судьба Республики. Удачи вам. Идите. Гражданин Арно, останься на минуту, - добавил он.
   Фабио и Колен развернулись. Колен тут же выскочил из комнаты. Фабио на секунду задержался у двери. Рядом с ней у стены стоял портрет, который Фабио не мог заметить, когда входил. На портрете был изображён генерал в двууголке с пышными перьями. У генерала было лицо Фабио.
   "Ох уж мне эти весёлые сестрички Летти", - только и подумал Фабио.
   Мальчишка постоял немного у двери в кабинет Гарума. Арно вышел и не заметил его. Флипон-старший что-то спросил у часового и тот повёл его вниз по лестнице. Мысли носились у Фабио в голове, как перепуганные мыши. Наконец, он ухватил одну из них за хвост. Другие тут же попрятались.
   "Пора идти к генералу Эквиа и всё рассказать, а то если меня к нему под караулом приведут, вряд ли будет легко его убедить", - вот какой была пойманная мысль.
   Фабио повернул голову, чтобы найти в коридоре дверь в кабинет Председателя Клуба Худых. Он увидел, что гражданин в синем генеральским мундире и чёрных штанах Клуба Худых, гражданин с бледным лицом в чёрных разводах, гражданин с коротко остриженными золотыми волосами и пронзительным взглядом серых глаз идёт по коридору прямо к нему, к Фабио.
   "Ну вот и всё", - выдохнул Фабио и шагнул навстречу генералу Эквиа. Вдруг что-то больно ударило Фабио в лоб. Он очутился один в тёмной комнате. Генерал Эквиа исчез.
  
   Глава XI. НАСТОЯЩИЕ СПИСКИ ТИБУЛА
   - Эквиа, зайди, - услышал Фабио знакомый голос из-за стены. Фабио помотал головой. Голова гудела.
   - Нет времени, - ответил другой голос.
   - Тогда послушай здесь, - настаивал первый.
   - Говори, - разрешил второй.
   - Здесь тот самый Фабио. Он сам пришёл, - Тут Фабио моментально пришёл в себя. Вот что он понял. Первый голос принадлежал бригадиру Гаруму. Второй был генерала Эквиа. Фабио ударило дверью, когда Гарум распахнул её, выходя из кабинета. Теперь он был зажат в тёмной щели между раскрытой дверью, которую он принял за стену, и настоящей стеной. Двое за дверью его, наверное, и не заметили.
   - Что говорит? - спросил Эквиа гораздо тише.
   - Ничего, - ответил Гарум тоже тихо, - Он даже не назвался. Я его отправил связаться с Гаванью, а потом случайно узнал. Он сейчас внизу в караульной, ждёт твоего письма.
   - Взять, - голос Эквиа стал холодным, как вода в колодце зимой, когда в ней плавают льдинки, - Поиски Фабио прекратить, все отряды агентов отозвать и передать мне в прямое подчинение. Хватит шпионить, сейчас каждый штык дорог. Если я кого-то из них встречу раньше - сразу сниму с задания и заберу себе. Какой ты им дал пароль?
   - Сено.
   - Ха-ха. Но иголку-то мы всё-таки нашли! Хорошо. Фабио допросить. Если списки у него - отобрать и доставить мне. И чтоб ни одна душа в них даже не заглянула. Ты и сам лучше не читай.
   - А если списков у него нет?
   - Выяснить, где спрятал. Вот это, - Фабио через дверь не мог ничего видеть, но мы можем рассказать читателю, что с этими словами Эквиа достал из жестяной табакерки крошечный янтарный шарик и вложил его в пальцы Гарума, - чтобы побыстрее рассказал.
   - И вот ещё, от доктора, - на этот раз к Гаруму перешёл оранжевый шарик.
   - А если у Фабио есть сообщники? - спросил бригадир.
   - Не сейчас. Уже не важно. Главное убедись, что хотя бы в ближайшие часы никто не будет размахивать настоящими списками. Кроме меня.
   Что-то зашуршало.
   - Вот это теперь настоящие списки Тибула, - продолжал Эквиа, - Видишь, первый враг - Просперо, ну и так далее. Внизу приписка, что настоящие, лучшие друзья народа - Клуб Худых. Подпись - Председатель Тибул. Грубовато, конечно, но теперь уже никто всё равно проверять не будет. Если окажется, что Тибул написал такие же - тогда возьмём их. Через час я в любом случае покажу настоящие списки Тибула нашим солдатам. Удачно, что это мы поймали Фабио, теперь будет проще объяснить, откуда они у нас. Через час Фабио должен будет подтвердить перед всеми, что это он убил Тибула и украл списки по заданию Просперо. Бросай всё остальное и займись этим. Смотри, чтоб у него на лице не было синяков. Если не будешь в нём уверен - лучше не выводи. Тогда скажем, что его убили во время погони, а списки нашли за пазухой. Испачканные в крови.
   - Но...
   - Да ладно тебе. Это он ведь убил Тибула той иголкой! Ты его под суд отдать хочешь? Доктору? Думаешь, там его оправдают? Да ты пойми, Гарум, если бы даже этот Фабио был святой, как у попов при старом режиме, всё равно спасение Республики сейчас важнее, чем жизнь любого гражданина! Всё, мне пора, через час встречаемся в Клубе в моём кабинете.
   - Да, ещё одно, - через секунду опять заговорил Эквиа, - С агентами я поторопился. Оставь себе десять самых доверенных людей. Пусть ищут Суок. Где она - не знаю. Может, даже на той стороне. А может, у доктора, он тут недавно был со своими бестолковыми уговорами помириться. Только время отнял. Суок могла спрятаться у него в карете. И не делай такие глаза. Нам сейчас нужно, чтобы она не наделала глупостей. Когда найдут - пусть вернут её в Клуб. Раньше надо было мириться. Вот, теперь всё, действуй!
   Фабио зажмурил глаза от отчаяния. Сейчас дверь закроется, Фабио увидят - и тогда жить ему останется меньше часа. Фабио вздохнул раз, другой - и открыл глаза. Дверь осталась на месте. За ней больше никого не было слышно.
   Фабио так никогда и не узнал, что его спасло. Мы же сейчас объясним вам, как это вышло. Дело в том, уважаемый читатель, что в Клубе Худых было правило никогда не закрывать двери ни в один кабинет. Считалось, что товарищам по Клубу нечего скрывать друг от друга и от всех граждан Республики - гостей Клуба. Так что даже теперь, когда у Клуба появились открытые враги, а гражданин Гарум был назначен командиром тайных агентов генерала Эквиа, он всё равно по старой привычке оставил дверь открытой и ушёл на первый этаж, чтобы собственноручно арестовать Фабио.
   Тем временем Фабио понял, что у него есть надежда выбраться. Он немедленно достал из кармана помятые усы и пришлёпнул их под нос. Потом он боком выбрался из-за двери в коридор, принял самый озабоченный вид и присоединился к спешащим курьерам. Он зашагал в другую сторону от главной лестницы. Фабио искал чёрный ход или какой-нибудь выход для слуг. Он понимал, что даже усы вряд ли помогут ему пройти незамеченным через парадный вход, мимо братьев Флипон, Гарума и десятка караульных солдат.
   Фабио повезло. Он увидел через одну из открытых дверей перила посреди комнаты. Перила уходили вниз. Фабио решительным шагом вошёл в комнату. В ней были расставлены столы, как в школьном классе. За столами сидели граждане. Все они писали. Фабио подошёл к ближайшему столу. За ним была гражданка в больших круглых очках и в чёрной куртке. Она торопливо переписывала набело какое-то исчёрканное воззвание, начинающееся с выписанного большими буквами слова "РЕСПУБЛИКА". Всё лицо и очки гражданки были в синих чернильных брызгах-веснушках.
   - Письма в Гавань на подпись генералу Эквиа готовы? - спросил Фабио.
   Гражданка только молча помотала головой и махнула рукой себе за спину. Фабио издал в ответ уверенное хмыканье, и направился мимо остальных столов прямо к лестнице. Он сбежал на первый этаж, и оказался перед дверью. Дверь была закрыта, а перед ней стоял лысый гражданин с чёрной лентой поперёк груди и с коротким кавалерийским ружьём в руках.
   - По заданию бригадира Гарума, - сказал ему Фабио.
   Часовой молча направил ружьё на мальчишку.
   - Сено, - негромко произнёс Фабио.
   Часовой убрал ружьё, посторонился и буркнул: "Проходи".
   Фабио опять оказался на улице Свободы. Ему показалось, что прошло сто лет с тех пор, как он с братьями Флипон зашёл в Клуб.
   Темнело. Дома превратились в таинственные чёрные провалы в фиолетовом небе. Толпа бурой змеёй ворочалась между ними. На шкуре змеи искрами блестели факелы. Народу перед Клубом собралось уже столько, что солдатам приходилось силой расчищать дорогу через толпу для курьеров. У домов, где выдавали оружие, горели костры в больших жаровнях. Тяжёлый ледяной ветер дул от моря. Ветер простреливал всю улицу насквозь. Он яростно трепал жёлтые языки пламени и заставлял их стелиться над самой землёй.
   Бригадир Гарум то ли не успел, то ли побоялся в темноте объявлять поиски сбежавшего. Во всяком случае, обратно с улицы все караулы пропустили Фабио без всяких вопросов.
   Фабио вышел за освещённое пространство в темноту. Оставшись один, он неожиданно расплакался. Даже разревелся. Он бросился бежать. Он бежал домой.
   Мы верим, что читатель не торопится осуждать его за это. Ведь не прошло и дня после смерти Тибула, как Фабио выяснил, что главнейшие друзья народа, на помощь которых он так надеялся, оказались врагами. Всё это время за Фабио все гнались, ловили, грозили, обманывали и, наконец, он узнал, что все в нём очень нуждаются как в доказательстве подлинности подделанных списков Тибула. Только лучше, если он при этом будет уже убит. Вы сами, читатель, смогли бы не расплакаться в таком положении? Мы очень сильно в этом сомневаемся.
   Фабио не помнил, как он шёл через Столицу, как пробрался через расположение чёрных отрядов Клуба, потом сине-белой армии умеренных, как нашёл не взорванный мост и перебрался на левый берег реки, как ещё раз перешёл линию фронта и оказался уже в своей родной Секции Гавани. Наверное, плачущего чумазого мальчишку пропускали солдаты и командиры всех сторон. Может быть, они надеялись, что и их детей кто-то так же пропустит, если сражение в Столице докатится до их домов?
   Фабио пришёл в себя, когда совсем недалеко бабахнуло так, что земля затряслась под ногами. Колпак сорвался с головы Фабио, и птицей унесся в ночь. Фабио прикрыл глаза ладонью от жаркого ветра и обернулся. Он увидел, что взорвался стоявший на середине реки большой корабль Народного Флота. Теперь было уже не понять, линейный или фрегат - верхние палубы с мачтами разнесло в щепки. Белое полотно взрыва опало, и над бурой водой остался только дымящийся остов. С другого берега раздались радостные крики "синих".
   Письмо Эквиа было уже не нужно - последний батальон моряков отходил по Гранитному мосту из центра Столицы на правый берег реки, в Гавань. Погибший корабль как раз прикрывал их отступление огнём своих пушек. "Синие" остались на левом берегу. Они не торопились преследовать моряков. Похоже, обе стороны сейчас больше боялись, что их застигнет буря, и не стремились в новый бой. Фабио отвернулся и пошёл в сторону от реки.
   Гром рычал в небе так сильно, что иногда заглушал пушки. Ветер тряс ставни и заставлял дребезжать оконные стёкла. Фабио выплакал последнюю слезинку, стёр её с лица и обнаружил, что замёрз. Кто-то набросил ему рабочую куртку поверх цирковой блузы, но здесь, вблизи от моря, от ветра не спасала и она.
   "Пойду домой, - решил мальчишка, - хотя бы согреюсь и поем. Солдат Просперо выгнали наши, а Эквиа до Гавани пока не дотянулся. Переночую, а там видно будет. Всё равно выбирать уже особенно не из кого. Не так-то много осталось тех, кто может быть другом". Он устало побрёл на Якорную улицу. Только своего дома он там не нашёл.
  
   ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ
   ВЕРХОВНЫЙ ОБВИНИТЕЛЬ ГАСПАР АРНЕРИ
  
   Глава XII. НОЧНАЯ ИГРА В ПРЯТКИ
   Дома Фабио больше не было на Якорной улице. От него и от многих соседних домов уцелели только почерневшие от огня части стен и куски обгорелых досок и мебели. В тех домах, которые остались целы, почти все окна вместо выбитых стёкол были наскоро завешены тряпками или забиты досками а на стенах остались следы ядер и картечи. Вечер уже почти перешёл в ночь, и на улице никого не было. Видно, Секция нашла где-то ещё место для ночлега жителям разрушенных домов.
   Фабио уже невозможно было расстроить ничем. "Так я и знал!" - подумал он даже с каким-то странным удовлетворением. Враги не забыли ничего из того, что только можно было сделать человеку плохого.
   Комиссар Мариано говорил, что бой в Гавани начался с того, что солдаты Просперо попытались арестовать родственников Фабио. Значит, всё началось здесь, на Якорной улице. Похоже, синих вымели с улицы ядрами и картечью, вместе с домами. И поделом! Фабио мог только надеяться, что тётя Аглая всё-таки уцелела. Что ж, сражение не окончено. Фабио больше нечего терять, и он жив. Теперь и он пощады им не даст.
   Фабио засунул руки в карманы и, насвистывая, пошёл в сторону Гавани. Там был его последний резерв.
   Дом Секции был ярко освещён. Вокруг него стояли пушки. Милиционеры и военные моряки грелись у костров рядом с пушками. Фабио не пошёл в Дом. Он рассудил, что там его непременно узнают и, пожалуй, потребуют слишком много всего объяснить. Придётся врать. А он совсем не был уверен ни в том, что ему поверят, ни в том, что в Секции нет шпионов Просперо или Эквиа. Фабио прокрался по неосвещённой стороне улицы мимо Дома. Он шёл к торговой Гавани.
   Вскоре Фабио был на пристанях. Никто его даже не окликнул - все сторожа попрятались от непогоды. Чёрная вода в Гавани тяжело колыхалась. Волны толкали брёвна причалов где-то далеко внизу. Немногие суда, капитаны которых рискнули остаться у пристаней, тяжело покачивались. Они были похожи на слонов в цирковом стойле, которые раскачивают во сне большими головами. Скрипели канаты, потрескивали мачты, звякали и стучали цепи.
   Фабио дошёл до места на пристанях, где штабелями и пирамидами были сложены пустые бочки, ящики и поддоны. Это был целый странный город, в котором жили только портовые кошки и крысы. Именно здесь Фабио с друзьями играли в прятки.
   Фабио очень уверенно прошёл в темноте по узким "улицам" между штабелей к известному ему месту. Он нырнул в проход между большими ящиками и вскоре вышел с чёрным кожаным портфелем в руках.
   Фабио хотел поесть и согреться. Для этого ему были нужны деньги или что-то ещё, на что можно обменять еду и спички. Он решил, что портфель гражданина Арнери для этого вполне подойдёт.
   Через десять минут Фабио зашёл в портовый трактир "Старый моряк". Трактир имел самую дурную славу. Здесь собирались контрабандисты, торговцы запрещёнными товарами, особенно "глазками", и прочие тёмные личности, которые имеются в каждом большом порту. Даже пираты будто бы заходили сюда, когда их корабли под видом мирных купцов бывали в Гавани. Дело в том, что в последние годы в Столице были рады любому судну, пробравшемуся в порт через английскую блокаду, и не слишком внимательно проверяли, откуда привезён груз и есть ли на него все документы. Но вернёмся к трактиру. Сама народная власть ничего не могла поделать с этим заведением. Совет Секции Гавани несколько раз издавал постановления о закрытии "Старого моряка", но тот каким-то образом каждый раз вскоре открывался снова. Даже его название оставалось прежним, вопреки Указу Бюро о патриотических вывесках. Двери "Старого моряка" были открыты всю ночь в нарушение другого декрета народной власти, о рабочем времени. Видно, и тут были замешаны какие-то враги! Но Фабио выбирать уже не приходилось. По крайней мере, здесь-то уж точно нельзя было встретить сторонников ни одного из тех друзей народа, от которых Фабио бегал целый день.
   Трактир был почти пуст. Фабио прошёл между столами прямо к двери на кухню. Ему навстречу, вытирая волосатые руки о клетчатый передник на огромном пузе, вышел сам Папаша Гро. После того, как Трёх Толстяков отправили в Табакерку, Папаша Гро стал самым толстым человеком в Столице. Он мигом оглядел Фабио с ног до головы своими маленькими глазками, тонущими в складках щёк.
   - Чего надо? - спросил он сиплым голосом.
   - Поесть и ещё кой-чего, - ответил Фабио, и честно добавил:
   - Только у меня денег нет.
   - Не подаём, - буркнул Папаша
   - А за это? - Фабио показал портфель.
   Гро только покачал головой и хотел вернуться на кухню.
   - Погоди! - воскликнул Фабио. Он вынул из кармана тётушкину бонбоньерку и открыл её. Папаша Гро скривился, как будто раскусил гнилой орех, и процедил:
   - Малый, ты, видать, не с Гавани. У нас сегодня пушками все докторские столбы разнесло. Глазки на земле валяются. Их уже и крысы не жрут.
   У Фабио осталось последнее средство. Он осторожно выудил из-за пазухи маленький бумажный свёрток, который нашёлся на дне портфеля. Он отогнул краешек бумаги мизинцем левой руки и вытряс что-то маленькое в правую ладонь.
   - И такие? - спросил Фабио, и раскрыл ладонь прямо перед лицом трактирщика.
   Глазки Папаши съехались к самому носу. Он два раза громко икнул. Он протянул толстый, как сарделька, палец. Палец тихонько потрогал лежащий на ладони Фабио чёрный шарик с белыми точками, и правда похожий на глаз какой-нибудь уродливой глубоководной рыбы. Фабио на всякий случай сделал шаг назад.
   - Достались мне случайно, никто не видел. Мне они ни к чему, - негромко сообщил он Папаше, - могу все отдать за жратву, одежду и спички.
   Папаша Гро бросил быстрый взгляд за спину Фабио, на прочих посетителей трактира. Затем он повернулся и очень быстро исчез в тёмных недрах кухни. Зазвенела упавшая сковорода. Через два мгновения Папаша снова возник перед дверью, уже с мешком в руках. Мешок он протянул Фабио.
   - Хлеб, колбаса, рыба, сыр, вино, куртка, штаны, спички, - прошипел Гро и вытянул вперёд левую руку. Фабио опустил свою бумажку в мягкую круглую ладонь величиной с тётушкину тарелку и принял мешок.
   Папаша Гро снова догнал его уже на улице. Фабио отпрыгнул от Папаши сразу на два метра.
   - Да не, я не то, ты не боись, вот тебе несу, - трактирщик протянул Фабио лёгкий квадратный фонарь с медной ручкой. Свеча в нём была зажжена. Мальчишка осторожно взял фонарь и опять отодвинулся.
   - Только ты, малый, не говори про них никому, - сказал ему Папаша Гро.
   - Самому хуже будет. Мне что, я отбрехаюсь как-нибудь, не впервой. А ты за такое прям в Табакерку пойдёшь, а то и куда похуже. Доктор Гаспар ох не любит, когда у него "глазки" таскают, а уж такие... Он тебя под землёй найдёт, если хоть кому проболтаешься. Был тут один такой разговорчивый... говорят, до сих пор во Дворце Науки на тайной живодёрне граждане учёные на нём опыты всякие ставят. Так что молчи уж. И на глаза мне больше не попадайся.
   "Доктор Гаспар, вот кто остался", - думал Фабио, пока шёл обратно.
   "Доктор Гаспар может всё, - рассуждал Фабио, вернувшись в своё укрытие и устраивая небольшой костёр, - Его боятся все самые страшные враги. Он хочет помирить Эквиа и Просперо. Он хотел помочь Тибулу вчера. Доктор Гаспар самый умный на свете, только он меня выслушает и мне поверит. Мне нужно пойти к доктору! Вместе с ним мы ещё, пожалуй, сможем остановить бой в Столице и спасти Республику".
   Фабио отгородил себе очень уютное место среди ящиков. Он развёл костёр и, наконец, согрелся. Даже начавшийся дождь ему был не страшен - мальчишка устроил над собой настил из ящичных крышек. Худая серая кошка вышла из темноты и устроилась напротив Фабио. Мальчишка бросил ей шкурку от колбасы.
   Отчего-то Фабио даже здесь не чувствовал себя в безопасности. Он то и дело вздрагивал и оглядывался от каждого громкого звука. Даже шорох падающих капель казался ему странным. Один повторяющийся стук был особенно подозрителен. Этот стук приближался, и то был не дождь! Кошка тоже насторожилась, поднялась и сбежала.
   Фабио зажал в кулак кусок хлеба, тихонько опустился на землю и, двигаясь задом наперёд, пополз в узкий проход у себя за спиной. Он остановился только когда решил, что его нельзя будет увидеть от костра.
   Через минуту он увидел, что спрятался не напрасно. Из темноты на свет от костра вышел мокрый человек с грустным вытянутым лицом, в чёрной шляпе и с палкой. Видно, он стучал ей по ящикам, когда искал дорогу. Человек посмотрел на костёр, пошевелил тростью мешок с едой, и издал тяжёлый вздох. Он стал неловко усаживаться на ящик, где только что сидел Фабио. Тут Фабио понял, что это был тот самый хромой сыщик!
   - Доброй ночи, гражданин Фабио. Думаю, ты меня слышишь, - сказал хромой. Фабио из своего укрытия смотрел прямо в его спину в тёмном сюртуке и старался дышать потише, - Меня зовут Леко Ланфран. Я старший дознаватель Столичного Управления Комиссариата Порядка. Меня назначили расследовать убийство гражданина Тибула.
   Видишь, какая штука, гражданин Фабио, заговоры, измены и всякие другие, что называется, преступления против Народа и Республики готовы расследовать сотни комиссаров, начальников и чиновников из Комиссариата Справедливости, из Особого Комитета Народного Собрания, и ещё чёрт знает откуда. Вот. А как доходит дело до старых добрых кражи и убийства, так оказывается, что все эти грозные комиссары могут только выбивать признания из врагов народа, которых наудачу похватали на улице. А настоящего вора и убийцу ловить приходится простому дознавателю Леко, даже если убит сам Тибул Неподкупный.
   Ох, гражданин Фабио, ну и задал же ты работу моей единственной ноге. Тебе-то хорошо бегать по Столице, ты молодой, а попробуй-ка угонись за тобой на моей деревяшке!
   Ты, наверное, думаешь, кто тебя выдал? Никто не выдал, не беспокойся, просто я походил-походил по Столице по твоим следам, и понял, что больше тебе идти некуда. А про это место мне твои здешние друзья-приятели ещё днём рассказали, что вы здесь в прятки играете.
   Ну да ладно, к делу. Послушай, что я тебе скажу. Я, гражданин Фабио, пожалуй что единственный в Столице, не считая твоей бедной тётки, кто думает, что ты Тибула не убивал. Знаешь, почему? Молчишь... Да просто тебя ловят и на тебя думают, что ты убил, и одни, и другие. И Просперо, и Эквиа. А я вот как рассуждаю: самому тебе Тибула убивать не за что. Ты его никогда не встречал и вообще к нему, выходит, случайно в гости попал. А ни для тех, ни для этих ты его, получается, тоже не убивал - иначе они все тебя бы так не искали. Да ещё портреты эти... да никто даже не знает толком, кто ты такой, Фабио с Якорной улицы!
   А прячешься ты, я думаю, не из-за списков этих. Я думаю, нет никаких списков Тибула, и не было. Зачем ему их писать, он и речи свои никогда не записывал. Списки у Тибула только в голове были. А ты просто боишься, что не сможешь оправдаться, вот и бегаешь. Ведь даже если найдутся какие-то списки - а говорят, нашлись уже, - как узнать, настоящие они или нет? Только если найти убийцу и его спросить. А вот ты и знаешь, наверное, кто на самом деле убил Тибула. Уж наверняка видел убийцу перед тем, как ушёл. Ведь как убили - иголкой! В запертой изнутри комнате! Всякое у меня бывало, но такое - в первый раз. А ты последний, кто с ним с живым был. Даже если ты сам думаешь, что ничего такого не видел, я-то тебе помогу вспомнить, что нужно.
   Так что выходи, гражданин Фабио. Мы двое очень нужны друг другу. Во всей Столице только ты можешь сказать мне, кто убил Тибула, и только я могу помочь тебе оправдаться. Ты думаешь, я, может, притворяюсь, а на самом деле для гражданина маршала или для гражданина генерала тебя ищу? Да если бы так, я бы не один пришёл. Выходи, Фабио. Поодиночке мы с тобой оба пропадём. Мне ведь тоже, если я не найду убийцу Тибула, не поздоровится. Тоже в заговорщики запишут. Жену мою и сынишку... эх, да ладно! - гражданин Леко опять вздохнул и умолк.
   "Этот сыщик ничего не знает и ничем мне не поможет", - заключил Фабио. Он стал потихоньку отползать назад, стараясь двигаться потише. Но старший дознаватель Ланфран, видно, всё-таки что-то услышал. Он оглянулся и начал подниматься на ноги.
   Фабио вскочил на ноги, развернулся и побежал. Он остановился только на секунду, чтобы вытащить из-под одного только ему известного ящика какой-то свёрток. И бросился бежать дальше, прочь из тёмного лабиринта, вдоль по пристаням, к воротам в город.
   - Погоди! Постой! Давай хотя бы поговорим! - кричал гражданин Леко. Он никак не отставал, несмотря на деревянную ногу. Фабио продолжал убегать. Вдруг он увидел светлую точку в мерцающей пелене дождя.
   - Фабио! Гражданин Фабио! Здесь доктор Гаспар Арнери! Выходи! Прошу тебя выйти во имя Республики! - раздался вдруг сильный и строгий голос, говоривший громче грома.
   Фабио помчался точно на голос. Прямо в портовых воротах он увидел гражданина в высокой шляпе и длинном плаще, с фонарём и короткой трубой в руках. Гражданин звал Фабио через эту трубу.
   - Я здесь, гражданин доктор Гаспар! Шкатулка у меня! Я знаю секрет Тибула! За мной гонятся! Спасите! - закричал Фабио, подбегая прямо к доктору Гаспару Арнери - а это был точно он!
   - Не бойся, гражданин Фабио, со мной тебя никто не тронет, - ответил доктор. Он раскрыл для Фабио свой огромный плащ, похожий на крылья ночной птицы, и спрятал мальчика от дождя.
  
   Глава XIII. ФАБИО НАХОДИТ ДРУГА
   - Кто за тобой гонится? - спросил доктор.
   - Сыщик... дознаватель из Комиссариата Порядка, - ответил Фабио, просовывая голову между полами плаща наружу, - Вот он!
   Гражданин Леко с погасшим фонарём в руке в эту минуту подошёл к доктору Арнери.
   - Гражданин дознаватель, стой. Я Верховный обвинитель Арнери. Я именем Народа забираю этого гражданина в Комиссариат Справедливости, - сказал доктор очень холодно. Левой рукой он сжал плечо Фабио, а правой что-то достал под плащом из кармана. Он нечаянно задел Фабио. Оказалось, что предмет из кармана доктора был длинным и холодным.
   Гражданин Леко Ланфран остался стоять перед доктором, опираясь на трость. Дождь падал ему на голову и плечи и тонкими струйками выливался на землю из рукавов и штанин.
   - Позвольте только один вопрос свидетелю, гражданин Верховный обвинитель, - попросил он, и, не дожидаясь ответа доктора, отбросил фонарь и показал Фабио длинную чёрную иглу:
   - Ты это видел, когда был у Тибула? Что это? Чьё это?
   - Я никакой иглы не видел! Я не знаю, что это, и кто убийца не знаю!
   - Я знаю, что это, - вмешался доктор Гаспар.
   - Это игла длиной в четыре дюйма из воронёной стали. Такими иглами стреляет бесшумное духовое ружьё, которое изобрёл профессор Станислаус Радивар. Он мой старый друг и уже три года как переехал в Республику и работает вместе со мной в Столице. Я предвижу твой следующий вопрос, гражданин дознаватель, и готов дать ответ и на него. Двадцать таких ружей было сделано для Народной Армии год назад во Дворце Науки по секретному заказу Республики. За границей таких ружей не делают. Мне тоже доложили про чёрную иголку, найденную в теле Тибула, и я проверил сведения о наших ружьях по моим архивам. Всю партию тогда забрал комиссар Бюро в Северной Армии гражданин Серпантин. Он должен был отвезти их маршалу Просперо. Гражданин Серпантин был членом Клуба Худых. Он был убит в бою вскоре после этого.
   Как видишь, гражданин дознаватель, всё уже проверено. Как тебе известно, форточка у окна в кабинете Тибула была разбита. Видимо, его застрелили из дома напротив, иголкой из ружья. Такие ружья могли быть и у Клуба, и у Просперо. Если ты сможешь, исходя из этих данных, раскрыть убийство Тибула - значит, ты умнее, чем я и все мои следователи. Тогда приходи к нам, учёным - тебе место не в сыщиках, а во Дворце Науки. Больше никаких вопросов, ты и так отнял время у нас с гражданином Фабио. Прощай.
   Голова сыщика поникла. Он с трудом нагнулся, поднял фонарь, и пошёл к полосатой будке, в которой прятались от дождя ночные сторожа Гавани.
   - Гражданин Верховный обвинитель, а как вы меня нашли? - были первые слова Фабио, как только они с доктором Арнери сели в Чёрную Карету.
   - Дело в том, гражданин Фабио, что Папаша Гро мне обязан... даже скажу тебе, что он мой агент. Он немедленно сообщает мне, когда в "Старый моряк" приносят такие пилюли, которые приносить туда совсем не следует. А о чёрных пилюлях я его особо предупреждал. Папаша, наверное, пугал тебя?
   Фабио осторожно кивнул. Доктор Гаспар улыбнулся. Фабио показалось, что на мгновение из-под маски хищной птицы как будто выглянул совсем другой человек - молодой, лукавый, весёлый, и вовсе не страшный!
   - Это я ему велел. Некоторые вещи опасно давать в руки тем, кто не знает, как ими правильно пользоваться. Опасно именно для самих этих людей, понимаешь? Пусть уж лучше не будут их трогать из-за страха перед ужасным доктором Гаспаром, чем играют с огнём.
   - Я понимаю, гражданин Верховный...
   - Прошу тебя, Фабио. не стоит ко мне обращаться так церемонно. Называй меня не по должности. Ведь мы же доверяем друг другу? Вот ты, наверное, хочешь спросить, что за чёрные пилюли я передавал в портфеле Тибулу?
   Пожалуй, Фабио и правда хотел именно об этом спросить, но пока не знал, как это сделать поосторожнее. Конечно, после того, как он сам рассказал доктору, что секрет Тибула у него, бежать было уже некуда. Но всё-таки он хотел бы узнать немного больше о том, что происходит, и что об этом думает доктор Гаспар. Фабио хотел убедиться, что хотя бы на этот раз не ошибся и нашёл друга, а не очередного хитрого врага.
   - Уж не знаю, какую из историй про секретные пилюли доктора Гаспара ты слышал. Те, что дошли до меня, особенно про чёрные "глазки", все очень страшные... и такие же глупые. Я действительно готовил особенные лекарства в виде пилюль для Тибула. Он болел, ещё со времён Революции, и чем дальше, тем сильнее. Я тогда предупреждал его, что моя новая краска для изменения цвета кожи может оказаться опасной для здоровья. А он меня не послушал. Сказал, что дело народа важнее... Когда ему стало очень плохо, он тайно рассказал мне о болезни и просил помочь ему. Но я не волшебник, Фабио, хоть и знаю много наук. Лекарства, которые я готовил, не могли вылечить Тибула. Только облегчить боль и позволить ему работать. А чёрные они потому, что я не добавил в них краски, вот и весь секрет. Краски нужны, чтобы граждане могли различать пилюли, которые раздают всем. А эти были только для одного человека. Перепутать тут невозможно, значит, и красить незачем.
   А опасности от них нет никакой, на здорового человека они почти не действуют. Вот, смотри, - тут доктор Арнери достал из кармана тот самый бумажный свёрток, который Фабио отдал Папаше Гро, и мигом проглотил одну чёрную пилюлю оттуда!
   - Если хочешь, и ты попробуй. Ты, видимо, устал, тогда она тебя немного подбодрит.
   "Доктор тоже меня проверяет! - догадался Фабио, - Он тоже, наверное, боится, что я могу оказаться врагом, что я подослан Просперо или Эквиа. Ну, мне-то уже бояться нечего! Пускай даже "глазок" заставит меня всё рассказать доктору без утайки. Так я всё равно это и хочу сделать!"
   Фабио храбро взял сразу два чёрных шарика и проглотил их, глядя прямо на гражданина Верховного обвинителя. Доктор Гаспар был очень доволен. Он подмигнул Фабио, потянулся и разложил тонкие руки по спинке сиденья.
   - Ну что, теперь, если верить тем историям, я буду должен всю жизнь исполнять все твои приказы, а ты - мои. Придётся нам с тобой везде ходить вместе, а то поодиночке мы даже поесть не сможем.
   Фабио рассмеялся вместе с доктором Гаспаром. Он действительно почувствовал, как усталость проходит. Больше ничего страшного не случилось. Они с доктором проверили друг друга - и оба удачно! Доктор Гаспар смотрел на него, прищурив глаза.
   - Хочешь запустить Карету? - спросил он. Конечно, Фабио хотел! Доктор Гаспар тут же рассказал ему, как управляется механизм. Оказывается, главные серебряные рычажки приводили Карету в движение и останавливали её, а штурвал задавал скорость. Фабио перещёлкнул несколько рычажков, выставил скорость, и Карета поехала вперёд!
   - А как теперь ей управлять? - обратился к доктору Фабио.
   Вместо ответа доктор Гаспар достал из-за пояса серебряную трубку со стеклянным шаром на одном конце и воронкой на другой. "А я-то думал, это пистолет!" - удивился Фабио. Доктор медленно и раздельно произнёс в воронку:
   - Управление Каретой. Начало пути. Торговый порт. Ворота. Конец пути. Дворец Справедливости.
   Доктору ответил глухой голос:
   - Управление Каретой. Начало пути. Торговый порт. Ворота.
   Фабио при звуках голоса вздрогнул от неожиданности, хотя и слышал его, когда ехал в Карете в прошлый раз, и шёпотом спросил у доктора:
   - А... что там?
   - Механическая кукла, вроде той, которой притворялась Суок, чтобы освободить Просперо. Я нашёл записи и чертежи Туба в архивах Трёх Толстяков после Революции, и тоже научился их делать, даже усовершенствовал. Ты знаешь, я много разъезжаю по столице. Живому кучеру пришлось бы тяжело со мной, а кукла никогда не устаёт. Её нужно только заводить вовремя.
   "А это правда ты увёз Суок?" - тут же захотел спросить Фабио, но, видно, вопросов у него было так много, что вместо этого он выпалил:
   - Доктор Гаспар, а мы с тобой сможем спасти Республику?
   - Мы постараемся, - серьёзно ответил доктор.
   - А как нам всех помирить? И кто из них прав?
   - Помирить, я надеюсь, поможет шкатулка. Ты покажешь её мне, как только мы приедем ко мне во Дворец Науки.
   - Конечно, доктор.
   - А вот кто прав... Это хороший вопрос, мальчик, очень хороший. Беда в том, что никто из них не прав.
   Эквиа и рабочие хотят всеобщего равенства. Они думают, что все беды из-за того, что одним - толстякам и богачам - всего достаётся больше, а другим - беднякам - меньше. Но они не могут понять, что настоящее равенство возможно только между равными. Люди разные, Фабио, а худые, чтобы никого не обидеть, хотят всех сравнять с самыми худшими и бедными.
   Ты ведь знаешь, чего добиваются "чёрные" через депутатов от Клуба Худых. Они не хотят открытия школ. Они не хотят новых театров и танцевальных залов. Они требуют, чтобы было побольше новых праздников, когда можно не работать, а ходить по улицам, петь революционные песни и смотреть на бесплатные представления Клуба в честь праздника. Чтобы если у них иногда мало еды, то и у всех бы тоже всегда не хватало еды. Чтобы всех, кто толще, кто здоровее, кто красивей, кто умней их, судили и казнили, потому что бедняки думают, что те, кто здоров и умён, каким-то образом отобрали здоровье и ум у них, у обездоленных. Но даже если бы и правда было так, Фабио, бедных ведь намного, в сто раз больше, чем богатых! Даже если казнить ещё триста тысяч толстяков, как хочет Эквиа, то здоровых и сильных людей просто станет ещё меньше, вот и всё! Тогда вся Республика станет ещё слабее, а люди - ещё беднее. Так что, как видишь, Эквиа не спасёт Республику.
   Просперо и "умеренные" хотят свободы. Они говорят, что если каждому позволить делать, что он хочет, тогда и наступит счастье. Но они не видят, что большинство людей не умеют пользоваться свободой.
   Для всех этих колбасников, торговцев, ювелиров, артистов свобода - это когда им не мешают нахапать ещё больше и больше денег, купить ещё один дом, поставить в комнатах ещё три зеркальных шкафа, завести ещё десять нарядов... Но ведь мало того, что это оставляет других без домов и одежды, оно не нужно даже им самим, мальчик! Они сами потом не знают, что делать с тремя домами, а одежда лежит в пыльных шкафах и её ест моль. Они, конечно, за войну, которую ведёт Просперо, потому что война отвлекает бедняков. К тому же теперь, когда наши армии наступают, проводят на освобождённых землях революции и отбирают добро у тамошних толстяков, война приносит "умеренным" ещё большие богатства. И ладно бы только это!
   Я расскажу тебе революционный секрет - больше всего сильных пилюль требуют центральные Секции - Старые Кварталы, оплот "умеренных". Мы ведь придумали их для бедняков, но вот бедняки-то их отчего-то совсем мало разбирают. А вот "умеренные"... Я и подумать не мог, что их понадобится столько, в некоторых Секциях уже выходит по нескольку штук на человека в день! Это ведь опасно, Фабио, мы об этом строго всех предупреждаем. Те, кто принимает столько пилюль, должно быть, уже со старыми королями разговаривают, если не с чертями. В Старых Кварталах собираются все театры, цирки и оркестры, они играют для "умеренных" день и ночь, представления идут без перерывов. Там пьют больше всего вина. Там почти не заводят детей. А тех, что есть, выгоняют на улицу. Всё больше мужей не живут с жёнами. Зачем всё это, говорят они, ведь семья мешает быть свободным.
   Так что если власть захватит Просперо - Республика скоро надорвётся от бесконечных войн. Нас будут ненавидеть за наши грабежи все соседи, и рано или поздно найдут способ нас победить. А эти свободные граждане даже не узнают об этом, потому что каждый будет сидеть один у себя дома, напившись вина и проглотив разом десять разных пилюль!
   - Но что же тогда с ними делать, доктор Гаспар?
   - Прежде всего, прекратить эту глупую войну в Столице. Все мы один народ, граждане не должны воевать с гражданами, иначе страна просто погибнет.
   Тут Карета, наконец, остановилась. Глухой голос сказал, что путь окончился во Дворце Справедливости.
  
   Глава XIV. ТАЙНЫ ДОКТОРА ГАСПАРА
   Фабио устал сидеть в Карете. Он осторожно взял с сиденья свёрток со шкатулкой, быстро открыл дверь и спустился на землю.
   Он оказался у входа в огромное белое здание. Оно было таким большим, что его края терялись в темноте и дожде. Казалось, две обвитые резными листьями колонны вокруг дверей уходят прямо в небо.
   То был бывший Дворец Трёх Толстяков. После Революции в нём некоторое время никто не жил. Тогда доктор Гаспар Арнери попросил у Народного собрания отдать Дворец его друзьям - учёным, чтобы в нём они могли все вместе работать на благо Народа. Так Дворец Толстяков стал Дворцом Науки. Но он был такой большой, что когда гражданина Арнери народ выбрал Верховным обвинителем, и он не захотел уезжать в столицу, во Дворце хватило места и для обвинителя, его помощников и следователей, и для тюрьмы, в которую сажали арестованных врагов народа - её устроили в бывших гвардейских казармах. То крыло Дворца, в котором разместился обвинитель, стало называться Дворец Правосудия. Фабио и доктор Гаспар стояли как раз перед входом во Дворец - высокими стрельчатыми дверями из цветных стёкол. Над дверями висели красные знамёна Республики, обвитые синими лентами, означавшими Справедливость.
   Похоже, здесь никто не ложился спать. Свет летел из всех окон. Свет тут и там проделывал в ночной черноте вокруг Дворца прорехи, через которые были видны росшие вдоль стен деревья парка. Свет делал их жёлтыми, как он сам. Деревья качались и гнулись под ветром, они как будто пытались дотянуться щупальцами веток до дворцовых окон и стен. Буря так сильно раскачивала их, что некоторым веткам это почти удавалось!
   Доктор Арнери вышел из Кареты, взял Фабио за руку и повёл во Дворец. Часовые распахнули перед ними двери. Доктор Гаспар повёл Фабио через те самые залы, в одном из которых когда-то шесть лет назад он представил наследнику Тутти новую куклу. В залах было довольно много людей, но все они расступались перед обвинителем Арнери. В другой ситуации Фабио бы во все глаза смотрел вокруг, но сейчас он мог думать только о словах доктора.
   - Вы... ты сказал, прекратить войну, доктор Гаспар, это я понял. А что делать потом?
   А потом сделать так, чтобы ни те, ни другие не мешали нам исправить то плохое, что принесла Революция, и заменить его на хорошее.
   - А кому это нам?
   - Истинно свободным людям, просвещённым гражданам, Фабио. Таким, как Тибул, как мои друзья из Дворца Науки.
   - То есть учёным? - уточнил Фабио.
   - Всем, кто готов учиться. Кто хочет стать просвещённым. Каждому, кто стремится стать совершенным человеком. Ты видел, что мы готовы принять любого, кто и сам к этому готов. Даже того сыщика, я очень серьёзно ему предложил приходить к нам. Если гражданин Ланфран достаточно умён, он воспользуется моим предложением и бросит копаться в человеческой грязи. Ведь он способен на куда большее, чем тратить все свои силы и время на поиски разных негодяев по приказу других негодяев.
   Дело в том, Фабио, что только просвещённые люди могут по-настоящему быть свободными. Нам незачем прятаться в богатых домах, нет нужды туманить голову вином. Мы не стремимся забыться в развлечениях. Мы не боимся жизни, как они, Фабио, потому что нам всегда и всё интересно! Мир так велик, и в нём ещё столько тайн! Мы хотим быть свободными, чтобы творить, чтобы изобретать и создавать новое на благо всем людям.
   И мы по-настоящему равны. Здесь, во Дворце Науки, живёт наша Республика, Республика просвещённых. Мы не воюем друг с другом, не преследуем и не казним. Если мы спорим - то только чтобы помочь друг другу узнать истину. Нам нечего делить - всё, что даёт нам народ, общее. У нас тот, кто знает и умеет больше, помогает другим встать с ним наравне. Мы даже возглавляем Дворец Науки каждый по очереди.
   Нас всегда ненавидели те, кто боится свободы и не хочет просвещения для людей. Но мы боролись с ними и побеждали, и всегда будем побеждать. Потому что мы выступаем за свободу и счастье для всех, и вооружены знаниями. А они стоят за угнетение, за невежество, и хотят, чтобы все люди боялись.
   Старые короли изгоняли нас, объявляли колдунами и сжигали на кострах. Тогда мы пришли к богачам и толстякам. С нашей помощью они построили заводы и фабрики, шахты и корабли. Они захватили в свои руки весь хлеб, весь уголь, всё железо. Они стали министрами. Скоро они отстранили от власти королей.
   Но толстяки хотели, чтобы мы служили им. Они посадили одних из нас в клетки, других оставили в нищете. Тогда мы стали готовить народ к восстанию против них. Мы помогли ремесленникам мастерить такие машины, лампы и мосты, которых толстяки не могли делать на заводах. На деньги от этого мы дали народу оружие, мы открыли типографии, создали кукол-шпионов и другие машины. И так мы помогли народу победить толстяков!
   Теперь мы многочисленны и сильны, как никогда. Но бесконечная война на границе и эти новые распри в Республике нам сильно мешают. Вместо того, чтобы создавать, нам приходится помогать разрушать и участвовать в глупых бесконечных ссорах.
   Только у нас ещё недостаточно сил и известности, чтобы открыто сказать народу, что мы, просвещённые, готовы взять власть и повести народ к счастью. Поэтому мы действуем незаметно. Мы помогаем друзьям народа и устраняем врагов и тех, кто вредит Республике. Вот почему я согласился быть слугой народа, Верховным обвинителем. Вот почему я трачу часть своего времени не на науку, а на борьбу с врагами.
   А чем больше нас будет, тем ближе мы к нашей цели. Тем легче будет нам повести весь народ к просвещению и счастью! Присоединяйся к нам, Фабио. Ты будешь моим учеником.
   Фабио был поражён. Оказывается, внутри Республики была другая, тайная республика!
   - Я ещё не всё понял в том, что ты сказал, наверное, - растерянно сказал Фабио, - А что если у меня другое счастье, своё? Если я хочу быть не учёным, а моряком? Ну или циркачом?
   Они с доктором Гаспаром стояли перед тяжёлой дубовой дверью в кабинет Верховного Народного обвинителя Республики. Доктор Гаспар нажал на шляпки гвоздей, которыми крепилась к двери ручка - и дверь открылась сама. Они вошли в кабинет. Там было темно и душно. Доктор зажёг газовые лампы и открыл окно. Ветер тут же вскочил в кабинет и наполнил его свежим воздухом, перемешанным с каплями дождя и ночными бабочками.
   Тут доктор Гаспар опустился перед Фабио на корточки. Он как будто стал одного роста с мальчишкой. Он негромко, почти шёпотом заговорил:
   - Ты всё успеешь, Фабио, если будешь с нами. Я могу сделать так, что ты будешь жить долго, очень долго. Ты знаешь, сколько мне лет? Я скажу тебе. Я родился в правление деда Старого Короля. Вы больше не учите в школе историю королей, так что знай: это было сто семьдесят лет назад.
   Глаза Фабио широко раскрылись. Рот, наверное, тоже, потому что в него попыталась залететь бабочка. Доктор Гаспар продолжал шептать. За открытым окном грохотал гром, шипел дождь, скрипели и трещали деревья, но Фабио отчётливо слышал каждое слово доктора.
   - Когда Туб взял меня в ученики, он стал давать мне свои тайные капли долголетия. Если принимать их каждый день, и делать ещё кое-что, то можно прожить очень долго. Я даже не знаю, сколько, ведь все те, кто принимает эти капли, до сих пор живы. Только Туб умер, когда Три Толстяка посадили его в клетку. Там у него не было капель. Без них он, как ты знаешь, страшно заболел, и через десять лет не смог жить. Но перед этим он прожил триста лет, или ещё больше, даже он сам точно не помнил!
   К сожалению, до сих пор нельзя было рассказывать об этом всем людям. Приходится переезжать. Менять имена. Но зато можно всё успеть! Я сменил много имён. Я был солдатом, был купцом, был поваром, был стеклодувом. Моё нынешнее имя я взял в честь одного старого скрипичного мастера. Сейчас его, конечно, уже никто не помнит. А сто лет назад он был знаменит, и я был его лучшим учеником.
   Но в конце концов я убедился, что Туб прав. Он всегда говорил мне: "Нет ничего лучше, чем быть учёным!" Так и есть! И ты поймёшь это, Фабио, я уверен.
   Фабио не знал, что ответить доктору Арнери. У него кружилась голова. Стать учеником самого доктора Гаспара! Жить сколько хочешь! Успеть побыть моряком, и циркачом, и даже продавцом леденцов, как он мечтал, когда был маленьким! Но... Фабио почему-то очень пугала судьба Туба. А если и Фабио вдруг где-то потеряет чудесные капли и начнёт покрываться шерстью и рычать?
   Тут круглые часы с пятью стрелками, висевшие на стене кабинета, сказали "Динь! Динь!" Самая маленькая стрелка на них показывала полночь. Доктор шепнул: "Ничего, не спеши, подумай!". Он поднялся на ноги и громко и бодро сказал:
   - Ну что, пора спасать Республику? Давай-ка ставь шкатулку сюда, на этот стол!
   Да, друзья мои, мы можем, наконец, рассказать вам, что случилось в кабинете Тибула в те минуты, когда Фабио видел Неподкупного в последний раз.
   Тибул тогда нагнулся и достал из-под стола деревянную шкатулку. Это была квадратная коробочка из гладких дощечек длиной в ладонь взрослого человека. В больших руках Тибула она выглядела игрушкой, сундучком или шкафчиком для кукол.
   "Вот. Эту шкатулку подарил мне доктор Гаспар, - сказал Тибул, - В ней очень сложный механизм. Он умеет записывать звуки. Там в середине есть маленький валик, доктор говорит, что как раз на него они и записываются. А потом запись можно услышать снова. Это как шарманка или музыкальная шкатулка, только песня у неё такая, какую ты сам ей споёшь. Сейчас я запишу речь, которую хочу произнести завтра, в эту шкатулку. Потом я отдам шкатулку тебе, чтобы ты сохранил её в тайне от всех. Если мне помешают сказать речь и назвать имена врагов, тогда это сделаешь за меня ты".
   Вот в чём был секрет Тибула. Любые списки на бумаге можно было подделать. А вот голос Неподкупного, который знала вся Столица - никогда!
   - Это твоя шкатулка. Тибул записал на неё свою речь перед тем, как его убили, и отдал мне. Там он называет врагов Республики, - сказал Фабио.
   - Великолепно! Я так и думал... Давай же скорее послушаем! - сказал доктор Гаспар. Он достал тонкий ключик, вставил в незаметную дырочку в боку шкатулки, и стал её заводить.
   Тут Фабио очень смутился. Он даже покраснел! Он подошёл поближе к доктору, опустил голову и почему-то тихо сказал:
   - Я... я, ну, поиграл с ней. Попробовал. Сам. Тибул сначала плохо записал речь. Он отдал мне тот валик. Ну и я тоже... записал на него. Так, чепуху. Другой валик, с полной речью Тибула, у меня в кармане.
   Доктор улыбнулся и мягко потрепал Фабио по затылку.
   - Это ничего. Это даже хорошо, - так же тихо сказал он. И потом ещё тише:
   - Скоро здесь, наверное, будут гости. Ты стой и молчи. Только соглашайся со мной. Больше ничего не говори. Наблюдай и учись. Будем спасать Республику, - и вдруг снова громко:
   - Не надо, не рассказывай, сейчас и так всё услышим!
   За спиной Фабио раздался грохот. Фабио обернулся и увидел, что на полу у окна лежит куча мокрых тряпок. Куча зашевелилась. Она оказалась человеком. Человек уцепился за подоконник и тяжело поднялся на ноги. Это был дознаватель Леко Ланфран.
  
   ЧАСТЬ ПЯТАЯ
   ДРУЗЬЯ НАРОДА
  
   Глава XV. РЕЧЬ ТИБУЛА
   - Залез... по дубу... - гражданин Ланфран никак не мог отдышаться, - Здесь... Просперо... С-солдатами... Сбежал... От них...
   - Добро пожаловать, гражданин Ланфран, - радостно сказал доктор Гаспар, - Я рад, что ты принял моё предложение присоединиться к нам!
   Гражданин Ланфран замотал головой:
   - Н-не... принял... пока, - он заторопился:
   - Один... Вопрос...
   Доктор Гаспар поморщился:
   - Ты, что ли, карьеру на раскрытии убийства Тибула хочешь сделать? Я, видимо, в тебе ошибся, гражданин сыщик. Решай скорей, а то будет поздно. И спрашивай, раз уж ты всё равно здесь.
   - Судя по... положению осколков стекла на теле... окно было разбито после... смерти Тибула. Значит, его не могли застрелить, как ты предположил. И откуда ты взял, гражданин Гаспар, что эта игла, - Леко опять показал иголку, - от духового ружья? Маршал Просперо сказал, что ружейные иглы в четыре раза короче.
   - Это нужно у Просперо спросить...
   - Нет! - загремел голос за дверью кабинета, - Это у тебя нужно спросить, гражданин Арнери, зачем ты выкрал речь Тибула, и что хотел с ней сделать без нас?
   Дверь распахнулась. Маршал Просперо ворвался в кабинет Верховного обвинителя. Маршал был в грязном мундире. Его лицо и волосы были наполовину чёрными от пороха. Он потрясал кулаками. Маршал был очень зол.
   - Я стоял у двери и всё слышал! Правильно мои люди за тобой следили! Значит, меня предупредили вовремя, и не зря мы прискакали сюда за тобой! Ты спрятал этого мальчишку от всех вместе с речью Тибула! Уж не он ли и убил Тибула для тебя? Ты, видно, хочешь один владеть секретом, чтобы легче управлять всеми!
   - Просперо, подожди. Я никого и ничего не прятал. Просто я только что случайно нашёл мальчика и даже не успел известить тебя. Да, я хотел послушать речь, не дожидаясь тебя - а ты бы на моём месте не захотел? Всё равно, что бы там ни сказал Тибул, наш уговор остаётся в силе. Это я сегодня вечером тайно вывел из Клуба Худых и привёз к тебе гражданку Эквиа, не забывай! Ведь ты понимаешь, чем это мне грозит. Так что мы все теперь должны соблюдать то, о чём договорились. Правильно, Суок? - обратился доктор к женщине, которая вошла в кабинет вслед за Просперо. Суок резко кивнула. Её распущенные серые волосы взлетели над плечами.
   - Гражданин Арнери прав, Просперо, мы все теперь в одной лодке, - сказала она, вставая рядом с маршалом. У неё был немного хриплый грудной голос. От этого голоса хотелось совершить кругосветное путешествие, чтобы привезти его хозяйке редкий цветок с самого далёкого острова, чтобы услышать от неё ещё хоть слово. Гражданин Ланфран за спиной Фабио незаметно вздохнул.
   - Что ж, отлично, граждане моряки! Зато теперь ясно, кто сбежал с корабля Республики в опасный момент! - весело сказал от двери гражданин генерал Эквиа. Он был одет в коричневый мундир фронт-курьера и держал в руках большой пакет. Его лицо осунулось, а глаза ярко блестели, хоть под ними и были чёрные круги, вовсе не нарисованные краской.
   Суок побелела. Просперо побагровел.
   - Кто впустил? - страшно закричал он. Стеклянный колпак на одной из ламп треснул от этого крика.
   - Виноват, гражданин маршал!
   - Он сказал, что с донесением от генерала Гравиа! Он один.
   - Разрешите убрать! - ответили из-за двери три голоса сразу.
   Двое солдат вскочили в кабинет и хотели схватить Эквиа за руки.
   - Отставить, - резко приказал доктор Гаспар. Солдаты остановились и удивлённо посмотрели на Маршала Просперо. Просперо опять закричал:
   - Отставить! Дежурить у двери! Никого не впускать! - солдаты тут же выскочили за дверь и закрыли её за собой. Фабио, правда, показалось, что дверь закрылась не до конца.
   - Раз уж ты пришёл, выслушай нас. Ты тоже следил за мной, или искал Фабио? - спросил доктор Гаспар?
   - Я искал Суок и пришёл за ней, - ответил Эквиа. Он прошёл в кабинет и встал по другую сторону стола, на котором была шкатулка Тибула. Эквиа оказался лицом к двери, напротив Просперо и Суок. Доктор Гаспар с ключиком от шкатулки располагался между ними, у третьей стороны стола. Фабио и Леко Ланфран стояли напротив доктора, у четвёртой стороны. "Мы как будто собрались за столом сыграть в карты", - подумал Фабио. Он молчал и слушал, как велел доктор Гаспар. Остальные тоже молча глядели друг на друга и как будто чего-то ждали.
   - Кого я вижу! Герой Хузны и Гетца, гражданин дознаватель Ланфран собственной персоной. И ты здесь! Решил последовать моему совету и пришёл к доктору за железной ногой? - спросил Эквиа, - А может, ты не пришёл, а вернулся получить заслуженное? Это ведь с тобой сам гражданин Фабио, убийца Тибула, если я не ошибаюсь? Ты всё-таки изловил его для доктора? Или просто дождался темноты и вывел из укрытия? Может, ты и пресловутые списки нашёл?
   - Что, боишься, мальчишка? Боишься, что мы разоблачим твои поддельные списки? Что народ узнает про твой обман? - прервал генерала Просперо.
   - Чем разоблачите, своей подделкой? - не сдавался Эквиа, - Тибул никогда в жизни не писал никаких списков! И вы это отлично знаете! Ничего у вас нет!
   - Есть, гражданин Эквиа. Вот шкатулка. В ней механизм, который может записывать речь. Здесь записана последняя речь Тибула, - сказал доктор Гаспар.
   Эквиа на секунду умолк.
   - Что ж, послушаем, - ответил он.
   Доктор Гаспар вынул ключ из шкатулки и нажал на гвоздик посередине крышки.
   Шкатулка издала шорох. Потом раздался усталый голос Тибула:
   "Граждане!
   Вчера я обещал вам назвать имена врагов народа. Вот эти имена..."
   Вдруг речь Тибула оборвалась. Заиграл торжественный марш. Громкий весёлый голос объявил:
   "Граждане, внимание! Балаганчик дядюшки Бризака даёт последнее представление! Просим почтеннейшую публику занять места! Выступает знаменитый наездник Сильвио и его верный Бонавентура! Встречайте!"
   Раздались аплодисменты. Опять заиграла музыка. Застучали лошадиные копыта. Иногда среди стука и музыки раздавались возгласы "Алле-Оп! Танец! Шагом!" и хлопанье в ладоши. Потом шкатулка замолчала.
  
   Глава XVI. ТАЙНА РАСКРЫВАЕТСЯ
   В комнате наступила тишина. Стало слышно, как дождь шелестит за окном, и толстая бабочка бьётся в стекло лампы.
   Первым молчание нарушил Маршал Просперо. Он запрокинул голову и захохотал.
   - Молодец, парень! - сказал он Фабио, отсмеявшись.
   - Мои солдаты искали тебя, только чтобы отобрать списки и сделать именно то, что ты сделал сам! Эти списки могли только всех рассорить! Кому теперь интересно, что там думал Тибул и кого он считал врагами! Тибул умер. Республика осталась нам, и нам теперь это решать.
   - Республика останется народу! - закричал гражданин Эквиа, - Никто не посмеет делить власть за спиной у народа! Вы убили Тибула, но народ вам не убить! Народ сметёт ваш заговор, как смёл власть Регентского Совета Трёх Толстяков!
   - Эквиа, уймись. Посмотри правде в глаза - ты проиграл. Твои босяки никого не сметут. У меня здесь две лучших дивизии Северной Армии, да ещё час назад подошла сапёрная бригада, а на марше в одном переходе от Столицы - двадцать эскадронов кавалерии и Второй осадный парк. Мои ветераны разгонят рабочих ополченцев как баранов, сколько бы вы их там ни собрали. Ваши баррикады - детские куличики для сапёров, которые взяли бастионы Гарцбурга. У вас есть пушки, да, но мало ружей и почти нет пороха. И вам неоткуда его взять. Мы занимаем Арсенал и пороховые заводы в Секции Башни. А из Гавани вы ничего не получите.
   Гавань уже поняла, что с нами лучше помириться. Да мы и схватились с ними больше по недоразумению. Я приехал сюда сразу после переговоров с адмиралом Санти и гражданином Диомедом, председателем Секции Гавани. Мы заключили с ним перемирие. Никто вам теперь не поможет. Так что лучше прими наши условия по-хорошему. Поверь, я не хочу заливать рабочие Секции кровью, как палач Толстяков Бонавентура. Но вы зашли слишком далеко, граждане худые, со своими планами казнить триста тысяч человек. Если вы мне не оставите выбора - я остановлю вас силой, - Просперо воинственно выпятил грудь и гордо скрестил на ней руки.
   Суок подошла к Эквиа.
   - Брат, прошу тебя. Просперо и правда мог бы нас уничтожить. Вместо этого он предлагает заключить мир и разделить с ним власть. Договориться. Это на благо народа.
   - Договориться? О чём же?
   - Мы заключим перемирие в Столице. Сразу предложим мир всем иностранным державам. Просперо станет Председателем Бюро, вместо Тибула. Ты займёшь любой пост по твоему выбору - или в армии, или в комиссариатах. А я... выйду за Просперо замуж. Так народ увидит, что умеренные и бедные снова вместе.
   Гражданин Эквиа чуть не задохнулся от гнева. Он сжал кулаки. Он затопал ногами, как когда-то в детстве, когда Наследник Тутти был чем-то недоволен. В последний раз он был в такой ярости полгода назад, когда попала в засаду "жёлтых" отрядов Лапитупа и погибла целая полубригада. Тогда генерал Эквиа приказал отправить в Табакерку по десять жителей окрестных деревень, сочувствующих "желтым", за каждого убитого солдата Южной армии.
   - Ни за что! Слышите, ни за что! - закричал он, - Я не буду вступать ни в какие договоры с врагами народа! Суок, как ты могла! Я не отдам тебя этому предателю! Вы хотите делить власть между родственниками, как короли!
   - Послушай, Эквиа, - мягко сказал доктор Гаспар, - Послушай. Посмотри сам. Кем, по-твоему, был для народа Тибул? Выборным представителем? Но ведь его уже шесть лет никто даже не думал переизбирать! Он правил страной, как король! Да, мы все надеялись после Революции, что народ сам сможет взять власть. Но народ ещё не готов. Он тут же нашёл себе нового вождя. Пока народ непросвещён, ему всегда будет нужен вождь. Неважно, как он называется - Король, Старший Регент, Председатель Бюро... Если хочешь, мы найдём для поста Просперо другое название. Первый Трибун или Президент. Дело не в названии, - чем больше говорил доктор Гаспар, тем злее делалось лицо гражданина Эквиа, но доктор, кажется, этого не замечал, и продолжал, - Стране нужен порядок. Нужно, чтобы вы трое, настоящие Друзья Народа, могли управлять твёрдой рукой. Хватит пустых разговоров, хватит шествий и праздников, хватит казнить, ссориться и воевать. Наш план помирит всех - и "синих", и "чёрных" и даже "жёлтых"! За Просперо идут армия и "умеренные". За тобой - рабочие и бедняки. А бывшим толстякам можно напомнить, что Суок - твоя сестра и значит, наследница старых королей. Ты отрёкся от титула и от короны, но она-то не отрекалась! А значит, их с Просперо сын будет по праву...
   - Так вот что вы задумали! Сделать Просперо тираном! Объявить Суок королевой! Уничтожить власть народа! Простить толстяков и богачей! Вернуть монархию! - с каждым возгласом Эквиа топал ногой и всё сильнее распалялся.
   Вдруг Эквиа оттолкнул Суок. Он схватил пакет, который лежал перед ним на столе. Он выхватил из пакета пистолет.
   - Умри, тиран! - закричал он и выстрелил через стол прямо в грудь Просперо. Пороховой дым наполнил комнату. Тяжёлая рука гражданина Ланфрана пригнула голову Фабио под стол. Однако следующие несколько секунд всё было тихо. Все ноги под столом стояли на месте, даже ноги Маршала Просперо.
   - Щенок! - загрохотал сверху голос Просперо, - Это тебе не крестьян расстреливать! Ты забыл, что у меня железная рука! Пули её не берут! Зато я не промахнусь! Ты - бешеная собака, Эквиа, с тобой невозможно договориться, ты хочешь только убивать! Так ступай к чёрту!
   - Просперо, не стреляй! - раздался женский крик. Мальчишке под столом было видно, как тонкие ноги в чёрных брюках шагнули к ногам в коричневых. Загрохотали выстрелы.
   Через мгновение Фабио увидел, что Эквиа и Суок лежат на полу. Суок упала сверху на тело брата. Она не смогла спасти его, закрыв собой от выстрелов Просперо. Пули из семизарядного барабанного Гаспара пробили обоих друзей народа насквозь.
   Затопотали сапоги, и со стороны Просперо появились ноги солдат.
   - Суок! Зачем? Что ты наделала! - воскликнул Просперо. Внезапно он стал хрипеть.
   - Гражданин маршал!
   - Что происходит?!
   - Доктор, помогите!
   - Я ничем не могу помочь, граждане, - мрачно сказал доктор Гаспар. Под столом Фабио видел его руки. Доктор нервно крутил серебристое кольцо на левом мизинце, - Все мои железные руки устроены так. Я делаю их для блага народа. Если владелец руки убьёт друга народа, то железная рука задушит его самого. Я предупреждал гражданина Маршала об этом. Однако он убил граждан Суок и Эквиа. Теперь ничего не сделаешь. Руку можно отрезать, но это всё равно убьёт гражданина Маршала.
   Солдаты столпились рядом с Просперо и, наверное, пытались что-то сделать с железной рукой. Они кричали на доктора Гаспара. Доктор что-то монотонно отвечал. Ноги Просперо подрагивали. Он сипел и хрипел.
   Фабио стало страшно, и он отвёл глаза. Он увидел у своих ног какого-то червячка... нет, не червячка! Длинная чёрная палочка двигалась, она выгибалась, извивалась! Секунду Фабио не мог поверить своим глазам. Потом он сильно дёрнул за рукав гражданина Ланфрана.
   - Эй! Смотри! - сказал он шёпотом и показал пальцем на палочку.
   - Что это? - Не понял Ланфран.
   - Тише! Это твоя иголка! Куда убили Тибула? Куда её воткнули? Ну, скорей!
   - В ухо. Точнее, через ухо в мозг.
   - Правильно! Только это не иголка! Это слуховой аппарат, который доктор дал Тибулу! Я его видел вчера! Он был как крючок, Тибул носил его в ухе! Теперь смотри! - Фабио потянул Леко за рукав ещё сильней. Голова Леко оказалась под столом.
   - Кольцо! Доктор управляет ими через кольцо! Своими машинами! Сейчас он управляет железной рукой, а иголка здесь оказалась случайно! Это ей он убил Тибула, прямо с улицы, не заходя в комнату!
   Ноги Просперо подкосились, и он обрушился на пол, солдаты с грохотом попадали на него сверху.
   Леко стремительно выпрямился. При этом он пихнул Фабио ногой под стол. Его сюртук распахнулся, и мальчишка снизу увидел у него за поясом огромный шестиствольный пистолет Тибула. Леко вытащил пистолет, и тот исчез из вида для Фабио.
   - Гаспар Арнери! Вы обвиняетесь в убийстве Тибула! Руки вверх! Ру...
   Руки доктора Гаспара метнулись вверх. Видно, что-то ещё случилось, потому что грохнул выстрел.
   Доктор Гаспар медленно согнулся и упал. Уже лёжа он застонал, сделал что-то с кольцом, дёрнулся и затих.
   - Умер! Маршал умер! Кто стрелял? Доктор Арнери! - раздались крики.
   Над доктором Гаспаром склонился Леко. Он снял кольцо. В следующий миг его схватили солдаты и потащили к двери. Солдаты орали на Леко. Леко цеплялся ногами за стол и орал на них тоже.
   Тут Фабио увидел, что доктор Гаспар приподнял голову и смотрит прямо на него.
   - Сюда, мальчик, - сказал он. Фабио был так испуган, что послушно пополз на четвереньках к доктору.
   - Слушай внимательно и не перебивай, - сказал доктор Арнери сердито, - У меня мало времени.
   Фабио слабо кивнул, стараясь смотреть прямо в глаза доктору, а не на кровавую рану у него в животе и не на рот, из которого с каждым произнесённым словом вытекала кровь.
   - Я же сказал тебе молчать, смотреть и учиться. Ты сделал ошибку, Фабио, запомни её и не повторяй. Это будет первое и последнее, чему я успел тебя научить. Теперь у тебя будет другой учитель. Всегда слушайся его.
   Просперо сам себя погубил. Без Суок он был бы слишком независим, и потому опасен. Мне пришлось его убить. Запомни - никогда не оставляй власть одному, всегда разделяй её между несколькими, тогда ты сможешь ими управлять. Я хотел избавиться только от Эквиа, но не вышло из-за Суок. Теперь нет никого из самых главных вождей, которые устроили войну. Без них всё на время успокоится и наступит мир. Потом всё опять начнётся сначала... Но мне не удалось самое главное - упрочить нашу власть. Из-за того, что ты меня раскрыл, учёным придётся бежать из Республики. Здесь для нас всё пропало. Ты тоже уезжай отсюда, в стране ещё много лет будет плохо жить. Но ничего, мы... вы начнёте в другом месте.
   Несколько дней начиная с завтрашнего ты будешь плохо видеть и слышать. Это оттого, что ты проглотил сразу две пилюли для Тибула. Не бойся, это пройдёт. Если ты больше не будешь принимать чёрных пилюль, конечно. И другим давай их осторожней, чтобы тебя не заподозрили. Они в моём правом кармане. Там есть и другие... сейчас некогда. Сам испытаешь. Только не на себе.
   В левом кармане капли долголетия Туба. Возьми их и спрячь. Начни принимать по одной в месяц, когда тебе исполнится двадцать лет. Если начнёшь раньше, навсегда останешься мальчишкой. Что ещё делать, сам поймёшь. Пока просто запомни: брать лучше у детей.
   Под тем дубом, по которому влез Ланфран, зарыт ящик, там мои дневники и записки. Как только сможешь - откопай и перепрячь.
   В записках прочитаешь, как найти Радивара... или как он будет себя называть. Когда подрастёшь - придёшь к нему. Он будет твоим учителем, - доктор говорил всё медленней и тише, - Скажешь, что тебя послал Арнери к нему в ученики. Он переспросит, кто послал. Тогда ответишь: Квинтус. Повтори...
   - Квинтус, - неожиданно для себя повторил Фабио.
   - Он спросит... К кому послал... Ты ответишь... к Терциусу...
   "Я ни к кому и никогда не пойду! Я не возьму и не буду пить твои страшные капли! Я никогда больше не прикоснусь ни к каким пилюлям, если только останусь жив! Я не буду учиться вашим наукам! Я не хочу твоих чудес и твоей вечной жизни, если за них нужно травить, убивать и обманывать - и умирать в страшных муках", - хотел ответить Фабио, но отвечать было некому. Доктор Гаспар Арнери умер.
   В кабинете было тихо. Воздух был кислый от порохового дыма. Фабио поднялся на ноги и пошёл к двери. Его покачивало.
   За дверью стоял гражданин Леко Ланфран. Прямо в коридоре собралась толпа солдат и чиновников. Все стояли спиной к сыщику и мальчишке. Они смотрели на что-то, лежащее посередине коридора. Ланфран обернулся к Фабио.
   - Еле переорал. Чуть к стенке не поставили, Хорошо, успел к доктору подскочить, - устало сказал он Фабио, - Вон. С кольцом теперь занимаются.
   Фабио кивнул и осторожно достал из-за пазухи маленькую коробочку. Он открыл её и показал гражданину Ланфрану содержимое. Это был странный предмет, похожий на яйцо, скорлупа которого состояла из тысяч крохотных железных иголок.
   - Это валик для шкатулки с настоящей речью Тибула. Я его прятал. Теперь нужно, чтобы народ услышал речь, - сказал Фабио.
   - Бери шкатулку и ключ, и поехали на Площадь Свободы, - ответил дознаватель Ланфран и тяжело вздохнул.
  
   ЭПИЛОГ
   Спустя год был шумный праздник. Республика справляла первую годовщину наступления мира. В тот день год назад прекратились бои в Столице, а через несколько дней были заключены перемирия с иностранными державами и снята морская блокада. Вскоре Народное Собрание отменило самые жестокие декреты, и толстяков и обжор перестали ловить и наказывать, если они были честными патриотами. Ведь некоторые честные люди просто любят хорошо поесть!
   На Площади Свободы было не протолкнуться. Здесь собрались все - бедняки, рабочие и мастеровые, и жители Старых кварталов, торговцы и мастера, и вернувшиеся с войны солдаты, и чиновники, и моряки, и даже бывшие толстяки и обжоры, которым больше не нужно было бояться и прятаться. Даже некоторые бывшие богачи вернулись из-за границы, чтобы вместе с остальными гражданами трудиться на благо Республики. Теперь все они пришли на Площадь, чтобы послушать знаменитую речь Тибула, которая год назад положила конец войнам и распрям и спасла Республику.
   Оркестр заиграл Марш Всеобщего Согласия.
   Два человека шли к Трибуне. Всё было так же, как год назад, только тогда почётный караул Национальной Гвардии не стоял перед Трибуной и не отдавал им честь, а воздух пахнул не пирожками, а пожарами.
   Фабио шёл первым. Он сильно вырос за год. Он был в парадном мундире гардемарина Народного Флота с нашивкой за дальний поход. Он держал коробочку с валиком.
   Гражданин Ланфран в светлом сюртуке и шляпе с кокардой Начальника уголовного департамента Столичного Управления Министерства Справедливости и Порядка следовал за Фабио. Он всё так же немного прихрамывал. Он нёс в руках шкатулку и ключ.
   Вдвоём они медленно взобрались по лестнице на маленькую площадку наверху. Леко молча устроил шкатулку перед раструбами фортаторов, завёл её ключиком и открыл крышку. Фабио достал валик и вставил в гнездо в шкатулке. Он нагнулся к раструбу. Когда он наклонялся, то почувствовал, как маленький цилиндрик в потайном кармане прижимается к телу. Это был пузырёк с каплями Туба. Фабио неслышно вздохнул. Он увидел, что Леко ободряюще улыбается ему, и старательно растянул губы, изображая ответную улыбку.
   - Это будет речь Тибула, - просто сказал он в фортатор, как и год назад, и нажал кнопку на шкатулке.
   Послышалось шипение, а потом заговорил Тибул:
   "Граждане!
   Вчера я обещал вам назвать имена врагов народа. Вот эти имена.
   Тибул, прозванный Неподкупным, Председатель Бюро Народного Собрания.
   Просперо, Маршал Республики, командующий Северной Армией.
   Эквиа, Председатель Клуба Худых.
   Суок, Главный редактор газеты "Друг Народа".
   Гравиа, генерал Республики, начальник штаба Северной Армии.
   Гарум, Вице-председатель Клуба Худых...
   Мы, друзья народа, возглавили народ в борьбе против Трёх Толстяков. Пятнадцать лет мы готовили восстание, пятнадцать лет мы учили народ ненавидеть Толстяков и их власть. Мы не жалели сил и даже жизни в этой борьбе, и мы привели народ к победе.
   Но пока мы сражались, за столько лет мы разучились любить, разучились создавать и строить. Конечно, нам нельзя было вести народ дальше. Но мы не заметили этого, мы думали, что знаем, что делать, ведь мы - друзья народа!
   И когда народ доверил нам власть, мы не сумели остановиться. Мы продолжали искать врагов. Мы не научились прощать. Из-за этого мы навлекли беды на Республику. Мы разбили и взяли в плен Гина, это замечательно, но потом мы казнили его. За это нам объявили войну все иностранные короли - его друзья и родственники. А ведь мы могли бы простить его и жить со всеми в мире!
   Когда после Революции богачи сбежали, забрав свои деньги, жить всем стало хуже. Тогда мы стали обвинять в этом и преследовать толстяков, потом обжор, потом лентяев, и заставили многих честных людей возненавидеть Республику. А ведь мы могли бы повести народ строить новые фабрики и заводы, делать и продавать новые товары, чтобы всем разбогатеть больше прежнего! А вместо этого мы требовали делать больше пушек и ружей, чтобы убивать врагов.
   Мы решали строить не новые дома, школы и театры, а крепости и трудовые лагеря. Пока мы были у власти, в Столице был посажен один-единственный новый сад, на пепле казнённых врагов, а могли бы быть посажены десятки!
   И вот теперь мы даже начали ссориться друг с другом. Если так пойдёт дальше, скоро мы поведём вас, граждане, воевать друг с другом. Так больше нельзя.
   Мы были друзьями народа, граждане. Теперь мы, сами того не видя, превратились в его врагов. Чтобы народ смог жить счастливо, мы все должны уйти. Я, Председатель Бюро Тибул, ухожу в отставку. Последнее, о чём я прошу перед уходом Народное Собрание - сместить с должностей или запретить занимать места всем, кого я назвал. Пусть на наше место придут те, кто не разучился любить, кто может создавать и строить.
   А я прошу у вас прощения за всех нас. Мы все оказались обездоленными на всю жизнь. Может быть, наши дети будут счастливее. Простите нас".

январь-август 2009, Подольск-Москва-Лукошкино

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   82
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"