Алексис Шнайдер: другие произведения.

Я её не убивал...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Угадайте, кто убийца... (2004)


"Нет! Я её не убивал!"

  

I

  
   18 июля, вечер.
  -- Лена?!
  -- Да дорогой!
  -- Какие планы на сегодня!
  -- Давай посидим дома. Нам так хорошо вдвоём.
  -- Хорошо. Приготовь мне, пожалуйста, кофе с лимоном.
  -- О-кей!
   Я сидел на кухне. У плиты возилась моя жена. На столе стояли аппе­титные круассаны, которые мы весело называли "крендельсоны". Пахло ароматным кофе и цветами на окне. Было обыч­ное летнее утро обычной молодой семьи.
  

II

  
   За несколько часов до этого.
   Пекло июльское солнце. Майка с портретом Че Гевары насквозь пропо­тела. Хотелось пить. Пиво! Нельзя мне пиво, ну и ладно. Изнемогая от жары, я пристроился в открытом кафе с жиз­неутверждающим названием "Cimetiere", что по-французски означало "кладбище". Но, видимо, уст­роителей забегаловки это мало интересовало. Сделав большой глоток напитка богов, я отки­нулся на спинку стула: "Хороший табурет, не­плохо бы домой такой заиметь". Как хорошо! Жизнь прекрасна. Смерть ужасна. Каламбур, од­нако. "Кладбище" располагалось на главной пло­щади города, и все прохожие с завистью смотрели на прохлаждающихся в теньке. Вдали я заметил двух девушек. Их силуэты показались мне зна­комыми. Черт побери!
  -- Эй, девушки! - вырвалось у меня.
   Девушки мило улыбнулись и через минуту уже сидели рядом со мной.
   - Как дела? - спросила Таня. Она была всегда серьёзной. Но, как мне казалось, это была лишь ширма, и на самом деле, она была очень весё­лой и общительной. Просто что-то её угнетало.
   - Хорошо! А у вас?
   - А у нас в квартире газ! - ответили они хором и засмеялись.
   - А если честно, то даже не спрашивай. В такую жару ничего хорошего быть не может, - сказала Катя, весёлая такая озорная девушка. Шутить пошло она позволяла только себе, если же кто-то другой острил не в меру интимно, она момен­тально надувалась и строила из себя оскорблён­ную целку.
   - Ну-у, почему, не может? - я с ней не согла­сился, - Вот у меня всё прекрасно.
   - Да ты ж пиздельник, маешься целый день, хернёй страдаешь, - на­чала читать мораль Таня.
   - Тань, не грузи и не грузинкой будешь! - пошу­тил я. Все засмеялись.
   - Ты кого-нибудь любишь? - резко сменила тему Катя.
   - Ну-у! - замялся я, - Вы знаете Ленку Заост­ровцеву? <Девушки пере­глянулись и опустили глаза...> Она с нами училась в институте. Вот она меня любит. Просто обожает. А я...
   - Что ты?!
   - А я её ненавижу!
   Девушки вытаращили глаза:
   - За что???
   - Не знаю. Она не просто мне не нравится. Я не просто её не люблю. Я её ненавижу. С самого первого взгляда. Я помню, мы столкнулись с ней у лифта. Она посмотрела на меня своими ва­сильковыми глазами, улыб­нулась алыми губами. Казалось, моё сердце должно растаять. Ан-нет! Я только ещё больше её возненавидел. И забо­ялся. Какой-то животный страх поселился во мне.
   Пиво, девушки, жара - вещи несовместимые, и меня понесло в филосо­фию и самоуничижение, типа, "я раб, я червь...":
   - Когда она заходила в аудиторию и садилась рядом, я чувствовал странную потребность...
   - Сексуального плана, да? - с невинным видом перебила меня Катя.
   - Нет, Катя, ты не угадала. Мне хотелось нагру­бить ей, ударить её... Мои руки так и тянулись к её шее, чтобы задушить...
   - Подонок! - выдохнули девушки.
   - Нет! Поверьте, ни до того, ни после - никогда никому я не желал зла и не хотел никого убить. Но с ней... Не знаю, почему? Такая немотиви­ро­ванная ненависть.
   - Может, ты её любил и боялся своих чувств?
   - Нет! Это была лютая ненависть. И страх. Холод охватывал моё тело, тошнота подбиралась к горлу, скрипели зубы, сжимались руки.
   - Ладно-ладно! Успокойся, охладись, - Таня до­тронулась до моей руки.
   - Кстати, как у неё дела, я не видел её с выпу­скного.
   - Не знаю, стоит ли тебе говорить, - засомнева­лась Катя, - но, ви­димо, тебе лучше это знать. Она умерла!
   - Как? Кто её убил? - я буквально прокричал ей в лицо.
   - Я не сказала, что её убили! Откуда ты это зна­ешь? Это ты её убил?
   - НЕТ! Я ЕЁ НЕ УБИВАЛ... - заорал я. Посетители кафе и прохожие даже не обернулись.
   Немного успокоившись, я спросил собеседниц:
   - Это маньяк её распотрошил, да?
   - Откуда ты знаешь?
   - Что? Я в газете читал месяц назад, что какой-то псих девушку изу­родовал в переулке Малом, а труп бросил в люк. Прям за институтом.
   - Я не читала этого в газетах, - тихо сказала Катя, в её глазах про­мелькнул страх, - Это ты её убил?
   - НЕТ! Я ЕЁ НЕ УБИВАЛ...
   - Но ведь хотел.
   - До сих пор хочу. Но я бы не смог этого сде­лать. Не смог...
   Последовала небольшая пауза.
   - Ты сильно изменился за последний месяц. Тебя не узнать, - сказала Таня.
   - Да... Я сильно изменился. Я совсем потерян­ный.
   - Это из-за Ленки? Ты знал, что с ней случи­лось?
   - Да... То есть, нет. Я читал это в газете и поду­мал, что это она... Точнее, хотел, чтобы это была она.
   - Ты её любил?
   - Я её ненавидел!
   - И ты её убил?
   - НЕТ! Я ЕЁ НЕ УБИВАЛ...
   У меня потемнело в глазах, я вскочил и пошёл прочь.
  

III

  
   Приблизительно за месяц до этого.
   Я пересёк площадь. Шёл дождь. Зонта у меня не было. Мне было приятно ощущать, как струи дождя бьют меня по лицу, как вода льётся за ворот­ник. Я шёл быстро, обгоняя людей и шлё­пая по лужам. Куда я спешил? Вдруг я почувст­вовал их: страх и ненависть. Они вошли в меня. Сердце застучало. По противоположной стороне улицы шла она. Другого шанса не будет. Я нащупал в кармане кусок холодного металла и кинулся к девушке. Схватил её за руку и увлёк за собой в подво­ротню. Она взвизгнула и замерла, смотря на меня раскрытыми от ужаса глазами. Я прижал её к стене, расписанной граффити. Дождь уси­лился.
   - Лена! Я не могу так больше. Исчезни. Я не могу. Я не знаю, что со мной.
   Сверкнула молния, ударил гром. По моему лицу потекли слёзы. Лена стояла не шелохнувшись. Её колени дрожали. Платье было мокрым на­сквозь. Соблазнительные груди вздымались в такт испуганному сердцу. Я уткнулся лицом в ложбинку между ними. Девушка хотела закри­чать, но не смогла издать ни звука. Я псих. Пол­ный псих... Я отскочил и выхватил из кармана... серебряное распятие. Упал на ко­лени и начал кричать:
   - Изыди, нечисть! Силы Ада! Сатана, я взываю к тебе. Я не могу, я умираю. О, Люцифер!
   Девушка воспользовалась замешательством и кинулась бежать. Я не стал её преследовать и, рыдая, рухнул в грязь. Силы покинули меня.
  

IV

  
   Тогда же.
   Лена Заостровцева выскочила из подворотни и двинула к остановке. "Он - кретин, полный де­бил. Наркоман что ли?", - думала она. Фу-ух. Она остановилась передохнуть. Никто её не до­гонял. Лена была не робкого десятка и потому быстро успокоилась. "А мог бы и зарезать". Да вряд ли - слабак! Девушка свернула в переулок Малый, чтобы срезать путь. Впе­реди она заме­тила пожилого человека, который неожиданно упал. Лена решила ему помочь.
   - Вам плохо?
   - Да нет, ничего, - ответил незнакомец.
   "Не такой уж он и старый", - подумала Лена, - "Лет 40, похож на зека или на маньяка".
   - Куда вы идёте? - спросила Лена.
   - Домой, это здесь, рядом, - мужчина показал на арку между домами.
   Девушка подала ему руку, он на неё опёрся. Лена довела незнакомца до двери, сказала: "Удачи" и собралась уходить.
   - Девушка! Может, зайдёте, пока дождь не кон­чится?...
  

V

  
   18 июля, вечер.
   Я прибежал домой. Я её убил. Убил? Не может быть. Не помню? Я был под кайфом? Я же её не убивал. Я бы не смог? С этими раздумьями, я кинулся к книжной полке, скинул книги, выта­щил свёрток. В нем были шприц и ампулы... На­брав 10 мл, я подумал и набрал ещё. Перетянув жгутом руку, я вонзил иглу в воспа­лённую вену, слегка застонав от боли. Затром­бованный сосуд нехотя принимал героин. Дикая боль начала жечь предплечье, кисть онемела. Я ослабил жгут и откинулся на кресле. Всё закру­жилось у меня перед глазами...
  -- Лена?!
  -- Да дорогой!
  -- Какие планы на сегодня!
  -- Давай посидим дома. Нам так хорошо вдвоём.
  -- Хорошо. Приготовь мне, пожалуйста, кофе с лимоном.
  -- О-кей!
   Я сидел на кухне. У плиты возилась моя жена. На столе стояли аппе­титные круассаны, которые мы весело называли "крендельсоны". Пахло ароматным кофе и цветами на окне. Было обыч­ное летнее утро обычной молодой семьи...
  

VI

  
   За месяц до этого.
   Открылась дверь. На пороге показался незнако­мец, к которому зашла в гости Лена Заостров­цева. Следом вышла девушка. Она улыбалась:
   - До свидания, Александр Георгиевич. Я к вам ещё как-нибудь зайду.
   - Да, пока, Леночка. Заходите ещё.
   Дождь ещё не закончился. Начало темнеть. Од­нако на душе у девушки было светло и пре­красно. Она забыла про эпизод со странным по­клонни­ком, медленно шла по улице и думала только о новом знакомом - Алек­сандре Георгие­виче, историке и философе. Он сказал, что до­вольно из­вестен, но она никогда о нём не слы­шала. Неожиданно сзади раздались быстрые шаги. Там кто-то был. Кто это: тот наркоман? Или Александр Георгиевич? Или кто-то другой?
   Некто схватил её за волосы и бросил на землю...

Алексис Шнайдер

10-2004 Џ www.randevu.nm.ru


Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"