Алия Я.: другие произведения.

Владычица ночи: Завоевание

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 3.89*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прошлое королевы вампиров... Какое оно? С чего все началось? Никто даже не догадывается, какую тайну хранит Она и через что пришлось ей пройти, чтобы занять место, принадлежащее ей по праву.

84

ВЛАДЫЧИЦА НОЧИ:

Завоевание.

Это началось давно, в те далекие времена, когда Атлантида уже погрузилась в морскую пучину, а древние царства Шумера, Египта и Греции только зарождались. Это произошло в том месте, где сейчас находится север Греции, а в те времена, шесть тысяч пятьсот тридцать два года назад, на этом месте находилось древнее королевство, королевство Варламия. Его история насчитывала несколько десятков тысяч лет. Находясь в стороне от остальных королевств, оно было самым древним на Земле, возникшим на самой заре человечества. И это королевство было, безусловно, самым необычным, так как большинство его жителей были вампирами. Они основали это королевство, и правила ими королева Ациела - самый старший и самый сильный вампир. Правила вместе со своим мужем - Черным Принцем Таробасом.

Ациеле было уже больше пяти тысяч шестисот лет, из них больше пяти тысяч она была королевой. Но, несмотря на все это, выглядела она не больше чем на двадцать пять лет - именно столько ей было, когда она прошла обряд посвящения и стала вампиром. Она была высокой, статной женщиной с безупречно красивым лицом, изумрудно-зелеными глазами и длинными светло-русыми волосами. Ее муж - Таробас, наоборот, был смугл, черноволос и глаза у него были серыми. Он был младше королевы на три тысячелетия, но это нисколько не мешало им любить друг друга. Узы, связывающие их, были крепче обычных уз любви и привязанности. Он был предназначен ей самой судьбой, и именно поэтому их союз принес долгожданный плод - Ациела ждала ребенка, которому суждено будет стать ее наследником.

И вот, ровно шесть тысяч пятьсот тридцать два года назад дитя запросилось на свет. Была ночь, и яркая полная луна, словно приветствуя младенца, освещала дворец. И вот, окутанная этим призрачным серебреным светом, Ациела дала жизнь своему долгожданному ребенку. Это была прелестная девочка - истинная наследница, ибо на протяжении многих тысячелетий королевская власть передавалась от матери к дочери.

Таробас первый взял на руки дочь, а затем передал ее счастливой матери. Она была вампиром, поэтому уже полностью оправилась от родов. Об этом событии теперь напоминала только ее дочь. Ее назвали Менестрес. Это была здоровая, зеленоглазая девочка, которой в будущем предстоит стать королевой.

В этот же день о рождении наследницы было объявлено всему народу Варламии. Этот день был объявлен всеобщим праздником, и лишь один человек, вернее вампир, был мрачнее тучи. Рождение наследницы ни в коей мере не радовало его, а скорее наоборот.

* * *

Ациела и Таробас стояли над кроваткой малышки. Сейчас они выглядели как самые обычные родители, а не вампиры. Королева осторожно взяла на руки только что проснувшуюся девочку.

- Посмотри, она просто прелесть.

- Как и ее мать, - улыбнулся Таробас.

- Она будет сильной королевой, даже сильнее меня. Уже сейчас я ощущаю в ней силу, а ведь она еще совсем малышка.

- Не рано ли говорить об этом? Она еще слишком мала.

- Да, мала и очень уязвима, но дети имеют обыкновение расти. И мы должны воспитать ее достойной королевой, а главное оберегать ее. Ведь она пока лишь человек, а человеческая жизнь хрупка.

- Ты уже думала о том, кого приставишь к ней охранником?

- Да, мне кажется, Бамбур лучше, чем кто-либо подходит для этого. Он служит нам более двух тысяч лет и ни разу не давал повода усомниться в нем. Этот вампир старинный друг нашей семьи, отличный воин. Он сумеет защитить Менестрес. Они с Кармитой будут заботится о ней.

- Кармита? Ты решила приставить к Менестрес нянькой человека?

- Да, так будет разумнее всего. Я не хочу, чтобы нашу дочь окружали только вампиры. Она должна общаться и с людьми, понять их. Это поможет ей в будущем, когда она станет королевой.

- Я вижу, ты все продумала, - улыбнулся Таробас.

- Такова жизнь. Мы должны ее многому научить, прежде чем она сделает выбор становиться или нет ей вампиром.

- А если так случиться, и она не захочет быть вампиром, изберет путь смертной?

- Нет. Она станет вампиром и, когда придет время, станет королевой. Я видела это.

Обронив эту загадочную фразу, Ациела замолчала. Она была королевой, обладала немалой силой, и иногда ее посещали видения будущего. Но она не хотела подробно рассказывать мужу о том, какое видение посетило ее после рождения дочери. То, что она увидела, насторожило и испугало ее. Она увидела прекрасную светловолосую девушку, и не могла не узнать в ней свою дочь. Она была вампиром, в этом не было сомнений. С головы до ног в крови она брала в руки корону и надевала на себя. Это видение вспышкой озарило ее мозг, оставив после себя тревогу. Нет, Ациела не хотела никому рассказывать о нем.

* * *

Менестрес росла так же быстро, как и обычные дети, и была настоящей сорви головой - этакий зеленоглазый и светловолосый бесенок. Бамбуру и Кармине выпала нелегкая задача заботиться и присматривать за ней, но они любили ее не меньше, чем настоящие родители. И девочка тоже любила их, хотя и частенько сбегала.

Сколько раз Бамбур отыскивал ее в самых неожиданных местах. Менестрес не могла понять, как ему это удается. Завидя его высокую фигуру, она всегда старалась спрятаться еще лучше, но он безошибочно отыскивал ее. Через пару минут его сильные руки снимали ее с дерева или вытаскивали из какого-либо укромного уголка. В такие минуты его лицо в обрамлении черных волос, всегда заплетенных в тугую косу, доходящую до лопаток, казалось суровым, но светло-карие глаза смеялись.

Обычно девочка пару минут дулась для приличия, а потом не выдерживала и спрашивала:

- И как это ты меня всегда находишь?

- Я тебя чувствую, юная леди. Я должен охранять тебя. А ты опять сбежала от Кармины?

- Мне стало с ней скучно.

- Но нельзя так сбегать. Все мы очень волнуемся за тебя. А если бы с тобой что-нибудь случилось?

С такими словами Бамбур обычно отводил ее к няне.

Беззаботное детство Менестрес, полное игр, проказ и всяческих забав продолжалось до десяти лет. Затем наступила пора обучения. Мать и отец уже многое поведали ей о людях и вампирах, но это была лишь капля в море. Менестрес предстояло узнать гораздо больше.

И вот, через несколько дней после того, как маленькой принцессе исполнилось десять лет, в комнату, где она играла с няней, вошла ее мать. Она была так же прекрасна, как и десять лет назад, ни время, ни старость не касались ее - ведь она была вампиром.

Кармина почтительно поклонилась королеве, Ациела улыбнулась ей, обняла и поцеловала дочь, и сказала:

- Как быстро летит время. Скоро ты будешь совсем взрослой, моя девочка. Пришло время тебе многому научиться.

- Чему?

- Тому, что поможет тебе, когда ты станешь королевой. Пойдем со мной.

Мать взяла дочь за руку и повела в северное крыло замка. Они спустились на нижние этажи замка, которые находились под землей. Первое, что бросалось в глаза, так это то, что здесь не было ни одного человека, да и вообще никого. Лишь стража, состоявшая только из вампиров.

- Где мы? - удивленно спросила Менестрес. - Я никогда не была здесь.

- Это сердце нашего королевства. Здесь находится наша история, и здесь ты многому научишься, - ответила Ациела, открывая ключом, который всегда держала при себе, двери в огромный зал.

Сюда не проникал не единый луч солнца, но было довольно светло. Призрачный серебреный свет исходил из больших, с человеческую голову, сфер, прикрепленных в несколько рядов к стенам зала. Пол зала представлял собой огромную мозаику. В центре ее были слившиеся луна и солнце, вокруг которых были двенадцать знаков зодиака. А куполовидный потолок представлял собой дивную фреску: прекрасная женщина-ангел, лицом чем-то отдаленно напоминающая Ациелу, с черными распростертыми крыльями.

Весь зал был заполнен различными книгами, свитками, какими-то непонятными Менестрес вещами, многим из которых было уже несколько тысяч лет. Девочка заворожено смотрела на все это, она еще никогда не видела ничего подобного. В ее глазах читались неподдельный восторг и любопытство.

- Что это? - наконец спросила она.

- Это наша история. История королевского рода, рода Единорога.

- Единорога?

- Да. Ты знаешь, что это символ и герб нашего рода. Когда-то давно, во времена правления первых королев нашего рода, на Земле было много этих дивных животных, обладающих природным волшебством. Сейчас же они практически исчезли. Встретить единорога в наше время - настоящее чудо.

- А я смогу когда-нибудь увидеть единорога?

- Возможно. Легенда гласит, что он приходит на помощь нашему роду в самые тяжелые для него времена.

- А что во всех этих книгах и свитках?

- Здесь хранятся знания предыдущих королев, описания тех времен, в которых они жили. Тебе будет очень полезно прочесть все эти книги. Но начать тебе нужно вот с этой.

С этими словами королева взяла большую книгу в кожаном переплете, украшенную золотом, которая лежала в стороне от остальных.

- Что это?

- Это книга магии. Я научу тебя волшебству, как некогда меня научила этому моя мать. Многие тысячелетия эта магия передается от матери к дочери. Постигнуть ее может только законная наследница. Пока ты не станешь вампиром, магия будет слаба, но потом она станет серьезной силой.

- А когда я смогу стать вампиром? - в нетерпение спросила Менестрес. Ей, как и любому другому ребенку, поскорее хотелось стать взрослой, такой как мать.

- Всему свое время. Ты должна вырасти, многому научиться и повзрослеть, чтобы предпринять такой серьезный шаг, который изменит всю твою жизнь. Прежде чем пройти обряд посвящения, ты должна быть полностью уверенной в своем решении.

- Понятно.

- Раз так, начнем первый урок, - улыбнулась Ациела.

Так началось обучение Менестрес. Постепенно, день за днем она постигала все то, чему учила ее мать. Она узнала много нового, о чем раньше даже не подозревала. Она еще больше сблизилась со своей матерью, она начинала понимать, какой она необычный человек, вернее вампир, сколько силы в ней скрывается. Ациела, безусловно, была самым сильным вампиром, и это вызывало уважение и восхищение у Менестрес.

За обучением, забавами и разными делами время летело незаметно. Ведь помимо обучению магии, Менестрес обучалась фехтованию, борьбе, а также танцам, светским манерам и другим вещам которые должна знать леди. Ациела понимала, что ее дочери, как будущему вампиру, нужно все это уметь. Ее дочери придется, как и ей, быть и леди, и воином.

Менестрес хоть еще и не была вампиром, но не была и полностью человеком, год от года она становилась сильнее. Она могла передвигать предметы, не касаясь их, ее физическая сила превосходила человеческую и она обладала просто фотографической памятью.

С того дня, как Ациела начала учить ее, прошло почти восемь лет. Менестрес превратилась в красивую девушку: длинные светлые волосы, вьющиеся крупными локонами, изумрудно-зеленые глаза, истинно королевская стать, кошачья грация и ангельское лицо. Она очень походила на мать, и уже почти сравнялась с ней ростом.

Почти каждый день она посещала зал в северном крыле дворца. Теперь она часто занималась тут одна, за эти годы она прочитала больше половины заботливо сложенных здесь книг и свитков. Но сегодня она занималась с матерью. Прошедшие годы нисколько не изменили Ациелу, теперь они с дочерью смотрелись почти как ровесницы.

Они расположились прямо на полу, на множестве разбросанных подушек, и Менестрес показывала матери те магические трюки, которым научилась. Когда она закончила, Ациела сказала:

- Очень хорошо. Ты прекрасно овладела магией - теперь дело только за временем. Когда ты станешь вампиром, то целиком ощутишь всю свою силу. Ты прекрасно подготовлена и готова пройти обряд посвящения, но, все же, лучше подождать еще несколько лет. Оптимальный возраст для обряда - лет двадцать пять. Это будет пик твоего развития.

- Я с детства готовилась к этому, и не собираюсь отступать.

- Не важно сколько ты к этому готовилась, важно хочешь ты этого или нет. Это серьезный шаг. Ни чувство долго, ни нежелание огорчить меня или твоего отца не должно довлеть на тебя. Важно лишь твое желание.

- Да, я хочу этого. Но ты никогда не рассказывала, что будет со мной после обряда посвящения и в чем заключается этот обряд.

- Раз ты спрашиваешь об этом, значит пришло время рассказать. Во время обряда обычно ты отдаешь свою кровь вампиру, а он разделяет с тобой свою. Но ты - законная наследница трона Варламии, поэтому при посвящении ты должна испить мою кровь. Она пробудит в тебе силу, которая передается в нашем роду из поколения в поколение. Так ты станешь вампиром и уже будешь сильнее любого новообращенного. Но все же первую сотню лет ты будешь еще весьма уязвима. Солнечный свет будет причинять тебе боль, тебя можно будет убить, уничтожив сердце, отрубив голову или с помощью огня. Но спустя столетие или два сила вампира и сила магии сделают тебя, как и любого вампира, нечувствительной к солнечному свету, и практически неуязвимой ко всему остальному. А потом, когда ты станешь королевой, убить тебя будет невозможно, если ты сама не захочешь умереть.

- Значит, ты тоже неуязвима?

- Да, но если я использую всю свою магическую силу, то стану уязвимой. В жизни может быть всякое, поэтому я должна предусмотреть все. Это я велела сделать сразу после твоего рождения.

Ациела показала дочери красивый медальон размером с детскую ладошку. Он был сделан в виде солнца и луны, вернее лунного месяца, слившихся воедино. Солнце было вырезано из сапфира, полого внутри и плотно закрывавшийся миниатюрной крышечкой, а луна была сделана из золота и служила оправой камню. К ней прикреплялась витая золотая цепочка. Больше всего это ювелирное чудо походило на маленькую фляжку.

- Что это? - спросила Менестрес.

Не говоря ни слова, королева закатала рукав, достала небольшой, но острый нож, который всегда был при ней, и, сделав надрез на руке, наполнила медальон своей кровью. Затем плотно закрыла его и повесила Менестрес на шею.

- Зачем? - девушка ничего не понимала.

- В жизни всякое возможно, - повторила Ациела. - Может случится так, что я умру раньше, чем ты станешь вампиром. Поэтому этот медальон всегда должен быть при тебе. Если обряд доведется проводить кому-либо другому, то выпей из него мою кровь и все пройдет так, как должно было бы быть, проводи обряд я. Ты станешь вампиром, и ни один другой вампир не будет иметь над тобой власти.

- Хорошо. Но ведь ты говорила, что не можешь умереть, - в голосе Менестрес звучала тревога.

- Будущее непредсказуемо, и я должна подготовить тебя ко всему. Так или иначе, у вампиров должна быть королева. Пойдем со мной, я покажу тебе еще кое-что.

Ациела встала и направилась к небольшой статуе на постаменте, изображавшую вставшего на дыбы единорога. Она надавила ему на правый глаз, и тут же был приведен в действие потайной механизм. Часть стены отошла в сторону, открывая узкий проход.

- Пойдем, - сказала королева, протягивая дочери руку.

Они вошли в подземный ход, и потайная дверь сразу же закрылась за ними. Ни мать, ни дочь не знали о том, что их подслушивали. Вампир, подслушивающий их, напряг весь свой слух, чтобы ничего не пропустить из их разговора. Да, он не мог видеть их, не мог войти в этот зал и не мог последовать за ними, но он слышал весь их разговор в этом зале, до того момента, как они вошли в подземный ход.

Ациела вела дочь за руку по этому таинственному проходу, который явно предназначался для вампиров, ведь они видели ночью едва ли не лучше чем днем, а нигде, не протяжении всего их пути, не было ни одной подставки для лампы или факела. Но Менестрес без света идти было не так уж и неудобно, она тоже довольно сносно видела в темноте. Вскоре она заметила, что они идут, с каждым шагом все больше углубляясь под землю. От поверхности земли их, наверное, отделяло несколько десятков метров.

- Этот подземный ход был построен давным-давно, во времена первой королевы вампиров, - сказала Ациела дочери.

- Значит ему несколько тысяч лет? - спросила Менестрес.

- Если не десятков тысяч.

- Удивительно, что нигде нет следов разрушений.

- Потому что все это поддерживается древней магией, магией, которая, наверное, является ровесницей времени, - ответила Ациела, а затем добавила. - Вот мы и пришли.

Подземный ход привел их в большую пещеру. Насколько могла заметить Менестрес, сюда вели еще около полудюжины ходов, подобных тому, по которому они только что пришли. Пещера была пуста, только в ее центре был невысокий колодец, в центре которого бил ключ, только вода в нем была какая-то темная. Но, подойдя ближе, девушка поняла, что это вовсе не вода. Это была кровь.

Заметив удивленный и немного испуганный взгляд дочери, королева сказала:

- Да, это кровь.

- Но откуда? Как это возможно?

- Этому источнику столько же лет, сколько и всему, что ты видишь здесь. Легенда гласит, что именно сюда воткнулось черное перо ангела, и из него возник этот кровавый родник. Это был дар первой королевы - Дайомы, которая основала наше королевство. Благодаря этому дару королевство вампиров может существовать, иначе столько вампиров никогда не смогли бы существовать в одном месте.

- Значит, сюда может прийти любой?

- Да, любой вампир. Видишь эти подземные ходы? Благодаря этим катакомбам сюда можно пройти почти из любой точки королевства. Здесь проходят самые важные собрания, и здесь же проводят обряды посвящения.

- Неужели этот источник никогда не пересыхал?

- Никогда. Но легенда гласит, что этот источник перестанет существовать, если кто-либо не по праву займет королевский трон. Ибо титул королевы передается только по праву рождения. Но ты должна знать еще кое-что.

- Что?

- Не стоит придерживаться веры в неизменность мира. Он меняется, люди меняются. Придет время, и мы уже не сможем жить в этом королевстве. Мы вынуждены будем уйти, рассеяться по Земле, чтобы не мешать людям. Мы должны сосуществовать вместе, а не убивать друг друга, запомни это.

- Хорошо.

- Запомни это, и не забывай, когда станешь королевой.

- Ну, это будет еще не скоро.

- Кто знает. Но что бы ни случилось, ты должна помнить кто ты такая. Только ты можешь быть королевой после меня, это твое право по рождению. Если кто-то другой займет трон - это может привести к гибели всех вампиров или к уничтожению людей, а этого нельзя допустить. Королевой вампиров не так-то просто стать, как принято думать. Надеть на себя королевскую корону - это еще не все. Хорошенько запомни то, что я сейчас тебе расскажу. Видишь это?

Ациела подвела дочь к стене пещеры и указала на каменный отпечаток ладони.

- Да.

- Когда придет твое время заявить о своих правах на королевский трон, ты должна прийти сюда. На тебе должен быть этот перстень "Глаз Дракона", - королева показала руку, на которой носила этот самый перстень. - Что бы со мной не случилось, ты должна найти это кольцо. Он - символ королевской власти, и может принадлежать только тебе, поэтому ты легко найдешь его. Он будет звать тебя. С этим перстнем ты должна прийти сюда и, окропив этот отпечаток своей кровью, приложишь к нему свою руку. Только тогда откроется потайной ход. Ты должна спуститься по нему одна. Он приведет тебя в еще одну пещеру глубоко под землей. Там, и только там, ты сможешь обрести силу королевы, познать истину. Большего я сказать не могу, иначе нарушу табу. Когда придет время, ты все узнаешь сама. А пока запомни то, что я тебе рассказала, и храни все это в тайне. То, что ты услышала сегодня, ты сможешь рассказать только своей дочери.

- Хорошо.

- Теперь я за тебя спокойна, - улыбнулась королева. - Но нам пора подниматься наверх. Скоро начнется королевский совет. Надеюсь, ты тоже будешь на нем.

- Ладно.

С тех пор, как Менестрес исполнилось пятнадцать лет, Ациела разрешила присутствовать ей на королевском совете, и даже настаивала на этом - все это должно было подготовить Менестрес к тому, что рано или поздно она займет место матери. Часто на этих советах королева выслушивала и ее мнение. И хоть ее дочь была молода, ее рассужденья были разумны.

Когда они вошли в тронный зал, все, включая и Таробаса, уже были там. Ациела заняла свое место на королевском троне, Менестрес встала рядом с ней. Последним, кто вошел в зал был Джахуб - первый советник королевы. Он был вампиром, как и большинство присутствующих, и выглядел не старше тридцати лет, хотя на самом деле ему было намного больше. Он признавал за собой возраст тысяча сто восемьдесят лет.

Высокий рост, прямые каштановые волосы, светло-карие глаза, высокие скулы, тонкий нос с небольшой горбинкой и бледная кожа - все это делало из него подлинного аристократа. Его лицо всегда было непроницаемым, и вряд ли было возможно догадаться о том, что у него на уме.

Джахуб вошел практически сразу за королевой и Менестрес. Чинно поприветствовав королевскую семью, он занял свое место. Теперь все были в сборе. Повернувшись к Джахубу, Ациела спросила:

- Что у нас сегодня?

Первый советник развернул принесенный с собой свиток, быстро пробежал его глазами и только потом ответил:

- Два прошения, отчет о состоянии торговли на этот месяц, появления банды разбойников на западной границе...

- Что за банда разбойников? - тут же переспросила королева, посмотрев на Хивара - королевского военоначальника.

- Их всего-то человек десять, - пожал плечами Хивар. Он тоже был вампиром, но стал им довольно поздно - лет в сорок, поэтому в его черных волосах кое-где белела седина.

- Какой ущерб они нанесли? - требовательно спросила Ациела.

- Они полностью разграбили три деревни, - без особого энтузиазма ответил Хивар.

- И вы их до сих пор не поймали? - в голосе королевы слышалось недовольство.

- Мы делаем все возможное, но они действуют на самой границе королевства. Они прекрасно понимают, что мы не можем преследовать их за его пределами, и пользуются этим.

- Это не оправдание. Мы не можем допустить, чтобы они и дальше продолжали разбой. Джахуб, распорядись, чтобы к нашим западным границам был отправлен отряд воинов вампиров. Они за несколько дней переловят всех разбойников. От них-то им не удастся скрыться.

- Будет исполнено, Ваше Величество.

- Что там у нас дальше?

- Отчет о торговле, - с готовностью ответил Джахуб.

- Начинай.

- Торговля в этом месяце идет очень живо. Доход от нее в королевскую казну составил восемьсот пятьдесят три тысячи золотых. Помимо этого в наше королевство для продажи поступило десять тысяч рабов.

- Прекрасно. Но позаботься, чтобы работорговцы в этом месяце больше не поставляли свой товар. Это может привести к перенасыщению рынка, а это не выгодно ни кому.

- Вы правы, Ваше Величество.

- Что еще?

- Два прошения.

- Впускай просителей.

Несколькими минутами позже в тронный зал вошли двое: мужчина и молодая женщина с мальчиком лет восьми. Мужчину Менестрес знала. Это был Влад. Она несколько раз видела его во дворце. Он, как и многие в королевстве, был вампиром, и мать говорила, что он совсем скоро станет магистром. Влад вышел вперед и поклонился королевской семье.

- Я слушаю тебя, - сказала Ациела, а Таробас лишь согласно кивнул в ответ.

- Ваше Величество, госпожа. Вот уже почти триста лет, как я служу Вам. И вот теперь я пришел просить Вас разрешить мне покинуть Ваше королевство.

- Неужели тебе здесь не нравится? - спросила королева.

- Нет, конечно, Ваше Величество. Это моя родина, она не может не нравиться мне, просто я хочу посмотреть мир.

С минуту королева раздумывала, но затем, посмотрев на Таробаса и уловив его едва заметный кивок, сказала:

- Что ж, хорошо. Ты волен поступать, как хочешь. Ты - мой подданный, но я не собираюсь силой удерживать тебя. К тому же, тебе будет полезно узнать мир. Ты можешь покинуть Варламию, когда захочешь, но и вернуться ты можешь в любой момент.

- Благодарю Вас, Ваше Величество.

Влад еще раз поклонился и покинул тронный зал. Он был не первым, кто покидал Варламию, и, конечно же, не последним. Ациела, как никто, понимала это и не препятствовала. Она была мудрой королевой и чувствовала, что мир меняется. Придет время и им всем придется покинуть королевство и расселиться по Земле.

После Влада настала очередь женщины с ребенком. Женщина казалась очень испуганной, мальчик же наоборот. Он с любопытством глазел по сторонам.

- Говори, мы слушаем тебя, - сказала королева.

- Ваше Величество, мой муж умер пять лет назад, на границе. Я осталась одна с сыном, и вот теперь у меня хотят отнять и его. Говорят, что он будет сильным вампиром.

Ациела внимательно посмотрела на ребенка. Тот, кто сказал это, несомненно, был прав. Уже сейчас в этом мальчике чувствовалась сила. Став вампиром, он очень быстро станет магистром, и, что самое главное, он сможет выжить вампиром. Такие, как этот малыш, встречаются не часто, не удивительно, что кто-то из вампиров уже сейчас заинтересовался им. Но сейчас это было не важно. Королева сказала:

- Да, это так. Но это не имеет значения. Во-первых, твой сын еще слишком мал, чтобы стать вампиром, а во-вторых, никто не сделает его таковым без его согласия. Пусть он сам изберет свою судьбу, когда повзрослеет. А пока никто не тронет его, я гарантирую вам это.

- Спасибо, спасибо Вам, Ваше Величество.

Не переставая благодарить, женщина ушла, уводя с собой и ребенка. На этом королевский совет закончился.

На город уже спустилась ночь, но жизнь и не думала утихать с приходом темноты. Для многих она, наоборот, только начиналась. Улицы заполнялись теми, кто днем предпочитал не выходить из дома.

Менестрес любила это время. Возможно, это давало о себе знать ее происхождение. Ведь она была рожденным вампиром, хоть пока и оставалась большей частью человеком. Вот и сейчас она шла вместе с отцом и матерью по дворцовому саду, окутанному сумерками. Это было время простого, тихого семейного счастья. Сейчас они ничем не отличались от обычной семьи, разве что у двоих из этой троицы были клыки.

Таробас ласково погладил дочь по голове и сказал:

- Совсем скоро, через четыре дня, у тебя день рождения, Менестрес.

- Да, папа.

- Тебе исполниться восемнадцать лет, - улыбнулась Ациела. - Ты станешь совершеннолетней. По этому случаю во дворце будет дан бал.

- Что ты хочешь получить в подарок?

- Не знаю, - задумчиво ответила Менестрес. - Я как-то не думала об этом. Может быть... меч.

- Меч? - удивился Таробас. - Разве это подарок для молодой леди?

При этих словах Менестрес насупилась. Она не любила, когда ей говорили, что она должна делать, а что нет. Это рассмешило ее отца, и он сказал:

- Не сердись. Я знаю, что ты, как и твоя мать, можешь быть одновременно и леди, и воином. Посмотрим, что можно сделать.

Вдруг Таробас и Ациела остановились, будто прислушиваясь к чему-то. Черный Принц сказал:

- Вампиры собираются у источника.

- Да, - подтвердила королева.

- Ты пойдешь?

- Сегодня нет. Я хочу побыть с Менестрес. Иди один.

- Хорошо.

Таробас ушел, будто растворился в сгустившейся темноте, и мать с дочерью остались вдвоем.

- А что ты мне подаришь? - спросила Менестрес у матери.

- Ну уж нет, пусть мой подарок будет для тебя сюрпризом, - рассмеялась королева.

- Ну хотя бы намекни, - принцесса сгорала от любопытства.

- Нет. Узнаешь все в свое время. Это будет особенный подарок, ведь ты станешь совсем взрослой. Подумать только, - вздохнула королева, - кажется, так недавно ты была совсем крошкой, а теперь ты стала взрослой леди, на которую уже обращают внимание мужчины.

- О чем ты?

- Можно подумать, ты не заметила, как на тебя смотрел Влад, да и другие молодые люди, - рассмеялась Ациела.

При этих словах девушка покраснела, а королева сказала:

- В этом нет ничего удивительного. Ты молода и красива. Придет время, и кто-нибудь из них понравится тебе.

- Хочешь сказать, что собираешься выдать меня за одного из них? - подозрительно спросила Менестрес.

- Вовсе нет. Чтобы избрать себе мужа, ты сначала должна стать вампиром. Пройдет немало времени, прежде чем ты найдешь того, кто предназначен тебе, и кому предназначена ты, и от которого ты захочешь родить ребенка - наследницу, чтобы не прервался род. И до этого момента тебе будут нравится другие мужчины, ты даже можешь влюбиться в них, но все же сердце будет подсказывать тебе, что это не он. Когда ты увидишь его, то почувствуешь это сразу.

- Так было у тебя и папы?

- Да. Мне было тогда уже почти три тысячи лет, и он, конечно, не был моим первым мужчиной, но увидя его, я сразу поняла, что мы предназначены друг другу.

- И со мной будет так же?

- Да, ведь ты же будущая королева. Никогда не забывай об этом. Так будет всегда, как бы не менялся окружающий мир.

Ациела говорила с Менестрес не столько как мать с дочерью, сколько как женщина с женщиной, рассказывая все то, что пригодиться ей в будущем, не только как женщине, но и как женщине-вампиру. Менестрес должна была узнать все это, и была уже достаточно взрослой, чтобы понять. Королева хотела, чтобы ее дочь была готова ко всему, поняла свою сущность.

* * *

Вампиры собирались у источника, их были сотни. Со стороны это походило на какой-то торжественный прием, если не брать во внимания тот факт, что собравшиеся здесь предпочитали пить кровь, а не вино.

Но все же в пещере собрались не все вампиры. Никто этого не заметил, но среди собравшихся не было целого клана вампиров. Все они в эту ночь собрались в другом месте и по другому поводу по приказу своего магистра.

* * *

До дня рождения Менестрес оставалось все меньше времени, но самой виновнице торжества казалось, что оно тянется невероятно медленно. Во дворце царила суета, все готовились к предстоящему празднику, и принцесса чувствовала себя не у дел. Ей не полагалось знать, что готовиться к ее дню рождения, это должно было быть сюрпризом. И это ожидание выводило ее из себя.

Но вот, наконец, наступил день рождения Менестрес. В этот день, как и обычно, она встала довольно поздно, так как обычно она довольно поздно ложилась. Был уже, как минимум, полдень.

Едва Менестрес проснулась и потянулась к колокольчику, чтобы позвать служанку, как дверь в ее спальню открылась, и вошла ее мать в сопровождении двух служанок, которые что-то несли.

- С добрым утром, доченька. Поздравляю тебя с днем рождения, - сказала Ациела, целуя дочь.

- Спасибо, - улыбнулась Менестрес.

- Ну ладно. Вставай, приводи себя в порядок, служанки помогут тебе. Сейчас тебе принесут завтрак.

Принцесса в сопровождении служанок удалилась в ванную комнату. Когда Менестрес вернулась, то ее волосы были уже тщательно расчесаны, а сама она выглядела еще более свежей и юной. Первое, что она увидела, так это великолепное серебристо-зеленое платье. Это было настоящее произведение искусства. Лиф платья был расшит серебром и мелкими изумрудами, верхняя юбка была из ткани серебреного цвета, а нижняя - из изумрудно-зеленой.

Менестрес смотрела на платье, как зачарованная. Не часто ей доводилось видеть подобное великолепие.

Королева улыбнулась, видя нескрываемое восхищение в глазах дочери, и сказала:

- Я вижу, тебе понравилось платье.

- Оно изумительно!

- Я рада. Это мой подарок тебе. Сегодня твой день, и ты должна выглядеть великолепно. Надеюсь, ты не откажешься надеть его на сегодняшний бал.

- Конечно нет! Спасибо тебе, мамочка, - горячо воскликнула Менестрес, обнимая мать.

- Пожалуйста. Но это еще не все. Думаю, сегодня на балу тебя будет ждать еще один сюрприз.

- Какой?

- Сама узнаешь. Все в свое время. А сейчас завтракать. Сегодня тебе понадобиться много сил.

Менестрес понимала, что мать права, и принялась за еду. Пока она ела, Ациела говорила:

- Многие гости уже прибыли, но большинство, безусловно, прибудет с приходом темноты, прямо к началу бала.

- А Селестина приехала? - вспомнила Менестрес о своей давней подруге.

- Еще нет, но, думаю, уж кто-кто, а она приедет обязательно.

Едва принцесса покончила с завтраком, как в дверь постучали. На приглашение войти, в комнату вошел Таробас. Обычно он днем появлялся гораздо реже, чем Ациела, но сегодня был особенный день. Подойдя к дочери, он поцеловал ее и сказал:

- Поздравляю с днем рождения, моя дорогая.

- Спасибо.

- Надеюсь, мой подарок понравится тебе.

С этими словами Черный Принц протянул дочери искусно сработанный меч. Он был несколько меньше и тоньше, чем обычный, но это нисколько не умаляло его боевых качеств. Клинок был сделан из самой лучшей и прочной стали, а рукоять меча была украшена золотом и драгоценными камнями, но так, чтобы не мешать держать меч. Ножны тоже были изумительны: помимо драгоценных камней и золота, их украшала резьба из слоновой кости.

При виде подарка у Менестрес загорелись глаза, пожалуй, даже еще больше, чем тогда, когда она увидела платье. Она взяла меч в руки, вынула из ножен, проверила остроту клинка. Все было просто превосходно. Она сказала:

- Он замечателен. Спасибо, папа.

- Я рад, что он тебе понравился.

Да, Менестрес могла быть и леди, и воином, теперь это было очевидно. Ациела радовалась, видя это. Это означало, что она правильно воспитала свою дочь, что у нее будут силы справиться со всем, что ниспошлет ей судьба. Но тут королева внезапно вспомнила то видение, что промелькнуло перед ее взором в день, когда Менестрес появилась на свет. Оно было источником тревог, и Ациела поспешила отогнать от себя эти мрачные мысли. Нет, не сегодня.

До бала оставались считанные часы, и Менестрес была занята приготовлениями. Служанки суетились вокруг нее, помогая одеться, причесать и уложить волосы. И чем меньше оставалось времени до бала, тем меньше у Менестрес оставалось терпенья.

Когда остался лишь час, в комнату, где готовили виновницу торжества, вошла Ациела. Она была в потрясающем платье из золотой парчи, а в ее пышных волосах сверкала рубиновая диадема. Оглядев свою дочь, она ласково улыбнулась и сказала:

- Моя дорогая, ты выглядишь просто великолепно.

- Правда?

- Конечно. Сегодня ты - королева бала, - ответила Ациела и поцеловала дочь в лоб. - Сегодня ты вольна делать все, что захочешь. Веселись от души. И пусть сегодня не будет никаких правил повседневной жизни.

Эта последняя фраза немного удивила Менестрес, но она решила не придавать этому особого значения.

Тем временем служанки наносили последние штрихи к наряду своей молодой госпожи: поправляли и разглаживали складки, укладывали на место выбившийся локон прически. Наконец, Менестрес была готова, и она вместе с королевой направилась к тронному залу, где должно было проходить торжество.

Едва они переступили порог тронного зала, как тут же со всех сторон раздались крики поздравления именинницы. Они не умолкали до тех пор, пока Ациела и Менестрес не дошли до противоположного конца зала, где их уже ждал Таробас. Здесь, рядом с королевским троном, был установлен еще один, чуть пониже - специально для принцессы.

Когда королевская семья заняла свои места, к ним по очереди стали подходить гости, вручая подарки и поздравляя Менестрес. Первым, кто поздравил ее, был Джахуб. Олицетворение самой галантности, он поцеловал ей руку и сказал:

- Ваше Высочество, примите мои самые искренние поздравления.

Принцесса улыбнулась и вежливо поблагодарила в ответ, но все же, когда его губы коснулись ее руки, она почувствовала легкий холодок страха, коснувшийся ее души. Это было мимолетное ощущение, и причина была вовсе не в том, что Джахуб был вампиром, а в чем-то другом. В чем - Менестрес не знала.

Между тем первого советника сменили другие гости, желавшие поздравить принцессу. Здесь были и люди, и вампиры, те, кто жил в этом королевстве, и те, кто приехал специально ко дню рождению принцессы. А самой виновнице торжества уже стало казаться, что этот поток гостей никогда не кончится. Она уже стала уставать от всех этих поздравлений, когда к ее трону подошел очередной гость. Это был молодой мужчина лет двадцати восьми. Наверное, один из странствующих воинов, подумала тогда Менестрес, так как видела его в первый раз. Он был высок, строен. Зеленовато-серые глаза, красивое открытое лицо в обрамлении длинных каштановых волос. Он был человеком.

Поклонившись, он поцеловал принцессе руку и сказал:

- Поздравляю с днем рождения, Ваше Высочество.

Тогда Менестрес не обратила на него особого внимания. Да он был симпатичен, его открытое лицо располагало к себе, но это еще ничего не решало. Но судьбе, а может и не только судьбе, было угодно, чтобы они встретились вновь. Это произошло, когда начались танцы. Он подошел к Менестрес и пригласил ее. Она не отказала. И вот, они уже закружились в танце.

- Кто вы? - спросила его Менестрес во время танца. - Ведь я до сих пор еще не знаю вашего имени.

- О, это непростительно с моей стороны. Я - Нейт.

- Я никогда раньше не видела вас в нашем королевстве.

- Это не удивительно. Я прибыл сюда совсем недавно. Я - странствующий воин и не привык подолгу оставаться на одном месте.

- Что же привело вас в наше королевство?

- Я родом отсюда, хотя и покинул Варламию более двадцати лет назад. Но теперь я решил вернуться, хотя бы ненадолго.

- Значит скоро опять в путь?

- Да.

- Вы, наверное, посетили множество стран.

- Вы правы. Я странствую с тех пор, как впервые взял в руки меч.

Весь вечер Нейт развлекал Менестрес своими удивительными рассказами о других странах. Они уже болтали как старые друзья. Ей не приходилось скучать с ним ни минуты. И она проникалась к нему все большей и большей симпатией.

Они оба уже не замечали остальных гостей. Они постарались незаметно выскользнуть из тронного зала, чтобы остаться наедине. Это было не так уж сложно. Но если бы, выходя из зала, Менестрес обернулась, то увидела бы, что королева Ациела смотрит им вслед, и в ее глазах было одобрение.

Когда они, наконец, остались наедине, Нейт поцеловал Менестрес. Может это было дерзко, может события развивались слишком стремительно, но самой принцессе сейчас на это было наплевать. В конце концов, это был ее праздник, и ей не раз говорили, что она вольна делать то, что хочет, а сейчас она хотела быть с ним. Он знал кто она, она знала кто он, но это нисколько не смущало обоих.

Ей нравился Нэйт. Он был воином, но с ней он был ласков и нежен. Его поцелуи опьяняли ее, пробуждали в ней что-то, что до сегодняшнего дня было скрыто в глубине ее души.

Она сама привела его в свою спальню. То же, что было дальше... Это был ее первый урок любви, а Нэйт оказался хорошим учителем. Он был нежен с ней, а она отвечала ему страстью. Временами Менестрес казалось, что у нее выросли крылья. Нэйт старался быть с ней как можно осторожнее, и это забавляло принцессу. Она была рожденным вампиром, и это давало ей некоторые преимущества. Мать не раз говорила ей, что она отличается от обычной смертной. Она не сможет просто так забеременеть, если на то не будет ее воли. Когда-нибудь это произойдет, но не сегодня и не с этим человеком.

Когда все закончилось, и Нэйт незаметно удалился, что бы его не заметили ни слуги, ни охрана, Менестрес поняла то, о чем говорила ей мать. Ей нравился Нэйт, может, она даже была немного влюблена в него, но все же ясно ощущала, что это не тот, кто предназначен ей судьбой. Да, он стал ее первым мужчиной, но завтра он уедет, возможно, навсегда покинет королевство. Менестрес чувствовала, что может даже будет скучать по нему, но помимо этого ясно понимала, что легко переживет это.

Этот день рождения был самым лучшим, - подумала принцесса, растянувшись на кровати. Тут она вспомнила, что мать говорила ей о каком-то сюрпризе. Но ее день рождения, можно сказать, уже прошел, и никакого... Внезапная догадка озарила Менестрес. Нэйт был обычным воином и не мог просто так попасть на бал. Значит... их встреча не обошлась без королевы. Нэйт-то и был обещанным сюрпризом.

Поняв это, Менестрес не разозлилась, а наоборот весело рассмеялась. Что ни говори, а сюрприз удался.

Она все еще смеялась, когда, постучавшись, в комнату вошла Ациела. Она сменила свое платье на другое, более простое. Значит, бал уже закончился.

- Как ты? - спросила королева у Менестрес, присаживаясь на кровать.

- Замечательно, - весело ответила принцесса.

- Тебя ждет целая комната подарков от наших гостей. Надеюсь, тебе понравился бал.

- Все было великолепно. Особенно твой сюрприз.

- Так ты обо всем догадалась? - королева пыталась изобразить разочарование, но глаза ее смеялись.

- Конечно, правда, было уже несколько поздно. И, по идее, я должна на тебя злиться, - Менестрес хотела изобразить обиду и надула губки.

- Разве он тебе не понравился или чем-то разочаровал тебя?

- Ну-у, я бы не сказала, - принцесса не выдержала и снова засмеялась.

- Значит, все хорошо, - улыбнулась Ациела, взлохматив дочери волосы.

- Мама.

Менестрес обняла мать, а королева сказала:

- Поздравляю, ты стала совсем взрослой.

* * *

Праздник закончился, и жизнь постепенно стала входить в свою обычную калию. Все шло, как и должно было идти. Менестрес продолжала учиться, в зале западного крыла уже почти не осталось непрочитанных ею книг. Ациела знала, что скоро ей уже будет нечему учить свою дочь. Остальное она сможет постигнуть лишь на собственном опыте.

* * *

В подземелье давным-давно заброшенного замка на окраине города собралось более сотни вампиров. Все взгляды были обращены на одного - вампира с длинными волосами. Обычному человеку ни за что было не разобрать их лиц - в подземелье царила кромешная тьма. Но вампирам свет был не нужен. Ночью они видели едва ли не лучше, чем днем.

На этом тайном собрании были и очень сильные вампиры - в ранге магистра. И сейчас все они словно выжидали что-то. Наконец, один из них спросил у того, кто, безусловно, был здесь главным:

- Когда?

- Завтра, через час после восхода солнца. Всем действовать строго по намеченному плану! И помните, все должно выглядеть как несчастный случай! Сперва мы должны захватить ее отпрыска, тогда она будет бессильна!

* * *

Солнце вставало, возвещая собой приход нового дня. Весь дворец, стоявший на некотором возвышении, был залит солнцем. От этого он казался каким-то призрачным, нереальным. Словно розовое облако зацепилось за землю.

Менестрес уже проснулась, что было для нее несколько необычно. Обыкновенно она предпочитала поспать подольше, но сегодня все было наоборот. Она едва успела привести себя в порядок, когда в дверь постучали.

В комнату вошла Кармина и сказала:

- Доброе утро, Менестрес.

- Доброе утро.

- Королева желает видеть тебя.

- Мама? Так рано? - удивилась принцесса, все это было довольно необычно. - Она сама сказала тебе это?

- Нет. Мне передал ее слова один из ее слуг.

Все это была более чем странно, но раз Ациела хотела видеть ее в столь ранний час, значит дело было серьезное, поэтому Менестрес поспешила к дверям, а вслед за ней и Кармина.

В коридоре они столкнулись с Бамбуром, он как всегда находился поблизости, чтобы в случае чего без промедленья прийти на помощь молодой леди. Он поклонился принцессе и спросил:

- Вас проводить?

- Нет, Бамбур, не надо. Я иду к маме.

Они были уже недалеко от покоев королевы, тех, что на нижних этажах дворца, когда к ним подошел слуга и сказал:

- Ваше Высочество, сюда. Королева ждет вас в Сером зале.

Это удивило Менестрес. Серый зал хоть и находился рядом с тем, в котором содержались рукописи вампиров, но был запущен. В нем практически никогда не бывали. Но все же она и ее няня последовали за слугой.

Что еще было странным, так это то, что во дворце было слишком безлюдно. Иногда принцессе казалось, что здесь кроме них вообще никого нет. Единственное объяснение, которое могла найти Менестрес, так это то, что обычно здесь были только вампиры, и сейчас они отдыхали.

Наконец, они вошли в зал. Он действительно был в большом запустении. Наверное, прошло несколько лет с тех пор, как сюда кто-либо входил. Все здесь было пропитано запахом пыли, к которому примешивалось еще что-то, Менестрес показалось, что это было масло. Но откуда оно могло взяться здесь?

В зал вели две двери, находящиеся почти напротив друг друга. Как только Менестрес и Кармина вошли, дверь за ними сразу же захлопнулась. Няня удивленно обернулась, а принцесса окинула взглядом зал. Вроде, кроме них здесь никого не было. Менестрес была скорее удивлена, чем напугана. Она сделала несколько шагов вперед, чтобы убедиться в своей догадке, как вдруг чья-то сильная, будто вытесанная из камня, рука схватила ее сзади.

Менестрес была сильнее обычного человека, но все же она не могла справиться с этой железной хваткой. Вскоре она поняла, почувствовала, что ее держит не человек, а вампир. Он держал ее так крепко, что она даже не могла шелохнуться.

Все это было столь неожиданно, что Кармина не успела ничего сделать, на ее устах лишь застыл беззвучный крик. Тут из пыльной темноты зала вышел еще кто-то, это был еще один вампир. Менестрес сразу же узнала в нем Джахуба. Он стоял возле второй двери, и на губах его играла улыбка.

- Что здесь происходит? - требовательно спросила принцесса.

- Скоро сама узнаешь, - насмешливо ответил первый советник, отбросив все приличия.

Секундой позже дверь, возле которой стоял Джахуб, открылась, и в зал вошли Ациела и Таробас.

- Менестрес, что случилось? Почему ты хотела встретиться с нами здесь? - спросила королева, но, увидев, что происходит в зале, насторожилась.

Она и Таробас хотели подойти к дочери, но тут раздался голос Джахуба:

- Ни с места королева! Иначе она умрет!

- Что все это значит? - потребовал ответа Черный Принц.

- Ничего особенного, просто мы решили влить в королевскую династию новую кровь, - ухмыльнулся Джахуб. - Ваш род слишком долго правил.

- Джахуб, ты не понимаешь, что ты делаешь! - в голосе Ациелы был гнев.

- О нет, понимаю! Я думал, вы тоже поймете, но, видно, ошибался. Жаль!

- Ты никогда не станешь королем, настоящим королем! Слышишь, никогда! - холодно ответила королева.

- Убей ее, - приказал Джахуб тому, кто держал Менестрес, не обратив ни малейшего внимания на слова Ациелы.

Вампир тут же занес руку для удара, но тут по залу пробежала голубая светящаяся волна, она оттолкнула Менестрес от вампира, уничтожив его, и отгородила ее и Кармину от остальных прозрачной, но нерушимой стеной. Это Ациела и Таробас использовали свою силу, чтобы спасти дочь.

Джахуб, казалось, только этого и ждал. Он уже стоял позади королевской четы с занесенным мечом. Секунда - и сталь вонзилась в плоть. Брызнула кровь, и головы королевы и ее мужа слетели с плеч. Одновременно раздался отчаянный крик Менестрес.

Всего за несколько секунд до этого в голове Кармины пронеслось: "Спаси, спаси мою дочь! Бегите через подземный ход! Они не смогут последовать за вами! Я сниму магию, поддерживающую ходы! Бегите, быстрее!!!"

Кармина потянула принцессу к выходу, она не сопротивлялась. Она была словно в трансе, отказываясь верить в реальность происходящего, по щекам ее текли слезы.

- Какое горе! - с притворной печалью сказал Джахуб. - Королевская семья погибла в результате пожара!

Первый советник кивнул кому-то, тут же в чьих-то руках зажегся факел, который поднесли к гобелену. И от тотчас же запылал. Огонь стремительно распространился по всей комнате. Она и вправду была пропитана маслом. Все было подготовлено заранее.

Только тут Джахуб заметил, что принцессы и ее няни нет в зале, и ярость исказила его лицо. Он приказал остальным:

- Быстрее! Найдите и схватите их! Принцесса должна умереть!

* * *

Бамбур ожидал Менестрес у ее покоев, как вдруг перед ним возник призрачный образ королевы. Она казалась очень печальной. Она сказала:

- Бамбур, скорее поспеши в Серый зал! Принцессе нужна твоя помощь! Скорее, мои силы истекают! - и призрак исчез, растворился в воздухе.

Ни минуты не колеблясь, верный телохранитель поспешил туда, куда звал его призрак Ациелы.

* * *

Кармина бежала, ведя за собой Менестрес. Она знала, как открыть потайную дверь, они уже были в пещере с кровавым источником. Тут женщина на секунду задумалась, куда им бежать дальше, но вскоре решение пришло к ней. Она выбрала самый северный из туннелей, и они продолжили свой бег.

В пещере между тем творилось неладное. Земля дрожала у них под ногами. Едва они пробежали несколько метров, как вход в туннель за ними обрушился, как и еще шесть других.

Они бежали, а за ними все рушилось. Кармина уже потеряла счет времени, ей казалось, что она вот-вот свалиться с ног от усталости, но она продолжала бежать, помогая принцессе. Наконец-то впереди забрезжил свет. До выхода оставалось каких-то несколько шагов, когда обессиленная морально и физически Менестрес замешкалась, и ее едва не завалило камнями рушившегося свода туннеля. Кармина насилу успела вытащить ее. Принцесса была бес сознания, испуганная няня принялась осматривать ее и обнаружила у нее небольшую кровоточащую рану чуть выше виска. Видно, ее все-таки задело. Кармина с трудом нащупала у нее пульс и вздохнула с облегчением. Она была жива.

* * *

Джахуб торжествующе смотрел, как огонь охватывает зал. Наконец он вышел, разрешив выйти и своим людям. Уходя, он сказал:

- Когда огонь уничтожит тела, поднимайте тревогу. Все должно выглядеть, как несчастный случай! Запомните, в огне погибли все! Слышите, все! Королева, Таробас и их дочь!

С этими словами первый советник, теперь уже бывший, ушел. Он должен был узнать нашли ли сбежавших.

* * *

Бамбур подошел к Серому залу. Он уже издалека почувствовал запах дыма и гари, и его беспокойство еще более усилилось. Он увидел двоих вампиров перед залом и это ему не понравилось. Он решил не попадаться им на глаза, и попытаться проскользнуть незаметно.

- Как же воняет! - сказал один из вампиров.

- Вот-вот, - подтвердил другой. - Дышать невозможно, хотя нам это особо не к чему.

- Ладно, чего тут сторожить. Пойдем в начало коридора. Все равно, если кто и захочет прийти сюда, он придет оттуда.

- И то верно, пошли.

Два вампира ушли, и это было только на руку Бамбуру. Он проскользнул в зал, и от неожиданности чуть не задохнулся. Пламя полыхало вовсю. Но тут сквозь него он вновь увидел призрак Ациелы. Она звала его. Он пошел на этот зов, практически пройдя внутрь огненного круга, и вдруг остановился. Бамбур видел перед собой два тела, но отказывался верить. Рядом с ним раздался печальный голос королевы:

- Да, ты не ошибся. Это все, что осталось от нас.

- Но как? Что здесь произошло? - все это казалось ему невероятным.

- Измена.

- Кто это сделал? - спросил Бамбур, и руки его непроизвольно сжались в кулаки.

- Джахуб. Он вообразил, что сможет стать королем, что его силы хватить на это. Он заманил нас в подлую ловушку.

- Неужели и Менестрес...

- Нет, - тут Ациела впервые за весь их разговор улыбнулась. - Кармине удалось спасти ее. Они убежали через подземный ход.

- Слава богам!

- Мои силы истекают. Слушай меня внимательно. Джахуб провозгласит себя королем, это, несомненно, но истинная королевская власть, власть, которая помогала жить всем вампирам, ему никогда не будет доступна. Он - угроза для всего нашего народа. И эта угроза будет существовать до тех пор, пока истинная наследница, принадлежащая к нашему роду не займет место, принадлежащее ей по праву. Ты должен во что бы то ни стало найти Менестрес - она последняя надежда нашего народа, и ей грозит опасность. Ты должен, должен ее найти! Обещай мне это!

- Клянусь, я найду ее, даже если для этого мне придется обойти весь мир.

- Но прежде сними с моего пальца кольцо. Оно передавалось в нашем роду от королевы к королеве. Отдай его Менестрес и расскажи то, что здесь произошло. Я научила ее всему, чему могла. Она знает что ей делать.

- Да, моя королева.

- И будь осторожен. Постарайся покинуть город никем незамеченным. Джахуб не должен ни о чем догадаться.

- Я понимаю.

Бамбур осторожно снял кольцо и спрятал его за пазухой.

- Прошу, позаботься о моей дочери. Не оставляй принцессу без помощи. Прощай.

И призрак Ациелы растворился в жарком воздухе зала. Королева была мертва, окончательно и бесповоротно. Прежде чем уйти, Бамбур встал на колено перед безжизненными телами, прижал правую руку, сжатую в кулак, к сердцу и склонил голову. Это была последняя дань уважения королеве и ее супругу.

* * *

На следующий день Джахуб собрал в тронном зале чрезвычайное собрание. Здесь сегодня собрались самые важные и знатные люди и вампиры страны, и бывший первый советник обратился к ним с речью:

- Великая скорбь охватила всю нашу страну. По вине страшной и нелепой трагедии мы лишились нашей горячо любимой королевы, ее мужа, и, что самое горькое, нашей юной принцессы. Безжалостное пламя пожара поглотило их, осиротив нас. Этот черный день навсегда останется в нашей памяти. И мы должны исполнить долг живых перед мертвыми, похоронить их, как того требуют наши обычаи.

По залу прокатились возгласы одобрения, а Джахуб продолжал:

- Но, несмотря на эту горькую утрату, как бы ни было тяжело, мы должны жить дальше. И нашему народу нужен король, как символ единства и силы нашей страны. Поэтому я вынужден взять на себя эти обязанности. Конечно, я не могу сравниться с королевой Ациелой, и вряд ли кто-либо сможет. Но мы не можем ждать, иначе наши враги поднимут головы и могут напасть на нас. Ввиду всех этих обстоятельств я провозглашаю себя королем.

С этими словами Джахуб взял корону и уверенно возложил ее на себя. По залу прокатился ропот, но открытого недовольства не было, все понимали, что Джахуб в чем-то, несомненно, прав.

Сам же новоиспеченный король старался сохранить скорбное выражение лица, хотя еле сдерживался, чтобы торжествующе не расхохотаться. Все вышло так, как он хотел. Они поверили ему.

А в это время, в катакомбах дворца глубоко под землей, в пещере с кровавым источником что-то происходило. Родник посреди колодца вдруг забурлил, а затем стал уменьшаться, затихать и через несколько минут иссяк совсем. Колодец больше не наполнялся. Пройдет еще немного времени и он будет пуст.

* * *

Менестрес все еще не приходила в себя. Она лежала на простой кровати в обычном деревенском доме. Ее волосы разметались, в лице не было ни кровинки. Кармина склонилась над ней, крайне озабоченная ее состоянием. Несколько раз ей казалось, что девушка даже не дышит, и тогда ее сердце тревожно сжималось. Менестрес сжимала руку няни своими холодными руками и иногда звала мать.

Наконец, с большим трудом она пришла в себя. Принцесса открыла глаза, но в них не было ни тени былой веселости, ни искры задорного огня. Взгляд ее глаз был каким-то пустым, будто ее тело находилось здесь, а сама она где-то в совсем другом месте, а может мире.

- Слава богам! - обрадовалась Кармина. - Менестрес, ты пришла в себя, моя девочка!

- Менестрес? - девушка нахмурилась, будто это имя было ей незнакомо. Затем она оглядела комнату и спросила, - Где я?

- Мы в моей родной деревне, - успокоила ее Кармина. - В моем доме, правда я не была здесь больше двадцати лет. Никто не знает, что я отсюда. Здесь нас никто не найдет и мы сможем спокойно жить, хотя бы некоторое время, пока все не проясниться.

- А кто нас должен найти? - непонимающе и испуганно спросила Менестрес. - И... кто ты? Моя мать?

Этот вопрос ошеломил Кармину, некоторое время она просто не знала, что сказать, но, наконец, решилась спросить:

- Ты что... ничего не помнишь?

В ответ Менестрес лишь покачала головой.

- Совсем ничего? Ты не помнишь кем была, не помнишь никого?

- Мои воспоминания - сплошная темнота или какие-то неясные призрачные тени. Я не помню ни одного лица, но что-то подсказывает мне, что я знаю тебя. Ты моя мать? - во второй раз спросила девушка.

Кармина все еще была растеряна, но все же она обняла Менестрес и сказала:

- Может все это и к лучшему. Да, теперь я твоя мать, я буду заботиться о тебе, моя девочка, моя бедная девочка.

Так началась их спокойная деревенская жизнь. Кармина объявила всем соседям, что вернулась вместе с дочерью, так как здесь ее родина, здесь она родилась. В принципе все спокойно восприняли их появление, оно, безусловно, оживило монотонность деревенской жизни. Также Кармина сказала, что когда они возвращались, на них напали разбойники и им насилу удалось убежать от них, правда, это сильно потрясло ее дочь. Все это она рассказала, чтобы предотвратить сплетни о временами странном поведении Менестрес, и скрыть ее потерю памяти.

Через подземный ход они добрались до деревни Кармины за несколько часов, но теперь этот путь был отрезан, а по поверхности этот же путь займет несколько недель, так как деревня находилась на самой границы королевства за не слишком высокими, но труднопроходимыми горами Лонкар. Да и вряд ли кто-либо будет искать их здесь.

В деревне у Кармины был собственный дом и небольшое хозяйство. Пока ее не было, за всем этим присматривала ее кузина и ее муж, так что все был в не сильно запущенном состоянии. Небольшая уборка и в доме снова можно было жить.

Так началась их деревенская жизнь. Менестрес называла Кармину мамой, помогала ей по хозяйству и не вспоминала о своей прошлой жизни. Ей казалось, что все так и должно быть, это ее жизнь. Она начисто забыла о том времени, когда была принцессой. Лишь иногда она могла застыть на несколько секунд, будто задумавшись о чем-то.

А Кармина не спешила рассказывать девушке о ее прошлом. Не хотела огорчать и пугать ее своим рассказом. Сейчас Менестрес была относительно счастлива, но что будет, если она узнает правду? Каким ударом, каким горем это будет для нее? И Кармина решила молчать. Она понимала, что рано или поздно девушка все вспомнит, но до тех пор пусть все остается как есть.

Так они и жили. Шло время, проходили годы, а память Менестрес все еще была покрыта мраком, но это уже не очень беспокоило ее. Она жила, как обычная деревенская девушка. Она не особо стремилась сближаться с кем-либо из деревни, но ее красота не могла оставаться незамеченной. Поэтому через некоторое время у нее появились поклонники среди деревенских парней.

Они довольно часто приходили к ее дому, некоторые, особо прыткие, приносили подарки, но сама Менестрес оставалась холодна ко всему этому. Да, поначалу ей все это было приятно, но никто из них не нравился ей, и она не скрывала этого. Так что один за другим они оставляли свои бесплодные попытки и переключались, хоть и на менее красивых, но более уступчивых девушек деревни. Так через некоторое время лишь один продолжал свои попытки покорить сердце Менестрес. Его звали Марис, он был из тех, кто не понимает слова нет. Он поставил себе цель завоевать эту гордячку и не желал отступать.

Он старался как можно чаще встречаться с ней, вот и сегодня, когда Менестрес набирала воды у колодца, он вновь подошел к ней.

- Доброе утро, красавица, - улыбаясь во весь рот, сказал он.

- Доброе утро, Марис, - ответила Менестрес без всякого энтузиазма.

- Разреши, я помогу тебе.

- Спасибо, не надо. Сама справлюсь, не впервой, - без малейшего напряжения она подняла ведро и понесла его к дому.

- Почему ты всегда так холодна? Так ты никогда не выйдешь замуж, - не отставал Марис.

- А может, я и не хочу?

- Да все девушки хотят выйти замуж, - отмахнулся юноша. - Представь, у тебя будет свой дом, муж, который заботиться о тебе, дети.

- А в качестве мужа ты предлагаешь себя? - усмехнулась Менестрес.

- Почему нет? Я не хлюпик, не урод, и ты мне нравишься, - самоуверенно ответил Марис.

- Но ты мне нет, - отрезала Менестрес.

- Так может нам стоит узнать друг друга поближе? - улыбнулся Марис. - Например, пойдем прогуляемся сегодня вечером?

- Слушай, отстань, а?

- Нет, я серьезно, - Марис схватил Менестрес за руку.

- Не трогай меня!

Марис был высокий и крепкий детина, но Менестрес без труда отцепила от себя его руку, которая была раза в два больше ее собственной, и так сильно сжала, что тот чуть не вскрикнул. Затем, девушка вошла во двор и закрыла за собой дверь.

- Все равно ты будешь моей! - процедил он сквозь зубы, потирая руку.

* * *

Мужчина в черном ехал на лошади по опасной горной тропе, рискуя то и дело сорваться вниз. Но он упорно продолжал свой путь, будто от этого зависела его жизнь или жизнь кого-либо близкого ему. Он останавливался лишь тогда, когда конь его был на грани полного измождения, и стремился как можно скорее продолжить путь. Сам он, казалось, не знал усталости.

* * *

Прошло больше пяти лет с тех пор, как Кармина и Менестрес появились в деревне. Все это время ничто не нарушало их спокойной и размеренной жизни, ну, разве что Марис. В остальном все было нормально, но память так и не вернулась к Менестрес.

Их дом находился на самом краю деревни. Менестрес собирала яблоки в небольшом саду возле него, когда увидела всадника. Он наверняка спустился с гор, так как другого пути в их деревню не было.

Всадник тоже заметил девушку. Он спустился на землю и, взяв коня под уздцы, подошел к ней.

- Добры день, вы не знаете, где бы я мог напоить коня? - обратился он к ней.

Менестрес обернулась, и незнакомец охнул от неожиданности. Его рука выпустила поводья, он опустился перед ней на колено и сказал:

- О, Боги! Наконец-то я нашел тебя! Наконец то я нашел тебя моя принцесса! Ваше Высочество!

- Кто вы? Почему вы называете меня принцессой? Я вас не знаю.

- Как? - удивился всадник. - Неужели ты не помнишь меня, принцесса? Я Бамбур.

Но Менестрес лишь отрицательно покачала головой.

Кармина вышла из дома и увидела, что ее воспитанница разговаривает с каким-то незнакомцем. Это очень взволновало ее и она поспешила к ним, чтобы узнать в чем дело. Увидев ее собеседника поближе, она закрыла рот ладонью и смогла лишь сказать:

- Бамбур!

- Кармина? - сразу же узнал ее телохранитель.

- Как ты нашел нас? - спросила женщина.

- Это было не легко. Я искал вас пять лет, уже едва надеялся найти живыми.

- Мама, ты знаешь его? - спросила Менестрес.

Бамбур снова удивленно посмотрел на девушку и спросил у Кармины:

- Не понимаю, что произошло? Почему она не узнает меня?

- Пойдемте в дом, я все расскажу тебе.

Кармина рассказала Бамбуру все, что произошло, стараясь, правда, смягчить свой рассказ, чтобы не слишком травмировать Менестрес. Она и так сидела вся бледная, лишь иногда повторяя:

- Я ничего этого не помню! Ничего!

Когда Кармина закончила, уже начало смеркаться. Бамбур внимательно выслушал ее с абсолютно непроницаемым лицом. Затем он встал и, снова опустившись перед Менестрес на колено, сказал:

- Бедная моя юная леди! Может это подтолкнет твою память, и ты все вспомнишь.

С этими словами он достал из-за пазухи кольцо, которое велела взять ему королева и с которым он не расставался все эти пять лет, и передал его Менестрес. Она приняла его и немного нерешительно одела на палец. Прикоснувшись к ее коже бриллиант "Глаз Дракона", казалось, стал ярче.

Едва Менестрес надела кольцо, как память яркой вспышкой обожгла ее мозг. Она вспомнила, наконец, она вспомнила все. Это было так неожиданно. И то, что она вспомнила, повергло ее в шок. Она едва не упала, но Бамбур вовремя подхватил ее.

Картины прошлого сменяли одна другую. Она вспомнила кто она, вспомнила свою жизнь во дворце и вспомнила смерть своих родителей на ее глазах. И это разрывало ей сердце. Горе переполняло ее, найдя выход в слезах. Нет, Менестрес не плакала, просто слезы сами текли по ее щекам. Затем она встала и, не обращая внимания на взволнованные взгляды друзей, бросилась прочь из дома, в ночь. Она хотела остаться наедине со своим горем.

Кармина хотела последовать за ней, но Бамбур удержал ее со словами:

- Не надо. Ей нужно побыть одной. Слишком многое свалилось на нее.

Менестрес бежала не разбирая дороги. Ей было все равно куда, горе и боль разрывали ей сердце. Она хотела не вспоминать, но не могла. Снова и снова она видела занесенный меч, а секунду спустя безжизненные тела своих родителей.

Пытаясь убежать от своего горя, Менестрес добралась почти до самых гор. Здесь, вдали ото всех, наедине с собой, она, наконец, дала выход переполнявшему ее горю. Она кричала, чуть ли не срывая голос, слезы текли у нее из глаз. Вконец обессилев, она села на землю и закрыла лицо руками. Она была опустошена, ей казалось, что все в ней умерло. Не осталось никаких чувств. Ей хотелось умереть.

Вдруг она услышала какой-то шум, похожий на фырчанье лошади. Менестрес подняла голову и не сразу поверила своим глазам. В каких-то десяти шагах от нее стоял белоснежный, словно снег на вершинах гор, единорог, и его рог серебром мерцал в лунном свете. Он смотрел на нее своими большими умными глазами, будто хотел что-то сказать. Взывая копытом землю, он наклонил голову, а затем встал на дыбы, огласив всю округу своим ржанием. И исчез, словно растворился в воздухе.

Менестрес смотрела на него, и ей вспомнились слова матери: "Легенда гласит, что единорог приходит на помощь нашему роду в самые тяжелые для него времена". Невольно принцесса посмотрела на кольцо. Мать говорила, ох как это было давно, что это символ королевской власти, который передается в их роду от королевы к королеве. Менестрес прикоснулась к камню и будто снова услышала голос матери. Он говорил: "Что бы ни случилось, ты должна помнить кто ты такая. Только ты можешь быть королевой после меня, это твое право по рождению. Но это и твой долг".

Воспоминания об уроках матери наполнили сердце Менестрес решимостью. А это видение еще больше укрепило ее веру в то, что она избрала правильный путь. Да, она принцесса, и должна занять место, принадлежащее ей по праву. Должна, во имя своего народа. Она сделает это и отомстит за мать и отца. Их убийца жестоко поплатиться за свое деяние. У Менестрес появилась цель, в ее глазах снова горел огонь.

Именно такую и увидел ее Бамбур. Беспокоясь за нее, он не утерпел и последовал за нею, так как она убежала очень возбужденная. А теперь она стояла во весь рост в свете луны подобно статуе. Он окликнул ее, она обернулась. Ее глаза по-прежнему были печальны, но она была холодна и спокойна. Она будто резко повзрослела.

- Менестрес.

- Да.

- С тобой все в порядке? - спросил Бамбур, обеспокоенный этой резкой переменой.

- Да. Воспоминания потрясли меня, но и указали дальнейший путь.

- Что бы ты не решила, я буду с тобой. Таково было желание королевы, это и мое желание.

- Спасибо. Я должна отомстить за моих родителей. Я должна занять свое место, которое принадлежит мне по праву рождения, и которое вероломно занял этот предатель Джахуб. Я должна свергнуть его, или его правление приведет наш народ к гибели.

- Я рад буду служить Вам, Ваше Высочество.

- Да, но пока я слишком слаба и не могу выступить против Джахуба. Он предатель, но он и очень сильный вампир. Поэтому ты должен сделать меня вампиром, провести обряд посвящения.

- Но я... я всего лишь телохранитель, - немного растерянно ответил Бамбур.

- Это не важно. Я знаю тебя с детства и доверяю тебе. К тому же у нас нет выбора. Никто не должен знать где я. Джахуб знает, что я единственная, кто может помешать ему.

- Хорошо, - решительно ответил Бамбур. - Я сделаю все, что от меня потребуется.

- Спасибо, Бамбур, мой преданный друг. Проведем обряд завтра ночью.

- Но где?

- В этих горах много пещер, многие из них тысячелетия назад служили склепами. Думаю, там будет лучше всего.

- Думаю, ты права. Но, даже став вампиром, ты все еще будешь слишком уязвима и не сможешь справиться с Джахубом.

- Я знаю, мне потребуются годы, чтобы набрать силу, а также нужно время, чтобы Джахуб поверил в мою смерть, или в то, что я исчезла.

- Это будет не легко, он будет пытаться найти тебя во что бы то ни стало. Хотя его поиски и будут осторожны. Ведь всем он объявил, что ты умерла вместе со своими родителями при пожаре в результате несчастного случая.

- Он выставил все, что произошло, несчастным случаем? - возмущенно спросила Менестрес.

- Да. Именно так. А после провозгласил себя новым королем.

- Подлец! Он поплатиться за это!

- Что ты собираешься предпринять?

- Вскоре, после того как я стану вампиром, ты похоронишь меня в одном из старых склепов. Там меня никто не найдет. Думаю, у меня хватит сил запереть его изнутри. Я закрою его на двести лет, потом заклинание исчезнет, и я смогу выйти. Полагаю, этого времени мне хватит.

- Ты хочешь провести двести лет запертой в склепе? - ошеломленно спросил Бамбур.

- Да. Ты закроешь меня в саркофаге, и я погружусь в сон. Я буду спать двести лет и копить силы. Когда я пробужусь, то думаю, их мне хватит, чтобы начать сражение против Джахуба. К тому же я уже буду гораздо менее уязвима.

- В таком случае, я последую за тобой, - решительно сказал Бамбур.

- Нет, - покачала головой Менестрес. - Ты останешься. Ты будешь моими глазами и ушами, а когда пройдет двести лет, ты придешь сюда, чтобы открыть склеп. Когда я проснусь, я должна буду знать, что происходит в мире. Поэтому, ты гораздо полезнее мне если будешь продолжать жить, а не похоронишь себя заживо вместе со мной.

- Но как же ты? Я ведь должен защищать тебя!

- Не нужно. Двести лет никто не сможет найти меня, не сможет даже увидеть склеп, в котором я буду. Ты ведь сделаешь то, о чем я тебя прошу?

- Да, моя принцесса. Клянусь!

- Хорошо, - улыбнулась Менестрес. - А теперь, думаю, нам пора возвращаться. Кармина, наверное, уже места себе не находит.

Была уже глубокая ночь, и небо было усеяно звездами. Тепло дня сменилось ночной прохладой. Менестрес невольно поежилась. Ведь на ней было лишь легкое простое платье. Это не утаилось от Бамбура. Он тут же снял рубашку и заботливо укутал в нее девушку.

- Не надо, - начала было протестовать Менестрес. - Здесь не далеко.

- Не спорь. Ведь ты все еще человек, тебе нужно тепло. А я вампир, я не чувствителен к холоду.

Когда они вошли в дом, Кармина тут же кинулась к ним. Она обняла Менестрес и взволнованно спросила:

- Девочка моя, с тобой все в порядке? Я так беспокоилась за тебя!

- Со мной уже все хорошо. Я в порядке.

Когда все немного пришли в себя, Менестрес и Бамбур рассказали Кармине, что они собираются делать дальше. Она внимательно слушала их, к концу рассказа глаза ее наполнились грустью. Она сказала:

- Значит, еще день-два и я больше никогда не увижу тебя, Менестрес?

- Да, - печально ответила принцесса. - Но...

- Я знаю, ты должна так поступить. Это твой долг. Как бы то ни было, ты - принцесса, теперь практически королева. Я все понимаю. Просто, я заботилась о тебе с детства, я видела как ты выросла. Ты мне как родная дочь, и мне не легко расставаться с тобой.

- Мне тоже не легко расставаться с тобой, - ответила Менестрес, обнимая няню. - После той страшной трагедии ты заменила мне мать. Но я должна...

- Значит, завтра?

- Да.

Наконец все более-менее улеглось. Завтра будет трудный день, вернее ночь. А пока всем нужно хоть немного отдохнуть.

На следующий день Менестрес проснулась незадолго до полудня. Кармина была уже на ногах и вовсю хлопотала по дому. Она накормила девушку завтраком, и изо всех сил старалась быть такой же веселой, как обычно. Но все же в ее глазах была грусть.

После завтрака Менестрес решила пройтись. Совершить последнюю прогулку по этим, ставшим ей родными, местам, перед тем как стать вампиром и отрешиться от всего мира на двести лет.

Она уже вышла из дома, как вдруг рядом с ней появился Бамбур. Он словно из-под земли вырос, впрочем, подумала Менестрес, как всегда.

- Я думала, ты еще спишь, - сказала она. - Ведь ты проделал такой длинный путь.

- Вампиры очень быстро восстанавливают силы, - пожал плечами Бамбур. - К тому же, надеюсь, я все еще твой телохранитель и должен сопровождать тебя.

- Здесь для всех я просто обычная деревенская девчонка. Но ты можешь составить мне компанию, - улыбнулась Менестрес.

- С удовольствием.

Появление Бамбура не осталось в деревне без внимания. Он был слишком не похож на деревенских жителей. Даже в запыленной дорожной одежде можно было угадать в нем человека знатного происхождения, воина. Слава богу, - невольно подумала тогда Менестрес, - что они не знают, и даже не догадываются о том, что он вампир. Но в остальном ей было все равно, как отнесутся к ним деревенские.

Менестрес и Бамбур пересекли деревню и углубились в лес. Девушка старалась насладиться каждой минутой, радоваться всему: солнцу, деревьям, траве, ветру. Она словно прощалась со всем. Менестрес, как никто другой, понимала, что, став вампиром, изменит всю свою жизнь. Ей придется надолго распрощаться со спокойной мирной жизнью, ибо, пройдя обряд посвящения, она встанет на путь борьбы, битвы. Она пойдет против Джахуба, и в этом сражении в живых останется только один. Это ее выбор, но сегодня... сегодня все это не важно.

Бамбур словно чувствовал то, что твориться сейчас на душе у Менестрес, поэтому старался не напоминать о том, что случиться ночью.

Они гуляли в лесу, и это напоминало принцессе те, далекие теперь, времена когда она была ребенком и играла в дворцовом саду.

- Этот лес напоминает мне наш дворцовый сад, - сказала она Бамбуру.

- Да, тебе он так нравился. В детстве ты часто пряталась в нем от Кармины.

- И ты всегда находил меня! - рассмеялась Менестрес.

- Мой долг - защищать тебя. Хотя ты была очень непоседливым ребенком и никогда не переставала удивлять меня, - улыбнулся Бамбур.

Так они и гуляли, разговаривая обо всем и ни о чем. Они уже возвращались, были на подходе к деревне, когда Менестрес увидела Мариса. Он направлялся к ним. Заметив Бамбура, он окинул его подозрительным взглядом и, без всяких предисловий, спросил:

- Менестрес, кто это с тобой?

- Мой друг, и это не твое дело, - довольно резко ответила Менестрес.

- Друг, говоришь? Я думал, я тебе нравлюсь.

- Это ты сам так решил. Ты меня не интересуешь, так что отстань.

Менестрес хотела пройти мимо него, но Марис схватил ее за руку со словами:

- Все равно ты будешь моей!

В следующий момент он был прижат к ближайшему дереву, его ноги свободно болтались над землей, а горло сжимала железная рука Бамбура. Он сказал:

- Она же ясно сказала, чтобы ты отстал! Или тебе нужно особое разъяснение?

Марис был крепкий детина, но куда ему было тягаться с Бамбуром! Все его попытки вырваться не увенчались успехом. Через некоторое время вампир сам отпустил его, думая, что он успокоился. Но не тут-то было, Марис был слишком высокомерен, чтобы снести такое. Едва коснувшись земли, он напал на Бамбура. Но он был гораздо сильнее, опытнее и быстрее Мариса. Не прошло и пары секунд, а Марис уже валялся на траве. По его правой скуле уже начал растекаться огромный лиловый синяк.

- Не глупи, парень, - холодно сказал Бамбур. Он даже не запыхался.

- Да кто ты такой, черт возьми? - спросил Марис, сплевывая кровь.

- Это не важно, но я советую тебе больше не приставать к Менестрес. Иначе в другой раз ты так легко уже не отделаешься.

Менестрес следила за всей этой сценой, и, как ни странно, у нее не было ни малейшей жалости к Марису, хотя она и понимала, что силы изначально были неравны. Но этот парень уже изрядно надоел ей, не желая понимать, что он ее нисколечко не интересует.

Они с Бамбуром ушли, оставив Мариса приходить в себя. Менестрес даже не оглянулась в его сторону. Когда они отошли от этого место достаточно далеко, Бамбур все же спросил:

- Кто для тебя этот парень?

- Никто. Слишком назойливый кавалер, который не понимает слова "нет".

- Похоже, он так не думает, - усмехнулся телохранитель.

- Это его трудности.

Тут лицо Бамбура приняло серьезное выражение. Он сказал:

- Я тут подумал, а ведь он может нам пригодиться.

- О чем ты?

- Пройдя обряд посвящения, ты сразу же почувствуешь сильный голод. Обычно при посвящении, новообращенного вампира подводят к источнику, где он делает свой первый глоток крови. Но в данном случае источник для нас недосягаем. Поэтому тебе понадобиться кровь человека, чтобы утолить свой первый голод.

- И ты предлагаешь на эту роль Мариса?

- Да, он крепкий парень и вполне подойдет. В конце концов, он же не умрет. Ну, будет чувствовать себя слабым несколько дней. Может, хоть образумится.

- Но он не умрет? - уточнила Менестрес. - Да, он сильно досаждал мне, но все же я бы не хотела его убивать.

- Нет, он будет жить. Все-таки ты рожденный вампир, и твой первый голод будет не так силен, как у обычного вампира.

- Но он узнает, кто мы.

- Он все забудет, а все следы нашего вмешательства исчезнут через пару часов. Так всегда бывает, иначе мы бы не выжили. Практически никто из наших жертв не помнит, что с ними случилось. Это позволяет нам питаться, не убивая их.

- В таком случае, я согласна. Я назначу ему свидание, пусть ждет меня у пещер через час после полуночи. Думаю, этого будет достаточно. Его гордость не позволит усомниться в моей искренности.

Так и случилось. Марис ни на секунду не усомнился в ее словах, несмотря на то, что воспоминание о стычке в лесу в виде огромного синяка, все еще болело. Выслушав Менестрес, он расплылся в довольной улыбке и сказал:

- Я знал, что рано или поздно ты поймешь, что мы созданы друг для друга. Обещаю, ты не пожалеешь.

На это Менестрес лишь криво усмехнулась и сказала:

- Думаю, ты прав.

Марис был слишком рад своей победе, чтобы заметить злорадство в ее голосе.

День сменился вечером. Настало время прощаться. Кармина была грустна, но старалась не плакать. Прежде чем попрощаться, она ушла в свою комнату и вернулась оттуда с каким-то свертком.

- Что это? - спросила Менестрес.

- Здесь твои украшения и драгоценности, в которых ты была в тот день, когда мы бежали из дворца. Я все сохранила.

Менестрес смотрела на драгоценности: несколько колец, рубиновый браслет и ожерелье с кулоном в виде герба королевства. Это было напоминанием о ее прежней жизни, и о том страшном дне, когда она все потеряла.

Она взяла только ожерелье и одно из колец, которое подарил ей отец на пятнадцатилетие, и сказала:

- Остальное оставь себе.

- Нет, принцесса. Я... я не могу принять их, - покачала головой Кармина.

- Ты сделала для меня гораздо больше, чем стоят эти драгоценности. Прими их хотя бы в память обо мне, и продай, если в том будет нужда. Пока это единственное, что я могу сделать для тебя, чтобы отплатить за твою доброту и заботу обо мне.

- Мне не нужна награда, - со слезами на глазах ответила Кармина. - Я люблю тебя, как родную дочь.

- Спасибо, - Менестрес сама чуть не плакала. - И я, и моя мать много раз предлагали тебе стать одной из нас, но ты всегда отказывалась. Что ж, это твой выбор, и я уважаю его. Я никогда не забуду тебя.

Девушка обняла няню. Прежде чем уйти она сказала:

- Клянусь, ты, и весь твой род всегда будут под моей защитой. Прощай.

Она ушла, и Бамбур последовал за ней. Но Кармина задержала его в дверях и сказала:

- Прошу, береги ее. Ей будет не легко на том пути, который она себе выбрала.

Бамбур нежно сжал ее руку и сказал:

- Обещаю.

Менестрес и ее верный провожатый довольно быстро нашли нужную им пещеру. Она была небольшая и неприметная. Чужому человеку будет не так-то легко найти ее. Это пещера когда-то была склепом, о чем свидетельствовал массивный каменный саркофаг в самом ее центре. Но это нисколько не смущало ни Менестрес, ни Бамбура.

Телохранитель зажег заранее припасенный факел и прикрепил его к дальней стене, чтобы он освещал пещеру. Только тут принцесса заметила, что его волосы распущенны. Это был чуть ли не первый раз, когда она видела его таким. Что и говорить, это будет необычная ночь для всех их.

Словно прочитав мысли друг друга, они одновременно посмотрели на выход из пещеры. Ночная темнота уже спустилась на земли. Ее рассевал лишь призрачный свет полной луны. Менестрес немного дрожащей от волнения рукой нащупала медальон, который когда-то подарила ей мать. Он был с ней все эти годы. Бамбур сказал:

- Пора.

- Да.

Бамбур подошел к ней, ласково убрал волосы с ее шеи, склонился и быстрым движением погрузил клыки в ее плоть. Его горло заработало, он пил ее кровь. Со стороны это могло показаться чудовищным, но Бамбур ни на секунду не забывал о ней. Он старался действовать как можно осторожнее, чтобы причинить Менестрес как можно меньше боли.

Сделав несколько глотков, он отпустил ее. Менестрес была бледна, но твердо стояла на ногах. Бамбур закатал рукав и достал кинжал, чтобы, вскрыв себе вены, напоить принцессу своей кровью, как того требовал обряд, но Менестрес жестом остановила его.

Она сорвала с груди медальон, открыла его и выпила содержимое. Дар матери сослужил свою службу. Через несколько секунд Менестрес почувствовала, как в ее груди разгорается огонь. Он становился все сильнее, и ее тело наполняла нестерпимая боль. Ее сердце колотилось в бешеном ритме, она упала на колени, чтобы как-то справиться с собой. И вдруг все изменилось, от боли не осталось и следа. Менестрес чувствовала, как на смену ей пришло ощущение силы. Она разливалась по всему ее телу, наполняла каждую клеточку. У нее будто выросли крылья, это было как второе рождение. Теперь Менестрес смотрела на мир совершенно другими глазами.

Принцесса и внешне претерпела некоторые изменения. Она никогда не была дурнушкой, но теперь ее красота стала полной, законченной, будто картина на которую нанесли последний, завершающий штрих. В ее глазах появился какой-то глубинный огонь, а клыки удлинились. Да, она стала вампиром, и это раскрыло ее сущность.

Менестрес поднялась с земли. Теперь ее вряд ли можно было принять за обычную девушку, в ней чувствовалось величие, величие истинной представительницы королевского рода.

- Принцесса... - только и мог сказать Бамбур.

- Да... Спасибо тебе.

- Сейчас как никогда видно то, что ты - истинная принцесса. Нет, будущая королева.

- Я сделала свой выбор, и тем самым встала на путь борьбы.

Превращение Менестрес было завершено, и словно в подтверждение этого она почувствовала сильный голод. Это не утаилось от Бамбура. Он сказал:

- Пойдем. Он, наверное, уже пришел. Тебе нужно утолить твой первый голод.

Они вышли из пещеры. Менестрес и раньше не плохо видела в темноте, но сейчас она все видела ясно, как днем. Она сразу же заметила Мариса. Он ждал ее, в душе уже торжествуя свою победу.

Бамбур остановился невдалеке, затаившись в тени раскидистого дерева, а Менестрес пошла прямо к нему.

При виде девушки, лицо Мариса расплылось в улыбке. Он сказал:

- Я знал, что ты придешь.

- Не в моих правилах не сдерживать слова, - улыбнулась Менестрес.

Она шла, будто плыла по воздуху. Секунда, и вот она уже возле Мариса. Он не успел ничего понять, как ее клыки вонзились в его шею. Она пила его кровь, и ей казалось, что ничего вкуснее она в жизни не пробовала, она ощущала новый прилив сил с каждым глотком. И вместе с тем она слышала, как гулко бьется его сердце. Когда оно стало замедляться, она нашла в себе силы остановиться и выпустить Мариса. Бледный, он упал на землю. Он был в глубоком обмороке, но все же был жив.

Когда Менестрес закончила, к ним подошел Бамбур. Первым делом он нащупал пульс у Мариса. Убедившись, что тот жив, он сказал:

- Все хорошо. Ты отлично все сделала.

- Но все же я чуть не убила его, - ответила принцесса. - Я еле нашла в себе силы остановиться.

- Это был твой первый раз и твой первый голод. В следующий раз все будет значительно легче

- Следующий раз будет не скоро, - задумчиво ответила Менестрес.

- Ты хочешь сделать это уже сегодня?

- Да. Пойдем.

Они возвратились в пещеру. Принцесса подошла к каменному саркофагу. Он должен был стать ее прибежищем на следующие двести лет.

Бамбур одним движением сдвинул массивную крышку саркофага, подняв при этом облако пыли. Когда она улеглась, они заглянули внутрь. Саркофаг был пуст. Если когда-то он и был чьим-то последним пристанищем, то от того осталась лишь пыль.

Менестрес казалась удовлетворенной увиденным. Она сказала:

- Хорошо. Пришло время проверить мои навыки в магии. Когда я прочту заклятье, ты закроешь за мной крышку саркофага и уйдешь отсюда. За тобой вход в пещеру закроется на двести лет. Никто не сможет найти его.

- Ладно, - согласно кивнул Бамбур. - Когда наступит срок твоего пробуждения, я приду сюда и буду ждать тебя, чего бы мне это не стоило.

- Спасибо. Прошу, береги себя. И позаботься о Кармине, я знаю, она очень переживает за меня.

- Обещаю, я помогу ей, чем смогу.

- Ну вот, теперь я спокойно могу погрузиться в сон.

Она встала возле саркофага и начала читать заклинание. Она знала его давно, но только сейчас ощущала свою истинную магическую силу. Ее голос звучал тихо, как шелест ветра. Когда она произнесла последнее слово, то по пещере будто пробежала дрожь. Менестерс сказала:

- А теперь лучше поторопиться. У нас в запасе всего несколько минут.

Принцесса легла в саркофаг. Прежде чем Бамбур закрыл крышку, она поцеловала его в щеку и сказала:

- До свидания.

- Сладких снов, - улыбнулся телохранитель.

Он плотно закрыл каменную крышку, а затем вышел из пещеры. Через несколько секунд раздался грохот обвала. Огромные глыбы камня плотно завалили вход в пещеру, будто ее здесь и не было никогда. Они надежно отгородили Менестрес от всего остального мира.

Принцесса, наследница трона Варламии, была погребена в этой пещере, по крайней мере, на двести лет. Но это время пробежит для нее незаметно. Она заснула крепким, похожим на смерть сном. С каждой минутой сердце ее билось все медленнее. Оно почти остановилось, за час едва ли можно было уловить один удар. Она была мертва, и в то же время жила, набиралась сил перед той великой битвой, которая ожидает ее в будущем.

* * *

Время неумолимо продолжало свой бег. Месяцы сменялись годами, годы - столетиями. Двести лет - срок, который отметила для себя Менестрес, уже почти истекли. Время ее пробуждения близилось.

Деревня, в которой она жила последние пять лет, практически ничем не изменилась, разве немного увеличилась: построили несколько новых домов, которые объединили в новую улицу. Она по-прежнему находилась вдали ото всех, и люди в ней жили своей жизнью, не зная, что твориться в столице.

На некотором расстоянии от пещер паслось стадо коров под присмотром молодого паренька с непослушными темно-русыми волосами. Ему вряд ли было больше восемнадцати лет. Он был жив и непоседлив, и ему явно было скучно наблюдать за ленивым и неторопливым стадом.

Он уже не знал чем себя занять, когда заметил, что одна корова отбилась от стада и направляется прямо к пещерам. Он тут же направился за ней. Да, возле самых пещер трава была сочнее, но там было много и острых камней - корова могла сломать ногу или пораниться, а ему вовсе не хотелось потом за это отвечать.

Парень уже направил ослушницу обратно к стаду, когда земля под его ногами задрожала. Он едва смог устоять на ногах. Послышался грохот камней. Видимо небольшое землетрясение вызвало обвал.

Когда все прекратилось, парень огляделся. Сначала он ничего не заметил, но чуть позже он заметил пещеру. С виду пещера - как пещера, но он мог поклясться, что раньше ее здесь не было. Подталкиваемый любопытством, он направился к ней, заглянул. Она была не большая, и дневного света было достаточно, чтобы все осмотреть.

Первое, что он увидел, это огромный каменный саркофаг. Он и раньше видел такие в других пещерах, но все они были полуразрушены, а этот был цел, будто захоронение было совершено не слишком давно. Он хотел было открыть саркофаг, но, глянув на выход из пещеры, увидел, что уже темнеет. Пора было гнать коров домой, иначе взбучки ему было не миновать.

Вернувшись в деревню и покончив со своими обязанностями пастуха, парень сразу же направился к одному из домов на краю деревни. Встав под самыми дальними окнами, он тихо позвал:

- Лора.

Ему пришлось позвать еще несколько раз, прежде чем окно открылось и в квадрате тусклого света возникла девушка, скорее всего его ровесница. Она тихо спросила:

- Герм, это ты?

- Да, кто же еще? Выходи!

Девушка ловко выбралась на улицу прямо из окна, по всему было видно, что делает это она не в первый раз. Она была не очень высокого роста, изящная и гибкая. У нее были длинные, черные как вороново крыло, волосы, доходящие до плеч и светло-карие глаза. Она озорно улыбнулась Герму, когда он помогал ей вылезти из дома. Когда же оба твердо стояли на земле, она спросила:

- Почему ты сегодня так поздно? Я уж думала, ты не придешь!

- Просто я задержался, чтобы захватить вот это.

Герм показал ей сумку, в которой лежали два факела, огниво, веревка и кинжал.

- Зачем тебе все это?

- Увидишь. Сегодня днем я нашел одну удивительную пещеру. Пойдем со мной, я покажу тебе.

- В пещеры, так поздно? Да ты с ума сошел!

- Да ничего не случиться. Сама подумай, что с нами может произойти? Или ты веришь во все эти бабушкины сказки про чудовищ?

- Нет, но...

- Пошли, будет интересно! Конечно, если ты трусишь, я пойду один...

Любопытство взяло над Лорой верх, и она согласилась, хотя в глубине души она не одобряла этого.

Они шли, пробираясь по сонной деревне. Во многих домах уже не горел свет. Здесь спать ложились рано, чтобы встать с рассветом. До пещер Герм и Лора добрались уже почти ночью. Даже в темноте Герм без труда нашел нужную ему пещеру. Он пас здесь стадо уже более пяти лет, поэтому знал каждую кочку.

Лора с опаской последовала за Гермом в пещеру. Тот уже зажег факел в ее глубине.

- Пещера как пещера, - недовольно сказала Лора. - Ты только для этого и привел меня?

- Не совсем. Странно...

- Что странно? - тут же среагировала Лора.

- Я хотел закрепить факел в стене, но тут уже есть один.

- Кто-то здесь был?

- Похоже, что да. Но давно. Факел практически истлел, он рассыпался в моих руках.

Герм, наконец, закрепил факел, и они увидели саркофаг. Его было трудно не заметить. Он занимал собой почти всю пещеру.

- Какой огромный, - удивленно сказала Лора.

- Откроем его?

- Да ты что! Чтоб открыть его нужно человек десять!

- Не думаю, крышка старая, как и все здесь. Попробуем.

Они встали у изголовья, напротив входа в пещеру. Герм достал кинжал и вставил его под крышку саркофага. Он вошел легко, что весьма обрадовало юношу. Он сказал:

- Да крышка то и не закреплена!

- Но она такая тяжелая, вряд ли мы сможем ее сдвинуть, - возразила Лора.

- Попробуем.

Герм уперся в крышку руками и попытался сдвинуть. Сначала у него ничего не получалось. Старый камень лишь крошился под его руками. Но потом дело пошло на лад. Крышка сначала лишь слегка сдвинулась, а потом отодвинулась с необыкновенной легкостью, будто кто-то помогал снизу.

Каменная крышка была открыта, и то, что Герм и Лора увидели внутри, заставило их отшатнуться.

- Невероятно! - воскликнула Лора.

- Этому захоронению не меньше сотни лет, а тело выглядит так, будто это и не мертвец вовсе, а спящий человек, - сказал Герм, невольно понизив голос.

В саркофаге лежала молодая женщина с длинными светлыми волосами. Она действительно походила на спящую, разве только, что не дышала.

- Как ты думаешь, кто это? - спросила Лора.

- Не знаю, - покачал головой Герм. - Смотри-ка, какие у нее украшения! Она явно не простолюдинка.

Рука Герма потянулась к ожерелью, которое обвивало шею молодой женщины. И вдруг она открыла глаза. Это было так неожиданно, что юноша просто застыл от изумления. Ее рука схватила его протянутую руку железной хваткой.

Та, что секунду назад казалась мертвой, села. Изумрудно-зеленые глаза смотрели на Герма. В следующий миг острые клыки впились в его шею. Лора закричала и вжалась в стену пещеры, но женщина не обратила на нее внимания. Она пила кровь своей жертвы. Как ни странно, но сам Герм не чувствовал боли. Его сознание было затуманено. Он будто погружался в сладкий сон. Когда молодая женщина, наконец, выпустила его, Герм бес сознания упал на пол пещеры.

Женщина больше не походила на покойницу. Ее кожа порозовела, на щеках появился румянец, а глаза сияли. Она встала и пошла к Лоре. В ужасе девушка еще сильнее вжалась в каменную стену пещеры, закрыв лицо руками.

Вампирша увидела на ее пальце кольцо, и оно явно заинтересовало ее. Прикоснувшись к нему, она спросила приятным нежным голосом:

- Откуда у тебя это кольцо, дитя?

- Его мне подарила мать. Эта наша фамильная драгоценность, - дрожащим от страха голосом ответила Лора. А затем, быстро сняв его, протянула вампирше со словами. - Возьми! Возьми его! Только не трогай меня!

Женщина улыбнулась и покачала головой. Она сказала.

- Нет. Я не беру назад свои подарки. Успокойся, я не трону тебя. В свое время я обещала это. Я никого не собираюсь убивать.

- Но ты же убила Герма! - со слезами на глазах воскликнула Лора.

- Того, кто открыл мой саркофаг?

Девушка кивнула.

- Я не убила его. Просто взяла то, что мне было необходимо. Не волнуйся за него, через час-два он придет в себя.

- Кто ты? - с опасением спросила Лора.

- Можешь называть меня Менестрес.

- Ты...

- Да, я вампир.

- Но почему ты назвала мое кольцо своим подарком? - девушка почти полностью оправилась от испуга.

- Ты слышала что-нибудь о Кармине?

- Да, она была нашей родственницей. Моя бабушка что-то рассказывала мне о ней, - Лора нахмурила лоб, пытаясь что-то вспомнить.

- Я так и думала. Кармина верно служила мне многие годы, я была обязана ей своей жизнью. Когда я должна была покинуть ее, то подарила ей в знак признательности несколько украшений, среди которых было и это кольцо. А также пообещала, что и она, и весь ее род всегда будут под моей защитой.

- Вот почему ты не напала на меня.

- Не только поэтому. Я изначально не собиралась никого убивать. Когда меня разбудили, я была очень голодна, поэтому и напала на Герма. Но теперь я сыта. Кровь мне не понадобиться еще несколько дней.

- Сколько же ты здесь пробыла? Герм рассказывал, что вход в эту пещеру открылся совсем недавно.

- А какой сейчас год?

Лора назвала, и Менестрес ненадолго задумалась. Затем она сказала:

- Выходит, что сто девяносто девять лет.

- Боже мой! Я бы с ума сошла! Столько времени в замкнутом пространстве! - Лора начала проникаться уважением и доверием к этой странной женщине.

- Время для меня текло незаметно, ведь я спала. И я бы спала еще почти целый год, не разбудите вы меня.

- Прости, - девушка чувствовала себя виноватой, хотя, в основном, это была идея Герма.

- Ничего. Годом меньше, годом больше - значения не имеет.

- Но что будет, когда ты снова проголодаешься?

- Мне нужно будет поесть. Но не бойся, я не собираюсь никого убивать или причинять вред Я беру только то, что мне необходимо.

- Как это было с Гермом?

- Да. Но, уверяю тебя, это нисколько не повредило ему. Когда он очнется - он будет чувствовать лишь легкую слабость. Да ты и сама можешь спросить у него. Он уже приходит в себя.

Действительно, Герм пошевелился и открыл глаза. Лора кинулась к нему, чтобы помочь встать. Юноша выглядел так, будто проснулся от глубокого сна. На его шее не осталось и следов от клыков Менестрес. Он непонимающе посмотрел сначала на Лору, а потом на вампиршу. Встряхнув головой, он спросил:

- Что здесь произошло?

Лора не нашлась, что ответить, лишь удивленно посмотрела на Менестрес.

- Он ничего не помнит. Так всегда бывает с теми, кто дает нам пищу. Так и им лучше, и нам спокойнее.

- Мне рассказать ему?

- Как хочешь. Вам обоим уже больше ничто не угрожает. Это я вам обещаю.

Лора решила все рассказать. Герм внимательно слушал ее. Его не очень удивило то, что Менестрес - вампир. Это были те времена, когда люди верили в них. Его больше возмутило то, что он отключился на некоторое время. Когда Лора закончила, он сказал:

- И я вырубился только из-за того, что потерял немного крови? Вот уж ни в жизнь не поверю!

- Но так оно и было. Я загипнотизировала тебя. Зачем причинять лишнюю боль тем, кто дает нам пищу?

Слова Менестрес, вроде, примирили Герма с его обмороком. Но он все еще выглядел немного недовольным, ведь он пропустил самое интересное.

Герм ненароком бросил взгляд на вход пещеры и воскликнул:

- Боже мой! До рассвета осталось каких-то пару часов! Мне скоро стадо надо выгонять!

- Да, мы и правда задержались, - согласилась Лора. - Мне бы не хотелось, чтобы дома узнали о моей вылазке.

- Ну что ж, идите, - улыбнулась Менестрес.

- Ты так просто отпускаешь нас? - удивился Герм.

- Почему бы и нет? Я не собираюсь делать из вас своих пленников. Идите. Я не хочу, чтобы ваши родные беспокоились о вас.

- Спасибо.

- Не за что. Только, прошу, не рассказывайте никому обо мне. Люди могут захотеть уничтожить меня, а мне бы не хотелось кого-либо убивать.

Прежде чем уйти, уже у входа в пещеру, Лора задала еще один вопрос:

- А мы можем еще увидеть тебя, или тебе это будет неприятно?

- Приходите, я буду рада.

Они ушли, а Менестрес задумалась. Ее пробуждение произошло несколько раньше, чем она планировала. Значит ей нужно ждать, ждать Бамбура. Пока она даже не хотела думать о том, что будет, если он не придет, если с ним что-то случилось. Она боялась, что эти мысли сведут ее с ума, и она сотворит какую-нибудь глупость, которая все погубит.

Менестрес стояла возле входа в пещеру и смотрела, как встает солнце. Она не видела этого почти двести лет, но для нее эти годы прошли незаметно, как один сон. Сейчас она смотрела на рассвет и старалась высмотреть какие-нибудь изменения в окружающем пейзаже. Но природа меняется незаметно. Вокруг были все те же деревья, горы, трава... "Люди меняются гораздо быстрее", - подумала Менестрес. Да, все люди, которых она знала в прошлом, были уже мертвы: Кармина, ее кузина, Марис... Возможно, некоторых вампиров, которых она знала во дворце, она тоже больше никогда не увидит. Дворец... он теперь казался таким далеким, недосягаемым. Что там теперь происходит? Во что превратил страну Джахуб, этот убийца и предатель?

Принцесса старалась гнать от себя эти мысли, но они не отпускали ее. Да, она будет бороться, бороться изо всех сил. Она уничтожит Джахуба, и пусть это будет стоить ей жизни.

А сейчас она смотрит, как восходит солнце, окрашивая красным горизонт. Оно осветило лицо Менестрес. Она была вампиром, но солнечный свет ей был больше не опасен. Просто некоторое время она чувствовала, как кожу слегка покалывает. Но она не отвернулась, она смотрела на солнце.

Вечером Герм и Лора пришли опять. Да, они чувствовали опасность, исходящую от Менестрес, чувствовали ее силу, но она притягивала их. Сама ее сильная личность была вызовом монотонной деревенской жизни.

Менестрес встретила их как старых друзей. Но от нее не утаилось, что Герм все еще немного опасается ее, Лора же наоборот прониклась к ней явной симпатией. Возможно, в этом сыграло роль и то, что Кармина была ее пра пра ... прабабкой.

- Мы тут принесли тебе немного еды, - начала было Лора.

Но Менестрес в ответ лишь покачала головой и сказала:

- Спасибо, вы очень милы, но я вампир - мне не нужно есть или пить. Я питаюсь только кровью.

- И скоро ты... захочешь есть? - неуверенно спросил Герм.

- Дня через два мне придется прийти в деревню за пищей. Но я постараюсь причинить как можно меньше беспокойства. Мне тоже не выгодно, чтобы меня обнаружили.

Повисло неловкое молчание. Чтобы как-то разрядить обстановку, Лора спросила:

- Может тебе еще что-нибудь нужно? Скажи...

- Что мне может быть нужно? Я практически ни в чем не нуждаюсь. Разве что... платье. Мое за двести лет поизносилось, и я боюсь, что оно скоро рассыплется на мне.

- Думаю, это достать будет легко.

Лора и Герм скрашивали одиночество Менестрес, и дни ожидания проходили быстрее. Они сдержали свое слово, и хранили тайну о ее существовании. Сами же деревенские жители о ее существовании не догадывались, даже не смотря на то, что раз или два в неделю, ночью она посещала ее, чтобы найти пропитание.

Так прошел почти год. Менестрес ожидала прихода Бамбура со дня на день. И вот однажды вечером Лора и Герм принесли ей интересное известие.

Едва они переступили порог пещеры, как Лора сказала:

- Сегодня в нашей деревне появился очень необычный странник.

- Какой странник? - тут же оживилась Менестрес.

- Ну, он пришел пешком, хотя явно не беден. Похоже, он знатного происхождения.

- Как он выглядит? - вампирша была вся в нетерпении, хотя этого было почти не видно.

- Молод, - начал Герм. - Ему лет двадцать пять, может больше. Ростом примерно с меня. Волосы темные, средней длины.

- Темные или черные?

- Темные, - после некоторых раздумий ответил Герм.

Да, описание не очень походило на Бамбура. Но кто тогда это мог быть? Может это один из людей Джахуба, посланный на ее поиски? А может это, действительно, обычный странник. Сомнения одолевали Менестрес. Но тут она почувствовала что-то. К пещере приближался вампир, она чувствовала это и знала, что это не Бамбур. Знаком она велела Лоре и Герму замолчать и сказала:

- Уйдите в глубь пещеры, быстро.

- Что случилось? - удивилась Лора.

- Спрячьтесь в глубине.

По всему было видно, что Менестрес не шутит, поэтому Герм послушно кивнул и утащил Лору вслед за собой к дальней стене пещеры.

Сама вампирша встала возле входа. Она была насторожена и готова ко всему. Через несколько секунд возле входа выросла какая-то тень. Кто бы это ни был, он явно не собирался скрывать своего присутствия. Он вошел, а в следующий миг Менестрес прижала его к стене пещеры.

Только тут она увидела его лицо и удивленно подняла брови. Она немного ослабила хватку и спросила:

- Влад?

Визитер явно не ожидал услышать свое имя. Он вгляделся в лицо державшей его молодой женщины и глаза его расширились от удивления.

Он неуверенно сказал:

- Принцесса Менестрес?

- Да, - ответила она, отпустив его.

- Ваше Высочество! - Влад встал перед ней на одно колено, как того требовал этикет. - Вы... здесь! Я слышал, что вы... что вы погибли!

- Так ты с того дня, как покинул Варламию, больше не возвращался туда? - подозрительно спросила Менестрес.

- Да. Я как раз собирался, - все еще ничего не понимая, ответил Влад. - Но что же все-таки произошло? В последний раз я видел Вас, когда Вы еще не были вампиром. Это было во дворце. Потом я получаю известие о гибели всей королевской семьи, и теперь я встречаю Вас здесь...

- Так ты ничего не знаешь?

- Нет. Я как раз шел туда, но встретил Вас.

Вдруг оба услышали какой-то шум и одновременно повернулись туда, откуда он исходил. Менестрес и забыла, что велела Лоре и Герму спрятаться в пещере. Теперь они сами напомнили о себе. Принцесса сказала им:

- Можете выходить, все в порядке.

Они вышли в круг мерцающего света факела. Некоторое время они молча переводили взгляд с Менестрес на Влада, наконец, Герм спросил:

- Что случилось?

- Кто этот странный человек? - добавила Лора. - И почему он называет тебя принцессой?

- Это Влад - мой старинный приятель. Думаю, пришло время вам рассказать кто я, а тебе, Влад, услышать правду о том, что случилось во дворце.

И Менестрес рассказала им о том, кто она, и о том, какие страшные события привели ее сюда. Ей было тяжело, но она рассказала о том, как ее родители были вероломно убиты Джахубом. Она понимала, для того, чтобы Влад стал ее союзником в этой борьбе, он должен знать правду.

Когда она закончила, лица Лоры и Герма были серьезны, а в глазах Влада появилось холодное жестокое выражение.

- Но почему все согласились с тем, что Джахуб возложил на себя обязанности правителя? - наконец спросил Влад.

- Он умело воспользовался ситуацией. К тому же, никто не знает, что случилось на самом деле. Все думают, что это был несчастный случай.

- Но ведь Вы живы! Вы - законная наследница трона Варламии.

- Ну и что? Мне едва удалось спастись тогда. Явись я во дворец и заяви тогда о своих правах - меня бы уничтожили.

- Неужели вы смирились и позволите Джахубу незаконно называться королем?

- Нет, - твердо ответила Менестрес, и в ее глазах полыхнул огонь. - Он должен поплатиться за все. Но я мало что могу одна, даже став вампиром. Поэтому я спрашиваю - ты пойдешь со мной? Пойдешь со мной на эту битву?

- Да, Ваше Высочество, - почти сразу же ответил Влад. - Я служил Вашей матери, и я буду рад служить вам.

- Спасибо. Но я вынуждена предупредить тебя, что битва будет жестокой.

- Мы должны восстановить справедливость.

Герм и Лора слушали все это молча. Они не легко восприняли то, что рядом с ними живет вампир, но что она еще является и принцессой! Рассказ Менестрес ошеломил их. Действительно, во многое из того, что она рассказала, было трудно поверить. Наконец Лора сказала:

- Значит, нам теперь нужно называть тебя "Ваше Высочество"?

- Вовсе не обязательно, - улыбнулась Менестрес. - Да, вы узнали, кто я, но я осталась прежней.

- Ты скоро уйдешь отсюда? - спросил Герм. - Ведь это его ты ждала.

- Нет, еще нет, - покачала головой вампирша, и сказала Владу: - Мы должны дождаться Бамбура. Он должен прийти буквально на днях. Мы с ним договорились здесь о встрече.

- Как скажете, Менестрес.

Опять потянулись дни ожидания. Влад поселился в той же пещере, что и Менестрес, чтобы всегда быть готовым защитить или помочь ей, хотя она в этом и не особо нуждалась. Он не давал ей скучать, развлекая ее рассказами о своих путешествиях, о разных странах. Влад был отличным собеседником.

Но однажды случилось несчастье. Солнце было на полпути к своему зениту. Менестрес еще спала в своем саркофаге, а Влад рядом в другом, который он притащил из какой-то пещеры, когда в пещеру вбежала запыхавшаяся Лора.

Едва она вошла, как две крышки саркофагов отъехали почти одновременно. Рефлекс вампиров срабатывал мгновенно. Минуту назад они спали, а теперь уже были готовы дать отпор тому, кто потревожил их сон. Лора даже попятилась от неожиданности, но тут же услышала знакомый голос:

- Здравствуй, Лора. Что-то случилось?

- На нашу деревню напали.

- Кто?

- Их пятеро. Они в доспехах с гербом. По-моему они не люди. Они ворвались в деревню и зачем-то отбирают детей. Говорят, что действуют по приказу короля. Но наши не верят им и начали сопротивление, но долго они не продержатся, - выпалила Лора.

- Какой герб на доспехах?

- Два единорога...

- Джахуб.

- Но зачем ему дети? - непонимающе спросил Влад.

- Он стал королем не по правилам, и ему нужна армия, чтобы поддержать свою силу. Он отбирает детей, чтобы воспитать из них воинов-вампиров, которые будут подчиняться только ему, как своему магистру.

- О, Боги! Сколько же вампиров он успел сотворить за эти годы! - воскликнул Влад.

- Ладно, об этом подумаем потом, я не позволю ему пополнить свою армию за счет этой деревни.

- Ты хочешь вступить в бой?

- Да, их всего пятеро и они не ждут, что им окажут сопротивление вампиры.

- Может, лучше мне одному? - предложил Влад. - Они могут узнать тебя.

- Не узнают.

Менестрес отвернулась, провела руками по лицу, волосам, одежде. На секунду она осветилась голубоватым сиянием. Когда она повернулась, то Лора даже охнула от неожиданности. Будто перед ними стоял совсем другой человек. Волосы Менестрес были заплетены в мириады мелких косичек, платье превратилось в короткую кожаную юбку с разрезами по бокам и кожаную рубашку без рукавов. На ней были высокие сапоги до колен, но главное - ее лицо полностью было скрыто серебреной маской в виде оскаленного черепа. В этом наряде вампирша была похожа на саму смерть.

- Думаю, теперь они меня не узнают.

- Да уж.

- Но нам нужно торопиться. Пятерка вампиров средней силы может уничтожить деревню всего за пару часов.

- Боже мой! - ойкнула Лора.

Они поспешили в деревню. Вампиры могли развивать огромную скорость, но Лора не могла, поэтому, чтобы не терять время, Влад взял ее на руки.

Когда все трое ворвались в деревню, их глазам предстало довольно жалкое зрелище. Отовсюду слышались крики боли и страха, несколько домов полыхали гигантским костром. Многие были ранены или убиты. Жалкая горстка крестьян пыталась оказать сопротивление пяти отлично вооруженным всадникам.

Менестрес было достаточно одного взгляда, чтобы понять, что это вампиры из королевской гвардии. Она почувствовала еще большую ненависть к Джахубу. Он не только незаконно занял королевский трон, но и присвоил герб ее рода!

Она обернулась к Лоре и сказала:

- Иди спрячься. Я не хочу, чтобы ты пострадала.

Девушка кивнула, а Влад сказал:

- Ну что ж, приступим.

- Да.

Минута, и они оказались возле самого пекла. Всадники носились по деревне, сея смерть. Они даже не сразу заметили, что перед ними выросли две фигуры. Менестрес, чье лицо по-прежнему было скрыто маской, сказала:

- Кто дал вам право творить такое бесчинство?

- А вы кто такие? - удивленно спросил один из всадников.

- Убирайтесь отсюда! - приказала Менестрес.

Но это вызвало лишь хохот всадников.

Тогда Менестрес изогнулась, сделала прыжок и оказалась прямо за спиной одного из всадников. Он даже не успел понять, что случилось, а она уже нанесла смертельный удар. Голыми руками она вырвала его сердце, а так как он был вампиром всего вторую сотню лет, то это было для него смертельным.

Влад уже сражался с другим всадником. Менестрес скинула безжизненное тело вампира с лошади, предварительно забрав его меч, и направила коня к другому всаднику. Ее атака не была неожиданностью и была отражена. Раздался звон мечей. Противник Менестрес был силен, но и у нее были хорошие учителя. Она сражалась неистово, гнев и ярость подстегивали ее. Наконец всадник пропустил удар, и острый меч Менестрес снес ему голову. Влад тоже уже справился со своим противником. Теперь счет был равным: двое против двоих.

Тот, с кем сражалась принцесса, был опытным воином, наверняка, главарем этого отряда. Ему удалось пару раз легко ранить Менестрес, но ее раны затягивались тут же. Он провел обманный удар и схватил ее за волосы, но сразу же выпустил. Вся его ладонь была исполосована, будто он схватил пучок острых лезвий.

- Кто же ты такая? - ошеломленно спросил всадник.

- Смерть! - приглушенным от маски голосом ответила Менестрес.

В следующий миг его голова слетела с плеч.

Менестрес перевела дух и огляделась. Все всадники были убиты, но все же они принесли немало смертей и разрушений. Влад стаял рядом, вся его одежда была забрызгана кровью. Принцесса посмотрела на себя и увидела, что выгладит не лучше, если не хуже. Помимо испачканной одежды, ее руки были по локоть в крови. Кровь была на лице и волосах. Это была ее первая кровь, ее первое убийство. Но Менестрес понимала, что это не конец, а лишь самое начало. Впереди ее ждут более серьезные битвы.

Деревенские жители стали приходить в себя. Матери прижимали к себе спасенных детей. Мужчины тушили дома или перевязывали раны. Женщины оплакивали убитых.

Менестрес и Влад шли по деревне и люди расступались перед ними. В их глазах было уважение. Наконец один из мужчин, наверное, старейшина деревни, вышел вперед и сказал:

- Спасибо, что спасли нашу деревню. Но кому мы обязаны нашему спасению?

- Влад.

- Менестрес, - она так и не сняла маску.

- Надо же, на доспехах этих всадников королевский герб. - продолжал старейшина. - Неужели король позволяет своим людям творить такое беззаконие?

Но его вопрос остался без ответа. Менестрес вглядывалась в толпу, разыскивая Лору. Но ее нигде не было видно. Наконец она спросила:

- Кто-нибудь видел Лору?

- Я видел, - раздалось совсем рядом. Это был Герм. - По-моему, она направилась к своему дому. Я покажу.

Едва Менестрес увидела дом, как сразу же поняла, что там что-то не так. Она чувствовала запах смерти. Первое тело они увидели почти сразу же. Это был мужчина. На его груди зияла страшная рана. Видимо, он до последнего пытался защитить дом.

Принцесса уже догадывалась, что будет дальше. Картина ужасала. Весь пол в доме был в лужах крови, царил жуткий разгром. Они обнаружили еще три тела. Вскоре Менестрес нашла и Лору. Она стояла на коленях возле одного из тел.

Вампирша окликнула ее. Девушка обернулась. Лицо ее было белее полотна, а взгляд потухший, остановившийся. Тихо, еле слышно, она сказала:

- Они убили всех! Все... все погибли!

Менестрес сняла маску и, присев рядом с ней, и обняла.

- Я не смогла спасти их!

- Ты спасла свою деревню. Ты сделала все, что могла. Те, кто убили их, мертвы.

- Но почему? Почему именно они?

- Я задавала себе тот же вопрос, когда убили моих родителей. На него нет ответа. Я знаю, как тебе сейчас тяжело. Я понимаю твои чувства, так как сама пережила подобное.

- Если бы я не ушла, то была бы вместе с ними!

- Не стоит так думать. Ты поступила правильно, хотя сейчас это мало утешает тебя. Должно пройти время, и, поверь мне, боль уже не будет такой сильной.

- Я осталась совсем одна.

- Нет, я не оставлю тебя. Я обещала Кармине, что ее род всегда будет под моим покровительством. И не только из-за этого, за все это время я привязалась к тебе, ты стала моим другом.

Лора на некоторое время замолчала, словно обдумывая слова, а затем тихо спросила:

- Вы поможете мне похоронить их?

Вечерело. Последние лучи солнца освещали четыре свежих могильных холмика возле дома, под раскидистым деревом. Рядом с ними стояли Лора, Менестрес, Влад и Герм, отдавая последнюю дань мертвым. Лора больше не плакала. У нее уже не осталось слез. Она лишь тихо стояла возле могил своих близких. В одночасье она потеряла все.

- Менестрес, - вдруг спросила она. - Неужели тот, кто послал этих мерзавцев так и останется безнаказанным?

- Тот, кто послал их - силен, он один из сильнейших вампиров в мире. Справиться с ним будет не легко. Но я обещаю тебе, что рано или поздно он поплатиться за все!

Этот ответ, видимо, не удовлетворил Лору. Она на некоторое время замолчала, и вдруг выпалила:

- Менестрес, прошу тебя, сделай меня вампиром! Я хочу быть с тобой в твоей битве против него!

- Нет, - покачала головой принцесса. - Не сейчас. Сейчас твой разум затуманен горем, и ты готова на любой безрассудный поступок. То же, о чем ты просишь меня - очень серьезно. Ты должна принять решение тщательно все обдумав. А пока тебе нужно лишь время, чтобы справиться со своим горем и хоть немного прийти в себя.

Менестрес говорила все это, ласково обняв девушку за плечи. И Лора чувствовала, что ей становится немного легче.

Этой ночью Менестрес и Влад не вернулись в пещеру, а остались в доме Лоры. Девушка просто не могла находиться там одна после всего, что случилось. Всю ночь принцесса провела подле нее утешая и успокаивая.

А через два дня, наконец-то, приехал Бамбур. Менестрес сразу же узнала в этом статном всаднике своего верного телохранителя. Он же явно не ожидал увидеть ее в деревне. Узнав, кто перед ним, он тут же спешился и поприветствовал принцессу, как того требовал обычай. Но потом оба не выдержали и обнялись.

- Как я рада видеть тебя, Бамбур! - улыбнулась Менестрес.

- А я как рад! Но я думал, что ты еще не пробудилась ото сна.

- Случилось одно недоразумение, и я проснулась раньше. Пойдем в дом, я все тебе расскажу.

Рассказ Менестрес был коротким. Когда она закончила, Бамбур пожал Владу руку со словами:

- Рад видеть тебя снова. Хорошо, что ты присоединился к нам.

- Но расскажи, как ты жил все это время? И что происходит в столице?

- Почти все это время странствовал, не задерживаясь подолгу на одном месте, чтобы не выдать себя. Джахуб установил в стране воистину тиранический режим.

- Что ты имеешь в виду?

- Он понимает всю деликатность своего положения, и поэтому собирает сильную армию вампиров, которые подчинялись бы только ему. То и дело по стране совершаются своеобразные рейды, которые отбирают подающих надежды детей, чтобы позже сделать из них воинов-вампиров, преданных Джахубу.

- Это я знаю. Недавно здесь был один из таких рейдов, и нам с Владом пришлось убить их всех.

- Надеюсь, они не узнали тебя? - обеспокоено спросил Бамбур.

- Не думаю, да и если узнали, они уже никому ничего не скажут.

- Так вот. Многим знатным вампиром такое правление пришлось не по душе и те, кто не согласен был мириться с этим были вынуждены покинуть столицу, а то и страну.

- Следовательно, теперь у нас во дворце практически нет друзей. Там остались только те, кто верен Джахубу.

- Сожалею, но судя по всему это так. И это еще не все.

- Что еще?

- Об этом не говорят открыто, скрывают как могут, но ходят упорные слухи, что Источник пересох. Пересох тогда, когда Джахуб взошел на престол.

- Значит, пророчество было правдой, - задумчиво сказала Менестрес.

- Пророчество? - переспросил Влад, внимательно слушавший весь этот разговор.

- Да. Оно гласит, что Источник пересохнет тогда, когда кто-либо не по праву займет королевский трон. И это будет началом конца Варламии - королевства вампиров, - объяснила принцесса. - Но как же Джахубу удается скрывать это? Он расширяет армию, чем же он ее кормит?

- Для этого в столицу приводят сотни и тысячи рабов из всего остального мира. Если так пойдет и дальше, то скоро Варламия станет центром мировой работорговли. Говорят, что Джахуб построил для рабов специальную темницу, которая соединена подземным ходом с пещерой, где находиться Источник.

- Ты хочешь сказать...

- Да. Чтобы скрыть то, что произошло, Джахуб время от времени наполняет источник кровью рабов.

- Чудовищно! - ахнула Лора.

Менестрес же ничего не сказала, казалось, что она погрузилась в свои мысли. Наконец она спросила у Бамбура:

- А те вампиры, которые вынуждены были покинуть двор, ты знаешь где они сейчас?

- Некоторые уехали далеко за пределы Варламии, но многие все же остались, хотя и затаились.

- Но кто и где?

- Я знаю, что Ив со всем своим кланом перебрался к южным границам королевства. Он засел в Хейе.

- В этом маленьком, богом забытом городке? - спросил Влад.

- Да. Эйл и Нерун сейчас обитают где-то на юго-востоке, собирая вокруг себя своих людей. Веласка, которая сейчас, пожалуй, имеет наибольшее количество обращенных ею вампиров, обитает на северо-западе, возле озера Саян-Мар. Там у нее родовой замок в окружении нескольких деревень.

Бамбур все рассказывал, и чем дальше он рассказывал, тем мрачнее становилось лицо Менестрес. Когда он закончил, он спросила:

- Ты догадываешься, что все это значит?

- Количество вампиров за последние двести лет резко возросло.

- Да. Сильнейшие магистры собирают вокруг себя своих птенцов. А это значит, они готовятся к войне.

- Они хотят бросить вызов Джахубу?

- Да. Как он ни старается, но все они хорошо понимают, что у него нет той силы, которая была у моей матери. Да, он очень сильный вампир, но ему не удержать их всех. К тому же, подозреваю, практически каждый в тайне надеется занять его место.

- Значит война... - ошеломленно повторил Бамбур. - Но неужели они не понимают, что это повергнет Варламию в хаос или вовсе уничтожит ее?

- Думаю, понимают. Но и понимают также, что правление Джахуба рано или поздно заведет их туда же.

- И что же будем делать мы? - не выдержал Влад.

- Пока мы можем немногое, - вздохнула Менестрес. - У меня пока тоже не хватит сил, чтобы выступить против Джахуба. Я должна стать тем, кем мне уготовано стать самой судьбой. Я должна пройти коронацию и стать полноправной королевой.

- Коронацию? - переспросил Влад. - Но это невозможно!

- Не в том смысли, в каком ты думаешь, - перебил его Бамбур. - Думаю, я догадываюсь, что ты имеешь в виду.

- Да. Я должна пройти путь, который до меня проходили все королевы.

- Ты говоришь о...

- Да. Я во что бы то ни стало должна попасть в пещеры под дворцом, туда, где находиться источник.

- Но как? - удивился Бамбур. - Идти во дворец - это верная смерть!

- Мы воспользуемся катакомбами, хотя это тоже будет не легко.

- Ты же говорила, что катакомбы разрушены, - напомнил Влад.

- Да. Разрушены многие, но не все. Магия, поддерживающая их, очень древа и сильна.

- Но могут уйти годы на поиски подземного хода, - возразил Влад.

- Нет. Магия, которая поддерживает подземные ходы, связана со мной. И хоть у меня еще не так много сил, думаю, я смогу найти ближайший к нам подземный ход. Мне только нужно почувствовать его. Для этого я должна пойти к тому ходу, который более двухсот лет назад привел нас с Карминой сюда. Мы должны быть там ночью, когда моя сила достигнет своего пика.

- Тогда мы можем отправиться сегодня же, - предложил Влад, в нем кипела жажда деятельности.

- Согласна. Чем раньше - тем лучше. Если мы отправимся сегодня до заката, то к ночи уже будем на месте.

Они быстро собрались в дорогу. Пошли только Менестрес, Бамбур и Влад. Лора вместе с Гермом остались в деревне.

Трое вампиров двигались быстро, через четыре часа они были уже на месте. Им даже пришлось ждать некоторое время, пока достаточно стемнеет. Но вот на ночном небе показалась луна в окружении мириадов звезд и Менестрес сказала:

- Пора!

Она подошла к входу в подземный ход. Он был наглухо завален огромными камнями. Менестрес опустилась на колени, положила руки на один из камней и закрыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Скоро она снова открыла их, но они изменились: зрачки и белки слились в одно, они светились холодным серебристо-голубым светом. Ее волосы развивались от невидимого ветра. Сейчас она чувствовала себя единой с катакомбами, будто они были продолжением ее собственного тела. Она ощущала, она видела все катакомбы, и видела главную пещеру. Да, слухи оказались верными, источник действительно пересох. Но не это сейчас было главным. Мысленно она изучала катакомбы.

Наконец свет ее глаз начал тускнеть, и вскоре они были уже обыкновенными. Менестрес будто пришла в себя от транса. Она убрала руки с камня и попыталась встать. Но это ей не удалось, она пошатнулась и чуть не упала. Бамбур и Влад одновременно подхватили ее. Они взволнованно смотрели на принцессу.

- Ничего страшного, - слабо улыбнулась Менестрес. - Просто магия отняла у меня много сил, но все же позволила мне узнать то, что было нужно.

- Так ты нашла целый подземный ход? - в нетерпении спросил Влад.

- И не один. Обрушилось всего семь ходов, ведущих в пещеры под дворцом. Остальные остались целы и невредимы. Ближайший к нам находится к северо-западу отсюда, в пяти днях пути.

- В пяти днях на северо-запад? - переспросил Бамбур. - Но ведь это возле озера Саян-Мар. Значит...

- Значит, нам придется навестить Веласку, - закончила за него Менестрес. - А пока нам лучше вернуться.

С первыми лучами солнца они уже были в деревне. Лора и Герм ждали их. Менестрес рассказала им, что они нашли то, что искали, и что завтра вечером они отправляются в путь. Закончив, принцесса добавила:

- А сейчас, думаю, нам всем нужно отдохнуть перед дорогой.

Но прежде чем Менестрес ушла, Лора остановила ее и сказала:

- Прошу, возьмите меня с собой. Здесь меня больше ничто не держит. Все мои родные погибли, и мне осталось только отомстить за них.

- Ты все еще хочешь этого? - тихо спросила принцесса.

- А ты? Ты разве согласилась бы сейчас отступить? - вопросом на вопрос ответила Лора.

- Хорошо, - улыбнулась Менестрес. - Ты пойдешь с нами.

- Спасибо.

- В таком случае, - подал голос Герм. - Я тоже хотел бы отправиться с нами.

- Ладно, - согласилась принцесса. Если честно, то у нее уже не было сил спорить.

Следующим вечером они покинули деревню. Навсегда. К отъезду Лоре и Герму удалось раздобыть еще двух лошадей. На них и на лошадь Бамбура были нагружены одеяла и провизия. Сначала было решено, что верхом поедут Лора и Герм, так как их выносливость значительно уступала вампирам. Но Бамбур все же настоял, чтобы и Менестрес ехала верхом. Да, она уже сейчас обладала силой магистра, но все же она была самым молодым вампиром из них троих, и к тому же оставалась принцессой.

Путешествие проходило относительно комфортно. Их путь пролегал среди редких рощ. Заботливый Бамбур старался как можно ближе держаться к деревьям, чтобы Менестрес не страдала от солнца. Принцесса это оценила.

Их маленький отряд двигался довольно быстро. Влад и Бамбур нисколько не отставали от лошадей, и когда отряд останавливался на привал, они не чувствовали никакой усталости. Они были неутомимы, ведь они были вампирами. Лора и Герм тоже хорошо переносили путешествие.

Во время пути вампирам удалось поохотиться лишь однажды. Был третий день пути, когда их маленький отряд встретил еще одних путешественников. Это были два всадника и одна крытая повозка, запряженная парой лошадей. Ею управлял мужчина лет сорока пяти. Судя по всему, в ней ехали две женщины с детьми.

Они ехали вместе до самого вечера и вместе же устроили привал. Менестрес была не в восторге от мысли, что придется охотиться на этих людей, но Бамбур настоял, что это необходимо. Впереди у них было еще два дня пути, еще неизвестно как встретит их Веласка. А верный телохранитель видел, что голод уже терзает его молодую госпожу. Она стала бледнее, черты лица обострились. Принцесса была вампиром всего двести лет и была не готова к такому длительному голоду.

Наступила ночь, и чувства трех вампиров обострились до предела. Охота началась. По негласному договору они не тронули ни двоих женщин, ни их детей, мирно спящих в повозке. Всадники и возница достаточно насытили их. Теперь они были готовы продолжать путешествие.

Они выехали за пару часов до рассвета, чтобы те, кто дал им пищу, не заметили их ухода. Ни к чему было вызывать лишние подозрения.

К концу пятого дня их путешествия они, наконец-то, увидели на горизонте озеро Саян-Мар. Оно было похоже на лоскут ярко-синего неба, опустившегося на землю. А на его левом берегу черной скалой возвышался замок Веласки, словно ворон, застывший на краю озера.

Бамбуру сравнительно легко удалось добиться аудиенции у Веласки, во многом благодаря тому, что они давно знали друг друга. Но он не раскрыл ни цели их визита, ни имени своих спутников. Они с Менестрес заранее договорились об этом. Не стоит раньше времени раскрывать, кто она такая. Принцесса въехала в замок тщательно скрытая от посторонних глаз капюшоном плаща.

Веласка была статной женщиной с длинными рыжими волосами, вьющимися мелким бесом, и серыми глазами. Ей, наверное, было лет двадцать семь, когда она стала вампиром.

Она встретила их в главном зале, сидя в высоком кресле, словно королева. В замке было много вампиров, Менестрес почувствовала это сразу. Трое сейчас были возле Веласки. Двое стояли позади, а один, совсем юный, сидел у ее ног.

- Рада видеть тебя, Бамбур, - сказала Веласка. - Неужели ты решил принять мое приглашение и присоединиться ко мне? Но я вижу, что ты не один.

Она внимательно оглядела его спутников. Ее взгляд остановился на Владе. Изучая его несколько секунд, Веласка спросила:

- Влад? Не так ли?

- Да.

- Давно тебя не было в наших краях.

Вампирша продолжала изучать прибывших.

- Ты привел с собой людей, причем совсем молодых, - немного удивленно отметила она. - А кто это молодая леди? Я чувствую, она вампир, но почему она скрывает свое лицо?

- Мы можем поговорить с тобой наедине, Веласка? - спросил Бамбур.

- Наедине? - удивилась вампирша. - Ты принес какие-то важные известия?

- Можно и так сказать.

- Что ж, хорошо. Пройдем в малый зал.

Она встала одним плавным движением и направилась к одной из дверей ведущих из зала. Бамбур и Менестрес отправились за ней. Лора и Герм вместе с Владом остались в зале.

Малый зал действительно был небольшим. Камин, пара массивных кресел и шкуры, устилавшие пол и гобелены - вот и вся обстановка. Когда за ними закрылась дверь, Веласка сказала, бросив взгляд в сторону Менестрес:

- Я думала, что ты хотел поговорить со мной наедине.

- Да, мы хотели поговорить с тобой наедине, - ответила за Бамбура Менестрес.

Не дожидаясь приглашения, она села в одно из кресел. Бамбур встал за ее спиной. Веласка села в кресло напротив и, не выдержав, спросила:

- Да кто ты, собственно говоря, такая?

- Что ж, если ты так хочешь знать...

Менестрес откинула с лица капюшон. Веласка несколько секунд пристально смотрела на нее, ее глаза расширились от удивления. Вцепившись обеими руками в подлокотники кресел, и даже немного подавшись вперед, она спросила взволнованным голосом:

- Принцесса... Менестрес?

- Да, это я.

- Но... но это невозможно!!! Вы же погибли!!!

- Как видишь, это не совсем так.

- Но Джахуб убеждал, что вся королевская семья погибла в результате несчастного случая, - Веласка все еще не могла поверить.

- Джахуб грязный убийца и предатель, - холодным бесстрастным голосом ответила Менестрес. - Это он убил моих мать и отца!

- Я подозревала, что что-то здесь не так. Он всегда был слишком амбициозен. И я должна была догадаться, что ты жива. Я не знаю никого другого, кому бы стал служить Бамбур. Ты никогда не переставала удивлять меня. Я помню тебя молоденькой девушкой. А сейчас ты - вампир, и хотя прошло лишь двести лет, твоя сила уже равна силе магистра, - улыбнулась Веласка. - Значит ты, принцесса, решила занять свое место?

- Да. Взойдя на престол, он нарушил все законы. Правление Джахуба рано или поздно приведет наш народ к гибели. Я не могу допустить этого. Это мой долг. Но одна я мало, что могу сделать.

- Вот почему вы пришли ко мне?

- И поэтому тоже. Я слышала, что ты тоже не в восторге от Джахуба.

- Как и многие.

- Да, я слышала, что некоторые магистры уехали из столицы и осели на границах Варламии вместе со своими кланами.

- Я вижу, вы хорошо информированы.

- Не плохо. Но я также знаю, что и Джахуб успел собрать немалую армию вампиров.

- Этот так. Он занимался этим последние двести лет.

- Значит, поодиночке мы ничего не сможем сделать. Нам нужно объединиться.

- Согласна, но ты уверена, что у нас хватит силы, чтобы справиться с Джахубом?

- Сейчас я не могу ответить на этот вопрос. Пока мне нужно лишь узнать, пойдешь ли ты со мной?

- Если у нас действительно будет шанс справиться с ним, то да, - после некоторых раздумий сказала Веласка, но тут же добавила, - Но я не собираюсь идти на бездумный риск.

- Хорошо. У нас еще будет время обсудить это. Кстати, насколько я помню, подземный ход ведет из твоего замка прямо в королевский дворец.

- Да, это так. Именно по нему я покинула столицу, а затем приказала тщательно закрыть его и выставила охрану. Мне не нужны незваные гости от Джахуба. Но зачем он тебе, принцесса?

- Нужно договориться и с другими магистрами, которые настроены против Джахуба. А если мы будем разъезжать по всей стране, то кто-нибудь что-нибудь обязательно заподозрит, а это нам не нужно. Поэтому я решила воспользоваться подземными катакомбами, - соврала Менестрес. Она еще не полностью доверяла Веласке, чтобы рассказать ей свою истинную цель. Она не в коей мере не хотела ставить под угрозу свой план.

- Но пользоваться подземными катакомбами тоже не безопасно, - возразила Веласка. - Большой риск наткнуться на людей Джахуба.

- У нас нет выбора. Чем быстрее мы договоримся, тем меньше шансов, что Джахуб об этом узнает.

- Что ж, хорошо. Я проведу вас к подземному ходу. Когда вы желаете отправиться в путь?

- Завтра утром.

- Отлично. А пока чувствуйте себя здесь как дома. Я распоряжусь, чтобы всем вам приготовили лучшие покои.

- Спасибо. Это очень любезно с твоей стороны.

Вечером в покоях Менестрес состоялось некое подобие военного совета. Они обсуждали планы завтрашних действий.

- Так мы все пойдем в пещеры? - спросил Влад.

- Думаю, да, - ответила принцесса. - Я давно знаю Веласку, но я вижу, что она сомневается. Поэтому я не хочу пока целиком и полностью посвящать ее в наши планы.

- Разумно, - согласился Бамбур. - Веласка всегда была довольно своенравной. А пока ты слишком уязвима, нам нужно соблюдать осторожность.

- Но в одном Веласка права. В катакомбах мы можем встретить людей Джахуба, поэтому нам все время придется быть настороже.

- Согласен, - кивнул Влад.

- Но уверен, что это будут не очень сильные вампиры. Из старых вампиров не так уж много тех, кто согласился служить Джахубу. Основная масса его армии молодые вампиры, которым едва ли больше двухсот лет.

- Это нам только на руку, - ответила Менестрес, а затем добавила, обращаясь к Лоре и Герму. - Вы пойдете с нами, но будьте очень осторожны. Возможно, вам было бы безопасно остаться здесь, но тогда, если Веласка откажется сотрудничать с вами, она может использовать вас против меня.

- Хорошо, мы будем осторожны, - согласилась Лора. - Я пошла с тобой, чтобы отомстить тому, кто лишил меня всего, и не собираюсь отступать. Возможно, было бы лучше, если бы ты сделала меня вампиром. Тогда я была бы более полезна.

- Да, мы оба могли бы помочь вам в вашей борьбе, - подтвердил Герм.

- Нет, не сейчас, - покачала головой Менестрес. - Не стоит идти на поводу у спонтанного решения. Лучше, если вы пока будете людьми.

На этом совет и закончился. Всем им нужно было хоть немного отдохнуть. Завтра им предстоял трудный день, особенно для Менестрес, но она пока не знала об этом.

С первыми лучами восходящего солнца Менестрес и остальные в сопровождении Веласки и еще двух вампиров стояли возле входа в подземный ход, который закрывали массивные железные двери, которые могли удержать любого. Там на страже стояли еще четыре вампира.

- Откройте проход, - велела им Веласка.

Вампиры удивленно переглянулись. Ведь вот уже целые десятилетия эти двери оставались закрытыми.

- Вы что оглохли? - прикрикнула на них Веласка. - Пошевеливайтесь!

Это подействовало. Вампиры тут же принялись за работу. Через пару минут кованые двери со страшным скрипом отворились, открыв черную дыру подземного хода.

- Идите, - сказала Веласка принцессе и ее спутникам. - Я закрою за вами двери. Когда вернетесь, подадите мне мысленный сигнал, чтобы я узнала вас и снова открыла двери.

- Хорошо, - кивнула Менестрес.

Один за другим они исчезли в черном провале катакомб. Веласка провожала их взглядом и тихо, одними губами, сказала им вслед:

- Удачи.

Менестрес и Бамбур шли впереди, сразу за ними Лора и Герм, а Влад замыкал шествие. Они шли все дальше и дальше, слыша, как за ними закрываются двери, словно отрезая им путь назад.

Факел был только у Лоры с Гермом, остальным свет был не нужен. Вампиры замечательно видели в темноте, а им он был необходим, иначе они переломали бы в пещере все ноги.

Чем дальше они шли, тем сильнее менялась окружающая пещера. Появлялись сталактиты и сталагмиты, с которых капала вода, и этот звук был единственным, который нарушал тишину пещеры.

- Откуда здесь вода? - спросила Лора.

- Мы сейчас проходим как раз под озером Саян-Мар, - ответила Менестрес. - Через пару часов мы будем уже на месте.

- А если мы наткнемся на людей Джахуба? - спросил Герм.

- Не думаю. Предрассветные часы ослабляют нашу силу, а так как большинству вампиров Джахуба не больше двухсот лет, то на них это особенно сказывается. Все они, наверняка, уже погрузились в сон.

- А как же ты? - спросила Лора.

- Силы принцессы уже равны силе магистра, - ответил за нее Бамбур. - Для нее, как и для нас, время суток уже не имеет особого значения.

Так они шли по каменному подземному ходу. Мало кто чувствовал это, но с каждым шагом они все глубже и глубже погружались под землю. Лоре уже начало казаться, что этим катакомбам конца не будет, когда Менестрес предостерегающе подняла руку и сказала:

- Тихо! Мы уже близко.

Бамбур пошел вперед, чтобы разведать обстановку. Когда он вернулся, то сказал:

- Пока все чисто. Нам повезло, мы попали в час смены караула. Но это не на долго.

- Ничего.

Они пошли дальше. Через пару минут ход вывел их в ту самую пещеру, в которой находился источник. Сколько воспоминаний пробуждало это место у Менестрес. Когда-то она была здесь вместе со своей матерью. Ее глаза снова стали печальными. Но она взяла себя в руки. Сейчас было не время давать волю чувствам.

- Значит, источник действительно пересох? - нарушил тишину Влад.

- Да, - кивнула принцесса. - Посмотри, он пуст.

- И что нам делать дальше? - спросил Бамбур. - Скоро здесь будет стража Джахуба.

- Дальше должна действовать я. Вам остается только ждать. Я не знаю, сколько это займет времени, поэтому приму некоторые меры предосторожности, чтобы пока я не вернусь вас не обнаружили.

- Не вернешься откуда? - не понял Бамбур.

Но Менестрес уже не слушала его. Она приступила к колдовству. В ее глазах запылал голубой огонь, волосы и платье развивались от невидимого ветра. Она на пару секунд прикоснулась к стене пещеры, а потом все исчезло.

- Что это было? - спросил Влад.

- Я попросила магию пещеры спрятать вас, и она согласилась, - ответила Менестрес, переведя дух. - Пока я не вернусь, для всех вошедших в эту пещеру, она будет казаться пустой. Никто не увидит и не услышит вас.

- Но куда ты собираешься уйти? - обеспокоено спросил Бамбур.

- Туда, куда всем вам вход запрещен. Я должна пройти путь королев! Если я не вернусь, что ж, значит, так оно и должно было быть.

Это были последние слова Менестрес. Она повернулась к ним спиной и принялась искать одну ей ведомую отметину. Вскоре она нашла то, что искала: каменный отпечаток ладони. Принцесса осторожно провела по нему кончиками пальцев. В этот момент она подумала: "Как же мудра была моя мать! Ведь она заранее рассказала мне, что нужно делать в случае... ее внезапной смерти. Неужели уже тогда она предвидела все это?! Воистину, она была величайшей королевой! Дай же и мне хоть толику твоего мужества, чтобы у меня хватило сил пройти этот путь!"

Она сжала руку в кулак, и сердце ее наполнилось решимостью. Да, чтобы ей не грозило, чтобы с ней не случилось, она пройдет этот путь! Она должна!

Менестрес достала кинжал, который всегда носила с собой и провела его острым лезвием по тыльной стороне ладони правой руки, той, на которой она носила перстень. Тут же выступила алая кровь. Она невольно сжала руку в кулак, от чего она вся измазалась в крови, а затем приложила руку к отпечатку на стене. В тот же миг камень в перстне - "Глаз Дракона" засветился изнутри, а затем и весь отпечаток осветился голубым светом. Он светился все ярче и ярче, и вдруг от него отделились два луча, которые очертили круг на стене пещеры высотой в человеческий рост. Часть стены, которая была внутри круга, отошла в сторону, открывая вход в еще один подземный ход.

Бамбур и остальные как завороженные следили за всем этим. Менестрес бросила в их сторону последний взгляд и скрылась в открывшемся проходе, который закрылся сразу же за ней.

Проход закрылся, но тьма не окружила Менестрес. Сами стены в этом подземном ходе излучали мягкий серебристый свет, от чего все вокруг казалось каким-то нереальным, фантастическим. Хотя, с другой стороны, может, так оно и было.

Принцесса шла все вперед и вперед и, не смотря на то, что все вокруг было незнакомым и странным, она не чувствовала страха. В ее душе было спокойствие и еще смутное чувство, будто она возвращается домой после длительного отсутствия.

Она шла и чувствовала, что опускается все глубже и глубже под землю. Но через некоторое время пол подземного хода стал ровным. Вдруг ход резко оборвался, и перед Менестрес открылась огромная пещера. Она была в десятки раз больше той, в которой находился источник. И всю эту пещеру занимало небесно-голубое озеро, ровное, как зеркало. От подземного хода в самый центр этого озера вела каменная тропа, которая оканчивалась небольшой круглой площадкой, но на ней ничего не было.

Менестрес застыла в некотором замешательстве, как вдруг услышала рядом до боли знакомый голос:

- Я давно ждала тебя.

Принцесса обернулась и увидела рядом с собой призрак своей матери, королевы Ациелы. Она была в длинном платье цвета рассветного неба и казалась еще красивее, чем была при жизни.

- Мама? - в глазах Менестрес блеснули слезы.

- Да, моя дорогая. Как бы мне хотелось обнять и поцеловать тебя, но боюсь, ты видишь лишь призрак.

- Мне так не хватает тебя и папы!

- Я знаю, родная. Но того, что произошло, нельзя изменить. Иди за мной. Ты должна пройти путь королев до конца.

Менестрес послушно пошла по каменной тропе вслед за призраком своей матери. Когда они дошли до круглой площадки, на которой была изображена звезда со множеством лучей, принцесса встала в ее центре, а призрак Ациелы остановился за ее спиной.

Спустя несколько секунд звезда засияла, и Менестрес услышала голос, казалось идущий из глубин озера:

- Я приветствую тебя принцесса, которой пришло время стать королевой. Здравствуй сестра.

Едва умолкли эти слова, как вода невдалеке от того места, где заканчивалась тропа, забурлила, вспенилась, и из глубин озера показалась прекрасно выполненная статуя. Она изображала свернувшегося в клубок дракона, на котором возлежала молодая женщина-ангел.

Статуя поднялась из воды, но на ней не было ни капельки. Но на этом чудеса не кончились. Едва статуя полностью оказалась на поверхности, как ангел ожил. Холодность камня исчезла. Белизна камня уступила место розовой коже. Недвижность каменных локонов обратилась в светлые, практически белые, волосы. Крылья скинули оцепененье и затрепетали, только их перья были не белоснежными, а черными. Статуя стала живым существом. Она открыла глаза - они были пронзительно-зелеными, и улыбнулась Менестрес. У нее тоже были клыки. Она была вампиром.

- Здравствуй, Менестрес, - сказала она.

- Кто ты?

- Я думаю, ты и сама уже догадалась. Я - Дайома.

- Дайома? - глаза Менестрес расширились от удивления. - Первая королева вампиров?

- Да. Именно от меня пошел род вампиров.

- Но... как это возможно?

- В этом мире практически нет невозможного. Сегодня твой день, твоя ночь. Как дочь становится матерью, так и принцесса станет королевой, - сказала Дайома, садясь на своем странном ложе. - Пришло твое время узнать истинную историю вампиров в самого начала. Как будущая королева, ты должна знать это!

Дайома резко расправила крылья, и пещера исчезла. Менестрес будто оказалась над землей.

- Это случилось очень давно, на заре человечества. Этот мир казался прекрасной жемчужиной в космосе. И вот, посланец Света, чистое существо, влекомое любопытством решило посетить этот, казавшийся таким прекрасным, мир...

Дайома рассказывала, а Менестрес видела все это. Картины сменяли одна другую. Вот она видела приближающуюся к земле яркую звезду, которая, замедлив ход на высоте птичьего полета, превратилась в белоснежного ангела, который очень походил на Дайому, но, в отличие от нее, на ангеле лежала печать безмятежности.

- Посланец Света, чистый как родник, спустился на Землю. Но он не знал, что уже тогда мир коснулась скверна. Он ожидал увидеть светлый мир, рай мирной жизни, но то, что он увидел, поразило его ранимое сердце, рвало душу. Да, он видел и добро, и любовь, но также видел распри, войны, жадность и жестокость. И этого было больше. Его душа разрывалась, и сердце постепенно наполнялось горечью.

Менестрес видела, как ангел пролетает над морями, сушей, селениями и полями сражений. Она видела, что его глаза наполнены слезами, а белоснежные крылья меняют свой цвет. Перо за пером они становятся черными.

- Посланец воззвал к силам Света. Вопрошал их, как они могут допустить такое. И его слова были услышаны. Когда его ноги коснулись земли, он окончательно изменился.

Принцесса видела все это. Когда ангел спустился на землю, его крылья были черны как ночь, а сам он, вернее она, была обнажена и сжимала в руках косу с загнутым вверх лезвием. На ее лице больше не было безмятежности. Она улыбнулась, и Менестрес увидела, как сверкнули клыки. Это была Дайома. Первый вампир.

На этом видение закончилось. Они снова были в пещере. Менестрес первая нарушила молчание:

- Значит посланец Света...

- Да. Когда-то им была я.

- И все мы...

- Мы - длань наказующая. Мы предназначены жить с людьми бок о бок. Мы - их кара. И, если придет наш час, и нам будет дан знак, мы должны будем исполнить нашу миссию - уничтожить человечество, когда оно окончательно и бесповоротно погрузиться во тьму.

- Так вот для чего мы живем, - тихо сказала Менестрес.

- Да. Мы неотделимы от человечества, равно как и они от нас. Мы сдерживаем равновесие в мире. Во многом поэтому наше место в тени человечества, оно развивается, а мы лишь наблюдаем за этим. Так и должно быть.

- Теперь я понимаю, почему Варламия существует лишь как небольшое отдаленное королевство. Вампиры не должны править людьми. Это приведет их к гибели, и нас вслед за ними.

- Именно. Мир меняется. И я чувствую, что мое детище - Варламия, скоро уйдет в прошлое. Оно просуществует еще не более тысячи лет. Мир изменится настолько, что такое количество вампиров не сможет продолжать жить на одном месте, не вызывая подозрений. Вампиры должны будут навсегда покинуть Варламию, и именно тебе выпадет навсегда скрыть ее от людей. Только твоя дочь сможет потом попасть в эти катакомбы, чтобы пройти путь Королев, но уже ни один человек не сможет их найти. Когда придет это время, ты сама почувствуешь это.

- Да.

- А теперь ты должна завершить свой путь. Ты должна воссоединиться с духом матери. Впитать ее силу.

Менестрес снова увидела рядом с собой дух матери. Ациела подошла, вернее, подплыла к ней почти вплотную и сказала:

- Пришло время мне передать тебе свою силу. Помни, я всегда с тобой. От королевы к королеве да перейдет сила наша! Правь мудро...

С этими словами она поцеловала Менестрес в лоб, а затем просто втянулась в нее. Принцесса ощутила невероятный прилив сил. Когда она немного пришла в себя, то услышала голос Дайомы:

- Подойди ко мне, сестра.

Менестрес подошла к ней почти вплотную. В руках Дайомы появился неведомо откуда взявшийся кинжал. Им она взрезала себе запястье и, протянув ей руку, сказала:

- Пей. Испей от меня, Менестрес.

Она послушно приникла ртом к ране и сделала несколько глотков. Когда она отступила, то почувствовала, как сила наполняет ее тело, каждую его клеточку.

- Теперь твоя сила стала полной, - удовлетворенно сказала Дайома. - Такой силой не обладает никто из вампиров или людей. Но они не будут знать об этом, ибо она скрыта защитными барьерами. С моей кровью ты впитала и знание о том, как управлять ею. Если же ты снимешь все барьеры до единого и призовешь все свое могущество, то не найдется никого, кто сможет противостоять тебе. Даже целая армия вампиров не сможет остановить тебя. Ибо твоя сущность, сущность королевы проявиться. Ты станешь Молчаливой Гибелью.

- Молчаливой Гибелью? - переспросила Менестрес.

- Да. Сильнейшим вампиром, в котором есть сила самой Смерти. Ты - королева. Королева по праву рождения. Но бывают случаи, когда это приходиться доказывать. Я знаю, ты будешь хорошей королевой своему народу. А теперь прощай. Ты прошла путь королев до конца. Но помни, ты не должна никому говорить о том, что узнала и увидела здесь. Это - табу.

- Клянусь!

Дайома улыбнулась и сказала:

- Прощай, прощай королева Менестрес.

Дайома снова легла на дракона и застыла, опять обратившись в холодный камень. Несколько секунд спустя статую поглотили воды озера. Последнее, что увидела Менестрес, это морда дракона. У него не было одного глаза.

* * *

Бамбур, Влад, Лора и Герм ждали Менестрес, стараясь производить как можно меньше шума. Ждали уже очень долго. Бамбур начал всерьез беспокоиться о своей молодой госпоже, но он был бессилен сделать что-либо и это бесило его. Его беспокойство все нарастало, когда они услышали приближающийся звук шагов. Это были стражники. И в то же время контур закрытого входа в подземный ход снова осветился голубым светом. Каменная стена пещеры отошла в сторону, и они увидели Менестрес.

Она казалась прежней, но все же изменилась. Она будто стала выше ростом. В ее движениях, походке чувствовалась как никогда истинная королевская стать. В глазах горел ровный огонь, как напоминание о ее силе. Менестрес была подобна бутону цветка, который, наконец, расцвел во всем своем великолепии.

- Менестрес... - только и сумел сказать Бамбур.

Она улыбнулась. Но тут ее заклятье спало с пещеры, и секундой позже ворвался целый отряд стражников-вампиров Джахуба. Их было около двадцати. Их командир крикнул:

- Здесь чужие! Схватить их!

Завязалась схватка. Бамбур и Влад выхватили мечи и выступили вперед, загораживая собой Менестрес и остальных. В пылу борьбы они не заметили, что она снова обрела облик воина с маской на лице. Она не собиралась стоять в стороне.

Бамбур и Влад сражались яростно, каждый из них был гораздо сильнее любого стражника, но численный перевес явно был не на их стороне. Они вынуждены были отступить, как вдруг увидели, что Менестрес вышла вперед. Она скрестила руки на груди, сжав кулаки, и тотчас же в ее руках появились два светящихся лезвия в виде полумесяца. Она метко кинула их, как две молнии они ударили по отряду вампиров. Когда оружие вернулось к своей хозяйке, пятеро вампиров, обезглавленные, упали на землю и обратились в прах.

От неожиданности все на секунду замерли, но вампиры Джахуба не собирались отступать. Бой завязался с новой силой. Но шансы стражников катастрофически уменьшались. Оружие Менестрес разило без промаха, да и ее друзья были не промах. Но в пылу сражения они не заметили, что слишком отстранились от Лоры и Герма. Менестрес поняла это слишком поздно, когда услышала крик девушки. Обернувшись, она увидела, как бесчувственного Герма трое вампиров утаскивают в один из проходов, а еще двое пытаются утащить туда же и Лору. Менестрес метнула свое оружие, и они свалились замертво. Девушка была свободна, но Герма схватили.

Из стражников уцелели только трое, те, которые схватили Герма, остальные же пыли повержены. Но какой ценой? Менестрес понимала, что сейчас они ничего не могут сделать, чтобы помочь Герму. Оставаться здесь было бы самоубийством - через несколько минут здесь будут сотни вампиров Джахуба. Поэтому она сказала:

- Уходим, быстро!

Они ушли в тот же ход, откуда пришли. Менестрес велела остальным идти вперед, а сама ненадолго остановилась. Прикоснувшись к стене подземного хода, она вновь попросила магию катакомб укрыть их. На этот раз магия подчинилась ей гораздо легче, почти молниеносно. Впервые Менестрес ощутила, что она здесь королева, что катакомбы повинуются ей.

Через час они уже были у дверей, закрывающих ход в замке Веласки. Бамбур как всегда хранил спокойствие. Менестрес все еще была в облике воина, а Лора тихо всхлипывала на плече у Влада.

- Герм... - тихо говорила она. - Неужели, я больше никогда не увижу тебя!

- Успокойся, - ласково сказала Менестрес. - Обещаю, мы сделаем все возможное, чтобы спасти его!

- А если он уже мертв?

- Не думаю, - ответила Менестрес, перебросившись взглядом с Бамбуром. Словно говоря ему: "Возможно, его ждет гораздо худшая участь". Но вслух она ничего не сказала. Зачем еще больше огорчать и так убитую горем Лору?

- Нужно подать условный сигнал, чтобы нам открыли двери, - сказал Бамбур.

- В этом нет необходимости, - покачала головой Менестрес.

Она вышла вперед и посмотрела на огромные железные двери, закрывающие выход из подземного хода. Всего лишь на секунду полыхнуло пламя в ее глазах, и двери распахнулись, засов, запиравший их, отлетел в сторону. Путь был свободен. Стражники, охранявшие выход, даже не поняли, что произошло. Да и Влад с Бамбуром поняли это не сразу, а когда поняли, в их глазах было нескрываемое восхищение. Бамбур сказал:

- Это было великолепно, принцесса, нет, королева!

- Да, я стала гораздо сильнее, чем была. И теперь смогу справиться с Джахубом, - холодно сказала Менестрес. - Война объявлена, и вызов принят!

Через несколько минут они уже беседовали с Велаской. Она чувствовала, что что-то изменилось. Наконец, она решилась спросить:

- Как вам удалось открыть двери изнутри?

- Отныне это в моей власти, - невозмутимо ответила Менестрес. - Впрочем, как и многое другое.

- В твоей власти? - переспросила Веласка.

Она посмотрела в глаза Менестрес. Взгляды серых и изумрудно-зеленых глаз встретились. Это продолжалось несколько секунд, пока глаза Веласки не расширились от изумления. Она прошептала:

- Ваше Величество! Нет, это невероятно! Лишь у королевы Ациелы была подобная сила взгляда! Неужели...

- Да. Принцесса стала королевой.

- Но как?

- Это не важно. Ты спрашивала меня, хватит ли у меня силы справиться с Джахубом? И теперь я отвечаю - да. Так ты пойдешь со мной?

- Пойду, Ваше Величество, - твердо ответила Веласка. - Я, и весь мой клан.

- Отлично. Рада, что самый большой клан вампиров будет на нашей стороне в этой нелегкой борьбе, - ответила Менестрес, и вдруг спросила. - Кстати, сколько осталось до рассвета?

- Не знаю, часа три, может больше. Но зачем вам это?

Менестрес переглянулась с Бамбуром, но все же ответила:

- Джахуб захватил Герма. Значит, все наши планы поставлены под угрозу. Нам нужно действовать как можно быстрее. Я хочу связаться с магистрами остальных мятежных кланов.

- Но как это возможно за столь короткий срок?

- Наш род, - начала Менестрес, - очень древен. Именно с него началась история вампиров. Поэтому у королевы есть связь со всеми вампирами. Я помню Ива, Эйла и Неруна, значит, мне не придется призывать всех вампиров.

Веласка явно была ошеломлена этими словами, хотя и старалась скрыть свои чувства.

Менестрес закрыла глаза, вид у нее был полностью отстраненный, лишь невидимый ветер слегка развевал ее волосы. Впервые она применяла этот свой дар, впрочем, как и многое за последнее время было для нее в первый раз. Всем своим существом она ощутила связь со всеми вампирами. Это было... потрясающе. Она ощущала каждого из них, даже вампиров Джахуба, но сомневалась, что сможет управлять ими как остальными. Джахуб полностью подчинил себе их сознание, они были его бездумными слугами. Но сейчас ей это было и не нужно. Она сосредоточилась на трех вампирах: Иве, Эйле и Неруне. Менестрес звала их, и это был зов не другого вампира, а королевы. И если в них осталась хоть капля преданности к Ациеле, они отзовутся и на ее зов.

И они отозвались. Менестрес говорила с ними, будто они сидели в этой комнате, а не были на расстоянии нескольких десятков километров. Сначала они были удивлены, но не сомневались в том, кем является Менестрес. Они были магистрами и знали, что призвать их может только королева. Они сказали:

- Приветствуем тебя, королева Менестрес. Мы рады будем поддержать тебя в этой борьбе. Мы верно служили королеве Ациеле, теперь пришло время нам служить тебе. Мы - твои верные вассалы. Приказывай.

Когда Менестрес открыла глаза, то первое, что она увидела, - это было лицо Бамбура. Он не переставал беспокоиться за нее. Она улыбнулась ему и сказала:

- Не стоит беспокоиться. Я теперь не так слаба, как раньше.

- Вам удалось связаться с Ивом, Эйлом и Неруном? - спросила Веласка.

- Да, все в порядке. Они помогут нам.

* * *

Бесчувственного Герма тащили по переходам, потом по коридорам, но он не чувствовал всего этого. Во время схватки его довольно сильно приложили об стену, но все же не убили.

Он с трудом приходил в себя. Голова кружилась, и все вокруг слегка расплывалось. Первое, что он увидел, был высокий мужчина с прямыми каштановыми волосами и совершенно непроницаемым лицом. Когда он увидел, что Герм пришел в себя, то резко спросил:

- Кто ты? И что ты делал в пещере?

Но Герм ничего не ответил, лишь продолжал глазеть на него.

- Я вижу, ты не совсем понимаешь, во что вляпался.

Герм посмотрел в его глаза, и в то же время будто чья-то невидимая рука схватила его за горло и резко подняла. Все снова поплыло перед его глазами.

- Ты еще не понял, с кем связался?

Наконец до Герма дошло. Он произнес одно лишь имя:

- Джахуб...

- О, я вижу, ты знаешь меня. Это любопытно. Так что ты делал в пещере, и кто были твои спутники?

На это Герм опять промолчал, и это начало выводить Джахуба из себя, его голос стал холоднее льда:

- Так ты продолжаешь молчать? Что ж, тебе же хуже.

В тот же миг чья-то ужасная сила подобно лавине ворвалась в разум Герма, сметая все на своем пути. Это был Джахуб, он вторгся в его мысли, от него ничего нельзя было утаить. Герм чувствовал адскую боль, будто его мозг пронизывали нескончаемые электрические разряды, но он не мог отвести взгляд от бездонных глаз Джахуба. Наконец он не выдержал и снова потерял сознание. Лишь тогда вампир отпустил его разум.

- Так она жива! - сказал он, сжимая кулаки. - Проклятье! Все эти годы я опасался, что она не погибла при обвале. И вот теперь оказалось, что не напрасно. Но ничего! Прошедшие годы сделали меня сильнее. Даже если она соберет вокруг себя мятежные кланы, она будет бессильна. Она всего лишь девчонка, слабая принцесса. Даже если она и вампир. А ты, - Джахуб снова обратил свое внимание на Герма, который начал приходить в себя. - Ты можешь быть очень полезен мне.

* * *

Последние лучи солнца исчезли за горизонтом. Менестрес проснулась в спальне, отведенной ей в замке Веласки. Она стояла у окна, смотря в ночное небо, когда в дверь постучали.

В комнату вошла Лора. Менестрес сразу заметила ее бледность и спросила:

- Что с тобой? Ты такая бледная. Ты себя хорошо чувствуешь?

- Да.

- Это из-за Герма?

В ответ Лора лишь кивнула. Слезы потекли по ее щекам.

- Прости, - сказала Менестрес, обнимая ее. - Мне не стоило брать вас с собой. Моя битва слишком опасна для людей.

- Нет. Если бы не ты, то мы оба погибли бы гораздо раньше, когда те вампиры напали на нашу деревню.

- Ты любила его?

- Мы с детства были вместе, сколько я себя помню. А после того как... как убили всех моих родных, он был единственным, кто остался у меня от прошлой жизни. А теперь... теперь у меня есть только ты.

- Я больше никому не позволю причинить тебе зло.

- Как ты думаешь, - вдруг спросила Лора, - есть шанс, что он еще жив?

- Всегда есть шанс, - тихо ответила Менестрес. Хотя сама понимала, что Герму лучше умереть, чем попасть в руки Джахуба.

- Сделай меня одной из вас, - снова попросила Лора. - Я хочу до конца быть с тобой в этой борьбе.

- Знаешь ли ты, о чем просишь? Да, ты приобретешь вечную жизнь, но впервые сто лет ты будешь довольно уязвима. Тебя смогут убить огонь, отсечение головы или уничтожение сердца. Ты не будешь нуждаться ни в пище, ни в воде, но тебе придется пить кровь. И тебе придется вести ночной образ жизни. Ночью мы наиболее сильны.

- Я знаю, и это меня не пугает.

- Значит, ты твердо решила? В твоей душе не осталось никаких сомнений? - спросила Менестрес. Ее голос был серьезным.

- Да, - твердо ответила Лора.

Королева посмотрела ей в глаза, и на минуту девушке показалось, что они засветились. Но в следующий миг это прошло. Менестрес отвела взгляд и сказала:

- Ты действительно настроена серьезно. Что ж, так тому и быть. Ты станешь моим первым птенцом, - Менестрес улыбнулась и добавила, проведя рукой по ее щеке. - Не бойся. Все будет хорошо.

Лора опять посмотрела ей в глаза и увидела, что они стали сплошь зелеными без белков и зрачков, и светятся огнем изнутри. В следующий миг она увидела, как сверкнули клыки Менестрес. Она погрузила их в шею девушки, и та лишь вздрогнула. Боли она не чувствовала. Горло Менестрес заработало. Она пила ее кровь, пока не осушила ее. Едва почувствовав, что сердце Лоры замедляется, она отстранилась. Затем, обнажив левое запястье, она взрезала вены кинжалом. Тут же выступила кровь. Менестрес приложила рану к губам Лоры, принуждая ее сделать несколько глотков. Девушка подчинилась.

Вскоре Лора почувствовала, будто у нее в груди разгорается пламя. Она, вся дрожа, прижала руки к горлу, будто ей не хватало воздуха. Пламя в ее груди разгоралось все сильнее, заполняя собой каждую клеточку ее организма. Все эти ощущения были настолько сильными, что Лора не удержалась на ногах. Менестрес подхватила ее и перенесла на кровать.

Когда девушке уже казалось, что она вот-вот умрет, она почувствовала, как новая сила стала наполнять ее тело. От боли не осталось и следа. Вскоре она уже чувствовала себя так хорошо, как никогда прежде. Мир заново открывался перед ней. Лора открыла глаза и села на кровати.

Заметив, что девушка пришла в себя, Менестрес подошла к ней и спросила:

- Ну, как ты себя чувствуешь?

- Хорошо. Но все как-то странно...

- Будто все вокруг раскрасили новыми красками? - улыбнулась Менестрес.

- Да.

- Так и должно быть. Теперь ты - вампир и у тебя появилась масса новых возможностей. Все твои чувства стали острее.

- Значит, теперь мне нужно опасаться солнечного света?

- Нет. Ты - мой первый птенец, к тому же я очень привязалась к тебе, поэтому я решила сделать тебе подарок. Я сделала тебя изначально не чувствительно к солнечному свету. Тебе не придется ждать, пока твоя новая сущность приобретет к нему иммунитет.

- Спасибо.

- Пустяки. Моя сила позволяет создавать гораздо более сильных вампиров, чем остальные. И, поверь мне, ты довольно быстро достигнешь ранга магистра.

Вдруг Лора на несколько секунд стала бледнее, но потом все прошло. Она даже не поняла, что с ней произошло, но поняла Менестрес. Она сказала:

- Ты голодна, ведь так?

- Да. Я никогда до этого не испытывала ничего подобного.

- Привыкнешь. Ты - новообращенный вампир, поэтому голод кажется тебе нестерпимым, но это со временем пройдет. Мы все проходим через это. Тебе нужно поесть. Пойдем.

Менестрес учила Лору охотиться, сдерживая свой голод, как некогда ее учил Бамбур. Девушка оказалась способной ученицей. Были, конечно, какие-то погрешности, но это был ее первый раз, и для него она справилась очень не плохо.

Когда они вдвоем возвращались в замок Веласки, то встретили Бамбура и Влада. По всему было видно, что они их искали. Телохранитель спросил:

- Где вы были? Мы уже начали волноваться...

- Не стоило. Как видишь, с нами все хорошо, - ответила Менестрес.

Окинув их своим опытным взглядом, Бамбур сразу же понял, что произошло. Он сказал:

- Ты обратила ее, моя королева.

- Да.

- Я знал, что рано или поздно это произойдет, - улыбнулся Бамбур.

- Значит теперь ты - одна из нас, - сказал Влад. - Я рад.

- Спасибо.

* * *

В столице королевства Варламии что-то затевалось. Негласно весь город перешел на еще более усиленный военный режим. Круглые сутки улицы были наводнены воинами-вампирами. И чем ближе к дворцу, тем больше их становилось. Безмолвные воины с гербом королевства на доспехах, похожие на статуи. Они будто замерли в ожидании чего-то, готовые в любой момент начать действовать по приказу своего господина - Джахуба.

И так было не только в городе, но и в самом дворце. Его охрана была усилена в несколько раз. Теперь даже катакомбы охранялись вампирами, даже не смотря на то, что Джахуб распорядился замуровать все выходы подземных ходов, которые вели в пещеру с источником. И все вампиры подчинялись Джахубу. Он полностью завладел их умами.

* * *

Клан Веласки был полностью готов к выступлению. Менестрес надо было лишь отдать приказ. Но прежде чем так сделать, нужно было выработать план атаки. Поэтому они, то есть Менестрес, Бамбур, Влад, Веласка, двое ее помощников и Лора держали военный совет.

- Не слишком ли опрометчиво мы поступаем, выступая так и не встретившись с Эйлом, Неруном и Ивом? - спросила Веласка.

- Я могу договориться с ними, не встречаясь. Ты знаешь, - ответила Менестрес. - Они помогут нам и будут сражаться на нашей стороне. Уверяю тебя. Они уже выступили вместе со своими войсками и направляются к столице. Осталось лишь все расставить на свои места и разработать план атаки.

- Думаю, это даже лучше, если все мы нападем с разных сторон, - вступил в разговор Бамбур.

- Согласна. Но для этого нужно узнать обстановку в самом городе.

- Но как? - спросил Влад. - Кто сможет незамеченным пробраться в столицу, во дворец, все узнать и вернуться никем не замеченным?

- Я, - спокойно ответила Менестрес.

- Но это невозможно, - возразил Бамбур. - А если с тобой, моя королева, что-то произойдет?

- Не беспокойся. Не забывай - все это мое королевство. И чтобы узнать, что в нем происходит, мне даже не придется вставать с места. А теперь попрошу всех сохранять тишину, мне нужно сосредоточится.

Менестрес закрыла глаза, а когда открыла - они опять светились. Ее взгляд был направлен в пустоту, а волосы развевал невидимый ветер. Все сидящие в зале сейчас чувствовали ее невероятную силу, и для многих это было ошеломительно.

А королева сейчас видела столицу. Усилием мысли она могла проникнуть в любой ее уголок, услышать все, что говорят ее жители. Когда все закончилось, и ее глаза стали прежними, она холодно сказала:

- Джахуб знает, что мы нападем, и принял меры.

- Что же нам делать? - спросила Веласка. - Ведь он наверняка перекрыл все входы и выходы!

- Пусть так и думает. Чтобы он не разуверился, Эйл и Нерун со своими кланами, как и планировалось, нападут через северные ворота, а Ив с кланом - через южные. Это усыпит бдительность Джахуба. Он направит туда большую часть своих сил, чтобы отразить нападение. Он не знает, что существует еще один подземный ход.

- Еще один? - переспросил Бамбур. Даже он ничего не знал об этом.

- Да. Через источник. Только я могу открыть его.

- Но этот ход приведет нас в пещеру, в которой наверняка будет много стражи, охраняющей выходы других ходов, - возразил Влад.

- Когда наши союзники нападут с двух сторон, то все основные силы будут направлены на отражение их атаки. В пещере останется не так уж много стражников, да и на протяжении всего подземного хода нас никто не заметит. Никто просто не знает об этом подземном ходе, - возразила Менестрес.

- Тогда у нас действительно есть шанс, - сказал Бамбур. Остальные согласились с ним.

- А где находится вход в этот подземный ход? - спросила Веласка.

- Везде. Катакомбы поддерживаются древней магией, она же и открывает вход. Я могу сделать это из любого места катакомб, так как это скорее магический переход, чем каменный коридор, - объяснила Менестрес. - Нам нужно только войти в катакомбы.

К концу следующего дня королева получила известие, что кланы Ива, Эйла и Неруна подошли к городу. Она только этого и ждала. Через несколько минут Менестрес, ее друзья, Веласка и ее клан вошли в катакомбы.

Пройдя несколько сот метров, Менестрес остановилась и, воспользовавшись своей силой, открыла проход. Камень будто расступился перед ней, открыв длинный каменный коридор, испускавший призрачное серебристое свечение. Будто перед ними открылась дверь в другой мир.

Прежде чем войти в него, Менестрес отдала мысленный приказ начать атаку.

* * *

Битва началась. Едва последние лучи солнца исчезли за горизонтом, как началась сеча. Тысячи вампиров напали на город. Но самая главная битва должна была разгореться во дворце.

Три отряда дежурили в пещере. И хоть все ходы были заблокированы, они были поставлены здесь. Джахуб не желал сюрпризов.

В городе бушевала битва, а здесь были тишина и спокойствие. И вдруг эту тишину нарушил булькающий звук. Все вампиры, как один, обернулись к источнику. Он с бульканьем наполнялся кровью, которая вскоре хлынула через край. И вдруг она расступилась, и из колодца появилась женская фигура. Это была Менестрес. В костюме воина, с мечом в руках и в маске в виде черепа. Вся в крови, от чего ее светлые волосы стали красными, и даже кожа приобрела красноватый оттенок.

Прежде чем стража успела опомниться, она напала на них. А за ее спиной один за другим появлялись вампиры клана Веласки, а также она сама, Бамбур, Влад и Лора.

Завязалось сражение. Менестрес сражалась неистово и неутомимо. Ее меч сеял смерть. Стражники были молодыми вампирами не старше двухсот лет, как и вся основная сила Джахуба, они не смогли дать сильный отпор. Вскоре половина клана Веласки во главе с Менестрес, а также с Бамбуром Владом и Лорой прорвались через подземный ход во дворец.

По дороге, даже в пылу битвы, Менестрес не могла не заметить изменения, царящие во дворце. Они не раз натыкались на камеры, в которых томились рабы. Джахуб использовал их как корм для своих вампиров. Никто из законных наследников трона Варламии никогда бы не допустил такого.

Да и в убранстве дворца Джахуб явно старался избавиться от напоминаний о его прошлых хозяевах. Он хотел, чтобы все забыли о том, кто является истинным правителем этой страны.

Менестрес и остальные нашли Джахуба в тронном зале. Когда они ворвались туда, он сидел, небрежно развалившись, на королевском троне, который окружали около двух десятков детей от шести до четырнадцати лет. Но Менестрес знала, чувствовала каждой клеточкой, что все это обман - все они вампиры, не слабее остальных. И это делало картину еще ужаснее. Помимо них в зале было еще больше сотни вампиров-воинов. Увидев вошедших, Джахуб сказал:

- О, я вижу, вам удалось зайти так далеко! - голос его звучал насмешливо, но все же в глубине его глаз было удивление.

Менестрес сдернула с лица маску со словами:

- Грязный убийца! Надеюсь, ты узнаешь меня!

- Ваше Высочество! Я знал, что вы придете! Как жаль, что я не убил тебя тогда! Кстати, это, по-моему, один из твоих друзей.

Повинуясь знаку Джахуба, из его окружения вперед вышел вампир. На его лице играла улыбка, так что видны были клыки.

- Герм! - ахнула Лора.

- Да.

- Как ты мог!

- Джахуб сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться.

- Изменник! - воскликнула Лора.

- Я знала, что ты все расскажешь Джахубу, - холодно сказала Менестрес. - Он всегда предпочитал подлые интриги.

- Молчать!

- Джахуб, пришло твое время ответить за убийство! Я вызываю тебя на бой!

- Что ж, хорошо. Ты могла бы стать моей женой, и тем самым укрепить мои позиции... Но я буду рад убить тебя! Я убью тебя, как убил твоих мать и отца! С твоей смертью все кончится, никто уже не посмеет пройти против меня. Предупреждаю, я стал гораздо сильнее!

С этими словами он встал с трона одним плавным движением и обнажил меч.

Они сошлись. Раздался звон мечей. Схватка была жаркой. Казалось, что сил обоих были равны. Во время схватки оба получили несколько легких ран, которые тут же заживали. Никто не собирался уступать. Вдруг Джахуб выбил меч из рук Менестрес, а затем вытянул правую руку вперед. От нее отделился огненный шар, который ударил ее прямо в грудь, отбросив на несколько метров и на некоторое время охватив всю ее пламенем. В тот же миг Бамбур кинулся к Менестрес, а Джахуб крикнул своим воинам:

- Убейте их! Убейте их всех!!!

Вампиры ринулись в бой. Снова завязалась схватка. В этой битве сражалась и Лора. Она сражалась с Гермом, и это очень удивило его. Он спросил:

- Почему ты сражаешься со мной? Я думал, ты любишь меня!

- Ты предал всех нас! - гневно ответила Лора. - Как ты мог встать на сторону этого мерзавца! Ведь именно по его приказу чуть не уничтожили нашу деревню!

- Он дал мне силу! Ты это даже представить себе не можешь!

- Сила в обмен на рабство! Предатель! Ненавижу тебя!

Лора не собиралась отступать или прощать Герма. Она сражалась против него с той же яростью, с какой сражалась бы с любым другим вампиром Джахуба. Он стал для нее врагом. От былых чувств не осталось и следа.

В этой битве Лора оказалась сильнее. Ей удалось выбить меч из рук Герма, а следующим взмахом она снесла ему голову. Последнее, что отразилось в его глазах, было удивление. Он до самого конца не верил в то, что она способна его убить.

Бамбур склонился над Менестрес. Он думал, что она умерла. Она действительно выглядела неважно. Но все же она открыла глаза, а затем медленно, очень медленно встала. Джахуб, следивший за всем этим, не верил своим глазам. Менестрес горько усмехнулась и сказала:

- Да, ты не зря провел эти годы. Ты воспользовался тайными свитками и научился магии. Но ты не король и никогда не сможешь стать им. Твоя сила - ничто, ребячество, по сравнению с силой истинной королевы!

Менестрес уже стояла в полный рост.

- Я призываю все свое могущество, которым испокон веков владел наш клан! Сила, переданная мне первейшей, освобождаю тебя!

Тут же перед ней возникло странное оружие, более всего напоминавшее косу с загнутым вверх лезвием. Она сжала ее в руках, и в тот же момент у нее за спиной стали расти крылья. Они расправились за ее спиной, разорвав одежду в клочья. Менестрес предстала в истинном образе королевы. Чернокрылый ангел с развевающимися волосами. Обнаженная, сжимающая в руках косу Смерти. Молчаливая Гибель.

- Что за... - начал Джахуб.

- Менестрес, - восхищенно прошептал Бамбур.

- Твои фокусы не помогут тебе! - Джахуб пришел в себя. - Убейте их! Уничтожьте всех!!!

Битва закипела с новой силой. Вампиров Джахуба было в зале боле сотни, а на стороне Менестрес в зале было лишь три десятка. Но Джахуб недооценивал их, как и недооценивал силу Менестрес.

Приняв облик Молчаливой Гибели, она сражалась еще более неистово. Ее оружие без промаха разило вампиров, любая рана, наносимая им, была смертельна. Стражники Джахуба умирали, обращаясь в прах. Менестрес сражалась, не обращая внимания на свою наготу, одетая лишь в капли крови своих жертв. Вот перевес был уже на их стороне. Они побеждали. Когда Менестрес поняла это, но взмахнула крыльями, взлетая в воздух. Она искала Джахуба. Пришло время ее мести, время вершить правосудие.

Он вновь сидел на троне, наблюдая за битвой в своем страшном окружении. Его голову венчала корона. Менестрес подлетела к нему и остановилась возле трона. В то же время дети-вампиры, повинуясь невидимому сигналу, еще плотнее окружили Джахуба, который насмешливо сказал:

- Ну-ну, принцесса! Не станешь же ты убивать их, чтобы добраться до меня? Ведь это дети, они невинны! А ты ведь выбрала путь добра!

- Я - Молчаливая Гибель! Я не Добро или Зло. Я - призрак Смерти. И я вижу истину. Эти дети перестали быть таковыми в тот самый миг, как ты сделал их вампирами!

- Остановите, убейте ее! - приказал Джахуб своему окружению.

В тот же миг выражение невинности слетело с детских лиц. Они обнажили клыки и с шипением набросились на нее. В их глазах была ярость на грани безумия.

Но Менестрес не отступила, ее рука не дрогнула. Она разила их, не допуская в сердце ни капли жалости. Она знала, что даже когда Джахуб утеряет над ними власть, большинство из них останутся сумасшедшими монстрами. Безумие - вот плата за столь раннее посвящение. Исключения в таких случаях были очень редки.

На мгновение, когда очередной маленький вампир падал, сраженный Менестрес, перед тем, как обратиться в прах на его лице появлялась блаженная улыбка. Они были рады долгожданной свободе. Вот, что по-настоящему было ужасно.

Наконец Менестрес добралась до Джахуба. Он снова выхватил меч, собираясь до последнего отстаивать уже не власть, а свою жизнь. Но сейчас его силы по сравнению с ее были ничтожны. Менестрес выбила меч из его рук со словами:

- Как долго я ждала этого! Пришло время платить за свои преступленья!

Джахуб посмотрел в ее глаза и уже не мог отвести взгляда. Он будто падал в бездонную пропасть. Она безжалостно ворвалась в его мозг, сметая все на своем пути. Джахуб почувствовал жуткий ужас, а вслед за этим страшную боль.

Менестрес даже не воспользовалась своим оружием, чтобы убить его. Она голыми руками вырвала его сердце. И в то же время его тело загорелось изнутри и обратилось в пепел под силой ее взгляда.

Джахуб был мертв, и в то же время будто волна прошла по залу, раскрывая окна и выплескиваясь наружу. Это исчезла его власть над вампирами.

Менестрес с отвращением выкинула кровоточащее сердце, которое, едва коснувшись пола, тоже обратилось в прах, и огляделась. В зале почти не осталось вампиров Джахуба. Но с улицы еще доносился шум битвы.

- Мы побеждаем, - сказал Бамбур, который все это время держался поблизости.

- Остановитесь! - сказала Менестрес.

Она произнесла это негромко, но ее слова услышали все, они проникали в саму душу. И все, абсолютно все вампиры замерли.

Менестрес подошла к трону, на котором лежала корона - все, что осталось от Джахуба. Она подняла ее и возложила себе на голову. Затем, провожаемая десятками взглядов, вышла на балкон. Она снова расправила крылья. Сражение остановилось. Все взгляды были обращены на нее, все вампиры, участвовавшие в этой великой битве, сейчас слышали ее слова:

- Сражение окончено! Изменника настигла кара! Прекратите борьбу! Вампиры Джахуба, сложите оружие и вас не тронут! Вы свободны...

Они, все как один, повиновались, а через несколько секунд раздались крики:

- Ура королеве! Да здравствует королева Менестрес!

Менестрес вернулась в тронный зал. Окинув взглядом своих друзей, она улыбнулась им со словами:

- Все кончено! Наконец-то...

В тот же миг коса Смерти выпала из ее рук и исчезла, так и не коснувшись пола. Исчезли и крылья за ее спиной. Менестрес пошатнулась и, обессиленная, упала. Бамбур едва успел подхватить ее. Она была в глубоком обмороке.

Верный телохранитель заботливо завернул ее в свой плащ и поднял на руки.

А в это самое время, в пещере под дворцом источник вновь наполнился кровью.

* * *

Менестрес, наконец, очнулась от долгого небытия. Первое, что она заметила, было то, что она находиться в своей спальне. Той самой, что принадлежала ей, когда она была принцессой. И это вызвало у нее улыбку. На миг ей даже показалось, что не было всех этих лет горя и борьбы. Но это было лишь мимолетное видение.

Повернув голову, она увидела своих друзей. Здесь были все: Бамбур, Лора, Влад и даже Веласка. Все они с беспокойством смотрели на нее. Менестрес слабо улыбнулась им, и это, казалось, вызвало всеобщий вздох облегчения. Бамбур сказал:

- Ну наконец-то. Мы все так испугались за тебя! Ты почти целые сутки была бес сознания.

- Целые сутки? - удивилась Менестрес.

- Да.

- А как битва?

- Все закончено, - ответил Влад. - Они поступили так, как ты им приказала, королева.

Менестрес попыталась сесть, но это удалось ей лишь с помощью Бамбура. Она все еще была очень слаба.

- Я потеряла много сил, - виновато улыбнулась Менестрес. - Эта битва была нелегкой.

- Ты выглядишь очень бледной. Тебе нужно поесть, - заботливо сказал Бамбур.

- Я принесу, - ответила Лора, поняв о чем идет речь.

Она поспешно вышла из спальни. А Влад сказал:

- Ты великолепно сражалась. Это было потрясающе, королева.

- Да, просто невероятно, - подтвердил Бамбур. - То, что удалось тебе, не смог бы сделать никто другой.

- Вы воистину настоящая королева, - добавила Веласка. - Ваша сила бесподобна!

Тут вернулась Лора. В руках она несла золотую чашу, доверху наполненную красной жидкостью. Это была кровь.

Менестрес с благодарностью приняла чашу и, сделав несколько глотков, сказала:

- Я вижу, источник возродился.

- Да, но откуда вы... - удивленно начала Веласка.

- Это было последнее, что я почувствовала перед тем, как потерять сознание.

Менестрес осушила чашу. Теперь она чувствовала себя значительно лучше. Ее бледность практически исчезла. Вдруг, что-то вспомнив, она спросила:

- А что с Гермом?

- Я убила его, - сухо ответила Лора.

- Ты? - в голосе Менестрес слышалось удивление.

- Да. Мне пришлось. Я никогда бы не простила ему его измены. Он предал всех нас.

- Тебе, наверное, было не легко решиться на такое.

- Ничего, я справлюсь.

- А что с остальными вампирами? - спросила Менестрес у Бамбура.

- Они все ждут ваших приказаний.

- Что ж, хорошо. Распорядись, чтобы подготовили тронный зал к приему. Завтра ночью я хочу видеть там всех вампиров в ранге магистра.

- Слушаюсь, Ваше Величество, - улыбнулся Бамбур.

В назначенный час все собрались в тронном зале. Здесь уже не осталось и следа от битвы. Ив, Эйл, Нерун, Веласка - все были здесь. Были и другие магистры, даже представители бывших вампиров Джахуба. В общем, в зале собралось более ста вампиров, и даже кое-кто из людей.

Наконец, двери открылись, и в тронный зал вошла Менестрес в сопровождении Бамбруа, Влада и Лоры. Она была в длинном алом, как кровь, платье, а в ее волосах сияла корона. Пройдя через весь зал, она подошла к трону и села. Бамбур встал за ее спиной, а Влад и Лора по бокам. Тут же раздались крики:

- Да здравствует королева Менестрес! Ура новой королеве Менестрес!

Когда крики утихли, Менестрес сказала:

- Спасибо вам всем. Я знаю, битва была нелегкой. Но теперь все позади. Предатель и убийца убит. И всем нам следует заняться восстановлением нашего королевства. И я, как королева, сделаю все возможное, чтобы вернуть Варламии ее былое величие и могущество.

Эти ее слова были встречены новой волной приветственных криков.

Осталось решить последний вопрос - что делать с вампирами Джахуба и теми, кто поддерживал его. С первыми было проще - они полностью находились во власти вампира и вынуждены были повиноваться. Их Менестрес помиловала. А вот те, кто добровольно перешел на сторону Джахуба, предав свой народ... Королева приказала схватить их, в самое ближайшее время над ними будет устроен суд. Менестрес не могла позволить, чтобы то, что сделал Джахуб, повторилось снова.

Когда совет закончился, все покинули тронный зал. Остались только королева и ее друзья.

Оставшись одна, Менестрес поднялась с трона и снова вышла на балкон. Отсюда открывался вид на весь город. Небо на востоке уже алело. Скоро должно было взойти солнце.

Да, она исполнила свой долг. Джахуб получил кару за свои злодеяния и измену. Она стала королевой, истинной королевой, и теперь ее долг заботиться о своем народе.

Менестрес ждут еще многие испытания. Ее жизнь будет проходить через века, тысячелетия. Она встретит многих замечательных людей. В ее жизни будет радость и горе, любовь и предательство. Но все это сделает ее лишь сильнее. А пока она лишь в начале пути. Но отныне никто не усомниться, что она - королева. Королева Менестрес.

Солнце уже показалось над горизонтом, возвестив о своем приходе первым белоснежным и необычайно ярким лучом света. Свет надежды...


Оценка: 3.89*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"