Чернышова Алиса: другие произведения.

Два ответа на один вопрос. Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это книга о демонах и людях, о мире после войны, о расовой нетерпимости и жестокости, о любви и смерти. В меню девушка, которая ищет ответы на вопросы, паук, который ищет жертву, кактус по имени Марвин, мудрый дракон - как я себе их представляю - и множество разных секретов.

  Начать рассказ стоит с семейного ужина. И это пойдёт на пользу, потому что я милостиво пропущу предшествующие несколько дней, полные ссор, истерик и ультиматумов, от которых сотрясался наш дом. Изредка в эту дивную какофонию звуков вплетался рёв моей племянницы и лай пса; в общем и целом, ситуация не выходила за рамки семейного быта - как я его себе представляю. Но к этому самому вечеру все устаканилось, страсти поулеглись, и мы с сестрой, утомлённые готовкой и эмоционально выжатые до предела разборками, развалились в саду в плетёных креслах. Мэлли на своем розовом стульчике деловито пыталась открутить голову какому-то очередному резиновому мутанту, а Рик, мой свояк, колдовал над мясом.
  - Итак, ты уверена, что не хочешь остаться? - спросила сестра уже без экспресии, спокойно и деловито.
  - Абсолютно, - в тон ей отозвалась я. Камил вздохнула и откинула голову назад.
  - Ладно, ты захотела побыть одна, может, устала нянчиться с Мэлли и тебя уже тошнит от нас с Риком. Но! - тут она сделала паузу, ожидая, когда же я начну возражать и убеждать в обратном. Я не стала - сестра была одним из тех бытовых манипуляторов, что провоцируют эмоциональные всплески и используют их против тебя же. Впрягаться в очередной виток бессмысленных разговоров в тот момент мне хотелось меньше всего.
  Не дождавшись заверений в трепетной любви к её семейке и грязным подгузникам, сестра посмотрела на меня со всей глубиной вселенской обиды. Иммунитет на подобные взгляды у меня развился ещё в подростковом возрасте, потому я ответила кристально чистым взглядом. Вздохнув, она уже без истеричного надрыва продолжила:
  - Я все понимаю, но разреши мне пройтись по знакомым и отыскать тебе другую работу, достойную твоего послужного списка. Ты знаешь, мне понадобится пара дней, не больше!
  И это было правдой. Камил была неподражаемым мастером необязательного общения и признанным генералом колясочных армий. Она была в курсе того, где работает супруг лучшей подруги нашей соседлки, как зовут внучку семейной пары, живущей через три дома, и в чьём дворе в этом году худший газон. При этом, свои знания и связи она умела применять себе на пользу, виртуозно сочетая крайнюю наглость и поразительную проницательность. Задайся Камил такой целью, и, пожалуй, она действительно без труда отыскала бы мне достойное рабочее место за пару дней. Проблема в том, что работу себе я уже нашла, хотя для сестры, признаю, моё решение было некоторым шоком.
  - Мы уже говорили об этом, милая, - сказала я ей максимально мягко, - Я не изменю решения.
  Камил вздохнула и налила себе вина. В её зеленоватых глазах отразилось нечто щемяще-настоящее, а манерная истеричность окончательно уступила место серьёзности и сосредоточенности.
  - Я волнуюсь, Аиша. Мне не нравится просто молча смотреть, как ты из-за прихоти рушишь свою жизнь. Ты так долго, упорно добивалась карьерного роста, помогала нам с Риком отстраивать этот дом, стремилась к большему и тратила на это все силы. И что теперь? Ты хочешь все это перечеркнуть, поставить крест на своей карьере и устроится в место, полное нечисти, к которой приличной человеческой девушке и приближаться не следует. Это из-за смерти твоего отца, да? Именно после того ты... изменилась.
  Я отвернулась и потянулась за вином. Отвечать не хотелось.
  - Сестра, поговори со мной, - просто попросила Камил, и её ласка ранила больше, чем все истерики до того.
  Я любила её, все Боги мне свидетели, и знала, что мое чувство взаимно. У нас были разные отцы, темпераменты и взгляды на мир, но Камил вырастила меня, приютила и заботилась - в голодное, страшное послевоенное время, когда наша страна больше напоминала постапокалиптическую картинку, дом был наполовину разрушен взрывом, а родители мертвы.
  Я любила свою сестру, и потому мне было очень больно смотреть в её глаза, полные истинной тревоги и мольбы. Мне не хотелось её ранить, но правда в том, что иногда нам приходится причинять боль другим, чтобы быть собой и вырваться из замкнутого круга.
  - Мне это нужно, Ками, - ответила я просто, - Я хочу знать, кто я.
  В её глазах что-то мелькнуло, темное и понимающее. Мне стало не по себе: что бы сестра ни собиралась сказать, мне определенно не хотелось этого слышать.
  Муж Камил был, на мой взгляд, одним из лучших людей с массой явных и скрытых достоинств, но главным его преимуществом было неизменное и незыблемое чувство такта. Перехватив мой умоляющий взгляд, мужчина легко подхватил малышку Мэлани и передал её матери, проворковав:
  - Девочки, хватит на сегодня серьёзных разговоров. Мясо готово, все к столу!
  Ками тут же радостно защебетала и поспешила к деревянной беседке. Я задержалась и, перехватив взгляд серых глаз Рика, одними губами прошептала: *Спасибо*. Мужчина наметил подбородком кивок.
  
  Мне удалось сбежать из дома до того, как сестра успела возобновить вопросы. Рик, проводивший меня до ворот, серьёзно проговорил:
  - Я рад, что ты решила найти свой путь в жизни. Но ты для меня, как младшая сестра, и, в общем... Если нужна будет помощь - зови в любое время, хорошо?
  Я улыбнулась в ответ и соврала:
  - Хорошо.
  
  Остановка была в двух шагах, и почти сразу радостно-желтый фырчащий бус подхватил меня, увозя прочь из Зелёного района. За окном замелькали аккуратные домики и дворики, Парк Свободы и водохранилище, на зелёных берегах которого раскинулись современные респектабельные виллы. Несмотря на внеурочный час, людей заходило все больше. Я прижалась лбом к стеклу и бездумно наблюдала, как медленно менялся пейзаж по мере того, как мы удалялись от крупнейшего спального района Килиста. Частные домики с двориками уступили место серым многоэтажным комплексам, а потом - блестящим хромированным шпилям небоскребов Корпоративной Зоны.
  Это была сердце города, его мотор, в который стекались отовсюду директора, секретарши, менеджеры, дизайнеры, охрана, обслуживающий персонал, разнорабочие - шестеренки в работе громадного механизма, именуемого Корпорацией. Я любила эти улицы, пахнущие као и фастфудом, утопающие в вечных пробках даже несмотря на воздушное метро, соединяющее прячущиеся в облаках стрелы Башен-Сестер.
  Ежесекундно притормаживая, наш бус уверенно продирался сквозь пробки. Пассажиры ручейком устремились на выход, оставляя салон полупустым - почти все жители Зелёного Района работали на Корпорации. Я тоже некогда выходила на этой остановке и пила као в ближайшем ресторанчике, морально готовясь к рабочему дню. И было очень странно остаться сидеть на месте и просто смотреть, как другие, суетливо поглядывая на кристаллы связи, повторяют этот маршрут... Я прикрыла глаза, отрешаясь от окружающего мира. Вскоре колёса застучали по брусчатке старых улиц.
  - Конечная остановка, граница Серой Зоны, - прошелестел техномагический голос, вырывая из полудрёмы.
  Я миновала крытое здание вокзала, бросив мельком взгляд на обломок Разделяющей Стены с мемориальной табличкой, и оказалась в переплетении тесных, спутанных улочек. Дома тут были в большинстве своем старыми, балконы нависали над головой. Эти районы, граничащие с територией бывшей Резервации, были населены не самыми состоятельными людьми: мало кто хотел жить рядом с нечистью, несмотря на все попытки правительства преломить эту ситуацию.
  Между тем, мне навстречу все чаще попадались нелюди, улицы вновь слегка расширились, в воздухе повис аромат экзотических благовоний и незнакомой еды. Мелькали вывески. Вот уже алые, покрытые замысловатыми письменами символы шииу сменились на пастельные тона и небрежную простоту линий, свойственные ящероподобным ка-и, а потом - на сияющие стеклом и хромом кварталы демонов. Тут преобладали разного пошиба развлекательные заведения, в которых представители этой расы неизменно знали толк. Вычурные уличные кафе соседствовали с полуподвальными барами и клубами, а строгие арки дорогих ресторанов - с полуголыми статуями, украшавшими вход в элитный бордель. Солнце только слегка склонилось к горизонту, но уже было заметно, как стекаются в этот квартал гуляки всех мастей, любители пощекотать себе нервы или просто искатели приключений. Играла музыка, то тут, то там раздавался смех. В крови невольно стало просыпаться что-то горячее и почти шальное, хотелось забыть о своей цели и остаться здесь, на одну ночь потерявшись в круговерти огней, хорошенько развлечься, не думая о последствиях.
  В свое оправдание должна сказать, что не у меня одной появлялись здесь подобные мысли. Поговаривали, что этот эффект - дело рук одного могущественного инкуба, который некими неведомыми доселе мистическими манипуляциями заставил сам воздух этих улиц пробуждать в чистых и невинных людях низменные пороки. К этой версии я всегда относилась крайне скептически, закономерно полагая, что сама атмосфера шика, эротики, презрения к морали, витавшая вокруг, пробуждала в людях глубоко спрятанные, но отнюдь не чуждые их природе порывы и желания. Все демоны были хищниками, и большинство из них питались человеческими эмоциями разного толка, однако, речь шла исключительно об искренних душевных порывах, потому зачаровывать свои кварталы чем-то серьёзным им было откровенно невыгодно. Просто людям, как это водится, всегда было проще обвинить в собственных нелицеприятных поступках другого, чтобы было на кого указать потом пальцем с безопасного расстояния, экзальтировано крикнув: "Это он! Он попутал!". В целом, практически все межрасовые войны в различных их проявлениях начинались с этого - и уже в процессе случайно выяснялось, что у *попутавшего* есть что забрать, в качестве компенсации, так сказать. Земли, деньги, сферы влияния... истинные мотивы никогда не отличались ни идейной возвышенностью, ни особым разнообразием. Мы на редкость примитивны в своих желаниях - и люди, и нелюди, только признаваться в этом не любим.
  Усмехнувшись своим мыслям, я приказала себе не глазеть слишком явно на красивого черноволосого демона в деловом костюме, курившего у дорогого авто, и повернула в Парк Равенства, где уже мельтешили пёстрые стайки подростков. Вполне предсказуемо, эта братия обожала Серую Зону и собиралась здесь толпами, несмотря ни на какие запреты со стороны *благонадёжных* родителей. Как водится, в этом возрасте и люди, и нелюди равно шли на любые глупости, дабы доказать свою неимоверную крутость и укрепить свой статус среди себе же подобных шалопаев. Они собирались в группы по интересам, придумывали собственную культуру и вычурно наряжались. При этом, каждая босоногая группировка лезла из кожи вон, пытаясь доказать остальным, что их музыка лучше, идеология правильней, и только они знают, как стоит красить волосы и как одеваться. Это было бы даже смешно, если бы не приводило порой к печальным и горьким последствиям.
   Миновав фонтан, изображающий не то неведомых космических уродов, не то все же слившихся в объятии влюбленных, я оказалась возле неуклюжего большого здания, которое на неопределенное время должно было стать для меня домом. Говоря откровенно, проходя сквозь распахнутые ворота, я испытала некое глубинное желание передумать, отказаться от сумасбродной, с какой стороны ни глянь, идеи. Каюсь, только понимание того, что в этом случае придётся вернуться к сестре и повторно с ней объясниться, удерживало меня от позорного бегства.
  Между тем, массивная громада Цетра Взаимопомощи нависла надо мной во всем своем неуклюжем величии, и я нервно улыбнулась надписи: "Входите, здесь все равны. Мы на Вашей стороне!". Глубоко вдохнув, я воспользовалась предложением и... вошла.
  ***
  Холл, отдавая дань казёным традициям, был в меру строгим, в меру громадным и в меру унылым. Пройдя положенный при входе досмотр и заверив парочку хмурых плечистых молодых людей, вооруженных до зубов, что запрещённых веществ с собой не имею и вообще пришла на работу, я, повинуясь их указаниям, миновала улыбчивую секретаршу и нырнула в правый коридор. Оный быстро привёл меня к служебным лифтам и их стражу, вальяжно развалившемуся за очередным секретарским столом.
  Признаться, на пару мгновений я даже невежливо замерла, рассматривая его блестящую оранжевую чешую и громадные янтарные глаза с вертикальным зрачком.
  Не то чтобы я не читала об особенностях ка-и, но видеть вживую пока не доводилось - все же, чистокровных представителей этой расы в Килисте после войны оставалось исчезающе мало, и большинство из них были весьма богаты и просто так не попадались никому на глаза. Разумеется, ещё пару десятков лет назад все было не так, и почти все крупные предприятия в городе принадлежали ка-и, которых было проще простого встретить на улицах. Но, как водится, война все изменила. Именно за геноцид этих антропоморфных существ Военачальник взялся в свое время в первую очередь, объявив предприимчивых ящеров подлежащими истреблению уродами, а людей, связавшихся с ними - скотоложцами, нарушающими чистоту расы. Полукровок от таких союзов частично истребляли, частично сгоняли в резервации. Что забавно, сами ка-и, существа весьма спокойные и рассудительные, до последнего не верили в такой поворот, за что и поплатились.
  - Нравлюсь? - лениво уточнил ящер, которому, очевидно, надоело моё пристальное и откровенно невежливое внимание.
  - Ещё бы, - усмехнулась я в ответ, - Вы прекрасны.
  Он осклил игольчатые зубы, отчего лицо окончательно утратило сходство с человеческим. Мне невольно подумалось, что люди, вступающие в отношения с этими красавчиками, редкостные оригиналы. Геноцида они не заслужили, конечно, но вот предварительного осмотра у психоаналитика - вполне, вполне...
  - Меня зовут Аиша Талли, - проговорила я вежливо, - Мне назначена встреча с госпожой Олив Бэлл.
  - Ага, - задумчиво кивнул ящер, - Значит, ты - новая помощница Синекожего Джо?
  - По крайней мере, я на это надеюсь, - я старательно улыбалась, силясь загладить неприятное впечатление, которое могло остаться у ка-и после моих разглядываний.
  - Это вопрос решённый, - заметил он, гипнотизируя нечто неведомое на стене. Вообще, за время нашего разговора он так и не пошевелил ничем, кроме лицевых мышц, отчего становилось слегка не по себе. Не зная, что ответить на такое утверждение, я уже открыла рот, дабы спросить, как добраться до госпожи Олив, когда мой визави вдруг отмер и сообщил:
  - Я - Дик, а это - Марвин.
  Я задумчиво полюбовалась на Марвина, круглый кактус, одиноко возвышавшийся на столе ка-и, но на всякий случай вежливо сообщила обоим:
  - Очень приятно.
  Ящер снова улыбнулся, на этот раз, правда, почти не обнажая клыков, и сообщил:
  - Ты мне нравишься. Надеюсь, ты не умрёшь.
  - Тут уж как получится, - усмехнулась я, - Но в ближайшее время подобное не входит в мои планы.
  Дик довольно зашипел и неожиданно лизнул воздух нереально длинным, раздвоенным на кончике языком. Мне невольно подумалось, что я начинаю понимать тех самых оригиналов-зоофилов... впрочем, мыслишка-предательница была шустро изловлена и водворена на самое дно сознания, где ей, собственно, было самое место.
  - Я тебя запомнил, - сообщил ка-и меж тем, - Проходи к третьему лифту, тебе на пятнадцатый этаж, в кабинет номер сорок.
  - Спасибо, - кивнула я и ходко двинулась в указанном направлении.
  
  Двери лифта плавно разъехались в стороны, явив моему взору ярко освещённую галерею. По правую руку стена была сплошь стеклянной, открывая шикарный вид на вечерний Килист. Слева располагались двери кабинетов и фотографии различных исторических событий в простых чёрно-белых рамках. Разыскивая неуловимый сороковый номер, я мимоходом отмечала мелькающие мимо изображения. Вот парад в честь победы Объединённой Коалиции, вот подписание Соглашения о равенстве, вот весьма неуверенно обнимаются дети разных рас, натужно улыбаясь в объектив, вот Джо Лойс, герой минувшей войны, закладывает фундамент Центра, вот освобожденные жители резерваций с кувалдой в руках разрушают Разделяющую Стену, больше напоминающую на этом фото шипастого монстра...
  Кабинет номер сорок отыскался практически в самом конце коридора. Высокая дверь морёного дерева, позолоченная ручка - хозяйка кабинета явственно подчёркивала свой статус. Не будь моя прошлая работа сопряжена с разного уровня деловыми встречами, я бы, пожалуй, могла растеряться и стушеваться. А так увиденное скорее настроило на рабочий лад, чем заставило впечатлиться. Осторожно постучав, я дождалась приглашения, высказанного высоким мелодичным голосом, и вошла.
  В кабинете преобладало сочетание качественного дерева и бежевой кожи, что создавало ощущение и строгости, и некоторого уюта. Разбавляли монотонность цветовой гаммы мазки алого, распределённые по комнате в кажущемся беспорядке, над которым, несомненно, дизайнер трудился не один час. Обстановку нельзя было назвать шикарной, но претензия на вкус присутствовала. К тому же, чувствовалось, что комната идеально подогнана под вполне определённого человека - настолько непринужденно хозяйка вписывалась в окружающий её интерьер.
   Была она невысокой женщиной лет сорока, сохранившей, несмотря на врожденную широкую кость, гармоничную и несомненно привлекательную фигуру в форме песочных часов. Затянуто это великолепие было в строгое стильное платье цвета морской волны, идеально дополненное жемчужной лентой на шее и белоснежными туфлями-лодочками. Волосы Олив, ровно остриженные чуть выше плеч, были светло-каштановыми, а широкое лицо украшал умелый макияж. Словом, пока что про эту женщину можно было сказать только то, что она любит себя и свой статус. Не самая дурная характеристика, и все же отчего-то у меня прошёлся холодок по загривку, стоило только встретиться взглядом с этими водянисто-голубыми, чуть выпуклыми глазами. Что-то внутри меня, сродни дремучему инстинкту, говорило: она может быть опасна. Впрочем, я тут же одёрнула себя. Ясно же, что определённых высот представительнице нашего пола не достичь, не откусив попутно пару голов и не пробежавшись по чужим спинам. А уж управлять делами такой организации, как этот Центр, обладательница мягкого весёлого нрава не смогла бы априори.
  - Здравствуйте, Аиша, - проговорила Олив приветливо, и её звонкий, высокий голос, как мне показалось, эхом отразился от стен, - Я рада, наконец, увидеться с Вами лично. Присаживайтесь, не стойте!
  - Спасибо большое, - вернула я гостеприимной хозяйке вежливую улыбку, устраиваясь в мягком кресле возле невысокого столика. Женщина присела напротив, деловито скрестив ноги, и принялась рассматривать меня. Я спокойно выдержала её взгляд, сохранив на лице соответствующий случаю условно радостный оскал: уж чему-чему, а таким играм моё прошлое обучило меня в совершенстве.
  - Рада, что Вы пришли, - нарушила молчание моя собеседница, - Признаться, я опасалась, что Вы передумаете.
  - Можно на "ты", - внесла я встречное предложение, - Для меня будет честью работать в Центре.
  Олив переплела пальцы и умостила на них подбородок.
  - Аиша, я не хочу недоразумений. Разумеется, я буду рада взять на работу чистокровного человека с послужным списком вроде твоего - можно сказать, на моей улице праздник. Мне не с руки тебя сразу пугать, - она послала мне лёгкую улыбку, словно стремясь разрядить обстановку, - Но предупредить о некоторых моментах я обязана. Скажем так: после того, как в твоем послужном списке появится информация о работе в Центре, многие потенциальные работодатели Корпоративной Зоны будут для тебя потеряны. Это печально и несправедливо, но фактам нужно смотреть в лицо.
  - Я понимаю Вас, Олив, - ответила я честно, - Меня это не пугает.
  - Даже так... - она прищурилась, - Хорошо. В своем резюме ты указала, что хочешь занять эту должность. Удовлетвори мое любопытство: почему?
  Я сделала вид, что задумалась, и выдержала положенную паузу.
  - Мне сложно объяснить свой порыв. Скажем, я хочу участвовать в чем-то настоящем, помогать разумным, а не перебирать бумажки и украшать прихожую.
  Олив внимательно посмотрела на меня и принялась выстукивать пальцами по столу. В какой-то момент мне пришлось отвести взгляд, потому что не вовремя разбушевавшееся воображение вдруг заменило холёные женские пальчики острыми, как бритвы, серыми когтями.
  - Что же, - сказала она, и по губам её пробежала кривая усмешка, - Помогая другим, мы в первую очередь пытаемся заполнить пустоту внутри, верно? Мне кажется, мы похожи с тобой, Аиша. В любом случае, я рада приветствовать тебя среди сотрудников Центра Равенства и Взаимопомощи. Завтра тебя полноценно введут в курс дела, я же просто дам тебе несколько советов. Для начала, расскажи мне, что ты знаешь о Джо Лойсе?
  Вопрос обескураживал, я даже задумалась на пару мгновений, пытаясь понять, как правильно себя повести при таком раскладе. В первый день на работе перессказывать сплетни о работодателе?
  - Мы с ним ещё не знакомы, - в итоге выдала я, - Потому я не знаю о нём ничего, кроме общеизвестных фактов.
  - Понимаю, - кивнула Олив, - Но все же поделись тем, что тебе известно.
  Упорство женщины ставило меня в неловкое положение: господин Лойс был фигурой неоднозначной, и перессказывать его биографию, исподволь выдавая и свою осведомлённость, и отношение к данной теме в целом, мне не хотелось. Потому я решила ограничиться ничего не значащими, но ёмкими фразами:
  - Господин Лойс - герой войны, бежал из Резервации, возглавил Сопротивление, спас в свое время больше тысячи детей разных рас. Основатель Центра. Больше, к сожалению, я не знаю ничего.
   - Что же, по сути верно, - кивнула моя собеседница, - Все окружающие видят в Джо героя, некий символ Сопротивления, великого гуманиста. Тебе же предстоит работать с ним каждый день и узнать его с менее приглядной стороны. Наш Джо - и упасите тебя боги назвать его господином Лойсом! - человек категоричный, прямой и простой, как лопата, эпизодически склонный к пьянству и весьма небрежный в делах. Как ты понимаешь, при таком раскладе на плечи помощницы ложится очень многое.
  Я сдержанно кивнула. Чрезмерная откровенность собеседницы наводила на весьма неприятные мысли. Впрочем, подтверждение им я получила практически сразу:
  - В мои обязанности входит составление отчётов для спонсирующей нас Корпорации Брендт, общение с прессой и урегулирование всех вопросов, связанных с репутацией Центра. При таком раскладе, как ты сама, думаю, понимаешь, мне нужно, чтобы рядом с героическим Джо Лойсом был серьёзный, разумный человек, которому я могу полностью доверять. Я надеюсь, что на этом поприще мы с тобой сработаемся.
  - Разумеется, - лицо моё уже болело от старательно удерживаемой улыбки, а мысли метались в дичайшем беспорядке. Было немного смешно: какая я, оказывается, наивная, размечталась о спокойной работе без подноготных интриг. Но куда же тебе без этого, Аиша?
   Вообще-то, хотелось встать, послать собеседницу по вполне определённому анатомическому адресу и уйти, чтобы не ввязываться опять в разборки начальства и не шпионить за одним для другого. Но тогда все мои планы пошли бы насмарку, и отступить, когда столько пройдено... Олив меж тем вдохновенно рассказывала о нашем грядущем чудесном сотрудничестве:
  - ...я - психоаналитик и теперь, после гибели Викки, Джо обязал меня и ещё нескольких специалистов подобного профиля курировать всех сотрудников. Ты попадаешь под мою опеку, потому мы с тобой будем встречаться здесь каждую неделю для приватной беседы.
  - Я поняла Вас, - отозвалась я, внутренне смиряясь с неизбежным. Интриги - так интриги, придётся вникнуть в происходящее здесь и решить, на чьей я стороне. До той же поры буду считать себя членом команды Олив. Но в процессе её монолога у меня появился ещё один вопрос, котрый следовало прояснить.
  - А кто такая Викки, которую Вы упоминаете?
  - Твоя предшественница, - пояснила женщина со вздохом.
   В голове с какой-то неизъяснимо ехидной интонацией прошелестел голос ящера Дика: "Надеюсь, ты не умрешь".
  - Произошёл несчастный случай?
  - Нет, девушка покончила с собой.
  - Джо настолько страшен? - уточнила я, силясь разрядить обстановку. Олив слегка улыбнулась.
  - Нет, как я понимаю, бедняжка страдала от неразделённой любви.
   Признаться, я едва не превратилась в гигантский вопросительный знак, настолько меня обескуражил ответ. Все же, относительно взрослая и самодостаточная женщина может убить себя по такой причине только в том случае, если она изначально очень нездорова психически. Сложно было вообразить, что никто из наводнивших Центр мозгоправов не заметил, что у этой Викки настолько неладно с головой. С другой стороны, так порой бывает: чем ближе проблема, тем сложнее её рассмотреть.
  - Это печально, - я выдавила из себя первую пришедшую в голову банальность, решив покончить пока с этой темой и расспросить кого-то из коллег. Олив, однако, решила снова продемонстрировать своё ко мне доверие.
  - Это было кошмаром, - сообщила женщина дрогнувшим голосом, - И неожиданностью для всех нас. Джо даже настаивал, чтобы Артура уволили, и я его в этом поддержала, но попечительский совет неумолим. Я сама, хоть и редко общалась с Викки, чувствую вину... Все же, девочка была суккубом, а для демонов такого рода свойственна... скажем так, повышенная эмоциональность. Мне стоило обратить внимание на её увлечение и перемены в поведении, но навалилось столько работы - и я это упустила.
  Я мысленно присвистнула - неведомый Артур, сумевший отказать суккубу, внушал невольное любопытство. Но вслух сказала, разумеется, другое:
  - Вашей вины тут нет, Олив. Иногда их невозможно остановить.
  Она печально кивнула и внимательно посмотрела мне в глаза.
  - Ты знаешь, о чём говоришь, верно? Я читала твое личное дело. Трагедия с твоими родителями... мне жаль.
  - Мне тоже, - отозвалась я сухо.
  Олив подбадривающе сжала мою руку и тихо проговорила:
  - Мы очень похожи, Аиша. Я буду рада поработать с тобой. Возьми пропуск и спускайся к Дику. Через три дня - жду у себя в кабинете!
  - Спасибо! - я забрала у женщины кулон-пропуск и направилась было к выходу, но уже у двери обернулась, как бы вспомнив:
  - Забыла у Вас спросить! Касаемо других рас, тех же суккубов. Если честно, то я из рук вон плохо разбираюсь в вопросе. Нет ли здесь чего-то вроде библиотеки, где можно было бы почитать об особенностях тех, с кем предстоит работать? Не хотелось бы наделать глупостей из-за своего невежества.
  Она наклонила лицо набок и очаровательно улыбнулась:
  - Есть архив, там можно отыскать практически всю информацию по интересующим тебя вопросам. Конечно, формально тебе положены пока что только устные ознакомительные курсы, ведь ты работаешь недавно... Но знаешь, с учетом нашего с тобой будущего плодотворного сотрудничества, думаю, что смогу обойти это правило. Я подготовлю соответствующее разрешение к нашей следующей встрече, ладно?
  - Буду Вам очень благодарна! - просияла я.
  Радостная улыбка, приклеившаяся к губам, застыла и медленно сползла с лица, когда дверь за мной захлопнулась. Я облегченно выдохнула и покачала головой. Олив была умной, хитрой и влиятельной сучкой; у нас были шансы сработаться.
  
  - Ты ей понравилась. Но это она зря, - заметил Дик, разглядывая пропуск. Подмывало спросить, с чего он сделал такие выводы, но выматывающих диалогов с меня в тот день было более чем достаточно.
  - Олив сказала, что Вы введёте меня в курс дела.
  - Мы - это я и Марвин? Ты извини, но он молчаливый.
  С этими словами ящер нежно погладил кактус. Мне захотелось ему поапплодировать, серьёзно.
  - Думаю, она имела в виду тебя, - поправилась я. Дик удовлетворенно кивнул и залип. Я терпеливо ждала. Наконец, ящер изволил сообщить:
  - Я тут вроде управляющего. Эти странные люди хотят поселить нас с Марвином в каком-то там кабинете. Но я сижу здесь: хорошо и сразу всех видно. Найти не сложно, если правда кому-то нужен. А тебя определят в приёмной Джо. Сочувствую всем сердцем, работать там - каторга. Но ты сама пришла, так? Вот и мучайся.
  - Договорились, - кивнула я, - Буду. Прямо сейчас я бы с удовольствием помучилась, лёжа в кровати. Не подскажешь, где я буду ночевать?
  - Да, мне сказали о твоих проблемах с жильём, - он зевнул, продемонстрировав игольчатые зубы и громадную пасть во всей красе, - Сестра выгнала из дома?
  - Вроде того, - обтекаемо ответила я.
  - Ага, - кивнул Дик, встав и небрежным знаком приказав следовать за собой, - Так твой персонаж - Бедная Сиротка, обиженная Злой Мачехой?
  - Мой персонаж?
  - Ну, ты же в сказке.
  Я задумчиво осмотрела грязно-желтые, местами облупившиеся стены узкого коридора, по которому мы на тот момент передвигались.
  - Как-то непохоже.
  - Ну почему? - если судить по тону, Дик удивился вполне искренне, - Ты изменила место жизни, работу и статус. Считай, попала в другой мир. Теперь ты в сказке, среди волшебных существ и незнакомых персонажей. Осталось подружиться с Мудрым Драконом, победить Злобного Злодея, поддержать Храброго Рыцаря, отыскать Клад и спасти Прекрасную Принцессу. Ну, или влюбиться в Принца, который тебя спасет. Или самой спасти его. Или влюбиться в Принцессу - вопрос вкуса. А знаешь, что самое сложное?
  - Что?
  - Разобраться, кто есть кто в твоей сказке. Мы пришли, кстати.
  Я ошеломлённо уставилась на ящера, почувствовав себя круглой идиоткой. Я не могла понять, то ли он сказал это все просто в качестве шутки, то ли надо мной только что тонко поиздевались, дали совет и предостерегли одновременно.
  - Мы в реабилитационном крыле. Этот лифт - служебный. На нем можно доехать на этажи с девятого по пятнадцатый, там живут все наши и останавливаются гости, - вещал как ни в чем ни бывало ка-и, - С третьего по девятый - убежище для пострадавших от семейного насилия. Не советую туда соваться, там вечно полно народу. Твоя комната тринадцатая, на девятом этаже, вещи уже перенесли. Откроешь кулоном-пропуском, техномагия встроена. Завтра в четверти пятой декады будь возле моего стола, проведу к Джо. Да, и ещё. Там в углу коробки с вещами Викки. Хочешь - выброси, хочешь - подожди, авось кто заберёт.
  Я нахмурилась.
  - Её семью известили?
  - Так она тоже Сиротка, - хмыкнул Дик, - Некого извещать, так что решай сама. Хорошей ночи!
  Я долго смотрела вслед удаляющемуся ящеру, пытаясь понять, как к нему относиться. Вот так, сходу составить мнение о Дике у меня не получалось. Но правдиво было одно: этот разумный опровергал все стереотипы, связанные с его консервативными, предприимчивыми, великолепно образованными сородичами. Предсказуемо, что большинство из них находили себя в бизнесе или науке. Но работающий завхозом и общающийся с кактусом чистокровный ка-и - это было чудо почище пришествия Отца Крылатых.
  С другой стороны... Мне подумалось, что парень мог родиться в Килисте во время войны и каким-то чудесным образом её пережить. Это объяснило бы все его чудачества разом.
  
  Как и следовало ожидать, комната была ужасна - по крайней мере, по сравнению с уютными аппартаментами в городе, которые я ранее арендовала, или комнаткой под крышей нашего семейного дома, из которого, по легенде, Камил меня вероломно изгнала. Я невольно улыбнулась, представив, как сестра зверски избивала бы меня кухонным полотенцем, истерила и бурно рыдала, узнай она о моей небольшой лжи. Впрочем, увидев эту крошечную серую комнатушку с ванной комнатой, отгороженой шторой, и железной кроватью, Камил сначала запретила бы мне здесь появляться под страхом многомесячной Молчаливой Осады, а после на полном серьёзе отправилась бы скандалить с моим начальством на предмет издевательств над подчиненными. Ей всегда было в целом плевать на то, что мы обе уже взрослые, для неё я всегда оставалась диковатой малышкой Аи, которую нужно опекать.
   Мой чемодан в серо-розовую клетку, ещё утром отправленный сюда службой доставки, чуждо смотрелся на фоне неуютного помещения. Я распаковала одежду и сменила, наконец, в меру строгое коралловое платье на стертую до состояния полупрозрачности тунику из тончайших волокон иши. На чёрные коробки, сиротливой пирамидой сложенные в углу, я старалась по возможности не смотреть.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"