Алишкевич Ольга Ивановна: другие произведения.

По пути Тени (черновик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.74*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:



    За краем вечности, беспечности, конечности пурги -
    когда не с нами были сны, когда мы не смыкали глаз.
    Мы не проснемся, не вернемся ни друг к другу, ни к другим,
    с обратной стороны зеркального стекла.

    За краем ясных, и ненастных, и напрасных зимних дней,
    когда без звука рвется синь, когда и ночь без сна бела.
    Мы не вернемся ни друг к другу, ни к себе
    с обратной стороны зеркального стекла.

    гр."Мельница" "Прощай"


Ищу бету. Буду рада любой помощи в исправлении орфографических, грамматических, пунктуационных ошибок. Также, не откажусь от помощи касательно оружия, автомобилей, ибо сама в этом не разбираюсь, и вынуждена выискивать информацию в сети наугад

   ========== 1 ==========
  
  Привычка открывать глаза за пять минут до сигнала будильника. Лежать на спине и смотреть в потолок. Лежать и смотреть. На потолке ничего не изменилось с того момента, когда я заснула: тот же серый цвет, те же темные трещины. От старости. Это старая гостиница, одна из самых дешевых в городе. Я здесь второй день и это второе пробуждение ничем не отличается от предыдущих двух. Жесткая кровать, серый потолок. И я лежала на спине, укрытая до подмышек, положив руки вдоль тела поверх одеяла, смотрела на этот серый грязный потолок в ожидании, когда раздастся писк, сигналящий о том, что пора проснуться.
  
  Будильник успел выдать только одну визгливую ноту. Сбросила сигнал не глядя. В дешевых гостиницах будильник всегда находится в одном и том же месте: в изголовье. А я достаточно времени провела, ночуя по таким местам. Привычка. Как и все остальное. Действия, доведенные до автоматизма. Душ, одежда, еда. А между вторым и третьим несколько минут у зеркала. За время сна волосы не растрепались, но все та же привычка заставляет приводить их в порядок. Пока водила расческой по гладким прядям, бездумно смотрела на свое отражение. Видеть его случается редко: один-два раза в сутки, но этого вполне достаточно чтобы знать главное: все как обычно, ничего не изменилось. Глаза такие же серые, кожа бледная, волосы седые. Нет никаких признаков разрушения организма. Значит, время еще есть.
  
  На часах без четверти семь. Поздний вечер. Я проспала ровно десять часов. Есть время перекусить, еще раз посмотреть карту, еще раз подумать над планом действий. Сомнений не было, была привычка. Ничего больше. За годы работы у меня выработалась привычка быть осторожной. Эта привычка пропитала меня насквозь, въелась под кожу, течет по венам вместе с кровью. Быть осторожной, тщательно просчитывать каждый шаг. Налила кофе, откусила от бутерброда, который еще утром предусмотрительно положила в холодильник. План особняка я знала наизусть. Каждую комнату, каждый поворот, расположение камер видеонаблюдения. Но привычка заставляла смотреть на лежащую передо мной карту, про себя повторяя план действий. Привычка. Не больше.
  
  Семь. Часы на площади отсчитали нужное количество ударов. За окном давно темно. В этой части Материка осенние вечера всегда темные и холодные, а дни мрачные, подернутые туманом. Трад - небольшой город. А я не люблю маленькие города. Обычно здесь более расторопные полицейские. Наверное, потому, что в небольших городах люди чаще приходятся друг другу какими-нибудь родственниками или знакомыми, и в полиции служат те, кому по-настоящему не наплевать на то, что творится на ввереной им территории. Ведь среди пострадавших от рук преступников могут оказаться их жены и дети. Когда мне приходилось выполнять задания в городах побольше, то, как правило, удавалось ускользнуть за стены прежде, чем полиция вообще узнавала о преступлении. Сейчас, впрочем, случай особенный. И если что-то пойдет не так, преследовать меня будут не городские полицейские. Может быть, именно поэтому я в очередной раз пересматривала карту. Просто, чтобы избежать нежелательных моментов. Мне не нужны неприятности.
  
  Полчаса проходят спокойно. Одевшись, перебросив через плечо сумку, я покинула номер гостиницы - на этот раз безвозвратно. Получив обратно ключ, администратор спокойно пожелал мне счастливого пути и пригласил наведаться сюда еще раз. Я сомневалась, что подобное может случиться. Разве что, по работе.
  
  Пока я спала, прошел дождь. Воздух стал тяжелым, влажным, и мне это совершенно не нравилось. Когда в воздухе много влаги, дыхание затрудняется. Это не приносит особого дискомфорта людям, они вообще не обращают на подобное внимания. Я же всегда ощущала, как вместе с воздухом в мои легкие проникают микроскопические капли влаги. Дыхание сбивается помимо воли, тренированный организм отрицательно реагирует на попытку как-то на него повлиять. Я вынуждена была остановиться у двери гостиницы, дав дыханию и сердцебиению время, чтобы прийти в норму. А между тем, такими же незаметными глазу каплями стремительно покрывались куртка, волосы, лицо. Слишком много воды. Это плохо.
  
  Арендованный мотоцикл ждал на стоянке. Завтра выйдет срок проката, и мне необходимо будет вернуть машину владельцу. Вполне добродушный человек с дружелюбной улыбкой. В некотором роде неприятно, что я не верну мотоцикл в срок. Ничего особенного, я просто собиралась украсть его и попользоваться еще некоторое время. Пограничникам, как правило, плевать, на чем приезжают и уезжают визитеры города. Разве что на стену будет дана команда задержать кого-то определенного. Добродушный хозяин предоставленного мне транспорта точно не успеет сообщить о краже раньше, чем я окажусь за пределами Трада. Мотоцикл найдут в паре сотен километров от стен города. И хотя я сильно сомневалась, что машина вернется владельцу, все же думала о том, что приложу усилия, чтобы не испортить вещь. Мне был приятен ее хозяин.
  
  Людей на улице было мало, каров на дороге тоже. Рабочий день закончился и в маленьком городе наступило время обычного затишья. Когда вернувшиеся со службы люди сидят по квартирам, ужинают с семьями, занимаются домашними делами. Им незачем идти куда-то вечером, у них стабильная жизненная позиция: отдых после рабочего дня. А утром все повторится заново. Ничего не меняется. Даже у людей, даже с их способностью чувствовать. Рудимент, которым они почти разучились пользоваться. Я все чаще думала о том, что близко время, когда человечество самостоятельно превратится в Теней, без вмешательства Безразличных Богов.
  
  Поздними вечерами обычно гуляет только молодежь, но и их с улицы прогнал дождь. Видимо, оттягиваются в местном кабаке, или разбрелись друг к другу в гости. Улицы города пусты и мне это не нравится. Тишина, вопреки убеждениям многих, не способствует спокойствию. Напротив, я всегда улавливала в ней непонятную тревожность. В тишине есть какая-то неопределенность и мне неприятно, что окутавший город влажный мрак не несет уверенности в том, что я собираюсь сделать. Мне не нравится ощущать себя зависимой от чего-то эфемерного. Лучше уж от реальных людей. Или не людей.
  
  За пределами городских улиц дышать становится еще тяжелее. Здесь нет асфальтированных дорог, зато есть земля и деревья. И они, впитавшие в себя дождь, теперь выделяли в воздух тяжелые испарения. Быстрая езда на мотоцикле не принесла успокоения, но сейчас уже не время думать о том, как мне мешают погодные условия. Передо мной стояла конкретная задача, над выполнением которой и следовало сосредоточиться. Оставив мотоцикл в лесу, я некоторое время пробиралась по проседающей под ногами листве пешком. Вскоре сквозь кроны деревьев стали проглядываться стены, окружающие особняк. Стены особняка за стенами города. Если герцог выбрал для жизни место на территории города, ему необходима дополнительная защита. Безусловно, имеющие власть опасаются за свою жизнь. Глядя на высокие темные стены и возвышавшееся за ними строение, я понимала, что они правы. Опасность в нашем мире существует всегда.
  
  Камеры наружного наблюдения обнаружились точно в тех местах, которые были отмечены на карте особняка. Меня не подвели, заказчик действительно оказался заинтересованым в хорошем результате работы. Это успокаивало, неприятное ощущение, преследовавшее меня с момента пробуждения, немного отступило. Аккуратно обходя красные глазки камер я подобралась к стене. Это было несложно, даже изменяться не пришлось. Нужно просто подойти. Тихо. Незаметно. Как тень.
  
  Первым моим препятствием стала сама стена. Первым и незначительным. Каменные стены не самое легкое препятствие, но обладая некоторыми умениями и его можно преодолеть. Нужно найти какой-нибудь вход, любую щель, способную открыть путь к цели. Главные ворота меня не интересовали; мне было известно, где находится запасной выход, и этот вариант подходил гораздо больше. Там только одна камера, и, обязательно, есть щели, сквозь которые может просочиться сквозняк.
  
  Запасной выход находился там, где и должен был согласно карте. Камера, пристально смотрящая на тяжелую металлическую дверь, тоже. Теперь придется действовать очень осторожно. Попасть в объектив я не должна и поэтому пришлось остановиться в паре метров от цели так, чтобы меня не было видно. Секунды три я просто стояла, выравнивая дыхание. Пора. Выдохнув, усилием воли заставила тело стать невесомым, и на вдохе сорвалась с места. Весь процесс занимает считанные секунды. Я знала, что в этот момент меня не видно, ни одна камера не зафиксирует мое появление, а мое присутствие ощущается как сквозняк. И как воздух я могу пробраться в любую трещину. Например, в стык между дверью и стеной.
  
  По ту сторону стены действовать нужно быстро. К тому же дождь все-таки изрядно подпортил мне работу. Быть сгустком чистого воздуха во влажной среде достаточно сложно. Тяжелые капли насквозь пронзали мое прозрачное тело, пытаясь сделать таким же тяжелым. Нужно быстро решить: двигаться в таком состоянии дальше, или же вернуть человеческий облик здесь. Решение мною было принято в пользу первого варианта. Не теряя времени, рванулась к двери главного здания на территории за стеной. Особняк. Большое здание в пять этажей с пятью башнями. Несложно заблудиться, но я наизусть помнила каждый угол, каждую лестницу этого строения. Там везде камеры, обязательно будет охрана. И я знала, где находится каждая из моих помех.
  
  Охрана действительно была, хотя не так много, как мне думалось: в огромной гостиной на первом этаже всего три человека. Видимо, остальные находились где-нибудь в отведенных им комнатах, ждали сигнала от камер и сигнализаций. Самоуверенные люди. Думают ли они о том, что в нашем мире далеко не всяких гостей можно засечь при помощи видеокамеры? Наверняка, им это известно. Тогда, почему же они так самоуверенны?  Впрочем, осторожной в первую очередь должна быть я сама. Сейчас я двигалась как сквозняк, вокруг меня будут качаться шторы, развеваться волосы. Теням Дыхания сложно справиться со своей способностью двигаться в измененном состоянии; чаще всего получается резкий, порывистый ветер. Мне следовало бы как можно быстрее найти укромный уголок и вернуть себе человеческий вид, в противном случае могу привлечь ненужное внимание. К тому же, в этом состоянии я трачу много сил, что очень нежелательно. Возможно, из особняка придется убегать используя свои способности. Миновав гостиную и так и не обративших на меня внимания охранников, я поднялась на второй этаж. Комнаты. Если на первом этаже, помимо охранников, я ощущала присутствие еще прислуги, то здесь было по-настоящему пусто. На карте, которая была вручена мне заказчиком, обозначалась даже апартаменты, где хозяин особняка развлекался с девушками из дорогих борделей, но, сегодня, конечно же, ни хозяина, ни его жены, ни шлюх дома не было. Только моя жертва, чье дыхание я улавливала ясно и четко. Один. Его охрана находится внизу. Почему? Неужели он настолько уверен в своей безопасности? Напрасно. Никто не успеет прийти на помощь. Глупые самоуверенные существа. Люди.
  
  Последний раз я убивала сознательно за деньги около десяти лет назад. Впрочем, это был первый и последний раз. Прошло время, я работала на гильдию, позже, после ухода от наемников, умудрялась заключать сделки на всякую работу. Но убийства все это время каким-то образом обходили меня стороной. Да, мне не раз приходилось забирать дыхание, но это были случайные жертвы: те, кто вставал на пути к моей цели, или же был опасен. Страха или сожаления не было, как, впрочем, не было и желания получить вознаграждение за то, что благодаря мне кто-то лишился дыхания. Мне все равно. Вот так, просто. Как и другие Тени, я ничего не чувствовала к тем, кто умер от моих рук. Именно, поэтому Тени считаются лучшими убийцами на Материке. Мы не сомневаемся, нанося удар. И уж конечно, нас не мучает совесть.
  
  Красный глаз камеры смотрел на нужную мне дверь, и принимать человеческий облик не получается. Я смогла сделать это как только просочилась сквозь замочную скважину в комнату. Возвращение в материальное тело, как и переход в состояние воздуха, задача нелегкая, но мне не впервой. Тренировки сделали свое дело, тяжесть не навалилась на меня  валуном, пригвоздив к полу, лишь накатила сильной, но безобидной волной. На первых порах проблем было больше. От перепадов давления и нагрузки шла носом кровь, темнело в глазах, шумело в ушах, я часто теряла сознание. Но все это осталось в далеком прошлом. Я вернулась в человеческий облик, сидя на корточках на мягком пушистом ковре. Сапоги немедленно оставили на нем глубокие грязные следы. Я быстро осмотрелась. Это не просто комната, скорее, несколько сообщающихся между собой помещений. Впереди спальня, справа, по всей видимости, кабинет или библиотека. Оттуда пахло чернилами и бумагой. А еще оттуда доносилось спокойное дыхание. Оставляя на ковре вмятины-следы, я медленно подошла к приоткрытой двери.
  
  Это действительно был кабинет. Письменный стол, деревянные стулья с бархатными сиденьями, два небольших кресла. У стены напротив двери огромный книжный шкаф, уставленный книгами разных размеров и толщины. Немного странно, что в наше время кто-то еще всерьез интересуется подобным. Люди, конечно, умеют читать, но вряд ли чувствуют серьезную необходимость в домашней библиотеке. Это не совсем то, о чем думают жители империи после того, как герцоги путем сражений и кровопролития разорвали ее на куски. Нет, людям сейчас определенно не до книг. А вот какое дело до всего этого мне? Я стояла у двери, смотрела на книжные полки и медлила. Наемникам зачастую не положено знать даже имени жертвы, не то, чтобы хоть какие-то подробности жизни. Это очень верная позиция, к тому же, наемникам Теням в голову не придет задавать вопросы, задумываться, размышлять. Мы исполнители, вопросы - признак сомнения, а сомнение не для нас. И все же, в шаге от огромной суммы денег, я смотрела на книги и думаю о том, кем может являться их владелец. Всего лишь мысли, они вольны посещать даже бездушных тварей. Они не имеют надо мной никакой власти. Сейчас человека, сидящего за письменным столом, не станет, и мои размышления повиснут в воздухе навсегда. Впрочем, нет, ровно настолько, насколько я буду способна об этом думать.
  
  Выдохнув, вновь ощутив себя легкой бесформенной субстанцией, я в следующее мгновение вернула тело у письменного стола. Мгновение, и рука в сантиметре от плеча поднявшего на меня взгляд кареглазого юноши. Мгновение, и...
  
  Боль пронзила тело неожиданно настолько, что я сначала даже не поняла, что произошло. В правом боку стремительно разгоралось пламя боли. Рука, готовая, было, коснуться плеча парня и отнять его дыхание, дернулась в попытке зажать рану. Под пальцами боль из пламени разрослась в пожар, и я отшатнулась. В глазах потемнело, тело немедленно подсказало, что рана глубокая, однако, печень не задета. Это радовало, но не настолько, чтобы вздохнуть с облегчением. Юноша встал из-за стола, не сводя с меня взгляда, и теперь я поняла, как получила ранение. В его руках был небольшой нож для вскрытия конвертов. Совсем игрушка в сравнении с тем, что был у меня за поясом. Таким ножом невозможно нанести настоящую травму, тем более, сквозь слои плотной одежды. Есть в нашем мире существа, способные тяжело ранить даже булавкой, вот только, юноша, стоящий передо мной, не был Тенью и, несмотря на нанесенное ранение, тело мое он под свой контроль не взял.
  
  Я сделала еще один шаг назад. Все пропало, провалилось. И я пропала, если сейчас же не уберусь отсюда. Парень, не отрываясь, смотрел на меня, сжимал в руке нож, но больше попыток атаковать не предпринимал. Он словно ждал от меня каких-то действий. Каких? Что я могла сделать, когда у меня кровоточащая рана на боку. Я слабею. Я слабее его. И если сейчас вновь попробую атаковать, он меня просто разделает. Он не Тень, Тени выглядят совершенно по-другому. Тень убила бы меня, не задумываясь. Он ждал. Густая липкая кровь лилась из раны, пачкая пальцы и одежду. Боль уже не была пожаром, но она все еще была, и она отнимала силы. Довести дело до конца ценой собственной жизни. Зачем? Зачем мне жизнь? Зачем мне деньги? Тени - не люди, у Теней нет души. Тени - твари, монстры. Они руководствуются в своих действиях разумом и инстинктами. Не знаю, кто из них первым дал моему телу команду бежать. Выдох и эфемерность. Даже боль немного отступила. Я рванулась прочь из кабинета, на лестницу и в гостиную. Уже во дворе силы мне отказали, и тяжело повалилась на выложенную каменными плитками дорожку. Рана разболелась с новой силой, но теперь это беспокоило в гораздо меньшей степени. Главной причиной встать и кинуться бегом к воротам были голоса за моей спиной. Камеры видеонаблюдения засекли нарушителя. Где бы ни находились все это время охранники особняка, сейчас они все бросились меня ловить. Стиснув зубы, огляделась. Ворота заперты, я не могу больше воспользоваться способностью изменять тело. Нужно искать выход. Мозг, несмотря на волны боли, работал в полную силу. Я поднялась на ноги и метнулась к очень своевременно открытому гаражу. До брошенного в лесу мотоцикла я уже не доберусь, но если удастся угнать кар, есть огромный шанс, что я спасена. Все так же зажимая рану я сбежала вниз, подбежала к первой попавшейся машине. Кабриолет. Повезло, не надо думать, как попасть внутрь. Кусая от боли губы забралась на водительское сиденье, и с облегчением обнаружила ключ в замке зажигания. В гараж один за другим вбежали вооруженные охранники. Онемевшей ногой я надавила на педаль газа и вывернула руль. Кар, зарычав, рванулся с места, вылетел из гаража заставив преследователей броситься в стороны. Таранить металлические ворота кабриолетом не самое лучшая затея, но других вариантов у меня не было. Вдавив педаль в пол я сгруппировалась, готовясь к удару. Двигатель рычал, заглушая звуки извне, и я не знала, какие действия предприняла охрана, чтобы меня остановить. Наверное, они стреляли, но думать об этом сейчас не было смысла. Я направила кар на ворота. Удар был сильным, потревоженая рана вспыхнула новым приступом боли. Однако, я осталась в сознании, а машина справилась с задачей. Ворота с грохотом распахнулись, кар, несмотря на повреждения, набирая скорость, покидал территорию особняка.
  
  Боль. Опять. Все тело пронизано тупой болью. Кажется, что боль - это и есть мое тело. И рана на боку, прижатая ремнем безопасности, саднит нещадно. Пристегнулась я машинально, уже в пути, но именно это спасло меня от гораздо больших повреждений. Очередная полезная привычка. Я попыталась повернуть голову. Получилось. Вот только боль усилилась и теперь острой иглой колола в мозг. Впрочем, боль, это лучше чем пустота. Не секрет, если ничего не болит, значит, ты мертв. Онемевшими пальцами я попыталась нашарить замок ремня безопасности. Заклинило. Или что-то произошло с руками. В глазах немного прояснилось, и сквозь паутинку трещин на лобовом стекле стало видно дерево, которое завершило мое путешествие в кювет. Капот смяло в гармошку. Во рту солоноватый привкус, но проведя языком по зубам, убедилась, что они на месте. Кажется, я прикусила или разбила губу. Или же кровь попала в рот из ран на лице. В том, что лицо мое разбито, я не сомневалась. В пользу этой догадки свидетельствовали алые пятна на руле. Я ударилась головой о руль, когда машину занесло. А занесло машину от того, что я все-таки потеряла сознание. А ведь за мной скорее всего гонятся. Нельзя оставаться в машине. Мысли о разбитом лице, краденом, убитом каре и даже о боли отошли на второй план. Ломая ногти, непослушными пальцами, я сделала попытку вырвать ремень безопасности из замка. Бесполезно. В голове, несмотряна боль, прояснилось, и я вспомнила, что шла в особняк не налегке. Каменная рукоять кинжала приятно холодила руку, я с облегчением поняла, что вновь чувствую пальцы, но была раздосадована тем, что большой на правой руке сломан. Ничего, заживет. Было бы на ком заживать. Где-то вдалеке слышится шум мотора. Просто проезжающие мимо машины? Или погоня? За мной обязательно будут гнаться, ведь я едва не убила будущего герцога. Ремень, разрезанный бритвенно-острым кинжалом, наконец, отпустил меня. Очередной приступ боли, когда я рванула твердую полосу от раны. Кровь хлынула с новой силой. Если так пойдет и дальше, далеко мне не уйти. И все же, от кара следовало убраться, времени перевязать рану у меня не было.  Выбравшись из разбитого кабриолета, я прислушалась. Есть за мной "хвост" или нет, стоять тут нельзя. Надо уходить. Куда? Где я? Кажется, сломала не только палец: ныли ребра, гудела голова, в раненом боку по-прежнему пульсировала боль. Переломы, ранения, сотрясение мозга. Давно я так не влипала. Не смотря на боль в истерзанном теле и отчаянное положение, наружу вырывается нервный смешок, и сразу же становится ясно, откуда во рту привкус крови. Губы, разбитые об руль, от попытки посмеяться треснули и вновь стали кровоточить. Я вытерла кровь рукавом куртки, пытаясь при этом оценить масштабы повреждений на лице. Если дойдет до того, что придется ловить на дороге попутный кар, есть смысл знать, насколько ужасающе я выгляжу.
  
  Угнанный кабриолет действительно был убит. Окинув машину взглядом, я была раздосадована в первую очередь потому, что умудрилась в огромном гараже владений герцога забраться в самый заметный кар. Небольшой, ярко-желтый кабриолет теперь уродливой грудой металла был наполовину впечатан в толстую сосну. Конечно, я выбрала именно в этот кар из-за того, что у него был откинут верх. Но все же, предпочтительнее была бы машина поскромнее. Сейчас сюда заявится полиция, и долго размышлять над вопросом, откуда на их головы такая авария, они не станут. А когда увидят следы от пуль, в восторг не придут. Вместо банального происшествия на дороге, погоня с перестрелкой. Пора убираться отсюда.
  
  Идти было больно: ребра и рана в боку ныли, голова гудела. Я тяжело передвигая ноги брела через лес, по щиколотку утопая в прелой влажной листве, но изо всех сил старалась не останавливаться. В какой момент движения мне отказало сознание я, конечно, не поняла. Разглядывать придорожные щиты я не успевала и где находилась теперь, понять не было никакой возможности. Морщась скорее от досады, чем от боли я думала о том, что не имела ни малейшего представления о том, на какое расстояние от особняка успела убраться. Впрочем, это не так важно. Меня преследовали, я оторвалась, но сообразить, в каком направлении уехал кабриолет преследователям труда не составит, а сам разбитый кар - лучший указатель, куда я отправилась. Они будут здесь через считанные минуты.
  
  Неприятные мысли подтвердились, когда, пройдя еще с пару десятков метров, я услышала крики людей у дороги. Разбитый кар нашли. Случайные ли прохожие, или те, кому интересна не столько уродливая куча смятого железа, сколько сидящий за рулем некогда восхитительной машины водитель, мне выяснять не хотелось. Там люди, люди увидели машину, а значит, скоро там будет полиция. Боль уже не застилала кровавой пеленой глаза, а гул в голове позволял соображать ровно настолько, чтобы мозг сумел дать команду телу бежать. И я побежала. Не разбирая, куда, спотыкаясь о камни и выступающие корни деревьев, не обращая внимания на хлещущие по лицу ветки и боль в растревоженном боку. Бежать и не оглядываться, бежать и не останавливаться. Несмотря ни на что. Противное чувство паутиной облепило сознание, сбивало дыхание, заставляло сердце бешено стучать об если не сломанные, то порядком ушибленные ребра. Холодный пот выступил на спине, вспотели сжатые в кулаки ладони. Звериный инстинкт самосохранения гнал вперед, обострившиеся чувства оценивали расстояние до преследователей, и это было в порядке вещей. Все, что мне нужно, оторваться от погони...
  
  Додумать мне не дали. Позади послышались приглушенные голоса преследователей. Они еще далеко, но как долго они будут у меня за спиной? Их немного, но они вооружены. Чем? Впрочем, убить меня им все равно не удастся, разве только... Думать об альтернативе не хотелось и я, с трудом справляясь с дыханием, рванулась вперед. В боку нещадно кололо и саднило, сердце грозилось разорваться от напряжения, и я в который раз прокляла человеческую физиологию, здорово мне мешавшую. Когда произошло переключение моего сознания с восприятия пространства на ненужные в данный момент мысли я не поняла, однако, вдруг поскользнулась на траве и, потеряв равновесие, кубарем полетела в овраг. Еще не успевшее отойти от аварии тело немедленно отозвалось новыми приступами боли, в глазах вновь потемнело.
  
  - Она там!
  
  Голоса теперь звучали не позади, а где-то над головой. С трудом борясь с головокружением, я осторожно приподнялась на руках. Проклятье, почему у тех, кто становится Тенью притупились эмоции, зато реакция на внешние раздражители осталась такая же, как у обычных людей. Я бы с удовольствием отказалась еще и от возможности чувствовать боль, холод, голод, усталость.
  
  Пистолет был с глушителем. Выстрел прозвучал легко, как хлопок, заставив меня вскрикнуть и скорчится на покрытой прелой листвой земле.
  
  - Попал?
  
  - Стреляй в голову.
  
  - Да ей куда не выстрелишь, все равно не сдохнет. Главное, чтоб не сопротивлялась. Отвезем ее в особняк, там разберутся.
  
  Дышать стало нестерпимо тяжело. Они выстрелили мне в грудь, пуля прошла насквозь, задела легкое. Я чувствовала каждой клеточкой тела, как вторгается в него, разрывая ткани и дробя кости кусок свинца. В глазах потемнело, сквозь застилающую пелену сознания и шум в ушах слышу уже не целые фразы, а только обрывки.
  
  - Да... сделаем... ничего... лес...
  
  Никаких эмоций. Только рефлексы и инстинкты. Так было и так будет всегда. У тех, у кого нет души, не должно быть ничего, кроме низменных инстинктов. Как у зверей. Как у бездушных тварей. И сейчас, на грани потери сознания я хваталась за эту мысль, как за шанс. Нет, не выжить. Не умереть.
  
  - ...машина...бой...
  
  - ...понял...она...дышать...
  
  Их приглушенные голоса неожиданно затихли, когда я открыла глаза. Они поняли, что происходит, едва взглянув в лишенные радужной оболочки сияющие глаза своей добычи. Только добыча теперь не я. Понимание это запаздывает и тихий голос, который я услышала, был полон ужаса.
  
  - Она... она очнулась!
  
  Хрипы, стоны, судорожные попытки втянуть в неожиданно опустевшие легкие крохотный глоток воздуха. Бесполезно. Воронка в пробитой груди пусть не так быстро, как обычно, расправлялась, засасывая чужое дыхание. Я слышала, как умирали эти люди. Я знала, перед смертью они успели испугаться, и этот страх причинил им больше страдания, чем мучительная смерть от удушья. "Что ж, - лениво сообщило сознание, прежде чем оставить меня, наконец, в покое, - по крайней мере, есть в этом мире твари более жестокие, чем ты. Человеческие страхи". Я закрыла глаза и провалилась в долгожданную пустоту.
  ========== 2 ==========
  - Дамира, ты когда-нибудь думала о том, что означает твое имя?
  
  - Почему ты говоришь об этом?
  
  У него серые глаза. Пронзительные. Пронзающие. Он легко увидел бы мою душу, если бы она у меня была.
  
  - Оно тебе подходит.
  
  - Почему ты говоришь об этом?
  
  Вспышка. Грохот. Жар. Огонь. Ничего, кроме уничтожающего, всепоглощающего пламени. Ничего... Я стою, окруженная кольцом огня, не в силах сдвинуться с места. Да и двигаться некуда. Вокруг бушует пламя, невыносимый жар, удушливый запах дыма и гари. И сквозь уже почти оглушивший меня шум, я слышу еще что-то. Крики. Мужские, женские, детские, преисполненные болью, ужасом и отчаянием они разрывают мою голову. Оглядываюсь по сторонам, но ничего не вижу - по лицу градом бежит пот, окончательно лишая зрения, а стремительно окутывающий жар отнимает оставшиеся способности воспринимать реальность. Не в силах больше бороться, я падаю, сначала на колени, а затем на горячий асфальт. Кажется, он плавится подо мной. Жар подступает. Я уже почти ощущаю, как пламя касается одежды, как лижут языки огня подошвы ботинок, как обугливаются волосы. Я задыхаюсь. Не в силах больше терпеть эту муку, я кричу. Кричу от отчаяния и бессилия. Кричу громко, вкладывая в этот последний вой всю себя, все, что от меня осталось...
  
  - Дамира!
  
  Огонь пожрал, наконец, одежду и коснулся плеч. Тело пронзила невыносимая боль, и я забилась, пытаясь стряхнуть языки пламени.
  
  - Дамира, очнись! Дамира, да что с тобой?!
  
  Я широко распахнула глаза и уставилась в темноту. Несколько долгих мгновений мне понадобилось, чтобы осознать: все, что я только что пережила, было не чем иным, как мороком. Наваждением. Сном. А плечи мои держит не беспощадное пламя, а тонкие, но сильные руки темноволосой девушки, которая с тревогой вглядывалась в мое лицо и продолжала повторять:
  
  - Дамира, как ты? Ты меня слышишь? Это я, Энеси...
  
  Я слышала, но никак не могла окончательно придти в себя. Тело все еще не слушалось, а разум метался от того, что окружало меня в данный момент, к тому, что только что казалось реальностью.
  
  - Дамира!
  
  Девушка, видимо, решила, что просто так до меня не достучаться, и перешла к радикальным мерам. В последний момент я перехватила ее ладонь в нескольких сантиметрах от своей щеки.
  
  - Я в порядке.
  
  В порядке. Глупо говорить это после того, как я разорвала подушку и, судя по саднящей боли в горле, громко кричала. Удивительно, что сюда не сбежались все люди, которые были неподалеку. Люди? Где, собственно, я нахожусь?
  
  - Энеси?
  
  Смуглая брюнетка улыбнулась. Было видно, что она заметно успокоилась, когда я с ней заговорила.
  
  - Да, это я. Не рада? - хихикнула она, усаживаясь ко мне на постель. - Привет. Что случилось? Ты так кричала...
  
  Я уже успела оценить обстановку. Это была комната. Достаточно скромная комната. Кроме двух кроватей, тумбочек, шкафа и небольшого столика здесь не было ничего. Не похоже на гостиницу, скорее, комната какого-то дома. Энеси с любопытством смотрела на меня, ожидая какой-нибудь реакции. И разочаровывать девушку я не стала.
  
  - Эни, как я здесь очутилась?
  
  Энеси улыбнулась, но наткнувшись на мой серьезный взгляд, тоже попыталась справиться с нахлынувшей на нее радостью.
  
  - А ты не помнишь?
  
  Я помнила. Неудачное покушение, побег, аварию, выстрелы, боль. Помнила смерть моих преследователей. Но что было дальше для меня оставалось загадкой. Поэтому, не тратя время на слова и пояснения, просто отрицательно мотнула головой.
  
  Эни вздохнула и удобнее устроилась на моей кровати. Я запоздало отметила, что любовь этой девочки к яркой одежде со временем не угасла. На Энеси была ярко-фиолетовая пижама, украшенная не менее ярким желтым узором, скрывающим строчки. Робкий лунный луч, проникший в комнату сквозь неплотно задернутые шторы, испугано дрогнул перед этим разноцветным чудом, и казалось, попытался совершить побег обратно к окну. Впрочем, мое воображение сегодня, кажется, переигрывает. Проклятое сотрясение мозга все еще давало о себе знать, раз в голову лезут подобные бредовые сравнения. Просто от сквозняка дрогнула штора. Просто по стене прыгнули тени. Просто я слишком устала.
  
  - Мы в Траде, где же еще нам быть, - стала рассказывать Энеси. - Выступления и все такое. Платят неплохо. Скоро неделя празднования дня рождения Его Высочества императора Марукса. Как будто, герцогам есть до этого дело. Однако, всем велено веселиться и восхвалять неземную благодать, сошедшую на нас ничтожных в день, когда на престол уже лет сто как несуществующей империи вступил блистательный в своей справедливости и справедливый в своем корыстолюбии император Марукс!
  
  Энеси произнесла фразу трагически хвалебным тоном, секунду помолчала, а затем, звонко расхохотавшись, упала на кровать.
  
  - На территории империи не дозволено произносить подобные речи, - пожурила я девушку. - Особенно маленьким девочкам.
  
  Эни улеглась на спину, запрокинула голову и теперь смотрела на меня снизу вверх.
  
  - Ну, ты же никому не скажешь?
  
  - Вдруг скажу.
  
  Энеси перевернулась на одеяле на живот и уставилась на меня большими черными глазами.
  
  - Дамира, а ты, никак, пошутила?
  
  - Вздор, - отмахнулась я от девушки. - Я просто объясняю тебе, что говорить гадости о Его Высочестве запрещено. То, что мы сейчас находимся на территории домена герцога, а не императора, не значит, что ты можешь высказывать подобное вслух. И донести на тебя может любой. Даже я. Кто меня знает.
  
  - Я тебя знаю. Ты Дамира. Ты моя самая лучшая подруга, - прошептала она, не сводя с меня самого доверительного и искреннего взгляда, который мне когда-либо приходилось видеть. - Ты моя сестра.
  
  Она произнесла это без тени лукавства, без насмешки, без мало-мальски ничтожного желание услышать нечто подобное в ответ. Знала, что не услышит. Такие, как я, не клянутся в вечной дружбе, не называют сестрами старых знакомых, не влюбляются, не огорчаются. Я не стала пытаться объяснять это Эни. Мы слишком давно знаем друг друга, чтобы вдаваться в подобные рассуждения. В наших мирах непомерно много различий, через которые невозможно переступить даже обладая такой чистой, непоколебимой уверенностью, как у Энеси.
  
  - Что случилось потом? - вернула разговор в интересующее меня русло.
  
  - Это было вчера, почти за полчаса до полуночи. Выступление закончилось, территорию парка мы проверили, аттракционы закрыли, вернулись домой, собирались укладываться спать... - покорно стала рассказывать Энеси. - И вдруг неожиданно Зар велел Ирину заводить фургон. Ни с того ни с сего... Я, естественно, увязалась с ними, мне же интересно. - Наивный беззлобный смешок. - Ирина Зар заставил выжать из нашего фургона все, что выжать можно было вообще. Хорошо, не развалился по дороге, - девушка вновь хихикнула. - Я не боюсь скорости, даже умудрилась задремать, когда мы остановились у брошенных на обочине каров. Три штуки, дорогущие...- Глаза Эни возбужденно сверкнули. - Ирин меня натаскивал, я разбираюсь. Там одно стекло стоит столько, сколько весь наш фургон, представляешь! А еще там был разбитый кар. Вроде, кабриолет, хотя издали было не видно, а покидать фургон Зар мне запретил...
  
  Поймав мой взгляд, девушка спохватилась и вернулась к повествованию:
  
  - Так вот, Зар велел оставаться в фургоне, а сам вместе с братом отправился в лес. Я еще удивилась, откуда такая чаща. Но Ирин мне потом сказал, что это частные владения герцога Чреза и лес на территории города выращен его предками специально, чтобы отгородиться от Трада... Не важно. Я очень перепугалась, когда они вернулись, - она помолчала, посмотрела на меня исподлобья, - с тобой.
  
  Хронология событий стала понемногу выстраиваться. Выходит, артисты нашли меня в лесу. А рядом стояли брошенные машины моих преследователей. Значит, времени от их гибели до моего спасения прошло немного. Значит, Зар и Ирин видели трупы. Что ж, не думаю, что они удивились. Чего еще можно ждать от раненой бездушной твари, которая всеми возможными способами стремится выжить?
  Энеси про убитых никто не рассказал, потому что на ее открытом лице я не заметила и тени недоверия, сожаления, печали. Такие люди, как она всегда жалеют погибших. И не важно, кем был нынешний покойник: добропорядочным гражданином империи или законченным подонком. В добром чистом сердце места хватит для всех.
  
  Я кивнула, давая понять девушке, что готова слушать продолжение. Энеси пожала худенькими плечами. Свет луны коснулся насыщенной материи ее пижамы и, кажется, горько об этом пожалел. В и без того яркое переплетение волокон были вшиты зеркальные нити. Новая мода империи, сверкать, когда на тебя падает естественный свет. На искусственное освещение зеркальные нити реагируют слабо, но свет солнца и луны отражают прекрасно. В одежду зеркальные нити вплетаются одна-две на изделие, и когда естественный свет небесных светил попадает на эти нити, кажется, что на одежде сверкают маленькие, яркие звезды. Лучик луны полыхнул на пижаме Эни, как вспышка молнии. Я невольно вздрогнула и отвернулась.
  
  - Что, тебе не нравится? - огорчилась Эни, видя мою реакцию. - А, по-моему, здорово.
  
  - Здорово, - я осторожно посмотрела на девушку. - Хорошо, что ткани не делают из этих нитей. Иначе мы бы все ослепли. Не садись под свет, мне не привычно.
  
  Энеси послушно отодвинулась от прямого попадания лунного луча на злосчастную пижаму и продолжила:
  
  - А дальше мы погрузили тебя в фургон и рванули домой. Зар сам тебя перевязывал, обрабатывал раны. Вообще, найдя тебя, он сразу же успокоился. Сказал, что для Тени эти раны пустяковые. Он был прав. На тебе сейчас ни царапины.
  
  Ни царапины. Она права. Даже не ощупывая некогда причинявшие мучения раны, я знала, ни одной из них на мне нет. Возможно, еще остались небольшие шрамы. Но и они затянутся максимум через сутки. Осталась только слабость из-за большой потери крови и сил. Я переусердствовала с преобразованием тела и теперь способности мои будут слабыми еще несколько дней. Необходимо эти дни вести себя предельно осторожно, не нарваться на очередной поединок.
  
  - Какое время суток сейчас? Сколько я пробыла с вами?
  
  - Сегодняшняя ночь, - хихикнула Эни. - Так что ты наша совсем недавняя гостья.
  
  Ее лицо, довольное и счастливое, теперь казалось еще более детским, чем являлось на самом деле. Тенью я жила уже почти сорок лет. Визуально Энеси младше меня лет на пять-семь, не больше. И все же, между нами пропасть времени. А может быть, дело не совсем во времени. Может быть дела в том, что она человек. Что у нее было детство, мать и отец, озорство и детские шалости. Что было у меня? Наверное, то же самое. Но я ничего не помню. Я тряхнула головой, отгоняя странные мысли. Эни расценила жест по-своему.
  
  - Дамира, - запинаясь и пряча глаза, произнесла она, - твои раны...они не болят?
  
  Я усмехнулась и Энеси подняла на меня удивленные глаза.
  
  - Что?
  
  - Ничего, - отмахнулась я. - Конечно, ничего не болит. Видишь, - я продемонстрировала ей, а заодно и сама, наконец, посмотрела на тонкий шрам, оставшийся от прошедшего насквозь пулевого ранения. Однако утаила рану, оставленную моей неудачной жертвой, - все зажило. Тени не умирают от пулевых ранений. Тени вообще, умирают редко.
  
  - А что за сон тебе снился? - не унималась участливая брюнетка. - Ты так кричала...
  
  - Это был не сон, Теням не снятся сны, - вопрос был мне неприятен, но нужно было успокоить девушку. - Возможно, я действительно кричала от боли из-за моих недавних ран. Но мне больше не больно. Силы вернулись, я уже почти в форме. Сейчас немного посплю, и буду той самой Тенью, которой была до того, как вляпалась в очередную переделку. Не обращай внимания, Эни.
  
  - Но это было так похоже на то, что тебе снится кошмар... Скажи, Теням точно не снятся сны?
  
  Нет. Никогда не снились раньше. Вообще никогда не снились. Я просто ложилась в постель, закрывала глаза, проваливалась в пустоту. И просыпалась тогда, когда сама этого хотела. Сны снятся тем, кто испытывает эмоции. Они видят то, что любят, ненавидят, чего ждут или опасаются. Они получают то, чего страстно желают, они яростно борются со своими страхами в минуты, когда их душа путешествует между мирами сна и реальности. Я не люблю, не жду, не боюсь. У меня нет души. Но, тогда, что же это было?
  
  - Не знаю... - я пожимаю плечами, но скорее вопросу, который возник в моей голове, чем словам девушки. И тут же понимаю, что два блестящих черных глаза в упор смотрят на меня. - Эни, это все из-за ран. Мне было больно. Теням бывает больно, поверь.
  
  - Да, я знаю...прости меня.
  
  - Ничего страшного. Мне ведь уже не больно. Я не кричу и не рву подушки, - сказала, глядя на Энеси прямо, открыто.
  
  Энеси нахмурилась, изучающее уставилась на мое лицо, ища на нем следы обмана. Не найдя таковых, нахмурилась еще больше, словно что-то обдумывая. Несколько секунд мы просидели в полном молчании. Наконец, лицо девушки вновь просветлело, в уголки губ залегла добродушная усмешка. Энеси взяла мою руку в свои тонкие ладони, некрепко сжала.
  
  - Знаешь, Дамира, на самом деле это неважно. Все неважно. Неважно, что ты Тень, а я человек. Ты для меня как старшая сестра, Дамира. Ею ты останешься, не смотря ни на что. Прости, я больше не буду спрашивать тебя ни о том, чем ты занимаешься, ни о том, какими опасностями и приключениями наполнена твоя жизнь в те дни, когда ты далеко. Это не мое дело. Просто знай, я всегда с тобой.
  
  Я всегда подозревала, что Энеси слишком ко мне привязалась. Мы познакомились, когда ей было восемь лет. Я увидела их случайно. Большой яркий фургон сиял в сумерках так, что стоил огней всего городка, в котором я была по поручению. Одна из их машин сломалась, и они вынуждены были остаться в небольшом городишке, у которого даже не было стен. И в первый же вечер своей вынужденной остановки они, то ли для разминки, то ли для собственного удовольствия, а возможно для того, чтобы принести крупицу разнообразия в серость старого городка прямо на главной площади устроили представление. Чуть позже я узнала, что из статуса уличных шутов эта труппа уже давно выросла и перебивалась хоть и небольшими, но вполне приличными заработками в городах много крупнее. Представление же было устроено исключительно для их собственного удовольствия. Задание у меня было несложным: в тот раз я выполняла функцию курьера, привезла деньги для главаря нашей гильдии. За что с ним расплатилась гильдия морских контрабандистов, я не знала, да и не стремилась узнать. Любопытство Теням не свойственно. Зато Тени прекрасно выполняют свои функции, особенно, если дело касается их способностей. В тот раз мне не нужно было отнимать чье-то дыхание или проникать куда-то через крошечную щель в стене. Я просто привезла и передала набитую наличными сумку своему хозяину, после чего должна была вернуться в столицу императорского домена. Мне не следовало медлить, но, неожиданно для себя, я задержалась, чтобы посмотреть представление. Сложный в исполнении, слаженный танец Энеси заворожил меня, ее отточенные движения заставляли смотреть, не отводя глаз. Девочка двигалась, выполняя сложные акробатические движения, чувствуя музыку, не сбиваясь с ритма, и глаза ее при этом сияли как звезды, а на губах цвела счастливая улыбка. До этого момента я никогда не задумывалась, что люди могут быть такими веселыми, выполняя сложную работу. Я тоже много и тяжело работала, но никогда не получала от этого удовольствия. После того, как я стала Тенью, только и делала, что училась слаженным отточенным движениям, стремилась овладеть техникой боя при помощи холодного оружия, стрелять, а так же осваивала способности, которыми наградила меня моя сущность. У Теней нет других вариантов, мы вынуждены уметь защитить себя. Я знала это с того момента, как потеряла душу. В тот вечер на площади меня заприметил Зар, хозяин труппы. Я знала, я чувствовала, что он тоже Тень, мне даже не нужно было смотреть на мужчину. Как знала и то, что он так же ощущает мое присутствие, ощущает угрозу, исходящую от такой же бездушной твари, как и он сам. Но я не собиралась проявлять агрессию по отношению к артистам.
  
  Позже, вопреки приказу, продлила плату за номер в гостинице, и осталась в крошечном городишке, чтобы посмотреть представление еще раз. Но на следующее утро цветной фургон уехал, оставив позади прежнюю серость и пустоту. Мне бы стоило сеть в кар и вернуться в гильдию, но я вновь совершила поступок, не свойственный созданиям вроде меня. Глядя на площадь, по которой сновали редкие прохожие, уже забывшие про вечер, наполненный музыкой и огнями, я осознала, что отчаянно хочу, чтобы этот вечер повторился еще раз. Гильдия, наемники - в тот момент все это вызывало у меня странные мысли. Я могу испытывать неприязнь к погоде, мне не нравится сырость, дожди потому, что из-за влаги мне тяжело дышать и использовать свои способности. Могу ли я испытывать отвращение к людям и их действиям? Могу презирать кого-то за поступки? Для Теней это все не более, чем условности. Но в тот момент мне показалось отвратительным все, что я делала в гильдии. Я больше не хотела оставаться среди наемников ни на минуту. А потому, я просто завела мотор своего кара и вместо того, чтобы подчиниться приказу и ехать в императорский домен, догнала фургоны. Зар поступил так же непредсказуемо, он принял меня к себе. Так мы познакомились, так я не просто узнала, что в мире есть дружба, любовь, искренность, я смогла их увидеть. Тени не доступны подобные чувства, но смотреть на людей, в чьих венах вместе с кровью бурлит любовь, вместе с улыбкой сияет радость, а вместе со слезами льется горе, было для меня в некотором роде отдушиной. Девочка-танцовщица Энеси с первого дня полюбила меня, несмотря на мою отчужденность, признав, во мне старшую сестру и любимую подругу. И вот теперь, много лет спустя, она, чувствуя, что у меня проблемы, не имея никакой возможности помочь, все равно пытается это сделать. Я вздохнула, улыбнулась одними губами, как умеют улыбаться только Тени, и пожала ее руки.
  
  - Эни, я очень ценю нашу дружбу. Прости меня, что я так и не смогла стать такой, какой ты хочешь меня видеть.
  
  - Я хочу видеть тебя такой, какая ты сейчас, - твердо сказала она, отчего ее совсем детское личико стало вдруг как-то взрослее. - Не меняйся, ладно? Мне будет сложно привыкнуть к какой-нибудь другой Дамире. А теперь давай спать. Тебе надо набираться сил, хочешь, я посижу рядом, пока ты уснешь, чтобы тебе не снились кошмары?
  
  Какая же она доверчивая и добрая. Эта непоколебимая вера в то, что все можно решить только мирным путем, что выход из любого положения найдется непременно, что каким бы темным не было небо, утром оно обязательно прояснится, всегда приводила меня в состояние смятения. Неужели можно жить так, следуя выбранному пути и не сворачивая с него несмотря ни на что? Люди. Глупые. Самоуверенные. Наивные. Люди считают эти качества негативными, да и я склонна так думать. Но сейчас я могла применить каждое из них к Энеси и не видела в этом чего-то отрицательного. Она глупа и наивна, раз чувствует себя так уверенно в нашем шатком мире. Но это не делает Эни плохой. Значит ли это, что людей стоит оценивать по каким-то другим критериям? И есть что-то большее, чем мотивации их поведения?
  
  Девушка все еще ждала ответа, и я отрицательно покачала головой. Энеси кивнула, спрыгнула с моей постели и нырнула в свою. Немного повозилась под одеялом, устраиваясь удобнее, а затем я услышала ее ровное дыхание. Мне всегда казалась странной человеческая особенность засыпать то быстро, то, наоборот, ворочаться без сна до утра. Хотя, Зар говорил, люди с годами теряют способность быстро засыпать. С годами, и с поступками, которые они совершают. Впрочем, я почему-то была уверена, что Энеси эта потеря не коснется. Отодвинула остатки подушки, легла на спину и закрыла глаза. Через мгновение пришла пустота.
  
  ========== 3 ==========
  Остаток ночи я провела в своей привычной пустоте. Ничего похожего на сны больше не тревожило; пострадавший организм получил необходимый отдых. Я проснулась рано, но постель Энеси уже была аккуратно заправлена, а в комнате девушки не было. И будильника не было тоже. Здесь не гостиница и подобная вещь не предусмотрена в обязательном порядке. Я не установила время сигнала, видимо поэтому не приказала себе проспать определенное количество времени и пробудиться, как обычно, за пять минут до первой визгливой ноты. И, раз уж проснулась вот так, без приказа, не стоит лежать и разглядывать потолок. Пяти минут для этого у меня нет.
  
  Машинально потрогала грудь. На гладкой коже пальцы не нащупали ничего, напоминающего шрам. Рана на боку также исчезла. Чего и следовало ожидать. Удовлетворенная результатом, встала, и укутавшись в одеяло, направилась в крохотную душевую. Стандартные водные процедуры. И несколько минут у зеркала. Ничего не изменилось. То же лицо, те же глаза, те же волосы. Никаких признаков разрушения организма. Время еще есть.
  
  Поход к шкафу стал чем-то вроде пари с самой собой. Что я могла там увидеть? Насколько это будет ярко, неудобно, нелепо? Я уже поняла, что костюм, в котором меня подобрали в лесу, был залит кровью и являлся скорее уликой, чем одеждой. Как от него избавился Зар, мне было не интересно, но костюм был удобный. Во что мне придется облачиться сейчас известно лишь Единому Богу, если он, конечно, существует, Безликим и, что самое вероятное, Энеси. Раз мы спали в одной комнате, логично предположить, что мне достанется что-то из предметов ее гардероба. Вспомнив фиолетовую пижаму с зеркальными нитями, я поморщилась. Сейчас буду выглядеть, как шут. Зато меня можно будет взять в команду. Возможно, номер даже будет иметь успех. 'Клоунесса-Тень Дыхания, прошу любить, жаловать и, на всякий случай, прихватить с собой кислородные маски'. Хотя, это не поможет.
  
  - Доброе утро.
  
  Я, так и не достигнув выбивающей меня из равновесия цели попасть в шкаф, обернулась на голос. В дверях стояла высокая стройная женщина с длинными черными волосами, заплетенными в косу, закинутую на плечо. Миндалевидные глаза жительницы островов Восточного Архипелага с интересом наблюдали за мной, не особо смущаясь моей наготы. Я знала, что остров, на котором она родилась, называется Лихан, но где именно он находится, не имела ни малейшего представления.
  
  - Лери, - поприветствовала я знакомую, шагнув к ней и протягивая руку, - рада тебя видеть.
  
  Она хмыкнула и вместо того, чтобы ответить на рукопожатие, вложила в протянутую руку сверток, а сама прошествовала в комнату.
  
  - Принесла тебе одежду, - сообщила она, усаживаясь на мою кровать. Ее взгляд задержался на порванной подушке, но от вопросов женщина воздержалась. - Пока ты не убедила себя в необходимости надевать карнавальный ужас Эни. Это, на мой вкус, перебор даже для лишенных чувства неловкости Теней. Одевайся, я подобрала тебе кое-что из своих нарядов.
  
  Пока я облачалась в темные кожаные штаны, коричневую блузку и мягкие сапожки без каблуков, Лери застыла на кровати и не проронила ни слова. Она всегда была такой. Если бы не темные волосы и глаза, можно было бы принять ее за Тень. В труппе у Лери был своеобразный номер. Что-то вроде волшебницы-иллюзионистки. Она не занималась ни разрезанием живых людей, ни вытаскиванием предметов из якобы пустых ящиков. Эти фокусы давно изучены публикой вдоль и поперек, а, следовательно, никому не интересны. Лиханка с неожиданной стороны открыла для публики магию элементарных фокусов. Простой процесс извлечения монеты из воздуха она превращала в целое представление, и окружающие забывали о том, что повторить такое могут сами, потренировавшись некоторое время. Люди заворожено смотрели на темноволосую восточную красавицу, следили за ее жестами и восхищенно аплодировали всякий раз, когда она заканчивала номер. Но больше всего Лери любила карты. Их у нее было огромное количество. За время работы объехав весь Материк и некоторые острова Архипелагов, лиханка собрала внушительную коллекцию всевозможных карт, от обычных, игральных, до предназначенных для гаданий и пасьянсов, нарисованных вручную, украшенных какими-то сакральными узорами. Лери сама изучала карточные гадания, в чем ей помогала одна единственная старая, потрепанная колода, доставшаяся ей от матери, а той, в свою очередь, от ее матери. Все женщины их семьи, со слов Лери, владели этим искусством. Неизвестно, сколько людских ворожей держали в руках колоду, но, несмотря на общую потрепанность, рисунки на картах оставались все такими же яркими и четкими. Я видела эту колоду, но всякий раз, когда Лери предлагала мне предсказание, отказывалась. У тех, кто не живет, не может быть судьбы. Тени Истока предсказывают события на день, два, иногда неделю вперед. Не больше. И этого достаточно для того, чтобы не попасть в неприятности, уйти от нежелательных проблем, или собственных собратьев. О судьбе речи не идет. У нас нет предназначения, свою функцию инкубаторов для появления Безликих мы уже выполнили, а впереди ничего. Существование. Выживание. Но не судьба. Не жизнь.
  
  Увидев, что я привела себя в подобающий вид, Лери встала с кровати, потянула мне руку для приветствия.
  
  - Вот теперь с тобой можно разговаривать по-человечески, Тень, - хмыкнула она.
  
  Мы секунды три смотрели друг другу в глаза, а затем обнялись. Лихан слишком далекий остров, уголок, где цивилизация не успела как следует наследить, где люди, по словам Лери, были как-то по особенному добры и искренни, и откуда сама молодая женщина привезла некоторые обычаи свободных людей, которые не прячутся друг от друга за стенами. Посмотрев на меня, а затем, обняв, Лери соблюдала обряд приветствия, означающий что-то вроде 'Мои глаза смотрят, так же как и твои, мое тело дышит, так же как и твое, мое сердце бьется в одном ритме с твоим. Мы одно целое в двух телах'. В ее землях так здороваются только с родственниками и очень близкими друзьями. Лери удостаивала меня великой чести. Мне это было не то, чтобы ясно - человеческую любовь к традициям и обычаям я никогда не понимала - но мысль о том, что моя знакомая считает меня достойной традиционного приветствия, можно сказать, доставляла удовольствие.
  
  - Дамира, дорогая, я очень рада видеть тебя, - искренне произнесла она.
  
  - И я рада видеть тебя, Лери, - ответила я.
  
  Она не ждала другого ответа. Усмехнувшись, вновь села на край кровати.
  
  - Сначала завтрак, потом тяжелый разговор.
  
  - Меня ждет тяжелый разговор? - спросила я.
  
  Лери кивнула.
  
  - Зар собирался поговорить с тобой, когда ты проснешься. Велел удержать тебя, если попытаешься уехать, не дождавшись его. Сам он уехал рано утром никому не сказал, куда, - она пожала плечами. - Я могла бы связаться с ним по рации, признаюсь, очень этого хочется. Беспокоюсь. Но мне показалось, он был не очень-то настроен на разговор, когда уезжал, - подытожила женщина.
  
  Я смотрела на лиханку, с минуту обдумывала сказанное. Беспокоится за Тень. Женщина. Человек. Люди определенно слишком странные существа для нашего восприятия. Их ненависть и презрение к нам вполне укладывается в рамки религий, верований и патетических речей о духовности. И если Безликие, живущие в наших телах определенное количество времени, вместе с уходом забирают души, логично думать, что Тени - бездушные твари, нелюди. Зар, конечно, видел убитых мною людей, и, естественно радоваться не будет. Он злится и злится обосновано. Впрочем, злость Тени стоит не больше, чем ее радость. Как-нибудь разберемся. Все с тем же бесстрастным выражением лица я спросила:
  
  - Раз Зар уехал, тяжелый разговор откладывается. И мы действительно, можем поесть для начала. А пока рассказывай, как дела?
  
  - У меня? Или у тебя? - не поддержала ничего не значащий диалог Лери, впиваясь в меня взглядом.
  
  Странный вопрос.
  
  - Не понимаю, о чем ты?
  
  Лери вздохнула и задумчиво прошлась по комнате.
  
  - Что с тобой произошло, Дамира?
  
  Лери однозначно не видела убитых. И Зар не сказал ей не слова. Но Лери не глупа, она понимала, что вокруг меня происходит нечто нехорошее. О чем она думала в этот момент мне было не ясно. Порой приходят мысли о том, что неплохо было бы на некоторое время стать Тенью Молчания, чтобы проникнуть в мысли людей, понять, о чем они на самом деле думают, произнося те или иные слова. Лери уже обронила фразу, что беспокоится о Заре. О чем она беспокоится сейчас, расспрашивая меня? О себе, своей безопасности, которую мое появление, вполне возможно, ставит под угрозу? Обо мне? А для меня есть разница? Неприятно сдавило в области легких. Не знаю. Но здесь и сейчас я не хочу ей врать.
  
  - Я провалила работу.
  
  - Серьезно?
  
  - Да. Но я не хочу говорить об этом. Не сейчас. Не с тобой.
  
  Она просто кивнула, давая понять, что больше вопросов не будет.
  
  Снятый домик действительно был очень скромным. Минимум мебели и техники, зато свободное пространство использовалось вовсю. Кругом валялся реквизит артистов, внизу у самой первой ступеньки стоял манекен в человеческий рост, одетый сразу в несколько курток и пиджаков разных размеров, из-под которых выглядывал подол короткого яркого платья. Вокруг небольшого дивана в гостиной были расставлены раскрытые чемоданы разной степени то ли собранности, то ли разобранности. Лери окинула этот хаос спокойным взглядом, и первая направилась туда, откуда доносились приглушенные голоса и запахи пищи. Я последовала за ней.
  
  - Доброе утро, Дамира! - голос Энеси по-особенному громко прозвучал в небольшом помещении кухни.
  
  Четверо что-то увлеченно обсуждающих парней замолчали и как по команде уставились на меня. Один из них был мне отлично знаком. Двух других я видела раньше и была уверена, что они братья. Но никак не могла припомнить имена. Последнего я видела впервые. И эти трое смотрели на меня насторожено.
  
  Сидящий рядом с Энеси высокий коренастый парень видимо, что-то прочитал на моем лице. Потому что не замедлил пихнуть соседку в бок.
  
  - Эни, не надо так орать, - буркнул он. И тут же поднялся мне навстречу. - Дамира. Рад.
  
  На губах улыбка. Не такая лучистая, как у Энеси, но такая же искренняя, как у Лери. Действительно рад.
  
  - Здравствуй, Ирин. - Просто, без долгих, красочных признаний.
  
  - Что-то не так? Энеси сказала, что тебе лучше...
  
  - Энеси сказала, что ты меня выручил, - ответила я и тут же поняла, что говорить этого не стоило. Эни, Лери, парни, все еще пялящиеся на меня с откровенной подозрительностью, до сих пор не знали, что именно произошло. Ирин же видел трупы и скорее всего, обсуждал произошедшее с Заром. Не нужно сейчас говорить об этом, чтобы не ввести в курс дела остальных. Хватит с меня двух свидетелей.
  
  - Тебя не надо выручать, - добродушно ответил парень, усаживаясь и кивая нам с Лери, чтобы мы тоже присоединились к завтраку. - Ты сама находишь и неприятности, и выход из них. Мы с Заром просто немного поспособствовали.
  
  Даже вида не подал, что видел убитых мною людей. Неужели настолько крепкие нервы? Впрочем, я ведь убиваю без крови, без страшных ран. Может быть, у Ирина действительно хватает выдержки молчать о задушенных мною людях, чтобы не волновать сестру и друзей. Оно и к лучшему. Мне не нужны сейчас лишние разговоры. Раз я оказалась в компании Зара, наверное, единственной Тени в этом мире, которой я могу повернуться спиной, я расскажу ему то, что он захочет узнать. Но не людям. Им это не нужно. А мне тем более.
  
  Решив подумать об этом позже, я поддалась очередному примитивному инстинкту и взялась за вилку. Однако, Ирин вновь заговорил.
  
  - Дамира, ты помнишь парней? Варт и Верт, - братья сдержано кивнули мне, я ответила таким же кивком. - А это Дрек, ты его не знаешь, он с нами недавно. Мой ученик и помощник. Очень, кстати, способный. И очень ленивый.
  
  Незнакомый парень улыбнулся уголками губ, дернул правой рукой, но в последний момент передумал предлагать рукопожатие. Вместо этого так же, как и братья, едва заметно кивнул.
  
  - Привет, - робкое, едва слышное. Боится? Ничего особенного, просто боится монстра, способного задушить его в любой момент. Люди. Самоуверенные, глупые. А еще трусливые. По каким же критериям стоит оценивать человека, обладающего душой? Что в нем хорошего, что плохого? Можно быть добрым трусом? Вряд ли этот парень сделал кому-то зло.
  
  - Здравствуй, - не стараясь его успокоить. Мне все равно, что сейчас он думает и какие выводы делает.
  Парень изобразил на лице улыбку и опустил глаза. А я, наконец, могла поесть ни на что не отвлекаясь. Некоторое время за столом господствовало лишь сосредоточенное молчание, нарушаемое скрежетом вилок о тарелки и стуком стаканов.
  
  - Я никогда раньше не видел Теней, - прозвучало в этой умиротворенной тишине. Присутствующие, в том числе и я, перестали жевать и уставились на смущенно покрасневшего Дрека. Парень, кажется, сам испугался собственных слов, поэтому заговорил быстрее: - И я хотел...извиниться за то, что так на тебя смотрел. Я тебя испугался, Дамира. Извини меня за это.
  
  - Ничего страшного, меня многие боятся... Теней многие боятся, - быстро исправилась я. По правде сказать, он начинал меня раздражать. В другой ситуации я бы просто приказала ему замолчать, но делать это при Энеси, Лери и Ирине нельзя. В отличие от Дрека, они для меня кое-что значат и мне не хотелось бы, чтобы им было неловко из-за моего поведения.
  
  Юноша внимательно посмотрел на мои седые пряди. Секунд пять он молчал, соображая, как себя вести дальше. Однако, не почувствовав ни угрозы, ни агрессии, осмелел и чуть помедлив, произнес:
  
  - А ты что-нибудь знаешь о Безликих?
  
  - Дрек... - начал было Ирин, но я перебила его:
  
  - Порядок, Ирин, я могу ответить, мне нечего скрывать, особенно в подобном вопросе. Я знаю о Безликих то же, что и ты, Дрек. Они боги, которым нет до нас дела. И, знаешь что, Дрек? Это к лучшему.
  
  Теперь взгляды шести пар глаз уставились на меня. Лери усмехнулась.
  
  - Иронизируешь, Дамира?
  
  - Констатирую факты, - я отпила сок. - Не хватало еще наряду с храмами Единого Бога, дворцами императора Марукса, замками и особняками герцогов приняться возводить святилища Безликим. Людям это не нужно. А Безликим тем более.
  
  - А ты знаешь, что им нужно?
  
  Осмелевший Дрек уже без страха, а с неприкрытым любопытством смотрел на меня. Я поморщилась, досадуя, что не позволила несколько минут назад Ирину успокоить своего назойливого друга. Да, он определенно действовал мне на нервы, зря я поддержала разговор. Но делать было нечего, пришлось продолжать: на помощь больше не торопились.
  
  - Нет, не знаю. Но думаю, потребности их отличаются от потребностей людей или Теней. Если они и хотят чего-то, вряд ли мы можем осознать масштабы таких желаний.
  
  - Твои потребности тоже так сильно отличаются? - не успокаивался парень, за что получил тычок от своего учителя.
  
  - Достаточно, Дрек. Дай Дамире доесть спокойно. А ты, раз уже наелся, иди, заправь машину. Я вчера не успел. Иди-иди, куча работы, а ты сидишь, болтаешь. Я же говорил, лентяй, - подытожил Ирин, меряя покрасневшего помощника суровым взглядом.
  
  Дрек поднялся из-за стола, бросил на меня очередной, на этот раз нечитаемый взгляд и вышел. Братья последовали за ним. Ирин так же поднялся.
  
  - Ешь, отдыхай, жди неизбежность, Дамира, - хмыкнул он. - Зар не в духе, это точно. Кажется, ты умудрилась разозлить старика-Тень. А говорят, вы не испытываете эмоций. Так что, или не так все с вами просто, или ты, Дамира, уникальна, раз можешь сотворить невозможное. Так, я тебя достаточно запугал, теперь пойду, займусь чем-нибудь полезным. Эни, ты, кстати, тоже. Идем, займешься уборкой. И вещами.
  
  Я вопросительно посмотрела на парня, но ответила мне Лери.
  
  - Уезжаем завтра. Мы ведь тут давно, вторую неделю. Надо ехать дальше, по контракту у нас еще три выступления на территории домена. А ты решай, что делать. Можешь ехать с нами. Можешь остаться. Или ехать своей дорогой.
  
  - Я подумаю, - заверила я. - Может, действительно, останусь. Я ведь добропорядочная подданная Его Высочества, и чту законы.
  
  Ирин смерил меня взглядом с высоты своего роста и рассмеялся.
  
  - Ты точно иронизируешь. Дамира, это прогресс! Если бы ты сейчас закончила свою речь фразой 'И я готова пожертвовать за него своей жизнью!', я бы усомнился, что ты Тень. Все, Энеси, пошли, у нас куча дел. Еще фургон надо помыть, я вчера не успел...
  
  Энеси поднялась и с мученическим выражением лица поплелась за братом. Мельком отметила ее наряд: голубые брюки с фиолетовой вышивкой, такая же фиолетовая рубашка в белую клетку, белые легкие ботинки. Что ж, для Энеси это, можно сказать, вполне скромно.
  
  Мы с Лери допили кофе, убрали посуду, перебросившись парой ничего не значащих фраз. Я не хотела разговаривать, лиханка прекрасно это понимала, не приставала с расспросами. Впрочем, мне казалось, все, что Лери хотела от меня узнать, она узнала. У меня же появилось время подумать. И в первую очередь меня, как ни странно, занимало не недавнее происшествие в особняке герцога, а сон. Уже сам факт сна выбивал меня из равновесия. Никогда раньше я не видела снов. Теням это не свойственно. Но этой ночью мне снился Шатор. Крошечный городишко на территории западного домена. Это было семь лет назад. Это было. Незачем думать об этом. Я поступила так, как посчитала нужным. И уж конечно, я не сожалею. Мне это не свойственно. Теням не свойственно. И я не думала. Нет, не забыла, забыть подобное невозможно, даже если это совершенно не беспокоит. Просто память, особенность мозга фиксировать события, которые принесли в жизнь серьезные изменения. Но этой ночью я видела все, как будто это произошло наяву. Как будто вновь пережила тот день, когда по моей вине погибли люди. Почему это вернулось ко мне? Что еще за тени прошлого? Тени прошлого? Глупое выражение. Все, что прошло, исчезло, не может отбрасывать тень. И только память иногда напоминает о том, что жизнь меняется не просто так, а под влиянием каких-то решений. Я приняла решение, которое посчитала правильным. И не сожалею.
  
  Негромко хлопнула дверь, Лери обернулась ко мне.
  
  - Готова?
  
  - Спрашиваешь так, будто я иду на сражение, а не поговорить, - ответила я. Чувствовала я себя очень спокойно, она же смотрела на меня как-то подозрительно.  Чего же ты ждешь, Лери? Страха? Недоверия? Угрозы? Или радостной улыбки от предвкушения встречи со старым знакомым?
  
  Лиханка шагнула к двери, поманила меня за собой. В гостиной нас уже ждали. Зар оперся о стену и, скрестив руки на груди, внимательно смотрел на меня. Он совсем не изменился с нашей последней встречи чуть больше трех лет назад. Такой же высокий, сильный. Те же морщины у глаз и в уголках губ. Такие же серые глаза, блестящий, лишенный волос череп. Невольно вспомнился сон. Нет, глаза Зара не идут ни в какое сравнение с теми, что пронзали меня насквозь в нежданных воспоминаниях. Это просто серые глаза Тени. И думаю я совершенно не о том.
  
  - Здравствуй, Дамира, - произнес мужчина спокойным голосом. Ожидаемо. Ирин, Эни, Лери в один голос обещали мне гром и молнию, но я знала, что меня ждет на самом деле. - Ты совсем не изменилась с нашей последней встречи.
  
  - Здравствуй Зар, - ответила я. - Какого рода ты ждал изменений, и чем я разочаровала тебя?
  
  Зар усмехнулся одними губами.
  
  - Будем считать, приветствие состоялось. Пойдем, поговорим наедине. Лери.
  
  Он кивнул лиханке и, не проронив больше ни слова, двинулся по коридору.
  
  Оказалось, в этом домишке есть что-то вроде кабинета. Все так же очень просто и скромно: стол, на котором в две стопки лежали какие-то бумаги, кресла, диванчик. Зар расположился за столом, я выбрала кресло так, чтобы сидеть не против мужчины, а слегка под углом. Так ему будет неудобно сверлить меня взглядом - всегда раздражали взгляды в упор.
  
  - Ребята говорили, меня ждет тяжелый разговор. Я вся во внимании.
  
  - Не прикидывайся, тебе не идет, - отразил выпад Зар. - Как бы ты не язвила, на человеческий сарказм тянет с большим трудом. Так что, обойдемся тем, что есть. Рассказывай.
  
  - Что ты узнал в городе? - проигнорировала последнюю фразу я.
  
  - Ничего, - Зар смотрел на меня прозрачными серыми глазами. - У меня есть кое-какие знакомые в городском госпитале, и я хотел аккуратно разузнать, что именно за последние сутки произошло в городе, и как в этом могла быть замешана Тень. Ни единой даже самой ничтожной сплетни. И это притом, что ты убила как минимум троих. Так что, рассказывай. Как теперь ты собираешься привлечь внимание гильдии, наемница-одиночка, чтобы тебя, наконец, нашли и прирезали? Какой способ самоубийства ты для себя считаешь наиболее приемлемым?
  
  -Не язви, тебе не идет, - вернула я колкость. - Я не ищу способа расстаться с жизнью. На гильдию мне плевать. Они меня не достанут. Я просто делаю то, что умею. И раз уж все, на что я способна - воровство и убийства, то должна придумать, как на этом заработать.
  
  Мы пронзали друг друга взглядами, никто не желал первым отвести глаза. И все же я сдалась. Уткнулась взглядом в сложенные на коленях руки и замолчала. Зар был стариком, даже по меркам Теней. А живут Тени долго, до тех пор, пока их не убьют другие Тени. Или пока наши Безразличные Боги не решат прикончить собственную Тень. Сложно сказать, чем они руководствуются при этом, но наши жизни полностью зависят от них. В отличие от жизни людей. Кажется, Безликим глубоко плевать на простых смертных, и простые смертные отвечают им полной взаимностью. Даже Единого Бога они придумали себе вполне человекообразного, наделили его не только биографией и внешностью, но и кучей эмоций. Безликим все равно. И лишь наше существование - это единственное, что, кажется, занимает их в этом мире. Почему? Чего хотят Безликие? Что им нужно? Этот вопрос недавно задал мне Дрек. И я ему ответила. Нет, не ответила. Сказала то, что думаю. Истинный же ответ мне не известен... Я посмотрела в светлые, слишком светлые глаза Зара и сказала:
  
  - Мне заказали Безликого.
  
  Зар слегка нахмурился.
  
  - Невозможно. Безликих нельзя вычислить пока они в теле человека.
  
  - А я его и не вычисляла, - память отозвалась фантомной болью в боку и я поморщилась. - Он не был Тенью. Зар, это был парень лет семнадцати. Обычный на вид. И со способностями Тени Белого Пламени.
  
  - Безликие не обладают нашими способностями, находясь в телах людей. Это давно известно.
  
  - Откуда это известно? - раздраженно бросила я. - Человеческие ученые выдвинули эту версию давным давно. Но но чем она основана?
  
  - На логике, - спокойно ответил Зар. - Если бы Безликие обладали какими бы то ни было силами находясь в человеческом теле, они бы не прятались, не скрывались. Нет, здесь что-то другое. Безликим зачем-то необходимы материальные оболочки, причем, количество прожитых среди смертных людей лет не регламентируется. Но все время, пока Безликий существует в человеческом теле, он никак не проявляет себя. Значит, по всей видимости, не имеет такой возможности.
  
  Ответ, который при других обстоятельствах вполне устроил бы меня. Но сейчас слова Зара вызывали только раздражение.
  
  - Я все это знаю. Но я его видела. Видела Безликого. То, что он со мной сделал, прекрасно видел ты. Знаешь, что при этом было в его руках? Нож для вскрытия писем. Парень возился с почтой, когда я попыталась его коснуться.
  
  Зар смотрел на меня внимательно, но не более.
  
  - Дамира, такого не может быть. Безликие в телах людей не привлекают к себе внимания. Они беспомощны и прекрасно осознают это. Обладать нашими способностями тело может только после того, как Безликий покидает его, забирая способность испытывать эмоции. Люди считают это балансом. У Теней притупиляются эмоции, но приобретаются способности. Остаточное явление после нахождения в теле Безликого. Они паразитируют человеческий организм, изменяют его, делают зависимым от себя. Поэтому мы умираем внезапно. Так считают люди. Да, вся эта теория основана на логике, домыслах, догадках. Я не думаю об этом вообще. Но точно знаю, то, что ты говоришь сейчас - чушь. Возможно, этой твоей жертвой был один из нас?
  
  Я отрицательно покачала головой.
  
  - Думаешь, я не рассмотрела его лицо, волосы, глаза? Я запомнила его на всю жизнь. Он молодой парень. И он точно не Тень.
  
  Мы вновь замолчали. Я могла бы поклясться жизнью, если бы это что-нибудь значило, что видела Безликого. Не знаю, зачем меня отправили его убить, но ситуация была патовая. И что теперь делать, я решительно не понимала.
  
  - Кто тебе его заказал? - вновь подал голос Зар.
  
  Я не смогла скрыть досадный вздох.
  
  - Две недели назад в забегаловке "Сонный ветер" в Каменном на территории западного домена я встретилась с заказчицей. Она нашла меня в городе сама, сама вызвала обсудить дело. Заказ был на убийство сына герцога Чреза. Загвоздка - жертва, в отличие от его родителей, редко покидает пределы дома в Траде. Поэтому ее не устраивали обычные наемники; нужен был тот, кто сумеет проникнуть за стены особняка. Для Тени Дыхания особых трудностей в этом нет. Я не колебалась, у меня были проблемы с деньгами, и потребовала половину платы вперед. Заказчица дала мне наличные и план дома молодого герцога. После этого сказала, чтобы по окончании работы я вернулась в Каменный и ждала. Все как обычно, меня ничего не настораживало. Изучив план, расстановку охраны, я отправилась в Трад, жила там два дня, в назначенное время отправилась во владения герцога. Сначала все шло хорошо. Я без труда проникла за стену, а потом и внутрь. Обошла камеры, охрану. Ничего особенного. Так же легко прошла к комнате сына герцога. Я собиралась расправиться с наследником, забрав его дыхание, но сразу же поняла, что так легко не отделаюсь. Парень чуть не превратил меня в фарш. Обычным ножом для писем.
  
  - Ты изначально знала, чей это дом и все равно пошла туда. Зачем? Из-за денег?
  
  А ведь я так и не задала себе этот вопрос. Почему? Заказчица была категорична в своих словах. Юный наследник должен умереть. И, как положено наемнику, я не задавала вопросов. Должен, значит должен. Мне не было до него никакого дела. Женщин сказала, что убийство парня она может доверить только опытному наемнику Тени Дыхания потому, что выловить его вне стен охраняемой территории не представляется никакой возможности. Вне стен особняка наследник охраняется так сильно, что подойти к нему не могут даже Тени Молчания или Истока. Впрочем, толку от них все равно мало. Остается либо Четыре Круга, либо Белое Пламя, либо Дыхание. Первые двое наделали бы много шума. Тени Дыхания же могут ходить бесшумно, используя свои способности. Именно это и нужно было заказчице - тихая гибель парня. И я подписалась на это. Я подписалась на убийство. Тени хорошие убийцы, мы лишены жалости в отношении своих жертв. Мы просто делаем свою работу. Но отнимать дыхание даже в гильдии не было моей приоритетной задачей. Почему же я пошла в особняк? Из-за денег?
  
  - Ты забыла, Дамира, - не дождавшись ответа, продолжал Зар. - Забыла правило, которое многие годы максимально сохраняло тебе безопасность. Дела имеющих власть нас не касаются. Мы не должны вмешиваться в жизни тех, кто может вмешаться в наши жизни. Люди нас терпят потому, что некоторое время мы тоже были людьми. Не больше. А ты, Дамира, сотворила очень серьезную глупость уже тогда, когда согласилась на эту работу. Тебе ведь достаточно много заплатили?
  
  Из той суммы, которую мне отдали сразу, я успела потратить небольшую часть. Остальное было надежно припрятано. Недостающие деньги в принципе можно отработать, это не так много. Но я прекрасно осознавала, что моя нынешняя проблема не в этом. Теперь, зная, что жертва моя обладала не только титулом, но являлась чем-то большим, нежели простой, пусть и достаточно богатый человек, я понимала, что просто уйти с оставшейся суммой мне бы не дали. Это понимание мгновенно сменило другое. А смогла бы я вообще выполнить это задание? Знала ли заказчица, кого на самом деле она собиралась уничтожить моими руками?
  
  - Что ты собираешься делать сейчас? - произнес Зар.
  
  - Исчезну, - сказала я первое, что пришло на ум. - Мне не привыкать скрываться. От людей, Теней, гильдии. Теперь еще и от заказчика. Перееду куда-нибудь на север. Или на один из островов Архипелага. Затаюсь, пережду. Денег мне хватит, к тому же, можно брать мелкие дела, в которых невозможно засветиться. Я справлюсь. Всегда справлялась.
  
  Зар смотрела на меня и внимательно и равнодушно одновременно. Взгляд, не выражающий эмоции. Но в то же время, я не раз замечала это, именно так люди смотрят на то, что им хоть и не нужно, но взывает какие-то воспоминания, с коими не хочется расставаться. Зар смотрел на меня так же. Ему было все равно, что я собираюсь делать и как планирую распорядиться своим случайно выпавшим шансом. Но он не хотел, чтобы со мной что-то случилось.
  
  - Исчезнешь, - медленно повторил он. - Исчезнешь. Уедешь на север или переберешься на Архипелаги. Ну что ж, ты права. У тебя всегда получалось спрятаться так, что даже гильдия, в которой достаточно Теней, до сих пор не может тебя найти. Но ты же не думаешь, что на этот раз получится так, как было с наемниками. Только что ты сказала, что видела Безликого.
  
  - Но ты мне не поверил, - перебила я.
  
  - Верю, не верю, - он откинулся в кресле, не спуская с меня пристального взгляда. - Да, я не верю, что Безликий проявил свою силу, будучи в теле человека. Это невозможно. Тело человека слишком слабое для того, чтобы вместить в себя сущность Безликого и дать ему возможность использовать свои силы. Оно не выдержит такой нагрузки. Поэтому Безликие вынуждены вести себя незаметно. Они беззащитны, пока находятся здесь, среди людей.
  
  - Из этого следует, что я говорю неправду, - подытожила я. Впрочем, сейчас я очень четко понимала, что расскажи мне кто-нибудь о том, что он видел Безликого, моя реакция была бы предсказуемой. Я никогда бы не поверила.
  
  - Из этого следует, что ты влипла, И если планируешь бежать, сделай это как можно быстрее. Безликим был парень, или нет, тебе не простят покушение на наследника герцога. Они не посмотрят на то, что ты Тень. Люди опасаются нас, но давно уже не боятся. Мы с ними на равных и ты должна была это понимать. Еще в тот момент, когда соглашалась на эту работу.
  
  - Хватит. - Вообще, мне казалось, что я начинаю злиться. В том самом смысле, который вкладывают в это слово люди. Это состояние не похоже на инстинкт, призывающий защищаться или драться. Мною овладевало непонятное, с трудом преодолимое желание накричать, доказать, оправдаться. И мне не нравилось то, что сейчас со мной происходило. Надо успокоиться. Глубоко вдохнуть, медленно выдохнуть. Успокоиться.
  
  Зар спокойно наблюдал эту мгновенную, но достаточно яркую вспышку. Ни один мускул не дрогнул на лице мужчины. С тем же спокойствием и равнодушием он дождался, когда я сделаю несколько вдохов и выдохов, и только потом продолжил.
  
  - Завтра мы уезжаем из Трада. У меня и остальных все документ в порядке. Как у тебя? - получив мой утвердительный кивок, продолжил. - Я помогу тебе выбраться с территории Трада. Могу даже проводить до границы с западным доменом, если, конечно, соберешься туда с нами. Что ты будешь делать потом, решай сама. Мысль скрыться не лишена смысла. И, Дамира, не будь слишком самоуверенной. Ты попала в очень неприятную историю. Намного хуже проблем с гильдией. От наемников ты можешь уйти. Сможешь ли скрыться от тех, кто правит этим миром?
  
  Я оторвалась от бездумного созерцания покрытой царапинами столешницы и посмотрела на своего собеседника.
  
  - Кого ты сейчас имеешь ввиду?
  
  Зар пожал плечами.
  
  - В твоем случае, не представляю. Поэтому, просто будь осторожна.
  
  Тени всегда осторожны. Мы как животные, постоянно должны быть готовы сражаться, но еще быстрее мы должны осознавать ситуацию, которая поможет нам избежать драки. Всеми возможными способами. Зар прав во всем. Я не должна была соглашаться на эту работу. В тот момент я действительно была на мели, но было ли это основной причиной моего согласия. Что мною двигало? И тенью на краю сознания мелькнула мысль: что сейчас движет Заром?
  
  - Зар, - я подняла взгляд на своего собеседника, - как ты меня нашел?
  
  - Мне подсказала здешняя Тень Истока, - ответил мужчина. - Она давно живет в этом городе. Тени Истока, наверное, единственный из нас, к кому люди не питают сильных неприязни и отвращения. Она давно живет с людьми. Иногда подсказывает и Теням.
  
  Я кивнула, принимая ответ. Да, так и есть. Способности Тени Истока удивительно отличается от способности других Теней. Наверное, их можно считать мирными. Тени Истока могут вылечить практически любую болезнь, заживить рану. Я была свидетелем того, как Тень Истока сумел спасти человека, которому перерезали горло. Для этого нужно много сил. У него они были...
  
  - Зачем ты мне помогаешь? У тебя могут быть проблемы.
  
  Его взгляд не пронзительный. Не пронзающий. Спокойный, равнодушный. Так смотрят Тени. Так смотрят те, кому все равно.
  
  - Ты думаешь совершенно не о том. Иди, Дамира. У меня еще остались кое-какие дела.
  
  Я послушно поднялась, медленно направилась к двери. Однако, прежде чем скрыться в проеме, не оборачиваясь повторила вопрос:
  
  - И все же. Почему хочешь, чтобы я выжила?
  
  Молчание у меня за спиной затянулось. И я не став дожидаться ответа, покинула кабинет.
  
  ========== 4 ==========
  Ночью снова шел дождь. Воздух, спертый, тяжелыйпроникал  псквозь открытое окно в комнату, мешая уснуть. Страдать от бессонницы Тени не должны. Бессонница - это тревога, страх, куча других мыслей и эмоций. Меня не терзают мысли. Мне просто тяжело дышать. Словно меня душат.
  
  Шатор. Семь лет назад. Наверное, с тех пор я и не люблю маленькие города. И бдительная полиция не главная тому причина. Просто, в крошечных городах, которыми усыпана территория Материка, так мало людей. Две-три тысячи, не больше. Просто в городах почти всегда есть стены. Это ведь нормально, это дает добропорядочным горожанам дополнительное ощущение безопасности. В нашем мире так сложно ощущать себя в полной безопасности. Нет ничего необычного в том, что люди стали отгораживаться друг от друга стенами. Безопасности не существует. Люди не правы, считая, что стены спасают. Стены - это то, что превращает город в тюрьму. Шатор тюрьма. Которой уже нет. Которую я уничтожила. За большие деньги.
  
  '- Дамира, чего тебе на самом деле хочется?'
  
  Невыносимо.
  
  Энеси мирно сопит на соседней кровати, иногда что-то мурлычет во сне. Осторожно, чтобы не разбудить девушку, я оделась и вышла из комнаты. Дождь. Тяжелый воздух. И мне тяжело, душно. Может быть, на улице станет легче. Там ветер. Там воздух. Там можно дышать. Я уже почти добралась до входной двери, когда услышала за спиной легкие шаги. Впрочем, преследователь не крался, и я обернулась к лиханке.
  
  - Лери, и тебе не спится.
  
  - Мг, - она спокойно прошла мимо меня, открыла дверь, шагнула за порог и только потом обернулась, приглашая следовать за ней. - Но я думала, бессонница не входит в базовый комплект Теней. Разве может страдать от невозможности уснуть тот, кто в принципе, не склонен к долгим размышлениям перед сном?
  
  Никак не отреагировав на вопрос я вышла следом, аккуратно прикрыв за собой дверь. Полная луна светила так, что звезды терялись на ее фоне. Хотя, они точно были: приглядевшись, я смогла различить маленькие светящиеся точки на безоблачном небе. Мы неспешно прошли вдоль бетонной ограды, окружающей дом, добрались до гаража. Лери облокотилась о колонну в ограждении, прищурившись посмотрела на меня.
  
  - Что тебя беспокоит?
  
  '- Дамира, чего тебе на самом деле хочется?'
  
  - Ничего!
  
  Лери неопределенно хмыкнула.
  
  - Какая-то ты возбужденная. Никогда тебя такой не видела. Не то, чтобы я не рада, напротив. У тебя сейчас такое человеческое лицо. - Она тихо рассмеялась, приложив кончики пальцев к губам. - Прости, я не так выразилась. Лицо у тебя всегда человеческое. Но вот выражение его...
  
  И вновь я промолчала, не представляя, что мне ей ответить, если сама не знаю, что со мной происходит. Лиханка положила мне руку на плечо.
  
  - Ты, правда, какая-то не такая. Это из-за твоих проблем, как я думаю. Но ты мне не расскажешь. А я и не прошу. Но я боюсь за тебя. Да, Дамира, что бы ты там себе не думала, я за тебя очень волнуюсь. И Энеси. И Ирин. И, знаешь, даже Зар. Что бы вы оба там себе не думали, я-то вижу. Вы привязаны друг к другу крепко и навсегда.
  
  В свете полной луны я взглянула в ее карие глаза и увидела в них свое отражение.
  
  - Что я должна тебе на это ответить?
  
  - Ничего, - Лери сама сдержанность и это мне в ней никогда не нравилось. Люди должны быть эмоциональны. Радоваться, злиться, возмущаться. Но не сдерживаться, не быть равнодушными. Они не машины. И не Тени.
  
  - Не отвечай ничего, - говорит лиханка. - Вообще, забудь о том, что мы сейчас говорили. Я не должна вмешиваться в твои дела. И не стану. Но ты должна помнить, что хоть я не задала вопросов, это вовсе не значит, что мне не хочется их задать. Просто мы слишком хорошо знаем друг друга, Дамира.
  
  Я была ей благодарна за эти слова. Не стоит недооценивать бездушных тварей. Мы можем быть благодарными. А люди все же странные существа. Непонятные. Как Лери. Волнуется за меня. Волновалась за Зара. Беспокоится. Зачем? У людей есть это странное свойство - привязываться к тем, кому на них наплевать.
  
  - Дамира, давай, я тебе все-таки погадаю! - произнесла Лери и прежде чем я успела выдать свой стандартный отказ, вытащила из кармана колоду карт. Ту самую, старую, доставшуюся ей от предков, владеющих этим странным искусством. Проигнорировав мой взгляд она принялась тасовать карты, освещенные светом фонаря и полной луны замелькали потускневшие узоры на рубашках. Если бы могла - расхохоталась бы. Искренне. Какая глупость - предсказывать судьбу тому, у кого ее нет.
  
  - Не верить в судьбу, не значит не иметь, - словно читая мои мысли, произнесла Лери и сунула мне колоду. - Это не страшно, Дамира. Подержи карты в руках, а потом выбери одну.
  
  Я послушно протянула руку и на ладонь легла твердая колода. В воздухе запахло дождем. Снова. Осень на востоке ранняя, дождливая. Мне бы хотелось сейчас оказаться в столице какого-нибудь домена, подальше от природы, деревьев, прогретой и укрытой прелой листвой земли. В большом городе не легче дышать, но там легче быть воздухом. А сейчас мое и без того тяжелое материальное тело было просто пропитано влагой. Душно. И рука, в которой лежала колода, какая-то неестественно тяжелая, сжимала пальцы на плотной бумаге, не в силах ни вернуть карты владелице, ни свершить те действия, которые предложила сделать Лери. Лиханка кивнула.
  
  - Все, достаточно. Теперь тащи карту.
  
  Все так же послушно я взяла верхнюю карту, перевернула и показала женщине картинку. А потом взглянула сама. На глянцевой поверхности были изображены двое: мужчина и женщина. Между ними в землю била молния. Я легко смогла прочесть название карты, так как знала, что означают символы на ней, хотя написаны они были на диалекте Восточного Архипелага. Карта называлась 'Преодоление'.
  
  - И что это значит? - спросила я.
  
  - Не знаю, - удивленно пожала плечами гадалка, забирая у меня колоду. - Обычно, эта карта - предвестница испытания, которое должны преодолеть и гадающий, и тот, кто ему не безразличен. Как правило, выпадает влюбленным и означает семейные дрязги молодой пары. Я бы сказала, что тебя ждут испытания, которые ты должна будешь разделить с кем-то, но... Может быть, попробуешь еще раз.
  
  Я взяла колоду, подержала немного, и вновь сняла верхнюю карту. На ней был изображен силуэт человека, идущего по дороге в ночь. Я даже не совсем понимала, мужчина это или женщина. Его путь был темен, на небе над его головой не было ни одной звезды. Карта носила странное название 'Обреченность'.
  
  - Ну вот, - нахмурилась Лери, - ничего не понятно. Зря я тебе предложила. Давай колоду.
  
  Я вернула карты, но все же спросила:
  
  - И что же это означает?
  
  - Что ты кому-то нужна, - медленно произнесла гадалка. - И перед этим кем-то лежит тьма. Тьма почти наверняка поглотит ждущего, но он вроде как ждет тебя. Ему очень нужна твоя помощь.
  
  - Тьма? - переспросила я. - И что ты хочешь этим сказать?
  
  - Может быть, какие-то серьезные проблемы, - с сомнением произнесла Лери. - Может быть, у него неспокойно на душе. Это тоже в некотором роде тьма. Вообще, это понятие можно интерпретировать по-разному. Итог, как правило, один. Конец.
  
  - Конец? Значит, этого... - я пристальнее вгляделась в карту, пытаюсь разглядеть, кто же это, мужчина или женщина, - ждет смерть? И я тому причина?
  
  Лери качает головой, убирает колоду в карман и произносит:
  
  - Скорее, в твоих силах его, - мгновенная заминка, но женщина быстро подбирает слово, - спасти этого человека. По крайней мере, ты ему нужна.
  
  Нужна. Спасти. Прийти кому-то на помощь, спасти его. Разве я на это способна? Я вообще когда-нибудь кому-нибудь помогала? Вряд ли. Нет, я не забыла. Теням не свойственно забывать. И сомневаюсь я не потому, что не помню. Просто, я не знаю, какой смысл люди вкладывают в слова 'помогать', 'спасать'. Как это, быть нужной кому-то, знать, что от тебя ждут помощи? Сейчас я стояла на улице, под освещенным полной луной небом, и не понимала, как должна реагировать на слова гадалки. По большому счету мне должно быть все равно. Воровать, убивать или помогать - какая разница. Главное, чтобы платили.
  
  - Понятно, Лери, - кивнула я. - Буду иметь ввиду, что кому-то нужна моя помощь. Значит, скорее всего, ждет новый заказ. - Лери поморщилась, затем улыбнулась. - Знаешь, это очень хорошо, раз будет заказ. Значит, не так все безнадежно, как думает Зар.
  
  - И что же он такое думает? - спросила Лери.
  
  - Что у меня очень серьезные неприятности. Но он неправ. Неприятности у меня такие же, как всегда.
  
  - Значит, Тени способны ошибаться. А ведь это человеческое качество, оно основано на человеческой эмоциональности, - вздернула бровь лиханка. И пояснила: - Ты только что сказала, что Зар неправ. Значит, ошибся, верно?
  
  Воздух становится тяжелее. Я уже чувствовала нарастающее в нем напряжение. Возможно, будет гроза. Легкая, но будет. И дышать все тяжелее. Ошибиться может любой. Наверное, в этом выражена та тонкая связующая нить между людьми и Тенями. То, что между нами еще может быть общего. Но не в этот раз. Зар не ошибся. Он прав, я в беде. Просто сейчас я сказала Лери неправду. Не хотелось ее огорчать. Так ведь намного лучше, когда уважаемый тобою человек доволен. Я получаю от этого удовольствие. Странно, но со времен знакомства с артистами я действительно ощущала себя спокойнее и уравновешенее, когда они счастливы. А людям для счастья нужно не так много. Всего одну маленькую ложь.
  
  - Пойдем домой, Лери. - Я отлепилась от холодной стены гаража и шагнула в обозначенном направлении. - Нужно отдохнуть. Утром вставать рано, а я еще не набралась сил для путешествия.
  
  Лиханка быстро догнала меня, и мы пошли вместе, шаг в шаг по каменным плитам дорожки. Скорее бы оказаться в большом городе. Где нет этой тяжелой влаги в воздухе. Где дождь не оставляет после себя таких явных следов, а дождевая вода утекает в водосток, не успевая собраться в лужи.
  
  - Куда поедешь? - меланхолично спросила моя спутница, глядя под ноги. Она знала, что я отвечу, но все равно, спросила. Люди. Им во всем нужно убедиться. Они больше доверяют чужим словам, чем собственным ощущениям.
  
  - Не знаю, - не стала скрывать я. - Ненадолго составлю вам компанию, после разделимся. А пока будем ехать, придумаю, где лучше залечь на дно.
  
  - Удачи, - спокойно произнесла Лери. Она открыла дверь и бесшумно прошла в гостиную. Теперь уже я следовала за тонкой женской фигурой. Ее комната располагалась на первом этаже. Подойдя к двери лиханка замерла и слегка повернула ко мне голову. Несмотря на то, что женщина теперь стояла в профиль, мне было видно, Лери грустно.
  
  - Удачи, - просто повторила она и закрыла за собой дверь. Я поднялась в свою комнату. Энеси не проснулась, зато, по всей видимости, перевернулась на постели раз десять. Одеяло укрывало лишь тонкие лодыжки, подушка обнаружилась не под головой, а почти на голове девушки, простынь сбилась. Глупая, добрая Энеси. Что ей снилось? Хорошее? Отчего можно так разворотить кровать, но при этом улыбаться во сне? Неужели хорошие сны могут тревожить так же, как кошмары? Я никогда этого не узнаю. Подошла к девушке, осторожно, чтобы не потревожить, подобрала одеяло с пола, укрыла ее. Эни вздохнула, что-то пробормотала во сне, но не проснулась. Я села на край своей кровати, смотрела на спящую и думала о том, что сейчас сделала. Забота? Может быть. Ведь это тоже инстинкт, оберегать слабых подобных себе существ. Люди не подобны нам, но ведь мы были людьми, пока Безликие не лишили нас души. Зар тоже оберегает всех их, слабых, таких, каким был бы сам, если бы не лишился того, что отличает людей и тварей. Прекрасное пояснение поступка, не свойственного Тени. Лежа в постели поймала себя на том, что действительно желаю поскорее оказаться в большом городе. Проклятый дождь. Осень.
  
  Утром я проснулась рано, но Энеси в комнате вновь не было. Когда, а главное, как шумная, порывистая девушка умудрялась встать, принять душ, одеться, убрать постель не потревожив мой чуткий сон, для меня было загадкой. Наверное, я все-таки пострадала от ран сильнее, чем думала, раз стала крепко спать. Встав, быстро проделала те же процедуры с обязательным взглядом на свое отражение в зеркале. Несколько секунд дают возможность убедиться, что время еще есть. Положив расческу, я уже собиралась отойти от зеркала, но вдруг, повинуясь каком-то непонятному порыву,  остановилась. Время есть. Есть. На что? Что я доказываю сама себе, проводя ежеутренний ритуал у зеркала? Что я жива? Что существую? Что этот день для меня не только начался, но и закончится?
  
  '- Дамира, чего тебе на самом деле хочется?'
  
  - Я хочу, чтобы ты замолчал, - вслух ответила на этот навязчивый вопрос в моей голове, и отражение послушно вторило мне бледными губами. Я отвернулась от зеркала. Время есть. Не нужно терять его на глупости. Я не человек, чтобы позволить себе подобное.
  
  Внизу было неспокойно. Артисты метались по дому, занятые сборами. Даже собранная спокойная Лери выглядела напряженной, пытаясь стащить с манекена платье, все еще укрытое пиджаками и куртками. А я думала, это платье Энеси. Мимо пробежал Дрек, одной рукой запихивая в рот кусок бутерброда, другой старательно, но тщетно пытаясь скрутить на локте какой-то шнур. Я уже хотела было помочь, но подоспели братья, отобрали шнур, и отправили Дрека на улицу. Тот хмуро кивнул и, все еще жуя бутерброд, отравился за дверь. Через которую, едва не сбив парня с ног, вбежала Энеси. Малинового цвета топ прикрывала яркая желтая курточка, стройные ноги в темно-синих брюках и, что удивительно, обычных черных ботиночках. Эни не остановилась перед отшатнувшимся Дреком и, не сбавляя скорости, рванулась ко мне.
  
  - Доброй утро! - возвестила девушка, повиснув у меня на плече. - А мы уже почти готовы. Ты так спала, что я не захотела тебя тревожить. Извини. Но ты же выспалась? Отдохнула? Есть хочешь? Идем завтракать! Мы перекусили, кто когда успел, но ты же спала и...
  
  - Тихо, - мягко, но настойчиво оборвала словесный поток. - Тихо, Энеси. По порядку. Да, я отдохнула, но разбудить меня ты, все же, должна была. Я не хочу есть, выпью немного кофе. Раз уж все собрались, наверное, скоро в дорогу?
  
  - Ну, - Энеси окинула перевернутую гостиную задумчивым взглядом. - Думаю, скоро. Но кофе выпить успеешь. И поесть. Пойдем! - она неожиданно сильно сцапала меня за запястье и потащила в кухню. Быстро поставила передо мной тарелку с яичницей и принялась возиться с кофе. Я медленно ковыряла еду, иногда совала вилку в рот. Энеси крутилась рядом, что-то лепеча, но я не слушала. Хотелось побыстрее собраться и покинуть, наконец, насквозь пропитанный дождем Трад. Найти убежище как можно дальше от западного домена. Ненавижу маленькие города. Ненавижу...
  
  - Дамира, ты уже проснулась, - спокойно произнес Зар. Энеси подпрыгнула на месте от неожиданности, но я почувствовала приближение Тени Белого Пламени заранее и смотрела на дверь. - Поедешь в машине или дать тебе мотоцикл сразу?
  
  - Что значит 'дать мотоцикл сразу?', - тут же влезла Эни. - Она что, берет один из наших мотоциклов? Значит, не едет с нами? А куда ты собираешься?! Дамира, останься...
  
  - Энеси, иди, помоги Лери с чемоданом, - оборвал девушку Зар. - И свой тоже прихвати. Если забудешь наряды, учти, возвращаться за ними никто не станет.
  
  Энеси насупилась, но лишь на несколько мгновений, пока Зар говорил. Затем кивнула мужчине, улыбнулась мне и выбежала из кухни. Мы остались вдвоем. Редкая для Теней ситуация, когда они вместе, в небольшом помещении и не пытаются друг друга убить.
  
  - Так что ты хочешь? - тут же повторил вопрос Зар. - В машине или мотоцикл?
  
  - Я не смогу сейчас рассчитаться с тобой за мотоцикл, - решила прояснить ситуацию я. - Я взяла немного денег с собой на задание. Основная сумма у меня в Каменном. И до нее пока не добраться.
  
  Тень Белого Пламени кивнул.
  
  - Если бы мне нужны были деньги, я бы сказал тебе прямо, - ответил он. - Нет, Дамира, оставь себе. Ты, в отличие от меня, гораздо больше нуждаешься и в деньгах, и в транспорте.
  
  Слишком это по-человечески. Люди говорят, если спас кому-то жизнь, ты за нее в ответе. Тени же предпочитают не спасать жизни, тем более себеподобным. А уж если так получилось - спасенный становится должником. И мне было бы привычнее сейчас сделать что-нибудь для старого знакомого, чтобы рассчитаться с долгом, но в сложившейся ситуации я ничего не могла сделать. А он не потребовал. Вместо этого взял на себя кое-какую заботу о моем будущем. Неправильно.
  
  - Хорошо, возьму мотоцикл, - решила я. - Вернуть не обещаю. До границы домена топлива хватит?
  
  - Хватит, - сказал мужчина. - И до границы, и дальше. Правда, ненамного. Поэтому, на территории западного домена при первом удобном случае заправься.
  
  Выдав последнюю фразу, мужчина развернулся и вышел, оставив меня наедине с остывшим кофе. Залпом допила напиток, оставила невымытую чашку на столе и последовала за Заром.
  
  В гостиной было заметно тише и чище. Одинокий манекен у лестницы стоял без одежды, чемоданы исчезли, стало тихо и пусто. Мне было неприятно находиться в пустом помещении, и я поспешила на улицу, где грузились в кары и фургон артисты. Увидев меня Ирин помахал рукой, подзывая.
  
  - А, Дамира, привет, - сказал он. - Я тебе бак заправил. До границы протянет. А там...лучше заправься, как случай появится. Мало ли...
  
  Он замялся, но я все поняла. Хочет сказать, что раз я убила трех человек, возможно, придется бежать от погони, но при этом не желает напоминать о неприятностях. Что им движет? Может быть, человечность. Люди считают, что упоминать обо всем плохом, что было в прошлом, нельзя. Но мне все равно. Я убила тех людей потому, что они угрожали мне. И все. Никаких угрызений совести.
  
  - Хорошо, я учту, - произнесла, разглядывая мотоцикл. Обычный, далеко не новый, но достаточно мощный, и ухоженный. Ирин хорошо присматривал за машинами. Оседлав свой новый транспорт, киваю парню. - Благодарю.
  
  - Удачи, - уже второй член труппы желает мне ее. Но я в нее не верю. Везение не для бездушных тварей. И полагаться мне стоило исключительно на себя.
  
  Первым территорию арендованного двухэтажного особняка покинул кар Зара. В нем никого, кроме Тени Белого Пламени не было. Зар не любил компанию в дороге, и у меня на этот счет схожее мнение. Затем на дорогу выехал фургон, в который загрузились Энеси и ее огромный чемодан одежды, братья и Дрек, сидящий за рулем. Лери вела последнюю машину, и компанию ей почему-то составил Ирин. Причем, уступил женщине водительское сиденье. Очень на него непохоже. Хотя, люди всегда умудряются сделать что-то выходящее за рамки здравого смысла. Ведь Лери водит гораздо хуже парня, и разумнее было ему сесть за руль. Но это люди. И этот факт многое объясняет.
  
  Территорию города мы покинули без проблем. Я всерьез опасалась, что меня могут задержать, и не только из-за убийства. Этим днем заканчивалась аренда потерянного у стен особняка мотоцикла, а значит, хозяин мог заявить в полицию и пограничники у стен вполне способны задержать меня за кражу. Однако повезло и городской пограничник, едва взглянув на мои документы, позволил ехать. Ворота за нами закрылись, и, свернув несколько раз, мы, наконец, оказались на широкой пустой дороге, соединяющей между собой города. За спиной был Трад. Впереди дорога на запад. Рестон, Изумрудный Порт, Океан Черных Вод. Вперед. У меня нет привычки оглядываться. Как и нет привычки надевать шлем. Свист ветра в ушах, его холодные порывы в лицо для меня гораздо приятнее, чем тяжелый влажный запах прелой листвы и дождя. Воздух должен быть холодным. Кроме холода в нем больше ничего нет. Как нет у Теней ничего, кроме их существования.
  
  Безопасным местом домен герцога Чреза назвать было нельзя. Хотя, я точно знала, что основной центр преступного мира империи - это север. На территории домена герцогини Шенер процветали работорговцы, контрабандисты, гильдии наемников. И все же, земли, находящиеся под контролем представителей рода Чрез давно были опасны, и главным образом для приезжих людей. На кары то и дело нападали, грабили людей, случались убийства. Полиция честно отлавливала якобы преступников, заверяя добропорядочных жителей домена, что герцог изо всех сил борется с произволом. Однако, все знали, это не прекратится. Всему виной далекое прошлое, в котором предок нынешнего императора Марукса крепко обидел предка нынешнего герцога Чреза. Впрочем, формально, монарх ничего не сделал. Просто закрыл глаза на одну недолгую, но достаточно кровопролитную стычку между предком герцога Чреза и объединившимися правителями двух небольших западных доменов - герцогом Нессером и герцогиней Виларой. В результате нападения фамилия Чрез лишилась одного из главных источников дохода - Изумрудного Порта, а так же нескольких менее важных пунктов, которые победители поделили между собой. Император не обратил на произошедшее внимания, но это никого не удивило. Леди Вилара была любовницей императора, а герцог Нессер приходился ему племянником - единственным на тот момент родственником мужского пола. Император, власть которого на Материке уже в те времена была шаткой, старался держать молодого родственника в достатке и благополучии, чтобы тот не вздумал вступить в сговор с другими герцогами и не свергнуть Его Высочество раньше, чем тот или успеет обзавестись прямым наследником, или благополучно умереть. Предок герцога Чреза всегда был недоволен властью императора, и монарх одним своим поступком решил несколько проблем сразу: ублажил капризную подругу, дал новую игрушку своему племяннику и показал недовольным их место. Императорскую власть это, впрочем, не спасло и спустя несколько лет от былого монаршего величия остались лишь воспоминания. Изумрудный Порт отошел в домен герцогине Виларе, что значительно увеличило ее доходы, а весь род Чрез затаил злобу как на власть, так и на соседей с запада. Налоги, которые собирались с жителей домена, а так же с приезжих, не увеличивали казну домена так, как это было в годы владения Изумрудным Портом. И тогда, скорее от злости, чем с корыстными целями, предок Чреза наводнил свои земли преступниками и грабителями, нападающими на людей, приехавших из других доменов. Наемники заполонили территории между городами, они нападали, избивали, отнимали имущество и деньги, портили машины. Когда же разозленные путешественники требовали объяснений, герцог с удовольствием их давал, заявляя, что после утраты земель и, в особенности, Порта, его казна очень обеднела, и стражам порядка пришлось урезать жалование, после чего и солдаты, и полиция, и, тем более, городские пограничники, конечно же, перестали добросовестно нести свою службу. Так же хитрый старик предлагал пострадавшим обратиться с жалобой к императору или же хозяевам своих доменов. Люди, понимая тщетность подобного мероприятия, уходили ни с чем.
  Вскоре состоятельные жители из других доменов сквозь владения предка Чреза стали передвигаться только с утроенной вооруженной охраной, за что вынуждены были платить утроенный налог. Императору не нравилось такое положение дел, но он понимал, что поставить на место разозленного герцога будет непросто: нападение на род Чрез со стороны императорских войск будет принято в штыки другими недовольными правителями доменов. Герцоги западных доменов могли бы поспособствовать и приструнить зарвавшегося старика еще раз, но они также боялись, что на помощь Чрезу могут прийти герцоги южных доменов. К тому же, после первого нападения армии небольших западных доменов понесли потери и не успели восстановиться. Добровольно же прекратить произвол предок нынешнего герцога Чреза не собирался. Император понял, что лучшим, что он сможет сделать, будет смириться с неизбежным. Так, восточный домен и по сей день являлся самыми опасными землями, которые богатые купцы и торговцы вынуждены были пересечь, чтобы попасть в Изумрудный Порт.
  
  Наемников герцога я не опасалась. План мой был прост и понятен. Я не боец, поединки с Тенями мне были ни к чему. В том же, что заказчица пошлет за моей головой не людей, я не сомневалась. Более того, была уверена, что преследовать меня будут бывшие коллеги из гильдии. Десять лет прошло, а они до сих пор не успокоились, все еще желают моей смерти. Ну что ж, пусть хорошего бойца из меня не вышло, прятаться я умею прекрасно, раз гильдия за все эти годы так до меня не добралась. Не доберется и в этот раз. И все-таки, вместе со спокойствием пришла досада. Я совершила глупость, подписалась на убийство того, кто способен уничтожить мою жизнь. О чем я думала в тот момент, когда в Каменном, крошечном городишке западного домена пошла на эту сделку? Я не могла дать ответ на этот вопрос даже самой себе. Ясно одно, на Материке мне оставаться опасно и в этом только моя вина. Пока я занималась мелкими делами, жизнь моя была вполне спокойной и это меня более чем устраивало. Но один необдуманный поступок не оставил от былой стабильности камня на камне. И это было очень досадно.
  В мыслях я вернулась к недавним событиям. Безликий в особняке герцога Чреза. Безликий. Безразличный Бог в человеческом теле. А ведь Безликим может оказаться кто угодно. Безразличные Боги никак не выдают своей сути, пока живут среди людей. Они не могут позволить себе этого. Зар прав, тело человека слишком слабое, чтобы выдерживать и паразитирующую его сущность, и его силу. Какой мощью обладают Безликие на самом деле людям тоже не известно. Считается, что они делятся согласно способностям, как и их Тени. Белое Пламя, Дыхание, Молчание, Исток, Четыре Круга. Безликие не в силах пользоваться ими здесь, среди людей. Значит ли это, что покидая телесную оболочку и оказываясь среди таких же, бесплотных духов, Безликим нужны способности, позволяющие выживать и защищаться? Люди ничего не знают об этом. И предпочитают не думать. Тогда, что же произошло в особняке? Безликий проявил свои способности и не погиб. Выходит, им это под силу, вопреки мнению человеческих ученых. А еще это может означать угрозу для человечества. Если Безразличные Боги могут проявлять агрессию в отношении людей, значит, они могут влиять на происходящее. Значит, им не так уж безразлично, что творится в нашем мире. И люди узнали об этом. Вычислили Безликого и натравили на него меня. Тень Дыхания убивает прикосновением. Хорошо владеющая способностями Тень Дыхания может убить на расстоянии. Таим образом сутки назад я, раненная и обессиленная, сумела забрать дыхание трех здоровых мужчин. Может быть, именно поэтому заказчица искала именно Тень Дыхания для этой работы. Рассчитывая, что я убью жертву, не касаясь ее. А не оговорила этот пункт, чтобы не вызвать у меня подозрений. Да, все сходится. Возможно, именно так все и должно было произойти. Только, был ли в этом смысл? Может ли Тень убить своего создателя? Может ли хоть кто-то среди живущих встать против Бога?
  
  По дороге между городами мы ехали достаточно медленно. Фургон разгонять было нельзя, поэтому приходилось довольствоваться тем, что обогнать я его могла не более чем на пару километров, чтобы не потеряться. Пока мне с моими спутниками по дороге, не стоило торопиться. Время у меня было и можно наслаждаться спокойствием. Единственное, чего хотелось, немного погонять. Мне нравится скорость, нравится чувствовать ветер в лицо, нравится преодолевать сопротивление стихии. И я уже собиралась надавить на газ, когда внимание мое привлек догоняющий нас кар. Вне стен городов дороги существуют не просто так, кары свободно перемещаются по территории домена и даже между доменами. В одиноком каре на дороге нет ничего необычного. Но мне стало не по себе. Кар Зара вдруг резко затормозил, как оказалось, вовремя. Черный кар преследователей набрал скорость, обгоняя фургон, кар Ирина, и первый выстрел пришелся по колесам именно его машины. Но Зар был готов и аварии не произошло. У остальных водителей так же обнаружилась хорошая для людей реакция. Лери вывернула руль, и их с Ирином кар съехал на обочину, фургон же застыл на дороге, как вкопанный. А из черного кара высыпали люди. Больше они не стреляли, но в том, что у нас проблемы, сомнений не было. Как и в том, что это не полиция. Черная одежда, маски, скрывающие лица. Наемники Чреза? Они все-таки решили нас обокрасть? Идиоты. Разве они не знали, что среди артистов есть Тень Белого Пламени? На что они рассчитывали? Один из наемников распахнул дверь машины и рывком вытащил Лери. Ирин бросился на помощь подруге, и началась драка. Я развернула мотоцикл, надавила на газ. Двое наемников обернулись к надвигающемуся на них мотоциклу, вскинули оружие. От первой короткой очереди я увернулась, но за ней последовала другая. Понимая, что переехать мерзавца мне не удастся, я отпустила руль и спрыгнула. Оказавшийся без водителя мотоцикл повел себя почти так, как мне было нужно: свернул и сбил с ног третьего мужчину, который собирался вломиться в фургон. Я же, не теряя времени, бросилась к нападавшим. Еще сутки назад у меня был пистолет, но я оставила его в сумке вместе с остальными вещами, в лесу близ особняка герцога Чреза, возле арендованного мотоцикла. В особняк я шла только с кинжалом и своими способностями. Теперь только на них полагаться и придется. Я выдохнула и уже бестелесная рванулась к мужчинам. Тело вернула в шаге от противников. А в следующее мгновение перехватила запястья обоих. Лица их были закрыты повязками, видны были только глаза. Взгляд одного из мужчин встретился с мои. Широко распахнутые глаза смотрели на меня с ужасом. Этим людям будет страшно, хотя, недолго. Сейчас им будет больно. Мужчины тяжело осели на колени, а затем повалились на асфальт. Они корчились у меня под ногами, судорожно хватаясь за горло, словно пытались ослабить невидимую петлю, стянувшую его. Человек может задерживать дыхание на несколько минут, если постарается. Но когда горло сжимает невидимая рука Тени Дыхания, смерть наступает за секунды. Впрочем, умирающие еще продолжали хрипеть, когда я уже потеряла к ним интерес. Нужно было разобраться остальными. И почему Зар до сих пор ничего не сделал, чтобы остановить разбойников? Мысль меня тревожила, но сосредоточиться на ней времени не было. Ирина я заметила сразу. Его сила, которую он использовал в мирных целях, все же позволяла противостоять наемникам, и одного из них он даже отправил в нокаут. Я собиралась поспешить на помощь парню, но меня отвлек вскрик. Один из мужчин схватил Лери и с силой швырнул на землю. В следующий момент раздался выстрел. Лиханка дернулась и застыла. Где-то пронзительно закричала Энеси, но я уже не могла смотреть ни на что. Звериная ярость накрыла меня, мгновенно я оказалась рядом с наемником, убившим женщину. Он не успел выстрелить, я перехватила его руки, вдохнула. Хотелось, чтобы он испытал страданий больше, чем я могу их дать, хотелось, чтобы он умирал так медленно, как это возможно. Эта тварь убила Лери. Ненавижу. Не холодно, не расчетливо. Яростно, словно огонь, пожирающий все на своем пути. Моя ненависть горела. И я горела вместе с ней. Оттолкнув уже бездыханное тело, я огляделась, полная решимости прикончить каждого наемника, сколько бы сил мне это не стоило, когда тело вдруг пронзила боль настолько сильная, что я не удержалась на ногах. Ощущений было таким, словно в левое бедро по рукоять вонзили большой нож. Тени Белого Пламени умеют убивать именно так, как я только что хотела прикончить наемника. Медленно, мучительно. И сейчас я попала под контроль именно такой Тени. Проклятье, только не они, я бы даже с большей радостью согласилась заполучить в противники Четыре Круга. Хотелось взвыть от досады. Он стоял шагах в десяти от меня, высокий, в такой же черной одежде, с закрытым лицом. Лишь сияли лишенные радужной оболочки глаза. А в руках длинный кинжал, направленный прямо на меня. Убить на расстоянии Тени Белого Пламени не в силах, но холодного оружия и небольшого расстояния достаточно, чтобы взять под контроль, обездвижить, нанести серьезную рану. Именно это со мной произошло. Скрипя зубами от злости и боли, понимаю, если сейчас не соберусь, если не смогу сосредоточиться и перейти в бестелесное состояние - мне конец. Но сосредоточиться, когда в тело проникает острие кинжала, задача слишком сложная. Наемник сделал шаг в мою сторону, еще один, а затем неожиданно вскрикнул и едва не выронил оружие. Боль отпустила. Она больше не была парализующей, и я почувствовала, что могу контролировать свое тело. А вот атаковавший меня был не так доволен. Он судорожно сжимал кинжал, только острие его было направлено не на меня, а на стоящего неподалеку мужчину. Я не видела лица, но куртка мужчины была покрыта пятнами крови. Значит, Теней Белого Пламени было несколько. Вот почему Зар не помог остальным артистам драться. Он был занят противниками посущественней. Сейчас Тени стояли друг против друга, стискивая рукояти. Из-под маски моего недавнего противника на грудь капала кровь. Он проиграл, не выдержал. Рука, стискивающая рукоять, дрогнула, наемник тяжело рухнул на землю. Я облегченно вздохнула, мысленно поблагодарив старого приятеля за помощь. Боец я действительно посредственный, а противники Тени мне попадались не то, чтобы редко, но и не часто. Обычно мне удавалось от них просто сбежать. Зар прихрамывая подошел к раненому, намереваясь добить. А потом все произошло слишком быстро, и я очень поздно поняла, что случилось. Из последних сил поверженный наемник выбросил руку с зажатым в ней кинжалом. Зар не успел отшатнуться, острие вонзилось в грудь. По сведенной судорогой руке наемника хлынула кровь моего спутника. Забыв о боли в бедре я вдохнула и мгновенно оказалась рядом. В следующее мгновение наемник хрипел, задыхаясь, а я, забыв обо всем, стискивала обеими руками его горло. Я забирала дыхание бессчетное количество раз, но никогда не душила противника вот так. Однако все, чего мне в этот момент хотелось - причинить боль сильнее, чем я на то способна. Прошло, наверное, секунд пять, прежде, чем до моего помутившегося рассудка дошло, наемник мертв, а руки, которыми я продолжала душить мужчину, скользкие от крови. У Тени Белого Пламени было перерезано горло, я все это время душила труп. Выдохнула и расцепила пальцы.
  
  - Зар?
  
  Только сейчас заметила, насколько серьезно был ранен мой спаситель. Лицо было обезображено, разорвана щека, поврежден левый глаз, ухо превратилось в кровавые лохмотья. Зар судорожно вздохнул, тело его дернулось от боли, но мужчина стоически перенес это испытание, не застонав. Он с трудом перевел взгляд уцелевшего правого глаза на меня, губы его беззвучно зашевелились.
  
  - Он мертв. Трое мертвы...
  
  Значит, Теней было трое. Проклятье. Трое на одного, а я даже не подумала прийти на помощь. Я не подумала о том, что Зару она может понадобиться.
  
  - Молчи, - прошептала я. - Не говори ничего, ты тратишь силы.
  
  - Дамира, - прохрипел он, не обращая внимания на мои слова. Изо рта мужчины тоненькой струйкой потекла кровь, но он продолжил: - Дамира... они приходили за тобой.
  
  Он прав. Мне стало холодно. Я знала смерть. Даже смерть тех, с кем была знакома. Три моих напарника в далеком прошлом погибли в пожаре. Теперь же тот, кого я прекрасно знала, умирает на моих руках. И я вновь, как тогда, в Шаторе, ничего не могла сделать. Холод, противный, липкий, покрывал мое тело, бил мелкой дрожью.
  
  - Молчи, Зар, - повторила я. - Поговорим, когда ты восстановишься. Сейчас ты не должен тратить столько сил.
  
  Нам обоим было понятно, что он не выживет. Смертельная рана нанесена Тенью Белого Пламени, и вылечить такое ранение могут единицы из Теней Истока. Он закрыл глаз и несколько мгновений лежал молча. Когда же он вновь заговорил, голос его был почти так же тверд, как если бы он был здоров. Разве что намного тише.
  
  - Не перебивай меня, Дамира. Ты права, у меня слишком мало сил, - произнес он. - Эти люди и Тени Белого Пламени напали на нас, чтобы убить тебя. Тебя вычислили и живой уйти не дадут. Ты должна бежать. Прямо сейчас, немедленно. Отправляйся в ближайший порт, садись на корабль и убирайся с Материка как можно дальше. Иначе ты погибла. И еще... Если ты поедешь с ними, они тоже погибнут.
  
  Я не поняла, когда, а главное, зачем открыла рот. Наверное, собиралась что-то сказать. Но какими бы не были слова, вертевшиеся в тот момент на языке, я промолчала, вспомнив, с какой дикой болью сейчас борется Зар, чтобы сказать мне все это. Что стоит жизнь одной Тени для другой? И почему Зар сейчас умирает, ведь наемники пришли за мной? Почему мне так холодно...
  
  - Я тебя поняла. И сделаю так, как ты просишь, - твердо произнесла я. - Ты не должен больше думать об этом.
  
  Он вглядывался в мое лицо, словно пытаясь понять, лгу я или нет, но не найдя никаких признаков обмана, неожиданно чуть улыбнулся окровавленными губами. А затем морщины на его лице разгладились, глаз закатился. Зар глубоко вздохнул и потерял дыхание. Мне вдруг захотелось его поймать, подержать как можно дольше рядом с собой, не отпускать, постараться вернуть на место, в еще не остывшее тело, но я понимала тщетность такого поступка. Он мертв. Только что из-за меня умер тот, кому я доверяла. Друг... Может быть, я где-то на уровне подсознания я все же понимала смысл этого слова. Потому, что именно оно сейчас возникло в моем мозгу. Друг. Я сидела на земле, уставившись в пустоту, а на коленях у меня покоилась голова моего умершего друга. Ирин нашел меня в таком состоянии. Осторожно присел рядом, положил дрожащую руку на плечо.
  
  - Дамира, ты в порядке?
  
  Я моргнула, приходя в себя. Посмотрела на Ирина и некоторое время размышляла над тем, что ему ответить.
  
  - Да, я в порядке. А ты? И остальные? Лери...
  
  Парень опустил голову, и я поняла, что он пытается скрыть покрасневшие влажные глаза. Напрасно. Я бы не стала осуждать его за слезы.
  
  - Лери умерла, - тихо сказал Ирин. - Мертв Варт. Их застелили. Эни и Дрек не пострадали, но Верт ранен, и они сейчас с ним.
  
  - Варт... - голос мой был глухим, внутри меня словно что-то оборвалось и упало, оставив пустое пространство. - Это один из тех братьев?
  
  Ирин с тревогой посмотрел на меня, а затем поднялся с земли - я заметила, что он хромает - и протянул мне руку.
  
  - Идем, Дамира. Надо возвращаться в город. Там полиция и госпиталь. Наверное... наверное это были наемники герцога... - закончил он, и по его голосу было ясно, парень не верит в то, что говорит.
  
  Я осторожно переложила мертвого Зара на землю, несколько секунд вглядывалась в его спокойное, хоть и изуродованное лицо, а затем встала рядом с Ирином.
  
  - Я уезжаю.
  
  Ирин непонимающе посмотрел на меня.
  
  - Уезжаешь? То есть, ты не поедешь сейчас с нами?
  
  - Нет.
  
  - Куда ты поедешь одна?
  
  - Неважно.
  
  - Дамира, не глупи...
  
  - Я не могу больше оставаться с вами. Они пришли за мной. Из-за меня вам всем угрожала опасность, вы помогли мне и вот результат. Не следовало меня спасать, - проговорила, не узнавая собственного голоса. Пустого, ровного. А ведь меня знобило. Голос должен дрожать...
  
  - Дамира, это не так... - снова возразил Ирин, пытаясь положить мне руку на плечо, но я не позволила ему это сделать.
  
  - Молчи и слушай. На тебе теперь ответственность за всех, кто остался жив. Не вздумайте ехать в Изумрудный Порт, потому что туда еду я. Отправляйтесь в Рестон, как и планировали. Или возвращайтесь в Трад. Кто напал, ты не понимаешь. Скажи, что с ними были Тени Белого Пламени, но их убил ваш спутник. Никаких подробностей, все было внезапно и закончилось слишком быстро, чтобы ты что-то успел запомнить. И самое главное, забудь раз и навсегда, что ты меня видел. И остальным передай. Вы меня не видели. О задушенных я позабочусь.
  
  Парень вздрогнул и поспешно отвернулся, видя, как я вытащила кинжал. Несколько минут, и все убитые мною были тщательно исполосованы острым лезвием. Человеку, убившему Лери, я, испытывая что-то среднее между удовольствием и яростью, перерезала горло. Ирин забрал тело Лери, отнес подальше от убийцы. Я была ему за это благодарна, не хотела видеть еще одну смерть. Не хотела вновь ощутить этот мерзкий, сковывающий тело холод.
  
  Перед тем, как уйти, я положила руку парню на плечо.
  
  - Береги их. И скажи Эни, что я всегда буду считать ее сестрой.
  
  Я уходила, оставляя растерянного Ирина позади. Сегодня умерли трое. Даже этот мальчишка, которого я видела второй раз в жизни, и имя которого вспомнила только после его гибели, был мне сейчас дорог как никогда. Меня била мелкая дрожь, хотя раны мои уже частично затянулись, да и те, что побольше, не причиняли серьезных неудобств. Подобрав мотоцикл, села, и надавила на газ. Зар, Лери, Варт. У Теней нет души. Мы не сожалеем, не грустим, не злимся. Мы безразличны, так же, как Безликие. Нам все равно. Мчась вперед, преодолевая сопротивление стихии я не переставала повторять себе это, чтобы не думать о том, что по моей вине погибли те, кто любил меня.
  
  ========== 5 ==========
  В самом большом океане, омывающем Материк - Океане Черных Вод - есть огромный кусок суши. Согласно историческим документам, когда он был открыт, его поначалу принимали за еще один Материк, собирались проверить на наличие аборигенов и заселять колонистами. Однако, в процессе изучения  выяснилось сразу несколько интересных моментов. Во-первых, суша до размеров Материка все-таки не дотягивала и была квалифицирована как остров. Во-вторых, первые поселенцы тут же отметили следующие особенности. Остров не был заселен хоть каким-то местным населением, как, например, крохотные островки Архипелагов. Остров частично был покрыт прекрасными густыми лесами, что уже тогда было не характерно для ландшафта Материка. И самое неожиданное открытие - от гор до равнин, остров был напичкан разного рода полезными ископаемыми. Здесь было практически все: от благородных металлов и драгоценных камней, до угля и соли. Уже тогда, сотни лет назад люди сообразили, как им повезло. Остров быстро взяла под контроль власть. Даже спустя столетия, когда монархия потеряла влияние над доменами герцогов, Ре-Фьёр все еще находился под властью императорского домена и приносил династии огромные деньги. Колонизацию и заселение остановили, начались разработки месторождений. Остров Ре-Фьёр оказался кладом, и что необычно, даже сейчас, спустя много лет, на нем успешно велась добыча, и периодически появлялись новые месторождения. В настоящее время герцога, владеющий всем островом, сделал бы свой домен богатейшим на Материке. Однако, остров по праву наследования принадлежал императору, и герцоги платили большие деньги, чтобы получить в аренду участок на Ре-Фьёр. Затем делили арендованные участки между состоятельными жителями своих владений, и уже те занимались непосредственно добычей даров острова.
  
  На Материке официально давно была запрещена работорговля, однако множественные гильдии, обосновавшиеся в северном домене, плевали на закон. Пираты регулярно устраивали набеги на Архипелаги - в основном страдали от их произвола острова, относящиеся к южным доменам - а так же промышляли непосредственно в самих южных, а так же восточном доменах Материка. Местные герцоги закрывали на подобное варварство глаза, ведь пираты увозили людей из племен бедных, но упорно отказывающихся подчиниться власти герцога. Конечно, правители могли бы спустить на пустынников армию, но в этом случае все закончилось бы банальным истреблением непокорных. Пираты с севера своими рейдами приносили пользу богатому населению Материка - дешевую рабочую силу для работы на рудниках Ре-Фьёр. Свободные наемные рабочие, которые приезжали на остров, как правило, не работали шахтерами и рудокопами, занимали должности получше, и брали за работу большие деньги. А богатые жители Материка стремились не только к увеличению дохода, но и к уменьшению затрат. Работорговля официально была запрещена, но гильдии сделали ее одним из самых надежных способов увеличить казну северного домена.
  
  Из всех добываемых на острове драгоценных камней особенно ценились изумруды. Они имели особую прозрачность и блеск, легко поддавались обработке, после которой сияли в несколько раз ярче любых добытых на Ре-Фьёр камней. Украшения из изумрудов Ре-Фьёр стоили огромных денег, однако каждая состоятельная женщина Материка имела в своей шкатулке хотя бы небольшую брошь, украшенную россыпью дивных сияющих камешков. Изумруды и дали название порту, находящемуся ближе всего к Ре-Фьёр. В Изумрудный Порт регулярно прибывали серебро, золото, медь, бронза, железная руда, россыпи рубинов и дымчатых алмазов, но название свое он получил от самого дорогого камня, который привозили небольшими партиями, и охраняли лучше, чем жизнь капитана корабля.
  
  Я сидела в таверне, задумчиво теребила пальцами сложенную купюру, которой собиралась расплатиться за обед, и смотрела в окно. Город был относительно тихим. Не сезон. Почти все корабли в рейсах, и порт затих в ожидании того, что будет, когда они вернутся. По возвращении судов порт расцветет яркими красками, отовсюду будет слышна музыка, веселые возгласы, а еще, само собой, шум драк и выстрелы. Вернувшиеся из плавания моряки будут спускать пар, как умеют: в пьяном угаре, объятьях местных девиц, мордобое. К тому же, в порт съедутся хозяева кораблей со всех доменов Материка, а еще простые зеваки. Изумрудный Порт в такие дни становится центром торговли всего Материка. Ну а пока сухопутные жители занимались своими повседневными делами, ходили на работу, сидели вечерами дома и почти не посещали заведения, подобные тому, в котором я находилась.
  
  Я пила кофе, смотрела в окно и думала о том, что делать дальше. До Изумрудного Порта я добралась без проблем. Без проблем пересекла границу доменов. Вывод мне казался очевидным, у меня неплохая фора; кто бы меня ни преследовал, они отстали. В стенах города я, наконец, по-настоящему задумалась над тем, зачем вообще сюда приехала. Я в Изумрудном Порту, там, куда перед смертью мне велел ехать Зар. Чтобы спастись, чтобы сбежать, как я планировала изначально. Или же я выполняю обещание, которое дала умирающему? Зар не желал мне зла, хотел помочь. Он взял меня с собой, понимая, что это рискованно. Вспомнилось, как недавно мы с Лери приветствовали друг друга по обычаям жителей ее земель. Никогда не понимала привязанности людей к традициям и обычаям. А сейчас я кажется выполняю последнюю волю умершего. А ведь это тоже человеческий обычай. Как же это все неправильно.
  
  На порт накатывали синие сумерки, и в их полумраке воды океана действительно казались черными. Где-то вдали угадывался луч маяка. Там, из воды торчали скалы. Люди умеют придумывать не только обычаи, но и сказки. Гряду подводных пик называли Хребет дракона. Из легенд следовало, что это окаменевшие кости утонувшего здесь дракона. По все тем же легендам, драконы жили на Материке и Архипелагах давно, когда людей не было и в помине. Наш мир тогда населяли лишь Безликие, а драконы были их слугами. Впрочем, были и другие версии. Согласно одним, драконы были не слугами, а создателями всего, в том числе Безразличных Богов и людей. В других утверждалось, что драконы и были Безликими, что они могли летать не только над сушей, но и отправляться в другие миры, создавать и разрушать их, летать среди звезд. Легенды, сказки. Безликие не всегда жили в этом мире. Когда именно они пришли документально не зафиксировано, но случилось это сравнительно недавно. Иначе, лишенных ими души Теней было бы гораздо больше. Поняв, что объяснить происхождение Безликих, а, тем более, узнать, кто же они такие, нет никакой возможности, но бед от них нет, люди быстро успокоились и сами придумали для себя объяснения происходящему на любой вкус. Никаких подтверждений существования драконов я не слышала. В отличие от частых слухов о чудесах, произошедших по воле Единого Бога. Кажется, некоторые из них действительно так и не были разоблачены, и стали считаться чудом.
  
  Безразличные Боги. Безликие. Существа, которые, если верить легендам, могут все. Их стоило бы бояться и почитать, им можно было бы возводить храмы, но люди никогда не делали этого. Они не боятся. Потому, что давно поняли: Безликие - действительно Безразличные Боги. Они не помогут. Они не накажут. Им плевать. И уж если молиться кому-то, то с надеждой на отдачу. Даже до императора можно достучаться. И люди перестали думать о Безликих. Выбросили их из своих вечно забитых более важными мыслями голов. Гораздо больше людей занимаем мы. Бездушные твари, Тени, пустые телесные оболочки, оставленные Безликими после того, как они появились на свет. Ни одна легенда Материка не проливает свет на то, почему Безликие вынуждены рождаться в человеческих телах. По крайней мере, я таких не слышала. Странная особенность бестелесных могущественных существ - жить в уязвимых человеческих телах. Тени стали проблемой для людей. Ничего не помнящие о прошлой жизни, бессмертные, наделенные странными способностями - мы пугали людей гораздо больше, чем Безликие. Уже имеющие Единую Религию люди тут же решили, что покидая человеческое тело, Безликие забирают с собой душу, и то, что остается - не достойно зваться человеком. Нас презирают, ненавидят, боятся. Может быть, когда-то давно Теней пытались убивать, но об этом и легенды, и официальная история молчат. Впрочем, как раз официальная история вообще предпочитает нас игнорировать насколько это возможно. И это в некотором роде обосновано. Я ни разу не слышала о том, чтобы Тени принимали участие в каких-то значимых событиях Материка или Архипелагов. Мы живем в относительном мире с людьми, нам никогда не было до них дела. Однажды Энеси спросила меня, почему Тени до сих пор не захватили власть. Ведь мы же можем многое, мы сильные и способны воевать против человечества. В ее фантазии я была правительницей Материка и всех Архипелагов, достойнейшей императрицей, которая наконец-то поставит на место обнаглевших герцогов и объединит империю. Я думала над ее вопросом не больше секунды и сказала правду. Люди со временем перестали бояться нас, но мы так же не боимся людей, и того, дадут они нам отпор или нет. Теням просто не нужно. В нас нет жажды власти, наслаждения, денег. Нам все равно. Единственное, что нас интересует - собственные жизни.
  
  Официантка принесла поднос с едой. Запах тушеной картошки и жареной рыбы кружил голову, словно пытался убедить, что уж теперь-то все мои проблемы решатся, едва я опустошу посуду. Но разум оказался выносливее. Как бы то ни было, шаг сделан. Нужно продолжать двигаться.
  
  - Подожди, пожалуйста, - я ухватила девушку за запястье в тот момент, когда она собиралась уже скрыться. Официантка застыла, однако, страха или неприязни в ее лице я не разглядела. Тем лучше. - Подскажи, на пристани сейчас есть корабли, которые скоро отплывают?
  
  Логичнее было бы спрашивать подобное у работников пристани. Грузчики без проблем рассказали бы, кто, когда и зачем прибыл или убыл из порта. Но мне показалось, девица тоже неплохо осведомлена в делах моряков. Уж слишком близко находился эта таверна от пристани. И я не ошиблась.
  
  Официантка уставилась на меня большими глазами. Однако, справилась с замешательством поразительно быстро, чему, по всей видимости, способствовала купюра, которой я все еще поигрывала. Взгляд из удивленного превратился в жадный. Девушка сглотнула и, не отводя глаз от денег, заговорила:
  
  - В порту сейчас меньше десяти кораблей. Последний пришел вчера вечером. Завтра утром 'Лейда' и 'Бессмертный' отбывают на Ре-Фьёр. Они стоят на якоре уже семь дней. Про остальные не знаю. Может быть, вам, госпожа, лучше спросить у самих моряков. Они, правда, почти все время проводят по домам, но вечерами забредают выпить и поболтать с приятелями. Приходите часа через два, госпожа. Вы сможете узнать все, что вам нужно.
  
  Я благодарно кивнула, отмечая, что девушка совсем игнорирует тот факт, что беседу с ней ведет бездушный монстр. Все ее внимание было сосредоточено на пальцах, которыми я перебирала переложенную втрое купюру.
  
  - Скажи, из восточных доменов корабли приходили?
  
  Официантка, наконец, оторвалась от созерцания денег и подняла на меня взгляд. Она поняла, к чему я веду.
  
  - Да, госпожа, - просто кивнула девушка. - В порту сейчас два корабля, прибывших с востока. 'Аглассор' и 'Идущий за ветром'. Но когда и куда они отбывают мне не известно.
  
  Я понимающе кивнула и протянула ей деньги. Слегка поклонившись, девушка подхватила свой поднос и исчезла, а я принялась за еду. Готовили в этой таверне, надо сказать, неплохо. За свою жизнь я умудрилась перепробовать блюда многих кабаков, трактиров, ресторанов и пришла к выводу, что дешево - не всегда плохо. Обед в этой таверне с ожидаемым для Изумрудного Порта названием 'Изумрудный карась' обошелся мне не так дорого, как думалось, и это было хорошо. Основная сумма денег осталась в Каменном, куда возвращаться пока нельзя, поэтому придется экономить.
  
  В порту стояли два корабля контрабандистов. Вот, кого целых семь дней ждали корабли, отбывающие на Ре-Фьёр. Ждали очередную порцию рабочей силы, несчастных кочевников, отловленных псами северного домена. Официантка сказала, что не знает, когда и куда они направятся, и я ей верила. Как бы то ни было, простые люди предпочитают не связываться с гильдиями. И я тоже. Гильдии северных морских контрабандистов, конечно, далеко не в дружеских отношениях с наемниками, но это не значит, что я в безопасности, находясь рядом с ними. Официантка подсказала, какие корабли пришли с востока, значит, их мне стоило обходить стороной. Но остальные все-таки придется изучить. Я приехала в порт с намереньем уплыть подальше. И я это сделаю.
  
  Доев, я не стала засиживаться и покинула таверну. По улице сновали люди, по заасфальтированным дорогам - кары. Никто не обращал внимания на одинокую женщину, пусть и с достаточно приметной внешностью. В Изумрудном Порту привыкли к публике любого сорта. Главное, чтобы от приезжих не было проблем. Я сейчас на проблемы не настроена и очень надеялась отбыть отсюда как можно дальше, прежде чем в стенах города появятся те, кто может мне их создать.
  
  Изумрудный Порт столицей домена не являлся и крупным городом тоже не был. По всей видимости, изначально здесь вообще не планировалось никакой торговли. Порт наскоро построили для кораблей, массово поваливших осваивать прииски Ре-Фьёр, а так же для гильдий. Однако, со временем город начал разрастаться. Наемные моряки стали селиться неподалеку вместе с семьями, мелкие судовладельцы домена так же предпочитали быть недалеко, чтобы иметь возможность вести дела на местах, не доверяя помощникам. Запрет на контрабанду и работорговлю вынудил гильдии покинуть Изумрудный и перебраться туда, где закон соблюдался ровно настолько, чтобы это не вредило казне домена. Герцоги и герцогини севера всегда сквозь пальцы смотрели на обосновавшиеся на территории домена преступные банды, ведь именно они приносили огромный доход бедному ресурсами и пригодными для жизни землями домену.
  
  Осень давала о себе знать и, несмотря на непоздний час, к пристани я спустилась уже в темноте. Корабли гильдии контрабандистов заметила еще до того, как прочитала их названия. На вид обычные грузовые суда, но мне приходилось плавать с морскими контрабандистами; признаки, по которым такие корабли можно вычислить из сотни обычных, мне были известны. Делалось это для того, чтобы 'меченые' корабли могли найти заказчики. Полиция порта, получающая ежемесячно приличные проценты от контрабанды, держалась от подобных судов в стороне, если те вели себя тихо и не создавали проблем хранителям закона. Я сделала то же самое. Впрочем, меня ждало разочарование. Кроме 'меченых', на пристани стояли еще пять судов. Два корабля - подойдя ближе, я убедилась, что это те самые 'Лейда' и 'Бессмертный' - были грузовыми, уже готовыми к отплытию и явно не собирающимися подвозить кого-то куда-то. Разве что, на рудники Ре-Фьёр. Но дела мои были не настолько плохи, чтобы наниматься батрачить в шахты. Остальные корабли оказались рыболовецкими. Не самое прибыльное занятие, зато не требующее больших затрат и не связанное с рисками. Рыбацкая посудина вполне может причалить на любой остров Архипелагов, вот только стоящие тут корабли и яхты были небольшими и явно укомплектованными командой. Даже самый незначительный лишний груз для таких посудин означал меньшее количество загруженной рыбы, а значит, денежные потери. Конечно, можно прилично заплатить за место, только денег на подобные траты у меня не было. Около часа прошатавшись по причалу и все-таки обратившись к морякам со своей проблемой, я лишь подтвердила свои догадки. Брать меня в море рыбаки не собирались. Что было тому причиной - лишний груз, или моя сущность - неизвестно, а разбираться в этом я не собиралась. Как и настаивать. Платить мне нечем, пользы от меня в море никакой, а запугивать может оказаться себе дороже. Зар был прав. Люди все еще нас опасаются, но уже не боятся. Не нужно напрашиваться на еще большие неприятности.
  
  Пока я медленно брела к таверне, в моей голове вяло шевелилась мысль, стоит ли вообще туда идти. Там могут оказаться контрабандисты, и, что намного хуже, там могут оказаться знающие меня контрабандисты. Однако, был шанс, что я все-таки смогу договориться с кем-нибудь из уже подвыпивших моряков и сторговаться на меньшую цену за место. Поддавшись призрачным надеждам я, все-таки, свернула в 'Изумрудный карась'.
  
  За тот час, что я бродила по пристани, таверна существенно изменилась. Несмотря на сомнительную состоятельность хозяев заведения, здание снаружи было украшено небольшими лампочками, таверна была освещена спокойным зеленым светом. Засияла эмблема над дверью - большая рыбина, контур которой так же светился зеленым. Было странно, что хозяева раскошелились на дополнительную энергию ради того, чтобы сделать ярким рыбацкий кабак. На мой взгляд, лучшей рекламой для подобного заведения была бы дешевая и относительно приличная выпивка.
  
  Официантка не соврала, заведение было хоть и не забито, но достаточно заполнено. Свободных столов не оказалось, да и за барной стойкой стояло всего три не занятых стула. Зато появились девицы. Те яркие и, несмотря на холод снаружи, легкие одеяния, что на них были, прикрытием можно было назвать лишь условно. На их фоне я смотрелась как экипированный солдат среди цветов. Может быть, это было одной из причин, почему на меня обратили внимания. Но скорее всего, и моряков и их вечерних подруг привлекла не полностью одетая женщина, а женщина Тень. Что с местом на здешних посудинах мне ничего не светит, я поняла почти сразу, поймав на себе неприязненные взгляды. Собственно, другого ожидать не стоило, однако, разворачиваться я не стала. Стоило обдумать свое положение, а идти мне пока все равно некуда. Не обращая внимания на косые взгляды, заняла один из свободных стульев. Есть не хотелось и официантку решила не подзывать. Однако, услужливая девушка тут же появилась передо мной и, дежурно улыбаясь, подсунула лист плотной бумаги с нехитрым меню. Смотреть я не стала.
  
  - Налей мне пива поприличнее, - поймав вопросительный взгляд, добавила: - И все.
  
  Девушка исчезла и я, бездумно вперила взгляд в бар, заставленный стаканами, бокалами, и разной степени заполненности бутылками с выпивкой. За спиной гудели потерявшие ко мне интерес моряки, негромко играла музыка. Мне этот шум не мешал, я даже на какое-то мгновение выпала из реальности, потому, что когда, наконец, моргнула, поняла, что передо мной стоит бокал пива, а официантка уже без улыбки, смотрит на меня, видимо, прикидывая, стоит ли тормошить задремавшую Тень, или это слишком опасно. Спохватившись, я сунула руку в карман за деньгами.
  
  - Я заплачу, - прозвучало совсем рядом.
  
  На стойку упала купюра. Девушка бросила на меня вопросительный взгляд, не решаясь брать предложенный деньги.
  
  - Бери и уходи. - Последний свободный стул, который находился от меня на расстоянии, вдруг оказался рядом. Усевшийся на него мужчина щелчком отправил купюру по гладкой стойке прямо в руки официантки. Та подхватила деньги и, уже не обращая на меня внимания, исчезла. Я обернулась к моему неожиданному благодетелю. На вид не старше меня. Высокий, достаточно хорошо сложен. Хотя, для Теней внешние данные не показатель истинных возможностей.
  
  - С чего такая щедрость?
  
  Он пожал плечами. Выражение лица ожидаемо не изменилось.
  
  - Среди людей принято угощать женщин.
  
  - Среди людей приняты многие вещи, - я перевела взгляд на пиво, которого мне расхотелось. Расслабленность и апатия исчезли, я подобралась, и прикинула план отступления, если вдруг это потребуется. На все это понадобились секунды, я ничем не выдала свое состояние. Впрочем, я не сомневалась, мужчина рядом со мной хорошо знал, как Тени чувствуют себя в присутствии других Теней. - Но не все эти вещи касаются нас.
  
  Мужчина вновь пожал плечами. Люди так выражают смятение, замешательство, неопределенность. Я воспроизвожу подобный жест, когда мне хочется уйти от ответа.
  
  - И все же, пользоваться человеческими приемами общения не так уж плохо, - произнес он. - Ты ведь знаешь, почему мужчина в кабаке угощает выпивкой незнакомую женщину?
  
  - Ничего в этом мире не происходит просто так, - бросила я, прослеживая взглядом, как пузырек воздуха отлепился от стенки бокала, и поднялся на поверхность, присоединяясь к уже изрядно опавшей пенной шапке. - Кто ты такой и что тебе от меня нужно?
  
  Эту фразу я произнесла, глядя ему в глаза. Такие же серые, прозрачные, как мои. На таком же бесстрастном лице. И получаю такой же спокойный ответ.
  
  - Я видел тебя на пристани. Ты искала корабль. Хочешь уплыть с Материка? Я хозяин шхуны, которая стоит на причале. И готов тебя взять с собой. За умеренную плату.
  
  Вглядываться в лицо Тени, чтобы обнаружить ложь, бесполезно. Единственный, кто в силах уличить Тень в обмане, так это Тени Молчания. От них не укрывалось ни одной промелькнувшей в голове мысли, они способны видеть насквозь. Я таким даром не обладала, впрочем, как и мой собеседник. Поэтому, все, что нам остается, полагаться на инстинкты. Что я и собираюсь сделать.
  
  - Нет. - Отвернулась от него, и перед глазами вновь оказался бокал золотистого напитка.- Я не нуждаюсь в помощи. Тем более, в помощи Теней.
  
  За спиной, в живущей в привычном ритме таверне назревала ссора. Голоса набравшихся моряков стали громче, а фразы, которые то и дело перебивались женским смехом и вскриками, обрывочными. Пора уходить, пока не началась заварушка. Алкоголь превращает и без того не всегда разумных людей в полных идиотов, а мне не нужны неприятности. Так и не притронувшись к пиву, я встала. Собеседник, окинул меня взглядом, однако, не последовал моему примеру. Хорошо, значит, будет время скрыться.
  
  - Я не собирался тебе помогать, - сказал он. - Просто у меня проблемы с деньгами. Из-за шторма мы на сутки опоздали в порт и груз, который должны были забрать, поручили другой команде. Выходит, я потратил деньги на топливо и команду зря. К тому же, я потратил время. И, что самое главное, вынужден покинуть порт порожняком. Неприятная история. На тебе одной я, конечно, не наживусь, но если наберется еще несколько пассажиров, смогу окупить хотя бы дорогу до Порта Сэлвэн. А там работа всегда найдется.
  
  Порт Сэлвэн - один из северных портов Материка. Заманчиво было бы отправиться туда, в какую-нибудь северную глушь. Он прав, в домене герцогини Шенер работа найдется всегда. И если бы мне в попутчики не навязывался один из собратьев, я, скорее всего, согласилась бы на эту поездку. Но слишком свежи были воспоминания о нападении в лесу и гибели троих моих спутников. На меня охотятся Тени. Этот мужчина может оказаться одним из них, а 'спасительное' предложение - ловушкой. Я обогнула своего собеседника и, не оглядываясь, покинула таверну.
  
  В первую очередь следовало бы позаботиться о ночлеге. Оседлав мотоцикл, некоторое время раздумывала, куда лучше поехать в поисках гостиницы. Изумрудный Порт небольшой город, основная инфраструктура расположена в его центре и неподалеку. На окраинах находятся гаражи, склады, корабельные доки. Конечно, какую-нибудь лачугу я смогу найти и там, в конце концов, можно просто снять комнату в доме. Но не лучше ли будет провести ночь там, где людно. Если за мной охотятся, им будет сложнее поймать меня в толпе.
  
  Оставив транспорт на стоянке одного из магазинов и оплатив ее на сутки, на поиски ночлега двинулась пешком. Я шла, отмечая про себя, что в Изумрудном Порту навязчивая мода на зеленый цвет. Он был преобладающим на витринах магазинов и лавок, редких рекламных щитах. К тому же я насчитала двенадцать каров ярко изумрудного цвета и больше двадцати - разных оттенков зеленого. Что ж, зато у города есть свой отличительный знак. Меня волновал океан. Это тяжелое ощущение влаги в воздухе преследовало меня еще до того, как я пересекла стены города. Вновь вода, вновь влажность, к которой добавилась еще и соль. Я не могла здесь нормально дышать. И если придется пользоваться своими способностями, сил на это вынуждена буду потратить в разы больше. Это плохо, учитывая то, что недавно я была ранена и еще не до конца пришла в норму. Поэтому стоит найти, наконец, гостиницу и отдохнуть.
  
  За все время поисков я так ни разу не почувствовала приближения Теней. Значило ли это, что мужчина из таверны не был моим врагом и действительно искал пассажиров? Или меня преследовали не Тени? Он мог рассказать о нашем разговоре своим сообщникам-людям, и в этот самый момент среди снующих по вечернему городу-порту прохожих кто-то следит за мной. Так это или нет узнать не получится пока преследователь сам себя не выдаст. Возможно, все-таки стоило сделать выбор в пользу загородных гостиниц, но идти обратно не хотелось, к тому же, я оплатила стоянку своего транспорта на сутки, и возвращать деньги мне, конечно же, никто не будет. Прошагав почти квартал я, наконец, увидела заинтересовавшую меня вывеску. Довольно скромную, учитывая, что с полчаса назад я покинула дешевый кабак в котором, однако, не пожалели раскошелиться на рекламу. Видимо, дела в домене не очень хороши, раз мыслящие люди стали так тщательно считать деньги. И если владелец этой гостиницы сэкономил на яркой вывеске, возможно, эти деньги ушли для создания более-менее комфортного проживания постояльцев.
  
  Изнутри гостиница оказалась такой, в каких я привыкла ночевать, кочуя по доменам и городам в поисках работы. С крошечными номерами, старым потолком и будильником, установленным над головой. На оформление номера ушли минут. Я расплатилась наличными, отказалась от завтрака, газет, и, заполучив ключ, отправилась на свой этаж. В гостинице было пусто. Не сезон для приезжих. Пока я шла по коридору, высматривая среди одинаковых дверей дверь с нужным мне номером, где-то в его конце раздался глухой собачий лай. Судя по голосу, собака была крупной, а еще очень напуганной. Голос то приближался, то удалялся: видимо, пес носился по крошечной комнате, захлебываясь лаем. К собачьему голосу присоединился человеческий - мужчина недоуменно и тщетно пытался образумить своего питомца. Животные, как и люди, чуют в Тенях врагов, но в отличие от людей не пытаются притвориться, что все нормально. Собака лаяла, пытаясь донести до хозяина, что где-то рядом бродит монстр. Вряд ли этот человек додумается искать угрозу вне комнаты, но стоять тут не стоило. Быстро отыскав нужную комнату, я уже собиралась скрыться за дверью, когда вдруг почувствовала что-то очень знакомое. На Материке и всех Архипелагах не получится найти двух абсолютно одинаковых людей. Даже у близнецов есть отличия. И первое из них - дыхание. Не знаю, замечают ли это люди, но дышат они все по-разному. И если человек способен запомнить лицо, голос и даже запах того, с кем когда-то виделся, то Тень Дыхания запоминает в первую очередь, как дышит человек. Я вдохнула, мгновенно меняя состояние тела. Дверь в комнате напротив моей приоткрылась и в коридор выглянула женщина. Высокая стройная, с длинными вьющимися волосами, небрежно собранными в хвост, она хмурым взглядом окинула коридор, и, определив, наконец, источник шума, тихо выругалась.
  
  - Что там такое? - раздался из ее номера мужской голос.
  
  Женщина передернула плечами.
  
  - Собака, - бросила она, впрочем, так тихо, что собеседник вряд ли услышал ответ. Еще раз внимательно осмотрев коридор, пройдя по мне невидящим взглядом, она поежилась.
  
  - Ничего, - на этот раз женщина говорила громко, а чтобы собеседник точно ее услышал, обернулась в его сторону. - У кого-то из постояльцев собака бесится.
  
  - Даже в такую дыру запрещено приводить животных, - мужской голос был раздраженным и нервным. В отличие от спокойной женщины, он был очень недоволен шумом, однако, выйти и попытаться прояснить ситуацию самостоятельно не стремился. - Не могу это слушать, закрой дверь.
  
  До меня дошло, что сейчас она действительно уйдет. Дверь в гостинице для меня не преграда, но в номере двое, а светиться ни к чему. Мгновение и моя обретшая плоть рука сжала запястье женщины. Она дернулась от неожиданности, но выдержка ее не подвела. Даже приглушенный вскрик не сорвался с губ. Однако, в глазах застыл самый настоящий ужас. Женщина громко сглотнула, а затем, словно очнувшись, выдернула руку из захвата. Не сводя с меня взгляда, женщина громко произнесла:
  
  - У меня от этого визга голова разболелась. Пойду, скажу хозяину, что если он не заткнет свою шавку, я потребую его выгнать.
  
  Ее голос не дрожал, она говорила четко и спокойно, ничем не выдавая свое состояние. Мужчина что-то проговорил в ответ, однако, женщина уже захлопнула дверь и, продолжая сверлить меня взглядом, бросила:
  
  - Где твой номер?
  
  Я повернула ключ в замке, и она втолкнула меня внутрь, немедленно захлопнув за собой дверь. Теперь мы были наедине. Наверное, состояние, в котором я сейчас пребывала, было сродни человеческому удивлению. Выражалось оно не так, как у стоящей передо мной брюнетки, но ведь в проявлении эмоций нас сравнивать нельзя. Женщина, несмотря на то, что оказалась один на один с бездушной Тенью, стала приходить в себя. Она окинула меня уже не испуганным, а каким-то изучающим взглядом и произнесла:
  
  - Дамира.
  
  - Камила.
  
  Мы смотрели друг на друга, и молчали. Только Тени Молчания способны читать мысли. Люди и другие Тени лишены этой способности. Однако, не нужно быть Тенью Молчания, чтобы понять, стоящая передо мной женщина испытывает ко мне чувства сильно отличающиеся от тех, с какими два дня назад меня встретила Энеси.
  
  - Я не знала, что ты жива, - тихо сказала Камила. Эмоции окончательно исчезли с ее лица, теперь оно было почти равнодушным. Почти. Если не брать в расчет сверкающие глаза. - Как тебе удалось?
  
  - Видимо, так же, как и тебе, - предположила я. - Я ведь тоже думала, что ты погибла.
  
  - Скажешь, что рада своей ошибке? - она криво усмехнулась.
  
  Рука дернулась куда-то к груди, а затем вновь опустилась. Видимо, женщина по привычке хотела достать что-то из кармана куртки. Сигареты. Семь лет прошло, а она все так же курит одну за другой. Люди быстро привязываются к тому, что по-настоящему может им навредить.
  
  Я не отвечала, а Камила не ждала. Еще раз окинув меня взглядом, она положила руку на дверную ручку.
  
  - Я тоже тебе не рада. То, что мы сейчас встретились - случайность.
  
  - Выжила только ты? - я проигнорировала ее фразу. На мгновение мне показалось, что я вновь вижу перед собой стену огня. Вновь слышу полные боли и ужаса крики. Вновь чувствую боль в обожженном теле. Я думала, что выжили только двое. Оказывается, я ошиблась. Смятение? Растерянность? Удивление? Шок? Что конкретно должен испытывать человек, встретив того, кого семь лет считал мертвым? Того, кто когда-то прикрывал спину? Кто теперь смотрит, как на самое ненавистное существо в мире?
  
  - Ты сама знаешь! - зло бросила Камила. Пальцы сжались на холодном металле, но она продолжала стоять на месте. А красивое лицо теперь выражало неприкрытую неприязнь. - Повторяю, наша встреча - случайность. Мне все эти годы было плевать, жива ты или нет. Я не хочу больше тебя видеть.
  
  Она права - это случайность. И то, что нам не стоит больше видеться тоже очень верная мысль. Ей все равно. Как и мне. Я была почти согласна со всем, что сейчас говорила моя бывшая напарница. Почти. В глазах мелькали языки пламени. Тело содрогалось от жара и боли. От едкого дыма невозможно было дышать. От боли - трезво мыслить. Недавний сон. Сон. Тени не видят сны. Ведь нам не свойственно переживать о том, что мы делаем.
  
  - Что ты здесь делаешь? - спросила я. Она вскинула на меня пронзительные глаза.
  
  - Не твое дело.
  
  - Я хочу поговорить. Наша встреча - случайность, но жизнь научила меня пользоваться любым шансом. Поэтому вбирай, или мы беседуем сейчас, или я позволю тебе выбрать время завтра до полудня.
  
  - Что тебе от меня надо? - прошипела Камила. Ее пальцы все еще сжимали дверную ручку, но женщина не предпринимала попыток покинуть комнату. Она знала, что мне ничего не будет стоить удержать ее.
  
  - Расскажи мне, что ты помнишь про Шатор.
  
  - Я помню, что ты его сожгла!
  
  - И забыла, что была не против мне в этом помочь?
  
  Камила выругалась. Свободная рука вновь дрогнула, и вновь осталась на месте. Брюнетка шумно перевела дыхание, прежде чем посмотреть мне в лицо. Давно я не видела настолько сильного выражения ненависти на человеческом лице. У людей есть выражение 'убийственный взгляд'. До этого момента я не могла четко определить для себя, что оно означает. Теперь же, глядя в пылающие карие глаза, я отстраненно подумала, о том, что этому миру очень сильно повезло, что Тени не могут испытывать таких сильных эмоций.
  
  - Меня ждут, - Камила говорила сквозь сжатые зубы. - Утром. В семь. Я буду жать тебя в клубе через улицу от этой гостиницы. По утрам там нет людей, только персонал. Тебя пропустят. Приходи, если нужно. Я буду ждать десять минут.
  
  Не дожидаясь моего ответа, она распахнула дверь и вышла. За то время, пока открывалась и закрывалась дверь, я успела уловить полную тишину в коридоре: собака наконец успокоилась. Несколько мгновений спустя раздался хлопок дверью в номере напротив. Мне было все равно, как она объяснит своему спутнику столь долгое отсутствие. Ей не нужен был мой ответ, она и так прекрасно знала, что я приду завтра в назначенное время в назначенное место. И что, если она обманет меня, у нее будут проблемы. Я же внезапно подумала о том, что проблемы в любой момент могут быть у меня, что мне не стоит задерживаться в городе ни одной лишней минуты. А ведь я так и не решила, как собираюсь покинуть Материк, куда бежать и что делать дальше. Едва увидев Камилу, я больше не могла думать ни о чем, кроме недавнего сна. Мне снился Шатор. Крошечный город, погибший в огне. Город, в котором выжили только двое. Так я думала все это время. Я принялась бездумно шагать по комнате, от стены до стены и обратно. Мне следовало отпустить Камилу, она права, нам не о чем разговаривать. Я даже толком не понимала, о чем собиралась ее расспросить, о чем будет наш завтрашний разговор. Насколько важно для меня знать, как она смогла выжить. 'Ты сама знаешь!'. Так она ответила мне. Знаю. На Камиле нет ни одного шрама, ни одного следа от ожогов. Ничего, что говорило бы о том, откуда она выбралась. Я знаю, как ей это удалось. Чего же я жду от завтрашнего разговора? Что хочу услышать? Что такого я могу узнать о преступлении, которое сама же совершила? Вопросы, побуждающие мозг к деятельности, отгоняющие сон. Бессонница? Нет, Теням это не свойственно. Вопреки привычке легла одетая поверх покрывала, положила руки за голову, закрыла глаза. Пустота.
  
  ========== 6 ==========
  Осень настигла меня быстрее, хотелось бы. Глядя, как по стеклу гостиничного окна ползут, искажая реальность, капли воды, я думала о том, что если Тень Дыхания забирает дыхание в течение нескольких секунд, осень вматывает меня на протяжении нескольких месяцев. Плотнее застегнув куртку, вышла из номера. Комната напротив тиха и безлика, а вот в конце коридора второй акт вчерашнего концерта. Зычный громкий лай разносился по всему этажу. Видимо, постояльцев в гостинице действительно мало, раз хозяина и его шумную псину не выселили еще вчера. Уже у лестницы услышала, как лай оборвался, превращаясь в визг и скулеж. Хозяин не выдержал и все-таки ударил животное. Зря. Был бы этот человек моей жертвой - единственным, кто мог бы прийти ему на помощь, был бы только этот пес.
  
  Сейчас, лишенный подсветок и фонарей, в тусклом утреннем свете, квартал, в который я вчера забрела, явил свое истинное лицо. Грязная улица, местами испорченный асфальт, облезлая краска домов. Не ожидала встретить в нескольких кварталах от оживленного яркого центра города такую унылую серость. Впрочем, магазины были открыты, по асфальту, не особо стараясь объезжать заполненные водой выбоины, ездили кары, спешили по своим делам люди. Город жил привычной жизнью. Изумрудный Порт не столица домена и далеко не самый большой город на его территории, но утро во всех городах Материка начинается одинаково. Различие разве что в количестве каров и людей.
  
  Клуб, о котором говорила Камила, не имел собственного здания и делил территорию с магазином одежды, у которого были и зеленого цвета вывеска, и витрина с тремя разодетыми манекенами. Собственно, что здесь находится то самое место, куда позвала меня бывшая напарница, я догадалась по металлической двери, так неуместно смотрящейся на фоне облезлой каменной стены. Вчера, когда Камила велела мне ждать ее в клубе, на мгновение решила, что она врет, ведь не видела ни яркой вывески, ни молодежи, которая, как правило, всегда ошивается под дверями подобных заведений. Я встала рядом, раздумывая, стучать мне или пробраться самостоятельно, когда дверь открылась и огромный, заполняющий почти весь дверной проем охранник окинул меня взглядом и кивком головы пригласил внутрь. Мы шли по узкому темному коридору, из-за широких плеч охранника мне не было видно, куда именно он меня ведет. Наконец коридор закончился, над очередным дверным проемом висела вывеска с названием заведения. " Изумрудная Пыль". Теперь все встало на свои места. Изумрудная пыль остается после обработки, шлифовки, огранки изумрудов. Ее не выбрасывают, то, что уже не пригодно для украшений, используют в изготовлении красок. Однако, на Материке Изумрудной Пылью называют не только отходы обработки камней, но и один из самых сильных синтетических наркотиков. Глядя на амбала-охранника, шикарно оборудованный зал, уставленный дорогой выпивкой бар и сцену-подиум, становилось понятно, что краску тут точно не изготавливают. Я всегда обходили стороной подобные вещества. Как алкоголь и никотин, "синтетика" не вызывала у меня привыкания, но в отличие от первого и второго, наркотики, особенно те, что были изготовлены искусственно, серьезно влияла на мои способности, и влияние это было не в лучшую сторону. Охранник молча проводил меня через пустой зал в соседний. Это помещение было поменьше: всего на один круглый стол, полукругом огибающий его диван и небольшую сцену перед ним. Как и в первом зале, здесь не было окон, однако, стены были не только окрашены, но и задрапированы тканью, а под ногами лежал ковер. На диване сидела Камила. С нашей вчерашней встречи она изменилась. Длинные волосы были аккуратно уложены в прическу, брюки и пиджак сменило платье до колена, на лице легкий макияж. В одной руке брюнетка держала стакан с каким-то спиртным, в другой вертела зажигалку. Пачка сигарет, пепельница, еще один стакан и початая бутылка со светлой янтарной жидкостью стояли на столе. Дымом, однако, не пахло. Камила жестом отпустила охранника, дождалась, когда за ним закроется дверь и только потом перевела взгляд на меня.
  
  - Присаживайся.
  
  От вчерашних страха и удивления не осталось и следа. Я не сомневалась, она сделает все, чтобы показать, насколько я ей омерзительна. Я давно не видела Камилу, семь лет думала, что она мертва, прекрасно помнила, какой она была в то время, когда мы были напарниками. В нашей команде свободных наемников было три Тени, но Камила всегда выказывала открытую неприязнь только мне. Семь лет прошло, а между нами ничего не изменилось. Камила все так же презирает меня по каким-то своим причинам. Мне все так же плевать на это.
  
  - Будешь что-нибудь пить? - она взглядом указала на стакан в руке, и я поняла, что, несмотря на ранее утро, этот стакан уже не первый.
  
  - Нет. - Спиртного мне не хочется. - А ты, я вижу, меня давно ждешь.
  
  Камила усмехнулась и залпом допила содержимое стакана.
  
  - Я расчувствовалась и чтобы не разрыдаться у тебя на плече, немного выпила, - едко проговорила она. - Ты точно не хочешь? - Все с той же усмешкой кивнула на чистый стакан.
  
  Я не ответила. Камила пожала плечами, взяла бутылку - теперь я увидела этикетку и смогла прочитать, что это коньяк - налила себе сразу полстакана.
  
  - Ну, - Она демонстративно не смотрела на меня, делая вид, что гораздо больше ее интересует жидкость в стакане, - что тебе от меня нужно?
  
  Вопрос, который я задала себе еще вчера. И на который не получила ответа.
  
  - Отрываю от дел?
  
  Она вскинула на меня злой взгляд, нервным движением поставила на стол стакан и схватила сигарет. Щелчок зажигалки, крошечный огонек в полумраке комнаты, противный сладкий дым. Камила знала, что я не люблю сигаретный дым. Слишком густой и насыщенный, с ароматными примесями он мешал мне дышать сильнее, чем вонь самой гнилой помойки. Меня вдруг осенила мысль, не специально ли Камила еще тогда, в нашем общем прошлом, курила одну сигарету за другой. Не для того ли, чтобы лишний раз причинить мне неудобства.
  
  - В некотором роде, - профессионально впустив изо рта колечки дыма, Камила вновь растянула губы в усмешке. - Вчера ты чуть не испортила одну достаточно важную встречу. Так уж получилось, что мне пришлось прийти в эту дурацкую гостиницу самой, хотя я уже давно так не делаю. Да, иногда приходится брать какие-то дела на себя, не полагаясь на помощников. Но это мое дело, не твое. Однако, ты в это дело вмешалась. Напрашивается вопрос, зачем.
  
  - Вчера ты сама сказала, что это случайность, - напомнила я.
  
  - Ну не судьбой же назвать нашу встречу, - огрызнулась Камила.
  
  - Кто знает.
  
  Она вскинула на меня взгляд.
  
  - Дамира, ты что, издеваешься? - Коньяк и сигареты, кажется, дали ожидаемый эффект. Пронзительно и как-то визгливо хихикнув, она бросила дымящуюся сигарету в пепельницу и потянулась за стаканом. - Надо же, у тебя за эти годы развилось чувство юмора. А вот у меня, - пальцы сомкнулись на стекле, а усмешка исчезла так же мгновенно, как появилась. На меня смотрели злые карие глаза, - оно пропало. Боюсь, навсегда. Знаешь, я ведь была уверена, что ты выжила. В госпитале говорили, что выживших нет, что взрывом разрушило много зданий, а спящих людей убили огонь и ядовитый дым. А я лежала в палате, меня охраняли полицейские из столицы домена, ожидая, когда я приду в себя настолько, чтоб рассказать им, что произошло. Лежала и думала о том, что ты-то уж точно выжила. Кого, кого, а тебя он точно не бросит. Так и получилось. И как тебе жилось все эти годы? Дай угадаю! Страдала от угрызений совести, ночных кошмаров, преследований полиции? Нет? А я да! После того, как я ударила по голове служительницу храма Единого Бога и сбежала из госпиталя в ее одежде, почти два года вынуждена была скрываться в такой глуши, которая тебе и не снилась!
  
  Камила так и не подняла стакан. Вместо этого вновь схватилась за сигареты. Дрожащие пальцы никак не могли высечь искру. Женщина выругалась, однако, продолжила сражаться с эмоциями и зажигалкой.
  
  - О чем это я, ты же не можешь видеть сны, - прошипела она сквозь зубы. - И совести у тебя нет. Откуда ей взяться у такой, как ты. Знаешь, я ведь тебя не виню. Серьезно. - Очередной нервный щелчок и на кончике сигареты появилось, наконец, крохотное пламя. Камила несколько расслабилась, затянулась ароматным дымом, выпустила струйки через нос. - Ни сколько. Я сама пошла с тобой. Нам ведь обещали хорошие деньги. Взорвать пару вагонов ночью, зная, что рядом целых две Тени. Что может быть проще, ведь правда. Ты и сама так подумала. Поэтому согласилась. Мы приняли решение. Тени не сожалеют. Тебе все равно. А вот я до сих пор не могу спать по ночам. Стоит мне закрыть глаза, и я горю. Семь лет, каждую ночь, представляешь.
  
  - Ты поэтому подсела на Изумрудную Пыль? - теперь мне становилось более-менее понятно, каким образом мы оказались в этом помещении.
  
  Камила усмехнулась не выпуская сигарету изо рта.
  
  - Сделала выводы? Ну что ж, угадала. Да, я нюхаю эту дрянь. Зато мне хотя бы не снится огонь. Что угодно, любой самый страшный ужас, но не этот. Меня все устраивает. - Дым обволакивает нас, делая силуэт моей собеседницы нечетким даже на таком небольшом расстоянии. - Я знаю, тебе безразлично, устраивает меня или нет, поэтому не вижу смысла врать. Кстати, именно Пыль дала мне новую жизнь. И я, как видишь, ею довольна. Мне не нужно работать на гильдии, мне больше вообще никто не нужен. Я сама по себе. Это, - она дернула рукой, и пепел с сигареты упал на стол рядом с пепельницей. Но Камила не обратила внимания, - это все принадлежит мне. И клиенты мои не простые люди. В Изумрудном Порту очень много тех, кому хочется отдохнуть, забыться. Может быть, они тоже видят по ночам кошмары и у них проблемы с совестью. Мои услуги востребованы, у меня теперь есть все, чего я только могла хотеть. И я не желаю в этой своей жизни больше видеть Теней. Не знаю, Дамира, зачем ты пришла, но уходи, пожалуйста. Нам не о чем разговаривать. Семь лет мы обе не знали ничего друг о друге. Предпочитаю продолжить жить в том же духе.
  
  Камила отвернулась, чтоб вытереть слезы. Я знала, что она заплакала, ведь я напомнила ей то, что она столько времени старалась забыть. Люди не могут просто относиться к тому, что с ними происходило. У них нет такой особенности. Со временем боль, полученная в прошлом, тускнеет, становится не такой навязчивой, не так часто случается думать о ней. Но она не исчезает. В отличие от Теней, люди многое могут забыть. Только не то, что причинило им боль и страдания.
  
  - Я уйду, - кивнула я, и услышала в ответ тихий всхлип. - Мне нечего делать в Изумрудном. Я искала способ покинуть Материк и уплыть на Архипелаги, но ни одна посудина не хочет взять с собой в попутчики Тень Дыхания. Придется ехать.
  
  - Куда? - задушено произнесла Камила, прикладывая платок к глазам и все еще не оборачиваясь ко мне.
  
  - Не знаю. Может быть в северный домен. Крупные города домена находятся под контролем гильдий, но в небольших меня никто не найдет. Да и искать не станут. Только не у себя под носом.
  
  Моя бывшая напарница обернулась. Сквозь сигаретный дым блеснули влажные от слез глаза.
  
  - В северном домене год назад я видела Сарин, - тихо сказала она. Некоторое время мы молчали.
  
  - Она тоже жива?
  
  - А ты не знала? Сарин уехала раньше, чем к городу подошел тот проклятый состав. Она долго работала в госпитале, помогала людям справиться с красным кашлем. Но за четыре часа до того, как поезд пришел на станцию Шатора, Сарин покинула его стены. Я видела ее кар.
  
  - Зачем ты сказала мне это? - спросила я. Сам по себе факт того, что Тень Истока ускользнула из города, который должен был погибнуть через несколько часов, не был каким-то необъясним. Напротив, все логично. Сарин, скорее всего, почуяла угрозу и спасала себя, плюнув на работу в госпитале и людей, которых лечила. Так же поступила бы любая Тень.
  
  Камила пожала плечами.
  
  - Думала, ты заинтересуешься. Она ведь тоже Тень.
  
  - Я не интересуюсь другими Тенями.
  
  Камила вновь пожала плечами, бросила окурок в пепельницу и взяла стакан.
  
  - Сарин была в Шаторе, когда туда приехали мы, - заговорила она. Голос был почти спокойным. Дрожь я улавливала не столько в интонации, сколько в том, как женщина дышит. - Она разговаривала с Каем. Ты ведь помнишь. Потом она уехала, а вечером на станцию прибыл состав.
  
  Она пригубила коньяк. Справившись с эмоциями и успокоившись, Камила больше не пыталась выказать мне свою неприязнь. Мы разговаривали просто, без насмешек и повышенных тонов, словно между нами не было общей страшной тайны и этих семи лет.
  
  - Помню, - кивнула я. Действительно, Тень Истока, Сарин была в Шаторе. Действительно, она разговаривала с лидером нашей небольшой компании. И никто тогда не обратил на них внимания. Я знала, что Сарин работала в госпитале Шатора на протяжении нескольких дней, пока мы были в городе, но в гостинице появилась в день, когда я дала заказчику положительный ответ. В день, когда я решила, вопреки правилам, установленным в нашей группе, изменить будущее так, как считала нужным. Кай отказался от этой работы. Тогда мне это не понравилось. Способности Тени Истока - видеть будущее на день или два вперед, а так же, в зависимости от опыта, силы и умения ею пользоваться, возможность лечить болезни и заживлять раны. Гильдии Материка, будь то простая торговая или же занимающаяся нелегальным промыслом, очень ценили Теней Истока. Но ни Сарин, ни Кай к гильдиям не относились. Они жили так, как считали нужным. Так, как живут Тени.
  
  - К чему ты клонишь?
  
  Камила внимательно посмотрела на меня. В пальцах слегка поигрывал стакан, еле заметно колыхалась янтарная жидкость.
  
  - Знаешь, Дамира, я много об этом думала. У меня было время подумать. А теперь я хочу спросить у тебя. Скажи, ты думаешь, что они ничего не знали? - тихо спросила она, не сводя с меня карих глаз. - Ты думаешь, что ни Кай, ни Сарин не догадывались о том, что мы собирались сделать?
  
  Карие глаза поблескивали от непросохших слез. Я смотрела в них и думала о том, что не брала в расчет Сарин. Я не думала о ней. Кай же не мог знать. Не должен был. Я сделала все, чтобы не позволить ему выведать мои планы. Он не мог помешать и не помешал. Мне представился случай поступить так, как я того хотела, и этим случаем я воспользовалась по максимуму. Но накануне приезжала Сарин. Что ей было нужно? Она не могла знать будущее кого-то из нас. Значит, увидела угрозу в своем? Тогда, зачем она приходила? Предупредить? Но ничего не изменилось.
  
  - Если бы Кай или Сарин знали, они не допустили бы случившегося, - я покачала головой, прогоняя роящиеся в ней вопросы. - Они помешали бы нам.
  
  Камила покачала головой.
  
  - Они же Тени! Какое им дело до того, сколько людей погибнет. Десять. Сто. Тысяча. Ты такая же, как они, Дамира! Скажи, тебе было бы дело до этих смертей, знай ты заранее, чем все закончится?
  
  Камила говорила, что не винит меня и теперь я точно знала, что она не соврала. Бывшая наемница была уверена, что я пошла бы на эту сделку даже зная, чем все обернется. Потому, что я Тень. Одно это слово дает людям ответ на десятки вопросов. Одно это слово определило ее отношение не только ко мне. Возможно, тогда, семь лет назад, я чего-то не замечала. Теперь же мне стало понятно, Камила ненавидела не только меня. Она просто человек. Люди не могут относиться к монстрам по-другому.
  
  Некогда свободная наемница, а сейчас владелица закрытого клуба, в котором легко можно приобрести самый дорогой на Материке наркотик, Камила ждала моего ответа. Ждала, заранее все для себя решив. Мне все равно, я могу сказать ей правду. Однако, ожидаемый ответ так и не сорвался с губ. Я встала и под пристальным взглядом карих глаз направилась к двери. Но прежде чем коснуться ручки, обернулась.
  
  - Где ты видела Сарин?
  
  - В Кор-Ватт. Северная глушь. Даже не город, поселение какое-то, - Камила поморщилась. Видимо, с этим местом у нее были связанны не самые лучшие воспоминания. - Я там была не одна, и возможности гулять свободно у меня не было. Поэтому не удалось даже приблизиться к этой Тени. И все же это точно была Сарин. Она совсем не изменилась. И кажется, была не просто проездом в этом захолустье. Я почти уверена, что она там живет.
  
  - А Кай?
  
  - Я же сказала, - В голосе брюнетки звучало раздражение, - я не могла свободно перемещаться. Сарин я видела лишь мельком и понятия не имею, там  сейчас находится Кай или нет.
  
  Я кивнула, надавила на ручку двери. Почти ощущала на себе холод пронзительных карих глаз. Их злость, ненависть, боль. И вспомнила свою ярость на дороге между городами, когда наемники убили тех, кто спас мне жизнь.
  
  - Ты думала, Камила, почему Кай спас тебя? Он Тень. Чудовище. Ему все равно, сколько человек погибнет. Стал бы он рисковать жизнью ради тебя?
  
  Думала ли об этом я? Нет. Почему же сказала? Я не понимала. Сказала потому, что хотела сказать. Потому, что фраза просто сорвалась с губ. Вместо той, которая должна была бы. О том, что Камила была права, что Сарин и Кай не стали бы спасать людей. Они Тени. Им безразлично.
  
  Охранник не стал провожать меня до двери, ограничившись тем, что проводил хмурым пристальным взглядом. Однако, едва оказавшись снаружи, я сразу же услышала щелчок замка. Эта встреча была случайностью, сказала вчера Камила. Возможно, верящий в судьбу и неслучайность случайности человек поспорил бы с этим ее утверждением. Но я была согласна. Все это случай, о котором больше не стоит думать. И не стоило думать вообще. Свойственно ли Тени сожаление в том смысле, который вкладывают в это слово люди? Ощущать печаль, горечь? Я сожалела о том, что пришла сюда. Я сожалела о потраченном времени. И мелкий дождь, начавшийся, по всей видимости, недавно, был прямым доказательством тому, что час, который мы провели в небольшом зале, полумраке и сигаретном дыму я могла потратить на то, чтобы давно быть за стенами Изумрудного Порта, могла ехать по шоссе на север. Туда, где не бывает дождей.
  
  До платной парковки, где дожидался меня мотоцикл, я добралась думая о том, что придется потратить некоторую сумму, чтобы приобрести одежду, соответствующую моему намеченному маршруту. Еще нужно поесть и по возможности купить еды в дорогу. Пока бак полон, и есть запасная канистра с топливом, я не собиралась останавливаться на длительное время. Решив не мелькать в людных кварталах города, я отправилась в уже знакомую мне таверну 'Изумрудный карась', по опыту зная, что хозяева подобных заведений не отличаются щедростью, и работают у них либо родственники, либо бедняги, которым позарез нужны деньги. В любом случае затраты существенно сокращаются, чем если бы нанимать кого-то со стороны и делать больше одной смены в сутки. Я была уверена, что встречу там ту же официантку, и меня это устраивало. Не хотелось показываться на глаза большому количеству людей. Я оказалась права. Таверна была открыта, но совершенно пуста. У стойки на высоком стуле сидела та самая вчерашняя официантка и бездумно смотрела в окно. Я отметила, что, несмотря на ранний час и, насколько успела вчера заметить, достаточно бурную ночь, в заведение было чисто. Видимо поэтому девушка и спала сейчас у стойки с открытыми глазами. Однако, услышав стук двери, она вскочила, мигом сморгнула сон, и растянула губы в профессиональной улыбке. Которая, впрочем, изрядно померкла, когда девушка увидела меня. Ждала кого-то, и точно не посетителей.
  
  Я присела на стул у стойки, мельком посмотрела подсунутое мне меню и сделала заказ. Официантка кивнула и исчезла за дверью, где видимо, находилась кухня. В ожидании я так же уставилась в окно. Океан. Корабли. Грузовые на Ре-Фьёр ушли наверняка. Рыбацкие разбрелись частично. Как насчет пиратских я не знала, но имея некоторое представление о том, как ценится время в гильдиях, предполагала, что 'Идущий за ветром' и 'Аглассор' если не покинули порт, сделают это в ближайшее время. Подумалось о вчерашнем контрабандисте-неудачнике и о том, что я не заметила в порту шхуну, более-менее походящую на шхуну наемника гильдий. Значит, соврал. В чем именно я не понимала, но если бы он говорил правду, шхуна стояла бы на причале. Соврал. Мысли о ловушке и о том, что мне незачем задерживаться в порту вернулись, и когда официантка принесла заказ, аппетита у меня поубавилось. Однако, понимая, что ехать придется долго и сил понадобится много, я заставила себя опустошить тарелку. Промелькнула мысль расспросить девушку о якобы владельце шхуны. Если он действительно владелец и капитан, она должна была видеть его раньше. Тем более, Тень. Нас сложно не заметить. Я уже почти прикинула вопросы, когда двери таверны распахнулись и в зал вошел молодой мужчина. По тому, как расплылась в улыбке девушка, я поняла, что спрашивать и бесполезно, и не безопасно. Не стоило привлекать к себе внимание больше обычного. Если девица, получив награду, согласится отвечать просто и прямо, парень может что-нибудь заподозрить. Скорее всего, он из какой-то команды, а проблемы с моряками мне ни к чему. Скрутив и сунув обратно в карман подготовленную было дополнительную купюру, я подозвала девушку и уточнила, упаковывают ли они заказ на вынос. По виду девушки поняла, как я сейчас не вовремя с подобными просьбами, однако, уступать не стала. Официантка вновь исчезла на кухне. Глядя на закрывшуюся за ее спиной дверь, я подумала о том, что за эти три встречи, ни разу не видела в глазах девушки страх. Удивление, досаду, раздражение, а сейчас почти злость. Но не страх. Глупая? Уверенная в том, что с ней ничего не может произойти? Или просто привыкла к Теням, научилась относиться к ним так же, как к людям? А может быть, люди действительно перестали бояться? Официантка вернулась с пакетом, получила плату и застыла, не зная, что делать. Работа предполагала убедить меня остаться, подсунуть меню и уговорить съесть или взять с собой еще что-нибудь, но сидящий в углу за столиком парень лишал девушку желания приносить заведению пользу. Я встала и направилась к выходу, тем самым разрешив ее сомнения. Прежде чем дверь закрылась за моей спиной, до меня донеслось сбившееся жаркое дыхание этих двоих.
  
  В теплом помещении куртка немного просохла, но кожа затвердела. Однако, желание поискать другую одежду у меня также пропало. Из Изумрудного Порта захотелось убраться как можно быстрее. И все-таки, выйдя из 'Изумрудного карася' я посмотрела на стоящие на причале корабли. Покинуть Материк для меня было бы лучшим решением. Острова Архипелагов настолько малы и бедны, что я смогла бы без проблем жить там достаточно долго на те деньги, что у меня были, не испытывая особой нужды. К тому же, до островов западных и северных Архипелагов гильдиям, как правило, нет никакого дела. Искать меня там вряд ли стали бы. Ехать в северный домен не так безопасно, но выбора у меня не было. Как и на всей территории Материка, там тоже были крохотные городки, подобные Шатору, доживающие свой век в бедности и разрухе. Наверное, в холодном северном домене таких городков даже больше, чем в южном, чья территория процентов на восемьдесят состоит из огромной пустыни. Придется ехать. Осень утвердилась в городе, морось превратилась в легкий дождь, высохшие было волосы вновь намокли. Вопреки привычке, я надела шлем, ощущая, как влажные пряди липнут к шее, оседлала мотоцикл и надавила на газ.
  
  Городские ворота находились в десяти километрах от окраины, и все эти десять километров занимают поля. Даже один из достаточно крупных городов Материка, Изумрудный Порт, жил не только торговлей. В нашем мире у людей слишком много проблем. После того, как влияние империи на домены пропало окончательно, народ Материка оказался в сложной ситуации. Перестали действовать единые законы, герцоги стали творить на своих территориях все, что им вздумается. В первую очередь они принялись наращивать военную силу. Участились проявления агрессии между доменами. Люди очень долго жили в страхе перед тем, на что готовы пойти дорвавшиеся до власти герцоги, чтобы навредить друг другу. Империя больше не сдерживала бывших врагов, Материк пережил целый ряд воин, крупные города вынуждены были обносить стенами, мелкие оставляли на произвол судьбы. Герцоги вымещали столетиями накопленные обиды, причины которых зачастую не помнили, не обращая внимания на бедственное положение своих доменов. И люди были вынуждены выживать как могли, превращая города за стенами в подобия самих доменов. Успокоить опьяненных властью и вседозволенностью хозяев доменов смогла природа. От дыма плавильных цехов, где безостоновочно изготавливалось оружие, воздух на многих территориях стал непригодным для дыхания. Погибали растения и животные, пересыхали реки, некогда небольшая пустыня на юге разрослась на тысячи километров. Частые землетрясения на востоке и западе, засуха на юге, почти вымершие северная и центральная части Материка сделали свое дело. Герцоги, наконец, осознали, к чему ведут их действия и впервые за годы вражды сели за стол переговоров. Решено было возродить империю, чтобы на всей территории Материка вновь стали действовать единые законы. Впрочем, императорская фамилия не вернула былой мощи и была скорее формальностью, нежели реальным правителем. Домены продолжали жить под властью своих герцогов, однако, мир на Материк все же пришел. Вот только последствия прошедших воин были на лицо даже спустя сотни лет. Люди продолжали жить за стенами городов, каждый из которых по-прежнему напоминал миниатюрную модель домена. На территории за стенами располагался сам город, земли, занятые под поля, заводы, энерговырабатывающие станции. Все необходимое для нормальной и безопасной жизни людей, знающих, что ничего в нашем мире не может длиться вечно.
  
  Я ехала на достаточно большой скорости, стремясь поскорее оказаться вне стен Изумрудного Порта, и все же аккуратно распаханные, обработанные поля обращали на себя внимание. Люди пережили слишком много воин и бед. А все это время рядом с ними появлялись и умирали существа, лишенные души. О чем думали люди, когда на Материке гремели взрывы и лилась кровь? Кого они боялись больше? Бездушных тварей, которым не было дела до происходящего, или настоящих людей, живых, чувствующих, как они сами? В чем на самом деле причина того, что люди привыкли к Теням и живут с нами в относительном мире? Наше равнодушие? Или их?
  
  То, что я на дороге не одна, до меня дошло достаточно быстро, и когда позади появился кар, я уже прибавила скорость. Мозг принялся лихорадочно искать выход из положения. Остановиться или изо всех сил мчаться вперед, к стенам? Если это погоня, возможно у стен мне на помощь придут пограничники. Однако, до северных ворот было еще почти семь километров. Кар успеет догнать меня, а в том, что машина не проедет мимо я была уверена. Похожий кар напал на артистов на территории домена герцога Чреза. Тогда меня спас Зар. Сейчас я одна на пустой дороге, и если среди моих преследователей есть Тени Белого Пламени, у меня крупные неприятности. Я ведь даже не подумала приобрести в порту оружие. Все, что у меня было - длинный кинжал и собственные силы. Существует не так много способов прикончить Тень. Самый действенный - перерезать горло и убедиться, что жертва истекла кровью. Поэтому все Тени на Материке носят с собой холодное оружие. Однако, для того, чтобы перерезать Тени горло, к ней нужно приблизиться. И вот тут важную роль играет хороший пистолет. Выпущенная в голову пуля вырубит на время даже самую сильную Тень. У меня пистолета не было, а за спиной стремительно сокращалось расстояние между моим мотоциклом и темным каром. Теперь оно было не более двух километров. Было ясно, что я не успею добраться до стен, а если расстояние сократится еще немного, у них будет возможность стрелять. Я не должна допустить выстрела в спину. С помощью зеркала заднего вида оценив расстояние, дождавшись, когда оно сократится на тот максимум, который еще можно было допустить, я развернула мотоцикл и надавила на газ. Теперь все зависило от их реакции. Если повезет - я смогу проскочить мимо, пока они будут разворачивать кар, вернуться в город, затеряться среди толпы и попробовать сбежать через другие ворота. Я уже миновала застывший кар, и была почти уверена, что этот раунд вновь останется за мной, когда послышались первые выстрелы. Один за другим хлопки раздавались совсем рядом. Я прибавила скорости, надеясь выйти из зоны огня, но не успела. Раздался очередной хлопок, а затем разорвалось заднее колесо мотоцикла. На огромной скорости я потеряла управление. Мотоцикл повело в стороны, из-под разорванного колеса посыпались искры. Понимая, что если сейчас ничего не предприму, вылечу в кювет, я резко вывернула руль. Взвизгнули тормоза, мотоцикл накренился и упал на дорогу. Я успела выскочить и откатиться за мгновение до того, как оказаться придавленной тяжестью машины. Дальше пришлось принимать решение. Остаться лежать, делая вид, что серьезно пострадала, или попытаться бежать. Первый вариант был безумно рискованным. Я все еще не знала, есть ли среди напавших Тени, кто они, скольких их. Но против второго был очень веский аргумент: у меня слишком сбилось дыхание. В измененном состоянии я смогу пробыть несколько секунд. Этих секунд не хватит, чтобы добраться до кара и забрать дыхание моих врагов. Осторожно нащупав каменную рукоять кинжала, я замерла. Если повезет, они решат, что я без сознания. Если повезет, хоть кто-то вооруженный приблизится, чтобы меня добить.
  
  Мне повезло. В мою сторону медленно двигался человек. Приблизился, однако, стрелять не стал. Молча склонившись надо мной, мужчина обеими руками стащил шлем. И в этот момент я схватила его за руки. Человек застыл, с ужасом глядя в мои лишенные радужек глаза, а затем вцепился в ворот куртки, силясь дрожащими пальцами расстегнуть пуговицы. Он знал, что это бесполезно, но умирающий должен попытаться использовать любой шанс для спасения. Я подхватила его пистолет, и прикрываясь сгорбившимся мужчиной как щитом, наконец, смогла оценить ситуацию. Теней было четверо. Один Белого Пламени, трое Четырех Кругов. С ними были люди, но определить, сколько их я не успела. Тень Белого Племени нанес рубящий удар чем-то острым. Мужчина, за спиной которого я пряталась, дернулся и завалилсяна меня. Я почувствовала, как руки стали влажными от горячей крови. Отбросив труп, я выдохнула, ощущая себя порывистым ветром, с трудом заставила измененное тело слушаться и постаралась максимально эффективно использовать те несколько мгновений, что получится выдержать. Оказавшись рядом с Тенью Белого Пламени, я вернула себе тело и, прежде чем мужчина среагировал, сжала пальцы на его плече. Он не успел даже поцарапать меня. Его напарники видимо, не ожидали, что Тень Белого Пламени промахнется, потому, что среагировали не сразу, дав мне возможность разделаться с их напарником. Мужчина Тень захрипел, упал мне под ноги, открывая обзор. Я вскинула оружие, выстрелила почти не целясь и ожидаемо промахнулась. Пуля, выбив искры, вонзилась в крыло кара. Люди - теперь я поняла, что их было трое - бросились прочь от машины, впрочем, не забывая про оружие. Совсем рядом со мной коротко щелкнула автоматная очередь. Люди в моей ситуации были достаточно серьезной помехой, но не главной. Сначала нужно разобраться с Тенями, не позволить им разобраться со мной. Отыскав взглядом одного из них, я вновь вскинула пистолет, в этот раз все-таки сумев прицелиться. Сильный порыв ветра ударил мне в лицо, заставив отвести взгляд, и спусковой крючок я вновь спустила наугад. Если ветер станет еще хоть немного сильнее, я не смогу изменять тело, а стоять на месте нельзя. Вдох и бестелесная я метнулась к брошенному кару. Тени потеряли меня из виду, дав время спрятаться за машиной. Если бы у меня было еще секунд десять, я смогла бы оказаться в салоне и завести кар, но у меня не было и пяти секунд. Как только тело вновь станет материальным, они почувствуют, где я прячусь. У меня будет секунды три, а этого слишком мало. Я вернула тело, сидя на корточках у капота, вскочила и, найдя взглядом цель, выстрелила. Мужчина Тень упал, я точно знала, что попала ему в голову. Он выживет, если мне не выпадет шанса перерезать ему глотку или забрать дыхание, но мешать сейчас не будет. Я присела, скрываясь за каром, и вовремя. Очередной порыв ветра был настолько сильным, что выбил стекла машины. На меня посыпались мелкие осколки, кар дрогнул. Противник собирался опрокинуть на меня машину. Надо выбираться, вот только куда? Мотоцикл разбит, кар угнать не удалось, кругом открытое пространство и до стен почти десять километров. Мне некуда бежать, я легкая мишень для этих двоих. Понимание мелькнуло в мозгу молнией, впрочем, возможно его опередил инстинкт. Я упала и откатилась в сторону за мгновение до того, как шину, у которой я сидела, разорвало огненной вспышкой. До меня донеслась вонь паленой резины, но сейчас было совершенно не до этого. Если от одного из противников меня отделял кар и некоторое расстояние, второй, пользуясь тем, что я отвлеклась на ветер, подобрался совсем близко и едва меня не сжег. Мужчина стоял передо мной, лицо его было бесстрастным, как у всех Теней. Убивая мы ничего не чувствуем по отношению к жертве. Нам ни к чему насмешки над поверженным противником и прощальные фразы. Мы просто убиваем. Он вытянул руку с зажатой в ней зажигалкой, раздался щелчок и в следующий миг ко мне вернулся мой недавний ночной кошмар. Успев закрыть лицо руками, я чувствовала, как обугливаются кисти. Боль скрутила тело, в нос ударил тошнотворный запас горелой плоти. Они меня переиграли. Я не могу пошевелиться, не могу забрать дыхание, не могу сопротивляться. Все, что нужно теперь сделать моим противникам, лишить меня возможности дышать. Обгоревшие руки свело, и я никак не могла отцепить их от лица, поэтому не сразу поняла, почему меня не добивают. Раньше, чем удалось, превозмогая боль, справиться с пострадавшими пальцами, до меня донеслись звуки выстрелов, а затем крики. Тени редко кричат. Страха мы не испытываем, а пуля, в какую часть тела она бы ни угодила, причиняет не настолько сильную боль, чтобы так сильно вопить. Значит, погибали люди. Замутненное болью сознание вяло подсказало, что среди преследователей действительно были люди и в данный момент с ними что-то происходило. И с атаковавшими меня Тенями тоже. Иначе, почему меня до сих пор не лишили дыхания? Руки обгорели до костей, и все же мне удалось оторвать их от лица. В глаза ударил солнечный свет, в голову - новый приступ боли. Лицо тоже пострадало, и что самое неприятное, пострадали глаза. Эти ожоги ничто в сравнении с теми, что я получила в Шаторе, но чтобы они затянулись, нужно время. А я все еще не понимаю, что происходит и куда исчез мужчина Тень Четырех Кругов, который только что собирался мены убить. О том, что Тени все еще здесь, говорили порывы ветра. Не в силах сдерживать сдавленное рычание, я все-таки умудрилась сесть, прислонившись спиной к колесу кара. Глаза различали лишь свет, тело и голова отозвались новыми приступами боли. Сознание уплывало и я ничего не могла с этим поделать. Но прежде чем закрыть глаза, я почувствовала рядом чьи-то быстрые шаги, а затем дыхание.
  
  - Она здесь! Обгорела, сильно!
  
  - Бери ее и уходим.
  
  Голос показался смутно знакомым. А затем кто-то подхватил меня на руки, и очередная вспышка боли отправила, наконец, мое сознание в пустоту.
  ***
  Камила устало откинулась на спинку дивана. Стоило Дамире закрыть за собой дверь, и молодая женщина с трудом подавила желание запустить в эту дверь стаканом. Хотелось кричать от ярости и злости. Как эта Тень посмела вернуться в ее жизнь, какое имела право. Несмотря на выпитое, разум Камилы был ясен, и женщина, криво усмехнувшись, плеснула себе еще коньяк. Она напьется до беспамятства. Сегодня можно. Ей есть что отметить. Встреча с ее проклятым Единой Верой прошлым. Отсалютовав самой себе, Камила сделала глоток. Напьется до беспамятства. Чтобы не помнить. Чтобы проснуться утром с больной головой, в которой не останется и тени воспоминания об этой встрече. Тени о Тени. С губ брюнетки сорвался пьяный смешок. Женщина поставила стакан, раскурила очередную сигарету и с наслаждением впустила дым. Сегодня вечером придут важные гости. Зал надо бы освободить, чтобы его подготовили и проветрили. Не все клиент заведения любят сигаретный дым. Нужно уезжать. Оставить этим вечером 'Изумрудную Пыль' на верного заместителя, поехать домой, завалиться в постель и пить всю ночь. А еще, под страхом увольнения приказать не трогать ее сегодня.
  
  Испачканный помадой окурок присоединился к остальным в пепельнице. Камила на удивление твердой походкой вышла из зала и направилась в кабинет заместителя. Женщина давно поняла, в этом мире у нее нет, и не может быть друзей. Все слишком условно. Когда пять лет назад она познакомилась с Кевином, он был сидящим на наркотиках неудачником. Однако, именно встреча с этим мужчиной изменила жизнь Камилы. Он познакомил ее с Изумрудной Пылью, тем самым избавил от кошмаров, изводивших разум женщины. Кевин не умел зарабатывать деньги, перебивался случайными подработками и все спускал на дозу. И все-таки именно с ним Камила вновь ожила. Наркотик хоть и загнал ее в зависимость, дал успокоение и вернул в душу мир. Она вспомнила, как в прошлом сочетание ума и красоты не раз выручали ее из беды и принялась действовать. Уговорив Кевина познакомить ее с наркоторговцами из гильдии, она тут же втерлась в доверие и получила работу. То, что эта женщина достойна большего, чем работа официантки или стриптизерши, мужчины гильдии сообразили сразу. Камила пошла по служебной лестнице, она не позволяла себе слабости, она держала себя в руках даже в отношении Изумрудной Пыли, она никого не подпускала к себе близко. Опыт прошлого, не больше. Женщина прекрасно понимала, дружба рано или поздно приведет к предательству, привязанность к слабости, любовь к боли. И молодая женщина превратилась в подобие Тени. Равнодушно и  целенаправленно она шла к намеченной цели: сумела накопить денег и, заручившись поддержкой гильдии, открыла свое заведение. В этом мире невозможно быть абсолютно свободной, все в той или иной степени кому-то принадлежат. Даже безразличные Тени зависят от своих Безразличных Богов. И все же, даже в таком мире можно жить в удовольствие. Камила вздохнула с облегчением. У нее был свой клуб, у нее были влиятельные покровители и деньги, у нее в свободном доступе была догорая Изумрудная Пыль. Жизнь становилась лучше изо дня в день, а прошлое скрывалось в изумрудном дурмане наркотика и сигаретном дыму. И все это время рядом был Кевин. Не друг. Не любовь. Партнер. Любовник. Едва встав на ноги, женщина вспомнила того, кто хоть и не сознательно, дал ей толчок двигаться вперед. Теперь Кевин работал с ней, был ее первым и главным помощником. Он оставался все тем же неудачником, но, что способствовало сотрудничеству, был благодарным неудачником. Камилу это устраивало. Они работали вместе уже три года, и за все это время Кевин ни разу не подвел женщину. Вот и сейчас, выслушав распоряжение хозяйки заведения, Кевин лишь кивнул, соглашаясь, а затем предложил вызвать водителя. На мгновение женщине показалось разумным это предложение, но лишь на мгновение. Алкоголь сделал свое дело. Женщина коротко бросила, что разберется сама, развернулась и все той же твердой походкой покинула кабинет, а затем клуб.
  
  На улице моросил дождь. Камила запахнула пальто и быстрым шагом отправилась на стоянку. За рулем кара мысль о водителе вернулась, но опять ненадолго. Женщина вставила ключ в замок зажигания, и вдруг почувствовала странную легкость в теле. Закружилась голова, Камила обмякла, откинувшись на спинку водительского кресла.
  
  - Тень Дыхания. Она приходила к тебе. Что ей было нужно?
  
  Голос звучал... Наверное, Камиле стоило бы попытаться определить источник голоса, узнать говорившего, но ей не хотелось. Тело отказывалось слушаться, но самое главное, отказывался слушаться разум. Мысли вяло потекли совершенно в непонятном направлении. Камила вспомнила, как два дня назад ей назначил встречу один из ее давних поклонников. Конечно, он обставил все как важный разговор, на который женщина должна прийти непременно сама, непременно без охран и непременно в крохотную гостиницу недалеко от ее клуба. Камилу как обычно все устраивало. Она знала, что это будет за важный разговор, пришла, и встретила Дамиру. Бывшую напарницу, Тень Дыхания. Дамира хотела поговорить. Они говорили недавно, сидя в клубе. Камила злилась и выпила лишнего, но все прекрасно помнила. Каждую фразу, каждое слово, которое произносила бывшая напарница. И сейчас эти подробности всплывали в сознании брюнетки. Все вплоть до того момента, когда Дамира ушла.
  
  - Куда ушла Тень Дыхания? Где она теперь?
  
  Камила лежала в кресле и бездумно смотрела перед собой. По тонированному стеклу стекали капли дождя. На парковку приезжали одни кары и уезжали другие. Камиле не было дела до каров, людей, дождя. Страх, злость, удивление - все отошло на второй план. Камила чувствовала себя куклой, и ее это вполне устраивало. Ведь это не так страшно, как кажется - быть ненастоящей. Наоборот, в этом есть плюсы. Нет необходимости думать, принимать решения, действовать. Она - кукла. И должна выполнять приказы, от кого бы они ни исходили. Она должна вспоминать. Вспоминать... Дамира хотела покинуть Материк. У нее какие-то неприятности, и она ударилась в бега. Она хотела перебраться на западный Архипелаг, но ее не взял ни один корабль из порта. Дамира уедет. Поедет в северный домен. Будет скрываться среди льда, снега и бедности, как скрывается Сарин Мэдри.
  
  - Сарин Мэдри? Она жива? Где она?
  
  Кор-Ватт.
  
  Некоторое время в салоне кара было тихо. Камила лежала в кресле водителя и даже мысли не допускала завести двигатель, рвануть с места, или же обернуться, взглянуть на собеседника. Кукла должна быть покорной воле хозяина.
  
  - Ты помогла мне. Теперь можешь ехать. Только, будь осторожна на поворотах.
  
  В голосе не было эмоций, но звучал он неприятно. Камила никак не могла понять, кому он принадлежит. Она точно знала, что собеседник за ее спиной, на заднем сиденье, но у женщины не было даже мысли обернуться и рассмотреть его. Сознание и воля вернулись спустя несколько секунд после того, как хлопнула задняя дверь, а вместе с ними пришел страх. Пространство снаружи полыхнуло. Горели дома, кары, плавился асфальт, и даже сквозь закрытые двери до слуха женщины доносились крики горящих заживо людей. Оцепенев от ужаса, Камила смотрела на пылающие здания. Происходящее было невозможно, но тем не менее, она видела это своими глазами.  Холодными дрожащими пальцами Камила повернула ключ зажигания. Следовало уезжать, быстрее, пока не загорелись шины. Кар рванулся с места и на полной скорости помчался по улице. Камила мертвой хваткой вцепилась в руль. Изумрудный Порт горел. Несколько раз на дорогу выбегали охваченные пламенем люди, но Камила не останавливалась, чтоб им помочь. Им нельзя помочь. Они умрут, но она обязана выжить. Вывернув руль, Камила направила кар к докам, в надежде, что близость воды спасет ее. Очередной обгоревший бедняга появился словно из-под земли и Камила не успела среагировать. Человек перекатился по капоту и упал, а перед глазами женщины заплясали языки пламени. Кар загорелся. Камила вдавила педаль газа до пола и в это мгновение машина на полной скорости врезалась в стену многоэтажного дома. От удара кар буквально сложился, раздавив водителя. Камила не чувствовала боли из-за переломанных костей. Было больно от ожогов. Пламя, видя, что жертва, наконец, сдалась, возликовало, яростно навалившись на хрупкую фигурку. Боль была невыносимой и Камила закричала. Она кричала, пока легкие не наполнились огнем. Но даже после того, как они выгорели, обезображенное тело все еще дергалось, словно пыталось стряхнуть с себя языки пламени.
  
  Полицейский кар, преследовавший дорогую машину, остановился рядом с местом аварии. Со всех сторон к нему подтягивались зеваки, и единственному полицейскому, убедившемуся, что водитель мертв, пришлось срочно оградить место происшествия. Подъехавший спустя пару минут напарник удивленно присвистнул при виде смятого, наполовину впечатанного в стену кара.
  
  - Что это такое? - спросил он у успевшего более-менее разобраться в ситуации коллеги. Тот раздраженно передернул плечами.
  
  - Женщина. Гнала как безумная. Сбила по дороге троих, одного насмерть. А потом вот, - он махнул на машину, из которой подоспевшие работники госпиталя вытаскивали обезображенный труп.
  
  - Переехала через перекресток, слетела с дороги и впечаталась в дом? - недоуменно вопросил второй полицейский. - Она что, с ума сошла?
  
  - Или напилась до глюков. Или Пыли нанюхалась, - раздраженно буркнул первый. - В госпитале разберутся. Наша работа здесь. Не стой, вызови кар-эвакуатор, забрать отсюда машину. И скажи. людям, чтоб расходились. Не на что тут смотреть.
  
  ========== 7 ==========
  Октор дождался, когда кар уедет, только потом сел и обвел взглядом пространство. Семь трупов. Полицейские будут разбираться только в отношении убитых людей, но и этого достаточно, чтобы вывести ленивых служителей закона из себя. Впрочем, скорее всего, гильдия замнет происшествие. В конце концов, гильдия должна отвечать за то, что творят ее наемники. Октор поднялся, потер лоб в том месте, куда некоторое время назад выпустила пулю его неудавшаяся жертва. Некоторое время он лежал без сознания, а когда очнулся, увидел, как добили последнего из его напарников Теней. Мужчина понимал, самое верное, что он может сейчас сделать - продолжать лежать неподвижно, дожидаясь, когда непонятно откуда взявшиеся спасители Тени Дыхания уедут. На него так и не обратили внимания. Кар рванулся обратно в город, а Октор, убедившись, что опасность миновала, медленно прошелся по месту поединка. Тень Дыхания успела забрать дыхание у Дэйвиса, а потом вырубила самого Октора. С остальными же произошло то, чего никто не ожидал: к Тени Дыхания пришла помощь. Октор успел увидеть убийцу его напарников, он прекрасно знал кто это. Вот только не думал, что Тень Четырех Кругов Марод Вайрос занимается чем-то кроме морской контрабанды. Гильдии наемников это не понравится, и заказчику тоже. Октор внимательно осмотрел убитых Теней, убеждаясь, что они действительно умерли. Впрочем, действия его были, скорее, машинальными, мужчина знал, что такой опытный контрабандист, как Марод Вайрос не оставит в живых своих противников Теней. К кару Октор подходить не стал, понимая, что машина уничтожена. Пока сюда не приехала полиция, следовало убраться, вернуться обратно в Изумрудный Порт, как можно быстрее дать знать гильдии, что морские контрабандисты вмешались не в свое дело и сорвали заказ. Мужчина направился в сторону города.
  
  По какому-то стечению обстоятельств, за то время, что Октор потратил на дорогу, на ней так и не появилось полицейских каров. В городе Тень Четырех Кругов оказался через два часа. А еще через час разговаривал в таверне 'Изумрудный карась' с представителем гильдии о проваленной работе. Представитель - человек - выглядел растерянным. Впрочем, и разозленным тоже. Шхуна Марода Вайроса не значилась в портовых списках, где стояла 'Белая герцогиня' все это время было не известно. Наемники были бы в курсе, если бы морские контрабандисты вели какие-то дела в порту, но такими сведениями представитель не располагал и что здесь делал Вайрос, было не понятно. Представитель собирался разобраться, а Октору велел нанять корабль, команду и ждать дальнейших указаний. Если последует приказ, придется искать и догонять 'Белую герцогиню'. А пока следовало ждать. Октор выслушал приказ спокойно, проводил взглядом представителя, затем заказал пива и задумался. Нанять корабль было сложно. Собрать команду уже проще. В Изумрудном Порту много шатающихся без дела наемников. Не сезон, людям нечем заняться. Проматывают заработанные деньги на выпивку, женщин и Изумрудную Пыль. Сложнее будет нанять Теней. Их в порту как раз немного. Тени предпочитают не собираться в одном месте толпой, да и люди предпочитают, чтобы Теней рядом с ними было как можно меньше. Однако, против Марода Вайроса люди мало что значат и если придется отбивать добычу у него, нужны серьезные, сильные союзники. Тени, которые должны были уничтожить Тень Дыхания во владениях герцога Чреза, мертвы так же, как мертвы напарники самого Октора. Он отпил пива, окинул взглядом таверну. Моряков было мало, а таких, с кем можно было бы договориться о найме корабля, не было вовсе. Значит, придется идти на причал. Возможно там...
  
  - Тебе нужен корабль?
  
  Мгновение Октор еще пытался удержать ускользающую реальность. Голос - он даже не понимал, мужской или женский - не просто звучал, он проникал в сознание. Октор не успел ничего предпринять. Тело застыло, хотя со стороны поза казалась естественной. Однако, ни один мускул не подчинялся Тени Четырех Кругов. Впрочем, он больше не стремился вернуть себе эту власть.
  
  - Пей свое пиво, если хочешь, - продолжил голос. - И расскажи мне, что произошло на дороге к воротам. Ты гнался за женщиной, Тенью Дыхания? Зачем?
  
  Октор ничего не знал. Ему приказали, и он выполнял приказ. Он и его напарники. Информация была надежной. Тень Дыхания будет ехать в указанное время по направлению к северным воротам. Задача - убить. Ничего больше Октору известно не было. В их группе главным был Ксанен, и ему, наверняка, было известно больше. Но Ксанен, Тень Четырех Кругов, мертв. Его прикончил Марод Вайрос. А потом забрал женщину Тень.
  
  - Кто этот Марод Вайрос?
  
  Тень Четырех Кругов. Морской контрабандист. Октор знал его имя и лицо. Видел. Тени не забывают тех, кого видели хотя бы раз.
  
  - Тень Четырех Кругов пришел на помощь Тени Дыхания? Почему? И кто же нанял вас?
  
  Октор не знал ответов на эти вопросы. Как не знал и того, где находилась шхуна контрабандиста. Представитель гильдии предположил, что в скором времени все это придется выяснить. Сейчас необходимо нанять корабль быть готовым отправиться в погоню.
  Некоторое время голос молчал. Когда он заговорил вновь, мужчина неожиданно узнал его. Это был тот самый представитель гильдии наемников, с которым они разговаривали недавно. Октор не понял, когда и зачем человек вернулся, но это было не важно.
  
  - Я позабочусь о корабле и команде сам, - сказал представитель. - Ты останешься здесь ровно на час. Через час иди к причалу. Там тебя будет ждать и корабль, и команда.
  
  Голос в сознании Тени померк. Как и образ представителя гильдии. Растаял, словно его и не было, но Октор не обращал внимания на подобные мелочи. Он должен остаться в 'Изумрудном карасе' еще на час. Следовало заказать еще пива.
  
  Через три часа в 'Изумрудный карась' вошел тот самый представитель гильдии наемников в Изумрудном Порту. Плотный, невысокий мужчина никак не походил на человека, работающего на местных преступников, однако, гильдия обратила внимание не на его внешность, а на умение вести дела, договариваться с клиентами и набивать цену даже за самую пустяковую работу. Как правило, мужчина всегда знал подробности задания, но не в этот раз. Ему сухо и конкретно передали суть намечающегося дела, он должен был просто донести его до наемников. Поначалу все шло хорошо. Ксанен без вопросов взялся найти и уничтожить Тень Дыхания. Когда же спустя несколько часов представитель узнал, что все наемники мертвы, а в дело впутался морской контрабандист, понял, что ничего хорошего ждать не приходится. Связавшись с гильдией, он настоятельно советовал отказаться от работы, а так же не ввязываться в конфликт с пиратами и к удивлению мужчины, его послушали. Представитель, изначально не рассчитывавший на благополучный исход, даже слегка растерялся, однако, все было именно так. Главари гильдии, узнав о гибели наемников и о том, что в их задание вмешались морские контрабандисты, повели себя более чем странно. Вместо того, чтобы разозлиться, потребовать выдать негодяя и расправиться с ним, приказано было оставить это дело, забыв о том, что оно вообще было. Представитель не понимал, как наемники так спокойно спускают произвол пиратам, но то, что для него лично это является лучшим из вариантов, было ясно. Пытаться выяснить причину лояльности мужчина не стал. Нужно было возвращаться к Октору изложить ему план действий. Однако, в 'Изумрудном карасе' Тени не оказалось. Представитель растерянно осмотрелся, немного помялся у двери, а затем решительно направился к скучающей у стойки официантке.
  
  - Тень, говорите? - девушка задумчиво поджала губки. - Тень... Господин, тут много народа ошивается. Разве я запомню всех посетителей?
  
  Представитель окинул взглядом пустой зал, и, под довольным взглядом официантки, полез за кошельком. В тонкие пальчики перекочевала купюра. Девушка мгновенно оценила ее качество и слегка поморщилась. Впрочем, отказываться не стала. Купюра исчезла так быстро, что представитель не успел сообразить, куда та подевалась, а девушка, подперев рукой подбородок и глядя мужчине в глаза заговорила:
  
  - Вы про Октора говорите, господин? Я вас видела с ним сегодня. Вы ушли, а он сидел и пил пиво.
  
  - Что потом? - раздраженно буркнул представитель. Он совсем забыл, что засветился в этой забегаловке вместе с Октором. Если бы его не занимали так сильно мысли о том, как выйти сухим из воды, он никогда бы не допустил подобную оплошность и задавал бы официантке другие вопросы и другим тоном. А она, маленькая мерзавка, знала всех моряков и наемников, которые приходили в таверну, знала и без зазрения совести пользовалась этим. Но что сделано, то сделано. Девушка с победоносным видом смотрела на мужчину, одной рукой все еще подпирая подбородок, а пальчиками второй легко постукивая по стойке. Подавив раздражение, представитель положил рядом с тонкой девичьей ручкой еще одну купюру.
  
  - Он что-нибудь просил мне передать?
  
  На этот раз официантка не спешила прятать деньги. Медленно перебирая пальцами деньги, она произнесла:
  
  - Октор уплыл два часа назад на моторной яхте 'Золотая молния'.
  
  Представитель ошарашено уставился на девушку.
  
  - Уплыл? Куда? Куда он мог уплыть?! - Вскинутые брови девушки отрезвили мужчину. Он шумно вдохнул, и заговорил спокойнее. - Он разговаривал с кем-нибудь?
  
  Официантка перевела взгляд на третью купюру, затем выпрямилась, и спокойно убрала деньги в крохотный кармашек на форменном платье. Затем так же спокойно заговорила:
  
  - Нет, господин. Он ни с кем не разговаривал. Просто сидел и смотрел куда-то перед собой. Иногда пил пиво. Один раз повторил заказ. И все время смотрел перед собой. Я подумала, в окно, - она кивнула на большое окно с мутным стеклом почти напротив того стола. - И не обращала внимания. Потом он встал и ушел. А где-то с час назад моряки зашли выпить. Они говорили, что из порта вышла 'Золотая молния'. Яхта состоятельного жителя порта. Вообще, в том, что яхта ушла в плавание, нет ничего удивительного. Но моряки говорили, что помимо команды, там были Тени и люди-наемники.
  
  Представитель гильдии наемников был ошарашен. За долгие годы работы, он отвык удивляться, но сейчас мужчина не понимал, что происходит и что теперь делать. Он пришел сюда, чтобы расплатиться с Октором и дать отбой дальнейшим действиям. Куда могли направиться наемники без приказа? Что происходит? И, главное, что сказать главарям гильдии? Если будет конфликт между гильдиями наемников и пиратов, именно его могут сделать виноватым. Он должен был донести до наемников распоряжение сверху, а вместо этого... Представитель гильдии растерянно кивнул официантке, и покинул 'Изумрудный карась'. Перед тем, как сесть в свой кар, мужчина некоторое время смотрел, как погружается в воду солнце. Вода в Океане Черных Вод не всегда кажется черной. Иногда она напоминает огонь. Или кровь. Представитель помотал головой, прогоняя наваждение, сел в кар, и направил его в сторону города.
  
  ***
  
  Я открыла глаза и села на кровати. Секунда понадобилась мне, чтобы осознать, что пол подо мной качается. А затем вернулись воспоминания. Нападение на дороге, ожоги, боль, чьи-то руки, поднимающие меня с земли. На руках, там, где несколько часов назад были страшные ожоги, я удовлетворенно наблюдала едва заметные рубцы. Ещк пару часов и от ожогов не останется и следа. Главное сейчас то, что я вновь могу двигаться и видеть. Окинув комнату, в которой находилась взглядом, сопоставив обстановку с качкой, вывод сделала самый логичный. Я все-таки попала на какую-то посудину, правда, не на тех условиях, которые планировала. Моя одежда исчезла, видимо, она слишком пострадала от огня, к тому же, была залита кровь. Вместо нее на стуле рядом с кроватью, на которой я очнулась, аккуратной стопкой лежали новые вещи. Поверх стопки покоился мой кинжал - единственное оружие, которое у меня осталось. То, что его у меня не отобрали, наводило на странные мысли. Допустим, у моих преследователей была другая задача. Не убить, взять живой. Но тогда зачем они позволили мне прийти в сознание? Зачем оставили оружие? Меня настолько не опасаются? Я быстро оделась, сунула кинжал за пояс, держась за стену, подошла к двери. Но прежде, чем успела коснуться ручки, дверь открылась и на пороге появился тот самый мужчина Тень Четырех Кругов, который вчера предлагал мне место на своей шхуне. Я отступила назад, сжимая рукоять кинжала. Мужчина спокойно переступил порог, закрыл за собой дверь и вновь обернулся ко мне.
  
  - Я почувствовал, что ты очнулась. Пришел поговорить. Тебе не стоит беспокоиться, я не собираюсь тебя убивать.
  
  Он прошел в каюту, сел на стул и выжидающе посмотрел на меня. Пришлось последовать примеру. Разместившись на достаточно большом, насколько позволяло пространство каюты, расстоянии, я принялась прояснять ситуацию.
  
  - Кто ты такой и зачем похитил меня?
  
  - Ты неправильно оцениваешь происходящее, - ответил мужчина. - Тебя никто не похищал. Напротив, тебя спасли. И я не собираюсь тебя держать силой. Ты свободна.
  
  - Я на корабле в океане, - бросила я. - По-твоему, это свобода?
  
  - По-твоему, было бы лучше лежать с перерезанной глоткой в грязи на окраине Изумрудного Порта? - произнес он. И продолжил: - Меня зовут Марод Вайрос. Я уже говорил тебе, что владею шхуной, и, как ты помнишь, предлагал тебе место в качестве пассажира. Вчера у тебя была возможность отказаться. Сегодня ты, скорее, вынужденный, но все-таки пассажир. Не пленник. Ты можешь передвигаться по шхуне, разговаривать с командой, со мной. Поэтому, думаю, ты можешь считать себя свободной. Но не пытайся причинить вред. Мне, команде, кораблю. Это логично и разумно, верно?
  
  Я ничего не ответила. Не представляла, что должна сказать. Тень Четырех Кругов спас меня от наемников в Изумрудном Порту. Но с какой целью? Тени не приходят на помощь просто так. Тем более, другим Теням. Меня могут преследовать не только по приказу разозленного покушением герцога Чреза. Вполне возможно, что со стороны заказчицы за мной так же идут наемники. Просто, кто-то из них удовлетворится моей отрезанной головой, а кому-то я нужна живой. Сидящий передо мной мужчина Тень молча ожидал моих вопросов. Что ж, возможно, мне удастся прояснить кое-что, прежде, чем попаду в руки заказчиков.
  
  - Ты ведь не наемник, - Марод утвердительно кивнул, но вновь промолчал. - Пират. Морской контрабандист, - дождавшись очередного кивка, продолжила. - Кто тебе заплатил за мою голову? Или, ты как наемники, решаешь вопросы через гильдию?
  
  - Не совсем так, - он шумно вздохнул, немного помолчал, словно собираясь с мыслями. - Я действительно из гильдии морских контрабандистов. Но ты не заказ. Мне за тебя не заплатили. Скорее, напротив, я сильно потерял в деньгах, пока дожидался тебя в Изумрудном Порту.
  
  - Дожидался? - переспросила я.
  
  - Да, я дожидался тебя в порту три дня, - Марод окинул меня взглядом. Я непроизвольно отметила, что у него серые глаза. Такие же, как у всех Теней. Он смотрел как смотрят Тени: спокойно, равнодушно. Не пронзительно. Не пронзающее. Без выражения. Как и должно быть.
  
  - Зачем?
  
  - Ты нужна мне, - все тем же ровным, бесстрастным голосом. - У меня к тебе есть дело.
  
  Мне вдруг очень захотелось изобразить усмешку. Как если бы передо мной был человек, которому я должна была показать, что оценила его шутку.
  
  - Заказ? Сейчас не возьмусь. Ты не заметил, у меня некоторые проблемы с наемниками.
  
  Мой собеседник, видимо, ощутил нечто подобное. Потому, что его губы растянулись в кривой улыбке.
  
  - Я заметил. Более того, мои люди подверглись риску в Изумрудном Порту, когда помогали мне спасти тебя.
  
  - Я хочу знать, какая тебе выгода от того, что ты меня спас, - прервала я. Ситуация мне не нравилась. Быть у кого-то в долгу опасно. Вдвойне опасно быть в долгу у Тени. Втройне - если ты сама Тень. Совсем недавно меня спас Зар и я приняла свое спасение как должное. Впрочем, мне было известно, что его действия не несли никакого подтекста. От меня ничего не требовалось. Сейчас же совершенно другая ситуация. Но пока есть возможность, я должна максимально все разузнать.
  
  Улыбка покинула тонкие губы, лицо вновь превратилось в бесстрастную маску. Капитан молчал некоторое время. Когда он заговорил, голос его был все так же спокоен.
  
  - Я не хочу, чтобы на моей шхуне у меня или у кого-то из команды были проблемы из-за Теней. Поэтому проясняю ситуацию сразу. Моя задача, довезти тебя туда, куда ты стремишься попасть.
  
  Анализировать человеческие эмоции не тот навык, в котором преуспели Тени Дыхания. Иногда я об этом жалела. Если бы я могла то, на что способны Тени Молчания, люди и Тени не смогли бы скрывать от меня мысли и чувства. Мне было бы известно, о чем думает сидящий напротив мужчина. Но у меня не было такой силы. И, прежде чем мысли, вертящиеся в голове сформулировались в четкий вопрос, собеседник опередил меня.
  
  - Я должен знать, куда ты направляешься.
  
  - Я должна тебе это сказать?
  
  Серые глаза потемнели.
  
  - Я сказал, что ты не пленница. Но запомни, я не позволю тебе уйти, пока не получу ответ на свой вопрос, - все так же спокойно проговорил он, и спокойствие это источало сильнейшую угрозу. Я прекрасно осознавала, для того, чтобы разобраться со мной, ему не придется особенно напрягаться. Если я попробую забрать его дыхание на расстоянии, у меня вряд ли что-то получится. Прежде чем я сосредоточусь, уже буду впечатана в стену одним порывом ветра.
  
  - Мне не нужна твоя жизнь, - произнес Тень Четырех Кругов. - Но я должен знать, куда ты планировала бежать. Ты ведь искала корабль в Изумрудном Порту. Значит, твой путь проще преодолеть по воде?
  
  - Я хотела сбежать на Архипелаг западного домена, - произнесла я. Скрывать информацию смысла не было. - Но меня не взяли ни на одну посудину. Пришлось ехать в северный домен. По дороге туда меня и догнали.
  
  Марод поверил, медленно кивнул. Поднялся на ноги. Я последовала его примеру.
  
  - Я отвезу тебя на западный Архипелаг. Высажу на любом острове, на который ты укажешь, - сказал он, направляясь к двери. - Это и будет наша сделка. Я помог тебе в Изумрудном Порту, ты дала мне необходимую информации. Между нами нет долга. Как я уже сказал...
  
  Дверь распахнулась, в проеме появился человек. Мужчина был взволнован, однако, при виде двух Теней, несколько пришел в себя. Шумно перевел дыхание, а затем обратился к Мароду.
  
  - Капитан, там яхта. Скорее всего, догоняет. Тебе лучше самому взглянуть.
  
  Капитан и моряк быстро направились на верхнюю палубу. Помня о том, что получила разрешение ходить, где хочу, я бросилась вслед за ними.
  
  На верхней палубе было неспокойно. Люди суетились, опускали паруса, проделывали какие-то непонятные мне манипуляции. Небо затягивали свинцовые тучи. На мой взгляд, слишком быстро для обычной непогоды. Марод и вызвавший его человек стояли у противоположного борта. Моряк нервно озирался, иногда что-то кричал матросам. Мужчина Тень Четырех Кругов смотрел в бинокль. Он не оторвался от окуляров, даже когда я встала рядом.
  
  - Проблемы?
  
  - Скорее всего, - голос спокойный, что совершенно не вязалось с суетящимися людьми и стремительно надвигающейся непогодой. Но такова природа Тени. - Честно говоря, рассчитывал на более серьезную фору. Но видимо, твои преследователи слишком сильно желают твоей крови.
  
  Я вновь посмотрела на руки. Шрамы - напоминание о том, что кто-то очень хочет моей крови - еще не успели исчезнуть, а мне уже стремятся поставить новые.
  
  - Ты убил Теней в Изумрудном Порту?
  
  Марод кивнул.
  
  - Двоих. Двое были уже мертвы. Еще там было три человека. Их тоже пришлось убрать.
  
  Я покачала головой. Стало понятно, откуда так быстро взялась погоня.
  
  - Ты убил не всех. В одного из них я стреляла. Попала в голову. Добить не успела. Скорее всего, он очнулся и видел тебя. Ты не можешь ощущать дыхание, как я. Ты не понял, что он жив.
  
  Марод поджал губы. Медленно кивнул, опустил бинокль.
  
  - Ясно. Впрочем, теперь бесполезно об этом думать. Они нас догонят. Это моторная яхта, достаточно быстрая. Придется защищаться. Я обещал доставить тебя на острова западного Архипелага. Я это сделаю.
  
  - Зачем тебе это? - вновь попыталась выяснить я.
  
  Марод не ответил. Над шхуной ослепительно вспыхнула молния, предвещая раскат грома, на воде стали подниматься первые волны. Они были не настолько большими, чтобы навредить шхуне, но и я, и Марод, и каждый из моряков прекрасно понимали - это только начало. Догадка подтвердилась мгновенно, когда из темных туч хлынул ледяной дождь. Может быть, подобное возможно где-нибудь в северном домене, но вряд ли в нескольких километрах от Изумрудного Порта. На палубу сыпались мелкие кристаллики льда, я не успела закрыть лицо и несколько ледяшек прошлись по коже, оставляя царапины. Марод окинул взглядом верхнюю палубу, видимо, сделал какие-то выводы, и махнул рукой стоящему рядом моряку.
  
  - В рубку. Курс на запад. Я попробую их задержать. Нам надо вырваться из зоны их воздействия.
  
  Человек кивнул и, прикрывая лицо ладонью, кинулся к верхнему ярусу надстроек. Самого капитана сыплющийся с неба лед не пугал. Его лицо так же покрылось мелкими царапинами, но прятаться он не собирался.
  
  - Спускайся в каюту, - коротко бросил он через плечо. - Я разберусь здесь, Риксон и Джим выведут шхуну из зоны воздействия. Ты нам не поможешь. Просто сиди в каюте и жди, когда все закончится.
  
  Я согласно кивнула, понимая, что он прав. Мне нечего делать на палубе, я ничем не смогу помочь.
  
  - Постарайся не упасть за борт, - крикнул вдогонку капитан, когда я сделала несколько шагов к лестнице. Необычный шторм набирал силу, палуба, усыпанная льдинками и залитая водой, стала скользкой, и мне пришлось двигаться осторожно, цепляясь за все, что можно, и пряча лицо от ледяного дождя. И тут сквозь вой ветра и грохот волн я услышала крики:
  
  - Тащи! Ну!
  
  - Вытаскивайте его!
  
  - Человек за бортом!
  
  - Не ори, уже не за бортом...
  
  Слова глушили шум ветра и воды за бортом. Морякам было трудно разговаривать в таких условиях, приходилось изо всех сил кричать стоящему рядом человеку, чтобы тот услышал.
  
  - Тащи в каюту!
  
  - Подожди, я сейчас...да он не дышит!
  
  Еще шаг по скользкой от воды и льда палубе. Не дышит. Прикрывая лицо от ледяного дождя, я вгляделась в тот конец палубы, откуда доносились голоса. Небо совсем почернело, к тому же, в глаза норовили попасть ледяные капли, но я сумела увидеть, как два моряка склонились над распростертым на досках товарищем. Они с трудом удерживались в вертикальном положении, но пытались привести утонувшего в чувства. Один делал непрямой массаж сердца, другой искусственное дыхание. Еще шаг к лестнице.
  
  - Все, бесполезно...
  
  Поддавшись порыву, изо всех сил стараясь удержать равновесие, я бросилась к мужчинам. Сквозь нереальный шум ветра и волн до меня донесся голос Марода. Он кричал, чтобы я вернулась, но я проигнорировала его крик. В борт ударила волна, шхуна качнулась, и я, потеряв равновесие, упала на колени рядом с моряками. Видимо, именно это заставило их отвлечься от утопленника и обратить на меня внимание. Мгновение мужчины недоуменно смотрели на меня, а затем взгляды их стали подозрительными.
  
  - Это тебя мы из порта вытащили? - выдавил, наконец, один из них. - Иди в каюту. Нечего тут шастать...
  
  Второй молча наблюдал за происходящим, но сквозь бьющие в лицо ледяные капли я видела, что он молод и напуган. Чем? Мною? Штормом? Тем, что погиб его друг?
  
  Не сказав ни слова, я отодвинула говорившего со мной мужчину и склонилась над утопленником.
  
  - Эй, что ты делаешь?! - неожиданно осмелел молодой, глядя, как я, прикрываясь одной рукой от дождя и ветра, другую положила мертвому на горло. - Убери от него руки!
  
  - Она - Тень Дыхания, - прошипел другой, хватая товарища за руку, не позволяя оттолкнуть меня. - Не мешай. Она сможет поймать последний вздох умирающего и вернуть его в тело.
  
  - Что? Да она только и может, что добить! С чего ей нам помогать!
  
  - Заткнись и не мешай ей!
  
  Моряки отодвинулись, не сводя с меня настороженных глаз. Боятся. Опасаются, что убью их товарища. Добить ведь проще, чем вернуть к жизни. Я прислушалась, убедившись, что мужчина действительно захлебнулся, но его последний вздох остался в залитых водой легких. Если мне удастся поймать его, я смогу вернуть дыхание в тело. Это сложно, но если приложить усилия, если еще не поздно, может быть, у меня получится. Тени Дыхания не воскрешают мертвых, но иногда, если еще есть шанс, тело хранит последний вздох и не готово с ним расстаться, можно попробовать вернуть дыхание обратно. А ведь обычно, мои способности служили для других целей. Забирать дыхание намного проще, да и платят за это гораздо больше.
  Я резко надавила на грудь, изо рта и носа утонувшего хлынула вода. И я почувствовала: это он, последний вздох, который моряк так и не испустил. Застрявший в залитых водой легких пузырек воздуха, наконец, освободился, и стремился покинуть тело. Я сосредоточилась, выдохнула, воронка в моей груди стала стремительно засасывать вздохи окружающих людей. Так и только так можно поймать дыхание умирающего, прикосновение здесь бессильно. Моряки, стоящие неподалеку, часто задышали, испуганно глядя на меня. Если я сейчас не остановлюсь, эти двое погибнут от удушья, если остановлюсь - могу пропустить тот единственный вздох, ради которого все это происходит. И тут серые губы утопленника приоткрылись, и сорвавшееся с них дыхание попало в мою ловушку. Не теряя времени, я приложилась к холодным губам и выдохнула, возвращая дыхание в тело. Воронка возмущенно сдавила ребра. Я не привыкла отдавать, мое тело противилось этому действу. Стало тяжело и больно дышать, но в этот момент утопленник дернулся, закашлялся, выплевывая остатки воды. Тяжело дыша, я осела прямо на палубу, не в силах справиться с головной болью и пляшущими перед глазами разноцветными кругами.
  
  Меня подхватили и поставили на ноги.
  
  - Ты в порядке? Ты как?! - меня достаточно грубо встряхнули, но это подействовало. Я стиснула зубы, подняла взгляд на сжимающего меня за плечи моряка.
  
  - Да. Порядок.
  
  Двое моряков уже уводили своего воскресшего, давящегося кашлем товарища подальше от борта. Третий повел меня к каюте, поддерживая, чтобы не упала. Помощь была кстати, я все еще не пришла в себя и не справилась бы с перемещением по заледеневшей палубе. Голос человека казался мне знакомым. Возможно, это он держал меня обгоревшую, на руках в Изумрудном Порту. Я ничего не видела в тот момент. Моряк сам прояснил ситуацию.
  
  - Мы тебя вытащили из Изумрудного Порта. На тебя напали, и наш капитан приказал тебя спасти, - заговорил он, едва мы оказались на укрытой от дождя средней палубе. - Тебе следует дождаться его в каюте. Не выходи больше.
  
  Мужчина развернулся к лестнице, но прежде чем подняться наверх, развернулся и произнес:
  
  - Ты спасла моего друга. Благодарю.
  
  В каюте я без сил упала на койку, укуталась в одеяло, закрыла глаза и расслабилась. Болела голова, болели незажившие руки, бешено билось сердце. Было очень больно дышать. Мое тело не привыкло к подобному. Забирать дыхание проще, я прекрасно владела этой способностью. Мне не стоило спасать этого человека, рискуя остаться без сил. Если у Марода не получится отбить атаку Теней, если придется защищать свою жизнь, против своих врагов я окажусь беспомощной, как человек. Это был глупый поступок, и чего теперь ждать я не имела ни малейшего представления.
  Качка не прекращалась, сквозь гул в голове до меня доносились приглушенные крики людей на верхней палубе. Там происходило что-то очень плохое. Марод сказал, что разберется. Тени Четырех Кругов достаточно хорошо справляются с ветром, огнем, дождем. Видимо, капитан многое может, раз так уверенно вел себя на палубе. И хотя я все еще не имела представления о том, зачем он спас меня, хотелось верить, что ему удастся вывести судно из шторма и спасти нас.
  
  Нас. А ведь убить на самом деле хотели меня. Только меня. Эти моряки, кем бы они ни были, просто попали под удар потому, что помогли мне. Как Зар и Лери. Очередная волна впечаталась в борт, шхуна накренилась, заставляя меня вцепиться в край кровати. Голову сдавил приступ боли, горло скрутил спазм. Нельзя вставать, нельзя даже шевелиться. Нужно попытаться вернуть себе хоть немного сил, если придется защищаться. Я ничем не могу помочь морякам, поэтому должна попытаться помочь себе. Нужно немедленно расслабиться, вернуть контроль за телом, дыханием, сердцебиением. Однако, расслабиться не получалось. Тело нещадно болело, а мысли метались как крысы в ловушке. Марод сказал, что должен отвезти меня туда, куда я хочу попасть. Вот так, просто. Должен. Кому? Для чего? Какая ему выгода от всего этого? Он контрабандист, и принадлежит гильдии. Значит ли это, что мужчина соврал и выполняет заказ от моих преследователей? Контрабандистам? Нет, не может быть. Конечно, гильдии никогда не отказываются от возможности заработать, но все, что на Материке связано с незаконной работой и большими деньгами, строго поделено между гильдиями. Вмешательство одной из них в дело другой может означать серьезные проблемы. Поэтому наркоторговцы не занимаются контрабандой драгоценных камней или живым товаром, пираты не берут заказы на убийства или кражи в пределах Материка. Марод не мог принять заказ на убийство, это противоречило правилам. Выходит, он не соврал, я нужна ему для каких-то других целей. Для него было важно знать, куда я еду. По-настоящему важно. Тени не могут проявлять эмоции, как люди, но кое-что свойственно даже лишенным души. Я видела желание получить ответ на его бесстрастном лице, в равнодушных серых глазах, в жестах. Видела, но ничего не могла понять. Очередной удар, качка, головная боль. Тошнота. Только морской болезни сейчас и не хватало. Не задумывалась раньше, может ли Тень испытывать дискомфорт от качки. Видимо может, ведь это проявление телесного страдания, не душевного. Меня тошнило от качки, слабости, головной боли. Снаружи продолжался бой, исход которого определит, что ждет меня в ближайшем будущем. Пытаясь устроиться на узкой койке хоть немного удобнее, я осторожно присела, и уже собиралась лечь на бок, когда в борт вновь ударила волна. Не удержавшись, я упала на пол, прокатилась по каюте. Не до конца зажившие руки свело новым приступом тупой боли, и я не успела защитить голову. Удар, боль, пустота.
  
  Стул тихо скрипнул. Я открыла глаза и села на койке. Голова не кружилась, да и тошнота прошла. А самое главное, закончилась качка.
  
  - Очнулась?
  
  Капитан сидел на том же месте, где расположился, когда мы разговаривали перед штормом. Одежда на нем была сухой, сам он выглядел спокойным.
  
  - Что случилось?
  
  Марод пожал плечами.
  
  - Ты упала, ударилась головой о ножку стола и потеряла сознание. Пролежала тут, пока не утих шторм, и я не пришел проверить, как ты. Но к тому времени ты уже была не без сознания, ты спала.
  
  Я умудрилась заснуть, несмотря на угрозу быть убитой в любой момент. Боль от недавних ран, усталость и потеря сил вымотали меня, лишили осторожности.
  
  - Ты сказал, что шторм утих?
  
  Марод кивнул. На этот раз я внимательнее вгляделась в его лицо и заметила, как потемнели серые глаза. От усталости? Или случилось что-то еще?
  
  - Я смог заставить их отступить, - заговорил он. - Но их судно не затонуло, они просто оставили нас в покое. Боюсь, ненадолго, - капитан немного помолчал, прежде, чем продолжить. - У меня новости. Штормом нас отнесло на северо-восток. Сильно. Сейчас лучшим вариантом было бы причалить в порт Сэлвэн, чем пытаться пробиться на западный Архипелаг, но, у нас нет и такой возможности. У шхуны повреждения. Отказал двигатель. Если попытаемся прорываться на запад, помимо наших врагов, может столкнуться с рядом других проблем. В первую очередь, потратим уйму времени. Поэтому, мы вынуждены причалить в ближайшем порту. Он не самый лучший в плане технического оснащения, но других вариантов нет. Придется ставить 'Белую герцогиню' на ремонт в Давар.
  
  Без двигателя мы надолго застрянем в Океане Черных Вод, даже если Марод устроит попутный ветер. К тому же, нас все еще преследуют, и если после очередной стычки шхуна лишится еще и паруса, мы просто погибнем посреди океана. Марод прав, нужно причаливать в Давар. Крошечный городишко северного домена. Не самый лучший для меня вариант, но возможность уплыть на острова Архипелага исчезла окончательно, а до более населенного Сэлвэн, если верить капитану, не дотянем. Мароду также не нравилась перспектива идти на север. Я видела это, как недавно видела желание узнать, куда я направляюсь. Чуть более темные глаза, чуть сильнее поджаты губы. И я все еще не знала, что ему от меня нужно.
  
  - Ты так и не сказал мне, зачем тебе знать, куда я направляюсь. Какое тебе до меня дело?
  
  - Ты так и не сказала, как тебя зовут.
  
  Вопрос прозвучал неожиданно и не к месту. Вспомнилось недавнее поведение моего собеседника в таверне. Угостить женщину выпивкой, чтобы познакомиться. Задать неуместный вопрос, в ответ на серьезный. Марод смотрел на меня бесстрастными серыми глазами. В таверне он сказал, что перенимать некоторые приемы общения людей полезно.
  
  - Дамира.
  
  - Странное имя, - Марод едва заметно вздернул брови. - Никогда не слышал ничего подобного на Материке. Откуда ты?
  
  - Я не знаю, - произнесла самый точный для Тени ответ.
  
  - Не знаешь? - капитан откинувшись на спинку стула, смотрел на меня. Каким-то образом ему удавалось смотреть и равнодушно и внимательно одновременно.
  
  - Совсем ничего не помнишь?
  
  - Так же, как и ты, - мне казалось, что на меня накатывает нечто сродни человеческому раздражению. - Какое это имеет значение?
  
  - Никакого, - он пожал плечами. - Гораздо большее значение имеет тот факт, что ты спасла человека. На палубе было скользко, шхуну сильно качало. Ты не подготовлена к морским путешествиям в шторм. Ты могла упасть за борт. Более того, ты и без того ослабевшая, тратила на спасение человека остатки сил. Ради чего?
  
  Вопрос, который я уже задавала себе, но не смогла найти ответ. Непонимание, ситуации, поступков. Все, что со мной происходило последние дни, неправильно, нелогично. Зачем было спасать незнакомого мне человека, теряя силы, рискуя остаться слабой наедине с Тенью Четырех Кругов? Что я испытывала, когда старалась поймать ускользающее дыхание? Я ведь столько раз забирала чьи-то жизни и не задумывалась об этом. А этой ночью спасла одну, пытаюсь, хочу, но не могу об этом подумать.
  
  - Не можешь ответить? - словно прочитал мои мысли капитан. И добавил: - А я не могу понять. Но, благодарен тебе.
  
  - Ты не можешь испытывать искреннюю благодарность. Так же, как и я не могу жалеть этого человека. Все, что произошло - случайность. Не больше, - отрезала я.
  
  Некоторое время мы сидели в тишине. Я ощущала себя в некотором роде растерянной, вновь потеряв нить нашего разговора. Капитан молчал, не пытался навести меня на мысль или, напротив, сбить.
  
  - Ты сказал, что должен отвести меня туда, куда я хочу попасть, - наконец, заговорила я. - Чтобы сделать это, ты потерял время и деньги в Изумрудном Порту, рисковал, спасая меня от Теней в городе, мог лишиться своей шхуны в шторме, который устроили мои преследователи. Для чего тебе это?
  
  Марод перевел взгляд на небольшое круглое окно над моей головой, некоторое время вглядывался в чистое безоблачное небо. Когда он заговорил вновь, я ощутила в интонации что-то для меня непонятное, чего не должна была услышать от кого-то, подобного ему. Что-то похожее на человеческую грусть.
  
  - Ты сказала, что не помнишь той жизни, когда была человеком.
  
  - Я никогда не была человеком, - отрезала я. - Те, на чьем теле паразитировали Безликие, изначально не были людьми.
  
  - Так говорят люди.
  
  - Это верное утверждение. У Теней нет свободной воли. Изначально наши тела подчинялись Безликим.
  
  - А теперь?
  
  Я вгляделась в собеседника. Тень. Такой же, как и я. Белые волосы, слишком светлая кожа, чуть потемневшие серые глаза. Такой же, как все Тени. Лишь размышления его совсем не похожи на слова Теней.
  
  - Теперь это не имеет значения. Мы не можем распоряжаться своей жизнью. Безликие убивают нас, но не трогают людей. Потому, что мы - не люди, мы не можем помнить, как жили до того, как лишились души. Нас просто не было. И в любой момент может не стать окончательно.
  
  - Да, - Марод задумчиво кивнул. А затем перевел на меня взгляд. - Двенадцать дней назад я получил заказ. Простое задание. Остановить небольшое торговое судно. Оно принадлежало самому заказчику. Этот человек хотел вытрясти страховку за ограбленный корабль. Разумеется, якобы награбленное добро нужно было аккуратно вернуть хозяину. Гильдия не против таких заказов. Заказчики хорошо платят за грабеж собственных кораблей, особенно если торговля последнее время не идет. Все шло, как договаривались. На корабле не сопротивлялись, мои матросы быстро перетаскивали товар в наши трюмы, я следил за тем, чтобы все прошло как положено. Даже не понял, откуда она взялась, просто внезапно возникла рядом со мной. Женщина, Тень Истока. Может быть, она была там пассажиром. Я был уверен, что даже если ей вздумается на меня напасть, она мне не противник, но женщина нападать не собиралась. Вместо этого она сказала, чтобы я отправлялся в Изумрудный Порт и помог Тени Дыхания, которую через три дня попытаются убить на дороге к северным воротам города. Она сказала, что я должен отвезти тебя туда, куда ты скажешь.
  
  Такого откровения я никак не ожидала.
  
  - Тебе велела помочь мне какая-то незнакомая Тень Истока с корабля, который ты захватил и ограбил? И ты сделал так, как она сказала?
  
  - Фиктивно захватил и ограбил, - уточник мужчина. - Но, да, я сделал так, как она сказала. И буду продолжать, пока не выполню все ее слова до конца.
  
  - Зачем? - его тон мне нравился все меньше. От недавней, походившей на грусть, интонации не осталось и тени. В сидящем передо мной мужчине было нечто такое, что выбивало меня из равновесия. Решительность? Уверенность в том, что он делает?
  
  Марод замолчал, вновь уставившись в пустоту. Его глаза вновь потемнели, выражение лица стало пустым и отрешенным. Когда он, наконец, заговорил, голос его был таким же пустым.
  
  - Ты не веришь в то, что была человеком. Вряд ли вообще в это кто-то верит. Из людей. Из Теней. Некоторое время назад я был не один. У меня была спутница, такая же, как я, Тень Четырех Кругов. Она была со мной всегда, с того момента, как я лишился души. Не знаю, зачем ей это было нужно, но она считала своим долгом помогать мне. А потом она умерла. Погибла. В тот день меня не было рядом. Я был далеко, вел корабль с грузом очередному клиенту, она же осталась на берегу. Я много думал об этом. А как считаешь ты, Дамира, я могу сожалеть о ее смерти?
  
  В очередной раз я не знал, что сказать.
  
  - То, что ты говоришь, невозможно, - проговорила, не ощущая уверенности в собственных словах.
  
  Он посмотрел мне прямо в глаза. На мгновение показалось, что я вижу в его лице что-то знакомое. То, что видела совсем недавно. Ирин. Так смотрел на меня, держащую в объятьях мертвого Зара, мой старый знакомый. С таким выражением лица рассказывал мне о смерти Лери и Варта. На его лице была боль. Но Ирин человек, ему свойственно страдать не только от ран на теле, но и от ран на душе. Марод не человек, но сейчас, всего на несколько мгновений, я разглядела на его лице то, чего быть не может - страдания несуществующей души.
  
  - Ты можешь думать так, как считаешь нужным, - произнес он, возвращая голосу бесстрастность. - Я буду делать то же самое. Я действительно много думал о произошедшем прежде чем принять решение. И сейчас, если верить словам Тени Истока, именно ты приведешь меня к тому, кто виноват в смерти моей спутницы.
  
  - В этом кто-то виноват? - вопрос сорвался прежде, чем я подумала, зачем мне нужна эта информация.
  
  - Да, - кивнул Марод. - Но это только мое дело. Если быть до конца откровенным, до сих пор не понимаю, чувствую ли ненависть или злость. Наверное, нет. Ведь я не должен чувствовать. Но точно знаю, что должен отомстить за ее смерть.
  
  От его слов по спине пробежал противный холодок. Я поморщилась.
  
  - Ты не можешь испытывать желание отомстить. У тебя не было возможности узнать, что такое настоящие эмоции. Может быть, в этом мире были люди, которые знали эту оболочку. Может быть, ее даже любили. Но не тебя. Люди не знали, что на самом деле в этом теле живет Безразличный Бог. А узнали - лишили бы его дыхания. А тебя не было никогда. Это сознание ты получил в тот миг, когда Безликий покинул тело. Получил и можешь лишиться в любой момент. Так что, не лги. Ни мне, ни себе. Хочешь быть как люди? Придумал себе какую-то месть? Ты даже не знаешь, что на самом деле означает это слово.
  
  Я разозлилась. Вышла из себя. Это ощущалось в сбившемся дыхании, в ускорившемся биении сердца. А еще в непонятном желании доказать сидящему передо мной мужчине, что он не прав. Марод выслушал меня с тем же бесстрастным выражением лица. Только серые глаза вновь изменили оттенок на более темный.
  
  - Ты права, - просто согласился он. - Но мне достаточно того, что есть. Я не хочу быть как люди. Это невозможно. Но мне всегда хотелось знать, каким я был человеком.
  
  - Ты не был человеком, - бросила я.
  
  - Но люди, которые меня окружали, не знали об этом, - невозмутимо продолжил он. - Впрочем, дело не в этом. Дело в моей погибшей спутнице, - Марод замолчал. - Она не любила воду, но часто выходила вместе со мной в открытый океан. Когда же она оставалась на суше, жила на одном месте она называла это место домом. Я не хочу оставлять ее смерть просто так. Безликие имеют над нами власть потому, что они сильнее. Они Безразличные Боги. Они могут забрать прошлое, лишить жизни. Никто больше не обладает подобной властью. Скажи, Дамира, ты ведь будешь защищать свою жизнь, если тебе будут угрожать люди или Тени. Ты будешь защищать свое будущее, верно? Я не смог защитить свое прошлое, и не могу это так оставить. Я должен найти убийцу и отомстить. Тень Истока с того корабля сказала, что именно ты приведешь меня к нему.
  
  Марод встал, направился к двери. Но прежде, чем покинуть каюту, произнес:
  
  - Мы причалим в Давар дня через два, если ничто не помешает. Там придется поставить "Белую герцогиню" на ремонт. У меня есть знакомые в городе, есть деньги. Как только "Герцогиня" вновь будет на ходу, я отвезу тебя на западный Архипелаг, как и договаривались. А пока я отвечаю за твою безопасность. Для меня важно, чтобы ты осталась жива. Поэтому, твои враги, кем бы они ни были, теперь стали моими врагами. А ты все же постарайся не подвергать себя больше необоснованному риску.
  
  Я еще некоторое время бездумно смотрела на дверь, затем поймала себя на том, что слушаю шаги капитана по лестнице на верхнюю палубу. Шаги стихли, затерялись в шуме ветра и воды. Там, снаружи, штиль, но в открытых водах не бывает тихо постоянно. А еще там, где много воды, сложно дышать. Улеглась на койку, заложила руки за голову, подняла взгляд в потолок. Явственно и отчетливо, как никогда, я ощущала внутри себя пустоту. Будто могла коснуться рукой своего тела и не нащупать ничего. Коснуться пустоты. Словно желая проверить, так ли это, подняла руку, поднесла к груди и замерла в нескольких сантиметрах. Коснуться этой пустоты невозможно. Она не снаружи, она внутри, там, где должна была быть душа. Там, где ее никогда не было. Я вся состояла из этой пустоты. Я - Тень. Меня не должно это беспокоить.
  Рука, так и не достигнув цели, легла вдоль тела.
  
  ========== 8 ==========
  Давар - небольшой портовый город в северном домене. В смутные времена порта в этом месте не существовало, он был построен много позже, и экономные жители севера решили, что для подобного населенного пункта в мирное время стены не нужны. В порту Давар жили преимущественно рыбаки, это стало заметно еще до того, как на горизонте замаячила полоска суши. Заметно по рыбацким посудинам, которые все чаще попадались на нашем пути. Город, не отличающийся чем-то особенным, вынужден был кормить себя сам. Вряд ли с подобными городишками здесь, во владениях герцогини Шернер, велась активная торговля.
  
  - Почему ты назвал свою шхуну 'Белая герцогиня'?
  
  Марод что-то рассматривал на приборной панели. Несмотря на отказ двигателя, и несколько тщетных попыток его починить, некоторые навигационные приборы работали. Марод говорил, что этого вполне достаточно, чтобы не сбиться с курса и добраться до порта на парусах в наиболее короткие сроки. И хотя вместо обещанных двух мы потратили пять дней, до места все-таки добрались. Это подтвердили рыбаки со встреченной нами яхты.
  
  - Думаешь, это в честь герцогини Шернер?
  
  - Не знаю, - я прошлась по рулевой рубке, выглянула в иллюминатор. - Просто задала вопрос. А ты вновь ушел от ответа.
  
  Марод, все так же, пристально глядя на приборы, кивнул то ли моим словам, то ли собственным мыслям. Я видела, что ему сейчас не очень интересна моя компания, но чем себя занять не знала. За эти пять дней путешествия, я обошла шхуну вдоль и поперек, забралась в трюмы, осмотрела пустующие каюты, даже немного помогала в безрезультатном ремонте двигателя. Бездействие меня не раздражало, но ряд последних событий заставлял вспоминать известную фразу, которую люди употребляют в подобных случаях. Затишье перед бурей. Хотелось как можно быстрее ступить на твердую землю, чтобы, когда эта буря разразится, я могла сама за себя постоять. Здесь, в открытом океане, я полностью завишу от своего вынужденного проводника и мне это не нравится.
  
  За пять дней мы больше ни разу не возвращались к разговорам о сущности Теней. Марод считал, что сказал достаточно, чтобы я могла доверять ему, я не спрашивала потому, что доверяла. Именно доверяла, в той степени, насколько возможно доверие между Тенями. Я знала, что капитан не врет. Ему незачем мне врать. Если бы его задача была привести меня живой заказчику, он не стал бы давать мне свободу действий, даже с учетом того, что был сильнее меня. Если бы я была его заказом, его жертвой, капитан нанес бы мне какую-нибудь не опасную, но ощутимую рану. От кровопотери я бы не умерла, но была бы слабее человеческого ребенка. Прекрасный способ транспортировать того, кто, будучи полным сил, может пройти сквозь стену. Подобного не произошло. Марод спас меня от наемников, выдав себя, и теперь в гильдиях знают о том, что морской контрабандист вмешался не в свое дело по собственной инициативе. Марод поставил на кон все, что у него было. Ему бессмысленно мне врать. Причины, по которым он все это сделал, были мне неприятны, но он был уверен в том, о чем говорит. Эта уверенность давала мне право думать, что капитан не сдаст меня наемникам или заказчикам. А остальное меня не беспокоило.
  
  - Шхуна досталась мне под именем 'Императрица', почти задаром, в плачевном состоянии и с темным прошлым, - заговорил Марод. - Вся предыдущая команда погибла при каких-то непонятных обстоятельствах. Вроде как налетели на подводные скалы, запаниковали, пытаясь спастись, сами же себя и погубили. Характер повреждений был схож с сильным ударом, но не о что-то подводное, а вполне заметное. Основная пробоина была как раз чуть выше ватерлинии. Я не верю, что команду составляли идиоты, не способные, увидеть приближение скал, среагировать и попытаться увести в сторону. И тем более я не верю в то, что напоровшись на скалу, они в отчаянии выбросились в воду. А самое главное, в это не верит ни один здравомыслящий моряк. Все, кто знал, что 'Императрица' теперь моя, повторяли, что никто не пойдет в команду на эту шхуну. Людям свойственны предрассудки, морякам они свойственны вдвойне. Поэтому, как только шхуна была отремонтирована и спущена на воду, я сменил ее название. И, так как чинил ее в порту Сэлвэн, северного домена, назвал так, как называет в этих землях народ свою герцогиню. Так что, если ты думала, что это в честь герцогини Шернер, угадала.
  
  - Я не угадывала, - вновь медленно прошла по рубке. - Просто задала вопрос. Почему погибла предыдущая команда? Тени?
  
  - Очень похоже. Хотя точно этого никто не знает. В команде не было Теней.
  
  - А что говорят по этому поводу люди?
  
  - Люди предпочитают об этом молчать.
  
  - Конечно, - хмыкнула я. - Молчать. Скорее всего, именно Молчание и погубило предыдущую команду. А ты сменил название для того, чтобы моряки не узнали шхуну, на которой Тень уничтожила всю команду. Чтобы люди не боялись тебя, а не каких-то суеверий.
  
  Рука Марода на мгновение застыла над какой-то кнопкой. Капитан усмехнулся.
  
  - Есть люди, которые любят разрушать иллюзии других людей. Отнимать мечты, лишать надежды. Они делают это легко, при помощи слов. Просто говорят то, что думают. Таких людей называют жестокими, - он помолчал немного и добавил: - Тебе надоела вода?
  
  От неожиданности я сбилась с шага и остановилась.
  
  - Не в этом дело.
  - Правда? - на губах Марода вновь появилась усмешка, будто он разговаривал с человеком и должен был как-то проявлять эмоции. - Или ты переняла манеру людей врать?
  
  - Я не чувствую себя здесь в безопасности, - призналась я.
  
  Марод оторвался от приборной панели и посмотрел на меня.
  
  - С тобой ничего не произойдет. Я обещал, что не позволю твоим врагам достать тебя.
  
  - Не в этом дело, - повторила я.
  
  Марод хмыкнул и вновь отвернулся.
  
  - Значит, все-таки виновата вода, - равнодушно произнес он. - Ничего. Скоро мы причалим.
  
  Стоило возразить, стоило сказать, что я не беспокоюсь из-за воды, или наемников. Что мне просто хочется сойти на берег. Что я не могу быть уверенной в себе, зная, что ничего не могу сделать для собственной защиты. Что я не привыкла полагаться на чью-то помощь, тем более, на помощь Теней. Я смотрела на то, как Марод проделывает какие-то манипуляции с кнопками и рычажками на приборной панели, и не могла произнести ни слова. Я должна была что-то сказать, но не знала, что. Может быть, близость воды действительно сыграла со мной злую шутку. От соли и влажности мне тяжело дышать, к качке я тоже привыкла не сразу. Это нормально, если тело испытывает неудобства. Это вдвойне нормально, если тело стремится их избежать.
  
  Порт Давар в это время суток пустовал. Все местные суда вышли в океан. "Белая герцогиня" подошла к причалу, моряки ловко и быстро бросили якорь, и провели ряд каких-то действий, необходимых для того, чтобы установить шхуну на месте. Марод также был занят, и я оказалась предоставлена сама себе. Не видя больше необходимости ощущать под ногами качающуюся палубу, я спустилась на причал. Однако, едва ступив на доски, вдруг осознала, что совершенно разучилась ходить, не ощущая качки. Причал поплыл под ногами, сами ноги словно налились свинцом. Я сделала неуверенный шаг и опустилась на влажные доски.
  
  - Ничего, скоро вспомнишь, как это делается, - сказал Марод, поддерживая меня, помогая подняться.
  
  В отличие от меня, капитан "Белой герцогини" на ногах стоял твердо, при этом умудрялся придерживать и меня.
  
  - У тебя ноги не затекли?
  
  - Я плаваю уже не первый год и неплохо умею справляться с подобными неудобствами, - усмехнулся он. - Честно говоря, мне все равно, качается под ногами пол или нет. Я Тень Четырех Кругов. Я могу заставить качаться даже устойчивую землю.
  
  Каждый из Теней просто использует свою способность. Чтобы защититься или заработать. Такие как я пользуются успехом в гильдиях наемников. Тренировка развила мои способности до высокого уровня: я могу забирать дыхание не только прикосновением, но и на расстоянии. Это сложно, это требует больших затрат сил, но я могу это сделать. Как и пройти сквозь стену. Как и вернуть дыхание в тело. Я могу, я знаю, как это делается. Мне никогда не было дела до потенциала других Теней. Я знала, что Рэнди, мой бывший напарник, не могу повторить и половины того, что могу проделать я. Кай видел будущее на пару дней вперед, Зар... Зар прирезал трех Теней, трех наемников гильдии. Марод сказал, что может устроить землетрясение, и вновь я знала, что он не лжет. Устроить землетрясение, сам, один. Забрать дыхание у нескольких человек одновременно. Убить трех Теней Белого Пламени, будучи раненым. Теням нет дела до других Теней, пока от них не исходит угрозы. Но приходило ли в голову хоть кому-нибудь из людей, насколько сильны могут быть Тени и чем это может обернуться для человечества.
  
  Пока Марод и его помощник возились с документами и устраивали шхуну, я бродила по причалу, рассматривала погрузочные краны, контейнеры, в которых, по всей видимости, хранили и транспортировали рыбу и другие привезенные продукты, приспособления для швартовки судов, точных названий которых я не знала. Людей на причале было немного, да и сам он не был большим и вместительным. Я сомневалась, что Марод отделается только платой за стоянку и ремонт. По всей видимости, платить придется еще и за то, что 'Белая герцогиня' заняла чье-то место в этом крошечном порту. Когда капитан, наконец, разобрался со всеми вопросами, я обошла причал туда обратно четыре раза. Выглядел мужчина мрачным.
  
  - Неприятности?
  
  - Ничего страшного, - покачал головой Марод.
  
  - Ты сам знал, на что идешь, - я сунула замерзшие руки в карманы куртки. - Люди говорят, за все в жизни нужно платить.
  
  - Не замечал за тобой склонности руководствоваться человеческими правилами, - бросил Марод. - Тебе разве не все равно, что происходит, и как на это отреагировали бы люди?
  
  - Было бы все равно, если бы я была от тебя и твоих проблем на расстоянии в несколько десятков километров, - ответила я. - Говори, что случилось. Это из-за того, что ты вытащил меня из Изумрудного Порта?
  
  Капитан хмыкнул и кивнул.
  
  - В некотором роде. Гильдиям стало известно, что именно я помешал наемникам выполнить заказ. Помешал без каких-либо оправдывающих мои действия оснований. Как ни странно, наемники пока молчат. Но морские контрабандисты решили наказать меня, не дожидаясь претензий. 'Белую герцогиню' объявили вне закона.
  
  Порт Давар самый южный на территории северного домена и погода здесь не сильно отличается от погоды в Изумрудном Порту. Но я все-таки замерзла. Куртка, которую предусмотрительно приобрел для меня Марод еще в западном домене, не защищала от холодного ветра с океана. Я отстраненно подумала, что, в городе стоило бы купить одежду потеплее. Непонятно откуда взявшуюся мысль тут же сменила другая. Скорее всего, в город нам хода не будет.
  
  - Что теперь делать? - спросила я.
  
  - Договариваться с работниками порта, - пожал плечами капитан. - Это все, что на данный момент мы можем. Хорошо заплатить за молчание. Другого выхода у нас нет. Уплыть сейчас мы не можем. К тому же, плыть нам некуда. Ближайший порт, Сэлвэн - один из главных портов Материка. Там обязательно будут представители гильдии, а они богаче местных моряков и менее сговорчивы. Так что, в некотором роде, нам даже повезло, что мы не добрались туда. О том, что тебя собираются убить, лучше узнать от врагов заранее, чем от палача в момент казни.
  
  Если капитана и выбивала из равновесия сложившаяся ситуация, он никак этого не демонстрировал. Говорил холодно и спокойно, так, словно ничего не происходило. Я тоже не чувствовала напряжения. Мы не в океане, на твердой земле. Марод был прав, вода раздражала меня гораздо сильнее, чем я думала. И почувствовав под ногами не качающуюся палубу, а твердую устойчивую землю, мне заметно полегчало.
  
  - Есть проблема посерьезнее, - заговорил капитан. - Здесь нам с ремонтом помочь не могут. В Давар нет судов, схожих с нашей шхуной. И, если за определенную сумму, нас здесь некоторое время будут не замечать, то отремонтировать "Герцогиню" не смогут за любые деньги.
  
  - То есть, уплыть отсюда нет никакой возможности? - я невольно поежилась под порывом ветра. - Или получится на парусах?
  
  - Получится, - пожал плечами Марод. - Но на небольшое расстояние. К тому же, плыть нам некуда. Как только "Белая герцогиня" покажется в пределах любого порта Материка, гильдия сделает все, чтобы порт она больше не покинула.
  
  - До Архипелага мы на парусах не дотянем, - продолжила размышлять я. - Значит, нужно искать запчасти и чинить шхуну здесь.
  
  Марод внимательно посмотрел мне в глаза, словно пытаясь что-то рассмотреть и понять.
  
  - Да, - медленно проговорил он. - Нужно искать запчасти. Ближайшее место, где это можно сделать, порт Сэлвэн. И это третья проблема. Сэлвэн почти в тысяче километрах от порта Давар. На дорогу туда и обратно потребуется почти двое суток. Вряд ли повезет найти в Давар кар с приличной скоростью. Но других вариантов у меня нет. Дэйв ушел искать машину. Как только найдет, мы поедем в порт Сэлвэн. Тебе будет лучше остаться на "Герцогине", чем искать ночлег в городе. Нам здесь не очень рады. Город маленький и то, что в порту стоит опальная шхуна будет известно в считанные часы. Мы в очень непростой ситуации и...
  
  - Я поеду с тобой.
  
  Слова сорвались с губ сами собой. Я понимала, что Марод говорит правильные вещи, что для меня будет вернее и безопаснее остаться на шхуне, чем бродить по одному из главных портов Материка в компании Тени вне закона. В порту Давар нас не тронут, в Сэлвэн придется постоянно озираться. Там много людей, но так же много Теней. Однако, несмотря на логику, я ощущала странное желание ехать вместе с Мародом. Потребность на грани физической. Словно, если я не поеду, меня будет мучить непонятная боль.
  
  Марод еще пристальнее вгляделся в мое лицо.
  
  - Ты понимаешь, куда и с кем собираешься? В порту Сэлвэн есть представители гильдии, есть контрабандисты. Я для тебя плохая компания.
  
  - Как и для Дэйва, - отрезала я. - Для чего ты едешь в Сэлвэн? Твой механик не справится с покупкой запчастей для двигателя?
  
  Марод усмехнулся.
  
  - Прекрасно справится. Ты права, я еду не для того, чтобы ему помогать. Хочу разведать обстановку. Если мне угрожает опасность, я должен знать ее масштабы. Возможно, даже удастся все уладить.
  
  За дни, проведенные в компании Тени Четырех Кругов, я уже научилась различать крохотные изменения в интонации. Уверенности, той, с которой мужчина говорил о своем человеческом прошлом и о погибшей спутнице, в его голосе не было. Неправильно, странно для Тени быть уверенным в какой-то ерунде, подвергая сомнениям собственные действия и решения. Марод был странным и неправильным с первых минут нашего общения. Он мог быть похожим на человека, если бы не внешность Тени, если бы не власть использовать силу стихий, если бы не равнодушие к этой власти. Я мотнула головой, отгоняя ненужные мысли, и оставляя где-то в районе легких неприятное ощущение потери.
  
  - Я поеду с тобой, - повторила, стискивая руки в карманах. - Мне нужна одежда потеплее. И какое-нибудь оружие. Я потеряла свой пистолет. Здесь я оружие не куплю. Даже если есть магазины, мне просто его не продадут.
  
  Марод молчал, обдумывая мои слова. Мне самой стоило бы их обдумать. Я не чувствовала необходимости в оружии. Конечно, хороший пистолет не помешал бы, но проблема была в том, что хороший я себе позволить не могла, а в пкупке чего-то дешевого не видела смысла. Против людей оружие мне ни к чему, набравшись сил, я буду способна забирать дыхание на расстоянии. Против Теней плохое оружие - плохая помощь. Я не знала, зачем хочу ехать в Сэлвэн, но точно не за пистолетом. Знал это и Марод. Капитан все еще молчал и, несмотря на холодные порывы, не шевелился. Взгляд серых глаз застыл, устремленный куда-то сквозь меня, ветер шевелил светлые волосы. Иногда опускались и тут же поднимались вновь такие же светлые ресницы. Почему он отговаривает меня от поездки? Почему я хочу ехать с ним?
  
  - Капитан! - крик Дэйва вернул серым глазам осмысленность. Марод слегка нахмурился, покачал головой. Молодой механик, поняв, что поступил неразумно, виновато улыбнулся, подбежал к нам и заговорил уже спокойно. - Капитан, кар я нашел. Нормальный. Из того металлома, что мне предложили местные, выбрал самое лучшее. За топливо заплатил. Все, можем ехать.
  
  Парень, на вид, не более двадцати трех, из команды "Белой герцогини" относился ко мне спокойнее всех. Еще, будучи в открытом океане, когда я от нечего делать забрела в моторный отсек, он не испугался, не попытался от меня избавиться, а мгновенно взял в оборот. Сама не поняла, как в мгновение превратилась из бездумно шатающейся по шхуне Тени в помощника механика. Явившийся проверить ход и результативность работы Марод застал меня бегающей по отсеку под возмущенный вопль парня:
  
  - Я же просил не это! Дамира, принеси мне другой ключ! Номер тебе говорить бесполезно... Вон тот, справа! И отвертку! Не эту, крестом! Дамира, быстрее, мне тут твоя помощь нужна! Вообще, тащи все инструменты, быстрее будет! И принеси воды, пить хочется...
  
  Вот и сейчас Дэйв никак не выражал своей ко мне неприязни. Напротив, отчитавшись перед Мародом, парень повернулся ко мне и протянул руку для приветствия.
  
  - Привет, Дамира. Я тебя сегодня еще не видел. Ну у них тут и погодка, да? Ты уже даже не бледная, ты синеешь от холода. Ой, не вытаскивай руку, будем считать, поздоровались! Шла бы в каюту, там теплее.
  
  - Дамира едет в порт Сэлвэн с нами, - произнес Марод.
  
  Дэйв заметно опешил. Секунды три он смотрел на меня, а затем повернулся к Мароду и произнес:
  
  - Зачем? Капитан, она же отвертку от гаечного ключа в жизни не отличит. Какая нам от нее польза?
  
  Сказано это было с таким искренним недоумением, что и я, и Марод не сразу сообразили, что ответить. Узнав цель моей поездки, Дэйв вновь окинул меня взглядом, на этот раз настороженным, но в этот раз от комментариев воздержался.
  Марод отправился к помощнику, отдать указания на последующие сутки, после этого мы втроем направились в город.
  
  В порту Давар причал находился ближе к городу, чем в Изумрудном. Собственно, город начинался там, где заканчивались контейнеры для перевозки рыбы. Едва доски под ногами сменились землей, нас окружили строения, относящиеся не только к обслуживанию кораблей. Магазины, таверны, жилые дома располагались по обе стороны дороги, покрытой старым асфальтом. Каров, если не считать грузовых, что я видела на причале, не было. Люди ходили пешком, но и их в это время суток было мало. Я никогда не была в порту Давар, но видела его на карте, и знала, что город мал. Значит и жителей здесь не так много. Те же редкие прохожие, что попадались, смотрели на нашу компанию подозрительно. Серьезный минус для наемника Тени: наше внешность слишком заметна, и населенные пункты, где люди узнают даже собак, всегда встречают чужаков особенно настороженно, а к чужакам Теням многие проявляют чересчур большое количество внимания.
  
  Кар, который арендовал Дэйв, действительно больше напоминал металлолом. Но парень готов был клясться, что это лучшее, что можно было выбрать, и я ему верила. Марод сел за руль, Дэйв распахнул передо мной заднюю дверцу. Я хотела было проигнорировать жест, но тут взгляд упал на сиденье рядом с водительским. Из-под потрепанной обшивки торчала грязная набивка и небольшая пружина. Кивнув парню, я села назад. Дэйв устроился здесь же, но отодвинулся к другой дверце. За все это время парень не произнес ни слова. Причина мне была понятна: услышав, что я еду в порт Сэлвэн вооружаться, Дэйв, наконец, посмотрел на меня по-другому. Хотя я все еще понимала, он не видит угрозы в моей сущности. Парня насторожило оружие. И сейчас он воспринимал меня не как бездушного монстра Тень, а как женщину, которая собирается убивать. Когда Марод упомянул Дэйва в качестве попутчика, я была уверена, что за время дороги устану от его болтовни. Теперь в некотором роде ощущала досаду от царившего в салоне кара молчания. Вспомнилось, как легко относилась ко мне Энеси, как обещала, что всегда буду ее другом, ее сестрой. Она знала, что я забирала дыхание людей и Теней. Знала, хотя мы никогда не поднимали эту тему, но в отличие от Дэйва, Эни умела закрыть на это глаза. Наверное, ей было трудно, больно, но она мирилась и прощала. Я больше никогда ее не увижу. Рядом со мной люди не могут быть в безопасности. Может быть, в некотором роде это и есть проявление дружбы и верности. Не подставлять под удар тех, кому ты не безразлична.
  
  К стенам Сэлвэн кар добрался глубокой ночью. Дэйв мирно спал, укрывшись курткой, и мне пришлось будить парня, чтобы мы могли пройти контроль. Пограничники, как правило, не слишком беспокоили себя и приезжих серьезным досмотром. Им хватало наличия документов. В чем причина такого безразличия сказать сложно. Может быть, дело в оплате. Страже городских стен за службу платят меньше, чем полиции, и первые просто не утруждают себя добросовестной службой. Может быть, дело в самой работе. После того, как империя окончательно потеряла власть над герцогами, начался период кровопролития и мести, городские стены были едва ли не самым главным способом защитить город. Пограничники тогда были сильными солдатами, способными дать отпор врагу. У них было лучшее оружие, на покупку которого порой складывались всем городом, их уважали и боялись. После того, как герцоги, осознав, что разрушают в первую очередь собственный мир, успокоились, Материк понемногу стал возвращаться к спокойной жизни. Люди вновь покупали вещи, необходимые для быта, а не для обороны, отпала необходимость в огромном количестве плавильных цехов и оружейных мастерских, зато стали востребованы строители, рабочие, земледельцы, торговцы. Воевавшие армии герцоги продолжали держать при себе: в основном, они несли службу на границах доменов. Несмотря на заключенный мир и частичное восстановление империи в правах, герцоги все еще опасались друг друга, однако, в целом ситуация была стабильной, все забыли про городские стены и их хранителей. Положение городских пограничников кардинально изменилось. Безделье сделало свое дело. Теперь на службу к городским воротам отправляли не лучших из лучших, а тех, кого не брали в армию домена или полицию города. Да и сами пограничники не очень-то стремились как-то улучшить свою жизнь. Те небольшие деньги, что получали за службу, по приезде в город спускали на выпивку, женщин, наркотики.
  
  На территорию города пропустили без проблем. И я, и Дэйв ожидали подобного, однако, едва я перевела взгляд на Марода, поняла, что он недоволен. Следовало поговорить с капитаном, выяснить, в чем причина его настороженности, но я не хотела беспокоить Дэйва. Для парня, конечно, не тайна, что "Белая герцогиня" попала в список опальных кораблей, но по собственному опыту общения с людьми знала: одно дело, когда суть проблемы человек осознает и переживает наедине с собой, другое, когда помимо этого, ему периодически о ней напоминают. Дэйв осознавал, что едет в порт Сэлвэн в компании с капитаном, к которому у гильдии есть некоторые вопросы. Однако, в силу молодости, свойственного ей безрассудства, Дэйв не боялся. Давать ему повод начать беспокоиться или задавать вопросы я не хотела, поэтому, разговор с капитаном решила отложить на потом.
  
  Город спал. Несмотря на статус одного из главных портов Материка, Сэлвэн был обычным городом и жил обычной жизнью. Днем люди в большинстве своем работали, ночью отдыхали. Каров на ночной, достаточно освещенной улице было немного, иногда попадались светящиеся окна домов, но их также было мало. Людей я не видела. Дэйв проснулся окончательно, кутался в куртку, дрожал и раздраженно бубнил под нос о том, что надо было покупать одежду в порту Давар, чтобы не трястись теперь от холода. Иногда в его ворчании проскальзывали фразы о том, что в два часа ночи никто нам запчасти продавать не будет.
  
  - Нам придется переночевать здесь, - прекратил поток возмущений парня Марод. - Найдем гостиницу и останемся до утра. Утром, как только Дэйв разберется с запчастями, отправимся обратно.
  
  Дэйва новость обрадовала. Он перестал ворчать, выпрямился на сиденье и стал рассматривать городскую улицу за окном. Я же ничего не могла понять. Над Мародом нависла угроза, а он собирается спокойно дождаться утра? Однако, не желая беспокоить молодого механика вновь воздержалась от вопросов.
  
  Марод бывал в порту Сэлвэн, поэтому в том, что капитан быстро привез нас к небольшой трехэтажной гостинице, не было ничего необычного. Мы без проблем взяли номера, обрадованный возможностью согреться и поспать, Дэйв тут же исчез за дверью в их с Мародом комнате. Марод проводил парня взглядом, затем обратился ко мне.
  
  - Дамира, мне нужна твоя помощь. Идем.
  
  Мы вошли в мою комнату. Капитан 'Белой герцогини' прислонился спиной к двери.
  
  - Я говорил, что приехал сюда, чтобы разведать обстановку, - произнес он. - Я сам создал проблему, и сам должен ее решить, пока это еще возможно. Иначе могут пострадать люди, которые согласились работать со мной. Это недопустимо. Пограничники у стен вели себя очень спокойно, а значить это может что угодно.
  
  - Они всегда так себя ведут, - бросила я, хотя куда клонит Тень Четырех Кругов понимала.
  
  - Может быть, - кивнул Марод. - Но лучше проверить. И сделать это как можно быстрее. Сейчас я уеду. Попытаюсь кое с кем договориться.
  И мне нужна твоя помощь.
  
  - Ты знал, на что идешь, - я скрестила на груди руки и прошлась по комнате.
  
  - Я тебя спас, - заметил капитан.
  
  - Ждешь благодарности? Мы, кажется, договорились. Между нами нет долгов.
  
  Капитан помолчал с полминуты, глядя, как я так же, молча меряю комнату шагами.
  
  - Я прошу о помощи не из-за долга, - наконец, заговорил он. - Ты действительно ничего мне не должна. Но если у меня не получится решить проблему с контрабандистами, нужно, чтобы кто-то предупредил об этом команду 'Белой герцогини'.
  
  - Не получится решить проблему с контрабандистами - это означает, тебя убьют? - произнесла я.
  
  Капитан пожал плечами.
  
  - Я допустил сразу две ошибки. Вмешался не в свое дело и оставил в живых свидетеля. Гильдии не прощают таких промахов.
  
  - Тогда, на что рассчитываешь сейчас?
  
  - На человеческие эмоции.
  
  Я остановилась.
  
  - Неужели дружба?
  
  Тень Четырех Кругов усмехнулся.
  
  - Нет. Жадность. И страх.
  
  Я недоверчиво покачала головой.
  
  - Тебе не удастся запугать всех контрабандистов Материка.
  
  - Я уже запугал многих из них, - парировал Марод. - Но больше все-таки рассчитываю на корыстолюбие. Люди очень жадные существа. И мне есть что предложить в обмен на безопасность. Но существует вероятность, что предложение окажется не настолько заманчивым. В этом случае, я хочу, чтобы ты подстраховала мою команду. Если я не вернусь до, - он задумался, глядя на круглые настенные часы, - до шести утра, буди Дэйва, скажи ему, чтобы возвращался в порт Давар, предупредил остальных. Пусть делают, что хотят. Но лучшим для них вариантом будет бросить 'Герцогиню' и разъехаться. Они не виноваты в просчетах своего капитана и не должны расплачиваться за него.
  
  Зар как-то сказал, что людям свойственно ощущать ответственности за других людей. Что это для них важно, заботиться о ком-то, любить. Я сама видела, как защищают люди тех, кто им дорог. А еще видела, как их же и предают. Люди не могут быть постоянны даже в своей привязанности. Особенно, если на кон ставится их собственное существование. В этом, как ни странно, они очень похожи на Теней. Мы точно так же бросаем все и всех ради собственного выживания. И если среди людей попадаются такие, которые способны благородно пожертвовать собой ради других, Тени о подобном даже не думают. Вот только Зар погиб, защищая людей, которые зависели от него. И Марод. Капитан 'Белой герцогини' не человек, и тем не менее, сейчас он со свойственным Тени спокойствием говорит о том, что может умереть. При этом делая все, от него зависящее, чтобы обезопасить людей, за жизни которых взял ответственность. Как же это неправильно.
  
  - Меня помочь твоим людям ты не просишь? - отвлеклась от мыслей я. Марод покачал головой.
  
  - Все, что от тебя требуется, предупредить Дэйва. Ты сделаешь это?
  
  Стрелка на часах сделала тихий шаг вперед. Без четверти три.
  
  - У тебя три часа, пятнадцать минут, - произнесла я, глядя на то, как секундная стрелка уверенно и быстро сокращает это время. - Не вернешься, я предупрежу Дэйва и уеду. Между нами нет долгов.
  
  Я смогла оторвать взгляд от стремительно убегающего времени только тогда, когда за Тенью Четырех Кругов с тихим щелчком закрылась дверь.
  
  ***
  
  Портовый сторож поморщился от досады. Последнее время в крохотный порт Давар зачастили чужаки. Сначала 'Белая герцогиня', которая - мужчина точно знал - принесет в порт только проблемы. Теперь эта моторная яхта. А ведь он только что выпил три стакана дешевого виски, купленного в рыбацкой таверне. И получаса не прошло. Досада. Приди эта яхта час назад, мужчина был бы трезв. Теперь могут быть неприятности. Портовый сторож нетвердой походкой направился к яхте, чтобы спросить у прибывших, кто они. Однако, сделав несколько шагов, замер. Перед ним стоял начальник порта. Мужчина нервно дернул плечами. Откуда он взялся тут среди ночи? Пьяный туман в голове сгустился, на губах появился горьковатый привкус виски. Как назло именно в эту ночь, именно сейчас. Если бы хоть на полчаса раньше...
  
  - Эй, подойди сюда, - бросил начальник порта. Сам он стоял на месте, и, казалось, даже не шевелился. Сторож медленно направился к хозяину, ощущая с каждым шагом, как тяжело ему переставлять ноги, как на самом деле он опьянел. 'От каких-то трех стаканов! - вяло крутилось в голове. - Мэгги точно что-то подмешивает в это пойло. Утром я с ней разберусь...'. Более внятных мыслей не было. Сторож не мог сосредоточиться настолько, чтобы осознать, начальник порта стоит перед ним в легком костюме, совершенно не защищающим от пронзительного ветра. В этом костюме сторож запомнил его, когда видел в портовой канторе первый и единственный раз. На подгибающихся ногах мужчина, наконец, добрался до начальника на такое расстояние, которое, как ему казалось, позволяло и внятно слышать приказ, и не дышать на работодателя перегаром.
  
  - Я узнал, что в порту скрывается 'Белая герцогиня'. Этой шхуне запрещено помогать. Гильдия контрабандистов нас уничтожит! Кто позволил Вайросу швартоваться здесь?
  
  Сторож с ужасом понимал, что влип. Конечно, работники порта получили хорошие деньги за то, что позволили 'Белой герцогине' остаться здесь на несколько суток. О том, что в порт, а тем более на причал может явиться начальник, никто из них и думать не мог. Этот человек жил в порту Сэлвэн. Там у него был богатый дом, оттуда, через заместителей, он вел дела в Давар. Заместители так же получили от капитана 'Белой герцогини' деньги. Нужно было взвалить вину на них, пока не поздно, но сторож не мог связать и двух слов. Язык присох к небу, самого мужчину качало и тошнило.
  
  - Ты пьян? - сквозь шум в ушах до сторожа донесся презрительный голос. - Ты пьешь на службе?
  
  Сторож, с трудом борясь с тошнотой, постарался отрицательно покачать головой, отчего та заболела с новой силой.
  
  - Вы тут все обнаглели. Помогаете опальным пиратам, пьете. Я наведу порядок. Где эта шхуна?
  
  Шум в голове немного поутих, и перед глазами предстала 'Белая герцогиня'. Она стояла в доке, так, чтобы не попадаться на глаза другим случайным путешественникам, да и простым горожанам. Капитан шхуны хорошо платил за то, чтобы его появление в порту не вызывало лишнего шума. Команда осталась на борту по этой же причине.
  
  - Хорошо, - сказал начальник порта. - Я разберусь с этим немедленно. А ты, - голос стал глуше, словно удалялся. Сторож силился, но все хуже и хуже видел начальника. Алкогольный туман застилал его разум с устрашающей скоростью, - ты слишком пьян. Тебе надо проспаться.
  
  Глаза закрылись, и мужчина, не в силах больше бороться с гуляющим в крови алкоголем, бессильно рухнул на доски, ударившись головой о чугунный кнехт. Жизнь этого человека оборвалась мгновенно. Некоторое время на причале было тихо. И когда с нижней палубы шхуны 'Белая герцогиня' повалил густой черный дым, никто не поднял тревогу. Пламя занялось быстро, вскоре пылала уже верхняя палуба и обе мачты. Кроме треска огня и шипения горячей воды не было слышно ни звука. В тишине по сверкающей в отблесках пламени воде из порта Давар вышла единственная яхта.
  ========== 9 ==========
  Марод вернулся, когда стрелки часов приближались к пяти утра. Я не спала, сидела на кровати, смотрела на часы и думала о том, зачем мне вообще все это нужно. Между мной и Тенью Четырех Кругов нет никаких обязательств. Я могла бы уйти. Могла бы сделать это даже раньше, как только 'Белая герцогиня' пришла в порт Давар. Марод не смог бы удержать меня на суше. И, тем не менее, я согласилась ждать ремонта шхуны, а затем совершила очередной необъяснимый поступок - увязалась за капитаном в порт Сэлвэн. Зар говорил, что я поступаю необдуманно, безрассудно. А перед смертью просил меня быть осторожнее. Я обещала. Убить меня после этого обещания могли уже несколько раз, но вместо того, чтобы сбежать и спрятаться, я сижу здесь и жду непонятно зачем и неизвестно чего.
  
  Погруженную в эти мысли меня и застал Марод. Просто открыл дверь, вошел, бросил быстрый взгляд на часы.
  
  - Успел, - хмыкнул он.
  
  - Тебя не убили, - заметила я.
  
  - Блестящее умозаключение, - ответил Марод. Мужчина опустился в кресло, с наслаждением вытянул ноги. - Меня не только не убили. Мне обещали замять конфликт с гильдией.
  
  Часы тихим стуком обозначили время. Пять утра.
  
  - Что ты обещал взамен?
  
  - Зачем тебе это? - поднял брови Марод. Так, словно удивился вопросу.
  
  - Ты вновь ушел от ответа, - я встала, подошла к окну. В городе было темно и все еще безлюдно. Порт Сэлвэн спал. Люди стараются максимально продлить состояние, в котором их разум свободен от повседневных проблем.
  
  - Привычка. - Я не обернулась на голос, продолжала бессмысленно смотреть в окно. - Много общаюсь с людьми. Перенял многие приемы их общения. В обмен на то, чтобы меня оправдали перед гильдией, я пообещал одному богатому человеку 'Белую герцогиню' в пользование на пять лет.
  
  Я все-таки обернулась.
  
  - Ты отдашь свою шхуну?
  
  - Нет, - покачал головой Марод. - Я буду работать на него. Я и моя шхуна. Только его заказы, только его прибыль. Этот человек получает в постоянное, круглосуточное пользование целую шхуну абсолютно бесплатно. Платить придется только команде. Но в сравнении с ценами, которые платят за наем корабля у гильдий, это мелочи. Он заключил очень выгодную для себя сделку.
  
  - А вот ты проиграл, - я присела на подоконник. - Сильно. Пять лет рабства из-за какой-то ерунды.
  
  - Это важная для меня ерунда. К тому же, не забывай, я дважды ошибся, - заметил Марод. - Гильдии не прощают и одной ошибки. А я останусь в живых после двух. И у меня останется моя шхуна. Команду, если они не согласятся на поставленные условия, я не держу. Это проблемы нового работодателя. Мы договаривались только на шхуну и капитана.
  
  С улицы донесся шум шин по асфальту. Светлело северное небо. Порт Сэлвэн просыпался. Еще час, и город оживет настолько, насколько это возможно. Не произойдет ничего необычного. Люди отправятся на работу, редкие кары будут сновать по дорогам, в порт, согласно графикам, придут корабли. Обычная размеренная жизнь обычного города за стенами. Ничто не изменится от того, что Тени взбредет в голову отомстить за то, что не стоит мести. Для нашего мира этого ничтожно мало, он даже не почувствует, не узнает. А Безликие узнают? А узнав, о чем подумают?
  
  - У нас еще где-то часа полтора свободного времени, - подал голос Марод. - Ты не спала всю ночь из-за моей просьбы. Отдыхай сейчас, хотя бы эти полтора часа.
  
  Я кивнула. Разговаривать нам не о чем, а немного подремать не помешает. Для Тени полтора часа вполне достаточно, чтобы на время избавиться от чувства усталости.
  
  - Ты уверен в том, что у нас не возникнет проблем в этом городе?
  
  - Уверен, - заверил меня капитан. - Теперь порт Сэлвэн в нашем распоряжении. Нас не тронут. Но задерживаться все-таки не стоит. У меня остается два месяца, по истечению которых я должен буду прибыть сюда, чтобы получить первый заказ от своего нового начальника.
  
  - Скорее хозяина, - поправила я. - Увидимся через два часа.
  
  Марод, направившийся было к выходу, замер.
  
  - Два?
  
  - Я хочу спать.
  
  Оставшись в одиночестве, я вновь, вопреки старой привычке, улеглась поверх покрывала, заложила руки за голову и, не потратив на старый потолок ни секунды, закрыла глаза.
  
  Спустя два с половиной часа зло бубнящий под нос невнятные ругательства невыспавшийся Дэйв плелся за нами по улице. Зябко кутаясь в легкую куртку, парень ворчал о том, что у нас с Мародом нет ни сострадания, ни совести. Не выдержав, я напомнила парню о том, что мы Тени. Парень на мгновение умолк, окинул меня хмурым заспанным взглядом и буркнул:
  
  - Ага. И это тоже.
  
  Больше я его не трогала. Марод знал, где можно купить нужные для починки двигателя запчасти, однако меня с собой капитан и механик не взяли. Вместо этого мне было предложено пойти в ближайшую таверну, занять стол и ждать возвращения своих спутников. Я не возражала. Как бы то ни было, я ощущала себя гораздо более уверенной после того, как Марод убедил меня в том, что на территории порта никому из нас ничего не угрожает. Да и шататься в продуваемом всеми ветрами каре мне хотелось гораздо меньше, чем сидеть в теплом трактире. Марод и Дэйв уехали, а я отправилась в трактир с привлекательным названием 'Приют морских странников'. Трактир оказался таким, как мне и хотелось: посетителей было немного, столы чистые, запах приятный. Выбрала стол в углу, пояснила подбежавшей официантке, что не буду заказывать, пока не придут мои спутники, и в ожидании уставилась в окно. В который раз за последние часы в голову пришла мысль о побеге. Сейчас встать и просто уйти. Марод не найдет меня, я умею отлично прятаться. На Архипелаг, разумеется, не попаду, но я ведь еще в Изумрудном Порту смирилась с таким положением вещей и ехала как раз сюда, в северный домен. Сейчас все, что от меня требуется - встать и уйти. А я знала, что буду сидеть и ждать. Не понимала только ради чего.
  
  Марод и Дэйв вернулись меньше чем через час. По довольному выражению лица парня я поняла, что поездка была успешной. Марод, дождавшись, когда молодой механик отправится взять меню, хмуро бросил, что разорится еще до того, как попадет в рабство своему единственному на ближайшие годы нанимателю. Дэйв принес не меню, а сразу огромный поднос, уставленный тарелками. Готовили в "Приюте морских странников" прилично, но как бы сильно я не увлеклась жареным на углях мясом, сразу обратила внимание на новых посетителей таверны. Их было одиннадцать, шестеро люди, пять Тени. Дэйв как ни в чем ни бывало, продолжал энергично барабанить вилкой по тарелке, жевать и с набитым ртом хвалить местного повара. Официантка сделала, было шаг к посетителям, но вдруг замерла и отступила к бару. За стойкой так же замер немолодой бармен. Кроме нас в трактире была еще весело щебечущая парочка. Парень и девушка замолчали, неодобрительно покосились на пришедших, однако сразу же потеряли к ним интерес. Глаза Марода потемнели, однако больше своего напряжения Тень Четырех Кругов ничем не выдал. Я медленно ткнула вилкой в кусок мяса, так же медленно отправила в рот. Делать вид, что я не обращаю внимания на пришедших, смысла не было. Особенно после того, как человек из этой компании замер у двери, недвусмысленно давая понять, что не намерен впускать или выпускать кого бы то ни было. Остальные медленно направились в нашу сторону. Дэйв, наконец, отвлекся от тарелки и непонимающе посмотрел на непрошеных гостей.
  
  - Тут занято! - выдал он. От столь неожиданной для складывающейся ситуации информации на мгновение опешила даже я. Тени и люди казалось, ничего не услышали. Лишь где-то за их спинами у барной стойки испугано пискнула, но тут же замолчала официантка. Марод встал, мы с Дэйвом последовали примеру. Люди и Тени стояли молча. Было что-то непонятное в их манере поведения. Даже лица были какими-то неправильными. И если для Тени ярко выраженная мимика не характерна, то люди с застывшими лицами выглядели подозрительно.
  
  - Что вам нужно? - холодно спросил Марод. - Если вы из гильдии, то можете вернуться и сказать своим хозяевам, что я выполняю заказ господина Нарома. Меня не имеют право задерживать.
  
  Взгляд скользнул от одного лица к другому и, наконец, остановился. Понимание пришло вспышкой молнии. И прежде, чем Тень Белого Пламени из этой компании поднял руку с зажатым в ней ножом, я уже крепко держала его за запястье.
  
  - Они не из гильдии! - успела крикнуть, прежде чем вновь изменила тело. Марод среагировал мгновенно. Опрокинутый стол полетел в толпу противников, сам капитан тут же исчез из поля моего зрения. Зазвенела посуда, раздались испуганные крики. До парочки, наконец, дошло, как не вовремя они устроили свидание. Подтвердили их догадки первые выстрелы. Вновь завопила женщина, но не от боли, а от страха. Люди. Никогда не могут держать себя в руках. Быстро, пока еще могу удерживать свое тело в измененном состоянии, я выбрала вторую жертву. Тень Дыхания, на вид совсем молодой, младше Дэйва. Глаза на застывшем лице только начали светлеть, когда я материализовалась за его спиной и крепко сжала предплечье. Мы схватили друг друга одновременно, я ощутила, как мои легкие сдавило незримое кольцо чужой силы, мне стало тяжело дышать. Мой противник бросил все свои силы на то, выдавив из моих легких все дыхание до капли. Он не был настоящей угрозой для опытной Тени вроде меня. Мгновение, и парень лежал на полу, судорожно открывая и закрывая рот, как выброшенная на берег рыба, а я, наконец, смогла немного осмотреться. Мне удалось убрать двоих, помимо них на полу лежали застреленные три человека и мужчина Тень с ножом в горле. Его я узнала сразу: он был одним из напавших на меня в Изумрудном Порту, его я тогда застрелила в голову. Он каким-то образом привел сюда моих преследователей.
  
  - Дамира!
  
  Я успела сгруппироваться и перекатилась по грязному, покрытому осколками посуды полу к барной стойке, за которой и укрылась. Там, где я только что стояла, и откуда меня оттолкнули, что-то со свистом рассекло воздух. Я подняла голову и увидела в другом конце зала Дэйва. Пострадавшим парень не выглядел, как и напуганным, иначе, не смог бы, рискуя попасть под лезвие Тени Белого Пламени, спасти меня. Парень улыбнулся какой-то безумной улыбкой и кивнул. Мне было достаточно того, что он просто жив, выяснять что-то еще времени не было. Тень Белого Пламени взмахнул рукой и на барной стойке, за которую я спряталась, появилась огромная трещина.
  
  Трактир осветила яркая вспышка, на стене прыгнули тени. Затем вновь раздалась беспорядочная стрельба. Я осторожно выглянула из укрытия и не поверила глазам. Оставшиеся три человека из компании моих врагов горели. Я подозревала, что у Марода, помимо обычного для всех Теней ножа или кинжала, как у большинства Теней Четырех Кругов есть зажигалка, и была уверена, что людей поджег именно он. Но то, как они горели, было настолько невероятно, что я усомнилась в том, что вижу. Мужчины просто стояли, с ног до головы объятые пламенем, и палили из пистолетов. Они были похожи на горящие головешки, но ни один вскрик, ни один звук не срывался с их губ. Казалось, люди не обращают внимания на то, что происходило с их телами. Глаз эти люди лишились в первую очередь и стреляли они наугад. Трактир наполнился вонью горящих плоти и волос, я невольно отпрянула, закрывая нос и рот рукавом. Смотреть на то, как умрут эти люди, мне не хотелось. Я уже видела горящих заживо. Правда, было в том, что видела ранее и вижу сейчас существенное отличие. Горевшие в Шаторе кричали.
  
  В 'Приюте морских странников' остались только две Тени. Один из них Белого Пламени, о способностях второго не имела ни малейшего представления. С улицы доносился непонятный шум, в окна бились порывы ветра. Устроил ли это Марод, или, может быть, второй из противников Теней тоже оказалась Тенью Четырех Кругов, я не знала. По ощущениям Тени находились достаточно близко, но из-за стойки я не могла осмотреться. В углу сидели бармен и официантка. Девушка тихо всхлипывала, прижавшись к груди мужчины, и не сводила с меня полных ужаса глаз. Эти люди не могли помещать или навредить, а значит, не было необходимости обращать на них внимания. В зале грохнуло, а затем раздался звон стекла. Я отшатнулась от стойки к стене и вовремя. Деревянная стойка разлетелась в щепки. Я выдохнула, но изменить тело не успела. Острая боль пронзила правое плечо, тело, начиная от раны, стало медленно неметь. А затем в зал ворвался ветер. Боль мешала трезво мыслить, но все еще не овладела мной полностью. Я видела стоящего передо мной мужчину Тень с ножом в руке. Видела, как сияют его глаза. Знала, что если он преодолеет небольшое расстояние между нами, убьет меня. Ветер становился сильнее с каждой секундой. Посыпалась на пол каким-то образом уцелевшая посуда. Тень Белого Пламени сделал еще один шаг в мою сторону, еще один. Порыв ветра вырвал из разбитого окна осколок и вонзил его мужчине в бок. Державшая меня боль отступила, я сумела подняться на ноги и добраться до раненого. Сжала его запястье, и из сведенной судорогой ладони выпал нож, которым только что противник нанес мне рану.
  
  - Цела?
  
  Марод появился внезапно, словно, как Тень Дыхания, материализовал свое тело из воздуха. Капитан "Белой герцогини", в отличие от меня, был цел и невредим. Я медленно встала рядом с ним, потрогала раненое плечо.
  
  - Царапина. Где еще Тень? Ты его видел? Кто это?
  
  - Не знаю, - мрачно произнес Марод, окидывая взглядом разгромленный зал. - Я его потерял. Отвлекся на этого, - быстрый взгляд на мертвеца у наших ног, - и дал второму уйти.
  
  - Возможно, сбежал, - предположила я.
  
  Капитан покачал головой.
  
  - Ты видела этих людей и Теней? Смотрела им в лица? С ними происходило что-то непонятное.
  
  - Капитан, все целы, все обошлось, - отрапортовал выбравшись из-под стола Дэйв. Парень выглядел взъерошеным, но не раненым. За ним, видя, что стрельба и погром прекратились, осторожно выбралась парочка невезучих влюбленных. Задерживаться они не стали и быстро рванулись к освободившемуся выходу. Дэйв подошел к нам.
  
  - Ну что, валим отсюда? - предложил он, разглядывая валяющиеся в зале трупы. - Полиция сейчас приедет. Да и хозяин трактира может выставить счет.
  
  В последнем я сомневалась. Да и полиции не боялась. Полицейские стараются держаться на расстоянии от разборок между гильдиями. В конце концов, за это платят, все те же гильдии. Так что до приезда полицейских каров еще достаточно времени. У нас были другие проблемы и лучшим, что сейчас стоило бы сделать, последовать предложению Дэйва. Валить. Один за другим мы направились к двери, когда почувствовали под ногами первый, едва ощутимый толчок.
  
  - Это еще что такое? - то ли изумленно, то ли раздраженно произнес Дэйв. - Землетрясения что ли?
  
  По выражению лица парня я поняла, попытка пошутить. Неудачная.
  
  - Эй! Вы чего застыли? - на этот раз в голосе Дэйва насмешки не было. Механик смотрел на нас широко распахнутыми глазами.  - Капитан...это что, правда, землетрясение?
  
  - На улицу! - скомандовал Марод и мы выбежали из трактира. На улице собирались ничего непонимающие люди. Некоторые смотрели под ноги, другие о чем-то взволнованно и недоуменно переговаривались друг с другом. Кары по-прежнему ездили по дорогам, возможно, из-за гула двигателя и скорости толчки пока, ощущались не так сильно. А дрожь под ногами тем временем нарастала.
  
  - Нужно его найти, - сказал Марод, оглядываясь. - Иначе, могут быть серьезные проблемы.
  
  - У нас? - нервно спросил Дэйв.
  
  - У города, - уточнил Марод, продолжая оглядываться. - Он где-то здесь. Я чую, близко...
  
  Первый выстрел совпал с первым мощным толчком, и что именно заставило людей кричать и разбегаться, было не понятно. Возможно, повлияли оба фактора вместе взятые. Важно было другое. Собравшаяся толпа ожила. Люди в панике с криками бросились в разные стороны, раздался визг тормозов, к крикам ужаса прибавились крики боли. В окнах домов жалобно зазвенели стекла, стоящие без движения кары подбросило на пару сантиметров. Я прижалась спиной к стене трактира, одной рукой зажимала рану на плече, и наблюдала нарастающий хаос. Мне было знакомо подобное зрелище, только тогда, семь лет назад, все было затянуто дымом.
  
  Он появился из толпы. Шел медленно, словно нехотя. Иногда его толкали суетящиеся, кричащие люди, но, занятые собственным спасением, они не обращали на него внимания. Мы тоже опоздали, и прежде чем Марод, наконец, почувствовал, откуда исходит угроза, три пули впились ему то ли в грудь, то ли в живот. Глухо вскрикнув, капитан упал на асфальт и замер.
  
  - Капитан!
  
  Я успела сцапать Дэйва здоровой рукой, оттащить под прикрытие ближайшего кара.
  
  - Ничего с ним не случится, - шикнула я парню, который не сводил полного ужаса взгляда со своего распластавшегося на асфальте капитана. - Теням пули не причиняют серьезного вреда.
  
  - Но...
  
  Асфальт вновь содрогнулся и пошел паутинкой мелких трещинок. За пределами нашего обзора упало что-то большое. Вновь раздались крики.
  
  -Его нужно отвлечь, - сказала я Дэйву. - Привлеки его внимание. На пару секунд. Мне нужно подобраться, чтобы забрать дыхание. Сможешь?
  
  Механик неуверенно кивнул, затем посмотрел на лежащего без сознания у стены трактира Марода, и кивнул еще раз.
  
  - Смогу. Иди.
  
  Я хотела было броситься реализовывать свой план, но взгляд мой вдруг тоже упал на раненого капитана.
  
  - Дэйв. - Парень обернулся и вопросительно посмотрел мне в глаза. - Людям пули могут причинить серьезный вред. Помни об этом.
  
  Ситуация, в которой мы оказались, не давала времени на разработку плана. Дэйв просто выпрямился, показываясь из-за укрывавшего нас кара, и швырнул в Тень Четырех Кругов отломанный кусок асфальта.
  
  - Эй, ты, урод бледный! - зачем-то заорал он. - Я тут! Что, землетрясение устроил? А без своей силы ты драться боишься?!
  
  Я бросилась бегом к противнику. На то, чтобы изменить тело силы еще были, но я не знала, как долго смогу пребывать в измененном состоянии раненая другой Тенью. Может случиться так, что мне не хватит сил дотянуть до цели. Асфальт задрожал и брызнул в стороны, разрывая пространство между мной и противником на части, словно из-под него вырвался поток воздуха. Я выдохнула на бегу, переходя в состояние воздуха, и преодолела разрастающуюся трещину. Однако боль в плече дала о себе знать и удержать тело в измененном состоянии я не смогла. До Тени Четырех Кругов было всего несколько шагов, когда я вынуждена была принять физическую форму. Асфальт разъезжался, словно рвалась на куски плохая ткань, что-то падало и рушилось, где-то кричали люди и гудели кары. Я стояла в паре шагов от противника, подо мной дрожала земля, а в лицо смотрело дуло пистолета. Стоило тронуться с места, сделать малейшее движение, я получу пулю в голову и окажусь полностью в его власти. Что делать дальше не имела ни малейшего представления. Единственное, о чем я сейчас думала, каким образом уйти с линии огня прежде, чем Тень выстрелит.
  
  На первую вспышку молнии я, как и мой противник, не обратила внимания. Выстрел прозвучал одновременно с оглушительным раскатом грома. Несмотря на рану в плече, я сумела сгруппироваться и за мгновение до того, как палец Тени надавил на спусковой крючок, упала и откатилась в сторону. Вторую вспышку я наблюдала стоя на коленях, зажимая начавшую кровоточить рану. Ослепительно яркая на неожиданно потемневшем небе, она разрывала его на куски так же, как ползущие трещины рвали асфальт. Тень Четырех Кругов потерял ко мне интерес. Он сосредоточился на устроенном им землетрясении. Земля содрогнулась, отчего, едва поднявшись, я вновь потеряла равновесие, а трещины словно определились с маршрутом. Теперь эти разрывающие асфальт и землю черные полосы ползли к 'Приюту морских странников'. Стоящий на пути кар провалился в разлом передним и задним колесом, немного повисел, а затем медленно сполз целиком, освобождая мне обзор. Марод сидел, прислонившись спиной к стене трактира, одной рукой он зажимал рану на животе, другую выставил перед собой ладонью вверх. Теперь я знала, откуда взялась молния. Очередная полоска света рассекла пространство, разряд ударил в асфальт в нескольких метрах от Тени Четырех Кругов. Он не двинулся с места, его лицо оставалось непроницаемо пустым, глаза устремились вниз, туда, откуда он призывал выбранную стихию. Две противоположные стихии, небо и земля сошлись в схватке, и теперь только от сил призвавших их Теней зависело, которая одержит победу сегодня и как долго еще простоит порт Сэлвэн. Я уже не обращала внимания на крики и грохот вокруг. Все, что сейчас было важно, раненый капитан 'Белой герцогини', от которого зависят тысячи жизней. Тень принимает такое решение, какое считает нужным. Семь лет назад от решения, принятого Тенью, несколько тысяч человек погибли.
  
  Темное, словно, несмотря на ранний час, наступила глубокая ночь, небо расколол очередной разряд молнии и прежде, чем земля ответила новым разрушительным толчком, молния нашла свою цель. Тень Четырех Кругов содрогнулся, когда разряд попал в его тело, а за попавшим в цель разрядом последовал другой и третий. Пространство наполнилось оглушительным грохотом грома, а я стояла на коленях и смотрела, как моих глазах Тень Четырех Кругов, вызвавший землетрясение и едва не уничтоживший порт Сэлвэн, превращался в обуглившийся труп. Молнии продолжали бить в мертвое тело, одна за другой, земля больше не дрожала, зато страшный грохот грома казалось, расколет мне голову. С трудом поднявшись на ноги я бросилась к трактиру.
  
  - Марод! - опустилась на колени перед Тенью Четырех Кругов и с силой его встряхнула. - Перестань! Хватит! Ты убил его!
  
  Очередная вспышка за моей спиной, последующий за ней раскат грома. А затем глаза капитана потемнели, в них появились радужная оболочка, зрачки и боль. В наступившей тишине Марод глухо застонал и потерял сознание. С трудом переводя дыхание и морщась от звона в ушах, я тяжело прислонилась к стене рядом с ним.
  
  - Дамира...капитан...
  Дэйв смотрел на нас как, наверное, люди смотрели бы на сошедшего в наш мир Единого Бога. Или на его темную альтернативу, Дух Тьмы. С восхищением и страхом одновременно.
  
  - Дэйв, - прохрипела я, - как там наш кар? Не разбился?
  
  Кар, на котором мы приехали из порта Давар, уцелел. Пришедший в себя Дэйв даже мрачно пошутил о том, что такой рухляди уже никакое землетрясение не страшно. Мне было не до разговоров, хотя то, что парень взял себя в руки, успокаивало. Порт Сэлвэн производил жуткое впечатление. Дома, под которые все-таки успели попасть трещины, были или разрушены полностью, или сильно пострадали. Уцелевших стекол не было ни в одном здании в пределах моего обзора, откуда-то тянуло дымом, где-то журчала вырвавшаяся из водосточных труб вода. А еще была кровь. И трупы. В панике люди бросились врассыпную, не особо заботясь о том, чтобы помочь друг другу. От разрушений погибло много меньше, чем от давки. Вновь смерти ничего не подозревающих людей. И вновь я причастна к этим смертям.
  
  - Дамира...
  
  Дэйв стоял рядом с открытой дверью водительского сиденья. Раненого Марода парень уже успел втащить на заднее сиденье кара и теперь с тревогой смотрел в мою сторону.
  
  - Дамира, садись, - тихо сказал механик. - Поехали отсюда.
  
  Надо уезжать. Иначе, меня опять найдут. Опять будут разрушения, трупы, кровь... Мне плевать. Я просто должна защитить свою жизнь.
  
  Дэйв смотрел на меня просто, открыто, искренне. Ему и в голову не приходило сейчас сесть в кар, завести двигатель и рвануть с места. Он не собирался меня бросать.
  
  - Поехали.
  
  Я села на заднее сиденье рядом с Мародом. Выглядел Тень Четырех Кругов очень плохо. Лицо приобрело почти пепельный оттенок, из ран, которые нечем было перевязать, сочилась кровь. Капитан потерял много крови, но еще больше он потерял сил. Очнется, но не скоро. Совсем недавно я с меньшими повреждениями пролежала без сознания около восьми часов. Дэйв словно прочитал мои мысли.
  
  - Дамира, - аккуратно ведя кар по изуродованному асфальту, произнес парень, - а капитан... Он не умрет?
  
  Тревога в его голосе заставила меня изобразить подобие усмешки.
  
  - Не умрет. Для Тени эти повреждения не так опасны, как для человека.
  
  - А пули? Они же не навылет...
  
  - У нас такое строение тела, - пожимаю плечами, разглядывая серое лицо капитана, - что само избавляется от инородных предметов. В принципе, можно вытащить. Но у нас сейчас нет на это времени, инструментов. Можем сделать только хуже. Надо выбираться из порта. Не беспокойся, часов через десять-двенадцать твой капитан встанет на ноги. А через пару суток вновь будет топить корабли и метать молнии.
  
  Дэйв помолчал немного, а затем осторожно произнес:
  
  - Дамира? Насколько Тени сильны на самом деле?
  
  Я подняла глаза и через зеркало заднего вида встретилась взглядом с механиком. Тот смотрел настороженно, но без страха.
  
  - Я хотел сказать, - торопливо заговорил он, не дожидаясь ответа, - вот, капитан... Я на 'Белой герцогине' всего-то полгода плаваю. Но те, кто плавал дольше, говорят, капитан может поднять сильный шторм. А сегодня я видел... Да и этот, с землетрясением. А люди говорят, что Тени Четырех Кругов на дождь и ветер только способны. Ну и огонь усилить, если зажигалка есть. Я никогда не думал, что на самом деле могут Тени. А сегодня... А ты? Ты тоже сильнее, чем говорят о Тенях Дыхания?
  
  Вновь настороженный, но искренний и открытый взгляд в зеркале. Чтобы успокоиться, людям нужна одна маленькая ложь. Я всегда знала это. Как знала и то, что есть люди, которым я не хочу врать.
  
  - Сильнее, - произнесла тихо, и откинувшись на спинку кресла и наблюдая в окно замерший городской пейзаж. Кое-где бродили люди, у некоторых домов начинали появляться полицейские кары и кары из госпиталя. Но все же еще некоторое время город будет пребывать в тишине. В том смысле, в котором люди понимают приход смерти. Там, где только что была смерть, все замирает, словно окаменев от одного лишь ее присутствия. Словно боясь, что смерть передумает и вернется. Наверное, мчащийся по улице кар сейчас выглядит неуместно, но мне было плевать. Надо как можно быстрее выбираться из порта.
  
  Некоторое время мы ехали молча. Выяснилось, что асфальт пострадал только в эпицентре, там, где находился устроивший землетрясение Тень Четырех Кругов. Ближе к окраине города он только кое-где вздыбился. Да и дома в большинстве своем были целыми, пострадали в основном стекла и, скорее всего, внутренняя обстановка. Зато людей здесь было больше. Высыпав на улицу от первых толчков, они не собирались пока возвращаться в свои жилища, боясь продолжения разгула стихии. Попадались двигающиеся кары, причем двигались они так же в сторону западных ворот. Меня это не тревожило. Пограничники конечно ощущали подземные толчки, но они никогда не запрут ворота без приказа городской власти. А градоначальник вряд ли отошел от произошедшего настолько, чтобы отдавать распоряжения. Мы успеем выбраться. Успеем. Я посмотрела в зеркало. Дэйв сосредоточенно и аккуратно вел кар. Парень, который сегодня спас меня от Тени Белого Пламени, а затем не бросил там, на площади, возле 'Приюта морских странников'. И Марод. Капитан тратил последние силы, чтобы убить того, кто собирался убить меня. Или, может быть, он хотел защитить от разрушения город? А чего в тот момент хотела я? И что будет дальше? Взгляд скользнул за окно, мысль пришла мгновенно, как вспышка молнии.
  
  - Дэйв, останови машину.
  
  Парень вздрогнул и надавил на тормоз, даже не вырулив на обочину. Повезло, что каров на дороге все-таки немного.
  
  Я открыла дверь и вышла. Чуть помедлив, Дэйв последовал за мной.
  
  - Дамира, что ты делаешь? - недоуменно спросил он.
  
  - Садись за руль и уезжай, - проигнорировала вопрос я.
  
  Дэйв непонимающе уставился на меня.
  
  - Дамира, ты что? - торопливо заговорил он и даже сделал несколько шагов в мою сторону, однако, я сделала шаг назад и парень замер. - Дамира, не глупи! Садись, нам нужно бежать, пока в городе не закрыли ворота.
  
  Я покачала головой.
  
  - Вот и беги.
  
  - А ты? Я тебя не брошу...
  
  - Дэйв, это все, - я махнула рукой в том направлении, откуда мы только что явились, - произошло потому, что я приехала в этот город. Эти люди и Тени пришли убить меня. Тебе не безопасно находиться рядом со мной.
  
  - Нам ничего не угрожает, - попытался убедить меня Дэйв. - Капитан убил последнего...
  
  - Я не знаю, - не согласилась я, - был ли он последним. Дэйв, просто садись в кар и уезжай. Если я поеду с вами, риск, что подобное повторится, возрастает. Марод ранен, он не сможет помочь, а я не справилась с Тенью Четырех Кругов один на один. В конце концов, мне будет проще прятаться одной, а для вас будет безопаснее держаться от меня на расстоянии.
  
  - Но Дамира... - словно не слыша моих слов, простонал Дэйв, вдруг напомнив мне Энеси. Такую же бесстрашную. Такую же глупую.
  
  - Дэйв, сядь в кар, заведи двигатель и уезжай в порт Давар, - холодно сказала я. - Или я заберу твое дыхание.
  
  Механик 'Белой герцогини' вздрогнул, однако, страха в его глазах по-прежнему не было. В них была тоска. У меня нет способностей Тени Молчания, но на таких искренних лицах, как у Энеси или Дэйва эмоции может прочесть даже бездушная тварь.
  
  - Ты будь осторожной, хорошо, - тихо сказал он, открывая дверь кара. - Выживи. И научись уже чинить хотя бы кары. Правда, пригодится.
  
  Я невольно усмехнулась.
  
  - Ты бы держался подальше от Теней, спокойнее будет жизнь. А капитану передай, что я сделала для него все, что могла. Он для меня тоже. Пусть помнит, между нами нет долгов.
  
  Дэйв непонимающе нахмурился, однако переспрашивать не стал. Махнул рукой, сел за руль. Я секунду смотрела вслед уезжающему на запад кару, а затем перевела взгляд на припаркованный на платной стоянке у какого-то магазина мотоцикл. То ли от грозы, то ли от землетрясения, на порт Сэлвэн лишился энергии, и камеры наблюдения не работали. А даже если, вряд ли охранники стали бы забивать себе головы кражей мотоцикла после того, как часть города оказалась в руинах.
  
  Оседлав мотоцикл, несколько секунд возилась с зажиганием. Может быть, починить машину я не смогу, зато угнать способна в любое время и почти при любых условиях. Топлива в баке было достаточно. Плотнее застегнув бесполезную для подобных прогулок тонкую куртку, я направила мотоцикл к северным воротам.
  
  
  ========== 10 ==========
  Северный домен не располагал к прогулкам на мотоциклах. В этих землях в ходу были большие внедорожные кары, оборудованные системой обогрева салона. Чем глубже на территорию домена я продвигалась, тем хуже была дорога, к тому же, с каждым километром становилось все холоднее. Сухой, холодный воздух отогревался разве что в легких, но стоило ему облачком конденсата сорваться с губ, немедленно возвращался в прежнее состояние. Я ехала уже почти три дня, сделав за это время одну длительную остановку. Мне повезло наткнуться на город без стен, в котором я купила несколько банок консервов, хлеб, достаточно теплую куртку и сапоги, а, самое главное, заправила полный бак. Хватило даже на пару литров в канистру про запас. Если мне ничего не помешает, я смогу уехать достаточно далеко вглубь домена. Плохо было то, что я не знала расположение населенных пунктов владений герцогини Шернер, и понятия не имела, куда еду.
  
  Дороги между городами на всем Материке были отвратительны, но в северном домене к тому же скользкими. Резина мотоцикла оказалась потасканной, и вести приходилось осторожно, хотя, были подозрения, что захоти я разогнать эту рухлядь до возможного максимума, ничего бы не вышло. Оставалось надеяться, что за мной нет погони, иначе вновь не избежать драки. Как раз то, чего избежать было необходимо: практика последних поединков показала, что кем бы ни были посланы наемники, я им не противник. Но дорога оказалась свободной, набирать скорость необходимости не было, и я могла ехать спокойно. Была возможность подумать. Подумать следовало о многом. Конечно, в первую очередь о том, куда я вообще еду. Топливо в баке, а затем в канистре закончится, следует определится со своими дальнейшими действиями раньше, чем я окажусь без транспорта на дороге между городами. Но об этом, вопреки здравому смыслу, думать не получалось. Мысли сосредоточились там, где несколько дней назад в трактире я дралась с людьми и Тенями. Где Тень Четырех Кругов, капитан шхуны "Белая герцогиня", Марод Вайрос, в очередной раз спас мою жизнь. Мою и, возможно, жизни тысяч людей. Если бы он не убил Тень Четырех Кругов, вызванное землетрясение погубило бы добрую часть населения порта Сэлвэн. Марод, несмотря на раны, справился, сделал то, чего от него не ожидал не только механик Дэйв. Я тоже никогда не видела ничего подобного. Впрочем, раньше я вообще обходила Теней стороной. Те же, с которыми мне приходилось пересекаться, были или слабыми, или... Я поморщилась. Или недооцененными. Такими, как Зар. И Марод. Для Тени, в отличие от человека, пулевые ранения не смертельны, но страдать заставляют так же сильно. Боль нам не чужда, чтобы не говорили по этому поводу люди. Получив три огнестрельных ранения в живот, Марод сумел уничтожить сильного здорового противника, дал мне очередной шанс выжить и сбежать. Мне одной. Решение расстаться с капитаном пришло так внезапно, что тогда, сидя в каре, я толком не успела его обдумать. Увидела мотоцикл и поняла, что должна уехать одна. Капитан был без сознания от потери крови, он не мог меня остановить, я же больше не могла сидеть на месте и ждать неизвестно чего. Буря, которую ожидала, разразилась, у меня больше не будет  дней, необходимых на починку 'Белой герцогини', а после того, что я видела, желание выходить в открытый океан исчезло без следа. За мной гнались не только люди, но и очень сильные Тени, способные устраивать землетрясение и поднимать шторм, готовые убить сотни ради того, чтобы заполучить мою голову. Просто потому, что я должна была убить Безликого. Или потому, что я его не убила. Разница не так и важна. Герцогу ли Чрезу понадобилась моя жизнь, или женщине из 'Сонного ветра', не имело значения. Мне в очередной раз повезло. Возможно люди, попав в подобную ситуацию и выбравшись из нее, начинают верить в Единого Бога, судьбу, удачу и прочую ерунду. Я знала лишь одно, пока жива, должна сделать все, чтобы остаться в этом состоянии как можно дольше.
  
  Километры таяли под колесами, на дороге по-прежнему было пусто и скользко. На небо накатывали четвертые на моем пути сумерки, и ни одного указателя, показывающего направление хотя бы в самый крошечный городок. Ночевать вновь придется под открытым небом, греться у костра, есть холодные консервы и черствый хлеб. Подобные неудобства не выбивали меня из равновесия, но уверенности так же не прибавляли. Больше всего я беспокоилась за мотоцикл. По моим подсчетам, завтра в нем закончится топливо, придется заливать из канистры. После того, как опустеет она, я вынуждена буду идти пешком. Несмотря на холод, это не составляет проблемы, но я все еще не знала, куда мне идти.
  
  '- Дамира, чего тебе на самом деле хочется?'
  
  Пусть все закончится.
  
  Останавливаться не хотелось. Слишком открытое пространство: по обе стороны от дороги сплошная равнина, черные, лишенные растительности, но еще не укрытые снегом холмы. Судя по ним, я находилась близко к западному домену. Потому, что на карте почти вся территория владений герцогини Шернер закрашена белым цветом. В глубине домена снег лежал почти всегда. Я в этих краях бывала редко, далеко на территорию домена заезжать не приходилось никогда. Несколько простых заданий от гильдии, несколько небольших городов за стенами, расположенных примерно так же, как порт Сэлвэн - достаточно близко к границе с западным доменом. Север меня не интересовал, напротив, я старалась держаться подальше от мест, где преступность возвели в ранг политического режима. Герцоги севера позволяли гильдиям практически все, и это приносило домену деньги, за счет которых он, можно сказать, существовал. И сейчас я ехала вглубь этой ледяной ловушки. Оставалось надеяться, что моим преследователям не придет в голову искать меня под носом у главарей собственных гильдий.
  
  Сумерки постепенно переходили в ночь, но я не стала включать фары. Дорога пуста, не было риска попасть в аварию. Следовало поберечь аккумулятор. Я неплохо вижу в темноте, к тому же северное небо оказалось чистым и светлым даже ночью. Россыпь звезд по-прежнему приглушал свет луны, уже не такой круглой, какую я видела в Траде, но все еще яркой и ясной.
  
  Нужно было остановиться, дать остыть мотоциклу и отдохнуть самой, но вопреки здравому смыслу я продолжала двигаться вперед. В порту Сэлвэн и я, и Марод обратили внимание на лица людей и Теней, атаковавших нас. Необычные даже для Теней, пустые, безразличные. В 'Приюте морских странников' заживо сгорело три человека. Сгорели, не открыв рта. Они должны были испытывать страшную боль, но не издали ни звука, пока могли стоять на ногах, пока их тела окончательно не выгорели, эти люди пытались меня убить. Мне было известно, что такое гореть, молча эту муку пережить невозможно. На подобное не способны даже Тени. Но люди горели молча и это было странно. Странным было и поведение Теней. Одного из них я узнала, в Изумрудном Порту я всадила ему в голову пулю. Тогда ему хватило ума не попасться под руку пришедшему мне на помощь Мароду. Он ценил свою жизнь больше задания. В порту Сэлвэн Теням было плевать на собственные жизни. Как одержимые Духом Тьмы, в которого верят религиозно настроенные люди, эти Тени стремились выполнить приказ. Я могла бы предположить, что им хорошо заплатили, но даже бездушные твари дорожат собственной шкурой. Что на самом деле произошло в порту, мне было непонятно, но чем больше думала о произошедшем, тем сильнее убеждалась в правильности своего решения уехать подальше от 'Белой герцогини'. Из-за меня мертвы Зар и Лери, из-за меня же чуть не погиб Марод, порт Сэлвэн едва не постигла участь Шатора. Мне не жаль, я не страдаю муками совести, но те, кто отнеслись ко мне с добром, не заслуживали подобной участи. Марод в нашей встрече искал собственную выгоду, какой бы странной она ни была. Но он трижды спас мне жизнь. Я сказала Дэйву, что сделала для капитана все, что могла. Тень Четырех Кругов умен, он поймет, что я имела ввиду собственный отъезд. Ему и его команде лучше держаться на расстоянии от той, которую преследуют способные устроить землетрясение Тени.
  
  Темная полоска городской стены на горизонте стала для меня неожиданностью. Погруженная в мысли я просмотрела дорожный щит и не знала, куда меня занесло, но раз у города есть стены, значит он достаточно большой. Может быть, мне удастся здесь отдохнуть и остаться незамеченной.
  
  Городской пограничник, немолодой мужчина, окинул меня дежурным подозрительным взглядом, однако, убедившись, в наличие документов, пожал плечами и махнул рукой, показывая, что я могу проехать на территорию города. Однако прежде, чем двинуться вперед, я рискнула обратиться к мужчине.
  
  - Какой это город?
  
  Он вновь смерил меня взглядом, при этом нахмурился так, что густые брови сошлись на переносице, но проявил поразительную для городских пограничников вежливость.
  
  - Кор-Ватт.
  
  По обе стороны от дороги лежала такая же черная равнина. Может быть, как и во многих городах Материка, на этой территории располагались поля, на которых с приходом весны, трудятся земледельцы. Здесь еще не настолько холодно и есть возможность собрать урожай. Я никогда не была в Кор-Ватт, и понятия не имела, чем живут здешние жители, но что источник дохода в городе не контрабанда, стало понятно, едва въехала в его пределы. Камила была права, сказав, что это просто северная глушь. Каким образом Кор-Ватт получил стены было не понятно. Может быть, во времена агрессии здесь находилась резиденция герцога или какой-то важный военный объект. Другого объяснения наличию стен в крошечном городишке я не видела. Сбавив скорость до минимума, я ехала по пустой темной улице, оглядываясь в поисках гостиницы или другого места для ночлега. На пути попались всего два кара, такие же унылые и старые, как и сам город. Я проехала три квартала, прежде чем на глаза попалась одинокая и оттого заметная вывеска над двухэтажным зданием. Гостиница носила привлекательное, но нелепое для такого города название 'Весенняя метель', из окон первого этажа лился свет, у двери курили и о чем-то в полголоса спорили мужчины. Они замолчали и покосились в мою сторону, однако, на этом проявление интереса закончилось. Проходя мимо, сквозь вонючий сигаретный дым уловила исходящий от них запах спиртного.
  
  Первый этаж гостиницы был занят под небольшой кабак. Я хотела было сразу же отправиться наверх и снять комнату, но запах горячей еды сделал свое дело. Желудок заурчал, а от мысли о консервах и хлебе во рту появился привкус соли и ароматных приправ. Я прикинула, сколько у меня осталось денег, отбросила сумму, необходимую на топливо, на самый дешевый номер в подобном заведение и решила, что могу позволить себе ужин. Примостилась за одним из оставшихся двух свободных столов я приготовилась терпеливо ждать, когда официантка обратит на меня внимание. Внимание, последовало незамедлительно.
  
  - Чего желает госпожа? - вопросила вымуштрованная девушка лет семнадцати. Ее голубые широко распахнутые глаза смотрели мне прямо в рот, словно ожидая не только услышать ответ, но и узреть его. Девочка протягивала мне потрепанную папку меню.
  
  - Что у вас есть не очень дорогое, но достаточно сытное? - спросила я, откладывая папку. Разглядывать список блюд мне не хотелось.
  
  - Сегодня у нас в меню жаркое из баранины, мясной пирог, тушеная с овощами оленина, - бойко залепетала девочка, - суп из древесных грибов, утка, жареные цыплята, но если госпожа пожелает, их можно сварить. Так же есть сладости и напитки. Госпожа желает вино, пиво, или может быть, ее интересуют настойки из трав? У нас превосходные травяные настойки, в которых до двенадцати видов трав. Еще есть чай на травах, и...
  
  Я подняла руку, останавливая грозивший оказаться бесконечным словесный поток. Затем мысленно воспроизвела все, что она мне успела наговорить, заказала оленину и пива. Девочка едва заметно мне поклонилась и исчезла на кухне. Я не успела, как следует осмотреться, когда передо мной стояла тарелка дымящейся оленины с овощами и большая кружка темного ароматного напитка. Попробовав пиво, я приободрилась и принялась за еду.
  
  Готовили в 'Весенней метели' прилично, да и пиво оказалось хорошим. Наевшись, я потягивала напиток и разглядывала публику, столь поздно находившуюся в заведении. Люди, немного, и среди них почти нет молодежи. О таких говорят, люди средних лет. Все хорошо одеты, несмотря на изрядное подпитие, вели себя прилично. Видимо засиделись, отмечая какой-то праздник. Люди очень ценят возможность праздновать знаменательные для них даты. Как правило, это даты, когда они были настолько счастливы, что запомнили на всю жизнь. Хотя есть исключения. Каким образом оставил след в жизни человека день, когда он родился, мне не понятно. Ведь человек не может помнить этот день, и с уверенностью сказать, счастлив он был или нет.
  
  - Ты рано расслабилась, Дамира.
  
  Я моргнула, вскидывая голову. Передо мной стояла женщина Тень. Как она прошла мимо незамеченной я не поняла. Наверное, действительно, почувствовала себя в безопасности и потеряла бдительность. Слишком устала, и пиво ударило мне в голову. Не стоило засиживаться, надо было сразу же идти наверх, искать номер и ложиться спать. Успокаивало одно, я знала эту Тень.
  
  - Сарин.
  
  Она склонила голову на бок и изучала меня ясными серыми глазами.
  
  - От будущего нельзя уйти, как думаешь? - произнесла она. - Или все же можно? Я увидела нашу встречу, но только мое решение было, приходить или нет.
  
  За столами, где праздновали люди, раздался громкий хохот, а затем мужчина в сером костюме и с сединой в волосах встал и пьяным голосом принялся воодушевленно произносить речь. Судя по всему, она предназначалась одной из женщин, у которой, как я и думала, был день рождения.
  
  - Пойдем отсюда, - предложила Сарин. - Я живу недалеко. Нам нужно поговорить наедине.
  
  Тени Истока не могут убить прикосновением или взмахом булавки. Они не вызывают землетрясение, не читают мысли. Но кинжал в руках Тени Истока так же опасен, как в руках любой другой Тени. К тому же, Тень Истока заранее знает, чем для нее окончится поединок.
  
  - Я могу изменить свое будущее? - спросила я.
  
  Сарин пожала плечами, затем сунула руку в карман куртки и бросила на стол купюру.
  
  - Попробуй, - просто сказала она, и, сунув обе руки в карманы, неспешно направилась к выходу. Я несколько секунд смотрела на деньги, затем поднялась и вышла на улицу. Сарин ждала меня, присев на сидение моего мотоцикла.
  
  - У меня получилось?
  
  Она вновь пожала плечами. Странный жест для Тени. Впрочем, судя по всему она, как и Марод, много времени проводила среди людей и, наверное, некоторые жесты у нее получались непроизвольно, с кем бы она ни разговаривала.
  
  - Какая тебе разница? - сказала Сарин. - Будущее это то, что будет. И случится оно в любом случае, хочешь ты того или нет. Если бы ты осталась сидеть там, у тебя все равно было бы будущее. Какая-нибудь другая Тень Истока увидела бы его, попроси ты об этом. И тебя точно не волновало, что бы произошло в том случае, если бы ты приняла мое предложение. Потому, что это событие невозможно воспроизвести и повторить.
  
  - А теперь меня не волнует, что было бы, останься я там. - Я взяла мотоцикл за руль и убрала подножку. - У тебя есть гараж?
  
  - Может случиться так, что он тебе не понадобится.
  
  Я не стала уточнять. Если Сарин сама пришла в 'Весеннюю метель' чтобы встретиться со мной, она все расскажет. Мы шли по темной улице молча. Сарин медленно, как на прогулке, сунув руки в карманы, я рядом катила мотоцикл. Людей в столь поздний час не было, каров тоже. Городок был действительно мал, немногим больше порта Давар и мне все еще было не ясно, каким образом город получил стены.
  
  - Почему в этом городе есть стены? - озвучила жужжащий в голове вопрос.
  
  Сарин на мгновение поджала губы, словно задумавшись, а затем произнесла:
  
  - Честно говоря, не знаю. Но во времена, когда герцоги рвали на куски павшую империю, на территории Кор-Ватт был военный госпиталь. Сюда привозили военных с фронта. Граница с западным доменом не так уж далеко. Может быть, поэтому город посчитали достаточно важным и обнесли стенами.
  
  - Ты живешь здесь не очень давно?
  
  - Семь лет.
  
  Остаток пути мы вновь молчали. Разговор с Сарин в прошлый раз в Шаторе ограничился приветствием. Это был первый и единственный раз, когда я видела эту Тень Истока. Тогда я отметила, что Сарин, как и Зар, выглядит старше, чем многие, встречавшиеся мне Тени. А еще было ясно, что как Тени она прожила очень долго. Значит, еще нужна Безразличным Богам для только им известных целей. 
  
  У Сарин был свой дом в два этажа. Не очень большой, но все же не квартира в пятиэтажной коробке. Для мотоцикла нашлось место в гараже, рядом со старым, но ухоженным каром Тени Истока. В доме мы миновали просторную переднюю и вошли в одну из комнат. Кажется, использовалась она как гостиная.
  
  - У тебя хороший дом, - сказала я, устраиваясь в кресле и вытягивая ноги. Усталость вновь напомнила о себе, но ситуация все еще не была мне ясна, а значит, расслабляться в этом доме пока нельзя.
  
  - Я работаю в госпитале, - сказала Сарин. - Неплохо зарабатываю. Я в Кор-Ватт единственная Тень Истока. А вообще, Теней в городе еще четверо. Все они живут на одном месте.
  
  - И как реагируют люди? - хмыкнула я. В затуманенном усталостью и пивом разуме не могло уложиться, что Тень Дыхания или Белого Пламени вот так просто живет на одном месте, по утрам ходит на работу, а вечер проводит за пивом в 'Весенней метели'.
  
  - Лучше, чем ты думаешь, - парировала Сарин. - К тому же, двое из живущих в Кор-Ватт Теней - Тени Молчания. От них людям нет никакого вреда. Да и, не знаю, как на всем Материке, на севере Теней не боятся.
  
  - Люди опасаются нас, но давно уже не боятся.
  
  Сарин вновь усмехнулась и я поняла, что сказала это вслух.
  
  - Это сказал мне один из знакомых Теней, - бросила я, размышляя над тем, что пить после долгой утомительной дороги не стоило.
  
  - У тебя есть знакомые Тени, - она не спрашивала, просто констатировала факт. - Доверяешь Теням?
  
  - Насколько считаю возможным подобное доверие.
  
  Тень Истока прошлась по комнате, выглянула в небольшое окно, затем плотно задернула темные бардовые шторы. Чтобы не поддаваться усталости, я принялась осматривать комнату. Обстановка, которую люди вроде Энеси, называют аскетичной, а такие, как Камила - скромной и, скорее всего, бедной. Никаких украшений или предметов, создающих уют. Только необходимые вещи и мебель. Комната была почти пустой и оттого казалась больше, чем была на самом деле. В глаза бросался книжный шкаф. Пять длинных полок, на каждой из которых стояло не более десяти книг. На самой верхней всего две. А рядом с ними небольшая коробочка красного цвета. Мне была видна только одна из стенок. В высоту не более пяти сантиметров. Коробочка привлекала внимание, но вставать, чтобы рассмотреть заинтересовавший меня предмет, не хотелось.
  
  - Значит, работаешь в госпитале, - произнесла я, разглядывая картонную стенку коробки. - Ты сказала, нам нужно поговорить наедине. О чем?
  
  Сарин подошла к шкафу, некоторое время стояла, глядя то ли на книги, то ли на его заднюю стенку. Затем медленно обернулась и в очередной раз неопределенно дернула плечами.
  
  - Ты привела в Кор-Ватт ненужных гостей.
  
  Я почувствовала, как тело покрывается холодным потом.
  
  - Это невозможно.
  
  Вместо ответа Сарин обернулась к шкафу, и мой взгляд опять остановился на коробочке. Тень Истока проследила за ним, кивнула и сняла с полки предмет.
  
  - Это невозможно, но это случилось, - она протянула коробку мне. - В Кор-Ватт за тобой скоро придут.
  
  Коробка в ширину оказалась больше, чем мне думалось. Обычная картонная коробка с чем-то тяжелым внутри. По ощущениям походило на металл. Я сняла крышку и застыла. А затем вытащила кинжал. Блестящий, отполированный клинок, легкая удобно лежащая в руке рукоять. Прекрасная вещь для ближнего боя. Одним движением можно перерезать горло до позвонков. А если применить чуть больше силы, можно отрезать голову. Когда-то он достаточно часто окрашивался кровью. Клинок был незаменим, когда нужно было нанести внезапный удар. Своей хозяйке он достался за приличные деньги и был утерян, когда сослужил последнюю службу. Когда нанес этот самый внезапный удар.
  
  - Это не твое, - сказала я, поднимая на Тень Истока взгляд.
  
  - Пока вещь в моем доме, она моя, - просто ответила Сарин. - Впрочем, если он тебе нужен, забирай.
  
  - Откуда у тебя мой кинжал?
  
  Усталость покинула тело, посторонние мысли - мозг. Я подобралась, готовая в любой момент отражать удар. Не представляла, если ли у Тени Истока причины сейчас атаковать меня. Если кинжал находится у нее, значит, ей известно, при каких обстоятельствах я его потеряла. Но это ее не касается, это только мое дело. Мое и Кая.
  
  Сарин Мэдри вернулась у книжному шкафу, и все с тем же бездумным видом принялась рассматривать книги.
  
  - Успокойся, - сказала она. - Я не собираюсь с тобой драться. Нам обеим это ни к чему, тем более, сейчас. У нас и без того достаточно проблем.
  
  - Это невозможно, - я инстинктивно продолжала сжимать рукоять. - В порту Сэлвэн погибли все мои преследователи.
  
  Рукоять холодная и легкая, лезвие бритвенно острое. Мой нынешний кинжал сильно проигрывал этому. Я купила его за большие деньги, в то время, когда еще работала на гильдию и ни разу не пожалела о покупке. Свет от лампы упал на сверкающую поверхность и по потолку прыгнули отблески.
  
  - Я просто тебя предупредила, - произнесла Сарин. - Ты можешь мне не верить, если хочешь.
  
  - Какое тебе до меня дело? - Слишком сильно впилась в рукоять и по руке потекла тупая боль.
  
  - Это и мое дело тоже, - Тень Истока обернулась и посмотрела на меня в упор. - Ты привела в мой город убийц.
  
  - Исключено, - отрезала я. - Я пришла сюда потому, что этот город попался на моем пути. Мне даже не известно было его название до того момента, когда я не поговорила с пограничником. Тем более не собиралась встречаться и разговаривать с тобой.
  
  Сарин молчала, не сводя с меня светлых серых глаз. Я же никак не могла понять, откуда мои преследователи узнали, что я пришла к Кор-Ватт. Ведь я не собиралась приходить в этот город. Я даже не думала о нем. И если и слышала о нем, то...
  
  Камила.
  
  Я засветилась в Изумрудном Порту. Скорее всего, о моем приезде туда узнали раньше, чем мне того хотелось. Мои враги наведались к Камиле. А может быть, бывшая напарница сама сдала меня. Разницы никакой. Тень Истока все еще смотрела на меня, ожидая ответа.
  
  - Я знал, откуда мои враги узнали про Кор-Ватт, - произнесла я. - Но вероятность того, что я приду в этот город, на тот момент была минимальна. Я собиралась бежать на Архипелаг.
  
  - Но не сбежала, - заметила Сарин.
  
  Я поджала губы.
  
  - Мне не позволили.
  
  Тень Истока медленно зашагала по комнате, остановилась лишь на пару секунд, чтобы приоткрыть штору и выглянуть в окно.
  
  - Все это не важно. Ты приехала, ты здесь. А скоро здесь будут Тени.
  
  - Я уезжаю сейчас же, - бросила я. Было досадно. Хотелось остаться хотя бы на ночь, отдохнуть, обдумать план дальнейших действий. Я считала, что если не избавилась от преследователей, то хотя бы серьезно от них оторвалась. На деле же выяснилось, что моя фора оказалась условной. Сокращать ее еще больше я себе позволить не могу.
  Пальцы сжимали рукоять, она стала влажной от пота и скользкой, но не теплой. Камень, семь лет не знававший тепла человеческого тела, не воспринимал его. Семь лет для такой вещи не срок, но все же клинок забыл, как совсем недавно был горячим почти постоянно. Каменную рукоять согревали не только мои руки, но и кровь моих противников. Я осторожно положила кинжал в коробку и закрыла крышкой.
  
  - Если он был у тебя все это время, пусть у тебя и остается, - сказала и протянула коробку Сарин. - Хорошая сталь. На севере умеют делать оружие.
  
  Тень Истока покачала головой.
  
  - Раз уж он семь лет ждал и дождался свою хозяйку, это судьба. Не твоя, его, - она кивнула на коробку. - Забирай. Мне кажется, он еще сыграет роль в твоей жизни. Может быть, тебе удастся невозможное - исправить прошлое.
  
  Коробка легла мне на колени, однако я не торопилась вновь открывать крышку.
  
  - Исправить прошлое невозможно. А этот клинок уже сделала достаточно в моей жизни.
  
  - И все же оставь себе, - махнула рукой Сарин. - Мне эта вещь точно без надобности. Мы отвлеклись от главного. Ты знаешь, куда собираешься ехать?
  
  Я не знала. Моей целью было просто скрыться, спрятаться так, чтобы меня никто не нашел. Я была уверена, что после событий в порту Сэлвэн, мне это удастся. Там погибли все люди и Тени, которые напали на нас. Или не все? Неужели и в этот раз мы с Мародом кого-то пропустили? Или это каким-то образом связано со странным поведением нападавших? Сарин развернулась на каблуках и принялась мерить шагами комнату.
  
  - Ты не знаешь, что делать. Но Тени, которые сюда придут, готовы на все, чтобы убить тебя. Если понадобится, они не оставят от города камня на камне.
  
  - Такое уже едва не произошло в порту Сэлвэн, - мрачно подтвердила я.
  
  Сарин перестала шагать, замерла, глядя на меня в упор.
  
  - Я не знаю, кто помог тебе выбраться из порта Сэлвэн, но здесь тебе никто не поможет. Все, что могу сделать я, предупредить. Но это уже ничего не изменит. В Кор-Ватт придут убийцы, они будут тебя искать. И начнут поиски с меня.
  
  Она была права. Камила упоминала не только город, она назвала имя Тени Истока. И если мои преследователи опираются на слова бывшей наемницы, в первую очередь будут искать именно Сарин. Тень Истока не сможет оказать сопротивление Теням Дыхания, Белого Пламени или Четырех Кругов. Все, что может сделать Сарин для своего спасения - бежать из города так же, как и я.
  
  - Нет, - словно прочитав мои мысли, произнесла Тень Истока. - Я не собираюсь бежать. Люди в подобных ситуациях говорят, что от судьбы не уйти. Может быть, в некотором роде это касается и нас тоже.
  
  - Сейчас все зависит от твоего решения, - сказала я. - Если ты захочешь, сумеешь скрыться.
  
  - Может быть, - пожала плечами Сарин. - Но я не хочу уходить. Мне надоело прятаться. Здесь я, по крайней мере, жила спокойно эти семь лет. Спокойствие мне нравится гораздо больше, чем то, как я жила раньше. Начинать все заново где-то в другом месте. Ждать, когда же за мной придут. Нет, я устала от этого. Ты не поймешь, но я слишком стара даже для Тени. И раз уж на то воля Безликих, я готова ее принять.
  
  - Это не воля Безликих. - Мне не хотелось мириться с ее словами. - Это твой выбор. Если ты сейчас сядешь в кар и покинешь Кор-Ватт, никто тебя не найдет. Они ищут меня.
  
  - Они ищут тебя, и воспользуются любой зацепкой, чтобы найти, - Тень Истока говорила все тем же ровными голосом. Так говорят те, кто уже давно все для себя решил. - Я сейчас для них эта самая зацепка. Я видела свое будущее, и в нем была ты. Этого для них будет достаточно. Не сумев найти тебя, они будут искать меня. Будут искать и найдут. А все это время я буду знать, где ты.
  
  - Откуда ты знаешь, где буду я? Ты не можешь видеть мое далекое будущее. К тому же, я сама не знаю, куда поеду.
  
  - Я видела того, кто в скором времени будет рядом с тобой, - губы Тени Истока тронула легкая улыбка. - Этого достаточно, чтобы цепь смертей за твоей спиной продолжилась.
  
  - Кого ты видишь?
  
  Сарин проигнорировала вопрос. Она вновь прошлась по комнате от стены до стены.
  
  - Ты не знаешь, куда ехать. Но ехать должна обязательно и немедленно. Я могу предложить мой кар. Он все же лучше мотоцикла защитит тебя, когда от холода не будет спасать одежда. Ты сможешь достаточно далеко уехать, прежде чем в Кор-Ватт доберутся твои враги.
  
  Тень Истока вытащила из кармана брелок с ключом и бросила мне. Я автоматически поймала вещь. Брелок в форме цветка. Роза. Когда-то давно, когда я уже ушла от гильдии, но еще не стала вольной наемницей, команда Зара давала гастроли в южном домене. Мне там не нравилось, сухой воздух мешал нормально дышать так же, как и влажный. А на пути в столицу домена и вовсе приходилось закрывать тканью рот и нос, защищаясь от песка и пыли. Однако, в стенах города меня ждало необычное зрелище. Самый настоящий оазис посреди огромной пустыни. До сих пор столицу южного домена я считаю одним из богатейших городов Материка. Ехавшая в моем каре Энеси широко распахнув глаза и разинув рот пялилась по сторонам. Ей было интересно все, и, наверное, там было чему удивиться. Дома, украшенные барельефами и отделанные плитками, издали похожими на мрамор, фонтаны, ухоженные улицы и даже парки. Но особенно Эни впечатлили цветы. Ни в одном городе империи она, впрочем, как и я, не видела столько цветов, растущих прямо на улице. Их было много, они были всевозможных расцветок и форм. В тот год Эни влюбилась в розы. Пока в южном домене проходили гастроли, комната девушки была уставлена вазами, банками, даже стаканами, из которых торчали шипастые стебли, увенчанные цветком. Розы с той поры ассоциируются у меня с югом и восторженно сверкающими глазами Энеси. Цветок в моих руках был из металла, шипы не кололи пальцы, его нельзя было уничтожить, просто сжав в кулаке. Металл холодил пальцы, и не было привычных ассоциаций с изнуряющей жарой, сверкающими мрамором плитками на стенах домов, горящим взглядом Энеси. Может быть, холод севера делает свое дело, забирая все, о чем в здешних землях не нужно помнить и думать. Или же просто неживой, холодный металл не может вызывать те же воспоминания, что настоящий цветок.
  
  - А что будешь делать ты? - спросила я. Ключ и брелок сжала в ладони, но металл все еще был холодным. - Тебе тоже может понадобиться кар. Мне хватит мотоцикла.
  
  - Мне не понадобится машина, - произнесла Тень Истока. - Я не собираюсь бежать. У меня к тебе будет просьба. Ты должна забрать мое дыхание.
  
  Я вскинула взгляд и встретилась с ясными серыми глазами Тени Истока.
  
  - Забрать дыхание?
  
  - Да. - Тень Истока была все так же спокойна. - Иначе до меня доберутся твои враги, узнают, где ты. Твои шансы на спасение возрастут, если по приходу в Кор-Ватт они обнаружат мой труп.
  
  Ключ впился в ладонь, и эта небольшая боль вывела меня из оцепенения от ее слов.
  
  - Ты собираешься умереть, чтобы спасти меня? - Поднялась и вплотную подошла к Тени Истока. Сарин не отшатнулась, не отвела взгляд, продолжала смотреть на меня прямо. Но сейчас, вблизи, в серых равнодушных глазах Тени я заметила что-то странное. От этого взгляда стало трудно дышать, горло сдавил болезненный спазм. Я сглотнула и отступила от Сарин на шаг.
  
  - Дамира, просто сделай так, как я прошу. - Сарин продолжала смотреть, бесстрастно и уверено. - Я всего лишь Тень Истока, я долго живу, и будущее вижу не так хорошо, как многие другие Тени. То, что происходит вокруг тебя, мне не понятно. Я лишь понимаю, что это важно, важно, чтобы ты не погибла. Важно не только для тебя. Поэтому просто возьми меня за руку и забери мое дыхание. Это все, чем я могу способствовать будущему.
  
  - Этого не должно быть!
  
  Я смотрела на нее, а в груди у меня закипала самая настоящая ненависть. Такая, которую испытывают люди. Не холодная и расчетливая. Горячая, обжигающая, уничтожающая, лишающая воли, затмевающая разум. Я всей душой, которой была лишена, ненавидела эту Тень Истока за то, что она мне говорила; я ненавидела себя, за то, что знала, что сейчас сделаю; ненавидела герцога Чреза и его сына-Безликого; ненавидела Зара, Лери и мальчишку, чье имя почему-то никак не могла вспомнить, за то, что они умерли, а я жива; ненавидела Марода, за то, что он сейчас был далеко, когда мне вновь нужна помощь и вновь ненавидела себя за то, что жду этой помощи. Я сгорала от ненависти, и огонь этот пожирал меня изнутри, причиняя боль не меньшую, чем тот, что когда-то пожирал мое тело. В Шаторе мой лидер и напарник Тень Истока Кай спас мне жизнь. Сейчас Тень Истока Сарин, словно масло на раскаленные угли, опрокинула на меня свою просьбу. Я ненавидела ее за это так, как, наверное, способен ненавидеть не имеющий права выбора человек.
  
  - Дамира...
  
  - Нет! - рявкнула я, понимая, что не должна так себя вести, но не в силах сдерживаться. Дыхание сбилось, сердце стучало в сумасшедшем ритме, а голос Сарин словно бил по обнаженным нервам. Я не могла заставить себя слушать женщину. - С меня достаточно. Я ухожу, а что будешь делать ты, твои проблемы. Я наемник, а не избавитель страждущих от страданий.
  
  - И ты бы не избавила от страданий того, кто одной ногой в могиле? - спросила Сарин.
  
  - Ты не в могиле. И ты можешь сбежать.
  
  Я не знала, по какой причине на самом деле эта Тень сопротивляется возможности спасти свою жизнь, но в то же самое время ясно, как никогда, понимала, я должна сделать то, о чем Сарин меня попросит. Я должна забрать ее дыхание потому, что в противном случае это сделают мои враги. И вновь, не желая того, я становилась причиной чьей-то смерти. Осознавая, что мне все равно. Не желая с этим мириться.
  
  Тень Истока не сдвинулась с места. Медленно подошла к ней, взяла за руку.
  
  - Скажи, ты знала, что произойдет в Шаторе? Ты видела в своем будущем, как сгорит этот город?
  
  - Знала, - ответила Тень Истока. - Поэтому я уехала.
  
  - Почему ты не остановила меня? - Пальцы на запястье Тени Истока сжались сильнее, успокоившееся было сердце вновь ускорило ритм, дыхание сбилось. Камила была права. Сарин знала и не помешала. Ведь все предсказуемо. Теням все равно, нам нет дела до того, что происходит с людьми. Мы принимаем решение и никогда не сожалеем о том, что сделали.
  
  - Потому, что некоторые вещи лучше не изменять, - голос Сарин, ровный, спокойный, бесстрастный, вырвал меня из вихря мыслей. Она не пыталась освободить руку, просто стояла рядом и ждала моего решения. - Даже если у тебя есть такая возможность. Ты не понимаешь этого сейчас. Может быть, поймешь позже. Сейчас ты должна понимать лишь то, что все проходит, а прошлое не отбрасывает теней. Не надо его бояться. Оно больше не сможет причинить тебе боль.
  
  - Я не боюсь, - прошептала я, на выдохе, сжимая пальцы на тонком запястье. - А ты?
  
  Сарин Мэдри дернулась, ее глаза широко распахнулись, в них мелькнуло что-то непонятное. Всего лишь вспышка, и я не успела рассмотреть, что это было. Серые глаза застыли. Я разжала сведенные от напряжения пальцы, и Тень Истока тихо опустилась на пол. Она не каталась по ковру, не царапала скрючившимися пальцами одежду. Тень Истока умерла спокойно, лишь несколько раз конвульсивно дернулась и затихла навсегда. Я опустилась на пол рядом с ней, закрыла остекленевшие глаза. Затем поднялась и осмотрелась. На диване лежала коробка, в которой все эти годы хранился прекрасный кинжал работы лучших мастеров севера. Оружие, которым я когда-то нанесла удар в спину. Картонная крышка упала под ноги, вслед за ней последовала коробка. Рукоять была все такой же холодной, лезвие - острым и блестящим. Запоздало вспомнилось, что чехол я все же бросила на пол в гостинице, от которой сейчас остались обугленные развалины. Не найдя ничего подходящего, чтобы укрыть лезвие, просто сжала оружие в руках. Может быть, со временем я смогу вновь отогреть рукоять. В кармане куртки нащупала ключи от кара. Наверное, стоило немного разгромить дом, сымитировать борьбу. Вряд ли городская полиция будет напрягаться, разыскивая убийцу Тени, но существовала вероятность, это хоть как-то сможет сбить с толку моих преследователей. Взгляд скользнул по аскетичной обстановке жилища и остановился на его мертвой хозяйке. На ее лице не было следов страдания и боли, она выглядела так, словно уснула или потеряла сознание. Сарин хотела спокойствия, пусть так и будет. Вышла, заперла за собой дверь и швырнула ключ куда-то в темноту. Кар Сарин был хоть и не внедорожным, зато в отличном состоянии, к тому же в нем предусматривалась система обогрева салона. Кор-Ватт провожал меня той же темнотой, что и встретил. Не люблю маленькие города из-за того, что в них расторопная полиция. Бежать надо едва закончила выполнять задание. А будет ли полиция спешить с поисками исчезнувшей Тени Истока? Мне хотелось, чтобы ее нашли как можно быстрее. Не стоило запирать дверь. Впрочем, я не погасила свет в комнатах. Может быть, хотя бы это привлечет людей.
  
  Потревоженный в столь поздний час городской пограничник ругался сквозь зубы больше, чем смотрел мои документы. Я не поняла, что именно его разозлило. Возможно, он просто не привык к ночным разъездам горожан. В городишках, подобных этому, жители не склонны к путешествиям после заката. Если он и обратил внимание на то, что я сменила транспорт, вида не показал. Может быть, я вызвала у этого человека подозрение, но это не важно. В Кор-Ватт мне больше делать нечего. И, если Сарин была права, последняя ниточка, которая могла привести моих преследователей ко мне, оборвалась с ее смертью. На ближайшем перекрестке, не колеблясь, свернула на север, включила ближний свет. Уставшее тело расслабилось, едва я откинулась на удобном сиденье. Позади таяли в темноте фонари на стенах Кор-Ватт, впереди холод, снег, неизвестность. И вновь возникший ответ на давно заданный вопрос. Я хочу, чтобы все закончилось.
  
  ***
  
  Из порта Давар следовало уезжать как можно быстрее, но Марод не мог заставить себя покинуть город, где погибло все, что у него было. Все, кто ему доверился. Капитан пришел в себя, когда молодой механик Дэйв подъезжал к самому южному из всех портов северного домена. От Дэйва Марод узнал, чем закончился поединок в порту Сэлвэн, и что они потеряли свою спутницу, Тень Дыхания. Побег Дамиры вызывал досаду, но все это отошло на другой план, едва арендованный кар подъехал к причалу. Марода и Дэйва ждала неприятная новость. 'Белая герцогиня' сгорела дотла вместе с командой. Никто не выжил. И никто не знал, как такое могло произойти. Единственным, кто в ту ночь был на причале, портовый сторож. Его нашли неподалеку, мужчина, умер, разбил голову о чугунный кнехт. От сторожа разило алкоголем, да и в небольшой портовой таверне его видели за час до гибели. Полиция, пытаясь восстановить хронологию событий, предположила, что сторож все-таки увидел пожар и попытался поднять тревогу, однако был настолько пьян, что споткнулся и ударился головой. Больше на помощь команде прийти было некому. Причиной, по которой моряки не проснулись, назвали отравление дымом. Люди просто задохнулись во сне. Откуда взялся огонь разбираться вообще не стали, списав все на то, что нескольких моряков с 'Герцогини' видели в той же таверне, что и сторожа, а официантка с готовностью подтвердила, что прибывшие на опальном судне моряки купили много виски. Полиция спешно закрыла дело, списав все на вину самих моряков, напившихся и устроивших пожар. Марод в это не верил, на 'Белой герцогине' была железная дисциплина. К тому же, капитан без утайки рассказал команде о том, что их шхуна объявлена гильдией вне закона и был уверен, его люди не стали бы вести себя безрассудно зная, что им в любой момент может угрожать опасность. Однако, спорить с полицией у капитана не было ни времени, ни сил, ни возможности. К тому же, он понимал, что не имеет на это права. Люди в порту Давар на свой страх и риск позволили 'Белой герцогине' пришвартоваться, но никакой ответственности нести за нее не должны были. От Марода не потребовали никаких подписей, и других бумажных формальностей. Официально, шхуна покинула порт Давар как только ее капитану объявили о невозможности швартовки. Все ране заполненные бумаги были уничтожены, 'Белая герцогиня' просто перестала существовать, исчезла вместе с капитаном и командой. Погибших членов команды даже не пришлось хоронить, от их тел мало что осталось, и эти останки просто смыло в океан. У Марода оставалось немного денег, и их он мог спокойно потратить на себя. Учитывая физическое состояние, в котором пребывал капитан, это было правильно. Забиться в какой-нибудь угол, выждать время, пока окончательно затянутся раны и восстановятся силы. Однако, Марод решил по-другому и все оставшиеся деньги предложил последнему члену своей команды. Дэйв был расстроен, напуган гибелью шхуны и даже не старался скрыть этого. Однако, когда капитан предложил ему деньги и убираться из порта, молодой механик возмутился и отказался. Парень сам не знал, что ему делать дальше, но оставлять своего раненого обессиленного капитана, так же настроен не был. Молодой, глупый и, наверное, оттого преданный человек отказался уходить даже после того, как Марод пригрозил ему расправой. Дэйв коротко рассмеявшись, сказал, что совсем недавно слышал такие же угрозы от Дамиры и до сих пор зол на себя за то, что поддался и позволил ей уйти. Механик был уверен, что лучшим для Тени Дыхания было бы остаться с ними. Марод же не знал, что думать. Дамира ушла, найти ее нет никакой возможности, Дэйв даже приблизительно не знал, куда направилась Тень Дыхания. К тому же, мысли о Тени Дыхания занимали его не с той стороны, с которой должны были. Марод испытывал не досаду от того, что с потерей проводника видению Тени Истока не суждено сбыться. Тень Четырех Кругов признавался себе, что после гибели 'Белой герцогини' и команды, он с тревогой думал о дальнейшей участи Дамиры. Дэйв передал Мароду прощальные слова Тени Дыхания и бывший капитан понял эти слова правильно. Она сделала все, что могла. После событий в порту Сэлвэн Тень Дыхания решила обезопасить своих спутников, оставив их. Она была права, между нею и Мародом нет обязательств и долгов. Их никогда не было, и если в открытом океане она хоть как-то зависела от воли Марода, здесь, на суше ее никто не удерживал. Дамира приняла решение, поступила так, как посчитала нужным. Однако Тень Четырех Кругов Марода Вайроса не покидали мысли о том, куда направилась Дамира и как справится с остальными своими врагами. То, что в порту Сэлвэн были уничтожены не все, Марод догадывался, в первую очередь по тому, как вообще вели себя нападавшие. Тень Четырех Кругов никогда не видел такой разрушительной силы и безумия, направленных на уничтожение одной единственной Тени. Сейчас Марод отдавал себе отчет в том, что не останови он Тень Четырех Кругов, порт лежал бы в руинах. Тысячи людей погибли бы из-за Дамиры. Капитан понимал, что у Тени Дыхания были враги, но не представлял, насколько далеко все может зайти, и что такого могла сделать Тень Дыхания, что ради ее уничтожения ее враги готовы на такие жертвы.
  
  Марод встал с постели, прошелся по небольшой комнате, которую они с Дэйвом умудрились снять на самой окраине города. Тело еще отзывалось тупой болью при ходьбе или попыткам наклониться, но было терпимо. Гораздо хуже было чувство внутреннего опустошения и слабости. Марод списывал его на колоссальный расход сил. Тень Четырех Кругов понимал, как непросто будет восстановиться после подобного, и что лучшим для него решением будет немедленно покинуть порт Давар, вернуться в Изумрудный Порт, затеряться среди наемников и контрабандистов Теней, выждать время. Рано или поздно до гильдии дойдет, что 'Белая герцогиня' погибла. Возможно, люди посчитают погибшим и капитана шхуны. У Марода появится возможность начать все заново. Это не пугало, не растаивало. Но в голове настойчиво крутилась известная среди людей фраза о том, что на душе бывает паршиво. Марод усмехнулся. Можно ли то состояние, в котором он сейчас пребывал, назвать паршивым? Можно ли соотнести его с тем, что испытывал бы в подобной ситуации человек? Или в положении Теней все же есть преимущества.
  
  Приближающиеся шаги в пустом коридоре казались громче, чем должны были. Марод продолжал стоять у окна и смотреть на пустую, погружающуюся в очередные сумерки улицу. Сейчас в этом доме комнату снимали только он и Дэйв, больше на их этаж никто не поднимался. И когда дверь распахнулась, а в мутном оконном стекле Марод на самом деле увидел отражение молодого механика, он не стал оборачиваться. Понимание того, что что-то не так запоздало не более чем на пару секунд. Марод все-таки обернулся, но время было упущено.
  
  - Где Тень Дыхания?
  
  Тень Дыхания. Дамира. Она уехала, сбежала.  Комнату заволокло туманом. Марод зажмурился, покачал головой. Этого не могло быть, откуда в комнате мог взяться туман. На мгновение пришла мысль, что на кухне пожар. Однако все же это был не дым, а именно туман. Густой, сквозь который невозможно увидеть собственную вытянутую руку. Марод вновь покачал головой, и ему показалось, что морок стал рассеиваться. Из тумана донеслась какая-то возня, за которой последовали торопливые шаги. Чьи-то пальцы сжали запястье Тени Четырех Кругов и прежде чем мужчина успел посмотреть на держащего его руку человека, все исчезло: и туман, и прикосновение. Это была та же комната в двухэтажном домике на окраине порта Давар, та же скудная обстановка. А у двери стоял его наниматель на ближайшие пять лет. Мужчина скрестил руки на груди и презрительно смотрел на Марода.
  
  - Ты начинаешь наш контракт с обмана. А ведь я прикрыл тебя перед гильдией. Почему ты не явился в порт Сэлвэн в назначенное время?
  
  Где-то на краю разума Марод понимал, что происходящее невозможно. Не прошло еще оговоренного срока, да и не смог бы этот человек приехать в порт Давар так быстро. Да и не стал бы приезжать лично ради какого-то наемника. Мысли путались. Наниматель стоял перед ним, реальный, настоящий и Марод понимал, что должен выполнять приказы этого человека. Ведь он действительно сделал так, что гильдия не станет угрожать ему и его команде. Мысль о команде отозвалась очередной неприятной вспышкой, но ненадолго. Размышлять больше не было ни желания, ни сил. Наниматель удовлетворенно хмыкнул.
  
  - Так лучше. Мне нужна твоя помощь. Нужно найти Тень Дыхания. Женщину. Раз она не с тобой, значит отправилась в Кор-Ватт. Ее нужно найти и уничтожить. Ты поможешь мне в этом.
  
  Слова не вызывали мыслей и ассоциаций. Вместо этого пришло понимание. Нужно делать так, как приказано. Если его новый заказ уничтожение Тени, так тому и быть. Марод не сопротивлялся. Наниматель развернулся и вышел из комнаты, Тень Четырех Кругов последовал за ним. За углом дома стоял большой кар. Марод занял место водителя, в то время, как его спутник разместился на заднем сиденье.
  
  Дэйв вернулся спустя пятнадцать минут. Настроение у парня было немного лучше, ему удалось выменять купленные запчасти для дорогого двигателя на старый кар, который держался на ходу разве что с помощью веры его хозяина в Единого Бога. Конечно, пришлось доплачивать, но все, что сейчас нужно было ему и его капитану, выбраться из этого захолустья и оказаться в городе побольше. Где не смотрят с подозрением, и обязательно найдется работа. Воодушевленный механик вошел в дом и нос к носу столкнулся с его хозяйкой. Грузная угрюмая женщина зло тыкала пальцем в парня и возмущенным голосом вещала о своем милосердии и неблагодарности тех, кто не оценил ее доброты. Не подбирая выражений, женщина высказывала все, что думала о пиратах, наемниках, и, в особенности, Тенях. Бездушные твари было самым приличным из всего потока брани в адрес одного из постояльцев. Из ее речи Дэйв сумел выбрать фразы, которые донесли до него причину возмущения хозяйки. Марод ушел. Дэйв оттолкнул ошалевшую от такого обращения женщину и взбежал наверх. В комнате никого не было. Тень Четырех Кругов исчез. Внизу с новой силой набирал обороты вопль хозяйки, кажется, женщина была близка к тому, чтобы позвать на помощь. Дэйв подошел к небольшой тумбочке у кровати капитана. Перед тем, как механик ушел на поиски кара, у него с Мародом состоялся разговор. Капитан хотел, чтобы Дэйв оставил его и убирался из порта один. Он предлагал забрать оставшиеся деньги. Дэйв не согласился, и Марод просто бросил кошелек на тумбочку. Там он и лежал. Дэйву не надо было открывать кошелек, чтобы понять, деньги все еще там. Вздохнув, парень сел на кровать, опустил голову на ладони. Это всё Тени. Они принимают решение и делают так, как считают нужным. Им плевать на все остальное. Дэйв слышал об этом сотни раз и верил, пока не нанялся работать на 'Белую герцогиню'. Его капитана был честен с командой, когда шхуна оказалась вне закона. Его капитан спас целый город, а потом пытался огородить самого парня от проблем. И огородил. На прощание, Дамира посоветовала держаться подальше от Теней, и Дэйв понимал, что было бы ей плевать, она не стала бы предупреждать его. И капитан не ушел бы. В дверях появилась хозяйка, ее голос действовал на нервы. Парню отчаянно хотелось, чтобы она замолчала, чтобы не смела оскорблять того, кто едва не погиб, спасая таких, как она. Не имея больше сил справляться с нахлынувшими отчаянием и злостью Дэйв вскочил и прижал женщину к стене. Та поперхнулась фразой и замолчала, испуганно глядя в пылающие злостью глаза парня.
  
  - Помолчите, госпожа, - прошипел Дэйв, сильнее вжимая толстое тело в стену. - Вы не имеете ни малейшего права оскорблять ни моего капитана, ни Теней вообще. Такие как вы вообще не должны произносить подобных слов. Потому, что это вы омерзительны. Вы, а не Тени. Вы ничтожества. И то, что вы человек этой ничтожности не оправдывает.
  
  Дэйв отпустил ошарашенную женщину, швырнул на кровать кошелек и, не оборачиваясь, быстро покинул дом. Отдышаться он смог уже сидя в каре. На смену злости пришло презрение. Он нисколько не жалел о том, что сказал женщине и если понадобится, повторит это любому, кто посмеет оскорблять Марода Вайроса. Это все, что теперь он может сделать для своего капитана. Вздохнув, Дэйв повернул ключ зажигания. Кар завелся с первого раза. Невесело усмехнувшись, молодой механик подумал о том, что, возможно, Единый Бог все-таки существует и его благословение хранит эту рухлядь. Если повезет, только на этом благословении он сможет добраться до Изумрудного Порта. Кар фыркнул и тронулся с места, оставляя после себя запах выхлопного газа и отголоски рева мотора. А через пять минут улица окончательно погрузилась в привычную для города-порта тишину.
  
  ========== 11 ==========
  Пейзаж вокруг менялся быстро, и вскоре вместо темного леса меня окружила заснеженная равнина. Ехать приходилось медленно из-за непрекращающегося снегопада. Дорога превратилась в месиво из грязи и снега. Теперь я достаточно хорошо осознала, почему на севере в ходу большие машины. Кар Сарин не был приспособлен к долгим путешествиям вглубь на территорию домена. Возможно, я вновь совершила глупость, и следовало бы вернуться на нем обратно в Изумрудный Порт. Сбило бы это со следа моих врагов? Не знаю. Все же Сарин была права, не стоит думать о том, событии, которое невозможно воспроизвести и переиграть. Путь выбран, решение принято. Может быть, мне удастся добраться до какого-нибудь селения прежде, чем колеса кара окончательно увязнут в дорожном месиве. Досадно было то, что картой я вновь не разжилась. Не успела. Скорее всего, у Марода на 'Белой герцогине' была карта, но в тот момент я не думала об этом. Убедила себя в том, что сумею добраться до Архипелага, действовала безрассудно, считала, что смогу решать проблемы по мере их поступления. За это поплатились другие. Я стала часто об этом думать, чаще, чем стоило бы. Но отвлечься не получалось. Мерно двигающиеся оконные щетки сгребали с лобового стекла снег, открывая обзор на свинцовое небо и бледный пейзаж. Ничего не привлекало внимания, не на что было смотреть. Оставалось думать. Возвращаться в мыслях туда, куда по-другому попасть уже просто невозможно. В лес, где погибли Зар и Лери, в Изумрудный Порт, в порт Сэлвэн, в Кор-Ватт. Слишком много событий, слишком много смертей. А если бы не Марод и, возможно, Сарин, их могло быть много больше. Все это время я сознательно избегала мыслей о том, кто хочет меня убить. Считала, что это не важно. В сущности, это правда. Какая разница, кому я настолько сильно помешала. И все же, серость, окружающая меня, способствовала размышлениям. И вернуться в мыслях мне стоило в Трад, а еще лучше в Каменный. Женщина, чей заказ я приняла, ничем не отличалась от десятков других состоятельных жительниц Материка. Ухоженная, но одетая неброско. Она нервничала, несмотря на охрану, постоянно озиралась. Словно чего-то боялась. Тогда я подумала, что страх заказчицы связан с тем, что ей, богатой женщине, пришлось прийти в 'Сонный ветер' и разговаривать с наемницей лично. Теперь я в этом сомневалась. Возможно, ей действительно угрожала опасность. Тогда, выходит, кто-то еще мог знать о готовившемся покушении. Мог знать, но не посчитал нужным предупредить потенциальную жертву. В том, что наследник герцога не ожидал моего появления, я была уверена. Иначе меня бы схватили еще на подходе к особняку. Возможно ли, что помимо самой заказчицы и ее жертвы, в этом деле замешана третья сторона? Что если сейчас именно эта сторона стремится к моему уничтожению?
  Километры таяли под колесами, снег на лобовом стекле. Давала о себе знать усталость, очень хотелось остановить кар, чтобы немного поспать. За все время, что я провела в дороге, привал устраивала дважды на несколько часов. Рискованно, однако отдыхать все-таки необходимо. К тому же, за время пути я не встретила ни одного кара, переезжающего из города в город. Меня все еще никто не заметил. Вырулив кар на обочину, выключила зажигание и откинулась на спинку кресла. Остаточного тепла от прогретой за время дороги машины было достаточно, чтобы спокойно поспать. Пустота окутала меня, как только я закрыла глаза.
  
  - Что мы делаем в этом городе?
  
  - Людям нужна помощь.
  
  За тусклым, грязным окном мрачный городской пейзаж. Пустая улица, серые дома, свинцовые тучи. И ни одного человека. В этом городе карантин. Нам не следовало бы здесь останавливаться, но здешним работникам госпиталя нужна помощь. Слишком серьезные обороты набирал красный кашель. Теням эта зараза не страшна, но для людей красный кашель смертельно опасен. Однако Камила и Рааф, люди из нашей компании, не сильно беспокоились. С нами был Кай, он сумел бы вылечить людей от любой болезни.
  
  - Зачем тебе это нужно?
  
  - Это всего лишь заказ.
  
  Это правда. Очередной заказ. Наемники выполняют любую работу, которая приносит деньги. За лечение людей в Шаторе, тайком от высших духовных чинов Единой Веры, платили служители храма Единого Бога, работающие при госпитале. И платили очень неплохо. Уже одно это говорило о том, в каком плачевном положении оказались люди. И пока мы четверо бездельничали в гостинице на окраине города, Кай и Сарин, Тени Истока, которых священникам удалось нанять, работали в госпитале, сменяя друг друга. В то время я не задавалась вопросом, что сказало бы духовенство, рьяно защищающее уклад Единой Веры, узнай они о проделке своих служителей. Ревностно хранящие веру в Единого Бога обратились за помощью к тем, у кого нет души. Впрочем, тогда мне было безразлично, как вообще священнослужители относятся к Безликим - Богам, существование которых, в отличие от Единого Бога, сомнений не вызывает. Считают их Духами Тьмы, забирающим души у простых смертных в обмен на демоническую темную силу? Вряд ли. Скорее всего, просто не обращают внимания. Вера в Единого Бога хороша своей гибкостью. Раньше любое природное явление можно было объяснить Божьей волей. А сейчас даже Единому Богу приходится уживаться в одном мире с карами, электроэнергией, гильдиями, Тенями. Чего не сделаешь ради собственного существования.
  
  Тени не забывают того, что происходило в их жизни. Я могу воспроизвести в памяти любую прожитую секунду, хотя как раз в припоминании секунд необходимость возникает очень редко. Мгновение, когда было принято решение обмануть своего лидера, я помнила отчетливо, словно это произошло только что. Я помнила, как сформировался в моем мозгу план действий, как звено за звеном собралась цепочка, по которой я смогла бы добраться до цели. Я помнила все до мелочи, но как ни старалась, не могу вспомнить, что за мотивы толкнули меня на эти действия. Почему я пошла на сделку против Кая. Почему не подумала о том, что ему все может быть известно. Почему он так ничего и не понял...
  
  '...некоторые вещи лучше не изменять. Даже если у тебя есть такая возможность'.
  
  Сарин призналась, что обо всем знала. И поступила так, как поступила бы любая Тень Истока. Она сбежала. Кай этого не сделал. Более того, он не попытался меня остановить, зная, что погибнут ни в чем не повинные люди. Означает это то, что он знал и не изменил то, что, почему-то, лучше не изменять? Или же мне удалось обмануть его как того и хотела? А чего на самом деле я хотела?
  
  В лицо пахнуло жаром, перед глазами метнулись языки огня, я вновь почувствовала боль, пожирающую не только тело, но и рассудок. Легкие наполнились горячим едким дымом, горло сдавило. Я закашлялась, судорожно, но тщетно пытаясь вдохнуть, и...проснулась.
  
  Лобовое стекло кара покрыл слой снега, отчего было непонятно, какое сейчас время суток. К тому же, за время, пока я спала, кар окончательно остыл и тело била мелкая дрожь. Но я не могла сосредоточиться на этих неудобствах. Мои мысли все еще были там, где я горела. Снова. Сердце стучало так, что было больно в груди. И отчаянно не хватало воздуха. Я до ломоты в пальцах стиснула руль, опустила на него голову и вновь закашлялась. Перед глазами пылало, разум никак не хотел возвращаться в реальность. Не знаю, сколько я просидела так, сжимая руль, и пытаясь справиться с иллюзорными жаром и удушьем. Наконец, сердцебиение вернулось в нормальный ритм, легкие перестали судорожно сжиматься. Я откинулась на спинку кресла и еще некоторое время лежала с закрытыми глазами. Затем почти на ощупь повернула ключ зажигания, и только после этого рискнула разлепить веки. Снег, холод, кар. Никакого огня. Мне померещилось. Приснилось... На приборной панели красные цифры электронных часов показывают время - пять часов сорок минут. Я проспала всего сорок три минуты. И увидела сон. Включила щетки лобового стекла, те с трудом принялись сгребать преграду моего обзора.
  
  Оказалось, снег все еще шел и на расчищенное стекло тут же ложился новый слой мягких снежинок. Нужно срочно трогаться с места, пока это еще возможно. Бак кара заполнен больше чем наполовину и будет жаль расстаться с транспортом, который фактически на ходу, из-за того, что его просто заметет снегом. К тому же, до настоящих метелей мне еще предстоит доехать. Кар завелся сразу, но вот тронуться с места получилось лишь с третьей попытки. На минимальной скорости я повела машину по заснеженной дороге дальше на север.
  
  Снежинки кружили в воздухе и налипали на стекло, но щетки пока справлялись. И все-таки, следовало подумать о будущем. Топливо в баке закончится, а оказаться в этот момент посреди заснеженной равнины мне не хотелось. Нужно срочно искать город. Там, где есть люди, найдется и работа. В конце концов, я все еще наемник, а наемники берутся за всякую работу. Лишь бы платили.
  
  Северный домен в чем-то походил на южный. Только вместо песчаной пустыни и жары здесь царили снег и холод. В остальном все очень схоже. Города расположены не настолько близко, как, например, в западном или восточном доменах, бедная растительность, особенно ужасные дороги. Тем сильнее меня озадачила непонятно как здесь появившийся и для чего существующий поселок. Я даже не сразу поняла, что тени, возникшие из свинцовой снежной мглы, это стены домов. И вот кар уже ехал по самой настоящей улице, окруженной небольшими строениями за каменными заборами. Людей видно не было, зато в некоторых домах горел свет. Маломощная станция обнаружилась быстро, как и заправка. Понятия не имею, как сюда доставляют топливо, но теперь понятно, откуда взялся поселок. На севере почти все находится в частной собственности, и в основном собственники эти - представители гильдий. В поселках вроде этого правом собственности обладают мелкие сошки, городами заправляют люди богатые и влиятельные. Кто-то из мелких сошек по всей видимости решил поставить на дороге заправку и немного заработать. Хорошая идея, при условии, что неподалеку нет большого города. Скорее всего, сам хозяин живет где-то здесь же, а дома вокруг - это дома прислуги, работников заправки и прочей рабочей силы. Я стремилась попасть в один из главных городов домена, хотя был риск, что там меня смогут обнаружить какие-нибудь старые знакомые. В подобном же селении я вряд ли встречу кого-нибудь из тех, кто когда-то работал со мной. Зато появление чужака может спровоцировать ненужные действия. Однако, прежде чем я успела принять решение ехать дальше или остановиться, его за меня приняли местные жители. Один за другим позади появились два кара. Они несколько раз мигнули фарами, недвусмысленно дав понять, что я должна остановиться. Остановиться придется, мой кар не приспособлен к гонкам по заснеженной дороге; скрыться не получится. Одна из машин остановилась позади, вторая, обогнав, перегородила дорогу, лишая меня возможности дать по газам и попытаться скрыться. Выходить из каров они не спешили, и, поразмыслив, я решила показаться первой. Вряд ли обо мне уже знают даже в таких крохотных населенных пунктах. Скорее всего, просто держатся так, как с любым чужаком, и, если посчитают мои действия враждебными - могут начать стрелять. Как минимум, кар в этом случае я потеряю, а это очень нежелательно. Медленно выбралась наружу, закрыла дверь кара и встала так, чтобы из обеих машин меня было хорошо видно. Так же  медленно подняла руки к лицу, подышала на них, согревая. Из кара, который преградил мне дорогу выбрались пятеро мужчин. Только люди, и это уже неплохо. Впрочем, Теней я не чувствую, значит, во второй машине тоже простые люди. Мужчины не пытались скрыть того, что вооружены, однако, агрессии пока не проявляли. Несколько шагов они сделали вместе, затем от компании отделился один человек, который продолжил идти один. Мужчина подошел достаточно близко, чтобы можно было спокойно разговаривать.
  
  - Только гильдии мне здесь не хватало, - раздраженно произнес мужчина и сплюнул на снег. - Кто ты такая и что делаешь на моей территории?
  
  - Еду, - я дернула плечами и с какой-то странной неприязнью вспомнила, как часто за время нашего разговора видела этот жест у Сарин. - Я не принадлежу гильдиям. И сейчас просто еду на север.
  
  - На этом каре? - мужчина окинул взглядом мою машину и презрительно хмыкнул. - И далеко ты собралась доехать на этом корыте?
  
  Не заметить, как изменилось выражение его лица, было невозможно. Узнав, что я не из гильдий, мужчина перестал смотреть на меня подозрительно и враждебно. Его взгляд стал заинтересованным.
  
  - Какое тебе дело до моего кара? - Засунула замерзшие руки в карманы. Мужчина напряженно проследил этот жест, однако, ничем больше не выдал беспокойства. Не ожидала столь хорошей выдержки от 'мелкой сошки'. Уверен в себе, спокоен. Может быть, этот человек раньше был приближенным в одной из гильдий. В то время, когда на гильдию работала я, из них редко выгоняли. Как правило, покинуть гильдию можно было только одним путем - через крематорий. Своих наемники судили не часто, но если предательство доказывалось, пощады ждать бесполезно.
  
  - Ты действительно не из гильдий? - мужчина смотрел, прищурившись, словно пытался разглядеть самое ничтожное изменение в выражении лица, чтобы понять, лгу я или нет. - А заработать не хочешь?
  
  Вопрос оказался неожиданным, и на мгновение я застыла, соображая, что именно ответить этому человеку.
  
  - Ты предлагаешь мне работу? На заправке?
  
  Пришла очередь мужчины недоуменно смотреть на меня. Это продолжалось не более трех секунд. А затем он нарочито громко расхохотался.
  
  - Не знал, что у Теней есть чувство юмора, - заговорил он спустя минуту, когда его неестественно-громкий смех внезапно стих. - Нет, на заправке есть кому работать и Теней мне не надо. У меня есть для тебя заказ.
  
  Его взгляд вновь стал подозрительным и ждущим. Я не видела ничего необычного в том, что меня приняли за наемника. Люди не умеют определять способности других Теней. Все, что знает обо мне этот человек, мой дар не Молчание. Конечно, я могла бы оказаться Тенью Истока, более способной к целительству, чем к убийству. Но даже Тень Истока может с легкостью забрать чью-то жизнь не испытывая при этом душевных мук. А еще, судя по всему, этот мужчина имел на кого-то зуб, и не часто встречал Теней, раз предложил первой встречной решить его проблему. Некоторое время назад я думала о том, что работа мне нужна. Но сейчас осознавала, от этого человека нужно уходить. Как можно быстрее.
  
  - Мне не нужна работа, - ответила я. - Я просто хочу уехать. Мне нет дела ни до тебя, ни до твоей заправки. Освободи дорогу.
  
  Вынырнув из теплого кармана, рука потянулась к ручке двери кара, когда мужчина произнес:
  
  - У тебя ведь неприятности, верно? Иначе, ты не ехала бы на север в каре, который или увязнет в снегу, или замерзнет через пару десятков километров. А как ты посмотришь на то, что одной неприятностью у тебя станет больше?
  
  Стоящие чуть в стороне телохранители подняли оружие. За спиной послышались щелчки затворов. На меня смотрели как минимум, восемь стволов. В зоне досягаемости один человек. До одного из каров я смогу добраться достаточно быстро, но из второго начнется стрельба. Автоматы бьют очередью, у стрелков все шансы меня зацепить, ранить. А что потом?
  
  - Ты не боишься, что я вырежу всю твою компанию?
  
  Мужчина покачал головой.
  
  - Ты не сможешь этого сделать хотя бы потому, что обладаешь даром Дыхания. Иначе, давно бы прирезала всех. Конечно, задушить меня и еще кого-нибудь из моих людей тебе удастся, но потом тебя все равно ранят. И доставят хозяину этого... - мужчина махнул рукой, - всего здесь. А потом найдут способ заставить сделать так, как он хочет. Даже Тени ломаются, если знать, что и как ломать.
  
  Я ошиблась. Этот человек был смертником, готовым на все по приказу хозяина. Возможно, именно поэтому он и вел себя так спокойно рядом с Тенью, которой собирался угрожать. Ему просто нечего было терять.
  
  - Что тебе нужно?
  
  Несмотря на решимость, и, возможно, даже осознание того, что в живых я его не оставлю, от моего тона и желания прояснить ситуацию спокойно, мужчина заметно расслабился.
  
  - Садись в кар и следуй за нами, - ответил он. - Мы проводим тебя к человеку, который действительно может предложить тебе работу. И хорошие деньги. Только давай без глупостей. Ты на прицеле. Любое подозрительное движение и получишь пулю.
  
  Двигатель я смогла завести со второй попытки. Мои провожатые терпеливо ждали, пока неприспособленный к холоду кар, фыркая и хрипя, все-таки тронулся с места. Поселок оказался не настолько мал, как я думала. Мы ехали по улице почти пять минут, прежде чем дома закончились. Еще три минуты дорогу с двух сторон окружало покрытое снегом пространство. Наконец кар впереди начал сбрасывать скорость, а затем сквозь серую дымку и падающий снег я увидела каменные стены ограды, над которыми возвышался этаж особняка. Один за другим кары свернули к зданию, ворота открылись, пропуская на территорию. Мельком осмотревшись, не увидела ничего необычного. Помимо двухэтажного особняка здесь находились еще два строения, назначения которых я не понимала. Кары припарковались прямо во дворе, так что, где находится гараж, я тоже не заметила, но подозревала, что, как и в особняке герцога Чреза, под кары отведено пространство под домом. Мой проводник вновь шел совсем рядом, в отличие от своих вооруженных напарников. Те держались на расстоянии, но при этом не спускали с меня ни глаз, ни автоматов.
  
  Внутренняя обстановка дома была выдержанной, но статуса жилища обеспеченного человека не умаляла. Несмотря на то, что за годы скитальческой жизни я побывала во многих уголках Материка, богатство и достаток ассоциировала главным образом с югом, ухоженными улицами, сверкающей плиткой на фасадах домов и розами на клумбах. Но, видимо, достаток может проявляться не только в изобилии и яркости.
  Размышления прервались, как обрывается сильно натянутая нить. Я споткнулась и застыла на последней ступеньке лестницы. Мой проводник обернулся и настороженно посмотрел на меня. Стоящие позади вооруженные люди напряглись, я чувствовала, как сбилось их дыхание. Но прежде всего, стоило подумать о своем дыхании и о своей жизни. В доме была Тень. Одна, но последние несколько дней дали понять, что не для каждой Тени я являюсь достойным противником. Если здесь кто-то, вроде парня из порта Сэлвэн, меня просто размажут по стене.
  
  - Что застыла?
  
  Проводник нервничал. Своей шкурой дорожат не только Тени. Людям тоже не хочется прощаться с жизнью. Я понимала, что этот мужчина умрет ради того, чтобы выполнить приказ своего хозяина. И видела в его глазах, как не хочет он умирать. Я уже открыла рот, чтобы сказать этому человеку, что дальше идти не намерена, когда почувствовала то, чего совершенно не ожидала. Тень Дыхания помнит, как дышит тот, чье дыхание чувствовала хотя бы раз. Дыхание - отличительная особенность каждого живого существа. Внешность можно изменить, голос становится грубее от болезни или курения. Но легкие нельзя заставить дышать по-другому. Мелкая, едва уловимая особенность, сродни тому, как человек моргает. Нельзя изменить организм полностью. И дыхание, сколько бы ни прошло времени, и как бы ни изменялся за это время его носитель, сохраняет свои едва уловимые для человека, но очень заметные для Тени Дыхания особенности.
  
  - Эй? Я же сказал, без глупостей.
  
  Мужчина все-таки решился и протянул руку, чтобы взять меня под локоть, намереваясь тащить силой. Однако, прежде чем его пальцы попытались сжать мое предплечье, я одернула руку.
  
  - Иду.
  
  Второй этаж представлял собой коридор, ведущий в обе стороны на одинаковое расстояние. Дверей было немного. К одной из них мы с моим вынужденным спутником и его вооруженными напарниками направились. Мужчина подошел к одной из них, стукнул два раза, и, после паузы, за время которой я успела медленно сосчитать про себя до пяти, положил руку на дверную ручку. Разрешения войти при этом так и не прозвучало.
  
  Помещение, в которое мы вошли, оказалось кабинетом. Таким же простым, лишенным какого бы то ни было намека на роскошь. Впрочем, в отличие от дома Сарин, где гостиная была пустой, это помещение аскетичным назвать не получалось. О подобном люди говорят, сделано со вкусом.
  Дверь за моими конвоирами закрылась, в комнате не осталось ни одного вооруженного человека. Каким образом они поняли, что могут оставить меня одну, я не знала. Меня это не особенно волновало. Тем более, что на самом деле в кабинете я была не одна.
  
  - Не думал о том, что я все-таки убью людей и сбегу?
  
  'Я знал, что ты этого не сделаешь'.
  
  Повернувшись встречаюсь взглядом с серыми, почти прозрачными глазами.
  
  - С каких пор ты видишь будущее, Карлос?
  
  На губах стоящего передо мной мужчины легкая, ничего не значащая усмешка. Десять лет прошло с последней встречи в гильдии, а он не изменился. Как не изменилась и я. Тени бессмертны, пока нас кто-нибудь не убьет. Карлосу много лет, может быть, даже больше, чем было Зару. Один из лучших наемников гильдии, Тень Молчания. Мы работали вместе, несколько раз у нас было общее задание. А после побега я не интересовалась, как живут бывшие напарники, наоборот, всячески старалась оградить себя от этой информации. Увидеть Карлоса здесь для меня не было неожиданностью. Только в северном домене и гильдии и преступники могли вести себя достаточно свободно. Впрочем, кое-что вызывало вопросы. Например, само это место. Этот дом не мог принадлежать Тени.
  
  'Я не вижу будущее, - мужчина все так же стоял, опершись спиной о стену, скрестив руки на груди, продолжал пристально меня разглядывать. - Мне подсказали. Одна знакомая Тень Истока'.
  
  Медленно кивнула. Это многое объясняет.
  
  - Что ты тут делаешь? - Я прошлась по кабинету, замеряя шагами расстояние. Если придется бежать, каждый шаг бесценен.
  
  'Живу. - Беседу с Тенью Молчания можно было бы сравнить с диалогом мыслей. Впрочем, Тени Молчания видят лишь те мысли, которые приходят голову в данный момент. И если иметь определенный опыт таких разговоров, можно не бояться неосознанно выдать какие-то тайные мысли или планы. Я умела вести такие диалоги. - Давно. Даже успел обустроиться'.
  
  За окном валил снег. Если так пойдет и дальше, мой кар просто не сможет тронуться с места. Надо убираться отсюда, пока еще есть возможность.
  
  - А от меня чего ты хочешь? - отвела взгляд от окна, чтобы снова встретиться со светлыми серыми глазами.
  
  Карлос все так же стоял у стены. За время разговора он ни разу не изменил позу. А учитывая способность Молчания, ему даже не нужно открывать рот, чтобы говорить. Он был бы похож на статую, если бы не дыхание и иногда опускающиеся и тут же поднимающиеся веки.
  
  'Когда мне сказали, какая гостья вскорости меня посетит, я даже не поверил. - Уголки губ слегка приподнялись, но не больше. - Однако, я привык доверять Истоку. Те, кто владеют этой способностью, многое могут сказать'.
  
  - И какое это все имеет отношение ко мне? - То, как бывший напарник ведет разговор, мне не нравилось. Все это настораживало, заставляло чувствовать напряжение. Зар был единственным среди Теней, к кому я могла спокойно повернуться спиной. Его больше нет и в этом мире нет больше Тени, рядом с которой я буду в безопасности. - Твои люди сказали, у тебя ко мне дело. Сам с работой уже не справляешься?
  
  Тень Молчания пожал плечами. Ненавистный жест. Непонятный. Ничего не объясняющий, не гарантирующий.
  
  'Я всегда справляюсь с работой'.
  
  Мысли в голове не имеют интонации. Это просто мысли. Они появляются, доносят то, что должны донести, и исчезают. Так происходит разговор с Тенью Молчания. И в тот момент, когда в моем разуме прозвучала последняя фраза Карлоса, я еще ничего не понимала. Осознание пришло секундой позже. Я вдохнула, пытаясь изменится, но не успела. Тело больше меня не слушалось. И вместо того, чтобы попытаться сбежать, я медленно опустилась на пол. Поза была неудобной, но мне было абсолютно все равно. Значение имели лишь мысли, одна за другой появляющиеся в голове.
  
  'Ты угадала, Дамира, это не мой дом. Я позаимствовал его и всех его обитателей вчера. После того, как случайно узнал, где ты появишься. Ты мне не нужна, я бы даже не обратил внимания на такую ерунду, как твое появление. Меня заинтересовало другое. За тобой придут. И мне очень нужно побеседовать с тем, кто скоро появится в этом доме'.
  
  Я осознавала каждое его слово и понимала, что это значит для меня. Карлос собирается продать меня моим врагам. И сделка должна состояться скоро, ведь Тень Истока, которая подсказала ему, не может видеть в далекое будущее. День, два, три.
  
  'Даже раньше, - мои мысли вновь вытеснили чужие. - Но тебе не нужно этого знать. Ты свою задачу выполнила. И пока я буду ждать, можешь отдохнуть. Я даже не буду ничего делать с твоим рассудком. Ты просто поспишь'.
  
  Пустота пришла не так быстро, как приходит обычно. Она запоздала на несколько секунд. Несколько секунд тщетной попытки сопротивляться. И поражение. Тени вроде Карлоса знают свое дело. Слишком долго они живут, слишком хорошо знают свои возможности. Я больше не могла сражаться за свою волю. Пустота поглотила меня.
  
  ...Ускользающее сознание не реагировало на боль. Болевой порог превышен, все, что за его пределами, не воспринимается нервной системой. Наверное потому, что за пределами болевого порога нет жизни. Наверное потому, что я уже должна была умереть. И я умирала. Глаза сгорели, я ничего не видела, тело не слушалось, каждый вздох давался с огромным трудом. Но не от боли, мне просто стало трудно дышать. Словно мои легкие сдавила сила другой Тени Дыхания. Задыхаться не больно, только тяжело. Воздух с хрипом попадал в легкие через обожженное горло и со свистом покидал их. Я могла слышать, но не понимала, что за звуки до меня доносятся. Какая-то сплошная какофония шума, из которой невозможно выделить что-то определенное. Я слышала только хрип и свист своего тяжелого дыхания. Я слышала, как как вместе с дыханием медленно покидают меня силы. Как уходит жизнь.
  
  - Дамира.
  
  Мне не больно. Измученный мозг отказывается давать команду нервным окончаниям снова испытывать страдания. Я не могла видеть, не могла чувствовать едкого запаха дыма. Все, на что я еще способна - слышать.
  
  - Дамира, не умирай. Держись.
  
  Не могу...
  
  - Дамира...
  
  На лоб легла чья-то рука. Это прикосновение разогнало морок и вернуло мне способность владеть телом. Рука исчезла, я открыла глаза и села. И тут же пожалела об этом. От резкого движения закружилась голова, перед и без того ослепленными глазами поплыли цветные круги. Я ничего не видела, словно все еще находилась там, на расплавленном асфальте, обожженная, лишенная сил. Я могла только слышать.
  
  - Дамира.
  
  'Кай'.
  
  Мысли Карлоса ворвались в мою голову, разгоняя остатки сна, возвращая в реальность. Это не сон. Не просто сон. Я сидела на полу в тот самом кабинете, где разговаривала с Карлосом. Рядом был Кай. Я все еще плохо видела, но знаю, что это он. Что его прикосновение уничтожило наваждение. Не понимала только, зачем, но он пришел.
  
  'Не за чем, а за кем. За тобой, Дамира'.
  
  Кай медленно поднимается на ноги. Я так и не увидела его лица. И мое тело вновь перестало мне подчиняться.
  
  - Отпусти ее. - Этот голос я помнила, как сотни других голосов, которые мне довелось услышать. Я узнала бы его всегда. Это Кай, мой бывший напарник. Я узнала этот голос, но слышала в нем изменения и не могла объяснить для себя их причину.
  
  'Она может мне помешать'.
  
  - Знаешь свое будущее и все равно боишься?
  
  'А ты знаешь свое будущее и все равно явился сюда'.
  
  Этот диалог разрывает мне голову. Мои мечущиеся мысли перебивались мыслями Карлоса, голосом Кая. Особенно же выводила из себя невозможность как-то повлиять на происходящее. Даже вступить в разговор я не могла. Карлос видел мои мысли, но сказать что-нибудь вслух, у меня возможности не было.
  
  - Да, у тебя получилось вытащить меня из столицы. Я пришел потому, что уверен в своем будущем. А вот ты и близко не понимаешь, в какую попал переделку.
  
  'Понимаю. Из-за тебя у меня проблемы с гильдией'.
  
  - Ты нарушил их правила. Это не проблемы. Это приговор.
  
  'Я не нарушал правила гильдии. Ты подставил меня'.
  
  - Ты хочешь отомстить?
  
  Карлос узнал от Тени Истока, что я буду проезжать мимо поселка. И перехватил меня, чтобы дождаться того, кто придет за мной вслед. Я думала, он ждет моих преследователей, тех, кто хочет меня уничтожить. Я ошиблась.
  
  'Преследователей?'
  
  Карлос зацепился за мои мысли. До Тени Молчания стало доходить, как много в своем странном плане он не учел. Не задался вопросом, куда я могу ехать по территории северного домена на увязающем в снегу легком каре. И главное, почему я еду на нем по этой территории. Теперь Карлос понял, что я бежала, что меня преследуют, хотят убить. И мысли, невольно вернувшие меня в порт Сэлвэн, он увидел вместе со мной.
  
  Разум Тени Молчания метался. Я видела хаос его мыслей в своей голове. Он не мог сосредоточиться на чем-то: злость на Кая сменялась мыслями о том, что все для Карлоса должно закончиться благополучно, и тут же перебивалась мыслями о третьей силе, способной разрушить целый город, которая, благодаря мне, может в любой момент вмешаться и все испортить. Карлос верил Тени Истока, подсказавшей ему, как добраться до Кая. И не мог согласиться с тем, что ошибся изначально, когда решил использовать меня как приманку. Он должен был довести задуманное до конца. Должен убить. Убить. Забрать дыхание...
  
  В глазах снова потемнело, в голове монотонно звучала только одна мысль. Забрать дыхание. Убить. Это не моя мысль, но у меня не было сил ей сопротивляться. И все-таки я попыталась. На какое-то мгновение сосредоточилась и, выдохнув, рванулась вперед. Я старалась не думать, старалась выбросить из головы мысли, попыталась сделать невозможное. Что предшествовало выстрелу, я не поняла. Не слова точно. И не мысли. Просто прозвучавший в тишине пронзительный звук. А затем в мою голову яркой кроваво-алой вспышкой ворвалась боль такой силы, что я не удержалась и повалилась на пол. Оказывается, я стояла, но помнила, когда успела встать. Тело одеревенело, я не владела ни одним мускулом. К горлу подступила тошнота, легкие сдавило спазмом. Задыхаться не больно, нет. Если бы только не болела голова...
  
  Воздух ворвался в легкие стремительно, я не смогла сдержать судорожный сухой кашель. На мгновение кашель отступил, я сделала несколько вдохов, силясь вернуть контроль над телом, однако, сухой колючий воздух царапал горло и легкие. Перекатилась на бок, скорчилась, схватившись за живот, и вновь закашлялась. В голове прояснилось, но от невозможности нормально дышать ныло в груди и колотилось сердце. У меня не получалось успокоиться.
  
  - Реакция после смерти Карлоса. Скоро станет лучше. - На лоб легла ладонь и кашель отступает. Я, наконец, смогла свободно вдохнуть, выдохнуть и сесть. Непослушными руками поспешила вытереть выступившие из-за кашля слезы, чтобы осмотреть и, главное, взглянуть, наконец, на того, кто пришел мне на помощь.
  
  - Смерти Карлоса?
  
  Теперь поняла, почему его голос изменился. Часть лица скрыта под матово блестящей маской. Она начиналась где-то под воротом длинного плаща, укрытая небольшим шарфом, закрывала почти всю левую часть лица и немного голову.
  
  - Карлос заставил тебя напасть, но я его опередил, - Кай подал мне руку в перчатке из плотной кожи, помогая подняться, затем подошел к лежащему у стены в луже крови мужчине Тени Молчания. Остановился так близко, чтобы хорошо рассмотреть свою жертву. - А тебе плохо потому, что в момент смерти он все еще держал тебя под контролем. Возможно, лопнули сосуды мозга.
  
  Маска была сделана так, чтобы не доставлять неудобств хозяину. Она позволяла разговаривать, поворачивать голову и при этом плотно прилегала к коже, не позволяя рассмотреть, что под ней.
  
  - Зачем тебе маска? - зачем-то спросила я.
  
  - Скрываю ожоги, - просто ответил мой бывший напарник. - Мы и так выделяемся среди людей. Дополнительное внимание ни к чему.
  
  - Сними.
  
  - В этом сейчас нет необходимости.
  
  Я не могла отвести взгляд от темного матового материала на бледном лице. Кай сам разрешил мое смятение. Он отвернулся и подошел к двери.
  
  - Погибло несколько человек, - проговорил он, поворачивая дверную ручку. - Люди, которые были под контролем Карлоса. Они умерли в тот момент, когда умер он. Остальные, в основном прислуга, пытаются оказать им помощь и понять, что случилось. Скоро сюда заявится смена охранников. Они поймут причину смерти напарников. Поймут, что их почти сутки дурачили Тени. Найдут убитого Карлосом хозяина этого дома. Но мы успеем уйти до того, как все произойдет.
  
  Рука в перчатке надавила на ручку, дверь приоткрылась.
  
  - Идем, - Кай вновь обернулся ко мне. - У нас не так много времени.
  
  Его глаза серые. Как у всех Теней. Но взгляд... Может быть, он изменился так же, как и голос. Из-за контраста с темным матовым материалом на лице.
  
  - Почему я должна идти с тобой?
  
  - Потому, что это твое будущее, - спокойно ответил Кай. Он приоткрыл дверь так, чтобы в темный кабинет попала только крошечная полоска света из коридора.
  
  - Я могу его изменить?
  
  - Попытайся.
  
  Дверь распахнулась, и Кай вышел из кабинета. Я могла сейчас измениться, могла мгновенно оказаться в гараже, выбрать любой кар и сбежать. Мне не нужны напарники. Тем более те, кого я предала... Предала. Тень не может предать. Тень принимает решение. Я приняла решение. Взгляд скользнул по распростертому на полу Карлосу. Он лежал на животе, вокруг его головы растеклась лужа крови. Рядом валялся окровавленный нож. Кай убил его. Сначала обездвижил выстрелом, а затем перерезал горло. Карлос хотел убить Кая потому, что Тень Истока подставил его. Предал. Карлос мстил...
  
  'Некоторые вещи лучше не изменять. Даже если у тебя есть такая возможность'.
  
  Что я сейчас могу изменить? И могу ли?
  
  Кай ждал меня внизу. Стоял облокотившись о перила лестницы и смотрел на часы. Маленькая стрелка на циферблате указывала на цифру пять. Но ведь в пять часов я оказалась в этом доме.
  
  - Утро, - пояснил Кай, видя мой недоуменный взгляд. - Скоро придут люди, сменить этих. Надо уходить.
  
  В гостиной на первом этаже прямо на полу лежало пятеро мертвых мужчин. Некоторые продолжали держать в руках свои автоматы. Если в доме есть прислуга, о которой говорил Кай, они, наверное, слишком напуганы, чтобы заниматься телами. Эти охранники просто упали и умерли. Как умерла бы и я, не окажись рядом Тени Истока.
  
  Мы вышли на улицу, обогнули дом и оказались перед большой металлической дверью. Как я и предполагала, гараж располагался под зданием. Кай набрал несколько цифр на замке и дверь поднялась. Гараж здешнего хозяина был в разы меньше, чем в особняке герцога Чреза, а выбор каров беднее. Впрочем, кары тоже разительно отличались. Большие внедорожники на высокой посадке. Машины, созданные для поездок, а не для развлечения. Кай не задумываясь и не оглядываясь направился к одному из каров, я покорно последовала за ним. Кар был хорошим, много лучше того, на котором я ехала из Кор-Ватт. Мы выехали за ворота, оказались на дороге, по которой почти двенадцать часов назад ехала я. На дороге Кай прибавил скорости.
  
  - Куда ты торопишься? - спросила я.
  
  - Снег. Дорогу скоро заметет.
  
  Снегопад усиливался. Более того, он перерастал в метель. Оконные щетки едва успевали смахивать слой снежинок, как на его место налипал следующий. Действительно, стоило поторопиться. Несмотря на то, что кар этот гораздо более приспособлен к подобным погодным условиям, чем мой предыдущий, рисковать не стоило. Я откинулась на сиденье и бездумно уставилась в окно. Мне следовало бы поговорить с Каем, выяснить, зачем он пришел, почему помогает и помогает ли. Я должна была узнать, куда мы едем и, что будет дальше. Но вопреки здравому смыслу я молчала. Мне не хотелось говорить, не хотелось выяснять. Ничего не хотелось. А на смену тревожным мыслям пришла апатия. Наверное, появись в этот момент передо мной мои преследователи, я бы не стала драться. Слишком много всего произошло за последние несколько дней. Я устала. Я хочу, чтобы все закончилось.
  
  ***
  
  Вернуться в Кор-Ватт было не самой разумной мыслью, но Карлосу больше ничего не оставалось. Его обманули, обманула Тень Истока, которой он доверился. Теперь стало понятно, что сделала она это, чтобы помочь Каю. И все-таки Карлос не понимал до конца, что происходит. Кай подставил Карлоса перед гильдией и теперь его ищут наемники. Сарин Мэдри подсказала, как Карлос может поквитаться за предательство и соврала. Момент, когда происходящее в поселке у заправки стало расходиться с предсказанным Сарин будущим, Карлос уловил, но окончательно убедился в том, что его обманули, когда Кай Ран-Трэйсон выстрелил ему в голову. Тени Истока заманили его в ловушку. Такое случалось, Тени умеют работать в команде, если им это нужно. По всему выходило, что Сарин и Кай проделали все эти комбинации для того, чтобы уничтожить Карлоса. Но не слишком ли сложно все это. И, если конечной целью была смерть Тени Молчания, почему Кай не добил его? Что вообще произошло в том кабинете? Карлос пытался взять контроль над разумом Кая и не смог. Никогда раньше Карлос не встречал подобного. Кай не подчинился, несмотря на усилия Тени Молчания. Карлос впервые в жизни растерялся и тогда почувствовавшая секундную свободу Дамира едва на него не напала. Он успел отразить ее атаку, но затем получил пулю в голову. И все. Когда Карлос очнулся на полу в кабинете особняка, ни Кая, ни Дамиры, конечно же, нигде не было. Зато были паникующие люди. Прислуга страшно испугалась, когда несколько охранников просто упали замертво. Карлосу удалось скрыться до того, как его обнаружили. В суматохе прислуга, однако, не посмела тревожить хозяина, никто даже не подумал постучаться в кабинет. Карлос подумал о том, что люди могут бояться других людей не меньше, чем боятся Теней. Впрочем, ему это было только на руку, он сумел скрыться без проблем. Взял кар в гараже и, немного подумав, отправился обратно в Кор-Ватт. Он не знал, куда уехали Кай и Дамира, и броситься в погоню не мог.
  Но, возможно, Сарин не успела еще сбежать из города и Карлосу удастся выяснить, что на самом деле задумали Тени Истока.
  
  В город Карлос попал без проблем. Пограничник, немолодой мужчина, знал его, и пропустил, даже не взглянув на документы. Однако, в мыслях этого человека Карлос увидел, что ему известно о проблемах Тени Молчания с гильдией. Для самого Карлоса это может означать что угодно. Человек мог просто проигнорировать его появление в стенах города. А мог найти способ сообщить наемникам. Долгое пребывание в Кор-Ватт становилось нежелательным и даже опасным. Карлос не теряя времени вырулил кар на улицу, где жила Сарин Мэдри.
  Одинокий полицейский кар привлек внимание Тени Молчания сразу. Сбросив скорость до возможного минимума, он проехал мимо дома, наблюдая за происходящим. Полицейский опечатывал дверь. Затем провел ту же манипуляцию с воротами, сел в кар и уехал. Карлос свернул на обочину и задумался. Дом Сарин опечатали. Значит ли это, что Тень Истока сбежала? Или случилось что-то другое? Можно ли хоть что-нибудь разузнать и стоит ли это делать? Карлос посмотрел в зеркало заднего вида, в котором отражались ворота у дома Сарин. У него серьезные проблемы с гильдией, которые, если их не разрешить, станут приговором, как говорил Кай. Сарин - единственная, кто может оправдать Карлоса перед гильдией. Ему необходимо выяснить, что с ней случилось.
  
  В Кор-Ватт жили Тени, но Карлос не имел ни малейшего представления, поддерживали ли они связь с Сарин. Конечно, все Тени в городе знали друг о друге, но ограничивались ли только этим, или же их отношения были более тесными? И стоило ли соваться к каждому из них в поисках информации? Карлос бросил последний взгляд на отражение в зеркале и завел мотор. Спустя несколько минут он был в 'Весенней метели', одной из трех городских гостиниц, и единственной, у которой на первом этаже располагалось что-то вроде небольшого, но приличного кабака. Карлос помедлил, прежде чем войти. Разумно было послушать мысли людей, может быть, кто-то из них подумает о Тени Истока. Но с другой стороны, для этого ему самому необходимо показаться людям. Городской пограничник знал, что у Карлоса неприятности. Не исключено, что некоторые люди тоже могут знать об этом и как отреагируют на его появление, было не ясно. С гильдиями проблемы не нужны никому, особенно жителям города вроде Кор-Ватт. Карлос покачал головой и направился внутрь. Ему нужна Сарин Мэдри, он должен найти эту Тень. Придется рисковать.
  
  В 'Весенней метели' было достаточно людно, однако, люди не принадлежали к одной компании. Сегодня здесь отдыхали небольшими группками по два-три человека. В основном молодые люди, что вызывало у Карлоса досаду. Молодежи не так интересно, что происходит в их городке, в большей степени они заняты собой. Гораздо больше сплетен и информации исходит от людей постарше. Их тревоги и страхи, связанные, в том числе с Тенями, всегда находили выход в разговорах с такими же встревоженными и напуганными согражданами в местах вроде этого. Карлос окинул зал взглядом, но так и не обнаружил хоть кого-нибудь, кто мог бы стать источником информации. Мужчина решил было, что придется слушать сразу всех, но тут его осенило. Тень Молчания перевел взгляд на кружащуюся по залу официантку. Такая же молодая, как и большинство собравшихся здесь людей. Такая же беззаботная и влюбленная в свою молодость. Но она не могла не слышать хоть что-нибудь о Сарин. В таких местах работают не просто исполнительные, но и достаточно сообразительные люди. Сплетни - это не только информация, иногда это еще и деньги.
  
  Деньги у Карлоса были. Понимая, что слушать мысли девушки бесполезно, он достал купюру, и подсел к стойке, ожидая, когда девушка обратит на него внимание. Внимание не заставило себя ждать.
  
  - Господин чего-то желает? - выдала официантка, открыто, без какой-либо неприязни или страха глядя в лицо Карлосу.
  
  Тот утвердительно кивнул.
  
  'Я кое-кого ищу'.
  
  Официантка даже не вздрогнула. Видимо, девушке приходилось общаться с Тенями Молчания, и голоса в голове не пугали ее. Карлос про себя отметил, что в городе могут быть другие Тени Молчания и это не было хорошей новостью.
  
  - Кого вы ищете? - спросила девушка, все так же спокойно глядя на Тень Молчания.
  
  'Тень Истока. Сарин Мэдри'.
  
  Девушка еще секунду стояла и смотрела так же открыто, а затем с ней что-то произошло. Неуловимое, но ощутимое изменение. Глаза официантки потускнели, уголки губ опустились, отчего лицо напомнило тающую восковую свечу.
  
  - Мне нужно работать, господин, - выдохнула она и, подхватив поднос, поплелась в зал. Карлос проводил ее взглядом, затем встал, намереваясь покинуть заведение. В городе Тени Молчания, в 'Весенней метели' точно есть кто-то из них. Ему нужно срочно уходить, иначе...
  
  'Сарин Мэдри мертва'.
  
  Эта новость заставила Карлоса остановиться. Секундой позже он понял, что это была ошибка. Но опоздал. Мозг перестал отдавать команды, а тело подчинялось чье-то чужой воле. Повинуясь этой воле, Карлос вернулся на свое место возле стойки.
  
  'Зачем тебе Сарин?'.
  
  Карлос вспоминал. Одно за другим в голове появлялись и исчезали сюжеты недавнего прошлого. Конфликт с гильдией по вине Кая Ран-Трэйсона. Помощь Сарин в его поисках. Ловушка, в которую Карлос поймал Дамиру, а затем угодил сам. Кай не убил его, хотя у него были все шансы. Желание найти Сарин, чтобы та ответила за все, что сделала. Опечатанный дом. Мысли о том, где может быть Тень Истока. 'Весенняя метель'. Официантка...
  
  'Кай Ран-Трэйсон. Где он?'.
  
  Скорее всего, они с Дамирой уехали дальше на север. Карлос точно не знал куда. За этой информацией он и вернулся в Кор-Ватт. Но не успел. Сарин мертва. Больше ему никто не поможет.
  
  'Думай. Вспоминай. Куда они могли поехать?'.
  
  ' - ...у тебя получилось вытащить меня из столицы'.
  
  Столица домена.
  
  Некоторое время было тихо. Карлос все так же сидел, облокотившись на стойку, устремив пустой взгляд в пространство перед собой. Наконец, в его голове вновь потек медленный поток чужих мыслей.
  
  'Ран-Трэйсон допустил серьезную ошибку, сохранив тебе жизнь. Он оставил мне подсказку. Сарин напрасно погибла. Ее предал тот, от кого она этого меньше всего ожидала'.
  
  У Карлоса заболела голова. Это была лишь вспышка, несколько коротких мгновений. Но он успел вспомнить эту боль. Кай выстрелил ему в голову. Только, на этот раз выстрела не прозвучало. Была просто ослепительно-алая вспышка. Но, прежде чем утонуть пронзительном алом свете, Карлос с некоторой долей изумления понял, что боль эта была вызвана его собственной памятью, его мыслями. Его собственным приказом самому себе.
  
  Официантка тряхнула головой, прогоняя сонливость. Не хватало еще спать на ходу во время работы. И что на нее нашло. Девушка осмотрелась и облегченно выдохнула. В 'Весенней метели' было спокойно, кажется, никто не обратил внимания на ее временное помутнение. Девушка развернулась на каблуках и бросилась к стойке. Нужно забрать вино. И спросить у напарницы, есть ли заказы. Придется сказать, что она закружилась и совершенно забыла, звал ли ее хоть кто-то. Искренне надеясь, что Розалия поймет, и не будет ни злиться, ни смеяться, официантка приблизилась к стойке, за которой кружилась подруга.
  
  - Розалия, я...
  
  - Ирма! - Розалия тут же подбежала к ней и зашептала в самое ухо. - Ирма, тот мужчина... Видишь, вон, сидит... Тень. Он так сидит с того момента, как поговорил с тобой. Не шевелится. Ирма, пойди, спроси, что ему нужно. Я их очень боюсь!
  
  Официантка перевела взгляд с подруги на мужчину. Обычный клиент сидит на стуле, положив руку на стойку и подперев голову. Тень, но она никогда не боялась Теней. С Тенью Истока, Сарин Мэдри даже несколько раз разговаривала и та подсказывала девушке, как поступить в той или иной ситуации. Ни разу не обманула. Жаль, что она умерла. Нет, Ирма не боялась Теней. Вот только что-то ее настораживало. Девушка обернулась к подруге.
  
  - Он со мной разговаривал? Я не помню...
  
  Розалия округлила и без того большие глаза.
  
  - Ирма, ты что?! Ты же первая подбежала к нему спрашивать заказ! Ирма, а это не Тень Молчания? Может, он заставил тебя что-нибудь сделать? Что-нибудь плохое...
  
  Ирма задумчиво прикусила губу. Это объяснило бы, почему она вдруг задремала на ходу. Может быть, это была не дрема. Может ее действиями в этот момент кто-то руководил... Девушка хотела было спросить у подруги, слышала ли она, о чем был разговор с мужчиной Тенью, но кто-то потребовал официантку, и Розалия побежала в зал. Ирма передернула плечами. Она никогда не боялась Теней. Родители учили ее, что Тени опасны лишь тогда, когда им самим угрожает опасность. Ирма для Тени безобидна, а значит, мужчина ничего ей не сделает. Девушка твердой походкой направилась к сидящему у стойки клиенту.
  
  - Господин, вы хотите чего-нибудь?
  
  Реакции не последовало. Девушка нахмурилась, сделала еще один небольшой шаг и слегка перегнулась над стойкой, чтобы рассмотреть клиента. Голова мужчины покоилась на руке, глаза полуприкрыты. Создавалось впечатление, что мужчина задремал. Но Ирму учили не только не бояться Теней. Девушка знала, у этих существ превосходная реакция. И даже если бы мужчина Тень спал, его непременно разбудил бы ее голос. Понимая, что здесь что-то не так, Ирма осторожно протянула руку и тронула мужчину за плечо. Ничего. Девушка толкнула сильнее и тут же в испуге отдернула руку, не сумев сдержать сдавленный вскрик. Рука, поддерживающая голову, выпрямилась, и мужчина безвольно опрокинулся на стойку лицом вниз. На шум и голос девушки обернулись несколько человек, в зале послышался приглушенный ропот. Ирма все-таки сумела взять себя в руки, выдавила кривую улыбку и промямлила что-то о не знающих меры алкоголиках. К счастью издали не было видно, что распластанный на стойке мужчина - Тень. Иначе люди бы запаниковали. Тени не напиваются до потери сознания. Тени не теряют сознания просто так. И это Ирме тоже было хорошо известно. Девушка вытерла влажные ладони о фартук и положила руку на шею мужчине. Пульса не было. Он умер. Просто сидел, а потом умер. О том, как умирают Тени, на Материке знал каждый. Они часто убивают друг друга, нанося смертельные раны ножом, в основном в горло. А еще, Тень может уничтожить Безликий. Ирма слышала, что это проявляется в очень быстром старении. Организм бессмертных существ переживает метаморфозы, которые у обычных людей происходят десятки лет. В течение нескольких минут от тела не остается даже праха. Поэтому, тела уничтоженных Безликими Теней, никогда не находили, да и сам процесс мало кто видел. Ирма, например, не знала ни одного свидетеля подобной гибели Тени. На этом мужчине не было повреждений. Он не постарел и не рассыпался прахом. Но он был Тенью, и он был мертв. Ирма окинула взглядом зал. Она знала, что в 'Весенней метели' нет Теней, но хотела убедиться в этом еще раз. Затем вздохнула и отправилась за Баем, грузчиком и, если понадобится, вышибалой заведения. Сейчас придется вызывать полицию и работников госпиталя. Но лучше всего для заведения, да и для посетителей будет, если они ничего не узнают. А для этого необходимо убрать мертвеца из зала.
  
  ========== 12 ==========
  Огонь не всегда несет боль и смерть. Зачастую все происходит как раз наоборот. Стоя на коленях перед камином, я смотрела на то, как пожирают языки пламени сухие поленья, и думала о том, что огонь не всемогущ и беспощаден. Да, сейчас он пожирает дерево, но, тем не менее, он полностью в моей власти. Мне стоит плеснуть на угли воды или закрыть заслонку и дымоход. Огонь умрет, задохнется. Я заберу его дыхание. Я сильнее этого огня. Я его не боюсь. Растревоженные железным прутом угли разгораются ярче, над языками пламени поднимаются искры. Наверное, это даже красиво. Да, люди считают огонь красивым, говорят, что на пламя можно смотреть очень долго. Сейчас я была согласна с этим утверждением. Огонь гипнотизировал, а я слишком устала. Мне ничего не хотелось; я бы просто смотрела на этот огонь бесконечно.
  
  Нар-Ватт - город, обнаружившийся в пятидесяти километрах от поселка с заправкой - отличался от Кор-Ватт разве что названием. В остальном же это был такой же маленький городишко с непонятно откуда взявшимися стенами. Может быть, в северном домене во времена междоусобиц герцогов в порядке вещей было обносить стенами даже такие незначительные населенные пункты. Как ни странно, это вполне могла быть забота о людях. В северном домене настолько мало пригодных для жизни территорий, что люди дорожили каждым клочком земли. Впрочем, мне было все равно. Какая, в сущности, разница, зачем сто лет назад город в пару тысяч жителей обнесли стенами. Главное, что людям это принесло пользу. Может быть, город уцелел только благодаря этим стенам. Может быть, благодаря им здесь сейчас живут потомки тех, кто видел, как герцоги Материка слепо и целеустремленно уничтожали наш мир. В камине треснуло, над пламенем вспыхнули искры. Я невольно вздрогнула. Может быть, стены этого города спасли его. Защитили от взрывов, помогли сдержать осаду. Как бы то ни было, город уцелел. Стены защитили от врагов снаружи, и не стали западней, когда враги оказались внутри.
  
  Краденый кар едва не стал неприятностью при прохождении пограничного досмотра. Впервые за последнее время мне попались настолько подозрительные городские пограничники. Однако, причины их рвения вскоре стали понятны. Пограничники хотели, чтобы им заплатили. Банальная взятка, прибавка к небольшому жалованию стражей городских стен. Глядя, как Кай протягивает молодому пограничнику пару переложенных купюр и как загораются глаза парня при виде денег, я невольно усмехнулась. Есть вещи неизменные, в какой бы части Материка ты не находился. Жадность герцогов, произвол гильдий, крохотные заработки городских пограничников. Каждый выживает, как умеет, и в мире Теней, и в человеческом мире.
  
  В Кор-Ватт мне не довелось попасть в гостиницу. Тогда меня перехватила и увела из 'Весенней метели' Сарин. В Нар-Ватт мы тоже проехали мимо трехэтажного здания с небольшой тускло горящей вывеской. Написанное на ней было таким же тусклым, и я не успела разглядеть его. Кай остановил кар у небольшого дома близ западной стены. Привычная к большим городам, где между окраиной и стеной есть еще не менее десяти километров, я с некоторым недоумением заметила, что темную полоску стены можно увидеть прямо с городской улицы. Пока Кай устраивал кар, я, не спрашивая разрешения, вошла в дом. Ничего особенного, обычный дом, холодный, видимо в нем некоторое время не жили. Возможно, он существовал для таких вот случайных визитеров. Я медленно и без особого внимания осмотрела комнаты, когда неожиданно наткнулась на камин. В топке лежали сухие поленья. Наверное, это и стало сигналом к действию. Не особо задумываясь над тем, что делаю, я принялась искать, чем можно развести огонь. Спички нашлись на каминной полке. Некоторое время провозившись, я все-таки растопила камин, и теперь просто стояла на коленях, глядя на то, как разгорается пламя. От жара на лице выступил пот, а глаза болели, но отвести взгляд не получалось. Словно я потеряла волю, словно мною управляла сила Тени Молчания. Но именно в этот момент мне было так спокойно, как не было уже очень давно. За последние дни я не раз видела огонь. Меня едва не сожгли на пути из Изумрудного Порта, в порту Сэлвэн на моих глазах сгорело несколько человек. То был огонь несущий боль и смерть. Этот же нес моему измученному уставшему разуму успокоение, а телу тепло.
  
  Хлопнула входная дверь. Я моргнула, и все-таки отвернулась от завораживающего зрелища. Привыкшим к яркому свету глазам понадобилось несколько секунд, чтобы адаптироваться в темной комнате. Свет, как оказалось, я так и не зажгла.
  
  - Чей это дом? - спросила я вошедшего Кая. Свой длинный плащ он так и не снял, лишь ослабил шарф и слегка сдвинул капюшон. Впрочем, сделал это он еще в каре, и я сумела разглядеть его лицо. То, что не скрыто матово блестящим материалом маски, я помнила прекрасно. Ничего не изменилось. Семь лет для Тени достаточный срок, чтобы погибнуть, но не измениться.
  
  - Твой?
  
  - Нет, - Кай отрицательно покачал головой. - Я живу гораздо дальше на севере. В столице домена, если тебе интересно.
  
  Я дернула плечами.
  
  - Чей это дом? - повторила, про себя отмечая, что слишком часто стала воспроизводить ничего не значащие жесты. Особенно пожимать плечами. Как Марод. Как Сарин.
  
  - Какого-нибудь невезучего горожанина, - Кай подвинул кресло к камину и кивнул мне, предлагая сесть. Я медленно поднялась, ощущая, как затекли ноги, и устроилась в не очень удобном, просиженном кресле. Кай подвинул другое для себя, а затем продолжил: - Его убил Карлос. Чтобы некоторое время провести в городе, выждать время, обдумать план, учесть все мелочи. Ему нужно было место, и он решил воспользоваться чьей-то собственностью. В поселке убивать не рискнул, люди там слишком хорошо знают друг друга. А здесь у него был шанс некоторое время оставаться незамеченным.
  
  Он потер руки, на которых все еще были темные кожаные перчатки, и добавил:
  
  - Я включил генератор. Скоро станет теплее.
  
  В доме действительно было холодно, и генератор пришелся бы кстати, но мое внимание привлекло кое-что другое.
  
  - Мы сейчас находимся в доме убитого человека?
  
  - Об этом еще никто не знает, - произнес Кай. Его взгляд, как недавно мой, был устремлен на потрескивающий в камине огонь. - Карлос выбрал одинокого и, судя по обстановке в доме, небогатого человека. Его достаточно долго никто не хватится.
  
  Я поджала губы. Мы спокойно разговариваем сидя у камина в доме покойника. У людей подобное кощунство вызвало бы бурю эмоций, среди которых преобладали бы ужас и отвращение. Как и всем Теням, мне подобные ощущения чужды. Однако неприятный холодок все-таки прошел по спине.
  
  - Чем ты так не угодил Карлосу, что он захотел тебя убить? - спросила я, чтобы отвлечься от мысли о покойном хозяине дома.
  
  - Я подставил его перед гильдией, - все так же просто ответил Кай. Разум подбросил неожиданное воспоминание. Марод разговаривал совсем не так. Не так, как должны разговаривать Тени. Как разговаривает сейчас Кай. Марод уходил от ответа, отвечал вопросом на вопрос, мог просто отмолчаться. Это было непонятно, но, наверное, за время, проведенное на 'Белой герцогине', я привыкла к подобному. Сарин тоже не была прямой и честной, да и Карлос врал, хотя и недолго. Кай же был таким, какой должна быть Тень. Спокойствие, безразличие, бесстрастность. Марод говорил, что перенял у людей манеру общения потому, что часто бывает в их обществе. Наверное, Кай забрался слишком далеко на север и редко с кем-то общается. А может быть, в холодных владениях герцогини Шернер так между собой разговаривают даже люди.
  
  - Зачем тебе проблемы с гильдией? - я покачала головой, прогоняя ненужные мысли. Огонь в камине понемногу угасал, и стоило бы пошевелить угли, но я не хотела вставать. - Тебя они стремятся убить так же, как и меня.
  
  - Нет, - на тонких губах появилась усмешка. - Меня они стремятся убить намного сильнее. Но у них не получится. В моей смерти точно нельзя будет обвинить гильдии.
  
  В камине вновь треснуло и над углями поднялось несколько искр. В комнате как-то стремительно потемнело. Наверное, все же стоило пошевелить угли. Впрочем, сейчас уже поздно. Слишком мало их осталось.
  
  - Ты не можешь знать, когда умрешь.
  
  Никакой реакции. Как и должно быть. Вот только несколько долгих секунд я по-настоящему ждала ответа.
  
  - Как бы то ни было, Карлоса больше нет, - неожиданно подытожил мой новый спутник. - Некоторое время здесь будет безопасно, но недолго. Лучше не задерживаться.
  
  - А в чем состоит опасность?
  
  Наверное, прошла минута, прежде чем он вновь заговорил. Минута, за которую я, будучи в лучшем состоянии, прикинула с десяток планов побега. Но сейчас мне было абсолютно безразлично, что он скажет. Даже если признается в том, что опасность исходит от него самого.
  
  - Ты ведь не просто так приехала на север, Дамира, - заговорил, наконец, Кай. - Ты наемник-одиночка, тебе незачем ошиваться на территории, где заправляют гильдии. Они все еще держат на тебя злость.
  
  - У меня работа.
  
  Правый, незакрытый маской уголок губ слегка поднялся.
  
  - Я видел твой кар. Он не для работы. Только не в этих краях. Ты бежала на нем. Бежала оттуда, где еще есть асфальт на дорогах, и не валит сутками снег. Бежала быстро, торопилась. Иначе, нашла бы возможность украсть кар поприличнее.
  
  Мне нечего было ответить. Не обязательно обладать даром Молчания, достаточно умения делать выводы. Кар, который я взяла у Сарин, говорил сам за себя. Как и мое появление в северном домене. Я бы никогда не приехала сюда, будь у меня выбор.
  
  - Это мое дело, - произнесла так, чтобы это не вызывало больше никаких вопросов. Я не собиралась отныне доверяться кому бы то ни было. - Мне просто нужно уехать как можно дальше. В этом городе я оставаться не собираюсь.
  
  - Ты права, в этом городе оставаться не стоит, - кивнул Кай, принимая мое нежелание продолжать разговор о причинах побега. - Куда ты намерена ехать?
  
  Я слегка повернула голову, вгляделась в лицо моего бывшего напарника, словно пытаясь разглядеть на нем причины всех этих вопросов.
  
  - Кай, откуда ты взялся? - спросила я. Просто, без лишних предисловий. Мне надоело мучиться сомнениями, я должна была знать. - Ты ведь знал, что Карлос заманивает тебя в ловушку. Почему приехал?
  
  - Карлос убил бы тебя.
  
  - Карлос не тронул бы меня, знай он наверняка, что ты не приедешь, - не согласилась я. - Он сам сказал, что ему до меня нет дела. Его целью был ты. Он знал, что ты приедешь ко мне на помощь. Мне все равно, что вы с Карлосом не поделили. Я хочу знать, почему ты спас меня.
  
  Я даже повернулась в кресле, чтобы лучше видеть собеседника. Люди смотрят так, когда пытаются разглядеть ложь, фальшь, попытку увильнуть от ответа. Совсем недавно я убедилась в том, что Тени способны на все это. Может быть, сейчас я пыталась увидеть ложь в глазах Кая. Может быть, хотела этого.
  Он не смотрел на меня. Слишком яркие для Тени глаза не отрываясь следили за затухающим пламенем. Затем Кай медленно встал и подошел к камину. Несколько ударов прутом по догорающим головешкам и огонь вспыхнул ярче. Я знала, что это ненадолго. Последний рывок и надежда, что все еще может закончиться благополучно. Последняя умирающая надежда. Она всегда такая: ослепительно яркая, обжигающе горячая. Такая надежда ослепляет и сжигает того, кто посмел надеяться. Ослепленная и обожженная я лежала на улице пылающего Шатора, и надеялась, что все это происходит не по-настоящему. В тот момент я была согласна на что угодно. Признать, что мой разум контролирует Тень Молчания, что это галлюцинация, сон, что я, как обычный человек, сошла с ума. В тот момент я позволила себе надежду в первый и в последний раз. Огню в камине не на что надеяться, нечего больше пожирать и вскоре он пожрет сам себя. Погаснет. Исчезнет. Умрет.
  
  - Считай это дружеской помощью, - сказал Кай, продолжая медленно ворошить угли, не позволяя надежде угаснуть.
  
  - Мы не друзья.
  
  Он все-таки обернулся.
  
  - Дамира, откуда у тебя тот кар, на котором ты приехала? - неожиданно спросил он. И тут же сам ответил: - Я знаю, это машина Сарин. Ты была у нее прежде, чем попала в руки Карлоса. Каким образом тебе достался ее кар?
  
  Я замерла. Даже дыхание на мгновение сбилось. Всего мгновение, но такой беспомощной и растерянной я себя не чувствовала уже очень давно. Мне не угрожали, меня не пытались убить. Я должна была ответить на вопрос, сказать правду. Что именно я должна сказать?
  
  - Сарин дала мне кар, чтобы я уехала из Кор-Ватт, - заговорила медленно. Каждое произнесенное слово было правдой. В каждом таилась частичка лжи. - Она сказала, что если я не уеду, в город придут мои враги и это может угрожать не только мне, но и всему городу.
  
  - Сарин просто дала тебе кар? - в свете угасающего огня мне на мгновение показалось, что пронзительный взгляд серых глаз смотрит так, словно пытается разглядеть эту мою ложь.
  
  - Она защищала свой город и свое спокойствие, - сказала я. - Стремилась избавиться от того, кто мог нарушить это спокойствие.
  
  - Сарин могла устранить тебя, - спокойно возразил Кай. - Могла сдать твоим врагам, о которых ты не хочешь говорить. Но она дала тебе свой кар и отпустила.
  
  - К чему ты ведешь?
  
  Тени Истока не знают прошлого. Они могут видеть лишь будущее: свое и того, кто в данный момент находится рядом. Кай не мог знать будущего Сарин, они были слишком далеко друг от друга. И уж точно он не знал моего прошлого, в котором несколько дней назад я забрала дыхание Тени Истока в ее собственном доме, по ее собственной просьбе. Я понимала, что Каю ничего не известно из прошлого, но смотреть в его серые глаза было до странного неприятно. Я не выдержала и отвела взгляд.
  
  - Я ни к чему не веду, Дамира, - ответил Кай. - Просто Сарин помогла тебе. У нее на то были какие-то свои причины. Считай, что я помог тебе уйти от Карлоса по своим собственным причинам. Основной из них, кстати, было убийство Карлоса. Ты помогла мне сразиться с ним на моих условиях.
  
  Произошедшее вдруг открылось для меня по-настоящему ясно. Карлос ошибся не в тот момент, когда попытался моими руками убить Кая. Тень Молчания допустил ошибку гораздо раньше, в момент, когда, доверился какой-то Тени Истока и разыграл всю эту комбинацию. Его изначально обманули, и вместо того, чтобы заманить жертву в ловушку, он сам стал жертвой. Кай усыпил бдительность Тени Молчания, заставил думать, что ему, Карлосу, удастся сделать грязную работу моими руками. Карлос настолько доверился Тени Истока, предсказавшей ему удачу, что даже мысли не допускал о том, что Кай может быть опасен. Опытный наемник поплатился жизнью из-за того, что поверил кому-то. А может быть, он поплатился раньше? В тот момент, когда решил отомстить.
  
  - Ты все правильно поняла, - произнес Кай даже не обернувшись в мою сторону. - Мне нужно было избавиться от Карлоса, и так получилось, что ты сыграла в этом достаточно важную роль. Так что, я, как и Сарин, преследовал свои цели.
  
  - Не слишком ли сложный план ты придумал? - Мне не нравилось то, что сейчас говорил мой вынужденный спутник. Одно дело думать, что все происходит само собой, другое - что тобой манипулировали. - Ты все равно прикончил Карлоса сам, без моего участия.
  
  - Видишь ли, Дамира, - пояснил Кай, - твое присутствие было необходимо. Ты отвлекла Карлоса, на тебе было сосредоточено его внимание. Тень Истока, которая предсказала ему будущее, соврала ему, поэтому Карлос не позволял тебе даже пошевелиться. Он считал опасной тебя и только. Ты была ему не нужна, но в то же время, он считал, что от тебя исходит гораздо большая угроза, чем от меня. Поэтому он сосредоточился на тебе. Ты дала мне возможность его убить.
  
  Он помолчал немного, а потом заговорил вновь. Голос его был таким же равнодушным, и Кай даже не пытался придать ему хоть какой-то оттенок.
  
  - Выходит, ты, сама того не осознавая, но все-таки помогла мне решить проблему. Мы не друзья, но мы можем быть благодарными. Я благодарен тебе.
  
  Я усмехнулась. Благодарность Тени стоит не больше, чем ненависть.
  
  - Я собираюсь уехать отсюда.
  
  - У нас один кар, - заметил Кай. - И я тоже не планирую оставаться в Нар-Ватт. Предлагаю ехать до столицы домена вместе. Я там живу, а ты заберешь кар и поедешь дальше куда пожелаешь.
  
  Огонь в камине угасал, и Кай щелкнул выключателем. Комнату заполнил тусклый свет. Я и не заметила, что за окном уже совершенно темно. Наверное, снаружи опять падал снег. Утром дороги будут заметены до такой степени, что чистить их придется при помощи специальных каров. До этого времени уехать будет сложно даже на хорошей машине. Я не видела проблемы в том, чтобы встать и отправиться в путь прямо сейчас. Может быть, будь я одна, именно так бы и поступила. Но у меня вновь был спутник, он вновь спасал мне жизнь. И вновь я слушалась его.
  
  - Ты живешь в столице домена? - спросила просто так. Но вопрос, словно продолжение мысли. - Давно?
  
  - Нет, - покачал головой Кай. - Некоторое время назад приходилось менять города. Оказалось, жить в столице безопаснее всего.
  
  - Безопаснее жить в столице северного домена? Там же рассадник преступности. Значит, тебя преследовали не гильдии?
  
  - Это мое дело, - хмыкнул Кай. - Мне кажется, я скоро с ним разберусь. Но лучше будет, если все произойдет на моей территории и на моих условиях.
  
  - Без моего участия, - отрезала я. И добавила: - У тебя слишком много врагов.
  
  - Не настолько много, чтобы я бежал от них через весь Материк.
  
  Я вздрогнула. От фразы. От голоса, каким она была произнесена. От того, что во второй раз за вечер мне пришла мысль о том, что Тени Истока не видят прошлое. Не должны видеть.
  
  - Ночью будет сильный снегопад, и уехать рано у нас не получится, - нарушил тишину Кай. - Но сидеть здесь дольше, чем потребуется для расчистки дорог, нет необходимости. Уже поздно, нужно отдохнуть.
  
  Он сделал несколько шагов, но неожиданно замер в дверях. В полумраке, со спины, в плаще и капюшоне он сейчас казался большим камнем, которому каким-то образом удалось приобрести очертания человеческой фигуры.
  
  - Тебе не нравится, что мы опять напарники?
  
  Вопрос не был неожиданным. Я думала над этим. Может быть, не так долго, не так тщательно, как следовало бы, но думала. И так и не нашла ответа.
  
  - Я просто тебя не понимаю, - я откинулась в кресле и, прикрыв глаза, смотрела на едва тлеющие в камине угли. - Ты мне помогаешь, несмотря на прошлое.
  
  - Тебя это злит?
  
  Меня это пугает.
  
  '- Дамира, чего тебе на самом деле хочется?'
  
  Я мотнула головой, прогоняя дрему. В комнате никого не было, в камине тихо угасали последние угли.
  
  ***
  
  Снег действительно падал всю ночь. Снегоуборочные кары большими грузными гусеницами медленно ползали по белоснежному ковру, оставляя за собой борозды расчищенных дорог. Люди выбрались из домов и спешно разгребали дорожки для пешеходов. Глядя на то, как начинают утро жители северного города, я вновь сравнила эти места с югом. Во время нашего с артистами пребывания в столице южного домена случилась песчаная буря. Сильнейший ветер, который мне довелось когда-либо наблюдать, носил над городом тучи песка, закрывая небо и солнце. Из окна гостиницы не было видно ничего, но Энеси все равно буквально влипла в стекло, силясь разглядеть что-то внизу. Позже я поняла, что беспокоило девушку. Розы. Когда буря, наконец, закончилась, красивейшие улицы богатейшего города превратились в засыпанные песком руины. Дома выстояли, но украшения, фонтаны, скульптуры - все это сильно пострадало. Цветы погибли вовсе. Энеси страшно расстроилась, весь день, пока в городе велись восстановительные работы, она сидела в комнате и то и дело осторожно поглаживала лепестки срезанных накануне роз. Меня же впечатлило то, с какой скоростью горожане привели столицу в порядок. Люди трудились дни и ночи, разгребая песок, загружая им кузова каров, чтобы те могли вывести его за стены. Город привели в порядок за трое суток. О том, что здесь недавно буйствовала стихия, говорило лишь отсутствие цветов в уличных клумбах. Впрочем, я видела, как женщины сыпали в эти клумбы семена и сажали крохотные кустики. Мне были непонятны их действия. Рано или поздно эти розы постигнет участь предыдущих. А люди вновь будут разгребать песок, чтобы на место погибших цветов посадить новые. Глупо, бесполезно, но в этом было очень много человеческого. На севере нет роз, да и вряд ли северяне даже в столице домена стали бы задумываться о такой ерунде, как украшение улиц. Но так же, как жители юга, они вместе, сообща боролись со стихией. Это их земля, их дом. Они не вправе сдаваться, несмотря ни на что. Люди не сдавались, и улица за окном приходила в порядок. Вскоре появились первые, если не считать снегоуборочных, кары. Горожане двинулись по своим делам. Город вошел в свой привычный ритм жизни. Надолго ли, я не знала. Мелкий снег все еще падал на едва расчищенные дороги, и, как мне казалось, прекратится это очень не скоро. Люди привыкли. Если уж они научились жить рядом с бездушными убийцами, вряд ли их может напугать искалеченная ими же природа.
  
  Мы позавтракали в какой-то местной забегаловке, там же взяли еды на дорогу. За все утро едва обменялись несколькими фразами, но обоих нас это, кажется, устраивало. Все, что нужно, мы обсудили накануне вечером, а остальное каждый оставил при себе. Уже на выезде из города я вспомнила, что опять не купила карту, но озвучивать эту мысль не стала. Какая теперь разница. Кай знал дорогу до столицы домена, а там я смогу сориентироваться сама. Может быть, решу немного пожить в городе, и карта мне не понадобится.
  
  Кар без проблем миновал пограничников, которые на этот раз вообще не обратили на нас внимания, и спустя несколько минут мы уже ехали по дороге между городами. Она, что мне показалось странным, тоже была расчищена. Значит, люди заботятся не только о своем доме, но и о подходе к нему. Но, видимо, на севере это было нормально; города должны поддерживать между собой связь. Странно, что я не задумывалась об этом, когда была в южном домене. Ведь песчаная буря должна была занести не только городские улицы, но и дороги между городами.
  
  - Чем дальше на север, тем больше обязанностей у городских пограничников, - неожиданно заговорил Кай. Машину он вел спокойно, не превышая скорости. - Здесь они отвечают за внешние дороги. У каждых городских ворот есть снегоуборочный кар. Хотя, я думаю, в Нар-Ватт он всего один на сам город и все внешние дороги.
  
  - Пограничники расчищают дороги? - Такого от ленивых стражей городских стен я не ожидала. - И на какое расстояние от стены?
  
  - По-разному. У крупных городов очень далеко, здесь, я думаю, чистая дорога скоро закончится. Все-таки кар за ночь должен расчистить несколько подъездов к городу. И основной из них - точно не северный. Людям из Нар-Ватт проще и быстрее добираться до Кор-Ватт, чем до столицы домена и дальше. Так, я думаю, они и поступают.
  
  Дорога, однако, оставалась чистой. Снег то падал, то прекращался, а пейзажи за окном кара представляли собой чередующуюся смену заснеженных равнин и таких же заснеженных лесов. Я понятия не имела, как долго ехать до столицы, но со слов Кая выходило, что дорога может затянуться на несколько дней. Кар заправлен, топливо у нас есть, еда тоже. Ехать можно сменяя друг друга, так что, есть возможность избежать длительных остановок. Возможно, до главного города домена сможем добраться в достаточно короткие сроки.
  
  - Как долго ехать до столицы? - решила прояснить интересующий меня вопрос. Кай на мгновение задумался.
  
  - Около трех тысяч километров, - медленно произнес он. - Может быть, немного больше. Доберемся за пару дней. Я до Нар-Ватт ехал почти трое суток, но у меня не было такой хорошей машины.
  
  - Кстати, а где твой кар? - заметила я. - Тот, на котором ты приехал.
  
  - Его нет. Я приехал в Нар-Ватт, попутчиком, с одним знакомым человеком, - просто ответил мой спутник. - Этот человек довез меня до города. Оттуда до поселка я также добирался на попутном каре. Человек забирал топливо для своих генераторов, и согласился взять меня с собой за небольшую плату.
  
  - И все это ради того, чтобы разобраться с Карлосом? - хмыкнула я. - Не проще было бы заманить его в столицу и прикончить там?
  
  Кай скосил на меня взгляд, однако тут же вернулся к созерцанию пустой заснеженной дороги.
  
  - Стечение обстоятельств, Дамира, играет огромную роль в создании того, что мы называем будущим, - проговорил он. - Зачем просчитывать вероятность ошибок и учитывать возможность неудачи, если обстоятельства складываются сами собой. Может быть, мне удалось бы заманить Карлоса в столицу, и убить его там. Или это сделали бы наемники из гильдии. Но есть вероятность, что у меня ничего бы не получилось. Обо всем этом мне бы стало известно лишь накануне, так, что времени хватило бы лишь на то, чтобы сбежать из города. А так я просто знал, что смогу убить Карлоса, если он окажется в нужное время в нужном месте. И он там оказался. Его просто нужно было немного подтолкнуть.
  
  - Это не стечение обстоятельств, - сказала я. - Ты все подстроил. Карлос мог и не оказаться в нужном месте. Ты сам создал свое будущее.
  
  - И оно меня устраивает, - кивнул Кай. - А что было бы, доберись Карлос до столицы, неизвестно. Здесь мне помогла ты. А там, возможно, кто-то помог бы ему.
  
  За время от утреннего пробуждения и до отъезда из города это был первый длинный диалог между мной и моим бывшим напарником. Тема исчерпала себя достаточно быстро, и мы вновь замолчали. Кай все так же, не превышая скорости, вел машину, я бездумно смотрела вперед. Мы ехали уже больше пяти часов, но дорога все еще была чистой. Видимо снегоуборочные кары из города заезжают достаточно далеко даже в северную часть домена. Впрочем, где-то по пути могут быть еще небольшие городишки, из которых на связующую дорогу выезжают кары, чтобы расчистить нужный участок. Щитов с обозначениями на пути не попадалось ни разу.
  
  Снегопад усиливался. Щетки на стекле работали в среднем режиме, но если так пойдет и дальше, вскоре они будут мелькать до ряби в глазах. В западном и восточном доменах во время езды я часто попадала в сильные ливни, и всегда предпочитала остановить кар, пережидая непогоду. Движущиеся щетки раздражали, делали обзор еще хуже, чем, если бы на стекло просто лилась вода. Сейчас кар вел Кай, привыкший за годы жизни на севере к неудобствам вроде снега на стекле. Но, может быть, лучше было бы сейчас за руль сесть именно мне. Пока снегопад недостаточно сильный. Но я не стала ничего говорить. Будет так, как должно быть.
  
  Еще час прошел в молчании. Удобно устроившись в пассажирском кресле, я начинала подумывать о том, чтобы поспать, когда Кай неожиданно заговорил.
  
  - Дамира, почему ты выбрала северный домен в качестве укрытия? Ты знала, что тебе здесь не рады. И все равно приехала.
  
  - На самом деле я хотела уплыть на Архипелаг, - призналась, больше не считая нужным скрывать причину своего приезда. - Но обстоятельства сложились так, что мне пришлось бежать из порта, вместо того, чтобы найти корабль и попытаться уплыть.
  
  - Как ты нашла Сарин?
  
  - Случайно.
  
  Кай вскинул бровь, давая понять, что ответ его не устраивает. За то время, что мы провели вместе, я впервые заметила за ним проявление хоть каких-то эмоций. Наверное, это и заставило меня отвечать. Хотя недавно утверждала, что это только мое дело.
  
  - Я приехала в Кор-Ватт случайно. Город просто попался на моем пути. И Сарин сама нашла меня. Но я знала, что она в городе. Мне сказала Камила.
  
  - Ты видела Камилу?
  
  - В Изумрудном Порту, - кивнула я. - Она, твоими стараниями, жива и неплохо себя чувствует. Хотя, это не мешает ей ненавидеть всех нас.
  
  Кай хмыкнул.
  
  - Она всегда ненавидела. Просто теперь ей не нужно этого скрывать. Но ее стоило спасти.
  
  - Зачем?
  
  - Ради будущего.
  
  - Стечение обстоятельств? - Я слегка повернулась, чтобы лучше видеть своего спутника.
  
  - Из них будущее и состоит, - просто ответил Кай.
  
  Я отвернулась и откинулась на сиденье.
  
  - Не верю в подобное, - проговорила, глядя, как щетки ездят по стеклу, сгребая снег. - Мы сами принимаем решения. Это не обстоятельства, это выбор. Я могла бы отказаться от задания, из-за которого теперь вынуждена находиться здесь. Я могла бы поехать в южный домен, а не в северный, и оттуда добираться до Архипелагов. Выбор всегда был за мной.
  
  Помолчала немного, и добавила:
  
  - И за тобой. Ты мог не спасать нас. И был бы прав.
  
  - Я сделал выбор и потупил так, как посчитал нужным. - Не глядя мне в лицо. Продолжая спокойно смотреть на дорогу. На щетки. На падающий на стекло снег. Только не на меня.
  
  А как бы поступила я?
  
  '- Дамира, чего тебе на самом деле хочется?'
  
  Проклятье.
  
  - Я стала часто вспоминать наш последний разговор в Шаторе, - заговорила, так же, как и Кай, уставившись на разбивающийся о стекло снег. - Почему ты помогал людям в этом городе?
  
  - Это была работа.
  
  - Ты знал, чем все закончится?
  
  Пауза. Я успела сосчитать до десяти. Одиннадцать. Двенадцать...
  
  - Это прошлое. Оно больше ничего не значит.
  
  - Сарин ответила мне. - Я проигнорировала фразу. - Она знала и уехала из города. Я всегда думала, что ты бы остался. Ты бы попытался помешать нам.
  
  - Теперь об этом бесполезно говорить.
  
  - Раньше ты говорил со мной о бесполезных вещах, - непонятно почему меня раздражало спокойствие Кая. - О моем имени. О том, чего я на самом деле хочу.
  
  -Ты все еще этого не знаешь. - Усилившийся ветер ударил в бок кара, и Каю пришлось выворачивать руль, чтобы машину не занесло. - У твоих действий нет цели, все, что ты делаешь, делаешь быстро и необдуманно. Ты никогда не принимала решений, а действовала только по обстоятельствам. И сейчас признала, что именно они загнали тебя сюда.
  
  Еще один порыв ветра. Снег ударился в стекло. Я и не заметила, когда щетки заработали в полную мощность. Кай по-прежнему держал кар, но судя по тому, как сильно снизилась скорость, двигаться дальше будет непросто.
  
  - Может быть лучше остановить машину? - предложила я.
  
  Кай покачал головой.
  
  - Нет. Если нас здесь заметет, мы не сможем двинуться с места, пока не приедут кары из ближайшего города. А судя по дороге, они тут ездят нечасто.
  
  Дорога действительно была хуже той, по которой мы ехали из Нар-Ватт. Кар позволял двигаться по снегу, но если мы остановимся, а метель затянется на несколько часов, машина вряд ли сможет тронуться с места. Однако против нас был не только снегопад. Сильнейшие порывы ветра не могли сдуть машину с дороги, но ехать, преодолевая сопротивление стихии, становилось все сложнее. К тому же резко упала видимость. Теперь даже с включенными фарами дорогу было видно лишь на несколько метров вперед.
  
  - Так мы далеко не уедем, - заметила я. - Надо останавливаться.
  
  - До ближайшего города около двадцати километров. Доберемся, - твердо сказал Кай и слегка прибавил скорость.
  
  По дороге из порта Сэлвэн в Кор-Ватт я несколько раз попадала в снегопад и вынуждена была останавливаться, чтобы переждать непогоду. Теперь же, глядя, как остервенело бьется в стекла снег и чувствуя, как от ветра заносит машину, я понимала, что на самом деле еще не видела настоящей метели. Некстати пришла мысль о том, настоящее ли это природное явление. Не подстроили ли его Тени, которые меня преследуют. Слишком быстро разыгралась непогода. Я покосилась на Кая. Он знал бы, если бы нам угрожала опасность и не позволил произойти чему-то плохому. Мои проблемы - это только мои проблемы, и никто не должен мне помогать, в особенности Тени. Но Кай находится в одном каре со мной и понимает, что мои враги не будут разбираться, кого убивать, а кого оставлять в живых. Мы в одном каре и вынуждены помогать друг другу. Кай не поехал бы, зная заранее, что на этой дороге нас ждет опасность.
  
  Ветер усиливался. Видимость за окном была нулевая, и я представить себе не могла, как Кай умудряется вести машину. Не исключено, что исключительно по памяти. Потому, что когда кар неожиданно свернул влево, я никакого поворота не увидела. Но там определенно была дорога. Увязая в снегу кар упорно, хоть и медленно, продвигался вперед. Мне казалось, мы едем так уже несколько десятков километров, но могло случиться, что не проехали и пяти. Я не волновалась. Стихия наверняка была природного происхождения, и, хоть она и приносила серьезные неудобства, смертельной опасностью не грозила. Если придется остановиться, так тому и быть. Когда метель поутихнет, или попытаемся откопать кар из снега, или отправимся в город, о котором говорил Кай, пешком. Двадцать километров не так много. Кар продолжал ползти по бездорожью, а снег и ветер всячески пытались помешать этому. И им удалось. Увязнув в очередном сугробе, кар зарычал и заглох. Кай даже не попытался вновь завести двигатель. Вместо этого он положил руки в плотных перчатках на руль и внимательно вгляделся в лобовое окно, словно мог увидеть что-то, кроме налипающего на едва расчищенное щетками стекло, снега.
  
  - Придется ждать, - произнесла я. Кай молчал и продолжал вглядываться в бушующую снаружи стихию. Щетки упрямо сгребали снег, но стекло становилось чистым лишь на пару мгновений. И все-таки я постаралась воспользоваться ими. За окном было темно, а стремительно падающий снег делал обзор почти невозможным. Но я увидела.
  
  - Стена. - Так же, как и мой спутник, не отводила взгляда от возвышающейся над каром стены. Мы все-таки доехали до города.
  
  - Это порт Ровас, - сказал Кай. - Мы у южных ворот. Нужно идти, метель закончится нескоро.
  
  - Думаешь, нас пустят? - с сомнением проговорила я.
  
  - Знаю, что пустят, - ответил Кай. - На севере принято помогать путникам, попавшим в снежную бурю. Они даже не сильно огорчатся узнав, что спасли Теней. Это их обязанность.
  
  Я покачала головой. Люди нас не спасают. И даже если они действительно впустят нас, это не будет спасением. Мы вполне можем переждать бурю, сидя в каре. Мы не нуждаемся в помощи людей. Кай накинул капюшон, затянул шарф, чтобы тот держался, и посмотрел на меня.
  
  - Идем. Нас все равно уже заметили и ждут.
  
  Луч прожектора был сродни маяку в тумане. Не яркий, не дающий много света, но угадывающийся и указывающий направление. Он падал сверху, с высоты стены прямо на наш кар. Мы действительно подъехали к воротам, нас действительно заметили и пограничники с готовностью открыли для нас дверь. Как и говорил Кай, эти люди не выказали недовольства или злости, увидев, что пришли на помощь Теням. Пока я отряхивала снег, которым за те десять шагов, которые пришлось преодолеть от кара, покрылась полностью, мой спутник договорился о том, что, когда закончится буря, пограничники помогут вытащить из снега машину, и о ночлеге.
  
  Я много раз ездила сквозь городские ворота, но никогда не была внутри башен пограничников. Как оказалось, жилые зоны здесь были простыми казарменными помещениями. Вопрос взывало лишь то, зачем башне, в которой за смену дежурит до десяти пограничников, столько жилых комнат. Ответ пришел сам собой. Следуя по коридору за провожающим нас молодым пограничником, в одной из таких казарм-комнат через неплотно прикрытую дверь я заметила людей. Это были простые люди, мужчины и женщины. Даже из коридора было видно, что они вымокли до нитки, и в данный момент копались в сумках, видимо в поисках сменной одежды. Я не стала задерживаться и люди так меня и не заметили. Пограничник подвел нас к одной из дальних комнат, кивнул, в знак того, что это помещение наше, и ушел. Комната была рассчитана на семь кроватей. У каждой стояла небольшая тумбочка, и больше никакой мебели в помещении не было. Зато было тепло. Я сняла куртку и села на одну из кроватей.
  
  - Здесь люди, - сообщила спутнику о своем наблюдении.
  
  - В башнях пограничников всегда есть места для путников, которым нужна помощь, - кивнул Кай. - Просто на юге и на севере, где на дороге тебя ждет то песчаный смерч, то снежная буря,места места в башнях заняты гораздо чаще. Пограничники обязаны помогать.
  
  Я улеглась на жесткую постель поверх покрывала. Потолок здесь был высокий, но превосходное зрение позволяло мне видеть трещины и облупившуюся краску. Будь здесь будильник, утром я уделила бы пять минут привычному ритуалу и как следует рассмотрела все в подробностях.
  
  - Кто же обязал городских пограничников кому-то помогать? - произнесла, глядя на потолок. - Они ни на что не способны. Все, что могут, это открывать и закрывать ворота, да пропивать жалование.
  
  - Они сами обязали себя делать это, - донесся до меня спокойный голос Кая. - Это север, Дамира. Здесь люди должны выживать. А выживать они могут только помогая друг другу. Если бы пограничники не расчищали дороги, между городами не было бы связи и многие из них вымерли. А среди застигнутых бурей в пути людей могут оказаться родные и близкие этих самых пограничников. У них тоже есть семьи, друзья, знакомые. Да и просто чувство долга. А платят им так же мало, как и в западном домене.
  
  Я повернула голову. Кай, скрестив руки на груди, стоял у окна и наблюдал за бушующей стихией. Метель заканчиваться не собиралась, вой ветра был слышен даже через толстые стены башни. Насколько я поняла, сейчас еще день, где-то около пяти часов. На севере это означало сумерки, а учитывая метель, комната была погружена в полумрак. На фоне единственного источника света - небольшого окна - мой замерший спутник вновь напоминал каменную глыбу в человеческий рост.
  
  - Для людей это обычно, - проговорила, вновь переводя взгляд на потолок. - Они всегда совершают поступки, непонятные и не логичные. Будь Тени хоть немного похожими на людей - этому миру пришел бы конец.
  
  - Конец этого мира наступит гораздо раньше, если люди станут еще хоть немного похожими на Тени, - голос моего спутника стал тихим и задумчивым. Будто Кай разговаривал не со мной, а вел какой-то внутренний диалог. Я уже хотела было спросить, что он имеет ввиду, но Тень Истока оторвался, наконец, от созерцания бури и сам обратился ко мне.
  
  - В каре ты сказала, что сюда тебя привел заказ. Ты в самом деле работаешь?
  
  Я покачала головой.
  
  - Нет, ты угадал. Я не работаю. Я провалила задание и спасаюсь и от заказчика и от жертвы.
  
  - Жертвы?
  
  Линии на потолке всегда сливаются в узоры. Я начинаю замечать это после пяти минут бездумного разглядывания трещин, щелей, паутины и облупившейся краски. Тех самых пяти минут, которые позволяю себе просто лежать и смотреть. Но стоит среди нагромождения линий начать проявляться чему-то еще непонятному, но уже не хаотичному и бессмысленному, в изголовье звонит будильник. Я могу просыпаться за десять минут до сигнала, чтобы как следует рассмотреть то, что за пять лишь смутно улавливаю. Но визг гостиничного будильника, разрушающий оптическую иллюзию, это часть неосознанно придуманного мною ритуала, так же неосознанно соблюдаемого. Сейчас сигнала не было, ничто не мешало мне просто лежать и смотреть. Линии сливались в узоры, в тонкую прочную паутину, обволакивающую разум. Только сейчас я осознала, что это почему-то мешает мне дышать. Не понимая, почему, я не в силах была отвести взгляда от потолка, и чувствовала, что как никогда остро нуждаюсь в привычной, как оказалось, спасительной, трели.
  
  - Кого ты убила?
  
  Я моргнула. Иллюзия рассеялась, оставляю после себя странное ощущение пустоты где-то в груди. И дышать было все так же сложно.
  
  - Безликого. - И тут же поправилась. - Мне заказали Безликого. И он едва меня не прирезал.
  
  Кай молчал. Сказанное не вызвало реакции, подобной той, что была у Зара. Забыв про потолок, я села на кровати и в упор посмотрела на застывшего у окна Кая.
  
  - Ты не считаешь странным то, что я говорю?
  
  Кай едва заметно пожал плечами.
  
  - Не знаю. Ты видела Безликого... Говорят, это опасно для Теней.
  
  - Говорят, это невозможно, чтобы Безликие пользовались своей силой, будучи среди людей в человеческом облике. - Его реакция была такой, какой и должна быть реакция Тени. Но меня это почему-то раздражало. - И, тем не менее, этому парню ничего не стоило убить меня.
  
  - Почему не убил?
  
  Об этом я не думала вовсе. Мне удалось уйти из Трада живой и я считала, что этого более чем достаточно. Ломать голову над тем, чего хотят Безликие я не собиралась. Ни когда меня спросил об этом Дрек, ни потом, в своем долгом пути на север. Кай смотрел на меня в ожидании ответа. 
  
  - Я успела сбежать, - проговорила я. - Он не стал меня преследовать, а людей-охранников я убила.
  
  Кай все-таки оторвался от окна, чтобы зажечь свет. Генераторы в башне оказались не очень мощными, видимо, пограничники экономили топливо, стараясь использовать его в более практичных целях. Свет был тусклым и рассеянным, в комнате даже стало как-то темнее. Кай вернулся к потемневшему окну, оперся на стену так, чтобы и смотреть на то, что творится снаружи и, если понадобится, на меня.
  
  - Ты мне не веришь, - кивнула я. - Зар тоже не поверил. И я не знаю до сих пор, кто его убил. Наемники заказчицы, или же люди, посланные Безликим.
  
  - Ты думаешь, Безликому понадобилась бы помощь, чтобы разделаться с тобой? - Не спрятанная под маской светлая бровь чуть вздернулась. - Они же всесильные. Бессмертные. Всемогущие. Боги.
  
  Я пожала плечами и опять растянулась на постели.
  
  - Ты услышал не то, что я хотела тебе сказать. Кем бы ни были мои враги, они убили Зара. Ты должен понимать, что это значит. Нам стоит расстаться как можно быстрее, прежде чем они опять меня догонят. Иначе я ничего не могу тебе гарантировать. Тем более безопасность.
  
  - Я разберусь со своей безопасностью сам. - Мой спутник оставался спокойным и бесстрастным. А я вдруг подумала, что зря не предупредила Марода о том, какие сильные у меня враги. Может быть, капитан 'Белой герцогини' оставил бы свои глупые размышления о сущности Теней и мести ради собственной безопасности и не рискнул везти меня на Архипелаги. Это принятое решение, выбор, сделанный Тенью. Я не сказала, он решился. А чем бы все закончилось, откажись Марод мне помогать? Тени, в стремлении убить меня, разрушили бы порт Сэлвен, погибли бы не десятки, а тысячи людей? Значит ли это, что я поступила правильно, поставив Марода под удар, позволив ему идти со мной? Должна ли я сейчас сказать Каю о том, что мои враги могут не только убить любого, кто встанет на их пути, но даже разрушить город?
  
  Кай смотрел в окно. Метель не утихала, я точно знала, что сквозь вихри снежинок и вечерний полумрак он ничего не видит. Это было похоже на песчаную бурю на юге. Тогда тоже бесполезно было смотреть в окно. А Энеси смотрела, пыталась увидеть розы. Наверное, надеялась, что природа, которая создала такие прекрасные цветы, пощадит их, отыгравшись на том, что создала рука ненавистного ей человечества. Я уже собиралась спросить, что пытается разглядеть сквозь ночь и метель Кай, но он отошел от окна, сел на кровать в конце комнаты.
  
  - Наш кар откопают только утром, - сказал он. - Но только после того, как расчистят дорогу в город. Это приоритет. Да и зачем нужны кары, если нет возможности на них куда-то ехать. Мы застряли здесь надолго.
  
  - Как и те люди. - Я прикрыла глаза, чтобы не видеть трещины на потолке. - Они не обрадуются, узнав, что оказались в замкнутом пространстве с Тенями.
  
  - Ты зря так думаешь. Люди нас не боятся. Они привыкли. А в северном домене у них есть проблемы посущественнее недолюдей.
  
  - Зар тоже так говорил, - не открывая глаз произнесла я. - И Сарин. Но если это действительно так, люди неправы. По дороге сюда я видела достаточно, чтобы утверждать это.
  
  - Люди потратили сотни, а может быть, и тысячи лет, чтобы научиться жить в мире с Тенями. Считаешь, что пора им объявлять нам войну?
  
  - Считаю, что еще сто лет, и всем нам станет тесно на Материке. И вопрос, кто должен уступить место, встанет сам собой. Знаешь, почему проиграют именно Тени? Мы не сможем бороться сообща.
  
  Я говорила спокойно, не повышая голоса и не открывая глаз, но внутри меня била дрожь. Я впервые задумалась о том, что пережила за последние дни. Зар, убивший трех Теней, раненый Марод, вызывающий бурю, Тень Четырех Кругов, разрушивший порт Сэлвэн. До этого момента я думала о том, что все это может значить для меня. Но не задумывалась о людях. А ведь среди паникующих в порту все же были те, кто видел, что произошло на самом деле. Теперь они знают, что причиной землетрясения и урагана была не взбесившаяся природа. Кто понял, что безразличные ко всему Тени безразличны настолько, что им наплевать, сколько людей они уничтожают ради только им одним понятной цели. Что предпримут такие люди? Что теперь ждет весь этот и без того искалеченный мир?
  
  Кай ничего не ответил. Еще некоторое время я просто лежала, стараясь отогнать неприятные мысли о будущем. Наконец пришла долгожданная пустота.
  
  Наш кар достаточно быстро откопали и вытащили на дорогу, ведущую в город. Ее, как и говорил Кай, расчистили в первую очередь. С территорией за стеной возникли проблемы. Один из снегоуборочных каров сломался, и работа встала на неопределенное время. Городской пограничник, молодой парень, который привел нас в башню, подошел к Каю и некоторое время что-то ему объяснял. Я стояла у кара, ждала своего спутника и наблюдала, как в две только что вырытые из снега машины садятся замеченые накануне люди. Оказалось, они не были знакомыми или родственниками. Все, что объединяло этих людей - кары. Такой способ заработка практиковался по всему Материку. Люди, у которых есть достаточно вместительная машина, занимались перевозками пассажиров между городами. Прибыльное дело, особенно если расстояние большое. Два таких пассажирских кара были застигнуты бурей, и людям пришлось пешком добираться до стены, о которой они знали точно благодаря картам и осведомленности водителей. Люди спешно забирались в машины. Мое внимание привлекла одна из пассажирок. Невысокая девушка, которая даже с учетом надетой на нее теплой одежды, казалась худой. Поначалу она ничем не выделялась из общей толпы людей, и я смотрела на нее так же, как и на всех остальных. Но вдруг девушка замерла, а в следующий миг выронила большую сумку и, приложив ладони к лицу, закашлялась. Кашель был сухим и сильным, даже на расстоянии я чувствовала, как скручивают спазмы легкие и как тяжело ей дышать. Люди косились на пассажирку, их недовольство объяснялось тем, что девушка задерживала посадку. Та еще раз натужно прокашлялась, одной рукой подхватила сумку, а вторую продолжая держать у лица, двинулась к кару. Через мгновение девушка исчезла из моего поля зрения, но я уже не думала о пассажирке. Мышцы напряглись, сердцебиение участилось. Инстинкты закричали об опасности. Я резко обернулась, готовая, если придется, коснуться крадущегося, и оказалась лицом к лицу с Каем.
  
  - Дамира? - Он рефлекторно отступил на шаг назад. - Что случилось?
  
  Я моргнула, покачала головой. Мне же было известно, что рядом есть Тень. Тогда почему мой организм отреагировал так резко? Ощущение опасности не покидало. Чувства обострились до такой степени, что я слышала ровный стук сердца своего спутника. За спиной один за другим тронулись в город пассажирские кары. Как ни странно, стоило им тронуться, и мне немного полегчало. Чувство опасности отступило. Кай продолжал смотреть на меня, слегка придерживая край капюшона, чтобы тот не сорвал поутихший, но все еще порывистый ветер.
  
  - Ты ничего не почувствовал? - спросила я, оглядываясь. Вокруг никого не было. - Не видел?
  
  - Ты имеешь виду Теней? - уточнил мой спутник. И продолжил: - Нет. Я не видел Теней. Мы с тобой одни.
  
  На улице не осталось даже пограничников. Мы с Каем действительно были одни. И мы были единственными Тенями в башне пограничников. Но только что я явственно почувствовала угрозу. Она не могла исходить от людей.
  
  - Дамира, нам придется некоторое время провести в городе, - ворвался в хаос моих мыслей голос Кая. - Дороги занесло, а сломанный кар еще не починили. Из города невозможно выехать.
  
  Я сосредоточилась и взяла под контроль разбушевавшиеся инстинкты. Мне не могло показаться, я действительно чувствовала рядом Тень и знала, что кто бы это ни был, он мог атаковать. Он этого хотел. Рядом был только Кай. И, кажется, кроме меня он был единственным из Теней на этой территории. Читать мысли умеют лишь Тени Молчания. Читать по лицам Теней бесполезно. Я утвердительно кивнула и села на пассажирское сиденье. Мне следовало бы подумать об этом. Мне следовало подумать еще в особняке у заправки, когда я смотрела на мертвое тело Карлоса. Ведь он не скрывал причин своих действий. Карлос мстил Каю. И Марод. Капитан 'Белой герцогини' искал своего врага, чтобы отомстить за убийство знакомой Тени. Почему я не подумала о том, что Кай желает отомстить мне?
  
  На мелькающие за окном городские улицы я почти не смотрела. Впрочем, и смотреть было не на что. Кругом снежные сугробы и разгребающие их люди. Главные дороги порта Ровас расчистили, и кар без проблем добрался до самого порта. Как оказалось, мало чем отличающегося от порта Давар, в который я прибыла на 'Белой герцогине'. Кай остановил машину у старого двухэтажного здания. На первом этаже располагалась таверна, в которой было ожидаемо пусто. Лишь один стол занимали мужчины в толстых теплых куртках и штанах одинакового оранжево-красного цвета. Судя по всему, рабочие зашли перекусить. На нас они не обратили никакого внимания. Я жевала принесенную расторопной официанткой еду почти не ощущая вкуса. А после завтрака поняла, что мне необходимо пройтись. Кай не стал отговаривать, у нас все равно была куча свободного времени. Условившись встретиться в этой таверне, и ждать друг друга, если придется, я вышла в засыпанный снегом город. Люди работали не покладая рук. Со всех сторон мелькали лопаты, по дорогам двигались разномастные кары, у которых были кузова разной степени загруженности. Я отметила, что даже дети на вид старше десяти лет посильно помогают взрослым. Мне не хотелось находиться в этой толпе и, сунув руки в карманы, я медленно побрела к берегу. Океан не замерзает даже на севере. И даже в такую погоду в открытые воды ходят суда. Я обнаружила только четыре небольшие яхты и шхуну, похожую на уменьшенную копию 'Белой герцогини'. Остальные, по всей видимости, покинули порт раньше и вернутся, когда выполнят порученную им работу. Скорее всего, грузовые и рыболовецкие корабли. Я добрела до доков, однако, те были закрытыми, и мне не удалось ничего рассмотреть. Назад шла так же неспешно. Казалось, стоит мне оказаться в одиночестве, и я вновь буду думать о произошедшем у стены. Однако, мыслей в голове не было вовсе. Я просто шла, глядя, как утопают в снегу сапоги, и ни о чем не думала. В груди образовалась холодная пустота, которая, впрочем, не мешала мне дышать. Напротив, с ней мне было хорошо. Мне было спокойно. Никаких мыслей, никаких подозрений и страхов. Я не человек, чтобы позволять себе подобные слабости. Я Тень Дыхания. Я умею проходить сквозь стены, я умею забирать дыхание, не касаюсь жертвы. Я монстр, и не должна бояться. Бояться должны меня.
  Погруженная в мысли, я добрела до таверны, в которой мы с Каем условились встретиться. Не знаю, сколько времени бродила по берегу, но в городе мало что изменилось. Люди по-прежнему разгребали снег, кары вывозили его куда-то к стенам. Снегоуборочных каров видно не было. Снегопад опять усилился. А еще становилось холоднее. Наверное, намечалась очередная метель, а может быть, даже буря. Так мы из города не выберемся еще очень долго, но как-то повлиять на погоду я была не в силах. Оставалось мириться со сложившейся ситуацией и ждать.
  
  В зале таверны никого не было, даже рабочие разбрелись. Отрицательно покачав головой официантке, которая было, бросилась ко мне, я села за стол, где мы завтракали несколько часов назад. Следовало подумать о том, что меня ждет, что со мной будет, если я останусь рядом с Каем. Почему сегодня утром я ощутила угрозу, исходящую от него. Кай заманил в ловушку Карлоса, заставил его и меня действовать так, как ему было нужно. Он всего лишь Тень Истока, он видит будущее, на пару часов, в лучшем случае, пару дней вперед. Он может залечить тяжелые раны на ком угодно, но ни одна Тень Истока не в силах исцелить саму себя. Что касается боя, у Теней Истока самые слабые способности; даже те, кто обладают даром Молчания, в поединке имеют больше шансов выжить. Но Карлос проиграл. А что я? Что происходит между мной и моим бывшим напарником? Чем все может обернуться? Не выйдет ли так, что я бежала чрез два домена от врагов, способных разрушить город, чтобы погибнуть от руки врага из прошлого?
  
  Дверь распахнулась, и в зал вошел мой спутник. Снег с капюшона он, по всей видимости, отряхнул у входа, но на плаще и шарфе все равно поблескивали капли воды, в которую от тепла превратились снежинки. Официантка встрепенулась, но вновь получив отрицательный кивок, осталась на месте. Я дождалась, когда бывший напарник устроится напротив, а потом спросила:
  
  - Видел, что я вернулась? Или знал?
  
  Кай немного ослабил шарф, но снимать капюшон не стал. Возможно, чтобы не привлекать внимание официантки.
  
  - Это важно?
  
  Я не ответила.
  
  - Дамира, мы не сможем уехать сегодня, - проговорил Кай. - Снегопад набирает силу. Кажется, метель опять продлится всю ночь. А дорогу так и не почистили. Мы застряли в этом городе.
  
  Я поджала губы, потерла замерзающие руки. В зале становилось холоднее. Я бы подумала, что знобит только меня, но краем глаза заметила, как официантка набрасывает поверх форменного костюма длинную теплую безрукавку.
  
  - Что будем делать? - тихо спросила, глядя на свои побелевшие от холода ладони.
  
  - Варианта два, - не замедлил с ответом Кай. - Можем ждать, пока утихнет буря, починят кары и разгребут, наконец, дорогу. Или же можно уплыть.
  
  Я подняла голову.
  
  - Уплыть?
  
  Кай кивнул.
  
  - На причале стоит грузовая шхуна. Она отплывает через два часа. У них есть каюты для пассажиров. Немного, но есть. На грузовых судах это практикуется, брать пассажиров в одну сторону, чтобы не идти совсем пустыми. И если ты согласишься с маршрутом, можешь успеть занять место.
  
  - И куда держит курс эта шхуна? - Я припомнила копию 'Белой герцогини' и сделала вывод, что Кай говорит именно о ней.
  
  - Изумрудный Порт.
  
  Я была уверена, что мне не понравится ответ на заданный вопрос. Слишком издалека Кай начал разговор о пункте назначения. В зале стало еще холоднее.
  
  - Я приехала, чтобы спрятаться от врагов, которые преследуют меня с западного домена, - медленно проговорила я. - А теперь ты предлагаешь мне вернуться туда?
  
  - Я просто озвучил варианты, - спокойно ответил Кай. - Если Изумрудный Порт тебя не устраивает, остается ждать.
  
  Изумрудный Порт. Я вновь опустила взгляд, уставилась на руки. Изумрудный Порт. Стоит только договориться с командой, и я вновь в пути. Мне не придется ждать, пока починят сломавшийся кар и расчистят дороги. Мне не нужен будет Кай, не будет больше никаких сомнений. Ведь я не знаю, что движет моим бывшим напарником. Месть? Ненависть? Кай меня ненавидит... Нужно выбираться отсюда. Я не чувствую себя в безопасности, и не могу оставаться. Последний раз я видела своих врагов в порту Сэлвэн. Потом Сарин сказала, что Тени придут за мной в Кор-Ватт. Если это действительно так, смогла ли смерть Тени Истока сбить со следа преследователей? А, даже если смогла, стойкое ощущение близкой опасности притупилось, но не исчезло. Оно не покидало меня от самой стены. Так не может продолжаться.
  
  - Дамира, в каком городе ты должна была выполнить задание? - неожиданно спросил Кай.
  
  - Трад, - непонятно почему ответила я. - Сбежать оттуда мне помог Зар. Спас меня. Он и Лери погибли в лесу между городами. Я бежала в Изумрудный Порт. А потом оказалась здесь.
  
  - Ты проделала такой большой путь, чтобы обстоятельства заставили тебя вернуться? - Кай откинулся на спинку стула и, скрестив руки на груди, равнодушно наблюдал за мной. - И ты все еще в них не веришь?
  
  - А ты знал, что мы застрянем в Ровас? - спросила я.
  
  Он кивнул.
  
  - Знал. Но мы бы все равно застряли, даже если бы не покинули Нар-Ватт. Вот только тот город - это ловушка. Из нее не получится выбраться, пока не прекратится снегопад. Здесь же у тебя есть варианты.
  
  - Ты изначально знал, что я не попаду в столицу домена?
  
  - Ты можешь в нее попасть, если согласишься ждать.
  
  - А я соглашусь?
  
  Наши взгляды встретились, и меня бросило в дрожь. У Теней серые, бесцветные глаза, а взгляд спокойный, равнодушный. Глаза Кая были такими же серыми. Но не бесцветными. Это был темный серый цвет, в плохо освещенном зале таверны напоминающий цвет асфальта. Хотя недавно, я могла клясться, если бы это что-то значило, его глаза были светлыми и яркими. Я моргнула и отвернулась. Кажется, я становлюсь слишком мнительной.
  
  Дверь с грохотом распахнулась, в зал ворвался ветер, принесший с собой вихрь снежинок. У стойки взвизгнула испуганная официантка. С полки упала какая-то посуда, раздался звон битого стекла. Я вскочила, готовая защищаться и замерла. В дверях таверны стоял капитан шхуны 'Белая герцогиня' Марод Вайрос. В зале стремительно холодало, по стенам, потолку и полу поползли замысловатые морозные узоры, затрещало оконное стекло.
  
  - Марод?
  
  Он не обратил на меня внимания. Его взгляд был устремлен мимо; сияющими глазами Тени Марод смотрел на Кая.
  
  - Я знал, что скоро встречу тебя, - тихо проговорил Марод.
  
  Морозные узоры добрались до полок с бутылками. Несколько лопнули почти сразу. Видимо, в таверне держали сильно разбавленный алкоголь. Официантка вновь коротко взвизгнула и спряталась под покрытую льдом и инеем стойку, а через мгновение я услышала, как скрипнула дверь второго выхода. Мне не было дела до девушки. Я смотрела на Марода силясь понять, что происходит.
  
  - Ты знал, что я приду, - голос капитана походил на шипение, но, несмотря на завывание ветра, я слышала каждое слово. - Знал, что сегодня последний день твоего существования.
  
  Острые колкие снежинки ударили в лицо, и я невольно отступила. Теперь между Тенью Истока и Тенью Четырех Кругов не было преград. Они застыли друг против друга. Ветер трепал плащ Кая, и тому приходилось придерживать край капюшона, чтобы но не свалился.
  
  - На что ты рассчитывал?
  
  - На твой разум.
  
  Сияющие глаза Марода сузились. На полках одна за другой взрывались бутылки.
  
  - Ты знаешь, что такое ненависть, Ран-Трэйсон? Ты знаешь, что она горит? Она горела во мне семь лет, пока я искал тебя.
  
  - Я знаю, что такое гореть.
  
  - Ты умрешь не так, как те, кого ты убил, - голос Марода сорвался на натужный хрип. Почему-то сейчас ему было тяжело поддерживать буйствующую стихию, хотя я знала, что капитан способен на большее. - Но я отомщу тебе за Шатор.
  
  Одно слово расставило все по местам. В одно мгновение, ясно и четко я поняла, что происходит. Марод искал убийцу той, кем дорожил. Он не сказал мне, как она погибла. А я не стала спрашивать. И вот Марод нашел своего врага. Он будет мстить. Он будет мстить не тому. Порыв ветра чудом не выбил оконное стекло. На пол посыпались оставшиеся бутылки и посуда, треснула барная стойка. Устоять на ногах становилось все сложнее, ледяной колючий ветер больно бил по лицу и рукам, но я знала - это не предел Марода. А еще понимала, Марод готов был разрушить это здание, лишь бы уничтожить Кая. Он ненавидел, ненавидел по-настоящему. Эта ненависть непросто горела, она пылала, дотла выжигая все стереотипы, связанные с Тенями. Такой ярости, ненависти и злости у подобных себе я не видела никогда. И самым страшным было то, что направлены эти эмоции были против невиновного.
  
  Я не знала, был ли у Кая его пистолет, но даже если был, он почему-то не воспользовался оружием. Мой спутник стоял, не двигаясь, не предпринимая никаких попыток защититься. Больше медлить было нельзя. Я вдохнула и, с трудом преодолевая порывы взбесившегося ледяного ветра, метнулась в Мароду. Изо всех сил вцепилась в его плечи обеими руками. Ветер и снег слепили, но я увидела, как посмотрели на меня лишенные зрачков светлые глаза. На несколько мгновений на лице капитана появилась растерянность, которая мгновенно сменилась той самой жгучей злостью и пронзительной ненавистью, с которой он смотрел на Кая. Не в силах выдерживать ледяные порывы и обжигающую злость, я зажмурилась. И тут ветер утих. Я стояла, без возможности пошевелиться, и смотрела, как медленно оседает на колени Марод, держась руками за горло. Он не хрипел, не пытался расслабить ворот куртки. Капитан знал, что умирает и умирал так, как умирала Сарин: тихо, с каким-то непонятным достоинством. Словно это не я, а он стоит над своим побежденным противником. Мои руки все еще держали его за плечи, я сама не поняла, как опустилась на пол рядом с умирающим.
  
  - Дамира, остановись!
  
  Кай грубо оторвал меня от жертвы, встряхнул за плечи. В следующий миг он отпрянул, держась за горло, и прохрипел:
  
  - Прекрати! Ты... меня задушишь...
  
  Я не привыкла отдавать, не привыкла останавливаться. День за днем, год за годом с того момента, как потеряла душу, я развивала в себе единственный важный для выживания навык - забирать дыхание. Воронка в груди сдавила ребра, в глазах потемнело от нехватки воздуха и боли. Но мне удалось, я остановилась. Чувствовала, как рядом закашлялся, тяжело и судорожно выдохнул Кай. Не в силах бороться с болью в груди и слабостью, я бессильно осела на покрытый инеем пол.
  Кай опустился на колени рядом с мертвым Мародом. Кожаные перчатки отлетели в сторону, руки Кая легли на лоб и грудь капитана. Несколько гулких ударов моего сердца ничего не происходило. А потом Марод вздрогнул, судорожно вздохнул, и затих. Только ровное дыхание и ритмичный стук сердца давали понять, что он жив. Я знала, на что способен Кай, но сейчас не могла поверить собственным глазам. Марод жив, Кай вернул его обратно. Он будет жить. Эта мысль приносила непонятное облегчение. Я убийца, но я не хотела быть убийцей Марода Вайроса.
  
  Кай подобрал перчатки, но я успела посмотреть на его руки. Изуродованные огнем ладони, так и не зажившие шрамы. Мой спутник поспешно натянул перчатки, подошел к все-таки уцелевшему окну, выглянул на улицу.
  
  - Люди не поняли, что случилось, - проговорил он, вглядываясь в городской пейзаж. - Они решили, что это был ураган. И укрылись.
  
  Я потерла лоб, будто пытаясь стереть головную боль, пригладила мокрые от снега растрепанные волосы, и поднялась на ноги.
  
  - Но они узнают. Официантка видела нас, и знает, кто устроил бурю.
  
  Кай покосился на лежащего без сознания Марода.
  
  - Ему ничего не угрожает, - проговорил мой спутник. - Вайрос очнется и успеет скрыться до того, как кто-нибудь поймет, что произошло. Да и простые люди мало что могут против таких Теней. Но нам нужно уйти еще раньше, пока он не очнулся. Идем, Дамира, нельзя больше здесь оставаться.
  
  Погода снаружи мало чем отличалась от того, что устроила в таверне Марод. Люди не зря приняли этот ветер за очередной удар стихии. У порога, прежде, чем закрыть за собой дверь, я обернулась и посмотрела на капитана 'Белой герцогини'. Он обещал защищать меня, он поставил из-за меня под удар свою жизнь, свою шхуну, своих людей. Что бы он сказал, узнав, что все это время помогал тому самому врагу, чью жизнь стремился забрать. Хочу ли я знать это?
  
  - Идем, Дамира, - повторил Кай. - Иначе, опоздаем на борт.
  
  Изумрудный Порт. Там я встретила Марода. Возвращаясь туда я с ним  прощалась, теперь уже наверняка. Стечение обстоятельств.
  Я закрыла дверь, набросила капюшон, закрывая от снега волосы, и, сунув руки в карманы, зашагала к причалу вслед за Каем.
  
  ========== 13 ==========
  Шхуна носила простое женское имя 'Дороти', не принадлежала ни одной из гильдий и являлась собственностью капитана. Неплохая экономия - самому водить свой корабль. Капитан 'Дороти', невысокий плотный мужчина, с маленькими подозрительными глазами и хриплым от курения голосом, не высказал особого недовольства, заполучив в качестве пассажиров двух Теней. Хотя не скрывал досады, узнав, что никто из нас не обладает даром управлять погодой. Желающих покинуть порт Ровас было немного, поэтому каждый платежеспособный пассажир был ценен. Капитан боялся, что разыгравшаяся буря помешает отбытию, поэтому 'Дороти' отправилась в пути почти на час раньше запланированного. Это было хорошо не только для шхуны. Я беспокоилась, что очнувшись, Марод сумеет нас догнать, а на открытом пространстве ему будет проще использовать свои силы. Он просто потопит эту посудину вместе с командой, пассажирами, врагом. Врагами. Теперь у него два врага. Я отвернулась от скрывающегося в снегу и метели города, и направилась на нижнюю палубу. Снующие по палубе матросы косились на меня, но открытой агрессии не проявляли. Мне было все равно. Это всего лишь люди. Они умеют ненавидеть так тихо, что об этом бывает очень сложно догадаться. Сегодня я видела ненависть настолько сильную, что ее невозможно было спрятать. Да и смысла в этом не было. Такая ненависть ищет свою цель, не останавливаясь ни перед чем. Такую ненависть невозможно удержать. Марод спас порт Сэлвэн, но вспоминая ярость в его глазах, я думала о том, что он смог бы разнести порт Ровас на куски, если бы это потребовалось, только чтобы убить одну Тень. Он стал бы убийцей многих людей и стал бы им напрасно. Путешествие капитана закончилось бы гораздо раньше, знай он, кого на самом деле нужно винить в гибели небольшого города в западном домене.
  
  На 'Дороти' было холодно. Не знаю, кто и как следит за температурой в каютах, но видимо, этот человек не очень старательно выполнял свою работу. Я зябко передернула плечами. В каюте тоже не жарко, но там есть одеяла. Проходя мимо одной из кают, я услышала знакомый сдавленный кашель. Я его уже слышала: так кашляла девушка у городской стены. Она определенно была серьезно больна. Странно, что ее вообще взяли на борт. Даже простая простуда способна причинить в пути серьезные проблемы. К тому же, холодный океанский воздух может привести к осложнениям, девушка рискует собственной жизнью. Она не могла этого не знать.
  
  В крохотной каюте, не снимая куртки легла на койку, заложив руки за голову. Кажется, в моем привычном ритуале появились изменения. Когда я перестала засыпать, вытянув руки вдоль тела? В Изумрудном Порту? Изумрудный Порт. Туда меня везет 'Дороти'. Я ехала через два домена, несколько раз могла погибнуть, преодолела сотни километров, а сейчас просто возвращаюсь назад. Потому, что у меня нет выбора. У меня не было его изначально. Я должна была бежать, бежать как можно дальше от Трада, бежать туда, где меня не будут искать. Я выбрала путь и все, что делала после этого - бежала. Из леса, где погибли Зар и Лери, из Изумрудного Порта, где меня чуть не сожгли, из порта Давар, порта Сэлвэн, из Кор-Ватт и Нар-Ватт. Я просто бежала, не думая, не разбирая дороги. Вот только началась эта гонка не в Траде. Когда я поняла это? Только что или же осознание пришло раньше, когда я, спустя годы встретила Кая? Почему-то я не помнила момента, когда меня осенило, но теперь знала точно - эта гонка длится уже семь лет, с того момента, как я очнулась на руинах сгоревшего города. Я просто сбежала. И все это время говорила себе, что сделала это потому, что мне было безразлично. Но сейчас врать не хотелось. Только не себе. Я испугалась того, что совершила. По-настоящему, как боятся люди. Боятся чего-то темного, непонятного, но имеющего над ними сильную власть. Чего-то, что находится внутри них, в их душах. Я боялась все эти годы, страх не давал мне оставаться на месте дольше, чем требовалось для работы. Я объехала весь Материк, брала заказы в разных уголках империи, лишь бы не оставаться где-то надолго. И повторяла вслух, что мне безразлично. Из страха услышать где-то внутри себя обратное. Сейчас происходило то же самое. Я просто бежала, потому, что останься в порту, Марод убил бы меня. Даже не потому, что я была тем самым врагом, которого он искал семь лет. Капитан не знал этого. Но я помешала ему убить врага. Теперь я боюсь его ненависти, предала его. Открыла глаза, вгляделась в низкий потолок каюты. Предала. Это что-то значит? Я ничего не обещала капитану. Он спас мне жизнь, но между нами нет обязательств. Теперь уже точно нет. Ведь я проводила его к его врагу. Это все, что от меня требовалось. А дальше... Зажмурилась, повернулась на бок. Холодно, но нет сил встать и достать одеяло, чтобы укрыться. Спрятала заледеневшие руки подмышки, чтобы хоть немного согреть. Что дальше? Я виновата в гибели тысяч людей в западном домене. Из-за меня погибли Зар, Лери, мальчишка, имя которого я, почему-то забыла. Из-за меня порт Сэлвэн едва не разделил участь Шатора. Я собственными руками убила Сарин. А теперь от моих рук мог погибнуть сам Марод. Я Тень. Я живу только потому, что так захотел Бог. Бог, которому наплевать. Холод сковывал тело. Мне должно быть все равно. Я должна быть такой же, как Безликий, который забрал мою жизнь. Но больше я не могла. Мне было не безразлично. Мне было страшно.
  
  Села на койке за мгновение до того, как открылась дверь. Кай спокойно вошел в каюту, устроился у небольшого круглого иллюминатора и сложил руки на груди. Похоже, ритуал имелся не только у меня. Мой спутник, Тень Истока окинул меня взглядом и произнес:
  
  - Ты замерзла.
  
  Меня действительно била дрожь. Медленно поднесла ладони к губам, подышала, чтобы немного согреть.
  
  - Что случилось?
  
  Кай перевел взгляд на мутное стекло. Берег из моей каюты не виден. А если бы и был, мы отошли на достаточно большое расстояние, чтобы что-то рассмотреть. Кай просто смотрел на воду. Или на небо. Снаружи и то, и другое сейчас одинакового серого цвета.
  
  - Нас догоняет буря, - сообщил он. - Мы отошли на приличное расстояние, но все равно будет немного качать. А еще это нас задержит.
  
  - Мне все равно.
  
  - Правда?
  
  Потерла чуть согревшиеся ладони. Затем подняла глаза на своего спутника.
  
  - Ты знал, что Марод догонит нас в порту Ровас?
  
  - Знал.
  
  - Значит, ты врал, когда говорил, что я могу дождаться окончания бури и уехать в столицу домена?
  
  Кай покачал головой.
  
  - Нет. Если бы ты не встала на пути Вайроса, он бы тебя не тронул. Его целью был я. И только моя смерть была нужна контрабандисту. Ты могла дать ему убить меня. Кар у тебя был. Время тоже. Ты бы спокойно дождалась окончания бури и уехала куда хочешь. Это был твой выбор. От него и изменилось твое будущее.
  
  Мне нечего было возразить. То, что говорил сейчас Кай - чистая правда. Мароду не нужна была моя жизнь. Он был уверен в том, что в гибели Шатора виноват Кай и только на моего бывшего напарника была направлена ярость Тени Четырех Кругов. Я действительно могла не мешать капитану. Но я помешала. И в Изумрудный Порт я теперь возвращалась из-за того, что сделала выбор. Я вновь бежала и вновь ничего от меня не зависело. Стечение обстоятельств.
  
  - Я поступила так, как посчитала нужным, - произнесла обычную фразу, глядя на сцепленные в замок пальцы. Секундой позже приходит осознание. Я действительно так думала. - Это был мой выбор.
  
  - Ты считаешь его правильным?
  
  Кай все так же смотрел сквозь мутное стекло на воду, повернувшись ко мне скрытой маской и капюшоном частью лица.
  
  - Ты не думала о том, что снова допустила ошибку?
  
  - Ошибку?
  
  Он усмехнулся. В борт ударила волна, отчего пол под ногами качнулся, и мне пришлось схватиться за край койки.
  
  - Когда ты в последний раз принимала по-настоящему верное решение? - спросил мой спутник. - Что ты сделала, чтобы улучшить свое положение? Кар Сарин не был приспособлен для севера. Почему ты не поехала на нем на восток, а выбрала север? Почему решила ехать в столицу домена вместо того, чтобы остаться в Нар-Ватт? Почему сейчас помогла мне, вместо того, чтобы дать Вайросу расквитаться?
  
  - Потому, что ты был не виноват, - автоматически ответила на последний вопрос. - Почему ты говоришь все это?
  
  - Потому, что ты опять ударила в спину. - Кай говорил все так же спокойно, но от его голоса холод пробирал до костей. - И поступила глупо. Ты ничему не научилась у прошлого, Дамира.
  
  - Если бы я не остановила Марода, он убил бы тебя, - заметила я. - Он хотел отомстить за Шатор и был уверен, что во всем виноват был ты.
  
  Мой спутник повернулся. Теперь я видела его лицо полностью, а не только скрытую матовым материалом часть. И глаза. Совсем темные. Каких не бывает у Теней.
  
  - Контрабандист не ошибся, ошиблась ты. Ты в очередной раз приняла решение и опять неверное, - все тем же ровным голосом произнес Кай. - Шатор действительно сжег я.
  
  Не в силах что-либо произнести и хоть как-то отреагировать я просто сидела, стиснув переплетенные пальцы, и смотрела на стоящего передо мной мужчину. Своего бывшего напарника, которого я предала. Я думала так семь лет.
  
  - Дамира, с чего ты решила, что я ничего не знаю? - Кай не ждал моего ответа. Он просто говорил, прямо и открыто глядя на меня. Только глаза темнели с каждым произнесенным словом. - Что не видел, как ты заключила сделку с людьми герцога?
  
  - Ты не мог, - пробормотала я, понимая, что слова эти произношу скорее для себя, чем для Кая. - Ты ведь работал в госпитале, а договорились мы быстро и спонтанно...
  
  - Ты правда веришь в то, что сейчас говоришь? О том, что ты пойдешь против меня ради больших денег я знал задолго до того, как ты сама приняла это решение, - усмехнулся мой спутник. - У тебя был выбор. И ты его сделала.
  
  Наверное, я должна была бы разозлиться. Почти так же, как Марод. Испытать злость и ненависть, которые горели бы во мне, выжигая сомнения прошлых лет. Но вместо этого я почувствовала себя настолько безразличной и опустошенной, что мне просто захотелось лечь и погрузиться в привычную пустоту. Чтобы ничего не слышать. Чтобы не думать.
  
  - Ты знал, что мы сожжем город и ничего не предпринял, чтобы нас остановить. Почему?
  
  Так ли мне хотелось знать ответ на этот вопрос? В голове не было ни одной мысли, в груди ровно билось сердце. Будто ничего не произошло. Только холод пробирается все дальше и дальше внутрь меня.
  
  - Потому, что люди глупы, - бросил Кай. - Потому, что пока в Шаторе красным кашлем болели десять человек, служители Единой Веры и работники госпиталя пытались справляться своими силами. Они считали, что ситуация под контролем даже после того, как поняли, что лечить уже бесполезно. Приняли решение запереть несколько палат госпиталя на карантин, тихо избавлять несчастных от мучений, и отправить их тела в крематорий. Это продолжалось не один месяц, прежде чем до людей, наконец, дошло, что эпидемию не остановить. Но и тогда они не обратились за помощью в столицу домена. Потому что понимали, с ними поступят так же, как поступали они с первыми заразившимися. Служители Единого Бога испугались того, что натворили. И в панике бросились искать Теней Истока. Они посчитали, что смогут избежать проблем за счет бездушных монстров. Решили, что нашли выход. Вот только ситуация больше не была под контролем. Город невозможно было спасти только нашими с Сарин силами. И мы поняли это достаточно быстро. А потом появились люди герцога южного домена.
  
  Мы не связывались с теми, кто имеет большую власть. Нам не нужны были проблемы такого уровня. Несмотря на годы относительно мирного сосуществования, герцоги все еще вели между собой войны, только проявлялось это не в осадах и сражениях. Герцоги научились вредить друг другу разными способами. Тот состав, который нам нужно было взорвать, принадлежал одному герцогу, но за уничтожение его заплатил другой. Заплатил хорошие деньги. Но это перестало иметь значение после того, как города не стало.
  
  - Ты всегда говорила, что поступаешь так, как считаешь нужным, - продолжил Кай. - Я поступил точно так же. Шатору невозможно было помочь. Это жертва ради спасения чего-то большего.
  
  Я покачала головой. Мыслей не было. Пустота и холод поглощали.
  
  - Там же были здоровые люди.
  
  - Это продлилось бы недолго.
  
  - Но...ты же отказался от этого заказа. Знал, что городу не помочь, думал о том, как решить эту проблему и...
  
  Кай тихо и как-то зло рассмеялся.
  
  - Я не думал над проблемами людей. Все сложилось в зависимости от того, какой выбор сделала ты. Согласись на эту работу я, и ничего не случилось бы. Я все видел, Дамира. Я видел, что нужно сделать, чтобы взорвать эти вагоны так, чтобы ничего плохого не произошло. Я просто не отступил от нашего правила, не связываться с теми, кто имеет большую власть. Не возьмись ты за это дело, мы бы покинули город, потому, что там некого было спасать.
  
  - И все?
  
  - Да, - мой спутник потер рукой в плотной перчатке мутное стекло. Действие скорее механическое - стекло было слишком старым, грязным, поцарапанным и вид улучшить не получилось. - Это все. Шатор был обречен, и обрекли его не ты или я. Во всем виноваты люди. Но как бы то ни было, в чем-то Вайрос оказался прав. Я все знал, и остановить тебя было в моих силах. Я виноват больше.
  
  Я видела сны. Мне снился огонь. Я горела в этих снах. Горела от воспоминаний. Потому, что Тени не забывают. Потому, что знала, что виновата в этом пожаре. Потому, что все это время боялась огня.
  
  - Я бы не пошла на такое, знай, чем все закончится, - покачала головой.
  
  - И погибли бы миллионы. Тебе безразлично?
  
  Теперь Кай смотрел на меня. Я чувствовала взгляд непонятных темных глаз, но по-прежнему сидела, опустив голову, вперяясь взглядом на свои руки.
  
  - Я не знаю.
  
  - Не устрой ты этот пожар, не погибни от огня и отравления дымом горожане, красный кашель из города распространился бы на несколько соседних городов без стен, прежде чем власти домена поняли, что происходит. - В борт вновь ударила волна, но на этот раз качнуло несильно. - В западном домене случилась бы катастрофа. Герцог, который оплатил заказ, был герцогом южного домена, верно? Он хотел нанести западному домену убытки, лишив запасов топлива, но на самом деле спас домен от гораздо больших потерь. Плохо только, что герцог западного домена так и не узнал и не оценил, какой на самом деле подарок сделала ему недружелюбный сосед.
  
  У любого выбора есть две стороны. Кто-то несет потери, кто-то выигрывает. А Тени остаются посередине, между благом и злом. Потому, что нам чужды эти понятия. Потому, что нет дела до человеческой морали. Не согласись я на то задание, и мы действительно просто покинули бы город. Кай не стал врать, он бросил бы обреченный Шатор. Потому, что это не наше дело, причиной беды этого города стало человеческое, а не наше безразличие. Но я все эти годы думала, что убила тех людей. И я убила. Ничего не изменилось. Они погибли потому, что я сделала выбор. Наверное, Кай прав, я не ошиблась тогда в своем выборе, но от этого мне легче не становилось.
  
  - Марод был не прав. В нас нет ничего человеческого. Мы никогда не были людьми. Мы монстры.
  
  - Не хуже Безликих.
  
  - Ты не Бог.
  
  - Может быть, - Кай отвернулся, вновь бездумно уставившись в окно. - Но от моего решения зависит будущее. Как и от твоего.
  
  - Ты не Бог, - повторила тихо, но с нажимом, чувствуя, что пустота внутри становится невыносимой. Она как воронка, которая забирает дыхание. На этот раз мое собственное дыхание. Потому, что мне стало нестерпимо трудно дышать, пока произносила эти слова. - Мы не Боги. Мы монстры, созданные Богами. И сейчас я убедилась в этом очередной раз. А еще мы оба получили по заслугам и ничего друг другу не должны. Когда причалим в Изумрудный Порт, я хочу остаться одна.
  
  Кай ничего не ответил, а я больше не в силах была находиться в каюте. Снаружи холодно, но я больше не могла сидеть здесь. Мне необходимо было на воздух. Встала с койки, направилась к выходу.
  
  Едва закрыла за собой дверь, до моего слуха донесся громкий кашель. Привалившись боком к двери одной из кают, стояла та самая девушка, которую я видела у стены порта Давар. Она сгорбилась, почти сложилась пополам и, уткнувшись лицом в ладони, кашляла, тщетно пытаясь заглушить звук. Кашель был плохой. Я слышала, как воздух дерет глотку, как сжимаются, в попытке восстановить дыхание, легкие. Я была права, она по собственной глупости рискнула выйти в открытые воды, будучи больной. На этой шхуне с заболевшей никто возиться не будет. Если рядом нет того, кто будет за ней ухаживать, она может умереть. И тут кашель прекратился. Девушка задышала сипло и натужно, а затем медленно выпрямилась, убирая руки от лица. На губах ее была кровь. Кровь была на тонких пальцах, которыми она закрывала рот. Увидев меня, девушка застыла. Влажные глаза распахнулись и по щекам горошинками сбежали слезинки. Девушка отступила к двери, не сводя с меня взгляда, попыталась вслепую нашарить ручку.
  
  - Госпожа...
  
  - Ты больна, - произнесла я, делая шаг к девушке. Мне почему-то хотелось подойти к ней поближе, хотя я и на расстоянии понимала, что ее губы в крови не из-за холодного острого воздуха открытой воды. - Ты знаешь, что с тобой?
  
  Девушка сделала крошечный шажок назад, и все-таки умудрилась открыть дверь в каюту. Она уже хотела было проскользнуть в образовавшуюся щель, но тут ее скрутил новый приступ. Девушка согнулась, закрывая руками рот, и, не удержавшись, упала на качающийся пол. Кашлять при этом она не перестала. Спазмы сдавливали легкие, раздирали их до крови. Эту болезнь на Материке умеют лечить лишь в самой начальной стадии, которую, как правило, люди принимают за обычную простуда и не лечат как следовало бы.
  
  Девушка справилась со спазмом, стерла рукавом куртки кровь с губ и села прямо на полу.
  
  - Госпожа, если вы скажете морякам, они выбросят меня за борт, - прошептала она сорванным голосом. - Я плыву одна и некому будет за меня вступиться...
  
  - Если я не скажу морякам, через четыре-пять дней заразятся другие люди. - Я все-таки подошла ближе. Девушка была молодой, но все-таки старше Энеси. Может быть, даже немного старше Дэйва. Из-за болезненного вида сложно было на взгляд определить возраст. Не удивительно, красный кашель выматывает больных достаточно долго. И, что самое неприятное, прекратить эти мучения можно лишь одним способом - лишив больного дыхания. Девушка обречена. Она не могла не знать этого. Как не могла не знать того, что опасна для окружающих.
  
  Девушка нашарила за спиной приоткрытую дверь и, опираясь на нее, поднялась на ноги.
  
  - Госпожа, они убьют меня, - пробормотала она, глядя на меня большими темными глазами.
  
  - Ты уже мертва.
  
  - Нет! - Девушка яростно замотала головой. И даже выглядеть стала как-то грозно. Защищая свою жизнь, она напрочь забыла о том, что я могу избавить ее от болезни одним прикосновением. Как и от самой жизни. - Я не выйду из каюты, и никто не заразится. Мне нужно добраться до Изумрудного Порта. Там есть Тени Истока, в порту. Я знаю, есть, в западном домене много Теней. Они лечат любую болезнь, если им заплатить. Я не хочу умирать, а это единственный мой шанс выжить. Я не мертва!
  
  В легких клокотала кровь. Еще не так много, чтобы ею захлебнуться. Но это лишь дело времени. Как и то, что рано или поздно в ее каюту придут люди. Не важно, кто, не важно, зачем. Просто откроют дверь, подойдут к жесткой койке, на которой она будет лежать, и может быть, даже коснутся покрытого испариной лба девушки. Этого будет достаточно, чтобы заразиться. А что потом? Вряд ли на подобной посудине есть лекарства от красного кашля. Его можно найти не во всяком госпитале, не то, чтобы в открытом океане. Шхуна обречена, если моряки не предпримут меры.
  
  'Они выбросят меня за борт'.
  
  'Я не хочу умирать'.
  
  Девушка смотрела на меня с вызовом и мольбой одновременно. Она не хотела умирать, и понимала, что жизнь ее сейчас зависит только от меня. Я могла сказать морякам, и ее просто выбросили бы за борт. Я могла сама забрать ее дыхание. Пол под ногами качнулся и девушка, не удержавшись, чуть вновь не растянулась на полу. Я успела подхватить ее и от прикосновения по телу прошла непонятная дрожь. Легкий, не опасный, но все-таки ощутимый разряд. А затем пришел страх. Страх за свою жизнь. Страх умереть, исчезнуть. Это был не мой страх, я боялась, но боялась так, как боялась эта девушка. Боялась ее страхом. Боялась за нее.
  
  Ты можешь помочь.
  
  - Помогите мне, госпожа. Пожалуйста.
  
  Ты можешь помочь.
  
  - Что тут... Великий Бог!
  
  Один из моряков, зачем-то спустившийся на нижнюю палубу, застыл на лестнице, глядя на нас. Я рефлекторно сильнее прижала девушку к себе и это стало ошибкой. Девушка сдавленно пискнула и зашлась очередным приступом кашля. На бледных губах выступила алая пена.
  
  - Она... У нее эта зараза! - Мужчина побледнел, выпучил глаза. Забыв, что стоит на лестнице, он отступил на шаг назад, не удержался и завалился спиной на ступеньки. Но тут же вскочил на ноги и прохрипел, тыча пальцем в нас с девушкой:
  
  - Это красный кашель! Эта мерзавка больна!
  
  - Это не красный кашель, - проговорила я, отталкивая тяжело дышащую девушку за спину. - Это простая простуда.
  
  Мужчина стремительно изменялся в лице, краснея от злости, и даже осмелился сделать шаг к нам. От моего откровенного вранья страх этого человека отошел на задний план, уступив место ярости и негодованию. Кажется, благодаря им он даже стал чувствовать себя увереннее.
  
  - Послушай, ты, - сверкая злыми, пожелтевшими от табака и алкоголя глазами, прорычал он, - ты здесь не командуешь! Не смей ее выгораживать! Эта дрянь притащила сюда красный кашель. Думаешь, я не вижу, что она кровью харкает?!
  
  Я втолкнула девушку в каюту и, прежде чем мужчина от злости потеряет разум до такой степени, что попытается схватить ее, встала перед дверью.
  
  - Это обычная простуда, - спокойно повторила, глядя на взбесившегося от страха и злости моряка. - Девочка скоро поправится.
  
  Моряк как-то странно посмотрел на меня, и в его взгляде промелькнуло узнавание. Казалось, он только сейчас понял, на кого осмелился кричать. Я заметила, что человек испугался собственной наглости. Ярость исчезла, на ее смену пришел здравый смысл. Человек понял, что мне он не противник. Однако, прежде чем отступить обратно к лестнице, он успел прошипеть:
  
  - Обе пойдете на корм рыбам!
  
  Я не стала задаваться вопросом, каким образом моряк собирался отправить меня на корм рыбам. Девушка лежала на полу, и, кажется была без сознания. Я легко втащила обмякшее тело на койку, когда почувствовала, что в крохотном помещении мы с девушкой не одни.
  
  - Мы только вышли из порта, а ты уже нарвалась на ссору с командой, - заметил Кай. Мой спутник закрыл за собой дверь, подошел к иллюминатору, устроился привалившись боком к стене и скрестив на груди руки в плотных перчатках. На тяжело дышащую девушку с окровавленными губами он даже не взглянул.
  
  - Ей нужна помощь, - я не стала уточнять, кому и какого рода помощь требуется, но Кай переспросил:
  
  - Зачем ей помогать?
  
  - Ее убьют моряки, - произнесла я, считая, что это все объясняет. Девушка была неестественно бледна и только хриплое дыхание говорило о том, что она жива.
  
  - Она сама пошла на этот риск, - Кай безучастным взглядом скользнул по девушке, и отвернулся к иллюминатору, словно бьющиеся о борт волны занимали его больше умирающей. - Она знала, что больна, знала, что это дорога будет последней для нее. Но она решилась. Это ее выбор.
  
  Я покачала головой. Слова моего спутника были для меня чем-то непонятным. Я отказывалась их понимать. Все, что было важно, это лежащая на койке девушка с запекшейся на губах кровью. В голове набатом звучала единственная мысль: девушка не должна умереть.Это было бесконечно важно. Я не могла ее бросить умирать вот так: одинокую, беззащитную перед обозленными моряками.
  
  Ты можешь помочь.
  
  - Ты можешь помочь.
  
  - Для чего?
  
  - Потому, что это мой выбор, - проговорила я, чувствуя, как злость во мне материализуется в воронку. - Потому, что это не Шатор, а ты не Бог. Потому, что у тебя нет права жертвовать чьими-то жизнями.
  
  Мы стояли друг против друга, я чувствовала, как теряю рассудок от неприязни и злости к своему спутнику, но ничего не могла поделать с этим непонятным помутнением. Еще немного, и я схвачу этого мерзавца за руку, заставлю помочь этой девчонке, или пусть прощается со своей жизнью. Я заберу его дыхание, сейчас он свалится на пол этой проклятой каюты...
  
  - Ты опять готова сделать выбор. И опять не боишься ошибиться? - спокойно произносит Кай.
  
  - А ты не боишься? Ведь ты знаешь, что я сейчас сделаю. Знаешь, в чем мой выбор.
  
  Ярость окончательно овладела мной. Такая, какую я испытывала в лесу близ Трада, когда на моих глазах наемник застрелил Лери. Воронка в груди медленно раскрывалась, но я знала, что не могу дать ей волю. Иначе погибнет и девушка. А она не должна погибнуть. Она должна выжить. Любой ценой.
  
  - Помоги ей или я тебя убью.
  
  Один. Два. Три...Воздух в каюте становился густым, хоть я и пыталась сдержать рвущуюся забирать дыхание силу. Я делала все от меня зависящее, чтобы не навредить...ей.
  
  - Дамира.
  
  Голос Кая не привел меня в чувства, напротив, дал толчок к действию. Я набрала воздуха в грудь и сделала шаг к своей жертве.
  
  - Дамира, успокойся. Хорошо, я спасу ее.
  
  Кай развернулся и подошел к койке. Я словно в тумане наблюдала, как он присел на койку рядом с девушкой, стянул плотные кожаные перчатки и положил руки на лоб и на грудь умирающей. Неуправляемая злость, стремительной волной накрывшая меня и грозящая утащить в океан ненависти, отступила, оставляя после себя пустоту. Я вдруг почувствовала, как подкашиваются ноги, а между ними и километрами воды всего лишь дно шхуны. От осознания закружилась голова. Уцепившись в дверной косяк, чтобы не упасть, я сквозь застилающий глаза туман смотрела, как розовеют щеки девушки, как дрожат ее ресницы, алеют губы. Ее дыхание, теперь сильное и ровное, без хрипа и клокочущей в легких крови, доносилось до моего слуха. Она будет жить. Если Тени Истока берутся спасать умирающего, они это делают. Кай резко отдернул руки от девчонки, словно она вдруг стала раскаленной, однако, в следующее мгновение замер. Я сама потеряла счет времени. В голове опять было пусто, куда-то пропали ненависть и ярость, еще минуту назад поглощавшие меня. Я просто стояла и смотрела на выздоровевшую девушку и не понимала, что сейчас происходило. Со мной. С Каем. С нами обоими.
  
  - Теперь она выживет, - Кай говорил как обычно, спокойно и бесстрастно. Но в его голосе я уловила еще что-то. Что-то, чего не было раньше, что-то, заставляющее напрячься, быть готовой ко всему. Я не понимала, что это, но мне стало не по себе. - Ты довольна?
  
  Я смотрела на него и не понимала, довольна я или нет. И чем именно я должна быть довольна. Кай вновь оказался прав. Девушка сделала выбор, она с присущим людям цинизмом, наплевала на тех, кто окажется рядом с ней на корабле, только, чтобы спасти свою жизнь. Она знала, что не доплывет до Изумрудного Порта. Она должна была быть наказана за свою наглость и безответственность. Но я... Я попыталась убить Кая. И злость. Это чувство поглотило меня, лишило разума, я ощущала ее почти физически. Злость причиняла мне физические страдания, вот почему я не могла ее сдерживать.
  
  Снаружи раздались торопливые шаги. Дверь без стука и предупреждения распахнули настежь и в каюту ввалились трое мужчин. Я все так же апатично отметила, что хоть их лица почти до самых глаз были закрыты плотной темной материей, одного из них я знала. Он обещал скормить меня рыбам. Мужчины не обратили на меня внимания. Их взгляды были прикованы к лежащей на койке девушке и сидящему рядом Каю. Его капюшон чуть сдвинулся, открывая больший обзор на матовый материал маски, а перчатки, до этого успешно скрывавшие ужасные ожоги на руках, все так же лежали на постели. Моряки смотрели на неподвижно сидящего мужчину Тень и не знали, что делать. Пыл их явно поубавился. Наверное, мне стоило бы что-то сказать, но говорить не хотелось. Я просто стояла и смотрела, даже не особо задумываясь о том, что будет дальше. Мне было по-настоящему все равно.
  
  Кай закрыл глаза, покачал головой, словно пытаясь проснуться, а затем спокойно принялся натягивать перчатки. Мужчины не отрываясь смотрели, как изуродованные старыми шрамами руки исчезают под плотной темной кожей. У меня промелькнула мысль, что все моряки на шхуне знают, что Кай - Тень Истока и что я гораздо опаснее в качестве противника. Но на меня, вопреки здравому смыслу, люди не обращали никакого внимания.
  
  - У этой девушки был красный кашель, - спокойно сообщил Кай, поправляя капюшон и затягивая придерживающий его шарф. - Я ее вылечил. Никому здесь больше эта болезнь не угрожает. Можете оставить девчонку в покое.
  
  Мужчины переглянулись. Они прекрасно знали, какой силой обладает их пассажир, и что ему скорее всего по силу было вылечить даже красный кашель.
  
  - Она точно здорова? - подал, наконец, голос один из них. Я все так же отстранено подумала, что хоть из-за ткани голос мужчины звучал глухо, это был не тот, кто угрожал мне и девушке.
  
  Кай встал, ровным шагом направился к выходу и мужчины расступились, пропуская. Повторить вопрос или потребовать объяснений никто из них не решился. Они продолжали стоять так же, молча и неподвижно, пока до их слуха доносился звук шагов Тени Истока. Очередная ударившаяся в борт волна отрезвила и моряков и меня. Они как-то одновременно вздрогнули и переглянулись. А затем их взгляды устремились в мою сторону.
  
  - Ты все-таки солгала, - донесся из-под ткани глухой голос. - Она была больна красным кашлем.
  
  Голос звучал зло, обвинительно и в то же время торжествующе. Человек повторил очевидный факт, но в то же время убедил своих приятелей в том, что действительно был прав и привел их сюда для расправы не зря. А, может быть, ему просто нужно было что-то сказать. Я подошла к койке, присела на край и внимательно посмотрела на девушку. Да, она была больна. Но теперь она здорова и ей ничего не угрожает.
  
  - Уходите, - не оборачиваясь к морякам, проговорила я. - Она здорова.
  
  Те несколько секунд потоптались на месте, но обязанности не позволяли им тратить время на бесполезные споры. И все-таки, уходя один из них пробормотал:
  
  - У нас еще будут из-за них проблемы. Зря капитан взял на борт Теней.
  
  ========== 14 ==========
  Вопреки опасениям моряков, больше в пути происшествий не было. 'Дороти' благополучно обогнула северо-западное побережье, не попав ни в одну бурю, и на три дня остановилась в порту Сэлвэн. Здесь моряки вынуждены были ожидать какой-то груз, предназначенный то ли для доставки, то ли для продажи в Изумрудном Порту. Ожидание было связано с тем, что недавно произошедшее землетрясение повредило какие-то важные промышленные пункты города, что изрядно замедлило скорость подготовки груза. Люди просто не уложились в сроки. Что это был за груз, я не поняла, но капитан 'Дороти' был очень раздражен, а тот факт, что мы все-таки остались ждать, говорил о том, что груз важен. Наверное, наглый капитан умудрился потребовать часть платы вперед и теперь нервничал, понимая, что деньги, возможно, придется вернуть.
  
  На шхуне помимо меня, Кая и девчонки, чуть не поставившей под угрозу всю команду, было еще трое пассажиров: две женщины и мальчик, на мой взгляд, меньше десяти лет. Они были семьей, держались особняком и исключительно вместе. За время плавания я так и не видела кого-то из них прогуливающегося в одиночестве. Когда 'Дороти' причалила в порт Сэлвэн, все трое покинули борт, намереваясь провести время ожидания в городе с максимальными удобствами. Капитан проводил их фразой о том, что если опоздают к отплытию, пусть пеняют на себя и благополучно забыл обо всех троих. Гораздо больше его волновал груз. Меня же не волновало ничего. Впервые за последнее время я чувствовала себя спокойно. Даже прибытие в порт Сэлвэн не стало чем-то неприятным. Однако, в отличие от троих сошедших на берег, я предпочла дожидаться отплытия на шхуне. Причина была и я вновь не хотела врать себе, убеждая, что мне безразлично. Мне не хотелось видеть разрушения, которые принесла в этот город.
  
  - Дамира.
  
  За дни плавания Эва окончательно пришла в себя. Девушка выглядела сильной и здоровой, она постоянно улыбалась и шутила. А еще она считала меня своей спасительницей и всячески пыталась отблагодарить. Конечно, девушка понимала, что не в моих силах было вылечить ее недуг, но свою благодарность она мотивировала тем, что именно я уговорила моего друга ей помочь. Словно слышала, как я угрожала Каю расправой, если он не спасет больную. А может быть, действительно слышала. Она была без сознания, но, могло случиться так, что ее состояние не было глубоким обмороком, и какая-то информация доходила до измученного болезнью разума. Я не задавала вопросов. Как и не пыталась разубедить девушку в том, что мы с Каем друзья. С момента излечения девушки мы с моим спутником больше не разговаривали, а виделись разве что мельком и совершенно случайно. Его откровение о Шаторе сделало свое дело: если раньше я считала его своим спасителем, то теперь, несмотря на этот факт, Кай вызывал у меня неприязнь. Может быть, он был прав, не остановив меня, позволив устроить пожар. Может быть, мой выбор спас гораздо больше жизней, чем погубил. Страдала ли я все эти годы от того, что сотворила? Могу ли я страдать от мук несуществующей души? И если нет, почему все это время только и делала, что бежала. Куда? От кого? От чего? И что заставляло меня сейчас испытывать неприязнь к бывшему напарнику: то, что он позволил мне сжечь город или то, что не стал делать этого сам? Вопросы, ответы на которые были сродни кругам на воде. Даже если видишь их - недолго, а коснуться и вовсе нет никакой возможности. Мне казалось, я вижу ответы, но стоило начать думать об этом, очевидное ускользало как вода сквозь пальцы. А еще я не понимала, что произошло со мной в момент, когда я угрожала Каю расправой из-за Эвы. Раз за разом, возвращаясь в памяти к этому эпизоду, понимала, что по-настоящему хотела своему спутнику смерти. Я его ненавидела, и убила бы не задумываясь, не помоги он девушке.
  
  - Дамира!
  
  Эва облокотилась на леер борта рядом со мной и посмотрела на берег. По причалу бродили работники порта, чуть дальше гудели кары. С борта 'Дороти' не было видно, насколько пострадал порт Сэлвэн от землетрясения и что за прошедшее время сумели восстановить люди. Эва заправила за ухо выбившуюся прядь волос и обернулась ко мне.
  
  - Я тебя искала.
  
  Я дернула плечами.
  
  - Я была в каюте. А потом здесь.
  
  Девушка кивнула и опять уставилась перед собой. Ее взгляд был отстраненным, казалось, она смотрит не на людей и город, а куда-то в пространство.
  
  - Завтра отплываем, - заметила она, не отводя бездумного взгляда от только ей понятного объекта.- Капитан сказал, груз почти готов.
  
  Я слегка повернулась, чтобы лучше видеть собеседницу.
  
  - Капитан сказал?
  
  Эва кивнула.
  
  - Ага. Кому-то из команды. Я случайно услышала. - Она оторвалась, наконец, от созерцания чего-то только ей понятного и посмотрела на меня в упор. - Ну, так как, ты знаешь, что будешь делать дальше?
  
  Я не знала. Ни того, что делать дальше, ни того, зачем вообще разговорилась с девчонкой. Мне стоило бы оставить ее сразу же после того, как она излечилась от красного кашля. Но вместо этого я дождалась пробуждения девушки, а потом помогала ей, пока та была слаба. Мы разговаривали. Она назвала свое имя, сказала, что у нее нет никаких родственников, она живет одна и все, что ей было нужно в Изумрудном Порту - исцеление от болезни. В том городе, где она жила в северном домене, Теней Истока не было и девушке пришлось спешно собираться в дорогу, чтобы спасти свою жизнь. Теперь, будучи абсолютно здоровой, Эва не знала, что делать и стоит ли плыть на запад. А еще Эва задавала вопросы, а я отвечала. Конечно, я не выложила девушке причину своего путешествия, да и то, что со мной происходило все это время тоже осталось при мне. Но Эва знала, что я просто еду куда получается, и если на моем пути появился корабль, держащий курс в Изумрудный Порт, так тому и быть. О том, что маршрут неплохо было бы изменить, девушка заговорила сразу же, как только стало известно, что 'Дороти' некоторое время проведет в порту Сэлвэн. Я ничего не ответила и Эва не настаивала. И вот теперь, накануне отъезда она вновь вернулась к этому вопросу.
  
  - Ну так что ты будешь делать? - повторила Эва. - Подумай. Тебе все равно, куда ехать. Мне тем более. Нам не так уж и нужна эта шхуна. Сойдем на берег, поищем другую дорогу. Не обязательно на запад. У нас есть деньги, у нас есть время. Мы свободны и можем делать все, что хотим.
  
  Я молчала. Эва по-птичьи склонила голову на бок и вгляделась в мое лицо.
  
  - Ты не хочешь оставлять своего друга?
  
  - Он мне не друг. - Я потерла озябшие на ветру руки. - Но я не знаю, что буду делать в порту Сэлвэн.
  
  - То же, что и в Изумрудном, - произнесла девушка. - Искать. Говорят, жизнь - поиск. Мы все что-то ищем. И все находим. Ты думаешь, это правда? Мы все обязаны что-то отыскать в этом мире?
  
  Я покачала головой.
  
  - Мне нечего искать.
  
  Эва пожала плечами, сунула руки в карманы куртки и несколько раз покачалась с пятки на носок.
  
  - Я просто сказала то, что слышала от других. Люди все время пытаются найти великий смысл того, что происходит в их жизнях. Любую глупость, любой самый страшный поступок можно объяснить так, что вместо наказания впору получать награду. А ведь сама суть поступка не меняется, как бы ее не пытались приукрасить. Вор остается вором, лжец - лжецом. А убийца - убийцей.
  
  В порту сильно похолодало с тех пор, как я покинула его, оставив раненого Марода и растерянного Дэйва самостоятельно выбираться обратно в порт Давар. Наверное, стоит купить перчатки, потому, что руки замерзают, стоит только вытащить их из карманов. А ведь это только самое начало зимы... Порыв ветра разметал волосы и отвлек меня от мыслей, в которые я погружалась. Заледеневшими пальцами убрала пряди с лица. Я думала о том, что скоро будет еще холоднее. Я думала о том, что могу остаться.
  
  - У нас еще есть несколько часов до вечера, - подмигнула Эва. - Если решишься, скажи. Я готова пойти за тобой куда угодно. Ты спасла мне жизнь, Дамира. Этому поступку не нужно придумывать оправдания. И раз нам обеим некуда идти, почему бы не составить компанию друг другу.
  
  Она открыто улыбнулась и, махнув мне рукой, отправилась на нижнюю палубу. Я проводила девушку взглядом и вернулась к созерцанию порта. Отсюда ничего не видно. Высокие дома закрывают обзор. Там, за ними, на площади у трактира 'Приют морских странников', совсем недавно были разрушенные дома и разбитый, залитый кровью асфальт. Там погибли люди и Тени. Там я впервые увидела, на что на самом деле способны такие, как я. Покачала головой, потерла лоб, словно пытаясь стереть из памяти то, что останется в ней, пока я буду дышать. Это всего лишь память. Прошлое. Оно не причиняет вреда. Оно бесполезно, незачем думать о том, что прошло и никогда не повторится.
  
  'Некоторые вещи лучше не изменять'.
  
  Теперь понимаю, Сарин не просто было известно, чем закончится нападение на состав. Она знала, что не согласись я на эту авантюру, и город был бы обречен. Знала и была согласна с таким положением вещей. Она так же, как и Кай, пожертвовала малым. Или же, ей, так же, как и Каю, было наплевать. Она уехала, сбежала. Как и думала Камила. И так же поступили бы мы все, не возьмись я за это задание. Мы все что-то сделали, чтобы наше прошлое так сильно повлияло на настоящее, а что-то оставили без изменения. Каждый из нас получил по заслугам. Мне больше не было холодно внутри. Там образовалась пустота. А то, чего нет, не может замерзнуть.
  
  В это время суток в порту не людно. Да и новых кораблей за время нашего здесь пребывания не появлялось. Может быть, виной тому была стремительно надвигающаяся зима. Или есть какие-то другие причины. Мне и раньше доводилось плавать и с морскими контрабандистами, и на обычных пассажирских кораблях, но я никогда не интересовалась, есть ли у кораблей в порту какое-то расписание. Вряд ли. В открытых водах с судном может произойти что угодно: от небольшой качки или полного штиля, до бури, атаки пиратов и Теней. Впрочем, сроки доставок товара все-таки оговариваются. Не зря капитан 'Дороти' так злился. Мы не успеваем в Изумрудный Порт к тому времени, к которому должны были. Отвернулась от города. Теперь ветер дул мне в спину, отчего волосы разметались еще больше. Мы застряли, но чувство тревоги, которое гнало меня вперед все это время, не позволяя задержаться где-то дольше, чем на одну ночь, отступило. Может быть, мои преследователи, наконец, отстали. Может быть, мне удалось обмануть их, сбить со следа, и я снова свободна. Убрала волосы с лица и вновь встретилась взглядом с Эвой. Девушка оделась теплее, на плече у нее висела небольшая сумка.
  
  - Дамира, я тут подумала, - проговорила она, подходя ко мне, - пойдем, погуляем. Посидим в таверне, поедим чего-нибудь приличного. Надоела готовка нашего кока, - Эва наморщила нос и с мольбой посмотрела на меня. - Пожалуйста, пошли. Не хочешь уезжать, не надо. Но ты же все эти дни дальше причала не ходила. Ну, пошли!
  
  Девушка схватила меня за локоть и шутя потянула к себе. Однако, я все-таки тронулась с места, отчего мы обе едва не упали. Эва уцепилась мне в плечо на этот раз сильно, чтобы удержать равновесие, и неожиданно я почувствовала легкое головокружение.
  
  - Ну что, пойдем? Хочешь, я позову Кая? Хотя, - девушка нахмурилась . - Кажется, его нет на борту. Он ушел раньше, я видела.
  
  Эва смотрела на меня прямо, открыто, в упор и под этим взглядом нежелающая уходить со шхуны и видеть разрушения города-порта я медленно кивнула. Мы вместе спустились на причал, и так же вместе направились к городу. Некоторое время мы молчали, хотя Эва несколько раз пыталась завязать разговор. Впрочем, ее устраивало уже то, что она просто слышит свой голос. Я заметила эту особенность за девушкой почти сразу же, как она очнулась. Эва нуждалась в звуках, она с трудом переносила тишину. В этом мы с ней были похожи. Я тоже не люблю тишину. Однако, в отличие от меня, Эва создавала шум сама. Она много говорила, иногда что-то напевала больше себе под нос, чем вслух, к тому же при ходьбе как будто специально умудрялась то громко топнуть, то за что-то зацепиться и удержаться на ногах в последний момент. При этом неуклюжей девушку назвать было нельзя. Внешне Эва была полной противоположностью Энеси, но все-таки до спазмов в горле напоминал мне юную артистку. Я скучала по оставленной в восточном домене приятелям и несколько раз задумывалась над тем, что именно память об Эни заставила меня бороться за жизнь Эвы любыми способами. И всякий раз приходила к выводу, что в тот момент я не думала об Энеси. Я вообще не думала ни о чем, кроме того, что Эва должна выжить. Ярость. Ненависть. Наваждение. О чем же я думала...
  
  Я остановилась, тряхнула головой. Шагающая рядом и что-то увлеченно рассказывающая Эва, тоже замерла и непонимающе уставилась на меня.
  
  - Дамира?
  
  Я зажмурилась и резко открыла глаза. Мы шли с причала, а я настолько сильно погрузилась в собственные мысли, что не поняла, где и каким образом мы оказались. Кругом высились дома, однако улица была незнакома. Безусловно, изучить порт Сэлвэн в прошлый раз у меня времени не было, но я прекрасно знала архитектуру подобных городов. В данный момент мы были далеко от центра.
  
  - Эва, как мы сюда попали? - спросила я, оглядываясь. Просто окраина города. К тому же, за спиной ясно слышался шум воды. Ориентируясь на него можно вернуться на причал и найти 'Дороти'. В том, что мы немного заблудились, нет ничего страшного. Но я никак не могла понять, каким образом я пропустила всю дорогу до этого места.
  
  - Эва?
  
  Тренированный организм сработал как всегда четко. Я материализовалась в нескольких шагах от места, на котором только что стояла, и успела увидеть, как разрезая воздух, молнией сверкнул клинок. Нет, не клинок, удар клинка. Тени Белого Пламени не нужно выпускать из рук оружие, чтобы поразить свою жертву. Этот удар должен ранить меня в грудь. Я вдохнула, изменяя тело, и вновь ушла от удара в последний момент. Теней Белого Пламени было несколько, и удары они наносили из разных мест. В измененном состоянии я не могла как следует осмотреться, чтобы понять, сколько у меня противников, однако, последнего все-таки заметила. Мгновение, и я стояла рядом, крепко сжимая запястье Тени Белого Пламени: наемника, которого в прошлом неплохо знала, с которым работала на гильдию. Он дернулся, выронил нож и схватился за горло. Несколько секунд и он был мертв, а я озиралась в поисках остальных противников.
  
  - Дамира, остановись.
  
  Она стояла прямо передо мной. Такая же, какой была десять лет назад: высокая, бледная, с прямыми седыми волосами, собранными в хвост. Ли, Тень Дыхания, наемница гильдии крепко прижимала бледную Эву и смотрела прямо на меня. На лице никаких эмоций. В светлых серых глазах ничего, кроме принятого решения. Она заберет дыхание Эвы, я не успею помочь.
  
  - Тебе не безразлична жизнь этой девчонки, - произнесла Ли. - Ты сдаешься.
  
  - Что вам нужно?
  
  Ли усмехнулась, и притянула Эву к себе поближе. Теперь она обнимала девушку обеими руками за талию. Наверное, это смотрелось даже мило. Но я знала, что стоит Ли просто вдохнуть и Эве уже невозможно будет помочь. Настораживало выражение лица девушки. Эва словно ничего не видела, не понимала. Я с досадой поняла, что над девушкой поработали Тени Молчания.
  
  - Я же говорил, Дамира, что ты ничему не учишься у прошлого, - раздалось за спиной. Мне не нужно было оборачиваться. Даже голос был не так важен. Я услышала дыхание и поняла, что происходит. Слова лишь подтвердили догадку.
  
  Кай прошел совсем близко. Мне хватило бы пары секунд, чтобы оказаться рядом и схватить его за руку. Но Ли понадобится всего одна секунда, чтобы прикончить Эву. Кай подошел к Тени Дыхания и ее жертве, а затем поднял на меня пустой, ничего не значащий взгляд.
  
  - Гильдия все еще обижена на тебя, Дамира, - бесстрастно проговорил он. - И я говорил тебе об этом. Но ты как всегда ничего не слышишь.
  
  - С каких пор ты стал наемником гильдии? - Принять то, что Кай, не признающий власти, кроме той, что правит доменами, стал подчиняться чьей-то указке, было сложно. И, тем не менее, сейчас я видела своего бывшего напарника в окружении тех, кто служат главарям гильдии - богатым, но обыкновенным людям.
  
  - Ты задаешь неправильные вопросы. - Кай усмехнулся, и сложил руки на груди. - Подумай над тем, что действительно важно, пока мы переберемся в более удобное для разговора место.
  
  Тело перестало слушаться, а глаза закрылись сами собой. Последнее, что я осознала - мне все-таки не дали упасть. Чьи-то руки подхватили мое безвольное тело, а затем пришла пустота. Не знаю, как долго я была под контролем Тени Молчания, но закончился он так же внезапно, как и начался. Я просто открыла глаза и села на холодный бетонный пол. Помещение было большим, плохо освещенным и напоминало то ли склад, то ли ангар. Воздух тяжелый, насыщенный каким-то густым запахом, очень походившим на топливо для каров. Здесь же рядами высились огромные цистерны, скорее всего именно им заполненные. От запаха болела голова, но самым паршивым в этой ситуации было то, что мне будет трудно изменять свое тело. Слишком много испарений в воздухе. Те, кто привез меня сюда, знали, что делают, они слишком долго были моими напарниками.
  
  Эва сидела, прислонившись спиной к цистерне, глаза ее были закрыты. Рядом присела на одно колено Ли. Тень Дыхания держала девушку за руку, готовая в любой момент забрать дыхание жертвы. На меня она не обращала никакого внимания. Кроме Ли в помещении были еще Тени, но из-за головной боли я не могла определить точно, сколько их. Это было важно, но у меня не получалось сосредоточиться. Вполне возможно, что меня все еще контролировала Тень Молчания. Я потерла виски, медленно поднялась на ноги. Сверху вонь была сильнее, наверное, поэтому Ли предпочла остаться на полу. Я тяжело привалилась к одной из емкостей, стараясь выровнять дыхание.
  
  - Дамира.
  
  Я не могла его не заметить. Ведь он все это время был здесь. Стоял в нескольких шагах от меня, так же опершись на цистерну и привычно сложив руки на груди. Я покачала головой, словно этот движение могло изгнать из разума силу Тени Молчания.
  
  - Дамира, - повторил Кай, глядя на меня холодными серыми глазами. Странно, что совсем недавно я видела в них оттенки. Это были просто холодные серые глаза бездушного монстра. - Ты проиграла. Только не пытайся напасть. Здесь Тень Молчания, которая держит на прицеле твой разум.
  
  Меня не контролировали и это было странно. Ведь мне все еще было сложно сосредоточиться. Я все еще не понимала, сколько Теней в ангаре.
  
  - Я ничего не должна гильдии.
  
  Кай криво усмехнулся.
  
  - Гильдии? Гильдии ты должна в первую очередь. Они приняли тебя, они сделали тебя той, кем ты сейчас являешься. Ты должна им, и этот долг будет с тобой, пока ты не умрешь. Это закон, Дамира. Ты знаешь, что делает гильдия с теми, кто нарушает ее законы.
  
  - То же самое, что и с предателями, - не сдержалась я. Кай рассмеялся таким же пустым и холодным смехом.
  
  - Ты очень вовремя вспомнила о предательстве. Это все, что ты научилась делать по-настоящему хорошо.
  
  - Ты все-таки решил отомстить.
  
  Вонь и головная боль путали мысли и не позволяли сосредоточиться на количестве врагов. То, что сейчас говорил Кай, означало одно - живой мне и Эве отсюда не уйти. И вдруг я вновь, как тогда на шхуне, когда обнимала кашляющую девушку, ощутила страх. Страх за нее. Эва не может умереть, я должна спасти ее любой ценой.
  
  - Мы уже говорили об этом, - голос Кая выдернул меня из мыслей. - Ты сказала, что мы ничего друг другу не должны. И я согласен. Истинная причина того, что ты здесь, не месть моя или гильдии. Это заказ. Из Трада. Семья Чрез очень недовольна тем, что ты попыталась убить их наследника.
  
  Вот в чем дело. Это была ловушка. С самого начала, с той встречи в поселке у заправки. И предназначалась эта ловушка не для Карлоса, а для меня. Карлос был лишь марионеткой в руках того, кто знает будущее. А я была его целью.
  
  - Их сын - Безликий, - проговорила я. - Я не смогла бы причинить ему вред.
  
  - Чушь, - отрезал Кай. - Безликие не могут пользоваться своими силами, пока они здесь, среди людей, в человеческом теле. Ты лжешь, Дамира, и делаешь это, чтобы выжить. Но это не важно. Заказ герцога заключается не в твоем немедленном уничтожении. Герцог настаивал - ты нужна ему живой. Тебя было очень сложно поймать. В Траде тебе на помощь пришел Зар, в Изумрудном Порту - Вайрос. Погибло слишком много наемников и мне пришлось выйти из тени, и самому заниматься твоими поисками.
  
  Последнюю фразу я пропустила, потому, что в голове прочно осталось сказанное секундой раньше. 'В Траде тебе на помощь пришел Зар'. Кай знал, что мне помог Зар. Знал до того, как я сама ему об этом сказала.
  
  - Ты убил Зара? - спросила я. Впрочем, вопросом это не было. Я просто произнесла фразу вслух.
  
  - Стечение обстоятельств. - Кай будто прочитал мои мысли и дал пояснение. - Он помог тебе и заплатил за это. Не надо было мешать наемникам и ничего бы не произошло. Зар сделал выбор и ошибся.
  
  Стечение обстоятельств. Неправильный выбор. И, как итог, чья-то ненужная смерть. Наши действия всегда имеют последствия. Все просто. Горло сдавил болезненный спазм. Но не от страшной вони в замкнутом пространстве. Все слишком просто. До боли в горле. До пропустившего удар сердца. До непонятной пустоты в груди. И до вернувшегося пронзительного холода там, где обычно разворачивается забирающая дыхание воронка.
  
  - Столько людей погибло, - произнесла, чувствуя, что даже голос мой застыл. - Столько наемников. Герцог действительно на все готов ради убийства одной Тени. Он слишком сильно ценит своего наследника. Что же он скажет, когда через пару лет вместо обожаемого сына получит бездушного монстра.
  
  - Этого не произойдет.
  
  Кай медленно прошел мимо меня. Даже не оборачиваясь я слышала, что он остановился рядом с Ли и Эвой. Оборачиваться не хотелось. Страх волнами накрывал сознание, вытесняя даже мысли о возможном контроле Тени Молчания.
  
  - Мы с тобой, Дамира, вернемся на шхуну и доберемся до Изумрудного Порта, а оттуда до Трада, - произнес Кай. - Еще я возьму с собой нескольких наемников. Ты не самый лучший боец, но даже ты можешь доставить неприятности в пути. Мне они не нужны. А места на борту кому-то может не достаться.
  
  Страх все же заставил меня обернуться. В руке мой бывший напарник держал кинжал. Тот самый, который я забрала в доме Сарин. Тот, которым я, наивно полагая, что никто не подозревает о моем замысле, ударила Кая в Шаторе. Я оставила кинжал в каре Тени Истока, когда меня привели к Карлосу, думала, что потеряла его во второй раз и уже точно навсегда.
  
  - Думаешь, только ты способна ударить в спину? - произнес Кай. Он смотрел на сидящую перед ним безвольную девушку, но вопрос явно предназначался мне. В тусклом освещении ангара по металлическим бочкам прыгнули рассеянные блики от клинка. Страх, укутывал разум, и это было не то, что побуждает защищаться или бежать. Это было эмоциями. Моими эмоциями. Это было неправильно, но больше не имело значения. Я не должна допустить гибели Эвы. Она не может погибнуть. Больше никто не должен погибать. Я вдохнула, намереваясь перехватить руку Кая, но тут же получила удар Тени Молчания. Не выдержав, упала на колени, обхватила руками голову. Невыносимо больно. Сквозь туман перед глазами увидела, как Кай поднял руку с зажатым в ней кинжалом над Эвой. А затем резким, почти неуловимым жестом нанес удар в горло Ли. Клинок вошел в тело по рукоять. Кай дернул руку в сторону, и Тень Дыхания завалилась на пол, в лужу собственной крови. Эва открыла глаза и посмотрела в упор на Кая. Боль отступила. Это длилось секунды, и я не знала, как ими воспользоваться. Кай развернулся и наставил на меня пистолет. А затем раздался выстрел. Когда мой бывший напарник успел выхватить оружие, я не увидела, а то, что пуля предназначалась не мне, поняла, когда за спиной раздался стук падающего тела. Где-то справа лязгнула железная дверь. Тени. Шестеро. Прояснившийся разум работал в полную силу, я ощущала, что кроме пришедших в ангаре было еще трое. Кай наставил пистолет на Эву, и девушка в попытке защититься схватила мужчину за запястье. Я хотела броситься к ней на помощь, но дорогу мне преградила Тень. Это была женщина, и рядом со мной она оказалась, материализовав тело из воздуха. В одной руке у нее был кинжал, второй она попыталась коснуться меня. Я успела увернуться, но тут же едва не напоролась на бритвенно острое лезвие. Тень дралась отлично, лучше меня, к тому же я была безоружны и не могла атаковать. Все, что оставалось, отступать, защищаться и следить, чтобы та не смогла ни зацепить меня острием кинжала, ни коснуться рукой. Шаг за шагом я удалялась от Эвы, теряя шансы спасти девушку. Навязчивые мысли об Эве мешали сосредоточиться, и я все-таки пропустила удар в живот. Противница била сильно, и я согнулась пополам, на мгновение лишившись возможности нормально вдохнуть. Ей хватило этого мгновения. Ее пустые бесстрастное глаза сверкнули, на предплечье сомкнулись пальцы, и горло сдавил болезненный спазм. Я понимала, что теперь-то уж мне действительно не уйти. Легкие разрывались от боли и тщетных попыток набрать воздуха. Но дыхание мне перекрыли. В глазах потемнело. Сейчас, если мне не удастся освободиться, я потеряю сознание, а если она не остановится - умру.
  
  Волосы разметались, тело пронзило холодом, но я не сразу поняла, что вокруг поднялся ветер. Тень Дыхания вздрогнула, отпустила мою руку, ее контроль исчез. Мне понадобились секунды, чтобы восстановить дыхание. Мароду хватило этих секунд, чтобы отшвырнуть мою противницу на пол и воткнуть в горло острие кинжала.
  
  - В сторону.
  
  Марод увернулся от нацеленного нанести ему тяжелую рану лезвия, выхватил из кобуры пистолет и выстрелил туда, откуда был нанесен удар. Я не поняла, попал он или нет. Сквозь распахнутую настежь дверь в ангар ворвался ветер. Это помешало противникам уследить за мной и моим неожиданным спасителем, но так же, мешало нам оценить обстановку. Я пыталась рассмотреть Эву и Кая, но их нигде не было видно. Укрываясь от ветра и от возможной атаки, я спряталась за стоящими рядом цистернами. Спустя несколько секунд рядом оказался Марод. А затем цистерна, за которой я пряталась, дрогнула, и сквозь свист ветра до моего слуха донесся лязг металла о металл.
  
  - Что ты здесь делаешь? - спросила я. Капитан нахмурился.
  
  - Заканчиваю то, что начал.
  
  В цистерну вновь ударило. А затем ветер донес до меня сильную вонь.
  
  - Пробили, - сказала я, оглядываясь. - Я должна спасти Эву. Не мешай мне.
  
  Прежде чем капитан успел что-то сказать, я выкатилась из укрытия и быстро осмотрелась. В ангаре не было окон, и ветер, каким бы сильным он ни был, не мог заполнить все помещение. Противники тоже это поняли и заняли позиции так, чтобы стихия не мешала им делать свое дело. Кай сказал, что я нужна герцогу живой, а потом почему-то убил Ли, свою союзницу. Появившиеся после этого Тени явно не беспокоились о моей целости. Если бы не Марод, Тень Дыхания задушила бы меня. И взгляд. Ее глаза были не просто глазами Тени. Это был бездумный взгляд монстра, цель у которого одна - уничтожить. Так смотрели Тени и люди в порту Сэлвен. Те, кто, наплевав на собственные жизни, до последнего вздоха пытались меня убить. Эти будут действовать так же. Тени рассредоточились по ангару. Я чувствовала их присутствие со всех сторон, преградой между нами были лишь большие металлические бочки. Однако, судя по тому, что кроме порывистого ветра Марода погоду больше ничего не портило, а разум был при мне, среди противников не оказалось Теней Четырех Кругов и Молчания. Пригнувшись, я пробежала между цистернами, стараясь уловить дыхание Эвы, но вонь разлитого топлива и ветер мешали. И тут меня заметили. Один за другим в мою сторону посыпались удары. Еще одна емкость получила пробоину и на меня упало насколько капель вонючей жидкости. Я вдохнула и метнулась туда, откуда наносили удары. Ветер разогнал удушливый запах, но мне приходилось прилагать усилия, чтобы пробиваться сквозь порывы. Незамеченной это сделать не получилось - мне пришлось вернуть тело в материальное состояние в нескольких шагах от Теней. Противников было двое, и оба сразу же заметили, куда нужно бить. Пришлось спешно скрываться за ближайшей цистерной от нескольких прицельных ударов. Неожиданного нападения не вышло. Не помешало бы оружие, но все, что у меня было - кинжал. На таком расстоянии бесполезная вещь. Рассчитывать можно только на свои силы. Я несколько раз глубоко вздохнула, и вновь сменила форму. Ветер тут же подхватил мое невесомое тело и если бы не прилагаемые усилия, отнес бы куда-нибудь в сторону. Но я была готова. Расстояние между мной и Тенями было небольшое, я сумела его преодолеть. Оказавшись рядом с одним из противников, перехватила руку с зажатым в ней стилетом, вдохнула и с силой толкнула его на напарника. Тот на мгновение замешкался, и мне хватило этого мгновения. Стилет задушенного мной противника по рукоять воткнулся в грудь его напарника, давая мне еще несколько секунд, чтобы подбежать к раненому и добить.
  
  Там, где остался Марод, раздалось два выстрела. Возможно, стрелял он, но я не была уверена. Впрочем, это не сильно меня волновало. Гораздо важнее было найти Эву. Эта навязчивая мысль не давала покоя. Я осторожно выглянула из укрытия, но ожидаемо никого не увидела. По бетонному полу быстро расползалась большая лужа из нескольких пробитых металлических бочек. Вызывающий головную боль и мешающий изменять тело запах разносил ветер, что было мне и на руку, и нет. Я не слышала дыхания Эвы, лишь чувствовала присутствие Теней. Их семеро, среди них Марод и Кай. Является ли Тень Четырех Кругов моим союзником я так и не поняла, но то, что Кай - один из противников, сомнения не вызывало. Мне придется драться с ним. С тем, кто семь лет назад спас меня. С тем, с кем мы отныне делим одну ответственность на двоих. Теперь эта ответственность останется с одним из нас, только одному жить с этим дальше. Мне придется убить или погибнуть, потому, что живой взять меня в плен у него не получится. Выбор. Стечение обстоятельств. Какая разница, как называть убийство, суть от этого не меняется. Я должна спасти Эву, если ее еще можно спасти. Потому, что мне надоело смотреть на невинные жертвы из-за того, что я ошиблась, принимая решение. Больше я не имела права на ошибку.
  
  Три выстрела с небольшими интервалами из двух разных видов оружия. У Кая тоже был пистолет. Я не слышала дыхания Эвы, но была уверена, что если девушка жива, она рядом с моим бывшим напарником. Пригнувшись, пробежала между цистернами, стремясь приблизиться к источнику звука. Ветер не прекращался, но здесь, в замкнутом, лишенном окон пространстве он был почти бесполезен. Силы Марода гораздо эффективнее снаружи, на открытом пространстве. Очередной выстрел указал направление. Вытащив из чехла и удобнее перехватив рукоять кинжала, готовая ударить в любой момент, я направилась на звук. Сделала несколько осторожных шагов и замерла, услышав выстрел, а затем несколько ударов и сильный грохот. Цистерну, а может быть, несколько с силой опрокинули и те, гремя, покатились по бетонному полу. Судя по звуку, они были пусты. Я выглянула из своего укрытия и первое, что увидела - распахнутую настежь дверь. До нее было не больше пятидесяти шагов. Изменить тело, рвануться вперед и я свободна. Всего несколько шагов, мне не привыкать бежать. Я смогу спастись. Смогла бы. Среди опрокинутых металлических бочек в луже разлитого топлива лежал Марод. Он был ранен. Я поняла это не столько по самому капитану, сколько по утихающему, несмотря на находящуюся рядом распахнутую дверь, ветру. И все-таки капитан был в сознании, пытался сесть, опираясь на одну руку.
  
  - Я дал тебе шанс убраться, Вайрос. - Голос Кая был холоден и безразличен. Из-за цистерны, за которой пряталась, я не видела Тень Истока, но знала, что он рядом. - Я тебя отпустил, рассчитывая на твой разум. Ты этого не понял.
  
  До меня донесся его тихий смешок.
  
  - Какое тебе дело до Шатора? Ты можешь умереть, защищая город, которого нет уже семь лет. Это глупо.
  
  Марод молчал. Он мог ответить на этот вопрос, но в этом не было смысла. Даже не в том, что Кай в очередной раз оказался прав и причина мести капитана бесконечно глупа. Не было смысла говорить это тому, кто может тебя убить. Кто убьет. Раздался тихий, но характерный металлический лязг и у меня похолодели руки. Нет. Я же сказала себе, больше никаких жертв. Никаких. И не так.
  
  - Ты говорил, что ненависть может гореть. Что ненависть ко мне горит в тебе. Тогда ты не испугаешься.
  
  Я выскочила из своего укрытия и бросилась к бывшему напарнику. Однако, сделать смогла всего несколько шагов, и тут же была остановлена смотрящим мне в грудь дулом пистолета.
  
  - Дамира, ты забыла, что я вижу будущее? - Вздернул не прикрытую матовым материалом маски бровь Кай. - Я знал, где ты спрячешься, до того, как ты сама решила там спрятаться. Я знал, что ты захочешь ему помочь и выдашь себя.
  
  Во второй руке у него была зажигалка. Огонь на фитиле горел ровно, не встречая преград, вроде ветра. Крошечный огонек, который еще можно лишить дыхания. Который в любой момент может превратиться в пожар, способный лишать дыхания других.
  
  - Это очередное стечение обстоятельств, - проговорила я, глядя прямо в глаза Каю. - Выбор. Ты слишком многих убил, чтобы добраться до меня. Герцог так сильно желает мне смерти?
  
  - Герцог хочет поговорить с тобой. - На губах Тени Истока появилась едва заметная усмешка. - И обязательно сделает это. Пока ты не придешь в Трад, тебя не оставят в покое.
  
  - Мне все равно.
  
  - Правда?
  
  Огонь дрогнул. Поэтому едва уловимому движению я поняла, что Кай ослабил хватку. Что он готов бросить горящую зажигалку на пол. В лужу горючего. В Марода.
  Никто больше не должен погибнуть. Я не должна допустить еще чьей-то смерти.
  
  - Я был не прав, - неожиданно произнес Кай. Без усмешки, без холода в голосе. - Ты все-таки кое-чему научилась у прошлого. Ты не сбежала. И может быть, опять приняла неправильное решение. По-человечески глупо, пытаться кого-то спасать, отдавая взамен собственную жизнь. Но это уже не важно. Я знаю, чем все закончится. И мне по-настоящему безразлично.
  
  Его глаза потемнели. Если бы это что-то значило, я готова была клясться, что в них вновь появился оттенок. А еще, вопреки словам, исчезла холодность и безразличие. Из этих непонятных темных глаз, из голоса. Едва заметно дрогнула и чуть опустилась рука, сжимающая пистолет. Сердце неприятно замерло, горло сдавил легкий, но противный спазм. Я должна была что-то сказать, и не знала, что.
  
  - Дамира...
  
  Эва выбралась из полумрака ангара, цепляясь одной рукой за цистерну. Вторая безвольно висела вдоль тела. Девушка хромала, и, казалось, сейчас свалится без сил. Забыв, что нахожусь под прицелом, я уже хотела рвануться к ней на помощь, когда рассекая воздух, над головой молнией пронесся удар Тени Белого Пламени. В ангаре еще как минимум пятеро Теней. Как я могла о них забыть? И почему они не нападали все это время? Эва сделала еще один неуверенный шаг и едва не упала. Тени появились вслед за ней. Все пятеро, они больше не прятались, просто наступали, вооруженные, готовые закончить начатое. Готовые убивать. Марод неожиданно ловко для раненого перекатился через лужу и оказался ближе всех к спасительному выходу. Выхватил пистолет и пристрелил замахнувшегося для удара мужчину Тень Белого Пламени. А затем до меня донеслись холостые щелчки.
  
  - Дамира, помоги мне! - умоляюще прокричала Эва, и сделала еще несколько шагов в нашу сторону. Тени за спиной девушки не позволяли приблизиться. А Марод больше не мог прикрыть мне спину. Я осталась одна, отделенная от спасительного выхода только лужей горючего, но не имеющая никакой возможности преодолеть это глупое препятствие. Потому, что пообещала себе, что больше никто не умрет. Потому, что Эва должна выжить.
  
  По-человечески глупо, пытаться кого-то спасать, отдавая взамен собственную жизнь.
  
  Кай выстрелил. Одна за другой пули впивались в металл, и из продырявленных бочек на бетонный пол хлынуло горючее. Один из Теней замахнулся, но прежде, чем его рука с зажатым в ней ножом описала дугу, раздался еще один выстрел. Эва тихо вскрикнула и лишилась дыхания. Пуля пробила ей горло. Мне стало больно дышать и на мгновение показалось, что пуля попала в меня. Тени застыли, но я не могла сосредоточиться на том, что происходит вокруг. Страх, который гнал меня на помощь девушке, смешался с этой дикой болью, застлал глаза алой пеленой. Я схватилась за горло обеими руками, но не могла сделать ни единого вдоха. Меня схватили чья-то сильные руки, с силой встряхнули, я почувствовала прикосновение к разрывающемуся от боли и невозможности сделать вдох горлу. А затем меня с силой швырнули на пол. Я ударилась головой, алая пелена перед глазами потемнела, и на мгновение показалось, что сейчас придет пустота. Но темнота рассеялась, и мне удалось сделать глубокий вдох. Я лежала у самого края лужи, моя одежда испачкалась вонючей жидкостью. Кай стоял шагах в десяти, в руках у него была зажигалка с горящим на фитиле огнем.
  
  - Прощай, Дамира, - произнес он. Где-то рядом со свистом пролетело лезвие-удар одного из Теней Белого Пламени. У меня не было сил защищаться или бежать. Сейчас все закончится. И я опять буду гореть.
  
  Зажигалка упала в лужу, и крохотное пламя в мгновение превратилось в стену огня. Пропитанный испарениями воздух только и ждал, когда ему позволят воспламениться. Казалось, пламя вспыхнуло сразу со всех сторон. Марод за шиворот куртки оттащил меня прежде, чем огонь оказался там, где я только что лежала без сил. До меня вдруг дошло, что мы с капитаном остались по ту сторону огненной стены, с которой находится выход. Мы не погибнем. Жар, черный едкий дым и вонь горящего топлива мешали рассмотреть, что происходит с другой стороны, в ангаре. И все-таки, я услышала лязг металла. А затем что-то хлопнуло и зашипело.
  
  - Дамира, уходим! - крикнул Марод. Он помог мне встать и почти силой потащил к выходу. Я не сопротивлялась, но и помогать сил не было. Балансируя на грани реальности и пустоты даже не особо осознавала, переставляла ноги сама или меня просто тащили. Гарь и дым душили, но это было не так, как минуту назад. Тогда, я едва не лишилась дыхания, сейчас просто трудно вдохнуть. За стеной огня опять хлопнуло и зашипело. Мы с капитаном выбрались наружу, сделали еще с десяток шагов по грязному снегу, когда в ангаре раздался первый взрыв. Из темного проема двери вырвались языки пламени, однако, до нас дотянуться они не могли. Затем взорвалось еще и еще раз. Всего я насчитала шесть взрывов.
  
  - Там было что-то под давлением, - с трудом переводя дыхание произнес Марод. - Возможно, система отопления.
  
  Он все еще держал меня за талию, но скорее рефлекторно, чем помогая. Я уже твердо стояла на ногах сама. И не могла отвести взгляда от пылающего ангара. Огонь вырывался из дверного проема, из крошечных окошек почти под самой крышей. Металлические стены не пострадали, но от густого черного дыма покрылись такой же густой черной копотью. От жара снег вокруг растаял десятка на два шагов. Причиной взрывов действительно могло быть отопление. Или в ангаре помимо огромных железных бочек с топливом были баллоны с газом. Это не важно. Теперь не важно. Наемники, которых я знала, Тени, пришедшие позже, погибли там, в огне. Там погибла Эва. И Кай. Опять смерти. Бессмысленные. Виновна в которых я. Марод отступил на шаг, кивнул в сторону стоящих неподалеку каров.
  
  - Нужно уезжать. Это важный объект, сюда скоро прибудут люди. Ты можешь вести кар?
  
  Ранен он был не серьезно, но рука, по-видимому, все еще плохо слушалась. Я утвердительно кивнула. В машине, дождавшись, пока капитан устроится на сиденье, повернула ключ зажигания, и только потом произнесла:
  
  - Я возвращаюсь в Трад.
  
  Марод поморщился то ли от боли, то ли от моих слов.
  
  - Это ловушка.
  
  - Мне все равно.
  
  Кар легко тронулся с места. Хорошая дорогая машина. На ней можно уехать куда угодно, в любой уголок Материка. Выбор всегда был за мной. Кар тихо рыча, вырулил на дорогу, на которой услужливо обнаружился дорожный указатель. Все, на что я теперь надеялась, что капитан 'Дороти' не отдал команду отчаливать раньше срока, заполучив свой долгожданный груз, и, как обещал, наплевав на пассажиров.
  
  ========== 15 ==========
  Плеск воды раздражал. Как когда-то на 'Белой герцогине'. Погибшей 'Белой герцогине'. Сгоревшей дотла 'Белой герцогине'. Дотла и вместе с командой. Бессмысленные смерти. Больше, чем нужно для того, чтобы убить одну Тень. Убить меня. Я больше не могла смотреть на воду. Даже при тихой погоде и попутном ветре она действовала мне на нервы. Отвернувшись от едва заметной полоски земли на горизонте, направилась на нижнюю палубу. Раздражала не только вода. Я не могла смотреть на этот город. Он много потерял по моей вине, и многое отнял у меня. Мы квиты, но видеть его я больше не в силах.
  
  'Дороти' отчалила в пять утра. Капитан, воодушевленный полученным грузом, в самом деле хотел отправиться раньше, однако, человеческая жадность сделала свое дело. За время пребывания в порту Сэлвэн желающих отправиться в Изумрудный Порт стало гораздо больше. Они платили, а значит, были ценны для капитана почти так же, как долгожданный груз. Пришлось дожидаться, пока все пассажиры явятся на борт. Мы вернулись одними из первых, однако, нас все-таки опередили трое, что плыли на 'Дороти' из порта Ровас. Две женщины, укутанные в теплые меховые одежды так, словно им предстоял путь на север, а не обратно, направлялись к себе в каюту, волоча за руки едва поспевающего за ними мальчика. Его заботливые северянки тоже приодели: если бы я не видела мальчишку раньше, решила бы, что он такой круглый и неповоротливый не от количества одежды, а от излишеств в еде. Подумалось о том, что в западном домене, скорее всего, все еще идут дожди, и все эти меха будут безнадежно испорчены еще на подходе к Изумрудному Порту. Меня капитан удостоил лишь хмурым взглядом. Зато всерьез заинтересовался моим новым спутником. А выяснив, что сменил бесполезного пассажира из Теней Истока, на очень даже нужного в плавании Тень Четырех Кругов, обрадовался. Что произошло с исчезнувшим Каем, капитана не интересовало: сменивший его Марод устраивал судовладельца гораздо больше. Чего нельзя было сказать обо мне. Я не хотела больше спутников. Все, кто пытался мне помочь, гибли. Теперь я знала тому причину, но суть от этого не менялась. Кай сказал, что пока герцог Чрез до меня не доберется, ничего не закончится. Меня не оставят в покое. А тех, кто будет рядом - в живых. И для меня это больше не было безразлично. Однако, помешать Мароду я не могла, а узнав о судьбе 'Белой герцогини', оставила все попытки как-то на него повлиять. Он потерял слишком много в северном домене. Может быть, оставаться так же глупо, как и уезжать, но я бы на месте капитана не осталась. Куда угодно, лишь бы подальше от места, где погиб кто-то, кто мне не безразличен.
  
  На твердой койке долго не могла устроиться поудобнее. Кажется, менять положение тела теперь становилось моей новой привычкой. Ритуалом. Что мешало сейчас закрыть глаза и провалиться в пустоту? Заснуть, проспать весь этот проклятый путь до самого Изумрудного Порта, чтобы потом открыть глаза, сойти на берег... Я никому ничего не должна. Выбор всегда был за мной. Но как отличить этот проклятый Единым Богом выбор от стечения обстоятельств?
  
  В дверь каюты постучали, тихо и бессмысленно. Я даже не подумала встать. Мне не хотелось шевелиться, не хотелось разговаривать. Хотелось закрыть глаза и провалиться в пустоту, но пустота не приходила. Люди теряют способность засыпать быстро с годами и совершенными поступками. Я не человек. Но пустота больше не приходила тогда, когда была нужна. Дверь скрипнула, впуская гостя, а затем, немного сменив тональность, скрипнула еще раз, закрываясь за его спиной. Марод остановился у входа, привалившись спиной к стене, и смотрел на меня. Я не видела, но чувствовала этот взгляд. А еще понимала, что мне придется заговорить первой.
  
  - Что тебе нужно?
  
  Молчание. Я открыла глаза и села.
  
  - Что тебе нужно? - повторила глядя на капитана. Тот привычно пожал плечами.
  
  - Решил узнать, как ты?
  
  - Ранен из нас был ты, а не я.
  
  - Царапина.
  
  Мы замолчали. Однако, молчание рядом с тем, с кем необходимо поговорить, обречено. Оно не может существовать долго. Вопрос лишь в том, кто решится добить обреченного.
  
  - Кем была та девчонка? - спросил Марод.
  
  - Попутчицей, - просто ответила я. Странно, но мне было легко говорить об Эве. Стоило девушке погибнуть, и она превратилась для меня в очередную безликую жертву, которых на моем пути было немало. Страх за девушку испарился, словно его и не было. Там, в ангаре, на мгновение мне пришла мысль, что этот страх - эмоции. Настоящие, которые испытывают люди. Ведь я боялась не за себя, меня пугала судьба невинной девушки. Теперь же ее жизнь и смерть перестали что-либо значить для меня. Она была попутчицей. Не больше.
  
  - Ты хотела ее спасти.
  
  - Я не хотела, чтобы она погибла.
  
  Марод кивнул.
  
  - В любом случае, ее больше нет. И из-за нее ты решила отправиться в Трад?
  
  - Нет, - я покачала головой. - Не из-за нее.
  
  - Из-за него?
  
  - Какое тебе дело?
  
  Марод потер руки. Правая все еще немного дрожала, но вполне слушалась.
  
  - Я знаю, что сам виноват в том, что произошло с моей шхуной, - проговорил он. - Знаю, что должен был думать о людях, которые доверились мне. Я не думал, и в результате все они погибли. Я не могу винить в этом тебя, просто хочу знать, что происходит на самом деле.
  
  Я непроизвольно дернула плечами. Раньше воспроизводила этот жест, если не хотела отвечать. Теперь он вполне соответствовал тому значению, которое в него вкладывают. Я не знала, что ответить.
  
  - Ты все видел.
  
  - Не все.
  
  - Значит, видел самое главное, - раздраженно бросила я. - Потому, что точно не пропустил ничего интересного. А вот я все еще не понимаю, каким образом ты нас нашел. В порту Ровас. В порту Сэлвэн. Откуда ты знал, где нас искать?
  
  Серые глаза сузились. Я сказала - нас. Нас с Каем. Марод, конечно, понял, что мы знакомы с Тенью Истока. Именно я помогла Каю в порту Ровас. От моей руки Марод едва не погиб.
  
  - Я не помню, как оказался в порту Ровас, - произнес капитан. Он уже говорил это, пока мы ехали в каре от горящего ангара. Я ему поверила. Знала, что не лжет. Но все равно, не могла понять, как такое могло произойти.
  
  - Тени Молчания? - проговорила я. На мой взгляд, это было единственным внятным объяснением произошедшему.
  
  - Я не помню, - повторил капитан. - Мы с Дэйвом застряли в порту Давар, я был ранен и еще не достаточно восстановил силы. Дэйв отправился искать кар, чтобы убраться из города. Последнее, что я помню, его шаги на лестнице дома, в котором мы временно поселились. Очнулся уже в порту Ровас. Зная, где найду Кая Ран-Трэйсона.
  
  Чтобы едва не лишиться жизни от руки той, кто виноват в твоей мести не меньше самого Кая.
  
  - И все? Ты очнулся в другом городе и все, о чем думал, как убить Кая?
  
  - Я ждал этого семь лет, - произнес Марод. - А в тот момент, зная, что моя цель настолько близка, просто не мог думать о чем-то другом. Я должен был с ним покончить. - Он помолчал немного, а потом закончил: - Если бы я убил его в порту Ровас, та девчонка была бы жива.
  
  Я невольно усмехнулась, покачала головой.
  
  - Нет. Если бы ты убил Кая в порту, девчонка не выжила бы. Более того, могло погибнуть много больше людей. У Эвы был красный кашель. Она села на борт этой посудины в надежде найти в Изумрудном Порту Теней Истока, которые спасли бы ее. Она не просто не добралась бы до западного домена живой. Она забрала бы с собой несколько ни в чем неповинных людей. А может быть, заразу подхватили бы все члены команды.
  
  Марод молчал. Я сказала правду, хоть и умолчала о том, что Кай не собирался исцелять Эву, а моряки вовремя обнаружили больную девушку и могли просто выбросить ее за борт. Мне не хотелось говорить об этом. Не хотелось, чтобы капитан думал о моем бывшем напарнике еще хуже, чем сейчас. Кай умер, уже нет никакой разницы, что он сделал и чем руководствовался, принимая решения. Но с другой стороны, теперь уже точно не имело значения, кто именно виноват в гибели небольшого города в западном домене. Я могла не говорить Мароду, что тоже имею к этому отношение. Теперь это только моя тайна, моей она и останется. Если я нк решу рассказать о ней еще хоть кому-нибудь. Мне вновь предстоит принять решение. Принять в свою пользу.
  
  - Это его не оправдывает.
  
  - Я не собираюсь никого оправдывать! - отрезала я. Мне вдруг очень захотелось встать и посмотреть в иллюминатор. Стоять, смотреть сквозь тусклое стекло на темно-серую воду или свинцово-серое небо, раствориться в этой серости и ни о чем не думать. Спрятав замерзающие руки в карманы. Или скрестив на груди. Подавив это иррациональное желание, чувствуя, что раздражение в голосе становится более явственным, закончила мысль: - И оправдываться тоже не собираюсь.
  
  И вновь тишина. Молчание. Ненужное. Бесполезное. Обреченное. Нужно сказать все, чтобы потом не было необходимости разговаривать.
  
  - Ран-Трэйсон сказал, что рассчитывает на мой разум. А потом вернул меня к жизни, - заговорил Марод. - Тогда зачем он дал знать, что будет ждать в порту Сэлвэн? Чего добивался? Решил, что вправе дать мне возможность попробовать убить его еще раз?
  
  Это было непонятно не только капитану. Зачем Кай, вернув Марода к жизни, тут же, словно издеваясь, дал понять, что готов встретиться еще раз. Рассчитывал на разум противника, и при этом дал еще одну возможность отомстить. Клочок бумаги, что Марод нашел в кармане куртки, на котором было написано всего два слова 'Порт Сэлвэн'. И дата. Несколько дней, за которые Марод, умудрившись наняться на корабль, обеспечив судну попутный ветер, нашел кар, добрался до ангара и едва в нем не погиб. Потому, что поступил опрометчиво. Потому, что гонимый мыслями о мести вновь не подумал о том, что если его противник дал знать, где его можно найти, то уж конечно он готов к встрече.
  
  - Он дал тебе не возможность попробовать его убить, - произнесла я. - Он дал тебе возможность выбрать собственное будущее. Зная, что можешь попробовать отомстить еще раз, ты мог все бросить и уехать куда угодно. Но ты принял решение идти до конца. И едва не умер.
  
  - Если Ран-Трэйсон знал, что произойдет в этом ангаре, почему позволил этому случиться? - произнес Марод. - Почему не дал нам с теми, другими Тенями перебить друг друга? Ты понимаешь, Дамира, что сначала он держал тебя на прицеле, а потом спас от Теней Белого Пламени?
  
  Я кивнула.
  
  - Я не знаю, почему Кай поступил так, но обязательно выясню. Как только доберусь до Трада.
  
  Капитан потер подбородок. Я вдруг подумала, что мы слишком легко плывем. За все то недолгое время, что мы провели в открытых водах, 'Дороти' ни разу не качнуло. Конечно, Марод сейчас здесь, разговаривал со мной, но я уже не могла быть в чем-то полностью уверенной. Капитан был серьезно ранен, но сумел вызвать молнии и убить противника в порту Сэлвэн. Может быть, сейчас, беседуя со мной, он, тем не менее, присматривает за тем, чтобы 'Дороти' сопутствовал попутный ветер. И, если так, то мне это на руку. Я приняла решение, и должна как можно быстрее со всем разобраться. Пока не случились новые ненужные жертвы.
  
  - Я был прав, ты собираешься в Трад из-за него, - произнес капитан, вырывая меня из размышлений - Я слышал, он сказал, что герцог хочет с тобой поговорить. Не знаю, чем ты помешала герцогу восточного домена, но он слишком сильно желает этой беседы, раз готов убивать людей, Теней, разрушать города. И я повторяю - это ловушка. Такая же, в которую Ран-Трэйсон пытался заманить меня. Ему почти удалось, просто в его планы не вовремя вмешались другие Тени. В Траде подобного может не произойти. Тебе никто не поможет.
  
  - Мне не нужна помощь, - отрезала я. - Даже если это ловушка. Даже если в Траде меня ждут наемники, Тени, Безликие, мне все равно. Я бежала и это ни к чему не привело. Больше я бегать не хочу. Надо разобраться во всем раз и навсегда.
  
  - Это точно будет навсегда, если тебя убьют, - заметил капитан.
  
  'Ты не сбежала. И может быть, опять приняла неправильное решение'.
  
  Я все-таки кое-чему научилась у прошлого.
  
  - Мне все равно.
  
  Капитан молчал, но не уходил. Мы поговорили почти обо всем. Почти. Потому, что очень важный вопрос еще не задан. А я так и не решила, правдивого ответа заслуживает мой бывший напарник, или ему теперь не важно. Он отомстил мне. Он убил Зара, Лери, Эву, но... он спас миллионы людей западного домена. Я должна помнить об этом. Несмотря ни на что. Нужно правильно расставлять приоритеты, а делая выбор, уметь справляться с его последствиями. Я все-таки кое-чему научилась у прошлого.
  
  Марод не спросил. Хотел ли он вообще задать этот вопрос, я не знала, но он не задал. Мы еще некоторое время молчали, погруженные каждый в свои мысли, а затем обреченное молчание погибло в очередной раз.
  
  - Я поеду в Трад с тобой, - твердо проговорил капитан. Я отрицательно покачала головой.
  
  - Мне не нужны больше спутники. Все, кто был рядом до этого, плохо кончили.
  
  - Я поеду в Трад с тобой, - проигнорировал мой отказ Марод. - Ран-Трэйсон мертв. Он получил ту смерть, которую заслужил, хотя это была смерть не от моей руки. Но сейчас дело не только в нем. Мою шхуну сожгли, убили всех людей. Убили просто так, и сделали это по приказу герцога восточного домена.
  
  - Ты собираешься отомстить герцогу?! - не дослушала я.
  
  Марод встретил мой ошарашенный взгляд холодно и спокойно.
  
  - Ты ведь тоже собираешься это сделать.
  
  Собираюсь ли я отомстить герцогу? Месть ли ведет меня в Трад? И понимала ли я вообще смысл этого слова? Мне нужно ехать. Туда, где все началось. В руки к герцогу. В руки к Безликому. Я приняла это решение еще у горящего ангара, но только сейчас поняла, зачем мне это нужно. Да, я хочу отомстить. Я собираюсь сделать все, что от меня зависит, чтобы отомстить. Разум подсказывал, что зависит от меня не так и много, но слушать его я больше не могла. Потому, что если поддамся, вновь побегу, ведомая звериным инстинктом самосохранения, подгоняемая страхом за свою жизнь. Поступлю так, как должна была бы.
  
  'Ты все-таки кое-чему научилась у прошлого. Ты не сбежала'.
  
  Я больше не могла бежать. Я должна драться. Может быть, это не только месть. Может быть, мне необходимо сделать это, чтобы защитить. Не то, что исчезло безвозвратно. То, что еще можно сохранить. Свою жизнь. Жизни тех, кто встретится мне на пути. Кто окажется под ударом, просто протянув мне руку.
  
  - У тебя будет время передумать. - Вытянувшись на жесткой койке, положила руки за голову и закрыла глаза. - До Изумрудного Порта у нас куча этого времени. Но я советую тебе передумать. Ты уже многое потерял, и мне жаль твою команду. Но если сунешься в Трад вместе со мной, потеряешь намного больше. Кай был прав, глупо умирать за то, чего уже нет. Тебе стоит уехать куда-нибудь подальше от меня, как только окажемся на суше. Все, кто пытались мне помогать, потеряли дыхание. У меня больше нет выбора, я не могу бежать. Иначе это не закончится. Но у тебя еще есть время передумать.
  
  Мне не видно выражения его лица, но я знала, что оно не изменилось. Может быть, лишь слегка потемнели светлые серые глаза Тени. Но они не стали похожими на асфальт, не превратились в синие или голубые. Открываясь, скрипнула с характерной тональностью дверь. Она была открыта несколько секунд, и я ждала вопроса. А затем тональность изменилась, послышался легкий щелчок. Пустота пришла только спустя минуту.
  Достать в Изумрудном Порту кар оказалось проблемой. У меня денег совсем не осталось, капитан тоже оказался на мели после гибели 'Белой герцогини'. Ситуацию сильно осложняло несколько факторов: на Марода объявлена охота его же дружками из гильдии морских контрабандистов, которых в Изумрудном, как назло, в этот раз было предостаточно, а события в порту Сэлвэн показали, что гильдия наемников получила заказ еще и на меня. Мы оба находимся в очень непростом положении: нам нужны деньги или кар, но при этом раздобыть их следовало таким образом, чтобы нас не обнаружили. Сидя за стойкой в 'Изумрудном карасе' я смотрела в чашку с недопитым кофе и думала, как выпутаться из очередной проблемы. Капитан ушел поговорить с какими-то знакомыми, я же была предоставлена самой себе. Встретиться мы условились в 'Изумрудном карасе' после полудня. Я немного побродила по городу, но бесполезность этой прогулки была очевидна. У меня в Изумрудном не было знакомых, которые подбросили бы работу. Зато здесь были представители гильдий, те, кто вел дела непосредственно с заказчиками, и через кого потом наемники получали деньги и инструкции. В прошлом я, не задумываясь, обратилась бы к ним. Работа для тех, кто проходит сквозь закрытые двери, найдется всегда. Сейчас дела обстоят не так просто. В Каменном у меня было несколько знакомых, всегда готовых подбросить работу, содрав для себя неплохие проценты. Сейчас я бы согласилась и на такие условия, но вариантов не было вообще. Официантка крутилась у бара со спиртным, протирая бутылки и что-то напевая себе под нос. Это была не та девушка, которую я видела в заведении в прошлый раз, но ее, так же, как и напарницу, не заботило, что находится в пустой таверне один на один с Тенью. От нечего делать я бездумно наблюдала за тем, как девушка ловко убирала пыль и расставляла бутылки. Оказалось, в ее действиях была логика. Бутылки с дешевой выпивкой официантка ставила таким образом, чтобы они всегда были под руками. То, что стоило подороже, размещалось не в столь удобной позиции, зато выгодно бросалось в глаза, стоило только взглянуть на бар. Интересный способ привлечения публики, почти такой же необычный для дешевой таверны, как и светящаяся рыба на вывеске. Я покачала головой. Нужно думать о том, как добыть деньги, а у меня в мыслях зеленая рыбина и дорогой алкоголь. Алкоголь... Память немедленно подбросила не очень давнее воспоминание. Дорогой алкоголь, сигаретный дым, небольшой, дорого оборудованный зал. 'Изумрудная Пыль'. Камила - вот единственный человек в Изумрудном Порту, которого я знала. Человек с деньгами. Вряд ли у Камилы найдется для меня работа, но можно просто, минуя приличия, вытрясти из нее нужную мне сумму или позаимствовать кар. В конце концов, она мне должна. Камила проговорилась моим врагам, и из-за этого погибла Сарин... С каких пор меня заботят подобные вещи? Я усмехнулась, посмотрела на остывший кофе. Пить не хотелось. В порту и без того холодно. Не так, как в Сэлвэн, или, тем более, в Ровас, но все-таки холодно. Хорошо, что осень уже миновала стадию моросящих дождей, и перешла на другую - заморозки. Утром, когда мы сошли на берег, все было покрыто ровным слоем инея. Иней растаял, стоило холодному белому солнцу подняться с востока, но я знала точно: к вечеру температура опять упадет. Что ж, по крайней мере, это не дождь. Но все-таки холодно. И остывший кофе никак не мог согреть.
  
  На часах почти час дня. Марод запаздывал. Это может означать что угодно. Возможно, он нашел способ добыть деньги. А может быть, до капитана добрались бывшие напарники из гильдии, и его давно уже нет в живых. Мы не условились, что мне делать, если мой спутник не явится к положенному сроку. Конечно, самым правильным решением сейчас было бы забыть про капитана, отправиться в 'Изумрудную Пыль' и вытрясти из моей бывшей напарницы последний прощальный подарок - хороший кар. А после уехать в одиночестве туда, где, по словам Кая, меня ждут, чтобы поговорить. Мне не нужен больше спутник... Это был бы самый правильный в данной ситуации вариант. И, тем не менее, в очередной раз вопреки здравому смыслу, я уже больше часа сидела в 'Изумрудном карасе' и ждала возвращения капитана.
  
  Марод ожидаемо не передумал, он настоял на том, что в Трад мы поедем вместе. Ему хотелось отомстить за 'Белую герцогиню', а я все еще не понимала, осознает ли он до конца, насколько глупый поступок собирается совершить. Убить герцога, готового к встрече с Тенью. Во время неудачного покушения я пробралась в особняк по наводке заказчицы, и точно знала, что мальчишка дома один, а охраны при нем немного. Но сейчас случай другой. Раз герцог спустил на меня столько Теней и наемников, то о собственной безопасности он точно позаботился. А еще Мароду следовало бы знать, что сын герцога - Безликий. Но я ему так и не сказала. Наверное, потому, что знала, какая последует реакция. Зар мне не поверил, Кай тоже. С чего верить Мароду. Он не видел, на что способен мальчишка, зато твердо уверен в том, что Безликие, живущие в теле человека, беспомощны, как люди. Мы все это знаем. Как можно сомневаться в истине, которая существует столько же, сколько существуют Тени. И эта истина однажды загонит нас в могилу. Они не беспомощны, они по-настоящему всемогущие. И по-настоящему Безразличные. Потому, что с той силой, которой они обладают, могли бы творить в этом мире что угодно. Могли бы заставить людей подчиняться. Стали бы для них единственными Истинными Богами. А тот мальчишка в Траде уничтожил бы меня не задумываясь. Но Безликим наплевать. Им действительно ничего не нужно.
  
  Официантка придвинула табурет, чтобы протереть полки повыше, взобралась на него, и принялась аккуратно и быстро махать тряпкой по бутылкам с дорогим алкоголем. Почти все они были полные. Тоже реклама, или у местной публики нет денег на такую выпивку? Наверное, и то, и другое. Я слишком погрузилась в размышления о Безликих, о дорогом алкоголе, своих дальнейших действиях, и когда за спиной стукнула входная дверь, вздрогнула от неожиданности. Официантка, привычная ко всему, лишь слегка повернула в сторону вошедшего голову. Зато последующая за этим реакция девушки вновь едва не заставила меня вздрогнуть. Она мгновенно оказалась на полу, подбежала к двери, видимо, намереваясь поприветствовать гостя, но в последний момент застыла как вкопанная. Вошедших было двое, и обоих я знала. Вот только, если Марода я ждала, то появление Дэйва, молодого механика со шхуны 'Белая герцогиня', стало для меня неожиданностью. Парень же, видимо, уже пережил шок от столь неожиданной встречи, и теперь выглядел просто счастливым. А при виде меня расплылся в улыбке, от которой стоящая у двери девушка, наконец, ожила. Взгляд, которым она одарила Дэйва, был красноречивее любой брани.
  
  - Эмма, это капитан Марод Вайрос. Я служил на его шхуне... - хриплым от волнения голосом принялся прояснять ситуацию он. - А это Дамира. Помнишь, я говорил тебе... Мы с ней спасались от землетрясения в порту Сэлвэн...
  
  Мне было приятно видеть парня. Марод сказал, что не помнит, что произошло с Дэйвом, а я все-таки хотела бы, чтобы парень был жив. Я была рада.
  
  Официантка окинула меня - на Марода она едва взглянула - подозрительным взглядом, однако, напряжение все-таки спало. Парень действительно ей что-то рассказывал. Вот только мне показалось, что возмущение девушки было связанно не с тем, что в приятелях ее парня есть Тени, а то, что Дэйв из-за нас не обратил на нее должного внимания. Она просто обиделась.
  
  - Дамира, рад тебя видеть! - сказал парень. У меня сложилось впечатление, что если бы девушка не держала его под локоть, он бы бросился меня обнимать: таким довольным и счастливым выглядел. - Что, не сложилось на севере?
  
  - Не сложилось, - согласилась я. - Пришлось вернуться. А вот ты откуда взялся?
  
  Эмма придвинулась к Дэйву поближе и зашептала ему на ухо. Я прекрасно все расслышала. Девушка сказала, что ей нужно работать, иначе будут проблемы, и если нам нужно поговорить, предложила уйти от стойки за стол в углу. А еще она просила не тратить время на разговоры с нами. Ей тоже было что сказать, и, видимо, показать парню. Дэйв чуть сильнее прижал к себе девушку, она коротко чмокнула его в губы и отстранилась, кивая на отведенный для разговора стол.
  
  - Так откуда ты здесь? - повторила вопрос я, когда официантка, убедившись, что мы разместились и ничего не желаем, отбыла обратно к своей уборке. - И как вы, - пристальный взгляд на Марода, - умудрились встретиться?
  
  В какой-то момент мне показалось, что капитан все-таки мне соврал. Что это вновь какой-то план, целью которого является мое уничтожение. Почему уничтожение? Может быть потому, что Каю, противнику капитана, как раз нужно было привести меня в Трад живой. А в этой истории замешана еще одна сила. Сила, которая не особо заботится о сохранности моей жизни.
  
  - Я тут работаю, - выдал Дэйв, и в словах его я не почувствовала фальши. Значит, все-таки не заговор. - В мастерской... Кары чиню. Вот так, банально, да? - Он пожал плечами. - Быстро устроился, почти сразу, как добрался до города. А тут капитан к хозяину пришел. Я прямо глазам не поверил...
  
  Он принялся нервно тереть руки.
  
  - Я думал, больше вас никогда не увижу, - как-то совсем тихо произнес он, и тон этот мне не понравился. Я знала, что парень сожалел бы об этом всю жизнь. И, может быть, даже винил себя в чем-то. Поступил бы так, как поступают люди. Они всегда цепляются за то, что того не стоит.
  
  - Сожалею, тебе не повезло, ты вновь в нашей компании, - хмыкнул Марод. Опередил меня. Я как раз собиралась сказать нечто подобное. Такие фразы всегда разряжают обстановку. Я не раз проделывала подобное с Энеси и всегда работало. Дэйв нахмурился.
  
  - Не надо так шутить.
  
  - Мы не шутим, - вмешалась я. - Марод прав, тебе крупно не повезло. У нас с капитаном нарисовались некоторые проблемы.
  
  - Я еще в порту Сэлвэн это заметил, - съязвил Дэйв. - И, представь себе, Дамира, я могу помочь.
  
  - У Дэйвы есть кар, - заговорил Марод. - Тот, который купил в порту Давар. И он готов одолжить нам эту машину.
  
  Парень согласно закивал. Мне же разговор разонравился сразу после слова 'помочь'.
  
  - Дэйв, ты ничего не понимаешь. - Я покачала головой. - Все, кто пытался мне помогать, погибли. Вспомни 'Белую герцогиню'...
  
  Я и сама не поняла, специально это сказала или просто сорвалось. Мысль обрела словесную форму, а то, что имеет форму, всегда будет кем-то замечено. Или услышано. Люди часто говорят не подумав. Стоит ли говорить, что Теням подобное не свойственно. Что мы не имеем права не то, чтобы совершать глупости, но даже их произносить. Дэйв враз помрачнел, опустил голову. Я знала, что выражение лица Марода не изменилось, разве что потемнели светлые серые глаза. Однако в этот момент на капитана мне смотреть не хотелось.
  
  - Извини.
  
  Парень покачал головой, но так и не поднял на меня взгляд.
  
  - Ничего. Ты не со зла.
  
  Нет. Не со зла. По глупости, на которую не имела права.
  
  У стойки официантка Эмма закончила натирать бутылки и занялась стаканами. Следующими на очереди будут стойка, столы, пол. Иногда она бросала на нашу компанию быстрые взгляды, но ими и ограничивалась. Не знаю, что такого нарассказывал своей подружке механик, но мешать нашему разговору она даже не пыталась.
  
  - Капитан сказал, вам нужно в Трад, - нарушил тишину Дэйв. - У меня есть кар. Я его отремонтировал: внешне консервная банка, но ездит неплохо. До восточного домена дотянет.
  
  - Дэйв, нам сейчас нечем платить, - заметил немногословный Марод. - И то, что мы вернем машину, я гарантировать не берусь.
  
  - Ну, кар этот куплен за ваши, капитан, деньги, так что фактически он ваш, - невесело хмыкнул Дэйв. Он помолчал немного, а затем добавил: - Все-таки мне бы хотелось, чтобы машину вы мне вернули... Дамира, не смотри на меня так, я в эту рухлядь все-таки вложился!..
  
  До городских стен мы доехали в молчании. Так же, в молчании, миновали условный контроль пограничников. Марод вел спокойно, не превышая скорости, хотя на пустой дороге между городами можно было позволить себе разогнаться. Я смотрела в окно и думала, хочу ли, чтобы капитан надавил на газ. Наверное хочу. Люди говорят, чем быстрее, тем лучше. Относительное утверждение, но в моей ситуации уместное. Хотелось поскорее со всем этим покончить. Стоило попросить своего спутника прибавить скорости. Но мне опять не хотелось разговаривать.
  
  - Не ожидал от тебя подобного.
  
  Я поняла, что он имел ввиду и даже не повернула голову. Некоторое время назад я бы тоже от себя подобного не ожидала.
  
  - Что-то в этом мире меняется.
  
  - Тебе такие перемены не по душе?
  
  - У меня нет души.
  
  Мы вновь замолчали. Осенний пейзаж сменялся зимним. Особенно это было заметно ближе к вечеру. Полуголые деревья и вялая коричневая трава подергивались тонким слоем инея, на дорогу опускалась легкая туманная дымка, становилось холоднее. Зима. Обычно в это время года я перебираюсь жить на юг. На окраину пустыни, где природа еще не настолько озлобилась на человечество, чтобы выжигать его запредельно высокими температурами и хоронить под тоннами песка во время песчаных бурь. В восточном домене зима тоже не суровая, но я все-таки старалась избегать холода.
  
  - Дамира.
  
  Молчание рядом с тем, с кем необходимо поговорить...
  
  - Ты отговаривала Дэйва помогать нам.
  
  - Хотя сделать это должен был ты.
  
  - Значит, тебе не все равно?
  
  Я все-таки обернулась. Марод так же бесстрастно смотрел на дорогу, время от времени слегка поворачивая руль, когда впереди обозначалось препятствие.
  
  - Ты пыталась оградить Дэйва от беды, - проговорил он, не отводя взгляда от дороги. - Ты хотела спасти ту девушку в ангаре. В конце концов, ты не бросила меня в порту Сэлвэн. Ты много думаешь о других, Дамира.
  
  - Это что-то значит?
  
  Марод привычно пожал плечами.
  
  - Не знаю. Может быть, ты все-таки признаешь, что в тебе много человеческого. Ты так же, как люди стремишься спасти невиновных, но при этом повторяешь, что тебе на все плевать. Врать себе - любимое занятие людей.
  
  Я вновь отвернулась к своему окну.
  
  - Кай думал, что имеет право принимать решения, цена которым чья-то жизнь. Он считал себя не хуже Безликих. А ты считаешь себя человеком. Вы оба ошиблись. Но если Кай за свою ошибку уже поплатился, у тебя еще есть шанс избежать смерти. Не суйся в Трад. Довези меня до города и проваливай.
  
  - Стремишься остаться одна? Тебя не пугает одиночество?
  
  Неправильный вопрос. Не то, не так. Марод должен был спросить, не надоело ли мне одиночество. И я бы ответила, что это не одиночество, а свобода, которая меня устраивает. Но он спросил, не боюсь ли я. Тени не боятся. Теням не свойственно испытывать страх перед чем-то условным. И я обязана ответить на неправильно заданный вопрос так, как ответила бы любая Тень. Так, как ответила бы я сама совсем недавно. Однако, что-то в этом мире меняется.
  
  - Я не знаю.
  
  Марод ничего не сказал. Вопреки моим надеждам, дождь все-таки пошел. Щетки лениво ползали туда-сюда, иногда заедали, отчего мир за залитым водой стеклом казался нагромождением размытых красок. И преобладал среди них серый цвет. Люди неправы, считая, что их тени черные. Черный цвет ассоциируется со злом. Но разве может быть злом то, что существует лишь при определенных условиях? И не слишком ли ярок черный для подобного явления? Тени недостойны быть черными, они не могут быть добром или злом. На самом деле тень серая. Незаметная, молчаливая, безликая. Щетки ползали по стеклу, вперед-назад, вперед-назад. Серый цвет не исчез, просто сквозь него теперь можно было разглядеть пейзаж. Такой же серый. В восточном домене должно быть солнце. Если постараться, если чуть прибавить скорости, я еще успею застать хорошую погоду. Почему-то это сейчас казалось очень важным. Важнее чем то, что в конце своего путешествия я лицом к лицу встречусь с Безразличным Богом.
  
  - Прибавь скорости.
  
  Мой спутник выполнил просьбу не задавая вопросов. Впрочем, изменения были несущественными. Как бы ни старался Дэйв, это ведро с гайками, именуемое каром, имело скоростной предел. И попытка превышения его могло вылиться нам в пешую прогулку до самого Трада. Приходилось довольствоваться тем, что есть: серым пейзажем, холодом, дождем, обреченным молчанием.
  
  - Чем ты так не угодила герцогу восточного домена? - спросил Марод.
  
  - Хотела убить его сына, - не стала скрывать я. - Мне за это заплатили.
  
  - И ты рискнула пойти против имеющих власть? - В голосе Тени Четырех Кругов даже я различила едва уловимые нотки изумления.
  
  - Почему бы и нет? Герцоги такие же люди. Если сжать им легкие, они лишаются возможности дышать.
  
  - И все-таки, у тебя не получилось, - заметил Марод. - Иначе за тобой бы не гонялись по всему Материку.
  
  - Может быть, как раз получилось, - хмыкнула я. - И теперь старый герцог, подобно тебе, хочет отомстить за то, что уже исчезло и что не вернется независимо от того, умру я или нет. Люди не задумываются над такими мелочами.
  
  - Тогда тебя убили бы на месте, - не согласился Марод. - Но Ран-Трэйсон ясно сказал, герцог хочет поговорить. Значит, ты нужна ему живой. Хочет знать имя заказчика? Впрочем, были еще Тени в порту Сэлвэн. Им-то как раз было плевать на твою сохранность.
  
  - Ты умеешь делать выводы, - вздохнула я. - Но я не знаю, кто они. На самом деле не знаю. Могу лишь предположить, что действовали они под влиянием Теней Молчания. Тени, которые были с Каем, вели себя не так. Они хотели заставить меня подчиниться, но не убить. Наемники в порту Сэлвэн были другими. Ты сам видел, они готовы были умереть, лишь бы выполнить свою задачу. По своей воле ни люди, ни Тени на такое не способны. Собственная жизнь дороже любых денег. И Кай спас меня от них...
  
  - Но убил девчонку. Зачем?
  
  - Не знаю.
  
  Дождь превратился в мелкую морось. Если бы я сейчас была снаружи, сырость мешала бы мне дышать, мешала изменять тело. Старый кар не защищал от влажного воздуха, но все-таки не позволял дождю окончательно лишить меня сил. Странно было другое. У меня не было мыслей о том, что дождь может помешать мне драться. И хорошую погоду в восточном домене я хотела застать по какой-то другой, еще не до конца сформулированной для себя причине.
  
  Граница между доменами не так условна, как граница между городами, но мы смогли пройти контроль. Марод не увидел в этом чего-то подозрительного: его нынешние враги - морские контрабандисты - обычно не забираются вглубь Материка, предпочитая держаться ближе к воде и своим кораблям. Я же вообще не ожидала больше нападения. Мне вдруг показалось, что теперь, когда я приняла решение не убегать, а идти навстречу, меня больше не будут преследовать. А значит, остаток пути должен пройти без проблем. Пока так оно и было. Впереди маячили кишащие наемниками герцога Чреза дороги между городами восточного домена, но и это не тревожило. Если будет нужно, мы с капитаном сможем отразить любую атаку. И все-таки я была уверена - ничего не произойдет. Не теперь. За последующие сутки мы с Мародом обменялись всего несколькими фразами. Я сменила своего спутника за рулем, и сразу же поняла, что разогнать машину у меня не получится при всем желании. Несмотря на добротный ремонт, кар был слишком стар. День прошел так же, как и предыдущий, разве что небо немного прояснилось, и из-за темных облаков выглянуло бледное осеннее солнце. Это наводило на мысли о надежде на лучшее. Люди в ситуации, подобной моей, часто видят добрые и дурные предзнаменования во всем: ясной или мрачной погоде, придорожной забегаловке с плохой или хорошей едой, дорожных знаках с цифрами, которые, согласно общему мнению, тоже могут нести разный смысл и как-то влиять на происходящее. Я вспомнила, что в день, когда впервые оказалась в особняке герцога, шел дождь. А сейчас ясно. Затишье перед бурей. Вырванные у жестокой природы дни тепла перед недолгой, но все-таки зимой. В Каменном у меня осталась неплохая сумма денег, большая часть того, что мне заплатили за мальчишку Безликого. Деньги хорошо припрятаны, но рано или поздно кто-нибудь до них доберется. Каменный - в некотором роде город наемников-одиночек. Там частенько околачиваются люди и Тени, которые, как и я, когда-то, заимели некоторые разногласия со своей гильдией и нуждаются в работе. А значит, мои тайники обязательно кто-нибудь найдет, это всего лишь вопрос времени. На мгновение пришла мысль о том, что неплохо было бы все бросить, забрать деньги и вновь пуститься в бега, однако я не позволила ей сформироваться и дать мне повод сомневаться в принятом решении. Задним числом понимала, что работу мою оценили не так хорошо, как следовало бы. За убийство Бога нужно платить гораздо больше. Убить Бога. Звучит по меньшей мере пафосно. Я непроизвольно усмехнулась, и Марод вопросительно посмотрел на меня.
  
  - Что смешного? - спросил он.
  
  Перенявшая за последнее время кучу новых привычек, я пожала плечами.
  
  - Мне как-то задали вопрос, чего хотят Безликие. И я не смогла ответить. А ты знаешь? Знаешь, в чем великий смысл всего этого? Тени, люди, Боги. Почему именно так, и никак по-другому?
  
  - С чего ты взяла, что я знаю?
  
  - Ты ведь считаешь себя человеком, верно? - не могла остановиться я. - А люди всему находят объяснение. Так они устроены, им не нравится неопределенность. Так как? Что ты можешь сказать о тех, кто забирает души?
  
  - Что это единственное, в этом мире, на что мне по-настоящему плевать.
  
  Настала моя очередь испытывать нечто сродни удивлению.
  
  - Правда?
  
  - У тебя есть повод сомневаться в моих словах? - все так же спокойно проговорил Марод.
  
  - Уходишь от прямого ответа.
  
  - Просто не вру.
  
  Из-за очередного облака выглянул солнечный луч и упал прямо мне на лицо, едва не ослепив. Я немного подвинулась в кресле, устраиваясь так, чтобы солнце не мешало следить за дорогой.
  
  - Тебя совсем не беспокоит, что тебя в любой момент может уничтожить некто, кого ты не знаешь, не видел и вряд ли увидишь? - заговорила, не отводя взгляда от разбитого асфальта.
  
  - Дело не в том, что меня беспокоит, - ответил Марод. - Дело в том, что я об этом не думаю. Все умирают, верно, Дамира? Люди, Тени - не важно. Никто не живет вечно. Срок жизни людей все-таки в разы короче нашего. И они научились жить с этим. Научились не думать о смерти. Согласись, Дамира, если бы человечество изо дня в день жило только беспокойством о том, что их в любой момент может уничтожить Единый Бог, смогло бы оно просуществовать так долго? А ты, - он вдруг повернулся на своем сиденье так, чтобы смотреть на меня в упор, - ты разве боишься Безликих?
  
  - Тени не боятся.
  
  - А ты?
  
  - И я не боюсь. - Я сказала чистую правду. Ведь я еду к Безликому. И не боюсь его.
  
  - И так ли ты отличаешься от человека, если живешь, понимая, что вс когда-нибудь закончится, и не думаешь об этом каждую минуту? - Марод сел прямо, откинулся на спинку сиденья и сложил руки на груди.
  
  Я покачала головой.
  
  - Почему ты так хочешь быть человеком?
  
  - Может быть потому, что я и есть человек?
  
  - А Кай считал себя Богом, - непонятно почему пробормотала я.
  
  - Он ошибся, - проговорил Марод. - Потому, что если Безликие действительно Боги, они знают, что для них будет значить то или иное принятое решение. И вряд ли допустят, чтобы принятое решение обернулось для них гибелью. Кай принял решение и проиграл. Ошибся. Как обычный человек.
  
  Я промолчала, обдумывая сказанное. Что-то в его словах настораживало, что-то выбивалось из изрядно пошатнувшейся, но все-таки привычной мне картины мира.
  
  - Ты сказал 'если Безликие действительно Боги'? Ты и в этом тоже сомневаешься?
  
  - Нет, - ответил Марод. - Просто я не знаю, что значит Бог. И мне все равно.
  
  В сумерках стены города кажутся черными. И эта черная полоса на горизонте будила во мне двоякие чувства. С одной стороны я понимала, что скоро все закончится. С другой, ощущала неприятный холод. Конечно, поздняя осень не может быть теплой, а старый ржавый кар не защищал от сквозняков. Однако, холод этот шел не снаружи, он рождался в груди, там, где в любой момент по моему желанию раскрывается забирающая дыхание воронка. Мне вновь стало тяжело дышать. Марод бросал на меня косые взгляды, однако от вопросов воздерживался. Так мы миновали пограничный контроль, и пожилой сонный пограничник мрачно заявил, что в его молодость в столь позднее время объявлялся комендантский час, и нельзя было даже выйти из дома, не то, чтобы беспрепятственно въехать в город. Мы с Мародом опять поменялись местами, отъехали от стены на порядочное расстояние, а мне все еще казалось, что я слышу назойливый бубнеж старика. Город спал. Ничего особенного, поздний вечер в городе за стенами.
  
  - Я так понимаю, плана у тебя нет, - проговорил Марод. - Поэтому, предложу свой. Оставаться в городе на ночь бессмысленно и может быть опасно. Пограничники вполне способны донести людям герцога о нашем появлении.
  
  Я кивнула.
  
  - Едем к особняку.
  
  Все повторялось. Темные стены особняка. Стены за стенами. Чтобы укрыться понадежнее. Зачем нужно скрываться, если в твоих силах сделать все, что угодно? Если ты - Бог? Мы спрятали кар на одном из поворотов дороги, и некоторое время брели по лесу. Под сапогами проседала опавшая листва, луна светила ярко, давая возможность как следует осмотреться. Я шла и думала о том, что могла бы убедить Марода в необходимости переночевать в городе и проделать этот путь утром только ради того, чтобы увидеть солнце. Я рассчитывала на хорошую погоду. Может быть, зря. От грязно-коричневого ковра из листьев несло удушливой сыростью.
  
  - Ты хорошо знаешь план помещения? - спросил Марод.
  
  Мы остановились неподалеку, укрываясь за деревьями, некоторое время молча смотрели на возвышающуюся впереди стену. Мой спутник первым нарушил тишину. Я пожала плечами.
  
  - Я знаю расположение комнат. Но сколько там сейчас людей и Теней, мне неизвестно.
  
  - Думаю, немало, - Марод вглядывался в стену, словно пытался рассмотреть количество противников сквозь нее. - Нужно придумать, как попасть на территорию. Там будет проще.
  
  Будет проще. А ведь он до сих пор не знает, что нас ждет по сторону стены. Я так и не рассказала мужчине про Безликого. Потому, что Марод мне все равно бы не поверил? Или потому, что ему все равно? Это больше не имело значения. Теперь, стоя в нескольких десятках метров от своей цели, я понимала сразу несколько истин. Во-первых, в огромном, больше похожем на замок особняке меня не ждет куча вооруженной охраны. Нет, не для этого герцог все это время пытался заполучить меня живой, чтобы прикончить в стенах собственного дома. Знает он или нет, кем является его сын, но он меня не боится. Во-вторых, там ждут только меня. Еще на 'Дороти' я думала о том, что мне больше не нужен спутник, что этот путь только мой и я должна пройти его одна. Марод спросил, не боюсь ли я одиночества. И я не смогла ответить сразу. Но теперь понимала: боюсь. Иначе, нашла бы способ избавиться от Тени Четырех Кругов гораздо раньше, не позволила себе ни малейшей иллюзии на то, что кто-то обо мне беспокоится, кто-то пытается мне помочь. Думала ли я об этом? И о чем на самом деле думал Марод? Я не Тень Молчания, чужие мысли для меня тайна. Мне просто было страшно оставаться одной. Всю дорогу до Трада меня устраивало даже обреченное молчание, лишь бы было с кем его разделить. Молчание теперь не просто обречено. Оно бесполезно. Мне все-таки страшно оставаться одной. Но в то же время, теперь мне по-настоящему никто не нужен.
  
  - Я немного уберу свет, - продолжал тем временем размышлять Тень Четырех Кругов, - нагоню тучи, и мы сможем подобраться к стене незаметно. Ты проведешь нас к запасному выходу.
  
  - Хорошо, - кивнула я, выравнивая дыхание. Нужно быть спокойной, собранной. Нужно контролировать силу, которая, получая свободу, не привыкла останавливаться.
  Марод обернулся к стене, вгляделся в поразительно чистое для поздней осени небо. Я все-таки была права: ничто не предвещало дождя. Утром действительно будет ясно. И это порадует множество людей, таких, которым, как и мне, не приятен серый цвет. А пока они спят и не видят, как на яркую круглую луну наползают облака. Стало по-настоящему темно, стены особняка терялись в этой тьме, и из массивных глыб превращались в тени самих себя. Теперь можно приблизиться, не опасаясь, быть замеченой слишком рано. Но прежде я должна закончить одно дело. Скорее всего, последнее. Я шла сюда, потому что больше не хотела ненужных жертв. Потому, что мне не безразлично. А раз так, нужно избежать очередной потери на своем пути. Я вдохнула и, не позволяя себе передумать, дать страху перед одиночеством волю, схватила Марода за плечо. Тень Четырех Кругов был занят погодой, он не ожидал нападения и не успел защититься. Я знала, что могу остановиться, я остановилась в порту Ровас, не задушила Кая. Смогу и сейчас. Должна. Марод дернулся, было, пытаясь вырваться, однако я уже держала под контролем чужое дыхание. Сила Тени Дыхания медленно сжимала легкие, выдавливая воздух. У меня нестерпимо болело в груди. Разворачивающаяся там воронка давила, силясь вырваться из-под контроля, поглотить чужое дыхание до конца. Уничтожить. На глаза наплывала алая пелена, в висках билась кровь. Я разжала сведенные от напряжения пальцы, и Марод рухнул на прелую листву. Воронка в груди отозвалась прощальной пронзительной болью и исчезла. Я опустилась на колени, закрыла лицо руками и закашлялась. Кашель душил, словно пытался отомстить за то, чего не получила живущая во мне сила. Но я смогла остановиться. Больше не будет ненужных смертей: ни по моей вине, ни от моей руки. Кашель отступил, я поднялась на ноги, прислушалась. Марод дышал, я смогла лишить его сознания, но не дыхания. Он очнется быстро, но не быстрее, чем я попаду внутрь особняка герцога Чреза. Облака, потеряв призвавшую их силу, таяли. Понимая, что время идет на секунды, я бегом бросилась к стенам. Все тот же запасной выход, и красный глаз камеры, который вновь не сумел заметить меня. Очутившись по ту сторону стены, я все так же, как и в первый раз, не стала возвращать телу материальность, и ветром рванулась к двери. Внутри темно и тихо. В просторной гостиной не было охраны, из кухни не доносились голоса прислуги. Поздно и все обитатели герцогской резиденции спят? Наверное, будь я обычным наемником на задании, так оно и было бы. Я бы проникла в особняк ночью, когда вероятность получить отпор минимальна, и застала бы жертву врасплох. Но сейчас я не наемник, а это не задание. Это моя жизнь, которую несколько людей и Теней изменили раз и навсегда. Мое "навсегда" наступит скоро, но это осознанное решение. Проклятый Единым Богом выбор, о котором так любил говорить Кай. Вернув тело, поднялась по лестнице, прошла по коридору к тому самому кабинету, где произошла моя первая встреча с Безразличным Богом. Никакой охраны, меня никто не собирался останавливать. Я вновь оказалась права: здесь меня никто не боится. Перед Тенями давно не испытывают страх даже люди, с чего беспокоиться Богам.
  
  Тяжелая дверь открылась бесшумно, впуская меня в комнату-кабинет. Я чувствовала знакомое дыхание. Тени не забывают, и я помнила. Парень сидел за тем же большим письменным столом в кабинете с книжным шкафом, полки которого уставлены толстыми томами. Все почти так, как было в день нашей первой встречи. Почти. Сегодня парень не возился с почтой, хотя, словно издевательский намек на прошлое, на столе лежал вскрытый конверт, сложенные пополам листы бумаги и тот самый нож для вскрытия писем, которым меня ранил сам Бог. Парень сидел в кресле, сложив руки на груди, и смотрит поверх меня. Подняв голову, проследив его взгляд вижу над дверью небольшие часы. Обе стрелки готовятся отрапортовать половину первого ночи, до характерного боя оставалось две минуты. Парень тяжело вздохнул.
  
  - Ну вот ты и пришла. - Его голос был молодым, но в интонации слышалась усталость человека, успевшего пожить и повидать жизнь не с самой лучшей ее стороны. - Вовремя. Проходи, присаживайся.
  
  У стола, напротив хозяина кабинета стоял массивный стул. Я остановилась рядом, положила руку на отполированную деревянную спинку.
  
  - Значит, это ты хотел со мной поговорить? А как же герцог Чрез?
  
  Парень устало усмехнулся.
  
  - Герцог... В некотором роде, я тоже герцог. Пока живу в этом мире и в этом теле. И хотя все это для меня стало неожиданностью так же, как для тебя, судьба распорядилась так, что нам действительно придется поговорить. Но прежде, нужно встретить еще гостей.
  
  За окном все-таки пошел дождь, в его шуме угадывались далекие раскаты грома. В кабинет вошла Эва, живая и невредимая. Даже одежда на ней была та же, что и в день нашей первой встречи. Шум дождя оттенял звук шагов, приглушал дыхание. Но я услышала и почувствовала. Это была именно она, девушка, которая умирала от красного кашля на шхуне "Дороти". Девушка, которую в порту Сэлвэн застрелил Кай. Эва прислонилась спиной к двери. Ее взгляд был устремлен на сына герцога Чреза. Меня она словно не замечала.
  
  - Ты тоже ко времени, - Молодой герцог поднялся, однако идти навстречу девушке не торопился.
  
  - Я должна была прийти, - произнесла девушка. - Пора все это заканчивать.
  
  - И ты решила закончить здесь и сейчас, - сказал парень. - После того, как убила столько людей и Теней.
  
  - Ты убил не меньше, - парировала она. - Мы ведь здесь, чтобы убивать. Убирать за собой мусор. Так что изменилось?
  
  Я поймала себя на том, что стою между этой странной парой и просто перевожу взгляд от одного говорящего на другого. А непогода за окном тем временем набирала силу. Раскаты грома становились отчетливее, и как предзнаменование, ночную тьму освещали вспышки молний.
  
  Парень покачал головой.
  
  - Однажды мы все ошиблись и заплатили за это. А сейчас едва не повторили собственную ошибку. Мы обязаны остановиться.
  
  - У нас не было выбора. Его по-прежнему нет, но это не ошибка, это борьба за существование. И в этой борьбе хороши любые средства. Мы не можем позволять жить таким, как она, - Эва говорила спокойно, бесстрастно, и злость, которой была пропитана фраза, угадывалась на каком-то подсознательном уровне. А потом до меня дошло, кого девушка имела ввиду. Такие, как она. Как я.
  
  - Это не наше дело, - ответил молодой герцог. - Больше не наше. Мы достаточно натворили и не имеем права как-то влиять на происходящее.
  
  - Не имеем права? - Эва прикрыла глаза, покачала головой. - Нет. Мы имеем право делать все, что посчитаем нужным. У нас не было ничего, кроме этого смертного мирка, а нам надо было выживать. Мы были обречены, но не сдались. Выжили. Ты забыл, чего нам это стоило? Сколько наших ушло в пустоту? От великой расы осталась ничтожная горстка глупых напуганных рабов, готовых принимать любую случайность, любую неудачу за волю Вселенной. Даже наши творения никогда не воспринимали нас как своих создателей. Вот, чего мы достигли. Боги, которые не в силах повлиять на один единственный мир. Боги, которым не подчиняются собственные творения. И ты говоришь, что мы повторяем собственную ошибку? Из нас двоих ошибаешься ты. И ты будешь за это отвечать перед всеми, кто еще жив.
  
  Она замолчала, и я заметила, что говорила девушка на одном дыхании. Ей нужно помолчать, собраться с силами, чтобы продолжить, набрать воздух в легкие. Почему-то этот факт заставил, наконец, мой разум работать. Она, как и человек, должна дышать. Она уязвима. Поэтому ли я не опасаюсь ни ее, ни герцога? Просто стою и слушаю этот странный диалог. В памяти со скоростью пули пронеслись слова Эвы. Сказанное мне понятно не было, однако ярость в ее словах была такой явственной, что даже мне стало не по себе. Эва говорила, не меняя интонации, но такую злость скрыть было невозможно.
  
  - И ты ничего не можешь мне возразить, - продолжила девушка. - Потому, что сам считаешь так же. Потому, что так же, как и остальные, как и я, знаешь, мы обязаны уничтожать их, пока они не принялись уничтожать нас. Что заставило тебя отказаться? Принять недоразумение, случайность, за то, что люди называют судьбой?
  
  - Может быть, это и есть судьба.
  
  - Нет, - возразила Эва. - Для нас не существует судьбы. Мы сами судьба. От нашего решения зависит будущее.
  
  "... от моего решения зависит будущее. Как и от твоего".
  
  "Ты не Бог. Мы не Боги".
  
  - Мы боролись за выживание, - продолжала Эва. - Великая раса, запертая в одном мире, должна была сражаться за каждое мгновение своего существования. Мы стольких потеряли. И ради чего? Чтобы собственными руками создать то, что нас уничтожит? Тени не нужны Вселенной.
  
  Ветер швырнул в окно капли дождя, звук был, словно в стекло бросили горсть песка. Вспышка молнии вспыхнула ярче электрического освещения, а раскат грома прозвучал почти над головой. Эва поморщилась, потерла висок.
  
  - В этом мы и ошиблись во второй раз, - просто ответил герцог. - Решили, что знаем, что нужно Вселенной. Ослепленные своим величием, а затем своим падением, продолжали думать только о себе. Ничего не изменилось, мы ничему не научились у прошлого. Кем мы вообще были бы, если бы не этот мир? Кем мы были до всего этого?
  
  - Богами.
  
  Оба замолчали. Дождь бился в стекло, к раскатам грома и вспышкам молнии добавился порывистый ветер. Погода не должна была испортиться. Слишком ясное было небо еще десять минут назад. Это дело рук Теней. Или Безликих. Я уже не знала, что думать. Стоя в комнате в компании двух - теперь я была уверена в этом - Богов, я была по-настоящему растеряна. Эва, наконец, обратила на меня внимание.
  
  - А ты пыталась мне помочь, - сказала она. - Я ведь нашла способ избавиться от тебя раньше, чем ты добралась бы до этого предателя. Мне безразлично, зачем ты ему понадобилась, но этого не должно быть. Таких, как ты, не должно существовать. Я была близка, у меня почти получилось в порту Сэлвэн, но в последний момент вмешался Исток. Он сумел задержать меня, убить Теней, выиграть время. Впрочем, это больше ничего не значит.
  
  Мне нечего было ответить. Взгляд Эвы был холодным, ничего не значащим.
  
  - Почему именно она? - проговорила девушка, обращаясь к своему титулованному собеседнику. - Их было много, и сколько бы их ни было, мы успевали раньше, чем происходило что-то непоправимое. Несмотря на потери, все наконец-то было под нашим контролем. А теперь из-за одной Тени все может рухнуть. Из-за Тени, которую ты вдруг решил защищать.
  
  Буря не собиралась утихать. Напротив, мне показалось, я слышала треск ломающихся деревьев. Впрочем, действительно могло показаться - до леса достаточно далеко. Но то, что ураган этот не закончится, пока не будет достигнута цель, которую преследуют вызвавшие его, было очевидно. Наверное, горожане уже вскочили с постелей, теперь в панике смотрят в окна, гадая, что же это происходит и чем для них обернется. А я рассчитывала, что никто не заметит манипуляции Марода с тучами. Мысль о том, что я бросила капитана в лесу без сознания была неприятна. Я сделала это для того, чтобы он остался жив, а может случиться так, что мой последний спутник мог погибнуть от этой искусственно созданной бури.
  
  Молодой герцог не обращал внимания на то, что творилось снаружи. Казалось, его вообще ничего не беспокоит. Он опустил взгляд на листы бумаги на столе. Не стал разворачивать, даже не взял в руки, лишь смотрел и молчал. Когда парень вновь заговорил, в голосе его звучали горечь и насмешка.
  
  - Могущественная раса, - он усмехнулся. - Что значило наше могущество в сравнении с тем, на что способна Вселенная? Кто мы рядом с ней? Никто. Вот все, что мы значим на самом деле. Возомнившие себя Богами, наказанные за это, изгнанные для выживания в единственный мир. Мы так долго живем, и ничему не научились. Даже здесь продолжали делать то, что делали раньше, пока были свободны - уничтожать. С чего ты взяла, что я кого-то защищаю? - Он оторвался от листов и посмотрел на собеседницу. Та не проронила ни слова.
  
  - Я никого не защищал, - продолжил герцог. Он вышел из-за стола, обошел меня вокруг и встал перед Эвой. - Все это время я даже не покидал этот дом. То, что происходило, происходило без моего участия. Я ждал. Наблюдал. Убеждался. И убедился. Не хочешь узнать, в чем?
  
  В глазах девушки сверкнули молнии и многократно усилившись, отразились в стекле за окном. Над замком оглушительно грохнуло.
  
  - Прекрати это, - спокойно проговорил герцог. - Ты ведь тратишь на контроль столько сил. А все, чего добьешься - новые бесполезные жертвы.
  
  - Мне не важно, в чем ты убедился, - ответила девушка. - Никому из нас не важно. Ты предатель, поставивший под угрозу наше существование, и все, чего достоин - пустоты. Меня послали покончить со всем этим, и я это сделаю.
  
  Оконное стекло все-таки не выдержало. Повезло, что в своих резиденциях богатые горожане ради безопасности предпочитали не делать больших окон. Особенно в тех комнатах, в которых проводили достаточно большое количество времени. Осколки брызнули в разные стороны, в кабинет ворвались ветер и дождь. Что-то небольшое и стеклянное упало и разбилось, опрокинулся тяжелый стул. Я отреагировала вовремя, и прежде чем меня впечатало в стену мощным порывом, успела отскочить в сторону. Стихия бесновалась снаружи, не имея возможности явить свою полную силу в небольшом помещении. Что останется от Трада после всего этого мне думать не хотелось. Эва - а в том, что она является причиной происходящего, сомнений не было - действительно добьется ненужных жертв. Помимо всего прочего. В чем истинная цель ее поступка для меня становилось более-менее понятно. Она стремилась уничтожить меня. И молодого герцога, который продолжал стоять перед девушкой, как ни в чем не бывало.
  
  - Может быть, мы не настолько властны над своими творениями, как то было в прошлом, - проговорила она. Ее голос, тихий и ровный, звучал отчетливо, несмотря на шум и грохот непогоды. - Может быть, они слишком сильны и умны, от них сложнее избавляться. Но все это время Тени прекрасно убивали друг друга сами.
  
  За ее спиной появилась темная фигура. Я уже поняла, кто на самом деле устроил этот хаос, и припомнила несколько бранных слов, адресовав их себе. Не стоило бросать Марода одного, беззащитного. Однажды, будучи в подобном состоянии, он уже попался в руки врагов, против собственной воли преследовал нас с Каем и едва не разрушил порт Давар. А теперь, глядя на застывшее лицо своего спутника, в его пустые глаза я поняла, какую же совершила ошибку. Хотела избежать последней ненужной жертвы, а теперь передо мной выбор: смерть Марода или гибель доброй половины населения Трада. Впрочем, был еще один вариант. Контролируемый Эвой, Тень Четырех Кругов просто размажет меня по стене.
  
  - Ты умеешь выбирать себе помощников, - похвалил герцог. Он сделал несколько шагов назад, пока не уперся в столешницу. - Из людей, из Теней. А что дальше? Хочешь отправить меня в пустоту руками Теней?
  
  - Как раз наоборот, - ответила девушка. - Тебя в пустоту я отправлю лично. Все знают о твоем предательстве и мне нечего опасаться. Все будет так, как было прежде: мы - Боги, они - наши Тени. Ничего не должно меняться. Ну а ее, - быстрый взгляд в мою сторону, - пусть уничтожит то, что она ценила.
  
  С чего ты взяла, Эва, что я что-то могу ценить? Я Тень, я бездушная тварь, монстр. Я не могу ценить, ненавидеть, любить. Мне плевать. Пусть все катится к Единому Богу, Духу Тьмы и дальше, мне не должно быть до этого дела. Я вообще не должна была приходить. Противостояния имеющих власть, войны Богов... Какое дело до этого мне? Не человеку. Не Богу.
  
  'Ты не сбежала. И может быть, опять приняла неправильное решение'.
  
  Я все-таки кое-чему научилась у прошлого. Может быть, это действительно неправильное решение. Но теперь уже не важно. Погибшие Зар, Лери, Варт, Сарин, Кай. Живые Эни, Ирин, Дэйв, Марод. Врать себе - любимое занятие людей. Это так по-человечески, но врать больше не было сил. Я действительно что-то в этой жизни ценила. И ценю до сих пор.
  
  Ветер замерзал, его прикосновения к коже отдавали болью как от порезов. Возможно, порывы действительно ранили, проверять у меня времени не было. В такой обстановке менять свое тело нет никакой возможности: меня просто снесет куда-нибудь подальше. Что делать я не представляла, но действовать нужно. Иначе я погибла. Если герцогу повезет, он сумеет остановить Эву и ее вынужденного помощника, но это, скорее всего, будет означать конец для обоих. Я должна попытаться спасти своего спутника и спастись сама.
  
  - Марод...
  
  Попытаться докричаться до разума, который находится под чьим-то контролем, глупая идея. Наверное, я сделала это рефлекторно. Мне нужно было услышать хоть какой-то звук, кроме шума дождя, ветра, грохота грома. Капитан отреагировал, но не так, как мне того хотелось. В руках мужчины появилась зажигалка. Раздувать огонь из искры - способность любого из Теней Четырех Кругов. Для этого не нужно много сил, достаточно той самой искры. При таком ветре, контролируемый Мародом огонь займется мгновенно и вероятнее всего, перекроет мне путь к отступлению. Как не дать Мароду поджечь кабинет я не знала, у меня не было ни одного шанса даже приблизиться к нему. Электрический свет потускнел, краем глаза заметила, что молодой герцог и Эва все так же стоят друг против друга. Ветер трепал их волосы, одежду, но сами они, как каменные статуи, не замечали порывов, от которых меня едва не вдавливало в стену. Вмешиваться в противостояние Богов я не собиралась, да и вряд ли смогла бы. Щелчок зажигалки вернул мое внимание туда, где ему быть следовало. Однако, я  опоздала и все, что теперь оставалось - бежать. Туда, где я только что стояла, впечаталось пламя. Тени Четырех Кругов считают огонь самой послушной стихией, ведь она изначально зависит от призывающего. Книжный шкаф вместе с массивными томами вспыхнул мгновенно. Я успела отскочить, но из-за ветра потеряла равновесие и не устояла на ногах. Повезло только в одном: черный дым, стремительно заполняющий комнату, поднимался вверх. Мне же, сидящей на полу, дышать было легче. Но на этом везение заканчивалось. Меня отшвырнуло в угол, с одной стороны бушевал огонь, с другой на меня медленно и бесстрастно наступал мой спутник. Отступать некуда, все, что я могла, подняться на ноги, чтобы стоя встретить свою гибель. Люди считают это чем-то вроде достойной смерти. Я же вообще не видела в смерти достоинства. Какая разница, в каком положении умирать. Зачем тратить силы на то, чтобы перед гибелью смотреть убийце прямо в лицо. Марод говорил, люди не думают о смерти. Он был не прав. О смерти невозможно не думать, особенно когда смотришь ей прямо в глаза. Перед смертью должно быть страшно, страх сбивает с ног, придавливает к земле, лишает воли. Страх делает из человека глупую безвольную тварь. Наверное, в этом и есть достоинство смерти стоя: смотреть в глаза убийце, осознавать, что все сейчас закончится, и понимать, что на краю пропасти все же остался человеком. Медленно, держась за стену одной рукой и не сводя взгляда с Тени Четырех Кругов, я поднялась на ноги. Дым ударил в ноздри, заполнил легкие. На глазах выступили слезы. Дышать тяжело, тяжелее, чем от влаги, холода, жары. Человек сказал бы, что это ирония той самой судьбы, в которую я не могу позволить себе поверить. Однажды быть спасенной из огня, чтобы через некоторое время смерть нашла меня в том же обличие.
  
  '...от моего решения зависит будущее. Как и от твоего'.
  
  Мы не Боги. Не люди. Кто мы? Убийцы? Монстры?
  
  Тени.
  
  Пламя стремительно поглощало книжный шкаф и грозилось пожрать всю комнату, а затем и весь огромный дом. Что будет потом, когда меня не станет? Безликий герцог одолеет Эву и убьет Марода, или же моя бывшая спутница прикончит своего собрата, а ураган, вызванный Тенью Четырех Кругов, разрушит Трад? Я пообещала себе, что ни из-за меня, ни от моей руки никто больше не погибнет. И в очередной раз не могу сдержать обещание. Потому, что должна сделать выбор. Потому, что от меня сейчас зависит, сколько еще будет ненужных жертв. Потому, что надо выбирать, рискуя собственной жизнью. Как когда-то выбирал Кай. Он ведь сказал, что бросил бы Шатор, не задумываясь. И в тот момент я поверила его словам. А сейчас... Марод поднял руку, намереваясь направить на меня огненный поток, но я опередила его. Воронка в груди стремительно раскрылась, подобно разбушевавшемуся смерчу, засасывая чужое дыхание. Дым мешал, воронка сдавливала легкие, причиняла боль, но я изо всех сил старалась сдерживать силу Дыхания. Потому, что это был последний призрачный шанс выполнить данное себе обещание. Марод замер, зажигалка выскользнула из пальцев, так и не явив очередную искру. Тень Четырех Кругов открыл рот, силясь вдохнуть, но не смог. Теперь воронка не сдавливала легкие, она просто пресекала любую попытку вдохнуть. Словно вокруг вдруг исчез воздух. Ветер стихал, огонь, лишившийся контроля, несмотря на то, что успел достаточно разгореться, не в силах был уничтожать кабинет с той же скоростью. Мой некогда спутник и защитник, а теперь противник схватился за горло, покачнулся и упал на колени. Но дым все еще валил, а воронка, стремясь поглотить весь воздух, до которого сможет дотянуться, разрывала легкие. Я понимала, что не умру, даже если не смогу остановиться. Но скорее всего потеряю сознание, а учитывая, что где-то рядом находятся два Бога, один из которых желает моей смерти, позволить себе беспамятство я не могла. Нужно остановиться. Ради себя. Ради Марода, который все еще жив и который должен выжить. Ради обещания. Попытка сдержать рвущуюся уничтожаться силу, и спазм стискивает легкие. Кровь билась в висках, перед глазами алая пелена, вдобавок от дыма и боли в легких начался сухой кашель. Ноги подкосились, я упала на пол. Больше всего сейчас хочется закрыть глаза и оказаться в своей привычной пустоте. Там, где нет ни людей, ни Теней, ни Безликих. Где нет боли, нет необходимости делать выбор кому жить, а кому умирать. Какое право на это имеют Тени? Те, кто даже существовать может только при определенных условиях. Зачем нам это? За что?..
  
  - Ты спросила, почему именно она. Почему из-за этой Тени рушится привычный нам мир? Так получилось. Это случай, не больше. Тот самый дар Вселенной, который мы так и не заслужили ни за миллионны лет свободы, ни за тысячелетия заключения. Она - наш шанс освободиться. Вселенная дала нам этот шанс, дала выбор. Дала знак. Мы обязаны принять его, обязаны остановиться, иначе никогда не покинем этот мир. Впереди нас ждет только пустота.
  
  Голос молодого герцога ровный и спокойный. Словно ни ветер, ни огонь, ни дым никак не повлияли на Безразличного Бога. Впрочем, может ли дым причинить Богу вред. Я не без усилия справилась с кашлем, но тело на каждое движение отзывалось тупой болью в груди. Превозмогая ее, поднялась, опираясь на руки, попыталась осмотреться, но перед мокрыми от слез глазами все еще расцветали алые пятна. Дышать тяжело и больно, впрочем, бывало и хуже. А боль - это признак того, что ты еще жив. Я жива.
  
  - Тысячелетия тюрьмы, - продолжал герцог, - сотни неудачных попыток сначала освободиться, а затем просто выжить, и все, что мы получили - выбор между пустотой и страхом. Из страха мы посеяли в мире, который никогда нам не принадлежал, ненависть, презрение, вражду. Из страха все это время всеми способами уничтожали Теней. Мы испугались, осознав, что на самом деле мы не Боги, что Вселенная можете оказаться такой же непостоянной и жестокой к своим творениям, какими к своим были мы. Прошлое нас не научило. Но последний урок преподнесло само будущее.
  
  Рядом пошевелился и закашлялшся Марод. Зрение вернулось, и я смогла, наконец, осмотреться. От обстановки кабинета мало что осталось: что не пострадало от огня, было разбито, сломанано, разбросано. У стены в ореоле дыма, тлел книжный шкаф. Нетронутыми бурей и огнем оказались письменный стол, у которого все так же стоял молодой герцог, да дверь, к которой спиной прислонилась Эва.
  
  - Это просто случай. - Парень тяжело вздохнул. - И от этого становится по-настоящему страшно. Этому миру не нужны Боги. Он терпел, но больше не приемлет такой власти, отныне будет всеми силами сопротивляться и победит. Безразличие загнало нашу расу в тюрьму, а страх сделал недостойными даже нее. Наш последний шанс, знак Вселенной, дар этого мира. С нее начнется новое время, в котором не будет места Безликим, - он усмехнулся. - Оно все равно наступит, хотим мы того или нет. В другой день и с других Теней. Будущее неизбежно. Но если Дамира умрет сегодня по вине одного из нас, нашей расе конец.
  
  Эва слушала парня с застывшим выражением лица. Ни одной эмоции, даже молнии ярости покинули глаза девушки. А когда она заговорила, голос ее дрожал.
  
  - Это невозможно. - Она покачала головой. - Ты сам сказал, что мы не можем знать, что нужно Вселенной. Тогда как ты смеешь говорить такие вещи? Решать за всех. За Вселенную!
  
  - Я ничего не решаю, - просто ответил герцог. - Все уже решено, давно и без нашего на то согласия. Мы опять встаем перед выбором между страхом и пустотой. Для нас он - последний.
  
  Эва как никогда в этот момент походила на растерянную испуганную девчонку, которую я встретила на "Дороти". И пусть теперь я догадывалась, что все это было обманом, чтобы подобраться поближе и убить, мне вновь, как на шхуне, захотелось помочь ей. Эва в упор посмотрела на меня и проговорила тихо, почти жалобно:
  
  - Почему так?
  
  - Потому, что ее полюбили, - просто ответил парень. - Потому, что ее защищали. Потому, что за нее отдали жизнь. Потому, что она сама рисковала жизнью, боролась, спасала. Время бездушных монстров закончилось, наше последнее, главное творение не нуждается в Богах и не покоряется им. Мы обязаны принять это.
  
  Тишина после урагана была зловещей. Не хотелось думать, что это затишье перед очередной бурей. Не хотелось больше бурь, хотелось тишины и покоя. Не пустоты, только тишины. Боль отступила, дыхание и сердцебиение вернулись в привычный ритм. Осталась только усталость. Марод тоже пришел в себя, и он так же, как и я, слышал разговор Безликих. Понимал ли что-нибудь, я не знала. Сама же понимала отчасти. Некоторые вещи мало понимать - необходимо услышать их от кого-то, кому ты веришь. Получить доказательства своим догадкам. Знать, что ты не врешь себе самой.
  
  - Когда-нибудь Тени нас уничтожат, - проговорила Эва. - Мы слишком много отдали им от себя, чтобы выжить. Чем это обернется? Неужели мы можем оставить все просто так?
  
  - Мы будем готовы как защищаться, так и принять волю Вселенной.
  
  Эва отступила назад, в дверной проем. Шаг за шагом девушка отдалялась от застывшего у письменного стола молодого герцога. Звук шагов в этой зловещей тишине звучал не менее зловеще. Если бы не лишающая воли усталость, наверное, я бы собралась с остатком сил, готовясь к худшему. Но мне больше не хотелось ни драться, ни бежать. Поэтому я просто наблюдала, как уходит Безликая, Безразличный Бог, растерянная девушка, осознавшая, что ее божественной силе наступил конец. У меня ни на что не было сил. Я просто смотрела, а потом просто слушала, пока зловещая тишина не поглотила этот странный звук - звук шагов покидающего мир Бога.
  
  ========== 16 ==========
  В наступившей тишине даже дыхание звучало слишком громко. И все-таки, заговорить, разрушить эту тишину, я не решалась. Не понимала толком, что должна сказать. Задать вопрос? О чем? Что это сейчас происходило? Что теперь будет? Со мной? С нами? Небо прояснилось, большая круглая луна смотрела в разбитое окно, освещая разгромленный кабинет не хуже электроэнергии. Однако, тусклая лампа все-таки зажглась, хотя мне казалось, все стеклянные предметы разбились.
  
  Молодой герцог оторвался от стола. Медленно подошел к дымящемуся книжному шкафу, присел на корточки, пошарил рукой в куче золы и обугленных обломков. Наконец, парень вытащил обгоревший лист бумаги. Один из тех, что лежали на столешнице, когда я пришла.
  
  - Так и не спросишь? - проговорил он, и обернулся ко мне.
  
  - О чем?
  
  Марод слышал последние слова Безликих, но, как и я, вряд ли что-то понимал. Впрочем, что перед ним не просто человек, мой спутник прекрасно осознал. Мне было неприятно, ведь я в очередной раз крепко его подставила. Все-таки, стоило предупредить о том, кем является мой враг. А верить или нет - это был бы только его выбор.
  
  Герцог неопределенно махнул рукой с зажатым в ней листом. В воздухе закружились крошечные частички пепла.
  
  - Тебе не интересно?
  
  - А должно бы?
  
  Герцог усмехнулся.
  
  - Уходишь от ответа.
  
  Он поднялся, вернулся к столу, положил на столешницу обгоревшую бумагу.
  
  - Это все случай, - проговорил он. - Рано или поздно, подобное произошло бы. Мир не может находиться в состоянии покоя. Мир - это движение. Быстро или медленно, не важно. Главное, двигаться. Иначе быть просто не может. Никто над этим не властен. Даже так называемые Боги.
  
  - А разве Богам не все равно? - подал голос Марод.
  
  - Как раз настоящим Богам действительно все равно, - заверил герцог. - Боги - самоуверенны, сильны, могущественны. Им нечего бояться, а значит, не о чем беспокоиться. Им по-настоящему безразлично. Потому, что их не существует. Боги живут лишь в воображении тех, кому это нужно. Другим же, какими бы великими и могущественными существами они ни были, всегда будет дело до мелочей.
  
  - Что это значит? - спросила я.
  
  - Значит, все-таки, интересно. - Молодой герцог удовлетворенно кивнул. - Я расскажу. Должен рассказать. Есть информация, которую нельзя рассказывать всем подряд. Есть информация, которую даже другу доверить опасно. Но бывает информация, которую одному хранить сложно. Это важно, чтобы хоть кто-то знал о том, что творение превзошло творцов. Люди называют это иронией и смеются. Как считаешь, это смешно?
  
  Я ничего не сказала, но парень не ждал ответа.
  
  - Вселенная ничего не делает просто так. Она не наделяет силой, если не хочет, чтобы ею пользовались. Вопрос в другом. В чем заключался замысел Вселенной? Каким образом следует использовать ее дар? Существует ли для наделенных им "можно" и "нельзя"? Мы поступали так, как считали нужным. Это было давно, - герцог вздохнул. - Но что значит время для бессмертных? Они не ценят время. Бессмертные вообще мало что ценят, считая мелочами то, что для других очень важно. Пока не оказываются зависимыми от этих мелочей. И мы оказались зависимыми от одного единственного мира.
  
  - Кто это, вы? - спросил Марод. На мгновение я подумала, что вопрос странный, ведь это ясно, что перед нами Безликий. А затем пришло понимание: мне тоже хочется услышать ответ.
  
  - Мы? - герцог задумался. - Я не знаю, как ответить на этот вопрос. Здесь нас называют Богами. Безразличными Богами, - поправился он. - Безликими. Наверное, это все потому, что мы живем в человеческих телах, а затем уходим, безразлично забирая души, при этом оставляя тела. Люди всему находят объяснение, а заодно и название. С этим ничего не поделаешь.
  
  - И все-таки, - напомнила я. - Кто вы?
  
  - Мы такие же творения Вселенной, как и вы, - сказал парень. - Хотя, понимание это к нам пришло не сразу. Собственно, пришло оно совсем недавно, - он бросил взгляд на остатки листа, но тут же отвернулся. - Мы никогда не жили в одном мире. В нашем распоряжении были все миры. А еще власть, сила. Мы могли создавать, разрушать, и делали это, не задумываясь о последствиях. Любому из нас стоило только захотеть и все происходило так, как того желалось. Это было завораживающе, и однажды мы просто забылись. Осталось только наслаждение собственным могуществом. Мы решили, что мы и есть Боги. Что над нами нет власти. И что это никогда не закончится.
  
  Он помолчал, немного, возможно, собираясь с мыслями. Ни я, ни Марод тишину не нарушали.
  
  - Все закончилось слишком неожиданно. Первая неожиданность для Богов, - на губах парня появилась ухмылка. - Когда одна сила покушается на владения другой, последняя будет защищаться. Так поступают друг с другом люди, сражаясь за власть и деньги. Так поступила с нами Вселенная, защищая свое превосходство. В один миг мы лишились всего, к чему привыкли: свободы, силы, а позже бессмертия. В нашем распоряжении оказался всего один маленький мир, да некоторый промежуток времени. Его мы также потратили впустую, пытаясь придумать способ освободиться. Однако, тюрьма, в которую была сослана наша раса, оказалась слишком надежной, и все попытки потерпели крах. А затем пришла пустота. Раньше мы никогда не видели ничего подобного. Даже в самых далеких уголках Вселенной что-то есть. В конце концов, мы всегда могли что-нибудь создать сами. В пустоте не было ничего. И самое страшное, она никому не подчинялась. Она просто жила в этом мире, населенном смертными существами. Пустота охотилась за жизнью и могла в любой момент получить свое. Некуда было бежать, некуда скрыться. Так неуязвимые могущественные существа узнали, что такое смерть. А вместе с ней осознали страх перед тем, что не в силах изменить, не в силах понять. Ясно было лишь то, что рано или поздно, пустота поглотит всех нас, одного за другим. Если мы не придумаем способ решить эту проблему.
  
  - И что вы придумали? - спросила я.
  
  - Воспользоваться тем, что оказалось в нашем распоряжении. Человечеством, - ответил герцог. - Пустота питалась жизнью этого мира, в нем все рано или поздно умирало. Люди привыкли к этому, они принимали пустоту как факт и не думали о ней настолько долго, насколько позволяли им обстоятельства. Человеческая жизнь хрупка, уничтожить ее может все, что угодно: старость, болезнь, несчастный случай, другой человек. Пустота каждую минуту забирала тысячи человеческих жизней, а на место украденным жизням приходили другие. Смерть сменяло рождение, этот цикл был бесконечен и только благодаря ему в маленьком смертном мире существовала жизнь. Так нам пришла мысль перерождения в человеческих телах. Прятаться от охотившейся за нашим бессмертием пустоты среди смертных, рождаться, взрослеть, жить как они, ничем себя не выдавая. Пустота безразлична, иначе, она давно бы покинула этот мирок и нашла бы себе пропитание там, где существа живут много дольше людей. Она не могла отыскать нас среди смертных. А когда ей все же это удавалось, мы бросали телесную оболочку, чтобы тут же найти и занять другую. Мы считали, что затеряться среди смертных - это выход, и уже не ждали больше никаких неожиданностей. Но они все-таки происходили. Оставленные тела не погибали. Они теряли память, их внешность изменялась, но они продолжали жить. А еще они забирали себе что-то от нас самих. Большая часть наших сил ушла на борьбу с пустотой и попытки выбраться, поэтому брошенным телам досталось не так много. Они владели силой управлять, но не разрушить. Так мир, который принадлежал человечеству и пустоте, населили Тени. Наши Тени - Тени Богов.
  
  Герцог замолчал, посмотрел в окно. Большая луна ответила ему прямым открытым взглядом. В этом мире не боятся Теней. Опасаются, но не боятся. Как и не боятся Богов. Иначе, не стали бы называть их безразличными. Иначе, поклонялись бы им. Стали бы Боги счастливее от этого? Что сделало бы счастливыми существ, которых лишили сил и заточили в тюрьму? А что стало бы для них верхом несчастья?
  
  Свобода.
  
  Страх.
  
  - Тени быстро научились пользоваться своими силами, - продолжал рассказывать герцог. - Они умели развивать их, применять как с целью защиты, так и наживы. Тени, по сути, оставались теми же людьми, обладающими некоторыми способностями. И, как потом выяснилось, они были практически неуязвимы. То ли мы слишком ослабли в борьбе с пустотой и попытках вырваться на свободу, то ли это очередная шутка Вселенной, но убить Тень ни один из нас был не в силах. Как не в силах сделать это ни одно живое существо в этом мире. Угрозу для Тени представляют только другая Тень
  
  - Но... - я запнулась. - Но Тени ведь могут постареть. Мгновенно. И...
  
  Герцог усмехнулся.
  
  - Это всего лишь очередная ложь. Людям. Теням. Вселенной. Пустоте. Нам не нужно было человечество как таковое, а, следовательно, мы не нужны были ему. Но Тени... Тени стали проблемой, и нам нужно было держать ситуацию под контролем. Тогда мы впервые за время существования в этом мире дали о себе знать. Явили себя как Безразличных Богов, забирающих человеческие души. Настроили людей против Теней, а самим Теням дали понять, как ничтожны они в сравнении с теми, кто лишил их души, сделал изгоями. Создали ложь о том, что можем уничтожить собственную Тень. Ведь до сих пор никто никогда не видел, как это происходит. Потому, что подобного не происходило. Просто человечество стало жить, осознавая, что рядом с ним теперь существуют чудовища, которых, впрочем, контролируют их же создатели и в любой момент могут уничтожить просто так. Это вполне согласовывалось с человеческой наукой, религией, моралью. Люди привыкли, те, у кого нет выбора, умеют приспосабливаться к любой ситуации. Устраивало все и нас, ведь пустота попрежнему не могла найти нас среди смертных. А на Теней мы перестали обращать внимание.
  
  Марод посмотрел на меня. Я чувствовала этот взгляд, но обернуться была не в силах. Мой спутник получил подтверждение. Мы - люди. Что испытывают люди, когда понимают, что вопреки всем доводам, они оказались правы? Радость? Ликование? Счастье? Я все-таки обернулась. На лице моего спутника не было ни того, ни другого, ни третьего. Лишь серые глаза стали совсем светлыми. Я обернулась к герцогу.
  
  - Мы не можем быть людьми, - произнесла твердо. - Люди любят, радуются, огорчаются. Они испытывают эмоции, они...
  
  - А ты разве не испытываешь сейчас удивление? - ответил герцог. - Ты не растеряна? Ты считаешь, что способна мыслить твердо и ясно после того, как я все это тебе рассказал? Что ты будешь делать с этой информацией? Забудешь?
  
  - Тени не забывают.
  
  - Тогда тебе с этим жить, - тем же тоном продолжал герцог. - Жить, осознавая, что ты не такая уж бездушная тварь. Просто кто-то когда-то из страха перед твоей силой заставил тебя так думать. Просто в этом мире есть Боги, которые боятся всего непонятного, и им далеко не безразлично, что творят их создания. Ты сможешь осознавать все это, и оставаться прежней? Убежденной в своей бездушности, называть себя чудовищем? Ты, спасавшая людей в лесу в Траде? Ты, не бросившая другого, такого же, как сама, бездушного монстра в беде? Ты, защищавшая девчонку в порту Сэлвэн? Ты можешь оставаться прежней? Тебе до сих пор на все это плевать? Тогда зачем ты все это делала? Зачем спасала, помогала, зачем пришла сюда? Не лучше было бы сбежать, как бежала всегда? Затеряться на Архипелагах, чтобы никто не смог тебя найти, Дамира?
  
  Парень говорил спокойно, но в его голосе слышалась такая мощь, что я не могла не то, чтобы что-то сказать, но даже вздохнуть. Воздух попал в легкие только после того, как молодой герцог замолчал. Я судорожно вздохнула, подавила желание отступить от парня подальше.
  
  - Откуда ты все это знаешь?
  
  Герцог рассмеялся. Тихо и коротко. Однако от этого смеха у меня похолодели руки, я все-таки сделала маленький шаг назад.
  
  - Я все же Бог, - проговорил он, а в голосе звучали отзвуки смеха. - Мне многое известно.
  
  - Не настолько, - подал голос Марод. - Иначе, такие, как ты, знали бы, что произойдет с вашей расой заранее. Вы бы не допустили заточения. Ты не знаешь будущего.
  
  Парень перевел взгляд на моего спутника. Создатель и создание смотрели друг на друга, и в этом пересечении взглядов не было ни враждебности, ни неприязни, ни страха. Все так же, не отводя взгляда, молодой герцог медленно кивнул.
  
  - Я знаю будущее. День, два. Не больше. Когда мы были свободны, не думали о будущем, считали, что оно целиком и полностью зависит от нашей воли. Нам не нужно было знать, мы могли создать такое будущее, какое хотели. Но теперь мне известно, что скажет каждый из вас, чем закончится эта ночь, какая погода ждет утром город. Это немного, но на большее мы, увы, не способны. Вселенная не дала нам такой власти.
  
  - Тогда, откуда тебе известно, что все это время происходило с Дамирой? - проговорил Марод. - Откуда знаешь, что все должно закончиться здесь и сейчас? Что если бы она погибла, вся ваша раса вымерла бы вместе с ней? Это был промежуток времени гораздо больший, чем день или два.
  
  - Я знаю, что ты едва не уничтожил порт Сэлвэн, - игнорируя вопрос Тени Четырех Кругов сказал герцог. - Я знаю, что для того, чтобы удержать тебя рядом, Безликой понадобилось помощь Тени Молчания. Сама она контролировать твой разум долго была не в силах. Я знаю, что ты считаешь себя человеком, помнишь женщину Тень, которая умерла в Шаторе, городишке, погибшем в огне по вине нескольких Теней, умеешь ненавидеть, мстить. А еще, что ты ценил людей, которые служили на твоей шхуне, и очень тяжело переживаешь их гибель. И все же, сюда ты пришел не затем, чтобы отомстить за них. В первую очередь ты здесь, чтобы защитить Дамиру.
  
  В отличие от меня, Марод не испугался. У него не перехватило дыхание, и вряд ли похолодели руки. Мой спутник остался спокойным и бесстрастным.
  
  - Откуда тебе все это известно?
  
  Большая круглая луна больше не светила в окно. Часы упали и, скорее всего, разбились, я не знала, который сейчас час, но была уверена, скоро рассветет. Это долгая осенняя ночь подходила к концу. А утро обещало быть солнечным. Несколько часов назад я была уверена, что мне до утра не дожить. Теперь же вновь появилось желание увидеть солнце, сесть в кар и, как я обычно это делаю, гнать подальше, на юг, чтобы там переждать зиму. Несколько часов и наступит этот долгожданный рассвет. Может быть, тогда мне, наконец, станет все понятно.
  
  - Это и есть та самая последняя проблема, которую нам необходимо было решить, - голос герцога отвлек меня от мыслей. - А принятое решение стало ошибкой, едва не стоившей нашей расе малейшего шанса на свободу. Все произошло так, как происходило до этого. Неожиданно. Мы думали, что нашли способ контролировать мир, удерживать Теней, обманывать пустоту, когда вдруг поняли, что наши создания изменились. В них было много от нас, но и человеческая сущность давала о себе знать. Эмоции, чувства - все, о чем ты сейчас говорила, - герцог кивнул мне, - они победили. Мы были слишком самоуверенны, чтобы обращать внимание на подобное. Зачем Богам, способным творить и разрушать миры, чему-то радоваться, что-то ненавидеть, к чему-то привязываться? Но здесь даже существа, заразившиеся от нас безразличием, смогли пересилить этот недуг. Прочная грань страха, что разделяла людей и Теней, дрогнула и раса бездушных существ, которые появлялись по нашей воле, перешла на новый виток развития. Я ведь говорил, мир не может долго находиться в состоянии покоя. Наша сдерживающая его сила не выдержала. У Теней стали появляться дети. Не у всех и не часто, но сам факт наличия потомков Теней ломал установившийся уклад. Одним из родителей таких детей обязательно был человек, а сами дети все еще были Тенями, но могли они гораздо больше. Их силы увеличивались, сопротивляемость другим Теням возрастала, а сами они частично вернули себе утраченную способность испытывать эмоции. Мир вновь уходил из-под контроля, и мы приняли очередное решение. Уничтожать. Бросить все силы на то, чтобы не позволить миру развиваться по собственному плану, удержать власть. Люди ничего не могли противопоставить Теням, пришлось стравить чудовищ друг с другом. Первоочередной целью были как раз дети Теней. Не имея возможности самим уничтожать этих непонятных существ, мы, тратя колоссальное количество сил, подчиняли своей воле их родителей, и те сами убивали своих детей, или же другие подчиненные нами Тени истребляли подобные семьи. Все вернулось к тому, с чего началось. Мы попали в тюрьму за то, что уничтожали творения Вселенной, но и в ней продолжили делать то же самое. Сами того не желая, мы едва не погубили нашу расу окончательно, лишив возможности существования даже в одном смертном мире. Но Вселенная дала нам шанс. Ты спросил, откуда я знаю, что все это время происходило с тобой и Дамирой? - Герцог посмотрел на Марода. - От твоего врага, Кая Ран-Трэйсона.
  
  - От Кая? - переспросила я. - Как?
  
  Герцог усмехнулся.
  
  - Просто, - парень повернулся к столу, на котором лежал полуобгоревший лист бумаги. - Здесь было больше, но все сгорело. Что ж, теперь это прошлое, ему не стоит мешаться и мешать будущему. Свою роль оно сыграло. Это письмо я получил в день, когда ты, Дамира, впервые пришла в этот дом, чтобы убить меня. Пришла по его указанию. Обладая даром видеть будущее, Кай знал о том, что Вселенная дает шанс обеим расам освободиться. Ты справилась, вопреки своей убежденности, ты все это время поступала так, как поступал бы тот, кому не безразлично. Ты подтвердила свою человечность.
  
  - Значит, это Кай отправил меня в Трад, чтобы убить тебя? И он знал, что будет потом? Знал так много? Но это слишком большой промежуток времени, - проговорила я, прогоняя в памяти события, начиная с заказа странной леди в 'Сонном ветре' и понимая, что не встречала еще Теней Истока, которые видели бы настолько далекое будущее.
  
  - Кай был одним из тех потомков Теней, который сумел избежать нашей травли. В первую очередь благодаря дару Истока, своему и своей матери, Сарин Мэдри. Она видела будущее на сутки, он, - герцог задумчиво потер подбородок, - возможно на годы вперед.
  
  - Это невозможно, - если до этого мне еще как-то удавалось уложить информацию в нечто более-менее понятное, и даже Безразличных Богов я готова была признать как существ, способных испытывать страх и оттого сеющих ненависть в мире, который им даже не принадлежал, то, что молодой герцог говорил о Кае, я принять не могла. - Если бы Кай знал будущее настолько далеко, он бы не погиб так нелепо. Он сумел бы выбраться...
  
  - Если бы он выбрался, ты, скорее всего, не дожила бы до этого дня, - бесстрастно пояснил герцог. - Если бы Кай не остановил Безликую и послушных ей Теней, она бы тебя уничтожила. И тем самым загубила бы не только нашу расу, но и Теней, и людей. Мы бы просто продолжили убивать друг друга, и рано или поздно уничтожили бы сам мир.
  
  В кабинете стало резко не хватать воздуха. Мне мешало дышать то, что говорил этот парень. Мешало осознание того, что все, что он говорит - правда. Мешало понимание, что мне придется это принять и с этим жить. Это душило, сдавливало горло сильнее самой сильной из Теней Дыхания.
  
  - Это неправильно.
  
  Герцог пожал плечами.
  
  - Это то, что называется выбором. Одни его делают, другие принимают. Ты должна принять. Потому, что изменить уже ничего не можешь.
  
  Не могу изменить. Но и принять, здесь и сейчас, не в силах. В лесу, во владениях герцога Чреза, когда погиб Зар, я знала, что это была жертва ради спасения людей. Не меня. И это было правильно. Но то, что говорил молодой герцог... Мысль о том, что Кай умер из-за меня была не странной или непонятной. Она была невыносимой.
  
  - Так он все-таки спас меня, - проговорила я. - Не дал погибнуть. Опять.
  
  Конечно, Марод услышал это "опять". Конечно, запомнил. Может быть, потом он все-таки задаст вопрос, который должен был задать еще на "Дороти". Если это произойдет, я не буду мучиться выбором, что ему ответить. Все уже решили за меня. Боги, испытывающие страх, Тени, ценой собственной жизни защищающие других.
  
  "Потому, что ее полюбили. Потому, что ее защищали. Потому, что за нее отдали жизнь".
  
  Это могла быть не я. Перемены, о которых говорил герцог, произошли бы все равно, с другой Тенью, в другое время. Это должна была быть не я. Но все случилось так, а не как-то по-другому. Стечение обстоятельств? Выбор? Чей? За что? Сколько раз нужно ошибиться, скольких на своем пути потерять, чтобы изменить мир? И стоить ли такой мир этих жертв? Безликий прав, я больше не могу оставаться прежней. Но как же это неправильно.
  
  - Это неправильно... - повторила еле слышно, но они оба услышали.
  
  - Если бы ты знала, что большая часть населения Шатора больна красным кашлем, какой выбор сделала? - подал голос герцог. - В чем правильность и ошибочность такого выбора? Ты приняла решение, посчитала, что ошиблась, и не в силах принять это, сбежала. Почему? Разве из безразличия? Разве это оно столько лет гоняло тебя по всему Материку, разве оно заставляло спешить на помощь кашляющей девчонке на корабле? А что произошло в тот момент, когда тебя остановили, когда сказали правду? О чем ты в очередной раз подумала? Что это все равно было неправильно? Мы этого не знаем. Нам не дано знать. Знает лишь Вселенная, создавшая все и всех. Она по каким-то только ей понятным причинам выбирает таких, как Кай, дает им возможность заглянуть дальше, чем заглядывали другие. Они и берут на себя ответственность принимать решения, в правильности которых другие не будут уверены никогда. Остается только принимать эти решения и жить. Ты должна просто жить дальше. Я не понимаю, почему выбор Вселенной пал именно на тебя, и вряд ли смогу понять. Но раз подобное произошло, тебе нужно это принять.
  
  - Просто жить, - ком в горле давил, мешая говорить, голос дрожал. - Я шла сюда, приняв факт, что умру от руки Бога. А теперь выясняется, что я сама должна стать для этого Бога спасением. И чтобы он мог спастись, я должна просто жить.
  
  - Этого хотела Вселенная, - ответил герцог. - А твой друг сделал все, чтобы так и случилось. Изначально зная, чем все для него закончится, он провел тебя этим путем, через потери, сомнения, страх. Чтобы доказать тебе самой, что ты на самом деле не бездушная безразличная тварь. Чтобы показать мне, куда ведут изменения, которых так боялась наша раса, доказать, что мир этот остается во власти хоть и опасных, но достойных творений Вселенной. Чтобы открыть всем нам глаза. Я готов это сделать. Ты не умерла по вине Безликого, мы доказали Вселенной, что достойны ее прощения. А что будет потом... - парень взял лист, потеребил в пальцах обожженный край, стряхивая остатки пепла. - Потом будет будущее. Ваше - без Богов и убеждения в собственной никчемности, но полное решений, за которые придется нести ответственность. Наше - на свободе, но с осознанием того, что где-то существует страх, обреченность, пустота. Это информация не для всех, но кто-то знать должен.
  
  Герцог замолчал. За окном наступало неизбежное утро. В кабинет беспрепятственно проникал морозный ветер - предвестник скорой зимы. Там, снаружи, я уверена, иней уже покрыл хрустящей ломкой коркой опавшую листву. Там, снаружи, скоро зима. Но прежде наступит утро.
  
  - Мы тоже не совсем Тени? - вдруг спросил Марод. - Ты знаешь, Дамира и я, мы можем больше, чем многие из нас. Это от того, что мы такие же, как Кай?
  
  - Да, - просто ответил герцог. - Ты ведь много не сказал Дамире. Например, что ты прекрасно знаешь свою семью. Твоя мать, Тень Четырех Кругов, так самая спутница, что часто ходила с тобой в плавание, но никогда не любила корабли. Гораздо больше ей хотелось простой спокойной жизни вместе с твоим отцом. Они оба жили и погибли в Шаторе - городе, где ты родился и вырос.
  
  Марод выслушал герцога с тем же непроницаемым выражением лица. Он услышал именно то, что хотел. Я же теперь понимала, почему капитан так настаивал на том, что он человек. Если верить словам герцога, так оно и было. Кай и Марод не просто Тени, их происхождение сродни человеческому, в роду у них были люди и оба знали об этом. Почему никто из них ничего не сказал мне? Ответ очевиден. Я ни за что бы не поверила.
  
  - С тобой сложнее, Дамира, - обернулся ко мне герцог. - Ты, как и все Тени, ничего не помнишь, тебя никто не защищал, не давал понять, что ты кому-то нужна. Твои родители сами приняли решение заставить тебя думать, что ты просто Тень, такая же, как все. Прежде чем ты осталась одна, твою память о прошлом уничтожила Тень Молчания. Наверное, твои родители посчитали, что не способность осознавать, кто ты на самом деле, спасет тебе жизнь. Они были правы, тебе удалось затеряться среди настоящих Теней, ты почти не выделялась, была осторожна, не привлекала внимания. А после Шатора превратилась в тень самой себя. Но от некоторых вещей не сбежишь, не спрячешься. Человечность, изначально живущая в тебе, победила искусственно созданное безразличие. Теперь она будет помогать жить дальше.
  
  Герцог протянул мне обгоревший лист.
  
  - Осталось только то, что предназначалось тебе лично. Совсем мало, но сказать о многом можно в паре фраз.
  
  Глядя на обгоревшую бумагу я думала о том, что здесь и сейчас не хочу не то, чтобы читать, даже смотреть на написанное. Ощущая в руках легкую дрожь, взяла из рук герцога листок, аккуратно сложила в карман.
  
  - Я прочту позже. - Теперь я знала: мое обреченное "навсегда" сменилось на несущее какое-то непонятное облегчение "позже".
  
  Герцог кивнул.
  
  - Это твое дело. А мои дела закончены. Теперь уже точно. И я могу сказать, что это странно. Одна осенняя ночь и пара листов бумаги решили судьбу двух рас и целого мира. Но это было последнее решение, принятое за нас. Дальше придется решать самостоятельно.
  
  - У нас будут большие проблемы, - проговорил Марод. - Люди поймут, что Теней никто больше не удерживает. Но сами Тени поймут это раньше. Они уже это понимают. А дальше всеми будет управлять страх. Очень скоро мирная жизнь на Материке закончится.
  
  - Страх - великое оружие. Одержать над ним победу порой не в силах даже обладающие огромной силой, - согласился герцог. - А правда сложноскрываемая штука: как ее не прячь, непременно выберется наружу. Но все же, не всякая правда должна стать известной всем и сразу. Пусть все изменения приходят постепенно. И, может быть, вам удастся избежать больших проблем.
  
  - Даже Боги в этом сомневаются, - усмехнулся Марод.
  
  - На самом деле, я не знаю, каковы последствия изменений. Все теперь зависит от остающихся здесь людей и Теней. Когда-то эти две расы сумели найти что-то общее друг в друге, и мир изменился. Он изменится еще раз, если вы начнете искать друг в друге различия.
  
  - Так что нам делать? - спросила я. Герцог пожал плечами.
  
  - Жить, осознавая свое превосходство, и помня, чем может обернуться желание стать Богами. Наша раса начинает свое существование на свободе сначала. Былой силы у нас больше нет, мы потеряли ее здесь, борясь за выживание, и пока не заслужили право вернуть назад. Теперь могущество и превосходство принадлежит вам. Пока в границах одного мира, но к чему приведут изменения, которые уже начались, неизвестно. Может быть, когда-нибудь те, кто будут жить уже после вас, действительно уничтожат нашу расу. Помня опыт прошлого, мы будем готовы как защищаться, так и принять волю Вселенной.
  
  В голове с трудом укладывалось, что сейчас все закончится и закончится вот так. Мы разойдемся в разные стороны, чтобы просто жить. Жить, в ожидании проблем и неприятностей, поправила саму себя. Да, Марод прав: спокойная жизнь на Материке закончилась. Когда люди поймут, что Теням больше никто не указ, когда до них дойдет, что среди Теней есть уже не просто брошенные телесные оболочки и что это не предел развития, разве они смогут спокойно наблюдать, как их Материк, их империю, их мир заполоняют сверхлюди, которые еще недавно считались недочеловеками? А что предпримут сами Тени, когда поймут все это? Что бы предприняла я сама? Привыкшая думать, что за меня все уже решено, не имеющая возможности оставаться где-то надолго, постоянно куда-то и от чего-то бегущая, и никому не доверяющая? Что я теперь буду делать в этом новом мире?
  
  'Дамира, чего тебе на самом деле хочется?'
  
  Что я должна была тебе ответить? Я действительно не знала, чего хочу. Я и сейчас не знаю. Тишины? Покоя? Чтобы все закончилось? А что потом? Пустота?
  
  Нет.
  
  Жизнь. Такая, за которую по-человечески глупо отдавать собственную. Но ты это сделал. Поступил глупо? Так, как считал нужным? Я когда-нибудь смогу тебя понять?
  Рука сама собой скользнула в карман, под пальцами тихо хрустнула обгоревшая бумага.
  
  - Мне пора, - сказал молодой герцог. - Наша раса прожила взаперти так много лет, что каждая секунда свободы бесценна. Я не могу больше тратить их впустую. Прощайте.
  
  Он обошел письменный стол, сел в кресло и закрыл глаза. Ничего не произошло, просто в кабинете стало на одно дыхание меньше. Это тело умерло, оно больше не нужно Безразличному Богу, как не нужно ни Теням, ни даже творцу творцов - Вселенной. А за окном неизбежный рассвет превращался в такое же неизбежное утро.
  
  - Он мертв? - нарушил тишину Марод. Я кивнула. Говорить простое 'да' не хотелось, сказать сейчас я должна была совсем другое. Вот только нужные слова не шли.
  
  - Ты ведь все знаешь о Шаторе? - спросил Марод. Вопрос, который должен был быть задан давно. Ответ на который, возможно, спас бы от страшной участи "Белую герцогиню". - Ты там была?
  
  - Была. - Скрывать больше нечего, да и незачем. - Это я приняла заказ на взрыв состава. Люди погибли в огне и ядовитом дыму по моей вине. Кай здесь не причем.
  
  Мой спутник кивнул. Для него мои слова не стали неожиданностью. Он просто хотел убедиться.
  
  - Он не попытался что-то изменить.
  
  - Есть вещи, которые лучше не пытаться изменить, - я подошла к окну, посмотрела на светлеющее небо. - Бывает так, что выбирать приходится из двух заранее обреченных на осуждение вариантов. Люди в Шаторе были обречены и они непременно обрекли бы других людей. Безликий сказал, что мы никогда не сможем понять, что же в такой ситуации правильно. Он был прав. Кай сделал выбор. Это осталось на его совести. И на моей.
  
  Утро было ясным, как я и думала. Наблюдать, как на востоке поднимается большое бледное осеннее солнце, было восхитительно, и уже не важно, могут ли Тени восхищаться. Я дожила до рассвета, я все-таки это увидела. Здесь и сейчас мне этого достаточно.
  
  - Значит, совесть у тебя все-таки есть, - неожиданно подытожил Марод.
  
  Я обернулась к мужчине.
  
  - Самое время поговорить о совести?
  
  Марод неожиданно усмехнулся.
  
  - Ты права. Но я только что узнал, что все, что со мной произошло, было написано на нескольких листах бумаги. Что кто-то распорядился моей жизнью для достижения своей цели. Что даже моя ненависть входила в этот план. Наверное, я должен разозлиться, но у меня нет больше той злости. В чем-то Кай оказался прав. Умирать, защищая то, чего уже нет, глупо. У нас осталось будущее, за него стоит бороться. Я больше не хочу мстить, мне хватает просто правды.
  
  Мы молчали. Неизбежное утро, обреченное молчание, и полная свобода. А ведь по сути все остается так, как было. По-прежнему не поворачиваться спиной к Теням, сторониться людей, никому не доверять и нигде не задерживаться надолго. Появилось осознание свободы, и сейчас оно принадлежало только нам двоим. То, что произошло в стенах резиденции семьи Чрез, здесь должно и остаться. Мы никому не скажем, Безликий герцог тоже о многом будет молчать. Обе расы, создателей и созданий, примут изменения как нечто неизбежное, будут жить дальше, подстраиваясь под них. Думала ли я, что все может закончиться вот так просто?
  
  - Пойдем, - предложил Марод. - Незачем здесь задерживаться.
  
  Особняк был пуст. Ни прислуги, ни охраны нам не встретилось. Как молодому герцогу удалось выслать из резиденции всех людей, я не знала, но поступил он правильно. В противном случае, были бы погибшие, а мне этого не хотелось. Я шла не убивать, скорее, наоборот, с уверенностью, что буду убита. И данное себе обещание, что ненужных жертв больше не будет. Кажется, теперь у меня будет шанс сдержать его, но не потому, что моя жизнь закончилась, напротив, я жива. Значит, сдержать обещание потребует от меня усилий. Звук шагов не разрушал тишину, лишь слегка колебал ее, как колеблет легкий ветер водную гладь. В этой едва колеблющейся тишине мы покинули стены особняка, вернулись к брошенному в лесу кару. Стены города мы покинули, когда бледное осеннее солнце, наконец, полностью выбралось из-за горизонта, а пожилой пограничник, едва взглянув на пропуска, махнул рукой, разрешая ехать, и мрачно пробубнил о том, что в городах, вроде этого, стоит вновь взять за правило соблюдать комендантский час. Я сунула руку в карман, нащупала обгоревший лист бумаги и подумала, что слова этого старого, давно забывшего, что такое война, человека вскорости могут исполниться с точностью предсказаний Теней Истока.
  
  ========== Эпилог ==========
  "Теперь ты знаешь всю правду о тех, кого называют Богами. Ты растеряна, удивлена. Теперь можно удивляться, не думая о том, что все это бесполезно и безразлично. Ты еще не до конца это осознаешь, но от неизбежности не убежать. И ты больше не будешь убегать. Признаешься себе, что боишься, жалеешь, страдаешь. Любишь. От этого не станет хуже или лучше. Будет по-другому. Это странно, страшно, но ты не останешься наедине с этим страхом и неопределенностью никогда. Я сделал все ради этого 'никогда', и гарантирую его тебе как расплату за семь лет одиночества. Чтобы не происходило в этом новом мире, ты не останешься одна. Это справедливо, ты этого заслуживаешь. Все-таки я заставил тебя страдать. Не только из-за Шатора: о нем ты не забудешь, но эта память не будет больше жечь в кошмарных снах. По моей вине, Дамира, ты потеряла тех, кого любила, кем дорожила, кому не желала смерти. Мне жаль, что так вышло. Теперь ты знаешь, я могу сожалеть. Впрочем, более бездушную тварь, чем та, что осознано причиняет зло тем, кого любит, представить сложно. Я знаю, что причинил тебе достаточно зла. Достаточно для ненависти. Но ты не ненавидишь, и я благодарен тебе за это. Этого хватит,  чтобы закончить еще не начатое дело, пройти с тобой путь потерь, дать понять, насколько ты на самом деле человечна, убедить доверять и доверяться и себе самой, и кому-то, кому ты не безразлична. Это бесконечно важно для Теней, для Безликих, для целого мира и, возможно, даже для Вселенной. Но еще важнее это для меня. Ведь в конце ты будешь жить и не будешь меня ненавидеть. Понимая это, проделать все, что от меня потребуется, будет не так сложно. Не знаю, почему Вселенная выбрала именно тебя, но осознание, что над тобой нависает угроза придает решительности и воли. Я готов отдать Мирозданию все, что угодно, взамен на твою жизнь, и знаю, у меня получится. Жаль, что последняя смерть, которую ты вынуждена увидеть, была не моя. Я бы хотел, чтобы с моим уходом, уходом Безликих, все закончилось. Мир изменился, Безликие получили свое прощение и оставили нас в покое, но это не несет Материку покоя. Вайрос не ошибся, перемены не пройдут безболезненно, людям и Теням придется пережить еще очень много потерь. Но это будущее достаточно далеко, и зависит оно не только от пары Теней и пары Богов, а значит, не стоит пока думать об этом. Безликий прав, пусть все приходит постепенно. От будущего, каким бы оно ни было, невозможно уйти. Ты сейчас подумаешь о выборе, о стечении обстоятельств. Я говорил об этом, потому, что знал, Тени никогда не зависели от Безликих, и все, что мы делаем - это действительно только наш выбор. Однако ты тоже была права, я не Бог. Мы не Боги. Нам не дано решать за других. И то будущее, которое ждет Материк, зависит от решения всех людей и Теней. На такое будущее бессмысленно пытаться влиять, а, значит, лучше подумать о настоящем. В котором сейчас ты сидишь у камина, а все, что осталось от прошлого - лист бумаги в твоих руках. Все, что осталось, что еще держит. Скоро не станет и этого последнего звена. Останется только память. Огонь - прекрасное оружие против дурных воспоминаний, так что пока он еще горит, отправь их туда раз и навсегда. Живи настоящим, Дамира. Будь счастлива, теперь ты можешь разрешить себе это. Прощай.
  
  Вайросу твоя идея не понравится. Но сопротивляться он будет недолго".
  
  Я перевела взгляд на огонь, где на поленьях уже чернели ожоги. Огонь - прекрасное оружие против дурных воспоминаний. Может быть, самое лучшее в мире. Пальцы медленно смяли лист бумаги, огонь гипнотизировал, непозволяя отвести взгляд. Кай прав, мысли о Шаторе не покинули меня, но думать о нем теперь не так больно. Осталась лишь совесть, сожаление о погибших. Это будет со мной всегда, но я нашла в себе силы, не бежать от этого осознания, а двигаться дальше, принимая его. Пламя не набросилось на бумагу с яростью изголодавшегося зверя. Оно касалось уже обожженной стороны листа, а затем постепенно, окутало все письмо. Некоторое время оно походило на шаровую молнию, зависшую в камине. А затем разом погасло, превратившись в черный пепел. Все в прошлом. Я осторожно коснулась шара железным прутом. Над обгоревшими поленьями поднялся сноп блестящих искр и пепла.
  
  - Не спится?
  
  Я знала, что Марод наблюдал за мной, пока я читала, но не вмешивался. С моим прошлым он дал мне проститься в одиночестве и я была за это благодарна. Как и за то, что он пришел, не дав моему одиночеству ни мгновения сверх того, что требовалось.
  
  - Закончила кое-какие дела, - проговорила, глядя на пепел камине. Марод подошел, игнорируя кресло, сел рядом со мной на пол.
  
  - Закончила?
  
  Я кивнула. Некоторое время мы молча смотрели на догорающие поленья.
  
  - Я все думаю, - проговорила я, - что теперь делать? Мир, может быть, и изменился, но не для всех и не в одно мгновение. Для других людей и Теней все пока еще по-прежнему. Я - наемница-одиночка, которая в свое время самовольно покинула гильдию, а твои дружки, уверена, не успокоились, и, скорее всего, уже назначили за твою голову приличные деньги.
  
  Марод усмехнулся.
  
  - У тебя деньги есть, так что, ты меня точно не выдашь.
  
  - Шутить ты плохо, - заметила я, однако напряжение немного спало. Действительно, денег теперь было достаточно: мой аванс за убийство Безликого никто не присвоил, деньги дожидались меня в Каменном там, где я их оставила.
  
  - Все, что я могу предложить тебе - Архипелаги, - уже серьезно произнес мой спутник. - Заплатим владельцу какой-нибудь мелкой посудины, чтобы он отвез нас на ближайший остров. Гильдия контрабандистов редко появляются на островах Архипелагов, разве что по заданиям. К тому же, островов много. Мы вряд ли попадемся.
  
  - Да, вероятность мала, - согласилась я. - Наверное, это теперь единственный выход.
  
  Мы вновь замолчали. При хорошем раскладе, завтра к вечеру мы доберемся до Изумрудного Порта, вернем кар Дэйву, немного приплатим сверх, хотя я почти уверена, парень от денег будет отказываться. Затем, возможно, с его же помощью реализуем план Марода: купим места на неприметной посудине и доберемся до островов любого из Архипелагов. Что будет потом я не думала. Не хотела думать о таком далеком будущем. Раньше мое будущее в лучшем случае укладывалось в рамки суток. А теперь у меня появилась возможность строить планы. Можно воспользоваться ею, но я не хотела. Мне было спокойно здесь и сейчас. Мне не одиноко, не страшно. Я могла разрешить себе этот покой.
  
  - О чем ты думаешь? - спросил Марод.
  
  - Хотелось о будущем, - призналась я. - Но не получается. Раньше я о будущем не думала совсем, считала, что у Теней его нет. А теперь просто не получается. Но главное, я меньше думаю о прошлом, - подвела итог.
  
  - Я тоже, - признался мужчина. - Того, что я теперь знаю, хватает, чтобы не цепляться за ушедшее. Но и о будущем думать не хочется.
  
  Он как-то странно посмотрел на меня, словно пытаясь разглядеть нечто в моем лице.
  
  - Помнишь, Безликий назвал тебя даром этого мира? - Получив мой утвердительный кивок, он продолжил: - Я только сейчас понял, что это твое имя. Дамира.
  
  Дар мира. Дар Богам, имеющим власть создавать и уничтожать, но не способным понимать. Дар увидеть, как бездушный монстр становится человеком. Наверное, ты уже тогда знал обо всем, что произойдет годы спустя. Поэтому задавал мне вопросы. Ответить я могу только сейчас и не тебе. Впрочем, ты и это тоже знал. Тебе выпала возможность знать задолго до самого события. Но вот я так и не узнаю, мог ли ты что-то изменить, а если мог, изменял ли и ради чего. Лишь одно могу сказать точно: я всегда буду благодарна тебе за мое настоящее, что бы в нем не происходило.
  
  - Утром нужно выехать пораньше, - проговорила я. - До ночи хотелось бы оказаться в Изумрудном, отдать Дэйву его рухлядь. Потом...
  
  Я попыталась встать, однако от долгого сидения на коленях ноги онемели, и я неуклюже, как некогда после долгого путешествия на "Белой герцогине", повалилась бы обратно на пол. Упасть мне не дали мужские руки.
  
  Мир менялся. Эти перемены, сродни ветру, прошли по Материку, не пропустили самого крошечного островка Архипелагов. И каждый ощутил это по-своему. В чью-то жизнь перемены прокрались почти незамеченным, едва колышущим занавески сквозняком. Кого-то они коснулись прохладным бризом в жаркую погоду. Кому-то суждено удержаться под натиском урагана перемен. Кто-то не сможет этого сделать. Есть ли у Вселенной какой-то грандиозный план насчет тех, кто сумел выстоять, мне не известно. Может быть, никакого плана не существовало вовсе, и все, что происходило и еще произойдет, просто очередная попытка творца влиять на свое творение. Правда - сложноскрываемая штука, рано или поздно она явит себя. Мир неизбежно менялся, а пока Материк жил привычной жизнью. Впрочем, некоторые изменения на нем произошли сразу, касались они в основном восточного домена. Город Трад внезапно накрыл мощный ураган. Стихия разыгралась ночью, когда горожане в большинстве своем находились по домам, и это свело к минимуму количество пострадавших. Разрушения были существенными, но не настолько, чтобы поднимать панику. И если с этим непонятным, но не катастрофическим явлением власть домена справиться могла, то гибель наследника фамилии стала для герцога Чреза ударом. Официальная версия случившегося: парень задохнулся в дыму, когда в резиденции начался пожар. Причину пожара уточнять не стали. Не стали уточнять и тот факт, что на помощь наследнику не пришел никто из живущих и работающих в особняке. Ходили слухи, что там вообще никого не было, а молодой наследник на самом деле был убит наемниками-Тенями, которых наняла спятившая жена герцога, считающая, что ее сын - чудовище. Подтвердить или опровергнуть слухи никто не собирался, но тот факт, что герцогиня неожиданно заболела и исчезла из общества, еще долго не давал покоя любителям домыслов.
  
  Еще одним удивительным явлением той ночи были смерти в разных частях Материка и на островах Архипелагов. Наверное, полиция, работники госпиталей, да и просто люди наблюдательные заметили, что абсолютно разные люди, разного возраста, пола, достатка умерли по непонятной причине в одно мгновение. Я не сомневалась, те, кто были свидетелями этому явлению, обязательно смогут сопоставить факты и сделать выводы. Важно было время, когда это произойдет. От момента осознания людьми того, что вместе с умершими той ночью людьми наш мир покинули Безразличные Боги, на мой взгляд, зависило будущее, и я еще очень долго не без тревоги просматривала газетные статьи, в которых хотя бы мельком упоминалось о произошедшем.
  
  Вторая моя зима на острове, как и первая, пришла тихо и неизбежно. На дальних островах западного Архипелага снег - явление нечастое, а к холодному воздуху с океана я привыкла быстро. Тренированный организм приспособился, наличие воды больше не мешало дышать. Со временем я все чаще задумывалась, могло ли мне вообще что-то помешать. Даже сигаретный дым в портовом трактире не вызывал раздражения. Я была уверена, если понадобится, смогу воспользоваться своей силой при любых условиях. Как была уверена в том, что смогу сколько угодно ее удерживать, а, при необходимости, остановить, сдержав данное себе обещание. Если будет нужно, я сумею защититься и защитить. Мой новый, изменившийся мир с некоторых пор нуждался в защите. Безликий сказал, что когда-то мои родители приняли решение оставить меня одну, возможно осознавая, что не в силах защитить. Теперь, глядя на нашего с Мародом сына, я знала, что приму любое решение, буду готова нести за него ответственность, лишь бы он был в безопасности. Стремление заботиться, защищать больше не казалось противоестественным, а ответ на вопрос, чего же мне хочется, не вызывал непонимания. Все было правильно, правильнее, чем когда-либо. Это ощущение правильности усиливал тот факт, что островитяне не считали чем-то ненормальным уже год живущих рядом с ними Теней и ребенка-человека. Очередная шутка Вселенной: человеческая сущность победила ненавистный мне серый цвет и безликость. Возможно творец творцов хотела таким образом дать очередной шанс нашему миру, человечеству, Теням: чтобы мы все однажды найдя друг в друге сходство, не стали искать различия. А может быть, во всем этом нет никакого смысла. Так или иначе, внешне Кай ничем не отличается от человека. Может быть, в будущем это спасет его там, где окажется бесполезной сила Теней, перешедшая от родителей. Марод действительно был недоволен выбором имени, и действительно сдался достаточно быстро. Он больше не ненавидел, не осуждал, хотя, как и говорил Безликий, не смог принять. Это остается с нами, между нами, оно всегда будет рядом. Но все-таки в Тенях слишком много человеческого: не принимая и осуждая, мы все-таки можем если не простить, то хотя бы отпустить. Эта способность дает надежду на то, что будущее нашего маленького смертного мира не столь плачевно, и что бы не происходило на Материке, это не приведет к бессмысленному его уничтожению. Впрочем, это далекое будущее, которое теперь уже зависит не только от нескольких Богов и Теней. Я все еще не могла думать об этом будущем. Здесь и сейчас меня устраивало настоящее, в котором не было ни Богов, ни обреченности, ни безразличия, в котором был смысл, за которое можно отдать свою жизнь. В котором я могла просто жить и разрешить себе быть счастливой.
  
Оценка: 8.74*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"