Алябьев Михаил Александрович: другие произведения.

Крик

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Способен ли потерявший всё человек снова взять свою жизнь под контроль? Или же всё во власти судьбы, которая сама решает, какой путь ждёт того или иного индивида?

  Все младенцы кричат при появлении на свет. Говорят, и я кричал, можно сказать, голосил, когда меня клали рядом с матерью. Продолжал вопить, когда меня отнесли к другим таким же кричащим комочкам. Пока я рос, я продолжал иногда покрикивать, но с каждым годом делал это всё реже и реже.
  
  Я не кричал ни тогда, когда меня выгоняли с работы, хотя за косяк должен был отвечать другой сотрудник, так вовремя умудрившийся подставить меня. Ни тогда, когда жена уходила, по пути признаваясь в наличии богатого любовника и браке по расчету. Ни тогда, когда банк обращал взыскание на мою квартиру, доставшуюся мне от матери. Ни тогда, когда хоронил единственного ребенка, который попал под машину после ссоры со мной. Ни даже тогда, когда суд отправлял меня за решётку на два года, признавая виновным в смерти дочери.
  
  Но сейчас мне хотелось кричать.
  
  Сегодняшним утром я проснулся от грохота проезжавшего по мосту товарняка. Откинул тряпье, служившее мне и одеждой, и одеялом, и приподнялся, осматриваясь. Моё чутье позволяло мне находить более-менее удачные места, в которых меня редко находили наряды милиции или банды хулиганов. Другим моим "коллегам" везло меньше. Только недавно хоронили Димона за каким-то недостроенным торговым центром - нарвался на "местных", которые его и удавили. Жалко, хороший был мужик.
  
  Вокруг не было ни души, хотя выбранное мной место находилось не очень далеко от оживленных улиц и нескольких бизнес-центров. Только очень смелые люди были готовы приходить сюда, в основном стараясь обходить стороной.
  
  Я когда-то читал, что в ЮАР после падения режима апартеида коренное население позахватывало себе все более-менее интересные дома, превратив их в многоэтажные подобия своих палаток с удобствами "на улице". Особенно им приглянулись офисные центры, из которых они планомерно выселили всех сотрудников. У нас коренное население ни у кого ничего не отжимало, но опустевшие после последнего кризиса бизнес-центры так и манили к себе таких брошенных жизнью людей как я.
  
  В том, в котором я провёл ночь, как это не удивительно, никого не было. Я даже поначалу опасался, что проблема в самом месте - шаткий пол, хлипкие балки или куча битого стекла - но нет, здание вроде было в порядке. Я на всякий случай забрался настолько высоко, насколько смог, поэтому у меня получилось более-менее выспаться, что было редкостью в последнее время.
  
  Первым делом я решил найти туалет. Даже если он не работает, в него всё равно можно сходить. Поэтому, если представлялась такая возможность, я старался посещать уборные. Это, видимо, помогало мне всё ещё осознавать себя нормальным человеком.
  
  Туалет нашелся рядом с бывшим отделением довольно известного банка, одного из немногих оставшихся на плаву. Сразу было видно, что в отделении успел кто-то пошуровать - несмотря на решетку, стекла были выбиты, а сама решетка приподнята снизу. Проходя мимо, я на всякий случай заглянул внутрь, но никаких признаков движения внутри не увидел.
  
  Зато в туалете признаки движения остались. Точнее, результаты движений - ни в одной кабинке не было туалетной бумаги. Хотя было бы странно, если бы она там была, но всё же. Зайди я по-маленькому, проблем из-за этого у меня бы не было, но в этот раз меня приперло не по-детски. Видимо, найденная мной в мусорке банка сайры действительно была просроченной.
  
  Пришлось лезть в отделение банка - там бумаги было хоть завались. Наугад насобирав раскиданные по полу листы и вернувшись в туалет, я наконец смог заняться тем, за чем пришёл.
  
  Так как, если представлялась возможность, я предпочитал провести время в туалете за чтением чего-либо, я выбрал кабинку, в которой было окно. Пока я делал своё "тёмное" дело и перебирал прихваченные из банка документы, мне подумалось, что не хватает только кофе и сигареты. Помочиться, захлебнуть черной жидкости, проглотить, затянуться сигаретой, выдавить из себя "личинку", перечитать ещё раз условия векселя - что может быть лучше?!
  
  Стоп, что?!
  
  Я вперился взглядом в документ у меня в руке. Возможно, если бы до своего увольнения я не работал в банковской сфере, то я бы и не понял, что это за документ. Да и те, кто обшаривал отделение, тоже, видать, не разбирались в документах. Иначе они бы ни за что не оставили бы эту бумагу лежать на полу.
  
  Вексели бывают двух видов - простым и переводным. С простым векселем -всё просто и понятно - тот, у кого на руках вексель, тот и получает денежки.
  
  А вот с переводным всё намного интереснее. По нему деньги получает не тот, кто получил этот вексель от банка, а тот, кто указан как получатель денежных средств, или, по-умному, ремитент. Выдача подобных векселей позволяла некоторым компаниям расплачиваться с контрагентами - они просто выдавали переводные вексели, указывая в качестве ремитентов своих партнеров, которые впоследствии обращались в банки за оплатой. Процедура громоздкая и более длительная нежели, чем оплата по безналу, но кто-то этим достаточно активно пользовался. Некоторые аналитики считали, что распространение подобной практики и привело к банковскому коллапсу, из-за которого многие банки развалились как неустойчивые карточные домики.
  
  То, что я держал в руке, было как раз переводным векселем, выданным довольно известной компанией на немаленькую сумму в несколько миллионов долларов. И компания, и банк продолжали существовать, даже все необходимые подписи имелись, но одна вещь удивляла и радовала меня больше всего - в векселе не было вписано наименование ремитента.
  
  Более того, в векселе не был указан срок, что автоматически делало данный документ подлежащим оплате по предъявлению. А принимая во внимание, что документ в основных местах был заполнен от руки, любой мог вписать своё имя в качестве ремитента и попробовать обратиться в банк за выплатой. Да, конечно, банк мог попробовать отказать в оплате, но сомневаюсь, что ему бы хотелось связываться с процедурой протеста по векселю.
  
  Я не верил своим глазам. Мало того, что кто-то не так давно умудрился оставить в отделении банка почти готовый вексель, так ещё и никто его не повредил, не уничтожил и не забрал с собой, Судя по всему удача снова была на моей стороне. Я мог бы найти ближайшее отделение этого же банка и получить указанные деньги. Осталось только вписать своё имя.
  
  Понятное дело, что ручки я с собой не носил. Кроме этого, мне надо было попрактиковаться - уж очень давно я последний раз что-либо писал. Да и начинающийся артрит давал о себе знать. Поэтому я, на ходу завязывая штаны, помчался в отделение. Чуть не оставив кусок куртки на решётке, я протиснулся внутрь и начал обыскивать стоявшие в отделении столы.
  
  Если бумаги не были столь важны для тех, кто копался в этом помещении, то насчёт ручек этого сказать было нельзя. Либо я очень плохо искал, что тоже имеет право на существование. Обшарив чуть ли не каждый угол в офисе, я так и не нашёл даже карандаша, хотя ручкой вписать своё имя надежнее. Справедливо посчитав, что не могли же вынести все ручки из этого бизнес-центра, я выбрался из отделения и начал обыскивать остальные офисы здания.
  
  Знаете, как бывает - задумаешься о чём-то или закопаешься в каких-то делах и забудешь о чём-то важном или не заметишь чего-то фатального для тебя. Так я не заметил, как выросла моя дочь. Не заметил, как мой коллега начал плести вокруг меня интриги. Не заметил, как набрал долгов. И не заметил, что стеклянный пол растрескался и стал не прочнее листа бумаги, который я держал в руке.
  
  Когда под ногам раздался хруст, я даже не сразу понял, что происходит. Но когда через секунду я оказался в состоянии свободного падения, окруженный осколками стекла и кусками гипсокартона, то мне впервые за последнее время захотелось закричать. Не успел я обрадоваться, что мне в кой-то веки улыбнулась удача, что у меня появился шанс на возможно недолгую, но более-менее нормальную жизнь, как всё обломилось в прямом и переносном смысле слова.
  
  Поневоле вспомнилась дочь, в ярости забиравшая свои вещи и выбегавшая на улицу. По-моему, она приходила, чтобы обсудить какую-то важную вещь, то ли учебу, то ли своего парня, а я, будучи в депрессии, только по окончании её рассказа понял, что она говорила со мной.
  
  Причем мне этого показалось мало, так как я, глядя ей в глаза, прямо спросил, неужели это настолько важный вопрос, что она хочет обсудить его с отцом, который занят возвращением на работу после несправедливого увольнения. И вишенкой на торте стало то, что я в этот момент демонстративно налил себе стопарик и опрокинул его, хотя помнил, что дочь не любит, когда при ней пьют, особенно родители.
  
  Чего уж тут удивляться её реакции и побегу. А уж мои попытки её остановить на улице, из-за которых она не заметила красный сигнал светофора, вообще не имеют оправдания.
  
  Зато теперь я понимал, что она чувствовала в тот момент. Её жизнь оборвалась в тот миг, когда в неё на полной скорости врезался грузовик. Моя же - когда моё тело врезалось в мраморную плитку первого этажа. Перед глазами не пронеслась вся жизнь. Только определенные моменты. Моменты, которые я всегда хотел исправить. А дальше были только резкая боль и тьма.
  
  Когда я открыл глаза, надо мной склонилось несколько человек в медицинские халаты. Хотя "открыл глаза" было слишком сильно сказано - мои глаза напоминали щелочки, сквозь которые я мог с большим трудом что-то разглядеть.
  
  Увидел врача, который продолжал возиться между ног у лежавшей на операционном столе женщины. Мельком увидел эту самую женщину, в которой признал свою мать, и стоявшего рядом с ней мужчину, лицо которого по цвету сливалось с зеленоватыми халатом и шапочкой. Это был без сомнения мой отец. А потом меня положили рядом с матерью.
  
  И тут я вспомнил. Это был уже не первый мой заход на спираль жизни и, скорее всего, не последний. Те, кто считают, что после смерти попадут в рай, Вальгаллу или ещё куда-нибудь, глубоко ошибаются. После смерти Вы начинаете свою жизнь заново с самой начальной, отправной точки. Вы несколько секунд после повторного рождения помните те моменты, которые Вам желательно исправить, ведь непросто же так "вся жизнь проносится перед глазами". А потом Вы забываете. Обнуляетесь. Возвращаетесь к состоянию неразумного, ничего не знающего и неготового к жизни комочка плоти, который в состоянии делать только одно. Что и делает затухающий разум прошлой Вашей версии.
   Все младенцы кричат при появлении на свет. Говорят, и я кричал, можно сказать, голосил, когда меня клали рядом с матерью...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"