Алмистов Александр Александрович: другие произведения.

Третья ...Мировая! Как Это Будет?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 3.77*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Футуро - фантастический Роман из планируемой трилогии ИГА МИЛЛЕННИУМА - Номинирован на литературный на конкурс Тенета-РИНЕТ'2002. "Варвары - это надгосударственное, лишенное четких национальных, религиозных и идеологических корней сообщество, активными членами которого на сегодняшний день являются более 2,5 миллиардов жителей Земли..."

  Александр Алмистов, Москва - 2002
  
  *** Третья ...МИРОВАЯ!
   КАК ЭТО БУДЕТ?***
  
  (Футуро - фантастический Роман из планируемой трилогии
  ИГА МИЛЛЕННИУМА)
  
  
  
  ОГЛАВЛЕНИЕ:
  
  ПРОЛОГ. Из сверхсекретной стенограммы "Специального Аналитического доклада Великого Магистра"
  
  
  Глава первая. "Над границей тучи ходят хмуро ..."
  Глава вторая. "Новое закрытие Америки ... "
  Глава третья. "Война для двоих"
  Глава четвертая. "Люди и Варвары"
  Глава пятая. "Дорога в никуда ...?!"
  Глава шестая. "Последняя жертва "Арсенала""
  Глава седьмая. "О тех, кого не судят..."
  
  
  
  
  
  
  *** П Р О Л О Г ***
  
  Из сверхсекретной стенограммы "Специального Аналитического доклада Великого Магистра", сделанного им на 2-ом чрезвычайном Совете Рыцарей Ордена Леопарда:
  ... "Варвары" - это надгосударственное, лишенное четких национальных, религиозных и идеологических корней сообщество, активными членами которого на сегодняшний день являются более 2,5 миллиардов жителей Земли.
  
  Движение "Варваров", или, как они сами себя называют, "Антиглобалистов", впервые заявившее о себе где-то в начале XXI-го века и совершенно неожиданно получившее в 2035-ом году неограниченную финансовую поддержку от нового правительства Объединенных Штатов Америки и Европы (тогда на президентских выборах ОШАЕ победил афроамериканец Луи Джексон), явилось прямым следствием провозглашенной 29 декабря 2034 года, на 12-ой Чрезвычайной Сессией ООН компании по "Супергуманизации Земного Человеческого Сообщества в рамках социальной концепции Всеобщего Равенства и Братства Народов Земли".
  Тогда же, большинством голосов всех постоянных членов ООН было вначале принято решение о ликвидации Института Постоянных Членов Совета Безопасности ООН (с автоматическим аннулированием их привилегий и, в первую очередь, права "ВЕТО"). А затем, столь же единодушно, делегатами Сессии был вынесен вердикт об исключении из числа членов ООН трех бывших великих держав - Российской Федерации (России), Китайской Народной Республики и Республики Индии. Причем, данное решение ООН мотивировалось тем, что полномочные представители этих государств активно выступали против проводимой Лигой Наций политики "разрушения культурных и социально-политических границ" и наотрез отказались подписывать Резолюцию ООН Љ 2014 о "О Безоговорочном Равенстве и Братстве Народов Земли". Кроме того, в специальном коммюнике, принятом делегатами 12-ой Чрезвычайной Сессией ООН было особо отмечено, что территории исключенных из состава ООН государств отныне являются "экономико-социальным протекторатом ООН" и "зонами повышенного гуманитарного риска, в которых грубо игнорируются исконные права Человека, ущемляются его неотъемлемые привилегии и свободы".
  Следующая, 13-ая по счету, Чрезвычайная Сессия ООН пошла еще дальше и приняла уже расширенную концепцию претворения в жизнь политики ВГНЗ ("Всеобщей Гуманизации Народов Земли"). Суть этой концепции заключалась в следующем:
  - категорический и безоговорочный отказ государств - постоянных членов ООН от финансирования и развития всех без исключения научных программ, если они не имеют прямого отношения к повышению уровня личного благосостояния граждан Земли;
  - свертывание и ликвидация таких весьма дорогостоящих и бессмысленных с точки зрения личных интересов граждан земли проектов как : "Освоение космоса", " Историко-археологические изыскания", "Естествознание (географические, химические, физические, биологические, зоологические, геологические и др. исследования)", "Социология", "Информатика и компьютерные технологии (исследования в области дальнейшего развития информационных технологий)", "Политология" и т.д.;
  - активное и всеобъемлющее разоружение, подразумевающее под собой как, собственно, ликвидацию всех без исключения армейских арсеналов и военных производств, так и категорический запрет на наличие у государств, членов ООН, любых форм вооруженных формирований - армий и спецслужб, на осуществление научных военно-технических разработок, на саму милитаристскую и псевдопатриотическую идеологию. При этом, в качестве единственной легитимной военной силой на планете Земля, на всякий случай сохраненной Лигой Наций для противодействия "бандитским" формированиям государств-отщепенцев, признавались только Миротворческие Силы ООН под личным патронажем Президента Объединенных Штатов Америки и Европы;
  - принципиальное реформирование системы пост-технократического образования, как высшего так и среднего, за счет приоритетного развития системы религиозно-моралистического воспитания подрастающего поколения граждан Земли;
  - активное противодействие упадническим (так называемым "эстетическим") направлениям в искусстве, музыке, архитектуре, литературе, публицистике и искусствоведении - в рамках основополагающего социального постулата: " Все, что может быть не понятно простому гражданину Земли - не имеет права на существование";
   - утверждение единого (бывшего - "английского") языка международного общения, единого гражданства - Лиги наций и единой (на базе ликвидируемого МВФ) социально-финансовой политики, основой и краеугольным камнем которой должна стать единая валюта - доллар ОШАЕ;
  
  ... Высвобождающиеся в результате успешного осуществления вышеприведенных задач ФИНАНСОВЫЕ СРЕДСТВА (поистине фантастические по своим размерам) ООН, в рамках своей Резолюции Љ 2117, запланировала направить на решение социальных (стандартное градостроительство, пенсионное и медицинское обеспечение граждан Земли, религиозное воспитание, страхование от несчастных случаев и т.д.), экологических (ликвидация объектов и морально-этических последствий Научно-технического Прогресса, восстановление исконной природы и ландшафтов Земли), сельскохозяйственных (обеспечение граждан Земли продовольствием в неограниченных объемах), демографических ( с целью дальнейшего роста численности населения государств, членов ООН), зрелищно-развлекательных (кино и видеоискусство, игорная индустрия грез и азарта, спорт, туризм и т.д.) и другие обще-гуманитарных задач, стоящих в настоящим момент перед земным Человечеством...
  
  Таким образом, господа, учитывая тот факт, что мы сами были свидетелями того, что практически все из вышеизложенных ВГНЗ ("Всеобщей Гуманизации Народов Земли") были успешно выполнены и перевыполнены теми, кого мы вполне обосновано привыкли называть "варварами"... мы имеем все основания утверждать, что Человеческая Цивилизация Земли за последние три десятка лет сделала дюжину семимильных шагов.... против течения своей собственной Истории.
  И, судя по всему, никто из "варваров" и их вождей даже и не думает останавливаться на ДОСТИГНУТОМ!!!
  (громкий смех и бурные аплодисменты в зале)
  
  Вывод из всего этого, как мне кажется, может быть только один - МЫ НА ПОРОГЕ ВОЙНЫ!
  Страшной и поистине Исторической.
  Войны между Разумом (т.е. Цивилизацией.) и низменно-потребительскими инстинктами отдельных, пусть даже и наиболее многочисленных, ее индивидуумов.
  И, как бы не закончилась эта война для нас, последних из представителей биологического вида Homo Sapiens, мы все равно будем сражаться!
  Причем, до последнего солдата, до последнего патрона, до последнего вздоха каждого из нас...
  (бурные аплодисменты в зале)
  
  Спасибо за высокую оказанную мне Орденом честь и искренне благодарю за внимание...
  
  НОВОСИБИРСК, 20 апреля 2055 года
  
  
  
  
  
  Часть первая.
  "Безжалостный Молох с пеной крови у рта... "
  
   Глава первая. "Над границей тучи ходят хмуро ..."
  
  - Почему они напали? - Иже неуверенно отложил в сторону АК-2000 и на всякий случай поставил его электронный корректор на предохранитель.
  - Не знаю?! - в задумчивости буркнул себе под нос Сергей, пристально вглядываясь в линию горизонта и старательно скрывая смятение и оторопь на своем лице. - Может... они просто испугались?
  - Испугались чего?
  - Того, что потом будет... поздно? Или, может, их вожди решили расширить свои владения?
  - Расширить свои владения?! - вскипел от возмущения Иже. - Зачем? Им что мало тех территорий, что уже находятся в их безраздельной власти и управлении? Им что, мало Америки, Африки, Австралии и доброй половины Европы? Куда уж больше-то?!
  - Дело в том, что варвары плохо знакомы с географией, брат! - не скрывая своего сарказма, усмехнулся ему в ответ Сергей. - А потом... они же всегда так делали? Разве не так? Жадность и глупость - это у них в крови! Или даже заложены в нуклеотидах их самой генетической памяти?!
  - Смею тебя заверить, друже, - поспешил вставить свое веское словечко в диалог двух пограничников их командир - сержант Вацлав Гусля, - что и о генетике они, варвары, не имеют ни малейшего представления! Многие из них, если не все, не умеют даже читать и писать. И, дай бог, если способны сосчитать хотя бы до 10. Я уже молчу об их специальной военной подготовке и дисциплине. По-моему, и то, и другое, они не признают в принципе?!
  - И несмотря ни на что, они все же объявили нам войну! Причем, мотивируют ее, и в это невозможно поверить на трезвую голову, джихадом и новым крестовым походом одновременно? И все это - за "гроб Господень" и "чистоту веры"? - раздраженно огрызнулся Сергей. - Причем, нашим же оружием?! Пусть даже и "драконовского", "ювэашного" или какого-то там еще, черт бы его побрал, производства!
  - А чего ты от них ждал, Сережа? - взвешенно парировал его выпад Вайцех. - Чем же еще ты им прикажешь воевать? Дубинами? Каменными топорами? Томагавками? Деревянными луками и ивовыми стрелами? Они же в отличие от нас - "гордые"! Работать и создавать что-либо новое им не с руки! Да и не положено... Потому что недостойно... уважающего свои права и свободы гражданина Земли и Лиги Наций?!
  - Да уж! - громко фыркнул и набычился при упоминании словосочетания "Лига Наций" Сергей. - А грабить и убивать безоружных - это достойно? А взрывать заводы и фабрики, мосты и электростанции, дворцы и музеи - это достойно? А быть абсолютно безграмотным, грязным и вечно голодным - достойно?
  - Не кипятись, Серж! - взял на себя смелость успокоить своего боевого товарища Иже. - Они сами не ведаю, что творят! Нам их и с тобой все равно никогда не понять! Они - дети Природы! Мы - венец Эволюции и Научно-технического прогресса! В этом и вся между нами и ими разница.
  - Ага!? Только и всего! - дал волю своему сарказму Сергей. - Значит, мы - "венец", а они, так сказать, милые и наивные, пусть даже и расшалившиеся не на шутку, "детки"! Здорово! Только вот я не пойму одного... Почему эти самые "детки" вот уже несколько десятков лет заставляют подчиниться своим капризам и прихотям две трети современного человечества, а мы, потомки настоящих хозяева и строителей этого Мира, только и делаем, что разглагольствуем о нераскрытых тайнах Природы и Космоса... И с позиции своей высокой культуры и цивилизованности сокрушаемся о том, что другие народы Земли нас не хотят... понять? Между прочим, "детям" во все времена было положено слушаться родителей! А не наоборот!
  - Серж, дорогой мой, ты забываешь об одной весьма существенной мелочи! - многозначительно улыбаясь, возразил Сергею Вайцех. - Они - чужие дети! Не мы их создали, и не нам осуждать самих себя за свои просчеты в их воспитании и педагогике! Вот пусть совесть мучает их настоящих "прародителей" - Конфедератов! Они придумали и воплотили в реальность весь этот бардак...
  - А мы его должны расхлебывать, - не удержался от соблазна подытожить их несколько затянувшуюся дискуссию Иже. - Ладно, хватит риторики, мужики. Слезами и самобичеванием горю не поможешь! Лучше взгляните вот на это?!
  Иже достал из-за пазухи своей куртки массивный, размером с ладонь, оплавленный и покрытый черной сажей предмет и протянул его Сергею.
  - Что это, друже? - в недоумении спросил Сергей. Пристально разглядывая то, что ему вручил Иже. И тщетно пытаясь понять его предназначение.
  Наконец, взвесив на своей ладони безделушку и ногтем отковырнув с ее поверхности черные куски угля и грязи, Сергей пришел к выводу, что держит в своих руках... титановый осколок от обшивки современного летательного аппарата.
  - Где ты это взял? - растерянно спросил он у Иже. - Ты что, военный музей какой ограбил, а? Или у тебя друзья археологи?
  - Где взял?! Где взял?! - передразнил его Иже, отчаянно жестикулируя и чуть заметно смущаясь. - Нашел! Вчера. После нападения передовых отрядов Варваров на наш 13-ый блок-пост! Вот!
  - Но, по-моему, это ... осколок крылатой ракеты?! - неуверенно предположил Вайцех. Бережно принимая из рук Сергея злополучную "железку" и поднося ее поближе к своим прищуренным от яркого солнечного света глазам. - Хотя, это может быть и все что угодно...?! Ну, там кусок обшивки самолета, остатки сгоревшего в атмосфере спутника, что-то от неразорвавшейся "мины - попрыгушки"...
  - Да, но...? - запнулся на полуслове Сергей. Прежде чем его лицо приобрело вместо растерянно-озадаченного, теперь уже возмущенно - встревоженное выражение. - Но этого не может быть, Вайцех! Осколок совсем свежий... На нем нет даже следов песка, грязи и коррозии! Я явно - не от наших ракет! Так как мы их пока еще ни разу против варваров не использовали! Никак не может быть он и археологической находкой! Он... вообще не имеет права на то, чтобы быть! Ведь подобным оружием, кроме нас, за последние вот уже тридцать лет... никто не пользуется?! Его просто ни у кого нет, кроме нашей армии и... Н-е-ет?! Они бы его никогда не продали Варварам! Это было бы откровенным предательством и подлостью с их стороны!
   - А они его и не продавали! - более чем уверенно заявил ему в ответ Вайцех, в задумчивости крутя злополучный "артефакт" и так, и этак.
  - Скажешь тоже! Может они, Варвары, сами его сделали, а?! С помощью палки, зубила и чьей-то матери? - дал волю своему сарказму Иже. - Это даже ненаучная фантастика! Я думаю, и мне, да и всем нам, куда уж проще поверить в то, что ракеты Варварам подарил их всемогущий Иисуса - Аллах... Чем в то, что они их сделали сами?
   - Они их не делали! - еще больше побледнев и нервно кусая в кровь губы, осадил его Вайцех. - Я думаю...что они, наконец, его нашли! И сразу пустили в дело то, что было проще всего перевезти через Атлантику и использовать в полевых условиях?
  - Кого нашли, сержант?! И причем здесь Атлантика? Вы же сами говорили, что наши "союзники" здесь не причем? - слегка опешив от неожиданности, затараторил Сергей.
  - А я и не отказываюсь от своих слов! "Союзники", очень бы хотелось, конечно, в это верить, так же, как и мы, не имеют ни малейшего представления о том, что... Варвары применили против нас ракеты! Ты когда-нибудь слышал про "Арсенал"?
  - "Арсенал" Президента Луи Джексона? - недоверчиво переспросил Сергей. - Но это же всего лишь легенда! Его никогда не существовало на самом деле! Иначе Лига и Конфедераты...
  - Теперь, это уже не легенда, а факт! - в запальчивости перебил его Вайцех. Смачно сплевывая на злополучный осколок, тщательно протирая его о свою гимнастерку и снова протягивая Сергею. - А что касается Конфедератов, точнее, американцев... Вот, смотри! Ты умеешь читать по-английски...?
  Сергей неуверенно пожал плечами, уставившись на отполированную, и, вместе с тем, местами испещренную мелкими латинскими буквами, поверхность металла как баран на новые ворота.
  - Special armament...Don't use with out... Made in USAE... manuf... 2023, - наконец-то решившись продемонстрировать своим товарищам свои лингвистические способности, прочитал он на осколке то, что все еще можно было разобрать невооруженным взглядом. - Это все...?
  - Значит?! - вырвался через мгновения из его груди возглас изумления и страха. - Это все же правда...?! "Арсенал" - это не миф, да? И они...
  - Да, именно так! - предвосхитил выводы Сергея Вайцех. - Они, варвары, его нашли! Иначе, я не знаю, как еще можно было бы объяснить то, что в их распоряжении оказались "крылатые ракеты"?! Но и это еще не все, братцы! Ведь никто точно не знает о том, что именно из оружия американцы сумели утаить от Лиги Наций и спрятать в своем "Арсенале?! Боюсь, что хранили там не только стрелковое оружие, минометы, танки и тактические ракеты... Но очень может быть, что и кое-что посерьезнее?! А если это... "Трайденты" и "Томагавки"? Тогда, тогда нас ждут очень и очень большие неприятности! Надо срочно доложить о нашей находке ребятам из Легиона Чести! Боюсь только, что это их не слишком сильно обрадует?! Но, пока у нас есть шанс предотвратить катастрофу... Пусть даже этот шанс и всего один на тысячу, мы не в праве сидеть сложа руки! И срочно должны действовать! Иначе...
  Вайцех не договорил.
  Но и Иже, и Сергей, другие пограничнике, разбуженные их слишком уж эмоциональной дискуссией, прекрасно поняли, что именно имел ввиду сержант Гусля под этой своей обтекаемой фразой "Иначе...".
  И хотя с того самого, единственного за всю историю земной Цивилизации, случая, когда это "Иначе..." обрело свое вполне материальное воплощение, прошло более века, никто из здравомыслящих людей не считал себя в праве забыть про случившиеся.
  Про то, что воздух может гореть. Камни - кипеть и плавиться. Металл - таить и испаряться без следа.
  А сотни тысяч человеческих существ - мгновенно превращаться в мрачные и лишенные своей сущности тени.
  Причем, когда-то это помнили не только те, кто на собственной шкуре испытал, как именно это самое "Иначе..." выглядит, но и те, кто это самое "Иначе..." вначале придумал, а затем и вероломно осуществил. Пусть даже и в ранге эксперимента.
  И вот теперь, кажется, люди вот-вот готовы были повторить то, что уже однажды решили раз и навсегда вычеркнуть из своей собственной истории?!
  И это все... несмотря на то, что "потомки", по определению, всегда должны быть мудрее и осторожнее своих отцов и прадедов?!
  Или же человечество так никогда и ничему и не научиться? Ничему, кроме как повторять свои собственные, весьма и весьма чреватые с точки зрения последствий, ошибки и наивно верить в непреложную гуманность Рока и судьбы?
  
  * * *
  - Ваша Светлость! Срочное донесение с юго-западного фронта! - голос Вестового гулким эхом отозвался в сознании Великого Магистра Ордена Леопарда. Заставим тем самым Верховного Главнокомандующего на какое-то время забыть про нечеловеческую усталость, накопившуюся в его сознании за три последних, бессонных, ночи, и его мрачные, лишенные привычной строгости и однозначности мысли... Мысли о будущем. О том самом будущем, которое все еще не имело под собой прочной и незыблемой основы в настоящем.
  Великий Магистр скрестил на груди руки и медленно повернулся лицом к говорившему.
  Тот, судя по всему, никогда ранее не выполнявший столь почетной и ответственной для любого солдата Империи миссии и никогда не видевший по это причине Великого Магистра так от себя близко, слегка опешил и замер в томительном ожидании.
  Он, как, наверное, и любой бы другой на его месте, ожидал увидеть перед собой... если не живого Бога, то, по крайней мере, прямого потомка Геракла или Ахилла!
  Но, перед Вестовым был, пусть и не совсем обычный, но, вместе с тем,... Человек!
  На вид Великому Магистру было лет пятьдесят. Хотя, на самом деле, и все это Империи прекрасно знали, чуть больше тридцати...
  Его коренастая фигура отличалась болезненной худобой и угловатостью. И, вместе с тем, поистине царским величием и гордой, непререкаемой осанкой!
  Узкое, слегка продолговатое лицо Верховного Главнокомандующего с острым подбородком, высоким и открытым челом и массивным, по-гречески "классическим", то бишь - с горбинкой, носом несло на себе печать высокого интеллекта и поистине несгибаемой воли своего хозяина.
  Его плотно сжатые губы, обрамленные густой и черной щетиной роскошных усов, имели иссиня -розовый цвет и, казалось, что никогда и ни при каких обстоятельствах не были способны расплыться в доброжелательной улыбке.
  В довершении всего, из-под низко посаженных, скрещивающихся на переносице в виде знака "овна", бровей Великого Магистра на мир смотрели зеленовато-карие, чуть заметно мерцающие бриллиантовым блеском, глаза.
  Глаза, с одной стороны, гипнотизирующей своей сверхъестественной глубиной и обжигающей холодностью... Под воздействием которых еще никому и никогда не удавалось сохранить свое самообладание и уверенность...
  С другой стороны, глаза, таившие в своих недрах бесконечную грусть и одиночество, мир замкнутых, скованных цепями воли эмоций, никому не ведомую вселенную страсти и буйного нрава своего хозяина...
  - Ваша Светлость, разрешите доложить?! - между тем, не выдержав слишком уж затянувшейся паузы, напомнил о себе Вестовой. - Это чрезвычайно... важно!?
  Великий Магистр чуть заметно кивнул и, к немалому изумлению легионера Чести, принялся прямо на его глазах усиленно массировать свои виски тонкими, изящными как у пианиста, пальцами.
  - Ваша Светлость, чуть более суток назад противник применил против двух наших блок-постов на южной границе - "крылатые ракеты"?! Класса "Земля-земля"! - четко и сдержанно доложил Вестовой, даже и не пытаясь скрыть тревогу и озабоченность в своем голосе.
  - Ну и что?! - прокомментировал его слова Великий Магистр, самым невероятным образом сохраняя маску невозмутимости и спокойствия на своем лице.
  - Ну и что, капитан? - вызывающе повторил он в лицо растерявшемуся офицеру. И, опускаясь за свой уже давно вошедший в легенду "Стол Принятия Решений", в легком раздражении добавил: - Если после каждого боя, солдат, вы будете поднимать меня с постели и докладывать о том, что противник где-то там, за тысячи километров отсюда, громко лязгнул зубами, то очень скоро...?!
  Великий Магистр запнулся на полуслове.
  Его взгляд вдруг упал на отчаянно сверкавший разноцветными лампочками, тумблерами связи и хрустальными конусами стереовизоров "Стол Принятия Решений".
  Для него этого было вполне достаточно, чтобы отогнать от себя остатки забытья, более похожего на наркотический транс, чем на внезапно прерванный сон, и признать окружающую его действительность - объективной реальностью.
  - Крылатые ракеты, говоришь? - повторил он вслед за Вестовым со всё возрастающей тревогой и смятением в голосе.
  Еще мгновение, и его прежде расслабленный и мирно дремавший разум окончательно прояснился.
  - Вы в своем уме, капитан? Чего вы несете? Какие, к черту, крылатые ракеты?! Откуда? Вы вообще-то даете себе отчет о том, что докладываете? Или, быть может, у Вас была слишком бурная ночь, в результате которой Вас до сих мучают безумные образы и кошмары? - голос Великого Магистра приобрел стальные нотки и обрушился на голову бедного Вестового подобно раскатам грома.
  - Никак нет, Ваша Светлость! - смертельно побледнев, но, вместе с тем, уверенно и с достоинством, возразил Верховному Главнокомандующему легионер. - Мы несколько раз проверили и перепроверили эту информацию! Иначе, я не рискнул бы Вам ее докладывать, Ваша Светлость! Кроме того, нашим людям удалось получить, помимо свидетельств очевидцев, еще и сами вещественные доказательства того, что ракетный удар действительно имел место! Теперь, увы, сомнений уже быть не может! Вот, взгляните на это...
  Вестовой бережно вытащил из своего кожаного "сикрет-планшета" пластиковую коробку со злополучным осколком и решительно протянул все это "хозяйство" Великому Магистру...
  - Там даже есть "обратный адрес", Ваша Светлость! - добавил Вестовой, как только Великий Магистр принял из его рук "осколок" и заинтриговано принялся его разглядывать. - Речь, судя по всему, идет о легендарном "Арсенале" американцев?! Другие разумные объяснения того, каким образом в руки Варваров могли попасть, пусть и устаревшие, но все же ракеты... мы найти не смогли!
  - Они все-таки его нашли?! - выдавил из себя Великий Магистр. И в ярости обрушил свой кулак на сенсор-панель "Всеобщей Тревоги". Что всегда была наиболее значительной и заметной деталью его "Стола Принятия Решений". - Черт бы побрал... этих наших Союзников! Они же знали, что шила в мешке не утаишь... И, несмотря на это, даже и не удосужились взорвать свои секретные объекты при отступлении?! Или...? Или сделали это нарочно?! Хотя... теперь это уже, в общем, не имеет ровным счетом ни малейшего значения! В любом случае, нам теперь ничего другого больше не остается, кроме как ждать, когда и откуда на наши головы обрушаться "Томагавки", "Першинги" и "Трайденты"? Здорово! Час от часу не легче! То орды моджахедов неожиданно переходят в глухую оборону и невесть почему перестают совершать набеги на наши южные территории. А то вот... такие все из себя "добропорядочные" и прежде пацифистки настроенные Варвары - "европейцы" вдруг атакуют нас ракетами?! Чует мое сердце, что это не к добру...Ой, не к добру?!
   Великий Магистр решительно вскинул вверх руку и резким, бесцеремонным жестом приказал Вестовому удалиться.
  Тот не замедлил выполнить приказ и, пятясь, устремился к выходу из личных апартаментов Главнокомандующего.
  А еще через минуту в коридорах Генштаба Ордена Леопарда отчаянно завыла сирена "Всеобщего сбора". Раздался оглушительный топот солдатских сапог и грохот боевой амуниции. Завизжали гидроприводы шлюз - дверей и камер-отстойников. И на все голоса зазвенели зуммеры, звонки и звоночки "срочной голосовой связи"...
  
  Прошло чуть более получаса с того момента, как Великий Магистр объявил о Чрезвычайном заседании Военного Совета ордена Леопарда, а во всех коридорах, ведущих в конференц-зал Генштаба, было уже не протолкнуться.
  Поднятые по тревоге, все еще сонные и опешившие от всеобщей суматохи и чрезвычайности Рыцари, один за другим прибывали в Генштаб и, услужливо "конвоируемые" личными Вестовыми Великого Магистра, медленно, но верно, заполняли самые элитные ложи в Президиуме.
   Само собой, что вся их многочисленная свита - помощники, офицеры связи, военные эксперты и адъютанты, чей доступ в конференц-зал, не говоря уже про его Президиум, был однозначно невозможен, оставались пока за "бортом" событий.
  А посему, они встревожено обменивались репликами и колкостями в адрес друг друга.
  Время от времени каждый из них лихорадочно хватался за свой "мобильник". И принимался отчитывать всех своих собственных подчиненных - за их нерасторопность, неосведомленность и должностное несоответствие.
  При этом почти все без исключения офицеры "второго эшелона" обхаживали своих телефонных собеседников самыми что ни на есть грубыми эпитетами и замечаниями, отчаянно сквернословили и беззастенчиво топали ногами по роскошному паркету Генштаба.
  Но, как только в Президиуме конференц-зала появилась худощавая фигура Великого Магистра, незамедлительно нашедшая свое отражение в бесчисленных он-лайн-проекциях на всех мониторах Генштаба, все, и Рыцари и офицеры, как-то разом притихли и, не скрывая своего нетерпения, принялись сверлить взглядом Главнокомандующего.
   - Кажется, все в сборе? Можем начинать? - между тем, холодно произнес тот в адрес всех собравшихся, персонально здороваясь с каждым из своих Рыцарей и небрежно взмахивая рукой - в знак приветствия - всем остальным.
  - Буду предельно краток, господа Рыцари и офицеры! - многозначительно начал он свою речь, не давая никому времени на то, чтобы опомниться и все еще продолжая сжимать в левой руке нечто, похожее на пластиковый "саркофаг" с каким-то черно-серебристым предметом. - В силу сложившихся обстоятельств, на разные там дискуссии и обсуждения, боюсь, у нас уже нет, и не будет, времени! Потому что-то, что я намерен незамедлительно довести до Вашего сведения, многим из вас может показаться слишком уж неожиданными... Но, думаю, что ни кто из здесь собравшихся не поставит под сомнение своевременность и, к моему глубокому сожалению, теперь уже насущную необходимость того... Что мы более не в праве терпеливо ждать от нашего противника его очередных телодвижений! Мы сами переходим в контрнаступление! Причем немедленно! На всех фронтах и с применением всех без исключения видов тактического оружия, какое только имеется в распоряжении наших легионов, военно-воздушного и военно-морского флотов!
  Великий Магистр умышленно выдержал положенную в сложившихся обстоятельствах паузу, дабы смысл всего им сказанного дошел до понимания каждым из его оцепеневших от неожиданности слушателей.
  - Вы спросите, почему такая спешка? И почему я был вынужден принять такое важное для него Ордена и народа решение... без предварительных с вами консультаций и дополнительной проработки аналитиками Генштаба? Почему мы, а я со всей полнотой ответственности Вам это заявляю, более не можем придерживаться "оборонительной" тактики в нашем с Варварами конфликте? - продолжил свой монолог Великий Магистр. В нависшей над конференц-залом гробовой тишине. - Отвечу! События последних суток, я бы даже сказал - часов, более не оставляют нам права на то, чтобы и дальше откладывать наше окончательное выяснение отношений с противником! Промедление теперь уже для нас, действительно, - смерти подобно. Потому что... Потому что наш главный противник, как бы легкомысленно многие из нас к нему до самого последнего момента и не относились... Увы и вдруг перестал быть "легкой добычей" для наших диверсионных десантов и антитеррористических легионов! И все потому, что Варвары, как мне только что доложили наши доблестные разведчики, невесть каким образом получили в свои руки... самое современное оружие! И это Вам не допотопные танки и проржавевшие до основания "грады" и гаубицы времен последней войны. Речь идет... о ракетах! Пока, правда, слава Провидению, только тактическим и ближнего радиуса действия. Но... кто знает, какие еще сюрпризы могут нас ожидать в будущем. Я имею в виду... прежде всего то, что тот, кто сумел где-то случайно найти пару-тройку "крылатых ракет" и тут же пустил их в дело, тот вправе надеяться и... на куда более серьезные находки. Я имею ввиду... термоядерные заряды и биологическое оружие! Одним словом, если мы ничего срочного сейчас не предпримем, то очень скоро... Нам уже будет нечего защищать! Да в общем и не с кем! Потому что... потому что никто на этой планете в данный момент не в состоянии что-либо противопоставить термоядерному удару!
  Великий Магистр удрученно развел руками, с трудом скрывая на своем лице нервное напряжение и несвойственную ему прежде растерянность.
  Собравшиеся в конференц-зале Рыцари и в его фойе - офицеры были не просто шокированы всем ими услышанным от Верховного Главнокомандующего. Но... пребывали в состоянии прострации и тщетно пытались убедить самих себя в том, что все, что с ними происходит - это наяву. А не является продуктом их воображения.
   Наконец, кто-то, кто именно - об этом история умалчивает, первым произнес зловещее слово "Арсенал". И его страшную догадку-предположение тут же не замедлили поддержать остальные.
  Великий Магистр снова взял слово, жестом призывая к тишине всех собравшихся и желая положить решительный конец все возрастающему разброду и шатаниям в умах своих офицеров произнес:
  - Таким образом... Как ни крути, но Рубикон перейден! Я не буду вдаваться в подробности того, каким образом могло попасть в руки нашего противника то самое оружие, о котором мы сейчас говорим... Тот, кому положено по долгу службы, очень скоро от меня это узнает. Другим же... этого лучше так и никогда и не узнать. Так будет спокойнее для всех. И, прежде всего, для нашего гражданского населения. Но... все, что я сказал, совершенно серьезно. И наша первостепенная сейчас задача - упредить противника и раз и навсегда разрушить его военные базы раньше, чем он успеет использовать их по назначению. А посему, я приказываю всем боевым офицерам легионов Брони, Космоса, Большого Камня и других "стратегических" родов войск, безотлагательно отправиться во вверенные Вам подразделения и привести их в состояние повышенной боевой готовности. Что же касается командующих легионами Моря, Неба, Первой Атаки и Верности, то у них будет особая задача. Рыцарей и офицеров перечисленных подразделений я попрошу задержаться. Все остальные - пока свободны! Возвращайтесь к выполнению своих основных обязанностей!
  В ответ на его слова добрая половина Рыцарей Ордена Леопарда покинула свои места в Президиуме.
  И, сразу попав на выходе из конференц-зала в окружение толпы своих подчиненных, поспешила покинуть здание Генштаба и отправиться к местам дислокации своих армий и полевых штабов.
  Оставшиеся же на своих местах Рыцари в нетерпении уставились на Великого Магистра и полностью обратились во слух:
  - Итак, теперь о самом главном! - не заставил себя слишком долго уговаривать и обратился к ним с речью Верховный Главнокомандующий. - Сегодня, к вечеру, вы получите более подробную информацию о наиболее всего интересующем нас военном объекте противника. О котором, насколько я понял из реакции зала, многие из вас уже догадались. Да, дорогие мои! Злосчастный "Арсенал" Президента Луи Джексона, это, увы, уже не миф. А вполне реальная угроза всему нашему Ордену! И народам, проживающим на контролируемых нами территориях! А значит, у нас нет иного выхода, кроме как, добраться до этой "шкатулки Пандоры" раньше того момента, как всем, а не только тактическими ракетами, его содержимым смогут воспользоваться Варвары... В противном случае, будет уже слишком махать кулаками и пытаться что либо исправить в дальнейшем, наименее благоприятном для нас, варианте развитии! Но, для начала, Легиону Чести надлежит приложить максимум своих усилий для того, чтобы... все же его обнаружить! Ты меня понял, Ян? Теперь все зависит от тебя!? Как только твои несравненные "вервульфы" смогут сообщить нам координаты "Арсенала", мы сможем говорить о нашей дальнейшей судьбе хоть что-нибудь определенное!
  - Да понял я, Эллисс, понял! Не дурак! Мои ребята сделают все, что от них зависит! В этом не сомневайся! - заверил в своей преданности Главнокомандующему Рыцарь Верности Ян Жмерик. - Вот только...
  - Только, что? - настороженно перебил его Великий Магистр.
  - По-моему, было бы целесообразнее, сразу отправить на Североамериканский континент не только моих ребят, но и пару-тройку легионов Первой Атаки и десантный легион Моря?! Андрею и Харитону, я думаю, это будет не сильно в тягость. А вот мне поможет значительно сэкономить время, а?
  - Пожалуй, Ян прав?! - с готовностью поддержал своего лучшего друга Рыцарь Моря Харитон Лаптев. - Раздавим гадину сразу же, как обнаружим?! И дело с концом! А, Эллисс, разве я не то говорю?
  - Да то ты говоришь! То! - без особого на то энтузиазма вынужден был согласиться с ним Великий Магистр. - Только вот, кого ты собираешься назначить командиром своей экспедиции к берегам Америкам... Территория, между прочим, все еще считается, пусть даже и формально, принадлежащей нашим Союзникам?
  - Я сам пойду, Эллисс! - удивленно уставился на него Рыцарь Моря. - Ты что, мне не доверяешь? Или хочешь сказать, что я не смогу... справиться с поставленной задачей? Да и при чем здесь наши Союзники? Ян с ними запросто разберется! По-моему давно уже пора кончать всю эту дипломатическую бодягу с "временно утраченными зонами жизненных интересов"! Конфедераты сами профукали свои территории, так бездарно и глупо отступив перед Варварами, так чего же нам теперь церемониться, а? Что с возу упало, то пропало! Они потеряли, мы найдем?!
  - Кто это мы? - вступил во все более и более разгорающуюся дискуссию, Рыцарь Первой Атаки Андрей Первухин, до этого упрямо молчавший и что-то усердно чиркавший электронным карандашом на мониторе своего "ноутбука". - Тебе-то что, Харитоша, ты как приплыл, так и уплывешь себе восвояси? А моим хлопцам потом - отдувайся! Чай не на "бабушкины" пироги они туда отправляются?.
  - А чего ты раньше времени-то ныть начинаешь? - фыркнул Ян. - Мои ребята тоже не из титана сделаны! И пули от них, сами по себе, не отскакивают. Твои вон все в бронниках и на машинах, а мои... просто так!
  - Так обеспечь их бронежилетами, и всего делов-то?! - ехидно подзадорил его Рыцарь Первой Атаки.
  - Ага, скажи на милость, каков стратег нашелся! - приняв все за чистую монету, огрызнулся Ян. - Где это ты видел "шпионов" и "диверсантов"... в бронежилетах и на танках! А! Может им еще и полковой оркестр прикажешь брать с собою на задание, а! Ну, чтоб уж окончательно себя демаскировать и окончательно дискредитировать всю секретность своей миссии?!
  - Ладно, хватит тут разыгрывать передо мной сцены всеобщего миролюбия и состязаться в риторике! Воевать, рано или поздно, но придется всем! И при этом никому из нас не удастся избежать потерь в личном составе! - не выдержал, и поставил жирную точку в перебранке своих Рыцарей Великий Магистр. - Я знаю, к чему ты клонишь, Андрей! Мол Америка далеко, а Европа и Азия, того и гляди, воткнет нам нож в самое сердце! Но ты забываешь об одной весьма существенной мелочи, дорогой! С ножом то мы, худо-бедно, но все-таки справимся! А вот... с "Трайдентами"?! Это еще не факт! Короче, твои горячё "любимые" моджахеды" о тебя все равно никуда не денутся! А вот найти и уничтожить "Арсенал" - для нас это сейчас куда уж важней! А посему, сделаем, как предлагает Ян! Другими словами, Харитон обеспечивает десантный транспорт и прикрытие всей нашей операции с моря! Андрей с тремя своими легионами высаживается на бывшей территории наших Союзников и поступает в полное распоряжение "наводчиков" Яна. На этом и порешим! Всем все понятно? Это приказ.
   - А мне, мне-то что делать? - подал свой голос Рыцарь Неба Сигизмунд Леваневский, о присутствии которого на Особом Совещании Рыцарей Ордена все уже успели благополучно забыть.
  - Тебе? - усмехнулся Великий Магистр. - Тебе Сиги, как всегда... быть в пролете?! То есть, я хотел сказать, в полете! Не обижайся, похоже, что я, по примеру наших моряков и десантников, тоже вдарился в эпистолярный жанр! Но, если серьезно, поднимай в воздух свои бомбардировщики и штурмовики и начинай ровнять с землей все, что только попадется твоим пилотам на глаза на вражеской территории. Все, что может иметь хотя бы маломальское отношение к военным и техническим объектам Варваров, их опорно-стратегическим пунктам и даже одиночным транспортным средствам! В первую очередь, разумеется, морским и воздушным. Лошадей, на сколько мне известно, и сами уже давно всех съели. Кстати, Харитон, тебя это тоже касается. То, что одна из твоих эскадр будет участвовать в операции "Арсенал", еще не значит, что остальные боевые корабли могут и дальше прохлаждаться и бить баклуши.
  - Эллисс, если то про лошадей, - попытался было перевести все в шутку Рыцарь Моря, - то смею тебя заверить, что и их морских сородичей Варвары тоже уже успели всех до единого потребить в пищу. Точно также не повезло морским котикам, тюленям, крабам, ракам, чайкам, альбатросам, улиткам и...
  - И... мне не до шуток, Харитон! - грубо осадил его Великий Магистр, раздраженно постукивая костяшками своих пальцев по идеально отполированному подлокотнику кресла. - Прибереги все свое остроумие и не всегда уместный кругозор для девушек. Так что, поднимай по тревоге все, без исключения, свои легионы моря и отправляй их на "охоту". За кораблями, баржами, шлюпками, лодками и даже паромами противника. И твердо заруби себе на носу. С этой минуты у твоих людей нет, и не может быть, никакой жалости к врагу. Ни каких сомнений. Ни каких ошибок и наполовину выполненных задач. Ты меня понял. Если хотя бы еще одна тактическая ракета будет доставлена Варварами через Атлантику и обрушиться на головы наших людей... Тебе не сдобровать, обещаю! Ты меня понял!
  - Так точно, Ваша Светлость! - обиженно насупившись, кивнул Рыцарь Моря.
  - Итак, пока это все мои приказы, - оставив Харитона Лаптева в покое, обратился Великий Магистр уже ко всем Рыцарям. - Рекомендую всем немедленно приступить к их выполнению. Не позднее, чем через сутки, я жду от вас развернутые доклады о первых результатах. Надеюсь, что вы меня не разочаруете...
  Великий Магистр встал со своего места.
  И, быстро попрощавшись с Рыцарями, направился к выходу из конференц-зала.
  Никогда раньше никто из Рыцарей не видел Великого Магистра таким грубым по отношению к своим товарищам.
  Они знали его далеко не первый год. Плечом к плечу прошли через "огонь, воду и медные трубы".
  И вот теперь были искренне удивлены откровенной отчужденностью и недоверием с его стороны.
  Значит, на этот раз, все действительно было более чем серьезно.
  И даже сам Великий Магистр не был твердо уверен в том, что ситуация все еще находится под его, чутким и непререкаемым контролем?!
  
  * * *
  
  
  Глава вторая. "Новое закрытие Америки ... "
  
  Густая, черная, как сажа, и зловонная, как навозная жижа, пелена тумана, казалось, составляла единое целое с кромкой прибоя и грязно-коричневым, без всякого сомнения, кишащим всевозможной биологической нечистью, песком...
  Даже, несмотря на то, что до рассвета уже оставались считанные минуты, этот самый - то ли туман, то ли смог, то ли еще что-то, куда более мерзкое и отвратительное, даже и не думал рассеиваться.
  Напротив, он, или оно, все больше и больше насыщался тяжелыми парами сероводорода и тошнотворной гарью пожарищ. И благодаря этим извечным спутниками человеческой безалаберности и легкомыслия туман прямо на глазах превращался в маслянистое, смертельно ядовитое для всего живого, желе.
  - Черт, если бы я знал, что мне придется однажды окунуться в подобную канализацию, то еще в юности выбрал бы себе другую профессию, - выругался про себя "впередсмотрящий" и, по совместительству, дежурный метеоролог Имперской Эскадры майор Тульев.
  Совсем иного, можно даже сказать, прямо противоположного мнения по поводу "мусорного" тумана, как его не замедлили окрестить Тульев, придерживались разведчики флагмана.
  Туман, тем более такой, в стиле Данте, был им только на руку. И значительно упрощал всю процедуру скрытной высадки десанта на вражеский берег.
  Тем более, что их командир, адмирал Харитон Лаптев, все еще сомневался в том, что там, внутри этого зловонного желе из продуктов биологического полураспада, воздуха, пепла и воды, не притаились береговые укрепления "варваров" и их передовые блок-посты.
   - Что-то мне не нравится эта, слишком уж безмятежная, тишина? - не замедлил он высказать свои опасения в слух, как только Тульев в очередной раз доложил ему обстановку. Да еще и вывел на центральный монитор флагмана то, что ему удалось идентифицировать с помощью стереолокаторов в близлежащей к эскадре береговой зоне противника. - Мы в походе уже почти две недели? Не так ли, Лёнь? И за все это время ни единого нападения?
  - Так точно, адмирал! - без тени сомнения в голосе подтвердил его слова полковник Камов. Которому предстояло руководить высадкой десанта на калифорнийское побережье. И который ни минуты не сомневался в том, что его ребятам предстоит всего лишь легкая увеселительная прогулка. А не сражение с достойным чести и уважения врагом. - А что вы хотели, Ваша Честь? Вожди "варваров" слишком заносчивы и беззаботны, чтобы думать об обороне и воспринимать возможные сплетни о нашем прибытии всерьез?! К тому же, насколько мне известно, ни они, ни их подчиненные не имеют ни малейшего представления о том, что такое воинская дисциплина и бдительность! Хлеба и зрелищ - вот пожалуй и все, о чем только они способны думать? Так что, мой адмирал, я не думаю, что нам стоит чего-либо или кого-либо опасаться при высадке десанта?! Ну если не считать жалкой горстки фанатиков-одиночек или...
  - Вот именно "или...", - многозначительно перебил своего закадычного друга Харитон. - По поводу этого самого "или", мы как раз ничего и не знаем! Я имею ввиду "военспецов", которые в отличии от варваров свое дело знают, хотя и служат нашему врагу под угрозой смерти, как своей собственной, так и своих, оказавшихся по воле Рока в заложниках, семей. Ты же знаешь, многие из них, если не все, это бывшие кадровые военнослужащие конфедератов. Они хорошо ориентируются на местности и в свое время были подготовлены к ведению подобной войны не хуже нас с тобой?! А может быть и лучше... Потому что, каждая их возможная ошибка или малодушие - незамедлительно окрашивается кровью их родных и близких. Ты что, забыл, скольких морпехов мы потеряли, пытаясь "не заметить" линию береговой обороны "варваров" в районе Босфора и Дарданелл? Наша самоуверенность обернулась тогда против нас же самих! Мы наивно уверовали в то, раз уж мы воюем на чужой территории, то нам и что-либо терять-то, кроме славы и чести, нечего...А вот "военспецы" психологически сломлены, так как воют против "своих" и так далее...
  - Ну-ну, - раздосадовано морщась, пробурчал Камов, - тогда было совсем другое дело!? "Варвары" застали нас врасплох... и прежде чем мы опомнились, они успели кое-чего изменить в своей оборонительной тактике. Не скрою, их системы ПВО и ПМО на первом этапе здорово подпортила нам настроение. А что мы могли поделать против их допотопных "стингеров" и передвижных зенитных установок? Которыми, к тому же, управляли смертники? Не могли же мы вот так взять и сразу же накрыть все их блокпосты ядерным зонтиком? Ведь так?
  - Так, да не так! - холодно осадил его Рыцарь Моря. - Эта твоя глобальность в "мышлении", стоила нам тогда слишком дорого! И не только нам! Я до сих пор не могу честно смотреть в глаза Сигизмунду. Не вспоминая о том, как его ребята из "небесной" Лиги, вместо того, чтобы прикрывать наш десант с воздуха, один за другим вспыхивали свечками и огненными протуберанцами обретали свой вечный покой?! И все из-за того, что мы не предусмотрели вероятности наличия у противника "военспецов" и "вольных стрелков"! И не предприняли против этого никаких действенных мер!
  - Скажешь, тоже, Харитон! - возмущенно насупился Камов. - Как тут все это, в этом дурацком бардаке, предусмотришь? Когда любой безусый мальчишка запросто может вскинуть на плечо трубу "Стингера" и дать залп по любому из наших "штурмовиков"? Или небрежно швырнуть прямо под гусеницы танка магнитную мину? Или...
  - Опять это твое дурацкое "или", Лёнь? - в запальчивости передразнил его Рыцарь Неба. - Сколько раз мне еще тебе говорить про то, что я больше не хочу от тебя слышать этого трусливого союза! На войне нет, и не может быть никаких "или"! Только "да" и "нет"! Все остальное - обычно оплачивается кровью солдат и их жизнями! Потому что, как только любой командир начинает рассуждать о том, чего не знает, а затем еще и слишком уж основательно уповать на судьбу и недооценивать противника - в тот же самый миг, можно уже считать, что война для него наполовину проиграна!
  Рыцарь Моря сверкнул глазами, давая тем самым понять Камову, что его "выволочка" окончена. И снова потянулся своей правой рукой к панели контроля над стереолокаторами и перископом панорамного вида.
  - Ладно, ждать нам больше нечего! - сдавленно произнес, не отрывая своих глаз от монитора слежения. - Высаживай на побережье своих "КРАБОВ"! Пусть не особо задаются, включат свои тепловизоры и магнитоискатели на полную мощь и тщательно "прочешут" все и вся в их зоне ответственности! И чтоб в этот раз я уже ни от них, ни от тебя не слышал никаких "или"...!
  - Вы боитесь "камикадзе" и "снайперов", мой адмирал? - рискнул предположить Камов, прежде чем выполнить приказ.
  - Я всегда боюсь всего того, что способно стрелять и убивать моих людей! - вызывающе произнес ему в ответ тот. Разглядывая через окуляр перископа смутные очертания вражеского побережья. - Тебе же, полковник, предоставляется редкая возможность развеять все мои страхи и опасения! И у тебя есть шанс это сделать до того, как заработает береговая артиллерия и обрушит на нас ураган огня и металла! Хотя, если честно, могу тебя немного успокоить, лично я не думаю, что это когда-либо случится! Для поддержания пушек в полной боевой готовности, как ты знаешь, необходимо прикладывать слишком много сил и средств. И, главное, иметь под рукой первоклассных инженеров и техников. Ни того, ни другого, если верить данным нашей космической и радиоразведки, в распоряжении "варваров" уже нет как минимум лет десять?! Но как-то ведь они смогли переправить через океан свои "крылатые ракеты"? Значит, какой никакой флот у них есть? И где-то здесь, под прикрытием этого зловонного тумана должен быть их морской порт или даже военно-морская база? Ну, хотя бы пирс...?
  - Должен! - быстро согласился с адмиралом полковник. - Должен! Но где? Наши космические спутники не обнаружили в этом секторе ни малейшего намека на серьезные и, главное, активно действующие фортификационные и военно-технические объекты и коммуникации?! Как будто...
  - Вся эта дребедень, - закончил за него фразу Харитон Лаптев, - либо на самом деле отсутствует, либо замаскирована настолько тщательно, что мы не в силах ее, вот так, кавалерийским наскоком, обнаружить? Первое предположение, мне кажется, маловероятным. Хотя, чем черт не шутит... Что могло помешать "варварам" погрузить контейнеры с ракетными установками прямо с лодок на свой морской транспорт? Но, все же, версия о существовании где-то здесь тайной военно-морской базы "варваров" кажется мне более правдоподобной! Хотя и менее привлекательной! В любом случае, хотим мы того, или нет, но нам предстоит высадиться на берег и однозначно разобраться в ситуации. Только тогда мы сможем не бояться за свои тылы и полностью сосредоточить все свое внимание и усилия на поисках Арсенала! А он где-то здесь! В Скалистых горах! Сомнений быть не может! Ребята из Лиги Верности и Лиги Космоса сотни раз проверили и перепроверили эту агентурную информацию! Ладно, отправляй в разведку "КРАБОВ"! А там уже разберемся, что к чему!
  - Понял, Ваша Честь! - с некоторым опозданием отрапортовал Камов и, прислонив к своему кадыку "ларинг-селектор", сухо распорядился в адрес своих разведчиков: "Первой Разведплатформе - даю "добро" на всплытие! Второй приготовиться и отойти вдоль побережья на пятьдесят километров к югу! Третьей - занять аналогичную со второй позицию, но уже на севере. "Следопытам" Первой Разведплатформы - полная боевая готовность. Основная задача - исследовать прибрежную линию противника на глубину не менее 50 км. Особое внимание уделить обособленным огневым точкам врага и минным заграждениям. На возможное сопротивление противника - без команды не отвечать!"
  - Вот и чудненько! - подытожил Рыцарь, немного успокаиваясь и, наконец, выпуская из своих рук дистанционный "контролер" перископа.
  Уже через мгновение все его внимание было уже приковано к интерактивной карте вражеской территории.
  - Если все пойдет "по маслу", то начнем наше вторжение здесь! - Рыцарь решительно ткнул своим указательным пальцем в трехмерное изображение городских построек. После чего, на его лице неожиданно заиграло искреннее любопытство, и он сухо добавил: - Кстати, а что здесь было при конфедератах? Контуры этого города кажутся мне до неприличного знакомыми?
  - Здесь когда-то стоял славный город Лос-Анджелес, Ваша Честь, - на выдохе отрапортовал Камов. - В свое время, он был одним из самых густонаселенных на всем восточном побережье Соединенных Штатов Америки!
  - Вот именно, что был!? - не скрывая сарказма в голосе, перебил его Рыцарь. - Теперь же это груда безжизненного стекла и бетона, заваленные каменным щебнем и обгоревшими остовами машин улицы, дурнопахнущие мусорные кучи и вырвавшаяся на поверхность канализация. А ведь когда-то...
  Рыцарь так и не закончил свой фразы.
  Так как на центральном дисплее его командного поста неожиданно возник голографический, чем-то смахивающий на лунный, пейзаж...Ржавый песок, горы химической пены в зоне прибоя и бурнокипящий водоворот в месте всплытия подводной Разведплатформы Империи.
  
  * * *
  Первый из "Короткоживущих Разведывательных Автоматических Ботов", или, попросту, "КРАБ" протяжно заурчал всеми своими тремя турбореактивными двигателями, неуклюже подпрыгнул вверх и неподвижно замер на высоте полуметра от уровня моря.
  Еще через минуту-другую он резво сорвался с места и, слегка покачиваясь из стороны в сторону на воздушной подушке, заскользил в сторону берега и линии прибоя.
  Но стоило ему только пересечь границу "мусорного" тумана и раствориться в нем, как в густом и склизком желе, как вслед за ним с разведплатформы дружно стартовали два его собрата- "близнеца" и, расходясь в разные стороны по принципу веера, тоже устремились к суше.
  - Периметр установлен! - не замедлил прокомментировать все происходящее Камов. - Начато предварительное сканирование плацдарм - сектора!
  Как бы в подтверждение его слов, на центральном мониторе флагмана имперской эскадры вначале возник маленький светящийся ромб синхронизации инфракрасных визоров КРАБОВ, а затем и быстро, прямо на глазах, растущая по площади диорама всего того, что скрывалось от имперской эскадры в тумане.
  Вначале это был всего один сектор вражеской территории. Маленький кусочек обезображенного "злым" человеческим гением пляжа и пара ничем не примечательных холмов.
  Затем идентифицированных секторов стало сразу три. Их голографическая проекция окончательно стабилизировалась, приобрела стерео - изометрические формы, трехмерность и цветовую градацию.
  Еще через какое- то время "зона ответственности" КРАБОВ уже расширились до девяти секторов в рамках равностороннего треугольника, длина каждой из границ которого в точности равнялась трем километрам.
  Наблюдая быстроменяющуюся на экране монитора картинку, Рыцарь Моря удовлетворенно фыркнул и, с трудом скрывая свое внутреннее напряжение и "охотничий" азарт, скрестил на груди руки.
   - В секторе 7 обнаружено движение! Предполагаю восемь потенциальных целей - биологических объектов не идентифицированной категории! Возможно - это мирные жители, возможно - солдаты противника! - голосом ко всему безучастного статиста уже в следующую секунду доложил Главный Координатор. Тем самым, оповещая всех и вся о том, что война началась. - Потенциальные цели пока по отношению наших КРАБОВ никаких агрессивных действий не предпринимают. Скорее напротив, появление разведчиков вызвало среди них панику и смятение. В связи с чем передвижение целей приняло явно хаотический и бессистемный характер!
  - Короче, разбегаются, как тараканы, - не упустил возможности сострить по поводу всего творящегося на мониторе и территории врага Камов. - Чего и следовало ожидать! Ведь мы свалились им как с него на голову среди ясного дня! И нет здесь никакой секретной военной базы варваров! Так, толпа жалких и никчемных оборванцев, на которых даже пули-то тратить обидно!
  - Я бы не торопился с выводами, полковник! - решительно отрезал Рыцарь Моря. - Подождем, что будет дальше?!
  Интуиция Харитона Лаптева не обманула и на этот раз.
  Потому что, стоило только передовому КРАБУ на какой-то миг замешкаться и затормозить свое движение, как ... Как один из "разбегающихся тараканов", больше похожий на огородное пугало, чем на солдата, резко остановился, выхватил из-за спины полутораметровый тубус и, не долго думая, направил его заостренный конец в сторону серебристого НЛО.
  Раздался жуткий грохот и в направлении КРАБА стартовал огненный протуберанец смерти.
  К счастью, имперский разведчик был начеку, резко отпрянул в сторону и, стремительно набирая высоту, пошел вверх, ища свое спасение в облака и мертвой зоне стратосферы.
  Что же касается вражеской ракеты, то ей уже ничего другого не оставалось делать, кроме как, в бессилии "клацая зубами", рухнуть в пену прибоя.
  - Вот тебе и раз! - прорычал себе под нос Камов, с трудом сохраняя на своем лице невозмутимое выражение. - А противник-то, огрызается?!
  - А ты как думал, Леонид Аркадьевич? - усмехнулся Рыцарь. - И это еще только цветочки, дорогой мой! Ягодки, боюсь, еще только ждут нас впереди! Но, в любой неприятности, всегда есть положительная составляющая! Теперь у меня уже нет никаких сомнений в том, что "Арсенал" где-то поблизости! Иначе варвары не стали бы выставлять на побережье свои заградотряды и блокпосты, а?
  - А база? - растерянно предположил Камов. - Может, все гораздо проще, а? Может, "Арсенал" здесь совсем не причем? А те,
  кого обнаружили наши КРАБЫ всего лишь внешняя охрана базы? И она специально пропустила наших разведчиков вперед, дабы затем захлопнуть мышеловку и ударить им и нам в спину? Или, того хуже, база находится под водой и наши подводные платформы и линкоры уже, можно сказать, в перекрестье прицелов ее торпедных комплексов и вакуумных пушек?
  - Не думаю! - возразил Рыцарь. - Хотя, всякое может быть... В любом случае, наши КРАБЫ уже вырвались на берег. И теперь их уже с помощью подводной базы не остановишь! А значит... ее попросту здесь нет? Или она полностью небоеспособна?! Короче, дабы не гадать на кофейной гуще и не надеяться только лишь на счастливый случай, полковник, я советую тебе не расслабляться и отдать своим "пловцам" и их дельфинам приказ - детально обследовать шельф и всю прибрежную зону! А мы пока пойдем вперед!
  - Так точно, адмирал! - без особого на то энтузиазма согласился с ним Камов, вызывая по рации командира "подводных охотников" Реброва и в точности передавая ему адмиральский приказ.
  Между тем, тройка бесстрашных КРАБОВ, во главе со своим вернувшимся с небес товарищем, упрямо продолжала раздвигать на мониторе флагмана "границы познания" имперцев о вражеской территории.
  Изученных секторов теперь уже было более двадцати пяти.
  Потенциальных целей - в районе третьего десятка.
  Но, самое главное, КРАБАМ наконец-то удалось обнаружить первую линию минных заграждений варваров.
  - Каков тип мин? - тут же потребовал полного отчета от Главного Координатора Атаки Харитон. - Плотность размещения и границы особо опасных зон? Уровень автономности и чувствительности к внешнему изменению Среды?
  - Все мины электромагнитные! Часть - противопехотные! Но подавляющее большинство - противотанковые, "прыгающе - зонтикового" типа! К тому же, среди них есть и мобильные образцы! Так что, границы поражения весьма условны! - с готовность отрапортовал адмиралу тот. - Хотя четкая система установки мин и отсутствует, однако, в первом приближении, мины "засеяны" по принципу контроля квадратов - площадью от ста до трехсот метров. То есть, на расстоянии сто-сто пятьдесят метров друг от друга и по четырем линиям-рубежам. Принцип срабатывания мин, судя по всему, полностью автономный и "сенсорно-непосредственный". Дистанционное управление маловероятно, но возможно?! Подавление чувствительности мин с помощью электромагнитного импульса, по расчетом КРАБОВ, не способно гарантировать их 100% нейтрализацию. Прикажете натравить на мины "саранчу" и пауков"?
  - Действуйте! - коротко приказал Рыцарь, продолжая пристально следить за расползанием и изменением голограммы поля боя на мониторе своего штаба и нервно постукивать при этом костяшками пальцев по панелям связи и управления. - На всякий случай включите генераторы радиопомех и заблокируйте с помощью всех доступных средств собственное электромагнитное поле Земли в этом районе.
  "Саранчой" в имперской армии называли маленькие, но вместе с тем создающие чрезвычайно мощное и очень похожее на "естественное" электромагнитное поле каждого солдата, устройства.
  Внешне "саранча" чем-то действительно напоминало это легендарное насекомое. Тем более, что принцип действия этих полностью автономных и самодвижущихся, точнее "самопрыгающих", механизмов был предельно прост и чем-то сродни своему биоаналогу:
  Дело было в том, что после выработки своими турбовинтовыми двигателями остатков стартового топлива, "саранча" уверенно принималась за дело, черпая энергию и жизненную силу от своих жертв.
  Проворно прыгая от одной противопехотной мины к другой, мастерски приводя в действие их детонаторы и тут же ловко уворачиваясь от взрывной волны и осколков.
  Что же касается "ПАУКОВ", то их миссия была, с одной стороны, несколько посложней. С другой же стороны, куда уж более трагичной и кратковременной.
  Тяжелые, каждый весом до полутоны, "пауки" с самого своего рождения были обречены "пасть смертью храбрых во имя чужой победы".
  Медленно и степенно, подобно механическим слонам, они передвигались по минному полю, время от времени подпрыгивали вверх и грузно, с целью еще больше увеличить свой вес за счет динамического удара и мощности реактивных двигателей, "плюхались" прямо в объятия своей слегка припорошенной дерном и землей смерти.
  Разумеется, что подобна процедура разминирования была весьма дорогостояща, так как после взрыва противотанкового фугаса от "паука" мало что оставалось. Но зато, она была очень даже эффективной и, самое главное, быстрой. И сберегала десятки, а то и сотни жизней имперских танкистов и бронедесантников. А это, как известно, в условиях войны куда уж важней каких-то там материальных затрат и судьбы бездушных механизмов.
  - Да, еще, - снова заговорил с Камовым Рыцарь Моря. - Полковник, отдайте приказ нашей "Второй" и "Третьей" разведплатформам тоже десантировать своих КРАБОВ на берег и обеспечить прикрытие выбранного нами коридора атаки с флангов. На любое проявление агрессии со стороны противника... нет, даже на любой биологический импульс на экранах тепловизора, немедленно отвечать огнем на поражение. Хватит церемониться с варварами. Мы здесь не за тем, чтобы упражняться в благородстве и гуманности по отношению к мирным Homo Sapiens местного образца! Мы атакуем! И этим все сказано!
  - Так точно, Ваша Честь! - вытянулся по стойке "смирно" Камов. И, крепко прижимая к своему кадыку ларинг-микрофон, рявкнул в адрес своих подчиненных. - "Конкистадор-2" и "Конкистадор-3"! Действуйте! Сужаем коридор до пяти километров! Требую обеспечить полную зачистку территории. Даю добро на то, чтобы открывать огонь по любой движущейся цели! Минимум жалости и максимум эффективности! И...
  Полковник запнулся на полуслове и его нижняя челюсть отвисла к полу.
  - Что еще такого случилось, полковник? - настороженно обратился к нему Рыцарь Моря, стараясь угадать направление взгляда своего первого помощника. - База?
  - Хуже! - сдавленно ответил тот, пальцем указывая в самый центр монитора. - "Вольные стрелки", Ваша Честь! Черт бы их побрал! Я действительно несколько поторопился с выводом о полной недееспособности и беспечности варваров!?
  Полковник мертвенно побледнел, заранее предугадывая дальнейшее развитие событий.
  И он не ошибся. Имперские КРАБЫ действительно нарвались на засаду "вольных стрелков". Тех самых профессиональных диверсантов, которых до появления на земле варваров всегда презрительно называли "псами войны". И которые, в отличии от всех своих, периодически меняющихся, душеприказчиков, всегда предпочитали "семь раз отмерить", хорошо замаскироваться, лишний час прождать "удачного момента" и, наконец, сыграть Ва-банк!
  Вот и сейчас, те самые четыре невзрачных холмика, что передовой КРАБ Империи весьма опрометчиво идентифицировал как вполне безобидные, хотя и технократического характера, объекты в одно мгновение ока преобразились в хорошо оснащенные, к тому же дистанционно управляемые ДОТы.
  И, само собой разумеется, что уже в следующую секунду из всех без исключения динамиков командирской рубки Флагмана раздалась лихорадочная трескотня зениток и и зловещий грохот стартующих ракет.
  Передовой КРАБ, всецело занятый разбрасыванием по обнаруженному им минному полю "саранчи" и десантированию "паучьих" стай, был застигнут врасплох и полностью деморализован неожиданной атакой противника. Если, конечно, так можно выразиться в адрес бездушной машины.
  Первая же из вражеских ракет разнесла его зеркально отполированный диск и все его содержимое вдребезги.
  Два же оставшихся "разведчика" не придумали ничего лучшего, кроме как прийти ему на выручку и с помощью ракет "воздух-земля" подавить невесть откуда взявшиеся очаги сопротивления варваров.
  Чего собственно от них и ждали "вольные стрелки", которые всегда предпочитали стрелять в спину своего противника и с самого начала были готовы к тому, чтобы пожертвовать ради этого любым из своих "засветившихся" ДОТов.
  В итоге, второй из КРАБОВ, очень скоро оказался под перекрестным огнем зениток и, судорожно выполняя в воздухе фигуры высшего пилотажа, загорелся и начал быстро разваливаться на составляющие его блоки и части.
  Третий, последний из "разведчиков" "Конкистадора-1", решил не испытывать более судьбу и трусливо прижался всем своим корпусом к земле.
  Заняв круговую оборону и мало при этом надеясь на удачу.
   А что еще ему оставалось делать в сложившихся обстоятельствах?
  - Кажется, теперь уже все началось всерьез?! И мы уже несем потери! - раздраженно морщась, подытожил результаты боя Харитон. - Что ж, придется действовать по учебнику и "утюжить" линию фронта НУРСами! Коих у нас в запасе не так уж и много... А еще стараться не высовываться за границы коридора? Как говорится, хотели как можно тише и спокойнее, получилось же все - как всегда?!
  - Да, но после двух-трех залпов наших "ГРАДОВ-2000" от бывшего Лос-Анджелеса вообще ничего не останется? Даже развалин и подземных коммуникаций? Только пустое место на карте - и все! - заартачился Камов. - Стоит ли ровнять с землей сей достойный памятник старины и архитектурную красотищу? Пусть даже и сильно потрепанную временем и безалаберностью своих хозяев?
  - Красотища, как ты выразился, уже по одному своему определению не может быть мертвой и бесполезной! Иначе, это уже не красота, то есть культура, а... зловонные развалины и свалка строительного мусора! - в пух и прах разнес все его сомнения Рыцарь Моря. - Те более, что после того, как варвары превратили в ничто Колизей, Парфенон, Эйфелеву башню и мою родную Прагу, что толку говорить об исторической ценности их собственных городов и памятников? Так что, всем батареям "залпового" огня - к бою! Светопреставление начнем по моей команде! Десантным транспортам приготовиться к всплытию! Противник показал нам зубы, так давайте же оторвем ему за это не только всю челюсть, но и саму голову! Думаю, мало ему после этого не покажется! Не так ли, Леонид Аркадьевич?
  Камов равнодушно пожал плечами и жестом дал понять Главному Координатору, чтобы тот не лез на рожон.
  В отличии Харитона Владимировича Лаптева, он не имел ничего против того, чтобы сохранить Лос-Анджелесу право на жизнь и место в истории. Даже, несмотря на то, что искренне ненавидел обитателей этого города.
  Города... пусть мертвого, но все еще чуть заметно сверкавшего подкопченной белизной своих необычных по архитектуре зданий. Города конфедератов, от которого в самые ближайшие часы должны были остаться только одни воспоминания. Короче, города, которого уже нигде и никогда больше не будет.
  А еще через полчаса... города действительно не стало.
  Вначале на него обрушилась одна огнедышащая лавина Смерти и разрушений. Затем другая, третья, четвертая... После чего, канонада залпов и взрывов неожиданно стихла. И в нависшей над новоиспеченным лунным пейзажем тишине громко заскрежетали такелажные механизмы десантных транспортников, зарычали своими двигателями динозавроподобные танки, один за другим устремились вглубь вражеской территории эскадрильи тактических КРАБОВ и штурмовиков прикрытия.
  А на мокром, грязно-коричневом от сажи копоти песке Калифорнии появились первые следы от сапог имперских десантников и солдат...
  
  * * *
  -Ну, будем считать, что все?! - произнес Рыцарь Первой Атаки Андрей Александрович Первухин, как только последний из его бронедесантников ловко соскочил с морской платформы на берег и уверенно направился к поджидавшему его в нетерпении БМП. - Как говорится в подобных случаях, милый мой Харитоша: - "Ты - пост сдал! Я пост - принял! На том стояла, и стоять будет Земля Русская..." Что думаешь делать дальше?
  - Как говорится - " сушить весла"! - передразнил своего друга Рыцарь Моря и уже более серьезно добавил: - Организую патрулирование прибрежной полосы и буду ждать от тебя вестей о ходе поисков "Арсенала". Надеюсь, ты не будешь его взрывать сразу же, как только его обнаружат твои следопыты? Мне бы очень хотелось на него взглянуть, прежде, чем от него останутся одни железобетонные перекрытия и глубокие провалы в земле!? Дело в том, что ходят слухи, что там, в "Арсенале", есть пара-тройка очень даже необычных хранилищ... еще со времен конфедератов! В общем, там могут быть те самые пресловутые "артефакты"! Ну, там, "летающие тарелки", замороженные инопланетяне, "священный Грааль", таинственные механизмы атлантов и так далее.
  - Даже так?! - беззлобно ухмыльнулся Андрей. - А я то с ребятами думаю, что это наш Рыцарь Моря так серьезно вдарился в мистику и экзосенсорику? А ты значит... Ладно! Если что такого, необычного, найду, ты будешь первым, кто об этом от меня узнает! А по поводу "Арсенала"... Его вообще никто не собирается взрывать! Зачем? Оружие, пусть даже и допотопное, может нам самим очень даже и пригодиться? Так что, не будем уподобляться варварам, как прошлым, так и сегодняшним! НЕ будем в ярости крушить все, что нам непонятно и чуждо! Разрушать - не строить! И не мне тебе объяснять эту вечную истину!
  - А как же то, что было когда-то Лос-Анджелесом? - подловил на слове Рыцаря Моря Андрей. - Да и приказ Императора пока никто еще не отменял?!
  - Ну, с Лос-Анджелесом, это разговор отдельный, - заметно смутившись, ответил адмирал. - Ну погорячился! С кем не бывает! Признаю, что... может быть, был и не прав! Что же касается "Арсенала", то... Эллисс приказал его всего лишь нейтрализовать! Но это совсем не значит, что мы должны будем его полностью уничтожить! Я думаю именно это он и имел ввиду?" Иначе, какого черта мы тащили за собой через весь океан эту дурацкую армаду транспортных барж и платформ? Мне и моих ребятам вполне хватило бы для выполнения "ликвидационной" задачи и трех десантных кораблей! Ну, еще пары твоих подводных лодок и эсминцев прикрытия? Кстати, о птичках... Как там дела у контр-адмирала Конева?
  - Если не считать того, что на прошлой неделе его корабли сильно потрепал тропический ураган Хиллари, тогда все в порядке! Дня через четыре он будет здесь! - заверил Рыцаря Первой Атаки Харитон. - А ты уверен... что конвоируемые им транспортники тоже предназначены для погрузки на них "Арсенала"? Я грешным делом подумал, что Эллисс решил подстраховаться или забрать с этого мертвого континента кое-что из оставшихся здесь материальных ценностей и природных ресурсов. Короче - трофеи?!
  - Скажешь, тоже, - рассмеялся ему в лицо Андрей. - Какие здесь могут быть трофеи... кроме "Арсенала"? К тому же, мы же не мародеры, дабы вывозить с захваченной территории золото, железную руду и жалкие остатки шедевров искусства и культуры. А вот "Арсенал" - это совсем другое дело. Это поистине самый что ни на есть боевой трофей! НЕ оставлять же его в подарок нашим Союзникам? Они и так о себе слишком уж высокого мнения! И наивно полагают, что и в этот раз им удастся "таскать каштаны из огня" руками наших солдат! Щас-с-с! Черта с два у них это получится! Мы пришли сюда всерьез и надолго! И ни Эллисс, ни я, не собираемся лебезить перед американской свиньей Робинсоном и держать с ним совет о наших, даже смешно предположить, общих планах на будущее. Раз уж мы здесь, де-факто, то союзникам придется поумерить свои аппетиты и свести до нуля непомерно раздутые амбиции.
  - Ты так думаешь или твердо уверен в этом?! - вкрадчиво поинтересовался у Андрея Харитон Лаптев, в задумчивости разгребая носком ботинка американский песок. - А если им, союзникам, это не понравится... Если это противоречит их собственным планам, и они вдруг надумают...
  - Перейти на сторону Варваров? Ты это хотел сказать, Харитоша? - искренне расхохотался Андрей. - Что ж, милости просим! И тем лучше для нас! Если честно, я об этом даже мечтаю - расставить все точки над "i" и перестать и дальше играть во всю эту дурацкую дипломатию! Тогда ни мне, многим другим из наших общих знакомых, уже не придется сдерживать в себе вполне обоснованную ненависть к тем, кто всегда себя считал и до сих пор наивно считает единственными и самодержавными хозяевами мира! Ну а если... то уж тогда мы им, конфедератам -"хозяевам" так надерем задницу...Причем, по самые "не балуй"... что весь этот исторический бардак раз и навсегда канет в лету! И им придется зарубить себе на носу то, что "знай сверчок, свой шесток"! И свое место под солнцем...если таковое мы им все же решим предоставить! А если нет, то... я не собираюсь в этом случае слишком уж критиковать нашего Императора за жестокость и пренебрежение "общечеловеческими ценностями"! "А ля гер, ком а ля гер!" - как говорят в этом случае французы. Что по-нашему означает только одно: "Если враг не сдается, то его попросту уничтожают!"
  - Ладно, тоже мне, "мировой жандарм", нашелся! - не преминул остудить его пыл адмирал имперского флота. - Дай тебе волю, так у нас из союзников только одни белые медведи, тюлени и пингвины останутся!
  - А что?! Пусть так! - обиженно огрызнулся Андрей. - Вот против них, я уж точно, ничего не имею! По крайней мере никто из них и никогда не будет стрелять мне в спину, устраивать международный трибунал и обвинять в "преступлениях против человечества"! Разве не так?
  - А против китайцев и индусов ты что-то имеешь? - не удержался от соблазна подразнить Рыцаря Первой Атаки Харитон. - Они-то тебе что плохого сделали?
  - В общем...ничего?! - попался на "удочку" тот. - Но и ничего особо хорошего тоже?! Хитрые они... вот! И себе на уме! Как говорится: "Восток - дело тонкое! Держи ухо востро!" А я не привык прислушиваться к легким шорохам за своей спиной и многозначительным, но не всегда искренним, улыбкам на лицах своих собеседников!
  - А к чему ты привык? - не унимался Харитон. - Рубить с плеча? И делить всех только на друзей и врагов? Без разных там "гаммовых" переходов?
  - Я привык к тому, что я солдат! - раздраженно отрезал Андрей. - Могу стрелять! Могу и не стрелять! Лучше, конечно, первое! Так и на душе спокойнее. И совесть, в общем, не мучает... Одним словом, полная определенность и абсолютно предсказуемое будущее...
  - А я кто, тогда, по-твоему, если не такой же, как ты, солдат? - поинтересовался Харитон, которого Андрей умудрился таки поддеть за живое. - Правда, в отличие от тебя, предпочитаю максимум вопросов решать без крови?!
  - Значит, ты - не солдат! - перехватив инициативу в свои руки, напыщенно заявил ему Андрей. - Ты одурманенный романтикой морской волк! Твое дело - "воевать" со штормами, штилями и ураганами! А не с людьми! Любоваться морскими закатами и ночным сиянием планктона. А не восторгаться удачными штурмами крепостей и видом идущих в атаку танков. Вот! Ты даже по твердой земле и то ходишь украдкой! Как будто боишься качки и подводных скал. И уши затыкаешь ватой при каждом залпе твоих корабельных пушек и стартах ракет. И на встречающих тебя в каждом порту цветами и улыбками девушек смотришь так, как будто с ними уже загодя прощаешься! Летучий голландец - вот кто ты! Морской призрак и вечный скиталец, другими словами!
  - Кто бы говорил!? - теряя терпение, грубо осадил Рыцаря Первой Атаки адмирал. - Ты на себя посмотри! Начисто лишенная воображения гора мускулов и ненависти ко всему живому. Ты даже когда смеешься, то из твоей глотки вырывается звериный рык! Тебя надо бы в зоопарк поместить... в клетку к тиграм! Но ты и им не дашь покоя! Сдохнут, ведь, бедные, от одного твоего взора и безумного стремления к распорядку! Как пить дать, сдохнут! Чертов ты, гладиатор!
  При слове "гладиатор" Андрей весь набычился и чисто автоматически встал в боевую стойку.
  Полностью оправдывая свою должность в имперской армии, он был уже в следующую секунду готов броситься на своего обидчика и разорвать его на куски голыми руками.
  - Ну-ка, без глупостей, мужики! Хватит лаяться и скалить зубы! - неожиданно, как и положено истинному Рыцарю Чести, возник как из-под земли и встал между двумя "идеологическими" противниками Ян Жмерик. Лучезарно улыбающийся обоим и, вместе с тем, непреклонный как гранитная скала. - Оба хороши! Делать им больше нечего, как только на виду у своих подчиненных выяснять отношения. Понимаю, мы все смертельно устали от вынужденного бездействия и томительного ожидания серьезного дела, мы все на взводе и плохо контролируем свои эмоции! Все-таки, как-никак, четвертый год войны, вдали от родных и близких, постоянно на грани жизни и смерти, но... Это нисколько вас обоих не оправдывает, господа! А посему, ну-ка дружно померились, пожали друг другу руки. И будем считать, что я ничего не видел и не слышал?! Договорились?
  - Ладно, чего уж там?! - первым пришел в себя Андрей и протянул свою мясистую "лапу" Рыцарю Моря. - Извини, Харитон, я не хотел тебя обидеть. Просто... так получилось. Ты же меня знаешь! Если что, да я за тебя кому угодно готов свернуть шею... по самые пятки! И голову еще придачу! И засунуть ее ему в...
  - Знаю, знаю, куда ты обычно засовываешь своим врагам оторванные у них головы! - миролюбиво пожимая протянутую ему руку, усмехнулся Рыцарь Моря. - Я тоже приношу тебе искренние извинения за мою горячность и вольность в выражениях. Тем более, что кое в чем, ты действительно прав! Головы, как ты справедливо заметил, я и в правду отрывать не люблю. Эпопея с Лос-Анджелесом - не в счет! Просто - сорвался! Но...Но вот если тебе понадобится что-либо достать с морского дна, или того глубже, в этом вопросе можешь смело на меня положиться! Сделаю по первому классу! Как и положено порядочным и уважающим себя морякам. Ладно, удачи тебе! Ни пуха, ни пера! И пусть твоя дорога к цели, то бишь к "Арсеналу", окажется легкой или даже устланной красным персидским ковром?!
  - К черту! - перебил его Андрей, на ходу прощаясь. - Что же касается ковра, то ты это очень хорошо подметил! Надо будет взять твою мысль на заметку и при случае его обязательно раздобыть. И что эта идея не пришла раньше в голову моему интенданту? А?
  Рыцарь Первой Атаки еще раз заразительно улыбнулся, повернулся к Харитону и Яну спиной и, в два прыжка оказавшись в кабине своего вездехода, отдал приказ своим людям :"Вперед!"
  Бронированная армада дружно заурчала двигателями и подобно огромной змее поползла к линии фронта.
  Ян Жмерик проводил последнюю из бронемашин взглядом и, повернувшись к адмиралу своим лишенным мимики лицом, обеспокоено произнес:
  - Нам остается только лишь надеяться на удачу, Харитон Владимирович! Ничем другим уже мы Андрею не в силах помочь! Я искренне верю в то, что нашему "супергерою" не придется слишком часто останавливаться до цели и хоронить своих погибших товарищей и бойцов! Что-то мне не очень нравится его опрометчивая самоуверенность и эмоциональный настрой!
  - Что вы, Ян! Андрюшка всегда был и останется таким, какой он есть. Отчаянный и бесшабашный! - поспешил вступиться за честь своего совсем недавнего "противника" Харитон. - Но все дело, поверьте, он знает четко! Одним словом, он как древнегреческий бог войны Арес! Столь же нетерпеливый и жаждущий Славы! И вместе с тем опытный и осторожный как лис!
  - Вот эта его "самобожественность" меня и беспокоит больше всего! - проворчал себе под нос Рыцарь Чести. - Чуть побольше терпения и хладнокровия нашему "богу войны" как раз и не хватает! Не нравится мне все это! Ох как не нравится!
  - Что именно? - озадаченно переспросил старика Харитон.
  - То, что мы так до сих пор и не встретили серьезного сопротивления варваров, мой мальчик! А на войне, как известно, легких и само собой разумеющихся побед не бывает! Точнее, они, конечно, бывают, но по своему обыкновению лишь служат прелюдией к поражению или даже полному фиаско.
  - Да полноте, Вам, Ян Карлович! - не согласился с показавшимися ему беспочвенными опасениями Рыцаря Чести адмирал. - Что с Андреем и его людьми такого уж сверхъестественного может случиться? Они хорошо подготовлены, экипированы, осторожны, вместе прошли не через одно сражение... И при всем при этом просто не способны наделать глупостей! Не говоря уже об ошибках...
  - Мы все, в общем-то, не способны совершать глупости?! - парировал его слова Ян. - Однако же, нет-нет, да совершаем?
  - Вы это о чем? - не понял его намека Харитон и искренне растерялся от неожиданности.
  - Да все о том же, мой мальчик! - "пояснил" Рыцарь Чести. - О маленьких глупостях, которые, как правило, имеют свое продолжение в виде больших неприятностей и бед. Но, не будем торопить события. Вернемся к суете будней! Как ты видишь свои дальнейшие действия, адмирал?
  - Я собираюсь вывести эскадру в открытое море, "лечь на дно" и выставить охранение! Ну еще, может быть, установить минные заграждения, закрыть радарами контрольный периметр и начать патрулирование окрестностей?! - начал перечислять свои ближайшие планы на будущее Харитон. - Ну а дальше... дальше ждать добрых вестей от Андрея и готовиться к встрече гражданского конвоя контр-адмирала Конева?!
  - И это все? - разочаровано перебил его Ян. - Ты ничего не забыл?
  - Нет. Вроде нет?! - смутился Адмирал.
  - А как насчет неизвестной подводной базы? - вкрадчиво поинтересовался старик. - Ты что, про нее забыл? Или решил прекратить ее поиски?
  - Пожалуй, что так? Стоит ли искать черную кошку в темной комнате... если там ее, попросту нет?"
  - Мой тебе совет - никогда не торопись с выводами. Смею тебя заверить, что не все и не всегда так просто, как кажется вначале. То, что неизвестная нам подводная база до сих не позволила нам себя обнаружить, еще не значит, что ее на самом деле нет!
  - Пусть так! - согласился Харитон. - Но это ровным счетом ничего не меняет. Потому что, даже если база и существует, то она... должно быть давно уже мертва и безобидна! Так какой смысл нам ее искать? Десант уже высажен, мои корабли в целости и невредимости... И им пока никто всерьез не угрожал?! Ну а когда Андрей все же найдет "Арсенал", то я на всякий случай побросаю здесь везде глубинные бомбы. Ну, для успокоения совести! И не более того?!
  - Вот тут-то, по поводу успокоения совести, ты как раз и ошибаешься, мой мальчик! - с укоризной в голосе произнес Жмерик и покачал перед лицом Харитона своим указательным пальцем. - Она, совесть, ни у тебя, ни у меня не успокоиться, пока мы, либо не найдем эту самую базу, либо однозначно не докажем себе самим и другим то, что ее нет и в принципе быть не может! А до этого самого момента, так сказать, истины мы не вправе успокаиваться, потому что, если база все-таки есть, то она для нас, очень серьезная проблема и вполне реальная угроза!
  - Вы шутите, Ян? - рассмеялся ему в лицо Харитон, переходя из защиты в контрнаступление. - Какую серьезную, как вы изволили выразиться, угрозу может представлять для имперского флота какая-та там военно-морская база? Тем более, если морская часть войны уже успешно нами окончена? Как говорится: "Хороша ложка к обеду" и "После драки кулаками не машут...?!"
  - Это, смотря, кто! Мои легионеры машут кулаками всегда! - продолжал упрямо настаивать на своем Рыцарь Чести. - Особенно после драки! Когда все "воюющие" стороны успокаиваются и "идут на мировую"! Самое время тогда брать их "тепленькими", без лишнего шума и людских потерь, а? Я к тому,
  что... Все зависит от того, кому именно в настоящий момент принадлежит и преданно служит эта чертова база?!
  - Как кому? - возбужденно перебил его адмирал. - Разумеется, если эта база на самом деле существует, то она может принадлежать только... Варварам?! Не будете же вы, Ян, утверждать, что конфедераты умудрились под самым носом Варваров и нас сохранить свою базу?
  - Нет, этого утверждать я не собираюсь, - вынужден был признать Жмерик, прежде чем в пух и прах разнести сделанной адмиралом предположение о хозяевах базы. - Конфедераты здесь действительно не причем! Да и Варвары, как мне кажется, не имеют к базе ни какого отношения?!
  - Тогда, кто же, черт возьми, другой может иметь отношение к этой базе?
  - Ты забыл про Империю Гэ-Ка-Ооо! Про наркобаронов, мой мальчик! Вот они то как раз больше всех, в том числе и самих Варваров, заинтересованы в нашей зацыкленности на "Арсенале", с одной стороны, и сохранности базы, с другой! По моим данным они-то как раз и владеют базой! И ни в коем случае не собираются на нас нападать первыми! Потому что, им нужна база, а не эфемерная Слава и совершенно для них бессмысленная Победа над нами?
  - Но наркобароны никогда не рискуют понапрасну. И, насколько я понимаю, им нужна не столько база, сколько..., - наконец догадался адмирал, - Сколько возможность и дальше доставлять свое "белое золото" варварам по всему миру?! А значит...?!
  - Вот именно, мой мальчик! Ты начинаешь делать успехи! И вначале думать, а уже потом говорить! - отчаянно жестикулируя, подтвердил его догадку Жмерик. - Наркобароны, подобно крысам, никогда и ни с кем не вступают в открытый бой. Потому что, хорошо знают историю и нисколько не сомневаются в том, чем именно подобные разборки всегда заканчиваются. Правильно - концом стабильности и новым переделом политической карты мира. А они не хотят терять свой бизнес. Который для них превыше всего. И они в это не просто верят, они этим живут! Причем, смею тебя заверить, живут уверенно и достаточно сытно! А чтобы им жить так и дальше, им жизненно необходимо...
  - Оставить все как есть? То есть, всеми силами и средствами сохранить свою базу? - закончил за Жмерика его мысль адмирал. - Но тогда, я не понимаю... Наркобароны должны искренне желать нашего поражения? И быть на стороне Варваров, а не занимать выжидательную позицию?! Хорошо, допустим, базу они использовать против нас не могут. Понятно почему. Это их надежный и, к тому же, все еще тайный форпост на североамериканском континенте. Но если они позволят нам победить Варваров, то....Не станет Варваров - не будет и спроса на наркотики? А значит, не будет и светлого будущего у Империи Гэ-Ка-Ооо? Я бы на месте наркобаронов не сидел сложа руки, а реально помог Варварам оказать нам достойное сопротивление?
  - А кто тебе сказал, что они именно этого и не делают, милый мой мальчик? - перебил его Жмерик. - Милый мой Харитон, тебя не удивил тот факт, что Варвары, в общем-то, оказались неплохо подготовлены к нашей с ними встрече?! Это на них совсем не похоже! Мало того, что они точно знали - где и когда мы собираемся высадиться, они хорошо подготовились к нашей встрече! И даже сумели заманить нас в свою мастерски расставленную ловушку?!
  - Пожалуй, вы правы, - нехотя признал сей непреложный факт адмирал. - Но из всего этого совсем не следует, что Варвары взялись за ум и собираются дальше оказывать нам достойное сопротивление. Они же не идиоты. Они прекрасно понимают: чем чаще они будут стрелять нам в спину, тем со все более возрастающей жестокостью и огневой мощью мы будем крушить все и вся на своем пути к "Арсеналу"?
  - В том-то и дело, - не согласился с ним Жмерик, - что Варвары, очень даже может быть, ровным счетом ничего не понимают в том, что делают?! А, главное, зачем!
  - Как это? - не поверил своим ушам адмирал. - Не могут же они драться с нами только ради того... чтобы драться? А не победить?
  - А почему бы и нет? - усмехнулся Рыцарь Чести. - Они же все наркоманы. И потому искренни и безрассудны в своей ярости и злобе?
  - Они-то может да, но вот их вожди? Они то ведь понимают, что полномасштабная война с нами - это прямая угроза не только их власти, но и, вообще, существованию в природе?
  - А тебе не приходило в голову, что их вождями кто-то мастерски и терпеливо манипулирует? Причем, исключительно в своих, только ему одному известных целях? И этот "кто-то", по моему твердому убеждению, наркобароны Империи Гэ-Ка-Ооо! Ведь не секрет, что возможность прибрать к рукам "Арсенал", для них столь же важна, как и для нас! Ты представляешь себе, мой мальчик, что может случиться, если пара-тройка "Трайдентов" и "Томагавков" не дай бог окажется в лапах наркобаронов? Это будет не просто катастрофа! Это будет в буквальном смысле слова - конец всему! И тогда, увы, всем нашим надеждам и чаяниям на "светлое будущее" суждено будет пойти прахом... Так что, милый мой Харитон, делай, что хочешь, но эту чертову базу ты мне найди! Найди и уничтожь! Иначе нам всем очень не поздоровится! Даже если мы и успеем к этому моменту извести всех до единого Варваров на этой планете?!
  - Я ее обязательно найду, Ян Карлович! - "торжественно" пообещал адмирал. - Найду и уничтожу! Любой ценой! Теперь я понимаю, почему это так важно для Империи! Да и для Судьбы всего человечества в целом! Разрешите откланяться? Мне пора возвращаться на мой флагман...?
  - Выполняйте свои обязанности, адмирал, - кивнул ему в ответ Жмерик. - Как только обнаружишь базу - сразу же дай мне об этом знать. Я бы - хотел кое-что для себя уточнить... Важного! Да и вообще, все, что касается наркобаронов, если честно, мне не безразлично. Рано или поздно, но, все же, нам придется скрестить с ними шпаги и приглушить эту гадину в зародыше!
  - Как только мои разведчики обнаружат "базу", я с Вами свяжусь, - только и успел бросить вслед быстро удаляющейся от него фигуре Рыцаря Чести адмирал и сам заторопился к своему командирскому катеру.
  Между тем, первые лучи "чужого" Солнца уже вовсю рвали в клочья "вражеский" черный туман и уверенно торили себе дорогу в зарослях мутировавшего кустарника на берегу.
  Это был первый для имперской армии рассвет на американской земле.
  Первый, но, судя по всему, далеко не последний. Из всех тех, что еще только предстояло ей пережить на все еще пока бескрайней вражеской территории.
  
  Глава третья. "Война для двоих"
  
  Сергей и Эльза искренне любили друг друга.
  Любили так сильно, что порой это даже выходило за рамки приличия. И служило благодатной почвой для всевозможных кривотолков и гнусно смердящих пошлостью сплетен.
  Однако это мало тревожило души влюбленных.
  Лишь только еще больше разжигая буйство их чувств и укрепляя преданность друг другу.
  Начался этот их необычный, если не сказать большего, роман совершенно случайно. И на первых порах был мало кем из команды морской разведывательной платформы "Магеллан" воспринят всерьез.
  И все потому, что почти сразу же после появления Эльзы на "Магеллане" морские разведчики не замедлили окрестить ее вполне однозначным прозвищем "Стерва". Что на все сто процентов отражало ее вполне заурядный для представительниц прекрасного пола характер, который, без всякого сомнения, сложно было считать эталоном женской покорности и благодушия.
  В свою очередь старший мичман Попов, прибывший служить на "Магеллан" почти одновременно с Эльзой и где-то за год до войны, с самого начала стал всеобщим любимцем, "душой" любой компании и, самое главное, непререкаемым авторитетом в области обольщения "слабого" пола.
  Доказательством последнего было то, что уже в первые месяцы службы мичмана Попова в Тихоокеанском Флоте под натиском его чар и неподражаемого обаяния отчаянно треснул и разлетелся на мелкие кусочки не один десяток девичьих сердец...
  Но, несмотря на все это, Сергей в итоге выбрал в качестве предмета своего обожания именно Эльзу?!
  Причем сразу же, без долгих раздумий и тщательной "разведки боем"?!
  Но, обо всем по порядку.
  На первом этапе отношения между мичманом Поповым и главным ныряльщиком "Магеллана" Эльзой Афалиной носили, само собой, исключительно деловой и товарищеский характер.
  Но уже через месяц их совместной службы, совершенно неожиданно для всех окружающих, они переросли в нечто большее, чем просто благожелательное отношение двух сослуживцев друг к другу в рамках служебных обязанностей.
   Чего-чего, а уж этого странного поведения своих подчиненных так никогда не смог понять даже командир "Магеллана" - капитан 2-го ранга Ребров.
  Матерый "морской волк" и, к тому же, убежденный холостяк, он повидал на своем веку всякое и искренне считал, что знает о своих офицерах и мичманах если не все, то по крайней мере - значительно больше то, что ему было положено в рамках должностной инструкции.
  Между тем, в данном конкретном случае, квалифицированным Ребровым не иначе как неслыханный "инцидент" на борту вверенного ему судна, командир "Магеллана" был вынужден признать свое полное и безоговорочное "фиаско" в области педагогики, психологии и здравомыслии.
  Другими словами, он всегда, когда кто-либо из его друзей или даже вышестоящих начальников заводил разговор о Сергее и Эльзе, густо краснел и в растерянности разводил руки в стороны.
  Потому что, откуда ему было знать про то, что преследующая его мичмана на каждом шагу Слава коварного женского обольстителя и неутомимого "донжуана" на самом деле не имела под собой реальной почвы и основания...
  Что сам "виновник", то бишь главный герой, бесконечных романтических сплетен и душераздирающих историй был по своей истинной сути человеком чрезвычайно застенчивым, робким и сам себя всю жизнь считавшим неудачником. Особенно в "личном" и, как он сам любил выражаться, "чуждом и весьма несвойственном его натуре" плане.
  С этой, никому, кроме самого Сергея, разумеется, неведомой чертой его "самосознания" была связана одна, скажем, не самая приятная для мичмана Военно-морской Лиги Империи история. История, в одночасье превратившая его, прежде искреннего и добродушного парня, в безжалостного и циничного мстителя всему женскому роду. За поруганное и уязвленное самолюбие, за рухнувшую веру в идеалы настоящей мужской дружбы и искренность человеческих взаимоотношений.
  История, в результате которой, Сергей сознательно обрек себя на "вечное" одиночество на этом мирском празднике жизни". И даже стал считать себя человеком, вполне обоснованно возненавидевшим и презирающим всех своих соплеменников вместе взятых. И, в первую очередь, прекрасную, но патологически подлую и коварную, их половину.
  История эта, до боли знакомая на личном опыте почти любому мужчине, случилась с Сергеем на самой заре его юности. И, несмотря на все его отчаянные попытки ее забыть, так и осталась рваной, незаживающей раной в его душе.
  А дело было так...
  Когда-то, еще в прошлой его жизни, у Сергея был верный и преданный друг. Они с ним были неразлучны с самого детства. И Сергей привык всегда и безгранично ему доверять.
  Последнее и стало причиной всех обрушившихся впоследствии на Сергея Попова душевных мук и страданий, в конце концов, приведших его к полному разочарованию в жизни и в справедливости ее правил.
  Одним словом, однажды, что в общем-то вполне естественно, на горизонте жизненного пути тогда еще только подающего большие надежды курсанта Морской Академии Сергея Александровича Попова неожиданно возникла... первая любовь?!
  И он сразу же посчитал ее единственно возможной и истинной в его биографии. В ответ на его наивность и отсутствие жизненного опыта Судьба не замедлила сыграть с ним злую и бесстыжую шутку. Дабы раз и навсегда выбить у молодого моряка твердую почву из под ног. Все последующие за его первым свиданием с Леночкой Серовой события тех далеких дней развевались настолько стремительно и бесповоротно, что ... Что Сергею ничего не оставалось делать, кроме как стать их безучастным статистом. И очень скоро столкнуться с двойным по отношению к нему предательством. Да еще и со стороны самых близких ему людей.
  А затем, и того хуже, ему пришлось молча стиснуть зубы и раз и навсегда вычеркнуть из своего мировоззрения такие философские категории как дружба и любовь.
  Причем, тот факт, что его возлюбленная изменила ему именно с его лучшим, теперь уже, к счастью - бывшим, другом... сам по себе, в общем-то, мог и не стать причиной вероотступничества Сергея. Но то, что все это случилось как бы само собой, без должных извинений и раскаяний со стороны так бесцеремонно предавших его людей, не могло не вызвать в душе Сергея необратимых изменений и не повлечь за собой трагического финала всей этой истории.
  В общем, с тех пор, Сергей уже никогда не снимал со своего лица "маски" безграничного жизнелюбия и полного благополучия. И при этом люто ненавидел всех тех, кто принимал эту его маску за его настоящее лицо.
  
  В свою очередь, и судьбу Эльзы тоже в общем нельзя было назвать однозначно счастливой и безоблачной.
  По той простой причине, что, несмотря на свой вполне зрелый возраст, а было ей по биологическим меркам уже более двадцати лет, Эльза все еще была "девушкой".
  И не знала сладости ни с чем не сравнимых мгновений любовных утех и мужской ласки.
  И все это при условии того, что матушка Природа щедро наградила ее грацией, красотой и обаянием.
  Вот только с характером Эльзы в мастерской Природы должно быть вышла небольшая промашка.
  Она с рождения боялась и ненавидела всех мужчин. Особенно тех, кто ею восхищался, оказывал знаки внимания или даже признавался в любви.
  Она никому не доверяла. Патологически дорожа своей независимостью и душевным равновесием.
  И поэтому всегда была одна. Под перекрестным огнем восхищенных мужских взглядов и обжигающей лавиной презрения со стороны соперниц и подруг.
  
  Другими словами, как говорят в народе, Сергей и Эльза - "нашли друг друга"!
  И теперь уже их мало интересовало то, что думают о них окружающие их существа или даже просто их тени.
  И все свое время, само собой разумеется, они проводили вместе.
  И если раньше, до их "настоящего" знакомства друг с другом, это самое время ограничивалось ежедневными учебными погружениями и тренировками в бассейне, то теперь оба "морских млекопитающих", как их в шутку прозвали моряки разведплатформы, уже не могли более минуты быть порознь. Чего уж там говорить о днях и часах!
  Причем, особо усердствовала в столь кардинальном "упрочнении" их с Сергеем "дружбы" не кто иной, как Эльза! Чья ревность и самолюбие не ведали границ.
  Стоило только мичману Попову отлучится на пару дней в служебную командировку на флагман флота или, того хуже, заболеть на недельку-другую, как его возлюбленная тут же превращалась в разъяренную фурию. Наотрез отказывалась принимать пищу и громко клацала зубами в адрес любого офицера или мичмана "Магеллана", дерзнувшего приблизиться к ней на расстояние менее двух метров.
  Но как только Сергей снова появлялся в поле ее зрения, все тут же возвращалось на круги своя. Эльза почти мгновенно успокаивалась, становилась вежливой, покорной и нежной. И даже снисходила для того, чтобы позволить своему главному "телохранителю" Палычу - безнаказанно сменить воду в ее любимом бассейне. Но, опять же, только в присутствии Сергея! И никак иначе!
  В конце концов Палыч, которого на самом деле звали Павлом Павловичем Мерзляковым и который служил на "Магеллане" в должности старшего гидротехника, будучи в третий за неделю раз злобно искусанным Эльзой по причине очередной задержки Сергея на берегу, не выдержал и подал Реброву рапорт об своей отставке по состоянию здоровья.
  На что капитан 2-го ранга громко расхохотался. Недоверчиво разглядывая то, что осталось от брюк Старшего Мичмана, а также кровавые следы зубов Эльзы на его ляжках и ягодицах, Ребров в ярости разорвал рапорт Мерзлякова в клочья. А вместо отставки предложил Палычу "не молоть чепухи и не приставать к командиру с дурацкими идеями"!
  Палыч обиженно закряхтел и надулся.
  Тогда Ребров, все еще с трудом сдерживая себя от того, чтобы в очередной раз не расхохотаться, предложил старику больше никогда не отпускать мичмана Попова в увольнение на берег или даже перенести спальную койку Сергея... в апартаменты Эльзы.
  Последняя рекомендация "кэпа" Палычу очень быстро стала достоянием гласности. И не замедлила вызвать бурю восторга и ураган веселья среди всей команды "Магеллана". Не говоря уже о том, что тут же послужила поводом для возникновения самой "сальной" порции сплетен и слухов по поводу взаимоотношений между Сергеем и Эльзой.
  При этом, как и следовало ожидать, основным первоисточником и идейным вдохновителем этой не совсем корректной по отношению к чести мичмана Попова болтовни, стал Начальник Хозподразделения "Магеллана" майор Перетягин.
  Именно с его "нелегкой" руки, точнее с его длинного и "лишенного костей" языка по всему тихоокеанскому побережью Империи поползла байка о том, что: "Мол, где-то в районе Владивостока и Находки, моряками пограничниками были замечены молоденькие русалочки с Серегиным профилем и Эльзиным хвостом!"
   Более того, Перетягин даже и не думал скрывать своего авторства в отношении этой нелепой по своей сути "морской истории". Напротив, когда кто-либо из "молодежи" начинал его расспрашивать о подробностях, майор с умным видом начинал разглагольствовать на тему межвидовых контактов, откровенно пошлить и делать глубокомысленные намеки на то, что:
  " - Очень может быть, что мичман Попов не просто так "сошел с ума" и легкомысленно развлекается по ночам с Эльзой, а выполняет важное и чрезвычайно ответственное задание Генштаба Лиги Моря по выведению нового, прежде неслыханного на Земле биологического вида - Homo Sapiens Morenos?! И что очень скоро, он, майор Перетягин, и другие офицеры "Магеллана" будут заслуженно гордиться тем, что служили на одном корабле и ели из одного котла с такой выдающейся в научном плане личностью, Великим Естествоиспытателем и будущим Спасителем всего Человечества от угрозы наступления океана, как Сергей Попов!"
  От справедливого и вполне обоснованного возмездия со стороны мичмана Попова Перетягина спасали только... его майорские погоны, кое-какие связи в Генштабе и, самое главное, непререкаемый кодекс чести "воинов леопарда". В рамках которого Сергей, будучи младшим по ранг-званию, да и по должности, не имел права вызвать своего дерзкого обидчика на дуэль.
  А еще то, что...в словах майора Перетягина была весьма незначительная толика правды.
  По той простой причине, что мичман Попов был полноценным человеком. А вот Эльза... Эльза была дельфинихой - афалиной!
  И несмотря на все это - они действительно любили друг друга!
  Любили так, как только это могут себе позволить два совершенно разных по своей природе существа!
  
  
  То, что найти сверхсекретную подводную базу наркобаронов, Рыцарь Моря поручил именно Сергею, ни у кого на "Магеллане" не вызвало ни малейшего удивления.
  Мичман Попов был одним из лучших специалистов по поиску и обезвреживанию подводных фортукреплений противника во всем тихоокеанском Флоте Империи.
  Но то, что в качестве основной напарницы Попова Рыцарь Моря назначил именно Эльзу, до этого специализировавшуюся в основном на поиске морских мин и затонувших торпед ... И капитан "Магеллана" Ребров, и другие морские офицеры - товарищи Сергея по оружию, за исключением разве что неугомонного майора Перетягина, посчитали не просто счастливой случайностью. А именно волей Её Высочества Судьбы.
  Что же касается самих "любовников", то Сергей, как и подобает настоящему русскому офицеру, даже и не думал анализировать и ставить под сомнение отданное ему свыше приказание. А сдержанно отдал честь и немедленно приступил к его исполнению.
  Его же среброкожая подружка, как и положено каждой уважающей себя "женщине", вначале закапризничала, предприняла отчаянную попытку претвориться больной и слабой. Но, чутко уловив стальные нотки и непреклонность в голосе своего возлюбленного, она была вынуждена смирить гордыню и подчиниться его воле. Правда, этому предшествовала дюжина головокружительных прыжков и воздушных пируэтов, легкомысленное биение плавниками по воде и очередная попытка окатить Палыча водой с головы до ног, пару раздраженных выпадов в его адрес и...
  И, все же, Эльза удосужилась покинуть гостеприимные стены своего бассейна и вслед за Сергеем устремилась в открытый, пугающий неизвестностью, океан.
  Как только оба морских разведчика - человек и дельфин - покинули шлюзовую камеру "Магеллана" и оказались под его обросшим водорослями и мидиями днищем, Харитон Лаптев тут же отдал приказ кораблям своей эскадры выключить все свои гидролокаторы, сканеры и ультразвуковые детекторы.
  При этом, никто из "слухачей", так во флоте называли "гидроакустиков", не возмутился, не возразил, не высказал в ответ на приказ Рыцаря Моря ни слова, ни междометия.
  Даже несмотря на то, что в ближайшие часы каждый из подведомственных им кораблей неминуемо должен был стать глухонемой и полностью беззащитной перед, пусть даже и гипотетической, но все же подлодкой.
  Моряки понимали, что риск, на который пошел их Рыцарь, конечно велик...но, с другой стороны, просто необходим! Потому что поставленная перед "разведчиками" задача была настолько сложна и многогранна, что заранее оправдывала кажущееся легкомыслие флотоводца!
  Кроме того, для всех них, как для самих морских разведчиков, так и для других моряков эскадры, стремление к "абсолютной тишине" было единственным способом обнаружить "черную кошку, в темной комнате, при условии, что кошка намерена защищаться"! Другими словами, обнаружить злополучную базу противника! Базу, коварно затаившуюся где-то на глубине, среди подводных скал и царства водорослей! Базу, настолько тщательно и надежно замаскированную ее создателями и охранниками, что до этого ни один гидролокатор, ни один вибросканер и ни один тепловизор и так и не смогли ее обнаружить! Хотя и потратили на ее поиски всю прошедшую неделю!
  А база была!
  И она была в полной боевой готовности!
  Вот в этом-то уже как раз ни Рыцарь Моря, ни подчиненные ему офицеры и моряки уже не сомневались!
  Потому что... там, на берегу, время от времени, но все же срабатывал вражеский маяк-автомат. Он работал в инфракрасном диапазоне. Поэтому так долго, вплоть до вчерашнего вечера, его не могли обнаружить специалисты эскадры. А еще и потому, что маяк "жил" полноценной жизнью один раз в час. Ровно тридцать секунд. И ни мгновением больше. Посылая два своих так еще никем из Лиги Чести и расшифрованных сигнала строго на юг и один - на запад. В сторону моря!
  Конечно, уничтожить обнаруженный маяк больших трудов не составляло.
  Но - "два сигнала на юг, один - в сторону моря"? Что-то, но все-таки это значило?
  Возможно, это был стандартный запрос "свой-чужой" в адрес оказавшихся в зоне ответственности маяка судов и подводных лодок Имперской эскадры?
  А может, напротив, система обратной связи с подводной базой? Этакий регулярный ей приказ " быть тише воды, ниже травы"? То есть, наоборот, "ниже воды, и тише шелеста морских водорослей"?
  В любом случае, уничтожать маяк не имело никакого смысла!
  Ведь после этого база станет еще только более невидимой и неуязвимой?!
  Тогда уж, её точно, вряд ли уже можно будет каким либо образом обнаружить. Даже с помощью интуиции и биосенсорных способностей живых существ! Или, хуже того, вдруг после потери маяка, кто-то из хозяев базы запаникует и отдаст ей приказ самоликвидироваться?! Что тогда? Подводный ядерный взрыв? Маленькое землетрясение и Цунами? Тектонический разлом? Химический выброс? Бурлящий водоворот под днищами Имперских кораблей?
  Стоит ли рисковать понапрасну и оставить базу в покое?
  Вряд ли кто в Империи, тем более, сейчас. Когда в руки Варваров попал "Арсенал", готов был ответить на этот вопрос положительно!
  А раз нет ответа, значит - его нужно найти. А не пытаться уйти от вопроса в сторону.
  
  Прошло три томительных часа.
  Океан молчал, свято храня все свои тайны. База - тоже.
  Двое морских разведчиков пристально вглядывались в морское дно на расстоянии ста пятидесяти метров от берега.
  Из последних сил они пытались честно и добросовестно выполнить свою работу.
  И все еще уверенно искали...."Иголку в стоге сена", муравья на футбольном поле или даже осколок стекла в доверху заполненном мутной водой аквариуме.
  Сергей, как всегда, едва-едва поспевал за своей неугомонной и стремительной подругой.
  Эльза же, тоже как всегда, делала вид что не замечает усталости, чувствовала себя раскованно и беззаботно, лениво поигрывая плавниками и время от времени делая резкие взмахи хвостом.
  Мысле-сенсорные датчики, намертво закрепленные на ее висках и затылке вакуумными "липучками", отзывались в наушниках Сергея ехидно-презрительным свистом и вызывающе громким причмокиванием.
  Ни то, ни другое не имело ничего общего с процессом мыслительной деятельности мозга и потому поддавались дешифровке.
  Столь легкомысленное и безответственное поведение дельфинихи заметно раздражало ее отчаянно сопевшего от нервного напряжения и слишком быстрого погружения спутника.
  Но Эльза упрямо, чисто по-женски, продолжала гнуть свою линию, то бишь наслаждаться свободой и ласками родной стихии, а не заниматься серьезным делом.
  Вначале Сергей хотел ее в очередной раз одернуть и вернуть "на землю". Но завороженный тишиной и пышным великолепием окружавшего их царства Нептуна-Посейдона, в котором Эльза без всякого преувеличения была одной из самых прекрасных его принцесс, так и не решился этого сделать.
  Вместо этого, он включил на полную мощность свои инфракрасные визоры, настроил их на предельно возможную чувствительность и, затаив дыхание, благо новый регенератор воздуха в его "наморднике" позволял это вполне безболезненно делать, принялся скрупулезно изучать окружавшие его водоросли, заросшие морскими лилиями скалы и глухие расщелины.
  Он еще пока не знал, что именно ищет. Но, чисто интуитивно чувствовал, что если он что-то необычное увидит, то его мозг обязательно забьет тревогу.
  Ему почему-то пришла на ум старая-престарая сказка, рассказанная ему прабабушкой еще в детстве. Сказка была смешной, но вместе с тем и очень странной. Она была про то, как один жестокий правитель послал точно такого же, как он, Сергей, парня не известно куда и не известно за чем.
  Кажется, сказка так и называлась: " Пойди туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что?!"
  Сергей точно не помнил, что именно, в конце концов, принес бедный юноша в этой сказке своему царю. Но вот то, что искать ему это самое "невесть что" пришлось долго и нудно - это уж точно!
  Сергей попытался собраться с духом и представить себе ход мысли вражеских инженеров, создавших или переделавших для своих новых хозяев эту чертову базу!
  " - Итак, - заструились в его голове все еще робкие и бессвязные мысли, - допустим, я бывший инженер Конфедерации. Мою семью взяли в заложники Варвары или наркобароны. Что, в общем-то, "хрен редьки не слаще! Но... не будем отвлекаться на мелочи! Значит, я в плену и мне под страхом смерти, как моей, так и моих близких, приказали сконструировать и построить полностью неуязвимый и, к тому же, невидимый для противника, подводный объект! И чтобы я сделал в этом случае? Что больше всего бросается в глаза под водой и легко распознается на экранах сканеров и гидролокаторов?"
  Сергей глубоко задумался, перебирая в своем уме все возможные варианты. Пока он этим занимался, Эльза успела дважды, подобно серебристой торпеде, устремится к поверхности, сделать пару-тройку глотков свежего воздуха и осчастливленная вернуться обратно.
  Ведь, в отличие от Сергея, с его радиохимическим регенератором воздуха, Эльзе не могла слишком долго находиться под водой. Потому что она все еще оставалась самым что ни на есть типичным "млекопитающим" и "свободно-дышащим" существом. И ее жизнь всецело зависела от атмосферного кислорода...
  " Кислорода? - тут же ухватился за эту мысль Сергей. - Для существования и жизнедеятельности базы необходим воздух! Точнее газ! Не обязательно содержащий кислород, потому что база может быть и автоматической! Но... электронные приборы в воде не работают! А создать в земных условиях вакуум, да еще и в таком объеме, просто невозможно! Значит, газ на базе должен быть в любом случае! Не важно какой - углекислый, аргон, азот или даже гелий! Но он есть! А значит, ему свойственно пробиваться наружу! То есть - в районе нахождения базы должны подниматься к поверхности пузырьки?! Но они достаточно легко пеленгуются сканерами? И мы их не обнаружили? А значит... либо база абсолютно герметична, во что поверить сложно, либо ее часть, та что с доками и оборудованием, должна находится не под водой, а под землей? То есть в прибрежной полосе? Будь я на месте ее создателей, я бы сделал все именно так! Но я на своем собственном месте и, увы, полуподземный-полуподводный характер базы лишь только усложняет для меня задачу в ее поиске! Черт! Идея с пузырьками была гениальной, но абсолютно бесполезной!"
  Сергей раздраженно поморщился, наблюдая за тем, как Эльза в очередной раз выныривает на поверхность океана.
  Через несколько секунд, вновь оказавшись рядом со своим медленно вышагивающим по морскому дну возлюбленным, дельфиниха неожиданно и совершенно бесцеремонно принялась с ним заигрывать и ластиться.
  Сергей не удержался и чисто инстинктивно протянул к Эльзе руку и нежно пощекотал ее под левым плавником.
  Окажись сейчас на месте Эльзы настоящая женщина, то она бы вполне могла посчитать поведение Сергея не слишком пристойным, вызывающим и, главное, несвоевременным. И даже закатить ему звонкую пощечину.
  Но Эльза не была настоящей женщиной. Поэтому она не стала кокетничать, а поддалась зову страсти, вздрогнула всем своим телом и сладострастно вытянулась в струнку. Точно так же, как бы это непременно сделала ее прямоходящая и розовощекая соплеменница. Если бы на мгновения пренебрегла никому не нужной в общении с близкими людьми моралью и приличиями.
  А еще через мгновение в наушниках Сергея раздалось громкое, требовательно - просящее сопение его подруги - ни в коем случае не останавливаться на полпути и довести ими начатое до логического конца.
  Одновременно с этим глаза дельфинихи недвусмысленно заблестели.
  Но Сергей самым беспардонным образом проигнорировал ее притязания. И снова сосредоточил все свое внимание на "деле".
  " - Как у нее блестят глаза! Блестят? - продолжил он мысленно просчитывать в своем уме всевозможные недоработки создателей базы. - Свет! Черт возьми! Его не способны обнаружить сканеры, но... его можно увидеть невооруженным взглядом?! Хотя нет. Чушь! Подводные лодки не имеют корабельных огней. Да и иллюминаторы, как правило, изнутри свет не пропускают. А значит - база тоже не обязана "светиться". Опять тупик? Зайдем с другого конца! Защита - герметичность - надежность... Чего не хватает в этом списке? Правильно - металла! Стекло и пластик погоды в этом вопросе не делают. Камень - тем более... Хотя, если бы я был создателем базы, то вражеские миноискатели и магнитодетекторы обязательно не давали бы мне покоя! А значит, я бы обшил весь мой объект толстым слоем бетона и мастерски закамуфлировал его под океанское дно! Что, судя по всему, они и сделали! Тогда что, что такого они не смогли предусмотреть? Может... Звук, шум, акустические закономерности? Нет! Не проходит! Даже мальчишка знает о том, что гарантом невидимости любого подводного объекта является уровень и качество его звукоизоляции! Шум враг номер один для любого подводника! Опять тупик?... Почему я не рыба! Почему я не умею по ихнему разговаривать! Кстати, Эльза тоже не понимает языка рыб! В этом мы с ней очень похожи.... Вода, кругом одна вода! Холодная, скользкая, мокрая! Скользкая, потому что с солью?! Холодная, потому что... Потому что? Эврика! Теплоотводы! Даже если их тоже вывести на берег и спрятать где-нибудь в зарослях кустарника, это все равно ничего не даст! Это же так просто! Любое техническое устройство обязательно в качестве своего побочного продукта производит тепло. Даже холодильники, и те снаружи чуть заметно греются. И это тепло невозможно полностью изолировать от окружающей действительности! Тем более, если эта действительность - вода! То есть идеальная теплопроводящая жидкость! Пожалуй, это можно попробовать! Что еще? Все виды электромагнитного излучения, само собой, отпадают! Потому что, это, пожалуй, вторая, после шума, "ниточка", за которую обязательно попытается дернуть тот, кто ищет подводный объект! С воздухом и теплом мы разобрались! Остаются только... Ну конечно! Как же я сразу не догадался! Ни один технический объект не способен функционировать, если... он время от времени нет-нет, да избавляется от накопившегося в нем мусора!
   Сергей победоносно огляделся по сторонам... и неожиданно лицо его приобрело разочаровано -растерянное выражение.
  Чего-чего, а вот мусора вокруг него было более чем достаточно!
  Пожалуй, он покрывал морское дно даже больше и гуще, чем чудом выжившие в условиях химического загрязнения водоросли и моллюски!
  Да и с присутствием в воде нефтепродуктов, тяжелых металлов и другой всевозможной технократической гадости, тоже, судя по всему, было все в порядке! Причем, чем ближе к берегу, а "база", в этом Сергей уже мало сомневался, как раз в этом направлении и находилась, тем все более густой, зловонной, маслянистой, металлизированной и мутной становилась окружающая его водная явь.
   Сергей в отчаянии закусил губу, не зная, что и думать.
  И тут его осенило!
  " - Вода! - огненным смерчем пронеслось в его разгоряченном от безысходности сознании. - Причем, не просто вода, а именно морская, соленая, химически активная вода! Причем, чем больше в ней грязи, тем лучше для меня! Потому что...потому что, если есть вода, значит обязательно должна быть и коррозия. "База", как мы уже выяснили, не может быть полностью сделанной из бетона, стекла или пластика. К тому же и при любом раскладе - у нее должны быть сообщающиеся с открытым океаном шлюзы и камеры. В основе конструкции которых, так же как и в основе самой базы, обязательно присутствует металл. А он не может не окисляться, или даже ржаветь, будучи в постоянном контакте с морской водой. Другими словами, база постоянно ржавеет, ржавчина попадает в воду... а дальше все очень просто! Это же гениально! Это не просто шанс ее обнаружить! Это нечто большее! Это... финал! Теперь я уже точно знаю, как именно можно обнаружить "базу"! И уже ничто не способно меня остановить! И уж тем более мне помешать!
  Сергей самоуверенно вскинул голову вверх, насколько это позволяла ему конструкция скафандра, и посредством мнемосенсорных передатчиков подозвал к себе Эльзу.
  Та покорно повернулась к нему своей улыбающейся мордочкой и настороженно вильнула хвостом.
  Тогда Сергей мысленно представил себе большую, густо покрытую ржавой коростой снаружи и изнутри ванну до самых краев наполненную теплой морской водой.
  Его мысли сконцентрировались, обрели форму единого мнемоимпульса и по сенсорным каналам датчиков устремились к сознанию Эльзы.
  Дельфиниха поняла его с полуслова.
  В своей прошлой, свободной от служебных обязанностей, жизни она не однажды имела дело с резким привкусом ржавчины в грязной морской воде.
  "Вода - соль - ржавчина - тепло?!" - на всякий случай передала она по мнемокристаллу Сергею. Желая лишний раз уточнить свою задачу.
  "-Умница! - подумал ей в ответ мичман. И, вовремя спохватившись, решил таки кое-что от себя еще добавить: - Вода - соль - ржавчина - тепло. Воды много - соли мало! Логово людей! Чужих людей!"
  Эльза презрительно присвистнула.
  Тем самым давая человеку понять, что она и сама догадалась о том, что на морском дне и без "логова людей" хватает ржавого металла. Но, во-первых, любой обычный мусор не вырабатывает тепло. Во-вторых, он ничем не защищен от влияния окружающей среды и в принципе не может иметь антикоррозийных опреснителей и ингибиторов. В-третьих...
  Подобно охотничьей собаке Эльза уткнулась носом в придонную грязь и, быстро работая плавниками, "взяла след".
  Сергей, не долго думая, полностью доверился ее природному чутью и поспешил вдогонку за своей быстро удаляющейся подругой.
  Через несколько сотен метров Эльза неожиданно застыла на месте и виновато "заскулила" в адрес своего спутника.
  "След" был ложным!
  "- Ну что ж, Эльзочка? - не замедлил мысленно успокоить себя и свою подругу Сергей.- Всякое в жизни бывает! Ищи дальше!"
  Дельфиниха сорвалась с места и принялась водить своим носом и ультразвуковыми сенсорами из стороны в сторону.
  И снова, через какое-то время и расстояние от предыдущей точки, повторилась та же самая картина.
  Новый "след" также не к чему не привел.
  Но человек и дельфин не отчаивались. И упрямо продвигались вперед, к четко намеченной цели.
  При этом на их пути встретилось как минимум семь затонувших кораблей, две полуразвалившихся субмарины, школьный автобус, самолет и бесчисленное количество остовов автомобилей.
  Наконец, смертельно уставшие и дрожащие от перенапряжения, они нашли-таки то, что искали: узкий подводный каньон, густо заросший свежими водорослями и засиженный морскими "лилиями", мидиями и звездами.
  Вода, струившаяся из каньона наружу, как и предполагал Сергей, была относительно теплой и, судя по датчикам химзащиты на его рукаве, чуть заметно пресной.
  А еще она была чудовищно мутной и грязной.
  Последняя деталь не имела для гидрокостюма и регенераторов воздуха никакого принципиального значения.
  Что же касается Эльзы... то ей явно было не по себе во всей этой технократической клоаке. Растворенные в воде химические кислоты и ржавчина больно обжигали её обнаженную кожу. А повышенная температура воды, помноженная к тому же на глубину и давление, безжалостно сковывали мышцы, выдавливая из них и без того скудный кислород.
  Дельфиниха не выдержала и устремилась прочь от базы в открытое море. Дабы где-нибудь там, подальше от берега и его отравленного прибоя, глотнуть свежего воздуха и мало-мальски привести свое серебристое тело в порядок.
  Это ее-то и спасло от неминуемой гибели.
  Потому что, стоило только Сергею сделать еще один неосторожный шаг по направлению к входу в "базу", как, судя по всему, он тут же попал в инфракрасный прицел ее оборонительных установок.
  Уже через мгновение вода вокруг него зловеще вспенилась и закипела невидимой смертью.
   Десятки, сотни, тысячи острооточенных стрел и раскаленных сгустков металла вырвались из недр каньона прямо ему в лицо.
  Со стороны "базы" это была последняя, отчаянная попытка дать отпор своим дерзким и непрошеным гостям. Или даже самая обычная месть им за то, что ее, "базу" сумели таки обнаружить.
  И эта самая ее месть, как ни прискорбно, но все же достигла цели.
  Истерзанное смертоносными "стрелами" и осколками тело Сергея последний раз судорожно вздрогнуло, обмякло и безжизненной массой устремилось к поверхности.
  Вернувшаяся на место разыгравшейся трагедии Эльза вначале ничего ровным счетом не поняла.
  Ей показалось, что её возлюбленный, просто решил всплыть на поверхность и, так же, как и она, подышать свежим воздухом перед решительным штурмом?!
  Но, очень скоро, она почувствовала на языке привкус свежей человеческой крови, заметила рваные, черно-багровые раны на гидрокостюме Сергея и его зловеще съехавшую на бок аквамаску.
  И сразу все поняла!
  Поняла, что никакого штурма "логова чужих людей" для них двоих уже никогда не будет!
  Что для её возлюбленного, да и для неё самой - все в этой жизни кончилось!
  Что между ними встала теперь страшная, еще никем и никогда не преодоленная преграда, под названием Смерть!
  И, быть может впервые в своей жизни, да, наверное, и в жизни всех других, когда-либо существовавших на земле дельфинов, Эльза заплакала!
  Заплакала так, как плачет вполне обычная женщина у смертного одра своего любимого мужа!
  Ни один биолог на свете ни разу не видел, как плачут дельфины.
  И уж тем более рыдают так же искренне, как это сейчас делала Эльза!
  И, слава богу, что рядом с ней в эти минуты никого из людей не было....
  Потому что, она, без всякого сомнения, разорвала бы на куски любого человека, будь то биолог, такой же, как Сергей, морской офицер или даже сам Император!
  И не было в Природе такой силы, которая смогла бы ей воспрепятствовать в этом.
  Эльза не выдержала и, сгорая от отчаяния и безысходности, устремилась на глубину. К тому самому каньону, который так коварно и безжалостно отобрал у нее самого дорогого в ее жизни человека.
  Злосчастный каньон встретил серебристую "торпеду" - Эльзу равнодушной тишиной и кощунственным безразличием.
  Эльза на бешенной скорости врезалась носом в его черное дно, ломая себе при этом переносицу и в клочья раздирая кожу.
  Но... ничего не случилось!
  Она все еще была жива, хотя и сильно изранена.
  Кровожадный Молох Войны был всецело удовлетворен своей предыдущей добычей.
  И хотя за всю историю Человечества он еще ни разу не отказывался от лишнего куска свежего мяса, Эльзой он все же побрезговал?!
  Быть может потому, что был занят сбором человеческих жизней где-то там, на материке? Или же, просто на всего, дельфины не входили в его рацион?
  Эльза рассвирепела и упрямо повторила свою попытку свести с помощью каньона свои счеты с жизнью.
  И снова Молох Войны пренебрег своей невыносимо жаждущей смерти жертвой!
  Эльза вернулась на исходную позицию и снова бросилась вниз головой, в объятия смерти и вечного покоя!
  И снова у неё из этого ничего не вышло.
  Зато на ее прежде безукоризненном, идеально отполированном самой Природой теле уже не оставалось ни одного живого, не кровоточащего и не обрамленного лоскутами мертвой кожи места.
  И, несмотря на все это, Эльза была жива!
  Тогда... Тогда она решительно устремилась к поверхности и попыталась выброситься на берег.
  Но морские волны бережно подхватили с песка её тело и вместе с отливом увлекли её в открытое море.
  Бог морей и океанов Посейдон так и не захотел отпустить из своих объятий свою любимицу!
  После третьей попытки выброситься на берег, Эльза уже была не в силах больше сопротивляться Судьбе.
  И с видом побитой и жалобно скулящей собаки вернулась к мертвому телу своего любимого.
  Нежно и робко уткнувшись своим израненным носом в то, что осталось от Сергея, она принялась буксировать его по направлению к "Магеллану".
  Где-то через полчаса оба морских разведчика, мертвый человек и едва живая дельфиниха, вернулись "домой".
  Их появление с нетерпением и тревогой ожидала вся команда "Магеллана".
  Во главе с Ребровым и Рыцарем Моря.
  Многие из моряков самолично слышали тот самый взрыв, что стал погребальным салютом для их товарища. Но каждый из них все еще упрямо отказывался верить в то, что уже никогда больше на нижней палубе разведплатформы "Магеллан" не раздастся задорный и искренний смех мичмана Попова. Ликующая мордочка Эльзы не высунется ему на встречу из воды. И уже в следующий миг все из моряков кто окажется рядом с этой парочкой не будет с головы до ног окачен фонтаном изумрудных и радостных брызг.
  Плакали все. Включая даже майора Перетягина, который после этого самого случая и до конца своей жизни больше не произносил ни единого злого, или даже насмешливого, слова в адрес мичмана Попова и его столь необычного романа с дельфинихой Эльзой. А стоило впоследствии только кому-либо из моряков Тихоокеанского флота ненароком упомянуть всуе "русалок", не говоря уже про байку о "Сергее и Эльзе", как майор Перетягин тут же в ярости набрасывался на наглеца и избивал его до полусмерти. И еще никому и ни разу не удалось его от этого удержать.
  Между тем, уже на следующее утро после трагической гибели мичмана Попова, по приказу Рыцаря Моря морские разведчики тщательно обыскали все побережье в районе обнаруженной Сергеем и Эльзой подводной базы наркобаронов.
  Как и предполагал Сергей, они очень скоро нашли не только входы в вентиляционные шахты, ведущие к базе, но и ее теплоотводы и мусоросжигатель.
  Теперь дело было за малым - раз и навсегда уничтожить базу противника.
  Но учитывая роковую ошибку мичмана Попова, стоившую ему жизни, никто из разведчиков больше не рискнул спуститься в злосчастный каньон даже в самом хорошо защищенном скафандре.
  Вместо этого они закачали в базу через вентиляционную шахту, специально предназначенную для подобных случаев гремучую смесь, под названием "вакуумный коктейль", и без тени сожаления активизировали ее детонатор.
  Где-то там, прямо у них под ногами, что-то гулко ухнуло, и на месте злосчастной базы образовался огромный провал в земле.
  Уже в следующее мгновение в месте нахождения каньона смерти Сергея вздыбился океан и забурлил дюжиной чудовищных водоворотов.
  Что означало только одно - подводной базы наркобаронов больше уже не существовало в природе.
  А еще через неделю, когда прибывший с "Большой земли" "конвой" принял к себе на борт цинковый саркофаг с телом мичмана Попова, неожиданно и бесследно исчезла из своего бассейна на "Магеллане" Эльза.
  Злые языки утверждали, что это было делом рук Перетягина и Палыча.
  И, очень может быть, что были абсолютно правы.
   Потому что, никакого служебного расследования этого неслыханного происшествия на борту разведплатформы "Магеллан" так никогда назначено и не было.
  А еще через дней десять-пятнадцать на флагман Тихоокеанской эскадры прибыли два прежде там никому не известных офицера из Лиги Чести и "по очень большому секрету" поведали Рыцарю Моря и его старшим офицерам о том, что несколько дней назад, в районе Панамского канала неожиданно появился дельфин-убийца. Который безжалостно расправлялся с каждым попавшимся ему на пути человеком, будь-то ловец жемчуга, гражданский аквалангист или штатный боевой "ныряльщик" наркобаронов.
  Но и это было еще не все.
  Невесть каким образом научившись перекусывать якорные цепи придонных мин, этот самый дельфин с завидным упорством отправлял на дно все, что только способно было плавать в этом секторе Тихого океана: гражданские транспортники и баржи наркобаронов. Причем делал он это как правило ночью, тайком пробираясь в порты и цепляя мины прямо за якорные цепи кораблей.
  Иногда дельфин переусердствовал и пускал на океанское дно "абсолютно "мирные" теплоходы, рыбацкие баркасы и даже просто случайные лодки. Судя по описаниям очевидцев, тех немногих, кто умудрился остаться в живых после встречи с "морским дьяволом", который даже тонущих хладнокровно добивал укусом в горло, дельфин был самкой. Со сломанным носом и изуродованным глубокими шрамами телом.
  Двух этих, на первый взгляд, малозначительных подробностей вполне было достаточно для того, чтобы никто на "Магеллане" ни на секунду уже не сомневался в том, что этим странным и вопреки зову Природы кровожадным по отношению к человеку дельфином была Эльза.
  А когда, через год и несколько месяцев, первый из морских десантов Империи высадился на побережье Перу, желая раз и навсегда покончить с осиным гнездом наркобаронов, местные рыбаки рассказали им поистине фантастическую историю. Историю о том, как в прошедшем году, все оставшиеся в распоряжении наркобаронов военные корабли и торпедные катера целыми сутками напролет охотились по всему Тихому океану за одним единственным дельфином.
  К этому моменту на совести Эльзы уже было более десяти потопленных кораблей наркобаронов и около трех дюжин их пловцов и ныряльщиков, которым мстительная дельфиниха безжалостно перегрызла глотки.
  После того как морякам наркобаронов так и не удалось заманить Эльзу в противолодочные сети. И они потеряли в "бою" с ней еще один свой эсминец, отчаянную "мстительницу" закидали подводными бомбами и бочками с радиоактивными и химическими отходами.
  С тех пор об Эльзе больше уже никто и никогда не слышал.
  Должно быть дельфиниха вдосталь утолила свою жажду мщения, обрела вечный покой и, судя по всему, снова встретилась где-то там на небесах или даже среди звезд с душой своего возлюбленного.
  
  Между тем, через месяц после гибели Сергея и исчезновения Эльзы, Тихоокеанская эскадра вернулась в порт Владивостока. Вернулась туда для того чтобы пополнить запасы провизии и привести в порядок свои корабли перед очередным боевым рейдом.
  И тогда моряки и офицеры с "Магеллана", во главе с капитаном 2-го ранга Ребровым, вспомнили про всю эту печальную историю любви между человеком и дельфином.
   И собственноручно соорудили во Владивостокском порту роскошный памятник лейтенанту Попову, это звание было присвоено Сергею посмертно, и его возлюбленной Эльзе.
  Памятник изображал распростертое на черном граните человеческое тело в костюме аквалангиста, а из глаз замершего над ним в прыжке дельфина отчаянно капали ярко-красные, цвета свежей крови, слезы.
  На памятнике не было мемориальной таблички, но все без исключения моряки Тихоокеанского флота твердо и жители Владивостока знали, кому именно посвящен этот странный монумент. К подножию которого никогда не приносили живых цветов. Рядом с которым не назначали свиданий и не целовались влюбленные. И ни одна девушка во всей Империи не смела даже прикоснуться кончиками пальцев к его мертвенно-черной стати гранита.
  Исключение составляли только жены, подруги и невесты тех моряков, что однажды не вернулись из боевого похода и для которых океан стал последним в их жизни пристанищем.
  Эти женщины, убитые собственным горем и скорбью, приносили к подножию памятника фуражки своих навсегда ушедших в небытие близких и одну-две "морских звезды". Или засушенные морские "лилии".
  И никто из моряков их за это был не вправе осуждать.
  Потому все они, и в первую очередь подводники и морские разведчики, считали для себя за честь "попрощаться" с Сергеем и Эльзой перед тем как выйти в океан и только после этого чувствовать себя уверенными в том, после их возвращения в порт у подножия монумента останется все тоже количество "морских звезд" и "лилий".
  Так закончилась история любви человека и дельфина.
  Человека звали - Сергеем, а дельфина - Эльзой.
  Они оба сражались за свое счастье и свои идеалы. Пусть даже каждый - по-своему.
  И оба геройски погибли при исполнении своих служебных обязанностей.
  Но, увы, с их гибелью война Белой Империи против Варваров не закончилась...
  
  
  Глава четвертая. "Люди и Варвары"
  
  Тяжелый наступательный танк "Коловрат" чуть заметно вздрогнул, протяжно засвистел гасителями инерции и неподвижно замер в считанных метрах от неожиданно возникшей перед ним преграды.
  Вслед за своим "флагманом" тут же замерла в настороженном оцепенении и ведомая им бронетанковая колона Первого Легиона.
  - Что там еще? - раздраженно окликнул своего впередсмотрящего лейтенант Зверев, до этого мирно дремавший в глубине кабины после трех бессонных ночей.
  - Дорожный указатель, господин лейтенант! - скороговоркой выпалил сержант Мазур.
  И, морща лоб от невесть откуда взявшегося в его черепной коробке интеллекта, неуверенно начал читать по слогам ненавистную всему его существу английскую "абракадабру":
  - Ри-гли-та-ун?! При-ва-тэ э-ри-а? По-пу-лэйшн э-ба-ут...?! Дальше ничего не понятно? Жидкокристалический монитор, должно быть, вышел из строя и того...
  - Что... того? - набросился на него Зверев, руководствуясь скорее желанием сорвать свою злость на подчиненном, чем твердым намерением разобраться в ситуации!
  - Ни светит, ни греет, ни хрена не показывает?! - скороговоркой выпалил Мазур, обиженно фыркая и демонстративно нахлобучивая на свою голову шлем-каску.
  - Значит... не греет? - с нескрываемым сарказмом в голосе, передразнил сержанта Сергей. - Ригли-таун, говоришь? Частное владение корпорации "Ригли"? И нас тут встречают без хлеба и соли? Не порядок! Совсем эти америкосы от рук отбились! Службу валят и грубо попирают законы гостеприимства! Хотя... может мы не вовремя? Ну там, незваный гость хуже татарина, и все такое прочее, а? Или... всему виной пресловутый учет и контроль? Может нам и вправду зарегистрироваться и тогда все разом станет на свои места?
  - Как прикажете, Сергей Владиславович! - пробурчал Мазур, принимая слова своего командира за чистую монету и, на всякий случай, судорожно переводя электронный идентификатор танка в режим поиска "свой-чужой".
  - А вот возьму и прикажу! - усмехнулся в ответ на его абсолютно бессмысленные действия Зверев. - Вот только, ума не приложу, как, если не секрет, ты собираешься выполнить мой приказ, Мазур? Обратишься в местную полицию? К главе корпорации "Ригли"? Или может сразу к самому президенту Евро-американской Конфедерации, а? И что ты им скажешь? Мол заблудившаяся колона имперских танков и бронемашин просит разрешения пересечь границу частных владений...? И все для того, чтобы впоследствии аннексировать их в свою пользу? Или, может, мы объявим себя туристами и попросим предоставить нам право транзита через вражеский город? Кстати, Мазур, как ты собираешься расплачиваться с Корпорацией "Ригли" за проезд транспортных средств по ее территории? Кредитной карточкой, наличным золотом или, быть может, энергоносителями? Или, того круче, сдашь в аренду местным Варварам один из наших танков? Дабы не нарушать их обычаев...Ну и, не воевать же нам с безоружными, а?
  Уже в следующее мгновение весь экипаж "Коловрата" не замедлил разразиться истерическим хохотом. В то время, как бедный сержант Мазур растерянно раскрыл рот и, только сейчас догадавшись о том, что Зверев над ним издевается, так и застыл в этой нелепой, еще больше подливавшей масла в огонь, позе.
  - Ладно, повеселились и баста! - решительно произнес Зверев где-то через минуту. После чего прильнул глазами к окулярам инфракрасного локатора танка и принялся педантично выискивать в окружавшей имперскую армаду действительности все то, что имело хотя бы малейший намек на присутствие противника.
  Очень скоро убедившись в том, что все и вся в открывшемся его взору "пейзаже" выглядит более чем естественно, находится на своих природой определенных местах и вот уже много лет не подвергалось "конструктивному" разрушению со стороны Homo Varvarus, Зверев облегченно выдохнул, оставил в покое панель настройки локатора и расслабленно откинулся в кресле.
  Как и следовало ожидать, экстренная остановка танка была вызвана всего лишь ложным срабатыванием его электромагнитных сенсоров. Которые приняли дорожный указатель Ригли-тауна за его противотанковые фортификационные укрепления. А не за то, чем он был на самом деле - грудой безжизненного металла и радиоэлектроники.
  А значит...
  - Какого черта остановились, Зверев? - в следующую секунду ворвался в сознание Сергея разъяренный бас Рыцаря Первой Атаки. - Доложите обстановку! И объяснитесь!
  Зверев подскочил на своем месте как ужаленный. И, прежде чем выполнить приказ своего командира, на всякий случай изобразил на своем лице беспечно-спокойное выражение и прокашлялся.
  - У нас на пути вражеский город, Ваша Честь! - собравшись с духом, выпалил он в ларинг-микрофон своей командирской рации. - Кажется, он называется Ригли-таун? Точнее, он так назывался до войны.
  - Короче!? - перебил его Рыцарь, судя по всему теряя терпение.
  - Не знаю почему, но в моем танке сработала система автоматического предупреждения о "военной угрозе"! Вот, разбираемся, что к чему! Какие будут указания?
  - Какие к черту тебе нужны указания, лейтенант! Двигай вперед и выруби на фиг свои "следящие сканеры"! - в ярости обрушился на барабанные перепонки Сергея голос Рыцаря. - "Крабы" и так уже оторвались от нас более чем на пять километров! И заметь, они не передали нам ни единого сигнала тревоги!? Впереди все чисто! А свою мнительность и неуместные страхи можешь засунуть себе и своему впередсмотрящему в...
  - Так точно, Ваша Честь! - поддержал точку зрения командира Сергей. И, в свою очередь, "отвел душу" на своем механике-водителе:
  - Продолжить движение! Чего ждешь? Приказ слышал? Заводи моторы и двигай дальше!
  - А как же показания "Хранителя"! Что-то я не помню случая, чтобы он когда-либо ошибался?! - снова и как всегда не к месту подал голос сержант Мазур. -Может, свяжемся с КРАБАМИ и уточним обстановку? А? Береженного бог бережет!
  - Не знаю, как там насчет твоего бога, - не замедлил воспользоваться удачным моментом и облегчить свою душу Зверев,- но вот пару-тройку суток гауптвахты, за мнительность и пререкания с командиром, я тебе, сержант, обещаю!
  Короче! Не рассуждать! Приказы не обсуждаются! Их надо четко и беспрекословно, мать твою...
  В следующую секунду покорная воле своего командира махина "Коловрата" загудела двигателями, затравлено рванулась с места, и последние слова Зверева потонули в грохоте быстро ее набирающих максимальную силу и мощь механизмов.
  Мазуру ничего другого не оставалось больше делать, как прикусить язык и с видом побитой собаки вернуться к исполнению своих основных обязанностей.
  Лишний раз, при этом, убеждаясь в истинности того, что "Командир всегда прав, особенно когда он не в ладах со своим собственным начальством".
  С этими мрачными и "жизнеутверждающими" мыслями Мазур и уставился на дымящиеся развалины первого из домов Ригли-тауна.
  "- Когда-то, судя по всему, вся эта груда обугленного кирпича вперемешку с битым стеклом и остовами мебели, - пронеслось в его сознании в следующую секунду, - верно и преданно служила одному из местных "хозяев жизни". И, должно быть, приносила не только моральное удовлетворение и усладу для его глаз, но и комфортабельный отдых для души и тела. Особенно, если учесть косвенные свидетельства ее былой роскоши и благополучия в виде чудом сохранившихся остатков палисадника, теннисного корта и площадки для гольфа".
  Теперь же бывшее чудо архитектурно- бытовой мысли, еще каких-то пять семь лет назад носившая гордое имя "человеческое жилище", имело весьма и весьма жалкий и непритязательный вид.
  На месте некогда сверкавшего своей мраморной девственностью и чистотой бассейна возвышалась зловонная и необъятная по размерам куча мусора. Повсюду вокруг чернели полуобгоревшие автомобильные скелеты, фантасмагорические нагромождения вывернутой наизнанку бытовой техники и обнаженная канализация.
  А еще доверху наполненные маслянистой слизью воронки и рвы на месте некогда процветавшей зеленью лужайки, искореженные стволы вековых деревьев, осколки "солнечных батарей" и медно-никелевой кровли.
  Миновав первый из домов Ригли-тауна, который Мазур не замедлил окрестить "загородной виллой", "Коловрат" неожиданно завалился на бок и протяжно завыл гравикомпенсаторами своих трехполосных гусениц.
  Виной тому послужило то, что когда-то, судя по всему, было главным городским проспектом. А теперь представляло из себя конгломерат из вздыбившегося асфальта, бесчисленных ям, ухабов и кратеров, поваленных деревьев, проржавевших и скукожившихся рекламных щитов, сюрреалистических композиций из автомобильных покрышек, остовов "фордов", "крайслеров", "линкольнов" и трейлеров-грузовиков.
  - Все, привал! - громко скомандовал экипажу своего танка и всей имперской колоне Зверев. - Дальше идут сплошные завалы. Прежде чем продолжить дорогу, считаю разумным немного подкрепиться и оглядеться вокруг!
  - Слышь, старшина, организуй-ка нам что-нибудь перекусить?! - обратился он по рации уже персонально к начхозу Легиона Иже Новаку, который следовал в замыкающей колоне бронемашине обоза. - И давай там без фокусов! Еще раз накормишь моих ребят "поддержанной" тушенкой - голову оторву! Или заставлю ее всю съесть самому! Причем без хлеба!
  - Вас понял, командир! - обиженно прогнусавила рация. - Сию минуту отправляю своих "байстрюков" за провиантом. Кстати, сегодня очередь вашего Краснобаева копаться в "дерьме". Извините, господин лейтенант, но нашего чрево "био-генератора" нынче пусто. Мы всю его бывшую начинку израсходовали на прошлом привале. Так что, пусть Ваш механик-водитель не кочевряжится, вылазит наружу и покорно собирает "органику". А то обедик-то, придется отменить?!
  - Ладно, Карпыч, уговорил! Дам я тебе в помощь своего "водилу"! Раз уж твои собственные хлопцы ни на что, кроме болтовни не годятся! - усмехнулся и напыщенно проворчал в ларинг-микрофон рации Зверев. - Но не более чем на полчаса! А дальше управляйся сам, как знаешь! Лады?
  - Лады, Николаевич! Лады! - радостно отозвался Новак, без всякого сомнения, потирая при этом руки. Так как наивно полагал, что к рядовому Краснобаеву, выделенному Зверевым в его подчинение, приложится еще и командирский "Коловрат". А значит, дело в шляпе. Одно дело лазить в поисках "биоорганики" по руинам и завалам "пехом", другое дело - крушить их с помощью гусениц танка. Само собой, второе гораздо предпочтительнее и эффективней.
  Между тем, Зверев резким жестом переключил свою рацию на "второй" канал связи и принялся в пух и прах разносить командира бронедесантников - лейтенанта Гуслю:
  - Вайцек, ты чё? Уснул? Почему не выставляешь охранения, а? Куда запропастились твои разведчики? Я же отдал приказ о привале! Ты меня слышишь?
  - Так точно, командир, - без особого на энтузиазма в голосе отозвался Гусля. - Сию минуту отправляю всех своих архаровцев в дозор! Хотя... между прочим, сегодня очередь Новака выставлять посты?!
  - Новак пусть займется кухней! И хлопцев его не тронь! А то опять нам всем придется давиться концентратом из его легендарной тушенки с гречневой кашей! - решительно отрезал Зверев. - Тебе что, нравится сырое сало? Да еще и не соленое?
  - Нет, не нравится, - с готовностью признал Гусля, в сердцах проклиная тех самых инженеров, что придумали "био-генератор" и не удосужились довести свое, без всякого сомнения, нужное и полезное изобретение "до ума".
  Вообще то, он конечно немножко лукавил. Потому что это самое "до ума" состояло в весьма незначительной, но вместе с тем чрезвычайно досадной особенности армейской "скатерти самобранки" - она никогда не переделывала то, что и так, в общем-то, было съедобно.
  Другими словами, полковой "био-генератор", чьей прабабушкой была обычная полевая кухня, легко и непринужденно создавал аппетитные яства из любого, как правило, дурнопахнущего и совершенно непригодного в пищу, сырья. Но вместе с тем, наотрез отказывался превращать свежие и уже готовые продукты, например - пресловутую Новиковскую тушенку, в нечто более изысканное и оригинальное?! Например, в ароматное жаркое. Не говоря уже про "баранину на ребрышках" и кавказский люля-кебаб...
  Во всем остальном - "био-генератор" был безукоризненным шедевром русской инженерной мысли, раз и навсегда решившим для имперской армии продовольственную проблему.
  И с этой непреложной истинной уже давно никто не спорил.
  За исключением, правда, лейтенанта Гусли и ряда других несознательных лиц из числа разведдесантников Лиги Первой Атаки. Которые, несмотря на то, что предлагаемая им "био-генератором" пища и по калорийности, и по своим вкусовым качествам и, даже, по внешнему виду мало чем отличалась от своего "домашне - ресторанного" аналога, нет-нет, да морщились в процессе ее жадного и "без остатка" поглощения. И все потому, что прекрасно знали, из чего именно эта самая их "пайка" была приготовлена. А сырьем для "био-генератора" мог быть практически любой органический материал: будь-то крысиное мясо, насекомые, черви, змеи, дикие птицы... или даже, слегка подгнившая трава и древесная хвоя и листья.
  
  Однако, была еще одна причина, по которой не только Гусля и иже с ним, но и другие имперские солдаты, в частности - рядовой Краснобаев, не особо жаловали "самобраную" еду.
  Дело было в том, что по особому приказу Рыцаря Чести и под бдительным контролем со стороны его легионеров в искусственную солдатскую пищу повара добавляли специальные, антигормональные присадки и витамины.
  Ну чтобы направить их сексуальную энергию здоровых и сильных мужчин, к тому же на долгие месяцы отлученных от своих семей и возлюбленных, в полезное для Империи русло.
  И это было самой "страшной" армейской тайной. О которой, между тем, знали все?!
  И даже иногда давали советы друг другу, типа того, что, мол, если хочешь отбить девушку у соперника, то угости его бутылкой "самобраного" коньяка! И уже через неделю девушка сама к тебе прибежит и бросится в объятия.
  А некоторые армейские острословы уверенно утверждали, что "одна "скатерть -самобранка" заменяет собой целый гарем персидского султана. Только в отличии от последнего, она не устаивает склоки по всякому пустячному поводу, не строчит командирам "рапорты - аморалки", не давит на психику и никогда не обещает "уйти к маме"..."
  
  Подогреваемый этими жизнеутверждающими мыслями, а также напутствием Зверева: "Без вальдшнепов, зайцев и рябчиков - не возвращаться!", рядовой Краснобаев покорно смирился со своей "исторической миссией" и первым покинул уютное чрево "Коловрата" и вальяжной походкой направился в сторону полкового обоза.
  Старшина Новак, встретил его появление вначале ехидной улыбкой, а затем нервным постукиванием пальцев по корпусу своей "хозяйственной" бронемашины.
  - Ну, - раздосадовано произнес он, сердито сводя на переносице брови. - И где...
  - Господин старшина, рядовой Краснобаев прибыл в Ваше распоряжение?! - отрапортовал опешивший от столь "радушного" приема солдат.
  - Вижу! Не слепой! - буркнул Новак. - Ни и где твой "Коловрат", поскребыш Зверевский?
  - Как где? - испугано оборачиваясь в сторону своего танка, начал заикаться Краснобаев. - А где он должен быть?
  - За моей спиной, дубина ты стоеросовая! - огрызнулся Новак. - Ну, на кой хрен, ты мне без него сдался, а? Чудо в перьях! Бросил свою машину на произвол судьбы, оставил самое, что у тебя есть, дорогое без присмотра, поставил меня, своего старшину, в дурацкую ситуацию... А я, дурак, уже ребятам своим пообещал, так сказать, комфортные условия для работы... А ты... "прибыл в Ваше распоряжение"?! Ну Зверев, припомню я тебе как-нибудь такого своего помощничка! Провалиться мне на этом месте!
  - Так если я не нужен... Может я пойду? - робко предложил старшине Краснобаев, сам удивляясь своему нахальству и дерзости. - У меня еще дел по горло! Надо бы генераторы почистить, фарам там регламент провести, ну и...?!
  - Ща-ас! - не замедлил наброситься на него Новак, хватая бедного Краснобаева за шиворот и бесцеремонно тыча пальцем в самодвижущиеся короба "био-генераторов" перед ним. - Тоже мне рационализатор выискался! Шуруй давай! Раз пришел без танка, так будешь командиром продразверсточной бригады! Если что пойдет не так, шкуру спущу! И чтоб без двух тон сырья не возвращался! Где хочешь ищи! Хоть в самой заднице у дьявола! А то, тоже мне франт выискался... Генераторы у него не чищены, фары не облизаны... Ща-а-ас! Разбежался! Лучше не забудь объяснить что к чему моим хлопцам - Дейнеке и Быстрицкому! Они, как ты знаешь, новобранцы. А ты, как я посмотрю, уже буреть начал! Смотри, не испорти мне молодежь своими водительскими замашками! Все, действуй, котик! И, повторяю, чтоб без мышки не возвращался! А то самого запихну в "био-генератор" и мы все взводом сегодня славно полакомимся ветчиной и твоими ляжками!
  Старшина гулко расхохотался и, потеряв всякий интерес ко все еще вытянувшемуся перед ним по струнке Андрею, громко рявкнул в адрес своего протеже и по совместительству извечного козла отпущения - ефрейтора Водоноса.
  - Вовик, дурья твоя башка, ты куда опреснитель воды тащишь! Тебе сказано было не соваться в развалины, а? Сказано? Так какого рожна ты там забыл?
  - Ну, - растерянно промямлил Водонос. - Я только водички хотел немножко в цистерну добавить. А то морская... ну, уже не в мочь! До смерти надоела. Сколько ее не дистиллируй, все соль чувствуется. Можно я... Можно мне...?
  - Можно козу на возу! Можно Машку за ляжку! Можно в сапог поссать! -
  Новак был вне себя не столько от гнева, сколько от возможности снова почувствовать себя хозяином положения. Особенно после той беспрецедентной оплеухи в лице "безлошадного" механика-водителя, которую ему нанес Зверев. - Где положенное: "Разрешите?" Где, я тебя спрашиваю? Сколько мне тебя еще учить политграмоте и воинскому этикету? Смерти моей хочешь, вурдалак ты этакий! Два наряда вне очереди! И чтоб наша "осьминожка" после этого блестела как у кота...Что?
  - Есть... два наряда!? - с трудом сдерживая раздражение в голосе, выдавил из себя Водонос. Достаточно смутно себе представляя при этом то, что именно должно было блестеть у какого-то там кота после мойки их с Новаком родной "осьминожки"?!
  "Осьминожкой" имперские десантники любовно называли свою бронемашину пехоты. Она, само собой, не имела никаких ног. И в тоже время распоряжалась своими восемью колесами настолько уверено и виртуозно, что ее экипажам всегда казалось, что они не на земле, а в безмятежной глубине океана. И все потому, что все колеса были полноприводными, идеально амортизировали любые неровности дороги и запросто поворачивались в любую сторону на 270 градусов.
  Однако, это совсем еще не значило, что и во всем остальном, помимо "плавности хода", "осьминожка" полностью соответствовала морским стандартам. Так как, если подводные лодки не боятся грязи фактически, то вот танки, вопреки народной молве, очень даже к ней восприимчивы. А посему, "хорошо в веселье, тяжело в похмелье!".
  Что для Водоноса означало ни много ни мало, а несколько часов тяжелой, схожей с каторгой, работы по "вылизыванию" капризных механизмов бронемашины, ее бесконечных осей, винтиков, шпунтиков и шестеренок.
  А если к этому еще прибавить и то, что рядовой Водонос был от природы человеком маленького роста, прославился в Лиги Первой Атаки своей "медвежьей" медлительностью и неуклюжестью, то... То поставленная ему Новаком задача не могла не вызвать в его душе искреннего негодования и проклятий в адрес его нелегкой судьбы и сумасбродства командиров.
  Между тем, так и не дождавшись результатов финала в противостоянии между старшиной Новаком и его "пухлым" любимчиком Водоносом, Андрей Краснобаев "сплюнул" на мир с высоты своего двухметрового роста и повернулся к ним обоим спиной.
  Все его внимание сосредоточилось на "био-контейнерах" и предстоящей миссии "народного" кормильца.
  К выполнению которой он, скрепя сердце, и вынужден был приступить. Брезгливо доставая из чрева "био-контейнеров" их пульты дистанционного управления и разворачиваясь всем корпусом в сторону своих "коллег по несчастью" - рядовых Дейнеки и Быстрицкого.
  - Ну, салаги, чего уставились на меня, как два барана на ворота? Ну-ка, ноги в руки, и зашуршали как электрические веники в унитазе! - зачем-то выудив из анналов своей памяти старо-армейский сленг, не преминул "уточнить" поставленную своим подчиненным задачу Андрей.
  - Ты, "череп", - прорычал Андрей, резким жестом швыряя один из пультов Дейнеке, пышущему здоровьем громиле с добродушно-туповатой физиономией и оттопыренными в стороны ушами, - отвечаешь за "первый" контейнер. Причем головой и своей худосочной задницей!
  - "Второй" контейнер - твой, "душара"! - пояснил он Быстрицкому. Торжественно вручая ему второй пульт и презрительно разглядывая его угловатую фигуру и по восточному "узкие" черты лица.
  Андрею не терпелось добавить еще что-нибудь оскорбительно-обидное в адрес этого "вшивого", как он его окрестил, интеллигента Быстрицкого. Но, почему, его язык так не повернулся для того, чтобы это сделать.
  Было в Быстрицком нечто такое, что, с одной стороны, вызывало у его старших и более опытных товарищей жалость и жажду покровительства всему его тщедушному существу. С другой стороны же, напротив, располагало к нему окружающих людей и сводило на нет всю их напыщенность и показную браваду.
  Вот и сейчас, изображавший из себя восточного тирана Краснобаев, вместо того, рубануть с плеча, неожиданно осекся на грубом слове и холодно процедил сквозь зубы:
  - Ладно, пошли!
  - Начнем с охоты на крыс и другую живность, что только попадется нам на пути! - наставническим тоном добавил Андрей, первым направляясь к развалинам. - Листья и трава могут подождать! Патроны не тратить! Пользоваться только пневмоножами! Задача ясна?
  - Так точно! - хором поддакнули ему оба десантника, снимая со своих плеч автоматы и отстегивая от них пневмоножи.
  Андрей удовлетворенно хмыкнул и прибавил шагу.
  В туже секунду за его спиной раздался лязг гусениц "био-контейнеров" и надрывное кряхтение Дейнеки и Быстрицкого.
  И... продразверстка началась!
  Для начала и без особых усилий Андрей преодолел расстояние, разделявшее его с полуразвалившейся "виллой". После чего, с видом заправского охотника, неподвижно замер на ее пороге и сосредоточил все свое внимание на представшей перед ним и, предположительно, все еще "одухотворенной" действительности.
  Воцарилась мертвая тишина. По примеру своего командира Дейнека и Быстрицкий, предварительно заглушив двигатели "Био-контейнеров" и сняв с предохранителей свои пневмоножи, тоже начали пристального вглядываться темноту бывшего человеческого жилища, тщательно прислушиваться к каждому шороху и принюхиваться к каждому запаху.
  Само собой, все это - не ради прихоти, а исключительно в интересах быстрейшего обнаружения чего-либо "съедобного". Или, хотя бы, просто живого и движущегося.
  Прошло несколько томительных минут. В течении которых Андрей безрезультатно пытался добиться от своего портативного био-локатора активности, взаимопонимания и ответственности за его полностью лишенные практической пользы показания.
  Очень скоро, устав от картины безжизненной координатной сетки био-локатора, Андрей пришел к выводу, что в радиусе десяти метров от его маленькой продразверсточной команды нет и не может быть никакой, биологически активной живности.
  Включая мух, жуков и тараканов.
  Андрей разочаровано фыркнул. И, брезгливо переступая через вздыбившиеся у него под ногами пол и осколки толстого и, судя по всему, когда-то имевшего отношения к входной двери, стекла, проник внутрь помещения.
  Совершенно неожиданно на мониторе его био-локатора отчетливо вспыхнуло и замерцало большое зеленое пятно?!
  "- Как минимум - пять-шесть килограмм биомассы? Не меньше? - тут же подумал про себя Андрея, недоверчиво разглядывая контуры обнаруженной его био-локатором живности. - Чтобы это могло быть? Точнее, кто? Одичавшая собака? Или все же крыса-мутант? Этакий Крысиный король, а? Ну, про которого я однажды читал в какой-то детской книжке?"
  Как бы читая его мысли, зеленая "тварь" на экране био-локатора начала быстро уменьшаться в размерах и поменяла свою окраску на светло-коричневые полутона.
  Что означало только одно - тварь заметила людей и бросилась от них наутек! Причем, судя по изменению цветовой гаммы био-локатор норного изображения, свое спасение тварь искала где-то в районе полуподвальных помещений "виллы".
  " - Значит, все-таки, крыса! Точнее, Крысс! - не замедлил сделать вывод о сущности обнаруженной им твари Андрей. - Ведь собаки, как правило, не любят перемещаться в вертикальной плоскости! Даже если спасаются от кого-то бегством! Что же касается племени кошачьих, то... они всегда рвутся вверх, а не вниз! Ну и, наконец, если предположить, что перед нами, какое-либо другое мутировавшее и одичавшее домашнее животное, то... ему тем более нечего было делать внутри развалин здания?! Где нет для него ни пищи, ни свободы передвижения! Короче, это крыса!"
  Андрей жестом приказал Быстрицкому и Дейнеке следовать за ним, сорвался с места и, не отрывая своего взгляда от монитора био-локатора, бросился наперерез своей намеченной жертве.
  Минуты через три - "тварь" была взята десантниками в кольцо и приперта к стенке дулами их автоматов.
  Как и полагал Андрей, перед ними была крыса-мутант. Толстая и наглая. С длинным фиолетовым хвостом и бугристой от мутаций мордой.
  К тому же, то, что Андрей, следуя показаниям био-локатора, принял за позорное бегство крысы от обнаруживших ее людей, на самом деле совершенно не соответствовало действительности.
  Напротив, крыса встретила появление людей полным равнодушием и презрением.
  Крыса была полностью сосредоточена на разгребании огромной мусорной кучи. Подножия который терялись где-то в глубине подвала "виллы". А вершина, в свою очередь, вызывающе упиралась в ее потолок. И появление странных, сверкающих серебристыми бронедоспехами пришельцев, не вызвало в гипертрофированном мозгу животного никакой адекватной реакции. Крысу не смутил даже яркий свет фонаря Андрея, направленный ей прямо в морду.
  Не долго думая, Андрей вскинул вперед свой пневмонож и надавил на кнопку его активации.
  Раздался приглушенный свист, титановое лезвие ножа судорожно вздрогнуло и серебристой молнией устремилось навстречу со своей целью.
  Крыса только и успела, что обречено пискнуть, как для нее все уже было кончено.
  Дождавшись того момента, как бившееся в предсмертных судорогах тушка животного окончательно обретет свой вечный покой, Быстрицкий брезгливо насадил крысу на специально предназначенным для данной операции шомпол и потащил свою добычу к био-контейнеру.
  Андрей не стал дожидаться его возвращения и вернул свой взор на монитор био-локатора.
  Одной, даже такой жирной, крысы для трех дюжин взрослых мужиков его разведроты было явно мало.
  А значит, ему с Дейнекой более ничего другого не оставалось, кроме как и дальше продолжать охоту!
  Но... уже в следующую секунду его глаза вылезли из орбит от удивления и недоверчиво уставились в дальний угол комнаты, в которой они с Дейнекой все еще находились?!
  Либо он, либо монитор био-сканера, но кто-то из них двоих, уж точно сошел с ума?
  Потому что, прежде показавшаяся ему совершенно безжизненной и не заслуживающей к себе интереса куча бумаги, полуразложившегося тряпья и поролона, совершенно непредсказуемо вздрогнула, зашевелилась и выдавила из своих зловонных недр чумазое девичье личико. Этого быть не могло! Потому что не могло быть никогда!
  Био-локатор в принципе не мог не заметить присутствия в зоне своего действия столь важного биологического объекта, как человеческое существо?! Тем более, если учесть тот факт, что... он и так работал на пределе своей чувствительности и высвечивал на своем мониторе даже мельчайших древесных жучков, червей и тараканов, кишма-кишевшими в стенах, полу и потолке комнаты, в которой находились десантники?!
  "- Неужели всему виной принцип "закритической плотности"? - сверкнули в сознании Андрея два начисто лишенных здравого смысла и совершенно невероятных предположения. - И плотность биомассы этой Варварки столь низка, что...? Био-локатор не воспринял ее всерьез?! Или ... у нее есть "хранитель"? Причем, точно такой же, как у них с Дейнекой и Быстрицким? И настроенный на ту же частоту блокировки излучения био-локатора? Чушь!"
  Между тем, девушка резво вскочила на ноги и бросилась навстречу оторопевшим от неожиданности десантникам.
  На вид ей было лет двадцать.
  Она имела смуглые, заметно искаженные генетической деградацией, черты лица. Черные, грязные и взлохмаченные, волосы. Длинные и болезненно худые руки.
  Протянув эти самые руки почему-то в сторону Дейнеки и изобразив на своем личике искреннее отчаяние, Варварка жалобно, и вместе с тем, требовательно заскулила:
  - Плиз, гив ми хэппинес энд фуд! Ай шел ду эврифин фо ю! Ай кэн офа ю май лав энд боди! Плиз, фуд! Плиз, кока! Плиз, хэппинес!
  Девушка перевела свой взгляд с Дейнеки на Андрея. И снова повторила свою "молитву".
  Правда теперь уже совсем обреченным и дрожащим от слабости голосом.
   - Что она хочет? - вывел из оцепенения обоих имперских десантников обескураженный голос их третьего, вернувшегося в комнату с улицы, товарища.
  - Я тебе потом объясню, что именно она хочет! - раздраженно прокомментировал "список " просьб Варварки Краснобаев.
  Как бы в подтверждение его слов, девушка принялась рвать на себе и без того скудные лохмотья и, оставшись через пару секунд абсолютно нагой, неожиданно бросилась на шею Быстрицкому.
  Тот, будучи абсолютно неготовым к подобному повороту событий, оказался застигнутым врасплох, выронил из своих рук автомат и, теряя равновесие, опрокинулся на спину.
  Девушка, само собой, рухнула на пол вместе с ним.
  "Оседлав" при этом Быстрицкого как заправская наездница.
  - Может, может она просто хочет есть? - сдавлено захрипел Быстрицкий, в отчаянии вспоминая английский и, одновременно с этим, зачаровано разглядывая обнаженную женскую грудь прямо перед своим носом.
  - Может! - усмехнулся Андрей, полностью теряя контроль над ситуацией и точно также, как и Быстрицкий, бесцеремонно разглядывая обнаженную женскую натуру. - Но, кое-чего, как мне кажется, она хочет еще больше! А вот тебе, обаятельный ты мой, это самое "кое-что" совсем ни у чему! И может стоить обеда!
  - Это еще почему? - возмущенно огрызнулся Быстрицкий, самоотверженно отбиваясь от жадных поцелуев Варварки.
  - А на кой черт, ты ей после нашего обеда будешь нужен? - не скрывая своей зависти в голосе, глубокомысленно изрек Дейнека. - А потом, как это и чем, если не секрет, ты собираешь ее кормить? Из общего котла, да? Ты только скажи об этом Гусле. И он из тебя самого котлету сделает! У него то и зимой снега в долг не выпросишь, а ты хочешь лишнюю пайку прикарманить! Лучше...
  Дейнека так и не успел закончить своей мысли.
  Потому что Варварка совершенно неожиданно протянула свою бледно-синюю руку к замку гермошлема Быстрицкого и резко дернула его фиксатор на себя.
  В туже секунду раздалось зловещее шипение стравливаемого воздуха. Быстрицкий, подобно выброшенной на берег рыбе, принялся судорожно хватать ртом воздух и захлебываться от кашля. Почти сразу же его сознание помутилось. И на какое то мгновение вырубилось от тошнотворного аромата "варварской" действительности и резкой смены давления.
  Этого "мгновения" Варварке оказалось вполне достаточно для того, чтобы резко вскинуть вверх свою левую руку, которую она прежде предательски скрывала за своей спиной, и выплеснуть в лицо "обезоруженного" десантника все, что было в невесть откуда взявшимся в ее руке стакане.
  Быстрицкий отчаянно вскрикнул от боли и попытался зажмуриться.
  Но было уже слишком поздно.
  Кислота, а в злосчастном стакане Варварке была именно она, уже успела превратить ничем не защищенное лицо Быстрицкого в сплошное багрово-коричневое месиво.
  Оторопев от неожиданности и столь чудовищного зрелища, Краснобаев не сразу догадался направить на Варварку свой "Калашников" и покарать коварную и безжалостную убийцу за все ею содеянное.
  А когда он все же сделал это, чьи-то крепкие и жилистые руки сбили его с ног, повалили на пол и принялись остервенело рвать и душить его горло.
  Напавший на Андрея противник был явно его сильней и проворней в движениях. К тому же, очень скоро к нему пришли на помощь еще, судя по количеству вцепившихся в Краснобаева рук, двое его товарищей.
  Андрей сопротивлялся из последних сил.
  Вплоть до того момента, как нападавшие вдруг не отпрянули от него в разные стороны. И не оставили, как ему вначале показалось, его истерзанное тело в покое.
  Но, увы, ему это только показалось!
  Потому что, стоило десантнику только подтянуться на руках и предпринять отчаянную попытку встретиться со своими противниками лицом к лицу, как... Он тут же столкнулся с черным как бесконечность жерлом ручного гранатомета, нацеленного ему прямо в лицо и нервно подрагивающего от нетерпения.
  Еще одно мгновение и... раздался зловещий лязг и скрежет спускового механизма.
  Практически одновременно с этим огненный ураган смерти и небытия раз и навсегда поставил крест на том естестве, что некогда считало себя Андреем Краснобаевым. Бесцеремонно размазав по потолку "виллы" его бренное, порвавшееся на бесформенные куски, тело.
  Между тем, Дейнеке, третьему и последнему члену продразверсткой команды, в отличии от его менее обласканных судьбой товарищей, можно сказать, фантастически повезло.
  И он умудрился таки не просто выжить во всем этом Содоме и Гоморре, но даже, открыть огонь по нападавшим и, воспользовавшись их замешательством, вырваться из вражеской западни вон, на улицу, подальше от узких коридоров и мебельных баррикад "виллы".
  И что с того, что ему вдогонку гулко затарахтел крупнокалиберный пулемет, "застрекотали" автоматные очереди и полетели ручные гранаты?
  Дейнека уже мало сомневался в том, что у него есть таки, пусть и не значительный, но все же шанс - обмануть Ее Величество Смерть. Пусть неумолимую, пусть безжалостную, но ... потерявшую над ним свою власть.
  Однако, как оказалось в дальнейшем, радоваться жизни и благодарить свою Судьбу за спасение, для Дейнеки еще было явно преждевременным.
  Потому что, стоило ему только сделать дюжину умопомрачительных прыжков и "перекатов" в направлении спасительной брони ближайшего к нему имперского "Коловрата", как где-то там, под землей, зловеще прогремел взрыв.
  Грязно-серые куски асфальта неожиданно вздыбились и пришли в движение прямо у него под ногами.
  А еще через мгновение прежде незыблемая и надежная уже по-своему только определенную земная твердь судорожно вздрогнула и взметнулась вверх фейерверком осколков.
  И тут Дейнека снова испытал на своей собственной шкуре благосклонность и любвеобилие Судьбы.
  Он поскользнулся!
  И неуклюже взмахнув руками, полетел с садовой дорожки "виллы" куда-то в бок. В объятия глубокой, доверху наполненной слизью и клоакой канавы.
  И все это в тот самый момент, когда тот самый "Коловрат", к которому он так опрометчиво стремился, окутался пламенем, задрожал всем корпусом и обречено рухнул в развернувшуюся прямо у него под гусеницами бездну.
  Почти сразу же его судьбу разделили обе "осьминожки" разведроты.
  А еще через мгновение раздалась очередная серия гулких и всесокрушающих взрывов.
  И на голову Дейнеки посыпались с неба куски асфальта, рваные в клочья отметки его товарищей, фрагменты бронезащиты "Коловрата" и даже вырванная с корнем из "Осьминожки" ее правая передняя полуось с колесом.
  Но несмотря на все это, страх и отчаяние, горечь от гибели товарищей и боль в своей сломанной в двух местах лодыжке, рядовой Дейнека был счастлив.
  Потому что, остался жив.
  Один, из всей разведроты Зверева.
  Которой попросту уже не существовало ни в настоящем, ни в будущем.
  Дейнека еще не знал, что именно он будет делать дальше.
  И был не в состоянии думать о том, как он собирается пробиваться к своим.
  И что он им скажет. И что услышит в ответ.
  И, главное, сможет ли он, когда-либо забыть про весь этот кошмар, быть и дальше солдатом и стремиться победы как все?
  
  * * *
  О трагичной и неожиданной гибели разведроты Зверева Рыцарю Первой Атаки рассказал единственный, чудом уцелевший в этом странном бою Дейнека.
  После чего Андрей Первухин, ни секунды не сомневаясь в правильности и справедливости принятого им решения, приказал срочно приостановить наступление имперской военной колоны на город, вернуть обратно крабов и с их помощью блокировать Ригли-таун по всему его периметру.
  Уже давно никто из его старших офицеров не видел Рыцаря Первой Атаки в столь мрачном и подавленном состоянии, в каковом Андрей теперь пребывал.
  Только лишь чудовищным напряжением силы воли он сумел заставить себя дождаться того момента, когда последний из солдат Империи покинет городскую черту, а восьмерка Крабов возьмет город в кольцо.
  Наконец, когда все это случилось, Андрей решительно повернулся лицом к своему первому заместителю полковнику Веденееву и зловеще процедил сквозь зубы:
  - Периметр на замок! Огонь пока не открывать! Высылайте "дозорных"!
  При слове "дозорных" лицо пожилого полковника мертвенно побледнело и заметно осунулось.
  Потому что, "дозорными" в имперской армии называли автоматических корректировщиков установок "мертвого" огня.
  И если речь заходила о "дозорных", то это могло означать только одно: ту цель, будь то город, долина или горное ущелье, которую предстояло им взять под свой контроль, можно уже смело было стирать с любой географической карты.. Потому что, после "третьего", как правило, самого мощного, залпа "Градов-2000" или, как его, иногда, в шутку называли десантники: "лунного бомбометания", на атакуемой территории уже не оставалось ничего, кроме раскаленных кремниевых озер и тающего прямо на глазах металла.
  Кремний при этом возникал в результате химической реакции самого обычного бетона, песка, кирпича и камня с содержащимся в "мертвых" зарядах веществом - "танатилом". В тайну о сущности, свойствах и природе которого были посвящены, помимо Императора, еще чуть более дюжины чрезвычайно засекреченных ученых.
  Что же касается феномена "горения" и "таяния" металла, то это был всего лишь побочный эффект при "танатиловом" взрыве. И, если быть до конца честным, то имперские химики, физики и инженеры не имели к нему ни малейшего отношения. Хотя и тщательно скрывали от всех этот, в общем-то, лежащий на поверхности факт. Потому что, как известно, металл, почти любой, способен самовоспламеняться в обычных земных условиях только лишь тогда, когда он входит в соприкосновение с особыми, чрезвычайно редкими в природе химическими соединениями - катализаторами окислительного процесса. Само собой, знай имперские ученые настоящую формулу этого самого "цианистого калия" для царства металла, они уже давно бы были по своему могуществу равными самой Природе. Но, они либо упрямо скрывали от всех свои "страшные" знания, либо просто их в своем распоряжении не имели.
  В любом случае, не дай бог, кому бы то ни было испытать на своей собственной шкуре действие "мертвого" оружия.
  И хотя установки залпового огня все еще так и не дотягивали по своей разрушительной силе до ядерного оружия, но вот зато общий эффект от их практического применения на поле боя, в общем-то, был значительно более ощутимым для противника и, вместе с тем, менее болезненным для природы.
  - Что это? - между тем поинтересовался Рыцарь Первой Атаки, склоняясь над голографической картой Ригли-тауна и вызывающе протягивая свой указательный палец к изометрическому изображению четырехэтажного здания в самом центре обреченного на уничтожение города.
  - Кажется, бывшая местная достопримечательность?! То ли вокзал, то ли музей, то ли дворец?! В любом случае, Варвары почему-то ее не тронули и не превратили в развалины? - высказал свое предположение Веденеев, искренне теряясь в догадках по поводу того, что именно могло спасти памятник старины от всесокрушающих потребительских инстинктов Варваров.
  - А это? - на этот раз палец рыцаря уже упирался в черный, вознесшийся к небу на высоту не менее пятидесяти метров, шпиль на крыше одного из домов Ригли-тауна.
  - Думаю, когда-то это вполне могло быть городской ратушей или... Телецентром?!- неуверенно забормотал Веденеев. - Хотя, может быть, я и ошибаюсь? И это всего лишь бывшая церковь или костел? Или что-то еще, в этом роде?
  - Ну что ж, - многозначительно усмехнулся Рыцарь, - если мы точно не знаем, с чем именно имеем дело, тогда будем считать, что этим двум зданиям крупно повезло?! Потому что, я собираюсь сделать роскошный подарок будущим археологам и историкам. Или другими словами, эти два здания, что ж, пусть остаются в реальности. Ну а все остальное... придется превратить в пыль! Вместе с крысами, мусором, падалью и всеми теми, кто этой падалью питается!
  - Но, - попытался было возразить Веденеев, - может, не стоит, вот так сразу рубить с плеча? Мы можем обойти город с флангов и...?
  - И оставить его у себя в тылу? - тоном, не предвещавшим ничего хорошего для полковника, прорычал Рыцарь. - Еще чего! Я сказал "в пыль"!? Значит - в пыль! Мы на войне, а не в научно-исследовательской экспедиции! Час назад я потерял взвод своих лучших разведчиков! Их расстреляли подло, в спину, предварительно заманив в ловушку! Теперь моя очередь покуражиться! Что ж, посмотрим кто, точнее "что", через пару минут останется от этого чертового города! Так что, выполняйте поставленную задачу, полковник! Это приказ! Веденеев как-то сразу весь сник, растерянно забегал глазами из стороны в сторону и бочком попятился к выходу из передвижного командного пункта Рыцаря Первой Атаки.
  А еще через минуту, уже будучи на боевых позициях "градов", он раздраженно сплюнул на землю и решил-таки предоставить Ригли-таун его собственной судьбе.
  Что на практике вылилось в его звучный рык в адрес начальника имперских артиллеристов: "Всем Батареям, то-о-о-всь!"
  В тоже самое время, оставшись в своем командном пункте один на один с голографической картой Ригли-тауна, Рыцарь Первой Атаки жадно закурил
  и сосредоточил все свое внимание на поле боя.
  Новая, пусть даже и виртуальная действительность, не заставила себя долго ждать.
  Вначале, прямо на глазах Андрея, над Ригли-Таунам возникли четыре мрачных, узкокрылых тени.
  Это была первая эскадрилья штурмовиков Империи.
  Самолеты быстро достигли центра города и, починяясь команде своего ведущего, веером разошлись в стороны.
  А еще через секунду "брюхо" ближайшего к Андрею штурмовика судорожно вздрогнуло, окуталось клубами сиреневого дыма и выплюнула из своих недр ярко-оранжевый шар "дозорного".
  Его примеру тут же не замедлили последовать и другие, раскидывая над замершим в оцепенении городом своих, на первый взгляд, совершенно безобидных, "пассажиров".
  Как только первый из десантированных "автоматических корректировщиков огня" самостоятельно спустился на своем маленьком парашютике в заданную точку, вокруг него тут же возник трехкилометровый "купол ответственности". И все то, что оказалось внутри этого "купола смерти и забвения" уже можно было смело вычеркивать из всех реестров настоящего и будущего.
  Прошло совсем немного времени прежде, чем к первому "куполу" присоединились три его абсолютно идентичных близнеца-собрата.
  Затем - еще четыре, восемь, шестнадцать...
  Невидимые "купола смерти" над Ригли-тауном вспучивались и жадно подминали под себя всю его территорию. Они росли подобно грибам после дождя.
  Причем, если вначале "зоны" ответственности "дозорных" не пересекались, то после приземления последнего из них и появления в зоне "ратуши" и "музея" двух пурпурных конусов безопасности, "паутина смерти" замкнулась и приняла вид огромной, наброшенной на город сетки из лазерных лучей и наэлектролизованного воздуха.
   - Ну все, Рубикон перейден! - торжественно провозгласил, как бы вынося смертный приговор Ригли-тауну, Рыцарь Первой Атаки и нервно провел по своему лицу ладонью.
  Прошло минуты три-четыре. Не больше.
  И хотя "Грады" всегда считались практически бесшумным оружием, Андрей, услышал, точнее почувствовал, их первый залп. И с нескрываемым азартом принялся считать разноцветные шары-убийцы, дружно вспыхнувшие в небе над городом.
  Еще мгновение и голографическая карта Ригли-тауна заискрилась электромагнитными сполохами, судорожно вздрогнула и затянулась зловещим туманом неопределенности.
  Причиной этому могло быть только то, что первая волна "мертвых снарядов" успешно достигла своей цели.
  И... светопреставление началось!
  Как бы в подтверждение мыслей Рыцаря Первой Атаки, снова раздался залп "Градов"...
  За ним последовал третий, четвертый, пятый...
  И... наконец, "контрольный" - седьмой.
  Это был финал.
  " - М-да, как мало нужно для того, чтобы стереть с карты целый город?! - злорадно подумал про себя Андрей, скрещивая на груди руки и надменно вскидывая вверх подбородок. - Город? А разве он здесь когда-то был? Не знаю я никакого Ригли-тауна! И даже впервые слышу столь нелепое сочетание звуков"!
  Ригли-тауна действительно больше не существовало.
  На его месте бурлило и пенилось огромное озеро из расплавленного кремния и металла. А еще - "музей" и "ратуша". Эти два скорбных памятника всему тому, что здесь когда-то было.
  И больше ничего...
  А значит, дорога к Арсеналу для имперской армии была расчищена?!
  Оставалось только дождаться того, когда кремний остынет и танки снова смогут тронуться в путь...
  
  
  
  
  
  Глава пятая. "Дорога в никуда ...?!"
  
  - У этой чертовой пустыни нет ни конца, ни края! - в сердцах выдавил из себя Андрей Первухин, объявляя тем самым своей маленькой армии очередной привал.
  Шел уже третий месяц войны.
  И второй - с момента высадки имперского десанта на североамериканском континенте...
  За это время, если верить официальным сводках Верховного Главнокомандования, а не доверять им, ни у Андрея, ни у полковника Веденеева, ни у других высших офицеров Передового Легиона особых оснований не было: "Имперские войска уже успели очистить от Варваров всю центральную и южную Европу, север африканского континента и теперь вели кровопролитные и ожесточенные бои против Варварского Шейха Вуду в Аравийской пустыне..."
  Одним словом, Варвары, эта обезличенно-серая чума 21 века, медленно, но верно, терпели поражение и отступали на всех фронтах... за исключением "Трансатлантики"?!
  Разумеется, что последнее "но", то бишь "за исключением", не давало покоя Рыцарю Первой Атаки ни ночью, ни днем.
  Еще бы!
  О самолюбии и ненасытном тщеславии Андрея Первухина, или как его в шутку называли ближайшие друзья - Последнего в истории Цезаря, в Белой Империи уже давно ходили не просто легенды, но целые Эпосы и душещипательные Саги.
  В которых народная молва приписывала своему герою поистине сверхъестественные подвиги и неслыханные по своей дерзости, да и по сути, победы.
  Само собой разумеется, что в отличии от своего прославленного предшественника и кумира Геракла, Андрей никогда не побеждал Немейского льва, не воевал с "амазонками", не рубил голов Ларнейской гидры и не вычистил с помощью богов ни одной из Авгиевых конюшен. Зато, кое-кто из новоявленных волхвов Белой Империи уверенно рассказывал всем, кто их слушал, о том, что еще в молодости "друже Андре", как его тогда называли товарищи по оружию - балканские революционеры, умудрился чуть ли не в одиночку справиться с многотысячной армией Натовских миротворцев и вызволить своего друга и командира Эллисса из камеры смертников Палермской тюрьмы.
  На самом деле все было не совсем так. А куда уж более прозаичнее и, главное, даже без малейшего намека на романтику. Хотя, кое в чем народная молва все же соответствовала реальным фактам.
  Андрей действительно спас тогда, пятнадцать лет назад, лидера европейских "цезарионов" от верной и неминуемой смерти.
  И при этом ему не пришлось пролить не единой капли крови их тогдашнего врага - "миротворцев" и итальянских карабинеров!
  И все потому, что в те далекие времена, он сам был одним из...
  Но об этом, если честно, Рыцарь Первой Атаки не любил не только вспоминать, но даже и думать. Особенно, когда он оставался один на один с самим собой и своей совестью...
  И надо же было такому случиться, что именно теперь его, искренне считавшего себя Гераклом 21 века, самосознанию и самолюбию был нанесен Провидением коварный и весьма болезненно воспринимаемый им самим удар. Он один из всех двенадцати Рыцарей Ордена Леопарда все еще так и не сумел выполнить поставленной перед ним самим Императором задачи.
  И не было ничего удивительного в том, что Андрей искренне считал провал миссии своих легионов ни много, ни мало, как личной трагедией.
  Более того, уже ни раз, и ни два, он даже подумывал о том, чтобы, как и подобает уважающему себя полководцу, выполнить последний в своей жизни "ритуал Чести".
  При этом он неизменно доставал из своего походного ранца допотопный револьвер, тщательно его смазывал, проверял надежность срабатывания спускового механизма и, как того требовал обычай, вынимал из его барабана седьмой, "судьбоносный", патрон.
  Затем он нарочито небрежно прислонял дуло пистолета к виску, ставил перед собой стакан водки и начинал вспоминать поименно всех своих погибших до и в процессе "трансатлантической" компании товарищей...
  Но... вопреки своей собственной славе решительного человека, он так ни разу и смог довести до конца то, что должно было поставить последнюю точку во всех его счетах с собственной совестью и самолюбием.
  Инстинкт самосохранения всегда и неизменно брал верх над его силой волей и явно завышенным самомнением.
  И Андрею ничего другого не оставалось делать, кроме как раз за разом откладывать в сторону оружие "чести" и тешить себя оправданиями своего малодушия тем, что " его смерть все равно ничего не решит...ни для успеха возложенной на него и его армию миссии, ни даже для достижения им душевного покоя и равновесия!"
  
  - У этой чертовой пустыни нет ни конца, ни края! - повторил он вслух, как молитву, и тупо уставился на ближайшие к нему скалы, скудный кустарник и глубокую колею его вездехода в грязно-сером песке.
  - Может и так?! - неуверенно поддакнул ему Веденеев, до этого угрюмо, под впечатлением вот уже более трех недель лишенной событий действительности, молчавший и терпеливо ждавший того момента, когда его командир снова обратит на него внимание.
  Старый полковник прекрасно понимал то, какие именно мысли, мрачные и навязчивые, все эти последние дни, должно быть, блуждали в сознании Рыцаря Первой Атаки.
  Но, будучи по своей природе человеком тактичным, а по долгу службы - опытным педагогом и психологом, Веденеев искренне сомневался в том, что он хоть чем-то в состоянии помочь своему запутавшемуся в противоречиях собственной личности командиру. Даже если бы тот его об этом и попросил.
   - Я чувствую, что он, где-то здесь! Быть может, даже у нас под ногами. Коварно затаившись в земных недрах и трусливо пощелкивая сенсор-датчиками своих оборонительно-маскировочных систем! - не придумал ничего более умного и высокопарно изрек полковник, стараясь тем возродить в Рыцаре Первой Атаки его былую уверенность в себе и неутомимое жизнелюбие.
  - Чувствовать постарайся... где-нибудь в другом месте! - быстро догадавшись о чем идет речь, не замедлил осадить полковника Андрей. - А здесь, сейчас и в моем присутствии изволь... либо твердо знать, либо не высказывать вслух свои идиотские ощущения! Я сам, быть может, много чего чувствую! Однако, от этого ровным счетом ничего на практике не меняется. "Арсенал" как был для нас неуловимым призраком, так он им и остается...!
  - Разрешите доложить, Ваша Честь! - несколько бесцеремонно перебил Рыцаря вновь назначенный командир разведроты капитан Белов, возникший перед передвижным командным пунктом как из под земли и явно не вовремя. - У меня...вот тут, возникли кое-какие мыслишки?! Если вы не возражаете, то я...
  - И ты туда же? - в сердцах обрушил на него всю свою желчь и раздражение Рыцарь.
   - Один вот тут без конца что-то чувствует, - Андрей покосился на Веденеева, - вместо того, чтобы заниматься этим самым делом... в постели с женщиной!? У другого в голове невесть откуда завелись приблудные мыслишки... И он ни сном, ни духом, не ведает, что с ними делать!? Третий, сейчас, небось, собирается поделиться со мной своими гениальными планами всеобщего облагодетельствования... Как вы все мне надоели! Черт бы вас всех побрал вместе взятых! Один только я, судя по всему, должен всерьез заниматься делом? А не возводить "воздушные" замки и не строить "хрустальных" мостов...
  - Ладно, докладывай! Ну, что с тобой сделаешь?! - неожиданно сменил свой гнев на милость Андрей и вызывающе повернулся всем своим корпусом к Белову. - Что там у тебя? Только не рассказывай мне, пожалуйста, байки про то, что тебе удалось обнаружить еще одно затерянное среди скал ущелье, никак необозначенное на нашей полевой карте! Мне на это начхать! Ну?
  - Ваша честь! - заметно смутившись ввиду столь негостеприимного приема, обиженно забубнил Белов - белобрысый верзила с добродушно-открытой улыбкой на губах. - Мои ребята вот тут совершенно случайно наткнулись на одного аборигена. Ну, в общем, он...
  - Как всегда оказался тупым как пробка и, к тому же, еще и наширявшимся по самые кончики своих пальцев кокаином? Так? - в нетерпении перебил капитана Андрей, желая как можно быстрее от него отделаться и со свежими силами вернуться к процедуре "пропесочивания" Веденеева. - Это не ко мне, капитан! Смею вам напомнить, что военнопленными у нас занимается майор Межерицкий из Легиона Чести! Вот ему и расскажи про своего долбаного аборигена! Мне же...
  - В том-то и дело, Ваша Честь! - вместо надлежащего "Так точно!" вдруг заявил ему прямо в лицо Белов. - Я уже докладывал Валерию Орестовичу по поводу этого Давыдова! И он тут же отправил меня напрямую к Вам. Он считает, что...
   - Плевать мне на то, что он считает! - рявкнул в лицо явно зарвавшемуся, как он считал, капитану Андрей и демонстративно отвернулся в сторону от двух замерших перед ним по стойке смирно офицеров.
  Однако, уже через мгновение, Андрей встрепенулся и, если бы не дымчато-матовое стекло его гермошлема, то на лице Рыцаря Первой Атаки можно было бы без труда прочитать искреннее удивление или, даже, тень замешательства.
  - Подожди, подожди...?! - как бы думая вслух, пробормотал он себе под нос. - Как ты назвал этого своего "аборигена"? Давыдов...?! Он, что, русский? И воюет на стороне Варваров? Скотина...!
  - Он не военнопленный, Ваша Честь! И никогда не воевал против нас! Тем более, на стороне Варваров! - скороговоркой выпалил Белов, уже мало сомневаясь в том, что пришел его "звездный" час. - Он пришел к нам сам. Совершенно добровольно желая помочь нам в войне с Варварами! И его предки были действительно русским иммигрантами!
   - Продолжай! - не скрывая своей все возрастающей заинтересованности в голосе, приказал капитану Андрей. - Сам, говоришь, пришел?! И чего хочет... этот твой перебежчик? Я имею ввиду конкретно от нас?
  - От нас - ничего! - слишком уж уверенно заявил Белов.
  - То есть, - замялся он уже в следующую секунду, - этот Давыдов почти нечего! Разве что, вступить добровольцем в нашу армию и сражаться с Варварами! НО это лиши мои догадки. Не более того. А еще... он говорит, что знает, как нам найти "Арсенал"!? И искренне готов нам в этом вопросе оказать посильное с его стороны содействие...
  - Смешно! - не поверил капитану Андрей. Зачем-то начиная разминать пальцы и громко хрустеть их суставами. - Нечто подобное мы уже не однажды слышали. Каждый из захваченных нами в плен Варваров вначале "искренне" хотел нам помочь. А затем, наивно уверовав в то, что ему удалось усыпить нашу бдительность и заслужить к себе доверие, неизменно пытался дать деру к своим. Само собой, захватив при этом кое-что из нашего стрелкового оружия и свято уверовав в то, что впоследствии ему удастся обменять его на кокаин или питательные брикеты... М-да, не уверен, что на том свете наше оружие тоже в цене?! Да и от кокаина там, должно быть, проку мало?
  - Давыдов - не такой! - вступился за своего "подопечного" Белов. - Он - не Варвар! И он искренне готов нам помочь!
  - С чего это ты так в нем уверен? И в этой его жажде героического самопожертвования, а, капитан? - насторожился Андрей, сверля Белова глазами. - Он что... тебе, брат, сват или другой близкий родственник? Или, в качестве доказательства своей преданности интересам Империи, притащил тебе в своем рюкзаке пару-тройку голов наркобаронов или вождей Варваров? Или, того круче, сам является предводителем местного анти-варварского подполья?
  - Он - не Варвар! - продолжал упрямо настаивать на своем Белов, заметно бледнея и тушуясь под пристальными взглядами Андрея и Веденеева в его адрес. - Он уже по самому определению не может быть варваром! Потому что... неплохо воспитан, обладает широкой эрудицией и незаурядным умом?! А еще, в прошлом он был инженером! Он мне сам про это рассказал! Как и про местные "транспортные" коридоры наркобаронов... ведущие от побережья к бывшей американской военной базе в Розуэлле! Более того, он считает, что эта база и есть "Арсенал"! Я все проверил! Судя по результатам аэрофотосъемки и наших собственных космических наблюдений - база в Розуэлле действительно самое удобное место для размещения такого сверхсекретного объекта, как "Арсенал"! К тому же, два из шести обнаруженных с нашего спутника термоследа, ну, те, что обычно оставляют колеса тяжелых машин на почве и которые способны сохранять свои аномальные свойства в течении весьма продолжительного периода времени, вполне могут иметь самое непосредственное отношение к наркобаронам! Ведь у варваров никаких машин попросту нет! Так же, как и горючего?! Так вот, эти два странных следа, возраст которых не более двух лет, имеют свое начало... в нескольких километрах от предполагаемого местоположения базы в Розуэлле! Как вам это нравится, а, Ваша Честь?
  - Ладно, давай сюда этого своего Давыдова! - тоном, не терпящим возражений приказал Белову Андрей, делая вид что тот не столько убедил, сколько "достал".
  - Мне понадобятся два КРАБа и один штурмовик прикрытия, - холодно добавил он уже в адрес Веденеева. - А еще - мой вездеход и один-два танка. Распорядитесь, полковник, чтобы все это железо было немедленно подготовлено к длительному марш-броску. Белов со своим взводом отправиться вместе со мной. По поводу общего приказа по легиону... всем ждать нашего возвращения и результатов разведки. А пока можно "стреножить" конвертеры", разбить и укрепить походный лагерь, дать людям небольшой, но полноценный, отдых ... Но быть при этом все время начеку. И без моего личного приказа место нынешней дислокации легиона не менять. На все возможные вылазки противника отвечать скромно, но уверенно. То бишь заградительным огнем, но без контратак и преследования противника. Пока все. Выполняйте!
  Веденеев с готовностью кивнул.
  Хотя на его лице и было написано искреннее недовольство тем, что не он, а сам рыцарь предложил идею разведрейда Передового Легиона Империи вглубь территории противника.
  Кроме того, полковник вполне обосновано считал, что решив столь малыми силами бросить вызов вот уже две недели избегавшему открытого противостояния врагу... Да и еще собираясь самолично возглавить разведгруппу, Рыцарь Первой Атаки поступает, по меньшей мере, безрассудно. Если не сказать - глупо.
  Но, все же, Веденеев так и остался один на один со своим личным, "особым" мнением. Так и не решившись на то, чтобы высказать его Андрею и попытаться тем самым оспорить его приказ.
  Вместо этого старый полковник покорно принялся раздавать по рации своим офицерам распоряжения как по подготовке разведрейда, так и по вопросу организации и благоустройства лагеря легионеров.
  Что же касается самого Андрея... то его как будто подменили?!
  Еще минуту назад в его скукожившейся, вызывающе сгорбленной и настороженной фигуре... сложно было узнать благородного и славящегося своим бесстрашием и неугомонностью Рыцаря Первой Атаки.
  Теперь же, по воле Рока, которому он был премного за это обязан, Андрей Первухин снова чувствовал себя "на коне". И чем-то напоминал в эти минуты замершего в в сладостном оцепенении охотничьего пса, наконец то, взявшего след своей жертвы и готового стремглав броситься за ней в погоню.
  Одним словом, как только затребованная им боевая техника и разведдесантники Белова были полностью к маршу и замерли перед Рыцарем в ожидании приказа, Андрей бодро скомандовал им "Вперед". И на своем вездеходе возглавил разведколонну.
  
  * * *
  - Это сущий идиотизм! - полковник Веденеев, судя по всему, и вправду был вне себя от праведного гнева и искреннего негодование. Иначе, чем еще можно было объяснить его столь странную, если не сказать большее, реакцию на все то, что он уже был не в силах не только контролировать, но даже просто понять.
  - Вы, Вы..., - заикаясь от волнения и переполнявших все его сознание чувств, бросил он в лицо Андрею. - Вы, горяче мною любимый и уважаемый господин Рыцарь, ведете себя как мальчишка! Как будто мы не на вражеской территории, а все еще на родном тренировочном полигоне в Тоцком!?
  - Не брюзжи! А то вот возьму, и высажу тебя прямо здесь! Среди скал! - отмахнулся от него тот, пристально разглядывая замершего перед ним в кабине вездехода вражеского перебежчика Давыдова. - Лучше смотри на дорогу! Как что-нибудь необычное заметишь, сразу же дай мне знать! Хватит с меня и одного подорвавшегося на "дистанционке" "Коловрата" и двух провалившихся сквозь землю "каракатиц".
  - И все же, - никак не унимался полковник, - какого черта мы все здесь делаем?! Если Император не дай бог об это нашей авантюре узнает... Не сносить нам голов! И мне, между прочим, это грозит в самую первую очередь! Ведь я лично обещал ему обеспечить Вашу, мой командир, безопасность... И всеми силами удерживать Вас от слишком уж поспешных и необдуманных действий!
  - Что, что ты там обещал Эллиссу? - насторожился Андрей, переключая свое внимание с пленника на своего начальника штаба.
  Полковник смутился. Вполне обоснованно сделав вывод о том, что сболтнул лишнее, Веденеев поторопился завуалировать свои собственные слова:
  - Только то, Ваша честь, - с расстановкой произнес он, что в походе лично с Вами ничего плохого не случится...
  - А как насчет... хорошего? - вызывающе заскрипел зубами Андрей.
  - Стараюсь, как могу?! - растерянно пролепетал полковник, умышленно избегая того, чтобы пересечься с Рыцарем взглядами. - Вот, только...
  - Вот только... старайся так и дальше! - в запальчивости перебил его Андрей. - И не лезь больше ко мне со всеми своими старческими предрассудками и нравоучениями, полковник! А я же буду делать то, что считаю нужным. И точка.
  полковник обиженно насупился. И, на всякий случай отодвинулся подальше от Андрея. Совсем не желая попадать тому под горячую руку. Как в буквальном, так и в переносном смысле этого слова.
  Между тем, Рыцарь Первой Атаки, судя по всему, даже и не думал продолжать экзекуцию своего начштаба и снова сосредоточил все свое внимание на "перебежчике".
  На вид Давыдову было лет шестьдесят?!
  Хотя из доклада Белова Андрей знал, что бывшему инженеру Военно-технических Сил конфедератов никак не могло быть больше сорока. В противном случае, он так никогда бы и не смог объяснить "операм" из Лиги Чести Империи тот факт, что Варвары, помешанные на низкопробном прагматизме и "святой" вере в то, что" право на жизнь имеют только Сильные, Молодые и Здоровые", его пощадили?!
  И даже позволили остаться в их среде, сохранить сына и построить для них двоих скромную, двухкомнатную лачугу на самом краю бывшего поселка горных проходчиков...
  Правда, в процессе принятия своего столь "великодушного" решения, вожди Варваров остались-таки до конца верными своему ублюдочному мировоззрению и вдосталь позабавились с женой и старшей дочерью Давыдова. Прежде чем без тени смущения вспороть им животы на жертвенном алтаре своего чернокожего божества Вуду.
  Но, несмотря на все эти перенесенные им невзгоды и личную трагедию, Давыдов не сломался. Не наложил на себя руки, не бросился с головой в омут наркогрез и фантазий и... продолжал жить. И при всем при том лицо его продолжало нести на себе отпечаток благородства и беспорочности, глаза смотрели на мир открыто и без малейшей тени презрения. А сама фигура "варварского" инженера, без всякого сомнения, выделялась среди любой толпы своей гордой осанкой и ничем не подкрепленным извне величием?!.
  "-Что во все этом было не так?!" - Андрей не смог удержаться от того, чтобы не поймать себя на этой мысли.
  - Почему вы решили, что "Арсенал" и упомянутая вами всуе военная база конфедератов "Розуэлл" имеют друг к другу хоть какое-то отношение? - неожиданно произнес Рыцарь Первой Атаки Давыдову. Желая тем самым застигнуть последнего врасплох и лишить его времени на поиск наиболее "удобного" ответа.
  - Из-за дороги, - быстро и без тени сомнения в голосе тут же ответил ему тот.
  - Звучит - неубедительно! - рявкнул на него Андрей, делая вид, что тщательно изучает спроецированную на переднее стекло его вездехода карту местности. - В этой вашей чертовой стране слишком много дорог, чтобы вот так сразу связывать хотя бы одну из них с "Арсеналом"?!
  - Да, но подавляющее большинство из этих дорог, если не все, уже давно "умерли", поросли травой и вздыбились асфальтовыми торосами?! - уверенно возразил "пленник". - В то время, как та дорога, что ведет в "Розуэлл", как будто - "жива"?! И даже, судя по всему, не так уж давно приводилась в порядок чьей-то заботливой и умелой, что немаловажно, рукой?! Более того, судя по свежим следам каучука на ее поверхности, по этой дороге за последние месяцы прошло несколько большегрузых трейлеров. И я даже, очень может быть, что эти самые трейлеры лично видел!
  - Вот как? - насторожился Андрей. - И что же, эти ваши трейлеры, которые, как вы утверждаете, здесь проехали, везли?
  - Не знаю, - честно признался Давыдов. - Я видел их только издалека. И не рискнул удовлетворить свой любопытство в полной мере. Но, я полагаю, что эти машины принадлежали "Вершителям Судеб"...
  - Вы хотели сказать, наркобаронам? - перебил его Веденеев, самым беспардонным образом встревая в их с Рыцарем беседу.
  - Пусть так! - согласился с ним "пленник". - Однако, для жителей этих мест, и, в первую очередь, для Варваров, любой наркоделец - это почти что, посланник Бога. И не важно какого именно - Вуду, Христа или Аллаха. Потому что, не секрет, что все эти годы, что прошли с момента победы Варварской философии над Разумом и Порядком, наркодельцы с юга доставляли сюда, помимо своего "дурманящего" товара, еще и продовольствие, одежду, спиртное, сигареты и т.д.... И при этом они были единственными из всех местных царьков, кто мог предложить Варварам еще и работу. Причем, не связанную с разбоем, проституцией или копанием в зловонных мусорных кучах и свалках машин. Поэтому их, наркодельцов, и прозвали здесь "Вершителями Судеб". Подразумевая под этим высокопарным эпитетом то, что подобно богам, они могут подарить любому из местных шанс на выживание в этом стремительно разлагающемся мире. Либо, напротив, жестоко его покарать за неуемную гордость и попытку быть счастливым без них.
  - А эти машины, ну что вы видели на трассе, они могли принадлежать самим Варварам? - неожиданно спросил Андрей и выжидающе уставился на Давыдова.
  - Ни в коем случае, Ваша Честь! - уверенно возразил тот, прежде чем перейти к объяснениям. - После того, как десять лет назад на Президентских выборах победил первый из Варварских президентов Луи Джексон - эта страна раз и навсегда забыла про то, зачем, из чего и как делают бензин. Не говоря уже про сами машины. И, возможно, это было даже к лучшему. Потому что озверевшие орды Варваров, лишенный самой судьбой транспортных средств, вынуждены были устанавливать свою власть и дикие порядки во всей этой стране - достаточно медленно и со скрипом. И благодаря этому факту кое-кому из моих несчастных сограждан удалось спастись от неминуемой смерти. Или, того хуже, унижения, бесчестья и, чего уж скрывать, позорного рабства под игом новоявленных Варварских царьков и императоров. Вот почему я твердо уверен в том, что увиденные мною машины принадлежали именно "Вершителям Судеб". Только они одни могли привезти с собой и бензин, и водителей. И только они одни на всем этом континенте все еще не забыли про то, как всем этим можно воспользоваться.
  - Прекрасно, прекрасно! - взорвался от неподдельного негодования Андрей, нервно крутя пальцами свои роскошные усы. - Значит, бандиты для вас - что-то вроде богов?! Ха? Проводники цивилизации, так сказать?! Никогда бы в это не поверил, если бы не увидел своими собственными глазами! Фантасмагория какая-то... И как же вы докатились до такой жизни, любезнейший? Вы сам, небось в прошлом тоже, как и все "здравомыслящее" население Евроамериканских Соединенных Штатов, ратовали за идеалы свободы, равенства и братства? Ну и демократии, само собой?! А? Ну так пользуйтесь этими вашими "незыблемыми, общечеловеческими ценностями"? Или, уже все? Вы сыты ими по горло и не знаете, что с ними делать дальше? Ну, так я вам подскажу...
  - Вы очень жестокий человек, Ваша честь! - не выдержал и перешел на сдавленное рычание Давыдов, чье самолюбие, судя по всему, было задето Андреем за самое, что ни на есть, "живое" и трепетное. - Вы никогда не страдали! На ваших глазах не издевались над близкими и дорогими вам людьми. Вы не знаете, что такое настоящая ненависть и жажда всесокрушающей мести. Вы...
  - Все, хватит! - вначале опешив от неожиданности и столь откровенной со стороны "пленника" дерзости, а затем, быстро начиная распаляться, рявкнул ему в лицо Андрей. - Как смеешь ты, мразь, меня учить уму разуму? Меня, Рыцаря Первой Атаки, героя Нации, боевого офицера, потомка...Черт возьми, ты даже себе и не представляешь, что я сейчас с тобой сделаю, гнида!
  Рыцарь был вне себя от гнева и ярости. Он даже вскочил со своего места и, выхватив из ножен рыцарский клинок, поспешил его приставить к горлу своего собеседника.
  То, между тем, даже и не пошевелился. Продолжая смотреть на Рыцаря гордым и бесстрашным взглядом своих черных, сощуренных до предела глаз.
  Последнее, судя по всему, и спасло Давыдову жизнь!
  Потому что Андрей, неожиданно пришел в себя, вернул свое смертоносное оружие в ножны и, заметно помрачнев, прогнусавил себе под но нечто, вроде искренних извинений:
  - Кажется, я погорячился?! Будем считать этим самым инцидент исчерпанным. Кстати, как ваше настоящее имя... дружище?!
  Столь быстрая и необъяснимая смена настроения Рыцаря Первой Атаки, не говоря уже о его, пожалуй, нелепом для сложившихся обстоятельств вопросе, заставила Давыдова растеряться и промедлить с ответом.
  - Вообще то, меня зовут Альберт?! - выдавил он из себя под всеобщий вздох облегчения. - Альберт Александрович. Потомственный дорожный инженер... И бывший уроженец Киева.
  - Андрей, - в знак окончательного примирения представился и протянул Давыдову свою руку Рыцарь. И как бы невзначай добавил:
  - Так мы, к тому же, еще и земляки? Мои родители родились и всю свою жизнь прожили в Киеве. В районе Дарницы. А вы где там жили?
  - Я покинул Россию почти ребенком, честно признался Давыдов, и очень смутно все помню...
  - Ладно, проехали! - "смилостивился" над пленником Андрей, желая вернуться к теме "Арсенала" и до поры до времени оставить "внутренний мир" Давыдова в покое. - Так вы, то есть я хотел сказать, ты твердо уверен в том, что "Арсенал" и бывшая военная база конфедератов "Розуэлл" - это одно и тоже?
  - Нет, не совсем?! - замялся то, - Но я думаю, что оба этих объекта, как-то связаны друг с другом. Хотя, может я и ошибаюсь, но...
  Давыдов так и не успел закончить своей многозначительной фразы, так как в кабине вездехода сработал сигнал "внешнего" вызова и на центральном дисплее механика-водителя возникло отчетливое изображение ничем не примечательных гор и зависшей над их кромкой тенью "Краба".
  - Докладывает "Ангел -Два", - раздался в следующий миг из динамика рации
  бодрый голос робота-разведчика. - Наблюдаю резкое изменение характера ландшафта и плотности горных пород. Кажется...
  - Что он несет? - начисто позабыв про Давыдова, обрушился на Веденеева Андрей. - Какие, у черту, "резкие изменения ландшафта"? И с каких это пор нашим боевым "Крабам" вдруг стало что-то казаться... Это ваших рук дело, полковник? А?
  - Никак нет, Ваша Честь, - мертвенно бледнея, начал было оправдываться Веденеев. Тщетно пытаясь понять, что именно в докладе "Краба": "резкое изменение ландшафта" или его несуразное "Кажется...?" в первую очередь вывело из себя его командира.
  - Останови машину, - между тем властно приказал механику-водителю Андрей и резко дернул на себя ручку герметизатора входного люка.
  Прежде, чем все его спутники успели прийти в себя после экстренного, на полном ходу, торможения вездехода и понять, что именно собирается сделать их командир, было уже слишком поздно.
  Рыцаря Первой Атаки в кабине уже не было.
  Его широкоплечая, больше похожая на тщательно отлаженный механизм, чем на животрепещущую плоть, быстро вышагивала по каменистой пустыне черт знает куда и с какой целью?
  Между тем, его, все еще остававшимся в кабинах своих бронемашин, подчиненным ничего другого не оставалось больше делать, кроме как, кряхтя и чертыхаясь, выбраться наружу и, проклиная непредсказуемый характер своего командира, составить ему компанию.
  Хотя, каждый из них, включая Давыдова, и понимал, что это было не слишком мудро с их, и прежде всего - его, стороны.
  Потому что... стоило только последнему из имперских солдат и офицеров
  оказаться без защиты брони и металла, как из близлежащих к дороге кустов и скал раздались автоматные очереди, и первая из разорвавшихся вражеских ракет обрушила на броню вездехода Андрея целый ураган смертоносных осколков и жара.
  Веденеев, быстро сориентировавшись в обстановке, плашмя бросился на землю. Дабы как можно надежнее укрыться в камнях от пуль и вероломства нападавших.
  Белов вместе со своими десантниками незамедлительно сделали тоже самой. С той только разницей, что уже в падении открыли из своих автоматов шквальный огонь по невидимому противнику.
  Только один Давыдов почему-то пренебрег своей собственной безопасностью, сорвался с места и бросился со всех ног в сторону Рыцаря Первой Атаки.
  В свою очередь тот, глубоко погруженный в свои мысли, казалось не обращал ни малейшего внимания на рвущиеся вокруг него снаряды, мины и головные части вражеских ракет.
  Давыдов сделал еще один отчаянный прыжок, сбил с ног массивную фигуру Андрея и навалился на него всем своим телом.
  - Идиот! - вместо вполне уместной при сложившихся обстоятельствах благодарности раздался ему в самое ухо разъяренный голос Рыцаря. - Из тебя же сейчас решето сделают! Сидел бы лучше себе в вездеходе и не рыпался.
  Андрей резким движением сбросил с себя тело Давыдова, дабы поменяться с ним местами.
  Теперь уже он сам, своей облаченной с головы до ног в пластиметовые доспехи фигурой, пытался прикрыть защитить от осколков ничем не защищенное тело Давыдова.
  - А вообще то, спасибо! - после того, как первая атака противника начала захлебываться, и обстрел пошел на убыль, все же поблагодарил своего незадачливого "спасителя" Рыцарь. - Идея, признаю, была неплохой. Но вот ее исполнение... Ты и вправду такой отчаянный, каким хочешь казаться, дружище?
  - Не знаю. Так получилось, - сдавлено прохрипел Давыдов. - Мне показалось, что вам угрожает смертельная опасность, Ваша честь?! И я подумал, что...
  - Почему бы тебе не сыграть в "героя", да? И спасти жизнь человеку, пленником которого ты в настоящий момент являешься? - не удержался от соблазна съязвить Рыцарь, поднимаясь на ноги и брезгливо отряхиваясь. - Ладно, я не сержусь. Только, в следующий раз, если надумаешь меня спасать, постарайся, хотя бы, что ли бронежилет на себя напялить?! Я уже молчу про гермошлем и кевларовые доспехи! Скажешь Ведеенееву, что я приказываю поставить тебя на довольствие и выдать тебе боевую амуницию десантника. Кроме оружия, разумеется. Но это потом. А сейчас... Какого черта они стреляли?
  - Вы про Варваров? - быстро догадался о значении слова "они" Давыдов. - Так они всегда стреляют. Если есть достойная, по их мнению, мишень и повод. А еще, если имеется пусть даже самый робкий, но все же намек на возможность поживы. Тем более, сейчас. В условиях войны всех со всеми, Варвары не слишком долго размышляют о том, кто именно перед ними... враг или друг?!
  - Вот-вот. Кретины. Какого черта стрелять... просто так, для самоутверждения или со скуки? - раздраженно заметил Рыцарь. - Ведь я же могу и ответить? И что тогда... Тогда...Тогда?!
  Рыцарь неожиданно уставился себе под ноги и самым нелепым образом попытался левой рукой почесать свой затылок. Который, само собой, был надежно скрыт под бронепластинами гермошлема.
  - Во! - обескуражено воскликнул он, тыкая своим указательным в землю. - Это что такое? Дорога в никуда...?
  Давыдов не сразу понял, что именно так поразило и озадачило Рыцаря Первой Атаки.
  Только когда поднятая ботинками Рыцаря пыль улеглась, он начал понимать смысл его слов и причину столь странного поведения.
  Еще бы...
  У них под ногами, точнее сказать за их с Рыцарем спинами, поблескивало в лучах солнца серебром, пусть старое, растрескавшееся от времени и перепадов температур, но все же укутанное в асфальт шоссе...
  Впереди же, где, руководствуясь здравой логикой и смыслом, это самое шоссе просто обязано было иметь свое продолжение... простиралась девственная целина пустыни?! То бишь, чахлый кустарник, груды камней, глубокие расщелины, песок и скалы?
  Другими словами, та самая дорога, по которой имперская колонна уже отмотала добрые две сотни километров, как оказалась, все это время вела их... в никуда?!
  Этого не могло быть в принципе, но... между тем, было?
  И он, и Андрей, да и другие имперские офицеры и солдаты, присоединившиеся к ним после успешного отражения вражеской атаки, были вынуждены признать сей свершившийся факт как объективную реальность, "подложенную" им в виде свиньи природой или... им самим, Давыдовым?
  - Разрази меня гром, если дорога здесь не кончается?! - не выдержал слишком уж затянувшейся паузы Андрей и угрожающе покосился в сторону Давыдова. - Однако, интересненькая история получается, а инженер? Твоя дорога, привела в тупик? Да еще на открытой местности, почти в центре пустыни, где и оборону то особо не организуешь, а? А тут еще Варвары как бы так случайно засаду свою устроили... Слишком много совпадений, "союзничек"? Может, я в чем-то ошибаюсь, а Альберт Александрович!?
  Взоры всех присутствующих скрестились на Давыдове.
  Причем самые нетерпеливые успели даже на всякий случай передернуть затворы своих АК-2000. И направить их лазерные видоискатели прямо в голову новоявленному "Ивану Сусанину".
  - Дальше ни одному из колесных грузовиков - никак не проехать! Это точно! - между тем, в задумчивости произнес лейтенант Белов, тем самым давая Давыдову маленькую, чисто гипотетическую, отсрочку в решении его судьбы.
  Белов, в отличие от всех остальных, не слышал последних слов Рыцаря, потому что все это время пристально и практически на коленях изучал "автомобильную" границу между девственной природой и цивилизацией.
  - Хотя, с другой стороны, - неожиданно заявил он, как бы мысля вслух, - до сюда они, грузовики, все же доезжали? Причем совсем недавно? Следы от их колес совсем свежие. Они не могли сохраниться здесь со времени Евро-Американских Штатов? Но какого черта, машины здесь делали? А затем еще и, судя по всему, чем-то тяжелым загруженные, вернулись обратно...
  - Я же говорил! Я же говорил, - ухватился за спасительную соломинку Давыдов, - Грузовики "Вершителей Судеб" здесь тоже были! И вся эта суматоха вокруг дороги, отряды прикрытия, варварский обстрел... это все не спроста!
  - Ну и что дальше? - понтересовался Андрей, жестом приказывая своим солдатам сохранять спокойствие и вместе с тем продолжать держать Давыдова на "мушке". - И где же, собственно, сам "Арсенал"?
  - Однако?! - снова подал свой голос Белов. Правда, на этот раз, уже явно не в пользу Давыдова. - С другой стороны, никто не мешал этим самым грузовикам просто сделать "финт ушами"? И очень может быть, что это все... Блеф? Мастерски и тщательно подготовленная для нас ловушка? Или... попытка навести нас на ложный след? А? По-моему, эта версия тоже заслуживает к себе должного внимания и доверия?
  При этих словах Давыдов мертвенно побледнел и мысленно приготовился к смерти.
  - Стоп, - вместо приказа "Огонь по предателю!" неожиданно произнес Рыцарь. - Надо во всем вначале тщательно разобраться. А уже только потом излагать свои версии событий, господа! И тебя, лейтенант, между прочим, это тоже касается!
  - А? Что? - закрутил головой из стороны в сторону Белов, нехотя оставляя в покое следы и поворачивая свою голову к Рыцарю. - Так точно, Ваша честь! Кажется, я отвлекся и что-то пропустил... Был не прав! Виноват! Исправлюсь! Но следы... они какие-то уж очень странные? Слишком уж ровные, что-то! И ни малейшего намека на то, что машины здесь разворачивались? Но не могли же они возвращаться обратно "задним ходом"? Что-то я ни разу не слышал про такую систему подвески... А вообще, впечатление такое, что кто-то сюда доехал, потом... Потом, черт знает что? Также, след в след и вернулся обратно? Его что, подняли на вертолете и поставили обратно? Но уже "задом наперед"? Чушь какая-то...Но следы говорят именно об этом...
  - Следы? - перебил его в задумчивости Андрей и тут же, как будто его осенило, разгорячено добавил. - Как я об этом не подумал раньше! Следы! Следы машин есть, а людей... нет? Всем срочно искать любые мыслимые или немыслимые следы на песке, а не на асфальте! Это может быть все, что угодно! Следы гусениц от транспортных платформ, следы вьючных животных, следы, точнее колея, от перетаскиваемой войлоком по песку поклажи и так далее. В общем все, что не могли оставить после себя местные суслики и змеи!
  Не дожидаясь повторения приказа, десантники во главе с Беловым бросились в рассыпную и как заправские следопыты уткнулись носами в песок.
  Андрей жестом подозвал к себе Веденеева и холодно распорядился в его адрес.
  - А ты, Михеич, окончательно разберись с нападавшими! Мне нужен хотя бы один из них! Причем живой и разговорчивый! Дабы раз и навсегда поставить точку в этой запутанной истории с грузовиками! Кстати, пока суд, да дело, Давыдова - под арест! Проконтролируй! Пусть посидит под охраной в вездеходе и хорошенько подумает над своим поведением! Я с него обвинений в предательстве пока не снимаю! Но вот расстрелять мы его всегда успеем! Лады?
  - Так точно, Ваша Честь! - с готовностью кивнул полковник, с хищническим видом косясь в сторону Давыдова и вызывая по рации экипажи "Коловратов".
  Которые все еще так и не вернулись после организованного ими преследования противника и равнения с землей его засадных позиций.
  - А вы все, - между тем, обратился Андрей к оставшимся рядом с гвардейцам его охраны и механику-водителю вездехода, - ну-ка, пораскиньте мозгами и ответьте мне вот на какой вопрос:" "как это Варварам, пусть даже и под чутким руководством этих самых что ни на есть Вершителей судеб удалось погрузить на свои грузовики блок-кассеты с "Пэтриотами" и противотанковые установки, при условии, что...
  Андрей, запнулся на полуслове. И в сопровождении своей немногочисленной свиты быстрым шагом направился обратно к своему к вездеходу.
  И только бросив мимолетный взгляд на его приборную доску, в центре которой находился голопроектор с картой местности, он, наконец, удосужился закончить свою мысль:
  - При условии, что отсюда до военного объекта в Розуэлле, который мы все еще имеем право воспринимать в качестве "Арсенала", как минимум восемь километров по прямой? И раза в три больше, если у тебя нет крыльев, а вместо сердца не урчит реактивный мотор. Ну?
  - Никак! - первым из всех собравшихся доложил Рыцарю Дейнека, еще только вчера назначенный Андреем командиром его личной охраны. - Без самолетов и дирижаблей - никак?!
  - Может - на лошадях? - робко предположил механик-водитель, отчаянно краснея и смущаясь. - Я где-то читал, что эти самые животные отличаются большой выносливостью и...
  - Без сомнения, высококалорийным и приятным на вкус мясом, юноша! Адзынь, тебе говорю! Если твои лошади здесь когда-то и были, то их уже давно и с большим аппетитом скушали! Причем, не обязательно сами Варвары! Думаю, и наркобаронам они вполне могли прийтись по вкусу?! - не без сарказма в голосе фыркнул на него Рыцарь.
  - Тогда, может это были "корабли на воздушной подушке? - предположил Дейнека. - Только они способны передвигаться по суше, не оставляя следов!
  - У-гу... А почему не ковры-самолеты? - грубо осадил его Рыцарь. - Кажется, среди нас появились любители фантастики? Я бы даже сказал - детских сказок! Ну какие, к черту, здесь, могут быть дископланы и корабли на воздушной подушке! Ты знаешь, сколько они жрут топлива? Причем не какого-нибудь там мазута, а самого что ни на есть отменного авиационного субстрата? А?
  - Ну, не подумал, Ваша честь! Я же, чисто гипотетически..., - честно признал все свои заблуждения Дейнека.
  - Ги-по-те-ти-че-ски, - передразнил его Рыцарь. - Тоже мне остряк- самоучка нашелся! Он не подумал?! Да и не думай больше! Потому что, если хотя бы она железная птичка наших врагов ни с того ни с сего вылупиться из своего яичка и поднимется в воздух, то смею тебя заверить, мало нам не покажется. Но это все, чисто, как ты сказал, гипотетически. А значит, не случится никогда. А посему, я повторяю для тебя по слогам: ни-как-ких са-мо-ле-тов, не го-во-ря уже о дис-ко-пла-нах, у на-ших вра-гов нет и быть не мо-жет! Уловил мою мысль...
  - Тогда как же...? - разочаровано развел руками Дейнека и смущенно закусил губу.- Значит, Давыдов нас все же предал, да?
  - Разрешите доложить, Ваша Честь? - перебил его выросший как из под земли командир десантников Белов.
  - Ну? - в нетерпении бросил Андрей.
  - Мы тщательно обыскали все окрестности. Следов гусеничной или какой бы то ни было другой транспортной техники не обнаружено. Нигде! В радиусе трех километров. КРАБы докладываю то же самое?! Но уже исходя из более широкой зоны поиска...
  - Ваша Честь, - вслед за Беловым начал докладывать Веденеев, тоже невесть откуда взявшийся за спиной Андрея, - Огневые точки противника и его фортификационные позиции полностью уничтожены. Танкисты обыскали то, что от них осталось. Выживших среди солдат противника нет. Там только одни трупы и раскуроченная взрывами наших ракет техника. Ничего интересного. Кроме того, что нам таки удалось обнаружить нечто, напоминающее допотопную рацию. Из чего я делаю вывод о том, что те Варвары, которые имели глупость на нас напасть не могли действовать исключительно по собственной инициативе. И очень может быть, что основные силы противника уже на подходе. И нам имеет смысл быть готовыми к очередной атаке.
  - Какие у нас потери, полковник? - на всякий случай поинтересовался Рыцарь. Хотя, если честно, делать это было не обязательно. Потому что противник явно дал маху, обрушив огонь своих пушек и гранатометов, прежде всего, на танки и командирский вездеход. И как раз в тот момент, когда первые только-только затормозили свой ход и еще не были покинуты экипажами, а второй вообще, по вине Рыцаря, был пуст.
  - Двое десантников легкоранены, и один тяжело. Но выживет, - невозмутимо доложил Веденеев.
  - Это как же они умудрились-то? - недоверчиво посмотрел на полковника Андрей.
  - Во время первой волны "огня" они оказались в зоне прямого попадания вражеской мины. Спешили к Вам на выручку, Ваша честь. И можно сказать, что им очень даже повезло. Мина то была противотанковой.
  - Черт с ней, с этой твоей миной. Я тебя к танкистам за чем посылал?
  - За "языком", Ваша честь?!
  - Ну и почему я его не наблюдаю?
  - Так все же нападавшие мертвы. Что мне из ада их, что ли, вытаскивать?
  - Да хоть из задницы... своей или самого дьявола! Это твои проблемы, полковник! Главное, чтобы они, тех, кого ты вытащишь, умели говорить! Ладно, свободен!
  Рыцарь раздраженно дернул на себя дверцу кабины вездехода. И, прежде чем занять в нем свое законное место, бросил через плечо в адрес обступивших его машину офицеров и десантников Лиги.
  - Ну что рты-то пораскрывали? Марш по машинам. Доберемся до Розуэлла и на месте начнем разбираться что к чему. Здесь нам ловить больше нечего. Даже если второй эшелон Варваров вот-вот и нагрянет и вступит с нами в бой, от этого никакой "Арсенал" перед нами из воздуха все равно сам по себе не возникнет! Розуэлл - наша последняя надежда. Либо он там, либо... будем искать дальше! Но уже после похорон Давыдова!
  - А как же Варвары? - вслед за Рыцарем пробираясь в его вездеход, жалобно пробурчал Веденеев. - Они же, как только здесь появятся, сразу ударят нам в тыл, а?
  - Ну так вызови по рации подполковника Шпака и передай ему мой приказ сняться с места и передислоцировать наш лагерь сюда. От него не убудет. Ну, организует здесь все заново и займет оборону. И пусть всеми правдами и неправдами отвлекает на себя противника. В конце концов, что, я ему должен все это объяснять, да. Это приказ. И точка.
  С этими словами Андрей в нетерпении толкнул механика-водителя в плечо: мол "Давай мужик, чего ждешь? Трогай!". И снова уставился на карту.
  Судя по данным КРАБов, до Розуэлла было практически рукой подать...
  Оставалось только эту самую руку к нему протянуть, сжать в кулак и в сердцах обрушить на приборную панель вездехода
  
  Глава шестая. "Последняя жертва "Арсенала""
  
  - Ну вот мы и у цели! Что дальше! - вызывающе признес Рыцарь Первой Атаки. И при этом никто из собравшихся в его вездеходе людей даже и не думал сомневаться в том, что сей то ли вопрос, то ли утверждения их командира было персонально адресовано Давыдову. - Будем рыть землю или нюхать воздух, а? А то что-то я ничего такого, хотя бы отдаленно напоминающего мне "Арсенал", не наблюдаю?
  И в этом Андрей был абсолютно прав. И Давыдов не зря покрылся мокрым потом под его пристальным и не предвещавшим ничего хорошего пленнику взглядом.
  И все потому что, то, что некогда, без всякого сомнения, представляло из себя хорошо укрепленную и технически безукоризненную военную базу конфедератов ныне имело вид жалких, заросших буйной растительностью развалин и наполненных коричневой жижей котлованов.
  Да, конечно, если немножко поднапрячь фантазию, то в этих развалинах в принципе можно было угадать контуры двух-трех ангаров, железобетонный скелет бывшей казармы, несколько противотанковых дотов и бесконечную линию колючей проволоки.
  Но, все это было настолько запущено, брошено на произвол судьбы и трансформировано в естественный пейзаж матушкой природой, что вряд ли могло теперь отвечать своему истинному предназначению.
  Прошло какое-то время, прежде чем возглавляемый Рыцарем разведотряд имперцев немного пришел в себя, без особого на то энтузиазма покинул уютные чрева своих бронемашин и разношерстой толпой окружил бывший КПП базы.
  На лицах всех собравшихся отчетливо читалось искреннее недоумение и растерянность.
  Само собой, что грозные и лишенные инстинктов КРАБы к этому моменту уже давно взяли "военную базу" противника в плотное кольцо своих сканеров и лазерных лучей прицелов наведения всего из имеющегося на их борту оружия.
  Но даже они, как бы беря с людей пример, нервно курсировали по периметру взятой ими под контроль "зоны" и время от времени удрученно посвистывали своими термомагнитными сенсорами.
  - Ну и что дальше? - повторил свой, теперь уже чисто риторический вопрос, Давыдову Рыцарь. - Будем и дальше глазеть на колючую проволоку и развалины. Или, быть может, сразу пойдем на штурм вражеской цитадели и логова?
  - На штурм чего? - попался на крючок сарказма Рыцаря Давыдов. - По-моему, здесь уже лет десять, как не ступала нога ни человека, ни Варвара?!
  - Вот и я о том же, Альберт Александрович? - мрачно скрестив на груди руки, раздраженно осадил его Рыцарь. - Ну и? Что вы можете мне сказать дельного в свое оправдание? Или будем и дальше "ваньку валять"? А?
  - Ну, я... я действительно хотел вам помочь. Я же не знал, что все так получится. Я..., - начал в спешке оправдываться Давыдов, краем глаза уловив весьма недвусмысленные движения в его сторону нескольких десантников и полковника Веденеева. - Прошу Вас, дайте мне еще один шанс. Я докажу, что мои слова не пустая болтовня. И "Арсенал" находится именно здесь. И нигде больше. Прошу вас, господа...
  - Командир...Ваша честь! - неожиданно окликнул Андрея Белов, решительно преграждая своим десантникам и Веденееву дорогу к пленнику. - Мне кажется, мы все слишком торопимся с выводами. В частности, лично я твердо не уверен в том, что здесь действительно и уже давно не ступала нога человека. И даже готов попробовать это доказать?!
  - Тогда, пошли! - с готовностью предложил ему Рыцарь, доставая из кобуры свой пистолет и снимая его с предохранителя. - Как говорится, "назвался груздем, полезай в кузов"! Я тебя за язык не тянул! Так что, давай, доказывай мне и другим то, " в чем ты сам так твердо не уверен". Только, не забудь про то, что на карту поставлена жизнь вот этого "супчика"! Если что, он умрет первым!
  - Я понимаю! - беззлобно усмехнулся Белов, жестом предлагая Давыдову следовать впереди него.
  На что тот покорно кивнул. И заплетающейся походкой направился к главному КПП базы.
  Преодолеть его ни ему, ни имперцам большого труда не составило. Так как оно уже давно никем не охранялось. А массивные стальные ворота настолько проржавели, что развалились на части при первом же к ним прикосновении.
  - Ну и где же следы вашего "человека"? - это самое "Ну и...?", похоже, за последние несколько часов стало для Рыцаря Первой Атаки чем-то вроде затасканного заклинания. И поэтому уже перестало восприниматься его спутниками всерьез.
  Всеми... кроме Белова и пленника!
  Потому что первый искренне симпатизировал второму. А для второго, в свою очередь, от "правильного" ответа Рыцаря на этот пространный "вопрос-междометие", возможно, зависела сама его жизнь.
  - Вот! - между тем, торжествующе воскликнул Белов, протягивая свою руку в сторону черного как смоль холма и торчащей из его недр стальной арматуры. - Взгляните сюда, Ваша Честь! Это не наводит Вас ни на какие мысли?
  - На какие к черту мысли меня может наводить банальный противотанковый дот? - взорвался от негодования Рыцарь.
  - Он из бетона и высокопрочной брони, не так ли? - нисколько не смутившись, продолжал Белов.
  - Ну и что с того? - набросился на него Андрей. - Что ты хочешь этим мне сказать, лейтенант?
  - Только то, что он... выглядит как новенький, Ваша Честь! - на выдохе выпалил Белов. - В то время как все остальные сооружения на этой базе безнадежно проржавели и лежат в руинах. К тому же на том, что от них осталось, нет ни единого живого места от артиллерийских и черт знает еще каких пробоин...
  Прежде чем закончить свою мысль, Белов собрался с духом и гордо вскинул голову:
  - И вообще это не... дот!?
  - А что тогда, по-твоему? - озадаченный столь необычным выводом своего лейтенанта, поинтересовался Рыцарь.
  - Это, по-моему, именно то, что мы ищем, Ваша Честь! - торжествующим тоном заявил ему в лицо Белов. - Это и есть вход... в "Арсенал"! Вы же не исключаете возможности того, что "Арсенал" может располагаться под землей?
  - Допустим, что ты прав, - нехотя согласился с ним Рыцарь, которому, если честно, подобная мысль раньше в голову не приходила.
  Теперь же, он был вынужден признать то, что лейтенант его обскакал. Пусть даже и невольно.
  Рыцарь раздосадовано сморщил свой лоб и теперь уже другим глазами принялся разглядывать то, к чему, очень возможно, он и его армия так долго стремились.
  Неожиданно он скорее почувствовал, чем услышал, едва уловимые шорохи и свист в развалинах, по периметру окружавших злополучный "дот".
  - Вы тоже это слышите, Ваша честь? Да? - как бы угадал в следующее мгновение его мысли Белов. - По-моему, там внутри кто-то, или, может что-то есть? Причем без сомнения- явно живое и голодное?
  - Почему...голодное? - в недоумении уставился на него Рыцарь, а вслед за ним и другие имперцы.
  - Взгляните себе под ноги, Ваша честь! - пояснил свои слова Белов. - А еще туда, где заканчивается последняя линия круговой обороны "дота"! Вы хотели увидеть следы человека? Они перед вами!
  Не долго думая, Рыцарь вначале уставился себе под ноги. А затем и на стройные ряды колючей проволоки и противотанковых рвов, последний из которых заканчивался у самого подножия "дота".
  То, что открылось его взору, вначале повергло в уныние, а затем чуть было не вызвало у Рыцаря непреодолимое чувство тошноты и отвращения.
  Пожалуй, Белов был прав на все сто процентов.
  Люди здесь действительно побывали. Причем, судя по всему, совсем недавно.
  И кое-кто из них даже остался здесь навсегда... в виде обглоданных дикими тварями костей и полуразложившихся останков.
  Но что могло стать причиной их столь скоропостижной и мучительной гибели: ядовитый газ, излучение, мины или...?
  - Значит так, - Рыцарь решительно повернулся лицом к своим спутникам и преградил и жестом приказал никому не двигаться с места. - Белов - отправь двоих своих хлопцев к развалинам. Пусть аккуратно обойдут "дот" с тыла и постоянно будут со мной на связи. Остальным рассредоточиться и держать ухо востро. То, что перед нами именно "Арсенал", еще не факт. Но на то, что здесь, судя по всему, очень легко попасть на свои собственные похороны, я прошу всех обратить особое внимание. Что-то здесь не так! Слишком уж все безмятежно и миролюбиво все выглядит. Хотя с другой стороны, по причине отсутствия воронок, на банальные минные заграждения это все не похоже. Однако, это совсем не значит, что можно не смотреть себе под ноги и не воспринимать всерьез предупреждения магнитосканеров. Кстати, рекомендую их все настроить на максимальную чувствительность. Причем, не только на металл и взрывчатку, но еще и на все из известных нам видов смертоносного излучения. Если задача ясна... разбежались!
  Андрею не пришлось повторять свой приказ дважды.
  Десантники Белова, как говорится, были не первый раз замужем, и потому немедленно приступили к выполнению приказа Рыцаря.
   В тоже время Веденеев с Давыдовым немного замешкались и растерянно уставились на Андрея.
   - А нам что делать? - неуверенно выдавил из себя Веденеев, заранее зная, что подобный вопрос окажется не по душе Рыцарю.
  - Идти к черту... по направлению к вездеходу и танкам! - тут же "посоветовал" ему Рыцарь, вызывая по рации ближайший к нему Краб и приказывая ему на высоте полуметра от земли облететь злополучный дот по периметру и тщательно просканировать окружавшую его полосу безопасности на предмет наличия в ней мин-ловушек или еще какой либо другой самопроизвольно взрывающейся гадости.
  КРАБ, до этого мирно "пасшийся" в зоне авиаангаров Базы, покорно сорвался с места и, чуть заметно покачивая своими стабилизаторами, принялся методично "обнюхивать" и "ощупывать" дот со всех сторон.
  Рыцарь облегченно вздохнул и, взглядом провожая две быстро семенящие к вездеходу фигуры - полковника и Давыдова, передал свою рацию Белову и весь обратился в ожидание!
  Минуты через две на его тактическом дисплее уже была первая информация от КРАБА. Пока все было чисто. И под контролем.
  Вдруг, со стороны развалин базы, изучением которых занимались десантники во главе со своим командиром, раздалось громкое рычание, визг лай и гулкие автоматные очереди Калашниковых-2000.
  Рыцарь встрепенулся и настороженно уставился на Белова.
  - Собаки? - быстро спросил он у лейтенанта, когда тот, наконец, связался со своими десантниками.
  - Так точно, Ваша Честь! Две или три? Может больше. Мои ребята одну стреножили, остальные разбежались...
   - Откуда они здесь? И как им удалось выжить и не попасть на стол Варваров в виде жаркого?
  - Понятия не имею! - честно признался Белов. - Но, как говорят ребята, прыткие, сволочи, аж жуть! Значит, уже не раз имели с человеком дело. И, несмотря на это, выжили
  и на слабость в ногах не жалуются.
  Как бы в подтверждение его слов, со стороны развалин отделилась взлохмаченная свора четвероногих чудовищ, мало чем напоминающих своих благородных предков, и со всех ног бросилась... по направлению к "доту"?!
  Минуты через три, собачья стая, чьей прыти и целеустремленности можно было только позавидовать, преодолела расстояние, отделявшее "дот" от развалин, и чинно расселась вокруг него.
  - Что они собираются делать? - в недоумении переспросил у Белова Рыцарь.
  - По-моему...молиться? - ошарашено заявил тот,
  - Ты что, спятил, лейтенант? - в ярости перебил его Рыцарь. - Не мели чепухи! Мы не в цирке! Лучше отзови своих ребят! Пусть пока на рожон не лезут. Черт с ними, с собаками. Может, у них так принято встречать непрошеных гостей?
  Рыцарь поймал себя на мысли, что еще неизвестно, кто из них, люди или собаки, действительно сошел с ума или, наоборот, ведет себя слишком уж разумно для своего биологического вида.
  - Ну-ка дай по этой благочестивой живности еще пару очередей из своего АК-2000! - неожиданно приказал он Белову.
  - Зачем? - удивленно переспросил тот, но все же выполнил приказ.
  Уже через мгновение после того, как из его ствола по направлению к собакам устремилась первая дюжина пуль, глаза опытного разведчика округлились от удивления. И на его губах заиграла нервная оторопь.
  - Я не могу в них попасть, Ваша честь! - искренне, и вместе с тем, растерянно признался он Рыцарю, снова и снова давая залп из АК-2000 по собакам. - Не буду хвастаться, но у меня никогда не было проблем с меткостью в стрельбе. Да и расстояние до них смехотворное. Они что, заговоренные? Или, может, это вовсе не собаки?
  - Похоже на то, - согласился с ним Рыцарь, тоже пытаясь попасть из своего табельного пистолета в одну из собак. - Либо, они, эти псы, куда уж умнее нас с тобой и знают что-то такое, о чем мы даже не догадываемся? Ладно, прекратить стрельбу. Это ничего не даст. Наш противник в "мертвой" зоне. И к тому же, сам прекрасно это понимает. Оставим бедных "шавок" в покое, лейтенант!
  - Какая к черту "мертвая" зона, Ваша Честь? - не унимался Белов, судорожно меняя в своем автомате "магазин". - Разрешите, я еще раз попробую? Я их достану! Не сойти мне с этого места! В жизни еще такого не было, чтобы лейтенант Белов ушел с поля боя побежденным! И не будет!
  - Ладно, валя! - усмехнулся Рыцарь, сам, между тем, убирая свой пистолет обратно в кобуру.
  Только после "третьего", совершенно бессмысленно выпущенного в воздух, "рожка", Белов, сдался и мрачно доложил Рыцарю.
  - Ничего не могу поделать, Ваша честь! Это не собаки, а бестелесные демоны какие-то! Пулями их не возьмешь!
  - Пулями, говоришь? - А что если..., - проснувшийся в Рыцаре азарт охотника заставил его выхватить из рук окончательно "раздавленного" своим поражением Белова и громко прокричать свой приказ экипажу ближайшего к нему "Коловрата": - Ну-ка, не спать, котики! Приказываю незамедлительно атаковать вражеский "дот" и сравнять его с землей!
  В ответ на его приказ, танк вальяжно загудел всеми своими двигателями, резво сорвался с места и, круша и подминая своими гусеницами все и вся на своем пути, на всех парах устремился к "доту".
  Собаки, между тем, даже не вздрогнули. Упрямо продолжая сидеть вокруг своего импровизированного алтаря и с ненавистью скалиться на людей.
  - Что-то не так?! - затаив дыхание, выдавил из себя Рыцарь. - Почему они не убегают? Они что, правда...
  - Уже в следующее мгновение Рыцарь понял, почему собаки не испугались даже танка!
  Но было бы лучше, как для него, так и для экипажа "Коловрата", чтобы они так никогда этого не узнали истинную причину бесстрашия собак.
  По крайней мере, это бы сохранило жизни четырем имперским танкистам, в попавшем под перекрестный огонь и в одночасье превратившимся в груду оплавленного и скукожившегося от сверхвысокой температуры металла "Коловрате".
  - Вот это, да?! - только и успел громко воскликнуть Белов, не в силах чем-либо помочь своим погибающим в огне товарищам и плашмя падая на землю. - Что, что это такое, черт возьми?
  - Торжество злого человеческого гения. Самое мрачное, коварное и бесстыжее, из всех мною когда-либо виденных на этой земле! - подавленно ответил ему Рыцарь, когда светопреставление кончилось и они вместе с лейтенантом рискнули приподняться на локтях с земли.
  - Черт, черт, черт, - в кровь кусая от ярости и бессилия губы, забубнил себе под нос Белов, чье сердце разрывалось на части от жалости и сострадания к погибшим танкистам.
  - Могло быть и хуже, - сдавленно прорычал Рыцарь. - Если бы на месте танка, оказались мы все.
  - Куда уж хуже? - огрызнулся Белов, но тут же взял себя в руки и сдержано добавил: - Вы думаете, это был лазер?
  - Похоже на то, - неуверенно буркнул Рыцарь, отчаянно бледнея, - Хотя, я никогда ранее и не видел, как именно эта штука действует. И, уж конечно, не думал о том, что это может быть так страшно. Кстати, лейтенант, ты не заметил самих огневых точек?
  - Нет! - грустно признался тот. - По-моему, это было просто невозможно. Либо они были везде, либо... я никогда о подобном виде оружия ранее ничего не слышал!
  - Может, подведем сюда "Грады" и накроем все это дьявольское логово "мертвым" огнем... Ну, за упокой душ наших ребят? А, Ваша честь? - после паузы предложил Белов.
  - А смысл? - возразил Рыцарь. - Ну, уничтожим мы этот, чертов, "Дот"? И собак, вместе с ними, в придачу?! А дальше? Мы здесь не за этим! Если этот "дот" действительно то, что мы о нем думаем, то ровнять его с землей просто глупо. К тому же, есть вероятность того, что "Арсенал" имеет собственную систему самоуничтожения. И в случае нашего прямого на него посягательства... Пиши пропало! Не видеть нам больше "арсенала", как своих собственных ушей! Не говоря уже о том, чтобы и дальше разгадывать все его тайны. В общем, уничтожив "дот", мы тем самым ребят не воскресим, а вот дров можем наломать очень даже немало.
  - Наверное, вы правы. - скрепя сердце, согласился с ним лейтенант и вдруг, как будто его осенила гениальная мысль, пошел на попятную: - Но если мы уничтожим вход в "Арсенал", то не только мы сами, но и никто другой больше никогда не сможет им воспользоваться!
  - А если это не вход, а всего лишь бункер его контроля, а? Что тогда? - не замедлил остудить его праведный пыл Рыцарь. - А тогда, мы перерубим тот сук, на котором сами же и сидим. То бишь, уже никогда не сможем до конца быть уверенны в том, что "Арсенал" нами был действительно обезврежен. В тоже время, он будет и дальше служить верой и правдой нашим врагам. И мы уже ничего не сможем этому противопоставить. И все потому, что мы, передовой отряд Империи на этом континенте, смогли узнать только то, где находится вход в "Арсенал"... Но даже и в этом мы твердо не уверены. А вот наркобароны видели его воочию. И даже успели попользоваться. А значит, знают не только то, где у него "парадная", но и все остальные входы-выходы тоже. И они вполне смогут до него добраться даже с помощью археологических раскопок. Не говоря уже про другие, гораздо более простые и доступные способы. Мы же пока всех этих возможностей лишены. Перед нами всего лишь "вражески2 Дот, который может быть входом в "арсенал"... А может им и не быть?! Кто из всех нас здесь собравшихся готов провозгласить себя ясновидящим и взять на себя ответственность за то, что точно знает - что именно перед нами? Заветная цель, "обманка" или просто...
  - Так что же тогда делать? - удрученным тоном поинтересовался Белов.
  - Не знаю! - вынужден был искренне признать свою несостоятельность Рыцарь. - Только вот никого больше из своих солдат я атаковать этот "дот" не пошлю! Хватит с меня и четырех трупов! Надо искать другой способ, как безопасно вскрыть эту шкатулку Пандоры!
  - А если такого способа попросту нет? - неожиданно заявил Белов, зачем-то расстегивая на своей груди бронежилет и снимая с рук и с ног броне доспехи.
  - Ты чего удумал, лейтенант? - схватил его за руку Рыцарь и попытался заглянуть ему в лицо. - Это же откровенное самоубийство! Ты что, хочешь повторить судьбу "Коловрата"?
  - Совсем не хочу, - искренне признался тот. - Но кто-то должен подойти к "доту" и отключить его систему обороны, а? К тому же, я был хорошо знаком кое- с кем их погибших танкистов. И вот, думаю за них отомстить. А заодно и разгадать тайну "дота"!
  - Но как ты собираешься это сделать, сумасшедший? Ты что, собираешься напугать "дот" своей голой задницей? - грубо перебил его Рыцарь, приходя в негодование.
  - Да нет. Зачем же, - спокойно парировал Белов. - Совсем напротив. Я понимаю, что все очень серьезно. Поэтому и предпринимаю все меры предосторожности. Вот, избавляюсь от лишнего металла. И от оружия...
  - Но зачем? - ровным счетом ничего не понимая, поинтересовался у лейтенанта Рыцарь.
  - Понимаете, - неуверенно начал тот свои объяснения, - мне вот тут в голову пришла одна идейка... В общем, дело в следующем. Я, так же как и вы, не склонен переоценивать нашего противника. Но, несмотря на это, знаю, что наркобаронам все же удалось преодолеть столь, на первый взгляд, безукоризненно-неуязвимую систему обороны "Арсенала" и целыми и невредимыми вернуться обратно. К тому же, не без поживы. Ведь так?
  - Ну, так! - неуверенно согласился Рыцарь.
  - Значит, - продолжал свою "тронную" речь Белов, - в принципе существует способ либо полностью уничтожить систему обороны "дота", либо... оказаться не воспринятым ею всерьез? Причем, первый вариант мы уже испробовали! И ценою чудовищных жертв, убедились в том, что это не так уж и просто. Но вот второй способ... мы его еще даже и не пробовали! Хотя, и это мое личное мнение, с него и следовало начинать! Тем более, что сама Природа...
  Прежде закончить фразу Белов протянул свою руку в сторону собак:
  -... сама указывает нам путь решения возникшей перед нами проблемы! Вон посмотрите, они то, живы! Система обороны к ним равнодушна?! И даже формально взяла их под свою опеку и защиту! Может, все дело в гусеницах и броне "Коловрата", а? Может все дело в его огромной массе и излучаемом двигателями тепле? Может...
  - Может! А, может, и нет! - засомневался Рыцарь. - Но, в любом случае, риск слишком велик для того, чтобы надеяться только на "гуманизм" создателей "Арсенала". Короче, лейтенант, давай без геройства. Собаки собаками, но... я совсем не хочу того, чтобы ты присоединился к экипажу погибшего "Коловрата".
  - Я тоже, - честно признался Белов, продолжая, между тем, упрямо настаивать на своем. - Но другого выхода лично я - не вижу! Мы можем здесь, у первой линии обороны "дота", просидеть до бесконечности. Но так ничего путного, кроме "градов", больше и не придумать. Разрешите мне попробовать, разорвать этот замкнутый круг, Ваша Честь? Я знаю, что у меня получится! Я даже уверен в этом! Я...
  - Не разрешаю! - холодно отрезал Рыцарь. - Это приказ! И я не намерен больше его обсуждать!
  - Хорошо! То есть... так точно, Ваша Честь! - подозрительно быстро согласился с ним Белов. - Вот только этих чертовых псов, дабы глаза не мозолили, я все же разгоню. Разрешите отдать подобное приказание КРАБУ. Пусть их поджарит маленько лазерами и обратить в позорное бегство, а?
  - Валяй, - ничего не подозревая, разрешил ему Рыцарь. После чего повернулся к Белову спиной и быстрым шагом направился к своему вездеходу.
  - Ну так я пошел? - неожиданно раздался ему вдогонку голос лейтенанта.
  Рыцарь равнодушно пожал плечами и не обратил на его слова должного внимания.
  Он был всецело погружен в свои собственные мысли. А назвать их радужными можно было только лишь с очень и очень большой натяжкой.
  Конечно, ему ничего не стоило вызвать по рации боевой расчет градов. И дать технике еще один шанс оправдать свое предназначение
  Но, как он уже давно успел убедиться на личном опыте, любое "простое" решение очень часто имеет весьма непредсказуемые последствия. Которые, в итоге, могут свести на нет любую, даже самую, что ни на есть, "чистую" победу.
  Именно эта непреложная истина не давала в данный момент рыцарю сил на принятие окончательного и бесповоротного решения.
  Между тем, Белов на самом деле... "пошел"?!
  Хотя ничего подобного с ним раньше никогда не случалось, и он привык всегда добросовестно и четко исполнять приказы.
  Но в этот раз... в этот раз у него в голове крутилась одна единственная, пусть крамольная, но вместе с тем будоражащая самолюбие мысль...
   "Победителей не судят! - думал он про себя, сбрасывая на землю остатки амуниции и оставаясь в одном нижнем белье. - К тому же, я уверен в том, что все рассчитал правильно! Защитные сканеры "дота", без сомнения, реагируют только на металл. И еще, возможно, на высокую температуру и рокот от работающих механизмов. Иначе, "дот" не подпустил бы к себе собак. И уж тем более, не позволил им себя чувствовать рядом с ним... на правах хозяев?!"
  Белов решительно поднес к своему рту микрофон полевой рации и вызвал по нему КРАБа.
  Тот, уже давно закончивший поиски мин и "ловушек" в системе обороны "дота", коих к счастью не оказалось, томился от безделья и накручивал вокруг дота абсолютно бессмысленные круги и пируэты.
  А посему, приказ Белова "разогнать собак", пришелся как нельзя вовремя и вызвал в квазисознании КРАБа нечто наподобие чисто человеческого энтузиазма.
  Короче говоря, КРАБ с готовностью сорвался с места и с кровожадностью крокодила набросился на собак.
  Выпустив по ним несколько лазерных импульсов, он на этом не успокоился. И до самых развалин черной тенью преследовал обезумевших от ужаса и неожиданности животных.
  В тоже самое время лейтенант Белов, брезгливо переступая через скелеты и полуразложившиеся останки его менее удачливых предшественников, приблизился к первой линии обороны "дота" и на какое-то мгновение замер... перед решительным штурмом вражеских укреплений.
  Еще один вздох и... провожаемый настороженными и удивленными взглядами своих теряющихся в догадках десантников, Белов перемахнул через ощетинившуюся острооточенным металлом и, возможно, высоким напряжением, "колючую" проволоку. И таким образом оказался на территории противника.
  Но, уже через секунду после его пусть маленькой, пусть пока еще незначительной и скромной, но все же первой победы на собой и противником, ей было суждено превратиться... в ничто.
  Потому что со стороны "дота" раздалось зловещее шипение и лейтенант, обречено раскинув в стороны руки, рухнул замертво с прошитой лазером насквозь головой.
  - Мальчишка! - вырвался из самого естества Рыцаря, чисто инстинктивно обернувшегося на звук падающего тела, возглас искреннего негодования и растерянности.
  Рыцарь в отчаянии обхватил свою голову руками и грузно осел на землю.
  Непрестанно бормоча себе под нос одну единственную фразу: "- Я должен, должен был это предвидеть!"
  Еще никто и никогда ранее не видел обычно бесстрастного Рыцаря Первой Атаки в столь обречено -подавленном состоянии.
  И все потому, что он, волею судьбы, уже давно свыкся со своей миссией и правом швырять на алтарь войны, пусть даже и по причине крайней необходимости, но целые батальоны.
  Но вместе с тем, в глубине своей души, души "просто" Андрея Первухина, а не Рыцаря Империи, он не был готов к тому, чтобы считать смерть чем-то само собой разумеющимся.
  Тем более, если она правила свой бал вот так незатейливо, непринужденно, с нескрываемым цинизмом и высокомерием. Как бы лишний раз давая всем смертным понять свое над ними превосходство, власть и величие...
  - Я не знаю, что теперь делать! - сдавленно произнес он самому себе, поднимаясь с земли и заплетающейся походкой направляясь к мертвому телу своего лейтенанта. - По-моему, мы все... сошли с ума! И те, кто этот чертов "Арсенал" придумал... И те, кто готов расплатиться за обладанием им своей собственной жизнью и жизнями своих друзей!
  - Но ведь наркобароны как-то все-таки в него проникли?! - вдруг раздался за его спиной разгоряченный от быстрого бега голос Веденеева.
   Полковник, вместе с Давыдовым и телохранителями Рыцаря, судя по всему, вначале выскочили из вездехода навстречу Рыцарю. А затем, когда все это случилось с Беловым, они все сочли своим долгом оказаться с ним рядом в тяжелую минуту.
  - Если они смогли это сделать, - упрямо продолжал хрипеть полковник, - значит, это сможем, точнее, просто обязаны сделать и мы! Причем, любой ценой! Даже если...
  - Даже если нам придется завалить здесь все вокруг трупами наших солдат и офицеров, да? Ты это хотел сказать, полковник? - в ярости набросился на него Рыцарь. - Ну, что ж, вперед! Ты будешь... следующим! За Беловым! Извини, но это приказ! Потому что, в отличие от твоих чертовых баронов, я не могу посылать на амбразуру этого "дота" безвинных женщин и детей. Даже если они и варвары!
  - Я готов, - лихорадочно расстегивая на своей груди бронежилет и мысленно уже прощаясь с жизнью, заявил полковник. - Если это хоть что-то изменит, я пойду к "доту". Хотя бы ради того, чтобы вытащить оттуда тело нашего лейтенанта! Мне будет очень неприятно, если, как только мы отсюда уйдем, эти чертовы псы вернуться и посчитают его своей заслуженной добычей. К тому же...
  Полковник замялся. Но уже через мгновение собрался с духом и сухо добавил:
  - К тому же, из всех здесь собравшихся, я - самый старый. И свое пожил! Так что мне особо то терять нечего!
  - Одну секундочку, господин полковник, - требовательный голос Давыдова застал врасплох не только Веденеева, но и Рыцаря. - Вы что-то сказали про собак? А вы, Ваша Честь, про женщин и детей? Не так ли?
  - Допустим..., - согласился с ним Рыцарь.
  Причем сделал он это скорее из вежливости, чем из серьезного интереса к его словам.
  Потому что уже в следующую секунду он схватил Веденеева за руки со словами:
  - Брось, полковник! Не пори горячку! Я отменяю свой приказ! И в отличии от Белова, тебе не удастся вот так меня обмануть! И не надо делать из меня палача! Я этого не заслуживаю! Даже если бываю изредка немного жесток и сумасброден.
  Полковник раздосадовано кивнул.
  Но все же вынужден был подчиниться.
  Тем более что на помощь Рыцарю не замедлили устремиться его подчиненные и практически насильно принялись застегивать на Веденееве его бронежилет и липучки доспехов.
  - Так, что ты там говорил про собак...и женщин! - полностью удовлетворенный подобной развязкой, между тем вспомнил про Давыдова Рыцарь. Произнеся эти слова с неподражаемой издевкой и пиететом. Так, как будто они сидели за столом в баре, а не находились на поле боя.
  - Про собак и детей! - приняв все за чистую монету, зачем-то грубо осадил его тот. Прежде чем разродиться целым эпическим монологом:
  - Я вот тут подумал, - нерешительно начал он, - а какая в принципе разница между человеком и собакой? Исключая фактор интеллекта, разумеется, а?
  - У собаки, наверное, более острые зубы?! А еще есть хвост? - в привычной для него манере шутить даже в самых тяжелых и сложных жизненных обстоятельствах, не заставил себя долго ждать с ответом Рыцарь. - А еще клыки, когти, шерсть...
  - Я не об этом, Ваша Честь, - обиженно надулся Давыдов, не без основания считая, что Рыцарь над ним просто издевается. - Я серьезно! Что-то должно быть такое, что позволяет сенсорам оборонительной системы "Арсенала" безошибочно отличать человека от животного?! Но что?
  - Может запах? - без тени смущения "включился" в игру "Что? Где? Когда?" полковник.
  - Нет, вряд ли..., - отрицательно замотал головой Давыдов. - Запах слишком сложно смоделировать. Не говоря уже о том, чтобы по этой "модели" его потом распознать.
  - Тогда, - не унимался полковник, - может издаваемые "объектом" звуки? Ну, там, рев, рычание, сопение, членораздельная речь?
  - Мат... еще добавь! - набросился на него Рыцарь. - Ага, по твоему, значит, когда Белов через эту самую колючку прыгал, то он просто обязан был поносить на чем свет стоит не только "Арсенал", но и всех бывших президентов ЕА СШ вместе взятых? А еще их пап, мам... и святых угодников в придачу? Так что ли, полковник? Не дури...
  - Нет, звуки здесь тоже, судя по всему не причем! - вслед за Рыцарем возразил полковнику Давыдов. - Слишком высока инвариантность частот и...
  - Конечно ни при чем, - перебил его Рыцарь. - Да и с членораздельной речью, ты, полковник, тоже загнул? Вот, возьмем, к примеру, наших КРАБов! Стоит мне только им приказать, как они тут же зарычат, загавкают и даже захрюкают. У них же звуковой имитатор покруче наших с тобой голосовых связок будет. Все, что угодно, может исполнить. И...
  - Кстати, о ваших КРАБах, - неожиданно осенило Давыдова. - Почему оборонительная система не задумываясь расстреляла ваш танк и, в тоже время, не причинила ни малейшего вреда КРАБу? Ведь они оба из металла, оба были вооружены и оба собирались напасть или даже напали на "дот"? Однако, от танка остались в итоге лишь одни расплавленные обломки, в КРАБ, как ни в чем не бывало, продолжает совершенно безнаказанно кружить над "дотом"? Почему? Давайте попробуем поставить себя на место тех инженеров, что создавали систему обороны "дота"... Чтобы, например, сделали вы, Ваша Честь, если бы перед Вами возникла подобная задача?
  - Ну, - напрягая свои извилины, начал перечислять Рыцарь, - вырыл бы вокруг охраняемого объекта пару-тройку противотанковых рвов. Набросал бы по периметру контактных мин. Установил бы как можно больше электромагнитных сканеров и синхронизировал их сенсор-датчики с "активной" защитой. Ну, еще, может быть, установил несколько "блокираторов атаки", дабы сбивать с траектории любые летящие к "доту" реактивные снаряды или даже пули. Кстати, именно так, наверное, и поступили эти самые инженеры-создатели "дота" Иначе, чем еще можно объяснить тот факт, что Белов при мне так ни разу и ни попал из своего Калашникова ни в одну из собак?
  - А зачем?
  - Что, зачем?
  - Зачем Вам понадобилась такая мощная, энергоемкая и технически капризная система обороны Вашего объекта от танков и другой тяжелой военной техники? Я уже молчу про снаряды и пули?
  - Ну, чтобы...? - растерялся Рыцарь. И, так и не обнаружив в закоулках своего "стратегического" сознания ничего, более или менее стоящего и, главное, вразумительного для ответа, холодно отрезал:
  - Что бы было! Что бы враг не прорвался к объекту. Что бы...?
  Рыцарь запнулся на полуслове, прежде чем лицо его неожиданно просветлело, а в глазах заискрилась догадка.
  - Кажется, я начинаю, понимать, Эл, к чему ты клонишь?! - торжественно произнес он, впервые обратившись к Давыдову на ты и тем самым, ставя крест на всем своем прежнем к нему недоверии. - И теперь, я даже знаю, почему "дот" уничтожил "Коловрата", но, в тоже время, напрочь проигнорировал боевые действия КРАБа на вверенной ему территории!
  - И почему же? - искренне недоумевая, поинтересовался у него Веденеев. Тем самым лишний раз подтверждая справедливость того, что он был всего лишь полковником, а Первухин, который был его моложе лет на пятнадцать, его командиром.
  - "Коловрат" был с экипажем! А КРАБ - беспилотный! Вот в чем загвоздка! "Арсеналу" опасны только живые люди, а не бездушные машины. Потому что, ни одна из машин не способна... вручную открыть дверь, войти внутрь "дота" и подчинить своим интересам его систему безопасности! - торжествующе произнес Рыцарь. - И вот почему погиб Белов! Он представлял для "дота" смертельную опасность. А КРАБ - нет! Значит...
  Рыцарь недоверчиво покосился в сторону "Дота" и, на всякий случай, понизил свой голос до шепота:
  - Эта штука имеет в своем распоряжении мнемо-датчики?! Те, что срабатывают на импульсы человеческих эмоций. И, прежде всего, на страх! А еще, на то, что мы все, здесь собравшиеся, воспринимаем "дот" как противника. И по этой причине чисто автоматически генерируем в своем сознании ненависть и осторожность по отношению к нему. В то время, как для собак, "дот" - всего лишь часть пейзажа. Пусть странная, но не вызывающая у них отрицательных эмоций. А значит, собаки просто не воспринимают "дот" всерьез, а он - их. Мы же нервничаем, наш мозг испытывает всевозможные страхи и опасения и, в итоге, общий баланс энергетики в наших организмах нарушается и выбрасывает во внешнюю среду то, что мы называем "эмоциональным напряжением"?! Или страстью! Которая, кроме своих чисто метафизических свойств, имеет вполне реальные, вполне поддающиеся восприятию сенсорной техникой электромагнитные, температурные и химические отклонения! В диапазоне контроля которых и настроена система безопасности "дота"! Это все объясняет. Кроме того... сама же и дает нам путь к решению стоящей перед нами задачи. Если, допустим, мы пошлем к "доту" боевого андроида, то... все сразу же станет на круги своя!
  Воодушевленный своим столь неожиданным "прозрением" Рыцарь Первой Атаки жестом дал понять Давыдову, Веденееву и иже с ними, что даже слышать не хочет про какие бы то ни было возражения с их стороны и лихорадочно схватился за рацию.
  Командир второго "Коловрата" лейтенант Коврига ответил на его вызов практически сразу.
  Хотя и не поверил своим ушам, получив приказ "немедленно расконсервировать одного из имеющихся в его распоряжении андроидов и самолично доставить его к Рыцарю!"
  Его удивление вполне можно было понять.
  Так как "автоматические саперы", или попросту "автостопы", использовались в имперской армии крайне редко и только в особых случаях. И все потому, что в основном были способны только на то, чтобы брать пробы воды, воздуха и почвы в зонах радиоактивного и химического заражения. А еще, с большой, правда, долей натяжки для роли при разминирования особо защищенных форт-сооружений противника, путем личного самопожертвования и выполнения таких примитивнейших операций, как : возьми-принеси, ударь-пихни, дерни за проволоку или просто попробуй наступить на подозрительную вещь или неровность местности.
  Но все же он не решился перечить Рыцарю. И, скрепя сердце, приступил к выполнению возложенной на него задачи.
  А еще через полчаса, когда новенький "автостоп" усилиями техников "Коловрата" обрел способность передвигаться самостоятельно, солдаты и офицеры Империи, во главе со своим Рыцарем, снова собрались у первой линии обороны "Дота".
  Само собой, что прежде чем отправить робота "в бой", все, кому не лень, принялись давать ему бесчисленные советы и инструкции.
  Причем, больше всех в этом вопросе усердствовал Давыдов, который, собственно, впервые в жизни видел подобный шедевр технической мысли и, разумеется, ни черта не смыслил в его основных свойствах и возможностях.
  Наконец, когда окончательно обалдевший от всевозможных, нередко прямо противоречащих друг другу, задач "автостоп" сдернулся с места и неуклюже попятился в сторону "дота", энтузиазма у всех собравшихся разом поумерилось. И все, включая Рыцаря и Давыдова, застыли в томительном ожидании дальнейшего развития событий.
  Вначале, все пошло как по маслу?!
  Робот уверенно преодолел первую линию колючей проволоки и даже, по приказу Рыцаря, целым и невредимым вернулся обратно с бездыханным телом Белова.
  Разгоряченные столь легкой победой имперцы не замедлили вернуть своего механизированного посланника обратно и по рации направить его дальше - в глубь территории противника.
  И снова, вроде, ничего не предвещало имперцам и их "автостопу" трагического фиаско.
  Робот, столь же легко, как и первую, миновал вторую "колючку". Затем - третью, четвертую... И, наконец, оказался на расстоянии своей вытянутой "руки-манипулятора" от оплавленного остова "Коловрата".
  Ему оставалось еще пройти... не более двух третьих до "дота" пути, но...
  Стоило ему сделать еще один, самоуверенный шаг, как невидимый лазерный луч тут же разорвал его пластиметовое тело на мелкие и бесформенные части.
  - Все ясно! Датчики давления, плюс, опять же, электромагнитные сенсоры?! - зачаровано наблюдая за догорающими остатками андроида, высказал гипотезу его гибели Давыдов.
  - И мнемо-датчики, настроенные на собственное электромагнитное поле человеческого организма, здесь совсем не причем! - мрачно добавил Рыцарь, нехотя признавая свое поражение в противостоянии с вражеской инженерной мыслью. - Слишком уж все примитивно и вычурно! И действует при этом безотказно! Черт!
  Последние слова Рыцаря отозвались в сознании имперцев в виде некролога всем их погибшим товарищам и технике.
  - А как же собаки? - спохватился было Давыдов. - Они то, ведь тоже не бестелесные твари? Но "дот" их не трогает? Даже, можно сказать, защищает?
  - Значит, - глубокомысленно подытожил Рыцарь, - термодатчики и датчики давления тоже прийдется из списка подозреваемых вычеркнуть! Здесь что-то другое! Совершенно необъяснимое наукой! Мистика какая-то?! Такое впечатление, что система обороны "чувствует" - кто свой, а кто чужой!
  - Не думаю, что мистика здесь действительно присутствует! - со знанием дела заявил Давыдов. - Просто мы пытаемся выявить действия каждого из оборонительных сенсоров по отдельности?! А надо их воспринимать как комплексную систему слежения и анализа! И я теперь, кажется, догадываюсь, чем именно собаки принципиально отличаются от солдат и военной техники. С точки зрения автоматических защитников "дота", разумеется!
  - Ну и чем же, если не секрет? - недоверчиво уставился на него Рыцарь.
  - Во-первых, - начал перечислять на пальцах Давыдов. - Они не агрессивны. По крайней мере, по отношению к доту. Во-вторых, в них напрочь отсутствует металл. А значит и магнитное поле. В-третьих, в них нет работающих механизмов. Соответственно - электромагнитная составляющая незначительна. Наконец, в четвертых, их общая биологическая масса чрезвычайно мала для того, чтобы идентифицировать ее с экипированным воином.
  - И что это наем дает?
  - Как что, Ваша Честь? Ключ к разгадке... Точнее, оружие против "дота"! - скороговоркой выпалил Давыдов. - Разве вы не понимаете, Ваша Честь! Это же так просто! Нам нужно только найти человека, который не буде бояться дота, пойдет к нему безоружным и его биологическая масса будет... Ну, скажем, как выдумаете, сколько весит собака? Максимально?
  - Не больше тридцати килограмм?! - быстро ответил Рыцарь. - Только вся "фенька" в том, что если вы, любезный господин инженер, найдете в моей армии хотя бы одного идиота, в точности соответствующего вашему описанию, то, смею Вас заверить, я его тут же прикажу уволить из легиона и оправить в тыл! Как полностью небоеспособную единицу!
  - Да, но, данным требованиям вполне может соответствовать самый обычный, семи - восьмилетний, ребенок?! - уверено возразил тот.
  - Щась! - в ярости перебил его Рыцарь. - Во-первых, где я Вам этого самого ребенка в этой пустыне найду! Во-вторых, я никому не позволю ввязывать в наше не самое безопасное дело детей! Слышите, вы, Шерлок Холмс доморощенный, не позволю!
  Рыцарь раздраженно отвернулся в сторону. И в какой уже раз направился к своему вездеходу.
  В эти мгновения в его душе, мягко выражаясь, скреблись кошки.
  Потому что цель была та-а-а-к близка, просто протяни руку...
  Но, одновременно с этим, абсолютно недоступна!
  
  * * *
  - Подождите, Ваша Честь! - ни с того, ни с сего бросился наперерез Рыцарю Давыдов и решительно преградил ему дорогу к вездеходу.
  - Ну что ты еще от меня хочешь, Эл? - грубо попытался оттолкнуть его в сторону Рыцарь, теряя самообладание. - Мы проиграли! Но даже свое поражение я бы хотел встретить с достоинством и честью! Я сам все доложу Императору! Эллисс меня поймет. Он не станет настаивать...
  - Вы пока ни о чем не будете докладывать вашему Императору, господин Рыцарь! - самым бесцеремонным образом перебил его на полуслове Давыдов.
  - Это еще почему? - опешил от его дерзости Рыцарь.
  - Потому что мы еще ничего не проиграли! И у нас все еще есть единственный, пускай даже и последний, шанс!
  - О чем это ты, Эл?
  - О моем сыне, Ваша Честь! Он и есть наш последний шанс! И мы не вправе им пренебречь!
  - Даже и не думай! - холодно отрезал Рыцарь, и его лицо налилось кровью и негодованием... - Если того потребуют обстоятельства, я просто возьму и верну тебя под арест! Но не позволю вмешивать в это грязное дело детей! Ни чужих, ни своих! Ясно?
  - Вы меня не правильно поняли, Ваша Честь! Вы уже все равно не сможете меня остановить! Потому что, если вы, а вместе с Вами и и мы с Александром, так зовут моего сына, опустим руки и откажемся от дальнейшего продолжения борьбы... мы все будем обречены! Только кто-то раньше, а кто-то позже! Но в любом случае, Варвары нас всех разорвут на части! Только, пожалуйста, не убеждайте меня в том, что это не так!
  - Не буду! - "смиренно" согласился с ним Рыцарь. - В чем-то ты действительно прав. Но это все равно ничего не меняет!
  - А вот и меняет! - не унимался "американец". - Давайте договоримся - я все сделаю сам. А вы обещаете всего лишь только мне не мешать? Ладно?
  - Ладно! - тяжело вздохнув, сдался ему на милость Рыцарь. - Будем считать, что ты ничего не говорил, а я ничего не слышал! Тем более, что ты не мой подчиненный! А всего лишь... дерзкий и непокорный военнопленный! Так что, делай что хочешь! Сам эту кашу заварил, сам же ее и пробуй! Но на меня потом не пеняй! Лады?
  - Так точно, - с радостью в голосе воскликнул Давыдов и, как бы между прочим, добавил: - Ну, так вы дадите мне Ваш вездеход, чтобы съездить за сыном? Он находится совсем недалеко отсюда! Максимум - пять-шесть часов туда и обратно?!
   - Черт с тобой, бери! Только без фокусов и особо не задерживайся. Один из КРАБов и мои десантники отправятся вместе с тобой. Ну на всякий там, непредсказуемый, случай. Ты понимаешь...Только не мешкай, а то я могу и передумать!
  Давыдов понимающе кивнул и со всех ног бросился к вездеходу Рыцаря.
  В тоже время сам Рыцарь поднес к своим губам микрофон рации и принялся отдавать соответствующие распоряжения десантникам, Крабу и механику-водителю своего вездехода.
  - Куда это он так рванул? - раздался за спиной Рыцаря озадаченный голос Веденеева.
  - Скоро узнаешь, - нервно теребя рукой свой подбородок, пообещал ему Рыцарь. - Кстати, в лагерь мы вернемся на "Коловрате" Ковриги. Мой вездеход я решил на время одолжить Давыдову. Я дал ему чрезвычайно важное задание. Ты не возражаешь против такого поворота событий, а, полковник?
  - Вам виднее, что хорошо, а что плохо, командир! - покорно ответил Веденеев, хотя, на самом деле, ему ужас как хотелось отшлепать по голой попе этого легкомысленного мальчишку.
  - Ну, вот и чудненько, Михеич! - усмехнулся "мальчишка". - Значит, как всегда, мы с полуслова понимаем друг друга...
  
  До нового лагеря Легиона Первой Атаки, если верить свежим голографическим бликам на тактической карте Рыцаря, оставалось не более получаса пути.
  Однако, никто, как будто, даже и не думал встречать разведгруппу, возвращавшуюся, пусть и с не совсем удачного, но все же боевого задания.
  Вдруг из-за очередного скалистого гребня навстречу танку Ковриги выскочила "Каракатица". И, вызывающе засвистев тормозами, перегородила и без того узкую горную дорогу.
  Из "Каракатицы" выбрался наружу легионер в форме вестового и поспешил доложить Рыцарю об нападении Варваров на лагерь.
  Вслед за вестовым пред очами Рыцаря предстал и сам полковник Рушайло.
  - Варвары? Откуда они взялись, черт возьми? - тут же с гневом обрушился на него Рыцарь, чуя неладное в столь странной встрече со своим заместителем.
  - Как откуда? - растерялся полковник, покрываясь холодным потом и нервно теребя пальцами свои усы. - Они все время здесь были. Еще до того как мы разбили новый лагерь, а вы, Ваша Честь, отправились в разведрейд.
  - И ты все это время молчал, сволочь?! - окончательно рассвирепел Рыцарь. - Разжалую в рядовые! Прямо из полковников! А то и вообще отправлю в тыл... Кстати, какого черта ты здесь делаешь? Почему не с легионом?
  - Так ведь... первую атаку противника мы успешно отбили?! А потом, я, если честно, испугался за Вашу безопасность...?!
  - Бойся лучше за свою! - огрызнулся рыцарь и настороженно добавил: - Ты сказал... что вы только что, отбили атаку противника? Что-то я ничего не слышал, полковник! Ни автоматных очередей, ни грохота пушек, ни свиста осколков...
  - Ну так, ведь Варвары пошли в рукопашную. Ну, мы им, разумеется, и врезали... по первое число. Теперь их только пятки мелькают! - попытался было внести ясность в ситуацию "бывший" полковник Рушайло, а ныне, очень может быть, что новоиспеченный рядовой с той же фамилией.
  - Но, почему тогда ты, скотина, ничего раньше мне про все это не докладывал? - Рыцарь угрожающе свел брови на переносице.
  - А нечего было докладывать, - начал оправдываться тот. - Они же на нас не нападали?!
  - А хлеб с солью они тебе не предлагали, - перебил его Рыцарь. - Или, может, сразу заявили о своей безоговорочной капитуляции и все, как один, подняли лапки кверху? Ну а ты, уши развесил, вступил в переговоры и... в итоге оказался с носом?
  - Никак нет, Ваша Честь! Ни в какие переговоры мы не вступали. Просто, - Рушайло замялся, - ну, в общем, мы не хотели себя и вас лишний раз засвечивать?! Тем более, что Варвары, как нам показалось, нарвались на наш лагерь совершенно случайно, приняли нас за кого других и потому вначале даже и не думали предпринимать никаких агрессивных действий?! Ну и мы тоже решили попусту не тратить на них патронов и наших ракет. Но вот как только появились вы... тут все и началось?!
  - Ты хочешь сказать, что они специально ждали меня и не хотели в моем отсутствии нападать на лагерь? - недоверчиво переспросил Рушайло Рыцарь.
  - Выходит, что так, Ваша Честь?! - растерянно пожал плечами тот. - Может, у них такая стратегия...Ну, там, нападать на нас не тогда, когда наши силы рассредоточены и разделены временем и расстоянием, а только тогда, когда они составляют единое целое. То бишь, может, они дожидались, пока "все яйца соберутся в одной корзине" и, только после этого, собирались с нами со всеми разом покончить, а? Одним словом, делайте со мной, Ваша Честь, что хотите, но я ни черта не понимаю в том, что происходит?! Как-то уж очень странно и нелогично Варвары пытаются оказывать нам сопротивление?! С одной стороны, они вроде бы напали на нас первыми... С другой, как только началось сражение, они побросали все свое оружие и... самым беззастенчивым образом обратились в бегство?!
  - Они что, все разом спятили? - не удержался от раздраженного комментария Веденеев.
  - Ну, то, что они все спятили, так это ни для кого из нас не новость, - в задумчивости перебил его Рыцарь. - Правда, случилось это уже давно. Лет двадцать, а то и больше, назад. И с тех пор мы это их "умопомешательство" только и делаем, что без конца расхлебываем?
  - Тогда, - Рушайло поморщился, - чего, черт возьми, они пытаются добиться от нас своей глупостью и безрассудством?
  - Может, - неуверенно предположил Веденеев, - не все так просто? И мы их недооцениваем? Может, все дело в том, что Варвары очень хотят, чтобы мы, в пылу погони за ними, потеряли голову... оставили наш лагерь без надлежащей защиты? Мне кажется, что в этом что-то есть? По крайней мере, это хоть как-то объясняет явную глупость и непоследовательность этой их боевой операции?
  - Но зачем, скажите мне на милость, им - наш лагерь? - взбрыкнул Рушайло. - Мы что, покусились на какую-то их священную землю? Или того хуже, разбили свой лагерь там, где у Варваров... располагается сердце и центр их мира? Ничего не понимаю! К тому же, даже если им, в чем лично я очень сомневаюсь, все же удастся выкурить нас из лагеря и после этого его захватить, то... Что с того? Исхода нашей с ними войны это все равно не изменит? А вот ярости и морального духа нашим десантникам очень даже прибавит! Кстати, может "пойти у них на поводу и посмотреть, что же будет дальше? Вдруг мы уже захватили то, что так важно для Варваров, а мы об этом даже и не догадываемся? Ну а лагерь... перенесем его на время в другое место, а?
  - Нет, я категорически против! - вначале робко, а затем все более и более настойчиво возразил ему Веденеев. - Делать нашим десантникам больше нечего, кроме как таскать с места на место конвертеры, регенераторы и полевой госпиталь! В то время, как Варвары будут упражняться в снайперском мастерстве! Щас-с-с...разбежались! Место мы их священное заняли! Может еще и извинения им принести, а? Лично я, этого делать не собираюсь...
  - Я тоже, - усмехнулся Рыцарь, принимая окончательное решение и жестом давая всем понять, что дискуссия окончена. - А значит... по машинам! Возвращаемся в лагерь... А уже там разберемся, что к чему!
  
  Но... в чем-либо "разобраться", не говоря уже о том, чтобы просто вернуться в лагерь, Рыцарю так и не удалось.
  Потому что... раздался жуткий грохот и уже через секунду на разведгруппу Рыцаря Первой Атаки обрушился ураганный огонь из всех видов стрелкового оружия.
  Причем, в этот раз, Варвары уже не скромничали. И, судя по всему, бросили в бой все, что только имелось у них под рукой из личного состава, оружия и боеприпасов.
  А значит... они действительно его, Рыцаря, ждали. А все их предыдущие нападения на лагерь имперцев, цель которых Рушайло до этого никак не мог взять в толк, были лишь банальным отвлекающим маневром. Дабы заставить имперцев... растеряться и первым делом прийти на выручку своему командиру. И тем самым показать Варварам самую кратчайшую дорогу к нему.
  И, что греха таить, их коварный план, удался на славу.
  В первые секунды боя Рыцарю даже показалось, что шансов на то, чтобы выжить и вырваться из мастерски расставленной противником ловушки у него никаких.
  Тем более, что организовывать круговую оборону было уже слишком поздно, да и стрелять во все и вся, что сейчас окружало Рыцаря и его десантников, смысла никакого не имело.
  Густая растительность и скалы служили идеальной защитой и прикрытием для нападавших.
  Отступать тоже вроде было некуда.
  Оставалось только одно. С боем прорываться вперед, к лагерю. А еще надеяться на то, что рано или поздно, но оставшиеся в лагере без командования войска догадаются перейти в контратаку и ударить противнику в тыл.
  Последнее вселяло надежду. Пусть даже и эфемерную.
  Но ничего другого Рыцарю судьба пока предложить не могла. Или не хотела.
  Короче говоря, надо было драться. Причем уже не за славу и честь, а за свою собственную жизнь. Как бы высокопарно это бы и не звучало.
  С этими мыслями Рыцарь выгадал удобный момент и в два прыжка оказался на броне "Коловрата".
  Через мгновение он уже был внутри.
  Дальше у него времени думать и рассуждать уже не было. Как то и ждать, пока Веденеев и другие его офицеры придут в себя и последуют его примеру.
  "- Значит так, мужики! - разгорячено прорычал он экипажу танка. - Мы попали в окружение. Перед нами две возможности, достойно встретить смерть либо, что мне кажется более предпочтительным, силой нашего оружия и воли расчистить дорогу к своим. Одним словом. Вперед! В атаку! Я в вас верю, солдаты Империи...!"
  Др-р-р-р.
  "Коловрат" гулко заурчал всеми своими двигателями и рванулся вперед, принимая тем самым огонь на себя. Само собой, что по дороге ему пришлось снести в сторону "Каракатицу " Рушайло, дабы расчистить путь к победе себе и безоговорочно последовавшей за ним машине с десантниками Белова.
  К счастью для Рушайло и Веденеева, который, как в последствии выяснилось, оказался не настолько глуп, чтобы "умирать", их "Каракатица" не перевернулась. И даже, несмотря на серьезные повреждение корпуса, нанесенные ей "Коловратом", она достаточно быстро выбралась из кювета и устремилась вслед за прорывающейся через заградительный огонь противника колонной.
  А вот штурмовику и Крабу прикрытия, повезло меньше.
  Первый нарвался на ракету. И, так и не сумев закончить боевой разворот, врезался в гору. Второй слишком близко прижался к земле. И больше уже не смог от нее оторваться.
  Между тем атака противника неожиданно быстро захлебнулась и сошла почти на нет.
  Из чего Рыцарь не преминул сделать вывод о том, что она носила скорее психологический, чем серьезный характер.
  Похоже, Варвары и в этот раз явно переоценили свои возможности и преждевременно израсходовали весь свой боезапас.
  К тому же, они совсем не ожидали того, что Рыцарь и его люди вот так сразу решаться на прорыв. А не уйдут в глухую оборону и не будут терпеливо ждать подкрепления.
  Да и "активная" броня "Коловрата" и "Каракатиц" оказалась им явно не по зубам. Хотя, если честно, наберись они терпения и упорства, Рыцарю и его людям пришлось ох как не сладко.
  И потери разведотряда Рыцаря далеко бы не ограничились тремя убитыми десантниками и простреленным навылет плечом Рушайло.
  Одним словом, варварский "черт" на поверку оказался не "таким уж страшным"... И всемогущим, каковым задумывали и "намалевали" его авторы.
  Дальше - больше.
  Стоило только Рыцарю и его людям вырваться из окружения, как они тут же оказались в тылу все еще осаждавших имперский лагерь варваров.
  И, не задумываясь, обрушили на противника весь остававшийся в их распоряжении после предыдущего сражения боезапас.
  Теперь уже в "клещах" оказались сами Варвары, а не разведгруппа имперцев.
  Но несмотря ни на что, они продолжали упрямо и отчаянно сопротивляться. Ведя сражение теперь уже сразу на два фронта. И почему-то даже и не собираясь мириться со своим, теперь уже безусловным, поражением.
  Рыцарь и его офицеры не знали, что и думать по этому поводу. Особенно, если учесть тот факт, что боеспособной армии, как таковой, у Варваров, судя по всему, не было с самого начала.
  То, с чем столкнулся Рыцарь, встретившись со своим противником лицом к лицу, скорее можно было назвать разношерстной и плохо организованной ордой. Но никак не цельным и дисциплинированным воинским контингентом.
  Мало того, что отряды противника как бы действовали каждый сам по себе, так они еще нередко умудрялись сводить счеты друг с другом на глазах у своего общего противника.
  Создавалось даже впечатление, что каждый из отрядов Варваров не столько сражался против имперской армии с целью ее победить, сколько... любой ценой и жертвами стремился ворваться в лагерь пришельцев и зачем-то его захватить.
  Но зачем?
  - Там, что, для вас медом намазано? - громко воскликнул Рыцарь, наблюдая за отчаянными попытками противника что-либо противопоставить огневой мощи имперских штурмовиков, "Коловратов" и КРАБов.
  Но Варвары его не услышали. Как в прямом, так и в переносном смысле этого слова.
  Вместо этого, они в очередной раз перешли в контратаку и... в очередной раз потерпели сокрушительное поражение.
  Наконец, когда один из имперских штурмовиков сжег ПТУРСами последний вражеский танк, если конечно можно было назвать эту груду проржавевшего металла тем, в качестве чего его использовали хозяева, а сводная эскадрилья штурмовиков и КРАБов разнесло в пух и прах последнюю огневую позицию Варваров, Рыцарь не выдержал, и приказал своим войскам прекратить огонь.
  Тем более, что по его расчетам численность нападавших с нескольких тысяч уже давно сократилась до каких-то жалких двух-трех сотен. И уже никак не могла повлиять на исход сражения.
  Однако... Варвары, несмотря на это, поистине царское, великодушие имперского командующего, все равно не успокоились. И продолжали яростно обстреливать лагерь пришельцев из оставшегося в их распоряжении стрелкового оружия.
  Тогда Рыцарь Первой Атаки окончательно потерял терпение и разозлился на противника не на шутку.
  И если бы он вдруг не вспомнил про Давыдова. Который уже давно должен был вернуться на его вездеходе в расположение лагеря, то... Рыцарь уже готов был к тому, чтобы приказать своим легионерам взять всех до единого варваров в плен живыми и распять их на крестах по всей дороге от Розуэлла до Лос-Анджелеса. Как это в свое время сделали Краас с Цезарем с воинами-рабами Спартака...
  Но, в этот раз, в отличии от эпохи Древнего Рима, Варварам крупно повезло.
  Рыцарю совсем не хотелось, чтобы в их грязные руки попадал его вездеход, а его десантники стали бессмысленной жертвой разгоряченной поражением толпы.
  Поэтому он, скрепя сердце, приказал Рушайло принять на себя командование армией и довести разгром и без того уже дышавшего на ладан противника до логического конца.
  Сам же решил направиться навстречу Давыдову, предварительно усилив свой разведотряд еще одной "Каракатицей" и двумя Крабами.
  В эти минуты он руководствовался скорее интуицией, чем здравым смыслом.
  Но... судьба всегда благоволит к отчаянным и смелым!
  
  Свой вездеход Давыдовым и десантниками Рыцарь перехватил на полпути к злополучной "базе".
  К счастью, Варвары не додумались повторно устроить разведгруппе засаду. И до предполагаемого входа в "Арсенал" имперцы добрались без приключений.
  Рыцарь проводил отца с сыном до первой из линий обороны "дота" и вежливо отошел в сторону. Давая тем самым им время и возможность попрощаться друг с другом.
  Мальчишке было на вид лет восемь.
  Он был очень похож на своего отца. Причем не только лицом, но также и вызывающе гордой осанкой, хладнокровием и непосредственностью.
  Рыцарю было его невыносимо жалко. На его глазах даже навернулись доселе ему неведомые слезы, а на душе отчаянно скреблись кошки.
  Рыцарь не выдержал испытания жалостью. И отвернулся в сторону от тех, кого, как он думал, обрекает, одного - на верную смерть, другого - на бесконечные страдания.
  Но... вокруг них бушевала война. Которая всерьез относилась только к тем, кто готов был пойти ради победы на жертвы. Даже самые тяжелые и мучительные.
  И он, как полководец, не имел права на то, чтобы лишать ее законной добычи.
  Потому что, иного выхода у него просто не было. А проигрывать - было не в его правилах.
  Рыцарь раздраженно заскрипел зубами. И снова бросил взгляд в сторону колючей проволоки.
  Мальчика рядом с Давыдовым уже не было.
  В тоже время, его щуплая, по-детски угловая и нескладная фигурка медленно, но уверенно продвигалась по направлению к "доту".
  - Что будет, если он... То есть, я хотел сказать, если мы все же ошиблись? И сенсор-система защиты "дота" базируется совсем не на тех принципах, которые мы...Ну. в общем, если все же случится непоправимое...?! - с трудом скрывая волнение в своем голосе, поинтересовался Рыцарь и попытался заглянуть в глаза Давыдова - Старшего.
  - Тогда, - не без горечи и смятения, ответил тот. - Я просто пущу себе пулю в висок!
  - Я - тоже! - на этот раз без всякого сарказма и многозначительности пробурчал себе под нос Рыцарь. И, после паузы, мрачно добавил: - Иначе, что мне еще останется делать на этой планете? Ждать, пока какой-нибудь вражеский снайпер не сделает это за меня?
  - Не будем торопить события, Ваша Честь, - "успокоил" его Давыдов. - Александру осталось пройти... четыре четверти пути. Знаете, когда-то очень давно была такая песня. Про канатоходца. Которому всегда везло...
  Он не договорил. Потому что мальчик как раз поравнялся с оплавленным остовом "Коловрата" и жалкими останками андроида рядом с ним.
  Ребенок сделал еще шаг и... ровным счетом ничего не случилось?!
  И, не долго думая, Александр Давыдов продолжил свой путь.
  В то время, как двое взрослых, его отец и прославленный военачальник Империи, мертвенно побледнели и покрылись ледяной испариной от напряжения.
  Наконец, когда нервы двух пристально следивших за каждым шагом ребенка взрослых были уже на пределе возможного, Александр легко и непринужденно прикоснулся своей маленькой ладошкой к невыносимо шершавой и холодной, как он впоследствии рассказывал, поверхности "дота"...
  И опять ничего с ним сверхъестественного и трагичного не случилось.
  Если не считать вздоха облегчения, что разом вырвался из уст обоих мужчин и на какое-то время лишил их дара речи.
  Между тем, юный следопыт, уверенно обошел вокруг "дота", пока не обнаружил внутри одной из его ниш мастерски пригнанную к поверхности дверь.
  Стоило только Александру к ней прикоснуться, как раздался легкий свист, стоивший Рыцарю и Давыдову как минимум по пряди седых волос, и дверь бесшумно втянулась внутрь "дота".
  Перед тем как бесстрашно вступить в темноту, мальчик обернулся и помахал своему отцу рукой.
  После чего исчез из вида и оставил взрослых наедине с их за него страхами и переживаниями.
  Александр пробыл внутри "дота" всего несколько минут. Но для его отца и для Рыцаря эти минуты показались целой вечностью.
  Тем более, что они оба боялись того, что конфедераты подстраховались и подготовили внутри "дота", последнюю ловушку для незваных гостей.
  К счастью, конфедераты ограничились только внешней системой обороны "дота". И мальчик смог беспрепятственно не только до него добраться, но точно также и вернуться назад.
  Вместе с тем... его возвращение еще никак нельзя было назвать победой.
  Потому что мальчик обнаружил внутри "дота" всего лишь какой-то механический переключатель, с которым ему не составило большого труда справиться. Но не сам "Арсенал"?! И даже не ведущий к нему подземный коридор. Или хотя бы гермодверь для входа в него?!
  - Значит, мы все же ошиблись? - разочаровано буркнул себе под нос Рыцарь. Не дожидаясь того момента, когда Давыдов наконец выпустит из своих жарких объятий героя-сына. А тот лишний раз сообщит ему о том, что честно и добросовестно давил на все попадавшиеся ему внутри "дота" на глаза кнопки. - И ключ от "Арсенала" совсем не здесь?! И мои танкисты, и Белов... погибли за зря? Это моя вина! Это...
  Рыцарь осекся на полуслове, так и не доведя процедуру самобичевания до конца. Виной тому стала болтавшаяся на его боку рация, которая протяжно загудела и вывела на свой дисплей сразу три сигнала-оповещения о внешних вызовах.
  Рыцарь поморщился и без особого на то энтузиазма поднес динамик рации к своему виску.
  - Да, в чем дело, я слушаю, - мрачно буркнул он в трубку, все еще и всецело погруженный в свои далеко не радужные и жизнеутверждающие мысли.
  - Ваша Честь, - голосом Веденеева затараторила рация, - вы должны срочно вернуться в лагерь! И увидеть все это своими собственными глазами! Вы, вы все равно мне не поверите на слово...
  - Ваша честь, полковник прав! Это невозможно, но это так! Мы..., - с трудом выговаривая слова от волнения, вмешался в разговор Рушайло. - Да что там! Просто возвращайтесь и сами все увидите!
  - Увижу... что? - насторожился Рыцарь. - Что там еще у вас стряслось? Варвары получили подкрепление? Наш лагерь захвачен? Вы отступаете...?
  - Напротив, Ваша честь, - самоуверенность в голосе Рушайло не предвещала ничего хорошего, - мы празднуем полную и безоговорочную победу! А вот отступаю как раз Варвары! Причем с позором и не солоно хлебавши...!
  - Ну и что, - перебил его Рыцарь. - Какое это теперь имеет значение? Мы все равно провалили операцию...
  - Как это провалили? - в недоумении прохрипела рация. - Ведь мы же обнаружили "Арсенал" и не позволили противнику добраться до него первым!
  - О чем вы, полковник? - встрепенулся рыцарь, чуть было не поперхнувшись от неожиданного и, в тоже время, такого долгожданного для него известия. - Ну-ка поподробнее! Где, когда, каким образом и что именно вы обнаружили!
  - Вы все равно не поверите, Ваша Честь! Это случилось несколько минут назад... Ну а насчет вашего "где"... Это все у нас под ногами!!! Мы все это время по нему ходили. И ни сном, ни духом о том, что уже давно его защищаем от Варваров! Пусть даже и неосознанно, но все же...
  - Не может быть, Лексеич! Ты шутишь? Или нет... Это все объясняет! И яростные и, вместе с тем, показавшиеся нам абсолютно бессмысленными, атаки Варваров на наш лагерь! И их попытку устроить мне засаду! И их столь стремительное отступление... Какого черта ты мне обо всем этом не доложил сразу, полковник! Я и правда разжалую тебя в рядовые, сучий ты потрох!
  - Я сам не был готов во все это поверить, Ваша честь! Поэтому и задержался с докладом, - на всякий случай принялся оправдываться Рушайло, хотя и понимал, что все угрозы Рыцаря, не более чем лирическое отступление от темы. - А еще меня несколько озадачили своим странным поведением Варвары. Как только люки "Арсенала" растворились...
  - Они все как-то разом сникли, перестали нападать и самым постыдным образом разбежались, - перебил его Веденеев. - Думаю, что те, кто ими верховодил, поняли, что игра для них проиграна "всухую".И решили более не испытывать свою судьбу! Тем более, что теперь в нашем распоряжении оружия, пусть и допотопного, но явно в избытке! Мы можем оборонятся до бесконечности!
  - Ладно, до какой там бесконечности ты там собираешься обороняться, расскажешь мне потом! - в нетерпении осадил его Рыцарь. - Заблокируйте чем-нибудь люки и начинайте детальную инспекцию "Арсенала". Все, что найдешь исправным и годным к использованию в современной войне, сразу грузи на машины. Нечего нам здесь больше прохлаждаться! Пора домой!
  Рыцарь уже было собрался отключить рацию, когда вдруг спохватился и снова прислонил ее ларинг-микрофон к своему горлу:
  - Да, еще, Веденеев, чуть не забыл! Пришли-ка мне сюда на несколько часов пару-тройку наших "Градов". Я вот тут надумал кое с кем, точнее, кое с чем, поквитаться и тем самым уладить один наш маленький, но застарелый, конфликт...
  - А это ваш "кое - что" стрелять-то умеет? - как бы между прочим поинтересовался полковник.
  - Он считает, что да! Причем, всегда - наверняка и без промаха! - зарычал на него Рыцарь. - Но он еще ни разу не имел чести быть вызванным на дуэль нашими "градами". Вот я и собираюсь их друг с другом познакомить! Дабы раз и навсегда закрыть одну, весьма для меня болезненную, тему. И уже больше никогда к ней не возвращаться. Ну так я жду от тебя "грады"? Или мы и дальше будем упражняться в риторике?
  - Вас понял, командир, - сухо отрапортовала рация, прежде чем выйти из режима связи. - Высылаем в ваше распоряжение "грады" и боевые расчеты к ним!
  - А что такое "грады, дядя Рыцарь? - неожиданно обратился к имперскому командующему Александр Давыдов.
  - Вот когда станешь генералом в моей армии, тогда я тебе все и достаточно подробно об этом расскажу, - великодушно пообещал парнишке Рыцарь. - Только я искренне надеюсь, что этого так никогда и не случится!
  - Почему, дядя Рыцарь! - обиженно покраснел тот. - Вы не верите в то, что когда-нибудь из меня сможет выйти такой же хороший генерал, как вы?
  - В том-то и дело, что верю, - с неподдельной грустью в голосе ответил Александру Рыцарь, приседая перед ним на корточки. - Но если когда-нибудь тебе действительно придется стать генералом, то рано или поздно тебя так же, как и меня, отправят искать какой-нибудь очередной "Арсенал"?! А значит... Все, что я за свою жизнь уже сделал или только собираюсь сделать, окажется лишенным всякого смысла. Потому что мой собственный "Арсенал", несмотря на все мои отчаянные старания, так и не станет для всех мальчиков Земли - последним!
  - Хорошо, если не хотите мне рассказывать про ваши "грады", тогда скажите, что такое "Арсенал", дядя Рыцарь? - озадачил Рыцаря своим очередным вопросом "будущий" генерал Давыдов.
  - Это то, чего в природе никогда не было и быть не должно! - уверенно заявил ему Рыцарь - Потому что, через несколько часов это станет всего лишь легендой. Которую придумали плохие люди. Дабы пугать ею хороших и не давать им покоя ни ночью, ни днем. Но, смею тебя заверить, ты больше никогда и ни от кого эту страшную легенду не услышишь! Это я обещаю тебе твердо. Как настоящий Рыцарь! И как верный идеалам Империи солдат!
  
  
  
  
  
  
  
  Глава седьмая. " О тех, кого не судят..."
  
  - Что-то, брат ты не весел?! - на ходу соскакивая с подножки своего вездехода, поприветствовал Харитона Лаптева Рыцарь Первой Атаки. - Я что-то пропустил? Противник подтянул резервы, а я об этом ни сном, ни духом? Ну-у же?! Да не молчи ты как дубовый истукан!
  - Неделю назад, - признался адмирал, с большим трудом сдерживая боль и горечь в своем голосе. - Я потерял одного из лучших своих офицеров!
  - И обезвредил при этом один из самых важных на всем североамериканском континенте стратегических объектов нашего, теперь уже главного, противника - наркобаронов! Что ж, поздравляю, дружище с заслуженной победой! - в своей привычной манере перебил собеседника Андрей Первухин, морщась от боли, но все же протягивая ему свою забинтованную правую руку.
  - Было бы лучше, если бы мы эту чертову подводную базу так никогда и не нашли! Тогда бы Сергей остался жив! - рассеяно пробурчал себе под нос адмирал, без особого на то энтузиазма пожимая протянутую ему руку. - А меня бы не мучили ночные кошмары!
  - Ты с ума сошел, морской волк?! - в гневе набросился на него Андрей. - Чего ты несешь?! Я вот потерял в последнем бою более двух десятков своих десантников... И то не плачу! Потому что, не мне разъяснять тебе ту самую истину, что на войне убивают! А значит...
  - Ты не понимаешь! - встал на дыбы адмирал. - Слишком просто у тебя все получается: "Лес рубят - щепки летят!?" Но на самом деле на войне умирают по-разному. Когда убивают таких, как ты или я, то для нас это не является наказанием. Потому что - мы "псы" войны. Смерть для нас не более, чем одна из форм выхода в отставку. Что же касается Сергея и Эльзы... То тут совсем другое дело!
  - Ах да, слышал! Слышал я эту нелепую байку про человека-амфибию! - хлопнув себя ладонью по лбу, цинично перебил его Рыцарь Первой Атаки. - Так это ты из-за него так убиваешься? Или из-за дельфинихи?
  - Не шути так! А то опять поссоримся! - на полном серьезе пригрозил ему адмирал. - Сергей был отличным парнем. Но, главное, не в этом... Он был на этой войне чужой! Понимаешь, чужой! В отличии от нас, чего уж тут скрывать профессионалов в искусстве приносить с собой смерть! А он был в этом вопросе всего лишь незадачливым любителем! А еще, в отличие от нас с тобой, он был романтиком. И умел любить не только Славу, но и саму жизнь. И... сам был любим!
  - Дельфинихой?! - не удержался от соблазна съязвить Андрей. - Я тоже любим своей собакой! Даже, двумя! И еще дюжинной их щенков в придачу! Если конечно не учитывать все предыдущие вязки моего Цесаря с Альмой?!
  - Дурак ты! И солдафон! От тебя вон даже танки шарахаются! Чего уж говорить про людей?! - тихо, но вместе с тем очень выразительно сказал адмирал, прежде чем обрушить на Андрея все свое негодование. - Ну вот скажи, кто-нибудь стал бы в случае твоей смерти вначале пытаться покончить свои собственные счеты с жизнью. А потом, когда это бы у него или у нее не получилось, безжалостно топить вражеские корабли и рвать глотки пловцам и ныряльщикам наркобаронов?
  - Да мои ребята за меня кому хочешь глотки порвут, - обиженно прорычал Андрей, и надменно надув щеки, добавил: - Да и Эллисс, и Сиги, и Миро, если хочешь знать, тоже не буду сидеть сложа руки. И за меня отомстят. Как положено. По полной программе. Не беспокойся. Просить их об этом никому не придется. Что же касается кораблей... то топить их, вообще то, это твоя обязанность?! А не дельфинов? Или я ошибаюсь?
  - Не надо лишний раз напоминать мне про мои обязанности! Я их и без тебя хорошо помню! Причем все, без исключения! А не только, те, что удобны мне лично! - раздраженно парировал брошенный ему вызов Харитон. - Кстати, моя основная обязанность - беречь людей! Чтобы каждый из них вернулся домой живым и невредимым! И счастливым! А насчет вражеских кораблей... За Серегу и Эльзу, я уж, поверь, пущу на дно даже "лоханку" самого Посейдона! Если, не дай бог, он встанет у меня на пути!
  Адмирал нервно скрестил на груди руки и демонстративно повернулся к Рыцарю Первой Атаки спиной.
  Харитон был в ярости.
  Хотя и понимал, что как Рыцарь Моря и главнокомандующий флотом Империи он не в праве себе этого позволить.
  Но все его последние встречи с Андреем, почему-то неминуемо заканчиваются очередной ссорой. А ведь когда-то они были закадычными друзьями. И полуслова понимали друг друга?!
  Наверное, они оба смертельно устали. Устали от войны. Устали от постоянной близости смерти, запаха крови, дыма пожарищ, стонов раненых и безмолвия мертвых? Устали от постоянной ответственности за то, что приходиться посылать кого-либо на верную смерть.
  Или, дело в другом?
  Может, они устали от самих себя?
  Тех, страшных чудовищ, которых вылепила из них война?
  Тех, кто не просит, но приказывает!? Тех, кто не думает, но рассчитывает!? Тех, кто не чувствует, но знает?!
  Нет, нельзя чтобы подобные мысли лезли в голову полководцу. Тогда он не сможет быть после этого жестоким и твердым.
  А слабые и жалостливые войн не выигрывают. Только все портят. И себе, и другим.
  Адмирал в отчаянии тряхнул головой и взял себя в руки.
  Снова став тем, чем он сейчас просто обязан был быть.
  - Ладно, хватит лирики! Оставим ее для влюбленных и поэтов! - сдавленно произнес он, поворачиваясь лицом к Андрею. - Ты что-то говорил о последнем бое? Ты что, нарвался на засаду?
  - Точно! - подтвердил свои слова тот, раздраженно морщась.
  - И что, сильно вас потрепали?
  - Как видишь! - скороговоркой выпалил Рыцарь Первой Атаки, разводя руки в стороны. - Сам я вот, даже немножко поцарапался. Ну и набил пару-тройку шишек.
  "Немножко поцарапался" на самом деле означало то, что Андрей был достаточно серьезно ранен в правую руку и голову.
  Адмирал не преминул сразу же обратить на это внимание. Но из тактичности ничего не сказал и лишь многозначительно хмыкнул по поводу слишком уж неприкрытой бравады Андрея.
  - Что с "Арсеналом"? - спросил он после паузы, высматривая в выстроившейся за спиной Первухина военной колонне большегрузные вездеходы и платформы.
  - А что должно быть с "Арсеналом"? - вызывающе переспросил Андрей и тут же "пошел на попятную". - Ну, там, где он раньше стоял, точнее, лежал под землей, больше ничего нету. Но перед этим, я разумеется, его все же нашел. Вскрыл. Осмотрел. Кое-что, ну так, по мелочам и особо ценное, взял и привез с собой. Затем выставил охранение. Закрыл периметр... Ну - и, ждем-с-с... Иван Царевича?!
  "Иваном Царевичем" в среде Рыцарей Ордена Леопарда в шутку называли Рыцаря Большого Камня - Ивана Цепу. В чьем ведении было вначале разрушение, а затем обустройство, разумеется, уже в интересах имперской армии, всевозможных крепостей, фортификационных сооружений и блок-постов на захваченной у противника территории.
  - А вот что насчет подлодки наркобаронов? - в свою очередь перешел в контратаку на адмирала Андрей. - И где яна прячется, а? Чай и в этот раз ее проморгали, да? Или вообще, забыли про нее, как про страшный сон? Мол, ну плавает себе где-то там в океане... Ну и черт с ней! Придет время, сама прогниет и затонет?
  - А ты откуда про подлодку знаешь? - закусив губу и не зная, что и ответить своему собеседнику, решил мастерски уйти от неприятной для него темы адмирал.
  - Да уж знаю! Сорока на хвосте принесла! Да и кое-кто из пленных случайным, так сказать, образом проговорился! - усмехнулся Андрей, в душе любуясь самим собой и своим превосходством в осведомленности над адмиралом. - Знающие люди говорят, что лодочка все еще "пасется" где-то здесь, поблизости. Ну, там травку подводную пощипывает, рыбок окрестных попугивает, ну и, обменивается умными идейками со своими хозяевами на юге. Мол, как бы так поаккуратней подкрасться к флагману нашей эскадры и по самую рубку всадить в него свои зубки?!
  - И кто такие, эти твои "знающие люди"? - насторожился Харитон, с трудом сохраняя маску равнодушия на своем лице.
  - Ну, разве я тебе не говорил? - мастерски разыграл на своем лице удивление и растерянность. - Люди-то, как раз те самые, что устроили мне засаду где-то на полпути от "Арсенала" до побережья. Не все конечно, а те, кто выжил и сдался в плен. Ну мы с ними и поговорили по душам. И знаешь, что выяснилось? Они, оказывается, на мою колонну не просто так напали! А со смыслом. Собственность они пытались свою себе обратно вернуть. Оружие там разное, ракеты, мины...Пару "Першингов", между прочим! Ну мы и помогли им, так сказать, от всей этой буржуазной жадности раз и навсегда излечиться! Ну и от ответственности за собственность, разумеется! Жаль вот только, ребята мои погибли! Плохие из них преподаватели политэкономии получились. А вот бойцы они были отменные...Ну не договорились они с этими прихвостнями наркобаронскими по-хорошему! Пришлось по плохому... Так что с подлодкой? Груз-то мой, несуществующий, оказывается, для нее предназначался!
  - Мы ее засекли где-то три часа назад! Увы, вне зоны поражения нашими торпедами и ракетами! - без особого на то энтузиазма выдавил из себя адмирал, жестом отдавая приказ своим офицерам начинать погрузку десанта и бронетехники на корабли.
  - Значит, засекли и все? - удивленно вскинул брови Андрей. - А как же "кровь за кровь"? Ты же мне только что в жилетку плакался по поводу своего дельфиньего ухажера и твоих незыблемых принципов? И еще что-то там о справедливой мести лепетал?
  - Всему свое время! - буркнул адмирал, мертвенно бледнея и делая вид, что очень занят погрузкой людей Лиги Первой Атаки на корабли.
   - А потом, какой смысл топить пустую подводную лодку? - после паузы, попытался найти себе оправдание он.
  - Чтобы не плавала! Ни сейчас, ни потом! - прорычал Андрей, приходя в ярость. - Может, прикажешь сначала дать немножко отдохнуть ее экипажу, пополнить запасы продовольствия, чистой воды и торпед? А? Ну чтобы твое благородство и гуманизм хоть как-то нашли себе применение в условиях настоящей войны? Ты же, как я слышал, против уставших и безоружных не воюешь?
  - Я не воюю без приказа, - холодно отрезал Харитон, искренне желая поставить точку в теме "лодки". - И не стреляю по недостижимым мишеням!
  - Как же, как же! - не унимался Первухин. - Это он не воюет без приказа? А я, значит, воюю? Так, да?
  - Не знаю! Я в твои дела свой нос не сую! - попытался было от него отделаться адмирал и ухватился за первую идею, какая только пришла ему в голову. - Лучше скажи, что ты собираешься делать с захваченным тобой в "Арсенале" оружием? Что-то я не заметил в твоей колонне ни грузовиков, ни трейлеров?
  - Что я тебе, тягловая лошадь, что ли? - набычился Андрей. - Я свое дело сделал. Противника победил? Победил! Трофеи захватил? Захватил! А вот что с ним дальше делать, это уже не моя забота! Пусть на эту тему голова у нашего Царевича поболит. Вот появится здесь Цепа, с него все это оружие и ракетки и требуй. Только тебе-то оно зачем? Там торпед и морских мин нету? Только танки, самолеты, ракеты, бронемашины и разна другая сухопутная и противовоздушная дребедень. К тому же - старье! Хотя и в идеальном состоянии и боеготовности?!
  - Я не о себе беспокоюсь! - вспылил адмирал. - А о тебе, дурья твоя башка! Ты приказ получил?
  - Ну, получил! - вымученно признал сей факт Андрей.
  - Строго на юг? - уточнил Харитон, хотя и знал заранее ответ.
  - Ну, на юг! - подтвердил тот. - И чтобы больше не спрашивал, от себя добавлю: моему легиону приказано осуществить полномасштабную наступательную операцию против наркобаронов в районе бывшего Панамского канала и севера Южной Америки. То бишь, будем бить врага на его же собственной территории.
  - И для этого мне твое допотопное оружие совершенно ни к чему! - добавил Андрей, только сейчас догадавшись о том, к чему клонил адмирал, спрашивая его о захваченных в "Арсенале" трофеях.
  - Ну что ж, на нет, и суда нет! Желаю удачи! усмехнулся Харитон, направляясь к своему командирскому катеру и оставляя Андрея наедине со своими офицерами, командующими эвакуацией десанта с североамериканской земли.
   - А я снова займусь подлодкой, - произнес он уже себе под нос, когда разделяющее их с Андреем расстояние стало достаточным для того, чтобы тот его не слышал.
  - Вот- вот! Займись подлодкой! - прочитал его мысли и бросил вдогонку адмиралу Андрей. - А то я вот, из последних сил сражаюсь с людьми наркобаронов, а ты... только и знаешь, что закрывать глаза на их подлодки и транспорты с кокаином и ему подобным зельем! Нехорошо, старик! Службу валишь! А другие за тебя расхлебывают. Так что займись тем, чем тебе, собственно, и положено заниматься. А то я уже устал от...
  Адмирал так никогда и не узнал, от чего именно так "устал" Рыцарь Первой Атаки.
  Потому что, ближайший к нему танк неожиданно взревел всеми своими четырьмя двигателями и надрывно заскрежетал гусеницами по эвакуационным понтонам десантного корабля.
  Почти сразу же за ним дружно двинулись и другие.
  И уже через минуту все пространство вокруг Харитона и Андрея превратилось в огнедышащий и отчаянно сквернословящий вертеп из человеческих тел и покрытого липкой грязью бронеметалла.
  
  
  Январь 2002
Оценка: 3.77*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"