Алмистов Александр Александрович: другие произведения.

Транссфер - Мир без пространства и времени. Грань третья. Посвящение.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

Транссфер - Мир без пространства и времени.
Грань третья. Посвящение.
(научно-фантастический рассказ из цикла "Транссферы")


Анастасия [Алекс А.Алмистов]

  
  Вначале было СЛОВО.
  Точнее целый монолог профессора Кольта о том, что такое вита-реальность, био-трансфизическое моделирование, (-ипсилон-алгоритмы и, главное, неуловимая и всемогущая "энтелехия* ".
  Все, о чем так самозабвенно говорил профессор, было Герману страшно интересно . И в то же время пугало налетом средневековой мистики и античного витализма.
  То, чем занимался профессор, и чем предстояло теперь заняться Герману, действительно было чем-то большим, чем вся земная наука вместе взятая. И действительно оно имело лишь отдаленное отношение к самым передовым направлениям генетики и классической бионауки.
  Герман пребывал в нерешительности, граничащей с оцепенением или, даже, шоком.
  Ведь та сокровенная тайна Природы , на пороге познания которой дерзко топтался Гарольд Кольт, могла запросто перевернуть весь мир верх ногами или ...
  Или бесповоротно его уничтожить !
  Герман боялся об этом даже и думать. Внутри него полыхал ураган сомнений и чисто животный ужас.
  Но все же, он почему-то сказал профессору "Да !" .
  Его решение не было обдуманным . Но , в тоже время , не было и случайным.
  Оно как бы пришло само собой, в какой-то степени даже против воли самого Германа.
  Но, несмотря на все это, Герман ни о чем не жалел.
  Напротив, ему было легко и беззаботно . Как если бы он искренне исполнил свой долг и поступить иначе был не в праве.
  В общем, на следующее после своего прибытия на станцию утро он уже был в лаборатории профессора.
  В отличие от других колонистов "Велеса-13", получивших от Начальника станции двухдневный тайм-аут и весело проводящих время в суматохе новоселья, Герман такой возможности оказался лишен.
  И это стало его первой из обещанных Кольтом "привилегий" .
  Лаборатория Профессора представляла из себя зеркальный сфероид, обшитый снаружи листами металлопластика, вынесенный на добрых три десятка километров от станции и соединенный с ней дюжиной силовых и функциональных ферм и трубопроводов.
  Попасть в "шкатулку Пандоры", так негласно окрестили на станции владения Кольта , можно было только одним путем - на борту транспортного "Челнока" и только с личного разрешения Начальника станции.
  Очень скоро, пообщавшись со "старожилами" "Велеса-13", Герман понял , что столь жесткие меры предосторожности, предпринятые Кольтом в отношении своей лаборатории , были совсем не лишними.
  На станции ходило много будоражащих фантазию легенд и самых невероятных историй . Все они , как правило , в той или иной степени были тесно связанны с таинственной личностью Начальника "Велеса-13" и его необычным детищем.
  Большая часть из этого космического фольклора носила на себе отпечаток откровенного вымысла и фантазии авторов. Другие же слухи и сплетни имели под собой вполне реальную почву и вызывали плохо скрываемое раздражение на лицах офицеров Службы безопасности и самого Кольта .
  В частности, один из самых захватывающих слухов, дошел до Германа в самые первые дни и часы пребывания его на "Велесе-13" .
   Эта была странная история о том, что с момента прибытия Кольта на станцию его лаборатория уже не менее десяти раз загадочным образом исчезала..., а затем практически с нуля отстраивалась заново никому неизвестными на "Велесе-13" инженерами и монтажниками .
  Причем, "знатоки" утверждали, что во всех этих случаях странного и необъяснимого исчезновения "Шкатулки Пандоры" виноват был только сам профессор. И что он сам лично отдавал распоряжение об ликвидации своей лаборатории. И при этом никогда и ничем не мотивировал причин подобного своего решения.
  Даже те, кому он особенно доверял на станции - главный распорядитель "Велеса-13" майор Клейн и тщательно подобранный самим же профессором персонал лаборатории - не были в курсе событий . Или, по крайней мере, упрямо придерживались данной официальной версии развития событий.
  Одним словом, когда Герман оказался вместе с профессором на борту "Челнока", стартовавшего с "Велеса-13" к "Шкатулке Пандоры", в его голове копошилось с десяток тревожных и неосознанных мыслей.
  Кроме них двоих - Германа и Кольта, на борту корабля было еще пять человек. Не считая пилота.
  С тремя из своих попутчиков, Герман был знаком еще с университетской скамьи.
  Среди этой троицы особо выделялся застенчивый и молчаливый парень с голубыми кристаллами сенсорных усилителей на висках.
  Юношу звали Брахмой. Было ли это его настоящим именем, фамилией или просто прозвищем, так и осталось загадкой для всех, кто с ним когда-либо имел дело.
   Брахма был негласным "любимчиком" Кольта и одним из лучших студентов Космобиологического Университета. Так что его появление на борту "Челнока" ни у кого не вызвало удивления .
  Другое дело была Ленка Дроздова.
  В университете, за ней прочно укрепилась слава легкомысленной кокетки. К тому же достаточно вольного и непредсказуемого поведения.
  Профессор Кольт не мог не знать этого. Как и того, что в очаровательной головке Дроздовой беспрерывно бушевал ветер и неутомимая жажда романтических похождений . Почему именно на ней профессор Кольт остановил свой выбор - никак не укладывалось в голове Германа .
  Третьим из попутчиков Германа был розовощекий старшекурсник.
  Кажется, его звали Виктор. Хотя Герман в этом и не был уверен на сто процентов. У него были густые брови, кудрявая шевелюра и тонкие, как у пианиста, пальцы.
  Когда они познакомились в кабинете Кольта, лицо Виктора показалось Герману знакомым.
  Возможно, они пару раз и сталкивались друг другом в университетских коридорах или на лекциях . Но эти случайные встречи никак не отразились в памяти Германа.
  Что же касается Виктора, то, судя по всему, в его душе эти встречи оставили серьезный отпечаток. Он не сводил с Германа страстного взгляда и время от времени нервно хрустел пальцами.
  Герман же упрямо игнорировал подобные знаки внимания к своей персоне.
  Наконец, кроме описанной выше троицы и профессора, в пассажирской кабине "Челнока" были еще двое: бородатый мужчина , угрюмо уткнувшийся в силиконовый экран своего персонального "ноутбука", и худощавая брюнетка лет тридцати пяти .
  Оба они оказались в команде Кольта задолго до появления на "Велесе-13" Германа и его университетской братии.
  Мужчину звали Семеном и он был "правой" рукой профессора во всех его научных авантюрах .
  Женщину звали Светланой. По циркулирующим на станции слухам, она была безнадежно влюблена в профессора и выполняла при нем роль бессменного и преданного секретаря. Сам Кольт это начисто отрицал и в то же время поручал Светлане самую сложную и неблагодарную работу. В частности, по ведению своих научных записей и канцелярской отчетности.
  К участию в своих опытах он допускал только Семена.
  
  Минут через десять полета "Челнок" во главе профессором и с его притихшей и изнывающей от скуки командой наконец дотащился до шлюзовой камеры "Шкатулки Пандоры", торопливо освободился от своих пассажиров и немедленно стартовал обратно к станции .
  Профессор проводил космолет равнодушным взглядом и твердым шагом направился во внутренние помещения лаборатории .
  Прибывшие вместе с ним колонисты поспешили последовать его примеру, на ходу снимая с себя скафандры и пластиметовые защитные шлемы .
  Герман переступил заветный порог лаборатории последним, пропустив впереди себя не только профессора с его привычной "свитой", но даже боязливо ежившуюся и мраморную от бледности Ленку Дроздову.
  "Лейтенант Леваневский так бы никогда не поступил. Он привык всегда и во всем быть первым . Даже тогда, когда это было не совсем уместным и вежливым по отношению к другим " - пронеслось в его мозгу, когда ему в глаза ударил яркий солнечный свет и за его спиной бесшумно сомкнулись тяжелые двери.
  То, что открылось его взору , не было чем-то из ряда вон выходящим.
  Внутри "Шкатулка Пандоры" и , в общем-то мало чем отличалось от типичного лабораторного комплекса. В которых Герман бывал не раз и к скромному убранству которых он давно успел привыкнуть еще на Земле.
  Внутренние покои профессорских владений имели вид правильной сферы, разделенной черной блестящей платформой на две идентичные половинки. Каждая из этих половинок в свою очередь подразделялась защитными переборками на дюжину боксов и вспомогательных помещений.
  В самом центре просторной залы, опиравшейся на платформу, размещался главный испытательный купол.
  Он был выполнен из необычно прозрачного материала, имел слегка усеченную форму и был увешан густой паутиной всевозможных стекловолокнистых кабелей, энергопроводов, сенсорных датчиков, емкостей с разноцветной и бурлящей жидкостью.
  Нижняя часть купола утопала в густом белесом тумане, чем-то напоминавшим кисель или даже желе.
  Сквозь этот загадочный туман смутно проступали контуры стеклянных контейнеров с биологическими образцами и титановые дорожки для обслуживающего персонала.
  Таких дорожек было ровно восемь. Они были выполнены в виде восьмиконечной звездочки и острооточенными лучами расходились в стороны от купола.
  Каждая из таких "дорожек" неизменно вела к одному из вспомогательных боксов лаборатории, была идеально отполирована и имела нечто похожее на изящные поручни .
  Первым на одну из таких дорожек вступил профессор.
  Семен было устремился вслед за ним, но Кольт властным и не терпящим возражений жестом его остановил.
  Семен поморщился, затоптался на месте, обиженно упершись взглядом в спину быстро удаляющегося к куполу профессора, повернулся лицом к своим спутникам и разочарованно произнес:
  - Старик любит все делать сам. И в этом вопросе ему бесполезно перечить.
  - А что там , внутри купола , - с детской непосредственностью перебила его Ленка Дроздова и быстро захлопала своими длинными и бархатистыми ресницами .
  - Скоро сами узнаете, - высокомерно отрезал Семен и после паузы добавил. - Если, конечно, старик даст на это "добро". А может и не узнаете. Такое тоже бывало. Профессор не любит лишних глаз и ушей, и , главное, болтливых ротиков.
  Ленка покраснела от обиды и демонстративно фыркнула в адрес Семена, продолжавшего сохранять маску равнодушия и безучастности на лице.
  - Ладно, - вновь заговорил Семен, косясь в сторону "купола". - Пока профессор здоровается со своим "Прометеем", нам всем не мешало бы переодеться. Профессор не любит зря тратить время. А еще, наверное, стоит вам всем показать что здесь к чему.
   - Кроме "купола", конечно, - поспешил оговорится Семен, поймав на себе недоуменный взгляд Светланы . - Это уже в компетенции профессора .
  - А кто такой "Прометей", - вновь перебила Семена Ленка Дроздова . - Он живой человек, да ?
  - Живой. Даже слишком, - раздраженно пробубнил ей в ответ Семен. - Только, наверное, не человек. К тому же не он, а оно. И вообще, может хватит вопросов? Я вам не энциклопедический справочник и профессор мне ничего не говорил по этому поводу. Если вам, дорогая моя, не дает покоя любопытство, то это уже по его части. Так что, поберегите свои вопросы для него. Мое дело маленькое . Сейчас покажу вам наш гардероб, комплекс жизнеобеспечения и ваши рабочие места. И точка.
   Ленка наградила говорившего рассерженным взглядом, но продолжать разговор с Семеном в таком тоне не решилась.
  - Ладно, пошли, - бесцеремонно повернувшись ко всем спиной, распорядился Семен и направился по периметру залы в сторону одного из его боксов.
  Герман вместе с остальными уже было устремился вслед за ним, но Светлана неожиданно преградила ему дорогу.
  - Пусть идут без нас, - холодно пояснила она . - Гарольд Эрнестович попросил нас подождать его здесь . Семен в курсе, так что не волнуйся .
  - А что мне волноваться-то ? - беззастенчиво соврал Герман , хотя в его душе не было места спокойствию и уверенности. - Здесь так здесь. Можно и подождать. Раз уж так нужно.
  - А вы давно работаете с профессором ? - как бы между прочим спросил он Светлану.
  - Давно, - настороженно ответила она . - А вам это зачем ? Вы хотите меня спросить про те слухи, что гуляют по станции ? Не так ли ?
  - Совсем нет, - в очередной раз соврал Герман и смущенно покраснел .
   Если быть до конца честным, именно этот дурацкий вопрос и вертелся у него на языке . Однако проницательность Светланы выбила почву из под его ног.
  - Совсем нет, - в задумчивости повторил Герман в адрес женщины. - Я просто хотела узнать, что за человек профессор. И как с ним работается . Да и вообще ...
  - Гарольд Эрнестович очень хороший человек и , главное , талантливый ученый, - искренне ответила Светлана. - Работать с ним интересно. Хотя, конечно, и не так просто. Особенно мне.
  Светлана побледнела и поспешила отвернуться в сторону.
  Но Герман успел таки уловить тень грусти и непокорную слезинку на ее лице.
  - О чем это вы так увлечено беседуете, девушки, - раздался за их спиной знакомый голос профессора. - Уж не обо мне ли ? Или может быть о вита-концепциях ? И та, и другая темы мне отнюдь не безразличны.
  Светлана украдкой смахнула рукой слезинку со своей щеки и торопливо обернулась на голос .
  - Где Семен ? - между тем продолжал профессор.
  - Он показывает нашим новым сотрудникам лабораторию, - бодрым голосом ответила ему женщина.
  - Очень хорошо. Даже замечательно! - удовлетворенно кивнул профессор, переводя свой взгляд со Светланы на Германа. - Как вам понравились мои пенаты , Анастасия Викторовна? Не правда ли, впечатляет? Хотя, вы еще даже не видели самого главного.
  - Вы имеете ввиду "Прометея"? - не удержался от соблазна козырнуть своей осведомленностью Герман.
  - Ага, вы уже знаете! - рассердился профессор. - Уже успели выболтать, да ? Ну, Семен, погоди. И вы Светлана, тоже хороши. Я же просил вас обоих держать язык за зубами . До поры до времени. И вот. Стоило вас оставить без присмотра и ...
  Заметив растерянность на лице Светланы, профессор великодушно сменил гнев на милость .
  - Ну, ну, не будем кукситься, - вполне дружелюбно произнес он в адрес женщины. - Семену я разумеется всыплю по первое число. Тем более, что ему к этому не привыкать.
  - Однако, не будем тратить время по пустякам, - спохватился профессор, бросая взгляд на сверхточный хронометр на своей руке. - Вас Светлана я попрошу помочь Семену ввести новых сотрудников в курс дела. Брахма пусть займется Суперкомом. Надеюсь, что они быстро найдут друг с другом общий язык. Дроздовой передайте все ваши "бумажные" дела и научите ее как пользоваться моим мнемосуфлером и параметрическим регистратором. Инин может начинать тестировать лабораторное оборудование и манипуляторы. Очень скоро они нам могут понадобиться. Даже значительно раньше, чем он об этом думает. Семена пришлите ко мне. Нечего ему прохлаждаться и без толку молоть языком. Пусть лучше образцы подготовит к эксперименту. А то прошлый раз мне чуть не пришлось все это делать самому . Пожалуй все ?!
  - А я ? - неуверенно перебила профессора Светлана. - А мне что делать? Если Дроздова займется вашей отчетностью, то ...
  - То вы будете участвовать в эксперименте, - закончил за нее профессор. - Вместе с Семеном, Анастасией Викторовной и мной. Я так решил. У вас есть какие-то сомнения на этот счет ?
  - Нет, что вы , - опешив от неожиданности, выдавила из себя Светлана.
  На ее лице загорелась радостная и в то же время недоверчивая улыбка.
  - Ну, я тогда, пойду ?! - робко спросила она профессора. - Я передам все ваши распоряжения Семену Аркадьевичу и нашим новым сотрудникам.
  - Идите. Я больше вас не задерживаю, - уверенно распорядился тот. - Минут через двадцать я жду вас вместе с Семеном в "куполе" ...
  - А вы, Анастасия Викторовна, - обратился профессор уже к Герману. - Если не возражаете, можете вместе со мной сразу же пройти в "купол". Поверьте мне на слово, вы не будете разочарованы тем, что вас там ожидает .
  - Да, конечно, - с готовностью согласился Герман, вслед за профессором направляясь к "куполу".
   Они были уже на полпути к намеченной цели, когда профессор вдруг спросил :
   - Если я вас буду называть просто по имени, это вас никак не обидит?
  Герман неуверенно кивнул .
  Все его внимание было всецело приковано к испытательному "куполу" и его таинственному содержимому.
  В самом центре "купола" тускло мерцала своими гранями зеркальная пирамида. Она как бы висела в воздухе на расстоянии человеческого роста от платформы и своими четырьмя остроконечными вершинами упиралась в загадочные серые шары.
  Та часть платформы, которая располагалась под пирамидой, имела вид вогнутой чаши, до краев заполненной густым белесым туманом. Сквозь этот таинственный туман отчетливо проступали контуры четырех операторских кресел.
  Причем, одно из них возвышалось точно в эпицентре воображаемой тени пирамиды и имело на своей спинке яркий символ "0".
  Три других кресла размещались по периметру чаши таким образом, что строго контролировали каждую из боковых граней пирамиды. На спинках этих кресел красовались малознакомые Герману греческие символы "(", "(" и "(".
   Все свободное пространство внутри "купола" было уставлено всевозможными датчиками, химическим оборудованием, гроздьями демпферов и термопоглотителей.
  Герман сделал шаг в сторону пирамиды и тут же натолкнулся на незримую преграду.
   - Не торопитесь, - вежливо окликнул Германа профессор. - Все не так просто. "Прометей" не принимает чужих. Он должен прежде с вами познакомиться и проявить свое к вам отношение.
  - Вы говорите об этой пирамиде, как будто она живая. К тому же капризна как женщина, - легкомысленно огрызнулся Герман.
  - Вы не понимаете, - терпеливо пояснил Кольт. - Пирамида здесь ни при чем. Это всего лишь силовой кристалл из неизвестного земной науке вещества . И не более того. Сам "Прометей" находится внутри. И он, как вы сказали , действительно очень капризен. Однако, говорить всерьез о том , что в нем теплится хотя бы крупица жизненной энергии, пожалуй, не имеет смысла. Как раз напротив. Не только жизни, но даже просто элементарной частицы материи, в нем нет и быть ни в коем случае не должно. В этом то и весь смысл.
  - То есть?! - лицо Германа приобрело испуганное выражение. - Вы хотите сказать, что ...
  - Вот именно ! - не дал ему опомниться профессор . - Перед вами то, чего не может быть . Перед вами "абсолют" бесконечности и, в тоже самое время, самая что ни наесть идеальная " пустота".
  - Но зачем? Как вы собираетесь его использовать ? - недоумевая, набросился с вопросами на профессора Герман. - И , главное, для чего?
  - А вы так до сих пор этого и не поняли ? - в свою очередь удивился профессор. - Это же элементарно. Проще не бывает. Это же классический эталон . Эталон мертвой материи и времени. Нулевой алгоритм организации пространства, другими словами. Первый и самый важный камень в фундаменте всех моих вита-концепций и экспериментальных исследований.
  - Я об этом просто не подумала, - признал свое поражение Герман. - Со слов ваших помощников мне показалось, что разработанный вами прибор ...
  - Это не прибор, - возмутился профессор. - Это даже не природное явление. Это нечто большее ... И я не имею чести быть его создателем. Как бы мне этого не хотелось . И вообще ...
  Профессор не договорил . Искреннее изумление и даже немножко ужас, вспыхнувшие на лице Германа , заставили Кольта резко обернуться в сторону пирамиды.
  -Что-то не так ? - беспечно бросил он через плечо в адрес своей собеседницы.
  Пирамиды на месте не было. Вместо нее в воздухе висел иссиня-черный шар, источавший мертвенный холод, отчаяние и пустоту.
  - Кажется, "Прометей" расположен к Вам благожелательно, - рассеяно прокомментировал он ситуацию.
  Как бы в подтверждение его слов, раздался приглушенный свист выходящего воздуха.
  Защитное поле схлопнулось, утратило свою прозрачность и начало быстро таять.
  Профессор уверенно устремился к шару, жестом предлагая Герману следовать за ним.
  - Надо же !? -пробормотал он себе под нос , недоверчиво заглядывая в самые недра пустоты. - Глубина граничных возмущений на порядок ниже критической отметки?! Имею честь поздравить вас с дебютом в науке, коллега! Такого с "Прометеем" еще ни разу не было ! Вы его буквально покорили !
  Герман ничего не понял из сказанного профессором. Он продолжал в полной растерянности разглядывать шар и озабочено суетящегося вокруг него Кольта.
  "Прометей" все так же продолжал оставаться для Германа неразрешимой загадкой.
  Единственным, в чем теперь уже твердо был уверен Герман, было то, что этот черный "кусочек" неизвестности был для него притягательно интересен и важен.
  Ситуацию разрядил Семен , громко и неуклюже ввалившийся в испытательный "купол" и тупо уставившийся на профессора.
  Вслед за ним появилась Светлана, робко ежась и с опаской поглядывая в сторону "черного шара".
  - Гарольд Эрнестович, у меня все готово, - забубнил Семен, не давая никому из присутствующих опомниться. - Можем начинать. Инин молодчина, я от него такой прыти не ожидал . Все оборудование в полном порядке и настроено как надо. Что же касается вашего Брахмы, то они с Суперкомом похоже друг друга стоят. И тот, и другой редкостные зануды . И кроме своих трансвергентных полей и виртуальной неожиданности больше ни о чем другом думать не способны. А вот Леночка, просто прелесть ...
  - Ты подготовил образцы ? - грубо перебил его профессор, нервно теребя бороду пальцами и не спуская глаз с "Прометея" .
  - Ага . Как было приказано так и сделал, - развязно доложил Семен, не обращая внимания на раздраженные нотки в голосе профессора. - Семь основных и два резервных . Вот только меня эти ваши инфузории и красные водоросли совсем не вдохновляют. Жрать эту гадость ...
  Семен брезгливо поморщился, прежде чем закончить фразу:
  - Профессор , а может , того , ну их эти водоросли и слизняков . Может мы сразу попробуем сделать пару бифштексов и ...
  - Пробовать будешь в другом месте , - голос профессора приобрел стальные нотки. - Ты мне начинаешь действовать на нервы, Семен. Твои злополучные "бифштексы" в прошлый раз чуть не угробили весь наш проект. "Прометею" они пришлись не по вкусу. Это нам стоило целой лаборатории и два месяца бессмысленного безделья. Или ты забыл ?
  - Понял, профессор, понял , - быстро ретировался Семен. - Не хотите бифштексов ... Я не настаиваю. Черт с ними. Из натурального мяса они все равно получаются лучше ...
  - О чем это он ? - озадаченно переспросил Светлану Герман.
  - Потом. Это длинная история, - отмахнулась та, даже не повернувшись в его сторону. - Ты все равно пока не поймешь.
  - Вот так всегда, - насупился Герман, обиженно надувая губы и переводя свой взгляд со Светланы на профессора.
  - Все . Хватит бессмысленной лирики ! - профессор резко выпрямился, отошел на несколько шагов в сторону от "Прометея" и, всецело погружаясь в собственные мысли, добавил :
  - Итак . Что мы имеем ?
  - "Дырка" на месте! "Кролики" в сборе ! - не удержался от соблазна и сострил ему в ответ Семен , пряча глаза в землю . - Можно приступать к вивисекции .
  Кольт одарил его пространным взглядом и многозначительно засопел .
  - Значит так, - вновь заговорил он , - кратко изложу суть предстоящего эксперимента .
  При этих его словах Светлана мертвенно побледнела, Герман заинтересованно встрепенулся, а Семен в своей неподражаемой манере принялся демонстративно чесать затылок.
  - Первое и самое важное, - профессор сделал паузу, останавливая свой взгляд на Германе и Светлане . - Задача нашего сегодняшнего эксперимента - получить самореализующийся вита-алгоритм элементарной белково-протеиновой массы. Предыдущие наши попытки, к сожалению, не увенчались успехом. И мы не будем сейчас обсуждать вопрос , что ... или кто , стал причиной наших неудач .
  Профессор бросил недвусмысленный взгляд в сторону Семена.
  Тот с детской непосредственностью пожал плечами и поспешил изобразить на своем лице полное недоумение.
  - Так вот . Чтобы не совершать новых ошибок, я решил провести сегодняшний эксперимент в расширенном составе участников. Надеюсь, что это принесет нам удачу. Тем более, что "Прометей", кажется , сегодня настроен как никогда решительно и находится в идеальной форме. И, очень может быть, что только благодаря вам, дорогая Анастасия. Почему , правда, я не знаю.
  Герман стыдливо покраснел, оказавшись в центре всеобщего внимания, и с благодарностью посмотрел на профессора.
  - Ладно. Ближе к делу. Немножко о процедуре эксперимента. - профессор оживился. - После того, как каждый из нас займет обозначенные ему позиции в зоне действия вита-полей "Прометея", я попрошу всех сосредоточиться на своем "Я" и ни о чем лишнем не думать . В нашем распоряжении будет не больше десяти минут . И очень важно потратить их с толком для науки. После завершения сеанса медитации, всем срочно покинуть "купол". "Челнок" будет нас ждать у "гостевого" шлюза. Отлет немедленно . На все возникшие у вас вопросы я отвечу, когда мы доберемся до "Велеса-13". Не раньше. Иначе это может сильно повлиять на чистоту эксперимента. Я что-нибудь упустил ?
  Германа переполняло любопытство и он был готов обрушить на профессора целый ураган всевозможных вопросов.
  Но , по примеру Светланы и Семена, он всего лишь отрицательно замотал головой и преданно уставился на профессора.
  - Даю десятиминутный отсчет . Всем приготовиться! - по лицу Кольта было видно, что он волнуется не меньше других. Однако, природный азарт и умение всегда держать ситуацию под контролем явно перевешивали в его душе вполне уместные сомнения и нерешительность.
  - Контрольно-информационный комплекс к эксперименту готов, - прозвенел в ушах Германа бодрый голос Брахмы, оставшегося снаружи "купола"
  В тот же миг защитная граница "купола" заискрилась сиреневыми разрядами и вновь приобрела привычную ей чистоту и прозрачность .
  - "Купол" закрыт, - поспешил прокомментировать ситуацию уже голос Инина. - Первый уровень "силовой" защиты в норме. Второй уровень - в норме . Третий уровень - стабилизировался. Сенсор-датчики контроля полей - вышли на режим повышенной чувствительности. Системы энергообеспечения - работают в расчетном режиме. Технологический комплекс "купола" к эксперименту готов.
  Профессор удовлетворенно потер руки и в нетерпении переключил все свое внимание на Семена.
  Тот засуетился, уткнулся носом в экран своего портативного био-сканера, несколько раз обошел "Прометея" с разных сторон, что-то бормоча себе под нос и нервно постукивая пальцами по попадавшимся ему на дороге сенсор-датчикам и приборам.
  - Ну , - раздраженно окликнул его профессор .
  - Биологическая активность " образцов" - без аномальных отклонений. Тест Краузе на структурную целостность - завершен. Тест Кольта на "вита-полярность" - завершен . Результат положительный. Тест Си-Эм-Зет на органические свойства - завершен. Результат положительный. Первый объект к эксперименту готов . Второй - готов. Третий - готов . Четвертый, пятый, шестой ... Седьмой - готов. Резервные "образцы" - активированы. Органика в полном порядке, профессор. Фокусов не предвидится, - облегченно выдохнул Семен, возвращаясь на свое место рядом с Германом и Светланой.
  - Пока все идет по плану. - подытожил Кольт. - Все по местам. Семен - твой сектор "бета ". Надеюсь, тебе не надо уточнять его местоположение ?
  - Да уж, не заблужусь, - ответил тот и ленивой походкой направился в сторону черного шара.
  Оказавшись на расстоянии вытянутой руки от "Прометея", Семен обошел его справа и уверенно плюхнулся в операторское кресло, промаркированное греческим символом "(" .
  Кресло медленно взмыло в воздух, пренебрегая всеми мыслимыми законами гравитации, и неподвижно замерло вместе со своим седоком где-то на уровне основания теперь уже воображаемой пирамиды.
  "Возвысившись " над другими своими коллегами и профессором, Семен удовлетворенно засопел, скрестил на груди руки и вызывающе вскинул вверх голову .
  - Светлана, - вежливо произнес профессор уже в адрес женщины. - Ваш сектор "гамма". Будьте особенно осторожны . Эта грань "Прометея" особенно капризна.
  Женщина вздрогнула от подобного напутствия профессора, но все же без тени сомнения подошла к обозначенному ей профессором креслу и уверенно в него села.
  Кресло в уже в знакомой Герману манере начало медленно подниматься вверх и так же, как его предшественник неподвижно замерло на высоте двух метров от платформы.
  Наконец, очередь дошла и до Германа .
  Герман уже было собирался последовать примеру своих товарищей и направился было к "("- креслу, справедливо полагая что профессор займет положенное ему центральное место.
  Но, Кольт, неожиданно для Германа его опередил и занял это кресло сам.
  Герман удивленно уставился на профессора, стараясь всеми силами скрыть свое замешательство и растерянность.
  - Вынужден вас огорчить, милая моя, но это место уже занято, - не без озорства в голосе пояснил тот. - Фронтальный сектор - сегодня мой. А вот вам, Анастасия, достался почетный базисный уровень . Честно говоря, я сам собирался работать в этом секторе . Но я никак не ожидал, что ваше природное био-поле так сильно повлияет на "Прометея". Значит, это судьба. Вы можете с полным основанием и без всякого зазрения совести занять свое рабочее место. Я так решил. И, "Прометей", по-моему тоже ! Вы со мной не согласны ?
  - Я думала , что вам , как руководителю эксперимента, было бы сподручнее...?! - попытался было возразить ему в ответ Герман.
  - А вы не думайте. Просто выполняйте поставленную задачу. И все, - голос профессора раздавался уже сверху. Звучал вежливо и , в то же время бескомпромиссно.
  Герман , чуть запрокинув голову , пожал плечами и покорно поплелся выполнять распоряжение Кольта .
  Лейтенант Леваневский в сложившейся ситуации вряд ли бы так поступил.
  Скорее всего, он бы начал скандалить и отчаянно отстаивать свою собственную точку зрения. Даже несмотря на то, что он вполне мог бы оказаться и не прав. Но лейтенанта Леваневского в эти минуты под "куполом" не было. Был только Герман. Причем "новый" Герман, в котором от старого остался только холодный ум и параноидальное чувство ответственности.
  Одним словом, Герман, тот, который был "новым", безропотно выполнил приказ профессора, усаживаясь в центральное кресло и стараясь создать для своего тела максимальный комфорт .
  - Все готовы ? - раздался под "куполом" зычный голос профессора, как только Герман занял положенное ему место .
  Не дожидаясь ответа , профессор скомандовал : - Все , начинаем ! Готовность десять секунд. Время пошло ! Девять , восемь , семь , шесть...
  Герман чисто интуитивно запрокинул голову вверх, пристально вглядываясь в мрачную пустоту "черного шара".
  Ждать пришлось недолго. Хотя для Германа эти мгновения растянулись на целые столетия.
  Как только Кольт произнес заветное слово " Ноль", "Прометей" вспыхнул ярко-фиолетовым светом, засверкал молниями энергетических разрядов и вспышками разноцветных огней.
  Герман почувствовал, как в его сознании все разом перевернулось, пришло в движение, забурлило , отчаянно заметалось в неожиданно обрушившейся на него пустоте.
  Через какое-то время круговерть правильных спиралей, сфер, разноцветных кубиков и тетраэдров сменилась смутными образами человеческих фигур.
  Они не имели лиц , только контуры. В них не было формы , только яркий свет и фиолетовые молнии. Молнии обращенные к центру действа. Туда, где продолжал вращаться в лихорадке черный шар .
  Герман, зачарованный таким фантастическим зрелищем, не сразу обратил внимание на то , что фигур было почему-то пять. И все они были как две капли воды похожи друг на друга.
  " Но почему же пять ? Ведь в эксперименте их участвовало четверо ? Неужели, "Прометей" был тоже разумным, хотя и невидимым существом ? Быть может даже, таким же, как и он, Герман, живым человеком ? " - пронесся в сознании Германа ураган безответных вопросов .
  " Наивен тот , кто думает , что понимает все , что видит! " - ворвался в его мысли незнакомый голос.
  Этот голос не мог принадлежать профессору . Не мог он принадлежать и Семену. Не мог и Светлане . И уж тем более , он не мог принадлежать ему самому , Герману. Он был твердо уверен в этом , хотя и не знал почему.
  Германа охватило смятение.
  Он чувствовал присутствие "чужого". И этот "чужой" был как то связан с ним и всем тем, что вокруг него происходило.
  "Как и зачем" - оставалось для Германа неразрешимой загадкой. ,
  Между тем, все действо перешло в иную фазу.
  Человеческие фигуры рядом с Германом внезапно сникли и превратились в угрюмые тени.
  Черный шар , напротив, покрылся густой паутиной света, вздулся как пузырь, забился в судорогах и ...
  Все кончилось столь же внезапно, как и началось.
  - Эксперимент окончен. О его результатах мы узнаем через несколько дней. А пока, всем немедленно покинуть лабораторный комплекс ! - зазвенел в ушах Германа уверенный голос профессора.
  Герман решительно соскочил со своего операторского кресла и посмотрел вверх .
  Над его головой вновь сверкал защитный "Купол".
  "Прометей" безмолвствовал и как всегда был беспросветно черен. Все три его партнера по эксперименту медленно и синхронно спускались в своих креслах к платформе.
  - Уф, чего только не сделаешь ради науки. Никак не могу привыкнуть, - проворчал себе под нос Семен, первым вступая на "твердую землю" . - Ну , если опять ничего не получиться ...
  - Что тогда ? - с ехидцей в голосе осадил его профессор , поправляя на себе лабораторный костюм и разминая затекшие мышцы. - Ты уволишься со станции ? Или откажешься участвовать в дальнейших экспериментах .
  - Я добровольно поменяю профессию . Ну, скажем, на кулинара , - мастерски парировал Семен , помогая Светлане выбраться из ее кресла на платформу.
  Профессор громко рассмеялся шутке Семена, но не нашел ничего, чтобы ему возразить .
  - Время ребятки . Время. Поторопитесь . "Челнок" нас долго ждать не будет. Я не могу оставлять станцию без автономного транспортного средства. К тому же, если через пятнадцать минут мы не будем на борту "Челнока", пилот получил от меня приказ самостоятельно вернуться на базу, - с чего-то вдруг засуетился профессор, подгоняя всех к выходу из "Купола" .
  Инин, Ленка и Брахма уже их ждали.
  Они были одеты в защитные скафандры и держали в своих руках аналогичные комплекты для испытателей.
  - Ну-ка быстро взялись, оделись и к "гостевому " шлюзу, - распорядился профессор в адрес Германа, Семена и Светланы.
  Сам он уже напяливал на себя серебристый комбинезон, неуклюже путаясь в его рукавах и штанинах.
  Прежде чем щелкнуть забралом своего защитного шлема, он неожиданно повернулся к Герману и приглушенно спросил :
  - Я знаю, что вы его тоже видели. Ведь так , Анастасия ?
  - Да , - искренне сознался Герман , с полуслова поняв, что профессор говорил о незнакомце. -Но кто он ? И , главное , почему ?
  - Не знаю, - растерянно ответил тот . - Со мной такое, так же как и с вами , было впервые. Раньше его никогда не было. И "Прометей" так четко и безукоризненно раньше себя не вел. Здесь что-то не так. По крайней мере, мне не нравится все это. Хотя, очень может быть, что наш эксперимент удался на славу. Есть у меня такое предчувствие . Но, об этом после ...
  Профессор уверенно напялил на свою голову защитный шлем и громко щелкнул его фиксатором.
  Герман поспешил последовать его примеру , сохраняя при этом тень настороженности и недоумения на своем лице .
  
  
  
  
  После эксперимента Кольта прошла неделя.
  Все это время Герман, вместе со Светланой, Семеном, Виктором и другими колонистами "Велеса-13" с утра до позднего вечера работали в оранжереях станции .
  Дела у них спорились .
  Им удалось подготовить и отправить на Землю пять транспортов с продовольствием .
  В основном это были контейнеры с растительным белком, глюкозой, крахмалом и кое-какие свежие овощи из выращиваемых на станции.
  Вечера они как правило проводили вместе.
  Либо часами играли в волейбол и теннис в реабилитационном комплексе станции. Либо нежились в бассейне и на искусственных пляжах зоны отдыха. Либо собирались в одной из многочисленных кают-компаний "Велеса-13", пили дымящийся кофе или кое-что "покрепче", болтали без умолку, обсуждали разные там глупости, устраивали дискуссии на "умные" темы из области искусства и науки.
  В общем, легкомысленно и беззаботно проводили время.
  И вот, в один из таких вечеров, команда "яйцеголовых", как их за глаза окрестили на станции, опять была в полном составе .
  Виновником торжества в этот раз был Виктор Инин.
  Как оказалось, он был неплохим художником. И вот теперь, неожиданно "разродившись" вернисажем своих графических работ, он сидел за столиком прямо напротив Германа и флегматично потягивая через соломинку холодный сок . В перерывах между смачными глотками живительной влаги Виктор развязно объяснял окружившим его молоденьким студенткам концепцию трансгиперсюрреализма в современном искусстве.
  Справа от Виктора располагалась Ленка и Светлана. Они с наигранным интересом что-то обсуждали с Брахмой и время от времени, по очереди , заглядывали в сферический монитор его "СтереоНоутбука".
  Семен бесцельно прохаживался между столами, приставая ко всем девушкам с одним и тем же вопросом: "Что они думают о том, чтобы устроить на станции собачьи, или, на худой конец, тараканьи бега ? С настоящим тотализатором и всеми вытекающими из этого последствиями !?". Получив от своей очередной "жертвы" нечто невразумительное в ответ, он удовлетворенно щелкал пальцами, высокопарно декларировал, что и "он того же мнения", и с чувством честно выполненного долга переходил к следующему столику.
  В отличие от своих товарищей Герман откровенно скучал и не находил себе места. Время от времени от тщетно пытался прислушаться к легкой болтовне Ленки со Светланой. То, в очередной раз поймав на себе недвусмысленный взгляд Виктора, ответить ему ласковой, но ничего не значащей улыбкой, и тем самым поддержать его авторитет среди поклонниц. То полностью переключить свое внимание на экран стереомонитора, на котором беспрерывно крутился калейдоскоп последних новостей с Земли. То он просто и совершенно бесцельно погрузиться в созерцание окружающих его людей, пытаясь определить по мимике и выражению их лиц то, что на самом деле творилось у них в душах.
  - "Яйцеголовым " мой пламенный привет ! Ха! И еще раз ха! - как гром среди ясного неба ворвался в сознание Германа напористый и вызывающий голос.
  Все собравшиеся в "Лазурной " кают-компании станции разом смолкли и обескуражено уставились на столь бесцеремонного возмутителя спокойствия.
  - Я что -то не так сказал ? - между тем, продолжал тот, усаживаясь за стол рядом с Германом и наглым образом закуривая сигарету.
  - Вообще-то, не мешало бы сначала представиться. По-моему мы даже не знакомы ?! - холодно осадил его Виктор, с достоинством смерив незнакомца взглядом, ловко и грубо выхватывая из его пальцев сигарету сигарету и с отвращением бросая ее в контейнер для мусора. - Это во-первых. Во-вторых , многие из здесь собравшихся не курят . Поэтому, не мешало бы поинтересоваться их мнением по поводу транквилизаторов и никотина. И , наконец , в третьих ...
  - И, наконец, в третьих, - развязно передразнил его незнакомец , закуривая новую сигарету и беспардонно сверкая глазами. - Вас всех вместе взятых вот уже битый час разыскивает старина Кольт.Что же касается меня, то я вполне могу представиться. Меня зовут Этьен Де Кюри. Я только вчера прибыл на станцию вместе с вашим новым Начальником и ...
   - С каким это нашим новым начальником ? - встревожено и недоверчиво переспросила его Светлана.
  - Так вы еще ничего не знаете ? - в свою очередь удивился тот. - Во дела ! Правильно говорил мне полковник Хорст : на этой станции никто, ничего и никогда не знает . Бардак , одним словом. Бардак он и есть ! Вот поставь профессора управлять военной станцией, и все сразу катится в тартаррары. Гражданские, они все такие. Растяпы и профаны в вопросах порядка и дисциплины .
  - Правильно я говорю, а, девочка? - слащаво улыбаясь, обратился он уже непосредственно к Герману.
  - Нет, не правильно, - вежливо, но твердо, осадил распоясавшегося наглеца тот. - И я вам не девочка. Зарубите себе это на носу.
  Виктор вскочил со своего места , собираясь задать незнакомцу достойную и назидательную трепку, но Герман жестом его остановил.
  - Пошли ребята . - сдержанно обратился он к своим товарищем, теряя всякий интерес к незнакомцу. - Нам надо срочно поговорить с Гарольдом Эрнестовичем. Я думаю, он нам все объяснит.
  Колонисты дружно встали со своих мест и устремились к выходу из кают-компании .
  - Вот-вот. Поспешите. Пусть ваш профессор вам все объяснит. Если успеет. До отлета прибывшего за ним курьерского звездолета осталось чуть менее часа. Так что, поспешите, мой вам совет, - с нескрываемым злорадством в голосе бросил им вдогонку Этьен, жадно затягиваясь очередной сигаретой .
  - Без тебя разберемся, - огрызнулся ему в ответ Виктор уже с порога кают-компании и раздраженно щелкнул пальцами в его сторону. - Мы еще встретимся. Дай бог, не в последний для тебя раз.
  
  Профессора они нашли быстро .
  Господин Этьен Де Кюри их не обманул.
  Кольт действительно уже находился в "карантинном" секторе станции в окружении кособоких контейнеров со своими личными вещами.
  На нем уже был гражданский костюм. Он выглядел мрачным и нервно теребил свои усы пальцами.
  - А, это вы, ребятки?! А я уже и не надеялся вас увидеть до своего отъезда, - несколько растерянно поприветствовал он своих верных помощников, поднимаясь с дивана и окидывая собравшихся виноватым взглядом.
  - Это правда, Гарольд Эрнестович? Ну то, что нам сообщили о вашей отставке? - вместо ответа на приветствие, тут же обрушился на него Семен.
  - А-а-а, вы уже знаете, - пространно ответил профессор , предлагая всем сесть рядом с ним на диван. - Боюсь, что да, ребятки. Это правда. У меня для вас печальные новости. Хотя нет. Одна из них все же хорошая. С чего начнем?
  - Мы хотим знать все . Все что случилось, - с тревогой в голосе за всех ответила ему Светлана. - Почему вы нам ничего не сказали о своем отъезде . Вы нам больше не доверяете? Или есть еще какая-то причина ?
  - Нет , что вы. Вы здесь не при чем. Я сам обо всем этом узнал всего несколько часов назад, - начал было оправдываться Кольт, зачем-то доставая из своего портфеля информационный стереокристалл и протягивая его Светлане. - Я оставил для вас сообщение. Оно на кристалле. Я собирался его передать вам прямо перед своим отлетом. Но, к счастью, не успел . Тут все, что я хотел вам сказать на прощание. У меня не хватило духу сделать это лично.
  - Это на вас так не похоже , профессор , - искренне удивился Семен. - Вы никогда ничего не боялись. Тем более общаться с нами . Мы все понимаем . И мы с вами . Чтобы не случилось?
  - Да, да, конечно, - согласился с ним профессор, пряча глаза в пол и весь как-то съеживаясь . - Но то, что случилось ... Я не хочу чтобы вы из-за меня пострадали . Я один во всем виноват.
  - Так что же все-таки случилось ? - первой не выдержала напряжения Ленка.
  - Я больше не Начальник "Велеса-13" - это первая и самая неприятная, как я думаю, для вас новость, - скороговоркой выпалил Кольт. - И еще. Меня отстранили от продолжения дальнейших экспериментов с "Прометеем ". Потому... Потому, что "Прометея" больше нет. Полная дезинтеграция. От него не осталось даже следов. Как тогда, с "Малым Прометеем" на Марсе. Он просто бесследно исчез. Испарился из нашего мира. А без него все мои научные изыскания бесперспективны. Капитан Котов, тот самый , который нашел спутник "пришельцев" и оба "Прометея", оказался прав. Мы еще не готовы к тому, чтобы владеть такой субстанцией как "Прометей". И уж тем более его изучать. Это была ошибка. Ошибка "пришельцев" в том, что они оставили после себя такой артефакт. И ошибка нас, землян, в том что мы дерзнули воспользоваться их оплошностью .
  - И что же нам делать теперь ? - чуть не плача от растерянности, перебил профессора Герман. - Как же мы без вас? И без "Прометея" ... тоже ? Что будет с нашими исследованиями ?
  - Никаких исследований больше не будет. И с этим нам всем придется смириться, - сказал , как отрезал, Кольт. - Без "Прометея" мы ничего не добьемся. Только зря потеряем время. К тому же, моя лаборатория уже опечатана и в ней вовсю хозяйничают люди из Секретной Службы Союзников. И все это из-за нашего последнего эксперимента. Но я совсем об этом не жалею. Потому что, это единственная моя хорошая новость для вас всех. У нас все получилось.
  - То есть, вы хотите сказать, что ... - вырвалось у Германа.
  - Да, да, вот именно! - не дал ему закончить фразу Кольт и его лицо на мгновение приобрело торжествующее выражение. - Алгоритмы работают. Наш последний эксперимент увенчался грандиозным успехом ... хотя и ценой того, что мы потеряли "Прометея". Мы выиграли сражение, но при этом проиграли войну...
  Голос профессора вновь приобрел подавленные нотки и оттенки горького разочарования.
  - Ну ладно, больше не будем об этом, - с трудом выдавил он из себя, поднимаясь с дивана и тем самым давая всем понять, что пришло время прощаться. - Пожалуй, мне пора. Курьерский звездолет, присланный Генштабом с Марса, долго меня ждать не будет . Желаю вам всем удачи. Надеюсь, что однажды мы опять встретимся. Встретимся не только друг с другом, но и с "Прометеем" . И снова займемся нашими экспериментами, как это было прежде. Я вас никогда не забуду .
  Профессор повернулся спиной к своим собеседникам и твердой походкой направился к главному шлюзу станции.
  Герман и его товарищи, как по команде, повскакивали со своих мест и в отчаянном порыве устремились вслед за своим бывшим руководителем.
  Но, им тут же преградили дорогу офицеры Службы Безопасности. Они возникли как из под земли и вежливо, но твердо попросили всех собравшихся вернуться на станцию.
  Уже переступая порог "шлюзовой" камеры, профессор пристально посмотрел на Германа .
  - Пропустите ко мне госпожу Благонравову. Мне нужно ей сказать пару слов на прощание. Это займет не более пяти минут, - тоном, не терпящим возражений, распорядился он в адрес своих провожатых.
  Старший из офицеров Службы Безопасности безразлично пожал плечами, посмотрел на свои часы и почему-то быстро и без всяких сомнений согласился.
  Герман торопливо подбежал к профессору и преданно замер прямо перед ним.
  - Это важно, Анастасия. И касается только вас, - быстро заговорил тот приглушенным голосом. - У меня мало времени. И с каждой секундой становится все меньше. И совсем не потому, что на нас смотрят в ожидании эти господа офицеры.
  Профессор улыбнулся, косясь в сторону офицеров Службы Безопасности и товарищей Германа, нетерпеливо топтавшихся за стеклянной границей "карантинного" сектора станции.
  - Буду предельно краток, - со все возрастающей уверенностью продолжил он.- Во время нашей последней беседы, я сказал не все. И даже кое в чем, вас, моих помощников, обманул. Прежде всего, мы больше никогда не встретимся. Я это знаю твердо, хотя и не понимаю почему. Во-вторых , через неделю-другую мы все: я , ваши товарищи и обычные колонисты станции, забудем все, что в той или иной степени касалось или касается "Прометея" и моих экспериментов с ним . Как это произойдет и по чьей воле, мне также не ведомо. Но это обязательно случится . Я в этом уверен. Тем более, что несколько часов назад я имел беседу с полковником Котовым. И, к моему искреннему удивлению, он не имеет ни малейшего представления ни о каком обнаруженном им спутнике "пришельцев" и трех загадочных субстанциях, им же названных "Прометеями. Да, да, не удивляйтесь. "Прометеев " на самом деле было три. Один из них, дезинтегрировался в тот самый момент, когда Котов его обнаружил. Второй был доставлен на "Велес-13" в мое распоряжение. И, наконец, третий, самый маленький, все это время был на Земле, в секретной лаборатории Союзников . Как он вчера оказался на станции, для меня загадка. К тому же, все малейшие упоминания об этих событиях также самым загадочным образом исчезли из всех мыслимых и немыслимых информационных банков Генерального Штаба. Для всех на Земле никаких спутников "пришельцев", никаких "Прометеев" и никаких моих экспериментов с ними на "Велесе-13" никогда не существовало. Боюсь, что через какое-то время, я тоже буду искренне придерживаться этой точки зрения. Я, как и все, за исключением вас, тоже обречен все забыть. Забыть раз и навсегда. Так сказал ОН. Тот который был пятым и самым таинственным из участников нашего эксперимента. Он назвал себя Странником, рассказал мне все то, о чем я вам только что поведал и, главное, приказал передать вам последнего из "Прометеев". Я так и сделал. Последний и самый загадочный из трех обнаруженных капитаном Котовым "Прометеев" ждет вас в вашей каюте. Это маленький серебристый тетраэдр, не имеющий веса и физических характеристик. К тому же он невидим. Невидим для всех, кто не знает о его существовании . С этой минуты вы его полноправная хозяйка . Вы и еще один их землян, которого вы очень скоро встретите. Вы те, кого с нетерпением ждет Странник. Вы те, которым суждено очень скоро стать Первыми из Последних. Где, когда и как, он мне этого не сказал. У меня все. Не надо никаких вопросов. Я на них не отвечу. Прощайте .
  Профессор бесцеремонно повернулся к Герману спиной, подхватил свои контейнеры с личными вещами и быстрой походкой, почти бегом, устремился за порог шлюзовой камеры .
  Герман растеряно посмотрел ему вслед.
  И ноги сами понесли его к выходу из "карантинного" сектора. Хотя сознание подсказывало ему прямо противоположное направление. У него возникло море вопросов к профессору. Но как-то разом они все сошли на нет, померкли и быстро превратились в его, Германа, собственные убеждения. Причем граничащие со слепой верой в то, что все сказанное профессором есть непреложная и не требующая доказательств истина.
  Наверное, так оно все и было на самом деле ?!
  *********************************************************
  Примечание (ссылки)
  
  * "энтелехия"[ греч. entelecheia ] - в философии Аристотеля - теологическое понятие достижения цели, осуществляемое нематериальным деятельным началом, которое определяет развитие материи; у некоторых сторонников витализма - особое нематериальное жизненное начало, направляющее развитие организмов.

Транссфер [Алекс А.Алмистов]

  Осень 1999 года
  Александр Алмистов
  Главы из неопубликованного романа
   "Транссферы. Бермудский Треугольник Вселенной"
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"