Котенко А. А. : другие произведения.

Теория невероятностей

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Школа кожевенного мастерства: сумки, ремни своими руками
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    8 место (из 21) в конкурсе "Соблазн" на ЛитАкадемии.


Теория невероятностей

   На новом месте приснись, жених, невесте! Так, вроде бы, говорится. Но у меня на новом месте уснуть не получалось: под головой - сумка с ноутбуком, ноги - все время упираются в металлический подлокотник. Одну просунешь - вторая на пол. Затекают мышцы, переворачиваюсь, пихаю ногой соседа, чернокожего высокого человека, он ругается на непонятном мне языке, и после моего "Sorry" на английском с московским акцентом, он вновь затихает. Руки болят, шею сводит. Какая жесткая сумка... Не могу так больше. Всего-то три часа ночи, а регистрация - пол-восьмого. Ничего, отосплюсь в самолете, а пока... Я крепко обняла сумку с компьютером, который за ночь успел мне немало надоесть, и который я успела проклясть. Лучше бы я его оставила дома. Или в камеру хранения бы сдала. Все равно меньше проблем.
   Книжица в мягком переплете, иронический детектив - отличный способ убить время. И все равно, что многие критики не называют подобное чтиво литературой, но когда мысли давно спят, а глаза открыты, чтобы не выпускать из виду собственность в виде ноутбука, ничего иного почитать не получится. Да, я люблю и сама попытаться раскрыть дело из романа, но не когда хоть спички в глаза вставляй и поддерживай себя в полусонном состоянии.
   Убийство, грабеж, любовная интрига, какие-то образы, невнятные и смутные. События пролетают одно за другим, и я не успеваю за ними следить. Кажется, я уже не в аэропорту сижу, а нахожусь на даче, где любительница частного сыска, чьими глазами я смотрю на сложившуюся ситуацию, пытается раскрыть замысловатое убийство тещи высокого блондина с большими голубыми глазами. Его улыбка, широкий подбородок, такой соблазняющий взгляд... - познакомиться бы с ним на самом деле. Моя героиня влюбляется в этого человека, ну почему, почему это не я, а какая-то любительница проблем на свою кудрявую головушку. Везет же им, героиням романов. Там все не так, как в жизни.
   И в тот момент, когда он, крепко обняв героиню, собирался поцеловать ее, реальность расплылась у меня перед глазами, а вместо "Я люблю тебя" я услышала напевный женский голос:
   - Заканчивается регистрация на рейс, вылетающий в Париж...
   А потом то же самое на корявом английском с жутким акцентом. И медленно реальность возвращается: серые стены международного аэропорта, дремлющие пассажиры, а вместо очаровательного блондина я обнимаю сумку с ноутбуком.
   - Заканчивается регистрация...
   Чёрт! Сон как рукой сняло! Если я сейчас не проснусь и не пройду к стойке, то на моей командировке можно будет поставить жирный крест. Никто не будет ждать меня.
   Не знаю, как я успела, но за оставшиеся пять минут я умудрилась, растолкав представительных пассажиров в камере хранения, забрать свой огромный синий чемодан, пока еще легкий, не наполненный дурацкими сувенирами, книгами и винами из магазинов беспошлинной торговли. А потом, не замечая никого и ничего, прибежала к стойке и сунула билет.
   - Мадам, простите, - услышала я на чистом английском, - но вы успеете.
   Я медленно подняла глаза на... блондина из моего сна. Словно кто-то неведомый подсмотрел мой сон и подсунул виденный там образ в мою жизнь.
   - Да-да, извините, - я, покраснев от стыда, мигом отдернула руку с билетом от стойки, чтобы дать работнице аэропорта зарегистрировать еще одного припозднившегося пассажира.
   Никто не знал, какая буря бушевала в моей душе. Человек, в которого я влюбилась во сне, которого так спонтанно убрали с моих глаз долой в тот самый момент, когда объявили об окончании регистрации. Он стоял прямо передо мной, в двух шагах от меня. Но только это не герой детективного романа, очарованный юной сыщицей, это иностранец, который не знает ни слова по-русски.
   - Девушка, ваш багаж! - вернула меня в реальность работница аэропорта, и я бухнула чемодан и ручную кладь на весы.
   Это все сон, перешедший в реальность. Глупые мечты, одинокая жизнь, сон, который оборвали на самом интересном месте - надо просто отоспаться в самолете, и все пройдет. Но что-то неведомое мне бередило душу, не давало так просто забыть высокого француза или англичанина, с которым я обошлась как-то по-хамски.
   Взяв посадочный талон, я поплелась на досмотр, паспорт проштамповывать. Клонило в сон, молодой человек стал навязчивым наваждением: он появлялся рядом со мной, протягивал мне руку и что-то говорил на английском. Я знаю язык, могу объясняться, но не во сне. А когда я ощущала, что вернулась в реальность, никого рядом не оказывалось. Слава Богу, гнусный сон, ничто иное.
   Вот оно, мягкое синее кресло, в котором можно расслабиться и уснуть. По сравнению с Шереметьевскими железными скамейками, тут просто рай. Да, не отель, тем более, не дом, но мягко и уютно. И мои глаза закрылись. Но заснуть я не смогла. Прикосновение холодных пальцев к моей ладони заставили меня чуть ли не подпрыгнуть на месте, а когда я повернула голову к тому, кто прикоснулся ко мне, я жутко испугалась. Будь я кошкой, точно бы шерсть дыбом встала, а я бы нашипела на красавчика-блондина, который теперь точно уже не принадлежал сну. Он реальный! Настоящий!
   - В...вы? - по-русски спросила я, но тут же переключилась на иностранный, - y...you?
   - Отчего такая очаровательная женщина боится меня? - он улыбнулся краешками губ, а в его глазах читалось... не знаю что.
   Но этот взгляд, принадлежащий настоящему мужчине, не персонажу романа, искушал, обвораживал, очаровывал.
   - Это глупость, - я потупила взгляд и попыталась прикрыть рукой покрасневшую от смущения щеку. - Вы не поверите. Вы мне приснились.
   Раскатистый смех вогнал меня в еще большее смущение. У меня всегда все не как у людей. Теперь еще ляпнула глупость. Лучше бы я не знала английского и сказала ему: "I don't speak English" или как там на французском... "Jen ne pas parler franГais". И разговор был бы исчерпан. Но кто-то словно пробудил у меня в разуме все знания иностранного и даже акцент мой московский куда-то улетучился, что блондин вдруг заметил мой прекрасный английский.
   - Русские женщины - самые загадочные, - он крепко взял меня за руку и не сводил с меня глаз.
   - Пожалуй, - холодно ответила я, и отвернулась.
   - А что ищет русская женщина в Париже? - не унимался блондин. - Любви? Денег?
   - Командировка, - мои реплики односложны, я хочу не думать о нем.
   Это просто совпадение: детектив, сон, случайная встреча, и эти посадочные талоны на соседние места. Словно судьба решила поиграть со мной в эту поездку.
   - И куда же вы едете, таинственная незнакомка?
   - Теория вероятностей, - ой, что-то я не то сказала. - У меня лекция по теории вероятностей в университете.
   Лицо блондина вытянулось, словно он первый раз в жизни услышал это probability theory от девушки. А потом начались эти: вы, должно быть, очень умная женщина. Как меня это раздражает. Я обычная молодая женщина, которая работает в научном институте, и которую иногда приглашают читать лекции за границу. Вот и все. Ничего особенного. Зарабатываю я столько, что никогда не смогу самостоятельно поехать не то, что во Францию, но даже в Самару или Волгоград. Деньги выделяют мне на самый дешевый билет и самую простую гостиницу, плюс полсотни евро суточных - на хлеб, газировку и гамбургеры. И этот блондин считает меня умной, какая я дура, что все выложила совершенно незнакомому мужчине. Зачем? Чтобы услышать в ответ:
   - Такая женщина как вы, не достойна подобной жизни? Вам нужна роскошь!
   Может, он и прав. Но я отвернулась.
   - Вы боитесь меня? - сухо спросил он, взяв меня за подбородок и посмотрев мне в глаза.
   Он смелый, он не боится неизвестности, и, кажется, мой подробный отчет о работе на науку, не очень интересовал его. Теория вероятностей... Интересно, какова вероятность встретить человека из сна в реальной жизни через пять минут после пробуждения, оказаться с ним в одном самолете на соседних местах? Такое не укладывается ни в одну из известных теорий. Это просто невероятно, это из области мистики, которую я не признаю.
   - Я боюсь неизвестности, - прошептала я.
   - Как многие математики, - вздохнул он, - а я журналист, и для меня все равно или поздно становится известным.
   Я улыбнулась, но отвернуться не получилось. Он смотрел мне в глаза и продолжал разговор. Он француз, и английский для него не родной, как и для меня. Но этот язык связал нас, наши мысли и слова, позволил нам, людям из разных государств понять друг друга. А потом он попросил у стюардессы два бокала шардоне.
   - Все смотрят, - шепнула я, густо покраснев, оглядываясь по сторонам, когда он предложил выпить на брудершавт.
   - Только шесть человек в ряду, - широкая улыбка... я видела только ее, словно передо мной сидел не мужчина, а чеширский кот.
   До Парижа от Москвы четыре часа лету. Прошло только два. О, как я хочу сбежать из этой навязчивой компании. Как мне хочется побыстрее отчитать свои лекции и сесть на обратный рейс. Город любви, Париж... как я мечтала попасть туда. А теперь, когда навязчивый француз не желает отпускать меня от себя, вся радость улетучилось.
   Его страстные поцелуи, крепкие объятья. Он знает меня всего два часа, ему все равно, что на него все смотрят. Наверное, любовь с первого взгляда существует. Я хочу оттолкнуть его, но не могу. Мои руки безвольно опускаются на подлокотники...
   - Хватит, - шепчу я на русском, понимаю, что он не знает моего родного языка, но сказать "Stop it, please" не нахожу сил.
   - Ты очень красивая, - шепчет он мне на ухо, и потом откидывается в своем кресле.
   А я вижу только его профиль - орлиный нос, высокий лоб и пышную челку цвета соломы. Человек-мечта, принц из сна, пришедший в реальность. И я... нужна ему. Так почему я боюсь исполнения моего желания, от чего я бегу? Зачем... А что, если познакомиться с ним поближе?
   - Спасибо за комплимент, - закрыв покрасневшие щеки руками, прошептала я.
   Соседка у окна проснулась и покосилась на смущенную меня, но потом, покачав укоризненно головой, опять уснула. Кудрявая толстушка, как хорошо, что она не видела, как я целовалась с совершенно незнакомым мне человеком, у которого я не спросила даже имени.
   - Кстати, а как тебя звать, красивая женщина? - он читает мои мысли, я вжалась в кресло.
   - Екатерина, - шепнула я в ответ.
   - Катрин, а я - Поль.
   Приятно познакомиться. Хотя бы знаю, кто так страстно целовался со мной. Я боюсь твоей любви, я не хочу ее. И я попыталась уснуть.
   - Устала? - игривый взгляд голубых глаз и опять эта неотразимая улыбка француза перед моим лицом.
   - Я не спала всю ночь, - закрыв глаза, пробормотала я, - гостиница стоит половину билета, машины нет. Дайте мне поспать...
   Какое счастье, мне удалось выключить его. Я больше не ощущала его навязчивого присутствия до тех пор, пока не стало закладывать уши, а в динамики не объявили, что самолет идет на снижение. Спала я без странных видений, поэтому чувствовала себя полностью отдохнувшей. И теперь единственной актуальной задачей было сбежать от навязчивого французского журналиста. Он мне нравился - факт. Меня тянуло к нему. Он не выходил у меня из головы. Но разум запрещал соблазняться его безупречной внешностью и словно загипнотизированной идти вслед за ним.
   Самое простое - убежать на паспортном контроле. Французы - через один пост проходят, иностранцы - через другой. А дальше толпа встречающих, таксисты, туристы... легко потеряться. Я легко маневрировала со своим синим чемоданом. И мне, кажется, удалось. Я немного замялась у выхода, доставая распечатку, где приглашающая сторона указала мне номера автобусов до города, и тут услышала знакомый приятный голос журналиста:
   - Неужели столь прекрасная женщина поедет на автобусе?
   Он стоял рядом с черным начищенным Рено и предлагал пойти с ним. Я было развернулась и пошла к автобусу, но Поль тут же очутился рядом и взял меня за руку:
   - Катрин меня обижает.
   - Спасибо за приглашение.
   Побег не удался. Ничего, поселюсь в гостиницу, Поль уедет домой, и все закончится. И сон уйдет в прошлое, и забудется сказочный поцелуй в самолете. Но когда журналист услышал название отеля, он вскрикнул и заявил:
   - Это не место для женщины! Исключительно Савой!
   Исключительно люкс. Двухкомнатный номер с шикарными диванами. Я не достойна такого. Я не принцесса, я просто математик из Москвы. Я не заслужила. И только Поль думал иначе.
   Он закрыл дверь за проводившей нас горничной. Сердце ёкнуло в груди. Я боюсь...
   - Оставь меня, я хочу отдохнуть, - шепнула я, садясь на шелковые простыни двуспальной кровати.
   Он кивнул и покинул комнату. Не стоит убегать - эта мысль, казалось, заполнила весь мой разум, вытеснив даже лекции, которые мне предстояло в течение недели читать студентам. Сон, сладкий сон, в котором я видела только одного человека - Поля. И мы с ним гуляли по узким улочкам старого Парижа, переходили Рейн, поднимались на смотровые площадки Эйфелевой башни... Где сон, а где явь - я разобрать не могла. Мне начало чудиться, что эти функции распределения, комбинаторика, законы больших чисел и все остальное, чем я занималась в аспирантуре, - совсем не из этой жизни, что это и есть сон, что-то ненужное, которое можно выбросить из памяти и посвятить себя одному ему. Ему, высокому французу, который постоянно ездит в Россию по работе.
   А почему бы мне не встречаться с ним в Москве, если мне так хорошо с ним, если мне нравится говорить с ним часами на неродном языке, если я вообще, забываю, на каком языке излагаю собственные мысли.
   И эти ночи, которые он проводил со мной в шикарном номере. Фиктивный документ из дешевой гостиницы - это для отчета. У журналиста, который шел по пятам красивейших женщин мира, кинозвезд и политиков, нашлись средства и желание, чтобы сделать счастливой простую русскую лекторшу. У него был шанс влюбиться в любую, а он выбрал меня... недотепу, которая оттолкнула его от стойки регистрации, обычную девушку. То ли надоели ему весь тот гламур, блеск и роскошь, что оставались на карте памяти его фотоаппарата, то ли ему захотелось обычной любви, без прекрас. Я боялась задать ему этот вопрос. С каждым днем мне нравилось его общество все больше, и как жаль, что все закончилось так внезапно.
   Я знала, что срок действия визы - семь дней. И я не считала их. Он предлагал остаться, но закон требовал другого. Один шаг за белую черту. Штамп в паспорте. Закрытая виза. И только жалобный взгляд. Мой и его.
   - Возвращайся в Париж.
   - Лучше приезжай у Москву.
   Откуда мне было знать, что я больше никогда его не увижу... То ли я стала для него очередным эпизодом в его жизни, то ли с ним что-то случилось... И только ясные голубые глаза моего сына напоминают мне о том, как мне хорошо было однажды в Париже. Как однажды невероятным образом я встретила мужчину моей мечты. На новом месте приснись жених невесте. Нет, не жених, просто человек, которого невозможно забыть.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"