Ал Сонуф: другие произведения.

Олдскул

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Однажды, не знаю где и когда, но я попрошу тебя об услуге. И ты не сможешь отказать


   Анимара пропала в пятницу.
   Здоровенная зверюга внушала охране дворца вице-консула Конфедерации почти священный трепет: многочисленные наемники старались с ней не встречаться даже тогда, когда рядом крутилась хозяйка иномирного демона - мало ли, что взбредет в голову вздорной и взбалмошной дочери высокого лица? А стрелять в эту кошмарную тварь строжайше воспрещалось: двести миллионов за поимку и контрактовку демона - сумма, несопоставимая с жалованием сотрудника посольской охраны. Анимара имела привычку околачиваться по всей территории резиденции, считая - и небезосновательно, надо сказать, - все двести гектаров приусадебной землицы своей собственностью. И потому пропажу любимого питомца прелестной доченьки вице-консула заметили лишь вечером воскресенья, когда та самая доченька вернулась из круиза по околосолнечной орбите и устроила по поводу пропажи любимицы страшную истерику.
   Разумеется, подняли Стражу, патрули СКИДО, а о награде в полмиллиона за сведения, которые помогут поймать демона, трубили буквально из каждой щели. Но все было тщетно: тот, кто думает, что легко отыскать полутонного демона в Кинарете сам, видимо, никогда не бывал в Граде-над-Бездной...
   - ...Что думаешь, красавица? - старик Франц смотрит на плоскую жидкокристаллическую панель сквозь донышко отполированного до блеска стакана.
   - О чем? - глухо отзывается гостья.
   - О сбежавшей анимаре вашего вице-консула, - поясняет бармен, крутя стакан металлическими пальцами кибернетического протеза, - ты же с Земли?
   Скрип толстой кожи косухи, опустошенная залпом рюмка, небрежный толчок вдоль стола - мол, повтори.
   - Я там родилась, - женщина за стойкой отбрасывает длинные седые волосы через плечо и становится видна закрывающая правый глаз повязка на тонком шнуре, - что касается анимары... из-за связи с нижними Планами, их считают демонами, но на деле они - аниморфы, высокоуровневые духи из лесов Кресси. На них охотятся из-за власти над зверями, дивного голоса и других фокусов, законтрактовать их для вывоза с Кресси - сложная работа, так что работающие с ними контракторы и Агенты берут за услуги совершенно невменяемые деньги. Если анимара рискнула Договором - значит, у нее были причины. Это дело СКИДО, вникать в это я не хочу.
   В душном баре на боковой улице висит вязкий смог от курева и хмельных голосов. В ленивом болтании телека, тусклом завывании музыкального автомата и трещащем стартерами неоновом освещении само время кажется вязким и тягучим, точно поздний мед.
   - Полмиллиона, детка, - усмехается в усы Франц, подкатывая полную рюмку.
   Гостья накрывает стопку ладонью в толстой кожаной митенке, делает три круговых движения, точно совершая магический ритуал, потом подхватывает и опустошает одним глотком. Даже не морщится, отталкивает обратно бармену - за повторением.
   - Я не охотник за головами.
   - Мисс Гамильтон?
   Франц кидает на нового посетителя саркастический взгляд, переключает новостной канал и отходит подальше. Гостья оборачивается через плечо, окидывает взором рослого паренька в растянутой толстовке, потертых джинсах, насквозь мокрых кедах и явно не с его плеча дождевике, вздыхает и, отвернувшись, бросает через плечо:
   - Что надо?
   - Я - Коннор Чисхолм, - парень подходит, неуклюже забирается на соседний барный стул; стянув с лица очки-визор, начинает протирать их о толстовку, - вы должны меня помнить, я работаю с Клаудом...
   - Я знаю, кто ты. Я спросила: что надо?
   - Мне нужна помощь, - Коннор слегка тушуется под брошенным искоса взглядом собеседницы, - Клауд говорил, что вы, мисс Гамильтон, хороший человек...
   Женщина поворачивается на стуле, опирается локтем на стойку; взгляд единственного светло-голубого глаза не предвещает ничего хорошего. В тусклом разноцветном свете бара становится заметен узкий двойной шрам, выползающий из-под повязки на бровь и щеку.
   - Для начала, зови меня Вдоводел. Не называй меня по имени и, тем более, фамилии, или очень быстро узнаешь, насколько я "хороший" человек. Во-вторых, ты работаешь на самую могущественную организацию во всех сорока девяти Мирах, но приходишь просить помощи у вольнонаемного контрактора?
   - У моей... подруги, проблемы, - Коннор делает успокаивающий жест руками, - такие, как бы... в общем, к решению которых не желательно привлекать Службу...
   - Не с теми договор заключила? - прямо спрашивает Вдоводел.
   - Не знаю, - выдыхает Коннор, - но...
   - Ты знаешь, сколько стоят мои услуги?
   - Да, - Коннор кивает рассеянно, - я... мы можем заключить Договор...
   Вдоводел смеется беззлобно, качает головой.
   - Серьёзно? Мальчик, ты не можешь заключить со мной Договор. Даже теоретически.
   - А я могу!
   Коннор оборачивается - прямо за спиной стоит невысокий, почти неотличимый от человека юноша в просторных одеждах, скрывающих фигуру. И всей разницы - излишне кустистые баки вдоль широкого лица, да длинные звериные уши торчком.
   - Я - Гюльен, - представляется незнакомец с обезоруживающей улыбкой, - и я готов заключить Договор с любым из вас: у меня найдется, чем заинтересовать обе стороны!
   Вдоводел оборачивается на стуле, упирается локтями в стойку. Тусклый свет в зале освещает красивое, но ожесточенное лицо. Длинные седые волосы, расчесанные на прямой пробор, спадают до низа груди, изящные тонкие брови смыкаются морщинкой на переносице, единственный глаз глядит пристально и с легким пренебрежением.
   Она высокая - футов шесть ростом, и очень атлетично сложенная. На ней жесткая косуха с "лапшой" и вышитой эмблемой какого-то мотоклуба на спине, с подкатанными почти до локтя рукавами, кожаные митенки, черная майка, потертые джинсы, ремень с массивной бляхой и "казаки" с металлическим подбоем. Из кобур быстрого доступа, закреплённых вдоль бедер, торчат рукояти автоматических пистолетов со стёртыми до блеска костяными накладками рукоятей.
   Единственный глаз контрактора с полминуты пристально изучает беспечно лыбящееся лицо Гюльена, потом Вдоводел не глядя достает из внутреннего кармана пачку "Лаки Страйк", забрасывает папиросу в угол рта, извлекает из маленькой кобуры на поясе бензиновую зажигалку и, запалив щелчком пальцев пламя, прикуривает. Убирает зажигалку, затягивается и выпускает в лицо ушастому облако дыма.
   - Пикколо, - констатирует контрактор скучным голосом, - мелкий бес. Считается фавном. Способен вселяться в куклы и пугать людей. Шелупонь, промышляющая мелкой торговлей и ростовщичеством во внешних Мирах, - Вдоводел поднимает глаза и смотрит за спину Гюльена, на сидящих за столом спутников ушастого, - свиноглавы, тоже фавны, и стригой. Второй, - палец с черным маникюром отсчитывает Гюльена со спутниками, - первый, первый, третий. Мелочь.
   - Мы... - сквозь потускневшую улыбу начинает Гюльен.
   - ...недавно здесь, - констатирует Вдоводел; кажется, ей плевать на все возможные возражения, - так что давайте я вам, детишки, кое-что растолкую. Это - Кинарет, Град-над-Бездной, "город ста тысяч дворцов", "город ста тысяч богов", место, где сходятся все пути. В этом городе, среди сотен миллионов его жителей, по грязным улицам и мраморным площадям гуляют боги и великие герои, демоны и чудовища. Здесь, где в злачном кабаке вполне может угощаться водкой бессмертное неуничтожимое создание, единственным гарантом мира и процветания являются Договоры.
   - Договоры бывают разные, - сделав затяжку, продолжает контрактор, - у меня вот, например, Договор с булочником с соседней улицы: он продает мне прекрасные багеты с двадцатипроцентной скидкой, а я обязуюсь покупать их не реже, чем трижды в неделю. Вполне честно. А бывают другие Договоры - на смертную плоть. Бессмертные души.
   Вдоводел снова затягивается, поддевает чуть подмокший край папиросы ногтем, смотрит на пикколо со снисхождением.
   - Здесь все предлагают... "договориться". Среднее время между тем, как твоя нога впервые вступает на землю Кинарета и тем, когда тебе предложат заключить первый Договор - пятнадцать секунд. Но в реальности все не так просто: ты не можешь договариваться с кем захочешь и, как захочешь - за этим следят Служба контроля исполнения договорных обязательств и частные Агенты с соответствующей лицензией. Та псевдометаллическая лента на твоем запястье, - Гюльен против воли косится на поблескивающую полосу на руке, - "аттрактор", он отображает твои физические и ментальные способности, в общем смысле - силу существа, выраженную в цифровом коэффициенте, весьма точно называемом "уровнем". Как в ролевых играх.
   Контрактор делает последнюю затяжку и тушит папиросу в керамической пепельнице.
   - Среди ста пятидесяти миллиардов населения сорока девяти Миров, вращающихся вокруг одиннадцати солнц Кинара, лишь несколько тысяч существ имеют уровень выше пятого. Существ восьмого-девятого уровней - несколько сотен, существ десятого и выше - даже сотни не наберется. И чтобы защитить простых смертных и всякую мелочь от разного рода апокалипсических маньяков, скупающих души оптом за пригоршню долларов, существует ограничение: ты не можешь заключить договор с существом с разницей более, чем в три уровня без участия лицензированного контрактора, и с существом с разницей в пять и более уровней - без Агента или договорного отдела СКИДО.
   Вдоводел наклоняется вперед, заглядывает в глаза пикколо. Гюльена заметно передергивает.
   - У тебя второй уровень, а у меня - восьмой. Так что скачи отсюда, зайчик мой, мелкими прыжками, но быстро-быстро. Пока большая злая тетя не придала тебе дополнительное ускорение путем передачи импульса от сапога к жопе.
   Контрактор встает - а она действительно высокая, пикколо ей кончиками ушей и до середины груди не достает. Хватает бесцеремонно Коннора за шиворот и тащит за собой на улицу. Дверь бара хлопает, отсекая душную неоновую утробу питейной от холодного дыхания промозглой ночи. С черных небес, окаймленных неоновым светом многочисленных вывесок и холодным сиянием городской иллюминации, привычно поливает - на "темной" стороне Кинарета всегда так. Контрактор кидает красноречивый взгляд на застывшего у мусорного бака духа, тот фыркает и, бормоча что-то неразборчивое, растворяется в темноте переулка.
   - Рассказывай, - Вдоводел встает у разрисованной граффити стены и, подпирая старый кирпич плечом, раскуривает еще одну папиросу.
   Щелчок крышки позолоченной "Зиппо" заставляет Коннора вздрогнуть. Парень вынимает из кармана фотокарточку и протягивает контрактору. Вдоводел смотрит на снимок - Коннор, гораздо моложе, обнимающий русоволосую зеленоглазую девушку с озорными веснушками. Милое фото.
   - Первая любовь?
   - Можно так сказать, - Коннор трет плечо, не глядя в глаза контрактора, - ее зовут Яника, мы росли вместе, еще на Якобине. Ее отец был Звездным Капитаном, а мой - командовал диспетчерским пунктом...
   Коннор тяжело вздыхает, проводит рукой по лицу, смотрит на мокрую ладонь.
   - Пару месяцев назад я узнал... дядя Том, он... он умер. Я связывался с Яникой, даже хотел взять отпуск и рвануть на Якобин, но она запретила. Видеть никого не хотела, а два дня назад... сама позвонила. Сказала, что прибыла в Кинарет, просила помощи с одним Договором.
   - Что за Договор?
   - Кошмарный. С высокоуровневым существом - СКИДО такое не пропустит, там просто... ад! Это даже не рабство - захват тела, слияние разумов... Я позвонил ей, хотел отговорить, вразумить - но ее номер уже недоступен. Я не могу ее найти! - Коннор вскидывает глаза и в их взгляде читается отчаяние, - Я боюсь... боюсь, она в беде.
   Вдоводел делает последнюю затяжку и выбрасывает окурок.
   - Однажды, - ее палец опирается в грудь Коннора, - не знаю где и когда, но я попрошу тебя об услуге. И ты не сможешь отказать. Это понятно?
   Коннор хватается за призрачную надежду, как утопающий за тростинку, и часто-часто кивает.
   - Смотри мне в глаза...
   Вспышка, резкая боль в правой глазнице - Коннор зажимает глаз, ойкает, чертыхается тихо-тихо.
   - Не скули, через пару минут пройдет.
   - Что это?
   - Метка ревенанта. С ней я найду тебя в любом из сорока девяти Миров. Пошли.
   Они выходят прочь из переулка и подходят к ряду запаркованных у обочины машин.
   - Охренеть! - Коннор на секунду теряет самообладание, - Да это же "Додж Чарджер" шестьдесят девятого года!
   Вдоводел ухмыляется изумлению юноши.
   - Движок "хеми" от "дайтоны", форсированный, восемьсот пятнадцать кобыл. Почти две тонны рафинированной маскулинной мощи - нестареющая классика. Залезай, - бросает она, падая на потертое кожаное сидение.
   Коннор и не думает возражать. Сидение чуть поскрипывает, принимая его в свои объятия. В салоне пахнет кожей и крепким табаком. Вдоводел небрежным жестом прогоняет парочку уснувших на приборной панели фейри, поворачивает ключ зажигания и низкий рокот турбированной "восьмерки" отзывается в теле непостижимым томлением. Потрясающая мощь.
   - Где она могла остановиться в Кинарете?
   - У дяди Тома, - Коннор спохватывается, отвлекаясь от собственных ощущений, - был склад в районе Хирши. Арендаторы съехали после его смерти.
   - Там есть, где остановиться?
   - Да, там пара жилых комнат в конторе.
   - Что ж, начнем оттуда, - пожимает плечами Вдоводел и трогает машину с места.
  
   * * *
   В старых доках Хирши пахнет сырым асфальтом и ржавчиной. Дождь то припускает, то слабеет на глазах, стуча по железным крышам, лужам и "кобрам" редких фонарей. Копошащиеся в каналах ливневой канализации духи, заслышав шаги людей, спешат укрыться в трубах и колодцах, поглядывая с немым неудовольствием на пару существ из плоти. За ними, семенят стайками крысы - удивительно, но создания из тонких планов и грызуны неплохо уживаются друг с другом.
   Коннор не помнил точный номер склада, так что пришлось бросить машину на проходной и идти добрые полмили по образованным доковым имуществом лабиринтам. Приземистые стальные коробки складов тянутся в ночь ржавыми мегалитами, редкие лампы почти не дают света, так что Вдоводел захватила с собой мощный портативный фонарь. Наконец, они находят нужный портал, закрытый тяжелым стальным роллетом.
   - Здесь, - констатирует Коннор.
   Вдоводел освещает ворота, затем небольшую входную дверь слева от портала. Коннор дергает ручку, поворачивается. Разводит руками - мол, закрыто, что делать будем?
   Контрактор улыбается уголком рта, и парень слышит характерный звук взводимого курка - ни с чем не спутать. И прежде, чем он успевает хоть что-то возразить, Вдоводел пинком выбивает дверь.
   Она заходит быстро, резко, чертя лучом фонаря по внутренностям помещения и распугивая прячущихся от дождя фейри и складских духов. Вместе со светом, по стенам и стеллажам скользит холодный срез ствола - в правой руке, параллельно фонарю, Вдоводел держит один из своих чудовищных пистолетов.
   - Чисто, - констатирует она, убирая оружие.
   Находит рубильник на стене - освещения нет, склад обесточен. Следовало ожидать. Луч света выхватывает из темноты налипшую на пол грязь у въезда - Вдоводел подходит, поддевает носком "казака" - свежая.
   Они идут в контору, лавируя между пустыми полками и стеллажами. Вдруг, Вдоводел останавливается - так, что Коннор едва не наталкивается на нее.
   - Что такое?
   - Смотри.
   Луч света выхватывает из темноты огромных размеров металлическую клетку с прутьями из стального квадрата. Ловушка огромна - в такой можно перевозить носорога. Вдоводел подходит, опускается на корточки, проводит рукой по металлу, подцепляет что-то пальцами, подносит к свету.
   - Паучий шелк... ненавижу пауков.
   И, поднявшись, быстрым шагом идет в контору - Коннор почти бежит следом.
   Луч света вычерчивает просторное помещение - пара рабочих столов, картотечные шкафы по стенам, кулер со свежей водой, в небольшой гостиной - бильярдный стол и обесточенный телевизор, холодильник, пара гостевых диванов. Вдоводел окидывает комнаты взглядом и идет к столам.
   - Что ищем? - спрашивает Коннор глядя, как контрактор начинает перебирать лежащие на столе документы.
   - Накладные на груз. Здесь было два грузовика - один привез клетку, второй забрал ее содержимое. Чтобы их пропустили на проходной, нужны документы - хотя бы фальшивые.
   Коннор вздыхает и начинает молча помогать. С четверть часа они роются в куче бумаг, ища нужные - тщетно. Наконец, Вдоводел достает из-под стола мусорную корзину и, высыпав содержимое прямо на стол, начинает распрямлять и просматривать скомканные бумаги.
   - Есть.
   Коннор, бросив все, заглядывает через плечо контрактора.
   - Накладная на груз, "строительные материалы", полторы тонны, - Вдоводел прикидывает в уме, - тонну весит клетка, значит полтонны - ее содержимое. Доставляли "Бивик Транскарго". Пошли, - пряча мятую накладную в кармане, Вдоводел забирает фонарь и идет к выходу, - нужно навестить их.
   - Сейчас ночь, они не работают, - резонно замечает Коннор.
   - Зато их хозяева ведут дела.
   - Хозяева?
   Вдоводел останавливается в дверях, оборачивается через плечо.
   - "Бивик" - "прокладка", для легализации бизнеса. У них есть хозяева.
   - Кто? - уже предвидя недоброе, уточняет Коннор.
   - Картель "Бланко".
  
   * * *
   ...У мужчины напротив - грубое, точно небрежно высеченное из камня лицо: крупный нос, массивные скулы, тяжелые, сросшиеся брови, грива сальных черных волос и сросшаяся с усами борода, побитая у подбородка сединой. Толстые пальцы в массивных перстнях крутят пистолет Вдоводела - трут хромированную рамку и воронёный затвор, потирают косые срезы пламегасителя-компенсатора, вынимают магазин.
   - Кастомный "Кольт" тысяча девятьсот одиннадцатого года, - голос у здоровяка под стать - грубый, прокуренный, с сильным акцентом, - утяжеленный затвор, дульный тормоз-компенсатор, калибр сорок пять "Винчестер-Магнум" - почти втрое мощнее обычного. Магазин на восемь патронов... Это оружие собрано вручную, но ты не поставила УСМ двойного действия - почему?
   Вдоводел пожимает плечами.
   - Я предпочитаю... классику.
   - Ты старомодна.
   - Возможно, Мигель.
   - Все время хотел спросить, - здоровяк поворачивает оружие и стучит пальцем по круглой печати на костяной накладке рукояти, - что это за символ?
   - Это по-арабски, - поясняет Вдоводел, - Маляку аль-маут, более известный, как Азраиль - Ангел Смерти.
   Мигель смеется.
   - Тебе подходит. А имена пистолетов?
   - Нашитат и Назиат - ангелы, забирающие души праведников и неверных.
   - Откуда столько исламской эсхатологии?
   - Двенадцать лет войны на Ближнем Востоке, Мигель. Если бы я была не я - давно приняла бы ислам, но подобные мне не служат богам. Пусть меня и называли Фидият аль-маляк, но у меня есть свобода воли и нет души, и потому я не ангел и не смертный.
   Мигель усмехается криво, блеснув золотым зубом, укладывает пистолеты Вдоводела на стол стволами от себя, затворами друг к другу, скрещивает руки на груди. Коннор, все время беседы боящийся открыть рот, сидит, как на иголках - эти двое общаются совершенно непринужденно, как старые приятели, если не знать, кто они на самом деле.
   - Ты ведь не просто так явилась?
   Вдоводел вынимает из внутреннего кармана мятую накладную, разглаживает на столе и пододвигает к Мигелю. Тот бросает на бумагу быстрый взгляд и небрежно отбрасывает прочь.
   - Я не сдаю клиентов. Это плохо для бизнеса.
   - Мы оба знаем, что у девочки, заказавшей тебе доставку, проблемы. У нее парусник где-то в доках, но в Кинарете свыше тысячи причальных площадок, а у нас нет времени, Мигель.
   - Это ее проблемы, а не мои. Я только доставил то, за что она заплатила.
   - Я умею быть благодарной.
   Брови Мигеля поднимаются вверх - он явно заинтересован.
   - Ха, заключим Договор?
   - И не мечтай, - спокойно отрезает Вдоводел, - если бы меня интересовала работа сикарио, я бы давно служила колумбийцам. Но - нет, я не охотник за головами и не мясник, я работаю только за идею, а здесь тебе нечего мне предложить. Но ты же понимаешь, что мои работодатели - очень влиятельные ребята, а у меня... есть глаза и уши. А это порой стоит куда больше, чем услуги даже самого лучшего головореза.
   Мигель молчит, постукивая пальцами по столу. Наконец, точно что-то решив, он пододвигает оба пистолета к Вдоводелу.
   - Док "Ишимура", тринадцатый причал. И не забудь: ты мой должник.
   - У меня хорошая память, Мигель, - Вдоводел встает и прячет оружие в кобуры, - я не забываю тех, кто мне помог.
   И, кивнув на прощание, привычным жестом цепляет Коннора за шкирку и тянет прочь.
   - Твою мать! - способность говорить возвращается к юноше только когда двери лифта закрываются, и кабина начинает спуск, - По-твоему это нормально?!
   - Что?
   - Он - глава крупнейшего земного наркокартеля, а ты болтаешь с ним, будто так и надо!
   - Мы могли поискать самостоятельно, - пожимает плечами Вдоводел, - через пару лет бы управились.
   - А ты не боишься, что эти милые ребята тебе когда-нибудь голову открутят?! - Коннор никак не может отдышаться.
   - Нет.
   - Потому что ты, типа, "суперпрофессионал"?
   - Потому что я нежить.
   Звучит предельно исчерпывающе. Лифт доставляет их в богатый вестибюль и услужливо распахивает двери. Они проходят почти до самого выхода, но Вдоводел вдруг сворачивает в сторону жмущихся к стене таксофонов.
   - Иди к машине, нужно позвонить кое-кому, - поясняет она, кинув Коннору ключи от авто.
   ...Она отсутствует минут десять - Коннор, не решившийся заводить машину без хозяйки, успевает подмерзнуть в мокрых кедах. Наконец, Вдоводел падает в кресло и захлопывает дверь.
   - Удачно?
   - Можно так сказать. Док "Ишимура" - строго охраняемая территория, туда просто так не попасть, так что пришлось кое-кого попросить о помощи.
   - Не знаю, в курсе ли ты, - Коннор, наконец, отошел от визита в логово картеля и решает немного пошутить, - но мобильные телефоны уже изобрели. И даже на "светлой" стороне покрытие в Кинарете - прекрасное.
   - Ну, - Вдоводел пожимает плечами и поворачивает ключ зажигания, - в институте у меня был "айфон".
   - Да ладно?! - Коннор оживляется.
   - Я же не всегда была... такой.
   - И что изменилось? Ну, кроме...
   - Я два десятка лет провела на войне, - Вдоводел выруливает с парковки и встраивается в поток, - в местах, где не то, что мобильную связь - голубиную почту не везде изобрели. И знаешь: это великое благо, не иметь мобильного телефона.
   - А экстренная связь?
   - Те, кому я действительно нужна - меня найдут, - криво усмехается контрактор, - ты же нашел? А остальные - пусть не тратят время...
  
   * * *
   ...Уотерхолл - запущенная дыра даже по меркам нижних уровней "темной" стороны. Заброшенные мануфактуры, руины жилых строений, мертвые коллекторы и залитая нечистотами, вечно неработающая ливневая канализация. Какое-то подобие жизни на уровнях ниже десятого сохранялось лишь на центральных улицах - работали грязные забегаловки, мелкие лавки, наркоманские притоны и нелегальные бордели. На замусоренных тротуарах, под светом редких фонарей, кучковались какие-то мутные личности, копошилась в переулках черная масса, тащились куда-то фантасмагорические твари, источая смрад гниения.
   Похороненный под фундаментами скоростных хайвеев старый город населяли падшие фейри, неприкаянные духи, нежить и изгои из плоти и крови. Стража и СКИДО почти не заглядывали сюда, и потому в темных кривых закоулках Уотерхолла вечно бурлила своя жизнь - грязная, мутная, как стекавшая по трубам с верхних уровней дождевая вода.
   Коннор все хотел спросить, что они тут делают, да как-то не получалось. Еще на подъезде Вдоводел использовала пару защитных свитков, стараясь оградить машину от пагубного влияния местных сил, но в Уотерхолле сама атмосфера - смрадная, гнилая, - тянет к земле.
   А контрактору, кажется, дела нет - курит молча, листает проект договора Яники, что девушка прислала Коннору.
   - Скажи, твоя подруга - Звездный капитан?
   Голос Вдоводела звучит так резко и неожиданно, что заставляет вздрогнуть.
   - Да, - Коннор смотрит, как бегут по стеклу дождевые капли, - и лучший пилот по эту сторону рукава Персея.
   - А она не собиралась в дальнее путешествие?
   - Не знаю... нет, наверное, - Коннор пожимает плачами и вдруг спохватывается, - погоди! У дяди Тома была мечта - хотел отыскать Малькорию, даже экспедицию готовил, да не сложилось. А ты думаешь?..
   - Да, - коротко отвечает Вдоводел и поясняет:
   - Договор на навигацию. Если Яника собралась на Малькорию, ей нужен "особый" штурман.
   - Я думал, затерянный Мир - это всего лишь легенда...
   - Малькория существует, - глухо отзывается Вдоводел, сворачивая голопроекцию и возвращая "глобал" хозяину, - а вот и она, - взгляд на изотопную подсветку циферблата военных "Тразер", - как всегда, дьявольски пунктуальна...
   Коннор смотрит через лобовое стекло - впереди, в двух десятках шагов, прямо под одиноким фонарем, останавливается карминовый "Дукати". Супербайк в Уотерхолле? Впрочем, хозяйка под стать скакуну: паркует байк, с каким-то кошачьим изяществом покидает седло, встает напротив, не снимая шлема с декоративными "кошачьими" ушками и не поднимая забрала. Даже с расстояния Коннор отмечает, что незнакомка среднего роста и фигурку имеет восхитительную, подчеркнутую обтягивающим комбинезоном и чуть скрашенную коротенькой кожаной курточкой.
   И тут же замечает странное: улица пустеет. Потеряв всякий интерес к собственным делам, растворяются в ночи мутные личности из подворотен, уползают куда-то в тень уродливые духи, прячутся незнамо где вездесущие фейри. Буквально за полминуты улица, до того дышавшая какой-то мутной, гнойной жизнью, точно вымирает.
   Что происходит?
   Коннор оборачивается к Вдоводелу, хочет спросить - но слова застревают в горле: контрактор неуловимо изменилась. Странные, едва заметные морщинки в уголках глаз, плотно сжатые губы, пальцы, с силой сжимающие баранку авто. Она волнуется - проклятье, а ведь Коннор был уверен, что Вдоводел на подобное вообще не способна!
   Она ничего не говорит - отстегивает от ремня и бедер кобуры и забрасывает портупею с оружием в бардачок, смотрит на себя в зеркало заднего вида, убирает волосы с лица, разглаживает брови. Вздыхает глубоко, закрывает глаза, точно собирая волю в кулак и, решившись, открывает дверь. Уже выйдя, наклоняется и заглядывает в салон:
   - Коннор... слушай, это важно: чтобы ни случилось, как бы ни пошло - не смей ходить за мной! Я не смогу тебя защитить. Это понятно?
   Он кивает, контрактор захлопывает дверь и идет к незнакомке. Та, не дождавшись, исчезает в переулке, Вдоводел уходит следом.
   Ничего не происходит. Минуты складываются в десятки и проваливаются в Лету. Где-то высоко над головой, шумит автобан, шепчет что-то вода решеткам водосливов, за колесом машины прячется одинокий фейри. Время точно останавливается, завязнув в мутной жиже бытия...
   ...Хлопает дверь - Коннор и не заметил, как задремал. Вдоводел молча поворачивает ключ зажигания и трогает машину. Они проезжают мимо незнакомки - та стоит, опираясь коленом о седло мотоцикла и, видимо, провожает их взглядом. Она по-прежнему прячет лицо под забралом; единственное, что успевает заметить Коннор - выбивающиеся из-под шлема роскошные волосы того же цвета, что и супербайк.
   Вдоводел дает по газам, точно стремясь быстрее покинуть Уотерхолл. Не глядя, вытаскивает и раскуривает папиросу. Коннор бросает косой взгляд - она выглядит какой-то... растрепанной. Машина выезжает на освещенное шоссе, встраивается в поток и Коннор замечает...
   - У тебя... засос на шее.
   Вдоводел смотрит в зеркало заднего вида, оттягивая ворот косухи, морщится.
   - Просила же - осторожнее...
   Словно мысли вслух.
   - Я не знал...
   - Коннор, - контрактор обрывает его движением руки, - заткни пасть. Вот просто: ни слова, твою мать!
   Сказано это так, что и мысли возражать не возникает. Вдоводел затягивается, стряхивает пепел слегка подрагивающими пальцами, замечает со странным чувством:
   - Твоя авантюра дорого мне обходится...
   В ответе она явно не нуждается. Несколько минут едут молча. Наконец, точно успокоившись, Вдоводел вынимает из заднего кармана джинсов пластиковую карту с металлическим армированием.
   - Что это?
   - Мастер-ключ для доступа к докам "Ишимура". Сейчас ко мне, заберем кое-что, и - спасать твою подружку.
   Коннор в ответ только кивает.
  
   * * *
   - Тук-тук!
   Слова Вдоводел сопровождает двойным пинком по железному ящику с имуществом, так что металлический грохот разносится по всей грузовой палубе.
   - Катитесь отсюда! - доносится снизу знакомый голос, - Это частная собственность!
   Из люка, ведущего в подпалубные помещения, сначала появляются длинные уши, а затем - роскошная русая грива и скуластое лицо в обрамлении баков. Нечеловеческие глаза Гюльена упираются в фигуры гостей, расширяются от ужаса и пикколо начинает как может споро выбираться из люка.
   - Тревога, тревога!!! - голосит фавн.
   Вдоводел безучастно наблюдает за сценой. Коннор бросает на контрактора косой взгляд, та в ответ лишь передергивает плечами - видимо, она не удивлена встрече "старых знакомых".
   Команда звездной шхуны - человек десять, так что, похоже, сбегаются все. В основном - фавны, но есть парочка нелюдей поэкзотичнее, да пара людей - крепкого телосложения бородач и невыразительный старик в засаленном комбезе. Вооруженный здоровенным секачом свиноглав бросает с трудом выбравшемуся из люка пикколо обрез рычажной винтовки. Полдюжины огнестрелов нацеливается на гостей - и не сказать, чтобы это нравилось Коннору. А Вдоводелу, похоже, плевать.
   - Чего приперлись? - кричит пикколо, демонстративно передергивая рычаг винтовки.
   Из выбрасывателя вылетает патрон и звонко скачет по палубе, закатываясь куда-то за ящики с провизией. Вдоводел вздыхает и произносит что-то очень нелицеприятное одними губами.
   - За твоей спиной - двадцать четыре снаряженных кислородных баллона, - замечает она скучным голосом и тут же переводит взгляд на сослуживцев фавна, - заберите кто-нибудь винтовку у этого идиота, пока он всех не взорвал.
   Пикколо и свиноглавы невольно косятся на комплектную связку кислородных баллонов на деревянных паллетах. Стволы огнестрелов неуверенно опускаются.
   - Что вам нужно? - спрашивает хриплым голосом старик в комбинезоне.
   - Ваша капитанша и ее новая подружка, - демонстративно не вынимая рук из карманов, Вдоводел окидывает взглядом утробу грузовой палубы, - так что давайте не будем тратить время на ненужное знакомство.
   - Я здесь.
   Все оборачиваются - наверху трапа, ведущего к жилой палубе, стоит Яника. Со времен фото она повзрослела и превратилась в миловидную девушку. Летный комбинезон расстегнут, спущен до пояса и подвязан рукавами, компенсационная портупея надета прямо на форменную серую майку. Поверх слегка растрепанных волос - чуть сдвинутый набок серый берет с эмблемой якобинской флотилии. На левом бедре болтается кобура с винтажным "морским" револьвером, на груди на тонкой цепочке - ключ-карта капитана.
   - Я просила тебя о помощи, - девица упирает руки в бока; зеленые глаза смотрят осуждающе, - а ты притащил сюда... чужих.
   - Янни, ты не должна заключать этот Договор, - Коннор делает шаг вперед, - я привел того, кто сможет помочь...
   - Это не твое дело, - бросает Яника, спускаясь по трапу на палубу.
   - Черта с два! - внезапная вспышка Коннора заставляет даже Вдоводела удивленно приподнять бровь, - То, что ты с собой делаешь... так нельзя! Ничто не стоит такой цены!
   - Да что ты знаешь...
   - Мы все знаем, малышка, - сухо обрывает Янику Вдоводел, - про мечту твоего отца и твое намерение во что бы то ни стало отыскать Малькорию, потерянный Мир энганов. Про то, что тебе известны координаты системы, и про то, что рукав Стрельца - гиблое место, и чтобы отыскать Звездную Тропу среди сингулярностей, кипящих туманностей, полей радиации и бушующих штормов, не попав на обед к демонам варпа и не канув в безвестности сопряжений Планов, тебе нужна либо карта, либо тот, кто распутает для тебя паутину Звездных Троп. Например - арахна, жрица Иты, более известной как Кондо - богиня Путей и Перепутий.
   - Говорил, надо было с ними еще в баре разобраться, - шипит злобно пикколо.
   - А ты когда-нибудь стрелял в людей, малыш? - во взгляде единственного глаза контрактора не прочесть никаких чувств; пикколо явно неуютно, - Думаешь, справишься? Ты не осилил даже слежку - потерять в Кинарете винтажный "Чарджер" нужно суметь. А уж про то, что не стоит выбрасывать улики в мусор, я промолчу.
   - А ты, девочка, - Вдоводел переводит взгляд на девушку, - запомни: если собираешься свернуть себе шею - не ставь в известность тех, кто тебя любит: они перевернут весь мир, чтобы тебе помешать.
   - Кто бы ты ни была - уходи, - лицо Яники ожесточается; большой палец правой руки демонстративно расстегивает кобуру.
   - Выходи, - Вдоводел игнорирует слова и действия юной капитанши, - хватит прятаться в ее тени.
   Что-то неуловимо изменяется - воздух за правым плечом Яники дрожит, точно в знойном мареве. Коннор вздрагивает, отступает на полшага - из-за плеча девушки прямо на него смотрят черные, точно нефть, глаза без склеры.
   ...Она не похожа ни на что - нельзя сказать, высокая она или нет, невозможно рассмотреть фигуру или всмотреться в лицо - незнакомка словно выпадает из обзора. Все, что удается зацепить - черные глаза, какие-то призрачные, точно из живого стекла свитые волосы, да тонкие пальцы с длинными когтями, поглаживающие щеку Яники.
   - Мы заключили хорошую сделку... - шелестит, обдавая могильным холодом, ее голос.
   - Для тебя - безусловно, - спокойно констатирует Вдоводел, - а вот девочка вряд ли понимает, во что вляпалась. Расчет был верным: нельзя заключать договор с существом с разницей более, чем в три уровня, но, если уйти из пространства Кинара и никто не опротестует Договор за пятнадцать дней - он вступит в силу автоматически. Жаль разочаровывать - теперь Договор будет опротестован: я - контрактор.
   Яника обжигает Коннора ненавидящим взглядом:
   - Предатель!
   - Уймись, пигалица, - обрывает девушку Вдоводел, - он спас тебе жизнь и душу. Ты, конечно, вправе его ненавидеть, но правда проста: даже такой ценой ни на какую Малькорию ты бы не попала.
   - Не слушай ее! - шипит незнакомка.
   В глазах Яники вспыхивает смесь недоверия и смятения, а Вдоводелу, кажется и дела нет:
   - Ты заплатила Мигелю за арахноморфа и он доставил тебе арахноморфа... да не того. Ты плохо разбираешься в существах из других миров: никакая она не арахна, она - анимара, дух-аниморф из лесов Кресси. И она, конечно, знает массу фокусов, но ни черта не смыслит в межзвездных путешествиях...
   ...Последнее, что успевает заметить Коннор - удивление и смятение в глазах Яники. В следующее мгновение девушку точно в бездну засасывает, отрывая от пола и унося куда-то назад. Грохот переворачиваемых грузов, черный отблеск на гигантском паучьем теле, металлический лязг покрытых жесткой щетиной лап. Чудовищных размеров тварь, прикрываясь телом девушки, отползает вверх, к дверям жилой палубы.
   - Пусти ее!
   Коннор бездумно кидается вперед, но его удерживает Вдоводел. Команда шхуны рассыпается по палубе, выцеливая тварь стволами огнестрелов.
   - Не зацепите капитана! - кричит Гюльен.
   ...У нее почти человеческое тело, но лишенное половых признаков, ниже пояса переходящее в плоть огромного черного паука. Непропорционально длинные руки сдавливают шею Яники. Девушка выхватывает револьвер, но анимара перехватывает кисть и легко обезоруживает жертву - у человека нет шансов против полутонного монстра.
   - И куда ты собралась? - интересуется Вдоводел у пятящегося к жилой палубе чудовища.
   - Во тьму, - шипит анимара и в ее больших черных глазах - и трех парах меньших, поднимающихся по лбу, - отражается взгляд контрактора, - туда, где вам не найти меня...
   - Да? - вскинув бровь, усмехается Вдоводел, - А так?
   Тварь вскрикивает, отворачивается резко, но почти тут же - бросает на контрактора полный ненависти взгляд:
   - Что ты сделала?!
   - Пометила тебя, - криво усмехается Вдоводел, - так что теперь тебе не скрыться от меня даже в Бездне...
   Резкий, оглушающий вопль хлещет бичом и тут же Коннор понимает, что летит вдоль палубы куда-то в бок. Яркая вспышка, удар в грудь, выбивающий воздух из легких и почти сразу - оглушающий хлопок, растекающийся по рту металлическим привкусом.
   Юноша с трудом поднимается над полом, зажимает рот и нос рукавом, оглядывается - огненный шторм, порожденный взрывом кислородного баллона, усмиряет потоками углекислоты автоматическое пожаротушение. Немыслимой силы толчок Вдоводела спас Коннору жизнь, но что случилось с контрактором - не понять. Парень окидывает палубу взором - команду шхуны раскидало по полу, вроде никто не погиб, но точно не скажешь.
   - Яника...
   Арахноморф почти достигла спасительной двери палубы - если она задраит переборку, Янику не спасти. Не помня себя, Коннор вскакивает и бросается вперед - но не успевает: точно черная молния мелькает в клубах углекислоты, цепляя анимару, протаскивает вдоль палубы и, проломив ограждение лацпорта, выкидывает чудовище прочь. Коннору плевать - точно во сне, он бросается вперед и успевает сбить падающую Янику, перекатываясь по полу и принимая на себя вес ее тела. Падение отзывается болью в спине и правом плече, но даже потерять сознание Коннор не может - права не имеет.
   ...Она так близко - ее дыхание, ее запах...
   - Жива?
   - Ага, - дрожащими пальцами, Яника убирает волосы с лица.
   Им помогают подняться - кто-то из команды, точно не понять. Все бегут к боковой аппарели у лацпорта и замирают, завороженные зрелищем...
   Гигантская паукообразная тварь вскакивает, кидается вперед, к поднимающейся на ноги высокой женской фигуре, ударяет мощными когтями... Вздох ужаса проносится по толпе, а Яника зажимает рот, заглушая собственный крик.
   - ...Ты мне куртку испортила, - Вдоводел поднимает голову и заглядывает в черные глаза анимары, - знаешь, как трудно найти в этой дыре настоящий "Шотт"?!
   Удар головой прямо в рожу чудовища. Контрактор хватает лапы паучихи, без усилия вырывает из собственного тела и, засадив ногой туда, где человеческая часть арахноморфа переходит в животную, резко тащит противницу в сторону. Анимара визжит, пытается сопротивляться - тщетно: Вдоводел раскручивает врага и швыряет на добрую сотню шагов с такой силой, что полутонный монстр, ударившись о сложенные грузовые контейнеры, сносит их, раскидывая по пирсу и распугивая редких докеров.
   - Да кто она такая?! - потрясенно спрашивает кто-то.
   - Ревенант, - не без восхищения отзывается Коннор, - дух Мщения. Сильнейшая из живущих - настоящее чудовище.
   И кричит вниз, указывая рукой на не без труда поднимающуюся анимару:
   - Пристрели ее!
   - Она полмиллиона стоит! - кричит в ответ Вдоводел, разводя руками, - К тому же, не хочу проблем с вице-консулом, - добавляет контрактор, переводя взор на приходящую в себя противницу, - придется по старинке...
   Ревенант скидывает косуху, стягивает с правого запястья напульсник и использует в качестве резинки, собирая волосы в "конский хвост". Хрустит шеей, отступает на полшага назад и принимает боевую стойку.
   - Что ж, иди ко мне, тварь ты заблудшая, - спокойно приглашает она чудовище.
   Анимара не заставляет себя ждать - подхватывает сорокафутовый контейнер, швыряет во врага, бросаясь вперед. Вдоводел отпрыгивает в сторону, сразу же кидаясь наперерез арахноморфу. Паучиха выбрасывает длинную плеть паучьего шелка, но промахивается и тут же получает хук в челюсть. Пытается отмахнуться громадными лапами, но Вдоводел уворачивается и пробивает серию в корпус, от звериной части к человеческой. Анимара явно теряет инициативу, пробует давить массой, но получает пинок в одну паучью конечность, во вторую, и тут же - удар коленом под дых. Окончательно теряя ориентацию пятится, падая массивным брюшком на бетон, пробует защититься руками - тщетно: Вдоводел взвивается винтом и бьет ногой с разворота, отправляя противницу в глубокий нокаут.
   Арахноморф вскидывает лапы, грузно валится набок и остается лежать без движений. Из ран на разбитом лице капает на мокрый бетон желтоватая кровь.
   Вдоводел распрямляется, поводит пару раз правым плечом, смотрит на поверженную противницу.
   - Ненавижу пауков, - точно подытоживая, заключает контрактор.
   С опущенного из лацпорта трапа высыпает на пирс почти вся команда шхуны, подбегает, но останавливается шагах в пяти, точно боясь подойти ближе.
   - Это что, нахрен, было?! - глядя на контрактора совершенно осоловелым взором, спрашивает Гюльен.
   - Тернинг хилл-кик, - ухмыльнувшись, поясняет Вдоводел, - кикбоксинг, старая школа, - добавляет она, видя, что ее не понимают.
   Ясности это, видимо, не добавляет. Улыбка сходит с губ контрактора.
   - Я в детстве любила фильмы с Чаком Норрисом, не смогла удержаться, - точно извиняясь, поясняет она.
   Присутствующие по-прежнему пялятся на нее с совершенным непониманием.
   - Вы не знаете великого Чаки?! - точно не веря в то, что говорит, спрашивает Вдоводел и, поняв, что нет - не знают, закрывает глаза ладонью и, покачав головой, добавляет:
   - Боже, какая же я старая...
   Отходит, подбирает с земли свою косуху, смотрит на рваные дыры в полах, вздыхает грустно и, закидывая на плечо, оборачивается к Коннору.
   - Ты мне теперь куртку должен, - замечает она.
   Парень в ответ только руками разводит.
   Вдоводел подходит, встает в паре шагов, кивает Янике.
   - Договор.
   Девушка лезет в поясную сумку, достает красный резной тубус-футляр и протягивает контрактору. Ревенант снимает правую перчатку и на тыльной стороне ладони вспыхивает сложный сигил.
   - Властью, данной мне Советом Трили в сорока девяти Мирах, я аннулирую этот Договор, - произносит контрактор, рассекая воздух пальцами.
   И тут же футляр в руках девушки рассыпается красным песком, протекая сквозь пальцы на мокрый бетон.
   - Вот и все, - потухшим голосом констатирует Яника, обессиленно опуская руки.
   Коннор осторожно берет ее за руку, пробует заглянуть в глаза.
   - Что теперь?
   - Не знаю, - девушка качает головой, кусает губы, - я все... все вложила в экспедицию. Но без арахны... все зря...
   - Эй, мелкая.
   Дюжина пар глаз упирается во Вдоводела, а та, вынув из внутреннего кармана порванной косухи металлический тубус - чуть крупнее только что уничтоженного, - бросает небрежно Янике. Девушка ловит футляр, смотрит вопросительно - ответом ей служит лишь кривая ухмылка Вдоводела. Открыв футляр, извлекает туго скрученный лист прозрачного пластика, испещренный диаграммами и символами. Разворачивает и зеленые глаза вспыхивают восхищенным огнем:
   - Звездная карта! Это же...
   - Рукав Стрельца, - подсказывает Вдоводел, - и путь к Малькории. Синдикат Крилла отправлял на поиски два десятка экспедиций, - поясняет контрактор в ответ на немой вопрос в глазах Яники, - последний раз, их дредноут достиг планеты, но не смог преодолеть поле синдрома Кесслера. Так что Малькория до сих пор не открыта для навигации - у тебя есть все шансы.
   - Но... откуда это у вас?!
   - Где я взяла это, девочка, там этого уже нет. Не задавай вопросы, на которые не получишь ответов. Огромный звездный дредноут не смог достичь планеты, но у маленькой шхуны есть все шансы - особенно под управлением "лучшего пилота по эту сторону рукава Персея".
   Щеки Яники трогает румянец смущения. Девушка кивает, закусывает край губы.
   - Вы же что-то попросите взамен?
   - Конечно. Однажды, я попрошу тебя об услуге - и ты не сможешь отказать. Это понятно?
   Яника кивает.
   - Смотри сюда, - палец Вдоводела указывает на единственный глаз контрактора.
   Яника подчиняется и почти тут же ойкает, закрывая лицо руками. Коннор обнимает ее за плечи, шепчет что-то успокаивающее.
   - Ну, что, - резюмирует Вдоводел, - если разобрались, то вам пора: нужно сдать эту барышню, - контрактор кивает через плечо на анимару, - СКИДО до того, как она придет в себя, а то, боюсь, еще одного моего хай-кика она не переживет. А вам встречаться со Службой уж точно ни к чему...
   Яника кивает, оборачивается, раздает несколько команд. Отдает карту Гюльену.
   - Введи данные в навигационный компьютер.
   - Есть!
   Пикколо и остальные члены команды взбегают по трапу, суетятся, готовят корабль к старту. Яника провожает их взглядом, оборачивается к Коннору. Косится на Вдоводела, но та, словно бы потеряла к ним интерес и, отойдя на несколько шагов, увлеченно рассматривает собственную порванную косуху.
   Яника подходит ближе, берет друга за руку, выдыхает шумно, точно собираясь с духом.
   - Прости меня, - не поднимая глаз, просит она, - я так... виновата перед тобой. Я думала...
   Она замолкает - его пальцы осторожно касаются подбородка и поднимают ей голову. Взгляд глаза в глаза - Коннор улыбается.
   - Все нормально, - спокойно отвечает он.
   - Спасибо тебе, - искренне благодарит Яника, борясь с каким-то странным чувством.
   Она не понимает, хоть и очень хочет понять. Просто смотрит ему в глаза и вдруг - осознает. Ярко, выпукло - как озарение. Хватает, притягивает к себе и целует - быстро, страстно, точно в последний раз. Что-то вспыхивает в душе - что-то до сих пор неизвестное, но яркое и приятное, растекаясь по телу странным теплом.
   ...Она отступает на полшага, просто понимая, что если не сейчас - то уже не сможет уйти. Он улыбается, убирает осторожно с ее лица непослушную русую прядь, кивает одобрительно.
   - Дождись меня, - просит она, - пожалуйста... просто - дождись!
   И бежит к кораблю. Взбегает по трапу, поворачивает тумблер аппарели и оборачивается. Смотрит на Коннора, улыбается и, смахнув предательскую слезинку, машет рукой.
   Лацпорт закрывается. Шхуна медленно покидает док, уходя в сторону аккреационного диска Бездны. Медленно поднимаются телескопические мачты парусов, вспыхивает едва заметным куполом астральный щит, гудят выхлопом ракетные двигатели доковой тяги. Коннор провожает корабль взглядом.
   Кто-то встает рядом - Вдоводел.
   - Ты что-нибудь знаешь про релятивистское течение времени? - бесцветным голосом интересуется она.
   - Да.
   - Ты понимаешь, что даже с сильным демоном и прыжками через варп, ее путешествие к Малькории займет лет десять?
   - Ага.
   - А если они не смогут закрепиться на планете и установить портал - то все двадцать?
   - Ага.
   - И ты будешь ее ждать?
   - Да, - кивает Коннор, не сводя глаз с медленно разворачивающейся на траектории звездной шхуны.
   Рука Вдоводела вдруг ложится на голову, треплет волосы.
   - Хороший ты парень, Коннор, - улыбается чуть заметно контрактор, - глупый, но хороший. Ладно, - вздыхает она, - пора тебе показать класс: звони своим, пусть высылают наряд, заберут нашу хитиновую подружку. А то докеры, поди, уже вызвали Стражу - не хватало еще, чтобы две конторы устроили свару за наш трофей...
  
   * * *
   ...Сигнал домофона звучит невероятно раздражающе. Кого принесло в такой час? Вдоводел прожимает пластик у болтов, вслушиваясь в звучание и надеясь, что поздний гость уберется к дьяволу - зря. Домофон пиликает повторно и, хочешь-не хочешь, приходится подняться и идти к двери.
   - Да? - выжав кнопку связи, спрашивает контрактор.
   - Это Коннор, - сообщает динамик знакомым голосом.
   Вдоводел вздыхает, жестом отдает команду сенсорному замку и панель лифта внизу разблокируется, давая гостюю доступ на этаж. Лифты в здании старой ткацкой фабрики гремлинов, перестроенной под жилой комплекс, не отличаются расторопностью, так что Вдоводел успевает надеть повязку, сходит к холодильнику и забрать бутылку "Будвайзера", прежде чем массивная металлическая дверь скользит в сторону, впуская в ее берлогу Коннора с большим полиэтиленовым свертком подмышкой.
   - Привет! - машет рукой парень.
   - Заползай, - кивает контрактор, одним движением пальца откупоривая пиво.
   Вдоводел выглядит непривычно в майке-алкоголичке, коротких шортах и с босыми ногами. Коннор оглядывается - впервые у нее. Контрактор обустроилась на перестроенном в лофт чердаке ткацкой фабрики - объемная "студия" с высокими балочными потолками и стенами из огнеупорного кирпича. Спальная зона слева, огромное окно-арка, венчающее противоположную входу стену, интерьер в стиле функционализма. По правую руку, точно выставка - подиум с парой сверкающих хромом кастомных чопперов, коллекция винтажных электрогитар и целый иконостас виниловых пластинок.
   - Что делаешь? - спрашивает Коннор, осматривая хоромы контрактора.
   - Ударную установку настраиваю, - Вдоводел кивает на немалый набор барабанов и тарелок, - нашла, на что потратить премию за анимару.
   Коннор, к своему стыду, в предмете не разбирается совершенно
   - Наверное, тоже какой-нибудь очень редкий и винтажный набор? - скорее утверждает, чем спрашивает.
   - Настоящий "Людвиг", - откладывая настроечный ключ и забирая папиросу, отзывается Вдоводел, - на такой играл великий Алекс Ван Хален.
   - А ты умеешь?
   - Конечно, - прикуривая, отвечает контрактор, - и на гитарах, и на синтезаторе. Но, все же я - ударник, как-никак.
   - Серьезно? - Коннор удивленно вскидывает брови.
   - Да. В институте у нас даже была девичья рок-группа, - она выпускает облачко дыма и усмехается воспоминаниям, - мы вообще тогда были барышни... контркультурные. Любили эпатировать публику - помню, наша бас-гитаристка забилась татухами, так ее чуть не отчислили...
   Коннор подходит к установке, проводит пальцем по обручу тома.
   - А потом? Будешь играть? - оборачивается он.
   - Не знаю, - откровенно отвечает Вдоводел, - для музыки нужна душа, а у меня с этим... непросто. Ладно, зачем пришел-то?
   Коннор, точно спохватившись, достает и раскручивает сверток, сбрасывает клеенку и, приподнимая за плечи, расправляет роскошную косуху.
   - "Шотт Перфекто" с эмблемой "Ночных странников", как и просила, - чуть ли, не светясь от радости, сообщает Коннор.
   Вдоводел усмехается, вставляет папиросу в прорезь пепельницы, отставляет пиво, подходит, принимает косуху из рук гостя. Смотрит пристально, потом надевает прямо поверх домашней майки, освобождает небрежным движением свои седые волосы, оборачивается к зеркалу.
   - Отлично, - констатирует она, покрутившись и рассмотрев обновку, - как родная. Начинаешь исправляться, Коннор.
   Парень в ответ только счастливо лыбится. Вдоводел снимает косуху, вешает на спинку стула и возвращается к кухонной стойке, где курится зажжённая папироса и стынет бутылка "Будвайзера".
   - Еще что-то? - спрашивает она, опираясь крестцом о столешницу.
   - Да, если честно, - сознается Коннор.
   Вдоводел удивленно вскидывает бровь, но решает побыть гостеприимной еще пару минут.
   - Валяй.
   - У тебя, - Коннор, кажется, начинает немного нервничать, - едва ли не самые сильные регенерация и ретроактивное бессмертие среди всех известных существ. Ты мгновенно восстанавливаешь любые физические повреждения, тебя нельзя убить ни оружием, ни магией. И... знаешь, что странно: у существа, способного за считанные секунды буквально восстать из пепла, уже неделю не проходит засос на шее. Почему так?
   Вдоводел вздыхает, против воли касаясь того места, где расплылись по коже предательские пятна. Стряхивает пепел. Решает пару секунд сложную дилемму: дать ответ или свернуть Коннору шею за беспокойство не своим делом?
   - Потому что она - моя Хозяйка.
   Сказано это так беспечно, что буквально кожей чувствуется усилие, с которым рождаются эти слова.
   Коннор выглядит ошеломленным.
   - Но я думал Розенкрейцер...
   - Алистер - мой работодатель, - качает головой Вдоводел, - нас связывают деловые отношения, но не он поднял меня из мертвых, не он похитил душу и не в его власти обратить меня в прах щелчком пальцев.
   Контрактор смотрит в черноту за окном. Коннор, против воли изучающий ее лицо, вдруг понимает: а она красивая, просто что-то исказило ее, точно какая-то тень, ужасы, что она видела, навсегда отпечатались в уголках губ, во взгляде единственного глаза...
   Почему-то это кажется несправедливым.
   - Кто она?
   - Сейчас? Тебе этого лучше не знать, - глухо отзывается Вдоводел, - скажу лишь, что она... Неподсудная.
   - Что?!
   Коннор ушам не верит, а Вдоводел лишь грустно усмехается его изумлению.
   - Да. А когда-то давно, в прошлой жизни... мы были подругами, - странная, осторожная улыбка касается губ ревенанта, - учились вместе, жили в общаге на Массачусетс Авеню, играли альт-рок и гуляли по Гарвардскому мосту, любуясь ночным Бостоном. И да, Коннор, - Вдоводел кидает на него столь сардонический взгляд, что парень невольно заливается краской и ощущает, как предательски горят уши, - я знаю, о чем ты хочешь спросить: иногда просыпались в одной постели. Нет, не подумай ничего такого, - небрежное движение плечом, - у меня в то время даже жених был. Мы не то, чтобы лесбиянки, просто так... получилось.
   - Прости...
   - За что? - Вдоводел смотри на недокуренную папиросу и тушит окурок в пепельнице, - Ты же, поди, не спишь уже неделю, любопытством маешься...
   Коннор заливается краской, а Вдоводелу и дела нет.
   - А зачем...
   - Потому что иногда людям нравится обманываться, - отрешенно отвечает Вдоводел, - верить в то, что ты еще живой. Такой, как раньше. Это... сладкая ложь: наивная, насильственная вера в то, что можно вернуть утраченные мгновения, снова услышать слова, испытать эмоции, почувствовать, вдохнуть... Глупо: спустившись в Бездну и вернувшись назад ты теряешь все, а след памяти, доставшийся тебе из прошлой жизни - как старая фотокарточка: человеку на ней не протянешь руку, не услышишь смех...
   Она молчит, крутит меж пальцами бутылку "Будвайзера", смотрит куда-то сквозь пространство и время. Коннор тоже молчит - просто не знает, что еще сказать: почему-то от слов Вдоводела маетно на душе.
   - Ладно, пойду я, - решает он наконец.
   - Давай, - безразличным тоном отзывается Вдоводел.
   Коннор подходит к лифту, открывает дверь, но, уже занеся ногу, останавливается. Оборачивается через плечо, смотрит на ревенанта - сейчас она кажется ему удивительно человечной и одинокой.
   - Знаешь, Клауд прав, - говорит он, потому что должен сказать, - ты - хороший человек. Нашему миру нужны такие - хорошие люди. Герои. Старой школы.
   Ответом ему служат грустный взгляд и грустная улыбка.
   - Иди уже, бога ради.
   Коннор, как можно добрее улыбается в ответ и нажимает на сенсорной панели лифтовой кабины иконку первого этажа. Дверь закрывается. Вдоводел стоит минуту, слушая, как спускается лифт, потом подходит к дверям и блокирует замки. Выключает свет, в темноте забирает со стола пиво, пепельницу и идет к окну. Садится на широкий подоконник, закуривает, всматривается в горящую неоновыми огнями ночь - как всегда на "темной" стороне, в Кинарете безжалостно поливает. Дорожки капель, бегущих по стеклу, преломляют свет и осколки воспоминаний. Ночь огрызается отблесками далеких молний, отзвуком сирен Стражи, потусторонним пульсом Вечного Города...
   Линдси Гамильтон по кличке "Вдоводел", усмехается своим мыслям. Оборачивается и салютует пивом собственному отражению в зеркале.
   - Ну, что? Твое здоровье... старая школа.
  
  

09.2018

  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"