Альбе: другие произведения.

Мила

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 8.84*41  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередная неординарная героиня. Влада - ты гений, только благодаря тебе она появилась здесь в этом столетии! Спасибо!


   Мила вошла в лифт, и следом вошли двое мужчин со знакомым профессионально-недовольным выражением лица. Полуулыбка Милы явно не вызвала у них восторга. Лифт тронулся. Девушка смотрела на стенку перед собой и думала - почему не пошла пешком? Ответом на вопрос был одиннадцатый этаж, на котором жил приятель. Спускалась она всегда по лестнице, а вот поднималась редко, полезная, однако вещь, этот лифт. Резкий рывок и остановка. 
   - Что за черт!? - ругнулся один из мужчин. 
   Свет моргнул, но не погас. Мила хмыкнула, и тут же услышала раздраженный рык: 
   - Что смешного? 
   - Свет не погас, а то по канону жанра дальше начался бы ужастик, - пояснила она спокойно. 
   - Или эротика, - с усмешкой заметил второй, нажимая кнопку вызова диспетчера. 
   Бесполезное занятие, про себя отметила девушка. 
   На всякий случай Мила достала телефон и убедилась, что связи нет. Пока мужчины переговаривались и снова пробовали связаться с диспетчером, она осознала, как попала. 
   - Я вас отвлеку? - спросила Мила и устроилась на корточках. 
   - Плохо? - тут же уточнил второй, тот, что с усмешкой. 
   - Нет. Просто могу обрисовать ситуацию. Вас скоро искать начнут? 
   - А что? - спросил первый. 
   - Ладно, давайте по порядку. Связи с диспетчером тут почти никогда не бывает. Что-то там накосячили при строительстве и это нормально. Сколько ни жаловались, а участвовали в этом разные люди, специалисты приезжают, проверяют и приходят к выводу - ошибка застройщика. Что-то, где-то в сетях, где и что непонятно. Перекапывать полкилометра разных трасс, чтобы найти косяк никто не собирается. Раз в неделю линию как-то настаивают и на этом все. Второй минус-   связи здесь нет. 
   - Точно, - сказал второй, посмотрев телефон. - А это почему? 
   - Как шутят некоторые, лифт стащили с секретного подземного объекта - чтобы до врага нельзя было дозвониться. Коробка эта непроницаемая. Ни для связи, ни для звука, стучать бесполезно, было такое пару раз. Лифтов здесь два и ломаются они периодически, так что неработающий лифт особого удивления не вызовет. Дважды люди застревали как мы сейчас. Первый раз помогли, насколько я помню, случайно - оба лифта отказали, приехали лифтеры и спасли парочку соседей, те, кстати, через полгода поженились. Второй раз бабуля ждала внука из школы, когда он вовремя не пришел, и дозвониться ему бабуля не смогла, то сначала она поставила на уши лифтовую службу, а только потом шла устраивать разборки в полицию. Я сейчас еду к приятелю поливать цветы, он в командировке, а о том, что я здесь знает тетя, но вместе мы не живем. То есть разыскивать меня начнут только завтра утром, когда не приду на работу. Оттуда позвонят тете, но я сомневаюсь, что она догадается искать меня здесь. Конечно, про этот лифт я рассказывала, но вероятнее у тети сначала пойдут другие версии. 
   - .... - выругались мужчины хором. 
   - Вот я и спрашиваю, когда вас начнут искать и главное где? 
   Первый снова ругнулся и ударил по стенке: 
   - Что за ... 
   Второй тоже сел на корточки напротив Милы и пояснил: 
   - Искать начнут скоро, и в принципе до этого дома дойдут, но тоже скорее всего не раньше завтрашнего дня. Мы едем к знакомому, он нас не ждет. 
   - То есть ничего утешительного, - сделала вывод Мила. 
   - Да. Я бы предпочел даже хорор, если уж не эротику, - сообщил второй. 
   Первый нервно постукивал по полу. 
   - Не повезло, - посочувствовала девушка. 
   - Точно. Вас как зовут? 
   - Милена, но лучше Мила. 
   - Полное имя вызывает неприятные ассоциации? - заинтересовался второй. 
   - Вроде того, не знаю, как у вас, а у меня еще со школы полное имя означало головомойку. 
   - Точно подмечено, - усмехнулся второй и обратился к первому. - Саш, помнишь? 
   - Помню. Вы так и собираетесь сидеть здесь и ждать? 
   - Предложите вариант, - легко согласилась Мила. - Я как в боевиках вскрывать лифты не умею. 
   - Да, мы как-то тоже не асы, Саш? - обратился второй. 
   - Не знаю, в таких случаях у нас всегда есть инструкция, что и как делать, - огрызнулся Александр. - Лифты я ни разу не штурмовал. 
   - А попробовать? - с интересом предложила Мила. 
   Скажем честно, будь тут Женька, она бы помогла, но с незнакомой парочкой это не вариант. 
   - Костик, - представился второй. - Ваши предположения? 
   - Если нам повезло, и второй лифт тоже не работает, то нас вытащат быстро. Точнее не так, либо вытащат до девяти, либо только завтра. 
   - Почему до девяти? Они же круглосуточно. 
   - Диспетчер - да, а бригада нет, - пояснила Мила. - Ради нас из дома людей дергать не будут, как и привлекать спасателей. 
   - Изумительно, - выругался Александр. - То есть полтора часа на спасение или ночевка тут? 
   - Как-то так, но я верю в лучшее, - сказала девушка. 
   - Будем поддерживать вашу веру, - улыбнулся Костик. - Саш? 
   Тот тоже сел и откинулся головой на стенку лифта. 
   - Вы в гости или по делу? - проявила заинтересованность Мила. 
   - По делу, нужно кое с кем встретиться, - отозвался Костик, - хотели это сегодня организовать. Дозвониться не могли, вот и поехали. И чего пешком не пошли? 
   - Я тоже об этом подумала, но одиннадцатый этаж - самый честный ответ, - поддержала беседу Мила. 
   - Мы тоже на одиннадцатый, - хмыкнул Костик, - даже мысли не было, что здесь настолько опасный лифт. Лестница надеюсь нормальная? 
   - Была без сюрпризов, да и не может все сразу таким неординарным оказаться. 
   - Ну, как сказать, странное притягивает необычное. 
   - Да, с этим не поспоришь. 
   - И какого хрена мы к Женьку поперлись, - с досадой спросил Александр. 
   - Да, он же в командировке, - удивленно ответила Мила. 
   - Так это ты та чудная? - вдруг поднял голову Александр. 
   Костик тоже с интересом взглянул на нее. Под двумя тщательно изучающими взглядами Мила даже поежилась и вдруг до нее дошло: 
   - Вы везунчики. Какая вероятность, того, что мы сегодня попали сюда одновременно? Ладно, я про лифт знаю, но вы-то могли и пропустить меня и поехать другим. Да и не пересеклись бы мы тогда. 
   А у Женька? - уточнил Александр. 
   - Я бы не открыла. Его знакомые, это его знакомые, а я просто цветы полить еду. Стали бы вы ждать полчаса? 
   - Нет. 
   - Вот и ответ. 
   - Раз мы так удачно попали, - начал Костик - то, мы вообще-то хотели с тобой встретиться. У нас есть проблема. 
   - И? 
   - Ты вроде как помочь можешь, - продолжил он. 
   - Давайте сразу - на кофейной гуще не гадаю, в хрустальный шар не смотрю, привороты не делаю, от алкоголизма не лечу, ага? У меня просто интуиция есть и все. Остальное преувеличение. А то слышала я про себя... - буркнула Мила. 
   - И что слышала? - заинтересовался Александр. 
   - Все и сразу, включая свидетелей колдовства в полнолуние голой с бубном около костра. 
   Оба мужчины тут же расхохотались, Костик уточнил: 
   - Не было? 
   - Даже близко, но за очень хорошую сумму я готова это организовать. 
   - Насколько хорошая сумма? - заинтересовался Александр. 
   - Можем обсудить, - улыбнулась Мила. 
   - Все понятно, нам, собственно, про твою чуйку говорили, и поэтому хотелось узнать твоё мнение. 
   - Излагай. Выслушаю, но ничего не обещаю. 
   - У нас друг пропал. Не то чтобы такой близкий, но все же не чужой человек. Все что могли - проверили. Спохватились не сразу, а только через месяц, но вроде все проверили, - принялся рассказывать Костик. 
   Александр, порывшись в телефоне, протянул его Миле. 
   В телефоне разных снимков было более чем достаточно. Фотки самого пропавшего. Его машина. Квартира. Какие-то девушки. Друзья. Снимки из соц.сетей. 
   Костик рассказал об исчезновении, Александр показал все что нашли и знали. Мила просмотрела, хмыкнула и призналась: 
   - Что-то есть, но не пойму... 
   - И? - поторопил Александр. 
   - И! Все на этом. Я, правда, не знаю, - чуть устало сказала девушка. - Дайте свои контакты, если вдруг что - я наберу. 
   - И это все? - не понял Александр. 
   - Ага. Я говорила, до экстрасенса мне как до Луны пешком. 
   - По рассказам мы ожидали  чего-то другого. 
   - Я ничего не обещала. Блин, вот каждый раз одно и тоже. Хотите пример моего чутья? Ходила на работу по одной улице примерно год. В одном из домов на углу был магазин. Тряпки, химия, обувь, парикмахерская. Все что угодно, но недолго, не выгодно видать. В очередной раз иду и понимаю - закрыто, а ведь это идеальное место для продуктового магазина. Овощи-фрукты и всякая мелочёвка. Для чего-то крупного рядом сетевые магазины  есть, а мелочевка в самый раз. Пришла домой, рассказала тете, она у меня бизнесвумен. У нее было уже две точки. В мое чутье она поверила и купила это место. Вот уже пять лет там продуктовый, причем полмагазина овощной, а вторая всякая всячина. И реально хорошая прибыль при таком раскладе. А если просто продуктовый, то не выгодно, она пробовала. Откуда я это взяла - не знаю, но вот так оно и работает. У тети сейчас четыре точки и все мы выбрали вместе. 
   - И все? - Костик выглядел разочарованным. 
   - Да, и все. 
   Мила поднялась на ноги и, покачнувшись, сказала: 
   - Одно знаю - в живых вашего знакомого нет. А больше сказать нечего. 
   - Ну, это мы и сами поняли. Но ничего, спасибо. Чего вскочила, садись... 
   - А смысл? 
   Лифт вздрогнул и поехал вниз. Оба мужчины тут же оказались на ногах. На первом этаже их выпустили ремонтники. Мила пошла по лестнице - цветы все же надо полить. Уже на четвёртом этаже ее догнала знакомая парочка. 
   - Знаешь, а что-то в твоем чутье есть, - неожиданно произнес Александр. 
   - В смысле? 
   - Про лифт поняла, да и смерть увидела. Что-то есть такое... не как у всех. 
   - Если исходить из логики про использование мозга на четыре процента, надо полагать, что мой работает на пять-шесть. А вы, кстати, теперь куда? 
   - Мы не договорили, - сказал Костик. 
   Надо отметить мужчины по лестнице поднимались легче, чем Мила. Разговоры ничуть не способствовали сохранению дыхания. Хотя физическая форма у нее неплохая. 
   - В смысле? 
   - Я хотел предложить сотрудничество. Порой надо людей посмотреть или ... 
   - Нет, - резко и категорично отказалась Мила. 
   - А что так? 
   - Я прошу вас не упоминать обо мне вообще. 
   - Причина? - удивился Александр. 
   - Известность меня убьет, - просто сказала Мила. - Я поняла это давно, еще, когда юношеский максимализм зашкаливал. Либо слава, либо жизнь. Чутье четко показало границы. 
   - Даже так? - удивился Александр. 
   - Да. Поэтому, пожалуйста, промолчите, ладно? 
   Пресловутое чутье закивало - будут молчать. Знать, помнить, порой обращаться с вопросами, но молчать. 
   - Хорошо, - согласился Костик. 
   - Ничего нового ты, кстати, не сказала, - заметил Александр. 
   Тут они пришли на одиннадцатый этаж. Мила отдышалась, повернулась к мужчинам и послушно записала их контакты. После чего те пошли вниз, снова проигнорировав лифт. Можно было сказать им, что сейчас с лифтом все в порядке, но девушка промолчала. 
   Пять минут назад все было отлично, но вдруг нахлынули хандра и тоска. Объяснялось это простой мнительностью или расплатой за чутье, она не знала. Но такие перепады настроения были для нее характерны. 
   Полив цветов много времени не занял, как и поверхностное подметание. Дурная хозяйственность порой  просыпалась не вовремя. Поэтому она периодически предпринимала попытки, навести порядок у Женьки. Даже не столько навести порядок - в целом в квартире он поддерживал чистоту, просто иногда хотелось расставить вещи чуть иначе, по-своему. 
   Мила вытащила плетеный пуфик на балкон и посмотрела на город. Красиво, пусть и небо закрыто облаками. Но все равно ночной город, освещенный тысячами светящихся точек, завораживал. 
   Запахло сигаретным дымом, Мила повернула голову и увидела девушку на соседнем балконе. Стеклянная перегородка ничего не закрывала. Красивая брюнетка, с четко очерченным ртом. Молодая, не больше двадцати пяти. В стильно-сексуальном белье. 
   - Добрый вечер, - сказала Мила первой. 
   - Добрый. Женька вроде как нет. 
   - Ага, учится чему-то. Я тут цветы поливаю и борюсь с желанием сделать уборку. Дура ведь. 
   - Точно, - согласилась та. - Наша вечная женская придурь - обогреть, накормить и спать уложить. 
   - Валерия, - позвал мужской голос из квартиры. 
   - Иду... - отозвалась та громко и добавила. - Удачи. 
   - Аналогично. 
   Девушка ушла, а Мила, кроме женской зависти, испытала еще желание набить морду Женьку. С соседкой он точно кувыркался. Сволочь. 
   Не то чтобы они договаривались о верности, не те отношения, но вот так, знать, что рядом была эта... осознание собственной ущербности оказалось сокрушительным. Пресловутое чутье четко сигнализировало, как любовница Мила проигрывала по всем позициям. 
   Один плюс, хозяйственность сдохла сразу. 
   Перекрыв воду и захватив мусор, девушка покинула чужую квартиру. 
   Ведь несусветная глупость, а что поделаешь, если по-другому никак? Мила не ревновала, нет, просто ощущала собственную ущербность, и это не могло не радовать. Она медленно спускалась вниз и пыталась отрешиться от этого глупого ощущения. Друг никуда не денется, в этом чутье было убеждено на сто процентов, с сексом придётся завязать, но, с другой стороны, ничем кроме физиологии для них эти отношения и не были. Не было у них и совместного будущего как у пары, это Мила выяснила еще давно. Но почему-то сейчас ее расстраивала собственная ненужность. Кризис что ли какой-то наступил? Да, нет, она бы заметила... 
   - Иду за вами, а вы ноль внимания, - мужской голос сзади раздался неожиданно. 
   - Простите, - Мила посторонилась, пропуская. 
   Опасности человек не представлял, вот чутье и промолчало. Вместо того, чтобы обойти ее, неожиданный спутник пошел рядом. 
   - О чем хандрите? 
   - О внешности, неудачливости и прочей ерунде, а вы? 
   - Думаете, я хандрю? - поразился он. 
   - Да, вы тоже.  Вместо удовлетворения после посещения любовницы, вы хандрите. 
   - Интересные выводы, беспричинные, правда, но занятные. 
   - Я была на соседнем балконе и видела Валерию. Она слишком хороша и напрягает, - пояснила Мила. 
   - Редкая проницательность. 
   - А ей с вами повезло, - продолжила Мила. 
   - Думаешь? 
   - Да. Вы удачное приобретение как любовник, а вашу неуверенность она хорошо ощущает и это придает сил и собственной уверенности. 
   - Ты случайно не психолог? 
   - Только по образованию, но работаю по другому профилю. 
   - Зря, хороший специалист был бы. 
   - Кто знает, кто знает... 
   За разговором они вышли из подъезда и спутник вдруг предложил: 
   - Зайдем, - махнув рукой на кафе в соседнем здании. - Ты хандришь, я хандрю, может разговор изменит это. 
   - Можно. Я Мила. 
   - Артем. 
   Кафе оказалось полупустым и работало до десяти, о чем их сразу же любезно предупредила официантка. Заказав кофе, пара случайных попутчиков посмотрела друг на друга. Артем улыбнулся и сказал: 
   - Продолжим? Ты такая умная и внимательная, а расстроилась из-за Валерии. Почему? 
   - Потому, что я умная и внимательная, а она красивая и сексуальная. Да, все понимаю, счастье это не гарантирует. К тому же, я и не смогла бы как она жить, но завидовать красивой картине это не мешает. 
   - Логично. 
   - А то, а ты-то, почему до этого дошел? Интересный, состоятельный, так почему любовница подавляет? 
   Он усмехнулся: 
   - Как ты заметила - красивая картинка. Головой все понимаю -   я содержу, и я решаю, но все равно, кажется, что это неправильно... 
   - Не из той сказки? Ну как в Золушку вместо замарашки Красавицу из семи гномов запихнули. 
   - Точно. Она как не для меня. Вроде все как могу себе позволить и прочее, но не мое. 
   - А бросить жалко? Но, знаешь, получается, как в том анекдоте про чемодан без ручки, и нести неудобно, и бросить жалко. Только рано или поздно неудобство перерастет в проблемы, может, стоит бросить барахло сейчас? 
   - Может и стоит. Не знаю... 
   - Тебя жена не устраивает в чем? Или просто так принято, чтоб и жена, и любовница? 
   - Знаешь, жена устраивает, да и идти с толпой необходимости не испытываю, просто порой ... как находит. Глупость полная, - он улыбнулся одними губами. 
   При полностью застывшей мимике лица смотрелось это занятно. 
   - То есть все хорошо. Жена замечательная, дети вообще отдельный разговор, но надо ощутить себя ... собой. Как крылья распахнуть, да? 
   - В точку! 
   - И часто находит? - с исследовательским интересом спросила Мила. 
   - Нет, раз в пару месяцев. Поиграем, разойдемся, я даже вину ощущаю, что изменяю, а потом снова- заново. Вот, что делать? 
   - Хочешь простой совет? Как найдет - позвони мне, а там поговорим, разберемся, из-за чего накатывает. Что тебе мешает просто крыльями помахать? 
   Артем помолчал, и внезапно улыбнулся: 
   - А давай, вдруг поможет. 
   - Хуже не будет, - развела руками Мила. 
   - Точно. Только вопрос - с чего альтруизм? 
   -- Это не альтруизм, а сублимация. Вроде как у меня все так себе, зато можно пойти в мир творить добро. Сейчас приду домой, зарубку сделаю - доброе дело выполнено, план на сегодня осуществлен. 
   - Занятная логика, ладно, давай свой номер. 
   Обменявшись контактами, они разошлись довольные друг другом. Артем предложил подвези, но им оказалось сильно не по пути. По дороге домой Мила с улыбкой отметила - метод сработал, хандра прошла. А еще появилось понимание... 
   Звонок Александру много времени не занял: 
   - Добрый вечер, это Мила, фотографии пролистайте. 
   - А что? 
   - Прямо сейчас, можете? 
   - Да. Что нужно? 
   - Где-то вначале была полуголая брюнетка с длинными волосами, а следом вроде шли снимки на природе... 
   - Нашел. И? 
   - Проверьте ее. Если чутье не ошиблось, она как-то связана с пропажей вашего знакомого. Со смертью - нет, а вот с исчезновением точно. 
   - Да? - недоверчиво протянул он, видимо рассматривая фотографию. 
   - Просто посмотрите, хуже не будет. А больше мне сказать нечего. 
   - Ладно, спасибо. 
   - Не за что. До свидания. 
   - Пока. 
   Сегодня можно будет поставить две зарубки, какой удачный день! 
    
   Очередной рабочий день, очередная муть ни о чем... 
   Миле с одной стороны повезло, а с другой как посмотреть. Работала она юристом, второе образование пришлось получать без отрыва от работы. Ее начальник занятный человек, причем уже третий по карьере и все они были одного типажа. Чутье или издевательство? 
   Сразу после института Мила четко поняла - работать по специальности она не хочет. Психологи ради психологии, мало кому нужны, а большая часть таких рабочих мест -- это должность для галочки. Нет, есть, конечно, специалисты, но это скорее исключение, чем правило. Иной профиль психиатрия, но туда Мила не рвалась сама. Итогом размышлений и даже терзаний, стало решение уйти в иную отрасль, а психологию оставить в качестве хобби. Тогда свое чутье Мила искренне относила к пониманию людей. Всего год на работе и точно так же возникло осознание - людей она не понимает, просто чутье хорошее. 
   Первым рабочим местом естественно стал секретариат, куда по знакомству ее пристроил дядя. И там первое везение - Милу обучив основам спихнули к юристам. Где степенная дама- начальница отдела, решив укрепить дружбу с Милиным дядей заметила, что "неплохо бы получить профильное образование, чтобы всю жизнь в секретаршах не сидеть". Скажем честно, коллектив завода, намедни отметившего полувековой юбилей, это вам не хухры-мухры. Там такие сложности отношений, где не то, что без пол литра, но и с ним не разберешь. Конфликты, начавшиеся еще двадцать лет назад, династийные разборки, дружба коллективами, отделами и прочими образованиями. Болото отравляющее всех и вся... 
   Мила честно выдержала два года, а потом сбежала. Успев, правда поступить на юрфак в родной институт и получить в трудовой заветную запись "Юрист". Уходя с работы, девушка в полной мере осознала, что чувствуют заключенные, выйдя на волю.  
   Отныне большие коллективы вызывали у нее нервную дрожь, поэтому удачно подвернувшаяся работа - помощником у нотариуса стала манной небесной. Очередная начальница - оказалась дамой  в годах, степенной, внимательной и умной. Чуткая и понимающая, где, когда и как следует себя вести, это женщина сделала себя сама. В общем, образец для подражания, которому волей или неволей пришлось следовать. С одной стороны, коллектив в три человека - начальница, Мила и секретарь Лена - отличная команда. С другой, это слишком маленький коллектив, пусть с постоянными клиентами, пусть и не запертый в четырёх стенах. В общем, в таком тесном сотрудничестве тоже были свои минусы. Но плюсов значительно больше. Поэтому Мила, мало того, что спокойно доучилась оставшиеся два года, так еще и наработала огромный опыт. Пусть Римма Борисовна специально ничего не показывала и ничему не учила, но сидя в соседнем кабинете, день за днем волей не волей, что-то да усваиваешь. Официальная хорошая зарплата, четкий график без переработок и прочей суеты. Относительно адекватные люди практически все время. И пока Мила раздумывала остаться или уходить, потому что работа начала давить и вызывать все больше негатива, судьба распорядилась иначе. Римма Борисовна погибла. Самостоятельная, самодостаточная во всем, машину она тоже водила сама. Хотя Мила буквально сразу же поняла, что той за рулем было не комфортно, Итог - авария с незначительными повреждениями, тяжелейшая аллергия непонятно на что в больнице со смертельным исходом. Спасти начальницу не успели. Это стало для Милы шоком и неожиданностью, но ей казалось, что чего-то такого и следовало ожидать... или нет, кто же теперь разберет. 
   Когда девушки передавали дела и документы, к ним в очередной раз забежал один из клиентов - Аркадий Яковлевич. Постоянные клиенты - юристы и адвокаты разных направленностей составляли половину работы и дохода. Шустрый мужчина подсуетился в плане передачи своих контактов другому нотариусу и заодно предложил работу Миле. Работал Аркадий Яковлевич в нескольких местах одновременно, специалистом был неплохим, да еще и с кучей нужных и не слишком знакомств. И ему требовался сотрудник в один из офисов на выполнение той необходимой части, которая занимает половину, если не больше времени -бумажной. Плюс всевозможная текучка, напоминание о сроках, предварительный просмотр документов, да и просто ответы на телефонные звонки. Предложенная работа - частично тот же секретариат, но все же не на должность секретаря. Мила, естественно, не возражала, в отличие от директора, которому ее представили. Тот никак не мог взять в толк, на кой черт ему в штате еще один юрист, причем с хорошим официальным окладом, но при этом не высшего полета как Аркадий Яковлевич. Дальнейшая беседа проходила за закрытыми дверями и закончилась положительно для Милы, на работу ее взяли. 
   Теперь, два года спустя, вопроса "на кой черт" больше не возникало. С появлением Милы, юриста на рабочем месте можно было застать не только чудом, но наконец-то в любой момент времени. Текучка решалась в рабочем порядке, авралы тоже сразу оказывались под контролем. В общем, "не зря Вас взяли" признал директор полгода спустя. С тех пор Мила стала восприниматься неотъемлемой частью этого не слишком дружного и не слишком сложного коллектива. 
   Как обычно, с утра Мила была предоставлена сама себе. Неторопливый утренний ритуал с чашкой кофе и ленивым изучением улицы. Не самое удачное месторасположение, зато, сколько зелени тут летом, как в деревне. Хорошо, что уже настает самое начало весны или скорее окончание зимы, как по календарю, так и реально. День шел как обычно, пока к десяти не появился начальник. Аркадий Яковлевич пребывал в непонятном настроении, так что Мила поздоровавшись, не стала отвлекать человека и продолжила изучать профессиональный журнал. 
   - Мила, посмотри этот договор, скажи, что думаешь. 
   - Хорошо. 
   И Аркадий Яковлевич ушел. Мила сначала бегло просмотрела документ, чутье тут же сделало стойку. Второй раз читала уже внимательнее, но все равно не поняла в чем подвох. Третий раз практически типовой документ на продажу участка читала почти построчно и тут заметила странность. Появление начальника совпало с моментом озарения: 
   - Что нашла? Документы на владение землей, так оформляли только дачные участки. Здесь, как я понимаю черта города и обычное владение. 
   - Точно. Ты молодец. 
   Он забрала договор, перечитал еще раз и, набрав чей-то номер начал устраивать разнос. Любил Аркадий некую театральность, этого у него не отнять. 
   После обеда позвонил Женька: 
   - Привет, подруга, я сегодня возвращаюсь. Зайти не хочешь? 
   - Поприветствовать друга или как? 
   - Лучше или как, - с усмешкой сказал он. 
   - Жень, я с твоей соседкой пообщалась, лучше к ней в гости зайди. 
   - Милка, вот умеешь ты сказать приятное. 
   -- Это и в самом деле приятное - ее покровитель бросил, утешишь. 
   - Откуда инфа? 
   - От покровителя, мы с ним вчера лестнице вместе спускались, - со смешком сказала Мила. 
   - Везет тебе. 
   - И не говори. 
   - Ладно, раз так то я в  пролете, На выходных занята? 
   - Нет, только к тете съездить хотела. 
   - Есть идея. Завтра заходи, обсудим. 
   - Договорились. 
   - Пока. 
   Вот умел Женька заинтриговать. 
   Вечером пришлось забежать в магазин и узнать, как дела. Не то чтобы это действительно требовалось, но тетя просила присматривать. В ее отсутствие всем занималась Маргарита, намного более компетентная и сведущая чем Мила. С другой стороны, родная кровь -- это родная кровь. 
   Уже дома ее застал звонок с незнакомого номера. 
   - Да? 
   - Мила. Добрый вечер, это Александр - попутчик из лифта. 
   - Помню, помню, как ваши дела? 
   - Не плохо, правда, кое- что хотелось бы обсудить. Это возможно? 
   - Вполне. Когда и где? 
   - Желательно сегодня, могу подъехать, куда вам удобно или Вы ко мне. 
   - К себе не приглашу, уж не обессудьте, это личное, лучше к вам или если хотите, можем встретиться у Женьки... 
   - В лифте, - со смешком предложил собеседник. 
   - Отличный вариант, зато никто не помешает и не подслушает. Чем не довод? - засмеялась Мила. 
   - Тогда лучше ко мне, адрес запишите или прислать сообщением? 
   - Запишу. 
   Мила записала адрес и заверила, что в течение получаса появится. Пока одевалась, позвонила другу. Женька с удивлением выслушал рассказ о эпопее с лифтом, не узнал по описанию незваных гостей, но записал адрес, по которому планировала поехать Мила, и пообещал узнать, кто именно там проживает. 
   Уже в такси по дороге к дому Александра Мила поймала себя на стойком нежелании, куда-либо ехать. 
   - Остановите, пожалуйста, - попросила она водителя. 
   - Что случилось? 
   - Передумала, предчувствие плохое, ну его это свидание. 
   - Нервы? - понимающе предположил водитель. 
   - Лучше быть нервной, но живой, чем спокойной и мертвой, - с усмешкой отозвалась Мила. 
   - Точно. Тогда сто рублей за вызов. 
   - Конечно. Спасибо. 
   Мила вышла на улицу и, подумав, достала все-таки телефон. Один звонок без ответа, второй, третий... а потом абонент просто пропал из сети. 
   Все бы ничего, но вкупе с чутьем выходила странноватая картинка. 
   - Жень, ты не мог бы кое-что узнать? Смотри, как получается... 
   Друг выслушал и моментально пообещал разузнать, в чем дело. Пока Мила шла в сторону дома и размышляла, чутье начало вырисовывать картинку. Звонок Женьки пояснил детали: 
   - Странное это дело. Я выяснил кто этот Александр, мы с ним шапочно знакомы. Тип из наших. Короче, к его дому подъехал патруль и нашел его полуживого около машины. Огрели по башке, воткнули нож в живот и забрали деньги и телефон, типа нарики на дозу - сказал Женька с непонятной интонацией. 
   - Но? 
   - Даже для ДПСников это бредом отдает. У него говорят на шее цепь толщиной в палец, карточки в кошельке, машина за лям рядом, и ее не открыли. Да и главное, нарики хорошо знают, кого можно трогать кого нет - у него на морде крупными буквами ОРГАНЫ написано. Там сейчас трясти начнут всех и вся, и либо вытрясут, либо свои порешат. 
   - Подъехала ваша фирменная машина и конечно ничего никто не заметил, а появись там я одна... 
   - Кто знает, кого бы там нашла, - согласился друг. - Жить Шурик будет, скорая его уже увезла, группа приехала, в общем, шухер наводят. Идеи есть? 
   - Да, они со вторым - Костиком искали какого-то приятеля... 
   Мила пересказала, что знала о приятеле, рассказала про девицу с фотографии, о которой Александр узнал вчера, а сегодня вдруг получил ножом в живот. Женька слушал, молча, но даже по дыханию становилось понятно, что услышанное ему не нравится. 
   - Понял. Подъеду туда сам, потолкую с мужиками, уточню, что за Костик и перескажу твою историю. 
   - Ага. Потом расскажешь, что и как. 
   - Договорились. 
   На следующий день Женька нагрянул   к Миле на работу. 
   - Привет, - сказала чуть удивленная девушка, подходя и обнимая. - Не ожидала. Ты как? 
   - Нормально. 
   Друг снял куртку и устроился в кресле: 
   - Кофейку можно? 
   - Наглость наше все. 
   Но, тем не менее, потправилась варить кофе. 
   - Зато кое-что интересное расскажу. Всплыл твой Костик, занятный тип. Делом Шурика занялся Сыч - серьезный мужик и про тебя наслышан. Мой пересказ событий его чуток удивил, но сама знаешь, в совпадения у нас мало кто верит. Нашли эту девку, точнее обнаружили, что она пропала, ее начал искать Влад и тоже пропал, потом Шурик поинтересовался. Короче, девкой занялись всерьез. Пока ничего, но зато могу показать больше. 
   И Женька стал рыться в интернете. Через пару минут Мила полюбовалась страницей Влада, а потом и пропавшей Викторией. И тут чутье дало о себе знать... 
   - Хм... 
   - Милка? 
   - Подожди... 
   Девушка откинулась в кресле, потом отняла у друга кружку и выпила пару глотков кофе. Какая сладкая гадость, что ему в этом нравится, спрашивается? 
   - Жень, давай так, - сказала Мила, отдавая кружку. - Чутье сработало, но картинки как всегда нет. Ну, ты им намекнешь и займешься своими делами, ага? 
   - Думаешь так? 
   - Думаю да. Что-то там настолько грязное, что лучше не лезть. 
   - Договорились. Вечером заберу. 
   - Ок. 
   Друг ушел, а Мила смотрела в окно и думала - во что это все выльется? Чутье редко ее подводило. 
   Как и обещал Женька заехал за ней после работы. Пока ждала стоя на крыльце, Мила, успела услышать пару-тройку пожеланий от сотрудников, кратко сводившихся к одному - думай, а то так до старости одна куковать и будешь. В машину села в крайне задумчивом состоянии.
   - Ты чего такая ... потерянная? - уточнил Женька с обычной усмешкой. 
   А ведь он постоянно носил маску - душа компании. Что, разумеется, частично отражало его суть, но по большей части было именно маской. Потому что, несмотря на полгорода знакомых, реально близких людей у него раз - два и обчелся. 
   - Да, так, думаю... 
   - Какую ересь на этот раз? 
   - Я не состоялась как женщина. Обидно. 
   - Ну, мать, ты даешь, - расхохотался друг и уточнил. - А состояться как женщина, это когда лицо на обложке журнала или семеро по лавкам? 
   - Не язви. 
   - Я серьезно. Что для тебя состояться как женщина? Как понимаю это не про девственность или все же в эту степь? 
   - Женщина -- это женщина. 
   - А ты кто? Чисто определение по полу - он или оно? Милк, ты порой как что-то скажешь, даже не знаю, как реагировать. Вот давай для примера возьмем Лариску - она на твой взгляд состоялась? 
   - Да. 
   О Женькиной бывшей Мила знала немало, вторую такую дуру надо было поискать. 
   - Почему? Она тоже не лицо с обложки и детей нет. Хотя скажем честно , есть у нее зацикленность на семейных гнездах. 
   - Именно - у нее зацикленность. 
   - Лады - Мерлин Монро состоялась? 
   - Да. Жень, я понимаю, просто... 
   - Нет Мил, если есть критерии, то давай уточним какие. Если ты просто жалеешь себя, то это глупость. Кстати приехали. 
   - И что здесь? 
   - Новый наставник, пойдем знакомиться. 
   - А подробности? 
   - Будут тебе подробности. 
   Здесь оказалась спортивная школа, а в ней секция боевых искусств. И кроме стандартных направленностей - карате, дзюдо, здесь работал еще тренер по винчун. Девушка даже опешила. Последние три года после объезда Борисыча, она тренировалась дома сама, порой удавалось поработать с Женькой. Тот винчун особенно не практиковал, только как часть общей собственной системы. 
   Тренером оказался довольно молодой мужчина, где-то под сорок, представившийся Сергеем и предложивший после разминки показать, что они умеют. Мила переодевшись, вышла на маты. Разминка, растяжка, моральная подготовка и спарринг. Сергей действительно был мастером. Милу все же нельзя было назвать крепким профи, несмотря на десять лет практики, а вот Сергей именно такой. Конечно, сравнение могло выйти не корректным, но кажется, Борисыч был лучше. 
   - Понятно. Неплохо, но нет практики. 
   - Есть, но... 
   - Не часто, не в полную силу и прочее, - пояснил Женька. - Можно я попробую, правда, не уверен, что останусь в технике. 
   - Да, помню. 
   Мила отрабатывала руки и наблюдала за схваткой мужчин. Смотрелось шикарно, и надо отметить Женька уверенно побеждал. Хотя объективно - исключительно за счет разнообразных приемов. Периодически он спохватывался и пытался вернуться к одному стилю, но выходило так себе. 
   Сергей сделал шаг назад и поклонился. Женька с секундной паузой повторил. 
   - Смешанный стиль, но эффективный. Где работаете? 
   - Полиция, но у меня офисная деятельность... 
   - Не слушайте этого героя. Он сначала в армии попал в десант к хорошим инструкторам, а потом, вернувшись, устроился в ОМОН. Только спустя пару лет перешел на кабинетную работу, - перебила Мила. 
   - Оно заметно. Думаю, вам будет интересно и продуктивнее работать у Василия. Мне вам нечего дать. 
   - А место для спарринга? - возразил Женька. 
   - И смысл? Надо полагать, Мила, вы работали именно с ним? 
   - Да, со мной он старался быть больше в технике, но... 
   - Но чуть что уходит в другие. В целом стиль эффективный и отточенный, просто вы сбиваетесь и со мной. Можно посмотреть на вас, Мила? 
   Драться с Женькой Мила не любила в принципе, с самого начала тренировок. Хотя он стал другом именно тогда больше десяти лет назад. 
   Блоки. Блоки. Блоки. Редкие попытки атаковать успеха не приносили. Женька с легкостью блокировал все и снова атаковал. Пару минут и Мила на мате в жестком захвате. 
   - Неплохо, но, Мила вы уходите от стиля, пробуя повторить чужие приемы, которые не потянете физически. Мало работаете руками, больше полагаясь на ноги, и по мелочевке. Если хотите нормально владеть стилем, то тренироваться надо постоянно. 
   - Знаю. Просто после объезда Борисыча никто не взялся вести секцию, - девушка поднялась и потянувшись подошла к тренеру. - Те пара человек кто в принципе могли бы - это такие как Женька, со своим собственным стилем. А мы, еще пара человек, не доросли до уровня учить и подсказывать. Первое время еще собирались, а потом оно сошло на нет. 
   - Понятно. Буду рад видеть вас и ту пару человек в зале. Базис неплохой, просто не хватает разнообразной практики, - повторил Сергей. - Руками вы почти не работаете. 
   - Я его все равно руками не пробью, - пояснила Мила, махнув в сторону Женьки. 
   - Понимаю. Как и ваши трудности, - обратился уже к Женьке. 
   - Заметно? 
   - А мне рассказать? - тут же заинтересовалась Мила. 
   - Он вас бережет и не только не проводит удары в полную силу -- это понятно, но и сам пробует отвести некоторые атаки. А его стиль под это не рассчитан. Пойдемте, Василий как раз сегодня тут. Может у него кто-то есть. 
   У упомянутого Василия была группа новичков по самообороне. В стороне от них тренировалось два парня. Пока дамы отрабатывали удар коленом, Василий выслушал Сергея и подозвал одного из парней. В дальней части состоялся спарринг. Неплохо, но всего с нескольких ударов Женька паренька уложил. 
   - Хм. Понял, во вторник Бык придет, тебе такого уровня соперники нужны, - спокойно сказал Василий - щуплый мужчина за пятьдесят. - Иди сюда, давай посмотрим. 
   Этот поединок вышел на порядок интереснее. Василий работал в непонятной технике с активными ногами и удачно уходил от атак Женьки. А через какое-то время, и вовсе подловив того, приложил об пол. Друг тут же попробовал вскочить, но Василий остановил словами: 
   - Лежи, а то сотрясение будет. Перестарался, прости. 
   - Не за что. Хороший удар. 
   - Спасибо. Надумаешь, приходи во вторник. 
   - Ага. Буду. 
   - ТАК почему остановились? Все всё отработали? 
   Сергей неожиданно предложил Миле попробовать себя с другим соперником. Девушке достался второй парень. Шустрый верткий активный, но более удобный что ли. Оба двигались осторожно, изучая друг друга, но, в конце концов, парень ее сбил с ног. Глупо вышло, пропустила такой банальный прием ... 
   - Спасибо. 
   - Ага. 
   - Надо чаще практиковать, - снова сказал Сергей. 
   - Поняла. Начну ходить регулярно. Вы по каким дням? 
   Мила узнала расписание и цену занятий, а еще обещала обзвонить знакомых и они пошли к выходу. Мрачно - недовольный Женька шел рядом. 
   Отъезжая от спорт школы, друг пребывал все в том же настроении. 
   - Жень ты чего? 
   - Ничего. 
   - Я понимаю, неприятно проиграть, но не так же сильно убиваться из-за этого. 
   - Ты его видела?! - взорвался Женька. - Кому скажи, что меня такая глиста положила - сдохнут от смеха. 
   - Ну, не преувеличивай. Реально неплохой мастер, это раз. Ты, когда бросил регулярно тренироваться?
   - Я хожу! 
   - Ага, раз в неделю, если сложится, ну раз в две обязательно. Жень, это даже не смешно. Мы с тобой дома делаем необходимый минимум и все. Полноценно ни ты, ни я не работаем, ленимся. 
   - Такая умная, слов нет, - язвительно сказал Женька. 
   - Ага. Такая. Ты меня накормишь? - уточнила Мила, видя, что друг приехал к себе домой. 
   - Обжора. 
   - Кто бы говорил. 
   Как-то так вышло, что Мила готовить не любила. Уметь в общем умела, но практически этого не делала. Рядом всегда были тетя или Женька - любивший проводить время на кухне. Нельзя сказать, будто он все время что-то творил, как хорошая домохозяйка, но пару раз в неделю запрягался и обеспечивал себя едой на все остальное время. По настроению даже выпечкой занимался, жаль не часто. 
   - Чем помочь? -поинтересовалась Мила, устраиваясь на кухне на диванчике. 
   - Не мешай, - рыкнул он. 
   Вот это переклинило, с восхищением отметила девушка. Наблюдать за ним было приятно. Нельзя сказать, чтобы Женька смахивал на Терминатора, нет. Специально он не качался. Такое было лет пять назад. Тогда это смотрелось шикарно, все завидовали. Потом он что-то осознал и свел тренировки к необходимому минимуму. А может просто лень взяла свое. В целом Женька держал себя не просто в форме, а в хорошей форме. Пусть без четко прорисованных мышц, но имеющийся рельеф тоже приятно было приласкать. 
   - Жень, а, Жень... 
   Мила подошла со спины и обняла друга. 
   - А ну его этот ужин. Давай-ка я лучше к тебе попристаю. Хотя соседку твою забыть не могу, - не удержалась она. 
   - Это что за жест благотворительности? - резко и зло спросил он. 
   Точно переклинило. 
   - Это не благотворительность, это любознательность. Такой заведённый, что мне очень хочется узнать какой ты будешь в кровати? -призналась она. 
   - МИЛ! - рявкнул Женька . 
   - Ага, ага, слушаю. 
   - Не доводи. 
   - Даже и не думала, - улыбнулась девушка. 
   Ей, на самом деле было интересно. 
   - Кстати, а как соседка в кровати? - вдруг вспомнила она. 
   - Хреново, - хмыкнул друг. 
   - Серьезно?! - поразилась Мила. 
   - Ага. Слишком рисуется, причем не передо мной. Я все ждал слов "Свет. Камера. Мотор" 
   Мила аж застыла на месте, чутье принялось вопить благим матом. 
   - Милка, ты чего? 
   - Да вот кое-что поняла. Я позвоню, ага? 
   - Ага, ага, - передразнил он. - Кому звонить надумала? 
   - Бывшему покровителю твоей соседки. Помнишь, рассказывала, как мы с ним вместе лестницу покоряли? 
   Женька облокотился о стол бедром и, скрестив руки на груди недовольно сказал: 
   - Вот объясни мне только одно. Ты вроде как человек нелюдимый и почти домашний. Так какого черта около тебя все время толпы мужиков ошиваются? 
   - Ты ревнуешь? - с восхищением вырвалось у Милы. - Обалдеть. Но по этой теме - лучше ты ответь. Вот около тебя действительно ошиваются толпы мужиков, мне тоже начинать беспокоиться? 
   Женька расхохотался: 
   - Язва. 
   - Ничего подобного. Сам знаешь, мне с женщинами общаться сложнее. Я все понимаю, иная логика и все такое, сама этим страдаю, но порой логика настолько ИНАЯ, что реально подозреваешь существование инопланетного разума. 
   Найти номер Артема было не сложно. Тот буквально через две минуты после получения сообщения перезвонил: 
   - Добрый вечер. Вы по делу? - серьезный и деловой тон. 
   - Да. Мы тут с другом обсуждали его соседку, и прозвучала такая фраза - "Я все ждал слов режиссёра - свет, камера, мотор". Вы случайно профессию порноактёра не осваивали? 
   - Черт. Понял. Спасибо. Разберусь. 
   - Не за что. До свидания. 
   Женька, выслушавший беседу, динамики у телефона были так себе, слышимость отличная, заинтересовался: 
   - И чем тебя этот тип заинтересовал? 
   - Знаком? 
   - Пару раз пересекались, слишком самодовольный. 
   - Заметила. Любопытно, как он объясняет свои походы налево. Дескать, дома все хорошо, жена прелесть, дети - мечта, и все отлично, но раз в пару месяцев так хочется крылья расправить и встряхнуться. 
   - Жена перестала быть кривым зеркалом, и он ищет такое на стороне, - понимающе хмыкнул друг. 
   - Ага. И даже не понимает, что он делает. Эгоизм в чистом виде. 
   - Решила сделать доброе дело? 
   - Не знаю, если он захочет - подскажу, а там видно будет. 
   Когда-то давно Мила сразу и резко раскрывала людям глаза. Всего за два раза убедившись в глупости таких поступков, решила больше не вмешиваться. Впоследствии, если настроение было хорошее, и человек не отталкивал, она подсказывала мягко. Как ни странно, но большая часть слышала доводы и делала выводы сама. 
   - Добрые дела на сегодня выполнены? - иронично уточнил Женька. 
   - Ага, а что? 
   - Пошли, будешь проверять. 
   - Что и как? - не сообразила Мила. 
   - Девичья память, - хмыкнул друг и, подойдя, поцеловал. 
   Поцелуй оказался неожиданно жестким и властным. Мила даже растерялась, Женька был потрясающим и очень чутким любовником. Не то чтобы Мила была супер- специалистом. Собственно Женька стал ее третьим партнером, но когда с мужчиной ты чувствуешь себя уверенно, то это показатель.  Прежде Мила всегда стеснялась, не была уверена в себе и думала о том, как она выглядит со стороны. Но с Женькой она была собой, просто собой, но при этом чувствовала себя на высоте. 
   Сегодняшний Женька, грубоватый, властно-доминантный и откровенно наказывающий ее за что-то, удивил. Мила впервые за долгое время полностью расслабилась и поплыла. Собственная беспомощность заводила. Мила потерялась в ощущениях и эмоциях, так хорошо ей не было уже очень давно. Да практически ни разу с их самой первой ночи. 
   Когда Мила отдышалась и начала осознавать реальность, она поняла, что забилась под руку к Женьке и тихо сопит ему в подмышку. 
   - Ты живой? - уточнила Мила негромко. 
   - Да, - со смешком сказал он. - Если бы я знал, что тебя так заводит связывание, давно как куколка была бы обмотана. 
   - Ты, о чем? - не поняла она. 
   - А том самом, думаешь не заметно, что тебе все равно. Секс -- значит секс, уборка -- значит уборка... 
   - Не правда! - возмущенно перебила Мила. 
   - Ага, после первого раза ни одного нормального отклика. 
   - Не так, я реагировала и сама... 
   - Да, да, и сама. Все понятно с тобой. И чего молчала, а? Сколько времени ерундой занимались. 
   - Ничего себе ерунда, а я все равно не понимаю, о чем ты, - возмущенно выразилась Мила. - Мне с тобой было хорошо! 
   - Ага. Не спорю. Но не классно, что бы я ни делал. Тихушница, блин... 
   Женька поднялся и не одеваясь , подошел к комоду. Милу всегда умиляло эта его легкость принятия своего тела. Друг не комплексовал ни по каким поводам, вот кроме, наверное, сегодняшнего спарринга. Вернулся Женька с ярко синей лентой. 
   - Это тебе зачем? 
   - А хрен его знает, жалко выбросить было. Лежать. Проведем эксперимент. 
   - Какой? 
   - Экспериментальный, - сказал он и привязал руки Милы к кровати, вот и пригодились завитки в изголовье. 
   - А вдруг я так не хочу? 
   - Ага, у мурашки у тебя от холода, - поддел друг. - Заводит подчиненное положение, Милочка? 
   - Не смешно, мне может страшно. 
   - Ага. И что твоя пресловутая интуиция говорит? - с любопытством спросил он. 
   - Молчит... 
   - Значит, не страшно. 
   Фиксация рук и впрямь пробудила в ней что-то незнакомое и нецивилизованное. А когда Женька завязал ей глаза платком, стало на самом деле страшно... 
   Нет, не страшно, скорее волнительно. Предвкушение. Опасение. Нервное ожидание. Подёргав руки и убедившись, что зафиксирована она надежно, Мила полностью погрузилась в эмоции. Чутье, зараза, молчало. Значит, ничего плохого не будет, но все равно... жутковато. 
   Когда Женька коснулся груди, Мила подпрыгнула, настолько неожиданно и чувствительно это было. 
   - И как? 
   - Отвяжи! - потребовала она серьезно. 
   Слишком много эмоций, слишком возбуждающе, всего слишком... 
   - Ну, уж нет, теперь моя очередь получать удовольствие. А если вдруг это твоя фишка, знаешь, какой красивый ошейничек я тебе найду? 
   - ЖЕНЬ! 
   - Ага, ага. Что ты хотела сказать? Ты только учти еще немного, и появится кляп. 
   И этот гад ее поцеловал. Ощущение обострились, эмоции переполняли, близость была действительно близостью, а не сексом. 
   Такой эмоционально и физически опустошенной Мила не ощущала себя давно. Довольный Женька нехотя отвязал ей руки и сбросил повязку с глаз. Откуда только силы взялись, но Мила на полном серьезе принялась его душить, усевшись сверху. 
   - Милка, захват поменяй, так не выйдет, - засмеялся он вполголоса довольный и расслабленный. 
   - Ты гад! Ты просто слов нет, какой гад! 
   - Ага. Зато ты улетела, да и я тоже. Классно вышло. Значит, заводит тебя подчинение и беспомощность... 
   - И не только меня, Женечка, - на ухо прошипела Мила. - Вот почему ТЕБЯ так заводит беспомощность женщины, а? 
   - А меня только твоя беспомощность заводит, - легко сказал Женька и неожиданно серьезно добавил. - Было у меня такое с мужиками - по- настоящему связанная жертва. Я не стал... не захотел. 
   Мила удивленно посмотрела на него, подобных откровенностей раньше между ними не было. Она хорошо понимала, что для белого и пушистого у Женьки многовато черной чешуи. Да и никогда он не был рыцарем в блестящих доспехах. Обычный человек, старающийся делать хорошего чуть больше чем плохого. Но вот такие откровения скорее подразумевались, чем озвучивались. 
   - Ты, когда из подъезда выходишь, что видишь? - спросила Мила. 
   - МИЛ? 
   - Ответь. 
   - Ну, не знаю, двор... 
   - И? 
   - Машины разных цветов, иногда девчонок в ярких куртках. Людей. Вчера букет цветов в багажнике заметил. Блин, не знаю ... все и сразу вижу, а что? 
   - А то, - усмехнулась Мила и потерлась щекой о его грудь. - Мы, когда снова начали общаться, и поехали в первый раз, я у тебя спросила и знаешь, что ты ответил? Грязь под ногами или пыль, но все время что-то такое неприятное. Потом, когда вы уже разошлись с Лариской я снова спросила, ты перечислил деревья перед домом, скамейки, исписанные невесть чем и прочее. Хотя снова было лето, но зелень ты даже не заметил. Зато теперь, в эту грязную весну видишь яркие пятна машин и людей. Поздравляю - ты здоров 
   - Спасибо, доктор, а я и не заметил, что болел, - иронично хмыкнул Женька. 
   - Ты  и правда не замечал, зато со стороны это было видно. Знаешь, почему я тебе глаза открыла на Лариску? 
   - Доброе дело сделала, помню. 
   - Неа, ну это тоже, но только ... и как сказать не знаю...Ты словно сломался. Ты мне конечно никогда не нравился.... Ай, не дерись! 
   - Глупости не болтай, - хмыкнул Женька, погладив ее ягодицу, по которой шлепнул секундой раньше. 
   - Сам ты глупости! - возмутилась Мила. - Знаешь, в детстве, точнее в юности ты мне не нравился. Весь такой компанейский, а на меня ноль внимания, и вообще гад... 
   Женька расхохотался: 
   - Главное ноль внимания. К тебе было не подойти - королева снежная. 
   - Ну, да. Но я до сих пор такая. Так вот, когда мы снова встретились прошло уже почти семь леты так заматерел, возмужал и словно испачкался. Понимаешь, всегда, каким бы гадом ты ни был, ты проецировал позитив. Не только и не столько словами, а сколько мировоззрением. А тут вдруг - профессионально-недовольное выражение лица, которое постепенно становилось твоей сущностью. Чтобы тебя из этого вытянуть и пришлось показать отношение к придуманной картинке жизни. После этого ты разошелся с Лариской и работу тоже решил сменить, ведь так? 
   - Ну, допустим. И с чего такая благотворительность? Для себя место освобождала? - насмешливо спросил он. 
   - На самом деле нет. До сих пор не понимаю, почему мы с тобой спим. Просто хотела, чтобы ты снова нес позитив. Ведь скажи, с теми своими приятелями ты разошелся, так? 
   Вместо ответа на вопрос Женька пробурчал: 
   - И почему я с тобой такой умной связался, не знаешь? 
   - Знаю... 
   - Вопрос был риторический, - перебил он, поднимаясь. 
   - Да, да, покормить побежденных  это хорошая идея, - тут же переключилась Мила с улыбкой. - Но я все же отвечу. Ты благодаря мне раскрываешь лучшие стороны, и я благодаря тебе тоже остаюсь собой. 
   Тут у Женьки зазвонил телефон. Мила посмотрела на часы - час ночи. Самое время для звонка. Телефон у друга работал нормально, слышно было только его слова, а не собеседника. 
   - Да.... Заходи. Дома. Ну, Олег, ты дурак. Ладно. Жду. 
   - И? 
   - Гость появится. Оденься, что ли, - сказал Женька. 
   - А то? 
   - Выдеру, - пообещал он с мрачной решимостью. 
   Собственнические инстинкты цвели буйным цветом. 
   - Хм... мне такие игры не нравятся, - возмущенно сказала Мила, направляясь к вещам. 
   Шлепок по попе заставил подпрыгнуть и взвизгнуть, настолько неожиданным он был. 
   - Еще как нравятся, будешь плохо себя вести - продолжим. 
   - Тиран! 
   - Деспот, - согласился он и ушел открывать дверь. 
   Шум и разговоры в прихожей особого интереса не вызвали, хотя Миле было любопытно кто это додумался прийти в гости в такое время. Обычно, несмотря ни на что, знакомые Женьки были адекватными. 
   Гость на что-то жаловался и ругался  вполголоса. 
   - Теперь не отвертишься, - сказала Мила, выходя в коридор. - Здравствуйте. 
   - Здрасте, я вам помешал? - устало осведомился гость. 
   - Ничуть. Теперь Женьке придется нас обоих покормить, а то меня одну кормить он отказывался. Дескать, по ночам есть вредно, отложим на завтра. 
   - Язва, - усмехнулся друг. 
   Гость тоже улыбнулся и стал разуваться. Через пару минут все трое сидели на кухне, и хозяин снова поставил на плиту сковородку. 
   - Мила, - представилась девушка. 
   - Наслышан, - улыбнулся гость. - Олег. 
   - А я признаюсь о вас не в курсе, - с улыбкой произнесла она. 
   - Надо думать обо всех Женька не рассказывал. 
   - Ну, ну, нашли крайнего, - раздался насмешливый голос друга. 
   - Проявлю женское любопытство - вы в гости, или соскучились, или что-то стряслось? 
   - Семья у меня развалилась, вот и все, - сказал Олег устало. 
   - Бывает, - сочувственно согласилась Мила. - Вам посочувствовать или поздравить? 
   - Скорее по логике второе, но пока первое. 
   - Сочувствую вашей утрате, - с серьезным лицом сказала девушка. 
   Олег устало улыбнулся: 
   - Спасибо, у вас хорошо выходит. 
   - Пожалуйста. Если не затруднит - скажите, что вы видите, выходя утром на улицу? Вот открыли дверь подъезда и? 
   - Ну, не знаю, двор. Ступеньки вечно скользкие. Грязь под ногами, не знаю, чем сейчас посыпают лед, но постоянная грязь добивает. Обычно попадаю на мусор, дворник проходит позже. А что? 
   - А что вы видели раньше? Ну, например, когда учились, жили в общежитии или дома? 
   - В общаге, - с улыбкой вспомнил Олег. - Пару скамеек. Зеленый, вечно затоптанный двор с клумбами. 
   - А зимой? 
   - Белый снег, часть букв в соседнем магазине не горела и оставшиеся образовывали интересные блики на снегу. Веселое было время. 
   - А мусор был? Я просто никогда в общагах не жила... - пояснила Мила. 
   - Был, как не быть, если это место обитания кучи студентов. Его постоянно убирали и призывали нас не мусорить, но как-то меньше замечал, - задумчиво отозвался Олег и удивленно посмотрел на Милу. 
   Та улыбнулась и пояснила: 
   - Я понимаю, когда восприятие мира со временем меняется, это нормально и естественно. Но почему с каждым годом оно становится все более серым и грязным? Это не только вы такой, на самом деле это происходит с большинством. Просто обратите внимание на свою жизнь, может что-то можно изменить, чтобы снова как в юности видеть цвета и яркие моменты? 
   - Да, наверное. Спасибо. 
   - Не за что, - снова улыбнулась Мила. 
   - Теперь понимаю, почему вас так хвалят. Вы по специальности работаете? 
   - Нет, я юрист. 
   - Зря, вы хороший специалист. 
   - Это мое личностное развитие, - с умным видом покивала Мила и снова улыбнулась. 
   - Помощь другим? - не понял Олег. 
   - Да, у нее специальная табличка, куда этот "добрый" человечек записывает - "Сделала доброе дело. Плюсик". Ты у нее пойдешь или вчерашним, или уже сегодняшним числом. Каким кстати? - заинтересовался Женька. 
   - Ну, тебя, - фыркнула Мила. - Это не доброе дело, а просто разговор. 
   - Значит, не пойдешь. Ваше мясо. 
   Женька разложил по двум тарелкам отбивные и порезанные овощи, а сам ограничился какао. Это его любовь к детскому напитку Милу всегда умиляла, и отчего-то бесила Лариску. Дура, других слов нет. 
   Поздний ужин завершился и гость собирался уходить, но Женька- добрая душа возмутился: 
   - И куда ты сейчас пойдешь? Не дури, ты же в гости ко мне пришел, чтобы было, где пару дней перекантоваться. Оставайся, места много, если что мы завтра к Милке переберемся. 
   - А саму Милку спросить? - фыркнула девушка. 
   - Милочка, мы к тебе завтра переберемся? 
   - Завтра будет воскресенье, Женечка, а тебе в понедельник на работу или от меня поедешь? - ехидно спросила девушка. 
   - Язвочка, - улыбнулся друг и пошел показывать третью комнату. 
   Зал и его спальня были самыми обжитыми в квартире. В третьей комнате были беговая дорожка, коврик для разминки, большой диван и видеосистема во всю стену. Как поняла Мила, порой здесь устраивались кино-вечера. Что за фильмы тут смотрели, вопрос был интересный, но не настолько принципиальный, чтобы выяснять. 
   Через полчаса, приняв душ, Мила перебралась в кровать. Хотелось еще поболтать с Женькой, но сон её сморил. 
    
   Воскресное утро. Сонное и неторопливое. Женька еще спал и Мила, осторожно выбравшись из кровати, пошла в душ. О том, что в квартире гости она вспомнила, столкнувшись с ним в дверях ванной. 
   - Доброе утро, - сказала девушка. 
   - Добрый день, - отозвался Олег.  
   - Уже день? Надо же, - поразилась Мила. 
   - Да, время летит незаметно, - все с той же улыбкой отозвался гость. - Надеюсь, вы умете работать с этой кофемашиной? 
   - С этим монстром кофейной промышленности по сложности сравнимым с космическим аппаратом? Только чёрный сварить сумею. На остальные виды там слишком много кнопок надо нажать.  
   - Ясно. Не буду задерживать. 
   - Ах, да. 
   Мила спешно вернулась в спальню и взяла свои вещи. Одно дело при Женьке в полотенце, а другое - посторонний человек. Прохладный душ взбодрил, а засосы на груди заставили улыбнуться. Этой ночью было великолепно, невероятно и фантастически. Жаль, что раньше не поняла этого о себе, но как понять такие вещи, не испытав и не попробовав?  
   На кухне Олег крутил в руках телефон и задумчиво о чем-то размышлял. 
   Приготовление кофе в чудо агрегате, подаренным Женьке на юбилей коллегами, стало целым испытанием. Машина была профессиональной и сложной. Да, она одновременно могла правильно смешать кофе и молоко, но для банального приготовления кофе требовалось выбрать не только помол, но еще и температуру и кажется давление. Друг, помучившись и пару раз пригласив дарителей для консультаций, разобрался и приноровился. Мила, занимающаяся подобным не часто, обычно предпочитала смотреть со стороны.  
   В этот раз повезло и кофе вышел отличный.  
   - Все еще грустите? 
   - Да нет, просто... все неприятное только начинается.  
   - В плане?  
   - Не буду же я выставлять ... жену, в смысле девушку на улицу. 
   - Воспитание не позволяет? Могу помочь, у Женьки таких комплексов нет, да и пара его знакомых легко назову.  
   - Все равно это не по-человечески. 
   - Ну, не знаю, я не в курсе вашей ситуации, значит вам видней. У нее родственники тут есть? 
   - Да. Множество. 
   - Так тем более. Одно дело попросить уйти человека, которому ночевать негде кроме вокзала, а другое местного. Кто-нибудь конечно скажет много хорошего в ваш адрес, но большой проблемы от этого не случится. 
   - Вы категоричны. Есть причина? 
   - Вы, как человек. Или точнее как типаж такой. Знаете, вы напоминаете Женьку, он тоже не мог поступить плохо по отношению к бывшей жене. Моральные нормы мешали. Она пришла на все готовое в плане жилья и обеспечения. Работа -- это , по ее словам, не ее призвание. Что же, бывает. Но дом и семья тоже оказалось не ее стезя. В смысле "зачем нам дети, мы еще так молоды?". При том когда мужчина осознанно хочет детей, это показатель отношения женщины. Ладно, подобное тоже не девиация для определенных слоев. Была у меня коллега творец в душе. Она писала картины, рассказы, лепила из глины, занималась вышивкой и наконец-то нашла какую-то форму оригами. Искусство создание чего-то из бумаги, вечно это слово забываю... правда все это время она работала, чтобы прокормить себя во время поисков, зато потом начала неплохо зарабатывать на своих изделиях. Творческая жилка не позволяла ей жить как все. Этого у Ларисы  тоже не было. Но даже не это важно, в конце концов, все семьи разные. Знаете, что меня поражало больше всего - отношение. Ладно не хочешь готовить или убираться, и работа не доставляет восторга, это ерунда. Но когда мужчина от тебя не получает поддержку, подпитку или что-то такое личностное возникает вопрос - а зачем ему в жизни такой паразит? У Женьки мама долго и тяжело болела... 
   - Знаю, мы тогда и познакомились. 
   - А, тогда вы в курсе этой истории. 
   - Не всей, начало прошло мимо. 
   - Она всегда была болезненная, а как только он вернулся из армии и более - менее устроился в жизни, окончательно расползлась. Разрешила себе болеть. Ей это доставляло удовольствие. Даже не так- это было ее жизнью. 
   - Точно. И что? 
   - Он ее шесть лет тянул. 
   - Ага. Сначала приезжал утром и вечером, потом жил с ней, а потом, когда она не смогла ходить, полностью ухаживал и даже сиделку нанял. 
   - Ею и оказаласьЛариса. 
   -  Взгляд на одну сторону натуры, поддержка и все такое прочее. А итог - паразит на шее. Причем тетю Люсю я пусть не очень понимаю, но осуждать не могу. У нее была непростая жизнь, специфичный характер и прочие нюансы, к тому же она повисла на своем сыне. Как бы я к ней не относилась, но Женьку она воспитала адекватно.   
   - Ну, да, там свои нюансы.  
   - Вы согласны? 
   - По тете Люсе - да.  
   - А итогом семейной жизни стало появление ... ну пусть не паразита, вижу не нравится вам это понятие, но организма, пользующегося жизненными силами другого, ничего не дающего в ответ и отравляющего носителя. Кроме определения паразит других не соображу.  
   - Симбионт не подходит, надо полагать? - иронично уточнил Олег. 
   - А это у вас надо спросить - есть какой-то плюс или нет? - в лоб спросила Мила. 
   - Сложный вопрос. 
   - А если подумать? 
   - Не знаю. 
   - И все же... - продолжала давить она. 
   - Нет. Довольны? - сорвался он. 
   - Да, - просто согласилась девушка и задумчиво добавила. - Знаете, мечта современного общества - устроиться так чтобы ничего не делать. Не жизнь, а мечта и кое у кого она сбывается. Но самое печальное даже в этом случае счастья то нет. Возмутительно, конечно, но факт есть факт. 
   - Вы категоричны.  
   - Нет, что вы... 
   - Это она еще сдерживается, - хмыкнул Женька, входя на кухню. - Без тебя ее занесло бы существеннее. Не буду спорить и доказывать что-то, но порой в Милкиных словах что-то есть. 
   - Что значит порой?! - возмутилась девушка.  
    
   День прошел активно. Мила совершила прогулку по магазинам, пока мужчины решали жилищные вопросы Олега. При участии еще одного знакомого Женьки прошло это весело, пусть и не быстро. Олег предпочел остаться в своем доме, раны зализать, как проницательно отметил Женька. А для него самого Мила приготовила сюрприз - одна из афиш на двери бара привлекла внимание. Делать сюрприз профессионально недовольному всем и всегда человеку не просто, но Мила справилась. 
   Заведя друга в гардероб, она подала пакет: 
   - Переодевайся! 
   - И куда мы пришли? 
   - Слышишь? 
   - Музыка и? 
   - Вот когда мы с тобой в последний раз в город выбирались или танцевали? - улыбнувшись спросила Мила. 
   - Давно. Года два назад.  
   - Вот, вот, давай освежим воспоминания!  
   В их городе оказывается проходила очередная танцевальная встреча или вечер, была парочка энтузиастов, собирающая людей каждый месяц. Мила попала туда случайно, Женька позвал. Точнее Лариса нашла и загорелась, тогда она и вытащила мужа. Сама, правда, бросила буквально после первого раза. Ей стало сложно, не интересно и времени жаль, да и танцы по большей части были классическими бальными. Тогда друг позвал Милу. А Миле понравилось, действительно понравилось. Они почти два года посещали все подряд, чтобы научиться не просто говорить на языке танца, а выражать им свои эмоции.  
   Потом Мила серьезно потянула  и танцы сошли на нет. К тому же начались перипетии в отношениях с Женькой, у которого шел душевный разлад. Танцы потеряли свою актуальность... 
   И сейчас настало время вернуть их в свою жизнь. Можно совместить и практики, и тренировки винчун. Было бы желание и возможно вообще все! Мила переоделась в бальное платье, сшитое еще тогда, но ни разу не вытанцованное.  
   - Шикарно, - восхищенно присвистнул Женька. 
   - А то! 
   - Вопрос - почему я так? - он развел руки. 
   - Хорошо выглядишь, - возмутилась Мила, осматривая черную футболку, гармонирующую с черными джинсами и черными танцевальными туфлями.  
   - У меня был костюм, - иронично отметил друг. 
   - Тот полосатый? Он не гармонировал с моим платьем. И вообще, какая тебе разница в чем танцевать?  
   Женька расхохотался: 
   - Женская логика. Ладно, я понял. 
   Зал был непривычно заполнен народом. Несколько пар танцевали в центре. Интересная архитектура подвала с несущими колоннами прямо и посередине зала создавала особый колорит. Осмотревшись, знакомых Мила не увидела. 
   - Наших никого? - на всякий случай спросила она. 
   - Пока нет. Странно, что вообще никто не остался? А Василий Петрович?  
   - Вот и я недоумеваю.  
   - Ладно, убирай сумочку и пошли танцевать. Да не сюда, дай, - Женька отобрал сумку и поставил на высокую фальш-панель.   
   Знакомое волнение. Забытые движения. Точнее не так, голова помнила прекрасно, зато у тела возникали проблемы. Покрепче обняв Женьку Мила закрыла глаза и просто расслабилась. Медленные  и неуверенные  движения сменялась все более сложными и интересными элементами. А потом композиция закончилась.  
   - Хорошего понемногу, - хмыкнул Женька. - Открывай глаза, я вижу наших. 
   - Где? 
   - Там. 
   Забрав сумку, они пробрались в один из углов рядом с ди-джеем и действительно увидели своих знакомых.
   - Василий Петрович! - воскликнула Мила и полезла обниматься. 
   Невысокий кругленький весь такой лощеный Василий Петрович никак не тянул на  мачо- танцора, хотя танцором и преподавателем был отличным.  
   - Милочка, вернулись-таки! - воскликнул он и вышел из-за стола. 
   Дружеские объятия, приветствие Владимира и Лены, ставших отличной парой еще тогда. Еще пара знакомых лиц. Приятно, черт возьми. Пока выяснили что и как, пока выслушали местные новости, пока рассказали о себе, Женька снова напомнил о цели.  
   Друг освоился на паркете и пошли красивости. После маленького перерыва Мила выразительно уставившись на Василия Петровича вынудила того пригласить себя.
   - Ладно, Мила, уговорила. Прошу... 
   Можно подумать только ей хочется потанцевать, и она не заметила его настроения.  
   - Я готова! 
   - Отлично! - улыбнулся он. 
   Партнер ниже тебя по росту это чуточку неудобно, но только первую пару шагов, а потом понимаешь разницу между неплохим и отличным танцором! Мила запыхалась, но улыбка до ушей не покидала лицо. Как они удачно зашли!  
   Женька пригласил на следующий Лену. Мила тут же заняла освободившееся место и принялась болтать. Вернулся Женька и следующая мелодия началась с его слов: 
   - Готова показать ноги? Я вспомнил, что мне всегда нравилось! 
   - Пугаешь!  
   - Предупреждаю... 
   Шикарный вечер. Интересная компания. Хорошее вино, которое посоветовала Лена. Бегающий по залу фотограф неожиданно поинтересовался- будут ли Мила с Женькой еще танцевать. Оказывается, он хотел заснять именно их пару - ее светло-голубое платье идеально вписывалось в кадр. Разумеется, после этого Мила продемонстрировала себя вовсю! Сначала танцы, потом просто позирование в эффектной позе. К трем часам Мила честно сказала, что с нее хватит. Вечер определенно удался.  
    
   - Не дуйся, - со смешком сказал Женька выезжая со двора. 
   Он с утра неудачно пошутил насчет парочки выложенных в сеть фотографий. Фотограф казалось старался, снимал, но вот кадры вышли такие словно Мила даже не танцевала, а стояла в стельку пьяная только благодаря помощи партнера.  
   - Я не дуюсь, - ей было просто денег жалко. 
   - Ага, ага. Оно и заметно. 
   - Я в порядке, - чуть повысила она голос. 
   - Ага, - не стал возражать он.  
   - Женя... 
   - Я вообще молчу. Куда едем по городу или как? - спросил он буднично. 
   - На дачу! - огрызнулась девушка. 
   - На дачу, так на дачу. Думаешь, уже есть на что посмотреть?  
   - Не знаю... 
   Мила смотрела в окно и размышляла. Ей нравилось танцевать. Понятное дело, что до профессионала ей еще расти и расти, но не настолько же, как говорит Женька? Да, возможно над техникой нужно поработать но всеже... 
   Тут начались какие-то буераки и машину затрясло... 
   - Жень, это что за дорога? 
   - Как что? Помнишь ты спросила - почему овраг не засыпали, проще было бы ездить? Ну, я и поговорил с парой человек на эту тему, пришлось даже в министерство природы и лесного хозяйства смотаться. Они долго думали, но сочли что рост этого оврага, вызванный обработкой соседнего поля действительно в итоге может оказаться вредным. А овраг реально вырос за десяток лет, они старые снимки подняли, кто-то чего-то посчитал и дали добро. 
   - Вот так просто? - удивилась Мила. 
   - Ну, скажем так, я еще к директору дорожного управления зашел, - иронично добавил друг. - Помнишь, они развязку делают чуть дальше? 
   - И? 
   - И.... он послушал про овраг, имеющуюся сельхоз дорогу, прикинул варианты и согласился, что засыпать его местной глиной, вынутой на пять километров дальше, идеальный вариант для экологии. Короче пол- оврага засыплют полностью, и уменьшат его размер. А экологи проследят за скоростью распространения. Правда тот директор посоветовал скинуться и засеять парой трав с мощными корнями, чтобы овраг реально дальше не полз. Короче, ты гений Милка. 
   - Спасибо. Значит теперь тут будет путь по грунтовке и ухабам, но короткая дорога? Жень, это ты гений. Знаешь, как быстро здесь цена на участки взлетит? - хмыкнула Мила. 
   - Знаю, поэтому и прикупил парочку в прошлом году и твоей тетке посоветовал. 
   - В смысле, зачем тебе еще парочка? - не поняла девушка, когда машина свернула на асфальт. - У тебя же было три. 
   - Это мои, а я взял ещё парочку из тех, что продавались, как будет спрос - уступлю. Они тоже соседние только посередине дачного объединения. И насколько я в курсе, твоя тетя тоже что-то купила. Умеет Абрам с людьми договариваться. 
   - Это точно, дядя у меня в этом плане талант. И что уже все, приехали?  
   - Да. Приехали.  
   - Как всегда шикарно! - воскликнула Мила выходя из машины. 
   Друг по удачному стечению обстоятельств, в наследство получил дачный участок в этом товариществе. Угловой, неудобный, но стоящий на берегу реки. Один минус - прямого пути не было, и пусть чрез реку располагался город, но, чтобы добраться по асфальту требовалось проехать двадцать километров. Теперь благодаря Женьке путь составил километров пять. И к тому же рано или поздно землю выкупят для постоянного строительства и проложат нормальную дорогу. Теперь, когда это место так близко к городу, станет хорошо видно насколько оно красиво и удобно. Метров через девятьсот внизу будет река. За сетчатым забором стоят еще голые деревья, летом зелень чуть прикрывает от посторонних глаз, но местами по-прежнему видно воду. Дальше из-за резкого уклона и прибрежной территории застройки не было.  
   Женька постепенно купил два соседних участка вдоль реки. И теперь является счастливым обладателем порядка двадцати соток, этакого вытянутого вдоль реки прямоугольника. В прошлом году он с подачи Милы начал стоить дом и уже заложил фундамент, а потом почему-то остановился. Теперь ясно почему...  
   Красиво. Снег еще не весь сошел, но то, что открылось уже радует. Они прошлись по дорожкам, осмотрелись, пришли к выводу, что все нормально перезимовало, а потом Мила обходя сарайчик встретила бомжа. 
   Тот ясно с бодуна был никакой. 
   - Жень! - крикнула она. 
   - Ты чего? 
   - Гости? 
   Женька выругался от всей души и заглянув в сарай нашел второго.  Ругани было выше крыши, Мила кивала и кивала. А потом спросила: 
   - Ты вызывать наряд собираешься? Или ночевать тут намерен? 
   Бомж все еще был неадекватен. Друг, услышав полезный совет, собрался звонить, но тут очухался второй. Десять минут разговоров по душам, Женькины документы и до бомжей дошло куда они залезли. Собрав немудреные пожитки, они ушли.На обратном пути Мила уточнила: 
   - Думаешь, вернутся? 
   - Точно вернутся, придется завтра ночью заехать припугнуть нормально. Что за люди! 
   - Люди как люди. Закинь меня домой. 
   - А что так? 
   - Завтра на работу, - напомнила она. - Ты, кстати, в праздники дежуришь? 
   - А то, как без меня город? 
   - Ясно. 
   Минусы такой работы - выход на улицы во время всех праздников. Вот и выходные он будет отмечать именно так.  
   - Где будешь? 
   - Не знаю, зайдешь? 
   - Конечно, - согласилась девушка. 
   Не бросит же она его одного, хотя Женька в принципе никогда не бывает один, характер такой.  
   - Предыдущая тема - почему не переночевать у меня? 
   - А на работу в чем? 
   - Заедем, еще причина? 
   - Ну, давай так. 
   Мила, как правило, у него не ночевала, только если на выходных, да и Женька у нее не оставался, совместная жизнь с тетей накладывает свой отпечаток.  
   Собрать необходимое на первое время, пока друг поливает цветы и выбрасывает простроченную еду из холодильника, заняло буквально полчаса. Уже по дороге к нему у Милы зазвонил телефон и рыдающий женский голос начал что-то истерично говорить.  
   - Стоп, это кто? 
   - Лариса. Я из магазина... 
   И снова рыдания, телефон пришлось отдать Женьке, тот быстро выяснил, что магазин ограбил какой-то пьяный тип. И вместо поездки до дома пришлось отправляться туда. Магазин бытовой химии был у тети первым, и не закрыла она его до сих пор из-за удачного места. Рядом не было сетевых, а в местных супермаркетах выбор был невелик и ограничен. 
   Странно. Ограбление?  
   Лариса, неприятная на вид женщина за сорок, всхлипывая, ходила по закрытому магазину. Почему одна?  
   Как оказалось, Татьяна, ее напарница, отравилась обедом и ушла на час раньше и тут... пока женщина, всхлипывая, рассказывала, что есть что, Мила прошлась между полками и посмотрела наверх. Небольшая камера была не слишком заметна, да и не говорили о ней. Дядя Абрам был убежден, что предосторожность не помешает.  
   -  Ларис, давайте по-хорошему. Здесь камера, - она показала наверх, - возвращаете деньги, отдаете мне ключи и думаю вы тут больше не работаете. Тетя на неделе вернется и рассчитает.  
   - Что? - женщина опешила.  
   - Деньги, - повторила Мила. - Или вызываем полицию и идем официально? 
   - Не понимаю... 
   - Понимаете. Позвонили не тете, а мне, раз. Не стали вызывать полицию - два, рассказываете сказку как по написанному - это три. Ну,  вызываем полицию или обойдемся по-хорошему? Мне не сложно, я доеду домой и посмотрю запись, вы никогда не задумывались- почему здесь есть интернет и вайфай? - устало спросила Мила. 
   День выдался слишком напряженный.  
   Кажется, до женщины что-то стало доходить, и она побледнела, а еще Женька вытащил удостоверение и заметил: 
   -  Сама говорила - двести тысяч, это реальный срок по уголовке. Тебе это точно надо?  
   Она испугано посмотрела на обоих и сдалась. Дальше Женька пересчитал деньги, вынутые из подкладки пальто, Мила проверила кассу. Потом проследив, чтобы Лариса забрала свое и забрав ключи, закрыли магазин. Мила честно сказала: 
   - Тете сообщу, заявлять она вряд ли будет, но вот промолчит или нет, не знаю. 
   Лариса быстро ушла дворами. А Мила сдав магазин на охрану начала психовать. Слишком много всего и сразу. Она понимала, что Женька ни в чем не виноват и так же как она весь день мотается по городу, но успокоиться не выходило. 
   До его квартиры они доехали в молчании. Потом Мила звонила и рассказывала о случившемся тете, а Женька разогревал ужин. Поругавшись с тетей, которая возмутилась и стала настаивать на вызове полиции, Мила дошла до точки кипения.  
   - Милка? 
   - Да, сколько можно? Я тебе не корова - Милкой звать! - взорвалась она. 
   - Точно. Прости. 
   Женька вышел и через минуту вернулся с пледом, который накинул на плечи недоумевающей девушке и вывел ее на балкон. Еще через пару минут она получила кружку зеленого чая. 
   - Все хорошо, - сказал он и поцеловал ее в лоб, выходя в комнату. 
   Мила сидела, любовалась городом и пила чай. И что она  сорвалась? Женька тут точно не причем. Допив чай и обозвав себя всеми нехорошими словами, она пошла извиняться.  
   Женька извинения принял с удовольствием, переведя их в горизонтальную плоскость. Зато ночью спалось отлично! 
    
   Утро было суетное и слишком активное. Пришлось спешно мыть голову, приводить себя порядок, рисовать лицо и одеваться, а главное везде был собирающийся друг. Он не мешал. Но почему-то постоянно попадался на пути. Наконец суета закончилась, и они вышли.  
   Подбросив Милу почти до работы Женька уехал, напоследок заметив: 
   - Я был прав, ты с утра такая деловитая, смотреть приятно. 
   - Так ты специально? - догадалась она и засмеялась. - Вот ежик! 
   - Нет, целеустремлённого ежика напоминала ты, - улыбнулся он и уехал.  
   На работу девушка пришла с улыбкой, какой хороший понедельник, кто бы мог подумать, что подобное возможно?!  
   Вечерняя тренировка показала очередные недочеты в технике, но Мила, будучи морально к этому готовой только вздохнула и стала усерднее отводить ноги и держать туловище. Москва не сразу строилась... Буэнос-Айрес тоже! 
   Вечер вторника продемонстрировал почему людям нравятся бои. Мила не понимала и не разделяла страсть к таким зрелищам, а тут появился обещанный Бык. Девушка ожидала чего-то этакого... ну два метра ростом, полтора в плечах, а тут мужчина телосложения Женьки и с той же насторожённостью в поведении.  
   Их поединок был интересным, они присматривались, примеривались, а потом пошли захваты, заломы, удары. Перемена стилей и поведений. Причем оба получили удовольствие, ограничиваясь указаниями, вот достал здесь, вот могу так. А потом в один момент поединок сменился, нет, не дракой, а бойней. Оба стали работать в полную силу и бить реально. Пара секунд и вмешался Петрович, рявкнув: 
   - Все! Хватит... разошлись.  
   Разошлись они не сразу и нехотя, с непонятным выражением посматривая друг на друга. Мила заметив напряжение друга подбежала к нему и прижалась: 
   - Ты чего? 
   - Потом. 
   - Ага... пойдем? У меня тренировка... 
   - Иди. 
   Ага, нашел дуру. И Мила осталась на месте. Потом Петрович, выговаривающий что-то Быку, взмахом руки позвал Женьку. Тот подошел, и дальше головомойку выслушивали оба. Тренер пытался вправить им мозги. Судя по всему пока выходило не ахти, но такой своего добьется. Поняв это Мила отправилась тренироваться с Сергеем.  
   Пришла еще пара знакомых ребят и полтора часа пролетели незаметно. О Женьке Мила вспомнила только переодевшись. Уехать он не мог, не предупредив, да и не стал бы так поступать. Значит что-то еще.  
   Этим чем-то оказалась тренировка под руководством Петровича. С обоих мужчин ручьями лился пот, но они отрабатывали упражнения. 
   - Это ты. Как хорошо, - обрадовался тренер при виде Милы. - И в штанах, утяжелителем поработаешь? А то ребята халтурят. 
   Судя по взглядам остальных про халтуру даже речи не было, но Мила не стала спорить. 
   - А что надо? 
   - Переворачивайтесь. Отжимания. Дурная сила в руках.  
   И обращаясь к Миле спросил 
   - На спине удержишься? 
   - Да. 
   - Хорошо. Начинаем. 
   Мила осторожно пристроила попу на лопатках у Женьки. Одно дело носить на руках, а другое отжиматься в таком состоянии с ее шестьюдесятью килограммами.  
   Двадцать отжиманий Мила молча сидела, стараясь не смещать вес, и молчала. Потом перебравшись на Быка, девушка признала, что с Женькой было комфортнее, он привычный знакомый и родной, а тут посторонний тип. Но и здесь она честно не меняла позы и не переносила вес. Старясь если не помочь, то хотя бы не мешать.  
   Потом недолгие растягивания под присмотром тренера и все ушли в раздевалку, пока Петрович занялся другими учениками. Мила для порядка отстала, но тоже заглянула в раздевалку.  
   - Что это было? - спросила она с любопытством. 
   - Мил, - укоризненно заметил Женька. 
   Оба недавних соперника переодевались. 
   - Я отвернусь, - пообещала девушка и правда посмотрела на стену. - Что вы такое натворили, а? 
   - Ничего, - отозвался второй язвительно. 
   - Да, кстати, я Мила. 
   - Артур.  
   - Очень приятно с Женькой, полагаю вы уже познакомились. 
   - Можно и так сказать, - отозвался он так же насмешливо. 
   - Ага. А можно и промолчать, - иронично добавил друг. 
   - Так вы реально искалечить друг друга пытались?  
   Она не выдержала и повернулась, разговорить со стеной как-то не ахти. 
   - МИЛ! 
   - Что Мил? Такие стеснительные, да? 
   Оба остались в трусах. И смотрелись очень даже неплохо.  
   - Скромная девушка, - бросил Артур и пошел в душ. 
   - Да, и воспитанная, и культурная, - в след сообщила она. 
   - Сам себя не похвалишь... - заметил Женька и тоже ушёл в душ. 
   Так и быть она даст им десять минут, поэтому Мила пошла в зал. 
   Первым кого она встретила, оказался Петрович: 
   - Нормально? 
   - Да. Такие стеснительные, в душ пошли. 
   - Ладно. Значит успокоились. 
   - Вы их просто вымотали. Зачем? 
   - Личные конфликты должны оставаться на улице, - отрезал Петрович.  
   - Ясно. Хотя не знала об этом. 
   - А должна была? 
   - Мы друзья и как правило я в курсе.  
   - И от друзей бывают секреты. 
   - Да, выходит, что так.  
   Тренер ушел к остальным, а Мила нырнула в раздевалку, где мужчины уже одевались. 
   - Мил... - снова с укоризной сказал Женька. 
   - Что Мил? Теперь-то я чем мешаю?  
   - Ты слово " приличия" слышала? - хмыкнул Артур. 
   - Да. Только не говорите, что одеваться при мне неприлично, а изувечить друг друга - самое то, - фыркнула девушка. 
   Два укоризненных взгляда, типа и что она понимает, в ответ, а потом снова тишина. Мила отметила, что оба бойца двигаются осторожно, явно оберегая себя. Значит, те несколько ударов оказались весьма существенны.  
   - Ну, а когда следующий поединок? - наконец не выдержала она. 
   Ответом служило недовольное переглядывание мужчин и слова Женьки: 
   - Вот как твое мнение узнаем, так сразу. 
   - А... понятно, тогда на следующей неделе? - словно не заметила подколки.  
   Снова переглядывание. И теперь ответил Артур: 
   - Посмотрим.  
   - Ага, конечно посмотрим, зрелище было занятное, - кивнула она.  
   Наконец оба оделись и все направились к выходу. На стоянке Мила жизнерадостно попрощалась с Артуром и устроилась в машине. Хмурый друг недовольно спросил: 
   - Что это было?  
   - Надо сразу создать у твоего друга хорошее впечатление, - отозвалась Мила спокойно. 
   - В смысле друга? "Друг" знаешь ли, чуть в инвалидное кресло не усадил. 
   - Когда? 
   - Давно. Еще до твоего появления, - недовольно отозвался Женька, выезжая со стоянки.  
   - И? 
   - Что И? - передразнил он язвительно. - Просто и.... 
   - Жень, это страшная тайна? Вы труп вместе безлунной ночью закапывали? - предположила Мила с придыханием. 
   - Дура, - отрезал друг обидевшись. 
   - Может и дура, но что что-то не так заметили все, - иронично отозвалась Мила. - Просто так без причины убивать впервые увиденного в зале соперника никто не станет.  
   - Да не пытался я его убить! - взорвался Женька. - Просто хотел тоже по морде надавать и все! 
   - По морде? А от него уже получил? 
   - Да. Было такое лет пять назад, но больше я это обсуждать не буду. 
   - Хорошо, - покладисто кивнула Мила. - Без проблем, извини, но мне нужно хоть слегла ориентироваться в ситуации. 
   - Зачем? 
   - Затем, чтобы знать, о чем врать в случае чего, - отрезала Мила. 
   - Например... 
   - Полез с непристойностями, а ты чуток перестарался с защитой. 
   - Думаешь прокатит? - удивленно спросил Женька. 
   - Конечно, а почему нет? Главное крокодильих слез побольше... 
   - Знаешь столько таких слез видели? - язвительно уточнил он. 
   - Догадываюсь, как и тот факт, что их отсутствие вызовет на порядок больше вопросов, - парировала она. 
   - Логично. В тот раз мы с Саньком поинтересовались, что ребята нашли. Показать они не захотели, я перестарался с угрозами. Кто же знал, что этот Артур так хорош, - нехотя выдал Женька. 
   - После этого ты как раз занялся подготовкой, так мы и познакомились снова, - улыбнулась она. - Что же, при встрече скажу спасибо. 
   - Точно, под этим углом я не смотрел, - вынужденно признался друг. 
   - Вот так то, ну а что Санька мудак каких поискать мы все знаем. 
   - Да. Это тоже факт. 
   В машине воцарило молчание, Мила со злой усмешкой вспомнила Санька - редкую мразь, решившую чуток подставить Женьку, когда они нашли пару десятков монет. Правда он не учел появление Милы и ее звонок с требованием отдать ее долю, а то мало не покажется. И требовала она много ... золота. Санька быстро покинул город и пока вроде нигде не всплывал ни живым, ни мертвым. И чутье девушки утверждало определенно - эта мразь жива, но пока далеко.  
   Уже подъехав к дому и выйдя из машины Мила повернулась и помахала рукой в темноту.  
   - Кто? 
   -Твой новый друг, видимо уже соскучился, - отозвалась девушка поворачиваясь.  
   Женька выругался. 
   - Не обращай внимания, выяснить твой адрес не проблема, квартира официально твоя уже сколько лет. 
   - Все равно... 
   - Жень. А давай без мата? 
   - Прости, ладно пошли. Лифт или лестница? 
   - Не хочу ночевать в лифте, - решила она. 
   - Ясно. Изверг ты, - выдохнул друг и пошел штурмовать ступеньки.  
    
   Ленивый неторопливый вечер, Мила без проблем уговорила Женьку на расслабляющую ванну и легкий массаж, переросший в ласки. Как ни удивительно, но ей хотелось близости.
   Утомленные, лежа на кровати, они перебрасывалась нежностями и глупостями, как Женька вдруг спросил: 
   - Что тебя так завело? 
   - Ты, о чем? 
   - О тебе, удовольствие без связывания. 
   - И что? Нормальное явление. 
   - Не для тебя. Колись, ежик. 
   Он навис над ней и порочно улыбнулся. Мила проведя ногой по его ноге призналась: 
   - Не поверишь - мордобой. 
   - Серьезно? - поразился он. 
   - Ага. Сама в шоке, ведь видела подобное и не раз, но сегодня с этой категоричностью завело. 
   - Запомню, - усмехнулся он и поцеловав в нос перекатился в сторону.  
   - Спокойно ночи. 
   - И тебе, спокойной! 
    
   Рабочие будни сменялись тренировками и домашними хлопотами, а потом вдруг наступила пятница,и приехали тетя с дядей. Вечером вместо тренировки Мила прибежала домой. Женька отправился разминаться в одиночестве.  
   Разговоры обо всем и ни о чем. Тетя похудела, подтянулась, а главное перестала быть зеленоватой. Три недели в санатории подлечили больной желудок. Дядя тоже подтянулся, распрямился и блистал белозубой улыбкой. Надо полагать, нашел время сделать зубы.  
    Приехала родня после обеда и уже успела пробежаться по магазинам проверив как там что, найдя все в относительном порядке чуток успокоились. Но именно чуток, оставлять свое детище надолго тетя не любила.  
   Они с дядей прекрасно друг другу подходили. Он умел найти общий язык почти со всеми, прям как Женька, и точно так же ему было не интересно заниматься чем-то долго и постоянно. Последняя относительно стабильная работа - риелтор в фирме сына и помощник - грузчик - водитель у тети.  
   Выговорившись Мила начала прикидывать варианты, остаться или поехать к Женьке. По-хорошему неделя вместе прошла нормально, но друг всегда был удобным в бытовом плане партнером. Ладно, поедет, к тому же выходные на носу.  
   Предупредив родню Мила собрала необходимый минимум и к ее удивлению получила приглашение от дяди отвезти. Разумеется, она была не против, учитывая молчание Женьки.  
   - А с чего вдруг? Почти десять, ты сегодня и так пару часов за рулем провел, - не удержалась она от вопроса. 
   - Хотел поговорить без Маши. Ты у него живешь? 
   - Неделю, а что? 
   - Ты уверена, что он ТОТ самый?  
   - Хм... под таким углом я эту тему не рассматривала. Он друг, - отозвалась Мила. 
   - Он друг, с которым ты живешь, - напомнил дядя. 
   - Да, но это другое. 
   - Для тебя, а он как думает? 
   - Спрошу, - пообещала Мила и тряхнув головой призналась. - Как-то об этом я не расспрашивала. Да и не интересовалась.  
   - Узнай, просто на всякий случай. 
   - Хорошо. Ой, как удачно, он уже здесь. 
   Машина только въехала на стоянку, как Мила увидела Женьку, что-то обсуждающего с Артуром. Попытка попрощаться с дядей успеха не принесла, тот вышел поздороваться, ну и познакомиться заодно. Потом было прощание всех со всеми и, наконец, все разошлись -разъехались. 
   - Что отмечала? - хмыкнул Женька. 
   - Ничего. Так заметно? 
   - Не слишком, но знакомым с тобой - да. Так что? 
   - Ничего. День рождения на работе в обед, но это давно было и пара рюмок в честь приезда тети. 
   - Ага, подлечила гастрит в санатории, - хмыкнул друг. 
   - Да и что? Мы пили целебную настойку! - возмутилась Мила. 
   - Еще бы, градусов под восемьдесят? 
   - Не больше пятидесяти, но пилась так легко, и  кстати, тебе захватила попробовать. 
   - Спасибо. Ну, раз ты пьяная... 
   - Я чуть навеселе, не более того, - перебила Мила. - И мозги пока при мне. 
   - Это ты к чему? 
   - Почему за нами едет твой лучший друг - Артур? 
   - Соскучился. 
   - По кому? 
   - По тебе, конечно, сегодня пришлось отжиматься с Петровичем в качестве утяжелителя - скажу откровенно - ты была лучше. 
   - Еще бы.  
   Она в себе никогда не сомневалась. Мила прикинула моменты неуверенности, но далеко углубиться не успела - они приехали. Друг Артур тоже оказался во дворе. 
   - И снова привет, - помахала рукой Мила. 
   - Ты в порядке? - уточнил он. 
   - Да, только пьяная, - хмыкнул Женька. 
   - Жень!  
   - Ага. Пошли. Лифт или как? 
   - Я по лестнице, - фыркнула Мила. 
   - Ясно, - простонал друг. 
   Втроем подняться на одиннадцатый было не просто. Двое бедолаг прилично вымотались, а тут снова нагрузка. Наконец квартира, простор и ночной город.  
   - Ну, теперь обсудим, что случилось? - обратилась к гостю Мила. 
   Не то чтобы она была против гостей, но Артур чуточку мешал.  
   Вместо обсуждения началась попойка, причем Артур сразу отказался от алкоголя, мотивировав лекарствами, Женька выпил пару стопок, ну и Мила снова попробовала настойку тетушки. Приятная вещь...  
   Мужские разговоры она слушала краем уха, облокотившись о друга. Тот не возражал, изредка поглаживая ее по волосам. Пара часов на кухне пролетела незаметно, Мила впав в сонливость, тем не менее, составляла компанию остальным. Наконец собеседники довольные друг другом разошлись, точнее Артур уехал. 
   - Ну наконец-то, обрадовалась девушка. - мыться и спать? 
   - А как же приставать с непристойными предложениями, - возмутился друг. - Кто мне столько времени это обещал?  
   - Ладно, только быстро.  
   Приняв душ Мила, честно планировала дождаться Женьку, но незаметно для себя уснула. 
    
   - С добрым утром, - смешок рядом способен как напугать, как и разбудить. 
   - Уже утро? 
   - Ага. И давай дышать перегаром в другую сторону. 
   - От меня не пахнет перегаром! - возмутилась Мила подскакивая. 
   - Ну, ну, ты как себя чувствуешь? 
   - Нормально. 
   - Голова не болит? - заботливо уточнил он. 
   - Нет, только желание поругаться возникает. К чему бы это?  
   - Сложный вопрос - ПМС? 
   - Нет, раздвоение личности и сейчас ты встретишь маньякообразную! 
   - Точно проснулась. Чай или кофе? 
   - Чай! 
   - Договорились. 
   И он просто ушел из спальни, вот нехороший человек - практически редиска! Такой сон нарушил, и ведь снилось что-то очень и очень приятно... 
   После утренней ванны, ей хотелось чуточку понежиться, девушка с удивлением отметила отсутствие дома Женьки. Его не было ни на кухне, ни в комнатах, ни даже в туалете, но обувь и куртка оставались на месте. Ушел к соседям?  
   - Мил, - голос из кухни пробудил интерес. 
   Женька открыл дверь на лоджию и улыбался.  
   - Тебя же там не было!  
   Верхний этаж позволил сделать перепланировку и вместо окна и балкона были большие стеклянные двери, сделавшие кухню светлее и просторнее. 
   - Я так и понял, что не заметила. Любопытно было как поступишь дальше. 
   - Хотела тебе позвонить. Но телефон на кухне, ключи на месте, куртка и обувь тоже. Уйти не мог, и дома тебя нет, вот тут легко можно поверить в инопланетян, - с улыбкой призналась она, усаживаясь в плетенное кресло и протягивая руку к чужому кофе.  
   С открытыми дверьми на кухню тут было свежо, но не холодно, как на всех остальных лоджиях. Правда надо признаться вид на соседнее здание не лучший, но идеал -- это мечта и стремление к ней.  
   - Ты в порядке? - чуть удивленно спросила она. 
   Не заметить необычное состояние друга было невозможно. Женька пребывал в философски - созерцательном настроении, как обычно называла его девушка. Благо теперь без алкоголя, вот чего она не понимала категорически, так это необходимости выпить, чтобы понять больше и увидеть мир шире. К тому же по своему опыту, тут лучше работали наркотики, вот уж когда сознание действительно менялось. Один минус - физиология, в том числе привыкание. И это следовало учитывать... 
   - Знаешь, я сегодня понял, почему мне так спокойно с тобой спать. И почему я попросил тебя остаться.  
   - И?  
   - Ты знаешь, как ты спишь? 
   - В смысле? 
   - В прямом, в детстве не рассказывали? 
   - Не помню, сам знаешь, мама умерла, а с тетей я тогда не жила.  
   Она не давила, хотя любопытство разыгралось во всю. Благо дальше он не тянул: 
   - Ты спишь, прижавшись к спине, упершись спиной и попой. В основном попой. Я понял, почему мне так спокойно - инстинкт. Ты закрываешь спину. Хотел повернуться, но с тобой этот фокус не проходит, ты все равно подвигаешь и устраиваешь пятую точку. И хотя теперь сплю на одном плече, поэтому с утра правая рука как-то странно ощущается, зато спокойно и надежно.  
   - Нда... 
   - И? 
   - Может матрас другой купить? Чтобы рука не затекала, - предложила Мила. 
   - Мил, - с улыбкой возмутился друг. - Я тебе, можно сказать, душу открываю, а ты... 
   - А я о насущном - о руке. Жень, ну не знаю, что сказать. Мне с тобой всегда спокойно и комфортно. Вот честно не в курсе, то ли оттого что попу пристроила, то ли еще по каким причинам. Хотя нет, по еще каким причинам, - осознала она. - Мне с тобой хорошо, но не как за стеной, я другая, а как ... глупо это прозвучит, но как собаке с хозяином. Есть дом, где всегда тепло и кормят, есть хозяин, с которым можно выйти и увидеть много нового, есть тот же хозяин, с которым не страшно облаять прохожих и других собак, ибо есть за кого спрятаться. Ну чего смеешься, я тебе душуоткрываю, а ты... 
   Женька хохотал, откинувшись на спинку и упершись головой в стену. Хохотал так, что все тело сотрясалось, и на задеваемом ногой столике позвякивала посуда.  
   Мила смотрела на него, улыбалась и расслаблялась внутри. Почему-то Женькино признание пробрало не только его самого, но и ее задело. А сейчас все мягко тихо и без ругани возвращалось в привычное русло. И это было отлично... 
   Насмеявшись до икоты, так что пришлось встать и про дышаться, Женька, наконец вернулся в реальность. И тут Мила уточнила: 
   - Что ты такое на сегодня задумал? 
   - А говоришь чутье - чутье, - хмыкнул он, устраиваясь, напротив. - Ар предложил кое-куда съездить и на местности осмотреться. У него тоже есть чутье на неприятности и клады.  
   - И? 
   - Он что-то нашел, но не может сообразить, как с этим быть. Вот и попросил глянуть. 
   - Тебя попросил? 
   - Меня. Ты у него вызываешь опасение, - друг серьёзно взглянул. - Он признался, что, несмотря на все сопутствующее, типа я физически опаснее, от тебя у него мурашки по коже. Хотя, казалось бы, такая девочка - цветочек. 
   - Да? - поразилась Мила. - Я вижу опасение и ощущаю настороженность, но думала это просто реакция на незнакомого человека. 
   - Неа, похоже на чью-то внутреннюю суть, - снова улыбнулся он.  
   - Стукну, - пообещала Мила. 
   - Не, давай без этих ролевых игр, - отмахнулся он. - Ты знаешь, боль я не люблю. 
   - Вот кто бы говорил. И когда едем? 
   - Сейчас, к одиннадцати договаривались. 
   - Лады, только по дороге нужно будет твоего друга навестить. 
   - Которого? - удивился Женька. 
   - Александра - врача, ночевавшего неделю назад. 
   - Вообще это был Олег, но это мелочи верно? раз надо - навестим. 
   - Надо, - кивнула Мила. - ты знаешь, у меня не лучшая память на имена.  
   - Помню, дорогая, помню. 
    
   Полчаса спустя они подъехали к новой высотке. Хороший дом, в хорошем месте. Олег был дома, но звонить в дверь пришлось долго. Телефон оказался вообще выключенным. Наконец хозяин не глядя распахнул дверь и зло рыкнул: 
   - Ну! 
   - Это я, - отозвался Женька. 
   Мила стоящая за его плечом не слишком бросалась в глаза.  
   - Что случилось? - тут же попробовал прийти в себя Олег и даже потряс головой, от чего чуть не упал. 
   - Пить надо меньше, - встряла Мила, входя в квартиру, - и столько праздновать нельзя в принципе, ага? 
   - Ага. 
   - Блин, Олег, ты, что дурак что ли? Отвязался от пиявки, сосущей твою жизнь и вместо радости устроил целую драму! Как же, меня никто больше не жрет! - возмущалась Мила, осматриваясь. 
   Судя по виду квартиры, после отъезда той дамочки Олег даже не начал наводить порядок, погрузившись в жевание соплей. Ну, мужики. Когда нужно они герои, но чуть что не так в эмоциональной сфере и все, лапки опустили, ушки развесили. Блин, женское воспитание во всей красе.  
   - Ладно, я сейчас вызвоню знакомую, которая этот срач уберет, пара тысяч у тебя есть?  
   - Есть, но зачем... - начал Олег, упав на стул на кухне. 
   - Затем, - отрезала Мила и махнув рукой Женьке вышла в зал. 
   И кого бы из девочек осчастливить? Тут нужно было или подумать, или... поверить себе. Палец дважды остановился в списке контактов на Олесе. Мила подумала, снова подумала, прикинула, что в целом по жизни Олег аккуратист, но с другой стороны и не такие люди сходятся. Да и мама у Олеси, кажется тоже педантка, вот дочь и стала протестовать. В общем, чутье оно и есть чутье. 
   - Олеся, добрый день, это Мила. 
   - Добрый, что-то случилось? - удивилась та. 
   Подругами они не были никогда, просто работали в одном месте и изредка болтали обо всем и ни о чем. Обычные коллеги без общих интересов и знакомств.  
   - Не то чтобы случилось. Возможно, я лезу не в свое дело, но насколько я знаю ты же одна?  
   - И? - с явной насторожённостью и агрессией ответила та. 
   Да, да, после тридцати это цепляет даже самых непробиваемых.  
   - Не хочу задеть, ситуация такая... 
   Мила вкратце рассказала о свободном дурном мужчине, переживающем как же он без стервы рядом, необходимости навести кое какой порядок и возможности познакомиться с человеком, с которым вряд ли когда пересечешься. Ну и явных плюсах - заработке в пару тысяч как минимум, а как максимум, ну может что выйдет. Даже если нет, попробовала и не судьба.  
   Несмотря на явный протест против сводничества Олеся задумалась, Мила снова сказала о деньгах, и меркантильность победила. Та пообещала подъехать со своим инвентарем в течении получаса.  
   Мила подвинула цветок в горшке и улыбнулась. Ничего вот так с наскока не случится, и следующая встреча пройдет никак, зато потом, через месяц-два ...   
   Возвращение на кухню, где Женька отпаивал чаем Олега, ажиотажа не вызвало. Мужские разговоры, и ее женское участие в виде мытья посуды, все, как всегда. Потом появилась Олеся с ведёрком чистящих средств, и дальше присутствие посторонних стало лишним.  
   Недалеко от подъезда стояла красная блестящая Микра. Мила кивнула на нее: 
   - Это Олеси. 
   - Да уж, по ней и не скажешь. Думаешь что-то выйдет? - уточнил друг. 
   - Не сейчас точно, оно им в данный момент и не надо, но Олег сегодня не будет пить из-за воспитания, а завтра сам по себе не станет, ему в понедельник на работу. К тому же после уборки квартира волей не волей будет напоминать о другом человеке. А так через пару месяцев видно будет. Мы сильно опаздываем? - поменяла она тему. 
   - Нет, я скинул сообщение, Артур в курсе.  
   Артур действительно покойно воспринял задержку, да и ждал он дома. Оказывается, решено было поехать на одной машине - Женькиной.  
   После приветствий Артур без проблем устроился на заднем сидении и достал телефон. Мила уточнив, сколько займет дорога, разулась и как обычно положила ноги на приборную панель. Может и не слишком прилично, но так она могла ехать сутками, а как обычно - нет. Затекало все тело... 
   - Удобно? - хмыкнул Артур сзади. 
   - Да, смех сказать, но да, а иначе все затекает. 
   - Она все время так ездит, иногда на бездорожье соглашается сделать мне одолжение и сесть нормально, - отозвался Женька, включая дворники. 
   Солнечная погода сменилась ветром и мокрым снегом. Самое то для долгой дороги.  
   - А что сейчас едем? Почему не попозже? - уточнила Мила причину такой активности. 
   - Подморожено, проехать можно. В прошлом году после дождей дороги не было. 
   - Ясно... 
   - Ну, Милка, - ругнулся вдруг Женька, останавливая машину. - Знаешь же, ребята просили по городу так не ездить. 
   К ним направлялся ДПСник. Женька вышел, поздоровался и стал что-то обсуждать с закутанным как капуста патрульным.  
   - Знакомый? - подал голос Артур. 
   - Ага. У него полгорода в знакомых, - отозвалась Мила, она прищурившись сквозь снег, смотрела на второго патрульного стоящего чуть поодаль. Тот подходить не стал видимо не настолько знакомый 
   Потом открыла окно и помахала рукой, этого не заметили. 
   - Ты чего? - удивился Артур.  
   - Свистеть умеешь? - в ответ спросила она. 
   - Хм... умею.  
   - Привлеки внимание, - попросила девушка.  
   Артур отпустил стекло и свистнул, разговаривающие обернулись. Мила высунулась в окно и крикнула, постучав себя по груди: 
   - Пусть второй броню оденет!  
   Секундная пауза и Женька со знакомым направились в сторону второго патрульного. Через пару минут друг, облепленный снегом, попробовал хоть как-то отряхнуться, прежде чем сесть в машину. Бесполезно. 
   - Ну и погодка, - фыркнул Женька возмущенно. 
   - А что вечером будет, - философски отозвалась Мила. 
   - Хуже? 
   - Раз в пять, надо приехать часов до шести. 
   - Ладно. Что там с бронником? 
   - А хрен его знает, - честно призналась Мила. - Потом расскажешь. 
   - Договорились.  
   И дальше ехали под звуки радио.  
    
   Чтобы добраться до места требовалось, свернув с трассы проехать пару деревенек, причем после каждой дорога становилась все хуже, потом еще пару километров какими-то откровенными проселками, мимо старого кладбища и, наконец, дорога закончилась тупиком.  
   Артур показывал направление и пояснял как лучше объехать препятствия. Когда Женька остановился, Ар сказал: 
   - Приехали. Чуть дальше будет господский дом и деревня рядом.  
   - Милка? - уточнил Женька настороженно. 
   Место сейчас было мрачным. Присыпанная снегом земля, голые деревья, ограда кладбища чуть в стороне, высокая сухая трава - антураж для фильма ужасов.  
   Надо полагать летом здесь зелено и красиво, но сейчас вид был специфический.  
   - Занятно, - отозвалась Мила, выходя из машины. 
   Снег прекратился, хотя ветер не утих. Сразу пробрало до костей.  
   - Церковь с той стороны кладбища, верно? - уточнила девушка.  
   - Да, но там только остов, - отозвался Артур. 
   - Еще бы. Ну, пройдемся что ли? Жень? 
   - Место мрачное, - отозвался друг насторожено. 
   - Антураж ужастика, а так тихо и спокойно. Пошли. 
   Мила обошла кладбище, посмотрела на остатки старой церкви и почти полностью сохранившийся колодец. Вот это действительно хорошее место, может не святое, но чистое точно. 
   - Надо воды набрать, она здесь ну... живая что ли, - заметила Мила.  
   - Думаешь? - удивился Артур. 
   - Чую. А ты что ощущаешь, кстати? - уточнила она. 
   - Неспокойно здесь. 
   - Ну, не знаю. 
   Они дошли до деревни. Каменные стены, присыпанные снегом разрушившиеся деревянные строения и запустение. Полное запустение. Люди ушли отсюда очень и очень давно. Жизни в этом месте не было.  
   До барского дома следовало пройти с километр от края деревни. Немаленькое такое владение. Сам дом, несколько строений по бокам, развалины чего-то. Не говоря уже о разросшемся саду.  
   - Жень, место запомнил? Тут осенью хороший урожай яблок будет и кажется вишен, правда кислых.  
   - Мила, ты такая хозяйственная сегодня, - поддел друг. 
   - Ну, да, но кроме хозяйственных аспектов ничего не вижу. В смысле если есть желание можно в паре мест покопать десяток монет поднять, но вроде все. Хотя... 
   Одна из развалин. Покосившийся сарай или не сарай, каменные стены и деревянные балки, темно и много мусора. А еще ощущение, что мгновением позже вся эта конструкция рухнет на голову.  
   - Мил. Ты уверена? - с недоумением уточнил Женька. - Не нравится мне эта коробка. 
   - Мне тоже, вроде стоит твердо, но выглядит, конечно, так себе... 
   Внутри было не просто не комфортно. А откровенно страшно. Застывшая каша под ногами, частично упавшие, частично покосившиеся стены.  
   И ветер задувающий и завывающий... 
   Около одного из завалов Мила становилась: 
   - Вот это попробуйте подвинуть, только очень аккуратно.  
   Это было крышей или перегородкой, или хрен знает, чем еще.  
   Мужчины осторожно отодвинули часть конструкции, часть мусора рассыпалась просто от прикосновения. Дальше получилась не то ниша, не то нора, в общем, углубление в почти полностью разрушенной части строения.  
   Мила присела, посмотрела туда и попросила фонарь. Благо те, как всегда, с собой захватили.  
   - Артур, смотри, - она чуть подвинулась и посветила. - Тот, кого ты искал? Отец или дядя, или кто он там тебе? 
   - Как ты... - начал он и нырнул внутрь осторожно на четвереньках по замерзшей земле.  
   - Осторожно. А то рядом ляжешь.  
   - Да. Буду. 
   Он что-то там сделал и тихо выругался: 
   - Да, дядя Сережа.  
   - Ты же его искал? - сочувственно спросил Женька. 
   - Да.  
   - Выбирайся и если хочешь его похоронить, надо забирать сейчас. Скоро здесь все рухнет, - заметила Мила. - Откопать можно, но придется разбирать все.  
   - Да, конечно, черт... - Артур осторожно стал собирать кости и полуистлевшие тряпки в кучу.  
   - У меня есть пакеты. Сейчас принесу, - пообещал Женька и исчез.  
   - Артур, - позвала Мила. - Арти... 
   - Откуда... откуда ты знаешь? - напрягся он. 
   - Не знаю, чутье говорю же. Так, у тебя будет минут десять, на...  
   Она протянула небольшую лопаточку типа детской из кармана куртки. 
   - Не знала зачем, но взяла с собой, хотя у Женьки в машине нормальная есть. Вот там сбоку дальше. Еще дальше, да, вот где-то там присыпана его добыча. Он не закапывал. А убирал в надежное место. Знаешь у твоего соседа, это же сосед, было фантастическое чутье на клады, он их реально чуял. Я так не могу. А еще он любил, но не твою маму, как ты думал, да и она тоже, а отца. Блин, не дергайся, да, любил, именно как ты подумал, но зато сам, похоже этого не понимал. Не было в то время нормальным такое отношение, вот он и считал твоего отца лучшим другом и родным человеком. Братская любовь -- это тоже любовь, - заметила Мила негромко.  
   А тут Артур вытащил несколько мешочков.  
   - Убирай в карман. Это твое. 
   - Почему? 
   - Это твое, - пояснила Мила. - Так правильно. Если покажешь Женьке, он резонно решит, что некоторая часть наша. Я конечно смогу настоять на своем, но в любом случае отношения между вами станут хуже. Иногда лучше так, чем в лоб. Там еще есть. Ищи и убирай все, или давай я в карман пихну, потом тебе отдам.  
   Артур без разговоров передал ей четыре мешочка, из плотной не то ткани, не то плащевки. Сложно понять, но за двадцать лет в такой влаге она не расползлась. И говори после этого о не вечных материалах. Действительно после человечества еще миллионы лет мусор распадаться будет, или нет, если лава пройдет.  
   Наконец убрав все и присыпав землей как было, они эту часть закончили. Мила получила назад свою лопатку, и тут появился Женька. 
   - Я отойду, - сказала Мила вслух и одними губами для друга добавила. - Поговори с ним, он заменил ему отца.  
   Женька кивнул. Мила вздохнула полной грудью и пройдясь кругом, решила осмотреть окрестности. Барский дом, несмотря на разруху, производил впечатление своей массивностью и надежностью. Хотя надо признать, восстановить все это будет намного сложнее и дороже чем снести и заново построить.  
   Пара кругов и камень. Обычный кирпич, не скрепленный раствором и лежащий на других. Даже не ниша, в просто камень, выпадающий из стены, и над ним пустое место от другого камня. Мила могла коснуться его кончиками пальцев, но, чтобы достать роста не хватало, а прыгать она бы не рискнула.  
   Выглянув во двор, девушка прошла все по периметру и хмыкнув оценила навес из куска шифера. Явно более позднее добавление, непонятно зачем и чье... 
   Чутье о чем-то вопило, только вот понять сигналы не получалось. И хорошо, и плохо, и можно уйти, и можно остаться. В общем, неразбериха.  
   - Мил! - крикнул Женька. 
   - Я тут! - отозвалась она.  
   - Что нашла? - заинтересовался друг. 
   - Вот. 
   - Шифер? - не понял Артур. 
   - Откуда тут шифер? - задал правильный вопрос Женька. 
   - Вот и мне интересно, - согласилась девушка.  
   - Посмотрим, что под ним? - задумчиво спросил Артур. 
   - Тогда мы тут надолго останемся, - тут же отозвалась Мила. 
   - Тогда пусть полежит, - решил Женька. - Холод собачий. 
   - Точно.  
   - Обратно? - уточнил Артур. 
   - Ага.  
   Проходя мимо здания, девушка затащила обоих вовнутрь и попросила вытащить камушек. Кирпич сопротивлялся, но наконец, Артур, как более длиннорукий справился. Упавший следом и раскрывшийся пакет вызвал дождь из долларов.  
   Женька выругался. Артур согласился, и только Мила молча начала собирать деньги.  
   - Что стоите как памятники? Они тут давно лежат, и хозяин заначки благополучно умер.  
   Сбор денег занятие увлекательное. Мила увидела оставленные следы, и недолго думая накидала снега из ближайшего сугроба. Задувающий ветер начала порошить все вокруг.  
   - Мил? - удивился друг, но тоже помог. 
   - Хватит, - остановила девушка. - Теперь хватит. Наши следы тут заметны, но зато так правильно.  
   Пакет с останками мужчины несли молча вдвоем. Мила просто шла следом. Ей очень хотелось зайти на кладбище, именно сейчас. 
   - Я догоню! 
   - Ты куда? - тут же насторожился Женька. 
   - Зайду на кладбище, там не опасно, просто хочу осмотреться.  
   И она ускорила шаг.  
   Кладбище было старым и запущенным. Надгробия покосились, местами упали. Даже сейчас пройти можно было с трудом, а как тут летом - заросли и дебри?  
   Ограды покосились. Запустение буквально бросалось в глаза. Мила покрутилась и поняв, что ничего не понимает, направилась к выходу. Для чего пришлось перебираться через оградку. Догнала мужчин она уже у машины. 
   - Что там? - уточнил Женька. 
   - Ничего. Старое заброшенное кладбище. Скажем так, в паре мест можно покопать, но я не хочу. А так ничего, обычное деревенское кладбище, заброшенное еще в советское время. А старая часть вообще слилась с землей, там были деревянные кресты, как раньше хоронили.  
   - Зачем пошла? - не понял друг. 
   - Не знаю, надо было. Так правильно, что ли... 
   - Вообще и нам следовало пройтись, - заметил Артур закурив. - То, что мы сюда ехали местные видели, интерес возник. И я пару раз за прошлые годы появлялся. А потом, когда приезжал, замечал, что кроме меня еще народ был. Скорее всего, местные заглядывали.  
   - Ясно, тогда все логично. Приехали, осмотрелись, что-то прихватили на память и укатили восвояси, - подвел итоги друг. 
   Машина медленно тронулась: кочки, ямы и ухабы, и снова кочки и ямы. Наконец щебенка, кто бы знал, как Мила ей обрадовалась.   
   - Артур, давай делить сокровище, - предложила девушка, когда они выехал на трассу, - сколько долларов мы нашли?  
   Косой взгляд Женьки девушка уловила и вопросительно кивнула. Тот пару секунд ждала паузу, словно что-то от нее ожидая, потом хмыкнул и отвернулся, вернув внимание на дорогу.  
   - Не слишком много, но хватит.  
   Артур стал складывать и считать деньги, Мила повернулась к нему, потом скинула куртку и передала назад.  
   - Ну и? 
   - Чуть меньше трех тысяч долларов, - отозвался Артур задумчиво. 
   - Отличный улов! - просияла Мила. - Примерно по полторы - идеальный выходной! 
   - Почему по полторы? По тысяче, - возразил Артур. 
   - Неа, тебе половина и нам половина. Все по-честному. 
   - Нашла их ты, - возразил Артур. 
   - А привез нас сюда ты, исходя из такой логики Женька вообще не при чем, но не переживай я с тобой поделюсь, - погладила она друга по плечу не глядя. 
   - Спасибо, ты такая добрая, - иронично отозвался Женька, но Милу поддержал. - Она права, без тебя не было бы ничего, как и без Милки. Если бы я взял еще кого-то с собой, мы бы что не четверых делили? Учитывая, что ни от меня, ни от четвертого особой пользы не было. Так что имей в виду при работе с нами - найденное пополам, а наши внутренние расчеты, это наши личные дела.  
   - Ну, как знаете, - согласился Артур и раскидал деньги по двум пачкам.  
   Мила забрав свою, положила ее в бардачок. 
   - На что потратите или еще не знаете? - спросил Артур через какое-то время. 
   - Как ни знать, - возмутилась Мила. - Естественно в курсе, на дом. У Женьки большой участок на Левом берегу, и он начал строиться.  
   - Говорят, там появилась короткая дорога к дачным кооперативам, - проявил знания Артур. 
   - Ага, - отозвался Женька и стал рассказывать о этом месте.  
   Из беседы Мила с удивлением знала, что второй овраг засыпали до нужной отметки, и продолжат летом, когда эта земля усядется, да и дорожники снова возобновят земляные работы. А еще, оказывается, к тем двум участком Женька сейчас купил третий, связывающий эти, и ждет получение бумаг. Даже в долг пришлось занять, причем вот новость у дяди.  
   - Может отдать, - Мила кивнула в сторону бардачка.  
   - Неа, нет смысла. С пары зарплат рассчитаюсь, да и строить пока рано.  
   - А фирму для строительства нашел или частным образом? - снова поинтересовался Артур. 
   - Пока не искал, скорее частники, с фирмой дороже, да и нет у меня столько денег. Буду по частям делать. 
   - А если в рассрочку? 
   Обнаружилось, что у Артура была своя строительная организация, не слишком крупная и сидящая на госзаказах, поэтому людей он привлекал по мере надобности, и сейчас готов был связаться с нужными. Оказывается, в начале весны у них мертвый сезон, и Артур был готов выступить последним бесплатно. Они и так ему помогли в поисках, да и для репутации среди работников полезно. Заказ - другой  вне сезона и к следующей твоей просьбе обязательно прислушаются.  
   Женька заинтересовался расценками, признался, что материал уже заказал. Купил, а сейчас хранит через какого-то знакомого на складе строймагазина и, если он вывезет, будет вообще отлично. К тому же со следующей недели обещали потепление, и чутье Милы с этим прогнозом было полностью согласно.  
   В общем, всю оставшуюся дорогу мужчины обсуждали условия. Артур кому-то позвонил, нашел работников, готовых завтра выехать на место и оценить фронт работ. 
   - ТОРМОЗИ! - заорала Мила скидывая ноги на пол.  
   Машина резко дернулась, чуть заюлила и резко остановилась. 
   - МИЛКА! - заорал Женька, ударив по рулю. 
   И тут увидел, как перед ним с велосипеда упала девушка в красной куртке.  
   Пара секунд тишины.  
   - Артур ты цел? - тихо спросила Мила, открывая дверь. 
   - Да, успел упереться. Спасибо... 
   Девушка медленно осторожно поднималась, судя по расширенным глазам, до нее дошло что могло случиться... 
   - Ну ты дура, - вырвалось у Милы. - По такой погоде на велосипеде - это способ самоубийства.  
   - Все нормально было, - тихо сказала она, поднимаясь. 
   Женька, тоже вышедший из машины, поднял велосипед и покрутил заднее колесо. То честно заюлило восьмеркой.  
   - Ты куда ехала, убогая? - спросил друг устало. 
   - В Бобровку. 
   - Садись, на этом только пешком. 
   Устроить велосипед на крыше удалось с трудом, благо крепление от внешнего багажника были.  
   Девушка молча, пришибленно устроилась в машине. 
   - Артур, - представился тот. 
   - Катя, - отозвалась пострадавшая. 
   - Мила, Евгений, - представил их Артур и уточнил. - Часто катаешься? 
   - Стараюсь каждые выходные, простите, это в первый раз так вышло, - вырвалось у Кати. 
   - Ничего, и не такое бывает, - согласилась Мила, положив руку Женьке на предплечье.  
   Тот никак не мог успокоиться, и беседа Артура с Катей только больше его злила и заводила. Подъезжая к посту ДПС, Мила предложила: 
   - Узнаешь, что там?  
   - Да, сейчас. 
   Он вышел и направился к другому экипажу. Утренних патрульных уже не было.
   Мила обернулась назад и попросила: 
   - Пожалуйста, я понимаю у всех стресс, но можно при Женьке помолчать? Он нервно воспринимает эту ситуацию. 
   Катя тут же покраснела и отвернулась к окну, зато Артур напрягся: 
   - И что теперь? Не дышать тоже? 
   - Не заводись, - попросила Мила. - Завтра он нормально воспримет, а сейчас не стоит. У каждого из нас свои болевые точки, у Женька так отец умер. Ехал вдоль трассы на велосипеде, колесо попало в ямку, и он вывалился на дорогу, и естественно попал под машину. на месте помочь не могли, а скорая приехала только через пару часов, когда поздно было. водителя не посадили, не за что, он и так машину разбил, пробуя объехать человека.   С тем, что отец  сам во всем виноват, смириться не просто, а учитывая, что случилось это в девяностые и матери пришлось тащить все самой, понимания не добавляет.  
   Тут вернулся с явным недоумением друг. 
   - Ну? 
   - Ничего, их отсюда перебросили из-за погоды. Смирнов адекватный чел и понимает, что в такую погоду на трассе стоять удовольствие ниже среднего.  
   - Ладно, подождем. 
   Через пять минут высадив Катю на остановке, машина тронулась дальше.  
   Метель усиливалась, к счастью в городе это меньше мешало. Артур любезно пригласил к себе в гости, заодно попросив помочь донести мешок, и сразу уточнил, когда Женька сможет подсказать, как действовать дальше. Друг повторил, что все узнает в понедельник и тогда же перезвонит.  
   Мила узнав, где находится туалет, кроме своих потребностей еще опустошила карманы. Как легко стало, причем во всех смыслах! 
   Молчание хранилось по дороге домой, и в самой квартире, и только после теплого душа друг, притянув к себе девушку, спросил: 
   - Что за тайны мадридского двора ты развела?  
   - Ты о чем? - она подняла лицо, прикрыв глаза. 
   Удобно, когда душ большой и не совмещенный с ванной, а отдельный уголок.   
   - Что ты нашла и не показала мне? 
   - Добычу дяди Артура.  
   - И? наша доля? 
   - Нет там нашей доли, поэтому не показала тебе. 
   - Милка! 
   Он даже тряхнул ее за плечи. Девушка уперлась головой ему в грудь и хмыкнула: 
   - Так надо. 
   - МИЛ! 
   - Жень, клянусь, так надо.  
   - Как хорошо надо и все, - завелся он и махнув рукой вышел. - Тебе конечно виднее, а я так, дурачок местный, зачем мне говорить. 
   - Жень... - протянула девушка. 
   - Что Жень? Когда тебе нужно я тут, чуть что не так - иди на...  
   - Ты не прав, - возразила она. 
   - Конечно, а кто кроме меня может быть не прав?!  
   - Я. Прости, мне не следовало так поступать. Больше этого не повториться, - тихо сказала Мила. - Прости, пожалуйста.  
   Было видно, как в нем борется раздражение и разум. Как бы надо простить, но желание наоборот устроить скандал.  
   Мила подошла и неловко обняла застывшего мужчину.  
   - Я была не права.  
   - Ты точно была не права, - зло сказал он. -Я тебя всегда слушаю, не надо решать за меня! 
   - Больше не буду!  
   - Надеюсь.  
   Через пару минут они, одевшись, устроились на кухне. Мила в приступе раскаяния взялась за готовку, точнее за десерт. Медовик занимал два часа времени, но был одним из самых любимых Женькиных десертов, хотя в целом друг сладкое не любил.  
   Пока он готовил ужин и еду на неделю, Мила возилась  с тестом. Раскаяние закончилось уже на пятом корже, а учитывая, что всего их при двойном объеме выходило под два десятка, дальше помогал принцип. Ну и сам друг, без возражений вырезающий коржи и смазывая их кремом.  
   Когда все закончилось, и Мила убрала вымытый противень она села и заявила: 
   - Все. Больше никаких решений без тебя! Я вымоталась, как собака! 
   - Да, да, помню про собаку, - хмыкнул друг, откусывая еще кусок торта. 
   Он даже не стал ждать пока тот пропитается.  
   - Очень смешно.  
   - Согласен, будешь кусочек? 
   - Не хочу! 
   - Ну, как знаешь.  
   А ночью Женька вовсю демонстрировал свое отличное настроение, так что Мила в какой-то момент просто вырубилась.  
    
   Утро началось с пения птиц.  
   Хотя конечно начало марта не традиционно для этого время, если не брать во внимание ворон. В детстве именно по их крикам Мила осознавала - пришла весна. Даже не осознавала, а сделала для себя такой вывод. В нескольких больших разросшихся деревьях внутри коробочки из домов стая устроила свое гнездовье. Тогда это был откровенный повод гордиться своим двором и домом, ибо завидовали остальные страшно. Естественно в зрелом возрасте пришло осознание, почему взрослые были недовольны, писали жалобы, куда только можно, пробовали травить умных городских птиц. Разве что не отстреливали, хотя кто знает, может и до этого дело дошло. В то время Мила с мамой переехала к тете и те события стали чем-то далеким. Та, первая квартира, до сих пор вызывала улыбку и приятные воспоминания.  
   Женька завтракал на балконе чаем с тортом, вот одержимый.  
   - Доброе утро, - сказала Мила, чмокнув его в щеку. 
   - Доброе. Торт? 
   - Нет, спасибо. Уже оделся, уезжаешь? 
   - Да, на дачу. Ты со мной? 
   - Неа, лень.  
   - Ладно. Не скучай. 
   - Не буду, - улыбнулась Мила и ушла, сказав на прощание. - Приятного аппетита! 
   - Спасибо. 
   Ну, раз жизнь продолжается и без ее участия можно заняться собой. Надо снова привыкнуть по утрам не только делать растяжку, но и выполнять маленький разминочный комплекс.  
   Чтобы ничего не мешало Мила скинула халат и встав перед зеркалом начала упражнения, многие она оказывается, стала выполнять не верно. Упростив задачу мышцам, но усложнив позвоночнику. Теперь придется отслеживать и корректировать. 
   - Вау, - присвистнул друг, заглянув в комнату.  
   - Спина ровно? 
   - Да. Черт с ней со спиной, - отмахнулся он и с сожалением заметил. - Нужно ехать, и что ты раньше скрывалась? 
   - Жень, ау, вернись, а? - попросила Мила. 
   С ним творилось что-то непонятное. 
   - Ты не представляешь, насколько соблазнительно смотришься со стороны, - признался он, отворачиваясь со вздохом. - Напомни вечером повторить. 
   - Ага, в твоем исполнении, - согласилась она. 
   - Я как-то не додумался голым тренироваться, - парировал он. 
   - Ну и что в этом такого? У меня нет здесь подходящих вещей, а кимоно надевать лень.  
   - Железный довод, - с усмешкой отозвался он и добавил. - ладно, я ушел. 
   - Пока. 
   Пришел, отвлек, сбил настрой, вот ведь... Женька.  
    
   После утренней разминки Мила ощутила небывалый прилив энтузиазма и принялась за уборку. Генеральную уборку. Через три часа она начала злиться и ругаться, а через четыре, закончив и поставив к двери пять пакетов на выброс поняла - все, хватит. 
   - Милка, ты что переезжаешь? - пораженно крикнул Женька из коридора. 
   - Не мечтай, это мусор. Кстати, сходи выкини. 
   - Ага, кстати, а почему ты тарелку выбросила, она еще хорошая? - возмущенно воскликнул он. 
   - Это которая красная с отколотым углом? Ты за последний год хоть раз ее доставал? - возмущенно уточнила она.  
   - И что? Она еще хорошая! - набычился Женька. 
   Да, уж, тестостерон лезет наружу. 
   - Жень, у тебя еще две такие есть, я их из кладовки достала, - устало сообщила Мила, выходя в коридор. - Мне надо к тете вещи на завтра взять, ну и мусор вынести. 
   - Убиралась? - догадался он. 
   - Ага, вот я дура.  
   - Ты не такая. Мы договорились насчет дома, - тут же поменял тему друг. 
   - И? 
   Уже без возражений он захватил пакеты и всю дорогу сначала до мусорки, а потом до дома тети рассказывал о договоренности, сроках и сумме. Выходило неплохо, а еще Милу откровенно умиляло его отношение к деньгам. Деньги на стройку - отдельный конверт, деньги, отдать долг, - другой, деньги на жизнь - третий. А еще на отпуск, непредвиденные расходы и занятия. И он практически никогда не использовал их не по назначению. Так и найденные вчера пойдут на дом, перекрытия положить. 
   Вдруг Женька достал пакет из бардачка и бросил Миле в руки: 
   - Артур принес нашу долю, сказал это не половина, но именно наша часть, он дескать по-другому поступить не мог. 
   - Монеты? Серебро? 
   - Ага. На неделе обменяю, но навскидку на крышу хватит, - похвастался он. 
   - Еще на окна должно, - заметила Мила, перебрав монеты. - Вот эта, эта и эта дорогие.  
   - Понял, отложи отдельно.  
   - Жень, давай сюда заедем. 
   Она вдруг заметила гипермаркет, в котором ни разу не была. 
   - А что нам здесь нужно? - удивился он, но повернул в сторону магазина. 
   - Хлеб. 
   - А у себя купить не могли? - иронично спросил он, но спорить не стал. 
   Мила прихватила тележку и с интересом пошла осматриваться. Все как везде, и цены такие же и ассортимент не слишком отличается. Правда Женька прихватил пару банок сгущенки по акции, а Мила лимон. А потом они повернули в мясной ряд и первым же делом заметили продавщицу, выкладывающие куриное филе... по цене сто рублей. 
   - Так дешево? - поразилась девушка.  
   - Да, накладка вышла на складе, - не отвлекаюсь от выкладки сообщила женщина. - Срок годности сегодня заканчивается, но мясо хорошее, мы себе коробку разобрали.  
   - О, тогда не выкладывайте вторую, мы заберем, - улыбнулась Мила. 
   - Хорошо, - согласилась она.  
   Женька закинул коробку, а Мила быстро забрала остальные лотки.  
   - Я не буду спрашивать куда нам столько, - хмыкнул друг, - хотя надо признать на полгода курятиной мы обеспечены. Мила, что ты делаешь? 
   - Нюхаю, хорошее мясо. Ага, и вот еще крылышки по акции и голени, - заметила девушка и добавила. - Коробку пробьем отдельно, тете отдадим, а остальное нам. На выходных шашлык из курятины можно будет сделать.   
   - Не бывает шашлыка из курятины, - возмутился Женька. 
   - Согласна, сделаем курицу на гриле. Сейчас еще в химию завернем и все... 
   Забрав последнюю пачку фантастически дешевого стирального порошка пара пошла к кассе. С некоторым трудом разместив все в машине, багажник был занят железками, довольная Мила смотрела на чек. 
   - А, хлеб мы так и не купили, - сообщил Женька ехидно. 
   - Ну и что, мы как минимум две тысячи сэкономили, - похвасталась она. 
   - Ага и теперь не твоя тетя нас снабжает дешевым мясом, а мы ее. 
   - Точно! 
    
   Тетя удивились Женьке с коробкой курятины, но получив чек обрадовалась, сразу отдав круг сыра, обошедшийся в эти же деньги. Друг посмеялся на тему натурального обмена, но отказываться не стал.  
   Обычные бытовые разговоры о даче и посадках, тетя любезно сказала, что самое время сеять рассаду, но согласилась сделать и на их долю. Потом накормив домашним обедом как-то между делом уточнила, когда Мила переезжает. Та, так поступать отказалась, сообщив, что пока временно поживет у Женьки, но в любом момент готова вернуться домой. Посмеявшись, тетя поменяла тему на продажу дачных участков. Как оказалось, спустя пару часов разговор еще не завершился. 
   В машине Женька устало спросил: 
   - Почему ты ко мне не переезжаешь? Я думал, что мы договорились. 
   - Да, пока немного поживем так, а там видно будет, - кивнула Мила, и уточнила, - а что? 
   - А пока временно это сколько? 
   - Не знаю, сколько решим. Жень, не понимаю, ты какую конкретику услышать хочешь? Буду жить еще два месяца что ли? Или останусь навсегда? - слегка возмутилась она. 
   - Скорее второй вариант. Мне казалось, мы договорились, - отметил друг. 
   - Мы договорились, - кивнула девушка. - Но, похоже о разном. 
   - Ладно, торопиться некуда, живем как живем, - махнул он рукой. 
   Чутье молчало и Мила снова оказалась в странной ситуации. Относительно Женьки чутье работало не часто и всегда категорично - ДА или НЕТ. Зато в таких ситуациях предпочитало молчать, а привыкнув опираться на него, оказавшись без подпорки, девушка терялась и с трудом восстанавливала равновесие.  
   Каждый нашел себе занятие по душе, но напряжение по-прежнему висело в воздухе.  
   Вечером Мила поняла, что устала от всех и просто хочет побыть одной. Как удачно совпало, что Женька поехал навестить какого-то знакомого. Ванна при свечах, прохладный воздух по коже в комнате от открытого окна и медитация, перешедшая в сон... 
    
   - Милка... - сонно и невнятно произнес Женька, когда она медленно выбралась из кровати.  
   Подумаешь шесть утра, зато энергии море!  
   Разминка, душ, приготовление завтрака себе и Женьке. Побудка друга порадовала, его сработавшие рефлексы привели к захвату и укладыванию Милы рядом. 
   - Доброе утро! Просыпайся. Уже понедельник, - жизнерадостно сказала она. 
   - Только ты можешь радоваться этому факту, - недовольно пробурчал он поднимая себя рывком 
   - Ага, потереть тебе спинку? 
   - И побрить заодно... - все еще бурча отозвался Женька. 
   - Спину? А можно? - обрадовалась она. 
   - Я тебе это припомню, - буркнул он и пошел в ванную.  
   Хорош, зараза. Высокий, накаченный мышцы при движении перекатываются под кожей, да еще и блондин. А пара шрамов добавляют изюминки и романтики. 
   Мила подскочила и понеслась на кухню - делать завтрак. Такое желание на нее нападало не часто и следовало показать его окружающим.  
   Более-менее очухавшийся Женька омлету удивился, кружке зеленого чая скривился, зато куску торта в коробочке порадовался. 
   - А почему торт в упаковке? 
   - На работу возьмешь, сейчас только полезный завтрак! -  провозгласила Мила довольно. - Во сколько приполз?  
   - Я пришел! - возмутился друг. 
   - Верю, на одиннадцатый ползком -- это подвиг. Ну, так? 
   - Поздно, - отозвался он, отламывая омлет.  
   - Или рано, уж не знаю, как правильно воспринимать пять утра.  
   - Если видела, зачем спрашивать? - со вздохом уточнил он. 
   - А вдруг ошиблась и время во сне привиделось? 
   - Вдруг.  
   - Ладно, только давай ты в следующий раз предупредишь что ли... 
   - А чутье? 
   - Ага, особенно во сне работает как часы, - фыркнула она.  
   - А разве не так? 
   - Решил проверить? Ладно, я одеваться. Не засни. 
   - Постараюсь.  
   Довольная Мила надела одно из любимых платьев, достала к нему подходящий комплект украшений и наведя окончательный лоск выплыла в коридор, где Женька медленно потягивался в ожидании ее. 
   - Я готова! 
   - С чего такая нарядная? 
   - Настроение отличное, - с улыбкой отозвалась она.  
   Кинув косой взгляд в ее сторону, он промолчал.  
    
   На работе Мила пронеслась по всем этажам, довольно поприветствовала всех и каждого и наконец устроилась в кабинете. Привычные утренние дела, общение с начальником на тему прошедших выходных. Подготовка кофеварки к утренней чашке удовольствия. Но тут начальник, собирающийся на еженедельную планерку неожиданно уточнил: 
   - Можно колечко посмотреть? 
   - Конечно, - Мила тут же протянула кольцо. - Правда, красиво? 
   - Очень. Это же серебро? 
   - Да, золото не мой металл, я его теряю, ломаю и ... в общем не ношу. Зато серебро буквально липнет ко мне! - призналась она. 
   - Да, да, а вот камушек, он же не родной, верно? Крепление чуть необычное... 
   Мила забрала кольцо и усмехнулась: 
   - Да, камень я поменяла.  
   - Все думают, что твои украшения -- это серебро с полудрагоценными камнями. Как они - фианиты?  
   - Ну, да, фианиты, почти стекляшка.  
   - Но это бриллианты, верно? 
   - У вас хорошая интуиция, - отметила девушка открыто. 
   - Нет, просто разбираюсь в таких камнях. И насколько я заметил у тебя большая часть украшений именно такого плана с замененными камнями. 
   - Сложно купить серебро с бриллиантами или рубинами. А там, где можно, цены выходит совершенно не адекватная.  
   - Да, понимаю, - кивнул он с улыбкой. - И пока никто не догадывается, ты носишь на себе небольшое состояние. 
   - Вы преувеличиваете, - улыбнулась Мила. - Не так уж и много, но да, чуть дороже купленного первоначально. Или просто серебро, у меня много комплектов без камней.  
   - Да, массивных, весьма тяжелых или необычных. 
   - Конечно. Носить как красивое!  
   - Логично. Так, мне пора. 
   - Планёрка - это святое, - улыбнулась девушка.  
   - Точно! 
   Какой внимательный у нее начальник, даже Женька не заметил или просто промолчал? У него возможен и такой вариант. Камни попали к ней давно и почти случайно - на помойке. Люди освобождали квартиру после смерти родственника и выбрасывали мебель и барахло. Так в одном пакете с мусором сверху лежал потрепанный бархатный мешочек. Мила, выкинув свой мусор, раз на него покосилась, другой. Как бы хотелось достать, но лезть в помойку?! В семнадцать это ... это признак психического заболевания. Она уже ушла от мусорки, как испытала просто необычную злость на себе. Вот почему бы не посмотреть, что там? Вдруг деньги?  
   Чутье она то слушала, то нет, и обычно начинала понимать, что не права сильно после. А тут вернувшись забрала пакет, отошла на пару шагов и принялась потрошить этот пакетик. Какая-то бабуля выносящая мусор даже посочувствовала: 
   - Нужное выкинула, деточка? 
   - Кажется серебряное кольцо. 
   - Это да, лучше проверить, - кивнула та и ушла.  
   И никакого осуждения, чего так опасалась Мила.  
   Мешочек она сразу кинула в карман, а другой сверток держала в руке и подумав забрала тоже. проходящая мимо женщина с спортивном костюме покосилась и небрежно бросила: 
   - Ничего ценного там нет, мы все просмотрели! 
   - Тем лучше, меня совесть мучить не будет, - парировала Мила и выбросив этот пакет ушла.  
   В свертке были монеты, копейки советского периода, он кстати до сих пор где-то на квартире лежит, нужно будет поискать. А в мешочке обнаружились камушки, самые разные и крупные, и мелкие. Янтарь, нефрит, что-то еще.  Мила разочарованно рассматривала их на кухонном столе, когда домой заехал дядя. Он то и достав пару, узнал в них драгоценные камни. Так постепенно Мила смогла использовать их все. конечно работа ювелиров не дешевая, но какой-то знакомый дяди назвал адекватную цену и всего за десять лет появилась ее нынешняя коллекция.  
   Правда внимательность начальника все же неприятно удивила.... 
    
   Вечером Женька захватил Милу с работы, и они поехали на дачу, оценить выполненные работы. Не то чтобы увиденное порадовало, люди расположились и устроились на месте, но к работе приступить не успели. Злой Женька прошелся кругами и даже пнул фундамент отбив себе ногу. Его ругань Мила естественно проигнорировала, вместо этого уточнив: 
   - А какие еще участки ты купил?  
   - В центре, тебе на что?  
   - Любопытно. Покажешь пока не полностью потемки? 
   - Поехали. Вот блин работники... что бы их... 
   Чуть покружив по поселку, прямые дороги это не для России, Женька показал пару рядом стоящих участков, потом приобретение тети и свой последний, который сейчас оформлялся. На соседней блуждали люди, обсуждая и оценивая участок. 
   - Добрый день, - поздоровались Мила, через покосившийся забор. 
   - Добрый, - нестройным хором отозвалась пара человек из пяти присевающих. 
   - Простите, вы участок случайно не продаете? - продолжила уточнять она. - А то мы этот купили и неплохо бы соседний взять, конечно если по цене договоримся.  
   - За сколько? - тут же деловито уточнила пожилая женщина. 
   - Жень, подойди, за сколько мы этот взяли, а то совру нехорошо будет. 
   - Триста пятьдесят, а что? - отозвался друг, отбрасывая гнилушку.  
   - За четыреста продадим, - тут же заявила собеседница. 
   - Триста. Нам придется кредит брать, чтобы расплатиться, - парировала Мила.  
   - Кредит -- это долго, - сообщила та. 
   - Для вас нет, я перехвачу на работе завтра, а там буду расплачиваться. А собственник кто? Если оформлять со всех, то даже триста перебор. 
   - Собственник один, отец, он при смерти, я законный опекун, - задумчиво сказала женщина. - Все будет официально и законно. Давайте так, триста пятьдесят и завтра оформляем.  
   Мила повернулась к Женьке, тот недовольно посмотрел в ответ: 
   - А рассчитываться чем? 
   - Не будем ничего строить, расчистим место, посадим еще деревьев, может газон посеем и хватит.  
   - Триста пятьдесят к имеющемуся долгу, это будет вдвое больше, - напомнил друг. 
   Мила понимала, что он против всего меняющего сроки строительства дома, но девушка отчетливо видела этот участок с деревьями и зеленью и отлично понимала, какое впечатление это произведет на потенциального покупателя. 
   - Дешевле не отдам, - вмешалась женщина, - за триста пятьдесят - четыреста его вполне реально продать пусть и не так быстро.  
   - Берем, - кивнула Мила, - как нам завтра с вами связаться?  
   Договорившись обо всем, девушка пообещала подготовить договор и уточнила к какому нотариусу смогут завтра точно попасть.  
   По дороге на танцы Женька недовольно курил. На второй Мила не выдержала и выхватив сигарету, выбросила в окно: 
   - Хватит. Все образуется. 
   - Понимаешь, что продавать будет в лучшем случае в следующем году?  
   - Через два, - отозвалась Мила, - скорее через два.  
   - Тем более. Нет, оно конечно выгодно, но... 
   - Но дом, да? Жень, не дури, я реально попрошу кредит на работе, оно там тоже полезно будет. Еще нужно будет расчистить участок и правда посадить деревья и газон.  
   - И? скажи мне, что там этот дед что-то спрятал? - попросил он. 
   - Неа, не спрятал. Нет там ничего ценного, ну пара камней к нашему дому разве что.  
   - Ты меня убиваешь... - простонал он. 
   - Люблю, Жень, я тебя люблю, а не убиваю, не путай, - рассмеялась она, выходя из машины. 
    
   По дороге домой друг загадочно улыбался и не отвечал на расспросы. Вместо ужина, как в том рецепте неожиданно случился секс. Довольный, расслабленный, умиротворенный Женька вдруг спросил: 
   - Когда ты поняла? 
   - Что поняла? Тебя я сегодня до сих пор не поняла.  
   - Когда ты поняла, что любишь меня? - уточнил он. 
   - На татами - когда мы впервые сошлись тогда, помнишь? - зевнула девушка. 
   - Да? - поразился он. 
   - Ага, ты меня бросил, а я подумала - и почему этого подонка люблю, не могла выбрать кого получше? - негромко сказала она, сворачиваясь клубком.  
   Ответа она уже не услышала... 
    
   Просыпаться от звонка телефона всегда весело, но особенная прелесть обнаруживается в четыре утра.  
   - Алло, - сонно сказал Женька в трубку.  
   Мила привалившись к его плечу, мужественно боролась с желанием повернуться попой и заснуть. Малосодержательная беседа значительно этому способствовала. Наконец стороны до чего-то договорились, и Женька завершил разговор. 
   - Спим или как? 
   - А ты как думаешь? 
   - Или как, ты точно, но вдруг я ошиблась? - Мила стала подтягивать к себе плед. 
   - А составить компанию? 
   - Мужским кухонным разговорам? Да ни в жизнь!  
   - Все с тобой ясно. Спи, соня, - и он нехотя выбрался из кровати.  
    
   Второе пробуждение в седьмом часу прошло иначе. Сонно, лениво, с подтягиваниями в кровати, и интересом к новому дню. Вот интересно, почему большая часть людей не любит утро? Будильник? Проснись до него. Беготня и суета - встань на пять минут раньше. В общем непонятно... 
   Утренняя разминка, тёплый душ и красивый халат - можно идти общаться. Голоса на кухне звучали чуть слышным фоновым шумом. Звукоизоляция здесь была на высоте, Женька постарался, он не хотел слышать соседей и звук, жарящийся яичницы, в спальне с улыбкой вспомнила она. 
   - Доброе утро, - Мила открыла дверь и вошла в клубы сигаретного дыма, как в фильмах показывают. - Ну, вы и токсикоманы!  
   Распахнуть дверь на лоджию, а потом еще и окна.  
   - Привет, Мил, - махнул рукой кто-то смутно знакомый.  
   А может и нет. С Женькиными друзьями у нее были странные отношения - пару тройку постоянных она знала лично, всю прочую толпу из телефона - нет. В смысле может видела, может даже общалась, но вот встреть кого на улице и не в форме - пройдет мимо даже не заметив.  
   - Вы решили не пить, но возместить все это никотином? Опрометчиво. Жень, помнишь ту траву для печени, селезёнки и прочего ливера? 
   - И? - друг удивленно на нее посмотрел. 
   - Заваривай и пейте. 
   Она достала сигарету из пачки, растерла в руке и кивнула: 
   - Точно, а то у вас обоих печень прихватит. Вот эту хрень, - она потрясла пачкой,-  не следовало курить. 
   - Вот черт! - ругнулся Женька и пошел искать траву.  
   Мила устроившись на табуретке, уточнила у гостя: 
   - Мое участие нужно?  
   - Да, нет, - отмахнулся он. - Нужно было поговорить, спасибо, Жень. 
   - Да, без проблем, - махнул рукой тот, отыскав, наконец, траву.  
   Ее тетя привезла с моря для поддержания организма, ни Мила, ни Женька особенно не заинтересовались, но сбор в банке оставили - а вдруг. И  вдруг настал!  
   - Если передумаешь, готова предоставить уши, - махнула рукой Мила и с улыбкой уточнила. - А в этом доме сегодня кормят? 
   - Ты троглодит, - хмыкнул друг. - И куда что девается - непонятно. 
   - Я помню, как ты пожалел мне сухарик! - возмутилась она. 
   - Восьмой, - уточнил он. 
   - И что? Вкусные же были. 
   Гость рассмеялся: 
   - У вас хорошо. И как не устаете быть все время вместе?  
   - Так мы дозируем общение - на работе, например, - пояснила девушка. - А остальное, если вдвоем лучше, чем по одному, зачем себя этого лишать? Но если не хотим, то расходимся по сторонам.  
   - Завидую. 
   - Не стоит, со мной тяжело, про Женьку вообще молчу... 
   - Так, так, я не понял, это ты сейчас к чему? - тут же с иронией перебил он. 
   - К тому самому, - улыбнулась она и обрадовалась. - Омлетик! Сейчас ты самый лучший! Клянусь. 
   - Потому что покормил, иногда с тобой легко, но обычно наоборот, - хмыкнул друг и поставил тарелки перед гостей и собой.  
   - А вы не едите, - обрадовала Мила, - еще как минимум пару часов. 
   - Мил! - возмутился друг. 
   - Не переживай, я все съем сама, видишь какая заботливая, - улыбнулась она и серьезно добавила. - Вы сильно траванулись и еда это просто покажет. В идеале лучше вообще устроить разгрузочный день на водичке и этом чае, в крайнем случае, поесть после обеда или к вечеру. Само по себе печень выведет эту гадость, но, если нагрузить сверху, например, алкоголем - легко попасть в больницу.   
   - Да, покурили называется, - заметил гость недовольно, постучав пачкой.  
   - Поднять шум? - задумчиво спросил у него Женька. 
   - Полагаю он и без нас поднимется, просто подсказать от чего все началось.  
   - Может и не поднимется, если курить пару сигарет в день, это не так существенно, -  вмешалась Мила. 
   Омлет был просто божественным, Женька гений!  
   - Есть те, кто много курят, - заметил гость. 
   - Да и с печенью проблемы у многих, ладно, захвачу, а там посмотрим, - решил друг, забирая пачку.  
    
   На работе стало еще веселее, получение кредита в родной организации это обегание всех и вся и сбор десятка подписей, благо начальник помог и кое-кого навестил сам. Всего через час Мила с гордостью принесла бумажку в бухгалтерию и всего еще за час на карточку пришли деньги. Отпросившись на пару часов чтобы все оформить, девушка сбежала. К счастью вчерашние товарищи не передумали, деньги в присутствии нотариуса пересчитали, договор подписали, и дальше Мила с кипой бумаг пошла, переоформлять на себя свою новую собственность. Надо же, у нее кроме квартиры еще и дачка появилась, вот так и обрастают имуществом, держащим крепче любых цепей.  
   Любезная девушка на приеме бумаг сказала, чего не хватает, сделала пару ксерокопий и тут же уточнила: 
   - А на второй свидетельство заберете? 
   - Да, да, - согласилась Мила не раздумывая.  
   Потом осеклась, какой второй? Оказалось, что соседний участок Женька оформил на нее. Точнее не он, а дядя, у которого была доверенность. Занятная история... 
   Любезная девушка охотно посмотрела по реестру и обрадовала, что у Милы уже три участка, а этот станет четвертым. Правда, надо отметить, что посмотреть оформлена ли земля на Женьку девушка категорично отказалась. Ну, ничего и это показатель.  
   Выйдя на улицу, она написала СМСку другу. Тот перезвонил буквально через пять минут: 
   - Мил? Все в порядке? 
   - Может я соскучилась, - вежливо начала она. 
   - Ага. Давай побыстрее, я покурить вышел, - попросил он. 
   - Женечка, у меня оказывается три участка в собственности! - наиграно воскликнула она. 
   - Откуда узнала? 
   - В реестре сказали. 
   - Почему мне такое не говорят? - возмутился он. 
   - Не знаю, про тебя сообщать отказались, а еще я забрала документы по соседнему участку.  
   - Ты же сама хотела объединить и продать, - напомнил он. - Заработаешь миллион. 
   - Скорее два, вопрос не в этом, ты почему промолчал? 
   - Я говорил, помнишь беседу на тему не выделяться?! 
   - И?! 
   - И. у меня есть дача и квартира, а все остальное твое.  
   - Оно и так мое.  
   - Вот и я о том же.  
   - Ладно, Мил, мне пора. До вечера! 
   - Пока. 
   Вот ежик! И что теперь делать? Совместное имущество шаг намного серьезнее ЗАГСа! Не то чтобы Мила была против, но мечтать о таком вредно для собственной самооценки и само восприятия. Она не врала, когда озвучила Женьке момент осознания своей влюбленности - на татами. Просто умолчала, что первые ростки появились задолго до этого, в те времена, где на тренировку летела как на крыльях, подчиняясь ветру любви.  Борисыч, наверное, это понимал, отчего никогда и не ставил в пары. Следовало сказать ему спасибо, жаль поздно поняла.  
   Тогда ее маленькая, скрытая от всех влюблённость, поддерживала и питала. Пока Женька не ушел в армию... без него, без постоянного оптимизма рядом стало сложнее. Росток не погиб, а заматерел и научился жить в реальном мире. Возвращение Женьки Мила не пропустила, но тот изменился и ударился в крайность. Мила благоразумно не стала напоминать о себе. И даже похороны матери и свадьбу она застала. Чутье приводило ее в нужное место в нужное время.  
   Собственные чувства изменились, та влюбленность она ушла, растворилась в новой реальности. Наверное, изменилась в чем-то, приспосабливаясь и искажаясь. Если бы Женька не стал сереть и "затухать" Мила бы прошла мимо. Правда прошла, у нее была своя сложившаяся жизнь и собственная реальность.  
    
   Но судьба показала его... и Мила вмешалась. Наверное, в той мысли, что настоящая любовь всегда самоотверженная что-то есть, несмотря на несоответствие реалиям действительности.  
   И вот теперь мысль, что придется уйти пугала и ужасала. Даже не так, Мила знала, что придется уйти и расстаться. Когда-нибудь... не сегодня так завтра. 
   Поэтому не хотела жить вместе, чтобы не привыкать. Поэтому не говорила о чувствах, а зачем? Поэтому держала дистанцию, когда получилось, но Женька, гад, все глубже залезал под кожу. Она справится и переживет, но ей будет больно. Очень больно, а боль несмотря ни на что Мила не любила. Тем более душевную боль. Именно из-за этого не рассказывала, что ей больше всего нравится в сексе, так будет проще ... было бы проще расстаться. Он все равно сам понял, пусть и на это ушло время.  
   Мила вернулась на работу как раз после обеда. Начальник, угостив шоколадкой к кофе, спросил: 
   - Обманули? 
   - Нет, все хорошо. Отдала документы на оформление. Другая проблема... 
   - Какая?  
   - Женька оформил на меня еще участок. 
   - Так это же хорошая новость! А квартиру еще нет? 
   - Нет, - улыбнулась Мила вынуждено, - хотя ключи давно дал. 
   Ну, еще ключи от сейфа и все, можно будет расписываться.  
   - Я и так знаю где они лежат, - хмыкнула девушка.  
   - Тем более. В чем проблема? 
   - Мне не нравится возникшая имущественная связь. Это форма зависимости. 
   - А быть зависимой плохо? - понял он. 
   - Да. Чем больше связей, тем больнее их рвать.  
   - У вас общие интересы, совместный быт, теперь вот собственность... 
   - Именно.  
   - Страшно? - шепотом спросил он. 
   - Да, - просто ответила Мила. 
   - А что родня говорит?  
   - Зачем я его компостирую? - повторила девушка, любимый вопрос тети.  
   - Мила, а ты не задумывалась о том чтобы узнать его мнение? О чувствах поговорить, например? Вы же, девушки, это любите. 
   - Не люблю такие разговоры, мама перед смертью много говорила по душам - у меня передозировка подобного рода общения.  
   - Бывает. Тогда спрошу в лоб - ты не думала, как он к тебе относится? Может для него желание привязать тебя к себе это способ удержать рядом? 
   - Допустим, ему сейчас со мной комфортно, но он не думает о долгосрочных перспективах.  
   - А если думает? И это  его пугает? - хмыкнул начальник. 
   - В смысле? 
   - Если есть желание привязать тебя к себе полностью и с потрохами, а ты вроде, как и не за и не против. По крайней мере, я так со стороны подумал, - усмехнулся тот разведя руками.  
   - Ха, ха, юмор оценила... 
   - Ты просто подумай, сама подумай, а не чутье спрашивай - логику других оно тебе еще рассказывать не научилось? 
   - Нет, - фыркнула Мила.  
   - Ну, так сделай себе одолжение - поговори, столько нового сразу узнать удастся!  
   И ушел, аккуратно прикрыв за собой дверь.  
   Вот ведь - юрист!  
    
   Вечером, наплевав на все Мила пришла домой, точнее в квартиру Женьки и устроилась на балконе, рассматривая разноцветный город.  
   - Что случилось? Ты не отвечаешь. 
   На балкон заглянул друг, почти, что лучший друг и можно сказать - любимый мужчина. 
   - Все в порядке, я просто хандрю, - отозвалась девушка. 
   - Ничего себе - в порядке. Ты вроде не часто хандришь, что-то произошло? - участливо уточнил он. 
   - Неа, все нормально. Думаю, что годы идут ничего не меняется, как сидела так десять лет назад, так и сижу... я та же, место тоже, время идет, кто-то что-то делает, меняет, или меняется сам, а я все сижу и смотрю ... 
   - Ну, положим, десять лет назад ты не могла тут сидеть, - усмехнулся друг. 
   - Могла, тут жила Алла, кажется, она квартиру снимала и я как-то решив что-то изменить пошла на устраиваемую ею вечеринку. Народ там развлекался, пил, в основном, а я сидела тут и думала, что здесь дура забыла?  
   - Хм... ты об этом не говорила. 
   Ну, сам понимаешь, не могла же я тебе все пересказать поминутно, к слову не приходилось, - отмахнулась Мила. 
   - Поэтому ты так восхищалась квартирой? - сообразил Женька. 
   - Ага. Видела, что здесь было. Обычная такая квартира ни о чем, ты смог сделать конфетку... 
   - Насмотрелся всякого в разных местах, - отмахнулся друг и снова уточнил. - По поводу чего меланхолия? 
   - У Аллы двое детей... 
   - Ты хочешь ребенка? 
   - Нет, в том то и дело, что нет. Все жду, когда решит проснуться материнский инстинкт, а он зараза в анабиозе, - рассмеялась Мила вынуждено.  
   - И? 
   - Психолог сказала это нормально, у каждого своего срока и своя цель, но у меня-то вообще ничего нет! 
   - Даже так?  
   - Ага. Ладно, прости, не буду грузить... ты просто так заехал? 
   - Узнать, как насчет тренировки, но понимаю бессмысленность вопроса. 
   - Ну, да, как-то не до этого.  
   - Ясное дело, ты расстроилась из-за документов? 
   - Нет, даже прекрасно понимаю, почему ты так сделал, никаких вопросов. Оформлял дядя? И тебя там даже близко нет, верно? За деньги на участки, ты до сих пор кредит выплачиваешь, а строительство, если не за пару месяцев ты вполне можешь себе позволить.  
   - Я не про финансовый вопрос, тебя это расстроило? 
   - Да. Наверное, да. Ты видишь цели и идешь вперед, а я просто плыву по течению и как назло не вижу, что изменить. В плане можно поменять работу, можно переехать, но главное я - не измениться. Нет цели, нет радостного движения в процессе, нет удовольствия от ничего не делания. Ничего нет...  
   - И? 
   - Глупости - а зачем я живу, не посещают, видимо жизнь ради жизни достойный повод. Понимаешь, прошла треть жизни, да, времени еще достаточно, но тот основной первоначальный задел сделан. И какой он у меня? Никакой. То есть все как у всех, какая-то работа, какие-то увлечения, какие - то хобби, и все. Нет самоцели в семье и продолжении рода, нет необходимости помочь всем и каждому, ничего нет.  
   - Мил, мы все такие! Знаешь сколько раз я слышал эту мысль? - хмыкнул Женька неожиданно. - ну не сотню, поменьше, но не значительно. У мужиков половина проблем и причин для пьянства или другой дури - именно это бессмысленность ничто. Знаешь, для женщин проще уйти в семью, в детей, а среди нас таких мало, для кого быть отцом уже достижение. И выплывает обыденность и эта бессмысленность. А многие еще хорошо так разочаровываются в работе. Тебя она устраивает, ну если что поменяешь фирму и все. А когда осознаешь, что призвание пустое? Знаешь мало, кто признается, но большая часть хочет нести, блин, добро, делать что-то пусть не хорошее, но важное. А вместо этого алкаши и семейные разборки, кражи у родственников, и избиения под дурью. Уже в тридцать энтузиастов не остается. В лучшем случае выплывает на четкой грани добро - зло, но у большинства и этого нет. Не привили нам такие градации. И вылезает рутина, работа ради работы и заработка. Работа, которую просто делаешь, жизнь, которой просто живешь. Потому, что для перемен нужен стимул, которого нет. Для изменений и прекращения рутины нужно изменить что-то настолько существенно, что оно обязательно потрясет привычные рамки и нарушит рутину. А есть дом, семья, кредит, круг общения, да и зачем это все?  
   - Так, и? 
   Пусть чуточку иначе, но описание было ей близко и понятно. 
   - Мил, вот скажи, ты считаешь нормой жизнь в состоянии абсолютного счастья? Когда ходишь и улыбаешься просто так?  
   - И? 
   - Это и есть и. Жизнь -- это череда маленьких приятных моментов и событий, у кого-то их больше, и они больше, у кого-то меньше, кто как видит. Но чтобы заметить белое, нужно находиться в сером, понимаешь? Если все и так в белом. Как ты увидишь еще одно белое пятно? Может какие-то там особо просвещённые и живут в состоянии блаженства всегда, но мы-то не такие. И о хорошем вспоминаем только, вляпавшись в грязь, да? Знаешь, что я мужикам говорю - ты можешь совершить свой поступок - найти себе подвиг, было бы желание. Но что потом? Да, будет минут славы, о тебе скажут по ящику, может кто-то добрым словом вспомнит. Зато твоя родня: мать, жена, дети будут помнить постоянно. Как минимум раз в год навещать могилку и говорить, да хороший был, жалко умер, а теперь нужно как-то самим жить, растить детей, нянчить внуков, радоваться мелочам и расстраиваться из-за проблем.  
   - Да, но... 
   - Милка, нет у тебя большой цели и мечты, просто нет! И что? Это разве плохо?  
   - А разве хорошо?  
   - Ладно, что тогда будет хорошо?  
   - Не знаю, в том то и дело, что не знаю, знала бы уже шла к своей мечте, - мрачновато отозвалась она. 
   - Мил... 
   - Не надо, все нормально, - она выставила руку и отвернулась. 
   Глупо, но полились слезы. Нет, не картинно ручьем, а просто пара слезинок жалости к себе и несправедливости. 
   - Мила! 
   - Жень, все нормально, весеннее обострение, само пройдёт, просто нужно немного времени, честно, - кривовато улыбнулась Мила. 
   - Точно?! 
   - Да. Это просто такой период. Правда. 
   - Ладно, побыть с тобой? 
   - Не, не строит, сложнее будет рыдать над сентиментальной мелодрамой, - хмыкнула она. 
   - Да, согласен, - кривовато улыбнулся он.  
   - Ты как? А то даже не спросила?  
   - Нормально. День на травяном чае, больше не хочу, - скривился друг. 
   - Есть хочешь? 
   - Нет, самое смешное что нет. 
   - Значит пока не надо. 
   - Да, мне тоже так сказали. Я на тренировку, если что звони, захвачу телефон. 
   - Договорились, если вдруг что - обязательно. 
   Женька уехал, а Мила ощутила смертельную усталость, слабость и беспомощность...  одной стало еще хуже... 
   Попытка расслабиться и отвлечься привела к очередному копанию в себе. Тому самому копанию, когда хорошее не разыскиваешь по определению. Внешность. Успешность. Достаток. Социальная роль. Все было рассмотрено и изучено под микроскопом. После чего Мила пришла к простому и банальному выводу - она неудачница! Просто классическая почти клиническая неудачница. Никто по имени никак... те, о которых в сводках происшествий сообщают обезличено - женщина.  
   Четвертый десяток на носу, а ума как не было, так и нет. И даже денег нет! С ее как бы работающим чутьем по-прежнему она не жена миллионера! Это против любой логики и любых правил, но оно есть и никуда от этого не деться.  
   - Милка? Мил!  
   Женька ворвался в комнату взмыленный. 
   - Что случилось? 
   День не мог просто закончиться. Клинически не мог, это было бы неправильно и нечестно и вообще не реально.  
   - Ты как? 
   - Нормально, а что? 
   - Я за тебя волновался, - отозвался он разуваясь. 
   - Ты по дому в обуви? 
   - Ага. Я сейчас. 
   Женька пропал, а Мила поняла, что даже дом в чистоте держать не может. Неудачница!  
   Друг вернулся почти сразу и упав на кровать прижал девушку к себе. 
   - Я вообще-то помылась! 
   - Ничего. Я почти чистый. 
   - Жень, ты в порядке?  
   - Да. А вот ты нет. Но теперь я с тобой. 
   - Тебя по голове ударили? - с сомнением уточнила она. 
   - Неа, но мозги прочистили. Не следовало мне уходить. 
   - Мне нужно было побыть одной, - недовольно сообщила она. 
   - Побыла и полегчало? Нет. Теперь будем переживать вместе. Дом кстати начали строить.  
   - Поздравляю.  
   - Давай туда переберемся, конечно, ездить чуть дольше, но зато никаких соседей и всего два этажа. 
   - Ты сам выбрал высотку, - напомнила она. 
   - Да, не спорю, но теперь понимаю, в малых этажах есть своя прелесть. 
   - Жень, мне тут советовали с тобой поговорить... - начала Мила неуверенно и задумалась. 
   Вот что она спросит? Его планы на ближайшие двадцать лет? Или как он к ней относиться? Так и сама знает, что хорошо.  
   - На тему? - перебил размышления он. 
   - Твои попытки нас ... объединить что ли, даже не знаю, как сказать. 
   - В смысле? 
   - Ну. Да, прозвучало глупо. В общем, ты словно привязываешь меня к себе, сначала совместное проживание, теперь вот недвижимость. Ты вообще осознаешь, что делаешь? 
   - Да. А ты?  
   - Не поняла, - призналась она недоуменно. 
   - Ладно, начнем издалека. Мила, ты заметила, что все время держишь дистанцию? Не во всем, но во многом. Зачем? Ладно, сначала, мы мало что друг о друге знали и действительно больше дружили... блин ну какая между нами дружба. А?  
   - Нормальная... - фыркнула она. 
   - И я о том же. Но ты до сих пор называешь меня другом, меня - ДРУГОМ?  
   - И?  
   - Кто-то намедни заметил, что он любит, не помнишь? 
   - Помню и? 
   - Мил, ну хорош, - серьезно и даже чуточку зло сказал Женька, отстраняясь и заглядывая в глаза. - Я тебя люблю, я хочу создать официальную семью, я хочу стать для тебя не только другом и партнёром по тренировкам, но и половинкой. Что скажешь? 
   Мила, чуточку ошарашенная и растерянная, сообщила: 
   - Ты заблуждаешься. 
   - В чем? В твоем отношении ко мне? Запросто и не исключено, ты же молчишь, а с догадками я часто пролетаю.  
   - Ты пробуешь натянуть на меня свой придуманный образ, но я-то настоящая и живая с ним во многом расхожусь. 
   - Чушь, наверное, за несколько лет я в тебе разобрался, - парировал он. 
   - Как в Ларисе? - съехидничала она. 
   - Да, - на редкость серьезно согласился Женька. - В ней я разобрался меньше чем за два месяца. 
   - И? Почему тянул? 
   - Надеялся все изменится и станет лучше, - недовольно отозвался он. - Не хотелось все рвать и признавать свою ошибку. 
   - Ну да... 
   - Да ну, как только появилась ты, и показала разницу, вопрос развода был решен.  
   - Ты так легко решаешь настолько сложные вопросы... 
   - Насколько? Жить с совершенно чужим человеком? Да. Легко, зато, сколько времени ушло на общение с тобой, чтобы убедиться в своей правоте. Ты мне подходишь. Не буду говорить идеально, кто знает, каков он идеал, но лучше тебя никого за столько времени не нашел.  
   - С романтикой не ахти, - улыбнулась Мила. 
   - Я старался. 
   - Ценю. Спасибо. Жень, мне надо подумать. То есть я к тебе очень хорошо отношусь, но ты предлагаешь кинуться в омут с головой.  
   - Жить со мной нормально, а замуж выйти в омут кинуться? Ну, у тебя и ассоциации. 
   - Да, уж, какие есть, такие есть. Давай отложим вопрос до завтра? 
   - Ага, вдруг само рассосется. Ладно, отложим, - согласился он. - Хандра прошла? 
   - Да, теперь вырос совершенно иной вопрос, и как быть не знаю, не до хандры. 
   - Вот видишь, помогло же! 
   - Да, уж, помогло. Спасибо.  
   - Не за что. Доброй ночи. 
   - Доброй. 
    
   - Мил! 
   Поцелуй не худший способ пробуждения, пусть и в такую рань. 
   - А?  
   - Ты проснулась? Хорошо, что решила? 
   - Ты о чем? 
   - Ты со мной до гробовой доски и все с этим связанное? 
   - Ага, сколько времени? 
   - Пять утра.  
   - Ты спятил. Давай спать! 
   - Договорились. Спи. 
    
   Утром после разминки и душа Мила вплыла на кухню, где уже вовсю аппетитно пахло едой. 
   - И снова доброе утро! - с претензией начала она. 
   - Ага. И тебе того же, - легко согласился Женька. 
   - Вот что это было - два часа назад? 
   - Ты приняла решение, я рад. 
   - Жень, какое приняла решение, спросонья! 
   - И? В чем проблема!  
   - Ты меня уже бросал, а теперь снова?! 
   - Когда?! - возмутился он.  
   - Тогда, десять лет назад! 
   - Мил, ты что-то путаешь, - хмыкнул он. - Не было у нас тогда отношений... 
   - И что? А я тебя любила, а ты меня бросил!  
   - ДА?! - поразился он и задумчиво добавил. - Сколько нового я узнаю.  
   - Я серьезно! 
   - Я тоже, Мил, я специально спросил тебя, пока не очухалась и не начала думать... придумывать причины. Вот спроси себя - ты права или ошибаешься? Чутье то тебя не обманывает. 
   - В том, что касается тебя оно не всегда сообщает верно, - нехотя сказала девушка и уселась за стол. 
   - Омлет? 
   - Да. - обиженно буркнула она.  
   - Ну, прости меня, пожалуйста, я не догадывался о твоих чувствах, но это моя ошибка и дальше постараюсь быть внимательнее, - покаялся он с улыбкой. 
   Мила расхохоталась. Да, у нее порой проклевывалась чисто женская логика.  
   - И все равно ты виноват! 
   - Не спорю. Я. Больше не буду, честно! 
   - Ладно, верю, - улыбнулась она легко. 
   Все-таки умел Женька показать комичность реальности и глупость суждений. 
   - Мир? 
   - Мир! - и серьезно добавила. - Просто меня это чуточку пугает. 
   - Что именно? 
   - Серьезность и стабильность. 
   - А конкретнее? Вот скажем что измениться? Перевезешь весь гардероб сюда.  
   - Да, но... раньше у меня было место куда можно уйти. 
   - А оно изменится? Вот решишь погостить у тети, и та на порог не пустит? - иронично узнал он. 
   - Нет. Просто... ладно, мне нужно обдумать и привыкнуть.  
   - Хорошо. Доедай, а то опоздаешь! 
   - Тиран! 
   - Конечно, дорогая, - дьявольски усмехнулся он.  
   Мила снова расхохоталась.  
    
   День прошел буквально в состоянии эйфории, правда сменяющееся полосами черного страха, вызываемого мыслями - а что там дальше будет? Умного начальника не было, и Мила весь день была предоставлена сама себе. Итог непонятное настроение, скачущее от и до... 
   Вечером, девушка вышла из здания  все в том настроении, но ее отвлекло чутье, заоравшее благим матом. Опасность...  
   Кругом была опасность. Точнее, она исходила от конкретной неприметной Шкоды, стоящей чуть в стороне. Но тут на стоянку вышла Олеся и Мила ринулась ей наперерез.  
   - Добрый вечер, в центр не подбросишь? 
   - Хорошо, - явно удивилась та. - Садись. Все в порядке? 
   - Да. Спасибо.  
   Сообщение Женьке с номером подозрительной машины и моментальный звонок в ответ. 
   - Ты где?  
   - Иду с Олесей в центр. А ты где? 
   - На работе. Вы по Ленина поедете? 
   Олеся на переадресованный вопрос кивнула.  
   - Там пост есть, не дергайтесь, их остановят. 
   - Спасибо. Должна буду. 
   - Еще как будешь, - отозвался друг и повесил трубку. 
   - Это как понять? - поинтересовалась Олеся, перестраиваясь в крайний ряд.  
   - Эта машина была перед зданием с утра, потом видела ее во время обеда и вот снова она. И все время с людьми. Возможно это совпадение и приступ паранойи, но вдруг... 
   - Думаешь, тебя преследует маньяк? - полюбопытствовала Олеся. 
   - Нет, вряд ли. А вот Женькины недоброжелатели вполне. Он в отделе по борьбе с экономическими преступлениями обитает, а там сама понимаешь, люди разные проходят. 
   - Припугнуть его через тебя. - тут же кивнула Олеся. 
   На посту машина Олеси интереса не вызвала, а вот шкоду остановили из среднего ряда.
   - Спасибо, Олеся. На остановке высади, ладно? Хочу узнать, что за люди и почему мной заинтересовались. 
   - Хорошо. Потом расскажешь, чем этот детектив закончится, - попросила Олеся. 
   - Непременно. Когда еще будет такая тема для беседы. 
   Мила попрощавшись с коллегой, принялась наблюдать за подозрительной машиной. Патрульные проверив права, явно собиралась отпустить ее, не досмотрев багажник. Пока Мила решала, звонить Женьку или нет, рядом притормозила синяя иномарка.  
   - Мила? Подвезти? -спросил пассажир. 
   - Привет, условный незнакомец, - потом, заглянув в окно кивнула водителю - Привет, Сергей, вас я запомнила. 
   Мужчины усмехнулись, Сергей отозвался: 
   - Наслышаны о тебе все. Ты просто так стоишь или как? 
   - Вот думаю, сказать патрульным, чтобы в шкоде багажник обыскали или не привлекать внимания, - призналась Мила.  
   - А есть что находить? - с ноткой недовольства уточнил пасскажир. 
   - Ага. 
   - Садись в машину, я сам скажу. 
   Он вышел и направился к инспектору. Демонстрация документов и не успевшая отъехать  шкода снова задержана. Все отправились изучать содержимое багажника, а потом Шкода внезапно рванула вперед, подрезав мирно ползущий мимо мерседес. Сергей, видимо инстинктивно, дернул машину вперед, пытаясь перегородить дорогу. Машины столкнулись.
   - Пиши рапорт, что участвовал в задержании особо опасных преступников, сможешь машину на новую поменять. 
   - Думаешь? 
   - Да. Если сразу подсуетишься, ваши оформят и полную выплату получишь. 
   - Ага. Спасибо. 
   А потом выскочил из машины и направился к водителю Шкоды. Тут как раз подбежали остальные участники этого экшена и все закрутилось.   
   Мила выйдя из машины, помахала рукой, и отправилась домой, обдумывая свое неожиданное открытие. 
    
   Женька заехал домой и, захватив ее на тренировку сообщил: 
   Ну, ты и устроила переполох. 
   - Что нашли? Про меня тоже написали? 
   - Оружие. Нет, конечно. Само собой они сами решили, что машина выглядит подозрительно, а наши ребята мимо проезжали и остановились поздороваться, - иронично отозвался друг. 
   - А руководство? 
   - Руководство кивнуло, причин не верить нет, а раз найден схрон оружия так и все молодцы.  
   - Отлично. Ты в курсе кого задержали? 
   - Нет, а что? - удивился Женька. 
   - Один из них - Санек. 
   - Вот гнида. Вернулся, значит, - друг побарабанил по рулю. - Хреново. 
   - Отпустят до суда? 
   - За оружие? Вряд ли. Я завтра потолкую кое с кем, посмотрим.  
   - Много дадут? 
   - Пару лет точно, если больше ничего не накопают. Ты ничего больше не чуешь? 
   Про Санька? Чую, но не уверена, что стоит лезть. Давай посмотрим, что там само выплывет.  
   - Ладно. Что еще? Ты сама не своя. 
   Мила вздохнула и сказала: 
   - Давай поженимся?  
   - ЧТО?! 
   Торможение было чуток резковато, зато встали нормально. Женька повернулся и включил свет в салоне.  
   - Это раз и поясни. 
   - Давай поженимся? - не уверено повторила Мила. - Звучит как-то не ахти, согласна. 
   - Нормально звучит, - кивнул друг. - Я-то давно за, что на тебя нашло? Чутье подсказало? - не удержался он от подколки. 
   - Блин. Врежу. Нет, сама дошла. Вот как Санька увидела, так и поняла, что не хочу в случае чего умирать вот так, незамужней.  
   - Капец довод... разумный такой, - хмыкнул он.  
   - Да. Звучит не очень. В общем, я поняла, что по-настоящему тебя люблю, пусть это и пугает. И хочу привязать тебя к себе всеми возможными способами. Так оно понятнее? 
   - Да. Мне, конечно, приятно, но все равно не осознал первопричину.  
   - Жень, не грузись, причина во мне. А Санек просто прояснил, что есть что.  
   - Все равно не понимаю, как он с этим связан, - упрямо повторил он.  
   Тут раздался стук в стекло, за окном помахал рукой Артур. 
   - Привет. А вас тренировка на стоянке? 
   - У некоторых ступор на стоянке, но сейчас все пройдет, - отозвалась Мила. - И привет.  
   - Время, - напомнил Артур и пошел в зал. 
   - Мы идем? 
   - Да. И давай в трех словах объяснишь связь между нами и Саньком. 
   - Между вами нет, а я ... блин, понимаешь, он ведь тогда завис, так ничего и не решив. Забыл и двигался бы дальше, это было бы одно, передумал и начал мстить - другое. А сейчас он имеет результат подвешенного состояния и нерешительности. Это не по мне, поэтому надо либо развивать наши отношения, либо расставаться с тобой. А этого я не хочу. И хотя мне страшно, потому что я не знаю, что дальше будет, я рискну. Теперь понял? 
   - Почему страшно? Из-за меня? - Женька поймал ее и прижал к себе. 
   Пришлось закинуть голову и фыркнуть: 
   - Мания величия это святое, Женечка, будем лечить.  
   - Мил!  
   - Я привыкла всегда полагаться на   чутье, которым ты меня любишь попрекать. И я боюсь будущего с тобой, потому что, оно молчит насчет тебя, зараза!
   Друг вдруг расхохотался и прижав к себе крепче сказал: 
   - Мил, а ты не думала, что чутье это отлично, но оно же у тебя настолько точное, чтобы можно было сесть и расписать все что будет в следующие сорок лет? 
   - Пятьдесят, - поправила она ворчливо. 
   - Чутье? 
   - Оно самое.  
   - Вот видишь? Ты уж прости, но ты даже половину жизни еще не прожила, как оно расскажет о пятидесяти годах? 
   - Оно насчет тебя должно было ответить! А я, сколько не спрашиваю -никакой определенности. 
   - А вдруг в этом и есть суть? Смысл жизни, а? Когда ты не знаешь и это как раз правильно? 
   - Стукну. 
   - Договорились. После свадьбы, - добавил он мгновение спустя, открывая дверь.  
   - В смысле? 
   - После свадьбы бить начнешь. 
   - Нет, так мы не договаривались... 
   Значит, договариваемся сейчас. 
   - Ни за что. Ты уже диктуешь мне условия? - вдруг дошло до нее. 
   - Ага, - рассмеялся Женька и, поцеловав, отправился в раздевалку.  
   Быстрый взгляд на часы не позволил Миле пойти за ним и прояснить этот вопрос до конца.  
   Тренировка пролетела мгновенно и отлично. Чтобы не думать и анализировать, точнее, строить планы на будущее, Мила сосредоточилась на настоящем и это принесло свои результаты. Ее даже похвалили за целеустремленность, и тренировочные поединки прошли отлично. Хороший день... 
   Женек как обычно стоял в паре с Артуром и выяснял любимое - кто круче? Петрович только пальцем у виска не крутил, но не вмешивался. Мила тоже с любопытством наблюдала, подмечая движения и связки. Все к лучшему, и то, что Женька раскрылся и стал действовать техничнее и четче, видно невооруженным глазом.  
   Вот что значит нормальный соперник и хорошая мотивация. 
   - Классно, да? - сказал кто-то за ее спиной. 
   - Да, - согласилась Мила.  
   И тут ей на попу легла рука. 
   - Охренел? - повернувшись, спросила она. 
   - Нет, - ответили, убрав руку. 
   Блин, к ней малолетки начали приставать. Ну не то чтобы совсем малолетки, парню на вид за двадцать, но все равно по сравнению с самой Милой... 
   И тут снова по попе прошлась рука. Подсечка, толчок, и удар вдогонку, так чтобы впечатался в пол. Мила удержалась от удара по почкам, хотя очень хотелось, чтобы впредь неповадно было... 
   - Мил? - обеспокоенный голос Деньки. 
   - Мила,  - позвал Артур.  
   - Блин, ты чего творишь? - принялся ругаться наглый придурок, поднимаясь.  
   - Не надо лапать. Еще раз и так легко не отделаешься, - четко пояснила девушка. 
   - Какого хрена... - мгновенно набычился Женька за ее спиной.  
   - Так, - сказал  появившийся рядом Петрович. - Все, без балагана. Глеб, мы с тобой на эту тему говорили.  
   - А давай я побеседую? - предложил Женька, положив руки на плечи Милы. - У меня доходчивее выйдет.  
   - Ну, а чего она сразу не сказала? - возмутился Глеб.  
   - Все, Глеб, хватит. 
   Петрович увлек того за собой, а Мила повернулась к другу и заметила: 
   - Вот, еще одна причина.  
   - Для чего? - не понял он. 
   - Для свадьбы, - тихо отозвалась она. 
   - Точно.  
   Потом друг развернулся, прихватив Милу с собой, и обратился к Артуру 
   - До следующего раза? 
   - Согласен, - кивнул тот как-то задумчиво. 
   - Ар? Все в порядке? - уточнила девушка.  
   - Ну, почти. Кое-что понял внезапно, - отозвался Артур и добавил удивленно. - Ты довольно спокойно отреагировала. 
   - И? В смысле, а как должна была? Сразу с разворота ногой в лицо? - посмотрев на мужчин, она тоже начала делать растяжку. 
   - Отличный план, - недовольно буркнул Женька.  
   - Так-то оно, но, во-первых, это могло быть случайностью, во-вторых, меня банально могли с кем-то перепутать. А в-третьих, он мне польстил, - с улыбкой добавила Мила. 
   - Милка, - с явной угрозой произнес друг. 
   - Да, он меня лет на десять моложе, вы видели, да?  
   Женька довод не оценил и наказал, решив помочь. Так как Мила тянулась, пробуя положить голову на колени, добрый друг помог, навалившись сверху. Естественно Мила сразу же легла, растянув все что можно и нельзя, не в силах сопротивляться под таким весом.  
   - Жень! Дышать нечем! 
   - Тянись, дорогая, тянись, - поддел он  ее, перемещая нагрузку и позволяя чуть-чуть распрямиться.  
   - Не фига не смешной довод, - сообщил Артур. 
   - Точно, - согласился Женька. 
   - Что бы вы понимали. Все, с этим закончила, слезь с меня.  
   Продольную растяжку Мила делала, подозрительно посматривая по сторонам. Вернувшийся Петрович, недовольно показал головой: 
   - Упорный дурак, пока не нарвется, не поумнеет.  
   - Уже почти, - буркнул Женька. 
   - Притормози, полезет, снова вмешаешься, а пока не надо, - спокойно сказал Петрович.  
   И перешел к разбору полетов. Мила с таким удивлением узнала, сколько раз Женька с Артуром накосячили, к тому же они начали притираться друг к другу, что совершенно не нравилось Петровичу, решившему, что в следующий раз тренироваться будут с ним.  
   Судя по отсутствию счастья на лицах обоих, подобная перспектива радости не внушала.  
   Сильно позлорадствовать у Милы не вышло, ибо Петрович обнаружил ее в растяжке, и заметив: 
   - Тоже туда же, - стал поправлять.  
   - Скажу Сергею, чтоб проконтролировал. Или сюда сразу приходи, - на прощание заметил Петрович. 
   - Ага. Спасибо, - выдохнула Мила тяжело.  
   Она потянула все шесть сотен мышц, честное слово!  
    
   По дороге к машине Мила пожаловалась: 
   - У меня после растяжки ломит все тело, это садизм натуральный!  
   - А я так каждый раз себя чувствую, - хмыкнул друг. - Так что не жалуйся, сама в это влезла. 
   - Ужас... просто ужас... 
   - И не говори.  
   - Не буду. Куда теперь? 
   Домой, а ты? 
   - К тетке заехать не хочешь? 
   - Зачем? - не сообразила девушка. 
   - О свадьбе рассказать, - иронично отозвался он. 
   - Ну как бы...  
   Достав телефон, и косясь в сторону водителя Мила, набрала тетю. 
   - Привет, я просто так, не беспокойся. Мы тут с Женькой решили пожениться, и я подумала, что ты захочешь знать. 
   - Наконец-то ты перестала мурыжить мальчика, - воскликнула тетя громко, так что даже телефон пришлось отодвинуть. - Молодец, рада, что одумалась. Поздравляю вас обоих. Как определитесь с планами сообщите. Если будет нужна помощь тоже говорите 
   - Спасибо. Обязательно. Люблю. Пока. 
   - Пока-пока. 
   Мила посмотрела в окно и сделала радио погромче: 
   - И почему это она решила, что я тебя мурыжила? - недовольно уточнила Мила. 
   - А это не так? - спросил Женька и потянулся к радио, за что сразу получил по руке.  
   - Нет, не так. Послушай, свадьба, это же траты... большие траты, особенно если людей приглашать. 
   - Хочешь ограничиться не людьми? - поддел он ее и тяжело вздохнул. - ладно, зови своих друзей по шабашам, но только в человеческом виде.  
   - И точно стукну. Вопрос откуда столько денег взять? Ты много накопил? 
   - С учетом строительства? Придется одалживать... или у твоих в долг брать. 
   - Это не вариант, - возмутилась Мила. -Свадьба наша и в долг у родни? Что мы дети малые? А много нам нужно?  
   - Смотря сколько гостей.  
   - И? 
   Ну, от ста тысяч до миллиона.  
   - Охренеть... 
   Тут по радио прозвучало сообщение о начале какой-то викторины, дескать, назовите автора последней прозвучавшей песни и приз ваш. Номер телефона прилагался. Мила набрала со своего и, потянувшись взяла Женькин с панели и набрала тоже. Естественно со своего не дозвонилась, зато с телефона друга моментом. После приветствия у нее спросили о городе, из которого она звонит и, услышав ответ, обрадовали  переадресацией в прямой эфир. Мила снова поздоровалась, дала правильный ответ, выслушала подтверждение этому и услышала повторение вопроса о городе. Снова признавшись о месте пребывания, оказалась шокированной предложением доехать до центрального теле радиоцентра и получить свой приз. Желательно при этом прихватив документы и подтверждение своего владения номером телефона. Это оказалась выездная викторина и ей невероятно повезло.  
   - Ой, а можно пару нюансов уточнить? Телефон не мой, а друга, который за рулем, но он как законопослушный сам звонить не мог. Правила соблюдает. И чьи документы тогда нужны?  
   - Так вы приедете? - удивился ведущий. 
   - До телецентра минут за десять, а где вас внутри икать вопрос другой.  
   - Вас встретят на стоянке. Вы первая реальная победительница. Вот так удача друзья, вот так удача!  
   Эфир закончился, дальше снова было общение с кем-то за кадром, уточнившим формальности. Через десять минут их встретили, сфотографировали, проверили документы, включая и принадлежность номера телефона. Только это был личный Женькин зарегистрированный десяток лет назад. Не подкопаешься.  
   Потом их сняли для местного телевидения, причем Мила честно ушла в тень, свалив желание позвонить на друга, а себе, оставив роль телефонистки. Женька привычно профессионально покивал, не возражая, он в таких вещах никогда не спорил. Потом была студия, прямой эфир повторение всего этого еще раз, и снова первая роль была отдана другу. А когда на вопрос что же они выиграли - услышала ответ про пол- миллиона радости не было предела.  
   - Ура, у нас появились деньги на свадьбу.  
   - Есть такие планы? - тут же спросил один из ведущих. 
   - Да. Были давно, но некоторые очень долго думали, опасались вдруг характерами не сойдемся, - публично иронично отозвался друг. - И вот сегодня Мила решила рискнуть и попробовать.  
   - Стукну. - пообещала она. 
   - А вы давно знакомы? - спросил второй. 
   - Пятнадцать лет. 
   - Сколько?! - поразился один. 
   - Серьезный срок, - подтвердил второй. 
   - Поэтому и думала долго, я слишком хорошо его знаю, - не смогла удержаться Мила. - Его же теперь не перевоспитаешь, а чем я еще буду заниматься в браке?  
   - А если без этого? 
   - А исконно женская установка?! 
   - А исконно женская мудрость?  
   - До нее еще дорасти надо, - возразила Мила. - А вот желание изменить мир к лучшему или хотя бы ближайшего представителя мужского рода буквально записано на подкорке. Против природы не пойдешь. 
   Потом была веселая беседа об исконно мужском и женском, закончившаяся через час. Не менее веселое прощание. Еще несколько фотографий всех со всеми и наконец, оформление бумаг ... изначально на Женьку.  Друг показал документы и тяжело вздохнул: 
   - Меня на работе за это прибьют, давайте на Милу. Ладно? 
   Домой они попали через час. По пути позвонил Петрович и поздравил с предстоящей свадьбой и выигрышем, закончив неожиданной фразой "Ты, Жень, всегда был везунчиком. Помни об этом". 
     
   - Все. Душ и сон, - решил друг. 
   - Не угадал. Я буду приставать к тебе с непристойными предложениями, - томным голосом отозвалась Мила, приблизившись, и  положив руки ему на плечи. 
   - Мил?! 
   - Я вот уж два часа сдерживаюсь, оцени мою выдержку!  
   - И с чего вдруг такое? - поддел он ее, охотно отвечая на поцелуи и спуская руки на попу. 
   - Меня заводят твои схватки... - призналась она. 
   - Да что ты говоришь... как испорченная девочка... 
   Ну, попробуй ... накажи... 
    
    
   День свадьбы приближался с целеустремленностью бронепоезда. И вот   настал. Мила, несмотря на свое сопротивление, оказалась выдворенной из квартиры Женьки и эту ночь провела с тетей и дядей. Те тоже предвкушали праздник, поэтому вели себя довольно нервно. Организацию всего процесса, к счастью,  взяла на себя жена одного из приятелей Женьки, и участие Милы было сведено к минимуму, При этом никакого выкупа и прочего балагана быть не должно. Друг с ней согласился. Обычная церемония росписи в ЗАГСе, час -полтора на фотографирование в городе и ресторан. Все просто и банально. Единственное, что с утра пришлось сделать несколько звонков, в ресторан и сам отель, где пройдет все праздничное мероприятие
   - Кто-то еще приедет? - уточнила тетя, пока мастер сооружала ей прическу.  
   - Да. До хрена... - и Мила потянулась за сигаретой. 
   - Милена!  
   - Хорошо, больше не курю.  
   После теплой ванны, девушка пребывала в более-менее спокойном настроении. Предчувствуя, что к концу дня все скатится в откровенный негатив.  
   Час в руках мастеров, осторожное облачение в платье, изящные украшения и образ завершен. Увидев  Милу  ахнули все.  
   - Шикарно.  
   - Великолепно. 
   - Можете сфотографировать в полном образе, - разрешила девушка и, накинув белоснежную шубку, отправилась вниз.  
   Вот не зря купила ее этим летом. Хотя долго не могла осознать на кой черт ей белая шуба в условиях города. А вот  пригодилось... полусапожки правда пришлось покупать специально, как впрочем и платье, но не все коту масленица. Стоило выйти на улицу, как перед подъездом остановилась украшенная машина.  
   - Ни фига себе, - присвистнул Витек, давний друг и по совместительству свидетель. 
   - Ты сегодня за рулем? - так же искренно удивилась девушка. 
   - До ресторана, да.  
   Вышедший из машины жених заставил ее присвистнуть от восторга: 
   - Сдается мне, ты выглядишь лучше. 
   В темно-синей рубашке и костюме на пару тонов светлее он смотрелся сногсшибательно. 
   - В кои веке, ты ошиблась, - отозвался Женька и подойдя аккуратно поцеловал. 
   - Эй, все после свадьбы, - тут же возмутились Витек и тетя. 
   - Поехали? - улыбнулся Женька. 
   - Не передумал? 
   - Нет, - отозвался он и открыл дверцу машины. - Тебя спрашивать не буду.  
   Несколько минут суеты и суматохи и все, устроившись тронулись в путь. Благо до центрального ЗАГСа было недалеко. На передней шло активное обсуждение предстоящих планов, а Мила, поймав Женьку за руку, призналась: 
   - Что-то я волнуюсь. 
   - Это нормально. Я тоже. 
   - Может ну ее... эту роспись? 
   - Нет. Давай разок пройдем это и все. 
   - Ладно. Уговорил.  
   Около ЗАГСа было очень оживленно и многолюдно. Машина в нарушении всех правил перебралась через бордюр и остановилась на том месте, где летом разбивали красивый цветник и прямо напротив входа. 
   - Да, - хмыкнула Мила и промолчала по поводу штрафа, не маленькие сами разберутся. 
   - Не будет ничего, - отмахнулся Женька, выходя и подавая руку.  
   - Тебе виднее.  
   - День добрый, - сказала она громко и дернула друга за руку. - Жень?  
   Тот тоже выглядел опешившим, поэтому сразу сказал: 
   -Я не причем. Меня спрашивали во сколько роспись, я отвечал, но никого специально не приглашал.  
   Тут с боку пробилась Маша и улыбнулась: 
   - Все, мы готовы. Документы взяли? 
   - Там уже все оформлено, - отмахнулся друг. - Маш, откуда? 
   - Решили заехать сюда, а потом сразу в ресторан. Начнем фото сессию? 
   - Давай... - начала Мила и не успела сказать попозже... 
   Мила осмотрелась. Вся эта радостно гомонящая толпа перед ЗАГСом была по их душу. Цветочные лепестки, которые кто-то начал подбрасывать, добавили праздника и бедлама. С прибывшими начали здороваться и поздравлять. Мила улыбалась, кивала и благодарила. 
   Желающих присутствовать на церемонии оказалось так много, что спешно открыли большой зал. Пока Мила с Женькой расписывались за свидетельство, остальные заполнили зал. Под марш Мендельсона они отправились к регистратору. Солидная дама произнесла свою речь, предложила расписаться, обменяться кольцами и поцеловаться. После чего поздравив, уплыла в неизвестном направлении. Зато практически каждый гость захотел высказаться, вручить букет и обнять от полноты чувств. Стоящий рядом дядя забирал цветы. Пара фотографов профессионально снимала эту вакханалию. Когда пара смогла направиться к выходу, Мила не выдержала и заметила: 
   - Почему у меня стойкое желание поругаться?  
   - Понятия не имею, но слушаю внимательно. 
   - Я думала, что мы тихо распишемся, тихо отметим и тихо продолжим жить дальше. 
   - Насчет жить дальше согласен.  
   Тут они вышли и попали под дождь монет, лепестков и цветов. И снова и снова и снова фотографии... 
   Потом катались по городу и продолжали делать снимки. Фотографы сразу четко выставляли позы, и так же конкретно указывали на нужные действия. Работать с ними было одно удовольствие.  
   По дороге в ресторан кортеж попал в жуткую пробку. Машина остановилась и все... 
   Мила расслабившись впервые за полдня хмыкнула: 
   - Мы тут пару часов проведем.  
   - Что так? - удивился Женька, подставив плечо, и нежно поглаживая ее по руке.  
   - После переезда две аварии, пока растащат, пока наладят... пусть начнут без нас.  
   - Мил, ты серьезно? - подал голос Витек. 
   - Да.  
   - А сразу что не сказала? - возмутился водитель. - Блин, прости, но если бы знал поехал подругой дороге. 
   - Только сейчас поняла, - легко отозвалась она. - Когда суета улеглась.  
   Женька нехотя достал телефон, Витек вообще вышел и отправился к следующей машине. Недолгий разговор друга... в смысле мужа с объяснением ситуации и ему тут же выслали машину для помощи.  
   Учитывая общее настроение  Мила, подумав призналась: 
   - Я с твоими связалась. 
   - Не понял. 
   - Глеб и компания. Кто-то приедет на свадьбу. 
   - МИЛА! 
   - Ага. Она и есть. 
   - Мил, какого черта? - возмутился друг. 
   - Вам пара поговорить и разобраться. Отличный повод появился.  
   - Быстро они, - вдруг обрадовался Витек.  
   Притормозившая рядом патрульная, Женька опустивший стекло и принявший поздравления. А потом Витек нагло перестроился и поехал по встречке, пристроившись за патрулем с мигалкой. 
   - Просто и стрёмно, - хмыкнула Мила. - А сейчас все наши перестроятся, и пробка станет вполовину меньше.  
   - Да ладно, - не поверил Витек, но, посмотрев в зеркало, ругнулся.  
   После того как проехали место аварии и светофор, Мила попросила: 
   - Остановись, пожалуйста, давай поблагодарим ребят, - пояснила она Женьке. 
   Выбравшись из машины, новоиспеченные муж и жена подошли к патрульным
   - Спасибо, вам огромное, вы спасли нашу свадьбу. Мы еще пару часов простояли бы, - сказала Мила. 
   - Поздравляем, - парни действительно искренне их поздравили.  
   А Мила тем временем смотрела на синий джип, в двух машинах от светофора с блондинкой за рулем.  
   - Хотите еще порцию геморроя? В синей машине труп, - сообщила она задумчиво.  
   - Серьезно? - переспросил Женька и махнул рукой  водителю разукрашенной лентами  ауди.  
   Из ауди вышел серьезного вида мужчина и уточнил: 
   - Что стряслось?  
   - Как насчет поработать? -спросил муж. 
  
   Патрульный жезлом остановил синий джип и попросил отъехать в сторону. В машине обнаружился труп, завернутый в плед. Серьезный водитель ауди посмотрел, выругался и начал кому-то звонить.  
   - А поехали дальше? Или мы тут нужны? - предложила жена Витьки. 
   - Поехали, - согласилась Мила.  
   Свою порцию гадостей она людям сделала. Можно и малость отдохнуть   
   Стоянка перед отелем была заполнена машина 
   - Почти все. Праздник будет веселым и без нас, - утешил ее Женька.  
   - Точно. Ладно, осталось немного... 
   На пороге суетился народ. Заметив каравай Мила вручила свой букет Женьке и буквально взлетев по ступенькам, зашипела ведущему: 
   - Нет. Никакого балагана. Я сейчас по лицу этим заеду и будешь благодарен, если челюсть не сломаю... 
   - Илья, мы же договорились, - попытался смягчить ситуацию Женька. - Глава семьи я, но решает важные вопросы Мила. Поэтому обойдемся без членовредительства.  
   Муж приобнял ее  за талию и тетя первая бросила горсть лепестков. А дядя радостно крикнул "Поздравляем!" 
   Вот так весело все вошли внутрь. Поздравления, фотографирование и цветы шли потоком. Наконец основная масса прошла и молодожены смогли устроиться за столом. Тут слово взял ведущий и праздник начался.  
   - Я не могу решить - напиться мне или нет? - произнесла Мила. 
   Сидели они вдвоем за отдельным столом, накрытым словно на десять персон и количество алкоголя тоже было соответствующим 
   - Что будешь? 
   - Водку! 
   - Тебе от нее потом плохо, - напомнил друг и открыл для нее коньяк, себе капнув водки. - Ну, что, поздравляю! 
   - Поздравляю! - улыбнулась Мила и, чокнувшись, они выпили.  
   Ведущий, несмотря на опасения, оказался вполне адекватным, сумев организовать программу заинтересовавшую всех. Забавные конкурсы не вызвали отторжения. Мила даже отважилась на первый танец молодоженов. Женька удивился, услышав приглашение, но взглянув на решительную Милу, подал ей руку.  
   Танцевали они танго... 
   Через пару часов Мила положив голову мужу на плечо сообщила: 
   - Твои приехали.  
   - В смысле? 
   - Ребята твои приехали. Встретить не хочешь? 
   - Чтоб я без тебя делал? 
   - Вот и я задаюсь таким вопросом.  
   В отсутствие мужа Мила пошла по гостям. Из-за огромного количества народа, гости сидели за отдельными круглыми столами. Мила сначала отдала на откуп Женьки рассадку гостей, но ей все же пришлось вмешаться и кое-что переделать. Зато  баланс интересов, возрастов и тем разговоров был соблюден 
   - День добрый, - улыбнулась Мила, подвигая тетю и усаживаясь рядом. - Как вам?  
   За столом сидели дядя с тетей и солидные люди из руководства со стороны и невесты и жениха. Поздравления, восторги и тост - терпения и женской мудрости. Мила тут же выпросила у тети рюмку и выпила с присутствующими. 
   Потом был следующий стол с приятелями по тренировкам. Согласились прийти оба тренера, ну а говорить о пацанах смысла не было, те тут же согласились.  
   - Привет всем. 
   - Где мужа потеряла? -поинтересовался Артур. 
   - Сбежал. С друзьями общаться, - отозвалась Мила. - А я по столам пошла... 
   Поздравления, тосты и очередная рюмка водки, которую предусмотрительная девушка захватила с собой.  
   Таким незамысловатым методом Мила обошла все полтора десятка столов. Вдруг рядом оказался ведущий и радостно сообщил: 
   - Новобрачная есть, а мужа нет, украли поди, вопреки всем традициям. 
   - Неверная информация, он встречает приятелей по службе, а те, кто знают Женьку в курсе сколько у него таких друзей. Кстати, Маша организуешь еще пару столов?  
   Та тут же подскочила и отправилась к бару. Пока жизнерадостный тамада  убеждал ее, что мужа все же украли и новобрачной надо бы его вернуть, Мила просто кивала, соглашаясь. Когда в дверях показался Женька с новыми гостями, она отправилась навстречу.  
   - Мил?  
   - Привет, народ! 
   Очередная порция поздравлений, цветов и объятий. Мила стояла еще уверенно, хотя алкоголь делал свое дело, снова крышу и снижая контроль. 
   Пока все рассаживались диджей включил что-то ритмичное и Мила повернувшись, сказала: 
   - Потанцуем? 
   - Сколько ты выпила? 
   - По рюмке-другой за каждым столом, с людьми общалась. Тебя долго не было. Договорились? 
   - Да. Объяснились.  
   Нечто из рок-н-рола взбодрило.  
   Через какое-то время Мила прижавшись мужу отправилась подышать свежим воздухом. Гости выглядели довольными и радостными, ну еще пьяными, но это было нормально...  
   В конце концов пара направилась в свой люкс на верхнем этаже. Пара мужчин помогла донести подарки, и упорно вызвались помочь деньги пересчитать. Женька отбрехивался. Не скучно... 
   Номер оказался шикарным и даже мило украшенным к празднику. Без глупых сердечек, но с несколькими цветочными композициями. Смыть лицо оказалось не просто, но к счастью Мила заблаговременно собрала нужные для ночевки вещи. Чтобы разобрать прическу пришлось просить Женьку о помощи.  
   - Голову мыть не будешь? - с сомнением уточнил тот. 
   - Неа. Этот шедевр и завтра будет отлично выглядеть, - отмахнулась Мила. 
   - Судя по всему да. Как тебе? 
   - Знаешь, странно все это, ты из друга стал мужем... никак не могу к этому привыкнуть.  
   - А... я такой. 
   - Ничуть не сомневаюсь.  
   Притянув Милу под мышку Женька сказал: 
   - Хорошо, что все закончилось. 
   - Это точно. Давай откровенно - идея посидеть дома вчетвером тебе кажется все более и более удачной. 
   - Точно. Но есть минус - мне бы потом пришлось полгода со всеми пить, чтобы отметить. А так обошлись одним днем.  
   - Завтра второй... сегодня... 
   - Ну, будет проще, - отмахнулся он. 
   - Посмотрим... 
    
   А утро началось хреново. Мила ощущала себя пожеванной, Женька вообще был готов умереть.  
   - Нельзя столько пить, - простонал он. 
   - Совсем плохо? 
   - Ага.  
   - Иди сюда... 
   Ему было действительно хреново. Но Мила... как добрый человечек вытянула его состояние на себя. Ее стошнило, потом после ледяного душа она перебралась в теплую, почти огненную ванну и закончила медленным остыванием на балконе. Женька не мешал, принял душ и привел себя в порядок, заварив травяной чай. Через час после пробуждения, девушка более менее пришла в норму. 
   - Спасибо, - искренне поблагодарил Женька. 
   - Должен будешь.  
   - Ты лечишь? - уточнил он осторожно. 
   - На себя беру, поэтому нет.  
   - Ясно. Ты как? 
   - Почти нормально. А ты? 
   - Отлично. Как будто снова пятнадцать. 
   - Повезло тебе... 
   Женька устроился на широком плетенном кресле, усадил Милу на колени и укрыл одеялом сверху, чтобы не продуло. Она пила быстро остывающий на холодном воздухе чай и наслаждалась умиротворением.  
   Увидев вчерашнего диджея Мила обрадовалась ему как родному, тот тоже выглядел довольным. Приятные веселые композиции окончательно сделали настроение. А начавшийся снегопад вызвал улыбку.  
   Народ откровенно кучковался, общался, сплетничал, кто-то периодически танцевал. Саму Милу приглашали несколько десятков раз. Подъезжали еще гости, праздник пусть более тихий и уютный шел по накатанной. Наконец-то Женька смог нормально пообщаться со всеми. А многие гости познакомились с Милой лично не только на уровне привет - пока.  
   Свежий шашлык, горячий алкогольный и безалкогольный глинтвейн. Вытаскивание гостей на улицу ради игры в снежки.  
   Такое времяпрепровождение понравилось намного больше вчерашнего и ближе по душе. К четырем часам гости стали разъезжаться. Впереди был рабочий понедельник, и к нему следовало подготовиться, хотя бы морально. Стоя в дверях Мила, вручала каждому по шарику и пакету с контейнерами с едой. Персонал убирал украшения, дядя отнес все цветы в машину и предупредил, что больше ничего не поместится. Наконец остался последний самый стойкий десяток, точнее группа из полутора десятков человек. 
   - А давайте переберемся к нам домой? - предложила Мила. - Здесь конечно хорошо, но у нас будет лучше.  
   Организационная суета, сборы всех и вся, выселение из номеров, вызов нескольких машин такси. Тетя с дядей уехали еще раньше, Мила выпроводила их домой, прийти в себя и отдохнуть.  
   Попрощавшись с девушками из персонала Мила вручила напоследок одной из них свадебный букет. 
   - Вы будете следующей. 
   - Что вы! 
   - Поверьте, будете, - и повысив голос сказала. - Спасибо вам огромное.  
   Когда к шести часам она оказалась дома, то осознала, насколько напряжена и как болят сведенные от напряжения плечи. С гостями квартира сразу показалась крошечной, но Мила оккупировала ванную, смыла пол литра лака с волос и боевую раскраску, и нанесла свой крем для лица. Как мало нужно для счастья.  
   Она перебралась в спальню чтобы отдохнуть, когда следом заглянул муж. 
   - Ты как? 
   - Нормально. Оказывается, я устала... 
   - Надо же, - усмехнулся он. - шею сводит? 
   - Нет. Плечи побаливают. Перенапряжение. 
   - Давай разомну. 
   - Давай. 
   Болезненность массажа постепенно перешла в приятное проглаживание и Мила незаметно для себя заснула.  
    
   Возвращение Женька на кухню отметили штрафной рюмкой.  
   - Как Мила? - уточнил Санек. 
   - Спит. Вымоталась настолько, что плечи от напряжения свело.  
   - Бывает.  
   - Зато праздник ... - съязвил Генка. 
   - Она не хотела, это я настоял, - парировал Женек недовольно. - В ее представлении достаточно  регистрации в ЗАГСе и отмечания с родней в ресторане. А я настоял, чтобы потом полгода не пить со каждым по отдельности.  
   - Разумно, - похвалил Артур. - Так никакого здоровья не хватит.  
   - Точно.  
   - Ты как? Выглядишь счастливым, - заметил Артур. 
   - Я счастлив. Она, наконец, только моя, - подумав, признался Женек. 
   - Крепко засела, - поддел Санек. 
   - Ага, в сердце, как порок и захочешь - не избавиться, только приспосабливаться и радоваться каждому дню вместе...  

Оценка: 8.84*41  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Федоренко "Крылья свободы"(Постапокалипсис) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"