Свободное Мнение: другие произведения.

Гофманианство (5)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    коллективный судейский обзор конкурсных работ, авторы: Лебедева Ж.В., Фогель Л., Пальцева Ю.Н., Granovsky I., Кошка Ш., Марков В.В., Бадаев С.А., Шестопал И.В., Белокрыльцев С.В., Юрковский В.В., Бакуменко В.Д., Главацкий С., Филиппов А.Н.


   Филиппов А.Н. Чудовище
  
   Брат Медард:
   Господин Филиппов, задумано произведение Ваше интересно, но с реализацией идеи Вы не справились. Стихотворение совершенно неудобочитаемо, мотивация и психология господина Карачуна не раскрыты.
  
   Кот Мурр:
   Оригинально задуманная работа. Но в рамках заданной формы автору не удалось гладко выразить свои мысли. Слишком уж много мест, где читателю приходится спотыкаться на ритме или не самых удачных рифмах (особено на концах строк). Да и само построение предложений сильно напоминает назидательные басни: сухо и неуклюже. Пока нет. Советую поработать ещё над этим стихотворением, вернуться к нему попозже - оно имеет потенциал.
  
   Леонгард:
   Упражнение с формой, на мой взгляд, выполнено на слишком примитивном уровне сцепок: ногой-нагой, бури-дури, кус-искус и т.п. Не очень понятно, зачем ради этого коверкаются фразы, путаются времена глаголов. Создать таким способом образ противоречивого чудовища, по-моему, не удалось.
   Продираешься, продираешься через эту "кричащую дурь" и ...
  
   Жаль! Сама идея формы интересная.
  
   Песочник:
   Корочун - древнерусское название Рождественского поста и солнцеворота 12-го декабря; ныне у западных украинцев так называется рождественский праздник и относящийся к нему огромный белый хлеб, который готовят накануне праздника с большой обрядовой торжественностью. Другое значение слова - Карачун - смерть (Пришел ему карачун). Думаю, на этой неоднозначности старого слова построено все стихотворение. Идея интересная, но стиховорения не получилось, старик не вышел убедительным ни в одной из своих ипостасей. Да, и еще остаётся ощущение плохо зарифмованного пересказа, почти прозы. Может, это и есть проза, которой неуютно в рамках стихотворения?
  
   Щелкунчик:
   В качестве эксперимента с формой - достаточно интересно. Интересна и философская подоплёка центрального образа Карачуна (кстати, второй раз за конкурс сталкиваюсь с этим образом в стихах), смесь пелевинского пса о пяти конечностях в облике старика и зимнего солнцеворота (в системе равновесия добра и зла - апогей в пути последнего). Решительно не нравится притянутость всего повествования к вышеперечисленному, невыдержанность игры с ритмом. Получилось сухо и пустовато. Жаль, неординарная заявка.
  
  
   Главацкий С. Мой солдат
  
   Брат Медард:
   Господин Главацкий, Ваша солдат вызывает сочувствие, но больно уж невнятно изложены мысли в предлагаемом стихотворении. И если офицер теряет солдат, то, как правило, это - плохой офицер, некомпетентный.
  
   Кот Мурр:
   Интересная идея, хотя не очень понятно, как связаны любовные отношения двух людей и победа над злом, упомянутая в первой и последней строфах. Да и у офицеров обычно нет своих армий (вторая и третья строфы). Много, по-моему, случайных, лишних слов. Хорошая задумка испорчена не очень логичным изложением, извините уж за канцеляризм. Скорее всего, нет.
  
   Леонгард:
   Боюсь, мне не удалось разобраться в смысле метафор этого стиха.
   Первая строфа:
  
   >Мой боец, мой солдат, я теряю тебя,
   >Будто армию, будто победу над злом.
   >Если ангелы спят, когда демоны спят,
   >Я тобой прикрываю себя, как крылом.
  
   начинается с сожаления о потере бойца, но последняя строка вместо ожидаемой заботе о теряемом бойце говорит, что герой стиха продолжает прятаться (укрываться) за умирающим.
  
   Далее открываются странные подробности. Гибнущий боец-то - она.
  
   >Я тобой прикрывался, ты этим - жила,
   >Это был твой суровый солдатский паёк.
   >Моя армия больше не стоит крыла,
   >О ней грустные песни сирена поёт.
  
   Правда не очень понятно, как прикрытие может быть суровым солдатским пайком. С такой голодухи недолго и ноги протянуть (что и наблюдаем).
  
   А далее, как в известной истории:
  
   >Твоего офицера знобит, мой солдат,
   >И победа над злом далека, за рекой.
   >Я поднялся на борт, и - уносит вода
   >Твоего офицера домой, на покой.
  
   Поматросил и бросил! И при чем тут зло? Победа над ним? Просто, поигрались - и пора отдохнуть.
  
   По-видимому, мой старый ум в чем-то не разобрался, в этих простых, как портянка, солдатских нравах.
  
   Песочник:
   На любви - как на войне, а на войне - как на войне. Кажется, что стихотворение очень простое, но так только кажется. На самом деле здесь любовь - это война странная, на которой потеря одного солдата приравнивается к потере целой армии, да что там армии, вопрос даже не в жизни и смерти, а в добре и зле, в извечном противостоянии. Образ сирены, которая то ли птица, а то ли сигнал тревоги, не сразу, но принят мной. А вот что не принято, это необоснованные, на мой взгляд, повторы: победа над злом уже потеряна в первом четверостишии, что о ней в третьем-то вспоминать, не в победе же дело. Твоего офицера - дважды за последние 4 строчки, это тоже как-то не очень, тем более, что до последних 4-х строк лирический герой казался больше, чем офицером - ну, уж генералом, так точно - когда это его разжаловали? Опять же, если сирена еще немножко и птица, то тут конечно, вода, да не река. В общем, это, конечно, мелочи, но они досадно цепляются к хорошему и пронзительному стихотворению, отвлекают читателя.
  
   Щелкунчик:
   Оставлю в стороне логические и временные несостыковки, покопаюсь в технических мелочах. Если ангелы спят, когда демоны спят: здесь слово когда полностью в безударной позиции неудачно на слух. То же самое, ещё более неудачное, в о ней грустные песни сирена поёт - в этом месте без ударения уже личное местоимение. Теперь посмотрите хотя бы на вторую строфу: я тобой, ты этим, это был, моя армия, о ней. Не многовато ли для четырёх коротких, насыщенных динамикой строк? В общем, не мешало бы ещё поработать над текстом.
  
  
   Бакуменко В.Д. Утренний завтрак
  
   Брат Медард:
   Уважаемая Варвара Дмитриевна, безусловно, ночи Вы проводите интересно. К сожалению, неискушённому читателю очень трудно обнаружить связь между немыми кинолентами, Икаром, Ван Гогом и поеданием мальчишечьих почек на завтрак.
  
   Кот Мурр:
   Начало и конец стихотворения хороши (особенно, конец), ритмика и короткие предложения выбраны удачно, создают настроение. Если бы не третье четверостишие, всерьёз, наверное, рассмотрел бы возможность отдать свой голос за Вашу работу. Впрочем, пока кот колеблется. Стихотворение запоминается и не заставляет спотыкаться на технических ляпах.
  
   Леонгард:
   Ох, уж эти отношения, жертвы и приношения...
  
   Этот сюрный стишок так неплохо начинается...
  
   Но муза, похороненная с тунелем ни где-нибудь, а в отрезанном ухе Ван Гога лучше любой острой подливы к мальчишеским почкам.
  
   Стих позабавил, но не на столько, чтобы сказать ему однозначное да.
  
   Песочник:
   Не решаюсь комментировать стих, сударыня, боюсь даже подумать что подадут Вам на завтрак, если комментарий не понравится. А он точно не понравится, как, впрочем, и мне Ваш Утренний завтрак. А жаль, так все хорошо начиналось в первом четверостишии: кружевная луна, тропы немых кинолент - а вот во втором уже говорите не Вы, а обида за Вас, обиду слышно, Вас - почти нет, разве что про крылья и плечи. Но как они могут обгореть в сугробах, это что - горнолыжный курорт? Нет, конечно, но тогда почему? Дальше больше - и эти шлюхи, и это ухо, и уж тем более, финальный аккорд, каждый из этих образов сам по себе сильный, эпатажный (хотя и на любителя, каковым не являюсь), но каждый - сам по себе, а стих в стороне, и картинки не получается, ни реалистичесткой, ни сюрреалистической, ни еще какой.
  
   Щелкунчик:
   Обидно, слишком хороши сами по себе в стихотворении образы. Обыграны не везде ладно, некоторые, такие как Икар, слишком выпирают. Цепляет? Несомненно - да. Но общее ощущение недоработанности, разлада. Увы.
  
  
   Юрковский В.В. здравствуй-здравствуй, новый год
  
   Бальтазар:
   Валентин Витальевич! Вот ведь. Обидно: столько находок, словечек, оборотов, говорок такой народный, хитро мудрый: в сетке оттопырены кефир и колбаса, встречайный(отличное словцо!) транспорт, рассохшиеся шагреневые и проданные места, дом с трубой, похожей на батон, но и ляпов выше крыши: мотыльки колеблясь, моторами, включЁнными шоферами, по столику разложена (на столике?) etс.
   Может, поработаете над? Да, кстати, и грамматические ошибки неплохо бы исправить. И если решили ставить знаки препинания, то логичнее было бы начинать предложение с большой буквы. Мне так думается.
   И это вот хорошо - улыбки недоверчивой разгадка так проста.
   Не знаю, что сказать. Надеюсь, что автор подредактирует стихотворение.
   Искренне Ваш,
   Бальтазар
  
   Брат Медард:
   Здравствуйте, господин Юрковский. Разговорная интонация при обращении к новому году в первой строке Вашего стиха расположила меня к дальнейшему чтению, однако ожидаемого удовольствия мне это чтение не доставило. Вероятно, я слишком привередлив, но мою нежную душу больно ранят такие обороты, как мотыльки с небес, колеблясь, надвигаются (мотыльки легки и эфемерны, колебаться они могут вполне, а вот надвигаться может нечто грозное и неотвратимое, скажем, туча саранчи), силуэты маются, как лошади дыша (если Вы разглядели, что силуэты маются, и как именно они дышат, думаю, должны были разглядеть и другие подробности, а тогда это уже не просто силуэты), суём нули под чёрточку (просто математически неграмотно). Мог бы, мог получиться у Вас хороший стих, да вот слишком он неровный, на мой взгляд.
  
   Кот Мурр:
   Живое стихотворение, говорящее, цельное. Картина рисуется очень чётко, при этом мягко. Немного сбивает с толку непостоянство авторского тона: то он романтичен, то ироничен, то серьёзен. Пусть, спишем это на особенности восприятия. И всё бы было хорошо, если бы не технические огрехи - ох, устал уже Кот Мурр писать эту фразу. В первую очередь, это замечание касается рифм во второй и третье строфе: они заслуживают переделки (дыша-ушла, уехал-уравнение), особенно на фоне гладких рифм четвёртой или шестой строф. И кстати, думается коту, что это стихотворение хорошо под гитару. Пока кошачий голос - 50/50 с заметным уклоном к да.
  
   Песочник:
   Последние 4 строчки просто классные. Вообще, от стихотворения ощущение 60-х - 70-х годов - как их, по крайней мере, показывают в старом уже кино. Зверь по имени ёкла мне не очень по душе, хотя и понятно, что "очепятка" намеренная, и должна снизить пафос и уверить, что расставание не всерьез, оттуда же и Bстречайный зверь, но он милей. Вообще же стихотворение очень живое, вихрастое, так и хочется пригладить кое-где (срифмовать 1 и 3-ю строки в третьем четверостишии, например) и потащить домой - отпаивать чаем с пирожными, потому что все не всерьез... кроме 2-х последних строчек.
  
   Щелкунчик:
   Стихи живые, эта жизненность в их неприглаженности, в авторском языке, в самобытных, зримых образах. Но многое и мешает. Прежде всего, мешает "многословная сбивчивость" стилевой композиции повествования. Так, начиная с третьей строфы, возникает ощущение, что идёт совершенно определённое описание, весьма конкретное, игровое, поскольку первые две строфы носят более общий характер. Хотя в конце второй строфы и кажется, что появляется новый поворот - ушла, но он заканчивается повествовательным тупиком. А вот уже основное описание заканчивается двумя последними строками стихотворения, которые, собственно, и содержат в себе главную, как мне кажется, идейную составляющую. Таким образом, хотелось бы более "стильного", гармоничного авторского решения.
  
  
   Белокрыльцев С.В. Пленилась вновь моя душа...
  
   Брат Медард:
   Сергей Валериевич, не удалось Вам передать при помощи столь высокопарного штиля Ваше восхищение духовной музыкой. Возможно, для этого требуются иные выразительные средства, коими Вы пока не располагаете.
  
   Кот Мурр:
   Напыщенно, с обилием штампов позапрошлого века и избитых рифм. Очень много местоимения я и его производных, сдобренных восклицательными знаками. Вместо музыки читателю слышится набор высокопарных слов, соединённых в непомерно длинные предложения. Получилась пародия. До следующего раза, коту тут делать нечего.
  
   Леонгард:
   Уважаемый Сергей Валерьевич,
   ваш текст крайне трудно прочитать, даже если не считать его стихом. В строках много повторов, сбоев ритма. Но даже не обращая внимание на техническую сторону текста, скажу, что меня смущает то, что святая духовная музыка для Вас является искрящим хрусталем.
   Вы сравниваете глубоко внутреннее, сокровенное, отринувшее мирскую суету с довольно внешним и суетным искрящим хрусталем.
  
   Неоднозначной получилась и концовка стиха:
  
   >А без любви, увы, вся жизнь бледна, как в скучном, блеклом сне.
  
   Вроде получается, что святую духовную музыку, Вы слушаете от скуки. Кроме того, в стихе нигде не обозначен объект Вашей любви. Это значит, что Вашу концовку можно трактовать различно. Извините ради Бога, но то ли призываете к любви к Богу, то ли в публичный дом зазываете.
  
   Песочник:
   Ох, как тяжело, когда восторг священ (так конечно можно, но вообще-то священен, если Вы не поэт начала 19 века). Как хрусталь может ворваться в грудь (еще впиться - бррр, но понимаю), а звезда иссякнуть, думаю, спрашивать опасно, но все же рискну. Нет, нет я понимаю, что духовная музыка может зажечь огонь в душе, но вот донести его до листа бумаги, чтобы от него зажглась и читательская душа не так просто как кажется. Попробуйте еще.
  
   Щелкунчик:
   Меня удивляет подобное возвращение автора к манере письма, которую "ломали" уже почти двести лет: с излишней витиеватой буквальностью, длинною строки и идеей на короткую аннотацию. В любом случае, один и мой восторг можно смело выкинуть. Теперь давайте посмотрим на построение строф, оставив только главные члены предложений:
  
   Пленилась душа,
   Но плен мил, блажен,
   восхищен И восторгаюсь я, и восторг священ!
  
   Ворвались звуки И возродили, могу и должен быть.
   Очистили.
   И сгинула тоска! Воскресни, сверкай, звезда!
  
   Гори, блистай! Сияй, звезда.
   Я прошу, не иссякай, питай.
   Живет любовь - живу и я, да и жить нельзя.
   жизнь бледна.
  
   Надеюсь, так более наглядна вся слабость авторской задумки: король оказался воистину голый.
  
  
   Шестопал И.В. Кот в комоде
  
   Брат Медард:
   Госпожа Шестопал, в Вашем стихотворении содержится призыв к жестокому обращению с животными. Больного кота нужно лечить, а не запирать в комод. Даже Шрёдингер - и тот сажал в ящик здорового кота. И не писал об этом стихов.
  
   Кот Мурр:
   Бойко. Стараясь не принимать стихотворение слишком лично, скажу, что, по-моему, вторая строфа только вносит путаницу. Без неё стихотворение смотрелось бы лаконичнее и яснее. И - с учётом рубрики - нравоучительный юмор получился тоже не очень... Кот Мурр предсказуемо против.
  
   Леонгард:
   Увы, второй и третьей строфе совсем не удалось сохранить динамизна и своеобразия первой строфы.
  
   Зато я узнал новое выражение:
  
   >Растухается огонь
  
   и что там орет в душе у стяжателей.
  
   Не уверен, что для всего этого надо было издеваться над читателями... Стёбное начало стиха в концовке просто дало пшик!
  
   Песочник:
   Господи, какой-то наивно-садистский стих а-ля "дети в подвале". Почто животинку-то тиранить? И ради чего все это?
  
   Щелкунчик:
   Сравнить жажду наживы с больным, орущим из нутра комода котом, к тому же, запертым туда его же хозяином - как-то по-детски что ли. Но совершенно не по-детски жестоко. Не получается. Просто я всё по мышам промышляю, не знаю, что это за растухающий огонь такой, да и особой поучительности при такой наглядности не вижу.
  
  
   Бадаев С.А. В поисках ответа
  
   Брат Медард:
   Уважаемый Сергей Анатольевич, я бы включил Ваше стихотворение в лонг-лист, несмотря на несколько излишние, по моему мнению, красивости стиля. Остановило меня присутствие в стихотворении категорического императива, запрет делать те или иные вещи. Полагаю, каждый вправе формулировать вопрос к вечности самостоятельно.
  
   Кот Мурр:
   Философское стихотворение, написано хорошо. Бездонный глаз коня понравился, а вот рифма вечности-беспечности - нет. Но стихотворение Ваше запоминается, оно при своей простоте и краткости полно смысла, понятного на уровне подсознания. Скорее всего, мой голос Ваш.
  
   Леонгард:
   А чего же это берег - розовый?
  
   Стих подталкивает читателя в медитативные техники, в дзен-буддизм, к "мировой душе" и т.п., но его слишком большая недоговоренность идёт ему во вред, превращает постановку вопроса в общее место.
  
   Уважаемый Сергей Анатольевич,
   можно произнести много хороших слов в адрес этого стиха. На фоне многого, представленного на конкурс, он выглядит очень прилично. Я даже готов защищать в этом стихе розовый берег, как переход от вычурности к простоте и ясности (и даже штампу, что оправдано) легкости стрекоз.
  
   Песочник:
   Хм... насчет правильного вопроса, мне Высоцкий с его каверзными ответами больше нравится. Очень понравилась вторая строчка - буквально зачаровала, как этот бездонный глаз.
  
   Щелкунчик:
   Мне понравилось стихотворение. И постановкой правильного вопроса, и тем, что, несмотря на его малую форму, открываю звучащие в нём образы всё с новой и новой стороны.
  
  
   Марков В.В. "И снова дождь стучит в моё окно..."
  
   Брат Медард:
   Господин Марков, если Вы обращаетесь к дождю, то отчего вы с ним до утра не сомкнули очи? У дождя, насколько мне известно, очи отсутствуют напрочь. В русском языке слово дождь мужского рода, потому несколько странно читать, что дождь вам был как мать. О качестве рифм умолчу, больно оно невысокое.
  
   Кот Мурр:
   Слова и рифмы слишком просты, чтобы соответствовать заявленной теме. Кое-где рифмы теряются вообще (окно-лицу, далее по списку). Общее впечатление - небрежно записанные мысли, наброски настоящего стихотворения. Текст нуждается в серьёзной доработке. Нет.
  
   Леонгард:
   Это даже не пародия...
  
   К чему мне гром
   Поёт романсы? -
   К дождю?
   Я сочиняю стансы
   О неприкаянной любви:
   Не при- , не у-...
   Тверди капель.
   Утри слезу
   С трамбона Лель!
  
   На мой взгляд, задушевной беседы с дожем не получилось. Да и как она получится, если герою нечего сказать? А тут еще громыханье сбивает с мысли...
  
   Песочник:
   Идея, прозрачная как сам дождь, достойна чистой лирики. Такой лирики в стихе не получилось, помешала, видимо, торопливость с которой нанизывались слова. А жаль: А вспомни март, когда своей слезой Ты возродил во мне цветок увядший - если бы все строчки дотянули до этого уровня, стих бы состоялся.
  
   Щелкунчик:
   Много, ох много ещё придётся работать над стихотворением автору. Рифма. Не скажу, что она строго необходима, но тобою-собою рифмовать точно не рекомендую - теряется ощущение серьёзности подхода. Слишком много действующих лиц: постоянные с тобой, ты, тебя, она, её, я и т.д. Ритм. Чтоб пел мне свою песню. Получается свОю. Я уже не говорю о том, что это слово лишнее по смыслу. Следите за ударными слогами. Речевые обороты. Очи и гордого исполина оставьте в девятнадцатом веке и без нужды не эксгумируйте. Внимательно следите за необходимостью употребления таких слов, как ведь, уж, когда и т.п. Ты был как мать, как будто жизнь мне давший - смысловой повтор, мне - для заполнения места. Я буду уж не молод и в земле - страшноватая шутка. Другие дали - нонсенс. Ну, и советую поработать над образностью - слишком много штампов, типа небесного молота.
  
  
   Кошка Ш. Епитимья
  
   Брат Медард:
   Госпожа Кошка Шпрота, епитимьЯ ударяется на последний слог, со словом крылья не рифмуется никак. Впрочем, за синицу, выжатую в стакан, наказать бы следовало гораздо суровее. Это Вам не канарейка.
  
   Кот Мурр:
   Броское, запоминающееся стихотворение. Обращение лирического героя к адресату изобилует эзотерическими деталями, причём с трудом дешифруемыми не слишком извилистыми кошачьими мозгами. Каждое четверостишие живёт своей жизнью и говорит на своём языке, рассыпаясь приболее близком рассмотрении на строки, которые тоже говорят о чём-то своём. Набор образов допускает слишком много параллельных трактовок, чтобы можно было однозначно определить смысл стихотворения. Некоторые детали образного ряда первой строфы отсылают к Пастернаку (февраль, бредить о весне, преступно). Технически написано грамотно, за исключением упоминавшегося ранее ударения в ключевом слове епитимия (должно быть на последнем слоге). Скорее всего, нет - по причине перегруженности образами, не соединяющимися в единое целое. Считаю, однако, что у данной работы имеются большие шансы получить голоса (других) членов (других) жюри.
  
   Леонгард:
   И-и-и... - птичку жалко!
   За что же ей такая епитимия?
   Об этом стихе можно будет поговорить позже.
   За богатством выражений здесь не всегда стоит богатство образа...
   Но это на порядок уверенней по исполнению, чем многое из прочитанного на конкурсе.
  
   Песочник:
   Очертанья зги в конце тоннеля порадовали, а вот ангелов приспущенные крылья (паруса?) огорчили. Стих немного похож на ирландское рагу, где все вперемешку, и яркое, и тусклое, и то, что уже один раз готовили. Блюдо съедобно, но к праздничному столу не подашь.
  
   Щелкунчик:
   Многообразное стихотворение, интересно покопаться в различного рода ассоциативных линиях. Но это, зачастую, и мешает, не ударение. Например, Май Дрим сходу вносит оттенок наносного, глянца. Да, это больше, чем мой сон, моя мечта отдельно взятые, но это (в моём больном восприятии) ещё и Живанши Сиреневый. Что за салонная напасть? Освежитель воздуха "Нежность"? Лекала от кутюр? Шутки в сторону: буду размышлять, насколько король голый.
  
  
   Granovcky I. Та
  
   Бальтазар:
   Дорогая Irene!
   Сначала о стихотворении. Мне скорее понравилось стихотворение, чем нет. Не нравится, конечно, ТА - прописными буквами - зачем повышать голос при слове ТА? И ассоль - со строчной, такое пренебрежение образом Ассоли, что ли? Не понял, зачем подчеркивать в данном случае пренебрежение, возможно, это какой-то авторский прием, который я не понял. Вообще звуковое прочтение таассоль не совсем удачно, но не сильно режет глаз.
   Склоняет день на подоконник - не понравился оборот. То ли солнечные зайцы склоняют слово день, то ли склоняют день к чему-то. Склонять - понижать, нагибать, опускать. Или Склонять-ся - нагибаться и тп. Склоня(и)ть на что-то (на действие) - да, склоня (ни)ть на что-то (предмет, объект) - словари такой вариант употребления слова склонять не дают.
   Я задумался. Окончательно ничего пока не решил, как голосовать за стих. Буду думать.
   Искренне Ваш,
   Бальтазар.
  
   Брат Медард:
   Granovsky Irene, мне кажется, нет нужды в стотысячный раз рифмовать жаль/печаль и воспоминанья/свиданья. Ассоль дождалась своих алых парусов, так что Ваша ассоль - не ТА.
  
   Кот Мурр:
   Коту третья и особенно четвёртая строфы показались лишними. В последнем четверостишии две последние строки с этим оставьте на чуть-чуть меня вообще воспринимаются как кокетство, сводя на нет созерцательно-доверительный тон, взятый в первых двух строфах. Не самые удачные (вроде лёд облаков на землю тает) или похожие на штампы (во мне живут воспоминанья, на светом залитом песке) обороты тоже портят впечатление. Понравилась зайцев солнечных возня. Однако для голоса Мурра одной возни маловато. Даже заячей. Нет.
  
   Леонгард:
   Стих - воспоминание всегда отдает "седьмой водой на киселе". И дело даже не в том, что идея и настроение заимствованы у добротного самостоятельного стиха Анны Креславской, а в том, что даже при наличии своих образов стих очень напоминает мне компиляцию, в концовке которой звучит Осип Эмильевич с его:
  
   "Немного теплого вина,
   немного солнечного мая,
   И тоненький бисквит ломая
   Тоньчайших пальцев белизна".
  
   По мелочи: не очень удачна ТААССОЛЬ.
  
   Ряд образов и оборот вычурны. Скажем:
  
   >лед облаков на землю тает
  
   или:
  
   >оставьте на чуть-чуть меня...
   >какой же теплый нынче вторник.
  
   Песочник:
   Первые два четверостишия очень хороши, они полностью рисуют настроение. Третье, немного клешевое, но и это было бы хорошо, если оно бы завершало стихотворение. Четвертое четверостишие мне кажется попросту лишним.
  
  
   Пальцева Ю.Н. В два голоса
  
   Брат Медард:
   Уважаемая Юлия Николаевна, мне представляется, что в своём стихотворении вы несколько перехармсили, слишком старались, чтобы стих вышел странным. В результате потерялись и лесник, и чиж. Очень покоробило тихо замираю, лучше бы уж тогда громко замираю или шумно замираю - для пущей странности.
  
   Кот Мурр:
   Параллельные размышления лесника и чижа обыграны интересно, необычно. Формально придраться (почти) не к чему. Но мне показалось, что в стихотворении не хватает эмоций, и оно от этого сильно проигрывает. Возможно, такому восприятию способствует ритмика стихотворения (напоминает речетатив). Образы неплохи сами по себе, но сливаются в единый и не очень запоминающийся фон. Наверное, один из редких случаев, когда Кот ставит оценку исключительно по принципу "моё-не моё". Не кошачье, к сожалению.
  
   Леонгард:
   Уважаемая Юлия Николаевна,
   посмотрите внимательно на строки:
  
   >Как странно человеком
   >Ногами мерять землю.
  
   Именно так задумано?
  
   Песочник:
   Но это и не плохо - ловлюсь и я на авторскую приманку и добавляю про себя. Не плохо. Хорошо ли? Необычно и неуловимо. Иногда непонятно, как про ропот и порох, иногда принципиальное отсутствие знаков препинания мешает (Мне кажется мне снится). Опять же, может это важно чтобы единственным знаком препинания было последнее многоточие. Определенно хороши первые 4 и последние 2 строчки, то что внутри - начинка, не все там кажется бесспорно на своем месте, но тем не менее интересно, образы легко наплывают и уходят, как облака.
  
   Щелкунчик:
   Мне кажется, это как раз тот случай, когда не стоило автору пренебрегать знаками препинания, если он уже не стал разбивать строки по смыслу. А то, порой:
  
   мне кажется, что ноги...
   Есть у меня и вместе.
  
   И другие несуразицы в два голоса.
  
  
   Фогель Л. Шаг по бездрожью
  
   Бальтазар:
   Сударыня, первое, что хочу Вам предложить, это изменить строфику: разбить стих на строфы, тем более, что практически в каждом четверостишии законченная мысль. Хотя это и несущественное предложение, но стихотворение написано таким классическим слогом и просится поневоле классическое его оформление. Как пример (я там еще взял на себя смелость по-своему расставить знаки препинания - это только, как пример):
  
   Бывает так, что жизнь трещит по швам,
   и на плечах вся тяжесть непокоя.
   Осталась радость где-то за спиною,
   и не уснуть от мыслей по ночам.
  
   По стёклам слёзы мартовским дождём,
   и хулиганский ветер за окошком.
   Остыло счастье на твоей ладошке,
   не греет почему-то тёплый дом.
  
   Бывает так, что хочется кричать!
   Бессилье обладает страшной силой.
   И мир вокруг становится немилым:
   не повернуть как стрелки время вспять.
  
   Как труден первый шаг по бездорожью,
   когда уже не светят маяки,
   а надо жить. Назло и вопреки!
   И брать от жизни всё, что только можно.
  
   И торопиться к звёздам по ночам,
   куда давно протоптаны дороги.
   Там мы играли с детством босоногим
   и улыбались солнечным лучам.
  
   Второе, что сильно озадачило меня: зачем Вы выделили строку и еще полстроки прописными буквами? Чтобы читатель вздрогнул, прочтя про эту страшную силу бессилья и про то, что всё назло и вопреки? :) Но для усиления эмоциональной реакции читателя, поверьте мне, достаточно просто слов. А такое навязчивое усиление может вызвать, мне думается, или улыбку, как у меня, или наоборот - раздражение. Или недоумение.
   Стихотворение от лирической героини, скажем так, взрослого возраста.
   Тогда такие слова, как ладошки (а с ними и окошки) неуместно во "взрослых" стихах за исключением случаев, когда автор обращается к ребенку, пишет о ладошках ребенка или акцентирует внимание на маленьких руках кого-то, или с нежностью говорит о руках любимой женщины. Только, пожалуйста, не апеллируйте к песне Александра Дольского "Мне звезда упала на ладошку"... Глядя на крупные мужские руки барда, ловко перебирающие струны гитары, всегда тянет на ироническую улыбку: чего не напишешь о себе ради рифмы. А женщина в стихотворении, ведущая непростой разговор со своей судьбой, но приукрашающая строку своими ладошками, у меня, у читателя создает впечатление кокетки, что к этому стихотворению совсем не подходит.
   Люблю кольцевые рифмы. Это так, вырвалось вслух. :)
   Пока вот такие мысли вокруг Вашего стихотворения.
   Искренне Ваш,
   Бальтазар
  
   Кот Мурр:
   Лидия, стихотворение Ваше написано искренне. Однако техническая сторона оказалась совсем не на высоте. Начну с очевидного: зачем в предпоследней строфе меняется порядок мужских и женских окончаний, одинаковый во всех остальных строфах? Некоторые строки выглядят неумело: например в не греет почему-то тёплый дом слово почему-то оставляет впечатление, что фраза составлена ребёнком. Есть и ещё много спорных строк вроде как стрелки, время вспять - тут сравнение или противопоставление? Плюс не всегда удачные рифмы. Мне кажется, Вам стоит серьёзно поработать над текстом. Пока точно нет.
  
   Песочник:
   Сложное стихотворение. Потому, что вроде бы со всем хочется соглашаться. Да, и так бывает, и все вроде близко и понятно - так, да не так. А когда понимаешь, что-то не так, то задумываешься. Оказывается, что эти так-нe-так почти чередуются, например: Бывает так, что жизнь трещит по швам - так, бывает, соглашаюсь, хотя ничего нового для себя и не узнаю. И на плечах вся тяжесть непокоя - не так, тяжесть с непокоя не согласуется, а стандартное на плечах только усугубляет, читатель, конечно, соглашается по инерции, не встречая ничего незнакомого на своем пути, но не будь предыдущей строчки, не согласился бы, нужен ли Вам такой якобы согласный читатель? Осталась радость где-то за спиною - неуклюже немного, но так, узнаваемо, а, может, и подкупает этой своей якобы неуклюжестью. И не уснуть от мыслей по ночам - не так, не так, не соглашайся, говорю себе. Мысли по ночам - это не признак беды, мысли бывают разными. Да и не уснуть от мыслей - что-то в этом всем неправильно, нет не буду согласно глотать эту строчку. По стёклам слёзы мартовским дождём - да так, жизнь давшая трещину не только пустота и холод, но и надежда на перерождение. И хулиганский ветер за окошком - этот хулиганский ветер никак у меня не вяжется с трагичностью момента, а уж за окоШКОМ тем более. Можно продолжать раскачивать этот маятник и дальше (дом не может греть, маяки - это скорее море, а по бездорожью - не по воде, брать от жизни все - вообще сомнительная установка, последнее четверостишие вообще удивляет - торопиться к звездам и там улыбаться солнечным лучам - это образ мне непонятный и босоногое детство тут ничем не помогает). А вот что хотелось бы отметить как запомнившееся, это строчку Бессилье обладает страшной силой. Так оно и есть. Только вектор этой силы направлен пока непонятно куда.
  
   Щелкунчик:
   Лидия, я не буду говорить о Вашем стихотворении в целом, упомяну лишь о нескольких мелочах. Посмотрите на строчку:
  
   И на плечах вся тяжесть непокоя.
  
   Вы употребили слово вся для того, чтобы показать экстремальность ситуации - вся тяжесть непокоя ложится на плечи лирической героини. Так почему же это слово оказалось в безударной позиции? Вы не только нивелируете смысл его употребления, но и превращаете его в подобие "мусора".
   Теперь посмотрите на используемую Вами общую лексику стихотворения. Лирическая героиня, вроде бы, говорит о серьёзных вещах и, смею предположить, не с детьми. Отсюда вытекает употребление строгих, правдивых словарных форм. Почему тогда в Ваших стихах появляются окошко и ладошки, почему появляется образ хулиганского ветра? Таким образом Вы снижаете серьёзность стихотворения, но делаете это неравномерно: я не вижу в нём ни дождика, ни лучиков, ни времечка, ничего подобного:
  
   Бывает в жизни не везёт,
   Не вешай носа, мальчуган!
  
   Предпоследняя строчка. ТаМ Мы играли... Без комментариев.
  
   А теперь посмотрите на общий образный ряд стихов: жизнь трещит по швам, тяжесть на плечах, радость за спиною, не уснуть по ночам, слёзы дождя на стекле, ветер за окошком, немилый мир, время вспять не повернуть, труден первый шаг, не светят маяки, надо жить назло и вопреки, брать от жизни всё, с детством босоногим... По-моему, матричное производство, если бы не бессилье обладает страшной силой.
  
  
   Лебедева Ж.В. номер 2
  
   Брат Медард:
   Госпожа Лебедева, судя по всему, Ваше произведение было написано в весьма смятённом и раздражённом состоянии духа. Полагаю, если бы всё было по вам и не второпях, вы не стали бы бросаться ярлыком, а тем более - миллионом ярлыков. Совершенно неясно, что это за ярлыки, откуда они у Вас, какое имеют отношение к следам на тропе и камнях, и как тропа и камни оказались в доме.
  
   Кот Мурр:
   Эмоционально, но не очень связно получилось у Вас, Жанна. Каждые две строки говорят что-то своё, картинка не собирается. Вы могли бы значительно улучшить стихотворение, если бы поработали над образным рядом, посмотрев на него глазами читателя. Уверен, что Вы сможете. Пока же - нет.
  
   Леонгард:
   Стих - выплеснутая эмоция, выплеснутое недовольство. Требовать логики, подозреваю, бесполезно.
   Радует, что у автора есть свой взгляд. Технически, явно избыточен второй повтор. Если первый работает как усиление, то второй - обедняет стих. Неожиданная концовка хороша, но цельный стих не складывается.
  
   Песочник:
   Немного сумбурное стихотворение. Стихотворение-ощущение, которому не дали оформиться, отсюда и гигантские смысловые скачки, и неточные рифмы. Дайте ему еще немного побыть ощущением, пока придут неслучайные слова - или мучайтесь и режьте по живому, меняя то, что уже есть.
  
   Щелкунчик:
   Настроение, эмоция, идея - всё на месте. Не хватает оформленности. Символизм, он конечно хорош сам по себе, но не каждый отдельно взятый символ может органично вписаться в общую картину стихов. Мне помешал, к примеру, символ ярлыка, достаточно понятный, но явно привлекающий больше внимания, чем следовало бы.
   В коротких стихах, тем более, если идея "короче" настроения, сильно заметны любые неточности, фальшь. Так что, кроме, вышеназванного образа, увидел неудачную рифму и слишком много повторов на квадратный сантиметр текста, причём бессистемных.
   Вывод: стихотворение требует доработки.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Фролов "Бладхаунд. Играя на инстинктах"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) О.Герр "Невеста в бегах"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"