Песочник: другие произведения.

Долгая дорога в дюнах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обзор длинного листа

Обзоры лонг Листа
  
  Миюсова Ярослава Александровна:
  Б.Окуджаве
  Ох уж эти 'в чистом поле васильки-дальняя дорога'. А и вправду, чужие. Стих как бы вторя адресату сделан минималистично, т.е. сделана попытка передать свои (и не только свои - 'мы') мысли и ощущения минимальным набором выразительных средств. Выжать камень наподобие храброго портняжки. Но то ли камень был не творожным, а настоящим, то ли критическая масса этих самых средств не набрана, то ли некоторые из них выбиваются из минималистической концепции (каждое слово на вес радия, и никаких посторонних элементов) - что автор делает, вроде бы понятно, а вот самой передачи мыслей и чувств (этой самой магии, когда вспышка понимания вроде из ничего) - не происходит. У меня по крайней мере...
  
  
  
  Чудинова Дарья Ивановна:
  В снежную тишь
  Очень красивое стихотворение, все картинки написаны аккуратно, цвета подобраны на славу - одно только превращение цвета из золотистого (река) в медовый(закат), а потом янтарный(фонарь) чего стоит. Настолько хороши эти краски, что, похоже, слова за ними не поспевают... во всяком случает, когда последний янтарь иссяк, и вместо входа в замороженный мир кто-то кого-то берет за руку, тут то красота описания и заканчивается. Безусловно, реальность всегда проще и грубей фантазии, но здесь, в одном стихотворении, они на мой взгляд просто плохо уживаются, реальность проигрывает не только в житейском, но и в художественном плане, настолько, что на житейскую трагедию уже и внимания не обращаешь. Не уверен, что именно этого хотелось автору...
  
  
  
  Бурель Любовь Леонидовна:
  Исход
  Это несомненно интересное и оригинальное стихотворение, все же не возьму с собой 'в дорогу собираясь налегке'. Почему? То ли статисты с масками и электорат с посулами (понятно что тут это привязка к современности и кивок на всем известные, но это еще и сведение философского и жизненного выбора (когда из Ноя и Моисея) нельзя выбрать к обычной политической процедуре когда вместо Ноя и Моисея (спасения хоть и частичного) выберут очередного фараона). То ли мешают неточности вроде 'в генах НАМ заложен опыт'. То ли несовсем понятно почему мудрость пескарей всплывает, да еще и мутно (т.е. да, аллегория понятна, Салтыков -Щедрин уже где-то в подкорке сидит у каждого, но этот образ как бы получается и к месту по общим соображениям и непонятно почему именно - прямого попадания нет). Может, быть, просто мы расходимся в мелочах, которые становятся важны именно когда налегке и ничего лишнего. В любом случае, хочу еще раз подчеркнуть, что стих очень интересный и ему просто не повезло с читателем в моем лице.
  
  
  
  Уфимов Пётр:
  беспредельность
  В узилище граней
  познать благодать
  безгранности.
  Чушь?.. или чудо?.. - Нет, безусловно не чушь... но и не чудо... пока. Оно где-то уже проклевывается это чудо, автор, да и читатель это пред-чувствует... Но только пред-. Потому что точки не ложатся пунктиром, отказываются, а воздух аморфен всегда, да и не только воздух, но и вода тоже. Очень нравится эта тайна в сером плаще - всем наверное чудится свое, а мне - свое, фентезийное - очень выигрышный образ притаился за радугой рифм. А вот повторение в последней строфе (пунктир, сосуды, чудо) не справляется со свей задачей все подытожить и поставить точку (ну или жирный знак вопроса) и поток волховства в этом обрамлении не вызывает никаких душевных движений, хотя понятно, что в этой строфе он должен выделяться,быть как-бы магнитом для слетающихся из соседних строф образов... В общем буду жить ожиданием чуда в следующем стихотворении.
  
  
  
  Эстерис Э:
  Сказка о фрау Холле
  Таков был мой первый комментарий: 'Как во сне, образы завораживают подсознание узнаваемостью. Веретено крутится но что за нить вытянет уколотый палец еще не ясно, получится ли новая сказка или повторение пройденного?' Присмотревшись повнимательней вижу - получилось не то и ни другой - не новая сказка и не пересказ старой, а толкование сна. Причем именно толкование - нас не впускают внутрь а объясняют (очень толково, порой так что почти соприкасаешься) то чего мы никогда не видели. Получается неплохо, но пробить эту стену-наблюдения-отчуждения лично мне удалось лишь в нескольких строчках (Закаплет кровь из стертых пальцев, Терпи, поскольку нечем крыть, ... Глотая снег, смеется солнце) мне-читателю этого мало. Хотя опять же мнение это сугубо субьективное исходит от желания постоянно ощущать себя внутри и все на себе - уверен, что большинство более умеренных читателей мое мнение не разделят.
  
  
  
  Долина Даниэла:
  Монголка
  Что я могу добавить к предыдущему комментарию о предпочтении лягушек спящим царевнам. Да, пожялуй, ничего. Внимательно перечмтал стих - он так и не проснулся во мне. А вот что заметил из неустраивающих меня деталей : первые три строчки очень тяжелы для прочтения и эмоционального восприятия (мешает 'разрез, как угли' хотя и понятно пост-фактум что это о глазах, а не о разрезе, мешает 'разрез похож на тот', мешает 'всех монголов от прочих', конечно, мешает высокопарное 'все ж' - понятно, что логически все эти препятствия легко преодолеваются, но для этого нужно включить логику и отключить эмоции, чтоб не мешали разбираться - отсюда и ощущения неживого текста) Такие островки неповиновения эмоциям разбросаны по всему тексту - можно было бы разбирать подобным образом очень многие строки, легче назвать исключения: Из-под припухших, гладких век ты льёшь Далёкий свет... В нём - степи-суходолы. Как предок твой, все болевые чувства Ты подавляешь без шаманских слов. Терять рассудок. Но, когда очнусь, Не исчезай, монгольская царица! Вот и вся пища для эмоций - негусто. Является ли это объективным недостатком стихотворения? Безусловно нет. У него своя художественная ценность, не лежащая в плоскисти всплескивания руками. Мешает ли это мне-читателю стих принять? Безусловно да. Мне-читателю это мешает... Но, конечно есть и другие читатели.
  
  
  
  Соков Егор:
  Оттолкнулся
  Прежде всего, снимаю шляпу перед автором, который умеет извлекать пользу из критических замечаний и работать со своими текстами - стихотворение с каждой редакцией становится лучше, и это самое главное.
  Повторю свои оставшиеся замечания:
  Если придираться к, а не продираться через рифмы, то хотелось бы более точных, чем кустам-туман и кормой-волной, но в целом середина стала гораздо более читабельной. Концовка - с рифмой теперь все хорошо. Но получилось немного схематично - это 'не осталось сил почти' - почему-то не ощущается состояние. А две последние строчки мне как раз очень нравятся и хороший подволят итог.
  В начале "Страхи прочь, минуй тоска." - опять же 'минуй тоска' звучит как-будто автор 'пометил территорию', но того единственно верного слова не нашел. Из таких 'помеченных территорий' мне видны еще изредка горланящие чайки. В общем, уверен, что автору удастся со всем этим справиться, но, конечно, чем дальше тем вносить исправления труднее - ведь речь уже идет не о простой читабельности, а о нахождении тех единственных слов, а тут сложно что-то советовать со стороны, автору придется полагаться исключительно на внутреннее чутье и задавать вопросы только себе. Удачи.
  
  
  
  Риф Илья Антонович:
  Кони...
  Стих-припоминание, настроение - светлая грусть. Развитие сюжета в три конских прыжка на фоне рефрена о тех конях (когда понятно, что это о тех ребятах). Все очень просто и собрано - ни одного намека на сильную эмоцию, неровность (даже это первое восхищенное о конях - очень сдержанное на самом деле без своих ярких красок, скорее наметка). Понятно что за этой внешней ровностью должно ощущаться глубокое внутреннее переживание, которое, если вдруг прорвется, то все собой затопит... Я глубины этого переживания ощутить пока не могу. Возможно, сказывается недостаток опыта или нехватка воображения. Но это ровное стихотворение бури чувств во мне не поднимает, никакие мощные чувства во мне не шевелит. Что в сухом остатке? - пропоминание и светлая грусть, но уж очень светлая и легкая - ни тех ребят, ни тех особых коней так себе и не представил.
  
  
  
  Пародивый Родион:
  Б: "Моя физиономия -- для бритвы поле битвы..."
  Очень интересные, с умом и чувством написанные стихи. В них четкий стержень идеи и хорошо посаженные на него строчки-рифмы, есть и внутренние рифмы (Личина не по чину, и гримаски лживой маски). Все же начиная с 'Как солнце -- доброе лицо' образы несколько выдыхаются становятся схематичными, той жизни, которая выбивается из первых 4 строк нет. Поэтому,а может быть,еще почему, контраст с Божьим ликом выходит не таким ярким как хотелось бы (понятно что все эти лица-маски-морды - обобщения, но они по образности пока не дотягивают до чатных, но очень живых примеров). Возможно эти обощения автору еще предстоит осмыслить и сформулировать ярче и точнее?
  
  
  
  Юлия Юлия Юлия:
  Чат
  Очень толковая зарисовка из современной жизни, не без точных наблюдений, с неплохой композицией и удачными двумя последними строчками. Но тем не менее не покидает ощущение, что это все еще ученический набросок, когда автор как бы пытается нарисовать похоже. Потому что за внешне красивым и грамотно составленным описанием (мелкие огрехи вроде 'быть всем интересная' и рифм орфографию- фотографию, уместная- интересная не в счет) не кроется практически никакого двойного дна, а это значит, что когда крем слизан, никакого пирога под ним не оказывается и лично я ухожу разочарованно-голодным. Надеюсб в дальнейшем увидеть более глубокие и многослойные стихи этого автора.
  
  
  
  Рыжкова Светлана:
  Изломанное (разговор с "афганцем")
  К сожалению, в следующий тур стиххотворение отбрать не могу: то же что говорил- натянутые не вполне живые диалоги (особенно в начале, где как бы рисуется диалогом предыстория), сбой ритма, в последних двух строчках - лишние 'это' убраны, но появился еще один сбой ритма. Понятно что огрехи эти чисто технические, и что стих задевает несмотря на эти огрехи, но некоторые стрчки при этом хочется просто перескочить, а, значит, автору есть еще над чем здесь подумать... или подумать уже в следующем стихотворении.
  
  
  
  Даймар Сонни:
  глаз
  Нет, все же некоторые детали мешают мне безоговорочно принять это стихотворение на веру ( а ведь с такими стихами иначе не получается). Не дает мне покоя ШОРОХ бубенцов - да, понимаю, так это слышит автор, но я не слышу, как не вслушиваюсь. Музыкально мешает сьой после 'черного пруда'. Образ светлой головы кажется здесь настолко же инородным, насколько и вой. Такие шероховатости выводят меня-читателя из транса в котором следует находиться при чтении подобного стихотворения. Результат - обрывки сна на предрассветных кустах.
  
  
  
  Бойку Владислав:
  Неразделимы как Живой Огонь
  Повторюсь: Нет, даже Чеширскому коту не удавалось любить улыбкой. Много красивости, мало искренности или хотя бы наблюдательности. Единственное, что понравилось: "Любим тобой... А значит мы равны ". Из красивостей, не несущих и намека на глубину содержания - бездонный взгляд, внутреннее око, Ни время, 'ни пространство - не помеха -' (так и хочется спросить чему они не помеха), космичекая веха, держи мою ладонь (почему ладонь, а не руку, это что обращение к гадалке?). Для одного коротенького стихотворения на мой взгляд многовато. Допускаю, что за всеми этими фразами автор видит нечто такое... чего я не вижу. Допускаю, но не вижу, увы.
  
  
  
  Кан Саша:
  La Jolla
  Все сказанное мною в первом комментарии остается в силе:
  Без любви не скажешь такое - а какое, собственно. Если Вы имеете в виду все сказанное Вами, сударыня, то такое без любви (назовем это так) не разберешь. Чтож, попробуем с любовью к тому райскому уголку, который Вы зовете Ла Хойе (хотя латиснкое название La Jolla заставляет меня теряться). Край и правда выгляит райским, ах как я любуюсь им (и Вами) вот здесь:
  Я гуляла по камням босиком,
  Я дышала чистым покоем.
  Но вот как Вашим чайкам удалось ловить хлеб С РУК, да еще и человечьих (ну почему бы им не найти простые ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ руки, ох уж мне эта беспечность). Далее в красивом описательном стихотворении (практически дневниковой записи) столько неточных рифм (песку-лету, океан-волнам, летом-человеком, тобой-любовь) как хотите, а по мне это перебор. Да и как можно взять взаймы у рая что потеряно человеком (ну, допустим человек был наг в раю, и возможно, в Калифорнии есть пляжи где можно раздеться, но ведь потеряно-то другое?) Что мы имеет в сухом остатке - милую дневниковую запись о прекрасно потраченном времени, несколько подпорченную техническими и смысловыми огрехами. Устраивает ли это Вас?
  
  
  
  Ирэн С. Шумская:
  Friendship
  Теперь вернусь к обоюдоострому - к негладкости и спорности первых строчек. Между мной и тобой - войны Марса, - первая строчка одновременно привлекает и отталкивает. Марс - бог и планета-покровитель войны (он же и символ мужского начала) - поэтому войны Марса отдаленно напоминают масленное масло, и только потом приходят на ум другие смысловые возможности. лики новые старого Сфинкса, - во-первых, старый Сфинкс вызывает некоторое недоумение. Во-вторых инверсия 'лики новые' здесь не кажется оправданной. дежавю подзабытого фарса - 'дежавю подзабытого' - тоже возникает ощущение избыточности сказанного, причем здесь фарс к войнам и Сфнксам мне понятно не очень (кроме того что он рифмуется с Марсом), но, возможно, я что-то упускаю. и разлука, - древнее вод Стикса. - как раз к этой строчке вопросов меньше всего,кроме небольшой запинки 'древнее вод', но она и вправду малюсенькая Во втором четверостишии несколько смущают 'облака под порывами ветра' - вдумываясь не понимаю как это, но возможно, это просто очень низкие облака. Понятно, что при первом прочтении эти шероховатости просто заглатываешь как крючок. Но стихотворение достаточно хорошо, чтобы его хотелось перечитать. И вот тогда неровности превращаются в вопросы. Как к этому относиться - пусть решает сам автор.
  
  
  
  Виленкин Нахум:
  Сонет
  Как и обещал, вовращаюсь к размышлениям над этими стихами. 'нет выбора' - спорный, но не новый постулат, что ж, можно и его принять за точку отсчета в авторской системе координат. Дальше в первых четырех строчках проводятся оси. Они довольно произвольные (ну хорошо, вода и солнце - понятно, хотя с кем не-спорит солнце - не очень, но маслины-то совсем не обязательно собирать, особенно вот так в отстраненно-третьем лице 'собирают', ну с натяжкой тянет на цыплят по осени) но и это допустимо. Проблемы возникают со вторым четверостишием: растет трава и ползают жуки - вот уж где нет этой самой предопределенности, совершенно непонятно какой смысл несет эта строчка, зачем она в стихотворении. и ляжет снег не поздно и не рано - во-первых непонятно к чему это 'и', оно особенно выбивается, потому что таких 'и' на две строчки - 3, второе, что бросается в глаза, это будущее время(на фоне настоящего во всех остальных случаях) совершенно на мой взгляд не оправданного, можно конечно легко подправить 'и ляжет' на 'ложится' - насколько это соответствует авторской задумке - не знаю. Насчет ухода стариков уже писал - предопределенность как раз и ужасна тем что уходят не только старики, и нет никаких правил и гарантий. Так же писал и о смазанности последних строк - как 'так' живет лирический герой не совсем понятно ни из предыдущих строк ни из нескольких последующих слов. Тем не менее стих интересен. Несмотря на огрехи он создает настроение, за словами слышится голос автора и понятны его интонации... Вот только со словами бы разобраться.
  
  
  
  Рябинина Евгения:
  "с авангарда земли..."
  Надо сказать, что первый вариант с 'ходи ими тихо' мне нравился больше. Небольшая неточность вкралась к тому же: совпадая с пролетом лестничных клеток - клеток много, а пролет один, наверное, все же 'с пролетами'. Но не это главное, как я уже говорил стихотворение распадается на отдельные прекрасные строчки, которым почти также хорошо поодиночке как и в одном текстовом пространстве. Они тоже могут оказаться незнакомы в следующей своей жизни, что может и к лучшему - потому что они вполне возможно окажутся втом самом стихотворении из которого они родом.
  
  
  
  Пальцева Юлия Николаевна:
  В два голоса
  Писал о том что интересно, теперь пора написатьи о неоднозначной начинке. Как уже говорил - ропот и порох - первый знак вопроса. Дальже больше зачем это 'тихо' приставлено к 'замираю' и почему чиж уселся на крышу - вопросы, вопросы... Немного тяжеловато и совсем не странно звучит 'человеком ногами...', и что значит 'ноги, которых не приемлю есть у меня' в отношении чижа? Ноги-то-лапки у него есть. Вот и вся горстка вопросов - но, увы, этой горстки достаточно чтобы этот стих не остался в заветной дюжине. Ну, да не в дюжинах дело - безусловно этот стих останется в памяти и в сердце.
  
  
  
  Кошка Шпрота:
  Епитимия
  Ирландское рагу национальности (флагов) так и не сменило. Осталось ирландским веселым рагу. В этом есть свои плюсы - в таком блюде незаметно проскальзывают неточные рифмы (попутным - преступно, епитимия-крылья) и эклектичность образов - от кутюр до Снегурочек, от каналий-сцнеаристов до парусов и попутного ветра, от Карачуна до ангелов, это не считая выжатого в канареечную синицу голого короля. Диапазон метаний лирической героини таков, что меня зашкаливает - берлинская лазурь вступает в полное противоречие с епитимией и Каарачуном, а многие удачные находки ('по ком гадать, очертанья зги, ангелы с приспущенными крыльями, май-дрим и дверь об одной петле) в этой пестрой каше кажутся случайными. Не знаю, возможно в этом бешеном наборе точек кому-то и угадывается некоторая линия, но для меня он так и остается набором точек с несколькими отдельными всплесками. А, может, это такая очень приблизительная картинка авторской вселенной и точки - звезды... но мне все-таки кажется что в основном пыль и газ из которых звездам только предстоит образоваться.
  
  
  
  Бадаев Сергей Анатольевич:
  В поисках ответа
  'Но гениальный всплеск похож на бред,
  В рожденьи смерть проглядывает косо.
  А мы все ставим каверзный ответ
  И не находим нужного вопроса.' - это В. Высоцкий (Мой Гамлет) О чем это я - ответ этот, каверзный, уже мне известен. А вот вопроса автор и сам-то похоже не искал. Поэтому при всех намеках на философскую глубину стихотворение мне все же показалось несколько поверхностным... Может я предвзято к нему отнесся в силу моего непомерного восхищения Гамлетом (вот в чем вопрос)... В любом случае достаточно глубок по мне здесь лишь 'бездонный глаз коня', но и он - лишь случайный штрих, хоть и прекрасный... Буду ждать авторских вопрсов - правильных или не очень уже не важно, главное, чтобы нужных...
  
  
  
  Юрковский Валентин Витальевич:
  здравствуй-здравствуй, новый год
  Вот с этим стихотворением действительно расставаться не хотелось - даже не из-за написанных строк, а из-за того что осталось между. Он как тот пьяненький интеллигент, что один идет домой после положенной встречи этого самого Нового года. И походка у него не тверда, и язык заплетается, а все свое родное, милое сердцу. И все же пусть он проспится и побреется и снова обретет человеческую речь, а тогда... главное чтобы при этом не было утеряно то редкое, интеллигентное и немного чудаковатое ощущение, которое теперь найдешь разве что в старых фильмах.
  
  
  
  Корешкова Евгения Витальевна:
  камень
  Нет, так и не ожил этот камень не заговорил со мной. Как уже говорил, "дождики" и "чешуйки" прлохо для меня сочетаются с ревом мамонтов и Золотой Ордой. Остаются проблемы со стремительностью блох и птецом, который ползет на свет (возможная трактовка, конечно, что Земля - это скорлупа яйца, которую камень пытается расколоть тысячелетьями и выбраться наружу- на свет, но тогда почему птенец Земли? С блохами тоже можно придумать смысл, но оба эти образа как бы недоношенные - у автора что-то проклюнулось, но окончательно не вылупилось. В менее явном виде это относится и к другим образам - татарам из орды, тысячелеться отложившиеся на боках). Я все же надеюсь, что авторские образы рано или поздно дозреют и мы все будем свидетелями - камень заговорил.
  
  
  
  Лавут Юрий Владимирович:
  Зима
  Очень умные, собранные стихи. Их отличительная черта - продуманность и логика образного ряда. Прописанность деталей. При этом звучание только кажется почеркнуто-небрежным (Рождеству-кресту еа самом деле рифмуется насквозь с листву-посту) так что скромной прозы не вышло. Для такого продуманного стихотворения неожиданными кажутся повторы: золото папства - золотая листва -пышность злата. Так же выбивается из смыслового ряды листва брошенная в грязь - к католическому Рождеству то, что не убрали работящие протестанты (у которых, кстати, Рождество в те же дни, так что и не поймешь какое же оно - католическое или еще какое) то белым снегом занесло и не видать следов. Но все это не главное - дыхание стихотворения для меня почти не ощутимо, как будто оно и вправду стоит на морозе, не решаясь зайти в дом. Поэтому настроени угадывается, но не создается. Впррочем, минус это весьма относительный по сравнению с другими абсолютными плюсами, которые, надеюсь, оценят другие члены жюри. Я же выберу более теплое дыхание.
  
  
  
  Кузиманза Д Д:
  Бона Сфорца
  Да стихотворение так и осталось пересказом небезынтересной истории. В чем тут основная мысль, а в чем дополнительная мне, честно говоря не очень важно - за независимость ее невзлюбили или потому что она была чужестранкой, более того стихотворение это совсем никак не проясняет. Немного и 'неживости диалога':
  "- Скажи мне, маг, как будет всё,
  Где буду впредь я править?" - что за 'как будет всё' - такие выражения прочно поселились в нашей жизни со времен первых видео и самопальных переводов-калек (how's everything), но давайте заметим, что диалог происходит задолго до и говорит принцесса с магом. Да и что значит, где будет править? Она что не вполне понимает куда едет и зачем? А раньше она что, где-то правила? Я даже не спрашиваю почему из всех насущных вопросов выбирается 'где'.
  '"- Синьора, имя вы своё
  Сумеете прославить. " - нет, ну маг же должен видеть что не синьора, или он не маг, а лжец и доверия ко всему далее сказанному нет. Инверсия 'вы свое' звучит в диалоге искусственно. Насчет 'прославить' - вроде бы не спрашивалось, ну да с вопросом вышла неудача, но и ответ-то не по существу... Понятно что это мелочи, детали, но ведь мы говорим о почти исторической почти балладе - где как не здесь такие детали важны
  
  
  
  Березин Алексей Викторович:
  Процесс е
  К сожалению этот стих в свой шорт не возьму. Правда к сожалению - потому что и смешно и грамотно, и внутренняя логика есть. Ну уж, наверное, такой я мрачный персонаж, что серьзные, порой даже трагические стихи вызывают у меня больший отклик, и, главное, желание вернуться и перечитать. А может быть (может быть) пародия это жанр тяготеющий к эстрадному исполнению и некоему групповому взаимодействию автора и публики, и вот отсутствие этой подпитки ослабляет всприятие стихотворения. Еще обидней мне оттого что умом-то понимаю - несправедливо обхожусь с этим жанром, что хорошие пародии очень нужны и важны и для их написания талант нужен не меньший по крайней мере чем для написания самостоятельного стихотворения... Но тем не менее одним умом тут не обойдешься.
  
  
  
  Трубецкая Наталья:
  Невозвращение
  Вот, наверное, и я стал 'невозвращенцем': как бы ни были мне милы романтические ассоциации, проглядывающие сквозь дырявые джинсы этих срочек, тем не менее их общий немного неопрятный и заношенный вид мне порядком мешает. И постирать хочется ('как говорится, в Лету', убрать повторы), и что греха таить, кое-где подлатать ('я была пьяной ... и влюблена', 'ненавидела ложь'). Боюсь, что не поддамся первому очарованию и отправлю памятную вещицу на антресоли... возможно до лучших времен.
  
  
  
  Чёрный-Георг
  беглый квадрат
  Скажу о том, что осталось за кадром при первом обсуждении, о композиции основанной на 'это'. Что происходит, зачем это упорное повторение из строчки в строчку? Ведь за этим 'это' следует не объяснение, а... называние. Человек - человек(я, без которого пусто) дает имена, старается изо всех сил, иногда имена оживляют называемое, наделяют его сущностью (дом, без которого сад не растёт, тлен, без которого клён не шумит), иногда же так и остаются мертвыми именами (полога ночи сиятельный труп, под которым..., акт провисания, вращающийся василёк), но тем не менее остается главный вопрос: зачем это называние? Ведь все вещи этого мира уже названы. Или новый человек решил создать свой собственный мир, для которого он же будет и богом? А потом умереть, вкусив плодов познания (подобрав к себе ключ)? Как идея, как миф, как современный апокриф это, пожалуй, интересно. Но вот только творение на мой взгляд больше чем простое называние имен, требует грязной работы(бога). А так мир, сотворенный другим человеком остался для меня увлекательной картинкой. С плотно задраенным люком.
  
  
  
  Мизев Владимир Владимирович:
  Остаюсь
  Ох, как же мне жаль расставаться с этим молодым и не по летам лохматым зверем. Вот где уж точно не слова, а обаяние личности за словами, которое стоит и за находками(сам образ зверя, так здорово прошивший весь стих, 'наелся воли') и за шероховатостями ( 'Ветрами с четырёх сторон' - повторяется, чрезмерное 'я, мне', 'будет нас... не взять', 'незлобивые слова'). И все же этот 'колючек миллион' даже таежного зверя не украсит - потому что в дом с колючками никак не впустишь. Вот и остается вопрос: как бы этого обаятельного зверя вымыть-вычесать чтобы при этом лохматость не понизилась...
  
  
  
  Охрануэль:
  Как плачут деревья
  Как уже говорил, ценность этого стихотворения - это его стремление вверх, но это то что еще не произошло а только может произойти. Вот и буду затаив дыхание дожидаться когда из этих слез родится весенний взыв - раскроются почки (ведь именно это настоящий взрыв, а не его красочная иммитация). Пока же в короткий лист я выберу другие более состоявшиеся к этому моменту стихотворения.
  
  
  
  Ванке Владимир Анатольевич:
  Селигер
  На Селигер, на Селигер... Как ни хотелось бы уехать на Селигер (так и неосуществившаяся мечта с юности осталась), как бы ни хотелось спеть эти строки у костра под гитару, выбрать это стихотворение в шорт не возьмусь. Именно эта легковесность(давай махнем, милый друг, байдарки и палатки), старание не расшевелить стоящие за кадром чувства и сомнения мне мешает. А под гитару спою с удовольствием, или подпою автору, сидя у костра, рядом с байдаркой и палаткой.
  
  
  
  Порфирьев Аверьян Аверьянович:
  Верной дорогой или Октябрьская эволюция
  Могу только повториться: В общем сами по себе яркие и эмоциональные образы мечутся в разные стороны совершенно хаотически, а поскольку стихотворение достаточно длинное, то накладываясь один на другой они создают белый шум. Разгадать за ним поступающий сигнал я не смог. Я бы посоветовал автору пользоваться фильтром , чтобы убрать помехи, или хотя бы их уменьшить и выдлить основной сигнал. Впрочем, говорят, белый шум может благотворно действовать на психику, а также вынимать из подсознания старательно спрятанные скелеты. Не знаю, видно мои скелеты зарыты слишком глубоко - ярких вспышек озарения-узнавания со мной не случилось(кроме отпертого Тибета головы). Если бы они случились, возможно оценка стихотворения была бы другой - но тут уж все очень тонко и индивидуально.
  
  
  
   Шереверов Владимир Иванович :
   Зимнее
   Нет, не могу отделаться от ощущения казенщины в первых строчках. Иногда детали очень важны и 'Зима тревоги нашей' из времени НАШИХ ТРЕВОГ не прглядывает, увы. Если бы не эта раcкачка, обязательно взял бы стих в свой шорт. Но вот и вправду на первые 8 строк запоминающихся только 'ветром вскормленных вьюг', а ведь это начало, преодоление инерции. Поэтому и гремят горны (а кстати, почему это они гремят, а не гудят, горн ведь не наковальня и не барабан) не ошеломляет, а скорее ошарашивает - разница в деталях, но как я уже говорил, и высшие силы там порой прячутся.
  
  
  
  Олли:
  Аускультация
  При более внимательном прислушивании к стихотворению вылезают хрипы и сбои дыхания: все эти проклятьем(ложной стыдливостью) заклейменные, носители, нанизанные на тире, повтор 'засыпаем... сновиденьем' и там же вовсе непонятная запятая перед 'распятыми' (про неполадки с ударением замЕрши- бездЫханно автор и сам, похоже знает, но возможно, зачем-то это нужно, правда, зачем - не пойму). Второй кусок, самый сильный несколько портит колесно-сцепная система, но тем не менее именно от этого куска ощущение такое что автор все расслышал сам и даже дал расслышать читателю. В третьей части непонятно намеренно ли сбит ритм дыхания-рифмовки (легкие- склерозные) но это, пожалуй единственное, что выбивает из настроения, а не усиливает (хотя наверное сбой мог бы и усилить настроение, учитывая последующий 'Стоп.Аварийка' но почему-то происходит обратное). Последняя часть - самая неуверенная, автор сам мечется от 'светлой грусти' к 'подвязанному подбородку', от 'ночи откровения' до 'секунд до прочего'(тактичное, но на мой взгляд не очень удачное слово, впрочем, понятно что автору не до слов). Так и не разбрался до конца, что же я сам услышал в этом стихотворении (шумы, конечно не в счет, они появляются при нескольких внимательных прочтениях) - поэтому, увы, не возьму его в свой шорт. Но уверен, что автор слышит в нем свое, и этого, пожалуй, достаточно.
  
  
  
  Попов Илья:
  там и здесь
  Образ хлещущего сапога никак не дает мне покоя. Вместе с мыслящей травой, которая болеет, а так наверное белая и пушистая. Дело в том, что эти строчки как бы залетели сюда из другого мира-стихотворения где сознание уже раздвинуто настолько, что никаких скобок, а с ними и 'за скобками', никаких 'здесь и там'. Еще несколько мешают 'залетные' ассоциации от 'ни здесь ни там' Цветаевой до 'туда и братно'(понятно кого) - они-то как раз и пролезают в дыры подсознания проделанные сапогами и травами. Иногда такие отсылки работают на стихотворение, создают еще один смысловой пласт, двойное, а там и тройное дно. Возможно, задел под еще один пласт есть и в этом стихотворении, оно он, как мне кажется не реализован. Нет, не возьму в шорт лист, но несомненно оставлю в своем списке интересных находок.
  
  
  
  Марцев Ярослав Фёдорович:
  Тонкий лёд
   Образ тонкого льда - очень непрочной связи между прошлым и будущим. Уход, который может обернуться провалом в прямом смысле этого слова. Ощущение себя представителем вымершего вида, тем не менее сдаваться не желающим - все эти темы мне близки и понятны. Они еще усиливаются (сознательно или нет) всеми острыми границами-разрезами-кромками-гранями - как будто это тонкий лед уже крошится. Все это и еще удачная песенная основа стихотворения были причиной моего голоса за. Но вот стою перед тяжелым выбором и в свою нечертову дюжину стихотворений этот стих все де не возьму. Мешает как раз то наносное что я в первом отзыве охарактеризовал 'скрестить Творца и трепетную обезьяну' - как Вы понимаете, дело не только в Творце и обезьяне (хотя это и яркий пример), но например и в том что нельзя одновременно кипеть, клокотать и разрывать. Нет бывают случаи когда все и строится на совмещении, или даже сталкивании вещей несовместимых, но здесь это самое сталкивание кажется совершенно произвольным и хаотичным. Есть и мелкие мелочи, вроде повторений разрывая-разорваны, Творец-творении-творенья(венец). В песне все эти детали не видны, они сглаживаются ритмом, энергетикой, магией произнесения, на бумаге они тоже не сразу вылезают. Но поскольку стихотворение состоялось и к енму возвращаешься, то рано или поздно огрехи вылазят на свет, Как этому относиться - решать, конечно, автору.
  
  
  
  Козлова Наталия Михайловна:
  Жасминовый рай
  Искренне радостное и романтичное стихотворение, где автор смог разглядеть в окружающем мире то, что, увы, не удалось разглядеть мне. И, увы, не смог увидеть в своем тексте то, что удалось разглядеть мне (двусмысленность МЕСТАМИ раздетых веток, неточность рифм жасмине-пыли, омут-кедровых, другие-пыли(опять пыли), обилие прямых называний в лоб: люблю-любовь-любовной, обожаю). Возможно мы смотрим на мир и текст через разные стекла и под разным углом, но принять эту чистую радость как есть из рук этого стхотворения я не могу (из Цветаевского 'жизнь-распахнутая радость' - сколько угодно, но это уже совсем другая тема).
  
  
  
  Сырцова Анна:
  Поцелуй
  Нет, ни прекрасные образы, ни угадывающийся за 'клеймом поцелуя которого нет' недюжинный творческий потенциал не перевесили для меня ужасной смеси крови вина и шоколада (так я бы обзначил нагромождение неоправданно-эктравагантных образов, не усиливающих, а отвлекающих и праздных). Можно, конечно, придиратьсь к мелочам вроде повторов кровь- кровоточит, и трудночитаемости переноса *в темноту, ноет где сердце), но не эти мелочи были определяющими в моем выборе.
  
  
  
  Воронов Андрей Владимирович:
  В четыре свечи
  Возможно, я действительно не Ваш читатель, и в этом вся моя проблема. Наверное
  поэтому цепляюсь за мелочи, которые иначе бы проскочил на одном дыхании:
  'В четыре свечи на прощание звездочку бросишь.' - звездочку в четыре свечи, бросисишь в четыре свечи или свечи вообще на прощание?
  'Задержится в небе?' - так подбросишь, оказывается, вверх, как монетку?
  ' Наутро туманом густым
  Дорогу сотрет?' - звездочка сотрет? Туманом?
  'Переплавится в гулкие росы?.' - звездочка переплавится?
  'Тебе ли костру возвращать
   на заклание дым?..' - сам образ, конечно, хорош, но, по-моему, он совсем из другого чуда. Хотя, конечно, там была замена человека агнцем,а здесь... В любом случае, этот образ есть пространство для мысли тут же, мгновенно стирается следующей строчкой ни с костром ни с дымом на мой взгляд не связанной. Так и все стихотворение для меня похоже на какие-то неправильные американские горки, где очень долгое и медленное карабкание наверх лишь изредка обрывается захватывающим полетом вниз.
  Возможно, Вы просто двигаетесь в незнакомом Вам месте на ощупь, а я пытаюсь двигаться вместе с Вами, но по пути натыкаюсь на совсем другие предметы и препятствия.
  
  
  
  Саида Субхи:
  Стираю границы
  Процесс стирания границ - весьма привлекателен сам по себе, даже если результат пока не достигнут. Поэтому оставлю автора этого стихотворения наедине с процессом и неизбежными пока неточностями и приближениями. В надежде на то что автор продолжит стирать границы, а мы сможем следить за результатом. Голосовать за включение стихотворения в более короткий список не буду, но не думаю что автору сейчас это важно и нужно.
  
  
  
  Сударева Инна: другие произведения.
  Не шуми, ветерок...
  К прежним вопросам о предательстве сов и готовности ветра увидеть смерть добавились вот такие:
  1) Старый-древний-старость - не много ли прямых упоминаний, не слишком ли навязчиво получается?
  2) аромат - упавших плодов, а не ОТ... - по-моему все же так правильней. Особенно в стихотворении-романсе, которое заставляет старые образы зазвучать, на мой взгляд старые понятие о норме важны, а отклонения от этой самой нормы заметны
  3) Знает О предательстве и О том... - не ПРО, тоже что и в 2)
  Эти мелкие царапки вылезаэт, конечно не сразу. Но думаю что где то в подсознании червячок сомнений зарождается, он-то и заставляет впоследствии в'едливо вчитываться в каждую строчку. Впрочем, уверен, что большинство читателей легко проскользит мимо, а музыка вообще способна спрятать и не такие дефекты. Я же, понимая, что придираюсь к мелочам, все же это стихтоворение в шорт-лист не выберу. А перечитаю с удовольствием и не один раз.
  
  
  
  Чеховский Владимир Петрович:
  Декабрь припадочного года
  Очень мне жалко расставаться с этим стихотворением - именно потому что очень необщее, самобытное, авторское-почти все слова свои. Тем не менее никак не могу смириться с диссонансами между грустной прозой и озорными ручейками, взорвавшейся мечтой и (всего лишь) парой строк в тетрадке. Возможно автор и добивался, чтобы читатель ощутил этот диссонанс? Из мелочей выделяются повторения 'моей' (мечтой и тетрадке), которые вроде бы никакого смысла не несут, еще не понятно с 'не памятью...запомнится' - возможно что-то другое вместо памяти, тем более что память и боль лежат в разных плоскостях и их перечисление в одном ряду немного озадачивает. В любом случае - стих интересный, последние три строки - такое ощущение что ощущаю этот уход старого года, измучавшего автора (каждый из нас, пожалуй не задумываясь назовет такой припадочный год).
  
  
  
  Ишмуратов Рустам Ризаевич:
  Скорая говорка
  Собственно, все уже сказано: блестящий акробатический этюд. Палиндромы и лога-рифмы - высший техничсекий пилотаж... Но не стихи (на мой взгляд, конечно).
  
  
  
  Каретникова Екатерина Алексеевна:
  Конец спектакля
  Взять это стихотворение в шорт мне мешают последние четыре строчки. После неровного, но искреннего 'выпить лекарство до дна', после горящего от грима лица, эти картонные 'правдолюб, менестрель, пилигрим' с их картонной же как бы мимоходом со стороны оценкой - как удар из-за угла... подушкой. Вроде бы небольно, но глупо и обидно. Тем не менее хочется отметить интересное и живое осмысление старого образа в начале.
  
  
  
  Николаева Надежда Александровна:
  Тайны больших деревьев
  Стихотворение с одной стороны очень понравилось, с другой так и хочется погладить его против шерсти. Потому что может оказаться что это не кошка полосатая, а три разных кошки, которые сшиты в одну, а швы прикрыты шерстью. Поэтому каждая кошачья часть обрывается, как-бы переходя в следующую, но при этом шов чувтвуется. Почему эти кошки разные - потому что у каждой свой стиль, своя тема мысль и средства ее передачи. Так первая фантастически-созерцательная часть обрывается странноватым утверждением о правоте воды (в чем это она права - или всегда и есть ответ на этот вопрос, но тогда во всем). После этого ошарашивающего постулата лично я не готов полностью оценить и переварить театрально-абсурдный 'школьный двор. На третьем этаже я' - на третьем этаже двора любое квадратный корень из чего только не извлечешь (а как это извлечение играет многозначностью 'из лени') - вершиной этой постановки конечно является Ленин, который, конечно же портрет, но такой загадочный в результате авторской подачи в стиле абсурда...Последние четыре строчки - последняя умозрительная часть, она дает новые и необычные определения, разбирает по косточкам невинные морфемы и идиомы, после чего естественно и намека не остается на крону, которую запустили корнями, которые потом извлекли из лени и попытались (зачем?) отыскать в виде морфем. Каждой частью можно по-своему насладиться, как замкнутая система, каждая из них построена в соответствии со своей стилистикой. Все части вроде бы соединены трасформацией кроны и корней (и интересной, на мой взгляд)... но швы под шерстью видны. Т.е. получается не монтаж, а несколько скачущих кадров - то ли клип авангардный, то ли брак пленки. Вот и хочется эту 3-х частную кошку гладить против шерсти.
  
  
  
  Скорпиошка:
  стынет кофе..
  Такое замечательное, живое, искреннее начало. Интересная идея с почасовой 'хроникой', всегда отмечающей пол- (неопределенность) Кроме этого неуместного Тебя с большой буквы и нескольких недотянутых слов рифм (микс-криз, капаю - пятого), несогласования времен (зевну-приставали, отключу-поморщилась) - вобщем всех тех мелочей, которые легко списать на бессонную ночь, мне серьезно не нравятся последние шесть строчек - видно силы уже оставили автора и все о чем он мог серьезно думать это мягкая подушка... или эти строки дописывались уже на следующий день в другой обстановке, но разница разящая.
  
  
  
  Барамунда:
  Девочка-тётя
  Стихи очень нравятся (даже это маникюрное прощание с миром. Даже проформа у ляли - хотя и то и другое перебор) ровно до этого места:
  'Станция 'Жизнь' до утра отдыхает,'.
  Начиная с этой строчки - совсем другие стихи. Нет той прекрасной нелепости и совмещения несовместимого, нет и сочных авторских образов в стиле 'городской лубок', шарик, конечно, возвращается, но не голубой, а сдувшийся...и ни алый бантик, ни отважное сердце его уже не спасут... Жаль, мне очень жаль хорошего начала.
  
  
  
  Рыльщикова Лариса Александровна:
  Как много улиц в области Покровки
  Если все же подсобрать мысли в черепной коробке, а чувства напротив отпустить на волю, то в стихотворении непровальными окажутся только первые четыре строчки и, возможно, последняя. Они-то и приковывают внимание своей немного воробьиной, но очень обаятельной интонацией (грустная и умная ирония по отношению к себе и к тому что вокруг, точные и неожиданные сравнения). Каша начинается с поедания дня во втором четверостишии - наблюдательность тут автору начинает отказывать и обобщения выглядят надуманными, хотя завершающая четвертая строчка второго четверостишия все еще вселяет надежду. 'Но черта с два' - надежде суждено умереть - в последнем четверостишии автор (возможно сам того не чувствуя) срывается на грубость - а эмоциональной насыщенности это как раз не прибавляет, а наоборот. Голосовал за включение этого стихотворения в лонг - из-за первых четырех строк, но в шорт его не возьму, всеми болтами не возьму.
  
  
  
  Андрус Ольга Федоровна:
  Отторжение стали...
  Все же не покидает ощущение, что это стихотворение - всего лишь часть бОльшей стихотворной канвы. Оно как диссонансная нота, нуждающаяся в разрешении, вроде бы и привлекает внимание, а вроде бы на самостоятельную музку не тянет. Поэтому и возникает желание попробоват образный ряд на прочность.
  Летящие беззвучно облака
  У горизонта тают сиротливо... - очень красивое начало... а могут ли облака лететь иначе как беззвучно? Или автор пытается обратить мое внимание на это общеизвестное свойство облаков. Или главное в этих двух строчках именно эта самая беззвучность.
  Сбивая с ног ударом кулака
  Немую жертву и неторопливо
  Стирая кровь чужую с пухлых рук, - задумано как гипер-реализм, но получается как в плохом боевике, много крови, но не страшно. Сбивают с ног ударом кулака - это именно для кино, хотя, конечно лирический антигерой совсем не обязательно дока в своем деле. Но если уж жертву сбивают, то с какой стати она немая (немая жертва кстати очень расхожее словосочетание, которое засчет своей захватанности ненесет нужной эмоциональной нагрузки). Или немаой жеотва оказывается лишь для того чтобы вся картина осталась беззвучной? Но тогда никак с этой немой сценой с жертвой и облаками не вяжется 'Сухих щелчков привычный слуху звук.' - т.е. по смыслу, да, пожалуй необходим, но ни с режиссерским замыслом, ни с операторской работой никак не согласован... То же получается и с красной стеной - это образ не реальный, а сюр-реальный, в него нужно очень сильно поверить, чтобы он состоялся, но чтобы в него поверить, нужно сначала не споткнуться ни об одну ранее выписанную деталь... или этот образ должен получить художественное развитие в следующей стихотворной части. Какое? Вот это мне бы было интересно увидеть.
  
  
  
  Клеандрова Ирина Александровна:
  Рассветный танец
  Ощущение от хорошо нарисованной и красивой картинки, которая вот-вот оживет... только это вот-вот все никак не наступит. Не дождался. В ожидании этого момента попытался все же разобраться почему. Мне кажется (это только предположением за неимением лучшего), автор немного увлекся 'прикладным искусством' или материализацией духа:
  Звезды - серебряная пыль, крылья - золото, медный блеск чешуи, тени - перламутровый след...
  Ага, это ценная китайская инкрустация - такие часто вешали в домах как символ достатка и широты взглядов. Теперь понятно, что автор просто смтрит на понравившуюся картинку и фантазирует, но видит то что уже обработано рукой другого мастера...
  
  
  
  Бухаркин:
  БАНЯ
  Затянутое смакование момента, увы, увлекает меня примерно так же как размазывание манной каши по тарелке. Тем не менее хочу отметить яркое начало (именно первую строчку) и хорошо продуманно и образно выписанные последние четыре... Вот если бы еще не было тех строчек между ними... мечты-мечты.
  
  
  
  Гришина Людмила Михайловна:
  Новогодняя ночь
  Открывают как шкатулки
  Эти чудо-переулки
  Входы в тихие дома. - очень понравилось начало, будто в сказку новогоднюю позвал меня автор. И окончание, немного наивное как и положено сказкам и новогодним историям, тоже понравилось... Но вот середина мне показалась затянутой, много топтания на месте, собственно, повторения одного и того же (зима все дома превратила в сказочнве дворцы, все избушки украсила и т.д., из первых 6 строк это уже понятно). Из-за этого и сказка получается немного смазанной. На этом смазанном фоне бросаются в глаза и неудачые повторы ( крышей-крышей) и смена ритма (первые 6 строк в одном ритме, остальные в другом, менее интересном) и простота рифм. Все это было бы не страшно (а, возможно, и незаметно), если бы было внутреннее развитие темы,а не ее перепев на разные лады.
  
  
  
  Кузьмина Аня:
  До лета Возвращаюсь к этому живому и оригинальному стихотворению, увы, с вольчьим билетом (надеюсь что и он до лета сгодится). В основном именно потому что все три части живут своей жизнью, совершенно никак не согласуясь друг с другом, а переход от одной части к другой обусловлен исключительно сменой четверостишия. Это увы не три-в-одном, а просто три-по-одному, оптому что одного не получается. Можно по-разному относиться к каждой части по отдельности (мне например очень нравится первая, немного меньше третья и совсем не нравится вторая), но относиться к ним как к одному целому у меня не получается. Кроме того... можно построить, конечно, и калейдоскоп частей, но тогда частей в этом калейдоскопе должно быть больше (середина сейчас достаточно пуста)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гаврилова, "Дикарь королевских кровей 2"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Е.Юдина "Почему именно ты?.."(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Э.Милярець "Академия Шаманства"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"