Альтс Геймер: другие произведения.

Мидгард -3. Со смертью заодно

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тесно трем разумам в сосуде одного тела. Даже если это тело - живой многотонный бронепоезд. Вселяющая всем вокруг безотчетный ужас многоголовая Гидра Хаоса. Высший юнит мира Болото с трогательным именем "Прокофьевна". Героям сражений достаются ратная слава, почести и награды. А на долю мирной "Прокофьевны", происходящей из прирученной генетической линии, пришлись дорога, безхомутная упряжь и стойло в конюшне местного толстосума. Как разомкнуть кармическое колесо перерождений трем мятущимся интеллектам, которые безнадежно застряли в ее необъятной туше? Остается только слабая надежда на будущее. Рано или поздно что-то обязательно случается.


Хроники Мидгарда. Сикрет сервис

  

Глава 1. Пропускной пункт

  
   В этом мире не имели хождения наручные часы и поэтому секунды не тикали звонко, а лишь беззвучно стекали вниз по колодцу времени. Путник, простоявший уже немало в неудобном положении с задранной вверх головой, наконец-то смог оторваться от завораживающего зрелища. Он схлопнул на воспаленных от напряжения глазах широкий козырек ладони и тяжело опустился на мшистый валун позади себя.
   - Ух, ты! - выдохнул он.
   - Ага, - ухмыляясь, подтвердил смотритель границы и, по-молодецки хекнув, сломал об колено сухую сосновую палку.
   - Слушай, как тебя там...
   - Сойкин.
   - Хм. Сойкин? Занятно. А сам-то ты как с таким зрелищем? Привык уже, поди?
   - Да что ты! - отмахнулся страж. - Бывает, набегаешься за день как суслик, наломаешься так, что дух из тебя вон, приляжешь вечером на мягкую травку и давай ввысь смотреть. Глядишь себе, глядишь и... обалдеваешь! Так заберет иногда, так зазнобит на душе от всей этой красоты, что реально, не вру, ей Богу, не вру - хочется жить лучше! И добрые дела начать делать немедленно! Приходится прямо-таки уговаривать себя. Как мантру какую читаешь иногда: "Ты спи, засыпай, малый. Придет утро, и вся блажь эта беспокойная из тебя повыветрится".
   Путник задумчиво, понимающе кивнул и устремил свой взор в сплетение древесных стволов, обступающих их со всех сторон, словно мог взглядом раздвинуть лесную чащу. А может и мог? Смотритель искоса, исподтишка вновь обозрел массивную фигуру незнакомца. Белые клубы пара от мощных выдохов могучей грудной клетки чужака равномерно будоражили воздух вокруг. Одет обычно. По-дорожному. Кожаная потертая походная куртка с толстой наружной шнуровкой, добротные суконные штаны, мягкие сапоги для долгой ходьбы. Из-за плеча многозначительно торчит длинная рукоять полутораручника. Воин. И вождь, конечно. Путник явственно распространял вокруг себя ауру власти, смешанную с какой-то необузданной примесью веселой жестокости. С таким человеком поневоле хочется говорить тихим голосом, чтобы ненароком не вывести его из спокойного состояния. Желательно о чем-то нейтральном, например, о красоте окружающего мира. И ни в коем случае не встречаться с ним глазами, чтобы не видеть его прожигающих собеседника насквозь корундовых зрачков. Смотритель кротко опустил взгляд в котел с нехитрой похлебкой из дичины и мысленно еще раз пожелал, чтобы скорее вернулся патруль. Сторожко как-то с такими нежданными гостями. Вот за каким лешим, спрашивается, их принесло в локацию? А спросить-то боязно.
   Сзади раздался тихий протяжный стон. Сойкин так и подпрыгнул на месте от неожиданности. Большая куча нечистого на вид тряпья, неподвижно лежавшая сбоку от костра, зашевелилась, и из нее показалось серое одутловатое лицо человека. Он, измотанный изнурительным переходом, пытался выпутаться из кокона одежды, но ослабевшие члены отказывались ему служить. Воин хмыкнул и повернулся к копошащемуся в своем барахле спутнику:
   - Гляди-ка, ожил! Говорил же тебе, Пиявыч, предупреждал добром - сиди-ка ты дома, Ерема, плети-ка свои веретена! Нет же, навязалась на мою грешную голову эта "некумека". Исследователь! Натуралист, едрена... Дерсу Узала! Видал такое замешательство вавилонское?! - как бы призывая в свидетели данного непотребства, обратился путник к смотрителю. Тот хоть и повеселел при слове "Пиявыч", но тут же осекся. Зачем гусей дразнить? Мало ли...
   - Вот хоть раз отстань от меня на переходе! - продолжал громыхать здоровяк. - Только попробуй меня задержать! Брошу тут! И все! А ты как думал?
   Человек раскутался из кучи тряпичной ветоши, оказавшейся продранной в нескольких местах походной накидкой, и на карачках подполз к стоявшей подле очага цебарке с родниковой водой. Наклонил на себя и стал жадно пить, обливаясь студеной влагой. Несколько раз шумно выдохнул, вытер лицо от мокрых капель и неожиданно дерзко заявил:
   - Сколько раз вам повторять, Браги, я - Пий Контур. И никак иначе. Никаких позорных кличек попрошу ко мне не применять! Дерсу Узала, кстати, натуралистом не был, но вам этого простительно не знать.
   Смотритель ахнул. Ох, ты ж раз, ох ты! Жабы грязные! Браги!!! Неужто, тот самый? Правитель Торговой Олигархии, процветающей центральной локации Мидгарда? Прославленный полководец! О его ратных талантах, равно как и о буйстве, особенно во хмелю, уже давно ходили легенды по всем мирам.
   - Пиявыч, - упрямо повторил Браги, покачиваясь на носках сапог. - И спорить не смей со мной. Враз уконтрапуплю. Хомут на мою шею!
   Несуразный спутник грозного воина в ответ лишь пренебрежительно махнул рукой. Сойкин вытаращил глаза от такой непочтительности. Не иначе как последняя вспышка окончательно лишила остатков сил и здравомыслия этого горе-туриста. Перечить самому Браги! Пиявыч, преодолевая страшное утомление, неверным движением достал из поясного кошеля маленький пузырек с белесой мутной жидкостью и торопливо опрокинул его в рот. Через несколько мгновений его взор прояснился, а жесты обрели четкость. Он выпрямился и поднялся с мерзлой земли. "Зелье бодрости" - безошибочно определил страж границы.
   - Смотри, потом колбасить будет, как вчера. Не перебарщивай со стимуляторами, неофит. Целебные зелья сначала дают, а потом все назад забирают, - недовольно пробурчал Браги. - Хотя ты лишь оттягиваешь неизбежное. Отстанешь от меня. Заблудишься. А после тебя сожрут. Тут, в самой красивой локации Мидгарда. И костей не оставят. Каково сдохнуть внутри своей мечты, а, Пиявыч?
   - Думаю, это будет клево, - невозмутимо отозвался его спутник.
   Он, как ни в чем не бывало, порывшись в своих многочисленных карманах, вынул оттуда переломленный пополам грифель, достал из плечевого походного ранца замасленную толстую тетрадь. Ловко пристроил ее себе на коленки и принялся довольно-таки быстро что-то туда строчить. При этом отрешенно бормотал себе под нос. Грифель так и порхал в его пальцах. Смотритель пододвинулся ближе и прислушался:
   - Глядя на эту умопомрачительную красоту, на ум приходят мысли о парадоксе Банаха, загадке Смейла и преобразовании Мебиуса. И все вышеперечисленное мгновенно блекнет, стоит лишь поднять голову и посмотреть наверх. Величайшее счастье ученого - лицезреть то, к чему так долго стремился, о чем грезил столько лет. Мне выпала честь узнать о правилах жизни самой удивительной локации Мидгарда, одному из первых описать необыкновенную физику реализованного вживе Мирового Древа Иггдрасиль...
   Сойкин пожевал губами и уважительно качнул головой. Определенно, "башковитый" парень. Хотя и сожрут его тут обязательно, прав Браги. Как пить дать, съедят такого рохлю, стоит только зазеваться! Страж перевел взгляд на костер. Почти потух. А варево и не думало закипать. Браги, словно прочитав его мысли, обронил:
   - Пойду, принесу хвороста. Ночь будет морозной. Дров понадобится много.
   Чужестранец еще раз бросил восхищенный взгляд вверх. Оторвался от зрелища, в эмоциональном порыве с размаху хлопнул себя по ляжкам и упругим шагом направился вглубь леса. Отошел на три десятка шагов, раздвигая колючие лапы елок и утопая в инеистом мху, прислушался к монотонному шороху чащи, втянул в себя звенящий от свежести морозный воздух. Вдруг его брови нахмурились, левая рука привычно сделала пасс, накладывая заклинание "Видения", а правая плавно скользнула по кожаному воротнику походной куртки и легла на шершавую рукоять "бастарда". Воин застыл в готовности, чего-то ожидая. Неподалеку от него чуть дрогнули кусты ивняка, блеснули сквозь них янтарные нечеловеческие глаза. Раздалось негромкое рычание. Не угрожающее, нет, скорее предупреждающее. Грозный зверь почувствовал силу противника и не стал нападать. Зная, что уже обнаружен, он предпочел просто заявить о своем присутствии.
   - Скорпикора, - прошептал Браги. - К костру подкрадывалась, бестия.
   - Любопытствуешь? - ехидно вопросил он, возвысив голос. - Канала бы ты мимо, киска! Тут тебе ничего не обломится, окромя неприятностей, конечно.
   Из кустов недовольно уркнули. Потом послышался удаляющийся хруст ломких веток под тяжелыми лапами монстра. Воин невозмутимо прокомментировал ее исход:
   - Похоже, перерожденец. Жаль, что ауры сквозь кусты не видно. Ладно, мурлыка, приятно было с тобой поболтать. Заходи еще как-нибудь. Эх, Пий Контур, какой ты все же увалень! Вконец сомлел от усталости. Надо же - взять и сморозить смотрителю мое настоящее имя! То-то он сразу уши навострил, профура... Ладно, хошь - не хошь, а придется дневку стоять. Кроме шуток, парень-то и правда может кони двинуть в походе...
   Сокрушенно качая головой, Браги выворотил из земли здоровенный сухой сосновый ствол, бросил его на сгиб локтя, подгреб второй рукой изрядную кучу хвороста и, производя несусветный для этого места шум, поволок свою поклажу к костру.
   Пиявыч, не сбавляя темпа, также резво шпарил свой диктант, смотритель приклеился к валуну, неподвижно уставившись в одну точку. Он успел достать из своего походного мешка что-то вроде дождевика, и теперь сидел плотно в него упакованный, словно черный грач. Только длинный костлявый нос торчал из капюшона, выпуская тонкие протуберанцы теплого пара. Уморительный типаж. Юнит. Человеческого образца. В привычном Браги мире таких не было. Там "хомо сапиенсы" навсегда остались за пришельцами из реала. И никак иначе. Люди - Игроки, мобы - все остальные. Но в Овиуме свои законы. Любопытно будет потолковать о них с Иерархом. Браги еще раз мысленно прочитал его послание: "Рассчитываю на вашу поддержку. В локации появились проблемы, над которыми у меня нет никакой власти. Прошу для консультаций выслать эмиссара, способного к жестким решениям и их реализации. Если мои тревоги обоснованы, скоро это может коснуться нас всех. Поторопитесь". Интересно. Над чем же у Иерарха, создателя, деспота и единственного повелителя Овиума нет власти? То-то эта депеша, по сути своей - дипломатичный и парламентарный крик о помощи, так глубоко взволновала Рагнейд Первую, самодержицу Нижегородской Торговой Олигархии, Коварного Дипломата и Прорицательницу. И его, Браги, благоверную женушку. Воин свалил дрова рядом с очагом, выдул из полупотухшего костра целый сноп искр и зарядил его новой порцией хвороста. Страж мгновенно оживился, помогая. Браги достал плоскую поясную фляжку в матерчатом чехле и протянул смотрителю:
   - На-ка, согрейся. Замерз, вижу.
   Тот с благодарностью кивнул, понюхал содержимое и уважительно побултыхал напиток. Приложил горлышко к толстым обветренным губам. Браги, сам старый пропойца, залюбовался, как лихо заходил на шее смотрителя тощий щетинистый кадык. Юнит оторвался от напитка, его выпуклые бесцветные глаза сошлись на переносице, а лицо на мгновение приобрело обессмысленное выражение:
   - Яд виверны, - сипло констатировал он. - Разбавленный три к одному.
   - Почти. "Особая очищенная" из личных запасов "Винодельни Франка", - Браги умолчал о том, что полубезумный ее создатель, биомеханик и приключенец Добрый Доктор Франкенштейн гордо наименовал сей продукт "сывороткой правды после второго стакана".
   - Страшное дело.
   - Согласен. Ладно, пойду еще подтащу дровишек. Когда начальство ожидаем?
   - С минуты на минуту.
   - Ясно.
   Сделав еще два рейса в разные стороны, Браги воздвиг целый зиккурат из валежника и вновь направился в чащу. Попытался активировать Амулет Дозорного. Тот отвечал за обнаружение вокруг вооруженных подразделений. Боевой Артефакт отказывался теплеть в руке и вообще не подавал признаков жизни. Браги потряс медальон, потискал его в кулаке, да все без толку. С сожалением ярл запихал амулет в карман. Придется пользоваться заклинаниями без усилителей. Он не спеша ощупал местность "Сферой восприятия". Вначале Браги напрягся, ощутив под собой на глубине пяти метров крупное тело, но влепив в землю еще пару заклинаний, тут же успокоился. Простой двухтонный мегакрот. Жирный какой. Залег в осеннюю спячку и дрыхнет себе. Ничего подозрительного. На западе семья кобольдов с многочисленными отпрысками бесцеремонно разделывала убитого кабана, на юге мирно паслась группа лосей, возглавляемая старым, седым в холке, вожаком. Что поделать, теперь все пребывание здесь придется держаться настороже. Не расслабляться и не допускать вольностей. Как бы он выразился раньше, будучи норгским ярлом? "Держать очко туго зашнурованным"?
   Что же за беда пришла в этот славный мир? "Нет никакой власти". Каково, а? Браги усмехнулся своим мыслям. Похоже, за несколько лет он, бывший глава военной Ветви Клана Норгов, предводитель тяжелого хирда, освоил профессию антикризисного менеджера. Сначала разобрался с напастью в собственной локации и в качестве приза взял в жены ее правительницу. Потом была краткая, но победоносная экспедиция в Северный Баркид, ментальная схватка с Кезоном. Затем последовала долгая кровавая резня с Диктатурой Механики. И вот теперь Овиум. Но ранее ему всегда помогал Хельги-Ловкач. Верный товарищ. Хитрый шпион и неуловимый разведчик. Теперь он, бедолага, ввязался в собственное хозяйство. Занят по горло монаршими заботами. Не смог составить компанию. Зато Рагнейд в качестве компенсации навязала ему это чудо - Пиявыча. Ну, зачем, спрашивается, воину почти сотого левела брать с собой необстрелянного новичка? Тем более, гуманитария. Непрошибаемого фрика, способного воспринимать атакующего его огра-людоеда, как еще одну удивительную загадку природы. Браги тяжко вздохнул. Неисповедимы тайные пути женской логики!
   В третий раз возвращаясь к ярко пылающему теперь костру, он отчетливо различил среди привычного лесного шума новые оживленные голоса. Браги замер, оторопев от неожиданности. Прислушался. Вроде бы все мирно пока. Значит, долгожданный патруль наконец-то вернулся. И как же это прикажете понимать? А его сканирующие заклинания? Почему они не подействовали? А-а-а, понятно. Там, разумеется, есть Игроки, и у кого-то из этих славных ребят имеется с собой "Выстилающий амулет" - защита от обнаружения. Что же, приятно будет познакомиться. Ярл поплотнее подхватил свою шуршащую добычу - несколько сухих сосновых стволов и уверенно зашагал сквозь сгущающиеся сумерки. Волочащиеся за ним толстые корни прокладывали глубокие борозды в плотной хвойной подушке лесной почвы.
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
  
   Из путевого блокнота Пия Контура:
   "Глядя на эту умопомрачительную красоту, на ум приходят мысли о парадоксе Банаха, загадке Смейла и преобразовании Мебиуса. И все вышеперечисленное мгновенно блекнет, стоит лишь просто поднять голову и посмотреть наверх. Величайшее счастье ученого - лицезреть то, к чему так долго стремился, о чем грезил столько лет. Мне выпала честь узнать о правилах жизни самой удивительной локации Мидгарда, одному из первых описать необыкновенную физику реализованного вживе Мирового Древа Иггдрасиль. Но это понимание приходит потом. А сначала возникает непреодолимое желание упасть на землю, изо всех сил вцепиться во что угодно - мелкие травинки, корешки, зарыться пальцами в грунт, чтобы удержать свое тело от свободного падения туда, в головокружительную безоглядную глубину. Потом ты постепенно успокаиваешься, паника отступает и глазам твоим становится доступно все бескрайнее великолепие этого мира со странным названием Овиум. Наименование, как я понимаю - латинская шутка. Дело в том, что данная локация выполнена в виде сферы Дайсона. Говоря простым языком, люди здесь живут на внутренней поверхности воздушного шарика диаметром в тысячу миль. С любой точки ее внутренне изогнутой плоскости, глядя в вышину, можно различить очертания противоположной стороны сферы, а при использовании увеличительных приборов далекий пейзаж распадется на холмы, реки, деревья. Если наблюдатель сможет вооружиться телескопом, то его восхищенному взгляду станут доступны крошечные фигурки людей-антиподов, силуэты животных, стремительные тени птиц. Хотя для этого придется применить немалое терпение. Собственно, сама поверхность сферы мало обитаема. Ее поэтому так и называют - Пустынь. Человеческим поселениям тут не место. Здесь правят абсолютно дикие нравы. Флора и фауна реальной Земли дополнилась юнитами классического Мидгарда, и в результате получился дикий коктейль из церберов, василисков, виверн, разномастной некротики и прочего многообразия реликтовых тварей, умноженный на племена гоблинов, перемешанный с норами хоббитов, сдобренный гномьими шахтами и украшенный поселениями эльфов. Людей здесь мало, но на вершине эклиптики сфероида плотно сбитый Клан Ногайларов успешно противостоит нашествиям лесных созданий, а также бдительно охраняет второй проход в локацию Овиум. Большая часть гуманоидной цивилизации же закрепилась еще на одном чуде ландшафтного дизайна - семисотмильной модели Великого Древа Иггдрасиль, чьи корни уходят вглубь основания сферы. Ни с чем несравнимый, величественный ствол произрастает ровно по центру мира. Ветви широко раскинулись на сотни километров. Их узловатые руки словно хотят обнять кого-то неведомого, они осторожно тянутся к внутренней поверхности Овиума, в трепетной надежде соединиться с ней. И каждая из исполинских дланей заканчивается ярким неповторимым пятном жизни - миниатюрной планетой. Висят в окаймлении белоснежных облаков пестрые оазисы бытия, как рассыпанные в темноте стеклянные бусины, выхваченные из мрака случайным лучом карманного фонарика. В многозначительном послании Иерарха, чей разум и воля пробудили к жизни это чудо из чудес, явно содержится намек на дуализм строения Солнечной системы и родственную связь ее конструкции с Мирами Великого Древа Иггдрасиль. Для всех, кто захочет заметить очевидное. Но метафизические, теософские вопросы мы отложим пока в сторону и вернемся к структуре Овиума.
   Основной ствол, проходя две трети пространства сферы и постепенно сужаясь к вершине, упирается в центральный и самый большой мир - его по аналогии с Солнцем так и называют - Желток. Здесь закрепилась микро-цивилизация рода людского. Пеоны трудятся на полях, испольщики сражаются с неподатливой природой за кусок хлеба, рыцари с вольными дружинами кнехтов продают свои мечи направо и налево. Процветают феодальные распри и турниры во славу прекрасных дам, монастыри строго надзирают за сбором своей десятины, тяжелая конница пытается вскрыть обозные вагенбурги, и все это бурлит в обрамлении живописной природы горной Шотландии. Милая пасторальная картинка с наложенным поверх витиеватым узором в виде геральдических существ - грифонов, горгулий, разного вида драконов и Карающих Ангелов - высших юнитов Желтка.
   Чуть снизу людскую планету подпирает Сияние - вместилище магии, страна вечного ледяного безмолвия. Планета блестит, как алебастровый шар, от снежных шапок, искрится протяженными ледниками. Там правят бал элементали Стихий, гремлины с синюшными ликами раскачивают на цепях шипастые снаряды для метания, по равнинам понуро бродят разномастные големы, шуршат по насту бронированной чешуей королевы-наги. Из гуманоидов в этом мире проживают лишь колдуны-алхимики, да исполины Титаны.
   Почти симметрично, словно уравновешивая ослепительно белое Сияние, с другой стороны древа отходит длинная, увитая побегами ветвь малахитового Оплота, еще одного пристанища магии и колдовства. Под сенью исполинских дубов и вязов здесь снуют феи и кельтские пикси, на сверкающих росой изумрудных лугах пасутся единороги и пегасы. Онты, дендроидная раса, неспешно ступая, пролагают в благородных лесах свои тайные тропы. Не обошлось и без человекоподобных. Гномы возводят угловатые терриконы породы, разведывая богатства недр. Они куют булат, тачают одежду и обувь, блюдут таинство изготовления зелий. Они ведают, как правильно соединять ингредиенты для создания Артефактов, знают секреты древних ритуалов. Каждый понимает - запасные части, болванки - это меньше, чем полдела. Важно соблюсти до мельчайших тонкостей все нюансы технологии. И еще нужные слова при этом действе произнести. Да вовремя! Эльфы, они тоже знатные мастера. Только делают все по-своему. Если у гномьего оружия или амулета главная характеристика - это прочность, то для эльфийской работы характерна отличительное внешнее изящество. Оба народа Оплота охотно продают и меняют свои работы по всем мирам Древа. Но не ради наживы. Каждому творцу важнее всего признание. О об этих культурах, более древних и (говорю без всякого сомнения) более мудрых, чем люди, можно повествовать бесконечно. Искренне жаль, но такой подход к описанию Овиума будет несправедливостью к остальным его обитателям. Поэтому пора двигать дальше, ближе к основанию сферы и корням Иггдрасиля.
   Еще ниже, как буро-зеленый и желтый шары на елочной гирлянде, висят на ветвях Древа два родственных мира - Цитадель и Болото. Два антагониста и соперника. Пара непримиримых врагов, не осознающих, что являются по прихоти неведомого архитектора разными отражениями одного и того же предмета. Первый - раскаленная пустыня с черными вкраплениями базальтовых скал, острыми зубами гранитных пиков. Иссушенные русла рек, как борозды от высохших слез покрывают лицо этой планеты. По пустыне разбросаны поселения хобогоблинов. Они особенно тяготеют к предгорьям, стараются поглубже врезать, вбуравить свои жилища в каменные плиты, отчего многие горы становятся похожими на термитники. Еще бы - за ними ведут беспощадную охоту койоты-оборотни, а грязно-белые гарпии так и норовят спикировать из-под облаков прямо на голову. Лепреконы алчно пересчитывают серебряные монеты, жуткие мутанты свиноволки сбиваются в огромные стаи. Над бледно-желтыми волнами дюн ловят восходящие воздушные потоки огромные птицы Рухи, среди нагромождений камней поджидают в засадах свою добычу одноглазые циклопы, всегда готовые метнуть во врага один-другой булыжник. Сивые Древние Бегемоты загребают землю своими длинными когтями.
   Второй мир - обитель водных существ. Сапфировой синевой отливают на теле планеты сотни больших и малых озер, как правило, испещренных рваными краями фьордов. Как кровеносные капилляры, оплетенные артериолами, водоемы густо опутаны сетью рек и ручьев. Местами стоялые воды заболотились, превратились в протяженные трясины. Унынием веет от таких мест. Одинокие кривые деревья растопырили пальцы сучьев, и мнится, глядючи на них, что не лес это, а воздетые к солнцу руки путников, навсегда сгинувших в бескрайних топях. Но для местных жителей - замкнутых и злобных гноллов, воинственных антропоморфных ящеров-лучников, хищных драконьих стрекоз, устрашающих висилисков, бронированных болотных коров, змееподобных виверн и внушающих панику Гидр Хаоса такой "полужидкий" край - милая, любимая родина. От всех остальных планет пару Цитадель - Болото выделяет наличие мостика между ними, по которому и те и другие охотно ходят друг на друга в разорительные набеги.
   Плавно спускаясь по стволу Иггдрасиль к основанию сферы, вы можете отправиться в путь по следующей ветви, и она приведет вас в Инферно - кроваво-красную от постоянно кипящей лавы мини-планету. Даже сам путеводный отросток Древа обуглился на подходе к этой тверди, и сей факт должен служить набатным колоколом для любого путешественника из рода людей. Обитатели Инферно сконструированы по иной природе. Их ткани не белкового происхождения готовы спокойно переносить жуткие температуры, где от нового фтористого вулканического извержения запросто могут самопроизвольно вспыхнуть в округе изделия из железа и меди. Плазма, пепел, огонь для них такие же привычные понятия, как для нас - вода, земля и воздух. Бесы с редуцированными крыльями, панцирные адские собаки, пышущие жаром метатели огненных шаров, рогатые демоны, молниеносно исчезающие в раскаленном воздухе иффриты, гуманоидные порождения Ада - вот неполных список граждан Инферно. Эта мини-планета спроектирована, как ярый антагонист Желтку. И где бы ни пересеклись дороги жителей одного или второго мира - на тракте ли, в пиршественной зале, среди нейтральных охотничьих угодий - быть беде.
   Еще ниже и, соответственно, ближе к месту, где мы сейчас находимся, висит на ветви Древа засохший плод Подземелья. С виду - вовсе не обитаемая планета. Типичный астероид с кратерами от метеоритных ударов, непрерывно клубящимися пыльными бурями. На поверхности не заметно ни малейшего движения. Что не удивительно - вся жизнь там начинается на глубине нескольких метров от верхнего слоя. Слепым троглодитам, что составляют ее основное население, дневной свет не нужен. Обоняние и теплолокация позволяют им прекрасно ориентироваться в подземных тоннелях. Этот мир, как грецкий орех источен проходами, сливающимися в просторные залы, где застывшие капли воды свисают с потолков пещер многометровыми сталактитами. В глубине недр текут хрустально чистые реки с ледяной водой, сквозь которую пробиваются кристаллы самоцветов, настолько редких, что их красоты даже не видел мир. Во всем Овиуме ценятся драгоценные камни из Подземелья. Гномы-старатели давно точат зубы на богатства ископаемых этого внешне неприветливого мира, но не тут-то было. Здесь не жалуют эмигрантов, а непрошеных гостей с кирками и лопатами и подавно. Хотя все Подземелье давно поделено на ленные владения Королями Минотаврами, кровопролитные войны между вельможами все равно периодически случаются. Темные переходы нет-нет, да озаряются бликами факелов, стены дрожат от боевых кличей. Свистят стрелы, удары огромных боевых топоров высекают ослепительные искры из холодных каменных стен. Потом все умолкает, чтобы через какое-то время повториться вновь с неослабевающей силой.
   Зато на следующем уровне стоит вечная тишина. Озаряемые бледными лучами "светляков" Сумерки всегда погружены в полумрак. Еще бы - ведь этот мир - гигантский Некрополис. Так его тоже иногда называют. Со своей планетой-спутником Мраком. Туда свет вообще никогда не проникает, и о нем даже по самому Овиуму ходят легенды. Что творится на Мраке - тайна тайн. Ученые Мидгарда предполагают, что там размещен гигантский оссуарий и до поры складирована бесчисленная некро-армия. Так, на всякий случай, типа внезапного вторжения в локацию. Тогда призывные трубы Иерарха прогремят сбор и мертвецы восстанут из своих вечных могил, чтобы разнести в пыль армию любого агрессора. Им без разницы. Они мертвые. А Сумерки, как и положено нормальному некрополису, населяют скелеты, зомби, духи, вампиры, нетопыри, привидения. Выше по рангу стоят Личи Силы и Рыцари Тьмы - пастыри Холодных мира сего. Над мини-планетой иногда реют рваные крылья Призрачных драконов. Сумерки манят, завораживают и пугают одновременно.
   Неоднократно в своем описании Овиума я употреблял слова: свет, лучи, солнце. Как такового светила тут нет. Архитектор по-своему решил проблему освещения миров и регуляции суточных циклов. Эту функцию осуществляют "светляки" - маленькие ослепительные плазмоиды, перемещающиеся в пространстве между Иггдрасилем и поверхностью Сферы. Некоторые по вертикали, иные - по горизонтали, часть - по особым хитрым кривым орбитам. Они задают смену дня и ночи, везде свою, индивидуальную. И с большого расстояния действительно напоминают святлячков, деловито снующих под кроной Великого Древа. Обогрев планет решается, видимо, за счет каких-то элементов, расположенных внутри оных. Где-то бушует вечная Зима (Сияние, Мрак), где-то навсегда поселилась Весна (Оплот), где-то безрассудный синоптик предсказал нескончаемое Лето (Цитадель, Подземелье), где-то замерла Осень (Сумерки, Болото), и только на Желтке, как и во всей Пустыни - сезоны сменяют друг друга. Такова прихоть Иерарха. Или проявление его творческой гениальности.
   В сердцевине миров и ветвей Древа проходят гравитационные стрежни, так что их обитатели спокойно перемещаются по ним с любой стороны без риска свалиться в зияющую над головой бездну.
   Все представители флоры, фауны, разумные существа Овиума - не эндемики и определенный процент их встречается и в других мирах, за исключением, пожалуй, лишь Инферно. А в Пустыни вообще перемешаны все подряд. Дикий край, что и говорить..."
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
  
   На поляне около жарко пылавшего костра толклось шесть новоприбывших. Все были одеты в легкие кожаные доспехи с глубоко выдавленным на них оттиском восходящего Солнца. Эмблема Желтка, понятен вопрос. На плечах - тонкие серые плащи. Трое в солдатских шлемах-"капеллинах", пара бойцов в полузакрытых стрелковых "кабассетах" со щечными пластинами, на одном - "морион" с намокшим от стылой лесной влаги плюмажем. Стало быть, он и есть капитан патруля. Браги, не выпуская бревен из могучих дланей, сделал движение кистью и скользнул по всему дозору "Визиусом". Так и есть - трое Игроков и столько же юнитов. Но каких юнитов! Не вчерашних простолюдинов, а матерущих бойцов-меченосцев, закаленных кнехтов рыцарской дружины. Их зеленая аура отливала темным, выдавая многочисленный накопленный опыт. Этот нажитый потом и кровью экспириенс - последствие десятков жарких схваток, где солдаты валятся как подрубленные колосья и бесчисленных пограничных стычек с нелюдями, а там идет зуб на мифриловый клинок, боевой топор встречается с ядовитым жалом. Парни прошли ад и уцелели. Те еще, видать, рубаки. Теперь очередь за людьми. С ними все ясно. Два стрелка и командир. Один из подчиненных - статный юноша с открытым веснушчатым лицом и пшеничными волосами, вторая - миниатюрная темноволосая девушка с короткой стрижкой "под мальчика". Умения и Уровни Игроков остались для Браги непроницаемыми. Значит, весь дозор предусмотрительно снабдили сильными защитными Артефактами типа Плащей Отречения. Или у кого-то в котомке припрятана Сфера Запрещения, блокирующая любое магическое воздействие в радиусе нескольких десятков метров. При приближении ярла разговоры вокруг очага стихли, словно в школьный класс вошла строгая училка. Почти двухметровая фигура Браги магнитом приковала к себе все взоры. Воин без спешки свалил принесенные дровеса в общую кучу и, растопырив покрасневшие от холода пальцы, сунул их поближе к яркому огню.
   - Привет честной компании, - небрежно обронил он.
   - Гостям рады, - вежливо отозвался Игрок с плюмажем.
   Они с Браги скрепили знакомство рукопожатием. Не такая широкая, как лапа ярла узкая ладонь капитана оказалась не более нежной, чем сделанные из инструментальной стали плоскогубцы.
   - Мы - пограничный наряд Желтка. Я - Оррин, командир дозора. Сильвия и Инхэм - ландскнехты, - официально представился капитан.
   - Приятно познакомиться. Мы - подданные Нижегородской Торговой Олигархии. Моего спутника зовут Пияв.., - Браги невольно запнулся. - Пий Контур. Меня - Браги.
   При последних словах ярл едва не скрипнул зубами. Пришлось "на ходу переобуваться". Пиявыч, олень неловкий, будь ты проклят со своим болтливым языком. Вот надо было ему при Сойкине упомянуть настоящее имя норга? А менять легенду уже поздно. И глупо пытаться выдумать что-то на ходу. Этот капитан может оказаться очень не прост и наскоро слепленную басню наверняка раскусит сразу.
   - Ярл Браги? - Оррин удивленно поднял бровь.
   - Тезка, - широко и бесхитростно улыбнулся в ответ норг.
   Командир патруля нарочито равнодушно пожал плечами. Тезка, мол, ну и что. Дело хозяйское. Все остальные внимательно следили за их беседой. Даже Пиявыч, наконец, убрав свой талмуд в заплечный мешок, проявил некоторые признаки интереса.
   - Прошу вас уточнить цель визита в локацию Овиум. У нас туризм не в почете, - по губам Оррина скользнула тонкая усмешка.
   Умное, волевое лицо. Ясные серые глаза, подернутые льдинкой служебной настороженности.
   - Цель вполне честная, законная и почти благородная. Установление деловых контактов. Торговые соглашения.
   - А если поконкретней?
   Браги слегка нахмурился. Он уже успел отвыкнуть от такого с собой обращения. Своей холодной ироничной дотошностью капитан начал его раздражать.
   - Мы имеем честь представлять "Торговый дом Франкенштейна". И, разумеется, все его товары.
   Оррин хмыкнул, выдержал эффектную паузу и, демонстрируя солидную осведомленность в делах срединных локаций Мидгарда, произнес:
   - Как же, как же. Я что-то припоминаю. Два завода гномов трудятся в поте лица. Юниты день деньской носятся в мыле, пыль стоит столбом, потребляется гора всяческих ресурсов, но эффекта - ноль. Полное отсутствие всякого присутствия результатов работы. Словно в песок все уходит. Хозяева ломают головы. И что же оказывается в итоге? - капитан повернулся к своим соратникам. - Эти пройдошливые бородачи потихоньку установили в подвале "Имитатор Трудовой Деятельности". Мудреный артефактик производства именно вашего Торгового Дома, - оба ландскнехта переглянулись и дружно расхохотались. - Такие вот полезные изобретения, уважаемый тезка правителя Олигархии, вы хотите предложить нам? Или может партию из нескольких биомеханических чудищ, которые ваш инфант-террибль Франк собирает в промежутках между длительными запоями?
   По широким скулам Браги заходили желваки, на лбу вспухла синяя вена. Видно было, как он страшным усилием воли пытается сдержать себя. Он никогда не блистал красноречием. Суровому воину претили лавры прославленных мастеров словесного жанра, он вполне удовольствовался скромным признанием себя, как одного из сильнейших бойцов всех локаций платформы Мидгард.
   Над поляной повисло молчание. Возникшее напряжение не укрылось от патруля. Кнехты положили руки на рукояти мечей, Игроки как бы невзначай сделали по шагу к сложенным у костра лукам. Пиявыч сидел, как сидел, только начал беспокойно вертеть своей лобастой головой, не понимая, что происходит, но кожей чувствуя накаляющуюся атмосферу. Смотритель в панике втянул голову в плечи.
   - Пойдем прогуляемся? - мягко предложил Оррин, приглашающе протягивая руку в направлении чащи.
   - Пошли, - выдохнул Браги.
   Оррин согласно качнул головой и бросил через плечо своим подчиненным.
   - Мы скоро. Не стойте столбами, изжарьте пока поросенка.
   Когда за их спинами остались полсотни пройденных шагов, вернее, протискиваний сквозь переплетение стволов, Оррин остановился, упер ногу в трухлявый пень и резко повернулся к Браги, шедшему следом:
   - Предлагаю побеседовать без свидетелей. С полным уважением друг к другу. У нас под словом "уважение" понимают отказ от стремления втереть в уши собеседника всякую туфту. Можете говорить откровенно. Перед вами - доверенное лицо правителя мира людей.
   - Доверенное лицо? - недоверчиво переспросил Браги.
   - Обладающее большими полномочиями, - подтвердил капитан. Потом тихо добавил с чуть заметным нажимом. - И правами.
   - Бросающее свой пост на целые сутки и доверяющее охрану ценнейшего Артефакта и, соответственно, точки входа в локацию обычному юниту? Который и тени своей боится? - молниеносно парировал ярл.
   Пришел черед Оррина проявить терпение, и воздержаться от совета чужеземцу - не совать нос не в свое дело. Он с честью справился с задачей и вновь заговорил:
   - Все правильно. Артефакт Входа - замок. Амулет Входа (который несомненно у вас имеется, раз мы сейчас имеем удовольствие общаться) - Ключ. В стандартной ситуации вам пришлось бы, активировав его, тем самым сделать запрос на открытие зоны проникновения, - вновь драматическая пауза, до них бравый капитан похоже был охоч. - И моя работа - подтвердить или отклонить его. Без моего согласия никто не перейдет восточный рубеж Овиума! - глаза дозорного гордо блеснули.
   - Позвольте... - недоуменно начал Браги.
   - Вот-вот, - подхватил Оррин. - А с этого момента начинается по-настоящему интересно. Вы со спутником уже здесь. И никакого моего подтверждения не потребовалось. А это значит... - опять пауза.
   - Значит, - как эхо повторил Браги, чувствуя, что тупеет.
   - Значит, что у вас амулет, выданный лично Иерархом Овиума. И никак иначе. С его секретным кодом. Превалирующим над моими правами. Не требующий отзыва пограничников.
   "Твою мать" - веско "про себя" сказал ярл. Чтобы как-то выиграть время, он брякнул:
   - Западная точка играет по тем же правилам?
   Лицо рыцаря на миг накрыла легкая тень.
   - За нее отвечают ногайцы. Мы не имеем с ними дел. Прошу простить мою настойчивость, но хотелось бы получить объяснения.
   Губы Браги скривились в нескрываемой издевке:
   - А вы уверены, достопочтенный Оррин, что личный гость Иерарха обязан давать вам какие-то объяснения?
   В кроне ближайшей сосны раздался хриплый выкрик. Браги вскинул голову, а капитан даже ухом не повел. Не отрывая взгляда от ярла, он поднял руку с выставленным указующим перстом, с него сорвалась тонкая змеистая "Магическая стрела" и через несколько секунд обугленная тушка гарпии-ведьмы, увлекая за собой дождь из опавшей хвои, тяжело шлепнулась в подлесок. Браги уважительно хмыкнул.
   - Иерарх создал этот мир, открыл его для нас. Но правит тут не он, а наши вожди, - ровным голосом произнес командир патруля.
   - Звучит весомо. Но все равно не убеждает.
   - Хорошо, - неожиданно легко согласился Оррин. - Я пропущу вас, - короткий выразительный взгляд ярла дал понять, что подобное снисхождение ему может и не потребоваться.
   - Ладно. Исправим формулировку, - с безграничным терпением уступил капитан.- Я рекомендую вам пояснить цели своего визита, чтобы заручиться моей поддержкой в вашей миссии. В противном случае мне в голову может прийти мысль, что затевается нечто враждебное по отношению к моему миру и моему монарху.
   - Ну, вот откуда ты взялся такой дотошный и въедливый? - всплеснул руками ярл. - Ты в реале кем работаешь? Блин. Прости, старик. Правда, извини, вырвалось, - поспешил добавить он, видя, как к лицу Оррина бросилась краска.
   Браги замолчал, обдумывая положение. Воспользовавшись его замешательством, капитан вынул из поясного кошеля изящно изогнутую трубку из верескового корня, ловко набил ее несколькими щепотками табака и зажег маленьким огненным шариком. Наконец Браги решился. Он фамильярно стиснул плечи Оррина, наклонился к нему вплотную, так что тому пришлось выдернуть изо рта свой курительный изыск и, глядя прямо в глаза, произнес:
   - Ты предлагаешь мне довериться тебе. Пусть будет так. Но, боюсь, я могу сообщить тебе немногое. Иерарх попросил владык Олигархии о встрече...
   - Среди них числится некий Браги...
   - Ладно, ладно, признаю. Это я. Так вот, он предложил навестить его в Овиуме. Намекнул на какие-то неприятности. Причем такого характера, что могут затронуть и срединные миры. Мы с Рагнейд немало поломали над этим голову. Отправить нарочного вместо себя? Не по Сеньке шапка. Пришлось, приняв Благословение самодержицы, идти непосредственно самому. Вот и все. Никакой конкретики, я тебя предупреждал. О сути проблемы представления не имею. Может быть, Иерарх не доверял посыльному... Короче, пес его знает. У вас вообще в последнее время все спокойно?
   Оррин надолго задумался. Попыхтел трубкой. Потом пожал плечами и ответил:
   - Да вроде тихо все. Ну, как тихо... Обычно. Поголовная резня, взаимные обиды. Интриги и предательства. Религиозные обряды и покаяния.
   - Ха. Удивил. Так и у нас тоже самое! Но должно же что-то быть. Нечто особенное, - Браги многозначительно оттопырил губу. - Впрочем, к чему гадать? Найду вашего Иерарха, и все прояснится. Он у вас где обитает?
   - Нигде. И везде.
   - Это как прикажешь понимать?
   - Шифруется. Представления не имею, где его можно найти.
   - Здрасьте, пожалуйста, - Браги в недоумении почесал затылок.
   Глаза Оррина иронично блеснули.
   - Вообще-то, его понять можно. В последнее время должность Иерарха стала какой-то слишком опасной...
   Ярл скромно опустил очи долу. Удар пришелся не в бровь, а в лоб. Не далее, чем несколько лет назад его приятель Хельги-Ловкач, тогда еще просто Хельги, отправил к праотцам Властителя Нижегородской локации. Иерарха Диктатуры Механики Браги пришил лично. Удивительное дело, что при такой репутации Создатель Овиума рискнул воспользоваться его, ярла, помощью.
   - То есть, даже наметок нет, где он обретается?
   Оррин побарабанил ногтями по узким губам.
   - Желток объективно - столица локации. Если кто-то и знает о местоположении Иерарха, так это - Король Желтка. Твой путь лежит в нашу столицу, сиятельный ярл. Но этот путь очень труден. Маршрут я тебе сообщу. Но как по нему пройти и не сбиться с дороги...
   Браги по-мальчишески прыснул в кулак. В извинении поднял раскрытую ладонь.
   - К-к-король Желтка... - попытался выговорить он. Откашлялся, нахмурился и с деланной серьезностью изрек:
   - Хорошо. У меня в рюкзаке амулет Путеводной Звезды. Он воспримет маршрут из твоей памяти и не позволит мне и шагу с него ступить.
   Оррин отрицательно покачал головой:
   - Штука полезная, не спорю. Но магический "джи-пи-эс" вам не поможет. И вообще, все артефакты и амулеты тебя, ярл, и твоему спутнику придется оставить у нас на хранении.
   - Да вы тут оборзели что ли вконец? - взорвался Браги. - Ничего себе, помощничек! Да я за такое сотрудничество вмиг весь ваш патруль намотаю на...
   - Погоди, воитель, остынь. Дослушай вначале, а потом шашкой маши. Законы Овиума... они отличаются от физики срединных локаций. Мы - замкнутый на себя мир. Это видно даже из нашего названия. Из десяти артефактов, пронесенных тобой сюда, пять вообще окажутся бесполезными, еще четыре будут работать криво...
   - Это еще что за фигня?
   - Хм... как бы тебе объяснить... Ну, к примеру, ты активируешь в бою обычную Подвеску Святости, но вместо заклинания "Молитва" на своих юнитов у них в костные брызги разрывает головы. И так далее. Этот ящик Пандорры лучше не открывать. При выходе из Овиума получите все обратно.
   Браги фыркнул. Как раз Подвеска Святости в настоящий момент висела под нательной рубахой на его мускулистой шее.
   - И не тяжело тебе таскать на себе целый склад? - уныло поинтересовался он.
   - У меня Бездонный Мешок.
   - У меня такой же... Ладно, а если мы выйдем через ногайскую точку?
   Оррин развел руками.
   - Ну, тогда - увы и ах. Придется прикопать добро в одном из наших схронов. Но соваться к Ногайларам я бы не советовал. Они подходят к чужакам по принципу: пусть Бог в лучшем мире сам их там сортирует... И это еще не все о наших законах...
   Браги стиснул плечо капитана железным пожатием:
   - Слушай, Оррин, притормози чуть, прошу тебя. Дай мне время над этими новостями покумекать. И вообще, айда обратно в лагерь, а то там небось все думают, что мы тут уже друг другу глотки режем.
   - Угу. А я тогда пока поразмышляю, чем мы можем вам пригодится...
   Через пару часов и дозорные, и путники, дохлебав варево и отбросив обглоданные кости, грелись в пламени жаркого костра и по-братски передавали друг другу походные фляжки и курительные трубки. И игроки и юниты. Браги это оценил. Граница равняла чины и ранги. Лились неторопливые разговоры. Патрульные рассказывали гостям локации о своих буднях, засадах, скоротечных боях, потерях. Даже ярл, осоловев от ужина и расслабившись, поведал немного о своих славных подвигах: Битве Народов при Шонихе, вике против Господина Тумана, разгроме Мокрого Места. Дозорные уважительно качали головами.
   - Вы уже долго тут? - поинтересовался у Сильвии Пиявыч. - Вдали от дома?
   - Почти полгода, - отозвалась она. - А впереди еще полстолько службы.
   Остальные примолкли. Над поляной повисло небольшое облачко тоски по дому.
   - Кочуем, как цыгане, - невесело добавил Инхэм. - Таскаем артефакт по всей Пустыни. От фактории к фактории. Ничего, вот через три месяца выйдем на центральную ось, к Древу и там нас сменят. Пятнадцать новых дозорных из Оплота. Столько же, сколько и нас было при начале похода.
   - Миры меняются на охране? - удивился Браги.
   - Конечно, - подтвердил Оррин. - Считайте, что вам еще крупно повезло. Появись вы на полгода раньше - пришлось бы иметь дело с патрулем Инферно. А там - иффриты и демоны. С ними особо не сговоришься. Чуть что - кривые сабли из ножен вон.
   Костер расчертил огненным угольком кромешную тьму ночи. Издалека донеслись обрывки звонкой волчьей песни. Инхэм лениво глянул на пояс и пренебрежительно махнул рукой.
   - Обычные. Не оборотни. По своим делам направляются. Нас не побеспокоят.
   - Ты Ведьм? - догадался Браги.
   - Да. Тридцать седьмой. А мы слышали, что правитель Браги уже перевалил за сотню?
   - Было такое, - скромно подтвердил ярл.
   - Обалдеть, - восхищенно прошептала Сильвия. - У нашего Оррина - пятьдесят четвертый. А он - один из сильнейших капитанов на Желтке...
   - У вас как с хронопарадоксом? - влез с вопросом Пиявыч.
   - Так же, как и везде. Час двадцать реала на сутки Мидгарда, - ответил ему Инхэм.
   - Значит, это получается, что в реале для вас за время дозора прошло...
   - Не считай. Мы знаем точно - больше девяти дней. Наши тела в частной клинике. Под капельницами, - сказал Оррин и его слова были актом доверия.
   Их приняли. Такие вещи ни в одной локации чужакам не сообщали. Браги с сожалением почмокал погасшей трубкой и вернул ее капитану. Тот мигом заново ее набил и с наслаждением затянулся.
   - Я вот что думаю, - вдумчиво начал он, с сомнением прислушиваясь к своим словам. - Мы в дозоре еще девяносто дней. Потом смена, передача - это неделя на все про все. Дорога до Желтка по Великому тракту - шестьсот тридцать миль. Я имею в виду центральный ствол Древа. Считайте - еще пара месяцев. Если подходить реально. Короче, если останетесь с нами, то через полгода будете на Желтке.
   - Нам это не подходит, - решительно отмел вариант Оррина Браги.
   - Понимаю. Пойдете вперед, не дожидаясь нас - выиграете половину срока. Курс будете держать на ствол. Ближе к корням начнутся деревни и обжитые места. Хотя дорога по Тракту, центру Древа, будет для вас тем еще приключением. Охранных грамот, как у нас, вы не имеете, а ведь придется путешествовать мимо отростка на Инферно. Рискованное дело. Есть еще более надежный и стремительный вариант...
   - Какой? - нетерпеливо выпалил ярл.
   - Выше по оси эклиптики раскиданы фактории разных миров. В восьми днях пути на север - Цитадели, чуть дальше - Оплота. Еще севернее - большая фактория Болота. Мы торгуем с Пустынью. Здесь не все бесповоротно дикие. Есть оседлые гномы, селения эльфов. Древние. Со своими традициями. Происходит разного рода натуральный обмен...
   - А доставка и забор товаров как? - не врубился Пиявыч.
   - По-разному. Не забывайте, что вокруг планет не космос, а нормальная атмосфера. Да, конечно, там более сотни километров лета. Но в облаках Иерархом предусмотрены специальные площадки для отдыха летающих животных, где они могут перевести дух, восстановить силы. Вот таким образом это и происходит. Оплот возит на пегасах, Цитадель таскает все на рухах, Болото использует виверн.
   - А вы сами? - фыркнул Браги. - Неужто на Карающих Ангелах?
   - Только на очень молодых, - потупился Оррин. - Но до ближайшей нашей точки не меньше месяца пути.
   - А драконы? - вскинулся Пиявыч. - Есть же драконы!
   - Нашел вьючный скот, - хихикнула Сильвия. - Драконы - создания гордые. На такую работу их не подрядишь. Но, Оррин,- посерьезнев, заметила она. - Как ты себе это представляешь? Без проводника им никогда не найти фактории! Ты хочешь отправить их на верную смерть?!
   Нестройный хор остальных патрульных присоединился к мнению девушки.
   - Мы отдадим им Сойкина. Он покажет дорогу. Вы обещаете защищать нашего человека, как самих себя? Хорошо. Мы на границе не различаем сословия. Учтите это. И вот еще что. Торговцы отнюдь не альтруисты. Им плевать на ваши цели. За проезд им потребуется плата. Мы подумаем, что можем отдать вам для обмена...
   - Ни единого золотого не возьмем! - рубанул Браги.
   - Их деньги не интересуют. Артефакты, зелья, болванки, ингредиенты, магические части животных...
   - Тем паче. Вы все тащите на себе. Значит, лишнего ничего нет. Только необходимое для службы. Восемь дней пути мне достаточно. Завалю по дороге драколича или хрустального дракона, если найду. Или еще что-нибудь добуду.
   - Послушай, Браги..., - Оррин помялся. - Я тебя еще в лесу хотел предупредить, но ты мне не дал...
   - Жги, капитан, не темни. Что там еще за сюрприз?
   - У нас есть свои методы защиты от вторжения. Тем более, что прецеденты были...
   - Давай уже! Не томи.
   - На каждого чужестранца в момент перехода, независимо от статуса накладывается заклинание Ослабления. Двойное.
   Все умолкли. Стал вновь слышен шум леса: скрип стволов, шелест хвойных иголок, трущихся друг о друга от ветра, шуршание в пожухлой траве ночных грызунов.
   - Да что это значит? Почему все в трауре? - не выдержал Пиявыч.
   Ему ответил сорвиголова и безбашенный рубака Браги.
   - Это значит, мой юный друг, что если дома я мог одним ударом кулака сбить башку Ржавому дракону, то тут мне надо пять раз подумать, прежде чем заступать дорогу взрослому Черному. Дошло теперь? А как с уровнями, полученными уже на этой земле?
   - С ними все в порядке. На них Ослабление не влияет.
   - Вот умница моя Рагнейд, - еле слышно прошептал Браги. - Теперь понятен ее ход с неофитом в команде. Слушай, Оррин, а какой период действия заклятия?
   Капитан патруля невозмутимо выбил о подошву сапога свою трубку и ответил:
   - На все время нахождения в Овиуме, Браги. На все время.
  
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
  
  
   Глава 2. Тяжелые будни "гидрантов"
  
   Я до поздней ночи прокопался на работе. Тяжелая задачка. Нам с утра на сервис загнали "Мазду" СХ-7 с одним разорванным цилиндром. Неправильное управление форсункой. Мы несколько раз перепрошивали процессор и все без толку. Что и говорить. Не подфартило владельцу, ох не подфартило. Низкое октановое число топлива на заправках и куча присадок к нему (все, как одна, очень полезные и безопасные) дали вот такой вот эффект. Негарантийка, факт. Скандальчик вышел.
   В раздевалке первым делом вытащил из куртки мобилу. Глядь - а там три смски от Альфии. Последняя: "Млять. Базарбек! И где ты, спрашивается, лазаешь? Нам осточертело таскать Прокофьевну на пару. Роберт злится. Срочно режь лыжи в Мидгард!". Такая фигня. Аля, похоже, выходила в реал, ждала моего ответа. Но что поделаешь - у нас так, по выражению директора, устроен "бизнес-процессинг", чтоб его. Обоих - и директора и штатное расписание. Наш мастер яро кроет матом за неслужебные звонки на работе. Ладно бы только ругался - так он еще, сквалыга, и штрафы за это нащелкивает с аккуратностью калькулятора. Мужики сначала повозмущались, потом плюнули. Себе дороже. С работой в городе сейчас далеко "не айс", а деньги, надо отдать конторе должное, платят нормальные по общим меркам. Можно прожить и без быстрорастворимой лапши. А иногда и в киношку сходить с подружкой. Ладно, проехали. Тем более, что с подружкой у меня не ладится и на это есть особая причина.
   Наша маленькая банда в составе меня, Роберта и Альфии тащит лямку в туше Прокофьевны (так мы ее окрестили) уже почти год. Безнадега какая-то. За это время, само собой, мы сто раз успели поругаться, помириться, а перед этим еще и перезнакомиться в реале. Оказалось, что мы с Робертом можно сказать - земляки. Я из Костаная, он из Астаны. Аля живет в Кургане. В другом государстве. Как же я ее долго уламывал ко мне приехать! С месяц, наверное. Ох, и дали мы тогда шороху, мама дорогая! Бедолага Базарбек спустил подчистую всю месячную зарплату и потом одалживался у других, таких же как он работяг. Проснулись, как водится, в одной постели. Мне привычно вставать рано - сервис открывается в восемь утра. Пока я ходил в душ и проводил свою личность в порядок, Альфия окончательно пробудилась, успела выкурить две сигареты и выдала мне на полную катушку:
   - Значит так, герой-любовник. Повеселились, расслабились и все. Я - дура, но это мои проблемы. О том, что было - забудь. Расскажешь Роберту - вы меня вы больше не увидите. Пропадай все. Уйду. Ты меня знаешь. Не делай "глаза оленя в свете фар". Я вмиг пойму, если ты расколешься.
   - Фига себе. Тебя какая муха укусила?
   - Очень ядовитая. Так ты обещаешь держать язык за зубами или нет?
   - Обещаю.
   - Поклянись.
   Я ошарашенно поклялся. Альфия прищурилась, испытующе прожигая меня взором "насквозняк". Я встретился с темными, как ночь ее глазами и утонул в этом омуте. Окончательно и бесповоротно. Она уехала. С тех пор прошло больше трех месяцев. Все идет как обычно. Мы проводим вместе выпавшую на нашу долю вторую жизнь. Но я по-прежнему по ней "сохну". Слово свое держу. Ха, "пацан сказал" - и дальше по тексту. Такие дела. Что я о ней знаю? Мало чего. Она скрытная. Все девчонки любят выглядеть загадочно, такая фигня у них в крови. А может, у нее папа - губернатор, и такой простой парень в замасленной спецовке, как я ей не пара? Или муж и трое ребятишек? Ничего не понимаю. Ей же было очень хорошо со мной, она вся просто лучилась от счастья. Не только ночью, а весь день. В такие моменты женщина преображается, и их ни с чем не спутаешь. И потом от ворот поворот. Но я все равно на что-то надеюсь.
   Ладно, проехали. Я соскреб под тонкими струйками душа со своей кожи въевшийся в нее за день пот, пыль, запах соляры и масла. Потом прыгнул в машину и погнал домой. С трудом верится самому, но я, обычный слесарюга, гоняю на "Камрюхе". Круто? Ха. Видели бы вы ее полтора года назад. Дело было так. У меня имеется один знакомец. Ну, такой - крученый-верченый. Не знаю, какой у него блат в среде страховщиков, но чел сумел как-то протолкнуть в жизнь оригинальную "мулю". Оплатил по полной программе страховку своей нулевой "Тойоты" и получил на руки кучу бабла, хотя на его тачке даже муха не сидела. Чувак купил где-то по дешевке "убитое в хлам" аналогичное авто одного колера со своей "тачилой". И потом предъявил страховой конторе исчерпывающие доказательства страшного ДТП. Само собой, тут в доле были и работники фирмы, и сотрудники в погонах. Наружные фото приложили от смятой "в гармонь" подставы, в комплект с ними пошли снимки его номера движка и прочей музыки. Странно еще, что он все-таки купил раздолбанный кузов при таких связях, а не скачал его из инета. Наверное, в следующий раз он так и сделает. Я насчет данной истории оказался в курсе не случайно. Именно мне он потом скинул уже ненужную разбитую "Камри". Фактически за четверть цены от рыночной. С барского плеча. И еще получил батрака впридачу. Я месяц ишачил на него и дружков его многочисленных по выходным - устанавливал им всякие "гаджеты" типа парктроников и прочую полезную муть, отрабатывая скидку. Зато получил свой приз. Целых полгода по крохам собирал недостающие запчасти, торговался на авторазборах, как последний скопидом за каждую мелочь. Брал переработки у хозяина мастерской, чтобы накопить на покраску в камере. Но своего добился. И теперь гордо езжу на сияющей полировкой антрацито-черной "Камрюхе", весь из себя, как "семь червей". Зеркальные очки, брендовая футболка (прикиньте, я после этого еще и модно одеваться стал, совсем ума лишился) - словом, схожу с виду за реального коммерса.
   Сегодня я гнал, как сумасшедший. Знал, что достанется от Альки. И успел "накосячить" по дороге к дому. Хотел проскочить перекресток в обход плотно сбитой пробки на "зеленый-желтый", перестроился в чужой ряд, да вот не выгорело. На "зебру" выперся прежде времени какой-то жирный мужик с таким видом, будто отстаивает свои гражданские права. Пришлось тормозить и перекрывать дорогу для машин, едущих "под стрелку" направо. Мне стали сигналить со всей мочи, я заметался, как вошь на сковородке - впереди-то пешеходник, никуда не денешься. Наконец, как-то протиснулся и освободил проезд. Рядом остановился джип "широкий". Приспустилось стекло и оттуда меня обложили по всем правилам. Кем только не назвали - и быком тупым, и ушлепком и прочими малопочтенными эпитетами. Причем, тот факт, что сам водитель (рожа еле в форточку пролезла) в этот конкретный момент также перекрывает движение едущим после него машинам, грубого господина почему-то мало трогал. Вообще-то, я парень заводной. Могу и послать в ответочку. Но последние три года жизни в Мидгарде научили меня смирению. Или, может быть, сместилось соотношение ценностей на плоскости Мидгард - реал? Чувствуете, как выражаюсь? А меж тем, я университетов не кончал. Сказалось плотное общение с Альфией и особенно - с Робертом.
   На лестничной площадке я столкнулся с соседкой Еленой Витальевной. Она года два назад схоронила мужа. Клевый был мужик - дядя Слава. Болел шибко. Высох совсем. Тетя Елена сначала горевала сильно. Запила было тут. Но потом вроде как взялась за ум. В религию ударилась. Постоянно совала мне какие-то яркие брошюры и приглашала на свои собрания. Обещала переменить мою жизнь раз и навсегда. Может сходить как-нибудь, а?
   Дома я скоро проглотил холодный ужин. Посетил ванную и удобства (в нашем деле это очень-очень важно - имел возможность проверить на своей шкуре). Прискакал в зал (он же спальня, поскольку живу я в "однушке") к загодя включенному компу. Привычно отвернул монитор к стене с выцветшими обоями. На ней тут же высветилась знакомая картинка - утоптанная проселочная дорога, заросли ломких кустов, густое поле камыша по обе стороны от грунтовки, редкие убогие деревца в глубине болота. Устроился удобно в кресле и начал вглядываться в пейзаж. И погружался, погружался, Погружался...
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
  
   Перед глазами качалась заляпанная жирной грязью дорога. Ветви ивняка хлестали по моим многотонным бокам. Я приподнял свою дышащую смрадом уродливую пасть, огляделся. Мы куда-то неспешно ползли.
   - Привет ездовым собакам! - бодро произнес я по нашему каналу связи.
   - Явление Христа народу, - голосом, полным едкой желчи, прокомментировала мое появление Аля. - У вас, господин Маркет-паша, от рождения нет ни стыда не совести.
   - Салам, Базарбек, - отозвался Роберт.
   Мы давно не используем меж собой игровые ники. За каким енгом, спрашивается они нам после года неразлучного существования? Ха. Трое в лодке, не считая Прокофьевны.
   - И где вас, молодой человек, носило больше двух суток по реальному счетчику? Думаешь, я нанималась свои женские слабые силы на твою башку тратить? Ножку твою передвигать каждый шаг? - не унималась Алька.
   - Юбилей конторы. Шеф расщедрился и утащил всех на свою дачу. Пикник - шашлыки и прочие радости. Два с половиной дня беспробудной пьянки.
   - Отдохнули? - вяло поинтересовался Роберт.
   - Да как сказать. Пара мотористов передралась. Всплыли старые обидки. Один шиномонтажник мордой в мангал врезался. Ели, пели - веселились, протрезвели - прослезились. Все путем.
   - Значит, сил поднабрался. Давай ходи, лапами нашими двигай, я перекурю пока,- буркнула Альфия.
   Я ее хорошо понимал. Один раз, было дело, они вместе с Робертом словно сквозь землю в реале провалились. А хозяину, как назло, приспичило запрячь Прокофьевну. Я тыркался, пыркался, но в одиночку поднять гидру на "лыжню" так и не смог. Сначала конюхи (гноллы-мародеры, кстати, звери бессердечные) пытались Прокофьевну расшевелить вожжами и кнутом. Потом в ход пошли более жесткие средства. Закончилось тем, что у нас теперь на заднице глубокий шрам от кованых крючьев и пара внушительных ожогов. Неприятная это штука - раскаленный добела копейный рожон. Я орал, как резаный. Ладно, хоть признаки жизни подавал. А то бы - забили на мясо для псарни, и поминай, как звали. Мне Роберт потом проставился - прислал пузырь текилы бандеролью. Альфия же заявила, что у меня самого шкура замечательно толстая и нервы с руку толщиной - не повредит, дескать. Стерва. Ничего, у нас регенерация очень хорошая - через пару месяцев, уверен, все сойдет. В период линьки.
   Ладно, проехали. Пора все расставить по местам. Милая наша Прокофьевна - это Гидра Хаоса, здоровенная, не меньше паровоза. И почти такая же непробиваемая. Бронепоезд. Высший юнит планеты Болото локации Овиум. На ратном поле гидра с ее мощью, иммунитетом к магии и атакующим потенциалом в виде трех оскаленных хавальников, каждый из которых оснащен бритвами длинных ядовитых зубов, может на равных схватится с любым драконом Мидгарда. Или Карающим Ангелом из Желтка. Но такую удивительную боевую машину в нашем бедолажном случае ждал иной удел. Прокофьевна - гигантское вьючное животное в конюшне местного толстосума по имени Розик. Предмет его гордости и многоголовое свидетельство высокого личного статуса. Сам Розик - из гнольего рода, собачья морда. Но бабла и активов у этого прожженного капиталиста немеряно. Фабрики, рудники, плотины и мельницы. Там трудятся такие же бабуиноподобные гноллы, как и он сам. Своих родичей эксплуатирует, мокрица копченая. Розик очень любит по своему хозяйству разъезжать, досматривать за ним. Устраивать инспекции с обязательным разносом, а и иногда и поркой ответственных лиц. В его "гараже" стоит, не соврать, штук пятнадцать разных бричек, кибиток и даже карет на любую погоду. Есть и причудливой эльфийской работы несколько вещиц. Деньжищ, наверное, убухал на них - тьму. А тянем эту движимость мы, Прокофьевна, в составе трех неудачников - "гидрантов", как мы себя именуем. Меня, Али и Роберта.
   Как мы оказались в таком странном, дурно пахнущем месте - история отдельная и очень печальная. Ну да ладно, расскажу. Дорога дальняя, пейзаж вокруг нерадостный. Болота сплошные на многие километры - куда там до них Гринпинской трясине. И по кочкам тут скачут твари намного опаснее собаки Баскервилей. Но к местной живности мы еще вернемся. А пока - речь о нас троих.
   В Мидгарде Игроки, случается такая фигня, помирают. Не своей смертью, само собой, а с чьей-то посильной помощью. Иногда нелюдей, но чаще - своих двуногих собратьев. И немудрено, поскольку Уголовный кодекс никто не чтит, за неимением такового, а вместо него процветает "право сильной руки". Эх, нет на нас короля Артура, чтобы надавать всем по кумполу своим Круглым столом или, на худой конец, хотя бы аналогичных свойств журнальным столиком. Короче, кто как может, тот так других и гложет в рамках гипертрофированных воззрений на предмет сохранения личной чести и достоинства. После смерти (весьма болезненного, а для некоторых даже психологически трагического явления) все мы возрождаемся. Но не человеками. Ибо - не фиг. За ошибки надо платить. За летальные - особенно. Будешь сражен более сильным - тебя отбросят в следующей жизни на один уровень, и быть тебе посему кем-то крупным и чрезвычайно опасным. Схлопочешь от равного - слетишь в табели о рангах на пару-тройку ступеней. Это значит превратиться в кого-то типа демона, грифона или Верховного вампира. Примешь смерть от слабого - каюк тебе, неудачник. Это полный поворот вниз по кармической лестнице. Начнешь новую жизнь необразованным скелетом, незрячим троглодитом или, не приведи Господь, миниатюрной феей с прозрачными крылышками. Копишь опыт. Можно временем (очень долго), можно крафтингом (рискованно - как пить дать, рано или поздно нарвешься на человеческого добра молодца, который с сознанием своей правоты оберет тебя до нитки), но лучше - старым добрым насилием. Даже я бы сказал "ультра-насилием" по Берждесу. Это излюбленная книга Альфии (по мне - так чушь собачья, но я не ценитель). Она как-то попыталась заняться моим культурным образованием, но потом махнула рукой, потому что дальше "Заводного апельсина" мы не продвинулись. Ученик, как она выразилась, обнаглел и начал категорически настаивать на личном присутствии преподавателя во время урока в своей прокуренной норе. Блин. Отклонился от темы. Я такой. Аля говорит - несосредоточенный субъект с полным отсутствием мотивации. Вот бред. А кто на "Тойоту" накопил? Ладно, проехали. Короче, накопил опыт - потом перерождение и новый уровень. Пока не доберешься до Высших юнитов. Отмотаешь срок драконом, бегемотом или ангелом - добро пожаловать обратно в радушную и доброжелательную семью человекоподобных. А повезет - станешь и всамделишным человеком. Здешняя жизнь - не только кровь и пот. Любовные похождения тоже. Согласитесь, приятнее флиртовать со смазливой блондинкой или брюнеткой с точеным бюстом и стройными ножками, чем ухаживать за саблезубым мохнорылым созданием, способным с одного раза перекусить черенок от лопаты.
   Из всего вышесказанного вытекает, и вы уже наверняка об этом догадались, что мы, вся наша троица - перерожденцы. Каждого из "гидрантов" в свое время ухлопали. Мы с упорством фанатиков перли к своей цели (возродиться людьми) и докатились до совместной жизни в теле Высшего Юнита - Гидры Хаоса с кодовым именем Прокофьевна. Судьба играла с нами по-разному, но всегда крапленой колодой.
   Сначала о самом молодом да раннем - Роберте. В реале парню стукнуло семнадцать и он - молодой математический гений. Медалист, подающий большие надежды студент и все такое. В Мидгарде он уже четыре года, включая один из трех в нашей с Альфией компании. Его бывший мир - Сияние, где Роберт избрал карьеру алхимика. Благодаря необычному таланту (у него проснулась способность понимать язык животных), он довольно-таки быстро продвинулся по карьерной лестнице до придворного мага и звездочета. Входил в свиту самого Владыки Пегуедрама, повелителя Сияния. Все складывалось тип-топ, но старый и бесполезный штатный маг Тороссар (а Роберт уже вовсю метил на его место) взял, паскуда, и отравил молодое дарование настойкой из корней колючего молочая. Одно хорошо. Тороссар был намного выше уровнем, чем наш будущий собрат по Прокофьевне. Роберту не пришлось мыкаться по телам нелюдей. Он сразу пришвартовался к нашему борту и занял приличествующее ему место в общем кубрике.
   Иное дело мы с Альфией. Аля - бывшая "белая кость". Арбалетчица гвардии лорда Хаарта из Желтка, подвигами на поле брани заслужившая себе баронский титул и небольшое поместье. Баронесса Аделина правила ленным владением, вполне довольная своей жизнью. Но ее ближайший сосед, некий субъект по имени Катберт, алчный скопидом и завистливый хорек, вознамерился посягнуть на земли прекрасной баронессы и на ее самое. Жениться, видите ли, задумал, подлец. Юнитки ему, оказывается, уже приелись. Будучи отвергнутым в грубой и недвусмысленной форме, Катберт не стал предаваться унынию, а заручившись поддержкой нескольких сомнительных личностей с Большой дороги, вероломно проник в девичий чертог юной Аделины. Двери ему растворили слуги баронессы, польстившись на злато пройдохи Катберта и в надежде подглядеть пикантные подробности ночного визита соседского вельможи. Ничего хорошего из этой затеи не вышло. Катберт вместо горячих поцелуев получил от баронессы мастерский удар кованой шандалой по темечку, а саму Аделину в общей кутерьме пронзил меч какого-то бандита из числа подручных злополучного воздыхателя. Все свои мытарства мне Аля не рассказывала, но подозреваю, что было их немало. Предпоследнее ее перерождение состоялось в теле демонессы из Инферно. Спустя пару месяцев относительно спокойной жизни в кипящем аду, в последовавшей за дорожным недоразумением жаркой схватке с летучей боевой группой из Подземелья, Альфия умудрилась боевым топором перебить хребет Владетельному Минотавру, тут же отхватила "ответочку" мечом в живот от соседнего и попала в нашу теплую компанию.
   А что же я, Базарбек? Когда-то - Темный Рыцарь Некрополиса, экс-лорд Пыльных Пустынь и герцог Долины Призраков. Тс-с-с. Это тайна. Для остальных "гидрантов" я бывший Лич Силы из дружины лорда Израэля. Не хочу бряцать потерянными регалиями. Это все равно, что пытаться сшить камзол из опавших листьев. Проехали. Но до конца забыть ушедшей эпохи мне не дано. Ускользает тонкая нить памяти, плотными наслоениями ложатся на нее свежие впечатления. Иногда мне кажется, что прошлое отпустило... Но воспоминания настигают меня во снах. И снова звучит зов Иерарха! Локация получила несанкционированный прокол на северной точке эклиптики. Артефакт Синдрома Бога прожег для нас путь в лесных буреломах, сравнял с землей гранитные скалы и иссушил глубокие ручьи. Без отдыха рея на ветру полотнищами плащей, сшитыми из полночного мрака, шел, оставляя позади себя милю за милей мой отряд. Пятьсот Рыцарей Тьмы. Наши кони питались горячей кровью. Наши мечи не отражали солнечного света. Мы спешили, чтобы собственными телами закрыть брешь в ткани мира, отбросить за его пределы неведомого врага. Этот стремительный поход сам по себе заслуживает быть воспетым в преданиях и былинах. Мы успели. И дали неприятелю бой, равного по жестокости которому еще не знал Овиум. Души моих соратников тонкими призрачными дымками истончались в небеса. Подковы наших бледных боевых коней давили еще теплые трупы павших врагов. Волна за волной мы отбивали их атаки. Наши скакуны рвали тела раненых. Мы не давали пощады и не просили ее себе. Они шли на нас и глаза их были не менее пусты, чем глаза моих мертвецов. Гуманоиды, закованные в тяжелые панцири, нелюди с изукрашенным диковинным рунами оружием. Их вели в бой Игроки. Могучие бойцы, маги - адепты всех четырех школ стихий. Отряд таял на глазах. Не оставалось и полшанса сдержать такой яростный напор. Но подмога подоспела вовремя. Клан Ногайларов с планеты Равнина, пройдя вслед за нами тот же путь на своих легких скакунах, пришел к нам на выручку. Плечом к плечу с Рыцарями Тьмы и ногайскими кочевниками встали дружины вольных гномов и эльфийские полки нейтралов Пустыни. Мы опрокинули неприятеля, разрезали его строй. Но и сами смешали свои ряды. В кровавой пыли беспощадного боя на встречных курсах я так и не увидел точно, кто был мой последний противник. Неведомый маг накрыл меня плетью Ледяной молнии, холодом сковал мои члены. Я упал с коня и мое тело, растерзанное и поверженное, осталось навсегда лежать на гранитной россыпи в том северном краю. Сметающий напор конной лавы прошел по моим костям, дробя и перемалывая их. Так погас свет для герцога Долины Призраков.
   А дальше... Дальше все было очень плохо. По всем канонам я считаю, что был достоин Валгаллы. Но в Мидгарде торгуют смертью на развес и гибель под копытами лошадей - штука скверная. Ради меня грешного колесо кармы провернулось неоднократно. У меня быстро погасла робкая надежда на признательность Иерарха за оказанную услугу. Все-таки принял непосредственное участие в отражение вражеской экспансии, мог бы и посодействовать в реабилитации героя. Но старому хрычу оказалось не до меня. Хорошо, хоть не зря погиб. Поле битвы осталось за нами. Прокол затянули, но на его месте образовалась новая точка входа в Овиум. Вторая по счету после восточной. На самой макушке сферы, вдали от корней Древа. Не знаю, что уж там они без меня нарешали, но планета Равнина ныне отведена далеко за орбиту Сумрака и именуется теперь Мраком. Что там сейчас творится - дело, понятно, очень темное. Клану ногаев пожалованы обширные земли на севере эклиптики (совершенно случайно как раз в том месте, где и произошла заварушка). Кочевники быстро переселились туда со всем своим скарбом и, говорят, даже отстроили целых два города. Я же продолжаю карабкаться по ступенькам разных живых вместилищ своего разума к вожделенному сосуду человеческого тела. Надеюсь, моим людям повезло больше. Я слышал, что Ноэлия (моя правая рука, мой заместитель) теперь Верховный джоддок Некрополиса. Бывший командир лучшей сотни отряда Клаудиус ходит у нее в фаворитах, получил титул герцога. Об остальных ребятах ничего не знаю. Сведения мне поступают скудные - редкому человеку придет в голову фантазия мило посплетничать о разных новостях с пробегающим мимо блохастым койотом. Или грызуном, обнюхивающим его сапог черной пуговицей влажного носа.
   Итак, краткая сводка моих мытарств после официальной кончины. Переродился дождевым червем (умер от старости в прорытом лично глубоком подземном убежище). Восстал из мертвых мышью полевкой (съеден лисой). Вновь ожил береговой ласточкой (возглавил общую атаку на ястреба, задолбавшего вконец своими плотоядными интересами наш изрытый норами берег, и был заклеван им же). Стал свино-шакалом и выбился в вожаки огромной стаи (загрызен исподтишка чрезвычайно наглым малолеткой - претендентом на мой статус). Опустился до стрекозы (упал в воду, съеден рыбой). Пожил барсуком (породив многочисленное потомство, почил в бозе от какой-то инфекционной заразы). Слетел вниз, да что слетел - в воду бултыхнулся и стал полноценным сомом. Сумел утащить на дно зазевавшегося баклана и уже грезил о невиданном кармическом рывке, но на досуге оказался перекушен пополам промышляющей хлеб насущный виверной. Дослужился до каменной горгульи (застрелен ради тренировки верности глаза молодым и целеустремленным лучником). Забрался на уровень шестых юнитов. Имел удовольствие почувствовать себя королем Нагом. Долго ползал в бескрайних снегах Сияния без всякой определенной цели. Проявлял повышенную агрессию против разного рода существ. Накопив матерость, неосторожно напал на выбравшегося на поиски всяких трофеев неофита. Был надежно завален Метеоритным дождем. Это не полный список. В нем не хватает еще столько же эпизодов. Просто перечислять все подряд очень долго и грустно. Хвала Иерарху, что мы при гибели или ранении не чувствуем всей палитры боли, отпущенной в качестве инстинкта самосохранения живому существу. Иначе бы сошедших с ума в процессе подобных перипетий было бы намного больше. Многие все равно не выдерживают. Бегают по лесам и холмам всякие зверики, содержащие внутри шерстяного тела метущую человеческую душу, и довольны этим. В таком существовании есть свои плюсы, говорю это с предельным знанием вопроса. Разве можно сравнить авиабилет в экономическом классе со свежим ветром, бьющим в киль твоей пернатой груди? А если нафантазировать себе такую перспективу: ты можешь сидеть под водой сутками, изнутри наблюдая за интенсивным придонным житием-бытием? Ну, разве не вдохновляет? На самом деле и это надоедает, если долго. Но я лез и лез вверх по уровням, пока не влетел с разгона в тушу Гидры Хаоса, где в соседних со мной головах томилась еще пара невезучих разумов. Про свои подвиги рассказывать, конечно, не стал. Во-первых, пожизненный скептик Альфия решила бы, что я неисправимый лгун и хвастун. Во-вторых... Не помню уже, какой я был тогда... Наверное, тот мрачный, холодный человек давно уже ушел из меня, оставив вдруг после себя неисправимого оптимиста и романтика, которому легкое отношение к жизни помогает переживать ее непроходящий ужас. Как давно это было. С моим стажем я скоро начну испытывать родственные чувства к деревьям. Некоторые из них - мои ровесники. Тридцать два года в Мидгарде. Почти половина жизни. Или всего два года по счетчику реального времени.
   Вы скажете, чего ты разнылся? Теперь ты - Седьмой юнит, до цели остался лишь маленький шажок. Да, все так. Но судьба-индейка подбросила троице "гидрантов" сюрприз за миг до счастья. Не вагон с пряниками перевернулся на нашей улице, а цистерна с машинным маслом. Обычно так: поселившись в сильнейшем существе данного мира, Игроку главное не делать резких движений. Копить себе опыт, благо нападать на монстра такого калибра спортивного интереса ни у кого не наблюдается. Новичок побоится, обойдет пятой дорогой, а зрелому мастеру подобная прокачка просто ни к чему. Разве что он неисправимый садист. Или поиздержался, поскольку из наших туш можно добыть много ценного и полезного. После того, как аккумуляция экспириенса завершена, остается только набросать лапой песок на кого-то более продвинутого, принять от него последний дар освобождения от тела и с чувством выполненного долга ждать перерождения в гуманоида. Но не в нашем случае. Кроме всех прочих уже приключившихся с нами геморроев, нас угораздило оказаться в теле одомашненной Гидры Хаоса. Перевожу: произошедшей от прирученной генетической линии. Как было бы здорово - жить в болоте, весело бегать по трясинам и выковыривать из них вкусных василисков! Так нет же! Нам приходится работать на благо цивилизации и жрать из корыта.
   Но самое скверное даже не в этом. Опыт мы так-сяк скопили. Остается погибнуть геройской смертью от рук кого-то посильнее нас. И с этим огромная, неразрешимая проблема. Войны, как назло, не предвидится. Прокофьевна - не дикарка, куда хочу, туда хожу, на кого хочу, на того и нарываюсь. Шалишь. Дорога - стойло, стойло - дорога. И из Игроков вокруг - только один Розик. Напасть на хозяина? Постыдно! Но даже это бы нас не остановило, не будь Розик Ведьмом. Воины машут острыми предметами, Маги работают со стихиями и лягушачьими потрохами, Ведьмы контролируют юнитов. Есть еще некроманты, но они в своем репертуаре. Розик - самый настоящий Ведьм, и мы никогда не можем повернуть против него свои зубы. Физически не получится. Может, это и хорошо, потому что он, как мы успели заметить, товарищ достаточно злопамятный, и в случае неуспеха покушения вполне способен на ответную каверзу, типа - расстрелять Прокофьевну из баллисты. И финальный, гибельный снаряд пошлет какой-нибудь гнолл или ящер. Дальше - кармическое колесо, и здравствуйте друзья-пиявки! Подвиньтесь, я новенький.
   Вот так мы и живем, ежедневно мечтая о счастливом избавлении. Кроме меня, пожалуй. Потому что, когда мы переродимся и очутимся в разных мирах, я больше никогда не увижу Алю. Случайно встретившись в новых телах, мы можем пройти мимо друг друга, даже не подозревая, что мы - это мы. Те самые "гидранты". Это все равно когда-то случится. Я понимаю и мне грустно.
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
  
   - Слышишь, Базарбек! Смотри, куда прешь! - голос Альфии яростно зашипел мне прямо в ухо.
   Задумавшись, я оступился, и Прокофьевна правой передней лапой залезла в болото. Ландо с Розиком сзади ощутимо тряхнуло. Щелк! Свистнул в руках возчика-гнолла длинный бич из витого жгута, усаженный острыми стальными шипами. На нашей спине появилась кровоточащая отметина. Больно.
   - Блин. Телепень неуклюжий, - охнула Аля.
   Ее голова - центральная. Ей досталось вдвое, по сравнению с каждым из нас, моторных функций, но и нервных окончаний зашло больше. Соответственно, и чувствительности тоже.
   - О чем задумался, Базарбек? - подал голос Роберт.
   - Да вот прикидываю, на кой Розику столько денег. С ума сойти можно от суммы, которую он выкачивает из своих владений ежемесячно.
   - Чего тут думать, чудак-человек? - хмыкнула Аля. - Крафтер он сдвинутый. В реал конвертирует.
   Это вполне обоснованная гипотеза. В реале наш стяжатель наверняка ездит на каком-нибудь винтажном "Астон Мартине". И проживает в скромном особнячке с олимпийским бассейном. Один золотой Мидгарда идет сейчас по курсу - 0,8 евро (знаем точно, потому что слушаем разговоры хозяина со своими партнерами). Фу. Слово-то какое мерзко-унизительное! Хозяин. А нет-нет, да вырвется.
   - Розик метит в Верховные Аисты Болота, факт, - отрубил Роберт. - А без денег нет войны. И революцию не замутить.
   Верховный Аист - официальный титул правителя Болота. Типа короля. Намек на то, что его башка торчит выше остальных и на всех внимательно воззревает.
   - Чего-о-о? - недоверчиво протянула Альфия. - Дурной травы что ли объелся, тинейджер? Базар, хватит хомячить камыш, кстати, у нас потом у всех живот пучит!
   - Молодые побеги до чего сладкие!
   - Розик планирует переворот, - повторил Роберт.
   - Откуда такие выводы, Роб? Поделись с товарищами, - откликнулся я.
   - В последнее время не прекращается массовый рекрутинг ящеров-воинов. Кого силком, кого сажают на кабальный контракт. Ловчие команды не вылезают из болот: идет охота за вивернами, василисками, боевыми болотными коровами. К казарме с месяц уж как пристроили здоровущий ангар. Высота потолков - десять метров. Как раз на длину наших шей. Улавливаете? Под нашу братию возводился! Швейники строчат из дубленых кож гигантский шатер. Ремесленники вяжут под него стальную сетку. Не надо быть Шерлоком, чтобы догадаться: решили захомутать туда сотню или больше драконьих стрекоз. В имени над химической лабораторией всегда цветной столб дыма - придворные алхимики варят зелья. А знаете зачем? Чтобы сонными составами стреноживать матерых особей при отлове! Молодняк им не нужен. Хотя его легче приручить. Вопрос, где могут пригодиться апгрейд-монстры? Ответ - только на войне!
   - Излагаешь складно. А если допустить мысль, что большому хозяйству нужна аналогичная охрана? - усомнилась Альфия.
   - Ага. Даже форму собственную разработали для него, - заявил Роб. - На эмблеме какое-то здание. Похоже на кирху. Стражники на воротах уже в новых доспехах щеголяют. Присмотритесь. Зачем бизнесмену лишние расходы? Только для красоты? Ой ли? Наряду с казармами строятся новые молельные дома - полным ходом пошла промывка мозгов рекрутам. Одних кузниц понаделали в каждом филиале по нескольку штук. Что куем? Грабли? Это вряд ли. Мечи, щиты, наконечники для стрел. Телеги из филиалов выходят наглухо укутанные тряпками или заложенные сверху охапками водорослей. Для чего вдруг такая скрытность? Гонцы прибывают пачками. Розик просто в обнимку ходит со своим духовным наставником. Вы куда вообще смотрите? Вокруг уже месяца полтора всякая суета и возня, а вы - ни в зуб ногой!
   А вот это он перегнул. Наоборот, все делается по-тихому, как-то буднично. Вроде и между делом. Возводятся мануфактуры, ставятся смолокурни, хлоп - и пару казарм, да казематов новых сбоку пристроили. Незаметно на фоне всеобщего делопроизводства. Просто Роберт - ужасный умница и умеет делать выводы. Он потихоньку откладывает фактики в своей светлой головушке, без спешки сопоставляет их. Потом - бац! И безошибочный вывод. Абсолютно очевидный для него и невесть откуда взявшийся для остальных.
   Мы с Алей переглянулись. Эх, со стороны, наверное, уморительное зрелище. Две зубастых башки, каждая в центнер весом вдруг делают в воздухе элегантное "па" и начинают заигрывать друг с другом. Она растянула губы цвета сырого мяса. Блеснули белоснежные конические клыки. Из пасти выпростался раздвоенный язык. У ноздрей появилось маленькое фисташковое облачко ядовитого дыма. Это означает - Аля задумалась. Я обернулся. Едкая тучка плавно спланировала на дорогу позади ландо и в нее въехала телегами с боевым охранением. Послышалась щелкающая ругань ящерского наречия лучников. Запоздало свистнул бич.
   - Эй, хватит баловаться, девушка! Если так пойдет, то спина Прокофьевны скоро будет похожа на продранный диван! - возмутился я. - А если болотные мухи еще и успеют отложить туда свои яйца, то нам вообще будет...
   - Кто бы говорил?! - вскинулась Аля.
   Вдруг Роберт вытянул в струну свою длинную кольчатую шею и стал напряженно вглядываться вперед.
   - Твою мать! Начинается! - выпалил он.
   Мы повернули головы. Ну, точно. Из-за ближайшего поворота выползала телега, запряженная парой рабочих болотных коров, одетых в блестящую светло-зеленую шкуру. За первым возом следовали еще три таких же. Все тяжело груженые синим аркейским мрамором. Прокофьевна как вкопанная замерла на месте. Из наших пастей начали рефлекторно струиться тоненькие дымки яда. Сзади под самые колени гидре тут же по инерции уткнулась повозка с Розиком и отскочила, как от бетонного столба. Несмотря на то, что в ландо всех как следует тряхануло, возница не стал драться бичом. Он, как и хозяин, прекрасно видел, в чем причина заминки. Что тут началось! По обочине вперед бежали стрелки охраны, уши закладывало от их свистулек (они так бранятся). Посреди дороги Розик, потрясая волосатыми кулаками, орал во всю мощь своих звериных легких:
   - Бубен!!! Где ваш бубен?!
   Здесь я вынужден сделать небольшое отступление. Все наши хозяйства, как правило, находятся на приличном удалении от центрального имения, в глубине болот и кольце топей. Как все происходит. Геологоразведочные партии Розика (пять штук специально обученных драконьих стрекоз с саблезубыми клыками и зеркальными фасеточными буркалами) непрерывно курсируют по разным неведомым далям, вынюхивают, высматривают. Обнаружив средь бескрайних трясин очередной сухой островок, они садятся на твердь, хватают несколько камней или отдирают кусок жижистой почвы и тащат свои трофеи на анализ алхимикам. Те внимательно исследуют принесенные летучими следопытами образцы породы. Ага, здесь мы будет строить серные карьеры. А тут так и просятся медные копи! И торфоразработки!
   Дальше Розик дает отмашку, и бригады гноллов-проходчиков начинают мостить гати, валить в стоялую воду песок и щебень, продвигаясь километр за километром к облюбованному учеными пятачку сухой земли. После окончания насыпных работ прообраз будущей транспортной артерии трамбуют силами коровьих табунов. Ну, иногда прогонят туда-сюда батальон ящеров-воинов. Заканчивает испытания будущей дороги живой асфальтовый каток - Прокофьевна собственной многотонной персоной. Несколько пробных рейсов взад-вперед и приемка дороги самим Розиком, непременно в компании дрожащего, как осиновый лист, прораба партии проходчиков. Нередко, вследствие многочисленных претензий к качеству покрытия, горе-бригадир оставался навечно пускать пузыри подле своего объекта, упокоенный сероводородными сказками болотных гейзеров. Если же Розика все частично удовлетворяло (чтобы полностью устраивало - этого на нашей памяти не было ни разу), вслед за нами во глубину трясин бросались отважные гноллы-строители. Рубились бараки рабочих и избы надсмотрщиков, ставились производственные цеха странной архитектуры, вязались защитные изгороди и будки мародеров-охранников.
   Под конец, на самом сухом и продуваемом от мошкары месте возводился аккуратный комфортабельный гостевой домик для начальства. Еще месяц перевозок, наладки, и готов новый цех, пошла продукция.
   Но одна нескладуха все же оставалась. Та, с которой все и начиналось. Дорога. Однополосное движение. Делать двухколейку - долго, затратно, к тому же это не решение проблемы. На службе имеется немало зверюг, которые, двигаясь навстречу друг другу по разным полосам, с превеликим удовольствием взаимно вцепятся в глотки. Чего стоят одни только василиски с их гиперфункцией территориальности! Прокофьевна тоже запросто кого угодно схавает, только давай. Поэтому Розик, истый хозяйственник-передвижник, нашел оригинальное решение - площадки обгона. Через каждый километр сбоку от утоптанного полотна подсыпали гравием участок достаточный, чтобы на него загнать сразу несколько телег. При движении каравана полагалось обязательно высылать вперед одного работягу с огромным бубном в руках. Бедолага изо всей мочи колотил в свой бренчащий музыкальный инструмент, предупреждая встречный транспорт о движении своего обоза. Вся процессия от этого походила на выездную сессию ансамбля шаманов. Почему в этот раз навстречу нам никого не попалось, сказать затрудняюсь. Может скомороха-авангардиста сожрала прохожая стая мангровых криптид? Или еще кто польстился на свежатинку? Тут это случается с легкостью и аппетитом.
   А на дороге всеобщая канитель только набирала силу. Ни у нас, ни у них задний ход конструкцией не предусмотрен. Уперлись друг в друга, как две футбольных фанатских группировки и ни с места. Вокруг - красота. Тина, кувшинки, сплошные заросли телореза, пузыри на зеленой воде. Воняет невообразимо. Словно на поверхность болот всплыла сразу тысяча дохлых рыб. Сгустились тучи, потихоньку начал накрапывать мелкий дождик. Природа минуту-другую подумала и шарахнула по всему этому безобразию полноценным ливнем. Потом еще добавила к нему для колорита редкие ледяные градины. Струи небесной воды понемногу охладили паровую машину негодования Розика. К тому моменту жертвами буйного темперамента владельца имения стали: пара подручных возчиков и даже один ящер-стрелок, не вовремя подвернувшийся под руку. Прокофьевна стояла на своем месте и злобно пыхтела, демонстрируя полное согласие с действиями работодателя.
   Наконец решение было с муками исторгнуто из души владельца предприятия. Наше резное открытое ландо со сложенной крышей из бежевой замши загнали в грязевую ванну. Прокофьевна стояла по бабки в прохладной мути и наслаждалась. Позади медленно тонула телега охраны. Обоз тихонько тронулся навстречу. Но сегодня был не день Розика. Только первая подвода миновала нашу мокрую, облепленную жижой, и от того скорбную делегацию, как на ней с треском сломалась задняя ось и поклажа просела на дорогу. Неудивительно - аркейский мрамор тем и отличается от обычного, что может накапливать воду. От того он так высоко ценится в засушливой Цитадели. Купцы-хобогоблины выбирают его запасы у Розика подчистую. Платят щедро. Их подручные оргы споро грузят на широченные, влекомые тягловыми циклопами, возы шлифованные бирюзовые плиты и поминай, как звали.
   Спрашивается, куда смотрел наш василиск-предсказатель? Нет, теперь не сносить хвостатому гидрометцентру гребнистой головы. А караван стал наглухо. Возницы засуетились, скидывая мрамор прямо на дорогу, чтобы спасти остальные телеги. Коровы неуютно чувствовали себя в опасной близости от Прокофьевны и обменивались истошным испуганным мычанием. Я потихоньку многозначительно наклонил свою голову к крайней, мои ноздри впустили внутрь заманчивый запах ее глянцевой шкуры. Очень питательно. Я невольно облизнулся. Корова, панически следившая за каждым моим жестом, увидев вблизи от себя широкий фиолетовый язык гидры, изо всех сил рванулась с места, запуталась в сбруе и оборвала одну постромку. Ее напарница не устояла на ногах от внезапного толчка и кувыркнулась в болото, нам под самое брюхо. Туда же за ней медленно и печально опрокинулась вторая подвода с драгоценным мрамором. Прокофьевне даже пришлось немного посторониться, чтобы не отдавило лапку. Что тут началось! Паника, кутерьма и полный коллапс. Среди этого бурного моря всеобщей энтропии, одиноко стояла неприступная скала имени Розика и сумрачно взирала на происходящий беспредел. Под шумок Альфия созорничала и одним движением лихо откусила барахтавшейся в воде корове ее скудоумную голову. Вверх ударил карминовый фонтан. Розик выразительно плюнул себе под ноги, не обращая внимания на грязюку по пояс, залез в свое ландо, решительно спихнул в болото возничего с облучка и взмахнул отобранным у слуги бичом. Мы потянули упряжь, и бричка с чавканьем вырвалась из липких объятий. Позади остался обоз, телега со стрелками и все проблемы. А мы поехали дальше.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

37

  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | С.Елена "Дочь реки" (Любовное фэнтези) | | А.Михална "Путь домой" (Постапокалипсис) | | M.O. "Мгновения до бури. Выбор Леди" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | В.Василенко "Дикие земли. Шарп" (Боевик) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг" (Постапокалипсис) | | П.Працкевич "Код мира (2) - Между прошлым и новым" (Научная фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru ИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарМои двенадцать увольнений. K A AСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаСуккуб в квадрате. Чередий ГалинаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Снежный тайфун. Александр МихайловскийСчастье по рецепту. Наталья ( Zzika)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"