Альтшуль Павел Михайлович: другие произведения.

Этот город (ч.13)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Призрачная надежда призрачна, и все идет не так, как задумано - именно об этом можно прочитать в тринадцатом эпизоде первой части Project Noir. Ну а так же о зверях в мутантском и людском обличии, о прошлом некоторых полицейский офицеров и о том, что адскими машинами обычно управляют не черти.


   Находящийся в авангарде темный издалека прыгнул, карабинеры по инерции направили ружья в то место, где он должен была упасть. Спустя пару секунд, как этого не произошло, один из бойцов, первым сообразивший, что случилось, спешно вскинул фонарь к потолку. Его луч ударил прямо в морду подобравшейся к нему вниз головой твари. Выстрелившие как из пушки когти выхватили его из строя и швырнули вглубь комнаты. Упав меж других мутантов, он даже не успел вскрикнуть.
   Тварь свалилась перед отрядом. Ее панцирь мгновенно разорвало ружейным огнем, но она, закрыв голову мясистыми клешнеобразными придатками, успела выбросить себя вперед и шипом, выскочившим из лапы как пружина, пробить голень карабинера. Под градом ударов потащила его к себе.
   Вызвав по всей галерее звенящий резонанс в стеклянных сосудах, подал голос "Мессершмитт". Первый выстрел оторвал темному боевую конечность. Тварь завизжала, и вторым выстрелом, пришедшимся в раскрытую пасть, ей изнутри выбило затылок.
   Раненого бойца успели оттащить до того, как основная масса темных достигла строя. Беглые выстрелы откинули их, одна тварь с пробитым черепом обвалилась на пол. Мутанты бешено закружили по залу, кольцом сжимаясь вокруг стиснувшегося в каре отряда. Принимая в себя пули, они пытались выхватывать людей из отряда и снова отходить. Дважды это почти удалось, один раз удалось полностью, и боец, насажанный на плоскую и длинную, как коса, шпору на лапе, исчез в глубине зала вместе с утащившим его существом.
   Над карабинерами, остервенело меняющими заряды в ружьях, возвысилась серая фигура Мийер-Майера. Высоко вскинув подбородок, он последовательно прицеливался и спускал курок. Длинноствольный пистолет разил, подсекая тварям конечности, заостренные пули попадали в стыки роговых плит, под шею и в нервные узлы.
   Хитиновая карусель захлебнулась. Темные наскочили друг на друга, образовав кучу. Какие-то смогли перепрыгнуть или отбежать, другие натолкнулись на упавших, раздался треск роговой брони и сломанных конечностей.
   Карабинеры по команде спустили курки. Рой зарядов взорвал гору блестящих тел, огласивших зал хором высокочастотных криков. После этого куча взорвалась буквально. Разметав туши в стороны, сквозь нее прорвался монстр, превышающий по массе любого из темных в несколько раз.
   Остановившись и взревев, огромный зверь замолотил в пол пятипалыми кулаками, сначала одной парой, затем другой, а потом обеими одновременно. Cотрясающий грудные клетки рев перешел с низких частот на высокие и обратно. Со столов повалилась склянки, колбы и реторты, страшные химикаты слились в гремучую смесь и со вспышкой неестественного цвета самовоспламенились.
   Работая лапами не хуже ковшей проходческой машины, тварь стала разгоняться в сторону бросившегося врассыпную отряда. Стоять остались трое: Доине, всаживающий в приближающегося как оползень монстра выстрел за выстрелом, молодой карабинер, назначенный его прикрывать, и Мийер-Майер, с ухмылкой перехватывающий поудобнее длинный меч.
   Посмотрев на стреляющего агента, полицейский боец решился последовать его примеру и стал спешно менять заряд в ружье, из-за чего не увидел, как серебряные пули бесславно отскакивают от грудной плиты чудища. Резко захлопнув затвор, он в уверенности, усиленной стоящим рядом Доине, прицелился. За секунду до того, как огромная скотина должна была смести их обоих, оружие ответило на нажатие спускового механизма холостым щелчком.
   Агент отскочил в одну сторону, следователь оттолкнул растерявшегося карабинера в другую. Проворотом вывернувшись из-под расставленных лап чудища, резанул его по бронированному туловищу. Клинок высек облачко костяной пыли, а не заметивший этого зверь унесся дальше.
   Темные прыскали с его пути c боязливым визгом, попавших под лапы тварей он переворачивал и раскидывал по сторонам. То же самое пытался сделать с людьми, слепо пробуя дотянутся растопыренными когтями до любого, кто случайно оказывался на линии его движения.
   Монстра осыпали очередями выстрелов. Боец, мимо которого он просто проскакал, в упор разрядил в него ружье. Чудище затормозило четырьмя конечностями и, развернувшись подобно лучу циклона, когтями переломило ружье стрелявшего посередине, второй лапой с ужасающей легкостью снося ему самому голову.
   Другой выстрел достиг незащищенного роговым доспехом места, но застрял в мясе, не нанеся никакого вреда. Хрипло зарычав, чудище колоссальным прыжком наскочило на посмевшего выстрелить карабинера, выбив о потолок искры зазубринами хребта и подмяв пятящегося бойца под себя как бумажного. От порожденного ею землетрясения, в фейерверке стеклянных и глиняных осколков разлетелась оставшаяся химическая посуда. Получивший новую пищу сине-зеленый огонь взметнулся вверх, раскидывая по залу призрачные блики.
   Лапами подняв придавленного карабинера - того самого, которому Доине отдал выбранные им документы - зверь легко переломил его пополам, стукнув его сапогами о его же затылок, и вышвырнул вон. Собрав пылающие столы, искореженное тело снесло каменный пюпитр. Разбитые жаровни полыхнули вязким нефтяным пламенем, голодно накинувшимся на разлетевшиеся из лопнувшей связки страницы. Через мгновение вся пачка листов, выпавших из-под прогоревшего шнура, исчезла в огне.
   Монстр пустился во второй круг по галерее, разбивая все, до чего дотягивался. Пересекший ему дорогу Мийер-Майер клинком перехватил его внимание. Лобовая пластина чудища не поддалась острию; то, прорезая ее на четверть дюйма, соскользнуло. Поднявшись на задние лапы для ответной атаки, темный открыл незащищенную сторону сустава, который немедленно был прострелян. Следователь сместился от потерявшего вектор вертикального удара и, описав мечом несколько финтов, вонзил его в другой сустав. Врезавшиеся у его ног кулаки, как таран разбили пол, подняв в воздух концентрически разлетающиеся от эпицентра осколки.
   Теряя от бешенства и без того немногие крохи разума, чудище раскрытыми лапами попыталось схватить следователя и разорвать на части. Пятясь сложными шагами, Мийер-Майер хлестал его мечом. В грудь, шею, по морде и лапам, отступая и не давая тому атаковать.
   К зверю с другой стороны подбежал Доине и, цепляясь за роговые выступы на хитиновой спине, несколькими рывками вскочил ему на спину. Монстр поднялся на дыбы, и агент, ухватившийся за край костяного доспеха, взлетел в воздух, потеряв меч. Освободившейся рукой он подтянулся на шипе, торчавшем из хребта чудища, и, уперевшись ногами в роговую броню, зафиксировал себя на его плечах. Исступленно пытающийся сбросить агента зверь запрокинул голову и увидел ствол мастер-оружия. Свел глаза сначала на нем, а затем на его обладателе. Прежде чем активное серебро вошло ему под глаз во вспышке порохового пламени, взгляды человека и монстра мимолетно пересеклись.
   Глаз расплескался цветком желтоватой желеобразной массы, тварь, обезумев от боли, взвыла подгибающим колени воем. Одновременно с ней воплем зашлись остальные темные. Сквозь их лихорадочный ор дважды прорывался свист, но сошедшие с ума мутанты его просто не заметили.
   Зверь закрутился на месте, то заваливаясь, то снова находя равновесие. Оттолкнувшись от его могучих плеч, Доине спрыгнул в ореоле развивающегося плаща. Получив толчок, зверь рухнул на подскуливающего у его ног темного. Попытался встать, сводимыми судорогой конечностями круша и проламывая более мелкому мутанту панцирь. А когда все-таки поднялся, от его собрата осталась плоская, раздавленная и перемешанная с кусками хитина плоть.
   Будто по команде все твари в галерее разом рванули к тоннелю, из которого выскочили всего несколько минут назад. Как в воронку стянулись в проем, выразительно оббегая небольшой пятачок, на котором случайный луч высветил сгорбленную в беспомощности фигуру.
   Огромный зверь убегал последним. Легким шагом двигаясь по его следу, Агнус Мийер-Майер вытянул левую руку, совмещая мушку пистолета с его черепом. К нему подоспел Доине, на ходу вставляя в оружие новый магазин. Агент и следователь оказались спиной к спине, их руки образовали две параллельные линии. "Мессершмитт" и "Хенкель" дали залп.
   Затылок чудища взорвался. Оно, как убитый, но еще не понявший этого хтонический гигант, обрушилось на пол, проехав по инерции дюжину футов.
   - Не всё! - крикнул Доине приостановившимся карабинерам, - Жрец! Взять живым!
   В бегающих лучах снова промелькнул согнутый силуэт, ставший совсем уж мелким и жалким. То, что он был точно тем же контуром, который агент со следователем видели в ржавой трубе до начала операции, теперь не вызывало сомнений.
   Когда опавшую на колени фигуру стали окружать, между ней и карабинерами встала огромная человекоподобная масса. Развернувшийся во весь рост культист был настолько огромен, что сам походил на убитого только что зверя. Его одеяние, едва закрывающее гипертрофированно вздутые мышцы, было сшито из многих кусков ткани толстым, неприятно органическим шнуром. В грязное полотно были вклинены лоскуты блестящей сморщенной материи, и оставалось только надеяться, что это кожа все-таки животного.
   С черепашьей упорностью загораживая сгорбленную фигуру, черный великан медлительно поворачивал голову от одного полицейского фонаря к другому. Его проткнули штыком, однако он лишь утробно заурчал, и руками, замотанными лишь в испачканные рваные бинты, схватил оружие за раскаленный ствол. Издав угрожающий низкий рык, навалился на ружье, изгибая его как тростинку. Ложе оружия с хрустом переломилось, приклад остался в руках ошеломленного карабинера. Культист дернул из себя оставшийся кусок ствола, но плотно застрявший во внутренностях штык соскочил с крепления, да так и остался торчать из тела.
   Заторможено, почти лениво взревев, исполинский сектант размахнулся отломанным дулом и с плеча ударил обезоруженного карабинера, под почти прямым углом сворачивая тому шею. Выстрел в упор загнал ему в грудную клетку тяжелую шестилинейную пулю, балахон забрызгала ржавая, смолисто тягучая жидкость, но великан даже не подумал останавливаться.
   Медленно вращая единственным глазом, он сфокусировался на самом ближнем из обступивших его людей. Тот не увернулся от летящего в него сжатого кулака и наоборот сам подался вперед, раскрытой ладонью перехватывая руку огромного культиста. К неимоверному изумлению гигантской антропоморфной груды мышц, ей не хватило силы. Рука будто ударила в каменную стену, подъеденные некрозом ткани, затрещав, лопнули. Доине отпустил обмякший кулак, бросив мычащего гиганта таращиться на выгнутую в открытом переломе конечность.
   Карабинеры торопливо окружили оставшегося культиста, штыками прижав его к полу.
   - Живым и невредимым, - жестко, как недоразвитым и понимающим только силу подросткам, напомнил агент, отходя за своим мечом. Подняв и придирчиво его осмотрев, стал возвращаться.
   - Что это было? - выдохнул спасенный Мийер-Майером молодой карабинер, тыкая мертвого громадного зверя прикладом.
   - Сильный, здоровый темный, - ответил следователь, перезаряжая пистолет, - Такие были распространены всего-то век назад.
   Закончив тираду, он вынул из "Хенкеля" опустевший барабан и спустил остаточное натяжение взводной пружины. Далее он отточенными движениями по очереди заменил патроны, вернул магазин обратно и с присущей ему элегантной неспешностью стал накручивать пружину до боевого положения украшенным гравировкой серебряный ключиком.
   - Оружие, - приказал Доине, останавливаясь около молодого карабинера.
   Вздрогнув и только потом по уставу уставившись перед собой, боец передал агенту ружье. Тот в первую очередь досмотрел акцизную маркировку на прикладе - была и она, и клеймо завода-изготовителя. Далее он ловко вскинул оружие, проверяя прицельную линию. Оценил качество замка - казнозарядный, под современный патрон игольчатого воспламенения с пироксилиновым взрывчатым зарядом, мощным, бездымным и дорогим. Ствол точеный, полированный, крепится к лакированному ложу технологичными кольцами. Затравочные отверстия отделаны медью. Разгар минимальный, хотя прекрасно видно, что оружие не новое и использовалось по назначению весьма активно.
   Под стать ружью были и висящие на поясе сабля и картечный мушкетон. Если закрыть глаза на то, что обмундирование было просто-напросто грязным, оно находилось на самой грани дозволенного Гильдией уровня, действительно превышая общие для страны стандарты очень намного. Агенту стоило признать, что таких хорошо вооруженных и подготовленных бойцов он последний раз видел во время Революции на стороне верных Империи сил - с которыми он воевал и которых убивал.
   - Имя, - снова приказал карабинеру Доине.
   - Ферран, господин агент.
   Открыв замок ружья, Доине вынул переломившийся посередине патрон и продемонстрировал бойцу смещенное запальное кольцо, ставшее причиной осечки.
   - В следующий раз ты будешь мертв, - пообещал агент, - Вольно.
   Жестом отогнав полицейских бойцов от пленника, он силой распрямил его, стволом пистолета скидывая с него капюшон. Свету предстало расплывшееся бледное лицо с разъеденными эрозией губами, из-под вылезших бровей которого глядели пустые рыбьи глаза, до дна заполненные мутью животного страха.
   Воздух вокруг агента как будто разом заледенел. Ненавидя себя за непростительную наивность, он без слов поднял меч и одним движением снес культисту, принятому им за жреца, голову.
   - Отмена приказа, - с могильным холодом произнес Доине, отпуская сложившееся набивной куклой тело.
   Онемевшие карабинеры расступились перед ним подобно створкам ворот города, выкинувшего белый флаг. Без объяснений и хоть каких-либо прочих слов, агент широким шагом пошел к тому проходу, куда сбежали темные.
   - Чего встали?! - заорал Трагэ на тупо смотрящих ему вслед бойцов - За ним! Бегом!!
   Новая галерея вызвала у Доине неприятные внутренние ассоциации с церковью: длинная, сводчатый потолок поддерживается рядом колонн. Подозрительно ровная и свободная. Скамьи, не поломанные пробежавшим стадом мутантов, растащены в стороны.
   Когда позади него появились карабинеры, он уже чувствовал опасность. Пытаясь вычленить ее в расползшихся в темноте очертаниях зала, стал замедляться; его пальцы напряженно сжали рукояти оружия.
   Оторвавшийся от своих людей Трагэ затормозил около него. Не столько чувствуя неладное, сколько ощущая дискомфорт от нарушения уставного хода операции, лейтенант скомандовал дать освещение.
   Их обоих опередили. С ревом огнеметной машины, поджигающей склад динамита, им навстречу полыхнули химические прожектора. Зал моментально стал заполняться бурым ядовитым дымом, обрушившийся поток тяжелого света сбивал с ног, множеством тонких лезвий разрезал глазное дно. Ослепленные и сбившиеся с шага карабинеры поспотыкались друг об друга, из организованного отряда превращаясь в смешавшуюся толпу.
   Химическое пламя проявило на противоположном конце галереи баррикаду из сложенных скамей, которая неожиданно разразилась серией огнестрельных вспышек. Их отсветы исчезли в море белого мигающего света, но первую шеренгу отряда смело, словно в нее ударила целая рота.
   Отделавшись от первичного шока, карабинеры рассыпались в стрелковую цепь и, превозмогая боль в глазах, вслепую пытались поразить укрывшегося за прожекторами невидимого врага. На их редкие разрозненные выстрелы баррикада ответила очередью невозможной длины. Тонкие снаряды-штыри зарикошетили от стен и пола, кроша камень, наполняя воздух тучей острых осколков. Бойцов покосило как мишени. Уцелевшие попадали, вжимаясь в пол от ливня тонких как гвозди пуль.
   Надрывно кричащий Трагэ пытался восстановить рассыпавшийся в прах порядок. Оперенный стержень попал ему над глазом, мигом превращая лицо в смесь паленых волос и слезшей кожи. Вторым и третьим попаданием ему за запястье прибило к грудной клетке одну руку, к которой тут же предплечьем была пригвождена другая. Следующие заряды попали в живот, превращая в решето мундир и внутренности. Последнее попадание пришлось в ногу пониже колена, и то, что осталось от лейтенанта, подсекло и опрокинуло вперед.
   ...Кровожадный садист, убийца и каннибал, известный как мясник Трагэ, получил по заслугам...
   Сумасшедший огонь не прекращался, выстреливаемые с равным промежутком огненные удары слились в вой. Оружие стреляло, как если бы ему вообще были чужды понятия "боеприпасы", "перезарядка" и "перегрев". Опережая вытягивающиеся в линию дорожки пуль, по залу метались лучи прожекторов, и если белые пятна натыкались на кого-то из раненых и оглушенных, то его сразу растерзывало длинной очередью.
   Случайное попадание полицейского ружья опрокинуло один прожектор. Стал виден изрыгающий потоки выстрелов один-единственный агрегат, ствол которого поворачивался на станке-треноге и в ритмичных вспышках выпускал металлические стержни. Массивный корпус оружия сотрясался, гремя установленными по бокам коробами.
   Спрятавшийся за колонной Мийер-Майер быстрым рывком подтащил к себе ближайшего раненого, которым оказался все тот же молодой боец. Какой-то другой карабинер попытался доползти до соседней колонны, но угодил под прожектор и был буквально вбит в пол лучом из железных штырей. Спасенный боец осоловело посмотрел на разорванного в лоскуты товарища и потерял сознание.
   Когда оружие переключилось на другую сторону зала, из-за укрытия выбрался Доине. На несколько секунд он огнем "Мессершмитта" прижал стрелявших к баррикаде, после чего адский аппарат возвратил все внимание ему. Колонна, за которой он стоял, стала быстро превращаться в обколотый скелет.
   Со счета выстрелов, даже очень условного и приблизительного, агент давно сбился, но на его памяти еще ни одной машине не удавалось работать бесконечно. Прижав пистолет к груди и спиной начиная ощущать заряды, бьющие в колонну с другой стороны, он продолжал внимательно ожидать, когда оружие за баррикадой заткнется.
   Пытаясь перепилить укрытие агента, оружие выплюнуло последний выстрел, несколько раз хлопнуло порохом вхолостую и замолчало. Грохот и эхо отступили, предоставив галерею стонам тех, кто был посечен тонкими стержнями, но еще не умер от ран.
   Чтобы убедиться, что прекращение огня не случайность, Доине досчитал до пяти, после чего выскочил из укрытия и сорвался с места. Вязкий воздух, встречным течением надавивший на лицо, обтек очки и болезненно высушил глаза. Но и сквозь него агент увидел, как движущиеся за баррикадой балахоны заменяют коробы на страшном оружии.
   Культисты тоже заметили его и живо оценили, насколько стремительно сокращается расстояние между ним и их позицией. Разглядев острие меча в руках агента, один из них не выдержал, бросил перезарядку адской машины... и выхватил из-под балахона две крупнокалиберных пистоли, с криком разом спуская оба курка. Доине упал ногами вперед, проскользнул под зарядами картечи, и, зацепив рифлеными подошвами неровность пола, снова вскочил на ноги, почти не сбавив скорости.
   Машина убийств снова открыла огонь, проделав мелкие рваные дыры в полах бежевого плаща, но агент уже перескочил через вал, сходу разрубив голову главного стрелка. Его помощника ударил в шею пистолетом и тут же выстрелил. Тот уклонился от пули, но раскаленные газы опалили ему щеку и висок. Выронив короткий прямой клинок, он ладонями в асбестовых рукавицах схватился за лицо и повалился на колени.
   В спину агенту замахнулись топором. "Хенкель" свалил напавшего, и его хозяин, перепрыгнув через вал, оказался около Доине.
   - Пригнись! - выкрикнул Мийер-Майер.
   Размышлять агент не стал. Услышал, как длинный меч резанул воздух над головой, и как после этого упало что-то тяжелое.
   Управляющий прожектором культист схватился за топор. Выстрел разбил реакционную колбу у самого его лица. Химический свет погас, вырвавшееся из прожектора бурое облако охватило сектанта, а следующий выстрел продырявил балахон на его груди. Со спазматическим хрипом он повалился на пол, так и оставшись лежать в ядовитом дыме.
   Культист, стоящий по другую сторону орудия, выбросил пистолеты и толкнул то на Доине. Прокрутившись на станке, тяжелый ствол в рифленом кожухе, ударил агента в грудь. Чтобы не упасть, он обхватил его руками и проскочил под ним. В глаза мимолетно бросился выцарапанный на стволе символ, который Доине успел разглядеть как притупленный снизу круг, неровно перечеркнутый посередине.
   В руках сектанта появилась старая армейская шпага, он проворно закатал рукава, открыв огромные исколотые синяки на сгибах локтей. Ему даже удалось отразить несколько ударов и перейти в контратаку. Обманным выпадом он заставил Доине закрыться и тут же напал с другой стороны. Искусно перенеся меч, агент отклонил шпагу. Потеряв управляемость, та снесла с оружия короб, пробила кожух и застряла. Из дыры ленивой струей полилась горячая вода.
   Рассекая падающую коробку, взорвавшуюся тучей зарядов-штырей, агент ударил противника в шею. Почувствовал движение за спиной и, выгнувшись, отбил просвистевший клинок, но им оказался меч следователя. На ногах за баррикадой, кроме них двоих, больше никого не было.
  
  
  
  
  
  
  
  

5

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"