Плотникова Эльвира: другие произведения.

Соло для души

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О силе музыки и о палаче внутри нас.

 
 
  
  
  
  

Соло для души

  
 []
  
     Перед моим выступлением в зале всегда тихо. Я давно привыкла к этой угрюмой тишине. К липкому страху, пропитавшему все помещение. К лютым взглядам, которыми одаривают меня самые смелые слушатели. Большинство же предпочитает притворяться, как будто им все равно.
  
     Они все мечтают о моей смерти. Или о том, чтобы меня поразила болезнь, из-за которой я не смогу работать. Но все послушно сидят и ждут начала концерта.
  
     Я никогда не спешу. Я все еще помню цветной мир, и мне все еще жаль этих несчастных. И я, как могу, оттягиваю момент, после которого их жизнь навсегда изменится: подкручиваю винт бочонка,* натираю волос канифолью, потом откладываю смычок и настраиваю инструмент. Струна ля первой октавы - по камертону, и далее, каждый раз ниже на чистую квинту** - струны ре, соль и до. По залу плывут густые бархатные ноты нижнего регистра***, звонкие и немного гнусавые - верхнего. Я включаю запись аккомпанемента - этого вполне достаточно для работы - и начинаю играть.
  
      
  
     Сегодня у меня только один слушатель: седой мужчина, почти старик, расположился в первом ряду, хотя был волен выбрать любое удаленное от сцены место. Обычно так и поступают, словно расстояние может превратиться в преграду для музыки.
  
     Он ждал моего появления: встать не посмел, но всем телом подался вперед, нервно и, как мне показалось, жадно всматриваясь в мое лицо.
  
     - Госпожа?..
  
     - Учитель?!
  
     Я узнала его по голосу. Когда мы виделись в предыдущий раз, мой учитель уже был не молод. Сколько лет прошло? Много... Время окончательно смыло краску с его волос, стерло знакомые черты: блеклая ветхая кожа складками висит под подбородком. Даже глаза выглядят незнакомыми. Прежде дымчатые, жаркие, пронзительные, теперь - тусклые, застывшие, понурые. Только в голосе сохранилось что-то от прежнего наставника. Впрочем, я всегда лучше запоминала звуковые образы.
  
     Старик, но все же почти. В нем нет дряхлости - прямая осанка, широкие плечи, руки не дрожат, только пальцы нервно постукивают по подлокотнику кресла.
  
     Мне никогда не запрещали разговаривать с приговоренными. Зачем? Никто и не пытался начать беседу - ни они, ни я. Но сейчас я отложила футляр с инструментом и спустилась со сцены.
  
     - Учитель, я...
  
     - Не называй меня учителем. - В его голосе мне послышались горечь и... стыд? - Я предал тебя.
  
     Привычные ощущения: внутри все сжимается, скручивается в тугой узел. Я всегда готова к самому худшему. С тех самых пор, как мир для меня стал серым. И почему-то я сразу понимаю, о каком предательстве говорит мой учитель.
  
      
  
     Теперь мне кажется, все предопределилось в тот самый момент, когда я взяла в руки свою первую скрипку. А когда-то - я еще помню - верилось в мечту. Одинаково сильные способности к магии и музыке позволили мне выбрать профессию врачевателя. И всегда рядом был он, мой учитель.
  
     Он преподавал мне технику игры и показывал первые музыкально-магические плетения. Он гонял меня до судорог в пальцах, заставляя отрабатывать гаммы и этюды. Он же придумал поменять скрипку на альт, когда я выросла, и из маленькой крепкой девчонки вдруг превратилась в крупную статную женщину с длинными и сильными руками. 'Скрипачек много, - утешал он, когда я рыдала, вынужденно привыкая к новому инструменту, - а ты будешь уникальна. Женские магические узоры в сочетании с голосом альта позволят тебе излечивать редкие болезни'.
  
     Упорство и труд помогли мне стать неплохой альтисткой и даже заслужить звание 'виртуоз-врачеватель'. Я работа в клинике, на кафедре у любимого наставника. Он гордился мной.
  
     А потом случилась беда.
  
     Один из пациентов внезапно умер после назначенного мною лечения. Я не всегда сама играла на альте. У меня в подчинении работали студенты-практиканты, выполняющие самые разнообразные поручения. Одного из них я и попросила сыграть простую обезболивающую мелодию. Конечно же, я не сомневалась, что студент справится. А больной скончался. Причем не от своего основного заболевания - от моей мелодии. Экспертизы, проверки, допросы... И меня обвинили в убийстве.
  
     Врачеватель не имеет права на ошибку. Таков закон.
  
     - Да, это сделал я, - продолжает учитель. - Я подменил то назначение. Студент действительно ничего не знал и отработал по написанному.
  
     Бесцветный мир постепенно теряет и серые оттенки, чернота сгущается вокруг меня и давит, давит, давит...
  
     - За что?
  
     Только это я могу произнести вслух. Внутри кипят и кричат сотни слов, но горло снова сжимает невидимая петля угнетенности.
  
     За что, учитель? Почему вы так со мной? Я верила вам, словно самой себе. Даже больше, чем себе. Вы уговорили, убедили - так будет лучше. Я до сих пор помню, как это было.
  
      
  
     Комната для свиданий в чем-то даже уютна: мягкая мебель и цветочные горшки повсюду. В тюрьме не страшно. Главное - изолировать от общества и лишить инструмента. Наверняка они знают, насколько тяжело для мага-музыканта остаться без практики. И поэтому заключение - это пытка.
  
     Учитель пришел ко мне в самом конце следствия, накануне передачи дела в суд. Я надеялась на его помощь, но все, что ему удалось сделать - это договориться о сделке.
  
     - Если ты признаешь свою вину...
  
     - Нет. Я не могла ошибиться.
  
     - Девочка моя, я тебе верю. Но доказательства против тебя. Признай свою вину, и тогда наказание будет не таким суровым.
  
     - Нет...
  
     - Послушай... Просто выслушай, не перебивай. Это будет не казнь, а только подавление. Ты сможешь играть, понимаешь? Все воспоминания останутся с тобой. Мир лишь немного изменится, но ты будешь жить.
  
     - Зачем?
  
     - Жить лучше, чем существовать. Без души мы всего лишь куклы.
  
     - И что им нужно?
  
     Я тогда сразу сообразила - просто так меня не отпустят. Им не нужно мое признание. Доказательства действительно позволяли провести казнь. Значит, что-то другое.
  
     - Контракт на работу.
  
      
  
     - Они искали палача. - Слова учителя возвращают меня в эту реальность. - Теперь ты знаешь, для подавления нужна альтистка. Предыдущая отслужила свой срок и отказалась продлевать контракт. Они все равно достали бы тебя. В то время ты была единственной альтернативой. А если бы я отказался им помочь...
  
     Он недоговаривает, эти слова застревают у него в горле. Но я знаю, что он не смог сказать. Он обменял меня на тысячи спасенных жизней. Ведь он уникальный врачеватель. Лучший.
  
     Да, я - палач. И мои слушатели - приговоренные к казни. В наше время нельзя убивать физически, у нас очень гуманные законы. Поэтому мы казним душу. Магическая мелодия моего альта угнетающе действует на психику. Подавляются все эмоции, тускнеют и пропадают краски, делающие нашу жизнь разнообразной. Эти изменения необратимы, и мир становится серым. Поэтому меня все боятся. Меня, а не других палачей, что работают уже после моего выступления. Без моей мелодии их магия - ничто. Только подавленную душу можно сломать и уничтожить.
  
     Без души можно существовать. И даже приносить пользу обществу. Только нельзя врачевать, это уж точно. Учитель не мог поступить иначе, и спасал он не себя - своих пациентов. Получается... я - тоже?
  
     Впервые за много лет я вижу больше света, чем тьмы.
  
     Но...
  
     - Но за что?!
  
     Он удивленно хмурится, а потом понимает, на этот раз я спрашиваю не о себе.
  
     - Твой срок подошел к концу. И ты не стала продлевать контракт. А у меня снова есть ученица. Альтистка, как и ты.
  
     - И вы не захотели предавать ее, - догадываюсь я, снова обжигаясь обидой. - Она лучше?
  
     - Нет, девочка моя, не лучше и не хуже. Я отнял у тебя радость жизни. Это преступление, и все мои благородные цели - не оправдание. Я не смог поступить так еще раз. Пусть хотя бы у нее будет выбор. Стать палачом или перестать лечить... это все же лучше, чем... как у тебя...
  
     - А если я не уйду, ее оставят в покое? - выпаливаю я, озаренная простым решением.
  
     - Скорее всего - да.
  
     Я вижу - учитель не удивлен. В его взгляде - одобрение и... гордость? А еще я вдруг понимаю, что он знает, как я жила все эти годы. Его душа такая же раздавленная, похожая на мою. Но это сделала не магия, а его добровольный выбор.
  
     И все же он не сдался. Он пришел сюда, чтобы дать шанс нам обеим: мне и своей ученице. Ведь выбор - всегда шанс. Тем более, мне действительно все равно. Даже если я перестану играть эту проклятую мелодию, подавленность не исчезнет. Это навсегда.
  
     - Вы уже не практикуете?
  
     - Нет. Только консультации и ученики.
  
     Немало. Он знает, что не сможет заниматься этим после казни. А я замечаю - черного цвета вокруг почти не осталось. И внутри меня наливается теплом давно забытое ощущение 'все будет хорошо'.
  
     - Помнишь, почему для казни отказались использовать вербальную магию? - неожиданно спрашивает учитель. - Ведь словом тоже можно убить душу.
  
     - Да, но лишь до тех пор, пока веришь говорящему. Когда исчезает вера в слова, они теряют свою магическую силу. А музыка, она... - я запинаюсь, и меня бросает в жар от очередной догадки.
  
     - Поступай, как должно, девочка моя, - кивает мне учитель. - Это твоя работа.
  
     И я молча возвращаюсь на сцену.
  
      
  
     Мне давно уже не нужны ноты, я могу играть с закрытыми глазами. Альт поет свое заклинание, коварно выпрашивает, уговаривает мягким матовым голосом, повторяет вновь и вновь: 'Я хочу забрать у тебя весь свет. Я весь свет, что есть, превращаю в тьму и мрак, превращаю в тьму и мрак... Дай мне свет, что есть, весь свет, что есть в тебе, что есть в тебе, весь свет в тебе, весь свет в тебе... Дай мне, дай мне напиться. Дай мне, дай мне напиться, дай...' Пиццикато царапает резкими нотами, и заключительная часть - тонким голосом плачет наказанная душа. 'Да, это так', - глухо подтверждает альт.
  
     Учитель не слышит музыку. Только пиццикато, но само по себе оно не опасно. Смычок не касается струн, и мелодия звучит только в моей голове.
  
     Да, я даю учителю право выбора. Он сам подавил свою душу - и сам может ее излечить, если простит себя. И тогда другие палачи не сломают его. И он вернется к своим ученикам, и будет жить. Ради них. И ради меня.
  
     Я улыбаюсь - впервые за много лет - и вижу, как холодные тени превращаются в теплую пастель.
  
      
  
      
  
      
  
      
  
     * Бочонок - винт, меняющий натяжение волоса смычка.
  
     **Квинта - всякая пятая нота или звук, из числа семи, относительно первой.
  
     ***Регистр - участок звукового диапазона музыкального инструмента или голоса, занимающий определённое положение по высоте.
  
  
  
  
   Примечания
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список