Амур Серж: другие произведения.

Маголом. Продолжение - Жернова Гл. 31-35

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Магия, психоанализ, вера в Бога, монстры, Предтечи, тайные культы, тотальная похоть, некромантия - все это алхимические элементы, образующие беспорядок в колбе мира и в умах населяющих его созданий. Дерни за ниточку - часть клубка может распутаться ...


  
  
   Маголом
  
   Часть 2. Жернова
  
   (сайт проекта http://magolom.ascont.ru )
  
  
   Глава 31.
  
   Хшерк одел личину церемонного распорядителя банкета и манерно указал на собравшихся у костерка личностей так, словно представлял уездное дворянское собрание.
   - Это вот изволит восседать господин Чичякин. Леопольд Сердоликович. Наш счетовод. Точный учет наполнения аэростатов это на его плечах забота лежит, - Хшерк указал на кругленького низенького неупокоенного с блестящей матовым малахитовым цветом лысиной (обрамленной венчиком из белесых волос). Покатые тяжко опущенные плечи точно роптали против ноши возложенного на них учета.
   При упоминании своего имени Чичякин кисло улыбнулся и коротко кивнул. Похоже, появление двух новых лиц его ничуть не удивило и не озаботило.
   - А вот наша творческая натура - Эвелина, - продолжил Хшерк чинно.
   Несомненно, эта неупокоенная вызывала больший интерес, чем счетовод. Каждое из ушей Эвелины блестело дюжиной колец, больших и малых, в основном из золота. Руки девушки от запястий до локтей унизывали разнообразные браслеты. Распахнутая шубка из чернобурки элегантно прикрывала тело до пояса, но открывала вид на глубокое декольте в черном платье. Довершали наряд красотки черные шелковые шаровары, заправленные в черные сапожки.
   Изящный длинный мундштук с перламутровым декором помещался между ярко-зеленых губ Эвелины и держал на другом своем конце тоненькую сигаретку.
   "Что и говорить, - подумал Даниил. - Роковой декаданс вперемежку с пестрой восточной роскошью".
   Эвелина подняла на Даниила большие томные глаза и устало улыбнулась, словно говоря "Все повидала, парень, все пережила, но искра интереса к тебе может зажечься".
   - Крайний вон - это дед Слезай, - закончил представление Хшерк.
   Дед Слезай выдал лукавую усмешку на морщинистом заросшем щетиной лице и поправил на голове шапку-ушанку, один край которой задранным висел в воздухе.
   Фигуру деда облачал страшно поношенный бушлат.
   "Прямо лубок, Некрасовский персонаж", - решил про него Даниил.
   - Вот заблудились в наших краях, городские ..., - произнес Хшерк.
   Даниилу показалось, что Хшерк хотел добавить слово "пижоны". Но сдержался.
   - Из столицы? - не убирая лукавой усмешки, поинтересовался дед Слезай.
   - Из Петербурга, - подтвердил Даниил.
   - Ну да. Токмо места наши не примечательные. Нечему глаз порадовать, не то что Невский. Токмо цельным делом тут и живем.
   - Как отшельники? - спросил Антон.
   - Не-а, какие мы отшельники, - прокряхтел дед Слезай. - Бога не ищем, все больше сермяжными, земными делами занимаемся.
   - Религия - ярмо, - рубанул Хшерк. - Хомут. Кому она нужна, кроме тягловых лошадей.
   - Интересно услышать прогрессивную точку зрения во глубине болот, - произнес Антон. - Я вот тоже думаю, что любая религия это аналог садо-мазо. Понимаете, о чем я?
   - Канкан, кафе-шантан и всякий джаз? - спросил Хшерк.
   - Ну да. Не совсем, правда, так. Канкан, кафе-шантан и джаз - это развлечения, праздник, а религия, как и садо-мазо, это тяжкое испытание. Верующий вроде как не нарадуется на свои мучения и торжествует от страданий, накладываемых на него Церковью. Но с другой стороны - ноша тяжкая, испытания суровые, Сизифов труд, одним словом.
   - Да не, - вымолвил дед Слезай. - Церковь - это как в баньку сходить, токмо не тело потомить паром, а душу похлестать нравственным веником. По субботам энто можно.
   - А я вот что скажу, - заявил Антон. - Церковь - это ведь не просто дом свиданий с Богом, это хитрая шайтан-машина. И в ней крутятся не только виртуозные колесики хитроумных мыслишек, но и беспощадные жернова подавления личности. Облагородило ли Православие русскую Державу или исковеркало ее судьбу? Вот в чем вопрос.
   - Эка ты загнул, философ, - произнес дед Слезай. - Зачем нам такие вопросы каверзные ставить. Надо, чтобы люди алчность свою сменили на великодушие. Человеку нужно знать, что его сегодня-завтра не убьют, он не останется без куска хлеба и без крыши над головой. Тогда он и заживет вольготно. А все остальное дело наживное.
   - Ну а в сытости и тепле можно и о бабах подумать, - хмыкнул Антон. - Пардон, или в коммуне - эта тема табу?
   - Плотские утехи нам не чужды, - заметил сухо Чичякин. - Но ... всему свое время. - Он вскинул голову и пристально посмотрел на Даниила "бледными" маленькими глазками.
   - Бог для нас избыточная виньетка на картине жизни. Хочешь - пришпиль для украшения. Не хошь - так и без него перекрутишься-перевертишься, - подхватил Хшерк. - Да вы присаживайтесь к огоньку. Я сейчас чайку сооружу.
   - Только это самое, - веско проговорил Антон, - без мухоморов там разных.
   - Ну конечно, не стану же я вас, городских, нашим чаем с ног сшибать. Нет, я вам чай простой заварю - клюковка там да мох терпкий. Так что не опасливо вам будет попить с дороги.
   - Ну, добро тогда, - Антон присел к честной компании. Даниил расположился рядом.
   Эвелина, казалось, витала в далеких грезах, машинально посасывая мундштук.
   - Кривое зеркало сейчас в городах России, а не православие, - продолжил не оскудевающим образом развивать мысль дед Слезай. - Все те, кто дефилирует по Невскому проспекту или по Большой Морской и считают себя православными, все эти фраерочки - принимают ли они участие в жизни Церкви и ее таинствах или просто сыто рассуждают, о том, что Бог у них в душе славненько так поселился и на том достаточно. У нас в городах, видите ли, процветает оккультизм вперемежку с "обрядоверием". Почитал на досуге что-то из Библии, поставил свечку, повертел столик в салоне, заказал модной мадъярке гороскоп составить, а нимф на два часа нанял для расслабляющего массажа, вот и стал ближе к Богу со своим расслабленным и умащенным телом.
   - Угощайтесь, - вставил слово Хшерк, кивнув на жареных жаб.
   - Да мы особо к деликатесам не привыкли, - произнес Даниил. - Мы уж, если вы не возражаете, простой пищей попитаемся, - и он указал на свою котомку.
   Хшерк кивнул и выставил возле костерища пузатый чайник в сине-белых узорах.
   - Скажите, милейший, а от чего вы сказали, что нам еще не скоро предстоит в путь отправиться? - спросил Хшерка Даниил.
   - Да куда же вы отправитесь! А турбулентность?
   - Какая турбулентность? - встрепенулся Антон.
   - Как какая. Статическое электричество. Разряды молний. Жжах бабахнет и все - обуглились ваши кости. Были кости - стали угли. Оно вам это надо?
   - Нет, не надо, конечно. А где эта турбулентность путников поджидает?
   - Да в пол-версте от нашей дубравы. Там такая милая низинка раскинулась. Грозовая Яма, мы ее зовем. Уж по ней молнии шастают, как пьяные после ярмарки. Страшная жуть.
   - А когда ярмарка? - поинтересовался Антон.
   - Да сейчас в самом разгаре. Ну, ничего, не волнуйтесь шибко. Мы устроим вас на ночлег.
   - Да, полянка эта весьма милая, - заметил Антон.
   - Зачем же вам кости под открытым небом студить. Переночуете по-людски, в ячейке.
   - Там? - поднял палец Антон и указа на гробо-конструкцию.
   - Там, - кивнул Хшерк. - Эвелина перед сном любит историю своей жизни рассказывать. Уважите даму, не часто к нам такие чуткие люди захаживают.
   - И такие фотогеничные, - масленно добавил Чичякин.
   Антон с Даниилом невольно быстро переглянулись.
   Какие нравы царят в поселении наполнителей воздуха для аэростатов? Чем они занимаются ночью?
  
  
   32.
  
   Антон решительно хлопнул себя руками по ляжкам.
   - Интересное дело. А посмотреть эту вашу турбулентность можно?
   - Да пожалуйста. За показ денег не берем, - воскликнул Хшерк.
   - Прямо сейчас? - предложил Даниил, что ковать дело пока "железо горячо".
   - А чайку еще не желаете?
   - Может опосля? - выдвинул идею Антон, бодро вставая на ноги.
   - Хорошо, идемте тогда, - Хшерк пожал плечами - мол, раз такие ретивые - и поднялся от костра.
   Антон направился за Хшерком, за ним последовал Даниил, а замкнул нехитрую процессию дед Слезай.
   - За что вас Слезаем прозвали? - спросил его Антон.
   - Да бужу я их по утрам, лежебок. Чтоб вставали значица и за дело принимались. Кричу им: "Слезайте, проныры". Вот и прозвали меня "Слезаем". Да мне разве это в обиду будет?
   - В самом деле, - согласился Антон.
   - Гонять их надо, чертей. А то не делом будут заниматься, а один только бамбук курить.
   - Бамбук? - переспросил Даниил.
   - Ну это я так по-простому опиум называю. Больно народец нас любить навдыхаться всякой гадости. А там хоть трава не расти.
   - А по аэростатам у вас план напряженный? - поинтересовался Даниил.
   - Да не так чтоб очень. Работка нудная, но не пыльная, - слегка хохотнул дед Слезай. - Хочется по вечерам чем-нибудь развлечься. Так что проводим коллективные мероприятия. Приобщитесь, - подмигнул он.
   " К чему?" - подумал Даниил.
   Тропинка лениво попетляла немного меж исковерканных временем и стихией старых дубов и оборвалась у пожухлой полянки.
   Едва путники вышли из-под кроны ветвей на полянку, по праву руку от них возвысился огромный серый валун высотой чуть ли не в рост человека.
   Валун затянуло зеленовато-красным мхом, но даже сквозь мох проступал высеченный в камне рисунок - огромное, скуластое лицо с широко распахнутыми глазами.
   Лицо смотрело на людей решительно в упор. Толстые губы изваяния были сурово изогнуты то ли в гневе, то ли в безмерной насмешке.
   Под лицом проступали неясные знаки. Письмена?
   - Матерь Божья, кто это ... изобразил? - вопросил Антон.
   - Да кто ж его знает, - бросил Хшерк.
   - Говорят, в этих землях некогда жили Великие, - заметил дед Слезай поучительно.
   - Великие - это кто? - поинтересовался Даниил.
   - Кто это? Да не кажись, они нам докладывались. То ли предками людей были, то ли Богами. Поди теперь докопайся, - молвил Слезай степенно.
   - Вона как у вас тут интересно, - произнес Антон.
   "Возможно, Распутин распознал бы, что за знаки изображены на камне, - подумал Даниил. - Да только где сейчас Распутин".
   - А вона и Яма, - махнул рукой дед Слезай.
   Даниил и Антон проследили за направлением его руки.
   Впереди на многие версты раскинулось "море" глянцево-черной воды, с легкими красноватыми разводами.
   В небе над застывшей водной поверхностью набухли темно-серые тучи. Они не висели на месте, а точно вращались вокруг невидимого циферблата.
   То и дело между тучами проскакивали всполохи синих молний. Но, как ни странно, раскатов грома вослед им не раздавалось. Только настойчиво потрескивало в воздухе электричество.
   - Красота, - вымолвил дед Слезай.
   - М-да, - подытожил Антон.
   Антон и Даниил нахмурились, созерцая грозное препятствие. Попытка пройти через Грозовую Яму действительно сулила быстрое изжаривание.
   - Молнии перманентно присуще этой низинке, - изрек дед Слезай, не переставая благодушно улыбаться.
   - Где же вы таких слов понабрались? - вопросил Антон, с долей укоризны в голосе.
   - Подожди, поживи с мое, мОлодец, еще не такое от питерской интеллигенции услышишь.
   - А что питерская интеллигенция говорит на счет того, как через эту низинку прорваться можно.
   - А зачем? - вопросил дед Слезай.
   - Любимый вопрос активно рефлексирующей интеллигенции, - не удержался от язвительной ремарки Антон.
   - Ибо путь нам держать надо дальше, - добавил Даниил.
   - О, - округлил губы дед Слезай. - Причина не то чтобы веская. Но ежели очень надо, то ... бывают оказии.
   - И когда? - в лоб поинтересовался Антон.
   - Да когда как, - отозвался дед Слезай. - Поди разбери эту Яму.
   - Бывает, что замиряется электричество на день-другой, - вставил слово Хшерк. - Но точного расписания, знаете ли, у этого природного явления нет. Ну что, полюбовались вволю.
   Городские коротко кивнули.
   - Ну тогда пора в коммуну возвращаться, скоро темнеть начнет, а у нас еще занятия перед сном.
   Даниил и Антон снова кивнули, полагая, что занятия их не касаются. Но в этом ошибались они.
  
  
   33.
  
   Просто так члены коммуны по своим ячейкам на ночь не рассасывались.
   Им предстояло совершить коллективный "обряд". О чем Даниилу и Антону Хшерк сразу и сообщил по возвращении.
   - Обряд? - переглянулись бойцы Распутина.
   - Ничего, руки, ноги у вас будут целы, - поспешил успокоить их Хшерк. - Хотя с непривычки ...
   - Коммуну дисциплинирует отшельническая самодисциплина, - назидательно заметил дед Слезай. - Но не только. В свое время в Петербурге я практиковал модное занятие - йогу-с. С некоторых пор я ввел ее и у нас на поляне. Некоторые, правда, увиливают.
   При этих словах Чичякин горестно вздохнул и пробубнил:
- У всякого есть свой задор: у одного он обратился на борзых собак, другому кажется, что он сильный любитель музыки и удивительно чувствует все глубокие места в ней. А я - всего лишь незначащий червь мира сего и не достоин того, чтобы много о нем заботились. Я много испытал на веку своем, претерпел на службе за правду, имел много неприятелей, покушавшихся даже на жизнь мою ... Поэтому я ухожу - в тишину и покой, - и Чичякин понуро, но в то ж время и достойно, направился к своему "ящику".
   - Опиум пошел вдыхать, - подытожила Эвелина.
Сама девушка вытащила изо рта мундштук и опустила его в специальный карман на платье.
- Я готова, - произнесла она, решительно вскинув голову.
   Ее зеленые глаза загорелись.
   - О, вот это дело, это дело, физкультурка она еще никому не вредила, - оживленно произнес Слезай.
   - А вы готовы, господа? - осведомилась Эвелина у Даниила с Антоном.
   - Что ж, поддержим ваше благое начинание, - улыбнулся Даниил.
   - Уж, поддержите, - хмыкнул дед Слезай.
   - Дед у нас по "харе-кришне" наипервейший мастер, - отрекомендовал статус Слезая Хшерк.
   - Увольте, - поднял руки Антон. - Я модными штучками не увлечен.
   - Неужели вы проманкируете общественно-полезное мероприятие? - с обертоном осуждения спросила Эвелина.
   Антон пожевал губу.
   - Если это общества ради, - начал отступление он.
- А мы тут чем по вашему занимаемся, эгоистическими наклонностями что ли? - занегодовал Хшерк.
   - Хорошо, хорошо, - не стал спорить Антон. - Иной раз и сам не знаешь, где польза.
   - Ну, давайте-ка, нехай лясы точить, вставайте уж по кругу. Нехай солнце уже скоро сядет, - поторопил всех Слезай. - Начнем с позитивного дыхания. - Расслабьтесь.
Эвелина и Хшерк встряхнули руками и замерли с закрытыми глазами.
   - Ну а вы что же, гости столичные? - обратился Слезай к Даниилу и Антону с укоризной. - Расслабьтесь. Не бойтесь, мы вас не съедим.
   - Съедим не мы, - отрешенно добавила Эвелина, не открывая глаз.
   - Зажмите пальцем правой руки левую ноздрю и сделайте глубокий вдох правой ноздрей на восемь ударов пульса, - продолжал наставлять дед Слезай. - Потом зажмите обе ноздри пальцами правой руки и задержите дыхание на шесть счетов. Давайте же, не топчитесь так целомудренно.
   Дед Слезай скрестил ноги и водрузил себя в позу, именуемую "лотосом". При этом каким-то невероятным образом он на целый аршин воспарил над землей.
   Даниил не смог сдержать удивление на лице.
   - Всему свое время, - хитровато изрек Слезай. - Дышите, - назидательно повторил он и сам шумно втянул воздух через широко оттопыренные ноздри. - Вот так. И еще раз.
   Даниил и Антон попробовали дышать на восемь тактов, несказанно дивясь местным причудам.
   - А теперь внимание - пранаяма, - провозгласил Слезай.
- Объясните, - потребовал Антон, цепляясь к деталям.
   - Объясняю, - объявил Слезай и без видимых усилий подлетел поближе к аналитику.
- Ребятушки-заебатушки, зажмите правую ноздрю большим пальцем правой руки и сделайте медленный ровный вдох. Считайте до шести и концентрируйте внимание на иде.
- На чем? - не понял Антон.
- Ребятушки-заебатушки, на иде - на левом нервном токе, идущем через весь позвоночник по левой нади, т.е. от левой ноздри до конца позвоночника. Разве это не ясно, а еще из Петербурха. Воображайте себе, как поток праны движется синхронно с дыханием вдоль иды вниз к муладхара-чакре... Это нужно пояснять?
- Нужно, - потребовал Антон.
- Муладхара-чакра - это место, где находится энергия кундалини. Коренная чакра - аккурат между анусом и мошонкой. Зело важное место. Задержите поток в этой точке на четыре такта.
- Очень тактично, - буркнул Антон.
   - Делайте, а то с ритма собьетесь. И-и раз ...
   - Не так быстро! - бросил Антон. - Я задерживаю!
   - Ребятушки-заебатушки, вы же совсем не стараетесь, - начал журить Антона дед Слезай. - Почувствуйте, как дыхание доходит до самого ануса. Ощутили? Или вы ничего не чувствуете? А теперь зажмите левую ноздрю безымянным пальцем правой руки и выдохните через правую, визуализируя ...
   - Что? - спросил Антон.
   - Повторяю, визуализируя, как нервный ток медленно поднимается снизу вверх. Вместе с дыханием через пингалу ...
- Через чего? - не понял Антон.
   - Ну как с девственниками разговариваю, - воскликнул Слезай. - Через правую нади. Через нее прана движется от последнего сплетения - между анусом и мошонкой! - я вам уже про это говорил! - к правой ноздре. Выдох делаете на шесть счетов. В обратную сторону это упражнение не выполняется! Это ясно?
   - Конечно, - заметил Антон. - По часовой стрелке - от ануса к ноздре.
   - Вам, городским, особенно хорошенько нужно стараться, - изрек Слезай. - Вы же не хотите, чтобы ваш ваджра висел как мятое полотенце.
- А ваджра это что? - спросил Антон.
- А это то, что из чего извергается сукра, мужское семя. Или вам в Питере ничего не объяснили? Ваджра должен стоять как кобра у факира. А то, знаете ли, реноме будет не то. Ну, продолжаем, веселее!
   Хшерк и Эвелина усиленно сопели ноздрями. Даниил с Антоном присоединились к ним в шипящей какофонии.
   Дед Слезай взмахивал руками точно дирижер маленького болотного оркестра, время от времени коротко выкрикивая:
   - Поддай темпу! Ярче! Не верю! А теперь с прихлопами!
   Хшерка подрубило и он свалился на траву.
   Эвелина страстно пыхтела и задыхалась.
   - Ладно, - крикнул Слезай. - Кончай этот дурдом, - и плавно спикировал на землю.
   - Уф, аж пар ушей, - крякнул Антон.
   - А должен был из ... чакры, - усмехнулся Слезай.
   - Это уж только на 105-м уровне просвещения, - отмахнулся Антон.
   - Ладно, полагаю, Эвелина примет вас сегодня и такими ... не просвещенными.
   - Моя ячейка вон та, с краю, - указала она рукой. - Прошу.
   - Ну, доброй вам ночки, - проговорил Хшерк, приподнимаясь с земли.
   - И вам, - проговорил Даниил.
   Даниил и Антон последовали за девушкой.
   - Какой сегодня приятный вечер, - вздохнула девушка. - Тихий.
   Да, тишина стояла, точнее, густо висела в воздухе, зловещая, мертвая.
   - Никто не пикнет, - вымолвил Антон.- Всем, должно быть, ужасно хорошо.
  
  
  
   34.
  
   Телохранитель остался у лестницы в коридоре и Распутин вошел в свой номер в отеле "Метрополь" один.
Чудотворец посмотрел в огромное настенное зеркало и - вздрогнул от неожиданности.
В огромном кресле, непринужденно поджав под себя одну ногу, сидела миловидная девушка.
Ее смуглое чуть удлиненное лицо обрамляли черные волосы, уложенные аккуратной стрижкой каре.
Девушка изобразила некоторое смущение и виновато улыбнулась.
- Извините.
Распутин быстро совладал с собой, демонически нахмурился и грозно потребовал:
- Извините? Да с какого ляда т тут расселась? Кто ты?
- Меня зовут Ольга.
- Да хоть Марфа.
   Девушка виновато тупила глаза.
   На ней был одет элегантный темно-синий жакет, под ним - белая блузка, тесно схватывающая грудь гостьи. Длинная цветастая юбка с оборками окутывала ноги, открывая лишь тонкие изящные ступни. Они были мягкие, привыкшие (и избалованные) к обуви, а не к земле. Сброшенные туфли-лодочки стояли рядом с креслом.
Весь это антураж Распутин быстро и четко вобрал быстрым опытным взглядом.
Чудотворец приехал в Москву, чтобы обсудить срочные дела со своими сподвижниками по "Покуте Макоши". Ситуация в Москве выглядела куда спокойнее, чем в Петербурге. Однако и в Белокаменной назревали серьезные события и нужно было предпринять кое-какие действия. Особенно, что касаемо Кремля ...
- Я приношу свои искренние извинения, - поспешила добавить девушка. - Мне нужно было вас увидеть, Григорий Ефимович.
Распутин кивнул и в следующую секунду резко шагнул к окну, проверяя, нет ли кого за большой тяжелой портьерой.
Пусто.
Девушка невинно пожала плечами.
Хмурый как грозовая туча Распутин быстро пересек номер и ударом ноги распахнул дверь в ванную.
Пусто.
- Я в номере одна, - смущенно произнесла девушка. - Пока я вас ждала, никто не приходил.
- А за каким хером ты меня ждала? - гаркнул Распутин.
Девушка не похолодела от его окрика, не вжалась в кресло, а только улыбнулась с проказливой хитринкой.
- Хотела кое-что сказать.
- Ну так говори. И выметайся. Распутин не принимает.
- Даже если я вам кое-что покажу? - с налетом кокетливости поинтересовалась девушка и грациозно - как кошка - выпрямилась в кресле и опустила босые ножки на пол.
- Что же ты мне покажешь? - насмешливо изрек чудотворец.
Ольга молча расстегнула застежку на юбке.
- Мне непотребства от тебя не нужно, - предупредил Распутин. - Этого добра кругом навалом.
Девушка не ответила.
Она приспустила юбку и показала свое правое бедро.
Красивое безупречное бедро.
Но не его гладкая кожа заставила Распутина слегка напрячься - а запечатленный на ней росчерк Некроманта.
Даже более - росчерк Падишаха!
- Ах, вот, кто ты такая, - глухо вымолвил Распутин. - Он отправил тебя ко мне. Что ему нужно?
- Встретиться с вами, Григорий Ефимович. И прямо сейчас.
- А прямо сейчас у меня, может, совсем другое желание появилось, - шибко ухмыльнулся Распутин, проворно и крепко схватил девушку за талию и рывком притянул к себе.
Ольга не вырывалась, но и не обмякла в его руке. Она напряглась как тетива.
- Разговор и в ваших интересах, Григорий Ефимович, - твердо проговорила девушка, глядя чудотворцу прямо в глаза.
Распутин в ответ вперил в нее свой бронебойный взор, точно навел на девушку стволы двух гаубиц с их огромными жерлами.
Ольга выдержала его взгляд, а затем мягко вывернулась из объятий Распутина.
- Пойдемте, Григорий Ефимович. Нас ждут.
- Хороша, - крякнул Распутин.
- А то.
Сбоку от входа в "Метрополь" чудотворца поджидала бричка.
Телохранителю Распутин приказал остаться в отеле.
Путь был близким - от "Метрополя" до "Славянского базара" на Никольской.
Распутина встретил облаченный в черную робу аскетичного вида мужчина с бледным лицом и повел чудотворца за собой в отдельный кабинет.
Многие трепетали при виде Падишаха, но только не Распутин.
Трепетать, впрочем, было от чего.
Лицо Падишаха сохраняло человеческие черты, однако его искусно изуродовали безжалостные надрезы и хитросплетения причудливых шрамов.
В веки Падишаха были вставлены крючки, от них тянулись серебряные цепочки, проходя сквозь отверстия во лбу и ныряя вглубь черепа.
Два серебряных гвоздя протыкало нижнюю губу Падишаха, от них тоже тянулись цепочки к каждой из ноздрей. В правой ноздре маячила еще и булавка с роскошным бриллиантом.
Гвозди и крючки торчали из ушей Падишаха. Но самое ужасное - шляпки гвоздей хаотично выпирали из наголо обритого черепа.
Помимо гвоздей, череп украшала изощренная цветная татуировка - древние руны сплетались с изображениями адских тварей.
Особо нервические особы могли грохнуться в обморок, узрев, что черный кожаный плащ Падишаха пришит грубыми нитками прямо к его телу.
Человек-монстр широко улыбнулся Распутину, зубы его были раскрашены в красный цвет, а язык изощренно татуирован.
- Как я рад видеть тебя, Григорий, - низким раскатистым голосом проговорил Падишах.
Он подпустил в голос приветливости, но от него по-прежнему сквозило парализующим тело холодом.
- Чего звал-то? - небрежно отозвался Распутин. - Дело что ль какое завелось.
- Стал бы я тебя по пустякам беспокоить, - продолжил Падишах. - Все мы люди имперские, занятые. Прошу к моему столу, откушай на здоровье.
На столе стояла холодная, запотевшая бутылка водки и большое серебряное блюдо с черной икрой.
Стол был красиво сервирован на две персоны.
Падишах сам плеснул Распутину в рюмку водки и налил себе.
- Ну, Григорий, за нас, добрых мужиков, - возвестил Падишах со зловещей демонической улыбкой.
  
  
   35.
  
   Падишах дернул стопку ледяной водки, отрывисто крякнул, положил на тарелку ложку икры - порция получилась солидная - и спрыснул икру лимоном.
- Мы ведь тоже люди, хоть и демоны, - брутально пошутил Падишах и воззрился пронизывающим взглядом на Распутина.
Падишах отщипнул кусок черного хлеба, подцепил им икру и ловко переправил к себе в рот.
- Неплохая белужья икра, не правда ли? Прямо с Каспия, - проговорил он довольно. - Настоящая икра должна пахнуть морем, соленым бризом, свободой. Ты согласен, Гриша?
- К чему эти фамильярности, вперемежку с формальностями, - выдохнул Распутин.
- Я мог икру и у себя в гостинице жрать.
   - Ты, Гриша, много чего можешь. Но разве тебе не в радость повидаться с хорошим человеком? И потолковать.
   - О чем? - хмуро спросил Распутин.
   - Слышал я, что не сидишь ты сложа руки. Дела интересные затеваешь. Давай договоримся - чтобы твой интерес не мешал моему.
   - А какой твой интерес - опиум? Я в эти дела не лезу.
   - Э, постой, - Падишах снова наполнил стопку водкой. - Я с тобой о политике хотел поговорить. Тебе, как завсегдатаю Царского села, это должно быть интересно.
   - Скучная это материя.
   - Но польза от нее большая имеется,- веско произнес Падишах и пристально, в упор посмотрел на Распутина. - Ты когда Анубиса вызывать собираешься?
   - Я в твои дела, Падишах, не лезу ...
   - А это уже не твои дела, Григорий, а российские. Ты ведь державу впутываешь в свои желания. А держава - вещь хрупкая, может и не выдержать ... насилия над собой.
   - Государь останется на троне и общая система государства не изменится. Просто под знаменем Анубиса мы искореним ту заразу, что ест Россию изнутри.
   - Ты ведь не только революционеров имеешь в виду? - уточнил Падишах.
   - Не только, - подтвердил чудотворец.
   - Естественно, - довольно хмыкнул Падишах и после небольшой пауз продолжил. - У нас имеются общие враги, Григорий, согласен. Кругометрика, Патриарх ...
   Распутин молча кивнул.
   - Кругометрика делает ставку на государственный переворот и приход к власти социалистов. Самодержавие устраняется, а власть переходит к подконтрольным марионеткам. Нас, как демонов, сразу объявят вне закона и постараются уничтожить. Нас это не устраивает. Патриарх спит и видит, как в России установится православная диктатура. Царь-батюшка останется на троне. Но лишь в качестве парадной куклы. Нас и тебя это тоже не устраивает. Наши культы, что Некромантии, что Анубиса, будут также преследоваться огнем и пулями. Мы хотим мягко дать России более спокойный путь развития ...
- И что же это за путь?
   - Согласись, Григорий, введение культа Анубиса - это очень радикально для нашей крестьянской страны. Анубис хорошо подходит для избранных, для эгалитарного потребления. А вот замена одного царя, царя самозванца, на другого, правильного царя - это понятное всем дело. Это можно только приветствовать.
   - И на кого вы хотите заменить Николая II?
   - На прямого потомка Рюриковичей.
   - Рюриковичей! - вскричал Распутин.
   - Россия должна вернуться к своим коренным истокам. Рюриковичи терпеливо собирали вокруг себя русские земли, готовились к освободительной войне. Династия Рюриковичей правила Киевской и Московской Русью 736 лет. Святой благоверный князь Дмитрий Донской наголову разбил татар на Куликовом поле, а его потомок Иоанн III привел такую силу на реку Угру, что Орда повернула обратно и навсегда отказалась от своих "прав" на Русь. А что сделал Николай II и его проститутка граф Витте? Проиграли войну японцам?
   - На кого вы делаете ставку?
   - Наиболее вероятная кандидатура князя Белосельского-Белозерского.
   Распутин промолчал.
   - Чем тебе будет хуже? Ты предложишь Николаю отречься от престола в пользу потока славных Рюриковичей. А мы не будем мешать не будем воскрешению культа Бусиана. В конце концов, с Анубисом наш царь - царь северных Фив - уживется. А между Анубисом и социалистической революцией большой антагонизм.
  
  
   * Продолжение на сайте проекта http://magolom.ascont.ru
  
   * Мейл автора: serge-amour@yandex.ru
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"