Амур Серж: другие произведения.

Маголом. Продолжение - Жернова Гл. 36-39

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фэнтези для пресыщенных гурманов, циников, но с искрой в душе - Одним словом: магия, психоанализ, Богоблудие, монстры, Предтечи, тайные культы, неотступная похоть, некромантия - все те алхимические элементы, что образуют беспорядок в колбе мира и в умах населяющих его созданий. Дерни за ниточку - часть клубка может распутаться ...


  
   Маголом
  
   Часть 2. Жернова
  
   (сайт проекта http://magolom.ascont.ru )
  
   Продолжение ...
   А все начало - в разделе:
   http://samlib.ru/editors/a/amur_s/
  
  
  
   Глава 36.
  
   Давешний разговор с Падишахом крутился в голове Распутина, пока чудотворец шел по обитому мягким ковром коридору к кабинету Господина Охмуруна.
   Бросать Даниила и Антона в чреве бесконечных болот Распутину не очень хотелось, но и знать им многого еще не полагалось.
   Заслышав свистящий шорох крыльев жутковатой твари, Распутин быстро приподнялся с земли.
   Дрессированный птероящер плавно планировал на островок суши, где спали бойцы "Покуты Макоши".
   Птицу отличал длинный (с аршин клюв), загнутый на конец и огромные, как яйца, черные глаза на выкате.
   Мощные когтистые лапы птероящера, словно извлеченного из другой древней эпохи, коснулись мшистой земли. Зверь сложил крылья.
   И птероящеры, и кабамеды - все они были результатами опытов профессора Охмуруна по биотрансформациям, начатых еще в Санкт-Петербургском Университете.
   Распутин одной рукой сжал свой посох, другой властно схватился за шип на спине птероящера.
   Опершись на шип, чудотворец решительно забросил свое тело на норовистую тварь.
   Птероящер клацнул клювом - Даниил и Антон заворочались во сне - и резко взмахнул огромными кожистыми крыльями. Уже через пару секунд тварь мощно взмыла высоко в воздух.
   Даниил вздрогнул во сне и мятежно перевернулся на другой бок.
   "Выдюжат, - не без тени сомнения подумал про своих бойцов Распутин. - Нехай не белоручки. Не институтки, а полновесные мужики. Да и я их кое-чему обучил. Глядишь, може, и свидимся еще. Во имя Анубиса".
   Распутин нахмурился.
   Распутин полагал, что Охмурун обязательно проявит интерес к его экспедиции в северные кровавые болота, и с одной стороны чудотворец мог ожидать от профессора зримой или незримой поддержке, а с другой - черт его знает, что взбредет в голову профессору-бунтарю.
   Появление кабамеда в первый же день пути ясно показало, что Охмурун держит маленький отряд под наблюдением. Однако то, что кабамед "сорвался с цепи", вызывало раздумье. Был ли то нелепый случай? Или психоз Охмуруна?
   Стремительный полет в утреннем холодном воздух продолжался не более 10 минут. Тварь, выращенная Охмуруном, развивала такую крейсерскую скорость, что в ушах свистело.
   Внезапно птероящер сбросил скорость и, широко расставив двухметровые крылья, начал плавно планировать на посадочную площадку, размещенную в углублении на крыше огромной металлической конструкции.
   Железоход, еще одно невероятное творение Охмуруна. Ходячий город. Построить такого монстра мог только одержимый достижениями науки гений и безумец в одном лице. Да еще с мошной Креза в придачу.
   "Достойный сын своего отца", - подумал про Охмуруна Распутин.
   Огромный Железоход не мог не вызывать неудержимого восторга и невольного трепета - в длину размеры ходячего города достигали версту, в ширину - пол-версты.
   Восемь членистых механических ног делали Железоход похожим то ли на невероятного краба, то ли на несусветного паука.
   "Такое только во сне Апокалипсиса привидится, - подумал Распутин. - Да и то не монашеской братии, а какому-нибудь фон Круппу".
   Птероящер мягко опустился внутрь посадочной площадки и развернул голову в сторону Распутина.
   Чудотворец ловко спрыгнул на металлическую платформу.
   Заработали поршни и дверь в боковой стене, начала отъезжать в сторону.
   В проеме показалось два человека в черных комбинезонах.
   Распутин оперся на посох и ждал их приближения.
  
  
   Глава 37.
  
   Слуга отворил высокую дубовую дверь и Распутин вступил в кабинет Охмуруна.
Кабинет был внушительного размера, чуть ли не вполовину бального зала в Царском селе.
   Стилизован кабинет был в викторианском духе Англии образца середины XIX века.
   Громоздкая чинная классическая мебель из темного дерева, огромнее книжные шкафы, туго заполненные внушительных размеров фолиантами.
   На видном месте располагались тома сочинений тома Жюля Верна. Также бросались в глаза труды Фенимора Купера, Джека Лондона, Александра Дюма-сына. С ними соседствовали "Евгений Онегин", "капитанская дочка" и "Мцыри".
   Толстый персидский ковер на полу, глушившие любые шаги.
   Горка для бутылок с напитками, в основном колониального типа - джин, ром, виски.
   Солидное место на стене было отдано масштабной карта, подробно изображающей русский Север, Скандинавию, Исландию, верхнюю часть Германии, Голландию и восточную часть Англии.
Охмурун - или, как его знали раньше в Петербурге, когда он руководил кафедрой на факультете естественных наук Санкт-Петербургского Университета, Леопольд Пьерович, рапсолагался за большим рабочим столом и читал газету "Санкт-Петербургские ведомости".
Когда Распутин перешагнул порог, хозяин кабинета опустил газету и воззрился на гостя.
   Лицом Охмурун сильно напоминал своего отца - легендарного капитана Немо.
Такой же острый орлиный нос, волевой, выдвинутый вперед подбородок, дающий сразу понять о всех степенях упрямости, свойственных его владельцу.
То было интересное лицо, безусловно, красивое. Высокий лоб, роскошные вьющиеся волосы, волнами ниспадающие на плечи, глубоко сидящие темно-голубые глаза.
Ровный загар покрывал лицо Леопольд Пьеровича, точно лежала на нем маска из золотистого шелка.
И так же от отца Леопольд Пьерович унаследовал страсть к различным механизмам и внушительным механическим конструкциям.
"Наутилус" был величайшим инженерным творением своего времени, но Железоход по праву - и по размерам, конечно, - превосходил "Наутилуса". Что ж, сыновья желают ни в чем не уступать отцам, а лучше и превзойти их
- А, Григорий Ефимович, - вымолвил Охмурун с улыбочкой. - Какими судьбами? А я как раз про ваши похождения почитываю. Не прочь же вы пошалить в кафешантанах ... даже когда вас нет в городе.
Распутин криво усмехнулся.
Индус Раджа работал на него, обеспечивая Распутину своими экстравагантными выходками громкий успех у дамочек и падких на скандалы журналистов.
Видный и статный Раджа некогда работал в цирке на Нижегородской ярмарке, где среди прочих фокусов проделывал такие, как поднимание напряженным членом двухпудовой гири.
   Распутин сразу оценил потенциал заморского гастролера и позвал с собой в Петербург.
- Пишут, что куролесили вы вчера на Каменном острове в ресторане "Париж". Стекло между прочим разбили им и бросили двух барышень в воду с криком, что будете крестить их как Иоанн крестил неверующих в водах Иордана. Затем тали срывать себя одежду и, сверкая золотыми перстнями, ...
   "Ну что с Раджи возьмешь, - мысленно усмехнулся Распутин. - Падок индус на злато".
Немо взял со стола бурый корешок, почтительно понюхал его и положил обратно.
- Раджа способный артист, - сухо обронил Распутин.
- Еще и книжку написал, - весело вымолвил профессор Охмурун. - "Тантрический адъюлтьер для состоятельных господ". Каково. Имею экземплярчик. Да ты присаживайся, Григорий, в ногах правды нет. - профессор Немо взмахнул рукой в сторону большого кресла.
- А ее что так, что этак нет.
   - Ну да, все изменчиво, - кивнул Охмурун и деланно шумно вздохнул. - На чем только наша жизнь зиждется.
   - На блудливых дамочках, - напомнил Распутин.
   - Ах, ну да, конечно, - улыбнулся Охмурун.
   - Много блуда не бывает.
   - Это точно.
   - Впрочем, и про потакание тщеславию своему тоже забывать не стоит. Если б не распирало от желания устроить жизнь других людей по-своему ...
   - Гордыню нужно унимать, Григорий, это ты в корень зришь. Беды одни только от гордыни.
   - Но и многие радости тоже. И большие свершения, - Распутин обвел рукой кабинет. - Таким логовом можно только гордиться. Место в истории, считай, уже зарезервировано. У вас, Леопольд Пьерович, уже контрамарка во все учебники истории.
   - Да что ты, Григорий Ефимович. Эти учебники еще столько раз перепишут, что не найдут нас с вами в них.
   - А, может, и найдут, - произнес Распутин.
   - Кофейку прикажешь или мадеры?
- Кофейку.
- Конечно. - Немо позвонил во внушительного размера бронзовый колокольчик.
Буквально через секунду боковая дверь в кабинет бесшумно отворилась и на пороге возникла миниатюрная нимфа.
- Принеси-ка нам, Ландыш, два кофе.
- Сию минуту, господин.
Охмурун обвел Распутина лукавым взглядом.
- Что хорошего творится в столице?
- Все то же самое - непросыхаемые блядки и танцы на костях.
- Власть Императора пока держится?
- На честном слове. А точнее - на соплях.
- Да, в смутные времена мы живем. Чем все кончится.
Вошла нимфа и внесла серебряный поднос с утонченными фарфоровыми чашечками.
Нимфа с поклоном подала одну чашку Распутину.
Чудотворец не без интереса рассмотрел красивое лицо с изумрудными прожилками и маленькими зелеными глазками.
"Хороша", - крякнул про себя Распутин.
Профессор ход беседы не торопил.
Нимфа поклонилась и молча исчезла за дверью.
- Я знаю, какой многотрудный поход ты проделал, Григорий, - наконец, произнес Немо. - И какую цель ты ставил. Но ... знай, я взорвал вход в древний храм.
Распутин удивленно вскинул бровь.
- Да, я сделал это, - твердо произнес Охмурун.
   Улыбка на его губах испарилась.
  
  
   Глава 38.
  
   Ночной мрак медленно, въедливо наползал на тишину.
   Ячейка общества едва заметно раскачивалась на цепях.
   Эвелина дернула за веревку и к ногам людей упала веревочная лестница.
   Эвелина первая устремилась вверх. Даниил последовал за ней.
   Когда он показался в проеме, пропиленном в ящике, то увидел, что Эвелина склонилась над ведром с водой. Девушка гляделась в поверхность воды и быстро расчесывала волосы черепаховым гребнем, успев вставить в рот неизменный мундштук.
   Вдоль стены выстроился ряд белых оплывших свечей.
   "Тайная вечеря на трапециях, да и только", - пронеслось в голове Даниила.
   И тут взгляд Даниила упал на ... картину на стене.
   Да, все как положено, чинно в рамке, висел ... "Черный квадрат" Казимира Малевича.
   Заметив удивленный взгляд Даниила, девушка усмехнулась.
   - Это отражение моей жизни, - вымолвила она. - Олицетворение того ужаса, когда покидаешь круг жизни, и оказываешься между четырьмя равнодушными стенами. Теперь я пребываю в прегорестном состоянии.
   - Кабала тоски? - предположил Даниил.
   - Да, кабала. Пути назад нет, а будущее обречено.
   "Как не вернешь и Диану, - горько подумал Даниил. - И что с того, что однажды он постарается вернуть должок беспощадному Некроманту? Что это изменит? Жизнь уже - безвозвратно - идет другим чередом".
   В ящик забрался Антон и попросил Даниила подвинуться. Втроем в "будуаре" становилось тесновато.
   - Малевич, - присвистнул Антон, упираясь взглядом в картину.
   - Тут все не так просто, - сказал Даниил.
   - Да уж ясное дело, - усмехнулся Антон.
   - Если вы внимательно выслушаете мою историю, я устрою вам приятный сюрприз, - проговорила Эвелина.
   - Приятный сюрприз! Как заманчиво это звучит, - воскликнул Антон.
   - Allors, messieurs ("Итак, господа"), - проговорила Эвелина, отложив расческу в сторону.
   - Nous vous Иcoutons attentivement ("Мы вас внимательно слушаем"), - охотно отозвался Антон.
   - Je suis beaucoup flattИe que chez moi aujourd'hui quell interlocuteurs ... ("Я очень польщена, что у меня сегодня такие собеседники ..."). Je suis tres intriguИe par votre sociИtИ .. ("Я очень заинтригована вашим обществом ...")
   - Mutuellement ("Взаимно"), - высокопарно признался Антон с легким поклоном, сидя на полу, по-турецки поджав ноги.
   - Вы так и будете изъясняться весь вечер как персонажи "Войны и мира"? - вмешался в щебетание Антона и Эвелины Даниил. - Премного извиняюсь за проявление непомерного любопытства.
   - Я лишь учтиво поддерживаю разговор, - спохватился Антон.
   "Весьма тантрически, - подумал Даниил. - И даже в позу лотоса присел для большего воодушевления".
   - Ах, да, - слегка кивнула Эвелина. - Как знать, прошло уже одиннадцать лет. Если бы в этих мрачных краях проходила хоть какая железная дорога, я бы, пожалуй, одной из первых, как Анна Каренина, распростерлась на рельсах. Avec plaisir ("С удовольствием").
   - Счел бы за честь, - кавалером заявил Антон, - обнаружить такую чрезвычайно интересную даму в несколько неловком положении на рельсах, неудобно впивающихся в спину, и иметь чудесную возможность оказать ей помощь.
   - Ах, сударь, вы слишком галантны ... право, - Эвелина задержала на Антоне долгий томный взгляд.
   - Je suis tres intriguИe, - напомнил Даниил.
   - Ах, да, - снова вымолвила девушка.
   И ...прежде чем рассвет застиг их, Эвелина рассказала двум столичным гостям свою историю.
   - Да будет вам известно, что, несмотря на мой французский, родом я из Самаркандского ханства, с далекого юга Империи. Я была замужем за юношей прекрасным как луна в полнолуние. И мы любили друг друга все душой и без остатка. Я умащала его тело освежающими ароматными маслами и растирала его волшебный член мазями из тамаринда и корицы, из перца и имбиря. В соединении с медом большой черной пчелы, как научили меня, они позволяли мужчине, не прилагая особых усилий, доставлять женщине огромное удовольствие и самому испытывать приятные ощущения и чудесную пульсацию. И вот как-то раз мы с моим любимым пошли в баню. Он остался отдыхать в первой комнате, а я ушла с банщицей, чтобы она хорошенько растерла мое тело.
   Эвелина поднесла к губам мундштук с папироской и, прикрыв глаз, медленно затянулась.
   - А у тебя там ведь не табак в сигаретке, - заметил Антон.
   - Нет, не табак, - кивнула Эвелина. - Проклятый китайский опиум. Я пристрастилась к нему еще в Самарканде. Он кружил мне голову. И, что греха таить, делал меня сумасбродной, но ... такой чувственной и ... любвеобильной.
   - И что было дальше? - спросил Даниил.
  
  
   Глава 39.
  
   Эвелина горько усмехнулась.
   - Дальше ... Что было дальше. Банщица старательно растирала мое нежное тело, но мне внезапно захотелось вернуться к моему суженому. Моя амфора жадно напомнила о себе и возжелала быть наполненной, до краев. О, лучше бы боги забрали мое зрение, - Эвелина передернула плечами.
   - Мой муж приблизился к обнаженной невольнице, помогавшей мне раздеваться и одеваться, взял ее ноги и положил их себе вокруг пояса. Она же, как будто только этого и ждала, тут же сплела руки на его шее и встретила его поцелуями, вскрикиваниями и заигрываниями. Он стал сосать ее язык как подхлестнутый, и она отвечала ему с не меньшим рвением.
   Эвелина драматически замолчала.
   - Да, - протянул Антон, - бывают в жизни неловкие ситуации ...
   "Совсем не тантрические", - мысленно закончил за него Даниил.
   - Их тела ходили ходуном, а мое сердце все распалялось от горечи, - добавила Эвелина.
   Она снова помолчала. Затем криво усмехнулась.
   - Я была горячей девушкой. Да и опиум придавал мне крылья. В моей одежде имелся кинжал. Я тихо скользнула к нему и достала клинок. Эти двое даже не заметили меня, настолько они были поглощены тем, чем занимались. Я бесшумно подошла к ним и сказала: "Да покарают боги ваши души, а я покараю ваши тела". Они удивленно остановились. Но не спешили расцепиться.
   Эвелина выразительно посмотрела на Антона и Даниила.
   - Пожалуй, - вымолвил Антон.
   - Несколько раз я вонзила кинжал в спину невольницы. Она вскрикнула и откинулась назад. Муж выпустил ее из рук, и ее белое тело как кулек с мукой рухнуло на пол. Муж застыл, в ужасе глядя на меня. Кровь невольницы омыла ему ноги, но он смотрел только на меня. Он не успел воззвать о пощаде. Я погрузила кинжал в его грудь. И сделала это снова и снова. Я принесла ему гадкую смерть. Он схватился за грудь и упал к моим ногам.
   - Бывает же, - снова неопределенно вымолвил Антон.
   - С некоторыми девушками лучше не шутить, - заметил Даниил.
   Эвелина холодно кивнула.
   - Я не страдаю рациональным мышлением. Ярость нахлынула на меня и я ... сделала то, что сделала. Я стояла и безучастно смотрела на два тела, распростертых у моих ног. Зачем они здесь? Моя рука опустилась, и кинжал выскользнул на каменный пол. На шум прибежала банщица. Увидев кровь и тела, она в испуге отшатнулась и тут же заверещала во весь голос. Назавтра отец моего мужа привел меня на рынок невольниц.
   - Ну это уже ни в какие ворота не лезет! - шумно возмутился Антон.- Что за дикие восточные нравы.
   - Я была обречена, - вымолвила Эвелина безучастно. - Но я ничуть, тогда, не жалела о содеянном. По утру на рыке сошлись все купцы и наполнилось торжище невольницами всех родов: из турчанок, черкешенок, абиссинок, нубиянок, гречанок, татарок и других. Увидав, что рынок полон, посредник поднялся на ноги, выступил вперед и важно крикнул: "О, купцы, денежные люди, не все, что кругло - орех, и не все, что продолговато - банан, не все красное - мясо, не все белое - жир. О купцы, вот жемчужины, которым нет цены. Сколько вы дадите, чтобы они стали вашими?" Меня первой вывели в круг. К тому времени моя история была известна уже всему Самарканду.
   "Четыре тысячи динар за этот стройный кипарис", - назначил мне цену посредник.
   "Она буйная, - прошел шепот по рядам купцов. - Она убила своего мужа".
   "Но она будет хорошо замаливать свой грех", - проговорил один купец и объявил, что даст за меня четыре с половиной тысячи динаров.
   "Пять тысяч динаров! - крикнул тогда в запальчивости другой.
   "Пять тысяч динаров раз, пять тысяч динаров два", - оживился посредник.
   "Шесть тысяч", - возвестил первый купец.
   "Вот истинный ценитель женской красоты", - обрадовался посредник, высчитывая свои десять процентов от сделки.
   "Семь тысяч!" - вмешался второй покупатель.
   "Ага, денежный господин во втором ряду - семь тысяч динаров раз. Кто предложит больше?"
   Но первый купец не желал уступать и купил, наконец, меня за десять тысяч динаров.
   Купец отправил меня с караваном в Кисловодск, а оттуда омнибусом в Петербург.
   В пути я не чувствовала притеснения, но когда оказалась в доме купца на Васильевском острове, он бесцеремонно скрутил мне руки крепкой веревкой. В потолке комнаты был вделан крюк. Купец встал на лавку и продел веревку в крюк. Мои руки оказались поднятыми вверх, и я стояла уже чуть ли не на цыпочках.
   "Что вы собираетесь со мной делать?" - спросила я напуганная таким обращением.
   "Ты совершила страшный грех, - сказал купец и погладил свою бороду. - Клянусь Богом, мы поможем тебе усердно покаяться".
   - Мерзкий извращенец, - выдохнул Антон.
   Эвелина кивнула и продолжила:
   И тут вошла его любовница. Ее тело не скрывали покровы одежды. И она не стеснялась своей наготы.
   На ее губах играла сладострастная и презрительная усмешка.
   "Возьми эту грешницу, моя газель", - вымолвил купец.
   "Внимание и повиновение", - ответила его любовница.
   Она подпоясалась деревянным зебом, подошла ко мне сзади, а я почти что висела на веревке, и стала меня тревожить. От таких мучений я почти умерла. А надо сказать я еще горела от стыда как жаровня.
   - Черт возьми! - вскричал Антон. - И такие гнусные вещи творятся в столице Российской Империи.
   - Причем сплошь и рядом, - заметил Даниил.
   - А ты откуда знаешь? Ты же в приличной булочной работал.
   - В кондитерской, - поправил напарника Даниил.
   Эвелина продолжила:
   - Купец глядел на нас с большим удовольствием, а потом избавился от своей одежды и сам познал радость единения со мной. А я не знала позора большего, чем этот. И темные мысли вновь закрались в мою голову, и решила я, что убью и этого купца, и его порочную любовницу.
   Но тут любовница говорит купцу:
   "Эта девушка опасна. Она вырвется из веревок и убьет и тебя, и меня. Убей ее прежде, чем она сделает это".
   Мое сердце похолодело.
   Купец же ответил ей: "Нет, мы еще не вкусили с ней всех радостей. Подождем убивать ее. Т знаешь, сколько денег я заплатил за эту расп ...ку?"
   А любовница сказала ему: "Убей ее сейчас и покончим с этим делом. Ты можешь вкусить удовольствие с кем-то еще".
   "Я заплатил за нее десять тысяч динаров, - возразил купец, - И я не какой-нибудь Савва Морозов, чтобы разбрасываться своими деньгами на актрисок, я хочу сполна вкусить радость обладания этой неиспорченной столицей девушкой".
   Тогда любовница повернулась ко мне и спросила меня прямо:
   "Ты хочешь убить нас?"
   И я ей так же прямо ответила:
   "Нет, я уже совершила двойное убийство и больше не хочу обагрять свои руки кровью".
   Но они продолжали спорить из-за меня. А купец не забывал погружать свой зеб в меня. Чем доставлял мне и наслаждение, и боль одновременно.
   Его неутомимость могла войти в поговорку.
   - Да это же Крутицкий. Прохор Алексеевич! - воскликнул Антон.
   Имя показалось Даниилу смутно знакомым.
   - Прохор Алексеевич Крутицкий из "Кругометрики", - пояснил Антон. - Купец-развратник. От его оргий по всему Петербург дым стоит коромыслом.
   - А я разве не убила его? - удивленно спросила Эвелина.
  
  
   * Продолжение на сайте проекта http://magolom.ascont.ru
  
   * Мейл автора: serge-amour@yandex.ru
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"