Амурский Д. В.: другие произведения.

Семнадцатый пункт

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История о светлом будущем, о межпланетном музыкальном конкурсе в Серолюбове и таинственной скрипке с "серебряным" звучанием...


   В Серолюбове проходит XX Межпланетный музыкальный конкурс имени Моцарта. Весь город украшен символикой этого форума и движущимися голограммами. На главной улице, ведущей к Дворцу музыки, невероятному зданию, построенному в каком-то супермодном стиле, название которого я до сих пор не могу запомнить, рябит в глазах от виртуальных гуманоидов и негуманоидов с различными музыкальными инструментами в руках. Представлен каждый участник. Моя супруга в шутку заметила, что необязательно тратиться на билеты - достаточно пройтись по бульвару Пламенеющего заката, чтобы получить почти полное представление о конкурсантах и их шансах на призовые места.
   Наше семейство, искренне любящее музыку, внимательно следит за этим событием в культурной жизни планеты. Больше всех интересуется конкурсом моя внучка, Лада. Она учится играть на фотонной скрипке и глюонном пианино, поэтому в курсе последних веяний прекраснейшего из искусств.
   И вот сегодня Лада прибежала ко мне, вся красная, в слезах, обвила ручками мою необъятную талию и прорыдала:
   - Деда! Почему они так?
   Я поцеловал внучку в макушку, погладил по длинным тёмным волосам, пахнущим спелым зелёным яблоком, и осторожно уточнил:
   - Они, это кто?
   - Почему они отстранили Паку?
   Пака был зорианским фелиноидом и безоговорочным фаворитом Лады. Когда этот гуманоид, похожий на большого элегантного кота немыслимой окраски, играл на своей мявве, зорианском аналоге скрипки, внучка млела от восторга. По мнению музыковедов, Пака имел все шансы завоевать Гран-при.
   Я осторожно взял Ладу за плечи и чуть отодвинул от себя, потом заглянул в её заплаканные серо-зелёные глаза.
   - Как отстранили? Ты серьёзно?
   Внучка закивала, при этом её блестящие от слёз глаза приобрели почти малахитовый оттенок.
   Я назвал кодовое слово, вызвав перед собой голографическую панель, и быстро нашёл информаторий конкурса. Покопавшись в последних новостях, обнаружил, что Паку действительно сняли с конкурса за нарушение правил. Пункт семнадцатый... Вот оно что!
   Перевёл взгляд на Ладу: она перестала плакать и теперь смотрела на меня, как на доброго волшебника. Ох уж эти детская вера во всемогущество взрослых! Как же не хочется разочаровывать внучку!
   - Ты же знаешь, на чём играет Пака?
   - Конечно! На мявве.
   - А вот и нет! Оказалось, что это не мявва, а ксоник.
   - Какой ещё ксоник?
   По Ладиному лицу видно, что она никогда не слышала этого слова. Но внучка уже не плачет - и это хорошо!
   - Рассказать?
   - Да.
   Мы уселись в кресла на балконе. С улицы доносился негромкий гул от проезжающих каров и пролетающих флаеров. По бульвару перед домом прогуливались мамы с малышами, старички со старушками и владельцы собак со своими любимыми питомцами. Май в этом годы выдался тёплым. Каштаны уже выпустили свои белые "свечки", а сирень так просто буйствует лиловым многоцветьем. Их пьянящий аромат доносится даже до нашего седьмого этажа. Вдохнув полной грудью, я начинаю свой рассказ.
   - Ты же знаешь, что раньше я работал в Планетарной Столице?
   - Да.
   - А помнишь кем?
   - Нет.
   - Следователем. И вот однажды мне пришлось расследовать очень странное дело. К нам обратился Евгений Ломов, миллиардер и филантроп.
   И я рассказываю Ладе про случай из моей трудовой биографии...
  
   В тот день ничто не предвещало неожиданностей. С утра я занимался отчётностью, перечитал кучу документов и закрыл почти все текущие "хвосты". Ощутив себя Гераклом, истребившим многоглавую Лернейскую гидру, уже собирался пойти перекусить, когда позвонил начальник.
   - Отправляйся в "Ломов Плаза".
   - А как же обед?
   - Обед подождёт.
   Мой начальник был таким грозным, что даже служебные андроиды, убиравшиеся в наших кабинетах, перегревались и выходили из строя, лишь завидев его. Так что спорить с ним я не стал.
   По пути глянул информацию на служебном планшете. Евгений Ломов когда-то очень удачно вложился в производство голографических фотополимеров. Потом он сумел убедить рекламщиков, что без движущихся голограмм на улицах сейчас не обойтись, и быстро сделался миллиардером.
   Пару лет назад Ломов купил на аукционе скрипку, сделанную самим Страдивари, да не простую, а с особенным "серебряным" звучанием. Этот инструмент произвёл в своё время сенсацию среди специалистов и о нём много рассказывали во всех средствах массовой информации. Откуда появилась эта скрипка - никто толком не мог сказать. На этот счёт существовали разные предположения. Но единственное представление, в ходе которого скрипач-виртуоз исполнил на этом инструменте концерт для скрипки с оркестром ми минор Мендельсона, произвело фурор. Запись этого выступления стала мировым хитом номер один.
   Скрипка досталась Ломову за какие-то совершенно безумные деньги. Заполучив редчайший инструмент, миллиардер упрятал его в подвале "Ломов Плаза". Там чудо-скрипка лежала в особом хранилище, где контролировались и влажность, и температура воздуха. А попасть в это хранилище могли только Ломов и его личный помощник. Никого другого охрана туда не допускала.
   Миллиардер планировал какой-то невероятный музыкальный проект, но тот всё откладывался и откладывался. А сегодня, когда Ломов распорядился достать скрипку для фотосессии, оказалось, что инструмент пропал.
   Вот и "Ломов Плаза". Эта башня в странном и очень спорном архитектурном стиле всегда напоминала мне начинающий взрываться звездолёт. Всякий раз, оказываясь рядом с этим небоскрёбом, я испытывал непонятное чувство тревоги и старался убраться от диковинного здания подальше.
   Ломов ждал меня в своём кабинете на последнем этаже. Когда я вошёл, бизнесмен стоял у широченного окна, из которого открывался шикарный вид на главную площадь Планетарной Столицы. Ломов оказался таким же, как и на голограммах в СМИ: высоким и подтянутым моложавым брюнетом в костюме свободного кроя. Миллиардер встретил меня рукопожатием, которое оказалось чуть крепче, чем я ожидал, потом усадил в удобное кресло и рассказал то, что я уже знал из служебных документов.
   Не дожидаясь моей очевидной просьбы, Ломов вызвал личного помощника, который провёл меня в хранилище. Там уже находился начальник охраны, который переписал на мой служебный планшет данные с камер наблюдения за последние несколько лет.
   Хранилище выглядело неприступной крепостью. И было не похоже, что эту крепость кто-то штурмовал. По крайней мере, данные экспертизы, которую уже провели специалисты Ломова, исключали любую возможность взлома. Я заглянул в ячейку, где хранилась скрипка. Дно этого отсека было заполнено какой-то странной серой слизью. Начальник охраны доложил, что образцы вещества взяты, но результаты анализов сообщат лишь на следующий день.
   Осмотрев хранилище, я покинул "Ломов Плаза". Искренность миллиардера и его сотрудников не вызывала сомнений. Они явно были расстроены пропажей скрипки и хотели сделать всё возможное, чтобы вернуть инструмент. Злой умысел с их стороны я исключил.
   Передав данные с камер наблюдения хранилища нашему служебному искусственному интеллекту, я погрузился в размышления. Скрипку не похищали, но, тем не менее, она пропала из ячейки. Кому это выгодно? Ломову? - Нет. Может быть, продавцу?
   Я разузнал, кто выставил инструмент на аукцион. Оказалось, что это был перекупщик из Гамбурга, который приобрёл скрипку у бизнесмена из Милана, который, в свою очередь, купил её у антиквара из Кремоны.
   Кремона. Город Страдивари. Антикварный магазинчик располагался в квартале от кафедрального собора. Я запросил видеосвязь - итальянец ответил почти сразу.
   Из нашего разговора выяснилось, что синьор Джузеппе сам не понимал, откуда в его лавке появилась удивительная скрипка. Он смог припомнить, что обнаружил её в доме примерно через неделю после того, как его сын вернулся из космического путешествия. Марио летал в систему Лейтена и привёз оттуда множество сувениров. После этого внук, Пепе, заявил, что больше не хочет учиться играть на скрипке, а хочет стать коммерсантом, как отец. На что дедушка отвечал, что Марио в детстве тоже учился играть на этом замечательном инструменте. И пусть он не стал музыкантом, но сохранил любовь к музыке, и в качестве талисмана берёт с собой во все путешествия миниатюрную фотонную скрипку, на которой неплохо играет.
   Словоохотливый синьор сообщил мне ещё массу подробностей об их жизни. Я с трудом закончил разговор, пообещав, что если окажусь в Кремоне, то обязательно зайду к почтенному Джузеппе в гости. А потом затребовал справочник Агера по внеземным формам жизни. Данные по метаморфам из системы Лейтена оказались очень интересными.
   Потом служебный искусственный интеллект прислал сообщение. Наш верный помощник установил подлинность и непрерывность данных с камер наблюдения хранилища, а также зафиксировал, что редкий инструмент перемещался через двери лишь один раз, когда его привезли после аукциона. После этого ни один предмет, хоть отдалённо похожий на скрипку, хранилище не покидал.
   К тому моменту, когда поступили результаты экспертизы серой слизи, найденной в ячейке хранилища, я уже примерно понимал, что случилось со скрипкой Страдивари...
  
   - А ты догадалась? - спрашиваю у внучки?
   - Нет.
   - Ну, слушай. В системе Лейтена обитают метаморфы, которые питаются звуковыми колебаниями. Агер называет их ксониками. Позднее установили, что ксоники предпочитают гармонические обертоны, которыми так богата именно музыка. И вот, представь себе, коммерсант с Земли Марио в минуту ностальгических воспоминаний достаёт свою фотонную скрипку, играет что-то грустное. Возле него тут же появляется ксоник, привлечённый обертонами. Поскольку ксоник метаморф, ему не составляет труда спрятаться на теле итальянца или в его багаже.
   Далее ксоник попадает на Землю и видит Пепе, играющего на обычной скрипке. Агер утверждает, что ксоники разумны. Скорее всего, метаморф придумывает замечательный план, как получать самую вкусную пищу. Он принимает вид скрипки, причём такой, которая издаёт звуки, которые нравятся ксонику больше всего. Так в лавке Джузеппе появляется "скрипка Страдивари" с "серебряным" звучанием.
   Потом эту скрипку перепродают и, в конце концов, она оказывается в хранилище у Ломова. В ячейке ксоник погибает, оставшись без пищи, и разлагается. Вот откуда берётся та самая серая слизь.
   - Жалко его! - канючит Лада.
   Я киваю в ответ.
   - Конечно же, жалко! Вот тогда и решили проверять инструменты музыкантов, участвующих в конкурсах. Чтобы другой ксоник, погнавшись за вкуснятиной, не погиб. К тому же, не забывай, что они метаформы и могут изменяться. Притворится ксоник скрипкой и сделает ей такой звук, что все просто ахнут. Но будет ли это честно, когда одни играют на ксониках, а другие - на обычных инструментаз?
   Внучка подумала и неуверенно сказала:
   - Наверное, нет.
   - Вот и другие участники так же решили. Потому и появился в правилах пункт семнадцать.
   Лада вздохнула и сказала:
   - Жалко Паку! Он такой симпотный! И играет, как бог!
   Я пожал плечами:
   - Незнание законов не освобождает от ответственности.
   Внучка косо посмотрела на меня, а потом вдруг посветлела лицом:
   - А я придумала! Нужно устроить отдельный конкурс для тех музыкантов, которые играют на ксониках. Тогда все будут в равных условиях!
   - Хорошая идея!
   Лада тут же начала консультации с подружками. Я не слишком удивлюсь, если через некоторое время в нашем Серолюбове будут проводиться уже два межпланетных музыкальных конкурса...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"