Машевская Анастасия: другие произведения.

Смотритель пустоты. Тени архонта. Глава 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 2
  
  - Ты должен выйти к ним и объяснить, что к чему! - заявила молодая женщина, влетая в комнату и хлопая дверью. Облаченная в черный, с черными, строго убранными волосами, она казалась предвестником бед.
  Брайс Молдвинн и Продий Девирн сидели в кабинете военного коменданта возле затушенного камина в схожей позе - упираясь в колени локтями и подпирая кулаками головы. Они не виделись толком с момента возвращения в столицу, потому что по уши погрязли: один - в скандале, другой - в поручениях. Сейчас мужчины вскинулись на женский голос одновременно, молча воззрились на пришелицу. Им предстоял и без того тяжелый разговор - взвинченные женские нервы были совсем не на руку. Продий замешкался, но опомнившись, встал и поклонился:
  - Ваше величество.
  Завидев Девирна, королева Хеледд растерялась на миг, но потом с новой силой набросилась на отца.
  - Ты приволок к столичным воротам армию, отец, сдав Буйный Берег и ничего не объяснив о том, что там произошло! Ты приказал ему, - она, позабыв обо всех хороших манерах, ткнула в Девирна пальцем, - бросить все силы на обвинение Смотрителей Пустоты. И если я, - подчеркнула Хеледд, на сей раз проткнув пальцем воздух, - могу проглотить твое решение, то горожане и дворяне сейчас вышибут двери дворца!
  "Почему все бабы настолько визгливые?" - утомленно подумал Брайс и поднялся на ноги.
  - Успокойся, Хеледд, - сказал по-отечески строго.
  - Успокоюсь, когда успокоится двор! - Похоже, отцовский тон уже не имел на королеву должного действия.
  - Ему в этом едва ли поможет твоя истерика! - осадил Молдвинн, повысив тон. Уязвленная Хеледд поджала губы и вздернула голову. Не сводя с отца взгляд, она подошла к Брайсу вплотную - настолько близко, что Молдвинн сумел разглядеть чернильные ниточки в её дрожащих от ярости голубоватых зрачках.
  - Ты убил моего мужа, стратий Молдвинн, законного короля Даэрдина, - зловеще шепнула женщина. - Мне достаточно закричать, что ты обманул нас всех, чтобы тебя приколотили к деревянному ослу на городской площади.
  - Думай, что говоришь, девочка! - слушать подобный гонор из уст дочери в планы Молдвинна не входило.
  - А ты думай, что делаешь! - не осталась Хеледд в долгу. - Ты жив только благодаря тому, что я согласилась признать твою версию правдивой и смогла хотя бы на время утихомирить двор. Но всем интересно знать, что на самом деле произошло на берегу с парталанцами и как погиб мой муж.
  - Твой муж погиб по собственной глупости! Я говорил уже!
  - Так скажи еще раз! Только не мне!
  Молдвинн тихо рыкнул: у него в руках оказалось куда больше забот, чем он ожидал, и неспособность дочери ладить с политиками оказывалась сейчас той еще палкой в колесе.
  Брайс кое-как заставил себя набраться терпения и ответить сдержанно:
  - Хорошо, Хеледд. Собери дворян завтра утром в тронной зале. Я объясню все еще раз.
  Компромисс, поняла королева. Проглотив все протесты, она приняла отцовскую мировую.
  - Надеюсь, мне удастся угомонить их до утра, - бросила на прощанье. Как относиться к случившемуся она попросту не знала.
  Отец явился с ордами даэрдинских солдат несколько дней назад, на грани умственного помешательства, и заявил, что король Драммонд Саэнгрин трагически погиб в битве за Буйный Берег. Он убеждал, что согласно плана должен был подойти с подкреплениями, но их задержала внезапная атака исчадий Пустоты. Если все в действительности так, почему орден Смотрителей не предупредил армию короля о приближении нечисти вовремя? - это был первый вопрос от дворян, когда Молдвинн заявился ко двору. Согласно отчетам Брайса и Продия, Редгар Тысячи Битв увел одного из старших лейтенантов и лучшего колдуна ордена якобы в Талнах, но очевидно в этом солгал.
  - За несколько недель после его отхода из королевского лагеря дезертировали почти двести смотрителей! - заверил тогда собрание Молдвинн, явно преувеличив число. - И явно они ушли не куда-нибудь, а в стан врага! Как иначе объяснить, что парталанцы раз за разом знали наши военные планы?
  Сцена возвращения отца и первое собрание стояло перед глазами Хеледд днем и ночью, и еще - тошнотворным комком поперек горла. Слова отца звучали убедительно. Все выглядело, как должно - даже некоторые из стратиев Драммонда подтверждали дезертирство смотрителей. А уж публичная казнь орденского констебля, которую засвидетельствовали все, и вовсе убеждала, что Драммонд сам незадолго до рокового поражения распознал гнилостную суть Редгара и его подопечных и дал приказ нейтрализовать орден.
  Все это звучало убедительно, думала Хеледд в тысячный за последние дни раз по дороге до собственной спальни. Особенно про нападение исчадий. Как известно, констебль Смотрителей на смертном одре изрек, что-де Пагуба началась. Да и парталанцы не кинулись Молдвинну вслед, остановленные черной волной архонтских фанатиков. По дороге к столице Молдвинн, судя по количеству прибывших с ним людей, рассылал гонцов по всем поселениям Буйного Берега с наказом собирать самое необходимое и уходить в соседние земли. Этот жест он тоже подал в столице как акт жертвенности:
  - Сейчас, когда нависла угроза Пагубы, и мы оказались брошены этим дескать святым, но проклятым орденом, - ругался Брайс на первом собрании, - у меня просто нет права биться за собственные родовые земли с парталанцами. Мне пришлось отдать им фамильное побережье стратиев Молдвинн, потому как сейчас я, главный военный советник Даэрдина, обязан придумать, каким образом защитить всех вас! - обвел он собрание пальцем. - Ваши земли не пощадит Пагуба, и столицу тоже! Поэтому я привел армию сюда, велев даже собственной семье покинуть насиженные места! А вы обвиняете меня в узурпации?!
  Да, многие лорды обвиняли его. Особенно те, чьи родственники погибли вместе с Драммондом. А она, королева Хеледд, понятия не имела, врет отец или честен, и кто в этих спорах в конечном счете прав. Брайс, утверждавший, что отдал собственный надел на потребу врагу, чтобы отвлечь его хотя на время, ибо Даэрдин не может воевать сразу со всеми, или стратии и августы, видевшие за каждым слово Брайса Молдвинна и Продия Девирна ложь?
  За трауром по мужу Хеледд спряталась от двора почти на неделю, но спрятаться навечно не выйдет. Собрание знати требовало её действий, и это особенно давило Хеледд на горло: известно, какое именно действие сейчас всем бы сыграло на руку.
  Её место во главе страны не подкреплено ничем, кроме супружества с покойным королем. В отличие от тех же августов, которые имели с династией Саэнгрин ровные родственные связи, Хеледд происходила из клана стратиев, и до её замужества они практически не имели доступа к королевской семье. Все эти Стабальты, Вектимары, Таламрины, Диенары и Лауданы - все они, кланы Секвента, ждут и жаждут её отречения, чтобы пропихнуть на трон кого-то из своих родичей. И ведь им будет несложно! Какие-нибудь два дома с самым ближайшим в восходящей ветви родством предложат в брак парня и девчонку (или подберут пару, которая уже состоялась из отпрысков подобных семей и имеет наследство) и делу край. Остальные вполне их поддержат - это же клятый Секвент! Со стратиями, эрлами, баннами можно договориться, но "сиятельные" всегда слишком горды, чтобы сговариваться с обычными смертными, и их место в истории Даэрдина всегда лишь на одну ступень ниже королевского...
  Это не говоря о том, что о смерти королевского кузена Диармайда еще не было никаких вестей! Если... если все так, как говорит отец, то сам Бог велел ему нанять пару головорезов, чтобы устранить Редгара с его выкормышем. Ведь обязательно найдутся те, кто поверит в него, поддержит его, обвинит Драммонда в том, что из-за его гонений Диармайду, отпрыску королевского дома, пришлось вступить в орден предателей. Возможно даже заговорщики сочинят байку, что, дескать Драммонд был бы и рад, да Редгар Тысячи Битв шантажировал короля жизнью кузена, и поэтому у всех у них были связаны руки. На это другая часть знати заявит, что орден Смотрителей пытается захватить власть через завербованного королевского кузена. Грянет междоусобица, которая не к месту не только из-за Пагубы - её еще доказать надо! Во всей неразберихе, которая произойдет, для Хеледд точно не найдется места. У неё нет ни королевской крови в жилах, ни военных знаний, ни армии, ни баснословных средств для покупки наемной силы (да и даже обратись она к наймитам, кто поддержал бы королеву, приведшую в родную страну продажных чужаков?), ни даже - особенно! - дитя, что доказало бы её способность продолжить род. А это значит, что если в войне за трон победит Диармайд, то он точно не женится на ней вслед за братом. Отошлет в какой-нибудь дальний королевский угол быть жрицей церкви и конец истории. А сам женится на незамужней дочери августа, которая предложит наибольшую выгоду. Возможно даже, на этой шлюхе Таламрин, которую указом Драммонда вытащили из Цитадели Тайн. Говорят, девчонка слишком опасна в магии, то есть отличный боевой товарищ, когда дело доходит до устранения врагов. Разумеется, раньше маги никогда не сидели на троне Даэрдина, но все меняется, ей ли, Хеледд, не знать?
  А уж если и Диармайд проиграет битву за корону Даэрдина, то о ней точно никто не вспомнит...
  Хеледд, наконец, добралась до спальни - её собственной, не королевской. Их семейную жизнь с Драммондом вряд ли можно было охарактеризовать хоть как-то, кроме "несущественной". Король развлекался с девицами при дворе в равной доле по сравнению с совокуплениями с женой и ревностно следил, чтобы блудные приплоды вовремя выводились из чрев. Хотя бы этим он ухитрялся не слишком её позорить.
  Хеледд понимала отчетливо - вряд ли дело было в ней: Драммонд, всю жизнь имевший за спиной негласного претендента на уже занятый трон в лице собственного кузена, претендента, которого при случае заговора обязательно нашлось бы кому поддержать, он страшно не хотел, чтобы права на трон его будущего сына тоже кем-то оспаривались. Его старшим ребенком, будь то мальчик или девочка, должен был стать их с Хеледд законный отпрыск. Но несмотря на все благочестие королевы, Вечный распорядился иначе.
  А жаль. Будь у неё сын или хотя бы дочь, похожая на отца, её, Хеледд, права занимать трон были бы вне сомнений. Она бы регентствовала долгие годы, пока не подошел бы срок. Тогда наверняка кланы королевского Секвента обложили бы её с ног до головы с шантажом, угрозами и посулами, и тот, который был бы более других выгоден (своими обещаниями или смирением) стал бы кланом её будущей невестки или будущего зятя... Ох, все было бы иначе, будь у неё ребенок Драммонда! В руках или под сердцем - неважно!
  С девчонкой Таламрин в свое время вышла известная неувязка, и тогда настойчивое предложение Молдвинна засватать наследнику собственную дочь показалось покойному королю Двирту спасительной отдушиной, чтобы избежать громоздких клановых разборок между августами. А как быть теперь? Без ребенка королевской крови вся её защита от кланов Секвента - военное преимущество отца, который понимает это так же хорошо, как и она. И не поскупиться им воспользоваться.
  Ей стоит всерьез подумать, что она собирается предпринять на завтрашнем собрании, какую займет позицию. Поддержать отца или ту часть дворян, которые уличают его во лжи? Прежде она со многими могла бы договориться за просто так, силой одного обаяния. Но прежде она была носителем власти, которая прилагалась к ней вместе с королевским именем, и все с пониманием и даже снисходительным сочувствием отзывались на её просьбы и предложения, понимая, что Хеледд тащит работу, которая претит Драммонду. Сейчас она - дочь узурпатора в глазах одних и дочь спасителя - в глазах других. Кажется, выбор очевиден, чья сторона способна сохранить ей жизнь, но есть ли у этой стороны шансы выиграть? И что подобный выигрыш может дать ей, Хеледд?
  Драммонд во многом позволял супруге править самой, оставляя себе военное поприще, турниры, любовниц и мнимые подвиги. Он ненавидел официальные приемы, переговоры, обязанности. Драммонд носил корону и хранил печать, а Хеледд правила. С отцом так не выйдет. Молдвинн, прекрасно сознающий, что без его военного влияния Хеледд раздавят как семечковое зернышко, не будет настолько щедр. Он попытается собственными руками заткнуть дочь и править Даэрдином из-за её спины, достаточно ровной, чтобы безучастно сидеть на троне. Но делиться властью не станет.
  Ни Брайс. Ни она, Хеледд.
  Королева села за туалетный столик и заглянула в отполированное до блеска золотое зеркало. Под отекшими от тревог и недосыпа глазами залегли темные круги, в уголках глаз собирались первые лучи морщин. Не по возрасту. Она еще слишком молода, чтобы быть жрицей церкви, она еще не насладилась ни молодостью, ни своей жизнью, ни правлением. Она еще не насладилась всласть отпущенным ей временем...
  "Время" - бездумно шепнула Хеледд, глядя в пронзительные голубые глаза отражения.
  Когда-то Брайс Молдвинн был национальным героем Даэрдина, а сегодня это такой же рвач до власти, как и остальные шакалы при дворе. Когда-то Редгар Тысячи Битв был живой легендой, командором самого честного и порядочного ордена в Аэриде, а теперь - главарь узурпаторов и дезертиров. От былых героев со временем не остается ничего, с усталостью подумала Хеледд, обхватив руками голову. Иногда это на руку, но сейчас ей бы пригодился бы хоть один герой, способный спрятать её за щитом из силы и преданности.
  
  - Девки всегда остаются девками! - не сдержался Брайс, когда дочь вышла из кабинета. Взвинченный, он зашагал по комнате туда-сюда.
  - Не бери в голову. Хеледд - меньшая из наших проблем.
  - Так уверен? - сардонически спросил Брайс.
  - Уверен, - непреклонно отозвался Девирн. - Если она что и унаследовала от отца, так это мозги. И сейчас прекрасно понимает, что, если ты уберешь из-за её спины воинство, трон из-под неё вынут быстрее, чем она успеет чихнуть.
  В этом был смысл, признал Брайс. Кое-как заставив себя замереть, он сделал глубокий вдох. Потом вернулся к потухшему камину и снова сел рядом с Продием.
  - Так что там с Редгаром? Ты, кажется, начала что-то говорить до того, как ворвалась королева.
  - Да, я соотнес то, что рассказала твоя Валисса со сведениями моих ребят из Керума.
  - Точно твоих? - опасливо уточнил Брайс.
  - Да, в Сухих Подворотнях даже у меня есть свои люди. И потом, звонкая монета вяжет куда крепче присяги.
  - Так и? - Досужие рассуждения сейчас Брайса интересовали мало.
  - Судя по всему, не добившись успеха на прямых трактах, они свернули на запад. Последний раз их видели в Идвале, а это значит, что в Талнах Ред пошел морем.
  - Его кто-то видел на пристани?
  Продий пожал плечами:
  - Тут сказать не могу, однако останься они в стране, их бы давно уже кто-нибудь сдал.
  И то верно, согласно кивнул Молдвинн.
  - Значит, после их отбытия морем, след потерян? - осведомился Брайс вслух.
  - Да, - честно ответил Продий. - Но я все-таки сделал то, о чем мы условились и нашел через керумцев выход в Эйтиану.
  Молдвинн вскинулся молниеносно, жадно уставился на товарища, взглядом требуя продолжения.
  - Мы отослали письмо, к тому же я попросил Валиссу помочь, и мы установили связь с одним из мастеров гильдии. Обо всем условились, и я отослал человека с подробными описаниями и указаниями.
  - И Голова согласился? - жадно уставился Брайс. Продий утвердительно хмыкнул:
  - Представь себе.
  - Я думал, убийство смотрителей Пустоты не приветствуется даже у них, - пробубнил Молдвинн.
  - Разбрасываться деньгами у них приветствуется еще реже и меньше. Пришлось, конечно, расщедрится, но Голова сказал, к моменту, когда доставят задаток, он непременно найдет того, кто справится с поручением.
  Молдвинн прикинул в уме одно к другому и кивнул:
  - Отлично. И когда твой человек сможет добраться до Эйтианы?
  - С учетом непогоды в море в зимнее время - через месяц, - сразу ответил Девирн, заметив, как почернел Брайс. Еще бы! Месяц доставлять послание, потом еще от двух до четырех недель выбранные убийцы будут ловить след нужных смотрителей, потом пока устранят... Нет уж, Редгара с его шавками нужно было убрать гораздо, гораздо быстрее!
  - Однако, - продолжил Продий, - поскольку вопрос срочный, и устранить Редгара надо быстрее, чтобы правда о Смотрителях не всплыла в самый ненужный момент, предлагаю воспользоваться сферами телепортации. У меня есть люди, которые бывали в Эйтиане, они смогут перенестись и в считанные часы доставят задаток с описаниями Голове гильдии.
  Брайс смотрел на соратника с сочувствующим недоумением: каждое предложение Девирна звучало абсурднее предыдущего.
  - Сферы телепортации? - переспросил он единственное, что его озаботило. - Сферы? Ты серьезно, Продий?!
  - Если хотим действовать быстро и наверняка...
  - У меня как раз завалялось в кармане старого поддоспешника пара штук, не вопрос! - разошелся Молдвинн. - Что значит, сферы телепортации!
  - Да не ори ты, Брайс! - крикнул Продий в ответ. Он тоже зверски вымотался за эти дни, когда приходилось изо всех сил ловить след клятого Редгара и изворачиваться, чтобы поскорее связаться с Гадюками.
  - Не время злобиться, - шепнул Девирн не очень-то миролюбиво. Но Молдвинн в ответ тяжело и молчаливо кивнул: в самом деле, они вместе влезли в это, и вместе им и предстоит выгребать. - Если завтра утром и впоследствии ты сможешь смять под себя королевский совет и Секвент, то твоя дочь будет королевой...
  - Хеледд и так уже королева! - обозлился Брайс.
  - Пока - лишь по старой памяти. Если ей оставят трон, хотя бы на время, то ты сможешь потребовать подчинения Цитаделей Тайн, и они будут обязаны предоставить тебе сферы.
  Молдвинн надолго замолк, раздумывая над предложением Девирна.
  - Сферы, - протянул он вслух несколько минут спустя, - и все необходимое, для борьбы с врагом. Единственный шанс сейчас - пользоваться Пагубой и парталанцами. Слишком много вокруг врагов и некогда делить трон. Я - самый опытный военачальник Даэрдина, - с несокрушимой уверенностью изрек Брайс Молдвинн. - Я нужен им для борьбы с нечистью и с вторжением островитян. Хотят выжить - пусть подчиняются, они все. А когда войны утихнут, я дам им слово, что мы непременно выясним, кому теперь принадлежит корона.
  Продий оскалился, слушая старшего товарища.
  - Точно. Кому как не тебе, верно? Человеку, что спасет их от дрязг внутренних и потрясений внешних? - Девирн вдруг оглушительно расхохотался. - Люблю! - выпалил он прерывисто из-за смеха. - Обожаю политику! Любое слово может стать правдой, если подобрать нужную интонацию!
  Молдвинн на это тоже улыбнулся.
  - Ну так что? - спросил Продий, стирая несуществующую слезу веселья. - Что мне сделать в первую очередь?
  Молдвинн ответил неожиданно.
  - Поспать до вечера. А ночью мы всеми силами постараемся помочь собранию совета завтра решить правильно, и заодно отправим гонцов в Цитадели Тайн. Ни Пагуба, ни парталанцы не будут ждать, пока выберут нового короля, - произнес Брайс тоном, которым уже точно знал, что будет говорить завтра. - Действовать надо сейчас.
  - Полагаю, придется снова включить в дело Валиссу?
  - Обяза-ательно, - протянул Молдвинн. - Многие люди небезосновательно боятся духов и призраков. Думаю, на заре Пагубы многие из мертвых могут нашептать членам совета нужные нам решения. Ох, - еще слаще произнес Брайс. Сейчас беседа уже не казалась ему настолько сложной, как обещала быть в начале. Несмотря на истерику дочери, Молдвинн отчетливо ощутил, что поводья коня, который несет его в новую жизнь, снова в руках, а не было еще кобылы, с которой бы Брайс не справился. - Клянусь, иметь стоящих любовниц в жизни действительно важнее, чем стоящих жен.
  
  Валисса восприняла указание Брайса - заставить духов нашептать главам нескольких знатных родов поддержать Молдвиннов у власти - без особого энтузиазма. Он все время подкидывал ей новую работу, не давая толком сосредоточиться на главной - следить, а сейчас даже заново найти, сбежавших к Талнаху Редгара с найденышами. Мало того, что их след потерян, мало того, что вокруг Талнаха был барьер, сквозь который толком не удавалось пробиться, беспрестанное создание чар вытягивало из Валиссы почти все силы, и несколько раз её уже находили на грани обморока. Потому делать теперь что-то и для дочери Брайса казалось Валиссе сущим унижением: она - заклинатель душ! Да, может, не очень опытный, но где бы он был без неё?
  Брайс, однако, считал, что и без Валиссы был там же, где есть, о чем, разумеется, деликатно помалкивал и лишь пользовался мягкими убеждающими интонациями, стараясь добиться от женщины подчинения.
  Довольный собой, что все получилось, Брайс с чистым сердцем лег спать. Валисса и Хеледд сделали и еще доделают за него сегодня черновую работу, а завтра ему останется лишь прибрать власть к рукам.
  Однако стоило утром зайти в тронный зал, где собрались почти все представители знатных родов Даэрдина, Молдвинна встретили как самого сущего врага народа. Они переговаривались громким шепотом, косясь на Брайса. Тот вдруг осознал, что они собрались здесь заранее, словно они знали, что время собрания изменили, а он - нет.
  Что тут происходит?
  Оглядевшись коротко вокруг себя, он понял, что по-настоящему верные гвардейцы - только у него за спиной, а все остальные солдаты здесь - из дворцовой стражи короля. Брайс вскинул вперед глаза - на высоком помосте, к которому вело несколько ступеней, в кресле королевы сидела Хеледд. Прямая и черная (якобы от горя), она смотрела на отца в ответ, не двигаясь. Молдвинн застыл лишь на миг, прежде чем распрямиться и пойти вперед.
  Всего несколькими ступенями ниже трона стоял август Лаудан - с узкими плечами, оставившими позади пятьдесят прожитых лет, сединой и скверным нравом.
  "Что ты затеяла, девочка?" - стараясь скрыть напряжение, думал Брайс, перебирая ногами. Ответ не заставил ждать себя долго: стоило подойти к первой ступеньке помоста, как Хеледд величественно поднялась. Её гвардейцы, плотными рядами окружившие трон справа и слева, стояли в боевой готовности.
  - Стратий Молдвинн, ты опоздал. На текущем собрании, август Лаудан выдвинул в твой адрес обвинения. Август, скажите еще раз - теперь, наконец, ваш ответчик здесь и сможет сам ответить за свои преступления. - Хеледд сделала в сторону отца благословляющий жест: мол, ну вот ваш агнец, терзайте, как нравится.
  Лаудан с черным торжеством глянул на Брайса. Так смотрят, когда видят свой путь к победе и уже совершенно точно уверены в том, что достигнут её. Брайс снова коротко глянул на дочь: "Ты хоть понимаешь, во что ввязалась, дура?! - хотел закричать стратий. У этого субтильного недомерка двое неженатых сыновей, он хочет быть отцом короля, только и всего! Он в жизни не учтет ни один твой интерес! И то, что ты куда-то дело всю мою стражу, делает тебя добычей еще более легкой, чем прежде! Дура!".
  - Молдвинн Брайс! - начал Лаудан. Голос у него оказался звонкий. - Ты повинен в покушении на жизни огромного количества представителей знатных семей! Настолько огромного, что всех не упомнить!
  Ох, так вот о чем сыр-бор! Молдвинн выдохнул с очевидным облегчением и обернулся к собранию.
  - Я говорил уже и буду повторять еще много раз: в том бою за Буйный Берег я не мог прийти на помощь королю Драммонду и, соответственно, вам всем! Мне жаль, поверьте, мне очень жаль, что вы потеряли своих близких...
  - Ты еще смеешь паясничать, ублюдок! - заорал из толпы другой август - Диенар.
  - Ты бы поосторожнее, Дие...
  - Никто не говорит про берег! - рявкнул Лаудан и широко зашагал к Молдвинну. Стража попыталась защитить стратия, но Лаудан все равно вцепился Молдвинну чуть ли не в шею. - Твои псы стерегут в темницах выходцев из половины знатных семей, чтобы хотя бы кому-то заткнуть рты! Думаешь, мы поддержим тебя из-за этого?! Думаешь, убьешь нашу родню, и мы замолчим, пока ты будешь сидеть на троне?! - Лаудан встряхнул оппонента.
  - Август, держите себя в руках, - настояла Хеледд.
  - Я буду держать себя в руках, ваше величество, - оглянулся он на королеву, - когда он перестанет держать дворян Даэрдина в заточении!
  Хеледд не спорила - сделала жест рукой, веля своим гвардейцам расцепить отца и Лаудана.
  - Итак, стратий Молдвинн, - воззвала она. - Тебе есть, что ответить?!
  "Я этого не делал?! Я никого не пленил?!" - подумал Брайс и хмыкнул над собой в мыслях. Конечно, они тут же ему поверят! А при попытке доказать правоту приведут неоспоримый аргумент - его люди сторожат темницы. "Значит, это ты, Хеледд, властью королевы, отрядила их в подземелья с клетками и пыточными?". И, значит, она уже кому-то показала их, возможно, тем же августам. Не сама, нет, а через наиболее верных, "подручных" дворян. И теперь они все совершенно уверены, что Лаудан говорит правду. Интересно, а что, если он, Брайс, сейчас скажет, что не отсылал своих людей захватывать знать? Что это устроила их королева Хеледд - тогда они поверят? И сам себе качнул головой: она сдержит вчерашнюю угрозу, наверняка сдержит, заголосит так, что парталанцы на Буйном Берегу услышат - Брайс клевещет, Брайс на неё давит, Брайс повинен в смерти её мужа-короля и насильно заставляет дочь поддерживать его. "Лорды и леди Даэрдина! Сейчас, когда все вы здесь, я прошу у вас помощи и защиты от этого жестокого человека!..". Внутренний голос Молдвинна чертыхнулся в голове вместо него. Потом сочувствующие дворяне еще изберут это невинную овечку своей королевой и дальше, ведь прошлые пять лет она хорошо справлялась.
  Брайс снова посмотрел на дочь: да, она треклятая баба с типичными уловками вроде истерик и слез. Но пользуется она ими лучше многих. Потому что сейчас, глядя в её голубые, направленные на отца в ответ глаза, Молдвинн отчетливо читал: этим она дала ему шанс стать частью её власти, и либо он примет дар дочери, либо сейчас она сплотит в своей собственной маленькой ладошке десятки небольших армий, которые все вместе в первой же стычке сметут войска Брайса как саранча.
  Молдвинн опустил глаза и выдохнул, качнув головой:
  - Нет, Лаудан.
  Раунд за ней. А, может, и вся их короткая война тоже, признал Брайс, подняв на Хеледд взгляд. Сейчас ему оставалось только доверится дочери и дать доиграть спектакль - едва ли Хеледд учинила это все, не продумав, как спасти отцовскую жизнь. Она ведь, его жизнь, все еще чертовски ценна, потому что до тех пор, пока остальная знать разобщена, именно он, стратий Молдвинн, держит в кулаке самую значительную военную силу в стране.
  Хеледд едва заметно повела головой, притушив ресницами победный блеск в глазах.
  - Ну а у меня - есть, - сказала она, снова поднимаясь. - О том, что Шестая Пагуба началась, знаю даже я. Мой покойный супруг, король Драммонд, тоже принял эту истину с уст предателя-смотрителя. И пока он отбивался от парталанцев, а мой отец - от воспрявших исчадий, вы или ваши родственники убегали с поля боя. Мой муж, ваш король, погиб в авангарде - В АВАНГАРДЕ! А где были вы?! Да, мой отец не смог подойти вам на выручку, но лишь от того, что пытался сдержать другого врага, обрушение которого в тыл нашей армии неминуемо привело бы к поражению! Он и стратий Девирн держали атаку чудовищ, чтобы дать вам шанс, но ваше неверие в своего короля, ваша слепая трусость, велевшая вам бежать с поля битвы, привели к тому, что и с этим шансом вы умудрились потерять все! Не говоря уже, - она заговорила чуть тише, прищурилась, и на какой-то момент стала похожа на змею, - о личных прегрешениях каждого.
  - Мы бежали, - подал кто-то голос, исполненный справедливым гневом, - потому что их шаманы владеют магией огня и ветра! Мы горели заживо!
  - А откуда они знали все о ваших тактических планах, а? - Не осталась Хеледд в долгу. Слушая её, Молдвинну оставалось только диву даваться, откуда она раздобыла все эти сведения за одни сутки. Или она давно собирала нужную информацию? - Разве это не ваш провал, лорд Вектимар, что враг раз за разом узнавал планы нашей армии? Ведь именно вы были её главнокомандующим в том бою! Разве не ваше подразделение, лорд Олурин, должно было защищать короля до последней капли крови? Но вот вы здесь, а где мой муж? ГДЕ ВАШ КОРОЛЬ?!
  Собрание роптало, перешептываясь почти в голос, но открыто не высказывался никто. Хеледд глядела в глаза лордов и леди и понимала, что некоторые молчали только потому, что знали: они не верят ни одному её слову, они мечтают спихнуть её с трона, но они сейчас в меньшинстве. Они будут ждать своего часа.
  Ладно, это будет позже. Хеледд придумает, как справится с этим потом. К тому же, если за спиной у неё по-прежнему будет армия отца.
  - Вот поэтому стратий Молдвинн на правах главного военачальника в Даэрдине, назначенный на этот пост еще королем Двиртом и утверждённый в нем королем Драммондом, взял в плен членов знатных семей. Да, это было сделано без моего ведомо, но я, - она повысила голос и вознесла к своду указательный палец, перебивая усилившийся гомон, - одобряю этот шаг! Заметьте, в темницах сейчас находятся не главы домов, а только ваши родичи, хотя истинно виновные почти все здесь! Сочтите это жестом милосердия, как я сочла это разумным гарантом того, что если парталанцы доберутся до столицы, вы больше не побежите с поля боя и дадите отпор врагам в полную силу!
  "В конце концов, одно дело, обвинять в гибели родни королеву и её отца, а другое - быть повинным в этом лично, в силу своей трусости" - осознал Молдвинн. Кажется, хмыкнул он в душе, стоило чаще разговаривать с дочерью после её восхождения на трон, чем с королем. Может, он бы заметил, что она мало-помалу превратилась из обычной леди в политика.
  Собрание по-прежнему недобро переговаривалось. Угрозы и недовольства сыпались то из одного угла, то из другого, но Хеледд не сдавалась в своей линии, и чувство вины, вдавливаемое королевой в знать, особенно мелкую и среднюю, взяло над многими верх. А те, кто остался в несогласии и неодобрении - да что с них взять, подумал Айонас. Если ты один против тысячи, ты не представляешь и тени угрозы.
  Брайс снова поглядел на дочь с оттенками гордости, зависти и желания сказать ей, какой же она выросла сукой. Вместо всего стратий заносчиво и беззвучно хмыкнул: значит, теперь он ей должен?
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"