Машевская Анастасия: другие произведения.

Смотритель пустоты. Тени архонта. Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 7
  
  Лорд Айонас Диенар скинул шлем и, тяжело заваливаясь на меч, силился отдышаться. Его светлые волосы прилипли ко лбу, веки над темными глазами дрожали от усталости. Где его двадцать лет, а? Четвертый десяток еще не истек - целый год в запасе! - но воинская выносливость начинала подводить. Или все дело в том, что, как и большинство августов, в минувших битвах с парталанцами он не участвовал лично, ограничившись отправкой войск и представителя дома?
  Развороченная пустошь перед глазами чернела трупами исчадий Пустоты, и их густая чернильная кровь смешивалась с человеческой красной. Сколько жертв? - прикинул август. Сто человек? Сто двадцать?
  На плечо опустилась по-молодецки твердая рука. Диенар оглянулся: да, кто еще среди всех мог бы позволить себе такое панибратство с августом. Айонас ответным жестом хлопнул молодого мужчину по руке, кивнув. Распрямился, обернулся целиком.
  - Я твой должник, Ллейд. - Он посмотрел на молодого Таламрина прямо и открыто. - Уже в который раз. Не приди ты на помощь, нас бы смели.
  - Бросьте, лорд Диенар...
  Диенар прикинул, что отныне Ллейд не под его командованием, как в былые времена, поэтому смело сказал:
  - Айонас.
  - Айонас. - Ллейд не стал препятствовать. - Ты поступил бы также.
  - Не сомневайся.
  Лорды отдали распоряжения обезоружить и погрести павших, а затем расположиться на отдых чуть поодаль от минувшей битвы. Они дождались, пока помощники поставят хотя бы один шатер, и когда тот был готов, Айонас предложил Ллейду разделить обед. С памятного тайного собрания четырех августов минуло чуть больше двух недель.
  - Клянусь Вечным, хотел бы я знать, откуда они взялись, - сетовал Диенар, присаживаясь и одновременно жестом приглашая сесть и гостя. Стол им накрыли наскоро, но сразу: вино, немного мяса и хлеба.
  - Я думаю, мы знаем, откуда и почему. Ты ведь тоже был на той казни.
  - Смотрительского полуэльфа? Да, - подтвердил Айонас. И спустя мгновение припечатал снова: - Да.
  - Тебе не позавидуешь, - протянул Ллейд, оглядываясь, будто враги были прямо тут. - Парталанцы слева, исчадия отовсюду.
  - И столица с севера, ты хотел сказать, Ллейд? - сардонически усмехнулся Айонас.
  Хотел, но напрямик не рискнул, - мысленно ответил Ллейд. Диенар прочел собеседника и с пониманием улыбнулся - скупо.
  - В доме Таламрин хорошо знают, к чему приводит недальновидность власть имущих.
  Теперь Диенар хмыкнул:
  - Стало быть, старик Эйнсел не знает, что ты здесь?
  - Он давно не возглавляет армию дома Таламрин, - уклонился от прямого ответа Ллейд.
  - Ты пришел не с целой армией, - разумно заметил Айонас. В его голосе не было ни укора, ни подозрений. Он просто устал и вполне искренне пытался понять, что происходит.
  - Я пришел с надежной охраной, потому что ехал к тебе.
  - Стало быть, старик Эйнсел не знает, что ты здесь, - повторил Айонас теперь даже без намека на шутку. Наклонился через стол и налил по-хозяйски разбавленного вина - себе и гостю. - Потому как ко мне он бы отправил сына за советом в самую последнюю оче... Вообще бы никогда не отправил.
  - Я пробовал говорить с ним. Несколько раз, еще в лагере короля.
  - А ты уже что-то знал?
  Ллейд качнул головой отрицательно:
  - Нет, о другом. Но с отцом никогда не было легко, а в последние несколько лет он вообще ни о чем не хочет знать, кроме своих доходов.
  - Ты домой даже не заезжал, что ли?
  Ллейд качнул головой: нет. После их приватной встречи с Альфстанной, последовавшей за тайным собранием с другими августами, Ллейд сориентировался, как быть, наведался в родные земли, минуя чертог клана и отца, перегруппировал сопровождение и направился сюда натуральным марш-броском.
  Диенар с пониманием покивал. Да, Эйнсел всегда был склочным типом, - признал он, потягиваясь за вяленым мясом. Склочным и очень скаредным.
  В немом вопросе Айонас повел головой, вскидывая брови, в душе уже зная ответ. Ллейд не подвел:
  - Нельзя отказываться от идей, которые мы обсуждали в столице.
  - В столице мы в основном цапались со Стабальт, - с доброй усмешкой отозвался Айонас. По его интонациям Ллейд понял, что Диенар спокойно и даже с готовностью обсудит все, что затеял Таламрин. Поэтому Ллейд не стал настаивать на том, чтобы сразу хвататься за дело.
  - Ты слишком суров к ней, - улыбнулся Ллейд.
  - Станешь нахваливать? - прищурился Диенар.
  - Нет. Просто напомню, что ко мне ты отнесся нормально, хотя я - сын Эйнсела Таламрина, с которым ты бы в одних кустах при нужде не сел. И если не все Таламрины оказались мешками с дерьмом, то почему ты уверен, что абсолютно все женщины - дерьмо и есть?
  Айонас замер с вытянутой рукой за мясом рукой:
  - Зная тебя... - Айонас качнул головой. - Выкладывай. Что вы задумали?
  Губы Ллейда дрогнули в ответной улыбке:
  - Альфстанна поехала к Лаудану.
  Диенар усмехнулся едва заметно, краешком рта, потом шире и слегка щурясь при этом.
  - Легко понять. Надеется вразумить дядьку?
  Дей кивнул: именно. Айонас отвлекся на еду на несколько минут, словно пытаясь свыкнуться с новостями.
  - И что это даст? Ты встанешь в борьбе за трон на мою сторону, а Стабальт - к Лаудану?
  - Вектимара и в расчет не берут, кажется, - усмехнулся Ллейд. - Нам нужен вождь, Айонас, вождь, который поведет нас против исчадий, архонта и парталанцев. И ты сам сказал на собрании у Хеледд, что мы должны выбрать из вас двоих. Мы с Альфстанной приняли это сразу, но средняя и мелкая знать даже не знает, что должна выбирать. А она должна, обязана, чтобы потом никто не отнекивался в поставках людей, оружия и провизии.
  Айонас Диенар снова замолчал. Почти минуту он осмысливал сказанное Ллейдом прежде, чем изрек:
  - Эйнсел тебя убьет, когда узнает, что ты распорядился его голосом и армией за его спиной.
  - Эйнсел Таламрин настроил против себя всю семью.
  - Я слышал только о твоей сестре.
  - Гессим от него тоже натерпелся, - ответил Ллейд за судьбу младшего брата.
  Айонас не торопился с комментариями. Наконец, потер бороду и изрек:
  - Ты здесь, а она там... Если даже девчонки сегодня отращивают бороды и яйца, - обронил он наконец, - значит, в стране в самом деле беда. И мою беду ты только что видел. Я едва вернулся, а тут такой разор. Дозорные говорят, парталанцы все время стерегут Буйный Берег с этой границы. Рано или поздно, они свалятся мне на голову. И дай Создатель, на ней в это время не окажется пары тысяч исчадий!
  Диенар снова приложился к вину. Поразмыслил и спросил:
  - Штурм столичной цитадели по-прежнему невозможен без грандиозных потерь? Не знаешь никаких новостей?
  - Все то же, - мотнул головой Таламрин и тоже промочил горло вином, прежде чем продолжить. - Даже если мы сможем взять город, останется ли у нас хоть капля сил, чтобы выставить из Даэрдина парталанцев? А чтобы сдержать исчадий? И потом, ты видел исчадий Пустоты своими глазами, Айонас Диенар, как и я - сегодня. Разве прежде всего мы не должны сделать так, чтобы все узнали, что эта угроза - реальность, а не сказки? Вот, Молдвинны вздрогнут, когда их возненавидят за то, что они скрываются от врага сами и скрывают врага ото всех, вместо того, чтобы воевать с ним. На черта нам такой государь, да? - Ллейд улыбнулся, предоставляя Айонасу самому домыслить, сколь мощной гранатой разорвет молва дом Молдвиннов и как в одночасье настроит против него весь Даэрдин.
  Диенар, оценив, коротко засмеялся:
  - О, я смотрю, вы со Стабальт решили, с чего начать.
  - Идея с молвой - её идея.
  Айонас поджал губы уголками вниз: неудивительно.
  - В сплетнях бабы смыслят лучше всех. Ты хочешь жениться на ней? - внезапно спросил Айонас.
  - На ком? - не понял Ллейд. Диенар взметнул бровь: ну не дурак ли? - А! - прозрел Таламрин. - Альфстанна. Нет, не в этом дело.
  - Тогда с чего бы ей принимать во всем этом такое активное участие?
  - Оттого, что, наследовав отцу, она надеется, что окажется в приличной стране с порядочным королем? Ей ведь не пятнадцать лет, Айонас, в её годы у меня уже тоже были мозги.
  - В её - это в какие?
  - Кажется, она младше меня года на три или четыре.
  Айонас хмыкнул:
  - Я на твое рождение повитух не кликал.
  - Двадцать семь отмерил в этом году, - с усмешкой отозвался Ллейд.
  Откинувшись на спинку походного стула, Диенар вытянул руку и потарабанил пальцами по столу.
  - Мне нужно укрепить гарнизоны на границе с Буйным Берегом. И заодно призвать помощь из Цитадели Тайн. Можешь помочь?
  - Могу призвать сотен пять. У нас тоже не спокойно на рубежах.
  - Озерные?
  - Да. Гессим держит гарнизоны вдоль границы с Лейфенделем, и его разведка говорит, что так тихо, как сейчас, прежде еще никогда не было.
  Диенар одобрительно покачал головой:
  - Когда кругом грохочут бури, беги от тишины. Ладно. Отправь гонца брату и в дом, за подмогой, я сделаю то же. Потом укрепим заставы на западе и отправимся на встречу с остальными. Хорошо бы управиться за месяц, - рассуждал Диенар вслух. - В конце концов, если мы сами не сбросим драммондскую шлюху с трона, то на кого нам рассчитывать?
  - И если не сейчас, то - когда?
  Диенар сдвинул в сторону нижнюю челюсть и хмыкнул: он покидал столицу озадаченный, мрачный, раздраженный тем, что даже сейчас никто не может уцепиться за стоящую возможность. Однако, нет, все такие могут. И кто? Не маститые львы старшего поколения, а мальчишка, воевавший когда-то под его началом, и девка из знатного дома. Порой открытые двери и союзники появляются там, откуда их вообще не ждешь.
  
  Путники не пошли дальше.
  Немного спустившись по склону, взяли привал. Безмолвный первую четверть часа - чтобы каждый мог внутренне уяснить случившееся, смириться, что однажды, на месте убитого эльфа может оказаться любой из них. Дей помогал Борво прийти в себя. Данан предложила парню исцеляющую печать, надеясь, что его это немного успокоит. Борво вскинул глаза на чародейку в немом ужасе, но, поборов себя, закусил губу и кивнул. Что ж, думала Данан, накладывая единственное наверняка знакомое колдовство исцеления, сейчас ей понятно такое болезненное недоверие. Как стало еще яснее и то, о чем частенько говорили Клейв, Хаген и все остальные стражи в Цитадели Тайн: тем, кто живет вблизи магов, не будучи магом, неведом покой.
  Закончив, Данан отошла на пару шагов и села на расстеленный Хольфстенном плащ.
  - Ты говорила, - почти сразу начал гном, - Дом Преобразования считается утерянной магией?
  - Да, - кивнула Данан. - По крайней мере, нас так учили.
  - Значит, сейчас толком никто не знает, что с ним делать?
  Данан не ответила. Она хмурилась, губы её дрожали, как бывает обычно у сомневающихся людей. Потом оглянулась на Диармайда.
  - Да-да, конечно, я кто? Я просто гном, коротышка, - заворчал Хольфстенн себе под нос. - Меня можно и поигнорировать.
  В другой ситуации Данан бы улыбнулась, но, кажется, других ситуаций уже никогда не случится.
  - Возможно, в Тэ"Альдине нам могли бы помочь, - подал голос Дей, - но пока мы туда доберемся и пробьемся к главному, архонт уже всех прибьет. Думаю, там даже хуже, чем в Талнахе.
  - Значит, - с трудом ворочая языком, включился Борво, - нам придется на своей шкуре выяснять, как сладить с таким колдовством?!
  - Я думаю, - заговорила Данан, - первая проблема не в том, что никто не знает, что делать с этой магией, а в том, что никто толком не знает, что делает эта магия. Вспомни сам, Диармайд! Что говорят в Цитадели Тайн о Преобразовании?
  - Магия изменения самого себя.
  - Да, и все мы, как один дурак, - разозлилась чародейка, - решили, что речь идет о превращении в ворона, в льва, да хоть в корову! Но... ЭТО! - она даже не смогла подобрать слова тому, что они видели несколькими часами ранее. - ЭТО!!! - слова так и не нашлись и, бросив попытки, чародейка снова обратилась к лейтенанту. - Ты хотел знать, зачем я хочу вернуться в Даэрдин? Я верила, что в Калагорне остался еще хоть кто-то, кто понимает больше, чем я или ты. И да, сейчас я признаю, что ты был прав: у нас нет ни времени, ни причины поворачивать еще и туда. Но попасть в Цитадель Тайн нам нужно обязательно, потому что больше помощи взять неоткуда. Кто это, - едва не сорвалась чародейка, имея в виду архонта, - что это, что с ним делать?!
  До того, как Дей успел вставить хоть слово, Данан вскипела еще жарче:
  - А делать придется! Нам придется! - Она ткнула себя пальцем в грудь. - Потому мы, мы трое, - посмотрела на других смотрителей, - лучше всех остальных знаем, что он нас зовет. И если мы откажемся с ним биться, то это лишь вопрос времени, когда придем к архонту, чтобы предложить себя в услужение, как те безвольные уроды. Ведь даже среди десяти тысяч обычных людей, эльфов и гномов, он учует нас и позовет еще сильнее, так, что мы не сможем противиться, потому что... потому что мы похожи на исчадий. - Весь ужас пришедшего осознания отразился на чародейском лице. - И мы не спрячемся, - совсем безнадежно проговорила женщина.
  - Ну, сегодня удалось, - напомнил гном.
  - Сегодня, - она даже не оглянулась, - нам повезло, архонту вообще не до нас. Кажется, он только недавно смог вырваться на поверхность. Исчадий, которых он призвал, было не так уж много, мне показалось... - Её пыл немного ослаб.
  - Меньше сотни. - подсказал Жал, опытным глазом сметнувший численность врагов.
  - Значит, действительно, он озадачен, потому что в другой ситуации убил бы гораздо больше одного эльфа. У нас есть хоть какое-то время и...
  - Чтобы умереть? - подсказал оклемавшийся Борво. - Скромно и по-честному, а не от отвратительных чар, от которых мы станем потом еще одним его туловищем... Был смотритель - стал одеждой, - неожиданно для всех поиронизировал Борво.
  Слушать это не было сил, и Данан продолжила:
  - Если слабость хоть недолго замедлит его, нам надо придумать, как этим воспользоваться.
  Борво достиг крайней степени отчаяния и попросту усмехнулся:
  - Ну ведь я уже предложил, как, - сказал он и от души заржал.
  - Слабость и поиски, - вспомнил Дей, когда Борво немного угомонился. - Он очевидно что-то ищет.
  - Хорошо бы понять, что. - Данан повела головой.
  - О чем это вы? - переспросила Стенн, нахмурившись. Данан оглянулась на него: точно, Жал и Стенн не смотрители, у них менее чуткий слух, не говоря о том, что за терзающим, невыносимым сиплым скрежетом разбирать слова могут только смотрители. Пока, во всяком случае.
  - Архонт велел исчадиям что-то найти. Надо понять, что. И надо понять, что делать с магией Преобразования. Кроме как о её безвозвратной утерянности, я ничего не знаю. -Данан глянула на Дея и спросила, не спрашивая: - И не я одна?
  Дея качнул головой. Молчание повисло на короткий миг, но выдох, который случился следом дал Данан понять, что войны кончились. Все войны промеж них.
  - Да, я согласен, - произнес он наконец. - Цитадель Тайн - единственное, что мы можем придумать сейчас. - Диармайд оглянулся на Борво: - Потянешь встречу с толпой магов?
  Борво утвердительно покачал головой с лицом, по которому было ясно, насколько он сомневается. Потом сжал кулаки, натужно выдохнул, надув щеки, как делают в первых схватках роженицы, и сказал:
  - Да. Да. Потому что я не знаю, как кто-то из не-магов может укокошить эту тварь.
  - А нужно-то было, чтоб возродилась неубивамая звероподобная хрень с башкой летучей мыши, чтобы все перестали грызть друг другу глотки без повода. Делов-то? - философски обронил Хольфстенн с максимально добродушной физиономией. Создатель, такой неприкрытый сарказм!
  - Есть только одно "но", - напомнил Жал, разрушая атмосферу вынужденного и усталого перемирия. Все обратились к нему с негодованием, особенно гном: "Не видишь, люди, наконец, перестали пытаться заколоть друг дружку во сне? Не лезь!" - подумал он, но вслух смолчал.
  - Продий Девирн? - скептически спросил Диармайд.
  - Девирн или кто еще...
  - Ему сообщат, что ты облажался, если ты не вернешься к определенному сроку? - уточнил Борво.
  - Не в этом дело. Посылая запрос, он отправил к нам посыльного с помощью сферы телепортации, и тот еще с собой приволок одну. Я использовал её, чтобы перебраться на этот берег. Видишь ли, в Талнахе не врали, гавань Кадфаэля сейчас действительно оккупирована ребятами из Кладбищенских Псов, а с ними нет особого сладу. Поэтому сейчас у меня больше нет таких сфер, нечего смотреть так, будто я что-то припрятал.
  - Да и впрямь, припрятал бы - уже давно бы удрал, - резюмировал Дей. Борво, не понимавший пока, куда клонит эльф, пока только хмурился.
  - Сам факт, где посланник их достал. - Хольфстенн, однако, быстро смекнул. Данан тут же кивнула.
  - Именно, - подтвердил Жал. - Нас могут ждать в Цитадели.
  Данан махнула рукой: "Тоже мне проблема" с таким пренебрежением, что даже убийца немного изумился.
  - Нас и так будут ждать повсюду в Даэрдине. И речи не было, чтобы соваться в Цитадель в открытую, - заметила Данан. Остальные поняли, что чародейка давно размышляла, как поступить.
  - Есть идеи? - деловито осведомился Дей.
  - Есть. - Она степенно кивнула - непроизвольно, но в душе что-то подсказало, что так она в последний раз кивала в вечер знакомства с Редгаром.
  - А если не сработает? - уточнил Дей.
  - Помолимся, что семья Таламрин за нас вступится и нас хотя бы не убьют.
  - Что-то я сомневаюсь, - протянул Борво. - Вспоминая лагерь короля...
  - Пятно на имени им не нужно. Мою вину надо еще доказать.
  - А если убьют слишком быстро? Сразу, не оповещая твою родню? - допытывался Диармайд.
  - Ох, Дей, ну честное слово, - Данан устала отбрыкиваться от попыток уличить её идеи в бесперспективности. - Неужели ты думаешь, в таком случае нас все это еще будет волновать?
  Жал расхохотался от души. Хольфстенн тоже.
  - Великий Таренгар, - воззвал убийца к древнему эльфийскому богу, и вытер проступившую слезу веселья. - Ты знаешь толк в шутках, девочка.
  - Да, - хмыкнул Стенн, - вполне по-нашему.
  Дея сильно кольнуло это "по-нашему". "По-нашему" - это "по-смотрительски!" - взбунтовался внутренний голос мужчины с тупым укором. - А по-наймитски, "по-головорезски" - это вы сами с лопоухим разбирайтесь, не втягивайте туда Данан!"
  - Тогда?.. - обратился Борво с вопросом, перебивая общее неуместное счастье.
  Данан выдохнула усмешку и сказала:
  - Переждем час и двинемся вперед. Смиритесь, у нас просто нет выбора. Попробуем сделать хоть что-нибудь. Хуже ведь уже не будет?
  
  И все-таки страх гнал их быстрее собственных сил. Не жалуясь, все как один, бежали. Им неожиданно не мешали ни посох Данан, ни щит Диармайда. Жал, ловкий и легкий, а особенно - глазастый, бежал впереди других, проверяя дорогу собственной шкурой (если что случится, то сначала с ним, а другие сориентируются). И хотя все понимали, что это никого не спасет, никто на место эльфа не спешил.
  Причины, по которым он до сих пор не прикончил их, ускользали, да и думалось о них сейчас совсем скверно. Каждый был предельно сконцентрирован на том, что их окружало - черная и безжизненная от растекшейся скверны исчадий равнина, вся в рытвинах, из которых в любой момент вполне могли вылезти новые исчадия, привлеченные сюда из недр подземелий силой архонта.
  Они бежали всю ночь, утро и день тоже без привалов, лишь иногда переходя на шаг, до тех самых пор, пока не уперлись в границу Даэрдина.
  И остановились, не в силах решить, где им страшнее. После короткого сиплого обмена парой реплик, было решено войти в Даэрдин глубокой ночью, незадолго до рассвета, когда караульные рассеяннее всего. Хольфстенн на сей раз пощадил эльфа и сам вызвался выискивать укрытие. Но Жал вотчину не уступил:
  - Мало того, что ты видишь хуже, так еще и обзору с твоего роста - ноль.
  У Хольфстенна брови поползли вверху: не от наглости пленного наемника - от изумления:
  - О, господин Вечно-Мрачная-Рожа пошутил? Плюхнусь-ка я на зад, пока с ума от восторга не сошел.
  И действительно сел на землю - тихо, но сладостно застонав. Ноги и спина у Стенна - как у всех здесь - болезненно ныли. А стоило сесть - стали стремительно наливаться неподъемной свинцовой тяжестью. Наблюдая за гномом, и словно чувствуя, что тот сам уже проклял решение "плюхнуться на зад", Данан стоически сжимала зубы и всем весом заваливалась на посох, который держала обеими руками. Но садиться себе запретила, а иначе потом - только ползком. Или если Дей её допинает до убежища, которое сыщет эльф. Если сыщет. И где его носит?!
  - Говорил же, сбежит, - философски заметил лужей растекшийся по земле гном.
  - Не дождешься, - буркнул объявившийся со спины Жал. - Нам туда, - указал он в какую-то древесно-кустарниковую поросль поодаль. На ноги Хольфстенн поднимался стеная.
  Превозмогая себя, они все-таки добрались и, оглядевшись по сторонам, нырнули меж крон. Только теперь, все как один - и Жал быстрее других - разбухшими грушами повалились на землю.
  - Чувствую себя, как перезрелый огурец, брошенный с маха оземь, - заявил Стенн.
  - Я все еще убежден, что мать тебя родила в горниле, - отозвался Борво, - так что ты не должен ничего знать об огурцах.
  Гном в долгу не остался:
  - А ты о горниле.
  - Я сын кузнеца, - напомнил Борво, хотя было непохоже, что Стенн забыл.
  Хольфстенн запас парочку колких ответов и собирался попрепираться, но вдруг махнул рукой скупым невыразительным жестом: сил нет.
  - Надо решить с дозором, - напомнил Диармайд. У Данан задрожали губы.
  - Ни за что, - отчеканила женщина по отдельности.
  - Но...
  - Я... - и ей сил спорить не хватило. Поэтому она лишь повторила: "Нет", и повела рукой перед собой. Густая, багряная, как последний закатный всполох печать, прямо в воздухе вдруг запузырилась, словно кипящая кровь.
  - Это еще что? - шепнул Стенн. Борво поленился даже пугаться.
  Данан сначала растянула узор чуть больше, потом послала его вверх. В полутора человеческих ростах над ними печать замерла и, медленно угасая, посыпалась вниз мерцающими багряными точками. Они медленно стекали к земле неспешно, будто капли военного масла, широкими дугами, и в итоге прикрыли крохотный лагерь путников едва различимым куполом. Туманные клочья темно-красной дымки плавали там и тут.
  - Эй, это чего такое? - настойчиво повторил гном. - К нему прикасаться можно?
  - Нет, - отозвалась чародейка, сворачиваясь удобнее и кутаясь в плащ. Раньше ей бы и в голову не пришло пытаться использовать подобные заклятия в качестве купола, но голос Фирина настиг её будто сам собой: "Магия гибче, чем ты можешь себе представить". Может, в самом деле, стоит отбросить все ограничения, привитые Цитаделью, и просто делать с чарами то, что кажется правильным? Как тот же Фирин с его печатями...
  - А по нужде? - Стенн вскинул брови.
  - У тебя есть нужда более острая, чем отдых? - утомленно усмехнулся Дей.
  Хольфстенн лейтенанта проигнорировал:
  - Ты не ответила.
  - Покрывало страха.
  - А, - Дей тут засмеялся, - чтобы, если кто надумает подойти поближе, тут же сам и обмочился? Слышь, Стенн, если сильно по нужде припрет, то у купола даже легче.
  Данан не стала комментировать. Она проваливалась в сон с такой скоростью, что матерые солдаты и бывалые наймиты, и те скисли бы от зависти. Борво пробурчал что-то о том, что-де, подошедшие снаружи тоже наверняка наложат от страха в штаны и убегут, а раз так, плевал он на дозор. Здоровяк любовно обнял меч, обвил его ногами и уснул. Хольфстенн замолчал посредине фразы о том, что подошедших снаружи, скорее, напугает рожа Борво и то, чем он занят, нежели чары девчонки. Диармайд перевел глаза на Жала: тот единственный еще выглядел с обнадеживающе трезвой головой и вовсю ухмылялся.
  - Что смешного? - буркнул Дей, поеживаясь под снисходительным взглядом эльфа.
  - Твое убеждение, будто дозор спасет от архонта, если тот обнаружит нас.
  Диармайд злобно цокнул: кто бы что тут понимал в архонте! Но осознал, что это заявление, не будучи аргументом, развеселит эльфа еще сильнее, и счел за лучшее свалить все на чародейку:
  - Если бы Данан владела другими чарами, шансов, что нас обнаружат, было бы меньше.
  Жал уловил мысль лейтенанта не сразу. Когда сообразил - скептически выгнул бровь:
  - Телемантские щиты или что ты там подразумевал отлично резонируют чистой и светлой энергией, совсем как это, - он чуть напряг руку, так что засветились амниритовые жилы. Дей тут же подобрался, стараясь покрепче схватиться за меч. Но от усталости вело и его. Жал, увидев попытку решительного жеста, снова усмехнулся, погасив свечение: - Так что их издалека видать. А заклятия страха, по-моему, отлично сливаются с общей атмосферой на триста лиг во все стороны.
  ДА КТО БЫ ТУТ ЧТО ПОНИМАЛ В МАГИИ! - возмутился Дей и запоздало понял, что на этот раз вызверился вслух.
  - Надеешься воспользоваться тем, что мы оба бессильны? - спросил он Жала, будто падая в пропасть.
  Тот не стал отвечать: молча пожал плечами да лег.
  Дей от такого ответа едва не свихнулся. Раскачиваясь, он кое-как присмирел между желанием взвиться и надавать зарвавшемуся лопоухому по морде, безудержно наорать на Данан и просто заскулить от страха. Но с Данан он дал себе слово больше не ссориться, а, значит, первые два варианта приходилось отринуть. Скулеж... Что ж, хоть что-то в его воспитании Редгару действительно удалось: скулеж Диармайд бы и сам себе не простил.
  Несмотря на усталость, уснул Дей с трудом.
  
  Жал открыл глаза первым: затекло в ребрах. Огляделся: Дей, храпя, закинул руку поперек Хольфстенна, отчего гном показался еще короче, чем был. Борво за прошедшее время не двинулся и также обнимал меч. Хорошо хоть в ножнах. Данан в поисках тепла стащила с Дея, который был ближе остальных справа, край плаща, и тот, не сумев отвоевать покрывало обратно, сжался в комок под боком у Хольфстенна, пытаясь отогреться его теплом. Голова Данан оказалась у Жала на груди. Он рухнул, засыпая, сбоку от чародейки, а та, видать, так извернулась во сне, что примостила затылок аккурат на нижние ребра эльфа.
  Жал попытался чуть поерзать, услышал с хрустом, как на место встали позвонки, осторожно приподнял женскую голову, подавил смешок, слушая невнятное бормотание Данан сквозь сон, и потихоньку вывернулся в сторону. Одной рукой отстегнул собственный плащ и подоткнул Данан под голову, поднялся на ноги, пару раз попрыгал на месте, ощущая, как кровь разливается по жилам. Вместе с амниритом. Жал часто задумывался об этом: он застаивается в нем? Или все-таки нет? Отследить было нелегко, учитывая очень уж многолетнюю привычку эльфа встряхиваться по утрам в любом состоянии. Но мысль, что однажды он может стать, как какой-то магический голем, нередко оборачивалась из шутки в сомнение.
  Он хорошо помнил свое начало, нахмурился эльф присаживаясь недалеко от границы купола. Начало, от которого ему вообще приходилось шутить с самим собой на тему амниритовых големов.
  Он ненавидел магов.
  И сейчас шел с одним из них.
  Чего только Пагуба ни объединяет? - усмехнулся остроухий.
  Услышав шорох, он подобрался в миг. Бесшумно вскочил на ноги, отточенным жестом потянул кинжал из ножен портупеи, одновременно уходя в разворот на полусогнутых, чтобы пропустить атакующего сзади немного вперед. Оказавшись за спиной, попытался для начала вырубить нападавшего ударом по сопатке. Но вовремя сообразил, кто перед ним и, сдержав удар в последний момент, просто неудачно толкнул. Женщина, шипя, повалилась вперед, Жал, снова присев, перехватил чародейку поперек талии. Он действовал быстро, решал сиюминутно, и в его движениях не было ни одного лишнего.
  Ни суеты, ни страха.
  Теперь инстинкт самосохранения обуял Данан, она попыталась рвануться и в том, как сдавленно, почти в слезной ярости она выплюнула: "Не смей!", Жал растерялся. Едва ли это была её реакция на угрозу жизни. Он выбросил кинжал, перехватив женщину второй рукой - через грудь за плечо, чтобы, буйствуя и размахивая руками, чародейка сейчас не навредила никому из них.
  - Данан, тише, - шепнул на ухо. - Это я.
  Она дернулась на чистом рефлексе, сильнее, чем можно было ожидать, просто потому, что его выдох жег кожу уха и шеи.
  - Вы "ам долго вошкаться бу"ите? - пробормотал Хольфстенн сквозь сон.
  Услышав голос гнома, Данан заставила себя дышать глубже.
  - Я ... сейчас, - выхрипела эльфу. Он демонстративно расцепил руки и медленно отвел их, позволяя Данан столь же неспешно оборачиваться.
  - Порядок? - Жал чуть наклонил голову и заглянул ей в лицо. Женщина кивнула не сразу, но несколько раз подряд, и с каждым следующим все уверенней.
  Жал растянул в одобрительной усмешке уголок губ. Тронул женщину за плечи, затем наклонился, подобрал кинжал, отер о штаны, сунул в ножны. Сел.
  А Данан так и стояла, пораженная его руками: силой и теплотой. И с ужасом ловила себя на мысли, что, если бы сейчас на его месте был Ред, она не дала бы ему отстраниться. Или, если посмотреть правде в глаза, он бы сам её оттолкнул? Как отталкивал всякий раз, когда она тянула к нему руки? Когда она ждала, что он вот так же тронет за плечи, заглянет в глаза и спросит, а все ли в порядке?
  Она тряхнула головой: это ведь Жал! Наемник, присланный Девирном убить их! Клятым Девирном из-за которого у них было столько проблем! Девирном, по чьей вине, в конце концов, погиб Редгар Тысячи Битв! И король, кажется, тоже... Жал - наемник, он может использовать любую уловку, увертку, эмоцию и обещание, чтобы достичь цели! И если он с ними сейчас... КАКУЮ ЦЕЛЬ ОН ПРЕСЛЕДУЕТ?!
  - ... и после этого, мне казалось, ты сразу достанешь клинок и... - донесся до чародейки голос Жала.
  Она рухнула рядом и, перебивая, схватила эльфа за одежду на груди. Вцепилась каменными пальцами-крючьями, дернула на себя, вонзилась взглядом в его насыщенно синие глаза. Ища в них ответ, выдавила с необъяснимым для Жала, но искренним чувством:
  - Почему мы еще живы?! Куда ты нас ведешь?! Что ты...
  Жал не дослушал: схватив руку у себя на груди, потащил Данан вперед. Его правая рука, свободная, засветилась ярко, пальцы коснулись солнечного сплетения чародейки. Вихрь видений калейдоскопом пронесся у Данан перед глазами: она увидела со стороны себя, вздрогнувшую, с приглушенным писком выдохнувшую надежду, потом - смирившуюся и даже вполне благодарную. И закрыла глаза.
  Вот и ответ: ждал случая ему по душе, чтобы просто сделать дело на своих условиях.
  Жал, наблюдая, не двигался. Скользил взглядом по женскому лицу в бликах заката, преломлявшихся сквозь багрянец магического купола. У неё было красивое лицо, из правильных черт, прямых линий. Пухлые губы могли бы придать ей, как любой женщине, немного глуповатый вид, но в меру широкий рот сглаживал это впечатление. Темно-каштановые стрелы бровей под высоким лбом отражали ясность и совсем не шли её импульсивности. Это должна быть холодная голова, как у наемника, но пока это лишь горячее сердце молодого мага. Что останется от этой девчонки, когда Кошмар в ней победит?
  Жал вздохнул - Данан вздрогнула, от одного этого шелеста: вот сейчас её жизнь оборвется! Но Жал отвел руку от женских ребер, осторожно взял за предплечье и шепнул:
  - А почему я все еще жив?
  Данан раскрыла глаза, уставилась на него, как на больного:
  - В каком...
  Жал не дослушал, слегка встряхнув за руку, которую держал:
  - Разве я не спал целую неделю, как все? Даже если бы вдруг им, - он кивнул в сторону спавших мужчин, - не хватило решимости проткнуть меня насквозь, опасаясь моей якобы магии, разве ты не могла разрубить меня духовным клинком уже тысячу раз, а, рыцарь-чародей?
  Он говорил всерьез. Он смотрел прямо, как не смотрят наемники и убийцы. Или все-таки смотрят? Редгар, например, смотрел именно так...
  Редгар! Редгар!! Редгар!!! Везде Редгар! Днем, ночью, в своих снах, в чужих жестах! Она похожа на больную!
  Но есть ли хоть шанс, что, поменяйся они местами, Редгар испытывал бы то же самое? Что связало их? Одержимость? Её болезненная одержимость человеком, который спас - и только! Или нет? Ведь он бы навряд ли кинулся на рога мертвяка-даизгара, заслоняя её собой, чтобы сохранить чародейке жизнь, если бы был равнодушен?
  "Остальных он тоже спасал", - благоразумно напомнил внутренний голос.
  "Он спас меня прежде!" - упрямилось сердце.
  "А спас бы, если бы знал наверняка, что ты не сможешь сама даже встать? Спас бы, если бы та сфера телепортации была не целительской, а любой другой? Спас бы, если б знал, что твои раны слишком тяжелы? Или оставил бы умирать там, у озерного берега, и в лучшем случае сказал бы в башне, чтобы за тобой выслали патруль?".
  Голос разума был до того вкрадчивым, что Данан на мгновение показалось: это архонт опять сводит с ума. Не доверяя себе, чародейка оглянулась на спящих: ни одного серебристого росчерка, свидетельствующего о близости исчадий. А значит...
  Данан расправила плечи и чуть потянулась назад. Уловив смысл, Жал сразу убрал руки.
  - Так что ты хотела? - спросил эльф.
  Данан нахмурилась: хотела? О чем он?
  - Когда подошла, - эльф усмехнулся. - Ты подходила не без умысла. Ну? Поболтать по душам? Я, знаешь, так себе болтун.
  "А слушатель еще хуже" - Жал не стал льстить себе даже в мыслях.
  - Ты сказал недавно, что гавань Кадфаэля обложена Кладбищенскими Псами. Это тоже убийцы?
  Жал расположился на земле поудобнее. Потер грудь, где после женской хватки немного чесалось.
  - Третий по степени влияния дом убийц в Аэриде.
  - А первый, стало быть, вы? - Данан планировала подколоть, но вышло иначе.
  - Это все знают, - просто ответил Жал.
  "Тогда почему мы все еще живы?!" - затряслось внутри с Данан с новой силой, но на сей раз, чем бы оно ни было, Данан ухитрилось это заткнуть. Она ведь ему тоже не ответила, почему он все еще жив. Ни ему, ни остальным, ни даже себе. Не до конца, во всяком случае.
  - Зачем им гавань?
  - Ты вроде умная девочка.
  - Контроль порта - контроль торговли?
  - Именно. А Береговое Братство в Салькире подбросило им отличный готовый образец, как это провернуть. У тебя там какая-то цель? В Кадфаэле? План или помощь с архонтом? - несмотря на то, о чем Жал говорил, голос его звучал ровно.
  - Вроде того. Наш... знакомый отправился в Кадфаэль по делам. Он обещал вернуться, как закончит, но сейчас я все больше думаю, жив ли он вообще.
  - Беглый стародавний маг в обносках - последняя из наших проблем сейчас, Данан, - напомнил Диармайд со своего места, не двигаясь.
  - Кажется, ты все-таки его разбудила, - усмехнулся Жал, скосив на Данан ироничный взгляд.
  - Бери больше, не его, а их, - добавил Хольфстенн, сталкивая с себя ногу Дея. - И да, я бы не был так категоричен к бедняге Фирину.
  - Ты вообще заядлый любитель эльфов, мы уже выяснили, - прокомментировал Дей, опираясь локтем в землю и нехотя поднимаясь.
  - Особенно Фирина, ага. - Кряхтя, Хольфстенн поднялся тоже. - Он хоть и был недотрога, но хотя б шутки гномские понимал, - закончил гном и укоризненно кивнул в сторону Жала. Тот с вопросом глянул на Данан, выгнув бровь. Развел руками, когда она не поделилась с ним советом, что бы это все значило. Наблюдая, чародейка тихонько засмеялась, следом в отросшие усы с неопрятной бородой усмехнулся и Стенн. Диармайд заржал, и только это и разбудило Борво, по-прежнему в любовном объятии сжимавшего свой меч.
  Да, ситуации паршивее не придумать, но, Святая Митриас, когда им еще посмеяться, если не сейчас?
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"