Така Анастасия: другие произведения.

Безликие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Ежели дева порокам открыта, прокрадётся в сердце её оиши и будет душу её очернять. И когда деву отдадут мужу, оиши проберется в утробу материнскую, ибо нет для демона большей услады, чем душа нарождённая. Он разорвёт младенца на части, высосет все мысли и чувства его, а после отправится искать деву новую.
  
   Ребёнок же, на части разорванный, питаясь от тела матери, новое обличье себе взрастит. И из каждого оторванного куска возродится новое дитя. В утробе будут они душить друг друга пуповинами, матери боли нечеловеческие причиняя. И до тех пор сие будет продолжаться, пока не явятся на свет безликие - пустые тела новорожденных детей чувств и эмоций не испытывающие, но живые.
  

Выдержки из трактата

"О демонах, из глубин Пирамиды приходящих"

Шантара, старшего жреца Вилаши и почетного лекаря Ирата

  
  
   О том, что в нижнем городе родились безликие, на рынке переговаривались с самого утра. Торговки утверждали, что мать уже положила близнецов в корзину и ждёт, когда их заберут. Отец не выходит из храма, просит у богов милости. А за новорожденными смотрит жрица Вилаши.
   Старая Нэша готовилась, раскладывала по углам дома охранные амулеты, рисовала знаки на стенах, чтоб демоны больше не сумели проникнуть внутрь. Старуха знала, что детей заберут сегодня после заката. Не важно, в чьём обличье придут, чем скорее безликие покинут этот дом, тем больше шансов у матери вымолить прощенье. А тогда следующих детей эта же кара не постигнет. Боги воздают за заслуги.
   Прочитав последнюю молитву Вилаше, женщина пододвинула к себе корзину. Два здоровых мальчика лежали на самом дне. Без одежды и оберегов, одну лишь простынь постелила их родительница на дно.
   Оба черновласы, вырастут крепкими. Жаль, что эта участь постигла несчастную мать. Зеленоглазые - редкость в Ирате, а значит, будут в зрелости разбивать девичьи сердца. Старуха неторопливо рассматривала младенцев, но не нашла никаких отклонений.
   Безликие, которых видела она раньше, могли внушить ужас даже опытным вилашарам. Сросшиеся головы, одно туловище на двоих или единые руки и ноги - Нэша видела, что способны вытворить демоны с телами нарождённых. Но не в этот раз. Мальчики оказались достаточно сильны, убили третьего брата. Его, маленького и не сумевшего отстоять свою жизнь, старуха погребла по всем обычаям. Отныне Фхет станет ему матерью во вселенской пустоте.
   Близнецы с интересом рассматривали жрицу из корзины. Один улыбался, второй хмурился, уткнувшись брату в плечо. Нэша осторожно подняла их колыбель и подошла к выходу. Солнце уже зашло за горизонт, а значит, Клинки Ирата не заставят себя долго ждать.
  
   * * *
  
   Он провёл пальцами по упругому животу. Ханая поймала его ладонь и поднесла к губам.
   - Скажи мне это ещё раз...
   - Ты чувствуешь? - спросил он, нависая над девушкой.
   - Чувствую.
   Ханая аккуратно коснулась губами кончиков пальцев юноши. Рамул в ответ прижал её к себе, вдыхая аромат волос. Большего они себе не позволили. Девушка отстранилась, несколько мгновений смотрела в зеленые глаза юноши, а после скрылась среди деревьев.
   В ночной тишине сада Рамул размышлял о редких встречах с наставницей. Что-то ей было нужно от него, ещё не прошедшего инициацию и пока не ставшего полноправным членом Клинков. Так близко, как с ней, Рамул не общался даже со своим братом. По решению верховного уже довольно долго близнецов воспитывали два отражения - Тамира и Ханая, лишь изредка позволяя Рамулу и Дефу видеться друг с другом.
   Юноша полагал, что это испытание перед инициацией. Клинки, оружие исматисата этого города, не могут чувствовать боли или страха; не могут познать наслаждения или разочарования. Но Рамул чувствовал, как дрожит все внутри, когда Ханая прикасалась к нему, когда видел её обнаженную у водопадов пустынного Сейда.
   Наставница испытывает его каждое мгновение. Но все же есть в её движениях и взгляде нечто иное, словно она хочет этого сама. Но Рамул гонит от себя эти мысли. Безликие ничего не чувствуют, а значит Ханая просто искусно обманывает его. Заставляет видеть то, чего на самом деле нет.
   - Что ты здесь делаешь? - голос Дефа заставил его вздрогнуть.
   - Захотелось подышать свежим воздухом, - юноша надеялся, что брат не заметит его растерянности. - А ты-то сам куда бежишь?
   Деф выглядел взбудораженным и, судя по всему, даже не обращал внимания на состояние Рамула.
   - Я к тебе. Тайком, пока все спят. Гляди, - юноша с гордостью выставил вперёд левую руку.
   В лунном свете Рамул сумел различить несколько багровых полос, затянувшихся кровавой коркой.
   - Получил, когда с Тамирой посетили Сейд. Но ты не думай, вот и трофей, - не дав брату толком разглядеть раны, Деф вынул через воротник жало пустынного скорпиона.
   Хитиновый панцирь, покрытый бугорками с ядовитым остриём на конце, закрывал почти всю ладонь Дефа. У Рамула перехватило дух, когда он представил своего брата, кружащего с саблями вокруг пустынного монстра.
   - Что скажешь?
   - Невероятно...
   - А как твой поход в Сейд? - зеленые глаза брата словно светились.
   - Я не подумал прихватить трофей, - сконфузился Рамул.
   Уступать брату не хотелось, но он и не мог сказать ему, что те несколько дней, проведённых в живописном Сейде, ему не встретилась ни одна тварь. Лишь он и Ханая одни среди руин древнего города.
   - В следующий раз не забывай, - Деф похлопал его по плечу, желая приободрить. - Мы бойцы, и потому должны предъявлять доказательства. Когда начнём служить исматисату, слова перестанут иметь вес. Особенно у нас, безликих. Только трофеи с поверженных врагов.
  
   * * *
  
   От жаркого солнца они укрылись в скалах. Пустыня казалась Рамулу бескрайней и безжизненной. За день пути от Ирата к древнему сейду им не встретилось даже золотистых ящерок. Наставница в этот раз была неразговорчива. Чуть слышно ступала по камням, уводила юношу вглубь каньона.
   С нависающих вершин ветер сметал песок, прятал узкие тропы, заставлял скалы петь и вибрировать по собственной прихоти.
   Рамул раньше не слышал об этом Сейде, даже Ханая ничего не сказала ему перед походом. Не предупредила об опасностях, не давала напутствий и уроков. Сам юноша не спрашивал, покорно шёл за девушкой к новому испытанию.
   Извилистая тропа вывела к глубокому карьеру. Вырытый многие столетия назад и давно покинутый, в его стенах был высечен величественный храм. Каждый ярус подпирали причудливые колонны, покрытые трещинами и частично обвалившиеся от времени. Подземные реки пробивались через камни, стекали по ярусам и балконам в глубокое синее озеро на дне каньона.
   Стены древнего сейда покрывали странные письмена и рисунки, высеченные на камне. Статуи, в которых с трудом угадывались человеческие черты, охраняли это место.
   И повсюду была трава. Такой густой и сочной зелени Рамул не видел даже в садах исматисата. Вокруг водопадов росли белые цветы, летали маленькие птицы. Лёгкий ковёр из вьюнов устилал выступы и каменные полы храма, прозрачные брызги блестели на солнце, а посреди каньона протянулась полоса радуги.
   Юноша остановился, вдыхая свежий влажный воздух. После изматывающего перехода через пустыню, хотелось сбросить с себя пыльную одежду и окунуться в прохладные воды подземных ручьев. Но Рамул хорошо помнил, как опасны приветливые и прекрасные сейды. Отчаявшийся путник, наткнувшись на пустынный оазис, быстро потеряет бдительность, а значит - станет лёгкой добычей.
   Ханая же не вынимала клинков, неторопливо спускалась вниз по уступам, хватаясь за толстые стебли вьюнов. И это настораживало юношу. Он быстро догнал её и осторожно спросил.
   - Существа, на которых мы пришли охотиться, внизу?
   Наставница остановилась и хитро посмотрела на ученика.
   - Внизу, в воде, - она повернулась и перепрыгнула через небольшую яму.
   Гадая, с каким порождением Пирамиды придётся ему столкнуться, Рамул последовал за девушкой.
   На нижних ярусах храма, куда ещё не добралась вода, царила лёгкая прохлада. Здесь Ханая сняла походную накидку, отстегнула пояс с парными клинками. Ученик с недоумением наблюдал за ней.
   - Как ты собираешься сражаться без оружия?
   - Может, я и хорошо орудую саблями, - девушка сняла просторные штаны и рубаху, оставшись в лёгкой накидке, - но рыбу ими не поймаешь.
   И, спрыгнув вниз, она замерла на широком постаменте, вглядываясь в воду. Рамул стоял в растерянности, озирался по сторонам, ожидая, что в любой момент на него набросится песчаник или черный скорпион. Но монстров не было видно. Вокруг царило непривычное и пугающее спокойствие.
   Всплеск, и ловким рывком Ханая выхватила из воды рыбу с серебристой чешуей и зелёными полосами.
   - Эй, статуй здесь хватает, - окрикнула она ученика, даже не боясь привлечь к себе внимание. - Лучше приготовь нам ужин, если не знаешь, чем себя занять.
  
   * * *
  
   Утром его разбудил Деф. Брат улыбался и никак не мог толком объяснить, чему он рад, пока в дверях не появилась Тамира.
   Точная копия Ханаи: высокая загорелая, вьющиеся черные волосы до плеч, но все же не его наставница. Ханая никогда не носила красного, в отличие от сестры. Предпочитала прятать плечи и спину. Наставница Дефа же стояла в легком платье цвета граната, закрывающим лишь грудь, и с разрезом, открывающим бедро. Там, где не доставало одежды, Тамира носила золотые украшения и подвески.
   - Теперь мы с тобой будем тренироваться вместе! - никак не мог успокоиться брат.
   - Собирайтесь, - сказала наставница, - сегодня вы поможете мне в одном деле.
   - А где Ханая?
   Девушка улыбнулась, словно ждала этого вопроса:
   - У исматисата для нее особое поручение.
   - Пойдем, - Деф схватил брата за локоть и потащил за собой.
   - Как твоя рука? - поинтересовался Рамул.
   - Знаешь, вообще не болит, - близнец ненадолго задумался. - Когда скорпион схватил меня клешней, я думал, что он выдрал её вместе с плечом. Но боли нет до сих пор, лишь вилашары каждый день следят, чтобы рана не кровоточила. Удивительно, правда?
   - Шантар много знает о таких, как мы. Ничего не чувствуем с рождения. Ни боли, ни удовольствия, - сказал Рамул не столько брату, сколько себе.
   - Знаешь, - Деф стыдливо опустил глаза, - мне порой становится страшно. Вдруг мы начнём чувствовать? Представь, как это будет ужасно. У меня мурашки по коже бегут от одной мысли, что я буду мучиться в агонии. А так ничего не страшно: ни жара, ни холод, ни боль.
   - Мы, Клинки Ирата, - Рамул уверенно посмотрел на него, - когда-то были одним человеком. Нам неведомы страхи, ибо боли никогда не познает наше тело. 
   - Мы - оружие в руках правителей, несём кару всякому, кто её заслуживает, - продолжил Деф.
   - Покуда боги снова не сделают нас едиными, мы можем тягаться с демонами Пирамиды...
   - ... ибо сами стали демонами ещё в утробе матери.
   - Молодцы, - в дверном проеме стояла Тамира, уже одетая в походные штаны и накидку. - Надеюсь, вы так же хорошо повторите клятву, когда исматисат наречёт вас своими Клинками.
   - Обязательно, - Деф снова выглядел спокойным и уверенным в себе.
  
   * * *
   Рамул бродил по сейду, разглядывая руины храма. Широкие переходы, заваленные камнями, старые фонтаны, покрытые тонким ковром зелени. В главной зале между колоннами расположилась цветочная поляна. Там он нашёл наставницу.
   Ханая сидела в самом центре, задумчивая и прекрасная. Юноша остановился в тени, чтобы не нарушать покой девушки. Его все ещё мучал вопрос, почему она привела его именно в этот сейд, а не туда, где устраивают свои гнезда песчаники или черные скорпионы.
   Тем не менее, Рамул признавал, что это место внушает спокойствие, ему не хотелось возвращаться в монастырь при храме Вилаши. Каждое утро начиналось с уроков у вилашаров, как будучи невосприимчивым к боли не навредить своему телу. Потом Их с братом выпускали только во внутренние дворы, где проходили тренировки. Тамира и Ханая стали наставницами близнецов позже. Когда Рамулу и Дефу исполнилось по тринадцать лет, их разделили. Юноши видели крайне редко. Тогда-то Деф начал сбегать по ночам к брату.
   Девушка заметила ученика не сразу.
   - Подойди.
   Рамул неспешно приблизился и сел напротив наставницы.
   - Тебе здесь нравится? - спросила Ханая.
   - Ты испытываешь меня? - юноша решил спросить прямо.
   Ханая не ответила, приблизилась и поцеловала его в губы. Рамул отпрянул назад, смотря на наставницу с изумлением.
   - Я знаю, вы с братом часто думали, почему вас обучают женщины. Ответ прост, ты и сам догадаешься, - девушка медленно спустила с плеч накидку, обнажая грудь.
   Рамул резко встал.
   - Хочешь проверить мою стойкость? Безликие ничего не чувствуют, и влечения к женщине у меня нет.
   Ханая поймала его руку.
   - Никаких испытаний, Рамул. Не в этот раз.
   Юноша высвободил руку и пошёл прочь с поляны. Голова кружилась, все происходящее напоминало сон. Как ему поступить? Поддаться или сохранить стойкость, ведь наставницы до этого испытывали их каждое мгновение. Подбрасывали задачи, которые казались неразрешимыми. Но если вспомнить рассказы Дефа о своей учительнице, Ханая обращалась с Рамулом куда мягче и снисходительней.
   За все два года она никогда серьёзно не наказывала, не изматывала его тело тренировками, после которых вилашары ни на шаг бы от него не отходили. При этом наставница была единственной, кого юноша видел из женщин за все время обучения. Она снилась ему во снах, после которых внутри все горело огнём. Прямо как в тот миг, когда Ханая плавным движением обнажила перед Рамулом своё тело.
   Юноша заметил, как наставница спустилась к водопаду. Все ещё нагая посреди цветов и сверкающей на солнце воды. Рамул смотрел на неё, затаив дыхание. Тонкие линии шрамов белым узором выделялись на загорелой коже. Лишь они открывали истинный возраст Ханаи. Юноша знал, что вилашары способны не только исцелить раны, но и повернуть старение вспять.
   Она иногда оборачивалась, смотрела на Рамула, словно звала к себе. Но ученик не мог двинуться с места. Его пугало это желание, неведомое до сих пор и сковывающее конечности. Желание прикоснуться к единственной...
   Ханая подошла к нему сама. Не торопилась, словно давала привыкнуть. Юноша позволил себе прикоснуться к упругому животу. Наставница шагнула ближе, стала снимать с Рамула одежду.
   - Ты, правда, чувствуешь? - неожиданно для себя спросил юноша.
   Ханая на мгновение замерла, словно пробуя вопрос на вкус. Потом поймала его ладонь и осторожно коснулась губами кончиков пальцев ученика.
   - Чувствую, - ответила она мягко. - Этой ночью я хочу, чтобы и ты тоже почувствовал...
  
   * * *
   Рамул поправил праздничное ширвани, брат шёл рядом точно в таком же. Сегодня юноши должны выглядеть идеально, сегодня особый день. Шантар, верховный жрец Вилаши, практически заменивший им отца, сидел у самого алтаря и смотрел на близнецов.
   - Боги будут свидетелями, я горд за обоих. Вилаша послал на вас своё благословение - благословение служить исматисату. Сегодня ровно шестнадцать лет назад начался ваш путь. Я много раз видел, как безликие сражаются за право остаться среди людей. И вы доказали перед богами своё право. Помните все уроки и наставления, что получили в этих стенах. Они помогут вам нести свою миссию и стать достойным оружием в руках закона.
   Браться поклонились старому жрецу. Рамул замечал, как нервничает Деф. Сегодня они навсегда покинут вилашарский монастырь. Сегодня они увидят Ират не издалека, а пройдутся по жарким улочкам города. Увидеть жизнь простых людей, которую братья никогда не знали и не узнают, и в тоже время не дать окружающим понять, что перед ними безликие, - первое и самое трудное испытание. Но Рамула мало интересовал город. Он успеет ещё увидеть Ират во всех его обличьях, успеет отточить мастерство гипноза. Юноша хотел, чтобы Ханая видела, как он приносит клятву исматисату. Хотел, чтобы гордилась им. Та, что заменила ему мать, сестру, возлюбленную, он не видел её почти год и надеялся, что наставница уже вернулась, выполнив поручение правителя.
   Шантар вложил братьям в ладони небольшие амулеты с изображением Фхет и Вилаши.
   - Боги не отвернутся от вас, покуда будете исполнять то, что уготовлено судьбой. А теперь идите, церемония скоро начнётся.
   Деф посмотрел на брата, и вместе они шагнули к воротам храма, ведущим во внешний мир.
   Солнечный свет, растекающийся по Ирату, казался мягче, чем тот, что всегда встречал в пустыне. Люди в светлых накидках проходили мимо торговцев на главной улице города. Рабы украшали мозаикой дом богатого ханифа. На рыночной площади, что раскинулась впереди, пестрели ковры с витиеватыми узорами, молодые ханифы разглядывали драгоценности, привезённые из Пресеи, дети крутились у прилавков с гранатами, финиками и рафином. В воздухе витал запах пряностей и целебных трав, добытых в Сейдах.
   Этот мир, живой и неугомонный, казался братьям чужим. Они медленно шли сквозь толпу, предпочитая оставаться невидимыми для простых людей. Близнецы с интересом и изумлением рассматривали Ират, словно прежде никогда тут не жили. Рамул много раз слушал у стен монастыря шум толпы и речь, сливавшуюся в единый поток и напоминающую музыку. Но он иначе представлял себе все, что оставалось за стенами.
   - Так много людей, - казалось, что Деф забыл как дышать.
   - Теперь мы будем часто видеть их. Главное, чтобы они сейчас не видели нас, - ответил ему брат.
   - Я просто и подумать не мог. Монастырь вилашаров тих и спокоен, а здесь все спешат, кричат.
   - Дворец исматисата впереди, скоро станет тише. Тамира предупреждала нас, забыл?
   - Помню, - сказал Деф. - Легче подготовится к встрече с песчаником.
   К палатам главы Ирата вёл широкий мост, на котором собрались уважаемые ханифы и торговцы города. В небольших беседках они обсуждали политику, личные дела и договаривались о предстоящих свадьбах своих детей. Братья же шли вперёд, оставаясь незримыми даже для стражников.
   Посреди внутреннего двора расположился богатый фонтан, у которого близнецов ждала Тамира. В платье цвета граната и в золотых украшениях, она напоминала одну из жён исматисата.
   - Вижу, вы добрались без происшествий, - улыбнулась девушка.
   - Все благодаря твоим урокам, - поклонился ей Деф.
   - Исматисат ждёт. В зале лишних глаз не будет, а стражников и слуг безликие не пугают.
   Рамул почувствовал, как исчезло напряжение, слова наставницы успокоили. Впервые использовав свои навыки, юноша внезапно осознал, насколько это легко - внушать окружающим, что ты некто иной или тебя вовсе не существует. Жаль только, что на тварей Пирамиды и пустынных монстров этот гипноз не действовал.
   Тамира повела братьев по просторным коридорам. С причудливых фресок за ними наблюдали правители прошлого, герои легенд и боги в людском обличье. С просторных балконов виднелся внутренний сад, за которым ухаживали слуги. Красивый, но не такой изумительный, как оазис в пустынном сейде.
   В небольшой зале, украшенной открытыми арками, их уже ожидали. Правитель Ирата, высокий темнокожий мужчина с сединой в волосах, стоял у статуи Фхет. Неподалёку расположились несколько стражников, недоверчиво поглядывающих и на Тамиру, и на близнецов. Больше никого, и Ханая так и не появилась.
   - Я рад видеть вас, - сказал правитель.
   Братья опустились перед ним на колени, а наставница отошла в сторону.
   - Из тридцати безликих боги обратили свой взор на вас, чтобы вы служили закону. С этого дня нарекаю вас Клинками, и отныне вы оружие несокрушимое в руке исматисата, что волю великой Фхет несёт этому миру.
   - Мы, Клинки Ирата, - близнецы вместе проговаривали каждое слово чётко и громко, - когда-то были одним человеком. Нам неведомы страхи, ибо боли никогда не познает наше тело. Мы - оружие в руках правителей, несём кару всякому, кто её заслуживает. Покуда боги снова не сделают нас едиными, мы можем тягаться с демонами Пирамиды, ибо сами стали демонами ещё в утробе матери.
   Исматисат довольно кивнул и обратился к Тамире:
   - Ты знаешь, что делать дальше.
   Мужчина вышел из залы в сопровождении стражников. Рамул чувствовал, как после клятвы внутри словно пробился неведомый источник. Он хотел исполнить своё предназначение, понимал, что сейчас Тамира даст им шанс доказать право называться Клинками Ирата. Деф так же был в нетерпении, смотрел на наставницу с надеждой и желанием ринуться в бой.
   - У западных ворот тебя будет ждать Саид, - обратилась к нему девушка. - Отправляйся сейчас.
   Брат с ликованием посмотрел на Рамула и быстрым шагом пошёл из залы. Тамира проводила его взглядом, а после повернулась.
   - Что ждёт меня?
   - Ханая, - от её слов у юноши сердце забилось быстрее. - Она предала нас, предала богов и закон. Ты должен найти её и убить.
   "И доказать, что сам не станешь предателем", - прозвучало в голове Рамула, но губы Тамиры при этом застыли в улыбке. Фальшивой улыбке. Сейчас юноша увидел все её искусные маски, понял, чем так отличалась она от сестры.
  
   - Ты чувствуешь?
   - Чувствую.
  
   Рамул думал, что Ханая его испытывает, а она всего лишь с ним прощалась.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Тополян "Механист"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Сага о неудачнике 2"(ЛитРПГ) Р.Маркова "Хранительница"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"