Анатоль: другие произведения.

Рыжий Томми

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    первую главу надо переписать. на фоне других, что тоже не фонтан, она совсем провальная...

  И так, с чего начать?
  
  Автор понятия не имеет о той стране, в которой будет действовать его ГГ, а так же о времени, в котором сие действо будет происходить. Так что все исторические и географические ляпы (а их сдается мне будет много от слова очень) прошу не замечать и/или игнорить. В конце концов в фильмах фирмы марвел со всякими человеками пауками, муравьями и летучими мышами правды и того меньше, но ничего - пипл хавает.
  
  
  
  
  Уже вторую ночь как Томми не мог выспаться. Не столько даже потому, что ему снились кошмары, а то что ему снилось иначе чем кошмарами и не назвать, сколько из-за небывалой весенней аномалии - именно в их районе "адской кухни" уже вторую ночь температура воздуха была на 20-25 градусов (по Фарингейту) выше чем в остальной части Нью-Йорка, народ просто задыхался как и во время летней духоты, слал проклятия и тут же набожно и истово крестился и судачил, что у названия "адская" очень даже точный смысл и теперь вот Господь шлет кару на район, который чуть ли не с 1848 года, со времен "первой волны" ирландских эмигрантов, славится своими бандами, убийствами, грабежами и изнасилованиями и периодической стрельбой средь бела дня (изначально там были рубки ножами-топорами, но Кольт, да и господа Смит и Вессон уже давно продавали свои изделия, регулярно их улучшая и модернизируя, так что схватки банд с каждым годом становились все скоротечней, но и не менее кровавей). Слава Всевышнему, те страшные времена уже прошли, и в этом, 1900 году, как говорят все бабки - первом году нового столетия, уже можно целый день провести на улице, без риска быть убитым.
  
  Хотя конечно же риск оставался, особенно если ты хозяин популярной лавки или владелец огромного магазина, который на свое несчастье разместился на углу квартала и пересечении улиц, где любой грабитель мог уйти "пролеткой" не боясь преследования. Томми уже и не помнит даже, сколько же хозяев сменилось у магазина за последний год. Стоило кому либо приобрести этот магазин, как буквально в течение недели его грабили, а полиция, кстати тоже в основном состоящая из ирландцев, как обычно найти никого не могла. Ну оно и понятно, ибо ирландская мафия, в отличии от тех же итальяшек, имела как им казалось "неоспоримое" преимущество - отсутствие предрассудков, если папа бандит, то сыну ничего не мешало пойти служить в полицию и всеми правдами и неправдами прикрывать не только отца, но и всех его друзей-подельников, естественно не забывая получать с них за это мзду. Да-да, и с родного отца тоже - у ирландцев СОВСЕМ не было предрассудков. Так же они не считали зазорным убивать соотечественников даже если те не оказывали сопротивления, а так же сажать тех, кто не платит, пусть даже это и родной отец. Некоторые именно с этими вот последними обстоятельствами связывали то, что ирландские банды медленно, но верно сдавали свои позиции и итальянцам, которые с каждым годом все в большем количестве ехали уже не только с нищей Сицилии но и с материковой части, но даже и евреям, которые бежали из Российской Империи, Германии и Австро-Венгрии, где подвергались регулярным погромам и просто ущемлениям в правах.
  
  А Томми О"Брайен все ворочился, потел от внезапной жары, и вел себя, как ведут люди бредящие в лихорадке - ОН видел себя в просторной комнате, больше его спальни раза в три, а то и во все пять (у Томми был плохо с математикой), и с такими высокими потолками, что даже страшно представить - они были по любому даже больше восьми футов! такие высоченные потолки Томми видел только на фабрике, где работал его отец и куда по заданию матери он иногда таскал еду, чтобы отец раз в неделю бравший сразу две смены мог перекусить в перерывах между гудками. Внезапно его тело выгнулось, все мышцы напряглись, как будто через них стали пропускать электрический ток, спустя мгновение тело обмякло, по прошествию еще пары секунд Томми открыл глаза и на отчетливом русском языке произнес - Где я? вашу мать!
  
  
  
  глава 1
  День Ч. г.Нью-Йорк, год 1900 от р.х.
  
  Вот это попадос! Че за на фиг? Кому тут бить морду? Ладно другие попадают в фентези, где самый последний лох имеет шанс стать самым крутым магом или хозяином земель (граф, барон, рыцарь, наследный принц, внебрачный принц, изгнанный, приглашенный, незваный и так далее по списку) или вообще темным властелином. Ладно другие попадают в миры РПГ, где за 200-500 лет нудного задродства, даже у самой отсталой личности есть шанс прокачать ачивки и уровень до заоблачных высот плюс всякие плюшки типа уникальный доспех богов, благославление одного, двух или вообще всех богов данного мира. На крайний случай можно ж было б и в Рассеюшку попасть, выбор то каков - можно спасать императоров (Петр и позднее), можно спасать царей (до петра, или вообще еще раньше - не крестить русь, а принять ислам или иудаизм и будет на земле "ЩастьЕ"), можно спасать СССР - до войны, после войны, во время войны, перед развалом союза, сразу позже. Ну и почему я попал в тело какого-то Томми О"Брайена? Почему у ирландского эмигранта, девяти полных лет отроду, имя Томас? Не Падди О"Брайен, не Дуглас О"Брайен, а Томми? Хотя может это чисто ирландское имя? А О"Брайен - как? норм фамилия или нет?
  
  Боже! О чем я сейчас думаю? Что за бред и каша в моей голове? Медленный вдох, медленный выдох, тяжело то как, воздух влажный и душный, кондиционеров еще не изобрели, или уже? Пля, да я ничего об этом времени не знаю, знаю что электричество или вот-вот попрет, повсеместно замещая газ и свечки или уже поперло, помню что первые автомобили уже в ходу, и что Форд, который Генри, изобретет (или уже изобрел) конвейер. А-а, вспомнил, конвейер уже был, но Форд первым его внедрил во всех цепочках - от добычи руды, до выпуска собственно самого авто. О чем я? Блин, надо собраться!
  
  Так, успокоился. Успокоился! О! Уже лучше, даже сердце перестало стучать с такой лихорадочной частотой, хороший знак. Перво-наперво надо все разложить по полочкам. Кто я? Я Томми О"Брайен 1890 года рождения, июня 6го дня, сын ирландских эмигрантов, проживаю В Нью-Йорке, в районе, за свою криминальность прозванном "Адской Кухней" с мамой, папой и братьями и сестрами, я четвертый ребенок в семье, первый мальчик, теоретически - наследник, если конечно будет что наследовать. Так как у отца нет денег платить за мое обучение (обучение платное? Что за клевета на так мной любимые штаты?) я уже год как не учусь, освоив только счет (плюс/минус, умножить/делить, дроби - все!), английскую грамматику (могу написать свое имя без ошибок, а так же легко читаю вывески магазинов, заголовки газет) и вынужден ежедневно в будни и вторую половину дня после церкви в воскресенье, трудиться разносчиком в продуктово-товарной лавке мистера Пибоди, платят кстати мне очень и очень прилично - до 40 центов в день (если пахал полный "взрослый" день - девять часов) плюс чаевые. Для шпанюка моего возраста - офигенные деньги (отец, квалифицированный рабочий, без пяти минут бригадир, получал целых 2,5 доллара за ту же 9ти часовую смену на фабрике), если конечно их тратить на себя, но я отдаю свой заработок матери (точнее ей напрямую, минуя мои руки деньги за меня отдает мистер Пибоди, так как именно мать в семье рулит бюджетом, да и не доверяют взрослые малому Томми, что бы не было соблазна спустить их все махом) и мне остаются "на карман" когда 1-2 цента из чаевых в день, а когда и вовсе ничего. Но по субботам утром за семейным завтраком мне торжественно вручают целых 50 центов (два серебряных квотера) - так сказать моя "честная" доля из заработанного за вычетом расходов на жилье, питание, налоги и "на будущее", на пресловутый "черный день" по-русски, в это "на будущее" у меня забирают один квотер, буквально сразу, через две минуты после торжественного вручения, словами объясняя мне, что неразумное дитя, коим я являюсь не может ни понять ни оценить, а вот умные родители мало того что сохранят, так еще и приумножат. В общем как такового дохода у меня не было. Доллар в месяц это конечно хорошие деньги для мальчика почти 10 лет от роду в первом году двадцатого века, но не более того.
  
  Кстати завтра понедельник и мне предстоит работать в лавке мистера Пибоди, память Томми услужливо подсказывала, что сей мистер безжалостно эксплуатировал детский труд, заставляя наравне с грузчиком евреем таскать товары по всей лавке и примыкающему к ней складу, а разноска пакетов с купленным товаром по квартирам богатых покупателей, и некоторым конторам района считалась чуть ли не халявой, перекуром и это не смотря на то что пакеты были обычно тяжелее трех килограмм (семь и более фунтов подсказывает Томми, если меньше семи то покупатель обязан свою покупку тащить сам или "нанять" разносчика через кассу, что автоматически увеличивало заработок Томми. пусть и не на много, но тут был дорог каждый цент) и на расстояния, иногда достигающие километра в один конец (больше тысячи ярдов отметил Томми и я приказал ему заткнуться, сам разберусь со временем с этими дурацкими футами, фунтами, ярдами, милями). Да что ж тут твориться то? Грузчик-еврей! Рассказать кому так не поверят, но память Томми настаивает - старый "Бешеный Шугар" именно еврей и очень сильный физически грузчик, в свое время трудившийся в порту, но сманеный мистером Пибоди в свою лавку более высокой оплатой и возможностью брать харчи в долг, что голодными и холодными зимами всяко важнее полумифической возможности воровать в порту, уж очень злобная там охрана, да и у каждого парусника и парохода есть свои карго и суперкарго, что ревностно следят за грузом, несщадно карая всех - и воров и тех кто допустил порчу товара даже по неосторожности, кои часто бывают в порту, где пока нет механизации как таковой. Дурдом какой-то, в прошлой жизни у меня была э-э-э, скажем так знакомая, которую звали Шугар - она была во-первых негритянкой, во-вторых проституткой, в-третьих Шугар, как она говорила это просто сленговое слово, буквальный перевод - Сахарок. Сахарок! Старый грузчик еврей с именем Бешеный Сахарок? Интересное кино, если я проснусь дома и все это просто очень яркий сон - мне однозначно нужна будет помощь людей в белых халатах.
  
  Хотя мой воспаленный мозг не на столько коварен, чтобы во сне умудряться и запахи воспроизводить, некоторые из них причем очень мерзкие. Пахло конечно не так сильно как описывал в своем романе Зюскинд улицы Парижа восемнадцатого века, но все же, все же. Тут и запах свежей, несвежей и совсем гнилой крови от бинтов, заменяющих прокладки старшим сестрам, которые не выкидывали раз использовав, а кипятили, стирали и использовали казалось до полного их истлевания, фу-у-у гадость. Сейчас часть этого использованного "великолепия" как раз и лежала в корзине для грязного белья, которая стояла буквально в метре от моей... кровати? Ну хорошо, не буду придираться, не тюремные нары и ладно, спать на жестком даже полезно, но матрац мог быть и потолще, да. К ближайшим запахам доносились и смешивались ароматы улицы, через открытую, по причине аномальной жары, форточку, незабываемый был букет - Несло и чисто "ночными" запахами города, уже знакомого с канализацией, но почему то не спешащего покончить с антисанитарией, плюс очень сильным был запах дыма, как дровяного, так и угольного ( и как я уловил разницу?) Твою ж на лево, уголь! Здесь же пока все на нем, а значит сажа и этот запах будут моими спутниками на долгие годы, до середины двадцатых точно.
  
  Да это издевка какая то, эй там, верните меня назад или переиграйте стартовые условия! Хочу трахать эльфиек светлых и темных, замок хочу с тысячами молодых безотказных служанок, и тело себе поприличней - постарше лет на пять-семь хотябы, чтоб пиписька уже стояла, рельефней мускулатура, мужественней морда (хотя эту то еще не видел, мож и Томми неплох, но ведь дитя). Злата хочу горы, тонны золота мне нужны. Уроды, которые меня сюда закинули, вы слышите? доллар в месяц мне мало! давайте переиграем и я стану официальным наследником клана Морганов, ну или дочерью Рокфеллера хотя бы.
  
  Сел, скрестив руки на груди и надув губы. Сижу и мысленно посылаю свои пожелания в перемешку с проклятиями тем козлам, кто так надо мной прикололся. Минут через двадцать (всего четыре прошло, - не вовремя встрял Томми, и я часть ненависти выплеснул на него, загнав куда-то очень далеко в подсознание, даже слегка испугался, а вылезет ли если понадобится вдруг? на что получил ответ - вылезу, если извинишься и купишь мне сладких слив и шарлотку - ну а чего я хотел от сознания ребенка?) стало надоедать материться, да и запас ругательств иссяк. Больше ничего не происходило. Небожители если и посмеивались, то делали это беззвучно, и кроме сначала истошных, а потом более приглушенных, но ритмичных (вульгарно то как, очередное фу!) криков насилуемой жертвы на нашей улице, других звуков не доносилось. Не смотря на почти повсеместно открытые форточки и окна, и то что скоро начало первой рабочей смены понедельника никак не влияло: ни один голос не возмутился громко происходящему на улице, ибо все знали, если раньше мог только камень прилететь в окно, то теперь могут и выстрелить, а днем еще и прийти "разобраться", как итог и жертве не поможешь и сам станешь долларов на 20 минимум беднее, это в случае если бандиты тебя знают и относятся с толикой уважения, раньше бывало людям приходилось спешно съезжать с района в чем есть, бросая все нажитое посильным и не очень трудом. Боже, благослави америку за то, что бандиты хоть перестали вламываться в дома средь бела дня и всего лишь насилуют случайных или беспутных девушек по ночам. Даже не смешно, но именно так и молятся мои старшие сестры, уже вошедшие в возраст когда "уже можно", падают на колени, жгут свечи перед образами (совсем как православные на свой "красный уголок") и ежевечерне молятся об этом. Ведь изнасилованную замуж не возьмут, а пока нетронутая - есть шанс. В том числе и шанс выйти не за простого работягу, а за бандита, ну или на крайний случай за полисмена, а если совсем повезет то за хозяина лавки, конторы или чиновника мэрии. Хотя про чиновников это только мечты, в нашем районе их и не было ни одного, если даже кто-то и избирался куда-то в городскую управу сразу же с района съезжал в более престижные.
  
  Только Марта, самая старшая сестра, которая родилась прям на пароходе, когда родители еще только плыли в страшную америку из милой Ирландии, не молилась и свечек не жгла. Не, церковь по воскресеньям она конечно же посещала как все, но вот вечерами она не молилась. Вечерами она "принимала в гости друзей": прыщавые юнцы сменяли рыжебородых бандюков, тех сменяли покрытые когда угольной, а когда мучной пылью портовые рабочие, хозяин доходного дома, где наша семья занимает целых пять комнат, тоже не гнушался и шастал к Марте три раза в месяц, и именно по этому плата за каждую комнату для нашей семьи была не просто божеской - она была СПРАВЕДЛИВОЙ! Жена хозяина дома конечно же обо всем догадывалась и иногда ворчала на нашу семью, мол О"Брайены совсем оборзели и сидят у нее на шее, но мы уже все догадывались даже не зная термина - фригидная сучка была просто рада, что муж не тратит деньги по всевозможным притонам и борделло, а ходит к чистой и опрятной молодой Марте "дружить".
  
  Светало. Свои внутренние часы молчали, но те что были у Томми говорили, до пробуждения осталось не более получаса. Значит у меня совсем мало времени что бы определиться с животрепещущими вопросами - как быть? и что делать? И если с "как быть?" было все в принципе ясно изначально: ждать когда кошмар закончится и меня вернут в мое тело, то с вопросом что конкретно мне, конкретно сейчас делать? было более туманно. Понятно конечно, что надо будет вести себя как ребенок, работать в лавке, ходить в церковь, общаться с родными, сверстниками и вообще окружающими так, что б никто ничего не заподозрил раньше времени. Вот, опять - раньше какого времени? А если я в этом теле невозратно? С одной стороны клево конечно - взрослый чел в теле ребенка, можно избежать кучи детских, а потом и подростковых ошибок, но с другой - эпоха, в этом времени умереть куда как легче, чем может показаться на первый взгляд. Не зря же штаты беспроблемно принимали в себя миллионы эмигрантов, ведь те мерли как мухи, каждая зима была испытанием, а так же разборки многочисленных банд, несчастные случаи на производстве, антисанитария, из-за которой даже простые роды могли унести на тот свет сразу двоих: и роженицу и плод. А еще куча болезней, сейчас такое время, когда даже элементарная простуда могла стать причиной летального исхода, если ее запустить, ведь антибиотиков еще нет. И даже если вырасту и выживу - скоро Первая мировая, а я даже не знаю, могут ли меня призвать, в каком возрасте и если призовут то на какой срок и куда я попаду, следом сразу "сухой закон", за ним следом "великая депрессия", сразу после "привод" Гитлера к власти, его спонсирование и подталкивание его на новый, более правильный передел европы, который выльется во вторую мировую войну. Хотя это уже далеко, мне бы хотя бы первые десять лет прожить нормально...
  
  
  
  Ну нифига себе, сказал я себе. Да я так сдохну и года в этом мире не протянув. Мистер Пибоди дает указания вообще не считаясь с возрастом, вот уже часа три как я таскаю корзины с меня ростом от длинного ряда прибывших громадных телег в глубину склада. Никаких поблажек и перекуров - пот разъедает глаза, на висках вздулись вены, в ушах гул. Вся разница между мной и здоровенными Шугаром только в том что он за раз хватает по две корзины, а не одну как я, в остальном трудимся наравне. Жесть, я сейчас сдохну, а Томми в моей голове говорит: обычный мол день, бывало и хуже иногда, он по началу в обмороки от перенапряжения падал. И за эту вот каторгу я имею на руки доллар в месяц? Надо срочно что-то выдумывать, пахать как проклятый, на полном серьезе с детства гробя свое здоровье я категорически не хочу. Но семья у нас большая, каждый цент на счету и родители категоричсеки будут против если я вдруг начну артачиться и отказываться работать в лавке. Тем более мне как работнику позволялось брать "неликвид": обычно это были порченные фрукты, гнилая картошка, сильно подмоченные крупы, что кстати в итоге позволило нам пережить эту зиму, сразу по окончанию которой я и материализовался в теле Томми.
  
  Уф, все, я без сил падаю в углу склада в тенечке, который почти не дает прохлады, но все же. Шугар куда-то уходит, возвращается с ведром, весь мокрый, выливает ведро воды на меня, я даже не пытаюсь протестовать, наоборот реально кайфую ощущая как по мне бегут струи холодной воды остужая натруженное тело. Где-то в уголке подсознания пульсирует мысль - а ведь именно так можно простудиться и отбросить коньки. Но я так устал, что гоню эту мысль прочь и говорю - "Спасибо, Шугар, ты настоящий друг". На что он хмыкает что-то непонятное себе под нос, улыбается и уходит в глубь склада. Я же продолжаю сидеть, правда уже не в тенечке, перебрался на бревнышко у забора, забор защищает от ветра, а не по-весеннему жаркое и знойное солнце уже подсушивает мои портки и куртяшку.
  
  Балдею где-то около часа, потом по указанию Стиви, старшего сына мистера Пибоди, который помогает ему во всем в достаточно большом и скажем прямо богатом магазине, несу два куля продуктов в "каретную и автомоторную лавку" уважаемого Сэма. Почему он уважаемый я не знаю, и Томми молчит, но абсолютно все его так и называют - уважаемый Сэм, не "dear", не "worshipful", а именно "respected" Сэм. В силу возраста и ограниченности своего образования Томми мне помочь не мог, а сам я не был силен в особенностях американской версии английского языка да и не сильно то стремился вникать, мозг мой автоматически переводил как уважаемый Сэм - значит так оно и должно быть. Я шел по широченной улице, кряхтел под тяжестью пакетов, но все равно глазел по сторонам и немного ошизевал от увиденного. Город был просто увешан всевозможной рекламой и относительно чист, не смотря на кучки там и сям валяющегося лошадиного помета, которые впрочем быстро и сноровисто убирали негры-дворники специальными лопатками сгребая их себе в "фартуки"? даже не знаю как называется эта прорезиненая фигня, что на них надета, с широким карманом на манер сумки кенгуру, но умно придумано - очень быстро устраняются с дороги лошадинные яблоки, которые потом из этих так называемых "фартуков" вытряхиваются в грузовые телеги, что без лошадей расставлены с интервалом где-то ярдов триста друг от друга по обе стороны широкой дороги с довольно таки оживленным движением - телеги, повозки, кареты, конки, редкие пока автомобили споро сновали по всем направлениям. Надо полагать по мере наполнения телег их куда-то увозят на разгрузку, а на место полных пригоняют пустые. Хм, что-то там мне подсказывает что в этом времени навоз - продукт стратегический, ведь из него добывают селитру, а уж ту можно использовать во многих прибыльных областях, для создания тола и аммонала например, да и удобрение отменное. Кто-то явно на этом деле, очистке улиц города от навоза, отлично зарабатывает, и пока даже не знает, что скоро его бизнес сильно ужмется а потом вообще захиреет ибо автомобильный бум уже начался, и ежедневно то тут то там появляется все больше и больше автомобилей, причем с огромным разнообразием двигателей - и дизеля, и бензиновые и электрические и всякие комбинированные - самоделкинов хватало и единой концепции и стандартов еще нет, но сдается мне это не надолго, год-два, а дальше Генри Форд со своим конвейерным производством сразу и стандартов навводит да и выпуск автомобилей поднимет на несхыханную для этого времени величину - несколько авто в день, пока что собирают как я помню одну-две "самобеглые повозки" в месяц. А в целом, как бы не парадоксально это звучало, город Нью-Йорк, один из самых криминальных его районов начала века двадцатого, выглядел чище и опрятней, чем мой родной городок, оставшийся где то там - в том времени или пространстве, в веке двадцать первом.
  
  Дойдя до гаража, а это было ничем иным как гаражом, просто вместо привычных мне машин в нем стояли какие-то кареты, телеги, я шаг замедлил. В глубине гаража, обособленно от остальных стоял действительно шикарный для того времени автомобиль, точнее он был убогим конечно же даже по меркам 30х, но для начала века это был прорыв, к тому же очень и очень дорого отделан, каждая деталь говорила что владелец авто - не просто богат, а неприлично богат. Не знаю что это за модель, но точно не "форд", по каким-то неуловимым деталям или внутренним чутьем понимаю сей пепелац родом из европы. Вокруг него крутятся сразу несколько механиков, в то время как у других карет что-то строгает плотник, судя по молодому лицу - ученик. Все ясно: основные силы кинуты на ремонт дорогой и перспективной игрушки, остальные заказы отодвинулись на второй план. Вон им что-то кузнец принес, как они загалдели то все разом.
  Но некогда мне любоваться, огибаю гараж и поднимаюсь по внешней боковой лестнице в офис, расположенный на третьем этаже огромного гаража. При этом мне приходится лавировать между десятком другим галдящих людей, занятых чем то интересным прям рядом со ступеньками лестницы. Судя по крикам - азартная игра была в полном разгаре, и я не я буду если не знаю эту игру. Но пока не могу отвлекаться, надо выполнить порученную работу. Аккуратно спиной толкаю дверь, и с двумя кулями продуктов и словами - "сэр,ваш заказ, сэр" вваливаюсь в офис, где на меня сразу же обращают внимание трое человек, стоящие полукругом у массивного стола, за которым на широком кресле, развалился тот самый "уважаемый Сэм". Жирнючий, свыше трехсот фунтов веса, с двойным подбородком и мелкими прыщами на небрежно выбритых щеках, мужчина лет 40-42.
  - О, это наш малыш Томми пожаловал, Нил забери у пацана пакеты и дай ему пять центов на чай, парень знает толк как надо уважительно обращаться к старшим - сказал Сэм, помахивая зажатой в правой руке сигаре, которую и видно то почти не было в толстых коротких пальцах, если бы не дым и соответственно вонь, которую она распространяла. Как он может курить такую дрянь? У него что, совсем нет обоняния? Ну если куришь, так кури что нибудь приятное, а не фигню, что запах паленых конских волос распространяет в километре вокруг себя. Один из троицы сделал два шага ко мне, ловко перехватил из моих рук пакеты, быстро поставил их на угловой столик в темном углу офиса и, достав из кармана монету, протянул ее мне со словами - "держи малой". Ну и что мне оставалось сделать? Я принял максимально серьезное лицо, вытянулся по стойке смирно и постаравшись придать голосу максимум звонкости и торжественности произнес - "Сэр, спасибо, сэр!" и, схватив монету, через левое плечо четко развернувшись кругом направился на выход сопровождаемый хохотом четырех луженых глоток.
  
  На лестнице я остановился, не спеша спускаться, стал внимательно смотреть на то что происходило внизу. А там было на что посмотреть: пять здоровых лбов, разного возраста и в разной степени богатости одетые, но с одинаковыми картузами, старательно исполняли роли - один катал горошину под тремя наперстками, один выполнял роль почти удачливого игрока, он то выигрывал, то проигрывал, отходил, возвращался и лез отыгрываться и естественно у него это получалось и ему радостно кричали, поздравляя с небывалым везением. А трое других пасли со всех сторон улицу, вероятней всего от копов, что за наперстки гоняли и могли запросто забрать в участок, и скорее всего были еще и быками, на случай применения силы. Кстати у стены, в некотором отдалении от играющих были аккуратно сложены как раз три, даже на вид увесистых, дрына, что подтверждали в общем мои выводы о их роли в происходящем спектакле. Другие люди, а их было не менее десятка, плюс стайка мелких попрошаек и просто пацанов, что бесцельно слонялись по улицам города ибо у их родителей не было денег платить за учебу, а работать в силу слабости, рахитичности или иных причин еще не брали, были простыми зрителями, создавали фон, хотя вот и кто-то из зрителей поставил дайм и выиграл. Реально же играли три джентельмена, одетые "по выходному", то есть достаточно богато, да и суммы ставок были не монетками, а бумажными деньгами. Значит разводили их всерьез. сейчас они о чем то все трое спорили, ну все понятно, один уговаривает друзей уйти, но у двоих в глазах азарт, они уверены в победе. Тем более "удачливый" вернулся и на их глазах опять отыграл с концами было потерянный доллар и даже выиграл еще один. То что он его спустит через минуту или две, что бы потом опять отыграться когда увидит, что джентельмены хотят отказаться от продолжения игры, я и не сомневался. Вот тут мне и надо было подумать и определиться. То что никто не будет играть на углу гаража уважаемого Сэма не испросив на это разрешения самого Сэма, было понятно сразу. Значит наперсточники под его крышей. Если я смогу обуть наперсточника, не уверен что жирный боров сильно обрадуется, узнав об этом. А со своей наличностью я могу разве что только несколько раз удвоиться - больше доллара мне выиграть не дадут. В принципе сделать из пяти центов чаевых - сорок или даже восемьдесят тоже неплохо, но судя по шныряющим тут и там шайкам шпаны, главное не выиграть, главное будет донести выигрыш до безопасного места коим для меня являлись либо дом либо лавка, куда кстати мне пора уже и направиться. Иначе опять придется выслушивать нотации, что якобы я увиливаю от работы за которую мне "щедро" платят.
  Тем временем господа за раз ставят несколько долларов, ну не меньше пяти. Пока что они из трех ставок проигрывают две, одну возвращают, что не дает им спрыгнуть с крючка. Значит скоро им предложат поставить разом все, что бы отыграть весь проигрыш и они естественно спустят всю наличность. В этот момент я мог бы помочь им гарантированно отыграть все свои бабки, да и свой интерес обозначить четко, десять процентов и не меньше, но стоит ли? То что потом у меня будут неприятности я не сомневался ни разу. Нужно ли мне один раз засветиться, что бы потом стать объектом пристального внимания, причем со стороны подручных уважаемого Сэма? Однозначно нет. Да и не поверят они вот так, за здорово живешь пацану. Который подойдет к ним и скажет мол, давайте я вам помогу отыграться, вы бы поверили? Я точно нет.
   Вздохнул, оценив что шансов поиметь легких денег у меня никаких, и быстрым шагом рванул в лавку, по дороге мучительно размышляя что я еще знаю о способах отъема денег как уже известных в этом времени так и еще нет.
  
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Write_by_Art "Хроники Эдена. Книга первая: Светоч"(Антиутопия) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"