Анчуков Сергей Валентинович: другие произведения.

Перманентная война или война с продолжением

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 2.17*7  Ваша оценка:


С. Анчуков

Посвящается моему первому наставнику

Льву Николаевичу Сальникову

  
  
  
  
  
   0x01 graphic
  
  

(события и посильные размышления

офицера ГШ ВС России)

  
  
   "Если желательно изменить жизнь целого народа, то существует ли средство более действенное, нежели война!"

Норман Додд, американский конгрессмен, 1909 год

  
  
  
  
  
  

Москва - 2000 год

0x01 graphic

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

"Перманентная война... или "война с продолжением"

(русско-финский конфликт 1918-1944 гг.)

   Высшая форма гуманизма на войне - жестокость.

Мольтке (старший)

Оглавление:

   бБЕДЕМХЕ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Введение

  
   Действительно, "незнаменитая, зимняя война" до сих пор хранит немало тайн. И в книге Б. Соколова "Тайны финской войны" утверждается, что "советские люди полвека не знали, от чего возникла война с Финляндией?" Одновременно с этим, автор задает вопросы: кто на кого первый напал, откуда в одночасье появилось и куда столь же быстро исчезло Народное правительство Финляндской Демократической Республики?
   Действительно, очевидцев, способных полно изложить события, дать объективную оценку фактам и последствиям войны остается все меньше, а описания событий шестидесятилетней давности грешат субъективизмом. Все больше становится тех, кто плодит мифы под видом исследований и тех, кто готов добросовестно заблуждаться, принимая на веру чужие домыслы и антирусские откровения новых историков и составителей хрестоматий.
   В связи с этим, не возразить автору "Тайн финской войны" Б. Соколову, А. Тарасу и другим авторам демократической волны просто невозможно.
   Более того, на фоне современных событий есть, что обсуждать, хотя бы потому, что и в начале XXI столетия советско-финская война во многом остается белым пятном в истории всемирной мятеж-войны, развязанной против России в XX столетии.
   Как известно, в любых войнах и конфликтах вопрос о причинах и ходе войны, о последствиях и потерях является мощнейшим оружием в битве за душу народа.
   В первой части "Мятеж-войны" мной не ставилась цель повторить и опровергнуть известные факты в части касающейся войны 1939-1945 гг. В своём посильном исследовании мной изложена цепь событий в их взаимосвязи с точки зрения геополитики и военной стратегии, которая в действительности является только "искусством согласования средств и способов достижения политической цели - приемлемого послевоенного мира".
   Представляется, что русско-финский конфликт с советской стороны - лучшая тому иллюстрация именно с точки зрения его оценки в качестве не самого последнего эпизода всемирной войны, развязанной против русского народа в XX столетии.
  
  

Глава первая. Русско-финский военно-политический конфликт

   Виляя хвостом, собака добывает пропитание, а гавканьем - только побои.

Восточная мудрость, неизвестная на Северо-западе.

   Известный историк задает вопросы: "Как так получилось, что огромный Советский Союз три с половиной месяца возился с крошечной Финляндией, да так и не смог сделать ее своей советской республикой?
   По словам Б.Соколова, во всем мире политики ломали голову: почему, коли, как в песне поется, "от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней", она так и не смогла одолеть финской армии, отнюдь не причисленной к первым армиям Европы и попросту не имевшей боевого опыта? Отчего вдруг Сталин прекратил эту войну, согласившись на компромиссный мир, тогда, когда линия Маннергейма была прорвана и, казалось, до победы оставался всего шаг? Одной из самых больших тайн до недавнего времени для Соколова остаются вопросы: "Сколькими жизнями заплатила наша страна за безопасность ...Ленинграда? Что привело к советско-финской войне?
   Как сражались и за что умирали советские и финские солдаты? Была ли эта война ошибкой, можно ли было избежать вооруженного столкновения, и могла ли война закончится с другими результатами?.."
   Вопросы Б. Соколова в его книге остаются как бы без ответа.
   Попробуем разобраться?
  

"Карелию вернуть назад, но без населения"

  
   В качестве иллюстрации современных российско-финляндских отношений приведу два характерных примера.
   Осенью 1999 года претендентка на пост президента Финляндии, спикер финского парламента (по совместительству еще и председатель Европарламента) Р. Усикяйнен недвусмысленно высказалась о возможном вступлении республики в НАТО. На вопрос о перспективах российско-финских отношений, она сделала весьма радикальное заявление о дальнейшей судьбе территорий, отошедших после "зимней войны" 1939-1940 гг. к Советскому Союзу. Ее предвыборный лозунг и "геополитический проект" был прост и понятен для трети финнов - "Карелию вернуть назад, но без населения". Стоит отметить, что ранее болезненная тема финско-русских отношений в Финляндии поднималась с большой осторожностью, и заявление главы законодательного органа вызвало некоторое замешательство в обществе и даже состояние легкого столбняка у части финской политической элиты. Однако опросы общественности показывают несколько иную картину, за отторжение Карелии и проведение этнических чисток на ее территории высказывается от 20 до 40 процентов опрошенных.
   К счастью президентом Финляндии на очередной семилетний срок стала "более умеренная" социалистка Тарья Халонен. После вступления в должность президента она побывала в России.
   По словам Т. Халонен, Владимир Путин "знает о финнах больше чем они знают о себе сами". Что знает о финнах Путин неизвестно, но именно для более полного понимания и знания такого явления как "территориальные споры и необъяснимая расовая ненависть" (как и смысла обидного для финского народа термина "чухонцы") в сноске приводится обширный отрывок из книги А. Кузнецова "Языческая топонимика Заволочья" (Журнал венедов).
   Возможно, что Путин не знает истории Заволочья и никогда не читал А.А. Шахматова, как не знает и то, что Р. Уосикяйнен (второе лицо в Финляндской республике) на приеме чеченских эмиссаров летом 2000 года заявила: "Вопрос о Карелии следует передать для рассмотрения в суд Европарламента". Может быть, он не знает и того, что правительство Финляндии поддерживает сепаратистские движения на территории РФ и прямо вмешивается в дела России. Но любопытно замечание Путина на прессконференции в ОУЛУ, уже летом 2001 года, по поводу неоднократно замеченной им "группы сопровождения" с плакатами "Карелию вернуть Финляндии". Владимир Владимирович в присутствии Тарьи Халонен и Риты Уосикяйнен заявил: Если мы начнем вспоминать историю российско-финских отношений, то никому мало не покажется.
   И в самом деле, если вспомнить...
   Однако "вспомнить не удается", а финны между тем в своих учебниках не стесняются назвать вещи "своими именами".
   Хорошим примером в этом смысле является совместная деятельность финского МИДа и организации "ProKarelia", которые издали учебник для вузов, в котором Россия представлена как неспособное к развитию и пронизанное преступностью государство-паразит, у которого нет права на существование или будущего. Составители учебника считают наилучшим вариантом развития события распад России и возникновение на ее территории 10-- 40 новых государств. По их мнению у единой России нет будущего, а финский народ прародитель всех европейских народов при известных обстоятельствах может претендовать на земли до Урала, как и в благословенные годы совместного похода на Россию вместе с Гитлером. Эта книга стала учебником сразу в нескольких финских университетах. Таким образом, многие финские политики и чиновники могут уже с молодых лет выучить, что Россия является нежизнеспособным государством-паразитом, у которого нет права на существование. Заметим это официальная позиция финского МИДа, насаждаемая в населении. Того самого МИДа, который открыто контактирует с чеченскими террористами. В Финляндии существуют планы использования русских в качестве дешевой рабочей силы. По результатам проведенных в приграничных с Финляндией районах Карелии, высокоученым "чухонцам" в ближайшее время потребуется около 200 000 иностранных рабочих для работы на различных низкооплачиваемых работах в сфере обслуживания. Оказывается, что на территориях, которые финны хотят вернуть, живет как раз около 200 000 человек (это около 30% населения Карелии). По мнению финнов, "российское образование не соответствует финскому уровню", поэтому русским можно платить в 5-8 раз меньше, а врачи и инженеры могут работать медсестрами, сиделками и чернорабочими.
   При этом "у финских деятелей" зреет желание переименовать одну из улиц в Петрозаводске именем Маннергейма, как это было в годы оккупации, а какой-то финский поп выдает обычай финских солдат варить головы красноармейцев для изготовления из черепов пепельниц за невинную шутку достойную подражания.
   Знал об этом Путин, когда с поклоном возлагал венок на могилу беспримерного русофоба Маннергейма?
   Однако вернемся к нашим "героям и эпизодам"...
   Летом 1999 году телевидением Карелии был преподнесен "потрясающий по правдивости" рассказ "престарелого финского летчика" Лаус-Дей Сакселла. Оказывается в декабре 1942 года, выполняя боевое задание по уничтожению партизанской базы, командир летного звена 16-й дивизии, очарованный красотой Преображенской церкви на острове Кижи, не выполнил приказ и по личной инициативе отказался от ее бомбежки. "Настроение было хорошее, церковь понравилась. Снег был чистым и нетронутым".
   Но, судя по его словам, причина отказа от бомбардировки была все же в другом. Гуманист-пилот "Фоккера-10D" с бомбами на борту просто "не увидел следов партизан вблизи собора" и принял "более целесообразное решение" - отбомбиться 100 килограммовыми бомбами несколько восточнее, по кораблям на Онежском озере" (точнее по рыбачьим судам на зимовке, которые в летнюю кампанию под огнем финнов снабжали блокированный Ленинград хлебом).
   В 1999 году теперь уже престарелый ветеран финских ВВС Лаус-Дей Сакселла по приглашению "национально индифферентных гуманистов" из Карелии побывал на острове Кижи в качестве гостя широкой общественности. Увидев "спасенную им церковь" и заявил: "Да, она чертовски красива. Теперь я могу точно сказать, что хоть один раз (?) в жизни я сделал работу на совесть". Вот такой совестливый цивилизатор. Тоже наверное по традиции варил русские головы в перерывах между боевыми заданиями.
   Казалось бы, все ясно: "пафос" заявлений популярного в финском народе политика Р. Уосикяйнен и телепередачи о "спасителе Преображенской церкви" заключается в том, что цивилизованные финны в годы войны проявили "добрую волю и гуманизм", которых так не хватало русским во все времена. Теперь "гуманисты финны в праве рассчитывать на удовлетворение своих территориальных требований". Более того, за обещанные 10 миллионов долларов финских инвестиций в экономику Карелии, разваленную реформами (заметим, не без помощи финских друзей), России следовало бы согласиться "на компенсацию убытков от передачи в состав СССР "отчих финских земель".
   Но остаются вопросы, совершенно в духе заданных Б. Соколовым.
   Почему цивилизованные финны в 1942 году оказались в 400 км от границ Финляндии в небе русского Заонежья?
   Почему именно сегодня поднимается тема территориальных претензий к России, и не только на северо-западе?
   И в самом деле - не вспомнить ли нам историю, если "современная политика, всего лишь опрокинутая в прошлое наша история"?

Предыстория "зимней войны" 1939-1940 гг.

  
   В конце XIX века внутри Российской Империи образовалась "невидимая линия фронта", по одну сторону которой оказались национальные интересы цивилизованной по шведским образцам Финляндии, а по другую политические, военные и экономические потребности развития "большой России".
   Не вдаваясь в подробности противоречивых "русско-финских отношений" от Гостомысла до Николая II, отмечу, что в начале XX столетия расовый национализм финнов и нарождающийся "пролетарский интернационализм" русских придали своеобразный расовый оттенок этому противостоянию, которое рано или поздно должно было привести к военно-политическому конфликту.
   31 декабря 1917 года по инициативе Советского правительства "Великое княжество финляндское" получило полную и долгожданную независимость. Но добрая воля России не была оценена, финское правительство немедленно приступило к экспроприации российской собственности и к репрессиям против внутреннего врага.
   В начальной фазе конфликта до масштабного вооруженного столкновения финских националистов и русской диаспоры (личного состава Балтфлота, военнослужащих ВМБ и воинских частей российской армии численностью 75-80 тысяч человек с семьями) в Финляндии дело все же не дошло. Зимой 1918 года разоружение русских войск и эвакуация Балтийского Флота из Гелсингфорса закончилась относительно благополучно только по тому, что Советское правительство пригрозило интернировать несколько десятков тысяч финнов на территории России. И все же более тысячи подданных России "пропало без вести, около двухсот русских было убито" (это из статей финских историков). Подведомственные России административные учреждения и Балтийский флот были вынуждены оставить на территории Финляндии практически все имущество, вооружение, корабельный состав вспомогательных соединений и оборудование военно-морской базы общей стоимостью более чем 25 миллионов золотых рублей.
   Практически одновременно с этим при активном вмешательстве кайзеровской Германии разразилась гражданская война между "белыми и красными" финнами. В результате скоротечной "освободительной войны" было убито более 5 тысяч пророссийски настроенных местных большевиков, "цивилизованно" казнено и умерло от голода в концлагерях еще около 20 тысяч "красных финнов". Консолидированная такого рода проявлениями демократии, а также мифической "красной угрозой" со стороны Советской России, финская общественность, обратилась к Германии за военной помощью, а подкрепленный "расовой неприязнью" финнов к русским финляндский Сейм без долгих дебатов и колебаний выбрал королем "Финляндии и Карелии" Карла Гессенского, зятя Вильгельма II. Уже в то время территориальные притязания к России на уровне законодательной власти Финляндии и в обыденном сознании финнов обозначились вполне определенно.
   Очень скоро "изменение политической конъюнктуры" в Европе и революционные выступления в Германии заставили финское правительство поменять "геополитическую ориентацию". Однако это совершенно не изменило политику Финляндии в отношении Советской России. Финское правительство и общество согласованно пошли на сближение с Антантой.
   В 1919 году Финляндия приняла участие в "походе на Петроград" для свержения власти большевиков в России. Нужно понимать - в благодарность за предоставленную годом раньше свободу. Благо до "северной столицы" бывшей империи было рукой подать. Такого рода политика соответствовала идее создания "Великой Финляндии от моря до моря" и стремлению Запада создать "санитарный кордон" из небольших стран Прибалтики, население которых питало "расовую ненависть" к русским.
   Вследствие бесспорной военно-экономической слабости Финляндии, внутренних неурядиц и других причин, поход на Петроград провалился. Однако агрессивная геополитическая идея-формула приращения ресурса карликового государства за счет ослабленной революцией и войной России вылилась в затяжной конфликт весьма похожий на "мятеж-войну". Ее содержанием оказалось проведение "информационно-психологических и прямых вооруженных акций против России на границе и непосредственно на территории Карельской трудовой коммуны.
   Так, в октябре 1921 года на Ребольском участке финско-русскую границу перешло несколько малочисленных, но хорошо оснащенных и подготовленных офицерами шюцкора отрядов "карельских борцов за независимость и финских "добровольцев. На "освобожденной территории" с участием финнов был совершен военный переворот, это послужило началом кровавого мятежа в нескольких волостях Карельской трудовой коммуны.
   Общее руководство антисоветскими бандами на территории Карелии осуществлял некий финский майор "Илмаринен". При поддержке из-за рубежа в безвестной карельской деревне было сформированное "временное правительство", которое незамедлительно объявило о "создании свободной Карелии". В ее состав "включались": весь Кольский полуостров, русское Беломорье, Кемь, Повенец, Петрозаводск и Олонецкий край.
   Уже к середине ноября 1921 года вооруженные отряды "повстанцев" в северной и центральной Карелии насчитывали около тысячи человек. Успешная диверсионная акция по уничтожению железнодорожного моста через реку Онда в 300 км севернее Петрозаводска вызвала среди мятежников небывалую эйфорию, и в декабре под командованием еще одного финского майора Тулвенена была сформирована "отдельная карельская бригада" в характерно-экспансионистском составе. Она включала: 1-й Карельский и Архангельский(!) полки, Ребольский батальон финских ударников, нескольких диверсионных отрядов лыжников и батальон резерва. База материального снабжения была развернута на территории Финляндии в районе Лиекса. Через нее агентами международного лесопромышленного объединения "Гутцейт" военные действия обеспечивались всем необходимым.
   В начале декабря, исходя из общей благоприятной обстановки, "правительство свободной Карелии" сделало вывод о необходимости расширения масштабов военных действий. Численность "вооруженных повстанцев" была доведена до 3100 человек.
   Инициированный в Финляндии мятеж расширялся и приобретал масштабы локального военного конфликта.
   По оценке советского командования Карельского боевого района, мятежники представляли собой хотя и незначительную по численности, но превосходно экипированную и основательно подготовленную для диверсионно-партизанских действий силу. "Финские боевики отлично маневрировали на местности, метко стреляли и отличались особенной жестокостью к русскому населению". По мнению советского руководства мятеж приобрел характер прямой угрозы "территориальной целостности" РСФСР. Это потребовало от Главного Командования Вооруженными Силами республики принятия экстренных мер по нейтрализации конфликта. Для ликвидации набравшего силу мятежа в течение ноября - декабря была создана войсковая группировка РККА численностью около 10 тысяч бойцов при 21 орудии и 160 пулеметах.
   Через три месяца с начала боевых действий 7 февраля 1922 года, взятием ст. Ухта, войсковая операция по разгрому "повстанцев" и "белофиннов" в основном закончилась, но боестолкновения с разрозненными бандгруппами в Центральной Карелии продолжались до конца февраля.
   Потери Красной Армии в "Карельской кампании" составили около 1250 человек, в том числе: 145 человек - убитыми, 471 - раненными. Более 500 человек было обмороженных и больных.
   Следует отметить, что финская военно-политическая акция 1921-1922 гг. на территории Советской Карелии имела широкую поддержку общественного мнения внутри Финляндии и за ее пределами. Однако, замысел создания "великой Финляндии" провалился, а финское военное вторжение 1922 года на территорию России было оставлено без последствий со стороны РСФСР.
   Тлеющий русско-финский конфликт перешел в фазу провокаций с использованием третьих стран, шантажа, бесплодных дипломатических маневров и длительных переговоров".
  
  

"Зимняя война" 1939-1940 гг.

  
   С 1927 года, в целом правильно оценивая ситуацию, финское правительство приступило к реформе армии, как "последнего (но не самого удачного, - С. А.) средства" решения проблем обеспечения безопасности маленькой Финляндии.
   Организуется собственное, хотя и небольшое по объему производство вооружения (автоматы, минометы) и боеприпасов. Одновременно принимаются усилия по расширению существующих ВМБ и аэродромной сети, значительно превышающей потребности ВВС Финляндии.
   На Карельском перешейке развертывается строительство так называемой "линии Маннергейма". Военные мероприятия в Финляндии финансируются правительствами Франции, Англии, Швеции, Германии и США. Строительство военных объектов на "линии Маннергейма" ведется с участием их военных специалистов.
   В первой половине 1939 года Карельский перешеек посещают Главнокомандующий английской армии генерал Кларк, военный министр Швеции Шельд и начальник генерального штаба Сухопутных войск Германии генерал Гальдер. По сообщениям финской печати "высокие гости" проявили живейший интерес подготовкой Финляндии к войне. Особенное удовлетворение гостей Маннергейма вызвало "великолепное состояние беспримерной системы боевых сооружений на Карельском перешейке".
   В свете традиционной антироссийской политики Финляндии и "заинтересованности Запада" в создании очага напряженности на северном фланге "борьбы с большевизмом" провокационность сооружения "линии Маннергейма" хорошо понимали все, в том числе и финское руководство. Иначе как удобным плацдармом для размещения войск ее расценить было не возможно.
   Излишней "оборонной активности" в расчете на союз Финляндии с третьими странами трудно было не заметить.
   Вполне естественно, что при весьма непростом развитии ситуации в Европе, руководство СССР не могло игнорировать военные приготовления Финляндии, а близость излишне милитаризованного Карельского перешейка не без оснований считалось фактором, способным дестабилизировать обстановку на Северо-западе. Советское командование вполне обоснованно полагало, что расширение конфликта в Европе (при обострении отношений с Германией) могло создать прямую угрозу крупнейшему военно-промышленному центру СССР - Ленинграду с Севера, Именно об этом шла речь на секретных переговорах организованных по инициативе советского руководства - так называемое "дело седьмого апреля". (Подробнее о "Деле седьмого апреля" в концевой сноске)
   К 1939 году на основе простого лозунга "За дом, за религию, за родину" ранее разобщенная гражданской войной финская нация, наконец, обрела национальное единство, а неудачная пропагандистская кампания, затеянная советской стороной с целью привлечения внимания к проблеме, только взвинтила обстановку.
   В этих условиях перерастание ранее только тлевшего конфликта в фазу открытого военного столкновения с СССР казалось неизбежным. В предвидении войны с Германией и при наличии неопределенности в отношениях с Финляндией для советского руководства "времени на разговоры действительно не оставалось". Тем не менее, в начале марта 1939 года правительство Советского Союза инициировало переговоры по заключению договора с Финляндией о взаимопомощи и гарантиях от внешней агрессии со стороны третьих стран.
   Однако при весьма умеренных советских требованиях конструктивных переговоров не получилось. Поощряемое Западом правительство Финляндии постепенно заняло непримиримую позицию и в середине октября 1939 года полностью свернуло всякую деятельность по выработке "взаимовыгодных соглашений". Ключевым пунктом отказа финского правительства от переговоров при обсуждении в сейме стал тезис о том, что "в случае военного конфликта Финляндия не будет в изоляции, и при поддержке мирового сообщества фактически только выиграет от войны с СССР". Это мнение "получило понимание в парламенте и нашло поддержку в народе".
   В октябре на заседании сейма министр иностранных дел Финляндии заявил: "Мы не должны идти ни на какие уступки, и будем драться, во что бы то ни стало. Нам обещали поддержку Англия, Америка и Швеция". Финское правительство полагало, что "при широкомасштабном германо-советском конфликте в будущем и при неизбежном поражении СССР, своевременное заключение германо-финского союза "позволит возместить возможные территориальные потери" даже в случае неудачного исхода войны Финляндии с Советским Союзом "один на один".
   "Расклад сил не особенно пугал Генштаб Финляндии". Финское военное руководство считало, что "захват болот и лесов Суоми даже для СССР - непосильная задача, а с помощью энергичных работ по усилению обороны можно сделать решение этой задачи непосильной". Кроме того, финские "спецслужбы" уверяли, что "нищета в Карелии будет все больше пробуждать населения к недовольству, и это сыграет положительную роль в войне с Советским Союзом".
   В связи с этим оперативные замыслы Генерального штаба Финляндии носили если не наступательный, то активный характер, и соответствовали долгосрочным планам аннексии Карелии в расчете на силовое решение проблемы и союз с Западом, особенно с Германией.
   В гипотетическом сценарии будущей "войны Давида и Голиафа" присутствовало мнение, что "СССР развернет на границе не более 15 дивизий". Соответственно замысел финского Генштаба на первом этапе войны с Советским Союзом предусматривал следующее.
   В оборонительных сражениях на линии Маннергейма обескровить главные силы ЛенВО на Карельском перешейке и на севере Ладоги, сковывающими действиями измотать войска РРКА на других направлениях. С подходом обещанной помощи западных союзников перенести боевых действий на территорию СССР и вынудить советское руководство к заключению мира на приемлемых для Финляндии условиях. Финское военно-политическое руководство высоко оценивало подготовку своей армии, ее преимущества в ведении зимней войны и предполагало, что финские вооруженные силы будут способны в любом случае противостоять советским войскам как минимум полгода.
   В целом трезвая оценка финнами ТВД и возможностей ведения наступательных действий в особых условиях ограниченной по составу группировкой РККА звучала диссонансом с первоначальными выводами финского ГШ о намерениях советского командования. Верно определенный состав советской группировки примерно в 45 дивизий (см. Приложение ___), развернутой на границе с Финляндией, характеризовался как "не превышающий принятых в РККА оборонительных нормативов". За этим следовал вывод о невозможности наступательных действий РККА осенью 1939 года.
   Для реализации замысла финским военным командованием были развернуты 12 пехотных дивизий, из которых создавались четыре группировки на пяти операционных направлениях. Группировка финских ВВС насчитывали 270 боевых самолетов, ВМС - около 30 кораблей. На Ленинградском направлении с учетом резервов была сосредоточена стотысячная группировка в составе семи пехотных дивизий, одной кавалерийской бригады и 22 отдельных батальонов.
   Следует отметить, что Франция "была готова" в течение 2-3 месяцев перебросить в Финляндию 50-ти тысячный экспедиционный корпус. Одновременно Швеция, Англия и Америка предприняли ряд мер для пополнения запасов военного снаряжения и техники финской армии.
   В октябре открыто начались приготовления к осуществлению замысла военной кампании. Была организована провокационная эвакуация населения из предполья линии Маннергейма. Финляндии удалось провести войсковую мобилизацию, что позволило "поставить в строй" армии и военизированных резервов не менее 500 тысяч человек. По свидетельству того же Маннергейма численность сухопутных войск составляла 180-200 тысяч, а всего через ВС за три месяца войны прошло более 600 тысяч человек.
   По одной из "темных, но наиболее логичных версий" война началась 26 ноября с обстрела советских войск артиллерией в районе деревни Майнила. По советской версии одновременно с этим нотой МИД СССР было предложено отвести финские войска на 20-25 км, чтобы исключить подобные инциденты в последующем. В ответном обращении МИД Финляндии предъявил требования об отводе советских войск на такое же расстояние в глубину территории СССР. С точки зрения советского руководства это было совершенно не приемлемым и противоречило всякому смыслу - Ленинград оставался без прикрытия с севера. Как оказалось в последствии, опасения были ненапрасными.
   По официальной версии 29 ноября Советский Союз денонсировал заключенный ранее договор о ненападении и отозвал своих представителей с переговоров. В тот же день была предпринята вторая "провокационная попытка" обстрела советской территории, а 30 ноября войска ЛенВО "перешли в наступление от побережья Финского залива до Петсамо". Однако, активные действия были предприняты только на Карельском перешейке 7-ой армией, которая была единственным боеспособным и заблаговременно отмобилизованным объединением в составе округа.
   Очевидно, что оценивать действия советского командования как "шапкозакидательство и вероломство" было бы не верно.
   Отступление первое. Существует красивое по форме, но не вполне правильное по сути определение: война - это оборона и превентивные удары. Следовало бы уточнить: война это оборона и наступление, а ее предупреждение это готовность к действиям, в том числе к нанесению превентивных ударов. По всей видимости, это не пустое манипулирование словами. Именно поэтому для Финляндии и Запада это "зимняя война", а для историков в России "военный конфликт 1939-1940 года". Уточнение формулы войны более всего необходимо сегодня, поскольку долгие годы идут пустые споры о "достаточности обороны", продолжается безуспешный поиск приоритетов, форм и способов действий ВС, определяется правомерность применения СЯС, идет выбор стратегии нанесения ударов, в том числе упреждающих, только силами общего назначения.
   Можно предположить, что, не обладая "расовой ненавистью" к финнам, И.В. Сталин ни в 1939, ни в 1941, ни даже в 1944 году совсем не намеревался разрушить экономику "маленькой Финляндии", а применение тактики "выжженной земли" было вообще немыслимо с точки зрения пролетарского интернационализма. Все действия РККА укладываются именно в стратегию сдерживания и нанесения ограниченных по целям и средствам превентивных ударов для достижения приемлемых условий мира. В течение перманентной войны наземные войска РККА дважды были остановлены по достижении рубежей, которые ранее составляли предмет переговоров и заключения последующих соглашений, неоднократно нарушенных Финляндией. Трижды не были использованы ВВС и линкоры КБФ для достижения целей с максимальной эффективностью и без излишних потерь.
   Для убедительности относительно эффективности балтийских линкоров приведу выдержку из журнала "Военный парад" за 1995 год:
   С середины 1935 года в СССР было начато проектирование новых линкоров типа "А" (вооруженных артиллерией калибра 406-457 мм) и "Б" (соответственно, 305- 356 мм). К началу 1938 года линкор типа "Б" трансформировался в линейный крейсер проекта 69 (головной - "Кронштадт"), а линкоры было решено строить только типа "А" по проекту 23. Программой на 1938- 1945 гг. предусматривалась постройка 15 таких линкоров, из них 6 - для Тихоокеанского флота, 4 - для Балтийского, 3 - для Черноморского и 2 - для Северного флотов. Однако возможности судостроительной промышленности и значительное увеличение производства вооружений для армии и ВВС не позволили осуществить эту программу. В июле 1940 года нарком ВМФ представил ЦК ВКП (б) программу кораблестроения на 3-ю пятилетку (1938-1942 гг.), согласно которой предполагалось построить 6 линкоров проекта 23. Фактически было заложено 4 линкора. Главный калибр этих линкоров составили три 406/50-мм (калибр 406 мм/длина ствола 50 калибров) трех орудийные башенные установки МК-1.
   Дальность стрельбы снарядом весом 1105 кг составляла 45-50 км. Штатными снарядами пушки Б-37 заложенных линкоров были бронебойный и полубронебойный обр. 1915/28 г. Бронебойный снаряд на дистанции 5,5 км мог пробить по нормали броню 485 мм, оставаясь целым. С увеличением дистанции бронепробиваемость снаряда уменьшалась и для 38,5 км составляла 241 мм. При стрельбе по наземным целям полубронебойный снаряд на дистанции 5,5 км пробивал бетонную стену толщиной 6 метров 57 сантиметров. Наряду со штатными снарядами были разработаны и легкие зкстрадальние снаряды (бризантные, с массой ВВ - порядка 200 кг), предназначенные для стрельбы по берегу на дистанции около 100 км. Диаметр его воронки превышал 10 м, а ее глубина - 3,5 м. радиус поражения осколками и взрывной волной составлял 126 м.
   С началом войны по постановлению Государственного комитета обороны от 10 июля 1941 года строительство линкоров проекта 23 и артиллерии к ним было прекращено.
   С подходом немецких войск к Ленинграду орудия, находившиеся на заводах, были сведены в три батареи и подготовлены для контрбатарейной стрельбы. 406-мм пушка Б-37 линкора "Советский Союз" на установке МП-10 была включена в 4-х орудийную батарею М 1, куда, кроме нее, входили еще 356/52-мм, 305/52-мм и 305/40-мм пушки.
   Для участия в боевых действиях испытательная установка МП-10 была переоборудована для кругового обстрела и бронирована. Первая стрельба по противнику на Колпинском направлении была проведена 29 августа 1941 года. Всего за время осады Ленинграда из МП-10 произвели 81 выстрел. Специально для этой установки было возобновлено производство 406-мм снарядов: так, в 1942 году от промышленности было получено 23 снаряда, а в 1943 году - 88 снарядов. Кстати, в войне с фашистами предельным калибром нашей армии и флота был 305-мм (305 мм морские и береговые орудия и 305-мм гаубица обр. 1915 г.) Единственное исключение представляли 356/52-мм железнодорожная батарея в Ленинграде и два морских орудия (406 и 356-мм калибра). В январе 1944 года во время прорыва блокады Ленинграда по врагу было выпущено 33 406-мм снаряда. Один из снарядов попал в трехэтажное кирпичное здание электростанции, занятое противником. В результате попадания здание было полностью разрушено. Рядом была обнаружена воронка от 406-мм снаряда диаметром 12 м и глубиной 3 м.
   Против финнов корабельные орудия в ходе войны 1941-1944 гг. не применялись.
   Известно, что немцы массированно применяли полевые орудия крупного и сверхкрупного калибра для стрельбы по осажденному Ленинграду. У гитлеровцев были планы соорудить сверхдальнобойное орудие в Нормандии для стрельбы по Лондону. Помешало только то, что в буквальном смысле "не хватило пороху", каждый выстрел требовал до 2 тонн, этого чрезвычайно дефицитного продукта, которого не хватало для патронов и полевой артиллерии.
   Между прочим, американцы без проблем применили орудия главного калибра линкора ВМС США "Миссури" по объектам на ливанской территории. Всего лишь 20 лет назад линкор был выведен из резерва и использовался для поддержки стратегического союзника США - Израиля. Естественно под видом обеспечения мира в неспокойном регионе. Как говорят, для деревень и кварталов ливанской столицы "последствия падения полутора сотен "чемоданов" с "Миссури" весом в 980 кг при стрельбе на дистанции 46 км были "ужасными".
  
   Однако вернемся к 1939 году.
   Далее события развивались "по худшему варианту" - правительство Финляндии объявило войну СССР. 14 декабря Лига наций квалифицировала действия СССР как агрессию и исключила Советский Союз из числа членов организации. Следует отметить, что уже в декабре потенциальными союзниками Финляндии была предпринята попытка "переключения военных действий на Скандинавию с целью активизации Норвегии и Швеции", а в январе - планирования согласованных операций против СССР. Французским руководством было инициировано "планирование десантной операции на Севере англо-франко-польского отряда" против советских войск, к тому времени уже контролировавших Петсамо. Конечной военной целью экспедиции было "окружение русских дивизий в северной Финляндии". Инициатор этого замысла командующий французским флотом адмирал Дарлан, очевидно, имея в виду некие "остатки белой армии", заявлял: "Карелия станет базой, где постепенно смогут собраться антисталинистские национальные силы".
   То есть речь шла опять таки о внешнем мятеже против законной власти в России. Но любопытно было бы знать, что имелось в виду под "Карелией и антисталинисткими силами" на Кольском полуострове в плане Дарлана?
   Отступление второе.
   В этой связи следует упомянуть, по крайней мере, две любопытные детали этой давней истории. Незадолго до начала советско-финской войны Польское правительство в изгнании объявило СССР войну. Польская элита попыталась вести ее реально. "Польские партизаны" произвели несколько диверсий на территории Советского Союза, а с началом боевых действий на северо-западе польское правительство в эмиграции сформировало бригаду "подгальских стрелков" для отправки в Финляндию. (Бригада прибыть на фронт не успела - война закончилась капитуляцией финской армии.) Есть еще одна весьма показательная по своей фабуле история битвы за душу народа", так называемое "катынское дело". Она требует особого рассмотрения в рамках "неисследованной мятеж-войны", но представляется достаточно хорошо изученной, в качестве примера международной провокации против России с участием историков и демократов типа Волкогонова и Яковлева в период с 1987 по 2000 гг.
   Что касается планов в части бомбардировок мирных городов СССР и гуманизма "кровавых демократий" Запада (к их оценке мы еще вернемся), то приведу в качестве примера следующее.
   12 марта 1940 года (в день подписания договора между Финляндией и СССР), предлог для "наказания агрессора как бы отпал". Однако 22 марта генерал Гамелен, занявший пост союзными сухопутными войсками, представил новому премьер-министру Франции Полю Рейно докладную записку с изложением плана "операции, имевшей целью лишить Германию и СССР источников нефти на Кавказе".
   Отвергнув все существовавшие ранее планы, он предложил свой, наиболее "эффективный и рентабельный": проведение воздушной операции против центров нефтяной промышленности СССР на Кавказе (Баку, Грозный, Майкоп) и порта Батуми. Вывод из строя Баку и Грозного, по мнению генерала "ставил Советы в критическое положение, поскольку Баку давал 80% высокооктанового авиационного бензина и более 90% керосина и тракторных масел. Кроме того, Германия будет лишена поставок нефтепродуктов с Востока. Гуманист не мог не знать, что подавляющее количество нефтепродуктов Германия получает из скандинавских и балканских стран. (С конца 1939 года по июнь 1941 Германия получила от СССР 865 тыс. тонн нефти, в то время как потребление составило только за один 1940 год более 7,5 миллионов тонн)
   Генерал "смотрел вперед", он тешил себя надеждой (10 мая начало агрессии Германии против Франции было еще впереди), что Гитлер следом за Польшей попытается овладеть территорией СССР до Кавказа. Поэтому западным стратегам уничтожение Баку и Грозного представлялось важнейшей задачей. Этим "убивались два зайца": подрывалась мощь СССР в борьбе с Германией, а Германия лишенная нефти Кавказа, не сможет осуществить агрессию против Франции. План Гамелена был одобрен и зафиксирован в "протоколе" о намерениях от 4 апреля. Замысел операции расширял группу целей, предполагалось бомбить Одессу и Поти. Для участия в операции планировалось привлечь до 100 самолетов, за каждый вылет они могли взять до 70 тонн бомб. Аналогичный по сути план разработало командование английских ВВС, который предусматривал применение 4 групп бомбардировщиков "Бленхейм" и 5 групп "Глен-Мартин". На разрушение нефтепромыслов отводилось 12-15 дней. Трусливые генералы и худосочные ВВС прогнивших западных демократий более всего опасались появления на Кавказе немецких ВВС в качестве союзников СССР.
   Однако следует заметить, что Гитлер не намеревался изменять замыслов в отношении главных противников на континенте (СССР и Франции). Но в принципе немецкие стратеги были заинтересованы в осуществлении плана Гамелена, поскольку война с Советским Союзом была "делом решенным".
   Сталин это понимал и в любом варианте рассчитывал только на собственные силы. В течение двух лет на Кавказе была создана сильная группировка ПВО для защиты основных промышленных зон от нападения англо-французских ВВС с территории стран Ближнего востока, в то время как все понимали - главная угроза исходит на Западе со стороны Германии.

***

  
   Расчеты финнов в 1940 году на помощь Запада не оправдались.
   Потенциальные союзники Финляндии, как и в истории с Польшей, посчитали "нецелесообразным" прямое вмешательство в советско-финский военный конфликт.
   Грандиозной схемы разгрома СССР с участием "западных союзников" в ходе войны, как это предполагалось, не получилось. Более того, в марте 1940 года ничто не мешало СССР "ограничить территориальный и политический суверенитет" Финляндии вводом своих войск на ее территорию. К окончанию войны группировка советских войск на северо-западе насчитывала более 850 тыс. человек (по численности это около четверти населения Финляндии). Такой группировки было более чем достаточной для осуществления оккупации южной части Финляндии. С оккупацией Финляндии стратегическая обстановка могла бы существенно измениться не только на северо - западе, но и в Европе.
   Как бы то ни было, победа советской дипломатии и РККА в 1939-1940 гг. заставила задуматься многих.
   8 марта в письме к Муссолини Гитлер писал: "Принимая во внимание возможности маневра и снабжения, никакая сила в мире не смогла бы, или если и смогла, то только после продолжительных приготовлений, достичь таких результатов при морозе в 30-40 градусов и на той местности, каких достигли русские уже в самом начале войны".
   Ведущие газеты Америки отметили, что "победа СССР явилась ударом по престижу западных стран". Военный обозреватель газеты "Нью-Йорк Таймс" Д. Олдрич обратил внимание читателей в СЩА, что "прорыв Красной Армией линии Маннергейма... является самым выдающимся военным подвигом со времен прошлой войны".
   Трудно не согласиться с такими оценками и сегодня. Но не следует упускать из виду то, что имели место и другие мнения. Порой из уст тех же лиц.
   В связи с этим, "было бы верхом тенденциозности" по примеру "филолога" Б. Соколова утверждать, что прорыв "линии Маннергейма", как и крайне неудачные действия группировки РККА на Ухтинском направлении (сражение при Суомусалми) это "пример дурости сталинских маршалов и генералов".
   Напротив, бросается в глаза вполне грамотное ведение боевых действий РККА и относительно небольшие потери в наступательной операции по прорыву подготовленной обороны на географически сложном ТВД, в исключительно трудных, зимних условиях.
  
  

Продолжение конфликта в "новой стратегической ситуации"

1941-1944 гг.

  
   Как и следовало ожидать, в ходе Великой отечественной войны, конфликт перешел в третью фазу. В германо-финском союзе Финляндия "нашла возможность с лихвой возместить территориальные потери" полутора годичной давности. Уже 22 июня 1941 года финские подводные лодки приступили к минированию территориальных вод СССР, а немецким самолетом были переброшены финские диверсанты для подрыва шлюзов на Беломорско-Балтийском канале. На запрос МИД СССР о "состоянии и намерениях Финляндии" глава ее внешнеполитического ведомства Виттинг уклончиво ответил, что вопрос о войне "будет рассматриваться сеймом 25 июня". В то же время, Гитлер в речи 22 июня вполне определенно подчеркнул, что "в одном строю с немецкими войсками на Севере находятся наши финские братья по оружию", и фюрер имел на то основания.
   В своих "Размышлениях перед казнью" уже в 1946 году Кейтель прямо указывает на длительные контакты германской верхушки с финским правительством и ГШ, которые "понимали особое значение Северо-запада и общность интересов Финляндии и Германии в будущей войне против СССР".
   По данным советского командования, численность группировки немецких войск в Лапландии к началу войны составляла около 200 тысяч человек (больше чем мирное население этой финской провинции), а заранее отмобилизованные без объявления войны финские ВС во всех компонентах насчитывали 600-650 тысяч (18% всего населения из "патриотических побуждений" вступило в ряды армии). В составе сухопутных войск Финляндии было развернуто 16 дивизий и три бригады.
   10 июля восстановленный в должности главнокомандующего маршал Маннергейм в приказе на наступление отметил, что "свобода и величие светят нам (финнам, - С.А.) в огромном водовороте всемирно-исторических событий", он же определил в качестве задачи для ВС осуществление на деле лозунга - "Свобода Карелии и Великая Финляндия".
   Выждав момент, немецко-финские войска согласованно начали наступление на Ленинград, Петрозаводск и на Мурманск. Соединения финской армии миновали старую границу и начали продвижение навстречу группе армий "Север" с целью замкнуть кольцо блокады вокруг Ленинграда.
   В ноябре выходом на р. Свирь и западный берег Онежского озера финны оккупировали южную часть Карелии. Теперь Петрозаводск назывался Яанислинна, Олонец - Анунусом (!), а Медвежьегорск - Кархумяки.
   Нет сомнения в том, что финские оккупационные войска на территории Советской Карелии и под Ленинградом вели себя "несколько скромнее" чем немецкие оккупанты в Белоруссии. Но, тем не менее, говорить о гуманности оккупантов на северо-западе не приходится.
   В Карелии финское командование организовало соответствующий политическим целям режим, который предусматривал прямое уничтожение русского населения. Например, из 46 тысяч жителей Петрозаводска (это примерно 45% населения Карелии оказавшегося в оккупации) не менее половины прошло через концлагеря. После освобождения Петрозаводска в 1944 году в живых осталось только двадцать шесть тысяч.
   Чем закончилась в 1944 году третья "советско-финская война" известно.
   Положение по границе было восстановлено. Финляндия была отрезана от Баренцева моря, "потеряла около 4% населения и не менее 10% национального достояния", но характерно то, что ее политический суверенитет, как и экономика в очередной раз не пострадали.
   Следует упомянуть, что с учетом полученного зимой 1939 года опыта летом 1944 года советским войскам потребовалось менее двух недель для прорыва линии Маннергейма с "преодолением предполья" и выходом на оперативный простор, где их уже ничто не могло остановить до Хельсинки.
  
  
   Отступление третье.
   Подготовка войск, штабов, знание ТВД, местности, экипировка и оснащение, бесспорно, имеют значение, так же как условия ведения боевых действий имеют прямое отношение к уровню потерь. В самом деле, прорыв "линии Маннергейма" 7 и 13 армиями Северо-Западного фронта в период с 7 января 1939 по 13 марта 1940 года обошелся потерями в 190 тысяч, в том числе убитыми и умершими от ран на этапе эвакуации - 33 тысячи. Достижение тех же целей в период проведения Выборг-Петрозаводской наступательной операции с 10 июня по 9 августа войска правого крыла Ленинградского фронта (21 и 23 армии, всего: сд -15, тбр - 1, ур -2, 13 ВА) потеряли 32,7 тысяч, в том числе 6,7 тысяч убитыми (вместе с учтенными потерями КБФ и Ладожской флотилии). Соотношение собственных потерь войск в операциях было поразительным, 6 к 1 "в пользу" командования и личного состава РККА образца 1944 года.
   Сыграли свою роль опыт и подготовка? Несомненно.
   Но было ли искусство в ведении боевых действий и в достижении целей в войне 1939-1940 года? Конечно.
   Не глупость "сталинских маршалов", как пишет Б. Соколов, не налаженные из рук вон плохо подвоз МТС и содержание разобщенных, слабо оборудованных коммуникаций, а удержание их под контролем в оперативном тылу действующей армии, особенно зимой в Карелии объективно было сложным и практически невозможным делом.
   Одна из причин в том, что соотношение боевых и обеспечивающих войск 3:1, организационно заложенное в структуре соединений и частей, явно не соответствовало задачам и условиям ведения боевых действий на особом ТВД, в лесисто болотистой местности зимой.
   В связи с этим уместен вопрос: был ли просчет с определением сроков проведения операции в 1939 году? Только с точки зрения подготовки, тактики и обеспечения войск в суровых условиях неожиданно морозной зимы. С точки зрения проведения ограниченных действий и стратегии нанесения превентивного удара для демонстрации силы в ноябре-декабре срок начала наступления в 1939 году определялся множеством внешних условий весьма далеких от "здравого военного смысла".
   "Ограниченные действия", в том числе предпринятые силами 7-й армии и ВВС, собственно закончились преодолением полосы обеспечения глубиной от 20 до 60 км, действительно вылились в полномасштабную локальную войну на ТВД. Она потребовала развертывания группировки почти миллионной численности и создания полноценной системы обеспечения фронта.
   На развертывание Северо-западного фронта и тыла потребовались усилия всей страны и около месяца по времени. Но в условиях традиционной неготовности России к любой войне, ожидать иного было бы просто невозможно.
   Но это уже действительно традиция, которая находит объяснение не "дураками и дорогами", а имеет причины экономического и мобилизационного характера.
  
  
  

Глава вторая. Позиция Финляндии в преддверии "войны продолжения

  

Двусмысленность ситуации

   Для понимания советско-финских отношений и позиции Финляндии в 1939-1940 гг. важно обратить внимание на "прощальный приказ" Маннергейма от 13 марта 1940 года, в котором по существу были изложены установки на будущее: "Наша судьба сурова. Мы вынуждены оставить чужой расе, у которой иное мировоззрение и иные нравственные ценности, землю которую возделывали веками... У нас есть гордое сознание того, что на нас лежит историческая миссия, которую мы еще исполним. Эта миссия защищать западную цивилизацию, но мы знаем, что до последней монетки отплатим свой долг Западу."
   Советское руководство, правильно оценивая состояние РККА, ее успехи и неудачи, понимало позицию финского правительства, двусмысленность стратегической ситуации на Северо-запад. Тем не менее, граждане и руководство СССР жили надеждой, что "в преддверии войны с Германией дипломатия компенсирует выявленные недостатки в подготовке армии, а благоразумие и здравый смысл" возьмут верх в сознании политиков Финляндии. Но как оказалось, в своих ожиданиях ошиблись не только советские люди и "кровожадный Сталин", но и финские "политики-гуманисты".
   В 1940 году советско-финский конфликт не был исчерпан, и расчет финских политиков на заключение выгодного союза с Германией очень скоро оправдался. В новой стратегической ситуации своевременно не выведенная из войны Суоми сначала предоставила свою территорию для развертывания немецкого горного корпуса в Лапландии и "встала в один строй друзей" Германии по агрессии, а затем во взаимодействии с вермахтом блокировала Ленинграда и оккупировала большую часть Карелии. Но самое удивительное в том, что сама Финляндия не только не была оккупирована после второй капитуляции, но и не подвергалась сколько либо значительным бомбежкам в ходе войны, как союзник и активный участник агрессии на стороне гитлеровской Германии.
   Это и есть одна из больших тайн неисследованной "зимней войны" с продолжением ее в 1941-1944 гг.
  

Международная практика

  
   Следует отдать должное, в 1940 году Финляндия действительно вела войну, которая по характеру и целям для народа была весьма похожа на три отечественных войны России. Но переход к наступательным действиям в союзе с Германией в 1941 году, немедленно превратил эту "священную войну против "оккупантов рюсси" в агрессию. Присутствие финских войск с насаждением финского порядка на территории южной части Советской Карелии уже не чем оправдать было невозможно.
   Но, сегодня вряд ли есть серьезные возражения против тезиса о нанесении всего лишь превентивного удара РККА силами 7 армии, а так же оккупации южной Финляндии из благих соображений в 1940 году.
   Как известно, советские оккупационные войска стояли в Румынии и в Венгрии. Именно ударами КА они были выведены из войны. Советские войска стояли в Австрии, Югославии и в Болгарии. Наконец, именно советские войска более 45 лет пребывали на территории Германии именно в качестве "оккупационных".
   Почему же этого не произошло с Финляндией?
   Есть ли чем сомневаться нашим историкам? Есть ли чем гордиться финским политикам, воображая о какой то мифической победе в "зимней войне", если только благодаря доброй воле русского народа и дальновидной политике сталинского руководства агрессия Финляндии "к счастью для финского народа" не закончилась "национальной финской катастрофой", ее "насильственным" присоединением к СССР в качестве "шестнадцатой союзной республики? Или даже превращением и без того не особенно богатой Финляндии в безлюдную пустыню варварскими бомбежками по типу американских ковровых бомбардировок?
   Оказывается, что такова "международная практика". Она соответствует стратегии достижения политических целей войны - достижению приемлемых условий послевоенного мира.
   Нечто подобное мы видим и сегодня сплошь рядом.
   В наше время для оправдания вторжения в пределы соседней республики Басаев с Хаттабом попытались создать некое подобие "шариатского правительства " на "освобожденной территории Дагестана". Заметим, в пределах территории РФ и вопреки действующей Конституции.
   Была ли война России против Финляндии в 1939-1940 годах несправедливой?
   Ответ не может быть однозначным и бесспорным, так же как не может быть оправдано "необъяснимое желание" маленькой Финляндии "во что бы то ни стало" воевать с СССР, при весьма умеренных и вполне справедливых требованиях со стороны большого соседа. Даже при явной перспективе обеспечить обоюдную безопасность, "без ущемления территориальной целостности и национального достоинства сторон" для СССР-России выходы за пределы "линии Керзона" в 1940 и в 1941 году, были действительно упреждающими действиями. Их целью была нейтрализация финского нацизма и продвижения "немецкого фашизма" к границам СССР для обеспечения безопасности на совершенно законных основаниях.
   Если непредвзято анализировать события последней большой войны, то этими соображениями оправдывалось "вторжение" РККА на территорию Польши не только в 1939 году, но и в 1944 и в страны Центральной и Юго-Восточной Европы уже на заключительном этапе второй мировой войны.
   Иного, в "географических и военно-политических условиях" того времени и быть не могло.
   Справедливость восторжествовала. Фашизм был разгромлен в самой Германии с ее последующей длительной оккупацией, и при формировании дружественного СССР режима на трети германской территории.
   Для финнов из политических соображений было сделано исключение. Но русский гуманизм не был оценен, своеобразный финский расизм сохранился в первозданном виде и выразился в претензиях спикера финского парламента к России и русским в "новой стратегической обстановке" 1999 года.
   Дело даже не в версиях развития событий и не в "сослагательных вариантах", а в самом факте того, что "умеренные предложения" России были полностью удовлетворены на ее условиях после неоднократного и безрезультатного обращения к "механизму политического урегулирования". Увы, остается только сожалеть, и применением силы как "крайнего средства умиротворения" не знающей пределов собственной безопасности "геополитической соседки".
   Но при этом не следует забывать, что никак не был ущемлен политический и территориальный суверенитет Финляндии, а политические цели были достигнуты в рамках достижения приемлемого для участников конфликта мира.

Глава третья. Ситуация в Европе могла бы существенно измениться уже в 1940 году

  
  
   Представим себе, что усилиями советской дипломатии и РККА уже в 1940 году Финляндия, как потенциальный союзник Германии, все же была бы выведена из будущей войны на более выгодных для СССР условиях. Допустим - путем заключения договора о нейтралитете шведского типа с умеренно жестким контролем части территории Финляндии или под гарантии коллективной безопасности с участием ее друзей в США.
   Очевидно, что в этом случае действительно никакой блокады Ленинграда и миллионных потерь при его обороне просто не могло бы быть, как не было бы "дороги жизни", оккупации Карелии. Не было бы и полумиллионных безвозвратных потерь РККА только в ходе операций советских войск на Северо-западе в 1941-1944 годах.
   Во всяком случае, как вскользь замечает Б. Соколов: "если бы Финляндия оставалась нейтральной в 1941 году, то это сохранило бы жизни сотням тысяч ленинградцев". Но и это немало для оценки последствий ее участия в войне против СССР, как и усилий советского руководства по нейтрализации опасности войны с участием маленькой и безобидной Финляндии на стороне гитлеровской Германии.
  

"Сослагательный вариант"

  
   Посмотрим на ситуацию с точки зрения военной стратегии и результатов военных действий.
   В течение всей войны среднемесячная численность советских войск численность войск на Северо-западе составляла 400-460 тысяч человек. В группировке насчитывалось от 20 до 31 дивизий. Практически все годы активных действий на главном Западном направлении, против 300 тысяч финских войск и 200 тысячной немецкой группировки советское командование было вынуждено держать два фронтовых объединения, войска которых в принципе могли бы если не изменить весь ход войны уже в оборонительных операциях летом 1941 года, то существенным образом повлиять на оперативную обстановку в Прибалтике и битве за Москву.
   Этот "сослагательный вариант" представляется не таким уж фантастическим, если учесть, что в течении свей войны в Европе против Японии и Турции, а также в Иране советское командование было вынуждено содержать Дальневосточную особую армию и Закавказский фронта общей численностью около миллиона человек, в составе 30-35 стрелковых дивизий.
   Читатель может возразить: а была ли реальная возможность для "вывода Финляндии из войны" в 1940 или в 1941 году?
   Безусловно, была (об этом подробно несколько ниже).
   "Но случилось то, что случилось".
  
   Отступление пятое.
   Если судить по книге Б. Соколова, то "опасности для Ленинграда и тем более для большого Советского Союза со стороны маленькой Финляндии не было". По его словам, "даже если граница на севере от Ленинграда проходила бы в десяти километрах от окраин города, то Финляндия с ее военно-экономическим потенциалом не могла быть достойным стратегическим противником для России".
   Имея в виду исключительно конъюнктуру современного толкования истории и отсутствие четких представлений о театре военных действий опасность ситуации 1938 года понять вряд ли возможно. Но если, учитывая "господствующее положение Финляндии в горле Финского залива", разобраться по существу проблемы, в том числе с точки зрения военной стратегии и тактики ведения боя в особых условиях, то "проблема обеспечения безопасности крупнейшего промышленного района страны, укрепления 1300 километровой границы" и обороны Северо-запада для "большого СССР" все же существовала. Весьма однозначные геополитические пристрастия Финляндии, ее последовательное участие в антироссийских коалициях и практические акции с амбициозными претензиями на величие "от моря до моря", не могло не вызывать обоснованной обеспокоенность советского руководства. В преддверии большой войны с объединенной Европой необходимость укрепления границ на Северо-запад с точки зрения интересов 200 миллионного народа России, большой политики и стратегии сомнений не вызывала.
   Поскольку советско-финский конфликт 1939-1940 гг. - это всего лишь пик двухстороннего конфликта, а коллизии его трагического продолжения на всей 1300 километровой советско-финской границе, на Балтике, на северном фасе обороны Ленинграда, на Ладоге, в лесах Карелии и в Заполярье мы уже знаем, то вполне правомерным является вопрос: могла ли состояться и чем бы закончилась блокада Ленинграда, если бы иначе закончилась "та незнаменитая война 19939-1940 годов"?
   Во всяком случае, вопрос требует более детального изложения, поскольку, как справедливо заметил историк Б. Соколов: "если бы Финляндия оставалась нейтральной в 1941 году, то это сохранило бы жизни сотням тысяч ленинградцев".
   Представим себе, что усилиями советской дипломатии и РККА Финляндия, как потенциальный союзник Германии, все же была бы выведена из будущей войны на более выгодных для СССР условиях именно в 1940 году. Пусть даже не путем "ограничения территориального суверенитета", а заключением договора о нейтралитете шведского типа.
   Очевидно, что в этом случае никакой блокады Ленинграда и миллионных потерь при его обороне просто не могло бы быть, как не было бы оккупации Карелии, "дороги жизни", полумиллиона убитых и пропавших без вести в ходе операций советских войск на Северо-западе в 1941-1944 годах. Мы еще вернемся подробно к анализу потерь, но сейчас отметим, что, если бы не Финляндия с ее претензиями на Карелию и ее непременное желание "оплатить долг Западу до последней копейки", то в июне 1941 года не существовало бы части Северного, в последствии Ленинградского Фронта (21, 23 А), 7 отдельной армии и Карельского фронта (14 и 32 А). То есть в ходе Великой отечественной войны могла бы быть свободной 400-600 тысячная группировка в составе 20-35 общевойсковых дивизий, которые были задействованы на Северо-западе практически до осени 1944 года.
   Сегодня никто не отрицает стратегическое значение маневра сибирскими дивизиями для исхода сражения под Москвой, никто не будет оспаривать значение для гитлеровской Германии вынужденного содержания группировки РККА из 20-30 дивизий в течение всей войны японской армии на Дальнем востоке. В связи с этим просто невозможно переоценить для Германии участие Финляндии в агрессии против СССР. Практически все годы напряженных действий на главном, Западном направлении против 300 тысяч финских войск и немецкой 20-й горной армии в Лапландии советское командование было вынуждено держать группировку, которая в принципе могла бы изменить весь ход войны уже в оборонительных операциях летом 1941 года. Тем более это представляется не таким уж фантастичным, если учесть, что всю войну против сателлита Германии, Турции, и в Иране советское командование было вынуждено содержать группировку Закавказского фронта в численности более 550 тысяч человек.
  

Безмерный гуманизм

  
   Были возможности для создания "иной ситуации" путем "вывода Финляндии из войны" в 1940 и даже в 1941 году? Безусловно.
   "Но случилось то, что случилось". Война "продолжение" с активным использованием финских войск и территории состоялась. Финляндия изменила своим "твердокаменным принципам нейтралитета" и, придерживаясь своей неизменной антироссийской позиции, вступила в войну против СССР как союзник Германии. И, как мы увидим далее, исключительно для "принятия мер", вполне четко обозначенных ранее в ноте внешнеполитическому департаменту правительства США, "мер, которые необходимы были уже в 1939 году, во время первой фазы войны, если бы только ее (Финляндии, - С. А) силы были для этого достаточны".
   Проявленный гуманизм и добрая воля советского руководства в ходе советско-финском конфликте 1939-1940 года, в расчете на благоразумие Финляндии, не были оценены по окончании "зимней войны", и обернулись жестокостью к своим войскам и невероятными потерями. Именно для русского народа, который не стремился перенести ужасы войны на территорию благоденствовавшей практически всю войну Финляндии.
   Однако заметим, что жестокие потери советских наземных войск в наступательных операциях на Северо-западе в 1944 году все же обеспечили, если не сомнительного союзника, то более или менее надежного нейтрала и стабильно добрососедские, взаимовыгодные отношения с Финляндией в течение 50 лет.
   Разве это не является существенным итогом затяжного этно-национального и военно-политического конфликта большой России и маленькой, но амбициозной Финляндии?
   Стоит ли все начинать сначала, формировать новые антироссийские приоритеты в ущерб народу Финляндии и проявлять слабость, которая может вызвать агрессию и неоправданные потери русского народа в будущем?
   Уроки прошлого не оставляют места сомнениям. Приближение НАТО к границам России, грядущее вступление стран Балтии и Украины в Северо-атлантический союз и создание плацдарма международного терроризма на Северном Кавказе далеко не безобидные акции партнерства ради мира. И сегодня они требуют не только озабоченности, но и прямых действий по нейтрализации грядущих угроз России.
  

Глава четвертая. Примеры гуманизма и доброй воли русского народа

Истина в оттенках.

Директива 02

  
   Во всей совокупности событий 1917-1944 гг. их "оттенки" заключаются хотя бы в том, что в 1918 году без кровопролития из рук Советского правительства Финляндия получила полный политический и территориальный суверенитет. В последующем были "оставлены без последствий" совместный с Антантой поход на Петроград, "карельское восстание", участие в антироссийском блоке и в германской агрессии, Финнам "сошли с рук" блокада Ленинграда и оккупация советской Карелии.
   При известной доле прагматизма в оценках, можно предположить: исключительно благодаря гуманности и доброй воле русского народа, как многим другим участникам агрессии, Финляндии, "не было воздано сторицей".
   Не думаю, что в условиях полномасштабной войны 1939 года кому-либо придет в голову представлять варварством "нанесение бомбовых ударов по войскам, военной инфраструктуре и объектам тыла противника".
   Невразумительность финских данных в оценке мощи налетов и собственных потерь объясняется не только неадекватностью перевода, но и желанием выдать за истину пропагандистскую ложь, которая по известным причинам кочует из одного "произведения" современных историков в другое.
   Насколько реальной была перспектива вывода Финляндии из большой войны, предлагаю судить читателям. Командующий авиацией ЛенВО в 1941 году генерал А. Новиков вспоминал, что Директива НКО 2, доведенная до него 22 июня 1941 года, предписывала "наносить удары только гитлеровским войскам... Удары по Финляндии вообще запрещались". Но одновременно по его данным для первого удара в группировке ВВС округа было сосредоточено более 500 самолетов, в том числе около 250 бомбардировщиков и 200 истребителей. Предпринятые в своевременно превентивные действия, наверное, убедили бы финских политиков в необходимости соблюдать нейтралитет, а не мечтать о "войне продолжении".
   Для читателей приведу полный текст упомянутой директивы, которая характеризуется автором ряда статей по истории "советско-финского конфликта" А. Михайловым, как "директива благих намерений"
   Вот она:
  
  
   "ВОЕННЫМ СОВЕТАМ ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО
  
   Копия: НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА
  
   22 июня 1941 г. в 04 часа утра немецкая авиация без всякого повода совершила налеты на наши аэродромы и города вдоль западной границы и подвергла их бомбардировке.
   Одновременно в разных местах германские войска открыли артиллерийский огонь и перешли нашу границу.
   В связи с неслыханным по наглости нападением со стороны Германии на Советский Союз, -
   п р и к а з ы в а ю:
   1. Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу.
   Впредь, до особого распоряжения, наземными войсками границу не переходить.
   2. Разведывательной и боевой авиацией установить места сосредоточения авиации противника и группировку его наземных войск.
   3.Мощными ударами бомбардировочной и штурмовой авиации уничтожить авиацию на аэродромах противника и разбомбить основные группировки его наземных войск.
   4.Удары авиацией наносить на глубину германской территории до 100-150 км.
   5.Разбомбить Кенигсберг и Мемель.
   6.На территорию Финляндии и Румынии до особых указаний налетов не делать.

Тимошенко

Маленков

Жуков

22.6.41 г., 7.15

  
  
   Удары советской авиации действительно состоялись, но значительно позднее. Бомбежке подверглись передовые аэродромы, узлы дорог и войска, сосредоточенные для наступления, а не мирные города и селения, как уверяет, например, Маннергейм. Его понять можно, давит на слезу, однако...
   Отступление шестое.
   "Оперативные несуразности" директивы (по определению наших публикаторов, например в НВО) объясняются не только этим. Можно себе представить, какие последствия могли бы быть для Финляндии, если бы советские ВВС по примеру "немецких братьев по оружию" подвергли "ковровым бомбардировкам" объекты ее экономики и Хельсинки. Только за одну ночь в подобного рода операциях немцами был полностью уничтожен Ковентри, а бомбежками США и Англии практически тремя налетами был стерт с лица земли Лейпциг. (При этом в этой акции устрашения приняло участие 1400 самолетов, сброшено более 3,5 тыс. тонн бомб. Было уничтожено около 135 тысяч жителей и разрушено 35 тысяч зданий. Это всего в два раза меньше чем численность жителей в "большом деревянном селении" - финской столице).
   Более высокими возможностями, чем авиация ЛенВО в 1941 году, обладали ВВС СССР в 1944 году во время Петрозаводск-Свирской наступательной операции. За один налет Дальней авиации можно было (по примеру США и Англии) "вбомбить" (терминология американцев времен вьетнамской войны) Финляндию в каменный век". Поводов для этого и в 1941 и в 1944 гг. было более чем достаточно. В связи с этим можно было бы предположить, что капитуляция Финляндии, возможно с полной и бескровной оккупацией могла бы состояться гораздо раньше. Возможно даже в 1941 году. СССР не имел бы Карельского и частично Ленинградского фронтов протяженностью в 1300 км, блокады Ленинграда. Правда от части это была бы разыграна воздушная карта "битвы за сознание финского народа". Говоря современным языком - "миротворческая операция". Но советское руководство отказалось от массированных бомбардировок Финляндии и положило в южной Карелии, под Ленинградом и в Заполярье более 130 тысяч солдат "применением адекватных мер" по уничтожению оккупантов наземными силами в тяжелейших оборонительных, а затем и в наступательных боях.
  
  
  

Бомбы и письма

  
   "В 1941-1944 гг. Хельсинки почти не бомбили..."
   Это в то время, когда подвергались жесточайшим налетам стратегической авиации союзников такие города Германии как Гамбург и Лейпциг, а в 1941 году Берлин подвергался неоднократным бомбардировкам советской авиацией.
   В чем же дело, что это за особое отношение "к верному союзнику" Германии на Северо-западе в ходе большой войны?
   7 ноября 1941 года, когда решалась судьба Москвы, У. Черчилль в ответном послании И. Сталину писал. "Объявление войны Финляндии, в том числе потому, что у нее много друзей в США, невозможно". По существу премьер министр Великобритании ставил под сомнение целесообразность даже формальное (!) выполнение союзнических обязательств в тяжелейшем для СССР году. По его же словам, Гитлер "использует Финляндию как слепое орудие и, если счастье обратится против этого головореза (Гитлера), то она вместе с Румынией и Венгрией легко может перейти на нашу сторону". (Все те же благие пожелания и чтение морали бандиту, - С.А.)
   Продолжая тему, Черчилль сообщает, что "будет лучше для дела, если добиться от финнов прекращения военных действий, остановить их на месте (это в Петрозаводске, - С.А.) или отправить по домам, чем, если бы мы посадили их на скамью подсудимых вместе с виновниками - державами оси путем формального объявления войны". Не обсуждаю возможность "освободительного похода" англо-французских войск на севере Европы, - видимо это из области фантастики, но формальное объявление войны действительно мало что стоит.
   Очевидно, что наличие "друзей" не позволило западным союзникам СССР предпринять стратегическую воздушную операцию против Финляндии силами собственных ВВС ни в 1941, ни в 1942 году ни гораздо позднее, когда проводились массированные бомбардировки Германии. В то время, как РККА практически в один на один отражала агрессию Германии и ее многочисленных сателлитов. Имеется в виду и Финляндия, которая при всей "политической слепоте" не заблудилась в карельских лесах и финские дивизии точно вышли на определенную еще в 20-е годы "восточную границу".
   Но за эту "словесную тарабарщину" премьера Великобритании и скрытую поддержку финской агрессии в США русские платили кровью, в то время как финны и не помышляли "расходиться по домам", оставаясь в Петрозаводске вплоть до августа 1944 года. Может быть, все пребывали в надежде, что в СССР не хватит сил освободить собственную территорию, или были какие то другие причины? Они, безусловно, были. Одна из них - "классовая ненависть" к Советской России представителей финской элиты подобных Маннергейму и зоологическая неприязнь финнов к русским.
  

Неожиданный финал

  
   Впрочем, проблему нейтрализации маленькой, но агрессивной Финляндии можно и нужно было решить еще в 1939-1940 или с началом "войны продолжения" в 1941 году.
   Возможно по примеру США и Великобритании, ковровыми бомбежками объектов ее экономики. Силы для этого были. Пример - три "не самых сильных ночных налета" ВВС СССР на Хельсинки в феврале 1944 года, которые побудили представителя президента Финляндии советника Паасикиви выехать в Стокгольм для зондирования возможностей заключения мира. В конце марта того же года будущему творцу "мирной политики" действительно были переданы "Советские предложения мира с Финляндией". Уточненный вариант условий, полученных финским правительством через советское посольство в Швеции предполагал:
   -разрыв отношений с Германией, интернирование или изгнание немецких войск не позднее конца апреля;
   -восстановление советско-финского договора 1940 года и отвод финских войск к границе;
   -немедленное возвращение военнопленных и гражданских лиц, содержащихся в финских концлагерях;
   -демобилизация 50% финской армии в течение мая и далее ее сокращение до 37 тысяч;
   -возмещение убытков СССР в размере 600 миллионов долларов;
   -возвращение СССР Петсамо.
   При условии принятия этих условий Советский Союз считал возможным отказаться от прав на аренду Ханко без компенсаций.
   Результаты переговоров государственного советника Паасикиви и представленные советским руководством предложения были рассмотрены на заседании сейма и правительства Финляндии. Парламент и правительство пришли к единодушному мнению, что согласиться на них нельзя, советские предложения по выходу Финляндии из войны "...неосуществимы по техническим причинам, их принятие в значительной степени нарушило бы условия, при которых Финляндия может оставаться самостоятельным государством". Финляндия осталась в одном строю с Германией, "предпочитая разделить судьбу гитлеровского рейха". Похвальная, более чем вассальная верность!
   В связи с этим, можно было бы привести содержание бесед Маннергейма с канцлером Германии, и рехсминистрами Герингом и Гимлером, которые посетили финского главнокомандующего в дни его юбилея, в июне 1943 года. Как признается сам Маннергейм в этих беседах "почти не затрагивалась тема участия Финляндии в войне, она и так как верный союзник сделала многое для победы" над СССР. Ограничимся только мнение генерала Йодля, так же побывавшего с визитом в финской ставке проездом из Раваниеми от Дитля (командующего 20 немецкой армии) в изложении самого маршала Маннергейма:
   "В октябре генерал Эрфурт передал мне письмо военного руководства Германии, в котором спрашивали, не могу ли я принять генерала Йодля, которому поручено сделать сообщение об общей военной обстановке. Несомненно, что главным мотивом визита была катастрофа в Италии, а также страх перед теми психологическими последствиями, которые, как полагали, она породит в Финляндии. Я с удовольствием принял генерала Йодля, которого знал как умного офицера, с симпатией относившегося к нашей стране.
   Остановка наступления войск союзников на каком-либо подходящем рубеже в Северной Италии предотвратила бы последствия, вызванные крахом Италии, и ситуация стала бы терпимой. Об угрозе высадки войск в Западной Европе, прежде всего на побережье Франции, генерал Йодль сказал, что таковая высадка, очевидно, будет отражена примерно теми же силами, которые сейчас несут охрану побережья Атлантики. Если высадившиеся войска не будут отброшены на самом побережье и им удастся захватить плацдарм для разгрузки дополнительных сил, то есть возможность нанести союзникам решающий удар и после этого высвободить силы для остановки наступления русских.
   Говоря о событиях на фронте под Ленинградом, генерал Йодль признал, что "неудача здесь создала для нас опасную обстановку". Одновременно он сказал, что военное руководство Германии уже обсуждало вопрос об отводе левого фланга восточного фронта в район Риги, однако отказалось от этого мероприятия, нацеленного на сохранение войск, прежде всего, учитывая то воздействие, которое оно оказало бы на Финляндию.
   Генерал Йодль пишет, что ему было известно о попытках Финляндии установить контакты в целях выяснения возможности выхода из войны и в этой связи заявляет: "Ни у одной нации нет большего долга, чем сохранение своей страны. Все другие точки зрения должны уступить этому путь, и никто не имеет права требовать, чтобы какой-либо народ стал умирать во имя другого народа". Положение Финляндии, продолжал Йодль, в данный момент, несомненно, опасное.
   Он задает вопрос: Какие возможности будут у Финляндии в ближайшем будущем? И отвечает на него: "Конечно, мы можем заключить сепаратный мир, но в этом случае Финляндии угрожает такая же судьба, какая постигла прибалтийские страны в 1940 - 1941 годах, страна будет большевизирована, а образованную часть населения отправят в ссылку. Если Финляндия считает, что победят западные союзники, она может заключить перемирие и принять участие на их стороне (в случае если англичане и американцы высадятся в Скандинавии) в выяснении отношений, которое, по его мнению, состоится между ними и Советским Союзом. И в этом случае Финляндия окажется вынужденной продолжать борьбу, которую она начала вместе с Германией, но тогда вести ее на стороне тех государств, которые сейчас являются ее противниками. Кроме всего прочего, имеется возможность, присоединившись в борьбе с немцами на заключительном этапе к русским, мы обретем для себя преимущества, которые едва ли будут достижимы при заключении мира. Однако он не верит, что финский народ изберет именно этот путь, поскольку он не совместим с понятиями чести и верности, присущими народам стран Севера. Последней альтернативой является продолжение войны вместе с Германией. Именно это Йодль считает наименее опасным. Высказывания генерала Йодля еще больше убедили меня и моих ближайших подчиненных в том, что он человек чести, который даже в моменты неудач принял во внимание наши трудности. Стратегические перспективы его сообщения все же не оказали влияния на мою точку зрения о сложившейся ситуации".
   Очевидно, что читателей "Мемуаров" не могут не умилить слова немецкого генерала и финского маршала о "чести и верности", а также их прогноз развития ситуации на северо-западе. Но В. М. Молотов оказался прав, когда год спустя 22 апреля 1944 года заявил: "Финское правительство в своих отношениях с немецкими фашистами зашло так далеко, что уже не может, да и не хочет, порвать с ними. Оно не хочет восстановления мирных отношений".
   Условия мира, переданные советским правительством последовательно через бельгийское посольство в Швеции, через Колонтай и Паасикиви, были отвергнуты финским сеймом. В последующем для того чтобы вразумить твердолобых в Финляндии советское военное командование было вынуждено провести две стратегические наступательные операции против немецко-финских войск на всем 1300 километровом фронте, от Ленинграда до Петсамо. Общие потери советских войск в двух успешных наступательных операциях составили 117 тысяч, в том числе убитыми - более 29 тысяч человек. Однако войска были в очередной раз остановлены на рубеже, определенном соглашением 1940 года, в то время как дорога на Хельсинки была открыта и ничто не мешало СССР без помех оккуировать всю южную Финляндию.
   Любопытно то, что в преддверии операций советских войск 22 июня 1944 года, когда МИД Финляндии через свое посольство в Швеции начался очередной "мирный зондаж послевоенных намерений" СССР, одновременно в Хельсинки прибыл Риббентроп, и президент Финляндии Рютти при полном одобрении главнокомандующего Маннергейма "заключил личный пакт с Германией". Сознательно проявляя двурушничество, президент Финляндии обязался "не подписывать мирный договор с Советским Союзом без согласования с Германией".
   Далее разразился правительственный кризис, и 1 августа Рютти подал в отставку, а его преемник маршал Маннергейм лишь 2 сентября и только после консультаций с представителем немецкого командования генералом Кейтелем созрел для принятия условий второй в своей карьере капитуляции.
   16 сентября 1944 года будущий "творец мирной политики Финляндии" Паасикиви в своем дневнике записал: "Наше вступление в эту войну явилось колоссальной ошибкой... следовало бы вести политику таким образом, чтобы в июне 1941 года мы могли бы остаться вне этой войны". Но несколько раньше он же совершенно в духе упомянутой ноты финского МИД пишет: "...Рютти и правительство в 1941 году должны были перед военным руководством поставить вопрос: было ли оно (военное руководство финских ВС, - С.А.) уверено в том, что Германия выиграет войну и победит Россию".
   Как видно из письма Маннергейма "идея капитуляции Финляндии" все же имела место в умах финских политиков уже в феврале 1944 года. Но только в октябре и лишь в результате проведения наступательных операций двух советских фронтов с целью освобождения советской территории от финских оккупантов она с трудом стала реальностью.
   Нет сомнения в том, что благие пожелания У.Черчилля в 1941 г. относительно особых отношений к участнику гитлеровской агрессии и соображения руководства Запада в ходе войны не имели положительного для СССР эффекта до того времени, когда осенью 1944 года "Маннергейм созрел" до понимания катастрофы и необходимости второй капитуляции". Новая стратегическая ситуация послевоенного мира сложилась исключительно благодаря военным усилиям СССР: немецкие армии отступали в Белоруссии, а Финляндии хватило на три месяца "хорошей войны".
   "Чуда не произошло". Так же как не произошло ожидаемых чудес для Германии и финнов ранее, под Москвой, под Ленинградом и под Мурманском. И с территории СССР финны были выдворены не чудесным образом и заклинаниями Черчилля, а исключительно военной силой.
   Как это ни странно под Выборгом для Финляндии тоже ничего особенного не произошло. Имею в виду ожидавшуюся полную или частичную ее оккупацию, после очередной капитуляции Маннергейма и финского воинства.
   Возвращаясь к событиям 1939-1940 гг. следует констатировать тот факт, что проявленный советским руководством гуманизм, в расчете на благоразумие, не был оценен по окончании "зимней войны", и обернулся двухмиллионными потерями для советского народа уже в ходе Великой Отечественной войны. Однако, в ходе затяжного русско-финского конфликта Финляндия (1918 - 1944 гг.) Финляндия не только ни разу не была оккупирована, но и фактически являясь агрессором и верным союзником Германии, не подвергалась серьезной бомбардировке или экономической блокаде.
   Объяснение этому удивительному факту можно дать фантастически простое - по указанию советского руководства из политических соображений и вопреки оперативной целесообразности последний пункт упомянутой Директивы 2 фактически оставался в силе всю войну.
   И это еще одна из "тайн" неизвестной войны?
   Цель боевых действий советских войск - вывод Финляндии из войны под угрозой полной оккупации ее территории, все же была достигнута, но только в сентябре 1944 года.
   Какой же ценой для русского народа?
   Отступление седьмое.
   В 1941-1944 годах активные боевые действия на Северо-западе (от Ленинграда до полуострова Рыбачий в Заполярьи) включали:
   - стратегическую оборонительную операцию в Заполярьи и Карелии Северным (Карельским) фронтом (385 тыс. человек, в составе: восьми сд, одной тд, стрелковой бригады и семи УР);
   - Ленинградскую стратегическую операцию силами правого фланга Северного фронта (153 тыс. человек, в составе: семи сд, двух тд, одной мсд, стрелковой бригады и пяти УР), 7-й отдельной армии при поддержке части сил КБФ и Ладожской ВФ;
   - Выборг - Петрозаводскую наступательную операцию 21-й, 23-й армии правого крыла Ленинградского Фронта, 7-й отдельной и 32-я армии Карельского фронта (всего 390 тысяч человек, сд -31, сбр - 3, тбр - 3, УР - 4) при поддержке Ладожской, Онежской и Беломорской флотилии;
   - Петсамо-Киркенесскую наступательную операцию 14-й армии Карельского фронта при поддержке сил СФ.
   В боевых действиях в разной степени принимали участие 7 и 13 ВА, ВВС Северного и Балтийского флотов, части пограничных и внутренних войск. В той или иной мере принимавшие участие в боевых действиях войска насчитывали от 400 до 600 тысяч человек.
   С учетом только потерь РККА и других войск за 1941-1944 годы цена сдерживания агрессии на Северо-Западе, как и цена участия Финляндии для СССР в войне на стороне Германии оценивается потерей более 900 тысяч солдат и офицеров КА, в том числе убитыми и пропавшими без вести - более 450 тысяч человек. Только общие потери армии и флота на Северо-западе в наступательных операциях по освобождению захваченной финнами территории СССР с 10 июня 1944 года по 29 октября 1944 года составили 117 тысяч, в том числе 27 тысяч убитыми в боях, умершими от ран в госпиталях и пропавшими без вести.
   Следует прибавить к этому жертвы "упрямства" Финляндии, гуманизма к финнам и жестокости советского руководства к своему народу" в 1939 году - более 300 тысяч человек, в том числе более 90 тысяч убитыми, умерших в блокаде 600 тысяч ленинградцев и 26 тысяч человек уничтоженного мирного населения Карелии.
   Всего от агрессии Финляндии прямо и косвенно как минимум пострадало около двух миллионов человек (подробнее об этом изложено в третьей главе).
   Но это только часть цены, которой был оплачен" гуманизм к мирному населению и сохранение суверенитета маленькой, но агрессивной Финляндии" в 1940 и в 1941-1944 годах, когда она могла бы быть выведена из войны против СССР "ковровыми бомбардировками с минимумом потерь для своих войск".
   Другая часть этой "цены" состоит в том, что необходимые для ведения боевых действий на Западном направлении силы и средства были задействованы на Северо-западе для нейтрализации группировки немецко - финских войск, а так необходимая для комплектования резервов численность - 900 тысячного резерва использовалась для содержания войск Северного и Карельского фронтов, 7, 21 и 23 армий. Именно этих 20-25 дивизий, развернутых на Северо-западе, не хватало на дальних подступах к Ленинграду и прорыва блокады, под Москвой для полного разгрома группы армий "Центр", под Сталинградом для нанесения решительного поражения Вермахту в 1942 году, в сражениях под Курском и Белгородом, для форсирования с ходу Днепра и овладения Киевом уже в сентябре 1943 года. Именно этих дивизий не хватало там, где при минимальном превосходстве решались не только стратегические, но и оперативно - тактические задачи, например под Смоленском и под Ельней, в Крыму и на Лужском рубеже.
   Естественно, что в отсутствии резервов при невыгодном соотношении сил и средств на фронте войска несли неоправданно высокие потери в обороне. Это не позволяло развить достигнутый на тактическом уровне успех в наступлении и подчас полностью лишало командование возможности влиять на ситуацию для достижения стратегических результатов на главных направлениях и в решающих сражениях первого периода войны. И напротив, наличие свободных резервов, например трех армий (15-20 дивизий), позволило в октябре-декабре 1941 года "отстоять Москву, провести контрнаступательную операцию без "оперативной паузы" по разгрому немецкой группы армий "Центр". Следует иметь в виду, что даже в условиях относительного затишья необходимо было содержать резервы непосредственно на ТВД, осуществлять на деле противовоздушную и "территориальную оборону", поддерживать в готовности объекты военной инфраструктуры и пр. Фактически группировка на Северо-западе требовала постоянного содержания людских ресурсов в 1,5-2 раза больше, чем была ее среднемесячная численность.
   Можно спорить, что это и есть "классический пример безмерного гуманизма" руководства Советской России к условно мирному населению Финляндии. Можно утверждать, что это пример "уважения к демократическим ценностям свободолюбивого маленького финского народа", но невозможно отрицать то, что это также вопиющий пример "жестокости" по отношению к русскому народу. Как и то, что особые отношения с Финляндией присутствовали практически всю войну, как со стороны России, так и западных странах антигитлеровской коалиции.
   В части оценки и понимания ситуации с позиции западных демократий более подробно мы еще коснемся во второй части книги, как говорится, "из первых рук", а пока в дополнение к оценкам заинтересованных сторон предлагаю читателям выдержку из публикации обширного и беспрецедентного по объему труда фельдмаршала Э. Фон Манштейна "Утраченные победы". Комментарии С. Переслегина (публикатора труда Манштейна со ссылкой на его мнение) к событиям на Северо-западе, как нельзя более кстати, в части оценки отношений СССР и Финляндии в годы "войны продолжения". С. Переслегин пишет: "Совокупность всех обстоятельств заставляет предположить существование некого тайного договора между Финляндией и СССР договора, который был заключен позднее сентября 1941 года. Он отвечал интересам обоих государств и был скрупулезно исполнен. Командующий войсками Ленинградского фронта Г. Жуков об этом договоре, несомненно, знал (когда "снимал все с северного направления", - С. А.)"
   Таково мнение публикатора со ссылкой на реплику Манштейна о позиции финнов в отношении Ленинграда. "Естественно, для нас имело значение, примут ли участие в наступлении финны, которые блокировали Ленинград с севера по Карельскому перешейку. Достаточно было бы, если они сковали стоявшие против них пять с половиной стрелковых советских дивизий. Однако соответствующий запрос, сделанный немецкому генералу Эрфурту представителю ОКВ в финской ставке, показал, что финское командование отклоняет это предложение". Эрфурт пояснил, что Финляндия с 1918 года придерживается мнения: ее существование не должно представлять угрозы для Ленинграда. По этой причине участие финнов в наступлении на город исключается".
   Это мнение следует иметь в виду при чтении следующей главы книги, где известный финский политик комментирует события 1941-1944 года и раскрывает планы финнов в отношении Ленинграда после его захвата Германии все-таки с участием Финляндии.
  

Особые отношения

  
   При всем том "особые отношения", конечно, существовали, и заключались они в "пролетарском интернационализме" русских и необычной "расовой ненависти" финнов.
   Более того, можно с уверенностью утверждать, для окончания войны на оговоренных ранее рубежах были другие более веские причины, а именно достижение выгодного для России и Финляндии мира. Выгоды этого мира обеспечивались, в том числе "особыми отношениями".
  

   Отступление восьмое.
   Своеобразие Северо-Западного театра военных действий (ТВД) известно. Ни кто не будет всерьез оспаривать его особенности. Но по настоящему это можно понять только в ходе службы в ЛенВО. Мне такая возможность судьбой была предоставлена. Разумеется, за всю мою службу в Заполярьи и в Карелии никаких военных действий не было. И, слава Богу.
   Особенности ТВД постигал на учениях, в ходе боевой подготовки, в повседневной жизни в редких походах на рыбалку, по большей части не очень удачную. Для оживления повествования приведу несколько примеров, характеризующих ситуацию и условия ТВД.
   Припоминаю учения с 54-й мотострелковой дивизией ЛенВО в районе Аллакурти, когда нашей роте для подтверждения расчетов была поставлена задача "реально совершить обход условного противника" по маршруту в 20 километров. Тогда это было модно, ни одно учение не проводилось без маневров по обходу и охвату противника. Большим любителем подобных экспериментов был генералитет, в том числе начальник штаба округа генерал Тоузаков. Не были исключением и упомянутые учения. Вместо трех часов рота на МТЛ-БВ (гусеничных бронетранспортерах) сутки ползла по болотам, сломали все бревна для самовытаскивания и прибыли к "шапочному разбору" - учения закончились без нас. Это в условиях учебно-боевой обстановки. Представим себе, что на маршруте оказалось бы 2-3 группы егерей с гранатометами и снайперскими винтовками. Для 56 офицеров и солдат 1 мср 251 полка этот поход был бы последним. 56 человек были бы причислены к пропавшим без вести, а егеря получили бы богатые трофеи. Нечто похожее произошло с целыми дивизиями (163, 84 и 44 сд) в 1939 году севернее Ладоги.
   Такого рода решений с "широким применением обходящих отрядов" было море. Понимаю, что войска следует "учить в обстановке приближенной к боевой", но представим себе, что такие стереотипы применения войск сработают в будущей войне. Результаты как говорят, будут вполне предсказуемы. Они проявятся в виде неоправданных потерь и поражений там, где их не должно быть в принципе. На тех же учениях колонна 251 полка растянулась на 15 километров по северному маршруту Кандалакша-Аллакурти. Это при том, что только 50-60% техники и вооружения было выведено из парка. Так было предусмотрено полевым уставом Сухопутных войск 1964 года и руководящими документами по боевой подготовке того времени.
   Приведу несколько характерных примеров.
   В августе 1973 года в связи с проведением в Финляндии Совещания Глав государств Европы, США и Канады намеченные по плану учения с войсками ЛенВО несколько раз переносили. Случилось так, что заранее выдвинутая в район учений передовая группа батальона связи 111 дивизии осталась без хлеба, мяса, овощей и ГСМ.
   Наш пресловутый "авось", надежды, лень, отсутствие связи и прочие беды "довели ситуацию до ручки". И когда "оперативный состав" штаба дивизии с главными силами батальона, наконец, добралась до места развертывания КП, то в аппаратных и в радиостанциях передовой группы боевых расчетов обнаружено не было. Правды ради, следует упомянуть, что кое-какое дежурство все же было налажено. Командир роты доложил, что весь свободный от службы личный состав занят добыванием "хлеба насущного". По тем временам невиданным делом было попрошайничество, дистрофия среди солдат и грабежи местного населения. Оказалось, что третьи сутки в передовой группе батальона на завтрак обед и ужин подают рыбу и только рыбу. Без хлеба.
   Пошли на "инспекцию", и оказалось, что два десятка солдат и офицеров сидят на берегу озера с удочками и "ловят момент", когда клюнет. История анекдотическая даже для мирного времени в благополучном 1975 году, но представить себе подобную ситуацию в боевой обстановке зимой по меньшей мере трудно. Однако нечто подобное случилось с теми, кто оказался на маршрутах в районе Сортавалы и Суомусалми в "котлах организованных финнами" зимой без мяса, макарон и боеприпасов.
   Через полгода, в оттепель с последующим легким морозцем при возвращении с других учений штаб 111 дивизии с тем же батальоном связи добирался до Сортавалы 12 часов, причем последние 40 из 200 километров (от Лахденпохьи до пункта дислокации) колонна ползла 7 часов при средней скорости 6-7 километров в час. Это при расчищенной дороге, при наличии в колонне только автомашин повышенной проходимости. На тех же учениях в результате ошибки "поводыря" при чтении карты колонна батальона связи оказалась в тупике. Машины и прицепы в буквальном смысле выносили на руках, потеряли четыре часа. С опозданием был развернут узел связи дивизии. Связи в полном объеме не было полсуток. Представим себе, что по соседству оказалась мобильная группа финских лыжников. Очевидно, что связи командир дивизии не дождался бы никогда и за потерю управления был бы как минимум отстранен от командования.
   Не имея специальной техники, скажем танковых бульдозеров, нечего было даже думать оторваться от автомагистрали или "дорожного направления". Если мехвойска еще были способны кое-как продвигаться проселками, то колонны штабов от полка и выше, подразделения и части тыла в буквальном смысле забивали дороги, растянутые на многие километры, были и остаются прекрасным объектом для нападения малочисленных маневренных ДРГ с легким вооружением.
   Ни для кого не секрет, что главная забота командира зимой не заморозить личный состав. Хорошо если в районе обороны, сосредоточения или сбора есть заранее подготовленные укрытия, но на учениях их, как правило, и не бывает. Для штабов проблема худо-бедно была решена наличием командно-штабных машин и "поларисов" - войсковых самопальных буржуек (благо солярки в те времена было море). Но это спасало, если только долго стояли на месте. И, тем не менее, при перемещении творятся все те же "хаос в верхах и отупление в низах". Пехота в подразделениях вынуждена бороться с изнуряющим душу холодом постоянно, без права на разведение костров. Сооружение укрытий возможно при мало-мальски длительном расположении на месте. Это если повезет, и ленивый командир полка воюет без спешивания в наступлении или тематика учений оборонительная.
   Согреться можно в машине и бронетранспортере, но до тех пор, пока работает двигатель или обогреватель. В бронетранспортере экипаж сидит как в холодильнике при высокой влажности. При этом через некоторое время "в заброневом пространстве" начинается капель в результате конденсации. Выключение двигателя приводит к остыванию машины на 20 градусном морозе за 15 минут. Как и в годы советско-финской войны, в семидесятые годы танкисты спали под тентом, сложенным конвертом на разогретой бронеплите, закрывающей двигатель и трансмиссию сверху. В Заполярьи бойцы нашей разведроты в легкий танк ПТ-76 умудрялись устанавливать буржуйку. Изощряется, кто как может.
   Как тут не вспомнить мудрость наших советских солдат: "лучше умереть от жары за полгода, чем подохнуть от холода за полчаса".
   Через двое суток на морозе даже у офицеров, действительно, "наступает апатия и отупление". Но испытал ли что-либо подобное Соколов? Возможно, но есть ли нужда "сгущать краски и заниматься оглуплением" действительно сложной ситуации не зная условий на месте.
   "Война, как говорят, фигня", главное - не замерзнуть.
   По большей части для наступающих войск РККА "не обошлось" в необычайно суровую зиму 1939-1940 гг. (Маннергейм в своих "Мемуарах" пишет, что такой зимы не было 112 лет).
   Остается без ответа вопрос историка Б.Соколова: "неужели никто не читал донесений отупевших от мороза и непрерывных атак мобильных групп финских лыжников командиров дивизий и полков, растянутых на маршрутах в районе Сортавалы и Суомусалми в 1939 году"? Читали, но именно потому, и опыт учений 251 полка 54 дивизии тому подтверждение, были правы в оценках Северо-западного ТВД финны и только отчасти наши генералы. Реалии ведения боевых действий на Северо-западе заключаются в том, что вдоль одной дороги в боевых порядках могли одновременно действовать не более двух рот в двух батальонах первого эшелона. Более 15-20 дивизий с учетом дорожных направлений развернуть на всем 1300 километровом фронте зимой в первом, тактическом эшелоне невозможно. Все остальные находились в резерве в походных колоннах с претензиями на "единственную дорогу". Движение по целине, на лыжах с "мягкими креплениями" при нашей экипировке и в 1972 году (так же как в 1939 году по воспоминаниям того же Мерецкова) было возможно "со скоростью черепахи". Очевидно, что не могло быть никакого стремительного наступления до Ботнического залива без освоения занятой территории и создания местной инфраструктуры для войск (дорог, баз снабжения, пунктов приема и распределения МТС, ремонта техники) и, наконец, серьезных без мер по нейтрализации ДРГ просто было немыслимо рассчитывать на успех. Следует заметить, что оперативная ситуация в известной мере повторилась в северном Приладожье в 1944 году, но цели дойти до Ботнического залива 7 и 32 армии не ставилось, войска были остановлены на новой границе, а разработка контрдиверсионных действий и освоение территории войсками просто не планировалось.
   Случись подобный конфликт в 70-е годы, исход сражений был бы примерно тот же, что в 1940 году.
   Намеренно не останавливаюсь на особенностях организации управления, взаимодействия и ведения боя. Все хорошо известно и характерно для Россия и российской армии от Луостари в европейском Заполярьи до Приамурья и далее до Чукотки с еще большими чудесами.
   Но мало кто задумывается, почему в 1941-1944 годах пленных финнов было всего около 2,5 тысяч. Только ли по тому, что они умели воевать и осуществляли планомерный отход?
   Возможно, но главное в том, что осуществить охват и обход противника, тем более окружение в оперативно-тактическом масштабе при наличии на ТВД всего лишь нескольких дорожных направлений, разделенных сотней километров по фронту, практически невозможно.
   Казалось бы, давно следует сделать выводы и возможно перейти на легкую пехоту обеспеченную соответствующими средствами передвижения и МТО, способную действовать в особых условиях в отрыве от главных сил и "коммуникаций".
   Что же изменилось с 1940 года?
   Да собственно ничего. Вечная борьба брони и снаряда при повышении защищенности войск и мощи поражающих средств, пожалуй, не улучшила положение Советской Армии. Даже напротив громоздкость дивизий и полков продолжала оставаться "ахиллесовой пятой" войск ЛенВО. А развернутые из дивизий сокращенного состава и укомплектованные техникой из народного хозяйства соединения действительно были бы пушечным мясом при столкновении с финнами на тех же направлениях, что и в 1940 году.
   Что изменилось за 30 последних лет на Северо-западе, в ЛенВО?
   Только то, что группировка сухопутных и прочих войск сокращена практически до пределов, близких к ее полной ликвидации. "Громоздкие дивизии" расформированы, войска перешли на бригадную организацию. Но остались все те же "кавалерийские уставы", проблемы ТВД, борьба с холодом, бездорожьем, неустроенность каждого солдата в отдельности и несоответствие организации войск условиям ведения боя в целом. Остались все те же кривые дороги, ограниченные по емкости операционные направления, морозы, снег, болота и прочие прелести, приправленные заботами о ГСМ (вместо овса и сена) для транспортных средств в виде так называемых боевых машин - ГТ-Т, ГТС-М и, в лучшем случае, МТЛ-БВ.
   Похоже, что с нашим исследованиями и взглядами на ведение боевых действий, как и с оснащением войск, будет не до войны. Спасение в одном: - финны, норвежцы и шведы воевать на чужой территории генетически отучены. Натовских генералов, профессионалов из морской пехоты США и вояк из Бундесвера никогда в жизни никто не заманит на Северо-Западный ТВД. Они собираются вести операции "бесконтактным способом". Воевать зимой с нашей дурной пехотой, которая еще в состоянии как-то приспособиться к диким условиям, натовцы просто не в состоянии.
   Север, это не Аравийский полуостров, не азиатские тропики и разумеется не благоустроенная Европа. Короткое лето вряд ли позволит особенно благоденствовать в ожидании победы и тем и другим.
  

***

   Так есть ли чем гордиться финским ветеранам?
   Стоит ли сегодня демонстрировать новые политические приоритеты Финляндии и напрашиваться на третью полу катастрофу или капитуляцию, в надежде, что демократическая Россия проявит слабость? Стоит ли в Финляндии рассчитывать в новой политической ситуации на союз с НАТО для осуществления своего столетнего геопроекта достичь восточной границы "Великой Финляндии" по западному берегу Онежского озера и Свири?
   Нет сомнения в том, что приближение НАТО к границам России, грядущее вступление стран Балтии и Украины в Северо-Атлантический союз, провокационные заявления финского политика, как и создание плацдарма международного терроризма на Северном Кавказе, это далеко не безобидные "акции партнерства ради мира" и "демонстрация дружественных лиц".
  
   Отступление девятое.
   Финляндия традиционно придерживается нейтралитета и одновременно активно участвует в европейских интеграционных процессах". Североатлантический союз по мнению финских политиков является гарантом стабильности и безопасности Европы. Не исключается в будущем вступление Финляндии в НАТО и мы приобретем еще одно "дружественное лицо". Особое место во взаимоотношениях с Россией имеет вопрос территорий, которые отошли к СССР в 1940 году. Однако "на современном этапе руководство Финляндии не считает целесообразным официально ставить перед Россией вопрос об "утраченных территориях". На общественном уровне полемика по данной проблеме не стихает. В будущем политическая элита Финляндии не исключает решения проблемы в свою пользу".
   Такова почти официальная оценка российско-финских отношений.
   "Может быть Финляндия исключение, и в мире больше не существует подобных ей и даже более продвинутых в русофобии соседей?
   Увы, это не так.
   Одна из таких стран находится там же на Северо-Западе. Это - Норвегия, вывих природы и человеческой цивилизации, где ненависть к России и русским немногим слабее, чем в Чечне или в Финляндии. А истоки норвежской ненависти просматриваются в событиях так называемой "тюленьей войны" 1920 - 1923 годов, истории забытой и практически неизвестной.
   Норвегией упорно не признавался факт изгнания иностранных интервентов и установление советской власти на севере России. Уже в апреле 1920 года произошло вторжение сотен норвежских промысловых судов во внутренние воды РСФСР - от Мурманска до Архангельска. Отдельные из кораблей вели хищнический бой тюленей даже в устье Северной Двины. Советские органы, не имея средств морской защиты, не могли остановить разгул браконьерства, а на ноту протеста НКИД РСФСР в Норвегии "не обратили внимания".
   С началом нового промыслового сезона в апреле 1921 года в Белое море вновь вторглась армада норвежских промысловых судов. За сезон были истреблены тысячи тюленей. Уничтожалось все без разбора, включая самок и бельков (только что родившихся детёнышей тюленя). Катера погранохраны задержали несколько браконьерских шхун, а Совнарком РСФСР принял декрет "Об охране звероловных угодий Белого моря", которым устанавливалась "ответственность за иностранное вторжение на советскую территорию и за браконьерство на ней". Декрет СНК РСФСР "возмутил" МИД Норвегии, который в ответ направил хамскую ноту с требованием не только отменить декрет, но и вообще ликвидировать понятие "советские территориальные воды" для северных широт, сместить госграницы России к кромке побережья в Баренцевом и Белом морях и объявить всё Белое море и районы за полуостровом Канин нос "открытым морем".
   В апреле 1922 года последовало очередное вторжение норвежских браконьеров. Советской погранохраной было задержано несколько десятков зверобойных шхун.
   В следующем году в Белом море вновь появилась норвежская промысловая флотилия. На этот раз она пришла в сопровождении броненосца береговой обороны "Хеймдал", который огнём своих орудий разогнал советские пограничные катера, пытавшиеся помешать истреблению тюленей. Браконьерская акция 23-го года оказалась наиболее варварской. Норвежцами было забито свыше 900 тысяч голов тюленей, что подорвало их естественное воспроизводство, и беломорский тюлень стал исчезать. На ноту протеста СССР норвежский МИД нахально ответил, что Норвегия "вела и будет вести лов там, где ей нужно".
   Нарастающая напряжённость в советско-норвежских отношениях была ликвидирована только после того, как Норвегия, скрипя зубами, признала СССР де-юре 15 февраля 1924 года. На несколько лет в наших водах установилось спокойствие.
   Однако весной 1928 года сотни норвежских промысловых судов совершили прорыв за линию морской советской границы в направлении островов Колгуев - Новая Земля. Несколько пограничных кораблей выдворили нарушителей обратно. Норвегия тут же пригрозила, что следующей весной её флотилия войдёт на промысел в советские воды "в сопровождении двух английских боевых кораблей".
   Наш ответ был краток и понятен - ждём!
   Этого вполне хватило, чтобы норвежцы забыли об англичанах, но решили захватить объявленную советской Землю Франца-Иосифа, поскольку там не было ещё ничьей полярной станции. Они опоздали на полторы недели. 29 июля 1929 года советскими полярниками над Землёй Франца-Иосифа был поднят флаг СССР.
   Норвегия ответила тем, что в 1930-1932 годах её промысловые суда отдельными группами проникали в наши территориальные воды, где вели варварскую охоту на тюленей, моржей, белых медведей и похищали имущество русских поморов. Более того, в 1932 году фрегат "Фритьоф Нансен", прикрывая действия браконьерских шхун в Белом море, открыл огонь по нашим пограничникам.
   Последний инцидент окончательно "достал" СССР и послужил одной из причин скорейшего создания Северного флота. С появлением на Баренцевом море в 1933 году первой группы боевых кораблей вторжения норвежцев в советские территориальные воды прекратились.
   Едва успела наша страна дать по рукам наглым расхитителям социалистической собственности, как вскоре получила от Норвегии новую кучу гадостей. Так, во время зимней войны 1939-1940 годов несколько сот норвежцев воевало на стороне Финляндии, а норвежское правительство было готово пропустить через Норвегию на помощь финнам войска англо-французского экспедиционного корпуса. Даже в период гитлеровской оккупации Норвегии вместо борьбы с немцами, захватившими их страну, норвежцы собрали и отправили на осаду Ленинграда 2 тысячи своих добровольцев из "Норвежского легиона".
   В 1949 году Норвегия одной из первых вступила в НАТО. Тем самым была дестабилизирована обстановка в Скандинавии.
   И в настоящее время Норвегия настырно продолжает свою антироссийскую политику. Сын норвежского браконьера Кнут Воллебэк, известный чеченофил и русофоб, занимающий высокий пост в правительстве Норвегии, учит Россию, как нужно жить, любя нацменов и общечеловеческие ценности. Псевдоэкологическая организация "Беллуна" шпионит за Северным флотом и яростно защищает своего пойманного агента по фамилии Никитин, чернявого, унылого типа (благодаря либерализации российского законодательства и норвежскому давлению предатель ушёл от ответственности). Более того, чтобы шпионить за пусками наших ракет, в норвежском местечке Вардо ударными темпами идёт сооружение суперрадара "Пристальный взгляд", который будет держать под контролем огромную территорию вплоть до Архангельска. Никакой тайны из этого Норвегия не делает, даже, напротив, хвастает и утверждает, что "скоро узнает все русские военные секреты". Из статьи Виктора СТЕПАКОВ "Дуэль"  52 - 2000 г.
   Неистребимое желание соседей участвовать в антироссийских блоках, как и активизация "пятой колонны" в мятеж-войне требует не только озабоченности, но и прямых действий по нейтрализации грядущих, пока еще скрытых угроз России.
   Прошлое не оставляет места сомнениям.
   Нет маленьких стран, есть большая антироссийская политика с их участием. Нет изолированной и направленной против соседей российская стратегии, есть блоковая, направленная против России всемирная мятеж-война с элементами битвы за душу воюющего всю свою историю русского народа.

Глава пятая. Объективности ради - малоизвестные свидетельства известного финского политика Финляндии

  
   Россия в целом была добрым соседом для нас, многие страны имеют соседей, которые доставляют им значительно больше проблем.

Мауно Койвисто, из книги "Русская идея"

  
   В эпиграфе приведены слова Мауно Койвисто, одного из политических деятелей Финляндии, в известной мере достойного последователя политики Паасикиви на посту президента (1982-1994 гг.). Это пожалуй наилучшая из когда либо озвученных финнами оценок послевоенных советско-финских отношений, единственно ценное и достойное внимания, что изрек автор в связи с "исследованием русской идеи". Следует учесть, что такая оценка - результат мучительной попытки финского народа осознать собственную роль в истории, как и бесплодной попытки понять значение России для Финляндии, в военные и последующие годы безмятежного существования финнов рядом с "добрым соседом".
   Как финны пришли к современному пониманию русско-финских отношений, наилучшим образом рассказано другим выдающимся финном, свидетелем и участником многих событий, имевших прямое отношение к Финляндии и России. Как говорят, обратимся к документам...
   "Выигрывает войну не тот, кто сильнее ударит, а тот, кто дольше выдержит ее тяготы... Самая большая выдержка - у просвещенных демократов, так как они знают, во имя чего все выносят". Фраза принадлежит мало знакомому читателям в России и по известным соображения в Финляндии Вяйнэ Войонмаа, финского общественного и государственного деятеля, пожалуй, с самым большим депутатским стажем из всех известных политиков и дипломатов Европы.
   Не будем спорить насчет достоинств "демократии", но очевидно, что мнение "депутата со стажем" о "позиции" Финляндии в годы войны, изложенное хронологически точно с указанием фактов, будет небесполезно узнать всем заинтересованным в прояснении вопроса. Тем более это будет полезно президентам и тем, кто пытается через тайны прошлого найти ключ к познанию настоящего и будущего. Нет сомнения в том, что "письма В. Войонмаа к сыну" будут показательными для тех, кто знаком с писаниями и тональностью книги Б. Соколова или книги "Финляндия в войнах", изданной в 1982, не самом плохом для советско-финских отношений году.
   Итак, слово Вяйнэ Войонмаа, писавшего свои письма в самые трудные для Финляндии годы, сразу по следам событий 1940-1945 гг.
  

Перемирие и первые месяцы "большой войны"

   18.3.1941 ...вчера вечером я долго просидел Юхо Кусти Паасикиви (посланник Финляндии в СССР), который рассказал, что предупредил Кивимяки о том риске, которому тот подвергает себя, если не сможет представить убедительных доказательств обещания со стороны Германии прислать сюда свои дивизии. Паасикиви считает донесения Кивимяки (посланник Финляндии в Германии) главным фактором той слепой веры, которая здесь господствует. Здесь все убеждены, что Германия и Россия будут воевать. А тогда и здесь (на Северо-западе, - С.А.) вступят в игру... Паасикиви не возражал бы против вступления в войну, если бы была уверенность в достаточно эффективной помощи Германии. Паасикиви несколько раз повторил, что он старый друг Германии, и указал, что немецкая гегемония в нашей стране означает внутриполитическую фашизацию. Указал на то, что у него нет оснований отвергать помощь Германии, даже если мир и безопасность будут обеспечены таким путем не более чем на два десятилетия.
   Даже Маннергейм... уверен в помощи Германии.
   26.5.1941 События развиваются здесь с такой быстротой, что у меня есть основания начать еще одно письмо к тебе. В.Таннер (председатель парламентской фракции социал-демократов, осужден в 1946 г. как главный виновник агрессии против СССР, - С.А.) полностью одобряет прогерманскую политику в качестве противовеса России. Я сказал, что присоединение к "оси" обязательно приведет к войне. Этого никто не отрицал.
   Небольшой сюрприз. Генеральный секретарь Алтонен... вытащил из кармана документ с грифом "секретно, 053", в котором подробно перечисляются условия и преимущества вступления в СС. ...Вступающий должен иметь арийское происхождение. Четыре года службы дадут право на немецкое гражданство, а также на службу на железных дорогах, в почтовом ведомстве, таможне, на получение имения в 25 га в удобных для земледелия районах. Сначала немцы требовали 1200 человек, а после того как эта цифра была достигнута, есть опасность, что потребуют целый полк 5000 человек.
  
   27.5.1941 Расскажу тебе кое о чем "в назидание и для развлечения". С инициативой относительно вербовки выступило германское правительство. Один батальон финнов в составе войск СС должен быть подготовлен в Германии (речь идет о "локштадских егерях", - А.С.) Германия хочет подготовить этих людей чисто в политическом плане. В Финляндии... собрана группа из 1200 человек под названием "егерское движение". Этих новобранцев обследовали немецкие врачи. Из 500 человек двое (по всей видимости "чухонцы", - С.А.) были отвергнуты, у них обнаружены "славянские черепа" (немцы знали толк в "черепах", - С.А.).
   Таннер заявляет, что "финны готовы воевать всюду. (Как известно "лахштадские егеря" закончили свой поход в СС на высотах Сунженского хребта, вблизи Грозного, - С.А.)
   19.6.1941 Получил приглашение явиться к председателю парламента... Потом взял слово Таннер... "Надо лишь знать факты. А они таковы, что Советская Россия озлобила Финляндию. Германия для нас противовес России. Неоправдано уже само существование России, и она должна быть ликвидирована. Но нам все же следует держаться в стороне от находящихся в Финляндии немцев (имеется ввиду лапландский корпус вермахта) и избегать нападения на Россию, за исключением того случая, когда Россия будет разгромлена. Тогда мы отберем - и никакая сила помешать этому не может - "по крайней мере, свои бывшие территории".
   22.6.1941 Таннер не исключает возможности наступательных действий со стороны Финляндии, но больше боялся последующего нацистского периода. В отношении России он преисполнен ненависти и считает, что Ленинград следовало бы сейчас стереть с лица земли. Таннер высказал мнение, что теперь будут уничтожены как русское государство, так и большевизм, в отношении этого я выразил сомнение, считая, что нашим соседом всегда будет Великая Российская держава, с которой мы не можем постоянно воевать. Однако мы сошлись во мнении, что граница установленная Московским миром должна быть перенесена на линию Койвисто-Тайпеле (ныне Приморск и Подпорожский район Ленинградской области в межьозерье, на северном берегу р. Свирь, - С.А.).
   Сегодняшний день прояснил многое. Финляндия снова ведет "священную войну", в которой повинна Россия. И никто не сказал, что немецкий военный плацдарм (в Лапландии и в округе Йоэнсу) мог дать основания русским объявить нам войну. "Военная партия" выступает в поддержку Германии и ради этого отказывается от демократии.
   30.6.1941 Финляндия в состоянии войны. ...уже ясно, что это агрессивная война пока в ограниченных масштабах, за Ханко и Выборг. Маннергейм, подобно "магометанам" говорит о "священной войне", но уже ясно, что речь идет о полном участии в крестовом походе Германии (а вернее, в крестовом походе Европы) против "всемирной кары и чумного очага" (России и большевизма, - С.А.). Финляндия целиком и полностью государство "оси" и полным ходом скатывается к гитлеризму. Финны с воодушевлением затеяли кровавые потасовки на восточной границе. Но по настоящему большой прорыв произойдет, когда саксманы (прозвище немцев, -С.А.) выйдут к Финскому заливу и приблизятся к Москве. Здесь "железно" верят, что вот тогда-то граница будет установлена "окончательно" по линии Финский залив - Ладожское Озеро - Онежское Озеро - Белое море... У Финляндии снова будет "шальное счастье", так как это ее естественные геополитические границы. Причем миру легко было бы объяснить такую геополитику (как и "уничтожение русского государства" (?), - С.А.)
   1.8.1941 На восток за границу продвинулись на 40-70 километров. Во избежание больших потерь ведется постепенное "размягчение"... и все же потери у нас есть. За первые три недели выбыло из строя 12 тыс. человек, из них 2400 убитыми и 800 пропавшими без вести. В прошлой войне за такое же время было потеряно 11530 человек.
   3.9.1941 Самая большая сегодня сенсация - ожидание падения Питера. В это веруют, как в бога, да и следует верить. Многие привычно полагают, что на этом война для Финляндии закончится. Однако в парламентских кругах есть некоторые сомнения. ...мы могли бы заключить мир, если бы было с кем его заключать, кроме того Германия может потребовать от нас 30 тысяч человек для несения полицейской службы в Питере. Некоторые считают, что в этом не будет необходимости, поскольку Питер будет стерт с лица земли. Об этом мне всерьез говорил Таннер, а Хаккила (председатель финского парламента, - С.А.) просто в восторге от такой перспективы. По его мнению, тут никаких хлопот не будет, так как "москали" сами уничтожат свой город.
   Об этом же пишут и газеты.
   "Мы становимся свидетелями величайших побед". "Мы же сейчас вместе с Гитлером творим мировую историю".
   25.9.1941 Стало известно, что выбывших из строя не больше 100 тысяч, из коих 18-20 тысяч убитых.
   Русские, даже в свой самый трудный час, как оказывается, способны еще бомбить кое-какие объекты.
   4.10.1941 После захвата Петрозаводска (1 октября)..., были подняты флаги... на флагштоках перед парламентом.
   10.11.1941 Америка заявила, что еще один маленький шаг со стороны финнов, угрожающий Мурманской железной дороге, заставит США выступить против Финляндии. Таково реальное содержание меморандума США. Во втором меморандуме Шонфельда (посол США в Финляндии), заявил, что недавние военные действия Финляндии представляют из себя угрозу безопасности США. Финляндия лишится дружбы и поддержки США и сейчас и в будущем.
   Представленный проект ответа был седьмым и необычайно длинным. В ответе подробно освещалось, как при вступлении в Карелию там были обнаружены значительные военные сооружения: пять железнодорожных веток, автодороги, аэродромы и т.п. И поэтому приход (!) наших войск служил оборонительным целям: ведь если можно отражать агрессию (обороной, - С.А.), то можно и уничтожить предназначенные для нападения базы противника (на его территории, так сказать, в превентивном порядке, - С.А.) Поэтому все это не что иное как "оборонительная война"... Нельзя делать различия между "возвращенными и захваченными районами". (Тут, на мой взгляд, забыли, что Россия могла начать укрепление Восточной Карелии на тот случай, который теперь имеет место, а именно если какая-нибудь великая держава нападет на Россию через Финляндию).
   Никто, однако, не предложил отвести войска по требованию США, и никаких решений принято не было.
   В заключении Рангель (премьер-министр Финляндии) сказал, что правительство намерено внести в парламент декларацию о денонсации Московского мирного договора (1940 года, - С.А.) и о воссоединении с отечеством отторгнутых от Финляндии территорий.
   3.12.1941 И так я выступил... На эту новую войну нас заставила пойти Германия, введя сюда свои дивизии, заняв аэродромы и устроив на территории Финляндии важный плацдарм для нападения (на Россию, С.А.). Я попытался высказать мысль, что признание права Карелии на самоопределение (хотя бы как территории, находящейся под международным управлением либо присоединенной к Финляндии наподобии Аландских островов) явилось бы вместе с тем также и наилучшей для нас и для всего Севера гарантией стратегической безопасности.
   19.12.1941 Положение с продовольствием быстро ухудшается... Обещанный Германией и в большей части уже поступивший сюда картофель (отобранный у голодающего народа Литвы) частично померз. Если бы не было запеканки из салаки, то не знаю как бы мы да и большинство населения Хельсинки, прожили бы...
   У нас твердо верили в падение Питера и соответственно с этим были организованы отпуска... Питер все держится, и на Свири началось кровавое и "опасное" русское наступление.
   ...С войной следовало бы побыстрее кончать. Черту (Германии, -С.А.) был отдан мизинец тогда, когда без особой нужды германской армии были переданы аэродромы и вся Северная Финляндия и когда послали людей в "новое егерское движение" на воспитание в СС.
   Я ни на грош не верю в мир на основе компромисса...
  

Финляндия в сознании своей силы

   9.1.1942 Наши взаимоотношения с Германией представляются таким образом, что мы зависим от ее экономической помощи - 93% нашего экспорта идет либо в Германию, либо через нее, - и если Германия на нас рассердится, то Финляндии конец.
   В заключении приведу попавший мне материал из последнего номера "Суомен кувалахти": "давайте предоставим Виттингу (министр иностранных дел Финляндии) и Пакаслахти заниматься внешней политикой страны (!!!), солдатам - воевать, и все остальные должны знать "свой шесток". Так что же тут говорить о демократии и тому подобной ерунде...
   21.1 1942 Морозы не мешали военным действиям Финляндии в такой степени, как Германии. ... обмороженных немного - всего несколько сотен и лишь несколько замерзших до смерти...
   Сегодня в парламентских кругах услышал, что весной этого года будут призваны даже 17-летние мальчики. На Украине погибло много финских солдат-эсэсовцев.
   12.2.1942 Вчера, в парламенте речь шла об ужасной участи 55-65 тысячах ингерманландских финнов (финская национальность на территории Ленинградской области, так называемой "Ингерманландии"), живущих в ужасающих условиях на захваченной немцами территории. Германия не может прокормить всего населения (даже мороженную картошку отправили в Финляндию и в Фатерланд, - С.А.), так как нуждающихся хватает и в ее собственных пределах... Никто не хочет покидать своих домов, как пояснил Виттинг, это связано-де с тем, что большевистская пропаганда ослепила их бедолаг)...
   17.4.1942 В дискуссионном клубе "отцы" провозгласили доктрину, согласно которой вопросы Восточной Карелии будут решать воины, инвалиды и "братья по оружию", а не мы депутаты. И воины уже сказали, что просто так из Восточной Карелии не уйдут. Не будет никаких мирных конференций, которые ее отберут (из цепких рук новой великой державы - Финляндии). Эти настроения укрепляются в связи с весенним наступлением и благодаря пропаганде.
   Относительно внутренней обстановки в Восточной Карелии. ...из 20 тысячного русского населения Ээнислинна (Петрозаводска), 19 тысяч гражданского населения находятся в концлагерях и тысяча на свободе. Питание тех, КТО ПРЕБЫВАЕТ В ЛАГЕРЕ, НЕ ОЧЕНЬ ТО ПОХВАЛИШЬ. В пищу идут лошадиные трупы двухдневной давности. Русские дети перерывают помойки в поисках пищевых отходов, выброшенных финскими солдатами. Что сказал бы Красный крест в Генуе, если бы знал об этаком...
   24.4.1942 Погибших и пропавших без вести до последних боев на Свири 27054 (то ли 28054) человек, в госпиталях свыше 6 тысяч полных инвалидов, включая 2 тысячи "зимней войны".
   По-прежнему много тех, что верят в рождение "Великой Финляндии".
   21.5.1942 Позавчера на приеме Рютти (президент Финляндии) показал мне наметки, нанесенные на карту. В них граница Финляндии проведена по Свири до Онежского озера и оттуда до Белого моря таким образом, что канал Сталина остается на финляндской стороне. Но, кроме того, на карте проведена и другая линия из района Питера прямо на восток, южнее Вологды до Урала. Хакцель изучил эти районы и сказал, что там живет два миллиона самых чистокровных "рюсся", а так же кое какие родственные финнам племена (народность коми или зыряне) и северные народности (самоеды и т.д.). Вот и следовало бы поменять состав населения таким образом, чтобы всех "рюсся" вытеснить в более южные районы, а на их место переместить оставшихся финнов и черемисов.
   Этот большой северный район, таким образом, стал бы протекторатом Германии. Ясно, чья это идея: то ли Хакцеля и суометарцев (консерваторы), то ли самого Рютти...
   Мы так же посчитали, что Финляндии не следует участвовать в захвате Питера. Самым лучшим было бы, чтобы Питер стал свободным городом, на подобии Данцинга... следует включить финские (?) районы Ингерманландии. Правительство свободного города ежегодно бы отчитывалось перед державами попечителями.
   Некоторые поговаривают об уничтожении всего Питера. По мнению Рютти, было бы важным ликвидировать в Питере всей крупной, особенно, военной промышленности, но было бы печально, если бы нашим вкладом в историю стало эдакое "уничтожение Карфагена".
   Я предложил, чтобы Питер стал крупным центром международных коммуникаций посредством передачи ему Мурманской железной дороги. Рютти поддержал эту идею, но "при провозглашении ее международной финны должны сохранить за собой некоторые должности по ее обслуживанию (что называется "поделили шкуру неубитого медведя", - С.А.).
   В отношении проведения границы по Свири, включая канал Сталина, у меня были сомнения, но спорить я не стал. С другой стороны, я считаю, что Кольский полуостров действительно следовало бы присоединить к Финляндии, так как после ввода в стой новых железнодорожных линий - к Салла и т.д. - ниоткуда не будет столь легкого и естественного доступа на Кольский полуостров, как из Финляндии. Рютти указал, что море у его северных берегов исключительно богато рыбой, о чем свидетельствует развитая рыбоконсервная промышленность Мурманска. Вблизи финляндской границы, в районе Кандалакши (точнее несколько южнее в Калевальском районе Карелии, - С.А.), найдено богатое месторождение железной руды (третье по качеству на территории Советского Союза). Вот это и было бы естественным расширением жизненного пространства Финляндии, лучшим, чем за счет Питера или на Урал (каковы гуманисты? - С.А.).
   На следующий день состоялась дискуссия о малых народах. Паасикиви блеснул эрудицией. Главной его мыслью было то, что все великие державы проводят реальную политику, опираясь на силу. Немцы хороши тем, что они намерены создать великое жизненное пространство и обеспечить ему успех и мир при последующем руководстве Германии. В заключении Паасикиви выступил за права малых народов.
   Были высказаны приемлемые для меня идеи о будущем сотрудничестве малых народов, и в этих условиях для Финляндии победа Германии - единственное спасение. Высказывались опасения, что мы можем оказаться в зависимости от нее, но все же наше положение будет лучше, чем при русских царях (так ли это на самом деле? - С.А.)
   Продолжать не могу. Ты видишь, насколько запутаны у нас взгляды и мнения.
   18.11 1942 Противник уже пересекал старую (1939 года) финскую границу, и нам был нанесен серьезный ущерб. Ленинград не взят. Его захват был бы ключевым событием для всего Севера.
   Потери Финляндии в этой войне составляют 32 тысячи человек плюс 80 тысяч раненых. Военнопленных около 40 тысяч, из них 27 тысяч - в пределах Финляндии.
  

Военное счастье переменчиво

  
   4.2.1943 Господа совершили крупный просчет, когда вознамерились за шесть недель повергнуть Голиафа и спасти отчизну, теперь им придется расплачиваться за свою "реальную политику".
   В один из вечеров я присутствовал на собрании. Общество было небольшое, но с "перчиком". Речь зашла об истории. По своему обычаю Паасикиви взбеленился и, дрожа от злости, крикнул, что беда случилась еще в 1939 году, и что впереди - новая поездка с шапкой в руке, если только теперь это вообще поможет.
   12.4 1943 20 марта временный поверенный в делах США в Хельсинки Мак-Клинток передал меморандум Рамсаю, в котором США заявляют, что Финляндия не ответила на вопрос, намерена ли она по-прежнему воевать на стороне врагов США. В связи с этим Рамсай 24 марта передал письмо Мак-Клинтоку, в котором была выражена надежда на "добрую волю" США, а 26 марта он вылетел в Берлин с полным отчетом Риббентропу. Мнение Риббентропа:... Предложение США - шантаж. Финляндия может оказаться в тупике. Положение уже не то, но нужно дать понять США, что Финляндия не пойдет на заключение сепаратного мира за спиной Германии. Риббентроп угрожал Финляндии оккупацией, если она будет продолжать "сидеть на двух стульях".
   После обсуждения вопроса, США был дан ответ, в том духе, что у Финляндии не остается другого пути, кроме как продолжения борьбы за независимость, свободу и демократию до тех пор, пока они не будут обеспечены. Финляндия считает для себя не возможным воспользоваться посредничеством США (в переговорах с СССР, - С.А.)
   10.11. 1943 приходится слышать, как люди говорят: что тут поделаешь? Раз безоговорочно сдаваться и разоружаться нельзя, то остается драться.
   Во всем этом единственная проблема - Восточная Карелия. "Стратегия" требует ее удержать, и вообще, какой болван добровольно отдаст хорошую позицию, когда предстоит бой.
   Но другие хотят удержать ее как завоеванную территорию, так как переименование Петрозаводска в Ээванлинну, создание там финских школ и введение лютеранской церкви, вряд ли могут определяться стратегией.
   В Финляндии фатально верят в то, что поскольку хуже быть уже не может, то перемена может быть только к лучшему.
   Конечно, здесь еще весьма широко распространена вера в то, что Германия, в конце концов, победит, будет применено ее "новое оружие, а наши укрепления на Карельском перешейке и на Свири (будто бы нет других направлений, - С.А.) таковы, что "рюсся" их никак не пройдут.
  

Пораженческие настроения и "ура-патриотизм"

   10.3.1944 Положение наше сейчас такое же, как осенью 1939 года. По какому пути не пойти - везде есть риск...
   15.3.1944 На поступившие 29 февраля условия русских Финляндия дала "в примирительной форме" ответ через мадам Колонтай в Стокгольме. Он был краток и содержал ссылку на то, что условием нейтралитета Финляндии является то, чтобы "на ее территории не находились войска воюющей иностранной державы", то есть если немцы должны быть выведены из Финляндии либо интернированы, то иной подход не может быть допущен и в отношении советских войск. (Как видно финны не поняли ситуации, пытаются диктовать и при этом не взывают к "доброй воле" Великой державы СССР и великодушию презренных "рюсся", - С.А.)
   Правительство единогласно решило направить отрицательный ответ. Оно сожалеет, что Советский Союз (?) перекрыл путь переговоров.
   24.5.1944 В парламенте нельзя даже шепотом обмолвиться ни о возвращении СССР Восточной Карелии, ни о возможности границ Московского мира. Воображают, что так можно смягчить Россию, не учитывая то, что Советский Союз может и ужесточить свою позицию.
   20. 6. 1944 Когда началось и приобрело трагический оборот наступление русских на Карельском перешейке (финны были застигнуты врасплох), 10-я дивизия отступала, вежливо говоря, в беспорядке, русские танки стали продвигаться с большой скоростью, а их артиллерия - громит все и вся. Выборг будет потерян немедленно, и, несмотря на вероятное ужесточение условий, переговоры о мире (отвергнутые в марте, - С.А.) становятся необходимы.
   26.6 1944 Произошло нечто невероятное. Финляндия готовится вступить в военный союз с Германией, сделав публичное заявление, в котором она обяжется сражаться вместе с Германией до конца, не заключать мир, ни даже зондировать его возможностей без консультаций с Германией, то есть без ее разрешения.
   27.6 1944 Таннер зачитал письмо Госовета подписанное президентом, соответствующего содержания, со ссылкой на помощь Германии, ... в том числе людьми и оружием, 10 миллионов (!) бомб уже спешно отгружаются в порты Балтийского моря.
   3.8.1944 Мы в нашей дорогой Финляндии снова попали в политическую "чертову мельницу" (который раз в течение полувека?, - С.А.).
   ... однако для меня ясно, что если мы быстро заключим мир, то спасем демократию, наш исторически сложившийся строй и свободу, но если мы этого не сделаем, а по-прежнему будем слишком медлительны и консервативны, то добьемся русской оккупации и эпохи "шестерки".
   Две недели назад немцы вывели с территории Финляндии все свои самолеты..., а теперь отводится и единственная та единственная пехотная дивизия, которую прислали на Карельский перешеек (122 дивизия, одна из тех, что в панике бежали из-под Питера к Нарве).

Мир

   23.8.1944 Германия на всех парах катится в тартарары, а силы Советского союза, не смотря на все потери неисчерпаемы. Но и мы не были оставлены в неведении относительно конечного результата войны...
   14.9 1944 ...на Севере начата обширная эвакуация. ...военные действия смещаются то на восток, то на запад, и это происходит в той части Финляндии, которая была передана в распоряжение немцев (с известной целью - организации наступления на Мурманск, - С.А.), на территории, не подпадающей (теперь, - С.А.) под перемирие. Вывод: русские могут оккупировать Северную Финляндию, и здесь боятся, что Советский Союз заберет эту часть страны вплоть до Оулу.
   13.9.1944 Затем были выслушаны новости из Москвы относительно "мирного похода" (как и предполагалось "с шапкой в руках", - С.А.).
   3.11.1944 Стало известно, что накануне на мосту Лауттасари (в Хельсинки) неизвестными лицами был убит русский капитан, в связи с чем Жданов предъявил ультиматум, в соответствие с которым, если не будет наведен порядок (финнами) и наказаны военные преступники, Советский Союз позаботится об этом сам.
   7.11. 1944 Говорят, что оппозиция (она становится признанным фактором государственной жизни!) хотела бы заполнить правительство людьми из общества "Финляндия-Советский Союз".
   13.12 1944 К установленному сроку в Финляндии демобилизовано 457589 человек. Наша армия, которая по соглашению может быть численностью 37 тысяч, укомплектована не полностью.
   Пеккала рассказывает, что был на обеде у Жданова (глава представительства СССР по демилитаризации Финляндии, - С.А.). Жданов был в отличном настроении, говорил о "хороших по сравнению с прошлым отношениях и выражал надежды на будущее.
   5.8. 1945 Мы действительно находимся на крутом повороте, и успех нельзя ставить в зависимость от упрямых личностей и прогнивших законов.
   13.11. 1945 Вчера был на обеде у премьер-министра. Паасикиви долго говорил об обстановке в стране. В области внешней политики важнейший вопрос взаимоотношения с СССР. Советский Союз считает, что в соседстве с ним должны быть государства, которым можно доверять. Что касается Финляндии, то Советский Союз испытывает определенные подозрения и стремится к такому положению, чтобы Финляндия никогда не оказалась на стороне его врагов. Сталин сказал Паасикиви, что "СССР не боится Финляндии (с ее партизанами, - С. А.), но опасается, что она может быть использована как плацдарм для нападения на Советский Союз какой либо великой державой". Паасикиви вспомнил "кадетов" в российской Думе (русские конституционные демократы были поумнее демократов наших дней и придерживались той же позиции, - С.А.).
   13.12.1945 Обобщаю. В нашей стране формируются два мощных противостоящих друг другу фронта: один из них ориентирован на Западную Европу и уже ведет авансом "борьбу за права" против Советского Союза, а другой наученный опытом двух (наверное, все же трех, - С.А.) войн, стремится к прочной дружбе с Советским Союзом и хочет стать в ООН оплотом мира, и не только во имя собственного счастья, но и против всех тех, кто попытается отсюда (с финского Северо-запада, - С,А.) напасть на Советский Союз...
  

***

   Любой прочитавший эти строки не будет возражать против того, что даже у "прогрессивного финского политического деятеля" можно увидеть признаки "необъяснимой расовой ненависти" к "рюсси" и обнаружить мысль о некоей "вине России" перед Финляндией.
   Остается надеяться, что финский народ помнит опыт последних войн и не изменит 50 годам мирного сосуществования со своим великим геополитическим соседом.
   Но сравните, как в описании одного из главных участников событий выглядит окончание "войны продолжения", - слово маршалу Карлу Густаву Маннергейму.
  
  
  

Глава шестая. Потери на Северо-западе СССР в 1939-1944 гг. - сравнительный анализ

"Помни войну..."

Адмирал Макаров

   Касаясь исторических исследований, Г.К. Жуков выразился примерно так: "Упражняться в водевилях на исторических материалах, связанных с кровью, жертвами и подвигами народа, гнусно и пошло". Остановимся на том, что изучение проблем войны предполагает не только исследование "сослагательных вариантов" развития ситуации, но и происхождение реальных потерь и причин их появления, в том числе по признаку аналогий вариантов состава, численности и действий группировок.
   На мой взгляд, применительно к анализу потерь следует добавить, что Сталин во время войны (в том числе на Северо-западе) в военном строительстве исходил из главенствующей роли политики и как стратег оказался на голову выше своих партнеров по антигитлеровской коалиции. И тем более, выше Гитлера с Маннергеймом. Потому он, в конце концов, и вышел победителем.
   Однако обратимся к потерям, которые характеризуют соотношение политических и военно-стратегических мер при достижении победы.
  

Потери СССР в "зимней войне"

  
   Итак, развернутые на границе с Финляндией войска Ленинградского, а в последующем выделенные из его состава войска Северо-Западного фронта (7, 13 армии), и КБФ, за весь период советско-финского конфликта с декабря 1939 по март 1940 года имели среднемесячную численность - 848, 6 тысяч (Таблица 1.1).
  

Таблица 1.1

Среднемесячная численность действующих советских войск

в период советско-финляндского конфликта (30.11 1939 -13.3 1940 гг.),

тыс. военнослужащих

Наименование фронтов и армий

Всего в\сл

Период

   Северо-Западный фронт

422,6

декабрь1939-март 1940 гг.

   в том числе: 7-я Армия

245,3

"-"

   13-я Армия

145,6

январь-март 1940 г.

   8-я Армия

153,7

декабрь1939-март 1940 гг.

   9-я Армия

93,6

декабрь1939-март 1940 гг.

   14-я Армия

56,9

декабрь1939-март 1940 гг.

   15-я Армия

117,8

февраль1940-март 1940 гг.

   КБФ

62,8

ноябрь1939-январь 1940 гг.

Среднемесячная численность группировки войск

848,6

декабрь1939-март 1940 гг.

   Примечание: По данным ИВИ МО всего в исходной группировке сов. войск насчитывалось 425 тыс. человек, 1476 танков, 1576 орудий и около 1300 самолетов. Балтийский и Сев. Флоты имели более 200 боевых кораблей и около 500 самолетов. Из четырех развернутых армий в полной готовности находилась только 7-я Армия. На первое января 1940 года действующая армия насчитывала 550,7 тыс. человек, а к первым числам марта - 760,6 тысяч.
  
   Из статистического и действительно не имеющего аналогов по достоверности исследования Главного организационно-мобилизационного управления ГШ ВС СССР следует, что структура потерь РККА за период проведения боевых операций с 30 ноября 1939 по 13 марта 1940 гг. характеризуется следующими данными.
   За 105 дней войны советские войска (по итоговым донесениям на 15. 3 1939 г.) потеряли в общей сложности 333,1 тысячи человек, в том числе:
   -убито и умерло на этапе санитарной эвакуации - 65,4 тыс.(19,6%);
   -пропало без вести 19,6 (5,8%);
   -ранено, контужено, обожжено - 186,6 (56%);
   -обморожено - 9,6 (3%);
   -заболело - 51,9 (15,6%).
   Касаясь пропавших без вести, следует отметить, что часть из них следует отнести к пленным. После подписания перемирия Финляндией было возвращено 5,5 тысячи советских солдат и офицеров. Таким образом, "безвозвратные потери" РККА по категории "пропавшие без вести" в "зимней войне" составили - 14,1 тыс. человек, которых следует считать все же убитыми. Кроме того, умерло в госпиталях от ран, контузий, обморожений и ожогов - 15,9 тысяч.
   Учтенные отдельно потери ВВС составили свыше 900 человек, в том числе - около 800 человек убитыми и пропавшими без вести.
   Итого безвозвратные боевые потери за войну в РККА, ВМФ и ВВС составляют более 95 тысяч человек (28,8% от общих потерь). При этом среднесуточные безвозвратные потери составляли около 900 человек. За месяц группировка теряла около 27 тысяч, что соответствовало - 3,1% от общей численности войск на ТВД (Таблице 1.2).

Таблица 1.2

Боевой состав, средняя численность и потери сухопутных войск РККА по направлениям в 1939-1940 гг.

Наименование оперативных объединений

Б\с и численность к началу операции

Людские потери, чел.

  

боевой состав

Численность

безвозвратные

санитарные

Всего

ср\месячные. в %

   Северо-Западный фронт (с 7.1-13.3 1940 г.), в том числе:
  

422,6

39,8

150,2

190,1

(45%)

20.5%

7-я армия за весь период

  

до 254.2

18.5

81.5

99.9

11.6%

13-я армия (26.12-13.3)

  

145.6

20.7

68.5

89.2

23.6%

   8-я армия
  

153.7

13.1

31.8

44.9

8,6%

   9-я армия
  

93.6

13.5

32.6

46.1

14.5%

   14-я армия
  

57.0

0.2

0.4

0.6

0.3%

   15-я армия
  

117.8

18.1

31.7

49.8

42.3%

   Итого за весь период:
  

848,5

85.0

248.1

333.1

11.6%

   Общие Потери за декабрь на Карельском перешейке (7 и 13 А) составили около 70 тысяч человек.
  
  
   Из приведенных данных следует, что Северо-Западный фронт на главном направлении потерял убитыми и пропавшими без вести - 39,8 тыс. (20,9% от общих потерь - 190,1 тысячи). Общие за период боевых действий и среднемесячные потери соответственно составили 45% и 20,4% от численности фронта. В войсках фронта (7-я и 13-я армии) при больших потерях от численности отмечен наибольший удельный вес санитарных потерь -79,1%. Это объясняется близостью Ленинграда, наличием хорошей госпитальной базы и дорог на Карельском перешейке. В то же время, в других оперативных объединениях этот показатель был меньше на 9-13%. за счет умерших в условиях почти "абсолютным отсутствием развитой инфраструктуры" на этапе эвакуации и отнесенных к убитым.
   Стоит обратить внимание на то, что особенно большие общие потери понесли 13-я армия (наступавшая на правом фланге Северо-Западного фронта), а не 7 армия, которая собственно и выполняла задачу по прорыву обороны на главном направлении, 9-я и 15-я армия. Общие потери в этих армиях были соответственно 61,2, 39, 4, 49,3 и 42,2% от среднемесячной численности, в том числе безвозвратные - 23,2, 7,2, 29,4 и 36,3%.
   В печати давно используется несколько иная цифра "безвозвратных потерь" порядка 120 тысяч человек. По всей видимости, она основывается на добросовестных (1949-1951 гг.) подсчетах Генштабом, так называемых, "демографических потерь", с учетом данных именных списков частей, данных военкоматов и послевоенных запросов родственников.
   Суммарные, уточненные данные - 126,9 тысяч. Однако 31 тысячи смертей к советско-финской войне может иметь лишь косвенное отношение, так как большая часть солдат и офицеров просто не вернулась по разным причинам в места призыва после демобилизации. Часть из них погибла в последующие годы на фронтах Великой отечественной войны.
   Особый вопрос потери бронетанковой техники.
   Следует напомнить, что в ходе советско-финской войны практически впервые именно на северо-западе были в применены танковые соединения зимой на особом ТВД, в том числе для прорыва подготовленной обороны, даже для оперативного маневра 10 танковым корпусом с целью захвата позиций в глубине и обхода оборонительных позиций танками по льду финского залива. В ходе военных действий проводились испытания опытных образцов танков Т-100 и СМК.
   К моменту перехода границы 7 армия и группа Гренделя, в последствии переформированная в 13 армию, на девять стрелковых дивизий имели шесть танковых и одну стрелково-пулеметную бригаду и десять отдельных танковых батальонов, всего 1569 танков и 251 бронеавтомобилиль (здесь и далее приводятся данные из статьи М. Коломийца "Советские бронетанковые войска в Зимней войне", журнал "ТанкоМастер" 2\97). С ноября 1939 года по 1 февраля 1940 года на Карельском перешейке было потеряно 1110 машин, в том числе в боевых действиях 540 и по техническим причинам 570 танков, из них безвозвратно 118.
   К 1 февраля количество танков на Северо-Западном фронте практически не изменилось. В то же время боевой состав увеличился на 20 ОТБ прибывших в состав фронта стрелковых дивизий. Всего в период до 25 февраля при прорыве главной полосы обороны и на подходах к второй полосе "Линии Маннергейма" было потеряно 1158 единиц бронетехники (746 единиц составили боевые потери, 411 - вышло из строя по техническим причинам, в том числе безвозвратно - 150 единиц).
   К началу штурма второй полосы на 28 февраля в составе войск фронта насчитывалось 2019 танков и 463 автомобиля. Увеличение числа танков произошло за счет прибытия на фронт 39 легких танковых бригад, семи танковых полков и пяти бронебатальонов. Последние в боях практически не участвовали. Всего с 25 февраля по 13 марта части 7 и 13 армий потеряли 912 танков, в том числе 294 машины по техническим причинам, из них безвозвратно - 90 единиц.
   Таким образом, всего на Карельском перешейке РККА "потеряла" 3179 танков, в том числе 1904 машины в боях, а 1275 по техническим причинам, из них 358 безвозвратно. 35 машин пропало без вести.
   Если взять за основу, что в среднем на фронте находилось 1500-1700 танков, то получается, что каждая из боевых машин дважды выходила из строя и восстанавливалась.
   Это свидетельствует о весьма эффективной системе ремонта и хорошо поставленном техобеспечении танковых войск.
   Без сомнения, в операциях на направлениях главного удара танковым войскам принадлежала, если не решающая роль, то одна из главных ролей, с которой командование и личный состав справились успешно. Даже если учесть неудачные действия танковых бригад в составе 9, 8 и 15 армий, прежде всего в следствие их слабости, недостаточного "массирования" и крайне неблагоприятных условий для применения танков на Сортавальском, Ухтинском и Калевальском направлениях.
   Мы еще вернемся к способам применения и потерям бронетанковых войск в Великой отечественной войне. Но вот что пишет историк Соколов в своей книге "Тайны финской войны", создавая видимость правдоподобия своего труда: "с 30 ноября 1939 года по 1 февраля 1940 года, финнами было уничтожено и подбито 1100 танков, или 80% общего числа использованных в боях, при прорыве линии Маннергейма только 7 армия потеряла 1244 танка. По данным Управления бронетанковых войск, семь танковых бригад и многочисленные батальоны Северо-Западного фронта безвозвратно потеряли 358 танков... Еще 1545 танков были подбиты, 1275 вышли из строя по техническим причинам. Финны считали, что подбили 2 тысячи, и ...захватили 131 танк".
   Если сравнить приведенные данные по "реперным точкам", совпадающим до единицы, то становится очевидным, что мы с Б.Соколовым пользовались одними источниками и архивными данными, но оценивали цифры по разным методикам. Известный историк как "бог на душу положит", у меня присутствует методика, принятая при учете потерь по донесениям установленной формы.
   Нетрудно понять, где ложь и подтасовка, а где попытка разобраться с действительными потерями, учитывая подвиг вооруженного народа.
   Что касается соотношения потерь СССР и Финляндии, то по уточненным финским данным ее людские потери в 1939-1940 гг. составляют 91 тысячу человек, в том числе 48 тысяч убитыми. Это косвенно подтверждается Маннергеймом в его мемуарах и данными ГШ Финляндии. Если принять за действительную цифру безвозвратных потерь в 48 тысяч, то исходя из статистически верного соотношения потерь убитых и раненых в операциях подобного рода как 1:3, общие потери ВС Финляндии могут быть оценены примерно 180-200 тысяч человек. За три месяца войны списочный состава финской армии из 15 дивизий сменился практически полностью). В то же время потери советских войск от среднемесячной численности примерно составили 50-60%)
   Таким образом, в "зимней войне" соотношение общих потерь РККА и ВС Финляндии составляет 1,85:1, а безвозвратных - 2:1. Можно предположить, что в этом случае имеет место война на уничтожение со стороны Финляндии и жестокое обращение с пленными (не забудем о 14 тысячах пропавших без вести и отнесенных к убитым со стороны РККА), которых официально в финском плену погибло не менее 2-5 тысяч.
  

Потери Советского союза в "войне продолжении"

   Как обстояло дело с потерями в "войне продолжении" 1941-1944 года, когда условия ведения боевых действий кардинальным образом изменились в пользу СССР?
   В упомянутом издании "Гриф секретности снят" можно найти если не исчерпывающие, то вполне добросовестные данные об операциях и потерях советских войск на Северо-западе в этот период. Приведенные в Таблице 1.3 сравнительные данные по двум войнам дают не только общее представление о потерях советских войск, но и позволяет сделать ряд выводов. Так безвозвратные потери советских войск на Северо-западе в 1941-1944 гг. составили 137 тыс. человек, при этом на финском участке фронта действовало не более 30-50% от состава войск на этом стратегическом направлении. По признанию Маннергейма за тот же период потери финнов составили убитыми около 55 тысяч, в том числе около 30 тысяч на последнем этапе войны.
   Естественно, финская сторона не заинтересована в раскрытии полных сведений о потерях своих войск и советских военнопленных. Так же как финская сторона умалчивает о "неконвенционных действиях" своих спецподразделений на оккупированной территории Карелии и в оперативном тылу советских войск уже в ходе "войны продолжения" 1941-1944 гг.
   Хотя по целям, содержанию, задачам, по времени и размаху операции в советско-финской войне 1939-1940 гг. и в "войне продолжении" 1941-1944 гг. имеют существенное различие, общие и безвозвратные людские потери СССР и Финляндии на Северо-западе в целом можно оценивать как вполне сопоставимые.
   Таким образом, потери сторон в совокупности могут оцениваться как примерно равные.
   Нет сомнения в том, что снижение потерь советских войск в среднем за сутки в 2-3 раза в наступательных операциях 1944 года показывает не только возросшее техническое оснащение, повышение уровня подготовки войск, качество управления и планирование операций, но и цену ведения боевых действий зимой 1939-1940 гг. в особых условиях лесисто-болотистой местности, на разобщенных направлениях, с прорывом подготовленной обороны.
  
  

***

  
   Отступление десятое.
   Основным содержанием операций РККА и ВМФ на Северо-западном стратегическом направлении в годы большой войны были боевые действия оборонительного характера практически на всем протяжении советско-финской границы в 1941 году и наступательные операции войск в 1944 году на тех же направлениях что и в 1939-1940 гг. Активные боевые действия на Северо-западе против немецко-финских войск продолжались с 9 июля по 10 октября в 1941 году и с 10 июня по 29 октября в 1944 году. В период с конца 1941 по начало лета 1944 года при наличии стабильной линии фронта активных действий не велось. В силу ряда причин (прежде всего "дикости" ТВД) даже партизанские и диверсионные действия, как с той, так и с другой стороны практически не велись.
  

Таблица 1.3

Боевой состав, численность и потери войск (сил) по направлениям в операциях на Северо-западе в 1941-1944 гг.

наименование оперативных объединений

Б\с и численность к началу операции

Людские потери, чел.

  

боевой состав

Численность

безвозвратные

санитарные

Всего

ср\суточные

Ленинградская стратегическая оборонительная операция 10.7-30.9 1941 г.

   Левый фланг Северного фронт (с 23.8 1941 года Ленинградский фронт)
   сд-7, тд-2,мд-1, сбр-1, Ур-5

153,0

40,5

15,0

55,5

1,2

Стратегическая оборонительная операция в Заполярье и Карелии 29.6-10.10 1941 г.

Северный фронт (с 23.8 Карельский фронт)

   сд-8,тд-1, сбр-1, ур-7

358,4

36,8

35,7

72,5

1,3

Карельский фронт и 7-я А

   -

-

29,9

32,3

62,2

1,2

Часть сил СФ и Беломорская ВФ

   -

-

0,6

0,4

1,0

0,03

Всего

   дивизий-8
   бригад-8

-

66,7

68,0

134,7

-

Выборг-Петрозаводская стратегическая наступательная операция 10.6-9.8 1944 г.

Левое крыло Карельского фронта (7-я и 32 армии, 7-я ВА)

   сд-16, сбр-3
   отбр-2, ур-2

203,3

16,9

46,7

63,6

1,2

Правое крыло Ленинградского фронт (21-я и 23-я армия, 13-я ВА)

   сд-15,отбр-1
   ур-1

188,8

6,0

24,0

30,0

2,7

КБФ, Ладожская и Онежская флотилии

   -

60,4

0,7

2,0

2,7

0,05

Всего:

   Дивизий - 31
   бригад,ур -10

451,5

23,7

72,7

96,4

1,6

Петсамо-Киркенесская наступательная операция 7-29 октября 1944 г.

Карельский фронт (14-я армия, 7-я ВА)

   сд-8. сбр-5
   отбр-1. ур-1

113,2

5,2

13,1

18,4

0,8

Северный Флот

   -

20,3

0,8

2,0

2,8

0,1

Всего:

   дивизий-8,
   бр,ур-7

133,5

6,1

15,2

21,2

0,9

   Итого в период проведения активных боевых действий*)
   Дивизий -20-30,бр-10-16

500-600 тысяч

137.0

170.9

307.9

0.9-1.6

   в том числе: в обор. опер.
   1941 года
   в наст. опер.
   1944 года
   дивизий -20
  
   дивизий-31

500,0

600,0

107,2

29,8

83,0

87,9

190.2

117,6

1,2-1,3

0.9-

1,6

  
   *) Без учета потерь войск в межоперационный период. Вследствие малочисленности и незначительности понесенных потерь не учитывались потери пограничных, внутренних войск, а также партизанских отрядов, не входивших в состав группировки.
   Всего это как минимум 1,9-2 миллиона человек.
  

Подведем итоги

   Общие потери ВС СССР в войне на Северо-западе, как цена участия Финляндии в войне на стороне Германии, могут быть определены примерно в 600 тысяч человек, в том числе убитыми - более 270 тысяч.
   Потери мирного населения в Ленинграде (блокадников) составили около 640 тысяч (по немецким данным более миллиона) из 2887 тыс. оказавшихся, по выражению того же Маннергейма, в "герметическом кольце". Сюда следует причислить 25-30 тысяч уничтоженных мирных жителей Карелии и Мурманской области.
   Итого на северо-западе - более 950 тыс. только убитых и умерших граждан СССР.
   Это и есть истинная цена упрямства Финляндии в 1939 году и гуманизма советского руководства к финнам в ходе "войны продолжения", а точнее, геополитического союза Германии и Финляндии в перманентной войне против СССР.
  

Потери Финляндии

  
   По данным Генштаба СССР к концу ноября 1939 года всего в вооруженные силы и военизированные формирования было мобилизовано около 18 процентов населения Финляндии - около 600 тысяч человек.
   Собственно численность вооруженных сил соответствовала 320 тысяч, в том числе не менее 240 тысяч в группировке, развернутой непосредственно вблизи границы с Советским Союзом. Среднемесячная численность действующей армии не превышала 220-250 тысяч. На Карельском перешейке было сосредоточено более половины сухопутных войск Финляндии в ходе боевых действий. По финским источникам уточненные потери войск в "зимней войне" составляют только убитыми не менее 48 тысяч.
   Участие в агрессии 1941-1944 гг. стоила финским вооруженным силам 84,2 тысячи убитыми. Учитывая обычное среднестатистическое соотношение убитых и раненых 1:3 в операциях второй мировой войны (включая и "зимнюю войну") можно предположить, что общие боевые потери ВС Финляндии все же составляют 520-530 тысяч, в том числе 132 тысячи убитыми, что "достоверно подтверждается" именными списками погибших.
   Если учесть, что население Финляндии в 1939 году не превышало 2,7 миллиона человек, то за весь период страна потеряла 16-18% трудоспособного мужского населения, а каждый второй мужчина фактически был мобилизован на военную службу или выполнял задачи в интересах вооруженных сил.
   Известно, что показатель потерь мужского населения СССР за всю войну превышает 20%. Поэтому, если имеет смысл говорить о "демографических ямах" для России, то они должны быть характерны и для Финляндии.
   Однако с 1939 года население Финляндии увеличилось к 1976 году с 2,8 до 4,7 миллиона, прирост составил - 67 процентов. В 1989 году численность населения Финляндии составляла уже около 5 миллионов. Таким образом, прирост населения за 50 лет - 2,3 миллиона (82 процента).
   Для России, за 35-летний период этот показатель не превысил 18%, а за 50 лет прирост населения в СССР составил около 90 миллионов (только 45%). В сравнении с 82% в Финляндии такого рода показатели требуют пояснения. Очевидно, что в России существует необычайно сильный демографический пресс. При относительно равных потерях с Финляндией, объяснить это можно не только высокими людскими потерями, но и резким снижением уровня жизни населения в послевоенные годы. Прежде всего, вследствие разрушений в ходе войны и необходимости повышенного расхода ресурсов на восстановление. Очевидно, что в отличие от СССР Финляндия дважды избежала "ужасов войны и оккупации", практически не понесла экономической ответственности за участие в агрессии и не столкнулась с проблемой полного восстановления разрушенного войной хозяйства.
   О сумме выплаченных Финляндией репараций уже упоминалось.
   Весьма своеобразные послевоенные отношения с Россией в сфере внешнеторгового оборота, поставок энергоносителей и готовой продукции по ценам весьма выгодным для финнов, позволили Финляндии сегодня иметь на душу населения 29 тысяч долларов дохода. В то время как в России тот же показатель в 1999-2000 гг. не превышал 1,0 тысячи долларов.
   В этом один из секретов русско-финского военно-политического конфликта и особенных этно-национальных отношений России и Финляндии времен Наполеон I и Александра Суворова по настоящее время.
  
  

Глава седьмая. Что стоила СССР- России мятеж-война, развязанная против народа в XX столетии?

  
   Что стоила народам СССР победа над фашистской Германией и ее сателитами? За что и как умирали советские солдаты на территории западной Европы и в Азии? На эти и другие вопросы до сих пор пытаются ответить историки и архивисты. В результате как бы открывается завеса "тайн"..., но одновременно плодятся домыслы и рождаются мифы.
   Предлагаю читателям, данные многолетнего и действительно уникального статистического исследования потерь Советского Союза в годы Великой Отечественной войны, результат труда большого коллектива одного из ведущих подразделений ГШ ВС СССР - Главного организационно-мобилизационного управления.
   Итак... уже упомянутая книга "Потери России и СССР в войнах ХХ века". Статистическое исследование.
  

Цена победы СССР над фашистской Германией

  
  
   Вторая мировая война унесла 26,6 млн. жизней граждан СССР. В числе жертв войны - 11,23 млн. военнослужащие, в том числе около 3 миллионов погибших в немецком плену, и более 13,7 миллионов человек из числа гражданского населения страны.
   Из числа гражданского населения:
   -преднамеренно истреблено оккупантами - 7,4 млн.
   -погибло на работах в Германии - 2,2 млн.
   -вымерло от голода в оккупации - 4,1 млн.
   Около миллиона человек не может быть в полной мере отнесено к какой либо категории жертв СССР в войне (например, дезертиры, предатели и добровольцы, бывшие советские граждане, воевавшие на стороне Германии).
   Из общего количества уничтоженного населения около 30-35% женщин, в том числе 10-15% "репродуктивного возраста". Вследствие этого косвенные потери по этому показателю двух материнских поколениях могут оцениваться не менее чем в 15-20 миллионов.
   Таким образом, потери от войны 1941-1945 гг. в целом могут оцениваться как минимум в 40-45 миллионов человек.
   Всего с учетом кадрового состава в Вооруженные Силы за годы войны в СССР было поставлено в строй 34.476,7 тыс., в том числе мобилизовано в Армию и на Флот - 29.574,9 тыс. человек (около 4,9 миллиона - кадровый состав РККА и ВМФ, а также - НКВД, зачисленный в штат войск НКО).
   Более 33% когда-либо надевавших шинели граждан СССР ежегодно находилось в строю, из них половина (5-6,5 миллионов) постоянно была в составе действующей армии на советско-германском фронте.
   Численность фронтов, действующих против немецко-фашистских войск, была непостоянной и составляла: немногим более 3,0 миллионов человек в 1941 году и 6,7 миллиона человек в 1944 году (в среднем за месяц - 5.778 тыс. человек).
   В Армию и на Флот было призвано - 490 тыс. женщин в качестве военнослужащих и более 500 тысяч вольнонаемного состава.
   После окончания войны на 1 июля 1945 года по списку в ВС оставалось 11.390,6 тыс. человек, лечилось в госпиталях -1.046 тыс. человек и состояло на довольствии из других ведомств - 403,2 тыс. человек.
   Таким образом, из общего количества кадровых военнослужащих и призванных из запаса 34.476,7 тыс. человек по разным причинам из Вооруженных Сил за все время войны убыло (убито, ранено, пропало без вести, осуждено, дезертировало и пр.) - 21,7 миллиона человек.
   Общие (безвозвратные и санитарные) потери Красной Армии и Военно-Морского Флота за всю войну с Германией 1941-1945 гг. составляют - 29.592749 человек.
   В том числе:
   -убито и умерло на этапе эвакуации - 5.177410 чел.
   -умерло от ран в госпиталях - 1.100327 чел.
   Небоевые безвозвратные потери составили 5405800 чел., в том числе: пропало без вести, попало в плен и неучтенные потери - 4.454709 чел.
   Итого безвозвратные потери РККА (убитыми, пропавшими без вести, пленными и умершими от ран в госпиталях) составили - 11.273.026 человек.
   Санитарные потери составили - 18.319.723 засвидетельствованных ранений. Следует иметь в виду, что военные медики поставили в строй более 10 млн. человек, из них не менее трети с повторными ранениями. Всего число раненых, контуженных и обожженных солдат и офицеров за четыре года войны в РККА составило 15,2 млн., в т.ч. более 2,6 млн. человек стали полными инвалидами.
   Среднемесячные потери войск и флотов составляли - около 10,5% от численности действующей армии (более 20,5 тысяч человек в день, в том числе - более 8 тысяч убитыми).
   Наряду с личным составом Армии и Флота в боевых действиях принимали участие другие воинские формирования (НКВД, в т. ч. - пограничные войска), ополченцы, партизаны и подпольщики.
   Например, всего в состав Армии влилось 40 ополченческих дивизий, из них 26 прошли через всю войну. Через народное ополчение в армию влилось более 2.0 миллионов человек. Сведенья о потерях ополчения учтены в численности Армии.
   Всего за годы войны в тылу врага действовало более 6 тысяч партизанских отрядов, в которых сражалось более 1 миллиона человек. По неполным данным - общие потери партизан определены ориентировочно и составляют не менее 650 тыс. человек.
   В результате обобщения и анализа данных из различных источников определено, что за годы войны всего пропало без вести и попало в плен 4.559 тыс. советских военнослужащих, которые распределяются следующим образом:
   -погибло в боях и отнесено к пропавшим без вести - около 500 тыс.
   -вернулись из плена после окончания войны - 1.836 тыс.
   -были призваны вторично в ВС - 939 тыс.
   Таким образом, в немецком плену было около 4.059 тыс. военнослужащих, из них более 1,2 миллиона было преднамеренно убито или умерло в результате голода и пыток.
   Эти цифры расходятся с "общепризнанными" (мифическими) данными о "советских пленных", которые приводит в своей статье например Ю. Гейко (автор газеты "Труд"). Английский историк Д. Фуллер утверждал, что "верить немецким коммюнике о победах нельзя, в них зачастую приводятся астрономические цифры". Например, немецкое командование сообщило, что восточнее Киева взято в плен 665 тыс. советских солдат и офицеров, в то время как численность Юго-Западного фронта к началу Киевской оборонительной операции составляла 627 тысяч человек, из которых 150 тысяч в окружении не находились. Однако немцы учитывали в качестве "пленных" всех мужчин на захваченной территории СССР в возрасте от 17 до 55 лет. По немецким данным количество военнопленных составляет 5,2-5,7 млн. человек.
   По данным Генштаба РККА в первых операциях "в немецкий плен попало" более миллиона военнообязанных (тех, кто был призван военкоматами, но не попал в войска), в том числе, на территории Западного особого военного округа. В списках частей они никогда не были и в донесения о потерях из частей естественно не попали, но немцами были учтены как военнослужащие. Кроме того, особым приказом немецкого командования было определено, что "все мужское население завоеванных областей должно направляться в лагеря военнопленных, а оттуда на работы в Германию". Известна немецкая склонность к преувеличениям (пресловутый "немецкий колоссаль") о потерях противника и осторожность, а на последнем этапе удивительная неразбериха в учете собственных потерь. Вот откуда мифические цифры о советских пленных в "котлах" под Витебском, Могилевом, Оршей, Гомелем, Минском.
   Тем не менее, сводные данные по донесениям войск и другим источникам (например, по именным спискам военкоматов и по архивным данным других источников) дают основания говорить об уничтожении в фашистских концлагерях более чем 3.6 миллиона советских граждан на территории Германии, в том числе под видом "военнопленных".
   Что касается количества советских пленных в операциях первого периода войны, то предлагаю судить о них по данным ГШ ВС СССР.
   Так в Белорусской стратегической операции (Западного Фронта) с 22 июня по 9 июля 1941 года при численности фронта 625 тыс. человек (всего 44 дивизии), безвозвратные потери (убитыми и пропавшими без вести) составили 341 тыс., санитарные - 76 тысяч. Всего - 417 тысяч человек.
   В Ржевско-Вяземской стратегической наступательной операции (8 января-20 апреля 1942 года), первоначальная численность Калининского и Западного фронтов составляла 1060 тыс. человек (более 95 дивизий). Потери фронтов за 100 суток боев составили: убитыми и пропавшими без вести - 272 тыс., ранеными - 504 тысячи.
   Нет сомнения в том, что наши "писатели" присоединились к мировому хору и сочиняют "водевили на историческую тему" для наивных читателей в России. При этом никто из них в упор не видит подвига народа, который воевал практически со всей Европой, не имея более или менее дееспособных союзников до лета 1944 года. Известен принцип американских политиков: "пусть они убивают как можно больше", но и после открытия второго фронта США и Великобритания не спешили уничтожать гитлеровские дивизии на западе. Этим объясняются их крайне незначительные потери. Они предпочитали "загребать жар чужими руками" и громить врага неимоверными усилиями "действующей армии" Советского Союза.
   В этой связи вполне уместно задать вопрос: стоило ли "освобождение" восточной Европы и Германии (!) миллиона убитых в боях советских солдат и офицеров?
   Освободительная миссия ВС СССР в 1944-1945 гг. стоила СССР 967594 человек убитыми. Общие потери в операциях по освобождению от фашизма будущих "братских стран" составили - 3.889689 человек.

Таблица 1.4

Потери РККА в "освободительной миссии" 1944-1945 гг.

(тыс. человек)

Государства

Убито, умерло от ран

Всего, в том числе ранеными

Польша

541,0

2.016,2

Чехословакия

122,4

551,4

Венгрия

112,4

484,3

Германия

102,0

364,8

Румыния

59,5

286,3

Австрия

23,1

94,2

Югославия

6,3

29,6

Норвегия

2,9

18,2

Болгария

0,2

12,8

Китай

6,7

29,9

Сев. Корея

0,5

2,0

Итого...

967,6

3.889,0

  
  
   По данным ГШ ВС СССР за годы войны для РККА в тылу было произведено:
   стрелкового оружия всех типов - 19.830,0 тыс. единиц;
   танков и САУ всех типов - 98,3 тыс. штук;
   орудий и минометов всех
   типов и калибров - 525,2 тыс. штук;
   самолетов всех типов -122,1 тыс. штук;
   в том числе: боевых - 101,2 тыс. штук;
   боевых кораблей основных классов - 70 штук.
   Среднесуточные потери РККА в вооружении за все время ведения боевых действий достигали:
   по стрелковому вооружению - до 11 тыс. единиц;
   танков и САУ - до 70 штук;
   орудий и минометов - до 220 штук;
   самолетов - до 30 штук.
   За всю войну ВМФ потерял -1014 боевых и вспомогательных кораблей, из них 314 кораблей 1,2,3 ранга.
   9 мая 1945 года Красная Армия имела на вооружении:
   танков и САУ - 35,2 тыс. (в действующей армии - 8,1 тыс.);
   орудий и минометов калибра без 50 мм - 239,6 тыс. (в действующей армии - 94 тыс.);
   боевых самолетов бомбардировщиков - 47,3 тысячи (ДА - 22,3).
   В среднем это в 2-2,5 раза больше чем в 1941 году.
   Общие материальные потери СССР в войне составили 2 трлн. 569 млрд. долларов в ценах 1941 года.
  
  

Какие потери нанесла Красная Армия противнику?

  
   Людские потери Германии и Австрии только убитыми, включая и мобилизованное в ВС мужское население, составили - 13.448 тыс. человек, 75,1 процентов от числа поставленных в строй. При этом безвозвратные потери на советско-германском фронте составили 6.923,7 тыс. человек.
   Союзники Германии (Венгрия, Италия, Румыния и Финляндия) и "европейские добровольцы" при средней численности войск на советско-германском фронте 400-600 тысяч за четыре года потеряли безвозвратно 1.725,8 тыс. человек.
   После 9 мая перед советскими войсками сложили оружие и сдались - 1.284 тыс. солдат и офицеров только немецких войск.
   Таким образом, людские безвозвратные потери Германии и ее союзников в боевых действиях против СССР составили 8.649,5 тыс. человек.
   На Советско-германском фронте было разгромлено и полностью уничтожено более 2\3 состава ВС Германии.
   По немецким, весьма противоречивым данным (особенно за 1945 год) из числа военнопленных (2,4 миллиона) вернулось в Германию - 1.939 тыс. человек. 450.6 тыс. немцев умерло в плену и пропало без вести. Сравнение с показателями по смертности советских пленных в Германии показывает невысокую смертность немецких военнопленных в советских лагерях.
   По данным советского военного командования, главным образом по учетным данным НКВД и именным спискам немецких частей, общее количество пленных военнослужащих со стороны Германии составило - 3.777,3 тыс. человек.
   Свыше 600 тысяч пленных разных национальностей со стороны Германии было освобождено непосредственно на фронте в фильтрационных лагерях по решению командования и органов контразведки.
   Потери сателлитов. На стороне Германии в войне принимали участие различные иностранные и добровольческие формирования численностью до 600 тыс. человек. Потери испанской и словацкой дивизий, французов, бельгийцев и фламандцев, власовской РОА, ОУН, прибалтийских и мусульманских эссовских и полицейских формирований составили около 230-250 тысяч только убитыми.
   Общие безвозвратные потери (убитыми и пленными) ВС Германии, ее союзников и "добровольцев" только в боевых действиях на советском фронте составляют 8,6 миллиона человек против - 11.4 миллиона ВС СССР, то есть соотношение 1:1,3.
   В основном это объясняется тем, что со стороны Германии война носила истребительный антирусский характер. Так в памятке немецкому солдату было написано: "убивай всякого русского, этим ты прославишься навек и обеспечишь безопасность своей семьи". Это так же объясняется отсутствием опыта в войсках КА при ведении операций в первом, оборонительном периоде войны.
   В этом смысле можно сослаться на приведенные ранее минимальные потери при прорыве линии Маннергейма в 1944 году, а так же данные потерь при взятии "крепостей" Кенигсберг и Берлин в операциях заключительного этапа войны (Таблица 1.5).
  

Таблица .1.5

Сравнительные показатели состава, численности и потерь войск в операциях заключительного периода ВОВ

Наименование объединений,

Боевой состав и численность войск

Людские потери,

тыс. чел.

сроки их участия в операциях

К-во соединений

Числен-ность,

тыс. чел.

Безвозвратные

Санитарные

Всего

Ср\

суточные

Берлинская стратегическая наступательная операция

16 апреля- 8 мая 1945 г. Продолжительность операции 23 суток, ширина фронта б\действий - 300 км,

глубина продвижения войск -100-200 км. Штурмом взят Берлин.

   2-й Белорусский фронт (без 5-й гв. ТА и 19-й А)
   сд- 33, кд-3, тк -3,
   мк- 1, отбр - 1, сабр-1

441,6

13,1

46,0

59,0

2,6

   1-й Белорусский фронт
   сд - 72, кд - 6,
   тк - 5, мк - 2,
   отбр - 6, сабр-2,
   УР - 2

908,5

37,6

141,9

179,5

7,8

   1-й Украинский фронт (3 и 5 гв. , 13, 52-я А, 3 и 4 гв. ТА, 2-я ВА)
   сд-44 сд, кд - 3,
   тк - 5, мк -4,
   отбр -2, сабр- 3

550,9

27,6

86,2

113,8

5,0

   Днепровская военная флотилия
  

-

5,2

16

чел.

11 чел.

27 чел.

1 чел.

  

ИТОГО

   Дивизий - 161,
   Корпусов -20,
   Бригад -15,
   УР -2

1906,2

78,3

274,2

352,5

15,3

   1 и 2-я армии Войска Польского в течение всего периода
   пд - 10, тк - 1,
   кбр-1

155,9

2,8

6,0

8,8

0,39

Восточно-прусская стратегическая наступательная операция

13 января-25 апреля 1945 г. Продолжительность операции 103 суток, ширина фронта б\действий - 550 км,

глубина продвижения войск -120-200 км. Штурмом взят Кенигсберг.

  
   3 Белорусский фронт
   сд - 54, тк -2,
   отбр - 6, УР - 1

708,6

89,5

33,2

42,2

4,1

   2-й Белорусский фронт (13.1 - 10.2. 45 г.)
   сд - 63, кд -3,
   тк -5,
   отбр - 3, УР - 3

881,5

36,4

123,1

159,5

5,5

   43-я армия 1-го Прибалтийского фронта (13.1 - 20.1. 45 г.)
   сд - 13, отбр -1

79,0

0,2

1,27

1,46

0,2

   Балтийский флот

-

-

0,4

1,7

2,1

0,03

  

ИТОГО

   дивизий - 133,
   корпусов - 8,
   бригад - 10,
   УР - 4

1669,1

126,5

458,3

584,8

5,7

   Примечание: Обращает на себя внимание то, что в составе войск в очень похожих условиях в приведенных операциях было соответственно 20 и 9 танковых и механизированных корпусов, а потери убитыми на 100 тыс. численности войск - соответственно составили - 0,046 и 0,075 тыс. человек. Это показывает насколько массирование сил и танков снижает потери и повышает эффективность применения пехоты, в том числе в городских условиях.
  
   Боевая мощь накопленная к концу войны и опыт, приобретенный на западе, позволили Советскому Союзу в короткий срок разгромить миллионную Квантунскую армию при весьма небольших потерях РККА. В период боевых действий против СССР (август-сентябрь 1945 г.) японская Квантунская армия потеряла убитыми 83,7 тысяч и - 640,1 тысяч человек пленными.
   Потери КА (трех фронтов и ТОФ в численности 1,6 миллиона человек) в Маньчжурской стратегической операции с 9 августа по 2 сентября 1945 г. составили 36,5 тыс. человек, в том числе убитыми 12 тысяч (в 7 раз меньше чем в японских войсках). И это в наступательной операции!
  

Боевые и демографические потери России в мятеж-войне XX столетия

  
  
  
   Поставим вопрос несколько шире: Что стоила СССР- России мятеж-война, развязанная против народа в XX столетии? Каковы боевые и демографические потери России в мятеж-войне XX столетия?
  

Таблица 1.6

Итоговые данные о людских потерях ВС СССР в войнах, военных конфликтах и боевых действиях (1918-1989 гг.)

  

Войны, военные конфликты и боевые действия

Безвозвратные потери

Санитарные потери

   Гражданская Война, 1918-1922 гг.

939755

6.791783

   Борьба с басмачеством, 1923-1931 гг.

626

867

   Советско-китайский конфликт 1929 г.

187

665

   Военная помощь Испании в 1936-1939 гг. и Китаю в 1937-1939 гг.

353

нет данных

   Отражение японской агрессии на оз. Хасан, 1938 г.

989

3279

   Боевые действия на р. Халхин-Гол, 1939 г.

8931

15952

   Поход в Зап. Украину и в Зап. Белоруссию

1139

2383

   Сов.-финская война 1939-1940 гг.

126875

264908

   Великая отечественная война

8668400

22326905

   Война в Корее 1950-1953 гг.

299

нет данных

   Оказание ВТП дружественным странам Азии и Африки 1962-1979 гг.

145

нет данных

   События в Венгрии 1956 г.

750

1540

   Ввод войск в ЧССР 1968 г.

96

87

   Погр. ВК на ДВ и в Казахстане 1969 г.

60

99

   Оказание военной помощи правительству РА, 1979-1989 гг.

14751

469585

Всего...

9.763326

29.878153

   Итого потери

39.641479

  
   И так, боевые потери ВС России за все годы советской власти составили 39.641479 человек, в том числе убитыми - 9.763.326 человек. В части "безвозвратных" "демографические потери" России (только в связи с данными по ВС) могут быть на 25-30% больше.
   Нет смысла гадать, сколько потеряла Россия на "противоположной стороне" в лице "белогвардейских армий", сколько эмигрировало и было уничтожено в результате "красного террора". Но вполне очевидно, что ни одна из стран мира не понесла таких многомиллионных потерь в течение 80 последних лет.
   Таким образом, только "боевые безвозвратные потери" СССР в этой всемирной войне XX столетия ориентировочно могут оцениваться 11-12 миллионами, а с учетом прямых потерь в войнах армии и народа демографические потери России в 1918-2000 гг., составляют - 50-60 миллионов человек. Из них не менее 35-40 миллионов приходится на РФ.
   Если учесть потери в русско-японской, империалистической войнах, потери мирного населения от голода и лишений на стройках и при "подъеме из небытия" национальных окраин, то не может показаться преувеличением общая цифра демографических (пролонгированных на рубеж тысячелетий) потерь России вполне может быть оценена 90-100 миллионами погубленных и не рожденных душ.
   Такая оценка потерь России подтверждается ее сопоставлением с данными прогноза Д. Менделеева по результатам первой всероссийской переписи. Он предполагал увеличение населения на территории России к 80-м годам 20 столетия до 420-450 млн. человек. Если фактически численность населения СССР на 1989 г. составила только 286,7 миллионов человек, то разница действительно измеряется полутора сотнями миллионов, в том числе сотней миллионов русских.
   Это и есть цена относительно успешного противостояния России в мятеж-войне, развязанной против нее мировым сообществом, подъема национальных окраин и классовой борьбы на ее территории. Похоже, что такие потери подорвали человеческий ресурс нации. Его восстановление без принятия мер экстренного и даже непопулярного характера, в корне противоположных так называемым реформам, представляется крайне проблематичным.
  
  
  

Глава восьмая. О пользе дискуссий и вреде мифотворчества

  
   В 41 году другого Генштаба, как и других генералов не было.

И. Сталин

О вреде мифов и мифотворчества

  
   Думаю не сильно ошибусь, если скажу: любое объяснение причин поражения РККА в советско-финском конфликте и в начальный период Великой отечественной войны будет неполным. Будь то неготовность армии, недоверие Сталина к докладам разведчиков, отсутствие реалистической военной стратегии или глупость сталинских генералов. Более того, неудачная попытка доказать "вовсе неочевидное", может оказаться профанацией верной в принципе мысли.
   Имею в виду утверждение Ю Мухина, что "Сталин поднял войска по тревоге", которое не так уж далеко от истины по сути. Но опубликованные им в "Дуэли" документы ПрибОВО доказывают как раз обратное. Не мог Сталин в буквальном смысле поднять войска по тревоге, это действия тактические, которым предшествует сложная система оперативных мероприятий приведения войск в полную боевую готовность. Нет, и не было прежде соединения, в котором бы все было расписано Генштабом в его сов. секретных, с двумя нулями, директивах. На то есть прямые и непосредственные начальники. Их задача на месте определить и добиться исполнения мероприятий по повышению боеготовности войск в зависимости от нарастания угрозы в соответствии со степенями боевой готовности. Дело другое, что в низовых звеньях есть всякие люди, которые по своему разумению строят стратегию и тактику достижения задач. Естественно с разными результатами. Если "внизу" умные, то считай - повезло, если "не очень" умные вверху, моли бога, чтобы "пронесло военную грозу".
   Сама по себе тема "подъема войск по тревоге" переходит в несколько иную плоскость, обсуждения форм, способов и средств доведения решений до подчиненных. От ВГК до солдата, с известной поправкой на реалии, глупость, массовость сопутствующих явлений и репрессии.
   Но если бы что-либо подобное современным порядкам было в 1941 году, то стрелять нужно было бы всех без суда (а кто бы собственно стал судить?) от Верховного ГК до командующих ВО. Тогда в 41 году к счастью демократия в СССР была именно народной, было кому восстановить временно нарушенный порядок и судить. Поэтому обошлись малым. За "преступное бездействие и потерю управления войсками", повлекшие тяжелые последствия, расстреляли Героя Советского Союза командующего войсками Западного фронта генерала Д. Павлова с его бездарным генералитетом.
   Генералу Кузнецову повезло только потому, что немцы нанесли главный удар южнее, в полосе его соседа Павлова. Но с такими писульками как вы, Юрий Игнатьевич, привели для доказательств, до полного разгрома и расстрела в полосе ПриОВО "было тоже рукой подать".
   Специально для читателей привожу три из опубликованных в "Дуэли" боевых документов ПриОВО и КБФ:
  

ДИРЕКТИВА ШТАБА ПРИБАЛТИЙСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА

18 июня 1941 г.

  
   С целью быстрейшего приведения в боевую готовность театра военных действий округа ПРИКАЗЫВАЮ:
   4. Командующим 8-й и 11-й армиями:
   а) определить на участке каждой армии пункты организации полевых складов, ПТ мин, ВВ и противопехотных заграждений на предмет устройства определённых, предусмотренных планом заграждений.
   Указанное имущество сосредоточить в организованных складах к 21.6.41;
   б) для постановки минных заграждений определить состав команд, откуда их выделять, и план работы их. Всё это через "начинжов" (так в первоисточнике, С.А) пограничных дивизий;
   в) приступить к заготовке подручных материалов (плоты, баржи и т.д.) для устройства переправ через реки Вилия, Невяжа, Дубисса.
   Пункты переправ установить совместно с оперативным отделом штаба округа.
   30-й и 4-й понтонные полки подчинить военному совету 11-й армии.
   Полки иметь в полной готовности для наводки мостов через р. Неман.
   Рядом учений проверить условие наводки мостов этими полками, добившись минимальных сроков выполнения;
   е)командующим войсками 8-й и 11-й армий - с целью разрушения наиболее ответственных мостов в полосе: госграница и тыловая линия Шяуляй, Каунас, р. Неман прорекогносцировать (!) эти мосты, определить для каждого из них количество ВВ, команды подрывников и в ближайших пунктах от них сосредоточить все средства для подрывания. План разрушения мостов утвердить военному совету армии.
   Срок выполнения 21.6.41.
   7.Командующим войсками армий и начальнику АБТВ округа.
   Создать за счёт каждого автобата отдельные взводы цистерн, применив для этой цели установку контейнеров на грузовых машинах, количество создаваемых отдельных взводов - 4. Срок выполнения -23.6.41 г. Эти отдельные взводы в количестве подвижного резерва держать: Тельшай, Шяуляй, Кейданы, Ионова в распоряжении командующих армиями.
   д)Отобрать из числа частей округа (кроме механизированных и авиационных) бензоцистерны и передать их по 50 проц. в 3 и 12 мк.
   Срок выполнения 21.6.41 г.;
   е)Принять все меры обеспечения каждой машины и трактора запасными частями, а через начальника ОСТ принадлежностями для заправки машин (воронки, вёдра).

Командующий войсками ПрибОВО

генерал-полковник КУЗНЕЦОВ

Член военного совета корпусной комиссар ДИБРОВА

Начальник штаба генерал-лейтенант Клёнов

ЦАМО, ф.344, оп.5564, д.1, лл.12-13. Подлинник.

  
  

РАСПОРЯЖЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА 8-Й АРМИИ ПРИБАЛТИЙСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА

  

18 июня 1941 г.

   Оперативную группу штаба армии перебросить на КП Бубяй к утру 19 июня.
   Немедленно готовить место нового КП. Выезд произвести скрытно, отдельными машинами.
   С нового КП организовать связь с корпусами в течение первой половины дня 19 июня.
   Начальник штаба 8-й армии генерал-майор ЛАРИОНОВ
   ЦАМО, ф.344, оп.5564, д. 1, л. 16. Подлинник.
  
   ДОНЕСЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО краснознамённым БАЛТИЙСКИМ ФЛОТОМ КОМАНДУЮЩИМ ЛЕНИНГРАДСКИМ И ПРИБАЛТИЙСКИМ ОСОБЫМИ ВОЕННЫМИ ОКРУГАМИ, НАЧАЛЬНИКУ ПОГРАНВОЙСК

20 июня 1941 г.

  
   Части КБФ с 19.6.41 года приведены в боевую готовность по плану 2, развёрнуты КП, усилена патрульная служба в устье Финского залива и Ирбенского пролива.

Командующий КБФ вице-адмирал ТРИБУЦ

ЦАМО, ф.221, оп.1394, д.2, л.59. Подлинник.

  
   К несчастью И. Сталин не оставил мемуаров, но его предвидение о лжи в его адрес оказалось сущей правдой. Современные интерпретаторы истории взялись громоздить ложь и сочинять мифы, в том числе о деятельности Верховного Главнокомандующего.
   Именно поэтому не удержусь от пространной цитаты:
   "Жертвы войны обязывают нас преодолеть заблуждения, ошибки и упущения прошлого. Они побуждают нас к обновлению... Свобода и независимость являются ... не только проблемой военной готовности, наличия новейшего вооружения, верных и решительных союзников, но и в не меньшей степени - проблемой поиска политических идей, проблемой укрепления общественного строя. В этом смысл традиций военной службы, чести, долга и товарищества смогли бы принести самые неожиданные и богатые плоды".
   Добавить к этому нечего, в связи с актуальностью сказанного Г. Фриснером, немецким генералом в 1947 году.
   Как говорится, не ведая того, Фриснер "попал не в бровь, а в глаз" российским реформаторам и военным строителям конца второго тысячелетия.
   Эту цитату с вопросом: когда и кем это написано, я задал "в приличном обществе" военных патриотов. Не угадал никто. Ссылались на начало века, называли Малиновского, Василевского, Рокоссовского, даже с сомнением упомянули генерала Власова, дошли до современности и не нашли ни одного достойного этих слов.
   Если бы у нашего советского офицерства, и генералов было бы побольше агрессивности и, в хорошем военном смысле, "лапидарной деловитости пруссаков" (выражение Г. Фриснера), то особая, сложная и на сегодняшний день весьма актуальная тема "о чести и достоинстве" не имела бы почвы для обсуждений даже в "Дуэли", и если уж был упомянут Власов, то читателям будет не вредно ознакомиться с отрывком из речи Г. Гиммлера с описанием обстоятельств его "пленения и предательства".
  

Перейдем к нашим баранам

  
   Согласитесь, что "поднять по тревоге" и "привести в полную боевую готовность" не одно и то же. Это знает любой лейтенант.
   Однако вне связи с этими понятиями, Мухин пишет, что, "приказ привести войска в боевую готовность был дан начальником Генштаба РККА Г.К. Жуковым за 4 дня до начала войны - 18 июня 1941 года" (что совпадает с датой Директивы штаба ПриОВО), и основывает свое утверждение предположением, что "этот приказ либо скрыт, либо уничтожен".
   Даже от имени НКО Г. К. Жуков вряд ли мог отдать приказ на подъем войск по боевой тревоге. Тем более через голову НКО и НГШ это не мог сделать И. В. Сталин.
   Однако, допускаю, что в приведенных Ю. Мухиным документах из соображений секретности и, в следствие установленного порядка изложения директивных указаний, опущены ссылки на устный приказ НКО (?), директиву ГШ или устные приказания НГШ РККА. На основании этого и были отданы указания, в том числе и в письменном виде, войскам округа, которые в письменном и устном изложении имели существенное различие.
   И, тем не менее, представляется весьма сложным стереть из памяти причастных к делу людей такие важные детали и обстоятельства как приведение войск в полную (мое уточнение, - А. С.) боевую готовность и основания для проведения таких действий. Такого указания 18 июня не было, как бы этого не хотелось Ю. Мухину. Это следует из содержания приведенных документов.
   Если бы военный читатель не прочитал перед ознакомлением с указанными документами статьи К. Колонтаева в том же номере "Дуэли", то эти бумаги вызвали бы у него сомнение в их подлинности. Не только по выше изложенным соображениям повышенной секретности (на всякое упоминание о характере приготовлений было наложено негласное "табу"), но по стилю изложения и по содержанию.
   В самом деле, так изложить задачи в приказе можно только с похмелья или при наличии "кулацкого образования" на трехмесячных курсах. Я уж не говорю о терминологии, принятой в такого рода документах. Впечатление такое, что действительно стенографически точно переданы умные мысли импровизировавшего на тему отражения агрессии не совсем понимающего о чем идет речь "чурки нерусской". Кстати говоря, иногда нерусские начальники отличаются исключительно точной формулировкой мыслей по-русски (естественно, если они "образованы" вместе с русскими в училищах и в академиях и не страдают манией величия).
   Примеров в предложенных вами документах предостаточно.
   Впрочем, бог с ним. Мухин обвинит в излишней пристрастности к уважаемым людям.
   Но что за формы общения с подчиненными применены здесь: устные указания, директивы штаба, приказы штаба или все же командующего ОВО?
   Пусть будут ПРИКАЗЫ.
   Однако я думаю, что это неудачное воспроизведение штабом еще менее удачных устных указаний КВО с получением устного распоряжения НГШ, туманного по сути, со ссылками на директиву о приведении войск в полную боевую готовность (пресловутый красный пакет"). И доведены эти указания были вполне возможно командующим лично до командующих армиями с записью офицерами штаба. В последствии слово в слово эти импровизации были задокументированы и оказались в "ЦАМО, ф. 344,оп 5564 и т.д.
   Обычный "порядок", который и сегодня существует.
   Что было, то было. В подлиннике, в копии, в восстановленном варианте или как то иначе, но о чем все-таки сии ПРИКАЗЫ?
   Лично я, прочитав эти документы, становлюсь в тупик и задаю себе вопрос: имеет ли командующий армии, получивший эти указания, представление о цели действий войск РККА вообще и в частности в полосе округа на 18-19 июня (за четверо суток до величайшей войны), о замысле командующего округа, о силах и средствах, выделенных старшим начальником, о времени и характере действий, о важнейших для округа задачах его войскам?
   Можно ли эти невразумительные указания, принимать за приказ поднять подчиненные войска по боевой тревоге (на чем настаивает Мухин) или командующему армией следует ограничиться выходом в "районы укрытия" (?) с приведением войск в полную боевую готовность, того хуже "руководить оборудованием полосы обороны... работу на которой усилить". А может быть ему вообще ничего не делать, в ожидании команды отставить или дождаться указаний на вскрытие "красного пакета"?
   Что все это значит, какие я, командующий армией, должен отдать указания войскам, конкретизируя "ценные указания" переданные устно и записанные для документирования штабом?
   Вот уж действительно, "Этот стон у нас песней зовется..."
   Представьте себе невероятное и в то же время очевидное: наша военная наука вполне серьезно изучала весь этот бред под названием "опыт" и "делала научно обоснованные выводы" о необходимости совершенствовании системы боеготовности. Между тем все "осталось как при бабушке Екатерине Алексеевне".
   Могу Вас заверить, все осталось как прежде. Именно потому, что незабвенный "унтер" существует, а лапидарной и так необходимой военной деловитости, агрессивности и войскового товарищества как не было, так и нет.
   Поднять по учебной тревоге "современное соединение" проблема. И не по тому, что плохие солдаты и войска необучены действиям, а потому, что команды отдаются так же невразумительно, как и в 1941 году. Не везде и не всеми, но в принципе это общее место даже в сфере большой политики.
   И если бы сегодня удалось побывать на разборе учений, то можно услышать много любопытного, как слышанного ранее: в том числе в 1940 году на известном совещании высшего командного состава с участием И. В Сталина. Вникните, кто, что и как докладывал на этом форуме светочей военной мысли, и станет ясно, что "история учит только одному, что ничему не учит".
   Предвижу возражения о "танцорах, которым все мешает". Но они, "танцоры-словоблуды", действительно искали и ищут пристойные оправдания и причины для отказа от выполнения конкретных задач. Тех насущных задач, которые были в принципе "поставлены самим Сталиным". Не ищу причин, но хочу "понять маневр" наших поводырей, как суворовский глубоко уверенный в своем фельдмаршале солдат.
   Долгие годы, имея дело на разных уровнях (от взвода до Генерального штаба) с приказами, директивами и указаниями "унтеров в звании генералов, полковников" и чинов рангом пониже, в полной мере сознаю, к чему приводит бестолковый приказ, глубоко убежденных в своей непогрешимости начальников. Приказ, который позволяет толковать его в меру собственного глупого понимания слов, военных терминов и ситуации. Со своей личной кочки на болоте. Понимать указания неглупого начальника в изложении его высокомудрых подчиненных (пораженных известным недугом "дучизма") иногда хочется прямо в противоположном смысле. Могло быть и по другому: "мысль" безграмотного начальника излагалась буквальным образом исполнительными подчиненными. Вариантов море, но все с одинаковым успехом приводят к бардаку в мирное время, к сокрушительным поражениям и необоснованным потерям в войне.
   "Каков поп таков и приход", в жизни явление не редкое. Впрочем, и противоположное по смыслу утверждение не менее верно и так же не представляет исключения. Именно поэтому умный комдив Провалов (из статьи К. Колонтаева) потребовал письменного приказа для своего прихода-дивизии, а "унтера" Колпакчи и его начальник штаба отделались разговорами, которые ничего не объясняли в замысле его епархии-армии и не требовали от воинов, "окормляемых" военной мудростью командарма, стоять насмерть.
   Как мог бы поступить Провалов? Понять невразумительные намеки Колпакчи буквально: сдать Сталино без боя с высокой вероятностью получить "заслуженное наказание"?
   Поэтому не так уж и плохо "перебдеть", а еще лучше посылать бестолковых начальников молча, куда подальше, придумывая толковые объяснения своих действий для прокурора. И делать... дело. Так и поступил Провалов, обеспечивший более или менее организованный отход войск на фронте армии.
   Но все-таки, "что написано пером того не вырубишь топором". "Написали" (?) Кузнецов с Кленовым приказ и, по сути, оказались в дураках. Колпакчи не написал, и все промолчали. Один Провалов возразил, его за это под трибунал.
   Кто и как понимал указания (с каких кочек или высот) понять не сложно. Достаточно сравнить изложенное в ПРИКАЗАХ Кузнецова и в Донесении Трибуца. Слова были в РККА, и они обернулись большой кровью. Дела, как известно, были на Флоте, потери которого 22 июня оказались минимальными. Обратите внимание, сколько пустых фраз у Кузнецова и какая краткость в донесении (точнее в информационном сообщении) командующего КБФ вице-адмирала Трибуц.
   Еще хуже ситуация со "словами и делами" была в ВВС.
   "Там где начинается аэродром, там командует колхоз". Этот "колхоз" и был разгромлен в первый день войны.
   Все не критиканство и водевили, а реальные события и дела. А подумать над этим нужно потому, что хреновыми бумажками ничего не докажешь, и слова в дело не пришьешь. А Мухин пытается бумажками и словами недоказуемое, как будто есть нужда доказывать необходимость прямых указаний И. В. Сталина, который по Мухину говорит с народом прямо и без затей: "в окоп шагом марш!"
   Так ли это было просто на самом деле?
  

"Мне не нужно уважение, хватит одного страха..."

  
  
   Увы, "городов не оставлял и не брал".
   Сожалею, не авторитет и приведу совершенно банальный по содержанию случай из своей тридцатидвухлетней службы в ВС СССР и РФ. Некоторое время служил в оперативном отделении штаба дивизии, хорошо был знаком с особенностями и содержанием работы управления и штаба соединения. Ни одно учение за все годы службы в 111 мсд (г. Сортавала, южная Карелия) "мимо меня не проехало".
   Однажды на разборе учений, которые проводил командующий ЛенВО, заштатная дивизия, ничем себя особенно не отличавшая ранее, была отмечена в лучшую сторону по исполнению, а главное прохождению в срок разного рода отчетных и боевых документов (приказов боевых распоряжений, донесений и оперативных сводок). Поскольку это были КШУ на местности, то главным и объективным показателем работы штаба были показатели перемещения ПУ, развертывания узлов связи и документооборота. Связисты работали по полной программе сокращенными расчетами. Впрочем, и оперативное управление работало на пределе, т.к. вместо 9 человек по штату было всего трое. Остальные были призваны на время учений из частей. Они "подрабатывали" и невольно создавали хаос, но освобождали штатный состав, например, от несения службы оперативным дежурным.
   Более чем лестные оценки командующего ЛенВО с подачи посредников при дивизии и при штабе армии объяснялись просто.
   Вместо того чтобы писать пространные портянки на бланках телеграмм ЗАС, мне было разрешено диктовать их прямо с карты и по памяти телеграфисту в аппаратной. Оформлением документально можно было заниматься в свободное время. Например, объем оперативной сводки в штаб армии доходил до 8-9 листов писанины убористым почерком, периодичность отправки один раз в сутки, боевого донесения - 5-6 листов, дважды в сутки и по мере необходимости (например, после принятия решения или при "резком" изменении обстановки). То же происходило с боевыми распоряжениями полкам (оперативные группы которых на учениях выступали в роли "концевиков" в системе управления войсками). Все это фиксировалось посредниками в виде принятых по факту передачи адресатами документов, предусмотренных табелем донесений. Знатоки поставят под сомнение изложенное выше и скажут: "не может быть". Но так было, из этой "счастливой песни слова не выкинешь". И "попы" (командир дивизии Кулинский Е.А. и НШ Полторак Д. Ф.) были хороши и "приход" во главе с начальником оперативного отделения штаба Кононенко Мишей тоже не подкачал. Да собственно управление было сколочено, все работали на доверии и уважении мнений, исполнения приказов, распоряжений и указаний. Основной состав понимал друг друга почти с полу слова, работал не за страх, а за совесть.
   Не скажу, что была полная идилия. Как-то на других учениях упомянутые Кулинский с Полтораком приговорили меня "к расстрелу" за срыв в выполнении задачи. И все же время советское было счастливое.
   Не верьте тем, кто говорит, будто бы ему не дала ходу проклятая система. Если ты не калдырь, не идиот и не самодур, то для тебя была открыта дорога к продвижению.
   Кстати говоря, через три года после выпуска из училища я беспартийный старший лейтенант был назначен на майорскую должность. Правда, по этому поводу в личной беседе с НШ 6-ой армии генералом В. Панкратовым, некоторое время спустя, был удостоен недоуменного вопроса: "Капитан, как ты оказался на этой должности, не имея партийного билета?"
   Прошло немного времени, командир, как все неординарные люди от большого ума и "слабой воли", запил, и был снят "за развал боевой подготовки". Дивизия покатилась по наклонной. С прибытием нового комдива подполковника (!) из Киевского ВО "кадры начали разбегаться и изгоняться". Меня Д. Полторак, от греха подальше, выдвинул, отдал в полк на должность комбата.
   Примерно через пол года, будучи дежурным по полку, мне пришлось до часу ночи сопровождать поход нового комдива по расположению части и выслушивать его мудрые указания для передачи командиру полка. Разумеется, часть из них для исполнения к утру. (Принцип "ночь кормить, к утру зарезать" действовал)
   Одно из указаний заключалось в том, что к рассвету должны быть перекрыты завалами подъездные пути к казарме и к столовой со стороны штаба. По мнению комдива "в полку проходной двор, все ездят на чем попало и где попало". Из этого следовало, что "бардак с ездой нужно радикальным образом пресечь". Пользуясь личной известностью комдиву, я сделал попытку возразить, основывая это тем, что небезопасно перекрывать подходы к объектам с парадного въезда. Тактично высказал мнение, что такие указания не вызывают энтузиазма по срокам и не прибавляют уважения к начальству ввиду их явной дурости. На это последовала весьма твердая отповедь о вреде перереканий и заключение, что "ему (комдиву) уважение не нужно, достаточно того, что его все боятся".
   Самое смешное и вместе с тем трагичное то, что история имела продолжение. Как говорится, "накаркал капитан". Дороги были перекрыты бревнами в виде "надолбов" (закопанных бревен), правда, с участием командира полка майора Гулина, который исполнил все буквально и без возражений. Трагичность заключалась в том, что буквально через две недели сгорела щитовая казарма, высохшая с окончания войны как порох и крашенная внутри бог весть сколькими слоями масляной краски. Занялся деревянный барак в течение 5 минут и сгорел ровно за полчаса, до головешек. Их даже заливать не пришлось, да собственно и залить было нечем. Все полыхало и взрывалось, пожарные машины стояли перед "надолбами", а когда сделанные на совесть с дурацкой исполнительностью завалы разобрали, то оказались перед другими заграждениями, сооруженными на пути теперь уже к пожарному водоему.
   Вместе с казармой сгорело практически все имущество и вооружение двух рот. Погибли два пьяных приписника, которые без сил храпели в каптерке. В панике, когда выбирались через окна, о них забыли. По всей видимости, пьянчуги и были виновниками торжества, - "курение вредно для здоровья".
   Согласитесь, что подобного рода примеры можно увидеть сплошь и рядом. Не только в Армии, но и на гражданке еще чаще и с большей дуростью.
   То, что наших начальников иногда "дучит" от сознания собственной гениальности не секрет. Бывает и хуже, когда с похмелья отдают такие указания, что не то, что трезвый подчиненный не понимает о чем идет речь, но и сам протрезвевший начальник бывает весьма удивлен собственным приказам.
   Далек от мысли, что накануне войны НГШ РККА и КВО вместе с ЧВС и НШ были в похмельном состоянии, когда отдавали приказы "своему приходу", то есть РККА и командующим армиями. Но, по всей видимости, вчерашние "унтера", поднаторевшие в "дучизме" сыграли злую шутку с вооруженным народом, который тоже в 41 году не здорово выглядел в отделениях, ротах, батальонах и полках. Не смотря на "высокую обученность приписного состава".
   В этой связи к убийственной обостренной до предела по актуальности характеристике командных кадров русской армии, приведенной Колонтаевым, можно было бы добавить сказанное каким то немецким военным авторитетом: "в вермахте не было лучше солдат (и офицеров, - А.С.) чем в 41 году, а у советов не было лучше солдат (и командиров, -А.С.) чем в 45".
   Присоединяюсь к мнению авторитетов. Командиры в 45 году были уже не "унтера". Для разгрома "миллионной Квантунской армии Японии" советским маршалам и офицерам с опытом войны на западе потребовалось чуть меньше месяца с помощью армии, личный состав которой на 50% состоял из солдат, четыре года сидевших в УРах .
   А что были за приказы?
   Думать нечего, "блеск и классика".
   Не стоит впадать в крайности и обостренную характеристику русского офицерства, данную Степняком-Кравчинским, принимать за действительность. Но все кроме, быть может, "халатов и тапок" более чем узнаваемо и актуально сегодня.
  

О кадрах и офицерах генерального штаба

  
   Изложенное выше, безусловно, несколько обостренное восприятие событий давно минувших дней на фоне общего, мягко говоря, разложения офицерства.
   Кстати о тапках, халатах и "разночинцах". При всей его "столичности", МВО, пожалуй, самый удивительный по части указанных предметов и "разночинных кадров". Лапидарная деловитость офицерского корпуса МВО в части приобретений и угождения доведена до предела, а в "тапках и халате" офицер мог появиться в строю части. В ДВО другая болезнь - "долампизм" и одновременно высокая способность к выживанию в скотских условиях.
   Разночинцы - двухгодичники поразили душу сухопутных войск еще в 60-е годы. На сегодняшний день шестой за восемь последних лет начальник Генштаба не кто иной, как бывший разночинец из двухгодичников. Не хочу оценивать его деятельность, эту тему следует отложит на 5-6 лет. Но то, что он перед всем миром без суда и следствия назвал "негодяем и преступником" своего однополчанина и, между прочим "первого офицера, награжденного "Орденом Мужества" на второй чеченской войне, командира 160 тп Ю. Буданова, кое о чем говорит.
   А вот генерал В. Шаманов напротив заявил, что "родителям нечего стыдиться своего сына". Буданов ждет "справедливого приговора" осуждения пожизненное заключение, его жена живет в России как нелегал, боевики немедленно освобождаются за неимением улик. "Тракториста" Салаутдина Темирбулакова едва не оправдали, только наличие записи его личного участия в расстреле солдат российской армии не позволило освободить его из зала суда. Чеченские снайперши, подобно Эльзе Кунгаевой, "невинной жертве" Буданова, расстреливают русских солдат ее папаша в окружении своры московских адвокатов прибыл в Ростов-на-Дону.
   Лично ни с Будановым, ни с его бывшими начальниками не знаком и не хочу продолжать тему преступлений и их преждевременной оценки.
   Но имел удовольствие знать "спинжака" из студентов, заместителя командира 111 дивизии, который имел "садово-огородное образование" и продвигался по службе как объект эксперимента командующего ЛенВО генерала Грибкова. Последний писал диссертацию на тему о подготовке кадров и пользе разночинцев для ВС. Однажды его протеже, при докладе замысла, начал примерно так: "Мы тут посовещались и решили..." На это зам. командующего округа генерал Зарудин резонно заметил: "вы не в колхозе, и докладывайте по форме, как положено единоначальнику". Грубо, но точно.
   Хороший командир действительно формулирует замысел и принимает решение сам в поте лица, но с участием и при помощи специалистов своего дела, на основе необходимых расчетов штаба. Он отвечает за принятое решение единолично и не переваливает ответственность за ошибки на подчиненных. Это если хороший командир. Такой ответственно докладывает: "Я решил..." Примерно так работал Е. Кулинский, и был порядок в танковых войсках.
   Ленивый начальник на определенном этапе самоустраняется от работы и только изображает видимость деятельности. Все переваливает на НШ и замов. Ночью, когда штаб работает с наибольшим напряжением, он спит, и к назначенному сроку появляется посвежевший перед уставшими подчиненными со словами: "Где мое решение..." То самое, к которому отношение он лично имеет весьма приблизительное.
   Это порождает безразличие у одних и возмущение у других. Мой непосредственный начальник в ответ на такое поведение командира однажды так разволновался, что попал с учений в госпиталь, в 43 года был комиссован и умер через три года с горечью и обидой на комдива.
   Есть начальники другого типа, которые во все суют свой нос, отдают указания, повторяя известное из обязанностей подчиненных. Более того, стараются заняться делами подчиненных вплотную, возят простым карандашом и резинкой по карте часами, затягивая работу, в то время как нормативом установлено время принятия решения в полку в течение 2-3 часов, в дивизии - 5-6 часов, в штабе армии - 10-12 часов.
   Как правило, эти сроки не выдерживаются.
   Причины разные, в том числе указанные выше. Например, на учениях требуется исполнить в красках картину Репина "Не ждали" 2х1,5 метра, то есть решение на карте с пояснениями и расчетами. Дело трудоемкое и, на мой взгляд, не нужное в боевой обстановке. Как отчетный документ для прокурора и во исполнение требований Наставления по службе штабов "решение" нужно. Но даже через 5 часов оно редко бывает готово.
   Такого рода работа порождает организационный хаос, доводит офицеров до крайности. Нечто подобное случилось со мной. В ответ на нудные и совершенно ненужные указания начальника политотдела по моему ведомству в присутствии моих прямых начальников я проявил агрессивность и послал его по известному адресу. Комдив с НШ промолчали, а я нажил врага.
   Действительно - "война фигня, главное маневры" на карте, а еще чаще между начальниками.
   Свободен от этих штучек только высоко подготовленный профессионал, например офицер "Генерального штаба". Формально такой фигуры в войсках ВС России нет. Но фактически присутствие в дивизии или в полку толкового подполковника из ГШ вызывает необычайный эффект. Доказательств этого не требуется, а опыт свидетельствует, что наличие в дивизии начальника оперативного отделения в статусе "офицера Генерального штаба России" представляется необходимым.
   Это пока фантазии офицера Генерального штаба ВС РФ, чувствуешь, читатель разницу в терминах. Но приведенный выше пример с организацией "документооборота необычным образом" в 111 дивизии вопреки установленным правилам оказывает, что кое, что нужно изменить. Тем более, что появились компьютеры и другие средства автоматизации штабного труда.
   Представьте себе что стоит, например, разработка оперативной сводки объемом в 9 страниц, с указанием десятков номеров частей, их состава, положения, состояния, обеспеченности, результатов выполнения задач, рубежей и районов.
   Изложение 9 страниц "телеграфом из головы" требует нескольких часов, а сбор (добывание) данных с нуля, не усвоив принятого порядка изложения сводки, вообще немыслимое дело. Здесь нужен профессионал высокого класса.
   Именно поэтому командиры организаторы и толковые штабные офицеры в большой цене. Если эти качества совпадают в человеке или в коллективе, то это величайшее счастье и тогда не будет проблем, хаоса, расстрелов и репрессий.
   Знаю нелюбовь Ю. Мухина к офицерам Вооруженных Сил и, тем не менее, "если бы да кабы"..., да на всех руководящих шестках в России работали "деятельные командиры в связке с толковыми штабными офицерами", то хаоса в стране было бы поменьше.
   Именно поэтому не было лучшей армии в мире, чем Советская Армия образца 1945 года, а ее Верховный Главнокомандующий заслуженно был удостоен звания Генералиссимус.
   Невольно возвращаюсь к Г. Фриснеру: "...традиций военной службы, чести, долга и товарищества смогли бы принести самые неожиданные и богатые плоды". Сказано о послевоенной Германии, но насколько актуально звучит для офицерства, разгромленной России и ее деполитизированной армии.
   Но чтобы это понять - нужно избавиться от "дучизма новых унтеров", где бы они не появились. Возможно ли это?
  

Глава девятая. Пора и меру знать

   Очевидцев, способных полно изложить события, дать объективную оценку фактам и последствиям войны остается действительно все меньше. Между тем все больше становится тех, кто плодит мифы, верит им и готов добровольно заблуждаться.
   Характерным в этом смысле является "свидетельство" упомянутого ранее полковника и ветерана 38 стрелковой дивизии А. Лебединцева, опубликованное в НВО (4 2001 г.) под заголовком "Все круги военного ада".
   В контексте статьи ветерана, несколько слов о "боеспособности и боеготовности" войск в мирное время и ходе войны.
  

"Исторические водевили"...и боеспособность войск

  
   В прессе периодически инициируются дискуссии о приказе 227 от 28 июля 1942 года, более известный под названием "Ни шагу назад". Он действительно носил шоковый, чрезвычайный характер и полностью соответствовал обстановке на фронте.
   Суровые и беспощадные строки приказа, доведенные до каждого солдата, служили одной цели - остановить отход войск, так как дальнейшее беспорядочное отступление могло привести к катастрофе на всем трехтысячном фронте от Балтики до Кавказа.
   Не смотря на очевидную необходимость приказа 227, споры о нем не умолкают.
   Говорят, что этот приказ унижал человека и воина (по существу об этом же пишет Лебединцев в своей статье), утверждают, что никакие приказы не могут сделать труса героем, предателя патриотом. Отмечают, что под действие приказа попало множество мужественных людей, они были незаслуженно объявлены предателями, паникерами и осуждены для службы в штрафных батальонах.
   Судят И.Сталина и приказ, за то что якобы в его основе был заложен порочный принцип - "лес рубят, - щепки летят".
   И все же нельзя не признать, что приказ переломил не только настроения в войсках, но и оказался важнейшим условием для изменения ситуации на фронте. Отходившие ранее с темпом в 15-20 километров сутки, по сути бежавшие с поля боя войска начали планомерный отход, удерживая, насколько это было возможно, и оставляя каждый назначенный для обороны рубеж уже преимущественно по приказу.
   Уроки выполнения этого приказа имеют непреходящее значение для понимания того, как человек выдерживает страх смерти и ужас войны, не теряя мужества и присутствия духа. В конечном счете, именно мужество каждого бойца непременное условие выполнения задачи подразделением, частью соединением и, наконец, фронтом. Без этого не может быть победы, а критика приказа и попытки его оспорить в боевой обстановке или по прошествии времени (речь идет не только о приказе 227) не могут расцениваться иначе как предательство и подрыв духа народа.
   Спрашивается, что могло помочь бегущим советским войскам в июле 1942 года?
   Уж конечно не наступление союзников, которые только еще "собирались на войну".
   И по сей день американцы считают, что из четырех "профессионально подготовленных" бойцов только один является "реальным участником боя", а трое явным или косвенным образом уклоняются от участия в боевых действиях. По разным причинам и под разными предлогами, включая страх, который можно подавить воспитанием психологической устойчивости или страхом неотвратимого наказания за предательство.
   Без психологических наблюдений Ставка ВГК и ГШ пришли к выводу о необходимости "шоковых мер" в чрезвычайных обстоятельствах.
   Морально-психологическое состояние войск, это один из факторов определяющих потери наряду с другими условиями. От части морально-психологическим состоянием личного состава наряду с приобретением опыта ведения операций РККА, объясняется "положительная динамика" изменения безвозвратных потерь по отношению к общим. В ходе войны наблюдается устойчивое снижении доли безвозвратных потерь войск по отношению к общим в операциях 1941-1945 года с 27,8% до 7,1%.
   Как сегодня психологически готовят наших будущих защитников к военной службе и к выполнению воинского долга с риском для жизни, думаю, пояснять не нужно. В основе принятого сегодня процесса предпризывной подготовки только страх и неуверенность, а главная целевая установка семейного воспитания - уклонение от службы любой ценой.
   Не придется ли в определенных не самых трудных обстоятельствах издавать нечто похожее по содержанию на приказ 227?
   Нельзя не согласиться с Лебединцевым, всего лишь повторившим известное: "войну выигрывает не солдат, а народный учитель в сельской школе". Именно он воспитывал вместе с семьей защитников Отечества в прошлом (сказано это, кстати говоря, о немецком учителе, каким то национал-фашистким деятелем).
   Но, похоже, что сегодня положение радикальным образом изменилось.
   Уже не семья и школа готовят мужчин, а улица и ТВ формируют субтильных мальчиков более похожих на девочек и хулиганов, более похожих на бандитов с большой дороги. Сужу об этом по московским школам.
   Что будет, если школу переведут на 12 летний срок обучения?
   Кого мы воспитываем и ради чего?
   Уважаемый ветеран среди прочих соображений и "оценок" заявляет, что "во время советско-финской войны РККА потеряла в десять раз больше личного состава, чем финские вооруженные силы", а "в Курской битве, обороняясь КА, потеряли в четыре раза больше личного состава чем наступавшие немцы".
   К сведению очевидца, в Курской стратегической оборонительной операции за период с 5 по 23 июля 1943 г. три советских фронта потеряли убитыми и пропавшими без вести около 70 тыс. человек (около 6% первоначальной численности войск). В то же время немецкие войска потеряли безвозвратно около 186 тысяч (около 18% численности наступательной группировки). В двух стратегических наступательных операциях (Орловской и Белгородской) с 12 июля по 23 августа безвозвратные потери пяти фронтов РККА составили 190 тыс. человек (около 7,5-8% от первоначальной численности войск). Примерно за тот же период гитлеровские войска в оборонительных сражениях на этом направлении безвозвратно потери около 200 тысяч человек (20% от первоначальной численности наступательной группировки).
   Таким образом, только безвозвратные потери немецких войск на курском направлении летом 1943 г. составили около полумиллиона человек. В течение лета немецкое командование поставило на фронт в виде резервов соединения и части общей численностью 450 тыс. человек и еще не менее 300-350 тыс. человек ОКВ наскребло на восполнение потерь в розницу. Потери порядка полумиллиона убитыми и пропавшими без вести в операциях лета 1943 г. немецкое командование уже не смогло компенсировать до конца войны.
   Это и было одним из главных условий перелома в войне с Германией.
   Что касается преимущества советских войск, то и здесь Лебединцев несколько преувеличил. Соотношение сил и средств на первом этапе было 1:1,3, а на втором - 1:2, в пользу советских войск. В такого рода операциях, это было обычным и почти закономерным на протяжении всей войны. Если на фронте в три тысячи километров совсем не обязательно иметь подавляющее или хотя бы 2-3 кратное превосходство, то на оперативном уровне создание в наступлении создание такого превосходства почти обязательно. Известно, что в тактике не мыслимо начинать наступление или атаку не имея 3-6 и даже 10 кратного огневого и численного превосходства. Это почти закономерность. Безусловно, были исключения, но в массе своей статистика операций и боев подтверждает именно это.
   Очевидно, что по неведомым для читателей причинам А. Лебединцев привел "не вполне корректные цифры" соотношения численности войск и потерь в ходе операции, заявляя, что "при четырехкратном превосходстве наши войска имели в четыре раза больше потери".
   Легкие подозрения в предвзятости имеют место и по отношению к самой редакции НВО, позволяющей на своих страницах (имею в виду не только статью Лебединцева) печатать суждения очевидцев, возведенные на страницах газеты в ранг некой закономерности.
   Если бы приведенные выше "факты" были исключением в статье Лебединцева, то можно было бы не обращать на это внимание, но нечто подобное допущено им при оценке характера и потерь в советско-финской войне.
   Действительно "демографические потери" СССР в советско-финской войне составили около 120 тысяч человек. При этом безвозвратные потери были порядка 95 тысяч (примерно 12-20% средней численности войск группировки РККА, развернутой на Северо-западе в конце и в начале операций).
   Потери финских ВС за 105 дней войны составили по разным оценкам 48-60 тысяч (примерно 15-20% от средней численности войск на пяти операционных направлениях)
   Таковы факты, которые не будут отрицать ни финны, ни немцы при их скромности в оценках подвигов своих головорезов, при вполне объяснимой скрытности в оценке потерь в войне с СССР.
   Под стать написанному Лебединцевым прозвучало 4 февраля по РТР заявление о "2,5 миллионах павших под Ржевом в 1942 году и по сию пору не найденных воинах". Это в то время как средняя численность войск на всем советско-германском фронте от Заполярья до Ростова на Дону не превышала в то время 4,5 миллионов человек. (Речь, по всей видимости, идет о Ржевско-Вяземской стратегической операции, в которой принимали участие войска Калининского и Западного фронтов, развернутых на фронте 650 километров в период с 8 января по 20 апреля 1942 года).
   Таких "ревов" было не менее тысячи на всем советско-германском фронте, а в полосе действий указанных фронтов - по крайней мере, пол сотни. И если потери одной армии, полегшей под одним единственным городом, при ее численности 60-80 тыс. человек составили 2,5 миллиона за два-три месяца боевых действий, то какие потери понесла РККА в боях за тысячи городов и деревень на территории России и Европы за четыре года войны?
   В конце концов, нужно и меру знать.
   На самом деле, два упомянутых фронта при освобождении Московской и Тульской областей продвинулись на 80-250 километров. На начало операции фронты имели общую численность - около миллиона человек, среднюю суммарно - не более 800 тысяч, безвозвратные потери фронтов составили 272 тысячи убитыми, раненых оказалось 504 тысячи.
   Спрашивается, представляют ли репортеры и очевидцы сражений из Ржева о чем идет речь? Лебединцева следовало бы тоже спросить, чем объяснит столь разительное отличие потерь группировок КА в 1942 и в 1943 году? Наверное, не только тем, что летом немцы возили в обозе валенки для зимней кампании 1943-1944 года, а наши лейтенанты приобрели невероятный военный кругозор на "курсах младших лейтенантов".
  

Современные проблемы

   Вынесенные Лебединцевым в подзаголовки статьи проблемы без сомнения имеют место и существенное значение для современной российской армии.
   Здесь "превращение референтов в полководцы", материальная нищета одухотворенных офицеров и "отсутствие денег", без которых все же нет жизни войскам, и военная доктрина, которая не знает к чему готовить войска. Здесь потерянное поколение больных призывников, скороспелые лейтенанты без кругозора, которые за годы реформ стали подполковниками депутатами Думы, здесь "кадровая чехарда" в ГШ, где в последнее десятилетие сменилось шесть начальников.
   В таком ракурсе трудно что-либо возразить ветерану.
   Однако и меру знать все же нужно.
   Даже если ты очевидец следует думать о чем пишешь, не давая повода для публикаций твоих писаний в качестве водевилей на историческую тему.
   Именно о такого рода явлении, как известно, предупреждал Г. Жуков, называя мемуары некоторых очевидцев "историческими водевилями", в которых нет и намека на понимание величия подвига и тяжести потерь народа.
   Впрочем, не все так плохо на Руси.
   Близится годовщина подвига личного состава 6 роты псковских десантников, которые проявили удивительное мужество и присутствие духа. Погибли, но не отступили все, в живых осталось пол десятка солдат в возрасте от 19 до 23 лет.
   В соответствии с полученным приказом 29 февраля 6 рота 104 полка 76 дивизии в составе трех взводов, группы авианаводчика и артбатареи усиления была десантирована в район Улус-Керт с задачей не допустить прорыва банды Хаттаба в тыл главных сил "Восточной группировки" российских войск. Судя по всему, численность десанта была не более 90 человек.
   Днем 29 февраля 1999 года 6 рота 104 пдп 76 вдд сходу оседлала господствующую над ущельем высоту. Через три - четыре часа разведдозор вступил в боевое соприкосновение с бандой Хаттаба численностью до 1,5 тысяч человек, которая выдвигалась вдоль русла реки. В результате этого первого боя более 20 десантников не вышло в расположение роты, - разведдозор под командованием старшего лейтенанта Алексея Воробьева полностью погиб в неравном бою.
   В распоряжении командира роты осталось не более 65-70 человек.
   С наступлением сумерек начался ночной бой роты за высоту, который продолжался в окружении двадцатикратно превосходящего противника практически непрерывно до вечера 2 марта. С прорывом незначительной по численности группы резерва 104 полка 1 марта под командованием майора Доставалова ситуации не изменилась.
   По словам командующего восточной группировкой Г. Трошева поддержка роты осуществлялась только артиллерией с дальности 7-10 километров, авиация и боевые вертолеты по погодным условиям бездействовали. Когда боевики ворвались на позиции и огневой бой перешел в рукопашную схватку, было принято мужественное и, как оказалось, последнее самое верное решение - "вызвать огонь на себя".
   Ценой своей гибели десантники выполнили задачу. Прорыв боевиков в тыл "Восточной группировке" не состоялся. 3 марта из района боя в расположение полка было эвакуировано только шестеро живых десантников.
   Погибшим героям никто не читал приказ 227 или "что-то похожее" на него, но, по всей видимости, у них были хорошие учителя в школе, еще те, что учили "краткий курс ВКПб и КПСС".
   Не знаю поименно павших героев, вечная им память.
   На ум приходит имя Героя России, лейтенанта Евгения Осокина, командира взвода печально известной 131 мсбр, павшего смерью храбрых 2 января 1995 года в бою за Грозный. В 1994 году он с отличием закончил Московское ВОКУ и мог бы выбрать для службы любой округ. Лейтенант поехал туда, где шла незримая, готовая превратиться в настоящую война.
   Если на то пошло, то нашему народу давно приспело написать приказ "Ни шагу назад", поскольку ситуация более чем чрезвычайная и терапия нужна шоковая.
   Но кто его напишет?
   Путин, Зюганов? Сергеев, или может быт Квашнин.
   С Евгением Осокиным в СКВО прибыло около 30 выпускников училища.
   Где они дорогие мои ученики 1993-1995 гг. выпусков?
   На мой, неуместный с точки зрения прагматиков и приверженцев прав человека пафос, кое-кто скроит кривую улыбку. До них, как немцев и финнов с их "объективным мнением" мне собственно не имеет значения. Но если наши "очевидцы" и реформаторы при поддержке "независимого и популярного в военных кругах издания" пытаются навести "тень на плетень" и уже десятка лет разлагают армию, то здесь не до улыбок. Это не может не вызвать ответной негативной реакции, хотя бы в память павших за идею и Отечество героев.
   А если серьезно, то в пору воспользоваться опытом 1918 года, когда деморализованную пораженцами армию и население пришлось заново собирать и приводить в чувство весьма непопулярными мерами.
   Отступление двенадцатое.
   За неимением лучшего предлагаю современным офицерам ГШ ВС России перечитать нелишенные самолюбования, некоторой патетики и все же поучительные "Воспоминания солдата" Г. Гудериана, или хотя бы предлагаю ознакомиться с последней, приведенной в сокращении главой его книги.
  

Глава десятая. Ответ "ученому соседу" на его предложения по реформированию ВС РФ

  

Вместо введения

   По заказу СПС группа военных ученых, приближенная к "правым силам" и выдающая себя за элиту общества в сотрудничестве с институтом "проблем переходного периода" (Е. Гайдара), в начале лета "провела исследования, предложила президенту и упорно продвигает "свое видение решения проблем Вооруженных Сил".
   Естественно, что "официальные структуры" выразили желание обсудить проблему в узком кругу, при участии Е.Т. Гайдара и руководства МО. Подробности изложены в "Новых известиях" 18 октября 2001 года в статье с подзаголовком "в Совбезе появились не только "ястребы", но и "голуби", а так же в "Красной звезде" и в "Новых известиях". Анализ содержания статей показывает, что "Путин с предложениями СПС почти согласен и готов к утверждению указа" о переходе на профессиональную армию.
   Соображения СПС и МО известны и нет нужды пересказывать все изложенное выдающимися учеными и реформаторами, занимая внимание читателей. Но их проекты и предложения дают повод для невеселых размышлений о проблеме ВС, а так же о российской власти и военной науке.
   Невольно на ум приходит рассказ А.П. Чехова "Письмо ученому соседу". Не буду пересказывать его содержание (каждый грамотный и любопытный читатель может с ним ознакомиться в ближайшей библиотеке). Оставим из рассказа Антона Павловича только то, что могло бы послужить введением к повествованию о прожектах онаученных (точнее прикормленных деньгами СПС) "колхозов-академий" под названием "гибель России".

"Егорушка, мой свет..."

  
   "Не могу умолчать и не терплю когда ученые неправильно мыслят в уме своем и не могу не возразить Вам... Извените и простите меня старого старикашку и нелепую душу человеческую за то, что осмеливаюсь Вас беспокоить своим жалким письменным лепетом. Вот уж целый год прошел как Вы изволили поселиться в нашей части света по соседству со мной мелким человечиком, а я все еще не знаю Вас, а Вы меня стрекозу жалкую не знаете... Давно искал я случая познакомиться с Вами, жаждал, потому что наука в некотором роде мать наша родная, все одно как и цивилизацыя и потому что сердечно уважаю тех людей, знаменитое имя и звание которых увенчанное ореолом популярной славы, лаврами, кимвалами, орденами, лентами и аттестатами гремит как гром и молния по всем частям вселенного мира сего видимого и невидимого т. е. подлунного. Я не согласен с о. Герасимом касательно Ваших умственных идей, потому что живу и питаюсь одной только наукой, которую провидение дало роду человеческому для вырытия из недр мира видимого и невидимого драгоценных металлов, металоидов и бриллиантов, но все-таки простите меня, батюшка, насекомого еле видимого, если я осмелюсь опровергнуть по-стариковски некоторые Ваши идеи касательно естества природы. Вы сочинили сочинение, в котором изволили изложить не весьма существенные идеи на щот людей и их первородного состояния и допотопного бытия. Вы изволили сочинить что человек произошел от обезьянских племен мартышек орангуташек и т. п. Простите меня старичка, но я с Вами касательно этого важного пункта не согласен и могу Вам запятую поставить. Ибо, если бы человек, властитель мира, умнейшее из дыхательных существ, происходил от глупой и невежественной обезьяны то у него был бы хвост и дикий голос. Если бы мы происходили от обезьян, то нас теперь водили бы по городам Цыганы на показ и мы платили бы деньги за показ друг друга, танцуя по приказу Цыгана или сидя за решеткой в зверинце... Вы сочинили и напечатали в своем умном соченении, как сказал мне о. Герасим, что будто бы на самом величайшем светиле, на солнце, есть черные пятнушки. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Приежжайте ко мне дорогой соседушко, ей-богу. Откроем что-нибудь вместе, литературой займемся, и Вы меня поганенького вычислениям различным поучите."
   Может, быть мы действительно стали обезъянами... и новые "Цыганы водят нас по площадям и циркам" на показ мировой общественности?
   Впрочем, перейдем к делу...

Общие замечания по поводу "предложений"

  
   С точки зрения предложенного способа решения проблемы военного реформирования предложения "института исследования проблем переходного периода", разработанные выдающимися учеными Академии военных наук (будем считать, что опубликованная в Красной звезде 26 октября статья М. Гареева выражает солидарное мнение) заслуживают внимательного изучения специалистами не только СБ и министерства обороны, но и Совета безопасности при Президенте РФ. Можно согласиться с выводами автора статьи и предложений, что комплектование Вооруженных Сил на чисто контрактной основе, по меньшей мере, в ближайшие годы, является невозможным.
   Можно согласиться с оценками роли "военно-обученных ресурсов, как важнейшего фактора сдерживания внешних угроз" и основы формирования массовой армии военного времени. И нисколько не преувеличивая значения реформ, стоит отметить, что "изменение системы комплектования ВС является ее главным звеном в настоящем и в перспективе ближайших 10 лет". Нет никакого сомнения в том, что с точки зрения задач мобилизации и мобилизационной подготовки система комплектования остается важнейшим фактором, определяющим условия формирования Вооруженных сил. Не менее важно то, что изменение системы комплектования сегодня приобретает особый политический смысл, поскольку армия действительно приобретает черты "рабоче-крестьянской", формируется личным составом из "бедных" и представляет собой социально опасный институт для "богатых".
   Авторы совершенно справедливо отмечают, что "поспешный переход не учитывал бы реальных потребностей России в сфере обороны..., требовал бы значительных финансовых затрат, и создал бы дополнительное трудности" в формировании бюджета Российской Федерации".
   Что называется, созрели даже такие фрукты, как...Е.Гайдар, и Гареев.
   Пожалуй, это и есть самое главное в изысканиях института изучения проблем переходного периода и гареевской академии.
   Последнему двоечнику ясно, что Россия не способна содержать современные ВС, аналогичные по возможностям и численности армиям НАТО и КНР. Возможно, что с точки зрения богатых в этом "нет никакой необходимости" - содержать армию вообще. Однако не секрет, что некоторые "цивилизованные страны мира" и впредь намерены решать проблемы с использованием "массовых армий" и высокоточных средств. Но в силу ряда других причин, в том числе реформ под руководством "известных деятелей от экономики и ученых", именно здесь наметилось отставание РФ, "если не на всегда, то на долго".
   Как нам представляется, с этим тезисом никто спорить не будет, даже наши ученые соседи" из АВН под руководством М. Гареева.

Замечания по существу проблемы

  
   Может показаться, что оставляя в неведении читателей о содержании предложений, в своих суждениях оппоненты Гайдару не вполне адекватно оценивают доводы и аргументы авторов проекта в пользу "новой системы комплектования". Однако это не значит, что пишущий эти строки не имеет своего мнения по существу проблемы, а для читателей будет недостаточным приведение "закавыченных слов и выражений", из которых нетрудно понять суть новаций деятелей СПС. Дело другое, что по разным причинам, в том числе политического характера, а так же по соображениям секретности, прочие варианты по сию пору не востребованы политическим руководством и законодателями, неизвестны широкой российской и мировой общественности.
   А собственно много ли будет проку от осведомленности всякого рода НАТОвских прилипал о военно-стратегических аспектах действия существующей и перспективной системы комплектования и зачем с ними делиться новациями, действительно достойными внимания с точки зрения обеспечения безопасности?
   И тем не менее, необходимо политическое (государственное) решение вопроса и, конечно, следует определиться в "направлениях строительства военной организации государства" на первую четверть ХХ1 столетия, а не до ближайших президентских выборов, руководствуясь только популистскими соображениями.
   Будем исходить из того, что помимо "важнейших задач по борьбе с сепаратизмом и терроризмом" в антитеррористических операциях полицейского типа, существуют задачи сдерживания полномасштабной агрессии стратегическими группировками Вооруженных Сил, которые собственно для этого и предназначены. Это действительно подразумевает наличие "значительного по масштабам военно-обученного резерва", источником пополнения которого в настоящее время является военная служба, а численность ВС военного времени не сопоставима с численностью войск мирного времени. Известно, что формирование ВС военного времени регламентировано мобилизационными планами, которые пока имеют силу закона. Выполнение планов развертывания группировок требует соответствующей подготовки и гарантированного отмобилизования войск. В том числе с учетом крайне "ограниченных финансовых возможностей РФ" и в любых условиях стратегической и социально политической обстановки.
   Если будет принято политическое решение на коренное изменение системы комплектования и ликвидацию существующей базы мобилизационного развертывания ВС (что, не вполне соответствует требованиям безопасности России, даже с учетом опыта, например, США), то в этом случае было бы возможно "постепенно перейти на комплектование ВС преимущественно по контракту". Но пока это фантазии ученых и "правых сил", основанные на общественном мнении и данных ВЦИОМ, а также соображения специалистов, разогретых соответствующими валютными вливаниями заинтересованных в реформах лиц.
   С точки зрения здравых оценок ситуации, опасность войны для РФ все же существует и в перспективе может превратиться в прямую угрозу развязывания, по меньшей мере, агрессии локального типа. Тем более, что "военная реформа дело серьезное, и ее направления не могут определяться референдумом", а слабость может породить только агрессию.
   Конечно, для тех, кто спит и видит себя в "цивилизованном обществе передовых стран мира" (например, в США) это не аргумент. Отсюда - соответствующие предложения.
   Не будем спорить с тем, что "изменения нужны", - поскольку под мудрым руководством либерал-реформаторов "заехали так далеко, что нужно искать радикальные средства выхода из тупика".
   Но в своих "иновационных предложениях" уважаемые ученые, не слишком утруждая себя доказательствами, не учитывают ряд обстоятельств военно-стратегического характера, особенностей содержания видов, сложившейся и, как нам кажется не такой уж плохой, системы военного образования. Они не учитывают необходимость содержания в ВС (численностью 1 миллион военнослужащих) значительного количества вооружения в боеготовом (исправном) состоянии и подготовки не менее значительных военнообученных ресурсов для приведения его (вооружения) в действие в случае войны. Для этого нужны не только профессионалы-специалисты, но и вполне определенное (смеем заметить немалое) количество переменного состава в штатах боевых войск именно для накопления военнообученного резерва.
   Кроме того, авторы предложений не учитывают или умалчивают о том, что военная организация РФ кроме МО насчитывает еще более десятка ведомств с численностью военнослужащих порядка 600 тысяч человек.
   По всей видимости, авторы проекта не вполне представляют, что такое численность ВС и всех аспектов перехода на предлагаемые сроки военной службы по призыву. В соответствии с их предложениями и расчетами ежегодный призыв для ВС в 2004 году составит около 300 тысяч (152 тыс. х 2), это в то время как сегодня - не превышает 250 тысяч. Одновременно в войска других министерств и ведомств призывается ежегодно еще не менее 50-60 тысяч. При этом изъятие ресурсов по призыву составляет максимум 13% от потенциальной численности призывников очередного года. Это совершенно невероятная цифра. Даже в Германии и Швеции призывается от 60 до 80 процентов призывников очередного года. При существующей ныне системе льгот и отсрочек в перспективе обеспечить призыв на военную службу 50% юношей призывного возраста даже на 6 месяцев представляется более чем затруднительным. Тем более это представляется утопией, если знать, что к 2010 году контингент очередного года призыва снизится почти в 2 раза по отношению к 2000 году, и не превысит 700 тысяч человек.
   Сам по себе срок службы - 6 месяцев, определенный для призывников авторами предложений, является беспрецедентным не только для России. Практически ни в одной из "цивилизованных стран" мира с системой комплектования подобной нашей ничего подобного не догадались учинить. Нельзя же всерьез рассматривать в качестве примера Швецию и Швейцарию в Европе и Сингапур в Азии.
   Опыт показывает, что обучение специалистов и сержантов в учебных центрах это полдела. Настоящими специалистами их делает последующая служба в боевых войсках минимум в течение полугода. Нет сомнения в том, что за 6 месяцев службы в учебных центрах подготовить специалиста запаса для ВС практически невозможно, а сами учебные центры не могут быть основой для развертывания войск, выполняя одновременно функции "школы младших специалистов, баз хранения ВВТ и формирователей боевых соединений" с огромным объемом мобилизационных задач. В самом деле, ни один здравомыслящий руководитель в сфере экономики не базирует производственную деятельность предприятия на использовании только выпускников ПТУ. Для выполнения планов нужны кадровые рабочие и ИТР, которые и являются в полном смысле профессионалами, после овладения специальностью в реальном производстве, а не в "школе", как представляют авторы проекта. Не исключение и ВС, оснащенные сложнейшей техникой, с весьма специфическими "технологиями военного производства", говоря языком экономистов. И никакого тут противоречия нет, поскольку речь идет не только о выполнении боевых задач в мирное время, но и применении ВС в штатной численности военного времени, значительно превышающей численность войск, существующих в мирное время в сокращенных штатах.
   И если в ВС РФ еще не растерян опыт подготовки высококлассных специалистов по основным ВУС в течение года службы по призыву, то почему, расчет должен строиться на использовании "условно военно-обученного ресурса", который будет готовиться в невиданных ранее учебных центрах? Для того чтобы в случае чего, сформировать "условно боеготовые войска" и бросить их на растерзание профессионалов? Кстати говоря, в достаточном количестве существующих уже в мирное время, например, в НАТО?
   Предположим невероятное, призыв в объеме 350 тысяч будет обеспечен, и даже, за счет сверх интенсификации боевой подготовки выпусков учебных центров военнообученный резерв ВС будет ежегодно восполняться "качественно подготовленными за 6 месяцев военнообязанными запаса". Но будет ли это удовлетворять условиям формирования военно-обученного ресурса в необходимом для ВС военного времени объеме?
   Простые расчеты показывают, что в случае принятия предлагаемой системы комплектования накопленный военно-обученный резерв 1 разряда не позволит рассчитывать на отмобилизование войск в установленные сроки и с высоким качеством, поскольку гарантией этого является превышение ресурсов в районах комплектования над потребностями не менее чем в 2-2,5 раза. Уже сегодня по этим показателям можно ставить под сомнение возможность отмобилизования войск для создания оперативно-стратегических (оперативных) группировок. Очевидно, что в случае снижения численности военнообязанных запаса можно говорить о нецелесообразности содержания по меньшей мере двух третей существующего состава ВС.
   Вполне логично задать вопрос: каким образом можно сконцентрировать ресурсы в районах отмобилизования при огромной миграции населения, при современной схеме базирования войск? В самом деле, войска, как правило, располагаются не там, где удобно, а там где необходимо, в местах весьма удаленных от цивилизации. И это вполне объяснимо с точки зрения оценки угроз, но не совпадает с требованием обеспечения удобства службы потенциальных защитников отечества. Для формирования мобресурсов в нужном объеме и качестве, необходимо сохранить целенаправленный призыв и экстерриториальный принцип комплектования, а их восполнение планировать в объеме не менее 400-450 тысяч ежегодно. Не трудно заметить, что последние 10 лет эти требования не выполняются, в том числе по причине неоднократного изменения системы комплектования, не вполне обоснованного сокращения численности ВС и сложившихся вопиющих диспропорций в категориях личного состава.
   Не трудно понять, что предложенная авторами проекта схема комплектования ВС не удовлетворяет требованиям, по крайней мере, по нескольким важнейшим показателям: по объему и качеству военно-обученного ресурса, а так же по возможностям призыва.
   Стоит отметить, что численность "учебных центров" (с учетом переменного и постоянного состава) будет не менее 200 тысяч, в то время как численность контрактников (рядового и сержантского состава) в боевых войсках будет, по мнению авторов проекта, не менее 400 тысяч человек. В настоящее время как известно ситуация несколько иная: в ВС содержится не более 150 тысяч контрактников и только около 500 тысяч солдат (сержантов) по призыву из расчета двух лет службы.
   Очевидно, что авторы не вполне представляют структуру численности ВС. Исходя из их расчетов в "боевых войсках" (при численности 800 тысяч военнослужащих, исключая численность учебных центров) будет содержаться 400 тысяч офицеров, прапорщиков и курсантов ВУЗов МО. Численность последних ориентировочно можно определить в 50 тысяч. Таким образом, "боевых, регулярных войсках" будут содержаться в преобладающем количестве командный состав среднего и высшего звена (порядка 350 тысяч офицеров и прапорщиков), что подразумевает почти равное соотношении с ним рядового (сержантского) состава по контракту.
   Возможно ли это, если сегодня в ВС содержится около 43% офицеров и прапорщиков, 52% рядовых и сержантов (в том числе 12% контрактников), а нормальный баланс численности по этим категориям характеризуется соотношением офицеров и рядовых (сержантов) как один к четырем?
   В отмобилизованных до штатов военного времени войсках этот показатель составляет примерно 6-7 рядовых на одного офицера.
   Очевидно, что при расчетном "балансе численности" не может быть и речи о полностью боеготовых "регулярных (по терминологии авторов проекта) войсках", а сами уважаемые исследователи и эксперты не вполне представляют сложную систему под названием "Вооруженные силы" не только с точки зрения практики, но и теории вопроса.
   Приведу только один пример. Для охраны и обороны штатного ВВТ, заскладированных боеприпасов и других МТС, военных городков и обеспечения жизнедеятельности войск ежедневно заступает в караул и наряд около 86 тысяч рядовых и сержантов срочной службы. С учетом текущего некомплекта в конкретной части создать три смены наряда весьма сложно. Именно поэтому солдат в средней воинской части ходит в наряд "через день на ремень". Нагрузка на солдата настолько высокая, что неподготовленная психика не дает никаких оснований для бесконфликтной службы. И дело здесь не в офицерах - им по уставу, как и сержантам не положено ходить на пост в качестве караульного наравне с рядовыми. Но были времена когда капитаны охраняли склады с картошкой, майоры ходили разводящими, а "директорами караулов" по полмесяца бессменно стояли подполковники - в войсках образца 1995 года просто не было личного состава. Результат таких реформаторских подходов - полное разрушение ВС и, если хотите -безопасного хранения огромного количества вооружения и боеприпасов. К чему это ведет наверное не нужно пояснять, пример Чечни, где была разграблена брошенная на произвол судьбы часть запасов центра и вооружение двух дивизий в этом смысле показателен для всей РФ. Есть причина для беспокойства - даже если 10% стрелкового вооружения из числа брошенного на произвол судьбы запаса будет разграблено, то это будет означать террор-войну с действительно неведомыми для реформаторов последствиями. Это вам не кабинетная возня по ликвидации естественных для России монополий, а неуправляемый процесс уничтожения сотен тысяч людей без смысла и сожаления.
   Можно вспомнить и более отдаленные времена, когда был провозглашены лозунги "Превратим войну империалистическую в войну освободительную" и "Мир народам". Что из этого получилось известно - четырехлетняя гражданская война вооруженного народа, который совершенно обоснованно не спешил расставаться с винтовкой против буржуазии. Сегодня времена иные, как бы огромное количество бесхозного вооружения при всеобщей демобилизации не оказались в руках деклассированных элементов и деструктивных сил. Перспективы войны на территории в 17 миллионов квадратных километров открываются замечательные и неведомо это только для Е.Т. Гайдара с его экспертами.
   Однако вернемся к анализу предложений нашего ученого соседа.
   В соответствии с расчетами авторов проекта численность контрактников к 2004 году возрастет на 250 тысяч по сравнению с тем, что имеется сегодня, т.е. примерно до 400 тысяч. Без учета планируемого повышения денежного содержания всем прочим категориям военнослужащих, только увеличение численности контрактников потребует при прочих равных условиях повышения ассигнований на содержание этой категории военнослужащих на 13 млрд. рублей ежегодно, а всех прочих еще не менее чем - на 40 миллиардов. (В настоящее время расходы на все виды довольствие для военнослужащих составляют около 50 миллиардов и при этом офицеры обеспечены ниже "уровня бедности") Итого довольствие личного состава по всем видам будет стоить по минимуму 100 миллиардов. Стоимость создания жилого фонда и модернизации казарм для содержания контрактников по нашим данным это будет стоить еще не менее 4-5 миллиардов в расчете на год.
   Кроме того, должна возрасти "интенсивность боевой подготовки" как регулярных войск, так и будущих военнообязанных запаса в учебных центрах, что потребует повышения расходов по этому разделу не менее чем в 1,5-2 раза, что составит не менее 42 миллиардов рублей. (В настоящее время на боевую подготовку в 2001 запланированы расходы в объеме 29 миллиардов рублей, и это едва обеспечивает безопасный минимум подготовки личного состава)
   Очевидно, что уже в 2004 г (как заявляют реформаторы) расходы только на содержание войск в расчете на год будет необходимо увеличить с 91 миллиарда рублей до 240 миллиардов, т.е. не менее чем в 2,5 раза по сравнению с уровнем 2001 года. Это в то время как в 2001 году весь военный бюджет, включая расходы на закупки вооружения (около 67 миллиардов), на НИОКР и капстроительство, едва превысил 203 миллиарда рублей, а его увеличение в последующие годы планируется в объеме "несколько более низком, чем предполагаемая инфляция".

Таблица ____

Оценочные данные существующих и планируемых разработчиками

ВС РФ

  
  

Наименование показателей

Существующие ВС РФ (2001 г.)

Предлагаемый проект (2004 г.)

   Численность, млн. военнослужащих, тыс. человек

ок.1200,0*

1000,0

   в т.ч.: офицеры, тыс.

350,0

250,0

   прапорщики. тыс.

140,0

150,0

   курсанты ВУЗов МО, тыс.

90,0

Ок.50,0

   рядовые и сержанты "контрактники", тыс.

150,0

400,0

   рядовые и сержанты по призыву, тыс.

490,0

150,0

   Бюджетные ассигнования по ст. "Национальная оборона, млрд. руб. в знаменателе в % от ВВП

203,0

2,8

520-550,0**

ок. 5***

   в т. ч. : - расходы на содерж. ВС (в знаменат. - по всем видам довольств. л.с.), млрд. руб.

91,0

ок. 50,0

240,0 (требуется)

миним. 100,0

   - расходы на закупки ВВТ, млрд. руб.

Ок. 67,0

240,0 (реально - не более 60-70)

   * наличная численность, штатная - 1350 тыс. военнослужащих;
   ** расчетный минимум исходя из равных пропорций на содержание и развитие;
   *** при условии, если ВВП будет не менее 10,0 триллионов рублей (в настоящее время - около 7 триллионов).
   Готовы ли чиновники из министерств финансов, экономики и развития повысить бюджет ВС до 400-450 миллиардов с учетом необходимости повышения "инвестиций на развитие" с 67 миллиардов как минимум до 100-150 миллиардов, в то время как заявлено, что "необходимо расходы по разделам содержание и развитие ВС нужно примерно уравнять, а в последующем существенно увеличить долю на закупки вооружений"? С учетом приведенных данных решение правительства и президента от 17 октября увеличить военный бюджет на 30 миллиардов, в том числе на 6 миллиардов по разделу содержание ВС не особенно впечатляет. Более того, для тех кто озабочен не только личной безопасностью возникает вопрос: а стоит ли политическое по сути решение Президента о сокращении расходов по содержанию "заморских баз и объектов" и на этой основе повышение содержания офицерам, если будут уничтожены "глаза и уши" России на Кубе и ликвидирована ВМБ в Камрани, а следовательно и офицеры будут не более чем "украшением природы"?
   А может быть, все это неумеренные фантазии либерал реформаторов образца 1992 года в новом столетии под теми же лозунгами и обещаниями? Именно, что фантазии и схоластика обещаний, поскольку министерство экономики и развития не знает истинной стоимости российского ВВП и второй год блуждает в "коридоре оценок" от 260 до 450 миллиардов долларов. И не без оснований представляется, что по экономическим показателям принятие предложений СПС не позволит сформировать бюджет, сбалансированный по расходам на содержание ВС (обеспечение личного состава всеми видами довольствия, ремонт ВВТ, боевая подготовка) и "инвестициям" для их развития (закупкам ВВТ, НИОКР, капстроительство) ни сегодня, ни в отдаленном будущем.
   Цифры действительно впечатляют, но из "песни", то есть предложений, слова не выкинешь", а приведенные данные (пусть не вполне точные в силу весьма высокой неопределенности академического проекта и правительственных оценок) только подтверждают то, что реформа ВС весьма сложный и длительный процесс. Это комплекс государственных мер. Военная реформа, если о ней говорить серьезно, имеет не меньшее отношение к проблемам военная безопасности государства, чем экономика, поэтому она действительно не может основываться на результатах даже народных референдумов или базироваться на общественном мнении, "подтвержденном репрезентативными опросами граждан РФ".
   Анализ данных таблицы в принципе показывает, что рано или поздно при таком хозяйствовании ВС будут окончательно развалены путем вынужденного сокращения до 450-500 тысяч, тем более, что никто не гарантирует ежегодного темпа прироста ВВП в 6-7%. Может быть это и будут наконец-то "войска, не способные защитить даже самих себя", поскольку вместе с рядовыми разбегутся и капитаны с майорами?
   Касаясь "справедливого распределения специфического по форме налога - всеобщей воинской обязанности" (как сильно и замысловато сказано "экономистами-исследователями"?), то отметим тот факт, что существуют не только права личности, но и закрепленные Конституцией обязанности для всех без исключения "военнообязанных граждан" обязанности. Вместе с тем, с принятием начиная с 1991 года федеральных законов и подзаконных актов сложилась такая система льгот и отсрочек, которая не позволяет (и по нашему мнению не позволит в будущем) качественно комплектовать ВС.
   Сегодня действует простой принцип - "на тебе боже, что нам не гоже". Те что "неспособны воспользоваться льготами", как отмечают авторы, "бедные", идут служить по принуждению и, отметим, в большинстве своем достойно выполняют свой воинский долг, а прочие, по принятой академиками терминологии - "богатые", любыми, в том числе и противозаконными способами, уходят от выполнения "конституционной обязанности". При этом общественное мнение говорит о "правах и свободах граждан", о "легализации того, что уже стало нормой" вопреки требованиям безопасности. Не стоит скрывать - часть граждан превращена в дезертиров от службы Отечеству именно усилиями тех, кто более других сегодня шумит о патриотизме и спасении России.
   Предложения авторы проекта на наш взгляд не решают проблемы: никаких достойных внимания мотивов для службы в ВС гражданам России не предлагается.
   Не зависимо от срока службы в современных условиях оплаты воинского труда, желающих служить по призыву и продолжить службу по контракту будет не много. (Это доказывает неуклонно убывающая численность современных "добровольцев-профессионалов" в ВС).
   Более того, никаких моральных обязательств перед Отечеством сегодня граждане не испытывают. И не будут испытывать впредь, если вся система формирования общественного мнения, в том числе репрезентативными опросами ВЦИОМ, настраивает общественность на неприятие ВС в принципе.
   Допускаем, что это "общая социально-экономическая тенденция переходного периода". Точнее - общественная болезнь, слабо контролируемая государством, и государственная немощь, порожденная больным обществом. Но из этого вовсе не следует, что ВС по факту перестали быть инструментом политики государства. В самом деле, России не нужны "войска", состоящие из псевдо профессионалов. Впрочем, для войск одинаково бесполезны и вредны безыдейные наемники и "солдатчина по принуждению".
   Тем более, никому не нужны мыльные пузыри обеспечения социально-экономической безопасности. Никакой справедливости в том, что одни все те же "бедные" от безысходности добросовестно служат Отечеству и при этом побираются, а другие, как выражаются авторы "способные", за счет того же консолидированного налога с доходов каждого, повышают свои знания в народных университетах, исключительно индивидуально и для собственной пользы.
  

Положение действительно нетерпимое и требует изменения

  
   И если речь идет о "справедливости и экономике", то почему бы, например, для реализации идеи "справедливого налогового обложения" не ввести специальный налог на тех, кто не хочет служить Отечеству. Почему бы не переложить бремя содержания личного состава с "консолидированного налога, распределенного равномерно на всех граждан России", на богатых в виде "прогрессивных откупных" от военной службы. Это позволило бы, по крайней мере, повысить уровень денежного содержания военнослужащих до официально "объявленной" средней заработной платы по РФ. Введение "откупных" было бы вполне оправданным, хотя бы потому, что по разным оценкам оборот необлагаемых налогом средства в теневой экономике (контролируемой богатыми и их челядью) составляет от 40 до 60 процентов ВВП.
   Впрочем, и это не выход, поскольку в переходный период с 1992 года сложились такие условия, когда бюджет государства стабильно формируется исходя из 25-30% от потенциально возможного. Так сказать, с чистых "доходов" законопослушных граждан, в то время как существует "черный нал", уже получивший вполне законную прописку в финансовых планах и в законах, принятых Госдумой. Следует отметить, что ВВП по оценкам, например, некоторых экспертов Государственной Думы только на 6% состоит из продукта, произведенного в сфере материального производства. 94% - это виртуальные деньги, проедаловка того, что было построено в СССР и земельная рента, о развитии которой так суетится СПС. И очевидно не без оснований.
   Формирование такого рода предложений для "института исследования проблем переходного периода" - действительно "проблема". Не можем сомневаться в том, что ученые экономисты знают свой предмет и эффективные способы перехода от социалистической организации народного хозяйства к рыночным отношениям. Но знают ли они избранный ими объект исследования - Вооруженные Силы?
   Судя по содержанию предложений Е. Гайдара, это не вопрос.
   Беда не только в том, что представления о предмете исследований случае весьма приблизительные, однако, эти идеи с удивительным упорством продвигаются под прирытием Академии военных наук, экспертов Госдумы, "благосклонности СБ" и данных ВЦИОМ. В результате - активно продолжается разрушительная деятельность либералов, исключительно исходя из личных, популистских соображений представителей отдельных групп общества.
   Как говорится, государственные интересы здесь просматриваются с трудом.
   Очевидно, что ключевыми вопросами при реформировании системы комплектования являются следующие условия:
   -создание заинтересованности кадрового состава (офицеров, прапорщиков и рядовых (сержантов) - контрактников и призывников в прохождении действительной военной службы, а военнообязанных-резервистов в запасе, возможно с заключением контракта;
   - изыскание средств на содержание оплачиваемого резерва ВС (в объеме финансирования примерно 12 - 25 миллиардов рублей ежегодно);
   - перестройка жизни, быта, учебно-боевой деятельности войск, психологии штабов и сложившихся стереотипов в понимании проблем мобилизации в соответствии с новыми требованиями комплектования войск.
   Но есть ли альтернатива предложенному проекту?
   Безусловно есть, в том числе в тех или иных вариантах фрагментарно известных, например, из популярного в военных кругах еженедельника НВО.
   В случае принятия принципиального решения на внедрение новой схемы комплектования ВС, подготовки и накопления резервов было бы целесообразным:
   проработать и без промедления принять пакет законов регламентирующих прохождение военной службы от призыва до увольнения (исключения с воинского учета), в том числе разработать статус резервиста;
   в течение 3-4 лет оптимизировать численность кадрового состава с ликвидацией диспропорций по основным категориям военнослужащих с учетом создания организованного резерва в штатах ВС;
   постепенно нарастить численность организованного резерва до разумных пределов с учетом постепенного снижения возможностей по призыву;
   по мере приобретения опыта содержания в войсках резервистов контрактной службы, следует отработать мобилизационную схему в оптимальном виде и вариант создания стратегических группировок в расчете на содержание формирований военного времени в составе войск мирного времени.
   Эксперимент по исследованию предложенной схемы можно было бы провести в 2-3 округах с привлечением других министерств и ведомств в течение 2002 года при незначительном увеличением военного бюджета на проведение целевой программы "Резервисты по контракту".
   При положительных результатах в течение последующих 2-5 лет можно было бы сформировать кадровый состав ВС в оптимальной численности., а так же организованный резерв в необходимом для войск объеме при минимальных затратах средств.
   С учетом опыта мобилизационной работы, содержания войск, демографических и прочих условий, а так же - основ политики государства в сфере военного строительства, было бы целесообразным в общих чертах определить не только замысел военной реформы, но и направления развития системы комплектования, подготовки и накопления военно-обученного резерва с учетом оперативно-стратегических требований.
   В связи с этим, почему бы по примеру Франции, при Совбезе не создать "стратегический комитет" по изучению проблемы перехода на новую систему комплектования ВС, не занимаясь научной схоластикой, весьма далекой от истинного знания проблем ВС?
   Но пока все заняты научной схоластикой.
  
  

Глава одиннадцатая. Война и военная стратегия: реквием современности

(постмодернистский взгляд и посильные размышления о будущем)

  
   "Стратегия - есть размышление над нашим военным прошлым."

А. Свечин

  
  
   Изложенное ниже не следует расценивать как попытку онаучить понятия "война" и "военная стратегия". В известной мере это пессимистический с траурными оценками взгляд на нашу историю. В связи с этим само понятие "постмодерн" применительно к содержанию главы - только некоторое, далеко не полное, приближение к рассмотрению эволюции взглядов на войну в относительно длительный период истории. В том числе с точки зрения традиционного в настоящем ее понимания как "особого общественно социального явления, связанного с продолжением политики иными средствами.
   Тем более, что настоящее, всего лишь миг между не вполне понятым прошлым и еще более загадочным будущим.
  

Не вполне понятое прошлое

  
   Итак, на рубеже VI-V столетий до н. э. греческий мудрец Гераклит говорил: "Война -- отец всех, царь всех: одних она объявляет богами, других -- людьми, одних творит рабами, других -- свободными". Древние мыслили более образно, чем мы, поэтому для Гераклита война -- это не только фаланги на поле битвы, но и "борьба весны и зимы, теплых ветров с холодными, дня и ночи, мужского и женского начала"... Война -- начало жизни и источник рождения". Гераклит добавляет: "Гомер, молясь о том, чтобы вражда меж богами и меж людьми сгинула, сам того не ведая накликает проклятие на рождение всех живых существ".
   К этим словам нужно прислушаться и наконец осмыслить суть нашей прогностической деятельности.
   Однако, долгое время человечество, по крайней мере в Европе и отчасти в Азии, забыв о словах Гераклита, проповедовало мысль, что искусство войны означает искусство смерти. Но так ли это? Тот, кто читал знаменитый трактат о военном искусстве Сунь-цзы, согласится, что в нем можно увидеть значительно больше общего с "Наукой любви" Овидия, чем с современными учебными пособиями по военной стратегии.
  

Искусство жизни и смерти

  
   И в самом деле, война не однозначна, но едва ли имеет смысл выстраивать ее историю, начиная с библейского сюжета о Каине, поднявшем руку на брата Авеля, поскольку мир знает немало других текстов о войне. Из древнейших культур особенно богата преданиями Месопотамия, оставившая нам имена славных героев далекого прошлого. В поэме о Гильгамеше война изображается как поход за опасными приключениями и добычей, за славой, которой можно было бы гордиться. Война -- это соревнование вождей в силе, храбрости, сноровке, наконец, сражение, в которое их дружины вступают далеко не всегда, нередко оставаясь зрителями княжеских единоборств. Нечто подобное описывают великие эпосы индоевропейских народов -- "Махабхарата" и "Илиада". И не нужно придавать особое значение рассказам о мириадах убитых, покрывающих поле битвы. Такого рода сцены -- поэтическое преувеличение, не только простительное для создателей эпосов, но даже требуемое от них слушателями - героическое повествование. Русские былины, германские саги, китайские повести о легендарных доисторических государях, египетские хвалебные надписи времен Среднего царства посвящены тому же: войне, которая делает победителя богоподобным и славным, войне, которая не что иное как божественный промысел и проявление симпатии богов.
   После того как древние племенные союзы и города-государства эллинов сменились рабовладельческими империями, война стала другой, более правильной, регулярной, здравой и... менее поэтичной. В движении к цивилизации, когда жертв войны оказались неизмеримо большими чем раньше, в мире стало больше и жестокости. Примерно в ту же эпоху в Азии Лао-цзы говорил: "Когда появилось мудрствование, появилось великое лицемерие. Когда устранили великое Дао, появились человеколюбие и справедливость". Китайский мудрец имел в виду то, что развитие цивилизации с ее относительным комфортом, заставляет платить за него более высокую цену. Новые армии требовали новых жертв -- и все же, если и проклинались войны, то междоусобные и братоубийственные. Все остальные оставались возможностью утвердиться, прославиться, послужить богам. Наконец, в древности война была связана и с жертвоприношением: ацтеки, например, вели войны порой только для того, чтобы захватить в плен новые партии человеческих жертв, а древнеримские полководцы неоднократно сами обрекали себя на смерть, посвящая свое тело богам в надежде, что такой ценой они смогут оплатить победу римского оружия.
   Позже появились целые сословия, которые жили войной. Одни, наемники, питались за счет военной добычи в качестве наемников, другие добивались положения в обществе, становясь порой владыками тех стран, которые их наняли. Третьи, подобно большинству средневековых рьцарей, жили войной потому, что не видели для себя никакого иного образа жизни. Если война заканчивалась, они, чтобы не умереть со скуки, спешили на рыцарские турниры, порой превращавшиеся в массовые побоища. Часть из них считала великой честью "умереть за други своя и отечество".
   Именно в сословиях, подобных рыцарским, вырабатывались особые кодексы чести, которые питали и питают восторженных военных и прочих романистов.
   Война была самой жизнью для множества людей, которые относились к смерти как к финалу жизненного пути и куда как проще, чем мы сейчас к самой жизни. И действительно в этом смысле искусство войны сродни искусству жизни не только потому, что человеческая жизнь -- соревнование и предельное напряжение борьбы. Само общество -- оказывается суровым наставником, а не доброй нянькой, лелеющей своих воспитанников. Складываясь из взаимодействия множества сверх усилий, общество является той средой, которая подстегивает способности человека выжить, устоять, утвердить себя, наконец -- стать самим собой. Стремясь стать собой, человек вынужден преодолевать сопротивление этой среды, надевать маски, продумывать стратегические планы на ближайшие годы, следить за тактикой своих союзников или противников. В каком-то смысле, жизнь это воинское ухищрение, предпринятое с целью сбить с толку, победить главного своего соперника -- смерть.
  

"Управляет не тот кто любит, а тот кто ненавидит"

  
   Война невозможна без противника, предоставляющего саму возможность быть искусным воином. Человек как вид живых существ, который можно было бы назвать "homo artifex", требует фигуры недруга, лишь как крайнее выражение "другого Я", без которого собственно личность никогда и не сможет сформироваться. В ненависти к недругу, как это ни парадоксально, выражается забота о собственном существовании: поэтому ненависть на войне есть признак крайней зависимости и несвободы. Недаром легче всего управляют не те, кто любят, а те кто ненавидят.
   Как это ни парадоксально звучит, именно поэтому искусство войны, которое столь близко искусству жизни, не менее родственно науке любви. "Любезный недруг" утверждает ценность личного существования, побуждая к борьбе, к победе, к выходу из состояния оцепенения, в котором пребывает любое человеческое существо, оказавшись в положении одинокого Робинзона. Книги по военному искусству всегда в наибольшей степени восхваляли те операции, когда противник был не просто сокрушен, но поражен с легкостью.
   В известной мере такова философия войн прошлого.
   Если обратиться к не столь уж идеальному настоящему, то по мнению С Б Переслегина - физика, посвятившего себя целиком исследованию военной стратегии, "самый заметный вклад в процесс возникновения войн вносит психокомпенсационный механизм человеческого бытия". Человек, как существо разумное, не может существовать вне социума, в котором созданы условия для генерирования и накопления информации. Социум даже на первобытном уровне развития создает искусственную среду обитания, чрезвычайно благоприятную для роста человеческой популяции. В вследствие этого, единожды появившись (по причинам, которые мы, возможно, никогда не узнаем), социум был обречен на существование, а люди - на присутствие в нем. В результате возникло противоречие между биологическими инстинктами крупных приматов и потребностями общества - изначально сложной социально - направленной общественной системы. С точки зрения социума это противоречие разрешалось созданием системы строгих правил (табу, законов, обычаев...), регулирующих человеческие отношения. Но с точки зрения личности правила и мораль лишь усугубляли неестественность существования человека в состоянии вечной войны с самим собой. В психике человечества нарастала напряженность. В конечном итоге это привело к ее "фрейдовскому расслоению" всей системы социального знания на сознание, подсознание и цензуру.
   В сущности, человек в социуме всегда находился в условиях постоянного стресса. Характерной для человека, как и крупных приматов, реакцией на стресс является агрессия. Но именно агрессивность и должна была подавляться всей физической и эгрегориальной структурой общества. Отсюда - "мир есть любовь", а жизнь осознавалась как прекрасная и одновременно жестокая попытка осознания самого себя.
   Выход из противоречия человеческий мозг нашел в войнах - приемлемом для социума способе реализации накопленной агрессивной энергии.
   Следует обратить внимание на "карнавальный характер" войны. Этические и логические императивы войны, оказывается столь же обязательны к исполнению, как и императивы мира. По форме и содержанию они прямо противоположны, как тезис и антитезис. Отсюда "жестокость есть высшая форма гуманизма" и "слабость порождает агрессию".
  

Борьба всех против всех

  
   "Найденное" человечеством решение, привело к идеальному (с точки зрения социальной системы) результату. Энергия сбрасывалась, не достигая опасных значений, угрожающих разрывом социальной ткани (основная функция). Одновременно регулировалась численность населения и сбрасывалось демографическое давление. В победоносных войнах захватывались ресурсы, повышающие благосостояние социума. Возрастала вертикальная подвижность и общая устойчивость. Возвращались к нормальному функционированию биологические механизмы естественного отбора, подавленные "неолитической революцией". Наконец, создавались реальные стимулы для духовного и физического совершенствования человека и социума. Война являлась одним из основных источников технического, научного и социально-политического развития, лучшим механизмом "отбраковки" человеческих сообществ. (Вспомогательные функции.)
   Иными словами, война людей против людей оказалась естественной (и недорогой, в сущности) платой за выход вида homo из пространства непрерывной биологической борьбы за существование - изощренной борьбы всех против всех.
   В этом смысле следует напомнить Сунь-Цзы: "Война - великое дело для государства. Это путь существования и гибели". Только прекрасно подготовленное сражение, тонкая военная хитрость и приносят успех. Только они и производят на неприятеля гипнотическое воздействие, которое сродни чувству любви. Недаром маленький, невзрачный и порой вульгарный сын корсиканского адвоката по имени Бонапарт, сокрушавший раз за разом европейские армии, стал культовой фигурой среди целого поколения его противников -- особенно среди аристократической молодежи. Щуплый и невзрачный Мольтке олицетворял собой "паровой каток прусских корпусов". Взбалмошный, кричащий на военных советах по-петушиному Суворов вознес военный авторитет России на невиданную дотоле высоту.
   Но все они оставались людьми со всеми их недостатками, с излишним весом и худобой, с неверными женами и несварением желудка. Однако, при этом, они проникали в запредельное знание и при жизни надевали на себя всемирно-исторические маски, от которых уже не могли избавиться даже по смерти. Именно связь с "запредельным для обыденного сознания", "прижизненные маски-личины" и неординарные поступки делали их гипнотическими для современников личностями и стратегами.
   Именно здесь, между бренным "человеческим" и "прижизненно-посмертной сущностью" заявляла о себе ненавидимая и любимая, несчастная и счастливая, а значит, обладающая искусством жизни, столь родственным искусству войны неповторимая личность, которая только и могла быть названа "Великой".
  

Война и политика

  
   Карл Клаузевиц, великий немецкий военный теоретик, написав, что война "есть продолжение политики другими средствами", высказал ставшее характерным для XIX-XX столетий стремление европейского человека забыть об этом родстве искусства жизни и войны. Когда политика, нравственность, искусство, наука превратились в различные сферы человеческой жизни, возник вопрос о том, в какую из них поместить войну.
   Клаузевиц, а вместе с ним и множество других писателей, выбрали политику.
   Однако, сведенное к положению одного из орудий политики искусство войны все более начинало оцениваться как технология смерти. Подстегивал этот процесс тот факт, что XIX -- ХХ столетия явились веками технологического рывка и, как результат, изменения характера самой войны. Война становилась явлением все более безликим механическим процессом, где подвиги единиц тонули в ужасных буднях миллионных армий.
   Однако, когда солдаты проводили недели на фронте, ни разу не встретив противника лицом к лицу, а потом гибли под артобстрелом, то это рождало совершенно неизвестное прошлым векам апокалиптическое восприятие происходящего. На том месте, которое раньше было полем "честной брани", хозяйкой оказалась смерть. Все более безликая, она породила исторических монстров, две мировые бойни, потрясшие ХХ век, и водородную бомбу, еще более безликую в своем слепом могуществе смерть. Человечество, произнесшее в ХХ столетие такое большое количество слов о гуманизме и любви, оказалось, тем не менее, самым жестоким и безжалостным к ближним "на поле боя и в глубоком тылу". По крайней мере, это можно полной мере отнести на счет Европы и России. Не исключение в этом смысле и Америка сегодня неустанно проповедующая идеи гуманизма и вполне определенно проводящая политику подавления на грани уничтожения.
   "...ХХ век породил не только исторических монстров и атомную бомбу..., но и феномен преступной государственности, в котором абсолютное зло находит свое легальное политико-юридическое воплощение".
   Рождение на наших глазах постиндустриального информационного общества привело к еще большему обезличиванию войны и к переходу от "доктрины тотальной войны Э. Людендорфа" к доктрине глобальной "информационной войны". Война на наших глазах превращается в "сетевую войну" и борьбу новых эгрегоров в мировом коммуникационном пространстве, где полем боя рассматривается весь Земной шар. Но под фарисейским флагом реализации стратегии непрямых действий, выгодных только для одной стороны.
  

"Промедление смерти подобно!"

  
   Еще 170 лет назад Карл фон Клаузевиц пришел к выводу, что "победа в конечном итоге достается той из воюющих сторон, которая осведомлена лучше противника и лучшим образом наладила связь между отдельными частями своей армии. "Ошибка в расчетах обрекает на смерть! Промедление с приказом смерти подобно!" И опыт двух мировых войн прошлого века убедительно подтвердил догадку блестящего теоретика военной стратегии.
   Если принять за точку отсчета Гражданскую войну в Соединенных Штатах (1861 - 1865 гг.), то скорость передачи информации в те поры составляла в лучшем случае 30 слов в минуту (телеграф), а для обороны территории площадью 10 кв. км требовалось аж 38830 солдат!
   Каковы же достижения нынешнего века?
   ПЕРВАЯ МИРОВАЯ (1914 - 1918): передача информации - 30 слов в минуту (телеграф), плотность обороны - 4040 человек на 10 кв. км.
   ВТОРАЯ МИРОВАЯ (1939 - 1945) передача информации - 66 слов в минуту (телетайп), плотность обороны - 360 человек на 10 кв. км.
   ВОЙНА В ПЕРСИДСКОМ ЗАЛИВЕ (1991): передача информации - 192 тыс. слов в минуту (компьютер), плотность обороны - 23,4 человека на 10 кв. км.
   Согласно прогнозам квалифицированных экспертов в гипотетической "Войне-2010" скорость передачи информации достигнет 1,5 миллиардов слов в минуту, с защитой же сакраментального десятка квадратных километров прекраснейшим образом справятся - как ни трудно в это поверить - всего-то 2,4 солдата! Западные стратеги уже не мыслят в привычных категориях гигантских малоповоротливых армий, стоящих на страже с их многочисленными бронетанковыми соединениями и пропыленными батальонами мотопехоты.
   Все это более не понадобится: в грядущем веке судьбы мира будет решать победоносный союз высоких технологий с информацией, распространяемой в реальном масштабе времени.
   Выходит, окопы в самом ближайшем будущем окажутся практически безлюдными? Что ж, если сравнивать четырехтысячную группировку 1914-го с двумя бойцами 2010-го, можно сказать и так.
  

"Идеальный солдат"

   Однако - и тут единодушны все эксперты! - активные боевые действия без пехоты все-таки немыслимы. Но те немногие солдаты, что обнаружатся на поле брани, будут смотреть не столько в прорезь прицела, сколько на дисплеи личных компьютеров, подключенных к глобальной сети.
   Американский пехотинец в боевом снаряжении Digitized Solgier, разработанном экспериментальной армейской лабораторией в Натике (Массачусетс) совместно с известной компанией Motorola, не слишком отличается от тех супербойцов, коих мы привыкли лицезреть в фантастических боевиках! Правда, до зомбированно-киборгизированных "универсальных солдат" дело пока не дошло, но все, что можно сотворить, дабы обратить стандартного новобранца в крутого супермена без прямого вмешательства в его организм, кажется, уже сделано... По задумке Пентагона, сия умопомрачительная экипировка, окрещенная штабными остряками после испытаний на полигоне Форт-Беннинг игривым компьютерным имечком "Terminator-Kit" - поступит на вооружение американской армии уже в первое десятилетие нового тысячелетия.
   К 2010-му планируется полностью "оцифровать" армию США, создать "автоматизированные дивизии", объединить всех без исключения служивых со всеми существующими системами вооружения в едином киберпространстве. И вот тогда на смену традиционному придет наконец информационное оружие. Мощные базы данных станут опасней мегатонн тротила, умные микрочипы - убийственней стальных пушек!
   Итак, солдат будущего... Прежде всего его экипируют в напичканную достижениями технического прогресса полевую униформу, которая самостоятельно поддерживает оптимальный внутренний микроклимат. Наружные же сенсоры ведут непрерывный мониторинг параметров окружающей среды (температура, влажность, атмосферное давление и прочая). Все эти данные боец сможет узреть на дисплее своего персонального компьютера, который встроен в поясную амуницию. Помимо управления боевой и информационной техникой он выполняет функции навигации (указывая положение бойца на карте местности) и идентификации (определяя, кто свой, кто чужой), а заодно он обнаруживает мины, предупреждает о газовой атаке - и т.д. и т.п. Дисплей в виде плоской видеопанели, где появляется информация, расположен прямо перед левым глазом: он встроен в подвижную трубку наподобие перископа, закрепленную на сверхлегком и сверхпрочном кевларовом шлеме. Последний снабжен также двумя цифровыми видеокамерами (по бокам), селективными усилителями света (ни ночь, ни туман теперь не помеха!), инфракрасными сенсорами (они предупредят о затаившемся снайпере), а также рацией, микрофоном, наушниками и устройством для голосового управления компьютером (когда руки заняты). Ну а с помощью надетого на запястье браслета-клавиатуры можно пообщаться с электронным "ангелом-хранителем" и более традиционным способом.
   Бойца снабдят противоминными сапогами, противоосколочным и одновременно антирадиационным бронежилетом; очками защищающими глаза от механических травм и ослепляющих лучей и, разумеется, великолепным огнестрельным и лазерным оружием. Все средства поражения индивидуального пользования (снабженные, само собой, лазерными и инфракрасными прицелами и прочими электронными приборами) соединены беспроводной связью с компьютером, который проделает все необходимое, стоит лишь выбрать цель. И вскоре боец начинает понимать, что он может спокойно вести огонь из укрытия, узрев противника лишь на дисплее монитора!
   Поистине нам грозит переворот в военном деле.
  

А что же военные стратеги?

  
   Великие полководцы прошлого чертили схемы сражений прутиком на ящике с песком... и с полным првом утверждали: "пришел, увидел, победил". Экипированные инфошлемами и джойстиками, натренированные на боевых имитаторах офицеры информационной эры будут управлять сражающимися дигитальными полками в виртуальном пространстве и руководить реальными "пятыми колоннами" агентов влияния и СМИ вероятных противников.
   Следует согласиться с тем, что роль новой стратегии под флагом гуманных непрямых действий многократно возросла на рубеже столетий. Согласно прогнозу американских экспертов, в ближайшие 30 лет из военных учебников придется изъять практически все, что касается традиционной "стратегии сокрушения и ковровых бомбежек", а "военные советы", рекогносцировки местности и "ящики с песком" останутся в далеком прошлом, как дань военному модернизму и странному пониманию роли и места стратегов в политике.
   Военно-политический центр США - Пентагон, устами своего секретаря по связям с общественностью Шейли Уитнелл заявил: "Военная доктрина претерпит кардинальные изменения, как это бывало, когда парусники уступили место паровым судам или когда танки вытеснили кавалерию". "Это наш американский вклад в военное искусство", - с гордостью добавляет адмирал Вильям Оуэнс. "В один прекрасный день наши национальные лидеры смогут провести компьютерную войну в информационном пространстве, прежде чем решиться вступить в настоящую", - предсказывает генерал-лейтенант Джей Гарнер, глава Космической и стратегической обороны США.
   Самые восторженные футурологи идут еще дальше, пророча окончательную замену тяжких кровопролитных сражений элегантными бескровными играми компьютеров, представляющих враждующие стороны. Впрочем тот же Гарнер не столь оптимистичен в своих окончательных выводах: "Не думаю, чтобы реальные столкновения политико-экономических интересов могут вполне безболезненно перейти в категорию стратегических видеоигр".
   И впрямь - наступят ли счастливые времена, "войны шестого поколения", когда в бой устремятся лишь компьютеры и виртуальные роботы, на худой конец, радиоуправляемые механические солдаты?
   Критики кибервоенной концепции справедливо указывают, что пока стратеги так называемых высокоразвитых стран пытаются превратить войну в некую разновидность шахматного искусства, это в то время, когда в других государствах - а их намного больше! - кровь людская льется как водица.
   "В Сомали, Боснии, Чечне рука бойца тянется отнюдь не к "мыши", дисплею, но к испытанному тысячелетиями ножу, а вместо послушной автоматической техники приходится иметь дело с неуправляемыми отрядами партизан, - замечает обозреватель популярного германского журнала Focus. - Вы говорите, оружие XXI века? Что ж, это вполне годится для войны штата Юта со штатом Северная Каролина. Однако страны второго и третьего мира предпочитают сражаться по старинке. В конце концов, на поле боя, которым является вся территория Земного шара, или на сцене театра военных действий, неизменно появится все та же груда дымящихся трупов, что и в шекспировских хрониках".
   "Первой войной будущего" считается операция союзных государств против Ирака, ибо "в конфликте со стороны проамериканской коалиции были задействованы небывалые доселе средства коммуникаций". 300 систем телефонной, в том числе спутниковой связи, 30 компьютерных сетей и дюжина спутниковых разведывательных терминалов ежедневно обслуживали примерно 700 тыс. разговоров, не говоря уж о передаче более чем 150 тыс. информационных сообщений.
   И тем не менее, жизненно важные данные поступали нужным адресатам "убийственно поздно"! Так что, несмотря на крайне эффектное зрелище, устроенное для телезрителей электронными СМИ, и "признанное поражение" Саддама Хусейна, в техническом отношении эта война закончилась для США довольно печальным фиаско. По мнению экспертов, именно недочеты и несогласованность применявшихся систем связи повинны в смерти 25% павших на поле боя солдат союзников, а также в гибели 75% подбитых иракцами самолетов. Не удалось блокировать информационные каналы противника: хотя в первый же день войны летучая армада "невидимок" Stealth с прецизионной точностью отбомбилась по Багдаду, полностью лишив столицу электроэнергии, а дворец Саддама Хусейна - коммуникационных связей. Это ничуть не помешало ему лично руководить своими войсками во время странных сражений в аравийской пустыне.
   Мартин Любиски, военный зксперт по системам передачи информации, высказывает сомнение, что одной из воюющих сторон когда-либо удастся вывести из строя абсолютно всю связь противника. "Вражеская армия всегда отыщет способ передачи сообщений помимо забитых помехами электронных каналов... Кроме того, имея в своем распоряжении сотовую телефонную связь, микрокомпьютерные сети и системы телеконференций, политическая и армейская верхушка вполне может отказаться от крупных центров управления, распределив их функции среди множества небольших командных пунктов, которые практически невозможно вывести из строя одновременно".
   И вот что любопытно... Не знаем, публиковалась ли эта сенсация в российской печати, но журнал Time сообщил: оказывается, группа голландских хакеров в свое время предложила Ираку полностью разорвать информационную пуповину, связывающую США с Ближним Востоком, причеи всего-то за жалкий миллион долларов! Трудно сказать, по каким соображениям Саддам Хусейн отказался от их услуг...
   А если бы нет? И чем бы тогда закончилась пресловутая "Буря в пустыне", этот "прообраз войн шестого поколения" уже как бы пролонгированный на первую четверть XXI столетия?
  

Методы "современной войны"

  
   Ясно одно - "приведенные выше примеры - чисто информационное нападение!" И что самое пикантное, павшая его жертвой страна может даже не догадываться об этом...
   Какое удобство, не правда ли?
   В самом деле, берем парочку-другую компьютерных вирусов и запускаем их... ну скажем, в цифровую телефонную сеть.
   Вообще-то такое случается чуть ли не каждый день. Вот только военные вирусы не простые, а особо вирулентные продукты творческой деятельности безвестных гениев-программистов на службе у Пентагона. И вот в один не слишком-то прекрасный день обреченная на крупные военные неприятности нация повсеместно лишается телефонной связи. А чтобы закрепить столь превосходный результат непрямых действий, существуют специально выведенные микробы, жадно пожирающие электронику, так что на восстановление status quo объекту нападения понадобится никак не менее нескольких месяцев.
   Логические бомбы! Собственно говоря, это тоже вирусы, но замедленного действия, мирно дремлющие до поры в стратегически важных базах данных: активировавшись в заранее определенный момент или же при неких запрограммированных условиях, они приступают к планомерному уничтожению жизненно важной информации. Сфера применения весьма обширна - от армейских систем воздушной обороны до операционных систем центрального банка страны и управления цивильным железнодорожным и авиатранспортом, не говоря уже о перевозках военного назначения.
   Еще одна методика, называемая чиппингом. Она основана на внедрении "заминированных" чипов в военную технику потенциального неприятеля. Можно, конечно, по старинке подкупить независимого специалиста страны с открытой экономикой и доверчивыми гражданами. Поставка по контракту с производителем оружия программного обеспечения для боевых систем прогнозируемого противника ...уже не новость.
   Но можно выполнить ту же задачу не в пример элегантнее! "Вы перехватываете программный продукт на входе в рабочую сеть компании, быстренько вставляете в него свой сюрприз и тут же отсылаете далее по назначению, - поясняет на страницах того же Time некий представитель ЦРУ, пожелавший остаться неизвестным. В результате боеготовая по всем параметрам разведывательно-боевая система работает идеально, однако в полевых условиях боеголовки отчего-то не желают взрываться".
   Помимо неторопливо-нежных, но смертоносных объятий компьютерных вирусов в арсенале скрытой войны числятся и жесткие информационные удары. К примеру, электромагнитная бомба... Просочившись в столицу враждебного государства, диверсионная группа устанавливает где-нибудь близ центрального банка обычный чемоданчик, в коем смонтирован так называемый высокомощный электромагнитный пульсатор: активировавшись, сия адская машинка за считанные секунды буквально поджаривает абсолютно все электронные устройства, оказавшиеся в сфере ее действия.
   Еще один класс диверсий - телевизионные. Представьте того же Саддама Хусейна, явившегося на телеэкране (перед правоверными, но технологически невежественными мусульманами) с рюмкой виски в одной руке, куском свинины в другой и с "непопулярными в народе" заявлениями на устах! Впрочем, акции подобного рода чересчур публичны, чтобы остаться тайными, а посему уместны преимущественно в ситуации открытого противостояния. Но именно это было великолепно продемонстрировано в плане дискредитации "кровожадных сербов" и Милошевича в глазах "просвященных и технически грамотных европейцев".
  

Насколько все это относится к России?

  
   Даже если предположить, что формирование "постиндустриального общества", как некой "новой общественно-экономической формации" в России состоится, то это еще не означает неотвратимого "перехода к информационной эпохе" и к войнам "шестого поколения", тем более не подразумевает изменения общего характера войны. Если допустить появление "оружия на новых физических принципах и возрастание точности стрельбы в 30 раз", как нам это представляют некоторые ученые, то следует заметить, что это в принципе к общественному строю (в его истинном смысле как форме организации производства) отношения не имеет. Между тем в обозримый период экономическое развитие стран третьего и второго мира (представляющих все же большинство) предопределит не только существенный отрыв передовых стран в оснащении и в организации армий, но и соответствующую поляризацию способов применения вооруженных сил в военных конфликтах будущего.
   "Поляризация" в этом направлении навряд-ли "принесет преимущества меньшинству, "передовой семерке" или НАТО, куда упорно стремится Россия. Более того "неоспоримые военно-технические преимущества постиндустриальных стран" могут превратиться в их недостатки.
   Как ни странно, прямое военное столкновение "высоко оснащенных" войск США и НАТО с войсками третьеразрядной державы - России, "ориентированной на войны пятого поколения", вполне может привести к поражению североатлантического альянса. Одной из причин этого может стать именно высокая техническая оснащенность, которая имеет свою "ахиллесову пяту" - высокую уязвимость и низкую боевую устойчивость ключевых объектов систем управления. Представим себе, что на время выведены из строя ПУ пресловутой системы "НАВСТАР" и несколько ее наиболее важных компьютерных сетей. Дальше ошибки и сбои будут умножаться, до тех пор пока вся система ВС США, настроенная для работы в "автоматическом режиме", не будет поражена хаосом и неразберихой. А здесь, как говорят, "рукой подать" до поражения в борьбе с реальным противником, действия которого (при сравнительно равных боевых и поражающих возможностях собственно вооружения) не ограничатся использованием только умной электроники.
   Это не значит, что нечто подобное будет правилом. Например на востоке в борьбе с "массами китайской пехоты" ситуация будет прямо противоположной, и Россия может оказаться в положении США, по отношению к современной РФ.
   Индию, Китай и Пакистан уже сегодня весьма сложно рассматривать в качестве объекта дистанционного нападения. Нет сомнения в том, что условия применения вооруженной силы против этих стран в ближайшем будущем будут соответствовать условиям гипотетической войны с Россией сегодня. В том числе, в следствие обладания этими странами ядерным оружием, в качестве потенциала сдерживания и устрашения одновременно.
   Очевидно, что "современные военные конфликты", в том числе война на Балканах, в военном смысле не могут рассматриваться как явление "весьма показательное для оценки будущего". Даже с учетом решительных политических целей будущих войн, скорее всего, это лишь повод для сомнений в оценке характера военных операций первой четверти 21 столетия.
   В самом деле, достаточно представить себе продолжение операции НАТО против СРЮ в сухопутном варианте или не предвзято взглянуть на столкновение российской армии с "чеченскими бандами", как будет ясно, - "только слабость порождает агрессию", а мир зависит от согласования ресурсов и способов достижения целей. Но так же верно то, что решительность способствует достижению победы там, где по расчетам формальных стратегов ее, казалось бы и быть не может.
   Нет сомнения в том, что "показательные войны" на Ближнем Востоке, на Балканах, военные действия горячих точках на территории России уже по этим причинам не могут показаться столь уж "типичными" для среднесрочной и длительной перспективы, чтобы на их основе строить большую стратегию и планы строительства Вооруженных сил РФ. Но не учитывать их в части анализа основных направлений развития вооруженных сил потенциальных противников и способов их применения было бы непростительной глупостью.
   Очевидно, что необходим реалистический прогноз развития и направлений военного строительства иностранных государств, но также необходимо провести объективный анализ долгосрочной политики и оперативно-стратегических концепций ведущих стран мира так или иначе выступающих для России в качестве конкурентов, если не прогнозируемых противников.
   А поскольку такого прогноза мы не имеем, то остановимся на том, что в постмодернистскую эпоху столкновение противников, оснащенных пока только экзотической или качественно иной, чем ныне, техникой "шестого поколения" вряд ли возможно.
   Очевидно, что масштабное применение массовых вооружений "шестого поколения" даже против слабого по оснащенности, но имеющего значительные ресурсы противника ничего не изменит в характере войны в ее обычном понимании.
   Более того, наличие типичного для современных армий вооружения "четвертого-четвертого+ поколения", которые останутся массовыми, по крайней мере, еще лет двадцать пять, не исключает, а предполагает проведение скоротечных операций именно классического типа. В соответствии с этим вряд ли произойдет существенное изменение тактики и оперативного искусства, то есть способов применения вооружений.
  

"Великий уравнитель возможностей"

   Самое забавное, что именно Соединенные Штаты с их повальной компьютеризацией действительно являются наиболее уязвимым для чисто информационной атаки государством... И если перевооружить действующую армию по последнему слову высоких информационных технологий под силу лишь горстке богатых промышленных стран, то общедоступны обычные персоналки с модемами, а дюжину искусных хакеров можно отыскать в любом регионе Земного шара. "Тут не потребуется много денег, - замечает отставной пентагоновец Дональд Лэтэм, - Дайте нескольким головастым парням рабочие станции с модемами, и эти ребята с удовольствием развалят для вас экономику целой страны". А раз уж война ведется за мониторами - то хакер и есть одна из ключевых фигур "будущей профессиональной армии". Когда армейскими компьютерами манипулируют преимущественно талантливые люди сведущие в стратегии, граница между военными и невоенными мерами представляется весьма условной и расплывчатой.
   "Что такое компьютер? Великий уравнитель! - рассуждает известный футуролог Алвин Тоффлер, - совсем не обязательно быть большим, сильным и богатым, дабы успешно использовать интеллектуальное дзюдо, столь необходимое в информационной схватке... И потому в бедных странах подобное "боевое искусство" наверняка будет развиваться опережающими темпами".
   Кстати, в этом смысле весьма неприятным соперником США могла бы стать бедная Россия, которая при всей своей нынешней технической отсталости может похвастать множеством блестящих умов. Наши изворотливые и пока "мало патриотичные" программисты крайне высоко ценятся в богатой Америке.
   Между прочим, хотя компьютеры Пентагона, ведающие непосредственно боевыми действиями, очень недурно защищены, то с прочими, которые подключены к публичным каналам связи, дела обстоят намного хуже: посторонние покушаются на их защиту до 500 раз в сутки. При том, что засечь удается не более 25 нелегальных юзеров в год, а привлечь к официальной ответственности из них всего двоих-троих. Подобная доступность - врожденный порок тех машин, что изначально сконструированы для общения с паутиной Internet, которая, кстати, и сама является порождением Пентагона.
   Получается, что главная трудность - это залезть в первую машину, после чего 90% компьютеров пентагоновской сети (в том числе и многие секретные!) станут воспринимать взломщика в качестве совершенно законного пользователя.
   Такая перспектива в определенной степени вероятна...
   Переродятся ли реальные войны в бескровные военные игры?
   Эксперты с сожалением констатируют: как бы ни развивалась современная техника, вряд ли можно всерьез ожидать, что это произойдет в ближайшее время. А может быть, и никогда?
   И колесо истории будет катится дальше по накатанной кровавой колее ХХ века, с его многословием о гуманизме и "любви, которая "спасет мир".
  

***

  
   В любом случае для грядущей борьбы, -- независимо от того, будет ли она вестись с оружием в руках или другими средствами, -- от России требуются, хотя бы перед лицом внешнего мира, иметь национальную идею, "единый народ" и сильную армию, исполненную неограниченной веры в свои возможности.
   Тогда военная стратегия из традиционного для мира орудия убийства может действительно превратиться в искусство согласования ресурсов и способов для достижения приемлемого мира для народа России при минимальных затратах в мирное время и при минимуме потерь в военное. Конечно, на возможно более ранней стадии развития конфликта.
   Имеется в виду, прежде всего неформальная разработка контрмер во всемирной "мятеж-войне", получившей в последнее время в России новое звучание.
   Над этим стоит подумать.

Глава двенадцатая. "Сталинградская битва..."

(метафизика глобального в истории войны)

  
  
  
   Не умаляя достоинств современной историографии и усилий историков следует отметить, что господствующие представления о Второй мировой и Великой Отечественной войне в целом, как и о Сталинградской битве, в известной мере базируются на излишне идеологизированных суждениях и, можно сказать, профессиональных подходах к оценке этих поистине глобальных событиях мировой и российской истории.
   При этом не так уж и важно - какая идеология, коммунистическая или буржуазная, присутствует в этих оценках. Важно - с каких позиций она подается: сугубо профессиональных, лишенных идеологического смысла, или антироссийских, получивших в последнее время широкое распространение, даже среди наших историков.
   Толкование столь грандиозных событий с "идеологических позиций" в отсутствии объективной оценки нашей истории, так же как "профессиональный подход" не только искажают существо вопроса, но и сужают его изложение в истинном понимании. Как то, так и другое одинаково вредно для понимания истинного смысла событий во всей их полноте. Но одновременно именно сегодня это опасно с точки зрения формирования взвешенной политики и современной стратегии. В том числе с учетом опыта прошлого.
   Скоре всего здесь уместны "метафизические подходы", столь нелюбимые нашими учеными и демократами, именно потому, что в широком смысле позволяют проникнуть в суть проблем за пределы, не доступные обыденному их пониманию.
   В полной мере это относится к "Сталинградской битве", юбилей которой отмечается в 2002 году.
  
  

Столкновение "цивилизаций и мировоззрений"

  
   В исследованиях ученость не повредит, в делах практических она может оказаться не только вредной, но даже - опасной.
  
   Не у кого не вызывает сомнения, что война одно из самых значительных явлений нашей истории. Не возможно не согласиться с тем, что последняя большая война оказалась не только тяжелейшим испытанием для России. Она коренным образом изменила облик мира, его состояние и направленность развития на 50 лет. Сегодня есть все основания утверждать, в последней "большой войне" решались судьбы отдельных государств, народов, наций и целых континентов.
   Именно поэтому в начале нового столетия и только в рамках конструирования известных аналогий, уместно рассматривать Великую отечественную войну и величайшую битву второй мировой войны как события особого смысла и значения.
   Никто не будет возражать, что Сталинградская битва положила начало коренному перелому в войне не только более или менее развитых цивилизаций с их беспримерной военной силой, но и мировоззрений, которые по существу определяли характер и ожесточенность столкновения на советско-германском фронте, в том числе в 1942-1943 гг.
   Видимо будет уместным напомнить, что именно в этот период враг впервые оказался в самом сердце России, на берегах Волги, русский народ по настоящему понял грозящую опасность, а военно-политическое руководство СССР - необходимость принятия крайних мер для повышения дисциплины в оперативных порядка войск.
   Именно поэтому Сталинградская битва занимает особое место не только в истории России и военного искусства, но и в общечеловеческом, более того в геополитическом и стратегическом смысле.
   Если оценка ситуации 1942 года с общечеловеческой точки зрения может привести к уместному, но не вполне выгодному "даже для обороны обличению", связанному с критикой недостатков и пороков системы (что характерно для нашего времени), то рассмотрение ее с точки зрения мировой геополитики и стратегии несомненно может принести пользу России. Если так можно выразиться, в наступлении на современное "демократическое мракобесие". И это будет оправданным с учетом современного состояния России, перспектив достижения результатов не только в "битве за душу народа", но и в обеспечении самого существования русских как нации. Добавим, в условиях едва-ли не соответствующих Сталинградской битве в реальной мировой войне прошлого.
   Очевидно, что такая постановка вопроса требует отхода от традиционно профессиональных даже самых общих оценок "стратегической обстановки, замысла сторон, состава группировок и хода операций".
   Если это так, то какой смысл в проведении помпезных, по большей части дежурных мероприятий, приуроченных к "началу битвы"? Стоит ли отнимать время и тратить средства только для того чтобы повторять давно известное и неоднократно озвученное в военных академиях и в парадных залах известными историками?
   Поэтому пока оставим без внимания вопрос: почему советские войска оказались на Волге, а немецкие армии вопреки ожиданиям Сталина в летней кампании 1942 года нанесли удар силами группы армий "Юг" в полосе Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов?
   При этом не лишнее заметить, что при всем том, ВС СССР практически "один на один" вели ожесточенную борьбу с Европой, объединенной под лидерством Германии. К началу летней кампании 1942 года немецкое командование смогло увеличить состав войск на советско-германском фронте на 37 дивизий, в том числе за счет сателлитов и союзников. Это в то время как союзники СССР по антигитлеровской коалиции не проявляли особого желания вести прямые военные действия на Европейском континенте, предпочитали локальные операции на второстепенных ТВД. Исключительно для "выживания", с позиций традиционного заморского "изоляционизма" или выжидания удобного времени для дележа трофеев.
   Именно такая геополитическая ситуация в части осуществления реальной военной стратегии определяла общую военно-политическую обстановку на советско-германском и "мировом" фронте борьбы с немецким фашизмом в период с 28 июня 1942 года по 4 февраля 1943 года.
   Очевидно, что такие временные рамки битвы подразумевают не только две известные военным историкам сталинградские стратегические (оборонительную и наступательную) операции, но и ряд других операций, связанных с ними единым замыслом кампании лета 1942 года. Последнее верно, по крайней мере, для военного командования Германии. Нет сомнения в том, что, по меньшей мере, пять стратегических операций советских войск из двадцати за все время войны связаны общей логикой и последовательностью боевых действий на огромной территории от Воронежа до Сталинграда, от Курска до Грозного. Они-то и могут быть объединены не вполне профессиональным понятием "Сталинградская битва", общей логикой и ходом войны.
   Действительно по размаху, масштабам и характеру военных действий Сталинградская битва не только "имеет выдающееся значение" для истории военного искусства, в его понимании профессионалами, но и приобретает особенный смысл с точки зрения русского народа, который выстоял и оказался "единственным победителем" в этой битве.
   Именно в этом смысле стоит говорить о "Сталинградской битве", как о беспримерном столкновении цивилизаций и "мировоззрений", имевшем глобальное значение для всего мира и России.
  
  

Геополитическая закономерность

  
   Не нужно искать причины поражений в глупости своих генералов, когда есть только признаки предательства и заговора.
  
   При всех недостатках руководства и организации стратегической обороны, при хаотическом отступлении от Воронежа, не только катастрофа советских войск в излучине Дона и высокие качества немецких соединений были причиной прорыва 6-ой полевой и 4-ой танковой армий к Волге в районе Сталинграда.
   Очевидно, что с времен Керзона этому способствовала особая долгосрочная политика будущих союзников СССР по антигитлеровской коалиции - Великобритании и США. Как впрочем - и скрытая политика великих держав по отношению к гитлеровской Германии и России, пожалуй, начиная с рокового для мира подписания Мюнхенских соглашений 1938 года. Имеется в виду весьма показательное подталкивание агрессии Германии на Восток и, говоря современным языком, политика проволочек "по заключению договора о коллективной безопасности" в Европе.
   Однако, на фоне обсуждения "беспримерного по цинизму" в оценках современных историков пакта "Молотов-Риббентроп", именно этому аспекту сложного взаимодействия сторон будущего военного конфликта уделяется так мало внимания, что для современной России и Европы нет никаких оснований ожидать "извлечения уроков для формирования действительно глубоких военно-политических выводов и реалистической стратегии в настоящем".
   Однако вернемся к Сталинградской битве.
   Шел второй год беспримерной по масштабам войны. Было очевидным, что стратегия блицкрига не удалась. Как для Германии, так и для Советского Союза положение в целом оценивалось как критическое, но не безнадежное.
   Военный потенциал Германии, подкрепленный экономикой объединенной единой целью Европы, не был подорван. Напротив, военное производство наращивалось, а уровень жизни в сравнении с 1940 годом в Германии, если не вырос, то оставался на приемлемом уровне. Моральный дух армии и германского народа не был сломлен. Германия имела относительно надежных союзников (Италия, Румыния, Венгрия, Словакия, Хорватия, Финляндия) активно принимавших участие в достижении взаимовыгодной цели - сокрушения России. Германия имела полускрытых партнеров в лице петеновской Франции, Бельгии, Голландии, Дании, Испании, Щвейцарии и Швеции. Последние два суверенно-нейтральных государства, если и не послали свои вооруженные силы в Россию, то активно поддерживали агрессию дипломатией (обеспечивали контакты спецслужб) и поставками никеля с подшипниками и точными приборами.
   Экономика так или иначе подчиненных Германии стран Европы работала на немецкую военную машину. Достаточно напомнить, что только промышленный комплекс чешских заводов "Шкода" выпустил военной продукции для Германии в течение одного предвоенного года (сентябрь 1938 - сентябрь 1939 гг.), едва ли не больше, чем вся военная экономика Англии для британский вооруженных сил, запасы нефти в хранилищах поверженной Франции обеспечивали немецкую армию топливом для действий в течение трех месяцев, сельское хозяйство той же Франции и Греции - вином и фруктами всю Германию в течение войны. Только тяжелого вооружения и запасов, захваченных немцами в качестве трофеев после "странной войны" и не менее странной эвакуации 250 тыс. британцев из под Дюнкерка, хватило для укомплектования резервной армии вермахта в численности 400-500 тыс. человек. Благословенные пляжи Нормандии пока были доступны для немецких войск и рассматривались ими в качестве санатория для отдыха после "варварских условий" советско-германского фронта. Маки и сопротивление были мифом, придуманным в последствии из идеологических соображений, а 150 миллионов дееспособного населения Европы и 5 миллионов военнопленных с готовностью и послушно выполняли роль германской рабочей силы.
   Очевидно здесь термин "объединенная Европа" вполне правомерен, и отметим, что это не только позволило провести тотальную мобилизацию в ряды ВС, с призывом за всю войну не менее 25% от численности населения Германии, но и позволило в 1942 году нарастить военное производство. Естественно гитлеровское руководство директивой ОКВ  41 от 5 апреля 1941 года ставит решительные цели на летнюю кампанию - "Окончательного уничтожения еще имеющихся в распоряжении Советов сил и лишения их (Советов, А.С.) важнейших экономических центров".
   После года войны и неудачного осуществления "порочного замысла Ставки ВГК одновременно наступать и обороняться на всем фронте от Ладоги до Черного моря" на середину лета 1942 года обстановка для СССР была в корне противоположной. В условиях почти полного отсутствия инициативы, при угрозе нанесения нового удара с запада, с неясными стратегическими перспективами на востоке и юге, в отсутствии сколько либо ответственных союзников и партнеров, вопрос для России стоял весьма серьезно - не только выстоять, но и победить. Кроме того, при оккупации основных промышленно-развитых и сельхоз благоприятных областей с 70 миллионами населения, нужно было восстанавливать практически заново военное производство на Урале, обустраивать миллионы беженцев с юга России, рассчитывая только на свои силы.
   Великобритания, не имея желания вести войну с Германией, была занята решением проблемы выживания метрополии путем обеспечения контроля за Северным побережьем Африки и свободы средиземноморских коммуникаций через Ливан и Суэц. Это существенно сокращало время доставки грузов из колоний в Азии и Австралии. Никакой речи не было о выполнении Англией задач большой войны на одном из европейских ТВ. Более того, в решающий период Сталинградской битвы Англией было принято решение свернуть поставки вооружения СССР северными конвоями, ввиду угрозы со стороны ВМС Германии и неоправданно больших потерь при их проводке.
   США оставались верны политике "изоляционизма", суть которой соответствовала давним традициям вступления в войну "в свое время для дележа трофеев", суть которой была ясно выражена в публично-циничном выступлении Г. Трумена в "Нью-Йорк таймс" еще 23 июня 1941 года.
   Позиция Соединенных Штатов по мнению начальника генерального штаба вермахта Ф. Гальдера в 1942 году состояла в "....утешениях и заверениях..." К этой записи с оценкой позиции США в своем дневнике от 3 июля он решительно добавляет: "Никакого действительного второго фронта не будет". И командование группы армий "Юг" в соответствие с указаниями ОКВ 17 июля начинает сосредоточение 6-ой ПА для нанесения последнего удара в направлении Сталинграда с запада, подтягивает союзников (2 венгерскую и 3 румынскую армии), а 31 июля, наращивая усилия на этом стратегическом направлении, поворотом 4-ой ТА и 8-ой итальянская армии с кавказского направления ля прорыва к городу с юго-запада и обеспечения левого фланга вновь созданной группы армий "Б". Выход на западный берег реки Волги и разгром советских войск в междуречье по существу означал достижение целей войны - ликвидацию России в качестве влиятельной и реальной силы антигитлеровской коалиции.
   Следует отметить, что первоначально овладение Сталинградом не ставилось в качестве главной задачи летней кампании, смысл которой заключался "в захвате областей Северного Кавказа, богатых нефтью". В ее рамках создание фронта Воронеж - Сталинград уже в последствии рассматривалось как необходимое условие "для нанесения удара на Москву летом 1943 года... после соответствующей перегруппировки войск" из-под Сталинграда и Северного Кавказа. Именно так комментировал уже после войны эти события фельдмаршал Паулюс в лекции перед слушателями военной академии ННА ГДР.
   Несомненно, успешное развитие операции вермахта могло бы в корне изменить ситуацию не только на советско-германском фронте, но и в мире. Здесь нет никакого преувеличения и желания конструировать пусть и сослагательную альтернативу реально сложившейся истории.
   В силу неумолимого действия реальных форсможорных стратегических и военно-экономических обстоятельств обстановка на советско-германском фронте для Германии и Советского Союза действительно была критической. Но для Великобритании она определяла только проблему выбора, которая в условиях "активно-циничного изоляционизма" США и возможного вывода России из активных участников военных действий была бы не в состоянии вести войну с Германией и ее союзниками, "сознающими свою силу". По существу этот выбор был давно определен - "объединенная Европа". Не суть важно под чьим лидерством - Германии или США с Великобританией, но только без России.
   Именно поэтому Великобритания около трех лет не вела и не стремилась вести активные военные действия против Германии. Тем более в этом не было необходимости в критический период войны, исход которой решался в сердце России, под Сталинградом.
   Вопреки созданному ныне общественному мнению об активной подготовке англосаксов к войне против Германией на континенте, такое утверждение, не лишено смысла. Достаточно отметить, что еще 16 октября 1941 года премер-министр Англии У. Черчилль по пути за океан в соответствующем письменном документе ясно дал понять, что "ни Великобритания ни США не должны принимать никакого участия в этих событиях" (речь идет о контрнаступлении КА под Москвой, - С.А.). Черчилль предельно четко формулирует задачи - осуществить "оккупацию французских колоний в северной Африке" и обеспечить, "если это позволит обстановка на море свободный проход через Средиземное море к Ливану и через Суэцкий канал".
   Очевидно, что целей ведения реальной войны против Германии на решающем ТВ не ставилось вовсе.
   Разумеется, возобновление движения через Суэцкий канал было жизненно важно для островной Великобритании, но не имело особого значения для изменения критической ситуации в пользу антигитлеровской коалиции на главном ТВ в целом. Что касается идеи "объединенной Европы", то ее смысл был предельно ясно изложен тем же Черчиллем в его октябрьском меморандуме 1942 года, то есть во время "сражения при Эль-Аламейне" и в разгар битвы за Сталинград. "Все мои помыслы обращены к Европе... Произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру (как видно утверждавшуюся в то время на берегах Волги силами немецкой 6-ой армии, - С.А.) и независимость древних европейских государств". (Очевидно, тут имеются в виду не только Италия, Румыния и Венгрия, но и Германия с "доброй старой Англией", - С.А.)... Черчилль продолжает: "Я обращаю взоры к созданию объединенной Европы". И нужно полагать под эгидой англосаксов против "русского варварства".
   Как видим, такая геополитическая установка не была новостью и в точности соответствовала гитлеровским замыслам. Только лидеры для "объединенной Европы" предполагались другие.
   В этой связи будет уместным обратить внимание на оценку стратегической ситуации американским военным командованием, которое в лице начальника штаба армии генерала Маршалла связывало открытие второго фронта в Европе с двумя обстоятельствами: "если положение на русском фронте станет отчаянным (для кого: русских, для антигитлеровской коалиции? - С.А.) или, если положение для немцев станет критическим".
   Ни того не другого по существу не случилось, и потому высадка в Нормандии состоялась только через два года, когда для англосаксов стало очевидным, что СССР и без их участия способен разгромить Германию.
   Очевидно, что "критичность" этого предвидения в полной мере учитывалась когда встал вопрос о нейтрализации продвижения советских войск, "русского варварства", как можно далее на востоке. Но в октябре 1942 года "понимание проблемы" не подвигло США к активным действиям. Высадка в Сицилии состоялась лишь летом 1943 года и характеризовалась весьма специфическими действиями американских войск. Как свидетельствует история, экспедиционные войска США в Сицилийской операции на треть были укомплектованных потомками сицилийских мафиози, а совместные с местной мафией действия обеспечили не только "бескровную сдачу крепостей и массовое дезертирство итальянцев", но и беспрепятственную эвакуацию четырех немецких дивизий через Мессинский пролив в южную Италию. Англо-американским войскам оставалось пройти до Рима не более 100 километров, но они при огромном численном превосходстве и при полной поддержке населения были остановлены на восемь месяцев. По поводу участия американцев в сицилийской операции У. Черчилль не без сарказма отмечает, что "американцы прославились тем, рекламой жвачки на танках, а все их потери составил укушенный местным ослом полковник".
   Впрочем, в Италии и сами британцы не очень утруждали себя в совместных действиях с союзниками. По оценке английского историка А. Тойнби в 1942 году "вероятность получения сообщения о смерти мужа в бою для жены, была такой же, как получение мужем вести о смерти жены от немецкой бомбы в Лондоне".
   Именно поэтому весь период африканской эпопеи группировка немецких войск в составе итало-немецкого африканского корпуса не превышала 3-4 дивизий, при ее общей численности 80 тыс. человек. Весьма характерно то, что 260 тысячная британская группировка при трехкратном превосходстве в сражении у египетской деревни Эль-Аламейн после нескольких месяцев взаимных и бесплодных маневров "наконец-то к середине января 1943 года разгромила истощенный дезинтерией итало-немецкий корпус". При этом потери гитлеровских войск с союзниками едва превысили 1%, в то время как в Сталинградской битве - более 16 процентов общего состава вооруженных сил Германии и ее союзников.
   На фоне действительно грандиозной битвы, развернувшейся на советско-германском фронте это была "единственная сколько либо заметная операция Великобритании". Более того с мая - июня 1940 года это была единственная успешная операция британских ВС. Между тем, эта локальная по масштабам операция на второстепенном ТВ в мировой историографии сравнивается со Сталинградской битвой.
   Следует отметить, что современные историки при "праведном гневе", направленном против "русского варварства и сталинского тоталитаризма", не особенно замечают "дерзко опубликованный" Черчиллем вскоре после войны цитируемый выше "меморандум".
   А напрасно. В известной мере он выражает геополитическую закономерность противостояния Европы и России. При полной определенности выбора всеми кульминацией этого противостояния 60 лет назад и была Сталинградская битва. Но при этом следует обратить внимание на тот факт, что после ее окончания следование "форсможорным обстоятельствам", стало необходимостью для Великобритании. Эти обстоятельста были неумолимо продиктованы для явных и вероятных противников "выстоявшей и победившей" в этой битве Россией-Советским Союзом.
   Что касается судьбы самой Германии, то ее перспективы достаточно четко нарисовал советник президента США Моргентау в том же 1942 году. Он выдвинул проект "аграризации Германии" на основе "полного лишения ее тяжелой промышленности". Можно понять Моргентау с его паталогической ненавистью к немцам, организовавшим еврейский геноцид. Но самое интересное то, что этим планам на Ялтинской конференции положил конец представитель "русского варварства" И. Сталин, который все же "заставил империалистов бороться с империалистами" их же руками. Вопреки еврейскому лобби с его "разрушительным для Германии проектом Моргентау" прочие лидеры коалиции были вынуждены согласиться с мнением советского руководства о послевоенном устройстве Германии и Европы.
   "Объединенной Европы" исключительно в антироссийских целях уже не получилось. В марте 1943 года сразу после катастрофы на Волге Муссолини заявил Гитлеру "о необходимости закрыть русский вопрос для Италии". После этого никаких активных действий на советско - германском фронте Италия не предпринимала. Похожие мнения существовали в военно-политических кругах Румынии и Венгрии. В политических кругах Финляндии, впервые именно в 1943 году появились "сомнения в собственной и германской силе". В правильности финской политики, направленной в союзе с Германией на осуществление "геополитического проекта создания Великой Финляндии простирающейся от Бискайского залива до хребтов Урала, от Печенги до вольного города "Санкт-Петербурга" (под финским управлением) начали сомневаться наиболее здравые финские государственные деятели.
   Как советское командование, так и гитлеровское военно-политическое руководство понимало значение "Сталинградской битвы" для войны в целом. Более того, практически все в 1943 году начали сознавать признаки геополитического отката на "стратегические границы Европы-России".
   Следует отметить, что реалистические оценки ситуации впервые прозвучали на совместном совещании гауляйтеров и военного руководства Рейха в Польше уже в 1943 году из уст генерала Йодля, который отметил "слабые перспективы ведения войны с СССР в условиях его возрастающих сил и убывающих ресурсов Германии".
   Действительно, усилиями СССР маятник войны качнулся и неумолимо направил движение "не туда, куда следовало", к геополитическим границам, установленным историей, более того "в логово смертельного врага России".
   Значение Сталинградской битвы не только для России, но и всего мира, выходящее за рамки привычного понимания ее профессионалами заключается в том, что коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны был теперь только делом времени и решимости русского народа переломить хребет немецкому фашизму даже в отсутствии дееспособных союзников, при условии многочисленных потерь и вопреки "помыслам" У. Черчилля и планам Моргентау.
   Именно поэтому сегодня кое-кому выгодно сравнение локальной операции у египетской деревни с величайшей битвой второй мировой войны, имевшей более высокий смысл, чем это представляется военным историкам.
  

"Стремление к сохранению стабильных границ"

   Нет сомнения в том, что думающий читатель усмотрел в этом тексте не только попытку сконструировать сослагательную альтернативу "отчаянному положению русских" и "критическому положению немцев" в 1942 году, но и определенного рода аналогии современному геополитическому состоянию Российской Федерации.
   Нет сомнения в том, то сегодня мы имеем дело с вопиющим нарушением закона о сохранении геополитически стабильных и безопасных географических границ между Россией и Европой. В известной степени имеется в виду географическая линия примерно соответствующая западной границе СССР 1939-1940 гг, споры о которой продолжались не одно столетие и в разное время завершались покупкой "современной прибалтики за два миллиона ефимков у шведов" и дипломатическими соглашениями, в том числе под угрозой или применением силы.
   Проблемы войны и мира в Европе не могут быть решены без восстановления геополитически безопасной стратегической границы. Тем более не следует рассчитывать на стабильность отношений между "объединенной Европой" и Россией до тех пор, пока политические и территориальные претензии НАТО и Запада будут распространяться на Карелию и русскую Прибалтику, на русские земли в составе Украины, при очевидном игнорировании интересов России новоявленными и по большей части нелегитимными государственными образованиями. Но следует отметить, что никакие дипломатические маневры и паромные переправы, как и "рытье туннеля из Белоруссии в Пруссию" не решат проблемы "Калининграда-Кенигсберга", ставшего камнем преткновения для "российской политики", и который, несомненно, станет таковым для Польши, Германии и Литвы в недалеком будущем.
   Невероятно, но остается фактом - сужение русского геополитического пространства на Западе до состояния времен первых "Петровских походов" и даже "хуже того" состоялось. С помощью русской на 90 процентов Украины НАТО готовится выйти на стратегический рубеж Воронеж, Харьков Мелитополь отнюдь не для того, чтобы занимать "миротворческие позиции".
   Стратегически проблема выбора заключается в воплощении геополитически опасные идеи нейтрализации "русского варварства" на возможно более дальних восточных рубежах, соответствующих позициям группы армий "Юг" на 17 июля 1942 года, или - в восстановлении границ "большой России".
   В случае вступления Украины в НАТО осуществление прямого контроля над сердцем России будет реальной действительностью, а нанесение согласованных воздушно-космических ударов "союзнической силой" по Москве из района Смоленска и группировкой сухопутных войск в обход с юго-востока не составит никакого труда.
   Может ли это потерпеть русский народ, разделенный искусственными, но сегодня не подлежащими пересмотру "административными границами 1991 года" никак не учитывающими геополитическую закономерность к стремлению народов сохранить линию хотя бы относительной стабильности мира?
   Вопреки мирным намерениям НАТО принять всех ныне жаждущих вступления и крыши альянса вопрос о границах представляется не более странным, чем конструктивное рассмотрение проблемы существования русских как единой нации или объединенной Европы.
   Если продвижение НАТО за пределы безопасных геополитических границ все же станет реальностью осенью этого года, то в рамках неизбежного геополитического отката на старые границы новая "Сталинградская битва" тоже будет реальностью. Это неизбежно как противодействие "демократическому мракобесию" последнего десятилетия XX века, временно поразившему "большую Россию-Советский Союз".
   Тогда, как и в годы войны, придется вспомнить о стимулировании производительного труда в интересах общества. Быть может путем предоставления жесткого выбора между общественно-полезным трудом и так называемым "свободным творчеством", между осознанной необходимостью и неограниченной свободой, между созиданием во имя жизни и разрушением на грани смерти. Быть может - приведением в чувство всех равнодушно стоящих и бегущих с поля боя даже под угрозой применения самых непопулярных мер. Не исключено - действительным, а не мнимым возрождением русских традиций, настоящего, а не показного русского патриотизма.
   В связи с этим нельзя е упомянуть о словах одного из ведущих стратегов США Т. Вильсона, директор разведывательного управления МО США: "Следующее десятилетие будет определяться борьбой за глобализацию. Наши противники приравнивают глобализацию к американизации (и правильно делают, - С.А.), рассматривают США как главного архитектора и основную страну, получающую выгоды от нарождающегося порядка, который подрывает их ценности, интересы, веру и культуру (можно подумать, что это не так! - С.А.). Террористические атаки 11 сентября были первыми стратегическими ударами в войне против американских представлений о будущем мировом порядке. ...экстремисты и их союзники понимают, что их мир... не может сосуществовать с нашим образом цивилизации" (из выступления на слушаниях в Сенате США 19 марта 2002 г.).
   Для полноты оценки ситуации не хватает только добавить фразу о "русском варварстве". И тогда даже без определения союзников будет вполне очевидно, что никто кроме "русских экстремистов" на пути к "мировому порядку по-американски" спасать и восстанавливать Россию не будет! При чем этим "русским экстремистам" нет никакого дела до американских небоскребов, поскольку эти символы Америки не имеют никакого отношения к нашим стратегическим границам. Но без русских экстремистов никакая "Сталинградская битва" не только в узко профессиональном, но и в самом широком смысле выиграна быть не может.
   Нужно, наконец, вспомнить, что "наше, русское дело ПРАВОЕ", и тогда "ПОБЕДА будет за нами!"

Глава тринадцатая. И Катанандов не поможет

(карельские заметки)

  
   Каждый год бываю в Карелии, откуда много лет назад ушел в Армию, где служил офицером более шести лет. Общаюсь с друзьями, знакомыми и "просто с народом" в будни и праздники, по поводу и без всякого повода. За двадцать последних лет внешне мало что изменилось.
   И все же, что то не то...
  

Все в прошлом

   Провал реформ "не в самой бедной" в прошлом советской республике очевиден. Не трудно заметить, что за последние 8--9 лет даже в столице практически ничего не создано. Напротив, там где еще 15 лет назад, кипела работа сегодня запустение, полное безразличие и ожидание "нового пришествия". Сами петрозаводчане вспоминают последние 20 лет советской власти как время благоденствия и массовой застройки Куковки, Древлянки, Ключевой, развертывания уникального производства на Тяжбуммаше, достижений судостроителей "Авангарда", строительства еще много чего нужного для социально-культурной сферы и населения города.
   По сей день на всем северо-западе Европы нет более мощного и оснащенного литейного производства, как только в Петрозаводске. Кто будет спорить, что еще 15 лет назад на подъеме была лесная промышленность? Ежегодно Карелия давала более 10 -- 12 миллионов кубометров делового леса. Сегодня по слухам (!) около 7,5 и главным образом "кругляка". На Петрозаводском лесопильно-мебельном комбинате им. 50-тилетия Октября работало более 3,7 тыс. человек, сегодня едва наберется 600 рабочих. Коллектив "христа ради" трудится на "давальческом сырье", заготовленном в Суоярвском районе и оформленном по бешеным ценам как "лес из Финляндии". Купленная десять лет назад в Италии за 10 миллионов долларов линия по производству мебели ("пятая площадка") разграблена до основания. Дорогостоящее оборудование "трудящиеся" сдали в металлолом. Посчитали за благо "втихаря" снести электродвигатели спекулянтам цветными металлами и сегодня перебиваются случайными заработками.
   Мой хороший школьный товарищ токарь-карусельщик с Тяжбуммаша им. В. И. Ленина, "в те времена, получал по 500--600 рублей, точил литье весом по три тонны и не знал что такое простой" -- обслуживал еще один станок. "Покурить некогда было". Сегодня "ждет вызова на работу дома и молится, чтобы не сократили". Жена (экономист с ПЛМК) работает на побегушках в РЭУ - "платят не в пример мужу-карусельщику". Жена другого приятеля работает маляром на Тяжбуммаше: в огромном сушильном барабане из нержавейки для бумагоделательной машины третий год "вяжет шапочки для зим".
   Еще один старый друг "работает" на трех работах, "несет доброе вечное" детям, подрабатывает фотографом "на торжествах" и ведет кружок любителей искусства в Совпрофе. Везде "что-то получает", по большей части обещаниями. "Слава богу, детей пристроили и наступило облегчение -- жена вышла на пенсию и осталась при деле - работает. Теперь регулярно получает 390 рублей". Их знакомая -- товаровед в РайПО (по прежним временам организация не бедная), "получает аж 300 рублей, меньше чем уборщица". Работает "челноком", приторговывает в Суоярви и по деревням, где по ее выражению "самые здравомыслящие люди старухи... если не пьют". Прочие с раннего утра озабочены "соображениями" далекими от производительного труда. По ее же словам, "цены и поборы такие, что вся езда туда сюда обратно едва окупает расходы".
   И в самом деле - цены в Карелии приближены к московским.
  

Лишь бы не забулькали...

  
   Налицо общая озабоченность "стабилизацией положения". Как сказал один мой просвященный знакомый: "Еще дышим... через соломинку, лишь бы не толкнули на дно очередной реформаторской идеей или не забулькали всплеском безумной чиновной деятельности".
   Едут сумрачные жители Петрозаводска на обшарпанном троллейбусе 2 и любуются на лозунг метров в сто длиной. Вдоль крыши самого большого цеха бывшего гиганта тяжелого бумагоделательного машиностроения -- "Вперед к победе коммунизма!" Народ бурчит, "у власти сил не хватает заменить плитку с вещими словами". На местном ДОКе не менее впечатляющая вывеска -- "Ордена дружбы народов Деревообрабатывающий комбинат им. Октябрьской революции". Дальше больше -- на месте мебельного цеха (помянутого ПЛМК) бывшей "пятой площадки с итальянским оборудованием" стоимостью 10 миллионов долларов, теперь открыли какой-то автобалаган.
   Всюду следы перестройки и реформ...
   Ехал с друзьями проведать после зимней спячки их дачу с огородом. Смеются и показывают на развалины бывшего лесопильного цеха. Над входом двусмысленного содержания плаката ".... ВСЕХ И КАЖДОГО". Не трудно догадаться, что это остатки известного перестроечного лозунга и его воплощения в реальную жизнь, дело рук и трудов за последние годы, - "дом без окон, дверей и людей".
   Впрочем, никто не жалуется.
   Подозреваю по причине уязвленной гордости. Именно поэтому не упоминаю фамилий, -- кто захочет признаваться, что "сидим на мели по собственной дурости"? Попытки разговорить вызывают ответный вопрос: "А что, при коммунистах было лучше?", или того хуже, те от кого не ожидаешь агрессии превращаются в "стихийных антисоветчиков" и повторяют телеглупости.
   Газеты не читают, думать не особенно расположены.
   Результаты выборов президента, как говорят, впечатляют: 70 процентов электората "отдали свои голоса за продолжение реформ" и В.В. Путина. Мои друзья интеллигенты, каждый день любуются на эти достижения по 16 (!) TV каналам и голосуют, видимо из принципа... за Явлинского. Бывали они и в Финляндии. Впечатления такие: оба с высшим образованием там "чувствуют себя там как дворники, в то время как дворник из Финляндии чувствует себя королем в Петрозаводске".
   Идет суета вокруг патриотизма и культовых сооружений. Соорудили памятник Г. К. Жукову. Стоит на одноименной площади рядом с "крепостью налоговой службы" каменный постамент с заржавевшими буквами "Маршал Г. К. Жуков". Обещанного к 9 мая бюста (замечу для неграмотных - "Маршала Советского Союза") нет.
   Зато блестит золотом купол отремонтированного храма святого Александра Невского. В здании бывшей школы за проливом полным ходом идет реставрация церкви. Соорудили даже протестантский храм. Говорят процветают общины кришнаитов, хлыстов и свидетелей иеговы.
   Детей нет -- опиум для народа есть.
   "Слава богу, учителя Карелии с трудом, но отбили атаку на школу сеентологов и сексуально озабоченных реформаторов". Честь им и хвала, не перевелись еще здравые люди в глубинке. Спасибо учителям 6 средней школы Петрозаводска, которые без экзотики и глупостей учили мою дочь полтора года. Она не посрамила чести истинных профессионалов из глубинки в Москве, где, кстати, ей тоже повезло иметь дело со здравыми людьми и профессионалами - 11 классов закончила в Москве едва ли не круглой отличницей.
  

Достижения и приобретения

   Отмечу, что за последний год столицу Карелии не заморозили (зима была теплая), и достроили "теремок с башенками на 16 квартир" по улице Ровио. (Теперь есть повод носиться с ним как "с писанной торбой", и носятся как с величайшим достижением. Хотя на вопрос: "Кто в теремочке живет?", ответа нет.)
   За десять лет удалось достроить еще кое-что из затеянного при советской власти. На федеральные средства отгрохали самый "лучший на 2000 тысячи км в округе теннисный корт с подогревом". Понятно для теннисиста в ранге Президента. Одно содержание в межсезонье обходится в круглую сумму. Что с ним делать не знают. Для прочих граждан "введено в строй 5 фонтанов из высококачественной нержавейки". По всей видимости это был грандиозный заказ для лежащего на боку Тяжбуммаша или Онежского тракторного завода, который тоже, увы, не процветает. (Своего нового ничего не изобрели. При существующих заказах неплохой и по нынешним временам трелевочник Т-55М с разными агрегатами для валки леса стал "золотым". Валочные машины в Карелию теперь будут возить с Алтайского тракторного завода или со свалок в Финляндии).
   В ответ на мой вопрос "как поживает коллектив автоколонны 1123 (автобусный парк)", мой сокурсник по автодорожному техникуму заметил, что "жили раньше, когда из Венгрии получали в год по 15-20 первоклассных городских и комфортабельных междугородних автобусов с нуля, да своих столько же. Сегодня выживаем. Со шведской свалки в этом году прикупили десяток "Сканий" 20 летнего возраста. Конечно, они не украсили город. Впрочем, весь автопарк (теперь ООО) сплошная рухлядь, готовая для списания. Все изношено, обшарпано и..., залапано ручищами хапуг".
   Не знаю какие чудеса и лозунги показывали В. Путину при его неожиданном посещении Петрозаводска в качестве и. о. Президента, но скажу по правде: лично я в качестве частного лица посетил не все архитектурные и водопроводные достопримечательности столицы РК. Заметил одно -- на пущенных раньше срока фонтанах 1 мая висели полуметровые сосульки.
   Может быть, действительно стоит приукрасить фонтанами "один из наиболее чистых городов северо-запада", на берегу озера, где воды не меряно. Но к главе администрации Республика Карелия С. Катанандову еще в бытность мэра Петрозаводска прилепилась безобидная кличка -- "Фонтанандов". Правды ради следует сказать, что "в народе его уважают", а иначе и быть не может. Наверное за дело. В отличии от предшественника-"руководителя", он "занят работой, пытается вытянуть "бегемота из болота".
  
   В 1999 году свою выборную кампанию С. Катанандов выиграл в чистую у "бывшего головы" Степанова, который "был занят представлениями, а не делом" и в результате потерял всякое доверие электората.
   Озабоченный выживанием народ корчует пни на болотах, городит теплицы и надеется на свои огороды. И то дело, если не трактора, буммашины и сейнера, то хотя бы по "10 мешков картошки с 15 соток на зиму, тем и живем".
   Известно, что за президентскую кампанию 2000 года нынешний голова С. Катанандов, якобы, получил орден. Может быть... И, наверное не все так плохо, если судить по статистическим данным опубликованным в местной правительственной газете "Карелия" к празднику "весны и труда". Не буду утомлять читателя скучными показателями. Проценты "по молоку и мясу" очень похожи на статистические данные развития демократической России.
   Вот такие без всякого преувеличения и глупого столичного чванства достижения в Карелии.
  

***

  
   Между тем, мой новый знакомый Иван Андреевич, и.о. секретаря местной организации КПРФ, на мое недоумение связанное с непонятным чувством дискомфорта в родном городе, заметил, что и ему такое чувство тоже знакомо: "город стал другим и становится все более чужим для его жителей". Трудно с этим не согласиться. Прежде действительно было веселее, жизнь была со смыслом, были и перспективы.
   Понял и я почему город стал чужим для людей, которые считали его своим. Случилось это потому, что многое "залапано ручищами своих и иностранных хапуг, а так же, с позволения сказать, стихийных антисоветчиков".
   Вот такие пироги.
   Население пока смеется и пьет. Мечтает о забугорном рае, благо рукой подать.
   Народ конечно перемелет и эту напасть, но чего будет стоить восстановление к примеру хозяйства Советской Карелии?
   Может быть я не прав?
   Если меня поразила слепота и я не увидел признаков возрождения, то пусть меня поправят мои товарищи и жители Карелии.
  
  
  

Заключение к первой части. Пережиток "совкового сознания"?

История учит тому, что ничему не учит.

   На тему истоков и уроков написано много. Все претендуют на истину.
   Не буду оригинален в утверждении: истоки этой перманентной войны Финляндии против России с удивительными для нее результатами стоит поискать, как в классовой сущности буржуазии, так и в необъяснимой расовой ненависти финнов к русским. Ее удивительные результаты могут найти объяснение в "русском идеализме", пролетарском интернационализме и в гуманизме, которые на деле проявились в жестокости к себе и необъяснимо галантном отношении к финнам, и не только к ним. Для России такой пролетарский гуманизм и пренебрежение к собственному народу обернулись тяжелыми потерями в "зимней войне".
   И все же истоки войны следует искать в другом, - здесь экономический интерес: обеспечить выгодные для одной из сторон условия послевоенного мира и развития. Для финнов и англичан чрезвычайно выгодным было и остается осуществление геополитического проекта присоединения Карелии к Финляндии, "свои леса уже вырубили". Разумеется, в битве за душу собственного народа был в ходу лозунг - "Великая Финляндия от моря до моря", но кирпичи из Петрозаводска все же вывозили, и плакали, что 600 миллионов для Финляндии неподъемные репарации в счет возмещения материальных убытков России. Не говорю о двух миллионах потерь России на Северо-западе. О них как бы сегодня неуместно говорить - демократия и дружба капитала во всем мире! Как же 10 миллионов дает Финляндия на развитие... карельских семей, и возрождение угробленной с помощью тех же финнов своими ворами промышленности Советской Карелии, стоимость которой не менее 3 миллиардов долларов.
   Что касается уроков войны, то и здесь не много новостей.
   Все, что было сказано на совещании руководящего состава РККА в ЦК ВКП(б) 17 апреля 1940 года по поводу опыта ведения боевых действий и уроков войны с Финляндией можно было бы услышать на любом мало-мальски серьезном учении в ЛенВО 25 лет назад.
   Более того, если бы в Новой России Верховным Главнокомандующим был не Борис Николаевич, а Иосиф Виссарионович, то на разборе полетов "первой чеченской войны" 1994-1996 гг. можно было бы воспроизводить стенограмму заключительного слова тов. Сталина на упомянутом совещании без всяких изъятий.
   Можно с уверенностью утверждать, что сегодня распространяя заведомую ложь, антирусскую истерию назовут "проявлением патриотизма", патриотизм приравняют к фашизму, а подвиг Российской Армии в Чечне назовут "пережитком имперского сознания" или "бессмысленной жестокостью".
   В любого рода комментариях присутствуют субъективные оценки и "версии" событий. По достоинству в них, пожалуй, никогда не было и никогда не будет оценено одно: даже в условиях открытого для вторжения пространства, русский народ в ущерб себе сотни лет занимался и по сию пору занимается "дипломатическими увещеваниями" потенциальных агрессоров. И в большинстве случаев при наличии силы и возможностей минимумом средств вывести из игры каждого, кто имел или имеет неосторожность в собственном мнении о "могуществе", или в собственном ничтожестве при поддержке извне диктовать условия мира и войны России.
   По существу ни в одной войне нет победителей. После войны и проигравшие и "триумфаторы вынуждены помогать друг другу. Если вообще остаются какие либо ресурсы. В любом случае выгоднее иметь с бывшим противником отношения, не отягощенные хотя бы ненавистью. Успешная война должна иметь экономические последствия и результаты. Очевидно, что аксиома Литтделла-Гарта: цель войны добиться состояния лучшего мира, хотя бы для одной стороны, является универсальным.
   Не исключение и "зимняя война". Усилиями советской стороны по большому счету стратегией "непрямых действий" были достигнуты выгодные для Финляндии и СССР условия мира на более чем полувековой период. Именно поэтому Финляндию не бомбили, а советские войска ни разу не пересекали установленной договором границы. Именно поэтому Финляндия не была оккупирована, сохранила политический и территориальный суверенитет, стала если не союзником то надежным нейтралом и торговым партнером СССР.
   Таковы реальные результаты войны СССР с Финляндией.
   Следует констатировать то, что в незримой "всемирной войне в отсутствии дееспособной армии политический, экономический и военный террор может стать главным способом решения "стратегических задач" в банальной до изумления "чеченской войне", без цели и результата (по аксиоме Лиддела-Гарта).
   Сегодня оказывается, что 1,5 тысяч пострадавших от террактов достаточно, для того чтобы многомиллионное, лишенное оборонного сознания и национальной идеи население Российской Федерации можно было поставить на колени. И при этом его же насиловать рассуждениями о "возрождении" и коллективной безопасности, о "гуманизме и доброй воле" внутри России и на международных саммитах.
   Нет сомнения в том, что для мирового сообщества нет никаких перспектив достичь цели в мятеж-войне, развязанной против России. Она, как и термоядерная, не может не оцениваться как самоубийство Запада. И не в том смысле, что физическое уничтожение русского народа приведет к непоправимым экономическим последствиям для мира. В результате этой поистине глобальной и вневременной войны будет уничтожена единственная культура, способная противостоять механистической западной и догматической восточного типа цивилизации.
   Отдаленные временем и, казалось бы, никак не связанные события "зимней войны" на Северо-западе и "современной чеченской" на Кавказе, это прекрасные примеры того, как одерживались военно-политические победы для достижения выгодных условий мира в прошлом, и как сдаются одна за другой позиции в "битве за душу русского народа" сегодня, на рубеже столетий.
  

Краткая справка об авторе.

   Анчуков Сергей Валентинович 1949 года рождения. Профессиональный военный. Академию им. М.В. Фрунзе окончил в 1982 году. Проходил службу в войсках ЛенВО, МВО, ДВО. Более восьми лет работал в Генштабе ВС СССР и РФ. Уволен в звании полковник из Центра стратегических исследований ГШ ВС весной 1999 года по выслуге. Кандидат военных наук (1991 год). Имеет более сотни публикаций самой широкой тематики в газетах и журналах.
   Предложения: E-mail:- asw-949@mail.ru
  
  
Оценка: 2.17*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"