Андер Мару: другие произведения.

Классики

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Они впервые заметили меня, когда я выжила в аварии. Мои стремления попасть в компанию этих трех девиц пресекались на корню. И неожиданно возможность замаячила на горизонте. Мы учились в девятом классе, и ни разу притом не говорили друг с другом. О них писали школьные сочинения, их рисовали в альбомах на уроках, все мечтали быть ими.
  На физкультуре мне приходилось сидеть на лавке, когда остальные воевали в волейбол. Было обидно смотреть, как другие веселятся, а на тебя даже внимания не обращают. Зоя подавала мяч так, что игроки оставалась на своих местах почти всю партию. На нее с восхищением глазели партнеры по команде, и злостно зыркали по ту сторону сетки. Но в их троице она не была главной. Особо выделялась вечно идеальная и самовлюбленная Галка. Они водились с детства и не подпускали к себе никого. Поэтому, к всеобщему изумлению, злыдня по кличке Фрау, приехавшая пару лет назад из Дании, внезапно влилась в их скромный коллектив. Прозвище прилепилось, хотя только слепой не понимал, что она китаянка.
  На перемене ко мне подошла Зоя. Другие девчонки стояли неподалеку и наблюдали.
  − Мы тут подумали, и ... хочешь с нами дружить?
  − Да! - ответила я, громче, чем прилично.
  − Но есть одно условие. Нужно пройти трудное испытание. В твоем положении это будет гораздо сложнее.
  − Я согласна, несмотря ни на что!
  − Тогда на связи, − загадочно улыбнулась новая приятельница, чем порядком встревожила и одновременно огорошила меня.
  В течение двух недель не происходило ничего. Они, как и раньше игнорировали меня, и я почти утратила надежду на дружбу с королевами школы. И в обычный вторник в мое окно ударился камешек. Я жила на первом и не предполагала, что одноклассницы в курсе. Сначала меня поразила радость, но затем обеспокоенность. Что, если они не дождутся, пока я выйду к ним. К тому моменту костыли сменились клюшкой, но передвигаться все равно получалось достаточно медленно. Девочки оказались на удивление терпеливыми, хотя в их взглядах и читалось неприкрытое неудовольствие.
  − Насколько твое желание сильно? - спросила Галка с подозрением в голосе.
  − Договор в силе! - твердо заявила я, не осознавая своего счастья.
  − Мы идем играть в классики, но, наверное, для тебя это непосильно сейчас.
  − Врач советовал, не тревожить колено, иначе рискую никогда нормально не ходить.
  − Но вторая-то у тебя здоровая, − сказала Фрау.
  − Да, но ...
  − Другого шанса не будет, − подключилась Зоя, и по их лицам ясно показалось, что это действительно так, − Уверена, что готова быть одной из нас?
  − Более чем, − подтвердила я, каря себя за излишнюю самоуверенность.
  Они шли впереди, изредка оглядываясь. Разговоров я не слышала, но без колебаний верила, что сверстницы не издеваться пришли надо мной. Они миновали школьный двор, где находилась игровая площадка.
  − Это не здесь, − словно услышав мои сомнения, крикнула Зоя.
  Я последовала за ними дальше. Путь лежал через мост по направлению к перекрытой дороге через лес. Табличка на просеке предупреждала о том, чтобы никто не помышлял сюда ступать. Заботливый прохожий спилил дерево, преграждающее проезжую часть. Об этой трассе распространялись нехорошие слухи: мол, люди отсюда часто не выходят. Однако спутницы и не думали останавливаться. Мне не хотелось слыть трусихой, и все же в неуверенности я затормозила. Заброшенная зона пугала. Асфальт был ровным, и намекал на то, что водители также избегали им пользоваться. Даже краска на разделительной полосе притворялась лишь вчера нанесенной.
  Но на кону стояло все, и я не могла позволить себе сдаться. Они ловко перепрыгнули лежащий ствол, а мне пришлось обходить его по мокрой листве. Царил глубокий октябрь, и голову никак не покидали слова учителя ОБЖ. На уроке я, как и все посмеялась над опасностью такого вида смерти как листопад. Но сейчас, скользя на каждом метре в лесной опушке, страшили возвышения. Когда я снова вывернула на дорогу, мои подруги едва виднелись впереди. Они так были поглощены общением, будто полностью забыли про меня. Расстояние между нами казалось вечностью, но поворачивать назад и возвращаться одной, было куда страшнее. И сильнее нарастающей с каждой минутой паники грозили только слухи, которые эти идеальные девочки пустят после моего побега с дистанции. Я прибавила темп, хотя больная нога начинала ныть. Ночные птицы принялись за охоту, и их хищные возгласы сбивали мое мужество до едва мерцающего огонька. Но путь дальше сулил куда больше, и ничего не оставалось, как идти следом. Каждый шаг вел меня к желаемой дружбе. Если Фрау посчастливилось, то, чем хуже я?
  Наконец, попутчицы остановились. На асфальте белел ряд едва видных квадратов, в которых угадывались классики. За долгое время они обернулись на меня. Чувство тревоги, что происходит нечто неестественное, накаляло и без того оголенные нервы.
  Их лица выражали абсолютное безразличие к моей персоне.
  − Сегодня лунное затмение, − огласила Зоя и вытащила из кармана шайбу.
  По небу тянулись непроглядные вереницы бордовых облаков, и я не понимала, к чему прозвучала эта фраза.
  Галка потянула с шеи золотую цепочку. В неясном свете блеснул крестик. Она расстегнула замочек и опустила вещицу в ладонь. Ее примеру последовали и остальные. Я не придавала религии особого значения, но сей атрибут носил в моей семье каждый. Выбора не осталось после того, как девочки уставились на меня. Достав свое распятие, я неуверенно отдала его Галке. Та положила все символы веры вместе и, сжав, подула в кулак. Раскрыв пальцы, рука оказалась пустой. Дрожь пробежала по спине от диковатых ухмылок девчонок.
  − Ты будешь четвертой, − объявила Галка с искоркой некого садизма.
  Они встали в круг, соединив мизинцы. Меня определили в середину и, закрыв глаза, зашептали в унисон плохо различимый текст. Ритуал походил на демоническую мантру. Моя догадка оправдалась, когда контур вспыхнул ядовито-зеленым неоном. Дуга в конце чертежа занялась огнем, превратившись из условного в настоящий котел. Хоровод разомкнулся, и полуночницы приготовились играть. Правила никто не разъяснял. Мои вопросы игнорировали, лишь пожимая плечами.
  Галка кинула шайбу в первый четырехугольник. Без труда пройдя тур, она и далее точно попадала по числам. Резиновый диск предал ее на шестом поле, укатившись за край.
  Фрау стартовала следующей. Скорость передвижения у ехидны была выше, словно она торопилась завершить свою очередь в ограниченный срок. Но ее подвела та же злополучная шестерка.
  Приняла эстафету Зоя. Миновав несколько заходов, она сосредоточилась перед роковым этапом, и выстрелила ровно в цель. Остановить ее удалось почти перед самым пламенем, когда ботинок угодил на полоску между восьмым и десятым квадратом. Неожиданно она взвыла от боли и выскочила за пределы. Подружки бросились к ней. Зоя сняла обувь. На ступне зиял жженый след, будто она наступила на раскаленный прут. Мимолетом пронесся запах горелой кожи.
  − Ну, что глазеешь? Прыгай! - крикнула главная.
  − Ради чего? - спросила я, когда компания вернулась к началу разметки.
  − А нашей дружбы тебе мало? - съязвила Фрау.
  Я развернулась и отправилась домой. Пусть в одиночку, пусть не смогу бежать от напавшего, но участвовать в непонятной дьявольщине не стоило потери оставшегося здоровья. Прихрамывая, мне повезло дойти до остановки. Переведя дух, оглянулась на одноклассниц. Замерев, они сосредоточенно смотрели в ответ. Я двинулась дальше, как в воздухе появилось марево. Ниоткуда возникла дыра. Расширяя границы, пространство расплавилось, словно сквозь него прожгли сигарету.
  Передо мной образовалась троица, будто мы и не расходились.
  − Тебе не удастся выйти из круга до финала игры, − спокойно произнесла Зоя и протянула мне спортивный снаряд.
  Моя хромота длилась годами. После несчастного случая на заброшенной стройке однозначного вердикта на полное выздоровление доктор не озвучивал. Поэтому, когда произошла авария, врачи и вовсе замолкли о выздоровлении. По канону прыжки начинались с правой ноги, и потерпеть здесь вполне было можно. Но левая, несмотря на давность происшествия, беспокоила при любом давлении. Одно неправильное движение, и костыли снова становились продолжением рук.
  Меня тревожила огранка игры. Цифры сияли на земле, но жалила только окантовка. Фрау забрала трость. Без опоры, жребий пал на единственный вариант - как быстрее пройти неоновый трафарет.
  Старалась подскакивать точнее и выше, но скорость упала сразу, как пошли парные клетки. Трешка и четверка. Я хотела схитрить, символично дотронувшись носком, но девочки будто прочитали мои мысли.
  − Равномерно, иначе цифры сожгут!
  Теперь понятно, почему знаки не трогали - ловушка. Боль все же настигла. В ступне щелкнуло и меня накренило на бок, но я тотчас опомнилась, сдержав равновесие. Стиснув зубы, играть пришлось дальше.
  − Быстрее! - кричала троица.
  Я не представляла, почему они так гонят. Достигнув восьмого квадрата, мы услышали в лесном массиве надрывный звериный рык. Сделав поворот у котла, мой взгляд обратился к самой отзывчивой. Она махала руками, зазывая спешить к ним. Закончив первый круг, я подняла шайбу и выскочила с единички.
  − Сейчас, что бы ни происходило, не обращай внимание! Не останавливайся и не оглядывайся по сторонам или на нас. Помни одно, мы выберемся отсюда сразу, как закончим тур, − предостерегла Зоя, схватив меня за плечи.
  − Тур? Даже не игру?
  − Говорила же, она не потянет, − встряла Фрау, закатив глаза от недовольства.
  − Спокойно, − сказала ей атаманша, − Хромоножка - умная, рано или поздно все поймет.
  − Поздно?! - удивилась я, − Это что, жертвоприношение какое-то?
  − Вот, дура! - не сдержалась злыдня, за что получила от главной неслабый удар.
  − Она просто испугалась, − возразила душа компании.
  − Я не буду прыгать.
  − Будешь. Мы все будем, − ответила Галка, − Видишь тень на дороге?
  На значительном расстоянии от нас действительно что-то шевелилось. Очень медленно и нецеленаправленно, но это нечто двигалось в нашу область.
  − Что это? - прошептала я, машинально отступая подальше.
  − Скоро узнаем, − предрекла Зоя, удержав меня под локоть.
  Я с опаской аккуратно бросила шайбу во второй четырехугольник. На этот раз нога уже не так ныла, и ступалось куда легче. Меня раздирали страх и любопытство. То и дело, вглядываясь в даль, я пыталась рассмотреть, кто же нам угрожает. Когда снаряд полетел в невезучую шестерку, чудовище обрело свой облик. Огромный медведь неуверенным зигзагом приближался к нам, издавая знакомый рев. Я обернулась на девиц, но они стояли на месте. Лишь испуг на их лицах убеждал, что боятся одноклассницы не меньше меня. Бежать было некуда и, в данном факте сомневаться не требовалось. Надежда держалась только на их словах, но кто знает, чего эти ведьмы скрывали еще?!
  Мне удалось стать единственной, кто прошел кон без потерь хода. Битка отлично слушалась и без малейших колебаний летела в сердцевину каждого поля. Вспоминая фразу "Новичкам везет", я как молитву повторяла ее перед каждым заходом.
  Атаманша взяла у меня резиновый диск, вернув трость. Опершись на клюку, я снова ощутила прилив острой боли в конечности. Намного сильнее, чем раньше. Осторожность, с которой приходилось подпрыгивать, только временно добавляло спасающего адреналина.
  Очертания чудища совсем прояснились. Его глаза ярко светили тем же зеленым цветом, что и классики. Он принюхивался к воздуху, будто чуял добычу, но не видел. Пока самокоронованная особа доигрывала партию, я искала выход из безнадежной ситуации. Навязчиво одолевала идея, что мою кандидатуру выбрали из-за хромоты. Без сомнений косолапый прежде всех доберется именно до меня, когда соперницы сбегут. Только куда именно? Если невидимый купол ограничен, далеко ли? Вокруг сплошной лес.
  Девчонки скакали и скакали, а я была не в силах отвести взор от неминуемо приближающегося охотника. И вот он будто увидел нас. Его шаги ускорились. Направление приобрело цель. Фрау была у "костра", когда их взгляды встретились. Где-то я слышала, что нельзя поворачиваться к хищнику спиной, но это явно был не тот случай.
  Лучшая подружка Галки села на корточки и закрыла лицо ладонями. Ее очередь была следующей, но зверь уже ступал по наши души. Китаянка после минутного оцепенения очнулась и без помарок выпорхнула из разметки.
  − Не успею! - воскликнула последняя участница, пятясь назад.
  − Выбора нет, − раздражающе уверенным тоном произнесла напарница.
  У нее оставалось пять проскоков. Очередная ошибка грозила потери жизни ей и всем нам. Так твердили подруги, но я все равно ничего не понимала. Их колотило также, но тот страх проявлялся совсем по-иному.
  Ее пальцы судорожно метко бросали в мишень. Она ловко прыгала на обожженной ступне, не поднимая головы. Я же не могла успокоить бешено стучащее сердце. Почему мы стоим? Что здесь делаем? Вопросы сыпались один за другим и разбивались о цемент непонимания.
  Решающий бросок попал в десятку. Радости бы не было предела, если бы хозяин тайги с угрожающим воплем ни побежал на нас. Он ступил на "костер" и уже миновал середину, как Зоя с криком выпрыгнула из проклятой игры.
  Я зажмурилась, и острый приступ тишины заставил открыть веки. Вокруг царила полная тьма. Мглу разрушил внезапный луч света.
  − Прихватила после прошлого раза, − улыбнулась Фрау и осветила присутствующих маленьким прожектором.
  − А, что было в прошлый раз, и куда делся медведь? - напряглась я.
  − Земляной запах. Где мы? - спросила Галка, игнорируя мой вопрос.
  Злючка тщательно провела фонарем возле нас. Мы стояли на шпалах в неком тоннеле.
  − Только не трогайте рельсы! - предупредила я, недавно наткнувшись на статью про электрическое напряжение.
  − Вон они! − вскрикнула Зоя и указала вдаль.
  В самом деле, направившись вперед, мы увидели разметку. Обычные, нарисованные мелом, потертые классики. Лишь рисунок местами накладывался на пути.
  − С учетом неровной поверхности поля будет сложнее, − заключила главная.
  Я недоумевала по поводу происходящего. Как эти три безбашенные девицы, мгновение назад находившиеся в отчаянной западне, спокойно играли дальше. Меня ошарашило изменение внешнего мира, но их, видимо, абсолютно ничего не удивляло. Как, черт возьми, мы вообще переместились в метро?
  Прима бросила шайбу в игру и понеслась галопом.
  − Сейчас два тура: двойка и тройка. На обеих ногах, − обратилась ко мне спортсменка.
  Помимо светового пятна фонарика Фрау рядом из реальности не маячило и намека на знакомое. Зажатые неизвестно где, соратницы не испытывали ни малейшего беспокойства. Якобы на предыдущем этапе их не собирался сожрать лютый хищник. Перепутанные эмоции страха, отчаяния и безнадежности пронзали мой разум в попытках проснуться от кошмара. Запертые под толстым слоем почвы, подружки неуклонно были убеждены, что надо прыгать дальше. Я непоправимо сожалела о решении присоединиться к оголтелой троице. Их договоренность держать новичка в неведении постепенно заставляла считать девчонок настоящими соперницами. Детская забава вышла за пределы разумного свода правил. Первый этап едва не убил нас, но остальных сущая мелочь не волновала.
  − Оно того стоит, − подбодрила Зоя, верно прочитав мои мысли.
  Невзирая на сложность рельефа, девочки умудрились безошибочно преодолеть полосу препятствий. Битка оказалась у меня в руках, как по линии загудело электричество. Очередная ловушка, способная погубить, набирала темп. Второе поле прошло неплохо, но третий квадрат никак не хотел поддаваться. Шпала в середине отвергала подачу в разные стороны. Пройдя собственные уровни, спутницы и не подумали мне помогать. Трость застревала у основания рельсов, и я с трудом в полумгле нащупывала снаряд. Потребовалось пять заходов для поражения цели. Вдруг в тоннеле пронесся ветер и загорелись фары. Состав с нарастающей скоростью шел прямо на нас.
  − Не смей останавливаться! - зашипела Фрау, встав за котлом перед поездом.
  Дрожа от испуга, я начала третий кон. На пятой клетке истерично заорал гудок машиниста. На восьмой я уже различала наполненный ужасом взгляд водителя. До самого полукруга вспышка заполонила узкое пространство. Китаянка ударила меня по щеке. Захотелось броситься на нее в отместку, но между нами и колесами оставались считанные метры. Я развернулась и, наплевав на точность, за несколько прыжков достигла земли.
  Резкий свет всколыхнул как ядерный взрыв. На долю секунды показалось, что мы погибли. Понадобилось время, чтобы зрение приноровилось к яркости, и рассмотреть окрестность. Но приятного избавления не ожидалось. Наша группа очутилась в бескрайней пустыне. Пески литым золотом простирались до горизонта. Солнечный шар держался на пике и обдавал нещадным теплом. Безоблачное небо смахивало на перевернутое море, в котором так хотелось спрятаться от пекла.
  − Никаких ориентиров, где находится площадка, − произнесла Галка, словно ее не касалась возникшая безысходная проблема, − Солнца чересчур много. Свечения не будет до сумерек.
  − До сумерек?! - не сдержалась я, − Как мы дотянем до темноты? Нет воды, негде укрыться от жары. И кто знает, когда возникнет угроза. Если правильно понимаю, ждать недолго. Что это, нашествие змей, песчаная буря?
  − Так или иначе, у нас нет вариантов, − попыталась успокоить меня Зоя.
  − Серьезно? То есть вас настолько не устраивает ваше распрекрасное существование? - любое усмирение вызывало теперь исключительно злобу.
  − Ты не разбираешься в теме, − надменно сделала вывод атаманша.
  − Так поясни. Времени предостаточно. И, думаю, я заслужила правду!
  Она сняла плащ и расстелила его на песке. Обвязав голову шарфом, предводительница банды села. Ее пример подхватили подруги, которые копировали любой ее жест, словно это могло спасти им жизнь. Меня выбешивала подобная реакция, но боль от перегрузок усиливалась, и я также устроилась на своем пальто.
  − Вряд ли кто-то в курсе, как и когда все началось. Во втором классе меня поймали ученицы пятой параллели. Они сказали, что наблюдали, как я занимаюсь со скакалкой на перемене. Им нужен подходящий игрок, так как четвертая из компании якобы переехала. Одна ненароком заикнулась, что единственная причина в моем возрасте. Их сомнения просто не оставили мне выбора. На детей эта тактика действует стопроцентно. Она не меняется целыми десятилетиями.
  Ухмылка невольно появилась на моем лице. Я осознала, что попалась в те же сети без раздумий.
  − Всегда начинается на одной и той же дороге в ночь лунного затмения, − продолжила рассказчица, − Теперь будет плохая часть. Точно хочешь знать конец?
  − А то! - ответила я.
  − Если проиграешь, тебя стирает из истории.
  − В каком смысле?
  − Человек исчезает. Никто не помнит, вроде, как и не рождалась.
  − Ладно, − казалось, что меня дурят, но байка сокращала ожидание.
  − Начальная ступень пролетела быстро. Тогда донесся лишь волчий вой. Судя по всему, зверюга просто не успел до нас дойти. Затем угодили на озеро. Лед означал, что мы определенно за границами города. Я поняла серьезность положения, когда одна пятиклашка поскользнулась и упала прямо сквозь корку. Мы надрывались ее вытащить, полынья затягивалась с неимоверной скоростью. Рука так и осталась торчать по локоть. Мне всего девять лет стукнуло. Никто не спрашивал, готова ли я к подобному. Им было плевать, как это отразится на моей психике. Мороз зашкаливал, но они продолжали скакать, будто ничего и не произошло. Я была замыкающей. Обувь оказалась непригодной, и меня до смерти пугала участь утонувшей. Ноги понесли от них подальше. Но ты уже разобралась, что убежать нереально.
  − Почему?
  − Не представляю. Завершать всегда надо активно. В том случае мы бы просто околели. Только после того, как старшая вынула жвачку изо рта, разделила на кусочки и прилепила к моим подошвам, я смогла завершить тур.
  − Она бы вмиг замерзла, − заметила я, пытаясь уличить задаваку во лжи.
  − Нет. Это всегда огонь. Неважно, какая температура на улице или в помещении. Огранка постоянно раскаленная. Ты видела, как обожглась Зоя.
  − Допустим. И что приключилось затем?
  − Я выпрыгнула уже на высоком этаже недостроенного здания. Дом сносили в ту самую минуту. Мы выскочили на ближайшую лестницу. Пролет частично обрушился. К всеобщему несчастью, никогда нет выхода. Просто этот момент надо пережить.
  − И есть один способ не влипать - просто отказаться вступать в игру изначально?
  − Конечно, можешь не участвовать. Однако награда слишком велика. И, если существовали единицы, которые отказывались от классиков, то перед последним доводом никто бы не устоял, − добавила волейболистка.
  − И что же это за выигрыш, ради которого стоит жизнью рисковать?
  − Посмотришь, если доживешь, − встряла вредина и куда-то кивнула.
  На горизонте засверкало знакомым цветом. Сначала подумалось, что мираж. Но, где бы мы ни очутились, зеленое марево не могло мерещиться. Компания под сжигающим гнетом солнцепека поплелась к цели.
  Передышка немного притупила пытку, но отдыхать все равно приходилось. Иногда казалось, что за мной кто-то наблюдает. Только на следующем пристанище я разглядела в гуще песков громадного варана. Солнце склонялось все ниже, и следы рептилии ровной полоской ясно отображались на гладкой поверхности.
  − Хоть мир посмотрю. Возможно, недолго. Мыслить позитивно, мыслить позитивно, − меня не удивляло, что я заговариваю сама с собой.
  Спутницы удалялись за барханы. Невольно закралась мысль, что поход в обратном направлении существенно сократил бы путь. Бескрайний пустынный биом пугал и расстоянием от живой души, и риском очутиться в одиночестве. Он безусловно почувствовал страх и устремился ко мне. Цвет его зрачков не менялся на зеленый, и я почти убедилась - это не проекция игры. Хотя лишь недавно на уроке учитель утверждал, что животные Сахары скрываются по норам от полуденного зноя. Но день ли на дворе, или нам все никак не проснуться?
  В глазах потемнело. Солнце коснулось меня жадными лапами, ударив по затылку. Ползучий гад брел совсем близко. Его раздвоенный язык заранее предвкушал человеческую кровь, будто снимая пробу с ужаса, исходящего от меня за милю. На последнем дыхании я размахнулась тростью и врезала по мощному черепу пресмыкающегося. А потом еще и еще. Чудилось, жизнь возвращается в мое тело, но кто-то резко задернул шторы.
  − Эй! - из черноты появился возглас, за которым последовали хлопки по щекам.
  − Я убила его?
  − Кого?
  − Там рядом должен огромный варан лежать.
  − Нет тут никого, − после осмотра пожала плечами Зоя.
  − Значит, занесло.
  − Здесь не обитают ящерицы, нападающие на человека. Такие большие живут только в тропиках, − сказала Галка, дотрагиваясь до моего лба.
  − Я знаю, что видела.
  − Точно. А про галлюцинации в пустыне слышала? - язвительно спросила Фрау, явно довольная причиной, сбившей меня с панталыку.
  Ложные убеждения за миг повергли в прах. Солнечный или тепловой, задачи докапываться на повестке не стояло. Хоть шайка и вернулась за мной, проявлять слабость сейчас означало рисковать собственной шкурой. Пока толком не прояснилось, в чем конкретно.
  На деле, я отключилась ненадолго. Светило также висело палящим шаром, накаляя почву до непривычных температур. Когда мы дошли, от текущего шаблона я чуть заново не потеряла сознание. Трафарет витал над землей в сантиметрах двадцати от поверхности. Прогулка по газовой плите мне не удалась бы при всем желании.
  Воздух раскалялся над неоновым чертежом. Сквозь бесцветное подвижное марево расплывались фигуры одноклассниц. Темное развлечение принимало образ садистской версии игры в резиночку. Проиграть здесь можно не столько в классики, сколько в жизни. Хотя одно все больше переплеталось с другим.
  Оступиться было невозможно, не причинив коже адскую боль. Судя по выражению лиц соперниц, они тоже столкнулись с подобным впервые. Зоя до сих пор не могла нормально наступать на ногу, и страшно предположить, как отразится ошибка на полностью здоровых людях. Но разбираться все же пришлось бы в любом случае. Свысока нас заприметили несколько крупных птиц, приземлившиеся неподалеку. Как символ безысходности, хищники нарочито намекали, что голодными не уйдут. Китаянка кричала проклятья и напрасно бросала в пернатых охапки песка.
  Пока мы впадали в отчаяние, Галка бросила шайбу в четвертое поле. Она замирала в каждой зоне, тщательно целясь перед очередным скачком. Уже на восьмерке у нее выступила испарина. От жары зарумянились щеки. Вот уже девятый и десятый. Сложно соблюдать равновесие у самого пекла. Надо поворачивать, но стопы предательски вязнут. Паника вкрадывается в разум самоуверенной школьницы, и основная борьба происходит в ее голове. С безразличным видом вытягивает правую ступню, с трудом левую, и совершает рискованный переворот. Стеклянный взгляд и отсутствующий облик говорят, что она глубоко ушла в себя. Я никогда не видела ее такой. А это означало, что два прошлых кона лишь разминка. Прима выпрыгнула и с тяжелой одышкой свалилась на горячую землю.
  − Зыбучие пески, − едва придя в норму, прошептала она.
  За зеленым пламенем мы не рассмотрели кругов под разметкой, будто не хватало других опасностей. Плюс у ситуации нашелся всего один. Шайба не могла укатиться, попасть на черту и почти гарантировала, что кому-то не придется перепрыгивать.
  − Долго стоять не получится. Либо обожжешься, либо затянет и все равно обожжешься, − подытожила Галка.
  − А темноты нельзя дождаться? - предложила спортивная гордость школы.
  − Не уверена, что дотянем. Я без сил от одного кона, а ведь еще девять. Умножь на три круга, четыре человека, прибавь прицел на прыжок, отдых после каждого уровня и не забудь про двух хромоножек. Да и черт знает, кто выползет наружу при сумерках.
  Вспомнился этап восстановления вслед за моей травмой. Разрабатывая больную ногу, врачи в первое время держали меня под руки, заново уча ходить. Я рассказала о реабилитации девочкам, подумав, что это может послужить вариантом прохождения препятствия.
  − Если классики не стараются играть честно, почему не попробовать так?!
  Спортсменка радостно захлопала в ладоши, а Фрау недоверчиво посмотрела на командующую парадом. Через минуту размышлений приятельницы встали у граней разметки. Снаряд полетел в четвертую клетку. Опираясь на плечи подруг, атаманша принялась аккуратно перескакивать цифры. На сдвоенных квадратах живая подмога подхватывала ее под локти и неимоверным усилием не пускала ту слишком увязнуть в песочном капкане. После еще одного захода все трое рухнули на раскаленную гладь, тяжело дыша и обмахиваясь ладонями в тщетных попытках охладиться.
  − Почему такая странная система очередности? - поинтересовалась я, дабы разрядить неловкую тишину.
  − Опять. Опять ее вопросы! - воскликнула злыдня и гневно зашипела себе под нос.
  − Что именно тебя интересует? - устало спросила главная.
  − Локации. Это ведь так называется? Почему на дороге один квадрат, на рельсах два, здесь три?
  − Да и следующая - оставшиеся четыре, − добавила Зоя.
  − Кто-то, видимо, явно помешан на этом числе. Правила переносятся из уст в уста, − согласилась ее лучшая подружка и зарыла ступни поглубже в ворох песчинок.
  − Слышала, в азиатских странах четверка ...
  − Да какая разница?! - перебила меня вредина.
  Я хотела подробнее узнать о том, кто же этот загадочный кто-то. Однако стало понятно, они сами вряд ли в курсе дела. Ясным, как и синий купол над планетой, ощущалось и фальшивое обещание дружбы. До победного хотелось ошибаться, но агрессивность Фрау исключала даже возможность представить нас вместе на переменках, в столовой, на школьных балах и в гостях друг у друга. Четверкой для них была я. Заключительной участницей изуверской игры, чтобы зеленый свет загорелся на дороге.
  Когда подошла очередь, до меня снизошло, что конкурентки прыгают на левой. Спортсменка прошла тур на неповрежденной, поэтому я и не обратила внимания на этот подвох.
  − Тебе повезло, что мы рядом, − произнесла волейболистка и кивнула на мою трость.
  Меня тянуло ответить, что все как раз наоборот, но внутреннее чутье подсказало этого не делать. Пока они переводили дух перед финальным заходом, я оглядывала дюны. Огранка становилась ярче, а небо темнее. Перерывы удлинялись, укрытия не хватало уже не только от температурных нагрузок. Я все еще прислушивалась к звенящей тишине и всматривалась в сыпучее золото горизонта в поисках мифической опасности. Мы потратили почти весь день на пустыню. Неестественными багровыми пятнами зарделись лица соседок по несчастью. И жжение на моих щеках семафорило, что и я выгляжу не лучше. Ключевой монстр находился наверху, медленно перемещаясь по небосводу. Любопытство чуть улеглось. Все вопросы сводились к одному слову - вода.
  − До сумерек мы не доживем, − надломив себя, я все-таки поднялась.
  Даже у Фрау недоставало сил дежурно огрызнуться. Зоя сидела, уткнувшись головой в колени. Ее спина едва содрогалась от тихого плача.
  − Странно, что у тебя еще есть запас жидкости. И так бездарно тратить его на слезы, − равнодушно заметила Галка.
  − В первый раз что ли? - и плакса с обидой взглянула на подругу.
  − Хромая права, − злюка уставилась на меня и скривилась в улыбке, − Будет хуже, если не продолжим.
  Она и Галка еле держались под моими локтями. Меня шатало из стороны в сторону, едва не обжигая левитирующей огранкой. Боль в ноге не давала шанса устойчиво сохранять вертикальное положение. Каждый единичный прямоугольник, словно электрическим разрядом сотрясал скелет от макушки до пяток. От любого толчка черепная коробка разлеталась в воображении на бесчисленные кусочки. Снова темнело в глазах, но крики и руки девчонок не позволяли упасть в обморок. Останавливаться нельзя, остановиться - равнозначно сгореть заживо.
  Кажется, я толком и не помню перехода. Конечно, он пролетал, только мимо моего осознания. Сначала это был туман и качка. Почудилась палуба корабля. Но лишь я оклемалась, очертания моста привели меня в ужас. Старая подвесная переправа, состоящая из прогнивших досок. Местами они и вовсе отсутствовали. Вдоль прогалин виднелись ржавые гвозди, державшие в давние времена основную ленту, соединяющую оба края.
  − Это просто праздник какой-то! - послышался пободревший голос китаянки.
  В полупрозрачной дымке никто не различал неона. По идее найти разметку не составляло труда, учитывая, что направления всего два. Однако берега надежно прятались за пеленой, и дистанция могла оказаться внушительной. Хозяйка шабаша и Фрау, как единственные обладательницы обеих целых стоп, оставили нас с Зоей на месте, а сами разошлись искать в противоположные концы.
  − Почему вы выбрали меня? - вопрос, терзавший с начала заварухи, слетел с моих губ, стоило нам остаться тет-а-тет.
  Она заметно забеспокоилась и стала неуютно озираться за перила, будто искала повод не отвечать. Я настойчиво повторила, добавив в голос металлических нот.
  − Когда я только вступила в игру, одна девчонка сказала, что кто-то из четверки да выживет. Тогда все пролетело мимо ушей. Нас закинуло в деревню, где стреляли. Это был самый жуткий кон, который я прыгала.
  − Ее убили? - оторопела я.
  − Да, как только она развернулась на середине.
  − Это что, шутка такая? - поверить в подобное не хватало ни сил, ни логики.
  − А, похоже, что я шучу? - фыркнула визави с несвойственной злобой.
  − Зачем вы после всего продолжаете играть?
  − Если сумеешь выпрыгнуть, то станешь такой же, − и она надменно ухмыльнулась, что так же не соответствовало ее манерам.
  Пришлось поостеречься в третий раз выспрашивать причину своего приглашения в эту чертовщину. То ли стало жаль ее, а то ли себя. От подобных размышлений даже слезы хлынули по щекам. Я не задумывалась до сей ночи, что они тоже способны бояться. Все наше путешествие основывалось на том, что меня заманили для компании. По опыту предполагалось, что девочки ... и тут передо мной возник вопрос, а сколько же раз вся троица проходила через испытания по собственной воле?!
  − Нашла! - мы сначала не сориентировались, с какой стороны донесся крик.
  Дощатая лента под нами затрепыхала, и из тумана выбежала Галка.
  − Где Фрау? Надо срочно выпрыгивать, - едва отдышавшись, выпалила она.
  Мы втроем хором звали недостающую, но после нескольких попыток, ни ответа, ни самой подруги не появилось.
  − Я сбегаю проверить, - заявила командирша.
  − Нет уж! Одна не пойдешь. Кто знает, что там за завесой, − возразила Зоя и поднялась с досок.
  Медленно, но вместе, компания осторожно поплелась за китаянкой, попутно выкрикивая ее прозвище. Чем дальше мы шли, тем чаще попадались просветы под ногами. По степени раскачки подвесной ленты можно даже в полной темноте понять, как далеко от берега. Так шаг за шагом ступалось все более надежно. И вот наш путь застопорил. Впереди почти у обрыва не осталось ни единой дощечки. Несколько метров состояли из обнаженного металлического каркаса, державшегося на проржавевших скобах, и плотно переплетенных между собой веревок в качестве поручней. Но зловещее зияло впереди. На земле неистовым пламенем полыхал лес. По причине измотанности я приняла свои слезы за жалость, когда едкий дым разъедал глаза. Мы не заметили неровных быстро меняющихся клубов, приняв пелену за туман. И запаха гари никто не ощущал.
  Огонь все ближе подбирался к опорам моста. Угроза обрушения помчала нас назад к трафарету. Галка побежала, содрогая переход над пропастью. Эксперт в полнолунной бесовщине, она хотела распечатать игру до того, как я и ее лучшая подружка присоединимся.
  Мы продвигались дальше, но волны от прыжков не ощущалось. Когда в дыму появились очертания атаманши, все мгновенно прояснилось. Трафарет обозначался так, будто его выжгли на дереве. Несмотря на потухший контур, рисунок жалил высокой температурой. Заминка вязалась с отсутствием трех досок вдоль разметки. Ненароком в прорезь, и турнир завершится для всех. Надо же, я начинала думать как они.
  − Даже не обсудим ситуацию с Фрау? - пытаясь сбежать от черного потока мыслей, спросила я.
  − Нет времени! Если она не удержалась, то ничего не изменишь. Если нырнула в пожар, это ее выбор, − убеждала меня Галка.
  − А, если заблудилась? Или надышалась дымом? - не унималась я, поражаясь бездушию ровесниц.
  − Минуты уходят, − неровным тоном произнесла Зоя.
  − Так чего же вы ждете? - мне не терпелось побольнее уколоть их.
  Проба пера улетела в седьмой квадрат и прокатила прямо в брешь. Следующая по очереди посмотрела на свою ладонь, и кусок резины материализовался из воздуха. Мне никак не удавалось привыкнуть к картинным фокусам. Кисть ее дрогнула, и бросок получился, будто на песок. А потом спортсменка повернулась к нам лицом и на двух ногах одолела первую клетку, вторую и далее, пока ни завопила от боли на восьмой. Раненой стопой она угодила на торчащий гвоздь, добавив к прошлой травме новую. Ей удалось выползти из трафарета только на четвереньках.
  Я никогда не понимала физику, но все мои мысли сейчас тщетно пытались рассчитать время, когда пожар дойдет до начала рукотворного сооружения. Есть ли у нас хоть один шанс оказаться в другом месте?! Паника в голове мешала придумать логический выход из тупика. В песчаном туре получилось шпарить мимо правил, но как остановишь огонь?!
  Волейболистка передала мне битку. Чтобы попасть точно, я миновала традицию кидать, стоя перед единицей. Снедала дилемма, как игра может наказать своего игрока еще хлеще, чем есть сейчас. Пришла пора рисковать, и я бросила с угла второй и третьей клетки. К сожалению, обойти классики не покалечившись, было невозможно. Линии упирались вплотную к обрыву. Но снаряд почти точно упал на запланированную доску.
  − Что будет, если прыгать лицом вперед? - все еще не понимая принципа очередности уровней, поинтересовалась я.
  − Квадраты загорят полностью. По сути, вся игра - это сплошной котел с перерывами. Нарушишь правила внутри классиков и - не жилец, − обреченно прошептала Зоя, рассматривая обожженную кожу.
  Прежде, чем повернуться затылком к цифровому ряду, я внимательно изучила бреши. Любое неверное приземление и все кончено. Набравшись терпения, меня развернула главная. Она еще раз напомнила, что время на исходе, будто об этом кто-то из нас мог забыть.
  Стараясь как можно четче попадать на середину, я опустила глаза вниз. Так удавалось видеть отчасти и дыры сзади. Не знаю, каким чудом, но мне посчастливилось пройти без потерь кон. По той же стратегии я миновала и следующий. В третий заход шайба легла на участок твердо, но так лишь казалось. От прыжка в восьмой квадрат она подскочила из девятого, приземлилась на ребро и укатила в бездну. Этап не задался.
  Следом шла Галка. Проделав ритуал в очередной раз, она скопировала все точь-в-точь за мной. И победный десятый круг приближал нас к дому. Уверенный скачок в третий. От ударной волны повело в сторону, и прима, ухватившись за перила, полетела с помоста. Огонь добрался до узлов поручня раньше наших расчетов.
  Лежа, мы ловчились достать ее руку, но это было скорее для дикого самоуспокоения. Она находилась слишком низко. Я протягивала трость, но тщетно. Лента моста наклонилась, и мы сами едва не соскользнули в пропасть. Среди истерики и криков так бесшумно ослабевшие пальцы выпустили трос.
  До этого мгновения мне не доводилось наблюдать ничего более леденящего душу - человека, который еще жив, но уже мертв. Мы вцепились в канаты и не смели шевельнуться. Переправа выровнялась, но чувство наклона вниз убеждало в обратном.
  − Кто следующий? - донеслось из тумана, и на свет вышла Фрау.
  − Мы только что потеряли Галку! - истерично, делая ударение на каждое слово, простонала Зоя.
  − Значит, теперь нас трое, - равнодушно ответила та.
  − Ты же не в лесу искала игру? - пытаясь понять, как она не погибла, спросила я.
  − Даже не представляешь, в каких местах она может проявиться.
  − Твоя очередь же прошла. Как ты собираешься вступать?
  − Разве защитница слабых не просветила? Галка же не закончила свой кон?! - осведомилась злыдня, но будто и не ожидала ответа.
  Мы рассказали, кто застрял и на какой стадии. Она кивнула, чтобы Зоя продолжала. Однако спортсменка впала в оцепенение. Фрау грубо схватила ее за руки и потащила к разметке.
  − Вставай, дура! Сейчас все рухнет!
  Зоя поднялась и попятилась в сторону горящего леса. И тут вредина уставилась на меня. В ее взгляде царила пугающая пустота. Я хотела что-то произнести, но не успела. Она обошла подругу сбоку и толкнула ее с моста.
  − Заканчивай, − процедила она сквозь зубы, снова обернувшись ко мне.
  От ужаса или от нехватки кислорода мои ребра сдавило, словно железным обручем. Хотелось самой сбросить эту девицу с обрыва, но силы покидали. Колени подкашивались. Глаза слепли от слез, смога и приближающегося жара. И тут опрокинулся второй поручень. Мы остались вдвоем. На гнилом, раскачивающемся над бездной деревянном решете с таймером на наших жизнях.
  Она подошла ко мне и сжала мою руку в кулак. Потом сильно ударила по щеке и вцепилась в воротник платья.
  − Я хочу жить! А ты? - заорала она мне в лицо, и что-то надломило чувство обреченности в моем рассудке.
  Трость все еще валялась на полотне. Я подобрала ее, и, положив шайбу на рукоять, попыталась докинуть ее на восьмое поле. Но качнуло ветром, и битка сорвалась вниз. Обходить предыдущим способом грозило повторением судьбы сгинувших. Мы стали бросать и бросать друг за другом. Не помню, сколько раз подряд сжимались и разжимались пальцы. Среди бесконечного театра абсурда я и смертельный враг в бешеной погоне прыгали и снова возвращались в очередь. Моя была последняя. Я оттолкнулась от второй клетки. Заключительный прыжок веры в неизвестность. И едва мои туфли оторвались от первой, как мост опрокинулся вниз. Я не видела, падала ли Фрау или нет. Лишь созерцала, как загоревшийся краешек ветхой конструкции, развиваясь в пространстве, тонет в пелене погибшего дня. На сотую долю секунды моя душа замерла. Всего мгновение, один взгляд в бездну и ...
  Я больно ударилась об асфальт, расцарапав колени в кровь. Китаянка распласталась недалеко и смотрела вверх. Она дрожала и что-то шептала себе под нос. Мне не хотелось спрашивать, в какой именно момент ее затащило назад. Внезапно одолело безразличие, цела ли она. Я не знала, как ей придется существовать с недавно добавленными темными пунктами в биографии. Что Фрау планирует говорить родителям пропавших, как спать по ночам и смотреться в зеркало?!
  Делиться переживаниями в ее планы явно не входило. Она резко встала и, не оглядываясь, направилась прочь. Я окликнула ее, но безрезультатно. Возле покоилась трость. Превозмогая гравитацию, мне удалось подняться. Ноги понесли за ней, но она уходила все дальше и дальше.
  − И ради чего все, к черту, это было?! - мой голос растворился, не достигнув цели.
  Но она остановилась, обернулась и быстрой походкой рванула ко мне.
  − Неужели до тебя так ничего и не дошло? - ее тон был усталым и раздраженным, но злости в нем больше не мелькало.
  Я ожидала услышать грандиозную речь, оправдание нелепых условий и обоснование культа некого зеленого бога. Она усмехнулась и вырвала трость у меня из ладони.
  − Вряд ли она теперь понадобится.
  Изможденность не дала почувствовать, что мой голеностоп полностью восстановился. Я пошла, наступая на обе ноги без чьей-либо помощи. Шаг за шагом вели меня к дому. Метр за метром прочь с проклятой дороги. Минута за минутой, как стремительно я привыкала к забытой радости. Я бежала и бежала, не оглядываясь назад. Мне не хотелось помнить ничего, что происходило уже в прошлом. Оно исчезло, и ничего не изменить.
  Я тихо вошла в свою комнату. Накатили слезы, и подушка притянула меня к себе. Проснулась поздно, в плену событий не завела будильник. В квартире никого уже не было. Не терпелось поделиться счастьем, и такая досада.
  В школу вбежала почти за минуту до звонка. Отныне только бегом. Ворвавшись в аудиторию, я попросила прощение за опоздание.
  − Думаю, Галина и Зоя сегодня не придут.
  − Кто не придет? - уточнила учительница.
  − Видимо, ее воображаемые друзья, − крикнули с задних парт, и ребята громко залились хохотом. Я взглянула на стулья девочек. Оба они были заняты другими детьми. В классе одиноко пустовал мой собственный. Среди неунимавшихся одноклассников мне удалось найти глаза Фрау. Единственный человек, кого веселье не задело. Я прошла на свое место. На парте была вырезана надпись "Привет, подруга!", а рядом лежал мой исчезнувший крестик. И только одна мысль не давала покоя: что же за классики получила она?!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) О.Ростов "Кома. Выжившие."(Постапокалипсис) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"