Андорриан: другие произведения.

Оборотень:часть I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оборотень! Часть Первая. Начало! Обновлено 16.06.2010.

  Andorrian.
  Оборотень (рабочее название).
  Часть Первая. Начало.
  Пролог. Лихие девяностые... За пять минут до...
  Если хочешь что-то сделать хорошо, сделай это сам, приговаривал я про себя, сворачивая и укладывая в сумку детали от винтаря. У меня было еще минут пять, прежде чем охрана клиента и приданные (или преданные) им менты вычислят место выстрела. Впрочем, клиенту уже все равно. И каждому будет все равно, если в голове зияет дырка с палец толщиной. Промахиваться я разучился еще со времен армии. Да и видно было в оптику, как "раскинул мозгами" клиент.
  Сам клиент, как личность, меня не интересовал. Уже давно я научился не обращать внимание на личность клиента и его предпочтения. Как говорится, в моей работе это лишнее. Абы кого мне не заказывают... Значит, клиент так или иначе был завязан с криминалом, тогда смысл его жалеть?.. Единственно, что привлекло мое внимание, так это то, что перед моей попыткой, было еще две неудачных. Этих горе-киллеров я лично не знал, но о них слышал. Первый был мастером наглых нападений. Подлетел на машине к клиенту, и из Калашникова весь рожок выпустил. Да вот беда, не учел, что на клиенте бронежилет, целиться-то в голову надо было... А спустя пару секунд его охрана изрешетила! Второй был мастером по взрывам. Любую тачку мог взорвать так, что только лохмотья оставались. И этот тоже облажался. Охрана клиента не даром свои баксы получала, вот и застала его прямо в тот момент, когда киллер бомбу под машину подкладывал. Счет, как говорится, сложился не в пользу гостей.
  Вот тогда и подписали на это дело меня. Я долго думать не стал, а, помотавшись за клиентом по столице, понял, что бить его надо при выходе из дома. Нигде, кроме как у себя дома, клиент регулярно не появлялся. И оказался прав.
  Наконец, винтарь уложился в сумку, туда же отправились перчатки, в которых я стрелял и куртка с шапкой. Сумка тут же была заброшена мной в вентиляционную шахту, стоящую рядом. Вряд ли у теперешних ментов хватит смекалки туда заглянуть. Ну, а если заглянут, то вряд ли увидят висящую на тонкой леске, на глубине пяти метров, эту сумку. Вытащив из пакета, стоящего рядом, новую куртку, натянул ее и неспешно двинул по крыше в сторону дальнего выхода, перешагивая через кучи мусора. Через ближний, как я предполагал, скоро ввалятся преследователи.
  Под ноги неожиданно выкатился мохнатый клубок. Неожиданно, но вполне целенаправленно. Из-за этого я, понятное дело, оступился, но равновесия не потерял - зря, что ли, меня в спецуре гоняли? После этого даже с закрытыми глазами, связанными руками и затычками в ушах мог свободно ориентироваться в пространстве. Подобный навык особенно помогал в темных помещениях и подвалах.
  А перебежавший мне дорогу клубок неожиданно развернулся в собаку высотой мне по колено. Ощерившись пастью, полной острых желтоватых зубов, пес беззвучно рванул в атаку. Нет, это мне совсем не нравится! Пролетев по воздуху полтора метра, мохнатый нацелился мне в горло. Среагировал совершенно на автомате. Шаг вправо, чуть развернуть корпус влево и с выдохом пробить во всю силу по боку пролетающей твари. Пес только и успел зубами клацнуть, как тяжело обрушился на пол чердака метрах в двух от меня.
  Этот удар мне сам Женя Носорог, командир нашего взвода в спецуре, поставил. Сильно пугнул меня этот пес, если я автоматически этим ударом ответил. После этого удара уже не встанешь. Смертельно.
  Проверять, жива псина или нет, я не стал. Скоро сюда должна была завалиться охрана клиента, так что надо было быстрее рвать когти. И только сделал шаг к люку, как услышал за собой шипение.
   Я повернулся и растерянно заморгал. Мохнатый пес стоял передо мной, как ни в чем не бывало. Впрочем, времени удивляться не осталось: едва успел увернуться от челюстей летящей на меня собаки. Тварь оказалась невероятно быстрой. Плечо царапнуло болью. А пес, пролетев по инерции еще немного, мягко приземлился пол чердака, развернулся и кинулся снова.
   И снова мне удалось увернуться, метнувшись в сторону и пригнувшись. Все заготовленные приемы вылетели из головы. Осталось только одно желание - выжить! А пес атаковал. Он кидался на меня с дьявольской неутолимостью, я уворачивался от него как мог. Помимо плеча, пес поцарапал мне колено на правой ноге, но метил почему-то в горло. Уж чем я его достал, не знаю, но в какой то момент под руки мне подвернулась какая-то палка, лежащая здесь, наверное, еще с советских времен.
  Вот на заостренный конец этой палки я и насадил эту окончательно потерявшую осторожность зверюгу. Та дернулась, пытаясь добраться до моего горла, но не дотянулась, а только потянула меня всем весом к полу. Из пробитой груди на меня брызнула густая красная кровь. Еще недавно горящие яростью глаза погасли и остекленели.
  С трудом выбравшись из под трупа пса, я некоторое время пялился на его останки. В голове не укладывалось, как такой небольшой пес мог гонять меня, киллера со стажем, как домашнюю болонку. И почему я не вытащил ствол. Ведь пистолет вот он, в кобуре под мышкой.
  Топот множества сапог отвлек меня от мыслей. Мгновенно вспомнив, что мне уже давно надо было быть далеко отсюда, я рванулся к спасительному люку, когда через другой начали на крышу запрыгивать крепкие ребята в камуфляже.
  Вдогонку мне тут же загрохали выстрелы. Да, видно, ребята сильно запыхались, когда сюда лезли, поэтому все пули в молоко ушли. Уже почти добравшись до люка, я повернулся к ним лицом, чтобы нормально спуститься по лестнице, когда сверкнула вспышка. Амбец, световая граната, подумал я. Оказалось хуже. Скользнул в люк, а сверху услышал:
  - Я сфотал его!
  Вот черт, умудрился засветиться. И надо же было такому быть, чтобы один из секьюрити вместо пушки, фотоаппарат захватил! Теперь из столицы срочно делать ноги придется, думал я где-то между третьим и вторым этажом. А когда сел в машину, которую загодя оставил неподалеку, то подумал, что еще придется делать прививки от бешенства. Раненое плечо болело все сильнее и сильнее.
  
  
  
  
  Глава Первая. Через десять лет после...
  Утро выдалось солнечным и настолько морозным, что в воздухе витали блестки замерзшего пара. Иней превратил деревья сквера в хрустальную чащу из зимней сказки, и люди на ее фоне выглядели как древние карикатуры.
  Я мерно прошагал по скверу практически до середины и свернул на едва заметную в снегу тропинку. Еще десять шагов и я вышел на заваленный мусором двор, который даже снег был не в состоянии прикрыть. Двухэтажный дом, некогда очень красивый, а теперь находящийся в упадке, красный кирпич, торчащий на углах из-под осыпавшейся штукатурки, словно мышцы на анатомическом манекене. Войдя в единственный и жутко вонючий подъезд, я поднялся по грязной лестнице на второй этаж и стукнул в единственную казавшуюся приличной дверь.
  Видимо, здесь не привыкли спрашивать "Кто?", а уж тем более, смотреть в глазок, так как дверь немедленно открылась.
  Если бы на пороге стоял огромный волосатый дядька с тесаком в одной руке и дробовиком в другой, я бы не удивился. Но представший передо мной эдакий старик был похож скорее на узника концентрационного лагеря, настолько был тощ и бледен. Неприятным контрастом выделялись огромные гвардейские усы, прикрывающие толстые губы, обнаженные в улыбке с претензией на приветливую. Довершали образ сверкающая лысина, очки в простой оправе и грязный цветастый халат с закатанными по локоть рукавами. В тощих пальцах старик сжимал свернутую в трубку газету. Он быстро взглянул на меня и отошел в глубину квартиры.
  - Заходите, я быстро.
  Поскольку я не первый раз был здесь, то вошел осторожно. В темном коридоре были навалены такие горы хлама, что продвигаться приходилось бочком и медленно. Ни то ни другое не помогло, и где-то за спиной в сопровождении жестяного гула смачно грохнулось что-то тяжелое.
  Впрочем, я не обратил на это внимания.
  - Прошу в гостиную, я сейчас, - донеслось из дальней комнаты, и я повернул направо.
  Гостиная единственная выглядела нормальной комнатой, по сравнению с царившей в этой квартире захламленностью. Хотя и была заставлена устаревшей мебелью. Тут присутствовали диван, кресло, стенка советских времен, стол, телевизор. На стене пара картин с лесными пейзажами. На полу ковер. А стенка была полностью заставлена книгами.
  - Прошу прощения, перенервничал, вас дожидаясь, вот и задремал, - сказал хозяин, входя в комнату. Он переоделся, натянув на себя вполне цивильный костюм в серых тонах.
  - Ничего страшного Аркадий Петрович, я опоздал на полчаса, - вежливо поклонился я, такому не поклонишься, так он сам тебя согнет, и продолжил. - Хочу сказать, что поиски этого артефакта оказались успешными...
  - И что, он у вас? - старик резко подался вперед, не теряя, впрочем, своей благообразности. Единственное, что отличало его, так это глаза. А глаза горели у него рубиновым огнем и притягивали взгляд. Я поправил солнцезащитные очки на своем носу, и, не поддавшись магии его Взгляда, просто открыл дипломат, который принес с собой.
  В этом простом и невзрачном на вид дипломате покоилась очень древняя на вид глиняная тарелка. Но ничего особо примечательного в ней примечательного не было. Ну, тарелка из глины, поделка какого-то древнего ремесленника, их много таких находят на раскопках древних городов.
  И только посвященному была заметна вязь рун по окружности. Только посвященный мог заметить излучаемую тарелкой Силу!
  Аркадий Петрович издал восхищенный вздох. Потянулся, нежно взял тарелку двумя пальцами и осмотрел со всех сторон. Чуть не на зуб не попробовал, подумалось мне, и приготовился ждать, когда же заказчик налюбуется. Но, благо, тот управился быстро, всего в десять минут. Он оторвался от тарелки, поставил ее на стол и перевел взгляд на меня:
  - Сколько? - этого простого вопроса я ждал, поэтому ответил сразу.
  - Пятьсот единиц, Аркадий Петрович!
  - Пятьсот?! Да ты шутишь, бес! Твоя обычная такса сто! И не больше!..
  Старик разволновался не на шутку. Аж красный весь стал. Пришлось разъяснить.
  - Во-первых, не бес, а оборотень, ваше магейшество! Во-вторых, это стандартная такса в случае утери вещи-артефакта, или кражи ее у вас посвященными невысокого ранга! А эту вещь пришлось с боем отбивать у мага первого ранга, что обошлось мне в триста единиц, плюс еще сотню на накладные расходы. Вот вам пятьсот единиц.
  - Нет! Не верю, не собираюсь я столько платить за такой артефакт, который у меня же и сперли! Ты явно мошенник! - Старик, похоже, решил пойти на принцип. А я не стал настаивать.
  - Не будем спорить. Сто, так сто, - спокойно сказал я. - Аркадий Петрович, я уже давно не спорю с клиентами. Если клиент не желает платить столько, сколько надо, то я не настаиваю. Я ведь это вам еще при первой встрече сказал.
  - Вот это правильно. Вот всегда бы так, - видно было, что старик успокоился.
  - Только я так же говорил, что в подобном случае в следующий раз я не пошевелю ради вас пальцем. Вы нарушаете мою этику, господин Шеербах. Труд оплачивается в меру его сложности.
  Он молчит - очень, очень долго. Знаю, почему. Это валюта, магическая валюта. Необлагаемая налогами, и не требующая размещения в статье о доходах. Скупость борется в старике с целесообразностью.
  - Итак? - спрашиваю я.
  - Хорошо, пусть будет пятьсот, - говорит Шеербах.
  Я протягиваю ему визитку, на ней - знак бесконечности, вписанный в круг. Это визитка предназначена для хранения магической силы, может вместить до двух тысяч единиц.
  Короткий пасс старческой руки, пахнуло холодом, и теперь на карточке под знаком бесконечность красуются цифры: пять и два ноля. Все, плата перечислена. Я спрятал визиту и поблагодарил. Старик поворчал, мол, грабитель, но обращать внимание на подобные стоны не стоило, для него это привычный разговор.
  - В случае нового заказа, вы знаете, как меня найти, - произнес я стандартную фразу и откланялся. Благополучно перешагнул через завал вещей в коридоре, вышел на лестничную площадку. Дверь квартиры за мной закрылась сама, даже хлопнула напоследок.
  Когда вышел из подъезда солнце светило вовсю. Снова прошел тропинкой к скверу, и побрел, не спеша, по сверкающей в лучах солнца аллее.
  Вообще не могу понять я этих магов... Вот этого же Шеербаха взять. Явно видно, что от переизбытка Силы прямо светится. Нормальный маг первого уровня, а у него уровень именно такой, давно бы уже свою жизнь отлично устроил. И квартиру нормальную бы купил, и Силы бы на омоложение хватило, да еще куча осталось бы. Ан, нет. Ни на что эту Силу Шеербах не тратит! Копит он ее. Скупой во всем. А чтобы силу на дело использовать, так вообще не подходи.
  Вот как с этой тарелкой. Каждый маг, только-только став посвященным, считает своим долгом обзавестись личными магическими безделушками. С одной стороны, это конечно, правильно. Ведь магические вещи, амулеты и так далее, позволяют провести магический обряд с гораздо меньшими затратами Силы, которая у магов ценится превыше всего. Но, со временем, достигая определенного уровня, Сила перестает кончаться раньше, чем у мага кончатся желания. Здесь, скорее, другая зависимость. Всю свою жизнь маг учится обращаться с Силой. И, по мере роста мастерства, уровень владения Силой увеличивается. К примеру, маг третьего уровня, использовав сто единиц Силы, может разметать по кирпичику здание, которое я только что покинул. Маг второго уровня затратит на это дело в половину меньше. Маг первого уровня затратит единиц десять. Ну а Великий, только пальцем шевельнет, как здание само развалится.
  Но есть такие маги, которые копят Силу ради Силы. Самые сильные и самые жадные. Яркий пример - Аркадий Петрович Шеербах! Всем известно, что Силу свою этот не белый, и не темный чародей ни на добрые дела не тратит, ни на лютые. Вот и в недавнем деле в своем репертуаре: поскупился на Силу, и вместо того, чтобы самому вещь найти, меня на это дело подписал.
  Примчался господин Шеербах ко мне утром тридцатого ноября в крайне расстроенных чувствах. Это - мягко говоря. А, говоря простым языком - примчался на измене. По кабинету он даже не метался, летал, а в глазах: "Все распылю, всем секир-башка сделаю!" Я его, как мог, успокоил, в кресло затолкал, стал выпытывать, в чем, собственно, проблема. Оказалось, сперли у господина мага эту самую тарелочку, а в ней Сила была заныкана единиц эдак тыщ на десять. Вынес ее Аркадий Петрович на балкон на солнышке зимнем погреться, некоторые артефакты это любят. Через полчаса глянул, а тарелочки то и нет. И ведь мог вора по горячим следам отследить, так нет, ко мне помчался.
  Ну, я долго собираться не стал, уже через час место преступления осмотрел. Ауру артефакта я засек и подписался на поиски этой самой вещицы. Да только глянул я на Город, так сразу и понял, что данная вещица удаляется от него по московскому тракту на скорости около сотни километров в час.
  Но это уже не имело роли. Оборотни, вроде меня, запомнив ауру нужной вещицы, способны учуять ее даже в на другом краю света. В общем, пришлось мне рвануть вслед за вором.
  И догнал я его в небольшом поселке Куйтун, что в четырехстах километрах с гаком от Города. Вот там мне пришлось и поднапрячься. Поскольку злоумышленником оказался не абы кто, а маг первого уровня. И засек он меня практически сразу. В итоге недолгой битвы победила хитрость. Хотя от развоплощения спасся я чудом. На это и ушли триста единиц Силы из моего НЗ. На создание собственного двойника!
  По которому маг и вдарил со всей своей магической дури. Да не заметил, болезный, что в это время я у него за спиной тарелку стащил. А, поскольку двойник полностью повторял мои очертания, то и копия тарелки у него в руках так же появилась. Хотел маг остановиться, да не успел. Испепелил моего двойника вместе с двойником тарелки, покричал, поругался, да и ушел восвояси. А я сам еще отлежался немножко, да спокойно поехал обратно в Город. Тарелочку возвращать.
  Спрашивается, почему Силу из тарелочки себе не забрал? Так нельзям-с. Сила магическим словом запечатана, взломать его мне не под силу. Это только маг может попытаться.... А если я попытаюсь, то меня охранное заклинание так быстро развоплотит, пикнуть не успею.
  Ну, все хорошо, что хорошо кончается. Вещицу нашел, владельцу вернул, деньги с него стряс. Вот теперь можно и отдохнуть. Тем более, что полнолуние близится...
  
  
  Глава Вторая.
  Прохаживаясь по помещению бункера, я предавался воспоминаниям. Они всегда приходили ко мне перед превращениями. Полнолуние и раньше было моим нелюбимым временем, а уж сейчас я его терпеть не мог.
  Раньше, когда в спецуре служил, приходилось и в ночные задания ходить, а там чем темней, тем лучше. А тут луна светит, как прожектор. Как задание выполнить? Вот каком и вертелся.
  А уж десять лет назад стало совсем невмоготу.
  Тогда, после приснопамятного заказа, когда я после выстрела поцапался с непонятной собакой, сваливать пришлось из столицы в диком темпе. И то, едва успел. И, если бы полетел самолетом, либо поехал поездом, все одно, взяли бы. А я подобных фортелей откидывать не стал, поэтому просто взял такси, и спокойно выехал в область. Уже там, на каком-то безымянном полустанке пересел в пассажирский поезд "Москва-Владивосток". И отправился обозревать просторы родины. То, что искали меня, это мне сосед по купе рассказал. Говорил, что шмонали всех, без разбора. Даже тюки багажные щупали, те, что побольше, думали, я в них спрячусь.
  Ко второму дню путешествия рана у меня на плече затянулась, я, конечно, был этому рад. Насторожило уж больно быстрое заживление. Хотя, тогда мне было не до этого.
  И когда поезд прибыл в Город, я понял, что здесь самое место, чтобы отсидеться. Сошел я с поезда, да тут же квартиру умудрился снять. Удивился цене, ну прямо как в столице, но торговаться не стал, снял сразу на полгода. Владелица квартиры, сухая и тощая женщина лет пятидесяти, со стервозинкой во взгляде, схватила отслюнявленные бабосы, скороговоркой протараторила условия, пообещала появиться здесь не ранее, чем через три месяца и была такова. Это меня абсолютно устроило.
  Первую неделю я отсыпался и отмывался. Горячей воды было в избытке, а старенький диван на поверку оказался достаточно удобным для спанья.
  Вторую неделю я собирался посвятить налаживанию оборванных контактов со столицей, да не суждено, поскольку пришло полнолуние.
  Как сейчас встал перед моими глазами тот вечер. Помню, весь день изображал я из себя домушника. Причем домушника, у которого опыт работы никакой. Почему? Да потому, что утром неожиданно сломался у меня замок на входной двери. А дверь то в этой квартирке железная, усиленная стальными вставками по краям, и закрывается, как на корабле: штыри во все стены входят! И заклинило их именно в закрытом положении.
  В общем, маялся я с этой дверью весь день. Открыть, открыл, потом закрыть не смог. А когда смог, тогда снова открыть не смог. Короче, плюнул я на нее, и решил завтра с утра этим заняться. А сам спать завалился.
  Вот только уснуть не смог. Решил тогда покурить, только к окну подошел, вот тут меня и скрутило. Корёжило меня капитально, все-таки в первый раз, описывать нет желания. Только после этого видеть я стал в черно-белом свете. И дикая ненависть ко всему проявилась. Рвал я и метал все, что попадалось по пути. Пытался на улицу выйти, да та же дверь не пустила. Крепко стояла... Через окна тоже не получилось. Стеклопакеты то я разбил, да все равно решетки не пустили... Тоже были на совесть сделаны.
  В общем, пришел в себя под утро от холода. Поднялся и обомлел. Я абсолютно помнил, что со мной ночью произошло, и подозревал, что будет круто, но такого эффекта, признаться, не ожидал. Оторвался я, что говорится, по полной программе. Во всех комнатах царил жуткий кавардак, и ничто не напоминало о былом уюте. Со стен были сованы обои, потолки пробороздили жуткие борозды, люстра незнамо куда исчезла, шторы и занавески разорваны на лоскуты. И это еще не все. Стеклопакеты на окнах порушены и не подлежат восстановлению, сквозь проемы врывается холодный воздух. О мебели и говорить нечего: дрова, клочья, пух.
  Испугался я сильно. Сам не помню, как нашел среди этого хлама достаточно целую одежду, покидал в чудом уцелевшую сумку свои более-менее уцелевшие пожитки, и, открыв дверь, которая вчера не желала открываться, выбежал на улицу.
  Успокоился я только в небольшом ресторанчике. Вокруг были люди, было шумно и на меня это подействовало успокаивающе. Поесть заказал. Вот тогда то ко мне и подсел невзрачный типус, с еврейским носом. И все мне разъяснил.
  Как оказалось, собачка, с которой я столкнулся на крыше, на деле была не собакой, а оборотнем. И укус ее, если человек не был умерщвлен, тоже превращал его в оборотня. На мой вполне закономерный вопрос, почему, мол, тот на меня полез, носастый руками развел. Лишь предположил, что у оборотня тогда день тоже неудачный был, сил тот мог много потерять... Залез на крышу, чтобы отлежаться, а тут я. Как меня увидел, так крышу и снесло. Оборотни Силу магическую через убийство получают. И чем больше загрызут, тем они сильнее. Поэтому, мол, мне и удалось его загасить, поскольку оборотень совсем дохлый был.
  Но цапнуть он меня успел, и я, стало быть, тоже в оборотня превратился. А теперь все, назад дороги нет. Хотя носастый тут же описал и мои перспективы. В общем, получил я возможность в любой момент перекидываться в собаку, а в довесок к своему оборотничеству также мгновенную регенерацию, практически бессмертие, ну и возможность не стареть. К минусам можно привести такие осложнения, как необходимость каждое полнолуние прятаться в помещении, желательно за закрытыми дверями и без окон. Поскольку в полнолуние оборотень не может себя контролировать. Порвет любого, будь то сват или брат.
  Также я приобрел необычайное чутье, позволяющее найти любую вещь, достаточно мне только на фото взглянуть.
  Ну и Магическая Сила. Все посвященные могут в той или иной степени использовать Силу. Вообще-то Сила сама по себе оборотням не нужна. И без нее великолепно обходимся. Но, как говорится, запас карман не тянет. Оборотни могут Силу употребить на увеличение своей живучести, на более быстрый поиск какой-либо вещи или предмета, или, в драке, применить заклинание. Только заклинания мы не очень жалуем. Топорные они у нас получаются, да и Силы много требуют. Тот же трюк с двойником простенький маг третьего уровня без проблем сотворит с гораздо меньшим расходом Силы и втрое быстрее.
  Вот это все узнал я у типа с еврейским носом. Он тоже оказался оборотнем. Их тут, оказывается, много. Около сотни.
  Еще так же я узнал, что существуют, как водится, темные и светлые маги, вурдалаки, вампиры и прочая магическая жизнь и нежизнь. И есть служба, следящая за порядком. Магический Надзор, называется. Ну, прямо по Лукьяненко. Только зовется по-другому.
  Носастый оборотень вывалил это все на меня, потом оглянулся на часы и заторопился. Оказывается, до заката осталось всего ничего, а полнолуние еще одну ночь продлится. Всем оборотням, как заявлено, во время полнолуния запрещено появляться на улицах. Едва кто-нибудь из Надзора увидит оборотня в полнолуние, так того мигом на лоскуты порежут. Поскольку в полнолуние оборотни себя не контролируют.
  Пришлось мне возвращаться в свою раздолбанную квартиру и провести еще одну сумасшедшую ночь.
  Как я после этого умом не двинулся, не знаю. А может, и двинулся, кто меня разберет. Только с планами возвращения в столицу я завязал. Незачем. Там меня еще и Надзор пасти будет.
  Вот и осел я в первый же год в большом поселке Западный, что рядом с деревней Хомутово, километрах в двадцати от Города. Дом нормальный отгрохал, моих киллерских гонораров хватило и для того, чтобы построить и бункер под домом, закрываемый так, что если я в зверином обличии, то ни фига не открою. Именно в этом бункере я и переживал ненавистное полнолуние.
  Позже я узнал, что есть возможность избежать этих регулярных превращений и приступов бешенства. Всего то надо пятьсот единиц Силы, да несложное заклинание. Но Сила, это такая штука, которой всегда мало. И приходилось страдать каждый месяц.
  Я очень надеялся, что скоро этот бункер мне не понадобится. Как никак десять лет я работал, причем работал исключительно на Силу. И занятие я нашел прямо под стать новой специальности. Открыл сыскное бюро, и активно начал помогать найти всякие там разные вещи. Как посвященным, так и простым людям. А сам тоже Силу копил. Крупинку к крупинке складывал.
  Причина этого была проста до невозможности. Как то раз, отыскал я по заказу одного клиента старинный ведьмовский гримуар. До встречи с клиентом, желая скоротать время, заглянул в него от нечего делать. Именно там между заклинанием по наведении порчи на домашний скот и проклятием одинокого путника, обнаружил, что оборотню второе перерождение сделать можно. И переродится оборотень в мага, причем в мага мощного. При нем также останутся все таланты оборотня, вот только недостатки исчезнут.
  Да только для этого надо найти надежного мага, чтобы осуществить ритуал, и двадцать тысяч единиц Силы. То есть десять на ритуал, а десять плата магу. Как известно, все в этом мире имеет свою цену.
  С клиента, когда тот за книгой явился, я тогда плату брать не стал. Лишь попросил у него эту самую страничку. С тех пор она в моем сейфе в офисе в специальной папочке обретается. Как Силу поднакоплю, так сразу сделаю.
  О! Кажется, начинается... Плечо стянуло болью, правая рука прямо на глазах начала превращаться в когтистую лапу... Еще человечески уши уловили страшный треск.
  А в мозгу уже погасли все мысли, кроме одной.
  "Разорву, ненавижу, порву! Всех, всех, всех..."
  
  Глава Третья. Новое дело.
  Утро, как всегда, вломилось неожиданно, телефонным звонком. Я разлепил сонные глаза и посмотрел на определитель. Что именно там отразилось, спросонья я даже не понял. Только с грохотом снял ноги со стола, выпрямился в кресле и только после этого снял трубку.
  - Але? - голос вышел, как понял, сонный донельзя.
  - Спишь, оборотень? - грозно прозвучал в ухе голос Жеки Восьмеркина.
  - Ничего подобного, только прикалываюсь, - поднял я брови.
  - Тогда почему мне приходится тебе два раза звонить? - Жека не удовлетворился моим ответом. Но тут же перешел к делу. - Ты нам нужен!
  - Ой, да ладно, кому это нужен? - привычно начал паясничать я. - Только и слышишь от вас, нужен, нужен, а приеду, так просто ходячий экспонат понадобился для тренировки молодых!
  - Я что, неясно сказал, - загромыхал в трубке Жека. Даже у меня в конторе лязгнуло железом. - Так я повторю! Ты нам нужен! Срочно! Есть дело.
  - Понял, ваше магичество, несусь и трясусь, - с улыбкой ответил я, бросил трубку и пошел одеваться. Еще ночью зарядила неслабая метель. Именно поэтому я не поехал домой, а остался ночевать в конторе. Так что дубленку на плечи, на голову шапку и бегом от подъезда до моего джипа. Пока пробирался сквозь заснеженные улицы, восстанавливал в памяти обстоятельства знакомства с Жекой Восьмеркиным.
  Сначала он представился мне как Летунов Евгений Петрович, белый маг первой категории, глава силового отдела Магического Надзора. Очень сильно звучит. Да и выглядит этот мужик тоже внушительно. Представьте себе двухметрового детину лет тридцати, с небольшой бородой, большими руками и ногами в ботинках пятьдесят четвертого размера. Увидев его поначалу, я немного того... струхнул. Но все-таки в профессии киллера без знаний психологии не выжить, то понял я, что все это только внешние атрибуты. А внутри головы скрывался мощный ум. Уже позже, когда мы с ним достаточно близко познакомились, и более или менее приятельствовали, я наградил его персональным прозвищем, которое так к нему и прилипло. А наградил за любовь к советской картине "Джек восьмеркин-американец". Чем-то она его цепляла, да и до сих пор смотрит.
  А встретились тогда мы, как оказалось, для того, чтобы я, как оборотень, зарегистрировался в их Магическом Надзоре. И вот уже лет восемь я оказываю им услуги в поиске всяких разных магических вещиц.
  К пятиэтажному зданию на улице 5-й Армии, где располагался офис Надзора, я подкатил через пятнадцать минут. Нагло бросив свой джип прямо у обочины под знаком "Остановка запрещена!" дернул дубовую дверь с надписью: "ООО Бюро Адвокатов"
  Это самое ООО являлось полной ширмой, прикрывающей настоящую деятельность людей, которые здесь работали.
  За дверью вместо вахтера дежурили двое симпатичных людей в костюмах. Без особого напоминания я поднял руки.
  - Я Александр Сергеевич Дорохин, оборотень, - сообщил им. Один из них кивнул головой, но появившимся в руках жезлом обмахнул меня с ног до головы. Я почувствовал волну магии, окатившей меня всего и отхлынувшую. Охрана отступила и показала взглядом на лифт.
  Что дальше делать я уже знал. Вошел в эту тесную кабинку, подождал, пока закрылись двери, и сразу нажал на клавиатуре несколько клавиш: пятерку, шестерку и тройку два раза. Лифт дрогнул, и вместо того, чтобы идти вверх, пошел вниз.
  Спустившись вниз, я вышел прямо в подземный командный центр. Два других стража, точные копии верхних стражей, снова просканировали меня магией. Только после этого меня повели по неброско отделанным коридорам, полным куда-то торопящихся магов и суетливых клерков. За открывающимися дверями я заметил огромные компьютерные экраны, карты Земли и неба, подмигивающие табло и много всякого другого, не менее любопытного.
  Как я понял, в кабинетах шла обычная работа, люди занимались своими делами - только суеты сегодня было на порядок больше.
  Кабинет Жеки Восьмеркина был декорирован так, чтобы создавать у посетителей вполне определенное впечатление. Серые, строгие стены и почти спартанская мебель. Настенные плазменные панели, показывающие таинственные карты и планы, время от времени сменявшиеся другими, не менее загадочными графиками и схемами. Любопытная обстановка.
  Сам Жека восседал за своим столом, утопая в роскошном кожаном кресле. При моем появлении он даже не привстал, в общем, совсем не обратил внимания. Только продолжал пялиться в экран здоровенного монитора, установленного на столе и часто щелкать мышкой. Мне пришлось кальшнуть, чтобы привлечь внимание.
  - А, явился, - отреагировал маг, не отрываясь от экрана и продолжая щелкать мышкой. - Садись. Свободны!
  Последнее слово относилось к моим провожатым. Те ему отсалютовали, прижав руку к сердцу, и быстренько свалили. Я же с удовольствием уселся в гостевое кресло, сунув в рот сигарету, и с любопытством уставился на плазменные панели, пытаясь разгадать, что же на них изображается.
  Восьмеркин еще пять минут яростно щелкал мышкой, потом погремел клавой, и только после этого обратил свой взор на меня. Затем вытащил ловким, еле уловимым движением сигарету из пачки, лежащей на столе, оторвал фильтр и щелкнул пальцами. Посыпались искры, сигарета затлела, и Жека глубоко затянулся.
  Я удивился:
  - Ты вроде бросил.
  - Бросишь тут, - выдохнув дым, хмуро обронил главный силовик.
  - Неужели что-то худое приключилось? - поинтересовался я.
  Восьмеркин аж передернулся:
  - "Худо" - это не то слово. Гораздо лучше подойдет другое слово, которое начинается на "ху". - После этих слов он щелчком отправил окурок в полет, подобрался весь и заговорил делово, в приказном тоне: - Давай, Саша, готовь напрягать свое чутье, надо одну вещь найти. Найдешь, сразу пять тыщ единиц Силы получишь.
  - А что случилось то? Из-за чего все на уши встали?
  - Заметил? - Жека еще раз глубоко затянулся и потушил сигарету в пепельницу. - Ладно, сейчас расскажу. Дай-ка твоих сигареток пижонских.
  И только уже закурив, стал расписывать ситуацию: - Вчера, уже под вечер, прибыл к нам ревизор из особого отдела Центрального Надзора. Прибыл он, разумеется, не с пустыми руками, а с предписанием провести внезапную проверку боевой готовности всех наших служб. Ну, прибыл и прибыл, нам это не впервой. Встретили, обогрели, устроили. Думали, с утра, как водится, в бумажки зароется. Но нет, прытким оказался, сразу быка за рога взял. Уже в три часа ночи, с умной рожей срывает сургуч на пакете, достает бумагу и торжественно объявляет, что уполномочен за два часа до рассвета вызывать из Ада и наслать на Город демона. Ну, а наша задача: до первых лучей демона заарканить и развоплотить. Такая вот, стало быть, выпала нам проверка.
  - Ну и чего тут трудного? - не понял я.
  - Да в том-то и дело, что ничего. Только получилось все совсем не так, как планировалось. Совсем-совсем не так. Ты послушай. Как только дежурный объявил тревогу, мы слетелись, задачу уяснили, стали Город мониторить, тут-то хрень и обнаружилась. Оказалось, умелец московский вместо одного демона двух вызвал.
  Услышав такое, я крайне изумился:
  - Как двух? Не понимаю. Он что, таким образом задачу вам усложнил? Фактор неожиданности использовал? Так что ли?
  - Да ни фига подобного, - загасив бычок в пепельнице, и потянувшись за следующей сигаретой, ответил Жека. - Какой там к бесам фактор неожиданности. Говорю же - умелец. Перепутал что-то сгоряча в заклинаниях.
  - Это как так можно?
  - Да кто его знает. Перепутал и все. Наслал на спящий город двух демонов и даже этого не понял. Ну а когда доложили, какую чучу отчебучил, засуетился, конечно. Да толку-то? Демоны то уже на свободе были.
  - Ну а вы что?
  - Мы? Мы сделали то, что положено. Обложили в душе гражданина ревизора всякими непечатными словами и приступили к зачистке города. Минут за десять на объекты вышли, сразу подтянули все подразделения, организовали общую цепь и стали их давить магией. А параллельно - в клещи брать. Когда ослабли они до приемлемого уровня, стали их на пустыри загонять. Уже готовили развоплощение, вот тут то все и пошло.
  - Что пошло?
  - Да проверяющий ошибку свою решил исправить! И призвал одного из демонов сюда, на базу. Дабы развоплотить на месте. Ну, а демон, не будь дураком, сразу, как у нас материализовался, так силы свои восстановил. Мы же его держать перестали. И в результате прорвался демон в наше Хранилище.
  - Чего? - я даже привстал. - В ваше Хранилище? Да вы что, с дубу рухнули?
  Хранилищем в местном Магическом Надзоре называлось помещение, где хранились самые мощные и самые опасные магические артефакты. И было их там, по слухам, так много, что можно было всю Сибирь в пустыню превратить! Или затопить. Или под землю загнать! Но, скорее, сделать все перечисленное разом!
  - А охрана что делала? Или опять в карты играла?
  - Да охраны там было только два мага второй категории... Все остальные же были на охоте. Демон порвал их в пару минут. И проверяющего порвал тоже.
  - А вы что?
  - А мы? А когда мы сюда примчались, то демона и след простыл. Хорошо он тут порезвился... Все Хранилище перевернул вверх дном.
  - И что спер? Ты ведь меня для этого вызвал!
  Прежде чем ответить, Жека добил сигарету до фильтра, вытянул следующую, прикурил от бычка.
  - Руку Люцифера он стащил! - снова затягиваясь, вполголоса сообщил он.
  - Да хоть ногу, - меня рассмешил его трагический тон. - Ты еще скажи, что и другую часть тела своего обожаемого Люцифера демон спер. Догадываешься, какую?
  - Думай, что говоришь! - от рева мгновенно вспыхнувшего Жеки по кабинету словно ураган пронесся. Да в довесок маг еще и по столу хряпнул пудовым кулаком. Вздрогнули стены, замигали экраны, стол хрустнул. Жека, видать, сам не ожидал подобного, поэтому продолжил уже нормальным голосом.
  - Рука Люцифера есть артефакт, при правильном использовании которого можно будет вызвать этого самого означенного Люцифера, и вертеть им как захочешь. А это тебе не рядовые демоны! Те против Люцифера просто невинные овечки. Хоть понимаешь, чем это чревато? И ты должен его найти! Иначе, всем нам полный пи....!!!
  Голос Восьмеркина, по мере продолжения этой тирады, снова начал набирать громыхающие тона. Пришлось останавливать мага по мере сил.
  - Стоп, Жек! Я все понял. Но на артефакт хоть взглянуть дай. А то начал реветь тут белугой. Я же вслепую не работаю! Мне надо хоть знать, как артефакт выглядит.
  Жека, которого остановили на полном скаку, взглянул на меня красными глазами. Ничего не добившись, очки то мои всегда на мне, тяжело повернулся в кресле. Вынул из ящика стола, фото десять на двенадцать и ловко перебросил мне.
  Так, посмотрим. На карточке был изображен артефакт в виде когтистой руки до локтя, весь черный, хотя были видны жилы красного цвета. Рядом с ним лежала линейка, указывающая, что длина артефакта не превышает тридцати сантиметров.
  - Материал? - вопросил я.
  - Человеческая рука, обтянута кожей демона, жилы - тоже демона, - коротко ответил Жека.
  - Понял, - ответил я. - А теперь помолчи.
  Снимок я откинул в сторону. Да теперь он был мне уже и не нужен. Артефакт я уже чувствовал, он привиделся мне, как-будто держал его в руках. Я ощущал пульсацию жуткой Силы под его покровом, видел ту грозную мощь, которая готова была освободиться и вытащить из Ада того самого Люцифера.
  Уже привычное состояние, как будто все вокруг становится двухмерным, и я с высоты птичьего полета увидел Город. Заснеженный, в пурге и, как будто вымерший. Но, не отвлекаясь на созерцание, запустил поиск. Вот в районе улицы 5-й Армии, в офисе Магического Надзора, просиял яркий отблеск, здесь артефакт находился продолжительное время, вот и оставил свой слепок. Вот он отметился на Карла Маркса, пыхнул огоньком так же в районе Первой Советской, рядом с Танком, и напоследок, мелькнул возле единственной школы в микрорайоне Топкинский. За десять лет Город я успел изучить вдоль и поперек, поэтому с локализацией проблем не возникало.
  Вот только дальше была тишина. Артефакт не чувствовался! Как будто его и не было. Как будто он испарился.
  Жека заметил мое потерянное выражение и ухмыльнулся:
  - Понял, таки! Вот тебе присказка: сначала дослушай, а потом действуй.
  - Ну, понял, давай, не томи, рассказывай.
  - Не торопи. В общем, прибыли мы на место, а демон уже лыжи навострил. Первого-то мы уже давно в Ад отправили, поэтому всей братией начали этого искать. Тот, гад, все время телепортировался. Сначала на Карла Маркса, потом к Танку. Но настигли мы его в Топкинском, у школы. Настигли, да и развоплотили. Только артефакта при нем не нашли.
  - Стой, а как маячок? Или не ты мне лет пять назад втирал, что на каждый артефакт вешается магический маячок, по которому любой ваш артефакт найти можно!
  - Мы, Саша, тоже так думали, - не скрывая досаду, парировал Жека. - Только маяк с этого артефакта демон на другой артефакт навесить смог. Тот как в Хранилище был, так там и остался. Так что не можем мы его отследить. И ты не можешь.
  - Ну, а я то почему?
  - Да потому, друг мой оборотень, что мы и это предусмотрели. В чехле специальном Рука Люцифера! Этот чехол демон только открыл, увидел, что там лежит, так и бросился бежать! И где-то по пути его спрятал. И чехол на место вернул. Пока артефакт в этом чехле, его никто магическим путем не отследит.
  М-да, вот попали, так попали, подумалось мне. А ведь хочешь, не хочешь, а уже подписался, ты, оборотень. С тех самых пор, как фото артефакта в руки взял. И Жека, тоже хорош, мог бы фотку не давать, а сначала объяснить.
  Ну, ладно, что сделано, то сделано. Одним из первых правил, которое я выработал, став оборотнем, это никогда не жалеть о сделанном. Но предпринимать все меры, чтобы не совершать прошлых ошибок. Что ж, это мне урок.
  Восьмеркин за это время тоже молчал, думая о чем-то своем.
  - Что делать собираешься, оборотень? - наконец, спросил он меня.
  - Надо по местам его перемещений проехать, посмотреть, что да как, - ответил я. - Думаю, где-то рядом с теми местами артефакт лежит. Особенно школе внимание уделить.
  - Ой, будто мы сами этого не знаем! - Жека привстал в кресле. - Да мы там сами буквально каждый метр прощупали... Школу эту чуть ли не по винтику разобрали!
  - Ну и я посмотрю, вдруг вы чего-то упустили.
  - Ну, ладно, иди, Саша. Хотя, постой! - Спохватился Восьмеркин. - Ты почему считаешь, что Школу надо смотреть лучше всего.
  - А то ты оборотней не знаешь? - я усмехнулся. - Этот демон, кроме вашего офиса, отметился еще в трех местах. И во всех этих местах я заметил остаточную ауру Руки! Значит, когда вы его догнали у Школы, тогда артефакт еще был у него! Вот там и надо его искать.
  - Ну ищи, и мы поищем, - успокоился Жека. И добавил:
  - Пять тысяч единиц Силы тебе, если первым найдешь.
  Я тут же парировал:
  - Десять тысяч! Дело сложное...
  - Имей совесть, оборотень! - праведно взорвался тот. - Я тебе и так предложил на порядок больше нашей обычной таксы. Пять и не больше!
  - Восемь, Жека, восемь, - немного скинул я. - Плюс накладные расходы.
  - Скряга ты, Саша. Везде свою копейку ищешь. Ладно, пусть будет так.
  Я уже был у двери, когда меня догнал окрик Жеки.
  - А скажи мне, оборотень, зачем тебе столько Силы?
  Вот подколол, блин.
  
  
  Глава Четвертая. Поиск.
  
  Добраться до Школы номер 50 в Топкинском микрорайоне оказалось несколько сложнее, чем я думал. Несмотря на то, что мой Паджерик проходимый, и с зимней резиной, и с шипами. Однако метель внесла свои снежные коррективы. А если короче, то буксовал я на каждом повороте.
  Да и для всех остальных жителей грянул день жестянщика. Такое количество аварий в Городе я еще не встречал! Практически на каждом углу стояли по несколько битых тачек. Меня самого едва пару раз не зацепили, увернулся вовремя. Да и сам, тоже несколько раз чуть не догнал.
  Но все когда-нибудь кончается, поэтому через полтора часа я въехал во двор рядом со школой.
  Натянул на голову шапку, рассовал по карманам разные мелочи, и вылез из теплого салона в метель. Поскольку было только десять утра, то детишки в этой школе пока еще сидели по классам.
  Найти место последнего обитания пресловутого демона не составило никакого труда. Метка, оставленная артефактом, безошибочно привела меня на задний двор школы. Следы битвы уже запорошил снег, да и сам Надзор за собой следы зачистил. И было на заднем дворе, как в сказке у крокодила: пусто, сыро и уныло. Это я Айболита вспомнил.
  Ну, Айболит Айболитом, а я вытащил из кармана дубленки небольшую расческу из темной деревяшки. Правда, по назначению, ее никогда не использовали. Просто придали вид обычной вещицы, дабы внимание на ней не акцентировать. Я же эту расческу погладил по зубьям и шепнул ей слово заветное. Артефакт свойств, а это был именно он, сработал должным образом, и тут же даровал своему владельцу истинное зрение.
  Это у мага подобное заклинание вылетает мигом и почти без расхода Силы. Мне же, как оборотню, на такое заклинание надо потратить минут десять времени и Силы вбухнуть немало. А тут, простенькая расческа, одно слово, и я уже вижу истинным зрением.
  Вот здесь, прямо посреди двора, появился демон, телепортировался прямо сюда. Вот он заметался, поскольку вокруг уже маги Надзора стояли... Вот его Серым молотом приголубили. Но не сильно, поскольку следы повели прямо на одного из магов. Это, похоже, демон решил кого-нибудь с собой в Ад затащить. Но не успел. Огненный столб, довольно мощное заклинание, название которого говорит само за себя, да еще инициированный двумя, а то и тремя магами одновременно, мигом превратил его в горстку пепла.
  Вот такую картину восстановил я по следам, оставшимся на этом дворике. Вот только не смог засечь, куда демон артефакт скинул. Не было у него времени, чтобы артефакт спрятать. Непонятно.
  Спрятав отработавшую своё расческу, вытащил из другого кармана небольшой камешек. И прошел по всему двору с этим камешком, держа его в вытянутой руке. Этот камень, в свое время достался мне от одного успешного кладоискателя на пенсии. А позволял он даже непосвященному отыскать любой клад, или заныканое добро. Естественно, я его улучшил, и теперь, в случае, если нужную мне вещь в землю закопают, то над этим местом камень мелко дрожит.
  Но тоже ничего. Не поленился, прошелся по всему двору, под кустики чахлые заглянул. Тут мой арсенал магических приемов иссяк. Не то, чтобы полностью, просто применил я самые качественные способы добиться цели. Правда, есть еще один.
  Да, не хочется мне этого делать, так надо! Для цели надо. Вернувшись в машину, я некоторое время просто грелся, затем, заблокировав двери машины и выключив двигатель, полез на заднее сидение. Там, за тонированными стеклами разделся донага. Трансформация, как обычно, началась с боли в плече.
  А спустя минуту, задняя дверца паджерика открылась, и оттуда выпрыгнула большая собака неопределенной масти. Длинным хвостом закрыв заднюю дверь, пес бодро порысил в сторону школы.
  Около часа я мотался в зверином обличии по территории школы и прилегающего к ней двора. Ничего. Абсолютно. Наткнулся только на стаю диких собак, облюбовавших помойку, слегка с ними поцапался. Сбежали. Шугнул дородную даму в дорогом пальто, неожиданно выскочившую из подворотни. По двору школы носился до того, пока оттуда не вышел здоровенный мужик с палкой. И явно направился ко мне. Но мне такой расклад не был нужен, еще загрызу ненароком, доказывай Надзору потом, что это была самооборона.
  Так что вернулся я к своему джипу, дернул ручку под бампером, приготовленную специально для таких случаев. Когда задняя дверь открылась, скользнул внутрь, и тут же принялся перекидываться в человека.
  Как всегда после такого, чувствовал себя, как контрастный душ принял. Бодрость в теле необыкновенная. Еще тянет попрыгать, побегать.
  Сдержав эти недостойные желания, я быстро оделся, снова уселся за руль, завел джип. Закурил и задумался. А думы были невеселые. Тяжелое дело мне попалось. Раньше, стоило мне только чутьем своим воспользоваться, вещь сразу находил. А тут...
  Так, подытожим результаты. А результатов нет. Здесь артефакта точно нет. Ни в чехле, ни без оного. Демон землю не рыл, значит, туда артефакт сунуть не мог. Откинуть тоже. По воздуху разве что запустить? Мол, неважно куда, лишь бы человек хороший был. Тоже нет. Это тоже свои следы оставляет. А их нет. Печально...
  От печальных мыслей отвлекли меня энергичные маты. В окно увидел такую картину: тот мужик, что на меня целился, когда я еще в зверином обличии был, теперь гонял по двору школы не менее десятка таких же псин, в подобной шкуре я недавно там же рассекал. Те в ответ рычали, но не кусались, только уворачивались.
  Вот и конкуренты подвалили, подумал я. За десять лет мне удалось снискать репутацию крайне удачливого в поиске оборотня. Поэтому на недостаток клиентуры не жаловался. Но в последний год появилась эта шайка, которая активно начала вставлять мне палки в колеса. А, если конкретно, то сбивать цены. В паре дел я с ними пересекся, и в одном из них мне пришлось уступить, а во втором верх взял я.
  Верховодила этим выводком девочка лет шестнадцати. И началось все с нее. Дитя неблагополучных родителей, мать пьет, отец по зонам чалится. Вот и пошла девчонка на улицу. Но не на панель, как сначала подумалось, а ножик в руки и на грабёж. Скоро сколотила она из таких же, как она, подростков, свою банду. Промышляли в центре, навалятся всем скопом, сумки, сережки, курки сорвут и бежать.
  И как-то приспичило этой атаманше в одиночку против мужика выйти. То ли нервы пощекотать, то ли перед своими удаль показать. Подходящую жертву искать долго не стала, огрела бейсбольной битой первого встречного. А это оказался так некстати проходивший мимо оборотень. Да только не рассчитывала она, что оборотня таким делом не пришибешь. Тот мигом обернулся, да девчонку чуть не порвал. Не убил, только покусал. Почему не до смерти? А не знаю... То ли сыт был, то ли испугался, что самозащиту не докажет Надзору.
  И стала маленькая Маша оборотнем. Потом и всю свою банду покусала. Стезю после первого полнолуния они избрали такую же, как у меня. Только занимались всем без разбора. И артефакты крали под заказ, и на прохожих ради Силы бросались. В общем, конченные отморозки.
  Вот эта стая сейчас и носилась по двору школы. А я решил позвонить Жеке.
  - Слушаю, - отозвался в трубке Восьмеркин.
  - Это я, Жека, - отрапортовал я. - Нахожусь у школы.
  - И?.. Нашел? - сразу отреагировал он.
  - Нет, Жек. Глухо, как в танке.
  - Ну вот, а ты говорил, посмотрим, посмотрим, - сразу начал подзуживать Жека. - Мы же там...
  - Жека, я тебе не потому звоню, что результата нет, - перебил я его. - Скажи, как у вас там с секретностью? Дело то в свободном доступе, что ли?
  - Саша, мы, конечно, делали ошибки, но таких - никогда! - взорвался праведным негодованием Восьмеркин.
  - Не знаю, Жека, не знаю. Только я сейчас наблюдаю тут еще одну команду искателей. Отмороженной Маши! Помнишь?
  Жека некоторое время молчал, затем разразился трехэтажными матерными конструкциями, в которых он отправлял неизвестных недоброжелателей в далекий и пеший сексуальный маршрут. Я аж заслушался. Но буквально через пару секунд тот оборвал мат, и заговорил сухим деловым тоном.
  - В общем, слушай так, оборотень. Похоже, дело слили с нашего офиса, скорее кто-то из темных. Теперь все кинутся искать этот артефакт. Так что ты будь поосторожнее...
  - Жека, ну слили, так слили. Быстрей найдут. Активировать же его не будут. Не дураки же!
  - Ох, Саша, порой мне кажется, ты редкостный тупица. Объясняю по буквам. Нам, если, конечно, это будешь не ты, артефакт в таком случае не достанется. На свете немало коллекционеров, которые за такой артефакт дадут столько Силы, сколько унесешь! Машка твоя, как раз на одного из них и пашет.
  - Она такая же твоя, как и моя!
  - Ладно, не заводись. Что делать дальше будешь? - вопросил Жека.
  - Проедусь к Танку, посмотрю, что там интересного.
  - Понятно, решил там все осмотреть? Ну, добро. И еще, - заметил он. - Ты пока в наш офис не суйся, слишком много лишних глаз. Понадобится меня увидеть, иди в наш ресторанчик, я там после трех буду.
  - Понял, Жека. Давай, пока.
  - До встречи, оборотень!
  Я выключил сотовый и снова задумался. Дело становится еще тяжелее. Теперь еще конкуренты приплюсовались! И надо же было кому-то из Надзора языком болтать! Хотя, возможно, темные тут ни причем. Среди светлых коллекционеры даже похлеще встречаются.
  Тут я заметил, что мой паджерик непонятно почему кренится на правый бок. Вышел. И вспомнил недавние матерные конструкции Жеки Восьмеркина. Заднее правое колесо было аккуратно прокушено. И даже знаю, кем. Хвост Машки мелькнул в подворотне.
  
  
  Глава Пятая.
  К Танку, на перекрестке улиц Первой Советской и Декабрьских Событий, я подъехал только через два часа. Эти два часа понадобились мне, чтобы поменять колеса, а потом найти работающую, в условиях жуткой метели, шиномонтажку. После этого еще и заправился.
  То, что и тут можно не искать, понял сразу. Все пространство вокруг места проявления демона было равномерно затоптано следами оборотней. В той самой точке, где проявился демон с артефактом, кто-то весьма невежливый оставил кучку, хм, того самого...
  Но главное я вычислил, не выходя из машины. Отмороженная Машка и ее кодла, не смогли найти здесь артефакт. Все избегали, изнюхали, но не нашли. Если бы нашли, то тут же кокон открыли бы. А уж это я бы почувствовал.
  А сейчас я чувствовал, что и на Карла Маркса ехать даже не стоит. Судя по следам, часть банды Машки здесь отсутствовала, так что логично предположить, что они и на Карла Маркса отметились. А поскольку я ничего не чувствовал, то можно с уверенностью утверждать, что и там артефакта нет.
  Да, тупик. Оборотня, который заказанную вещицу не найдет, еще дня три потом колбасит. Не хочется для себя подобного. Ладно, на часах время обеденное, поеду я пообедаю.
  Ресторанчик, расположенный в трехэтажном здании на углу бульвара Гагарина и Горького, был облюбован мною давно. Во-первых, из-за кухни. Блюда здесь всегда были вкусные и свежие. Во-вторых, из-за малолюдности. В-третьих, владелец ресторана был оборотнем. Уже давно его облюбовали посвященные всех видов и концессий. По молчаливому уговору, драки здесь были запрещены. Если и возникали эксцессы, то решались они обычно за углом в подворотне, не будоража остальных посетителей.
  Припарковавшись рядом с рестораном я бегом ворвался в просторный зал. То ли по причине метели, то ли просто было не время, но в ресторане было очень мало народу. За центральным столиком трое оборотней обмывали какое-то дельце. Да в дальнем углу сидела пара вампиров. За барной стойкой бессменно дежурил оборотень Максим. Он первым углядел меня, и, едва я приблизился, сунул мне в руки стопку сорокаградусной. Которую я хлопнул сразу и всю. Водка проскользнула в желудок, и оттуда по жилам понеслось стойкое тепло. Выдохнув, я привычно закусил соленым огурцом, так же предоставленным услужливым барменом.
  - Давай своё, фирменное, - сказал я ему, и направился к своему любимому столику, расположенному в ближнем углу, прямо напротив вампиров.
  Пока дожидался фирменных отбивных и фирменного же соуса, с любопытством смотрел по сторонам. Отделанный деревом зал ресторана тонул в тени. За центральным столом тройка оборотней закончила свои возлияния, и, покачиваясь, проследовала к двери. Это только в сказках оборотни не пьянеют, от водки шарахаются, как черт от ладана, и в церковь не ходят. Брехня все это, авторитетно скажу. Водку мы, оборотни, очень даже уважаем, а пьянеть мы можем, дело только в дозе. Вот и эта троица приняла не менее полутора литров на брата.
  А что до церкви, то сам лично знаком с оборотнем, настоятелем небольшой церкви в пригороде. И тот, как среди своих прихожан, так и среди священников, в большом авторитете. Не, ну, конечно, воет, как и все мы, в полнолуние. Но в остальном - святой человек. Я тоже, на него посмотрев, начал в церковь захаживать. Это нас маги всякие недолюбливают, нежитью обзывают.
  Не успела за подвыпившими оборотнями закрыться дверь, как в ресторан вошел невысокий сморщенный старик. Роняя на пол куски снега со шляпы и пальто, тот прошел к бармену.
  - Максимка, налей-ка мне, - разнёсся по всему залу его дребезжащий голос.
  Что именно налить, похоже, бармен знал. Мигом поставил перед стариком большой пузатый бокал, в котором плескалось нечто темно-коричневого цвета. Одним движением сморщенной руки тот подхватил бокал, понюхал и опрокинул в рот.
  Я поморщился. Таким способом можно водку пить, но не фирменный коньяк. А старик, окинув прояснившимся взглядом ресторан, целеустремленно направился ко мне.
  - Сашенька, какая встреча! Рад тебя видеть, что-то ты давно ко мне не заглядывал, - сходу зачастил он, бесцеремонно усаживаясь напротив меня.
  - Отнюдь, господин Профессор, - ответил я. - Просто дел у меня много, вот и не успевал к вам заглянуть. К вам как заглянешь, так на весь день.
  Действительно, на весь день. Пока тебя до состояния зомби не доведет своими рассуждениями, не отцепится.
  В ресторане была своя достопримечательность. А конкретно, этот Профессор. Сам то он был магом третьей категории и инициированным довольно давно, в прошлом веке, еще во время революции. Уже, будучи магом, данный субъект закончил недавно открытый при большевиках первый государственный университет, и стал дальше продвигаться по линии науки. Как маг он ничего собой не представлял, понять это ума у него хватило. Но то, что и как ученый он тоже не катит, так и не понял. Вот так и маялся Профессор до тех пор, пока не настали лихие девяностые. И тут он неожиданно проявил новый талант. В собирании информации! Неизвестно, откуда и как добывал Профессор местные тайны, но с тех пор дела его пошли в гору. В любой момент у него можно было узнать ответ на интересующий тебя вопрос.
  Ну, естественно, не за бесплатно. Таксу он держал невысокую, беря как Силой, так и деньгами, но информацию выдавал всегда нужную и точную.
  Лучше он ко мне стал относиться, когда я ему одну вещь найти помог. Вот тогда и побывал в его лаборатории. Правда, потом пол дня ходил как серебром огретый. Среди огромного подвального помещения был единственный свободный закуток, где на огромном деревянном стуле и сидел Профессор. Тогда моему приходу он очень обрадовался, откинул найденную вещь в сторону и начал с огромной скоростью рассказывать мне про свои изобретения. Насилу вырвался.
  Вот и сейчас, посетовав на молодых, которые не находят даже время заглянуть на огонек, Профессор обрушил на меня высоконаучный монолог. В котором обязательно присутствовали все элементы современной физики, химии и математики, при этом причудливо переплетаясь с магией.
  Но тут бармен Максим принес мне отбивные, и я с удовольствием отключился от разговора. Профессор, видя, что я набросился на еду, прервал свой монолог, и решил сменить пластинку.
  - Слышал, что сегодня утром в Офисе Надзора случилось? - когда я переходил от одной отбивной к другой, спросил он. Я помотал головой, нет, мол.
  - Артефакт у них умыкнули, Силы необычайной, - сообщил Профессор и затрясся мелким смехом. - У них сейчас там такой дым коромыслом стоит, все как ужаленные в одно место носятся.
  Я промычал, мол, что поделаешь, так тоже бывает. А старик не унимался.
  - Самое то главное, артефакт тот демон умыкнул, да так хитро спрятал, что никто найти не может. А ларчик то просто открывается. Никто подальше заглянуть не решился...
  Я перестал жевать и уставился на Профессора. Намек его был более, чем прозрачен. Он явно что-то знал и хотел поделиться со мной. Вот и сейчас, увидев мой явный интерес, старик сделал непроницаемую физиономию.
  - Серьезно? Где?
  - Эх... Сила у меня кончается, - не слишком оригинально заявляет Профессор.
  - Этому мы поможем, - авторитетно заявляю я. Улыбаюсь. Даже если цену заломит, все равно надо пользоваться моментом. - Сколько?
  - Двести единиц, - тут же отвечает он.
  Я ничего не говорю. Только лезу во внутренний карман пиджака и вытаскиваю на свет карту на пятьсот единиц. Профессор тут же протягивает мне такую же карту, но пустую. Несколько пасов, одно слово, и двести единиц уже у него на карте. Тот прячет ее, потом наклоняется ко мне.
  - Сашенька, слушай внимательно! Искать эту вещь надо в районе Карла Маркса.
  Я молчу. Мало. Старик со вздохом заглядывает в пустую рюмку. Я киваю Максиму, тот без вопросов приносит бутылку коньяка. После второй рюмки Профессор продолжает:
  - Ищи свидетеля, Саша. Свидетель, который видел демона, и видел, куда он эту вещь спрятал. Ищи в районе Нархоза. Этот свидетель там регулярно бывает.
  Профессор, отодвинув рюмку, выпивает весь коньяк из бутылки в один присест. После этого со вздохом прикладывается к столу, спустя минуту раздается громкий храп.
  К подобному поведению старика уже все привыкли, поэтому я тоже не обращаю на это внимание. Быстро доев свои отбивные, несусь к джипу. Наконец-то у меня появилась фора.
  
  
  Глава Шестая.
  Государственный университет Экономики и Права, ранее Университет Народного Хозяйства, еще ранее Институт, а в народе - "Нархоз". Занимает нехилые площади на углу Карла Маркса и Ленина, дюжина зданий без малого...
  Тысячи студентов, сотни преподавателей, все регулярно здесь бывают. И один свидетель. Попробуй, найди...
  Я растерянно топтался перед парадным входом в главный корпус, не зная, с чего начать. За углом шумел продовольственный рынок, открытый на месте старой стоянки. Продавали апельсины, перчатки, семечки, тарань, лук, сало, картошку и кофе на разлив. Доносились визгливые восклицания на китайском языке. Это вездесущие китайцы торговали своим ширпотребом.
  Вокруг суетились и мельтешили студенты и преподаватели. Те и другие регулярно ныряли во чрево главного корпуса, чтобы через некоторое время извергнуться оттуда в еще большем количестве.
  Не люблю людных мест. Это во мне киллерское прошлое говорит. Слишком, мол, много людей, один-два тебя заметят, а кто-нибудь еще и запомнит. И все, засветился...
  Но сейчас это мне и поможет. Место, куда переместился демон, у меня перед глазами.
  Я уже хотел пуститься в расспросы, мол, не был ли кто здесь сегодня ночью. Но тут мой взгляд зацепился за камеру, установленную прямо над главным входом. И сразу повеселел. Ведь камеры наверняка все записали.... Поэтому путь мне теперь к охране здания. Но сначала следовало подготовиться.
  Вынув из внутреннего кармана потрепанную красную корочку, я провел над ней рукой. Эта корочка давала мне доступ в разные официальные дома, поскольку могла по моему желанию показать, что я являюсь сотрудником милиции, прокуратуры, или налоговой, ну и так далее. Вот и сейчас она удостоверяла, что я являюсь сотрудником убойного отдела.
  Войдя в здание, я, как настоящий мужик, подался влево и нашел там будку охраны. После чего нахально предъявил свою ксиву охраннику.
  Суровый дядька в черной униформе и надписью "Охрана" на спине и на груди, долго разглядывал сию корочку, но потом с разочарованием отвел от нее взгляд. Его что-то смущало. Глянув на монитор, я понял, что. Этот охранник, видно, давно меня заприметил, наверняка меня за уголовника посчитал. А тут такой облом.
  - Требуется помощь? - наконец справился со смущением охранник.
  Я кивнул и подтвердил:
  - Так точно. Мне бы с вашим начальником службы охраны с глазу на глаз потолковать.
  - Нет ничего проще. Сто шестой кабинет.
  - Это где?
  - Это туда. - Он показал в сторону себе за спину. - По коридору и направо. Шестая дверь.
  И, закончив разговор, снял трубку зазвонившего служебного телефона и потерял ко мне всякий интерес. А я двинул по указанному адресу.
  Дверь в кабинет номер сто шесть наименовалась просто: "Начальник Охраны". А хозяин сего кабинета, крепкий мужичок с фигурой борца, изволил обедать. Когда я ввалился без стука, он праведно возмутился:
  - Какого черта?! - но продолжил обильно поливать майонезом тарелку с пельменями.
  - Правильно. Война войной, а обед по расписанию, - заметил я. И, упреждая очевидные вопросы, сунул ему под нос свою корочку.
  Он пробежался цепким взглядом по предъявленной ксиве, сравнил фотку с оригиналом, для этого пришлось сделать морду попроще, после чего протянул мне руку и осведомился:
  - И что убойному отделу нужно в нашем Нархозе, товарищ капитан? Сына сюда устроить или по делу?
  - По делу, - пожав его руку, сказал я.
  - Да у нас тут вроде все спокойно.
  - А я и не говорю, что с Нархозом неспокойно. А вот воспользоваться вашими камерами было бы неплохо.
  - А что случилось?
  - Да, понимаете, - начал я вешать лапшу на уши. - Тут недалеко разборка ночью произошла, кое-кого порезали. И во дворах скрылись! А, поскольку камеры у вас на всех фасадах, то авось кто-нибудь да засветился...
  - А-а-а. Ну, это всегда, пожалуйста. Мы тут ведем постоянный мониторинг всего, что у нас происходит.
  Он провел меня в другой кабинет. Тот был снизу доверху заставлен всякой компьютерной аппаратурой, которая шумела, гудела и мигала лампочками. У самого входа поместился стол, на нем монитор, клавиатура и мышь.
  - Видите, как все просто? - медленно нажимая кнопки на клавиатуре, сказал начальник. - Какой период вас интересует? И какие камеры?
  - Время от часа ночи до шести, а камеры - те что на левом краю главного корпуса, - ответил я.
  Начальник несколько раз щелкнул мышкой и на экране монитора побежали кадры двух интересующих меня камер, начиная с часа ночи. Одна камера смотрела с одного угла здания, другая с другого. Вместе они почти полностью контролировали весь проход. Почти, это потому, что под камерами были мертвые зоны. Первый улов был в час тридцать ночи. Прошел припозднившийся прохожий. Не то! Потом в два тридцать прошли несколько девушек явно нетяжелого поведения... После этого до трех никого не было.
  Момент проявления демона я чуть не упустил. Лишь чудом успел заметить колебание воздуха практически посередине прохода.
  - Стоп, - сказал я.
  - Что такое? - Начальник послушно остановил наблюдение и удивленно посмотрел на меня. Демона он не видел. Так уж вышло, что всю инфернальную нечисть, которая проявлялась в нашем мире, нельзя было запечатлеть на фотоаппарат или видеокамеру. Единственно, что можно было засечь, так это колебание воздуха. Да и то, надо было знать, что смотреть.
  - Вот теперь с этого места с замедлением.
  Начальник пожал плечами, и картинка на мониторе вновь ожила. Только теперь она двигалась плавно, а не рывками. А я видел, что демон на деле провел здесь больше времени, чем в других местах. Вот он сразу метнулся к стене под одной из камер и на минуту пропал из виду. Когда же он появился в поле зрения, то практически сразу телепортировался.
  Вот что я почерпнул из метаний практически неразличимой тени. Потом, практически десять минут тишины. На мониторе отображался пустой проход. Я уже отчаялся, думая, что Профессор меня наколол, как на другой камере появился свидетель. Девушка. Хорошо одетая, она прошла нетвердым шагом весь проход и тоже свернула в мертвую зону камеры, под которой демон явно заныкал артефакт. Теперь я в этом не сомневался!
  - Свидетель! Черт, свидетель, - от переизбытка чувств я заговорил вслух. Начальник посмотрел на меня с интересом.
  - Как я полагаю, вы нашли то, что искали, товарищ капитан? - утвердительно сказал он.
  - Да! Можно вас попросить прокрутить еще раз с трех часов? И покрупнее сделать нельзя?
  - Увы, покрупнее не получится. Это же простые камеры, на навороченные у Нархоза денежек нет. А вот прокрутить еще раз - пожалуйста.
  Картинка на мониторе снова начала показывать тот самый промежуток. Но теперь я следил не за действиями демона, а за тем углом, откуда девушка появилась. И засек таки! Ночью было морозно, поэтому в тот самый момент, когда демон прятал артефакт, другая камера засекла облачки пара, вылетавшие из-за угла. Эта свидетель явно видела демона и то, что он делал!
  Ах, как жаль, что даже лицо разглядеть нельзя! Из ориентиров только явно недешёвые одежда и сумочка.
  Тут меня пробило - ведь демон спрятал артефакт в стене под видеокамерой! А вдруг он еще там? От этого меня даже подбросило. Скомкано поблагодарив начальника охраны за помощь и попрощавшись, я рванул к выходу. Начальник только покачал головой мне вслед.
  Через минуту я уже был на месте. И испытал жесткое разочарование. Под той самой камерой находился электрический щиток. Крышка щитка была открыта нараспашку, внутри, естественно, не было ничего, кроме переплетения проводов. Свидетельница сперла, явно!
  Для верности я снова воспользовался расческой. Так, выходит, демон свои следы качественно зачистил. Нет их возле щитка, да и на самом щитке тоже. Правда, на дне щитка, что-то поблескивает. Недолго думая, я протянул руку, нащупал то, что блестело, и выудил наружу. В моей ладони лаково поблескивал накладной ноготь.
  Вот теперь можно было возвращаться. Свидетельницу искать. Только сначала надо провести ритуал поиска хозяина ногтя. А проводить его лучше в закрытом помещении. Решил ехать к себе в контору, тем более необходимые инструменты находились там же.
  Я уже сел в свой Паджерик, положив при этом добытый ноготь в небольшое отделение, которое на всех машинах используют для хранения всяких мелочей, и собрался хлопнуть дверью, как рядом что-то свистнуло. В шею что-то воткнулось, я это явно почувствовал, но зафиксироваться на этом не успел. Сознание поплыло, предметы стали расплываться, все тело словно свинцом налилось. Как сквозь запотевшее стекло я смотрел, как распахнулись сразу все двери джипа, как несколько человек извлекли из-за руля мою безвольную тушку, закинули ее на заднее сидение, прижали своими боками. За баранку и на переднее сидение тоже кто-то уселся, Паджерик взревел двигателем и влился поток.
  Дальше не помню. Сознание погасло, темнота.
  
  
  Глава Седьмая.
  
  Ммм... Голова болит!.. И качает!.. Руками не пошевелить!..
  Блин, это сколько водки я вчера скушал? Все тело ломит! И глаза не открываются!
  Попытался дернуться. Звяк! Что такое? Вишу? На чем? Попробую снова открыть глаза. Получается!
  Подвал! Сырые стены, спертый воздух. В углу трубы зигзагом от стенки к стенке. Замусоренный бетонный пол, не менее грязный потолок. Помещение где-то квадратов двадцать. Я в середине. Вишу, подвешенный за руки. На цепях, с палец толщиной! Полностью в неглиже. Напротив меня в стене железная дверь, рядом с ней стол, на который свалены все мои шмотки. Над дверью светится слабенькая лампочка.
  Интересно получается. Это что же такое со мной приключилось. Никогда о таком не слышал. Кто же со мной это проделал?
  Ведь это не охотники на оборотней. У них с нами разговор короткий. Чик серебром в сердце и адью. Или мы их клац зубами и все. Да и характер того, как меня взяли, мне не нравится. Охотник на оборотней никогда при людях не нападет. На поединок вызовет. Покажется перед оборотнем, знак сделает, мол, отойдем в сторонку. Ну, и в подворотне один на один с оборотнем и схлестнется. И пойдешь как миленький. Потому что в случае отказа от поединка, охотник получает право тебя прямо дома завалить. Но уж никак не усыплять, а потом голым в подвале к цепям подвешивать!
  Да и на действия мага, которому для экспериментов оборотень понадобился, тоже не походит. Нет, то, как меня вырубили, вполне для мага нормально. А вот то, где я очнулся, говорит о несостоятельности этой теории. В этом бы случае я очнулся бы в специальной зачарованной клетке, или сразу же на прозекторском столе в лаборатории мага.
  Рассмотрев все версии своего пленения и не найдя подходящего объяснения, я решил повисеть еще и посмотреть, что будет дальше. Если что, то разорвать цепи могу даже в человеческом обличии. Да и голова практически перестала болеть.
  А события не замедлили с действием. Едва я настроился провисеть еще как минимум часика два, как за дверью кто-то запел. Хотя, пением, этот заунывный и держащийся на одной ноте, вой назвать было трудно. Спустя минуту, к вою присоединились ударные. Ритмичный бум-бум-бум снова разбудил головную боль.
  Так продолжалось примерно минут пять. Потом дверь отворилась и оттуда, под аккомпанемент все того же воя вошли пять человек в серых балахонах. Меня, когда их увидел, прошиб холодный пот. Серые инквизиторы! Капут, подумалось, мне!
  Серыми инквизиторами стала называть себя группа светлых магов, которая поставила своей главной целью уничтожение всех Темных без разбора. Экстремисты, одним словом. Подняли голову они еще в прошлом веке, в лихие девяностые. Но просуществовали недолго. Надзор их тогда почти всех в распыл пустил. Лишь нескольким удалось спастись. Они исчезли, затаились, но со временем снова стали потихоньку гадить. Правда, теперь они избирали своими жертвами только низших темных: вампиров, оборотней и других. Против магов инквизиторы пока выходить не решались.
  Меня, кстати, когда стал оборотнем, сразу познакомили с рассказами о них. Джек Потрошитель по сравнению с ними, мальчик с перочинным ножиком.
  Все это промелькнуло у меня в голове, когда серые инквизиторы заходили в подвал. Они выстроились передо мной полукругом, лиц я не видел. Лишь фигуры в серых балахонах, они ровно покачивались в такт продолжающимся извергаться из-за двери ударным.
  Стоящий в центре заговорил нараспев:
  - О, Сатана, к тебе я обращаюсь! Нашли мы жертву Тебе, это твой слуга навечно! Прими жертву сию. Даруй нам Силу! Мы будем верно служить тебе...
  И продолжил в том же духе. Половину тирады я ошеломленно пялился на этого инквизитора. Остальные продолжали мерно раскачиваться из стороны в сторону. Голос центрального хорошо разносился в замкнутом помещении.
  Тот, наконец, закончил воззвание к Сатане и приступил к действу. Сначала появился нож. Держал его центральный в левой руке, а правой совершал непонятные пассы.
  - Сейчас мы отпустим тебя к твоему хозяину, - возопил он и скинул балахон.
  Сначала я удивленно смотрел на абсолютно голого мужчину перед собой. Лет сорока на вид и с обильным брюшком. Потом остальные инквизиторы тоже скинули свои балахоны и, глядя на двух молодых парней и двух еще более молодых девушек, естественно, голых, до меня, наконец, дошло. Сатанисты! Детишки в песочнице играются... А этот толстый у них за главного шамана! Нет, ну, как напугали!
  От облегчения я чуть не рассмеялся. Теперь-то все стало понятно. Мужик этот в середине, похоже, решил банду сколотить. Или сексуальные фантазии свои удовлетворял. А чтобы не сбежали, решил их всех кровью повязать. Моей кровью! Ну, ничего. Теперь, глядишь, своей умоется...
  А девчонки то у него ничего. Та, что справа, формами Анжелину Джоли напоминает. Я почувствовал предательское шевеление известной части тела, предпринял усилие, чтобы это скрыть, но было уже поздно.
  Мое напряжение заметили, а главный разразился новой речью:
  - Видите! Он сам так возбудился, что станет жертвой во имя своего Хозяина! Давайте, дети мои, начнем действо! Сначала мы отрежем ему...
  И дальше понес такое, что я праведно вознегодовал. Чтобы у меня, да еще что-то отрезали? Да я его сейчас на куски порву! Напрягаю руки.
  Дзинь... Брямс...
  Цепь лопается прямо у запястья левой руки. Мигом срываю браслет с правой и приземляюсь перед этой компанией. Главный смотрит на меня расширенными глазами, собирается что-то сказать, поднимает нож, но я не даю ему это сделать. Хлесткий удар по руке, и нож отлетает в угол. Мужик все еще разевает рот, как я пробиваю по нему, прямо по его достоинству, как в футболе по мячу. Со всей силы. Того уносит к двери, где он с громким бумом оседает на землю, попутно сворачиваясь в креветку.
  Тут на меня бросаются его подручные. Действуют эти мальчишки довольно слаженно: один отвлекает, другой бьет. Вот и сейчас один бросается прямо на меня, второй для верного удара заходит слева. Ну да не беда. Сделаем вид, что полностью увлекся первым. Второй сразу кидается мне в спину, а я повторяю свой коронный удар, пропускаю его рядом с собой и бью в бок. Он без звука валится под ноги первому. Тот перепрыгивает через поверженного товарища и банально подставляется, пытаясь удержать равновесие. Грех не воспользоваться. От моего удара в паху у него что-то хрустит, парень без слов сворачивается в позу эмбриона и замирает.
  Внезапно на меня бросается вихрь ногтей и зубов. Та самая фигуристая девушка. Руками машет, пытается ногтями дотянуться до лица. Я уворачиваюсь, не хочется мне ее бить. А та визжит, еще зубы в ход пустила, отпусти палец, зараза...
  Стоп! А где вторая девушка? А та оказалась самой умной. Выйдя из ступора, она не бросилась на меня, как остальные, а кинулась к столику. Выудила оттуда странный пистолет и направила на меня. Снотворным стреляет, сразу понял я. Инстинкт самосохранения заработал на всю катушку, и я схватил первую девушку. Превозмог глубокие порезы на лице, удар в пах, еле избежал откусывания носа. Но зато, когда щелкнул пистолет, девушка резко дернулась, но драться не прекратила. Лишь спустя полминуты обмякла. В спине торчал дротик со снотворным.
  Не давая времени второй выстрелить в меня снова, я бросаю обмякшую девушку ей навстречу. Та автоматически роняет пистолет и принимает на руки свою спящую приятельницу. А я, уже не спеша, подошел, поднял пистолет и выстрелил в нее. Девица замирает.
  Наконец то можно присесть. Стула тут нету, зато есть стол. Вот на него и сажусь. Попутно вынимаю из карманов своей куртки сигареты и с удовольствием закуриваю.
  Итак, подведем итоги. Имеется пять тел, все сатанисты. Жертвоприношения, воззвания к Сатане и так далее. Две из них сейчас сладко сопят во сне. Одному я сломал ребра. Ну, а двоим детей уже не завести. Разве что приемных. Все в разных, порой эротичных позах, разлеглись по всему подвалу. Неплохо. И обошелся совсем без оборотничества! Была вначале такая мысль, да удалось ее отогнать. Все равно, я даже в человеческом облике сильнее всех пятерых вместе взятых.
  Одеться было делом минуты. Застегнув куртку, проверил наличие всех вещей, убедился, что ничего не пропало, и потопал на выход. В небольшом тамбуре прямо за дверью превратил в труху старый магнитофон, который издавал те самые звуки воя и ударных, там же нашел одежду сатанистов. Вытряхнув из самой большой куртки ключи от своего Паджерика, вышел на улицу.
  За десять лет Город успел изучить весьма основательно, поэтому сразу определился, где я. Предместье Рабочее, улица Фучика. А подвал был подвалом большого двухэтажного дома.
  Пора помочь родной милиции. Служит там, в убойном отделе, оборотень Мишка Липатов, пересекались мы с ним по одному делу. С тех пор приятельствуем.
  - Привет, Миш!
  - Саня! Сколько лет, сколько зим! Давно не виделись, - сразу заводится Липатов. - Дай сам догадаюсь, почему звонишь. Что, ищешь вещицу, а она у нас как вещдок проходит?
  - Не угадал, Миша, - ответил я. - Имею сведения, что в подвале одного из домов в Рабочем сатанисты окопались. С жертвоприношениями.
  - Да ну? А ты, там каким боком?
  - Да вот ехал мимо, заглянул на огонек. Если поторопишься, то тепленьких возьмешь! Записывай, - я продиктовал адрес.
  - Понял, наряд будет там минут через пять. Как я понял, свое присутствие ты светить не станешь?
  - Именно! Давай позже созвонимся, а лучше встретимся в нашем ресторанчике. А то у меня дела.
  - Ну ладно, тогда до встречи.
  Скомкать разговор меня заставила одна мысля. Она была, в общем-то, простой.
  А на кой ляд сатанистам надо было именно меня похищать? Или подсказал кто?
  Я спрятал телефон и чуть ли не бегом ринулся обратно в подвал. А в подвале расклад тел не изменился. Все так же валялись в отключке, кроме Главного. Он лежал, держась за отбитую часть тела, и тихонько постанывал.
  Увидев меня, мужик предпринял попытку отползти подальше, но, видать, не рассчитал своих сил. Болеть у него стало еще сильнее.
  Преодолевая брезгливость, я схватил его за шею, поднял на уровень своего роста и сунул свою пушку ему в живот.
  - Говори, подонок, почему именно меня взяли? Говори, самка собаки!
  Тот даже упираться не стал:
  - Морожка показала. Сказала, ты оборотень. Очень нехороший.
  Я молчал, только стволом водил из стороны в сторону. Тогда он затараторил:
  - Я всего лишь попугать вас хотел, не убивать! Мы вообще играем так!
  - А ну молчать, - прервал я его излияния. - Кто такая Морожка?
  - Ну ее все знают, она и ее банда в центре промышляют. Зовут Машей, кажется...
  Едва я это услышал, как сразу понял, кто на меня их навел. Вот блин, погоняло Отмороженной Машки забыл! Ну, Машка, попадись ты мне! Я уж тебя поучу конкурентов убирать. И вид мой был, наверное, настолько свиреп, что главный сатанист сжался и заверещал, прося не убивать!
  Ударом кулака оборвав эти бессмысленные брызги, я бросил его там, где он и лежал, а сам выбрался на улицу и сел в Паджерик. Первым делом сунулся в заветное отделение. Накладной ноготь по-прежнему лежал там. Облегченно вздохнув, я вырулил на магистраль. Уже стоя на светофоре, пропустил в сторону Фучика несколько милицейских машин.
  
  
  Глава Восьмая.
  
  Ритуал поиска владельца по вещи провернуть может любой, даже самый слабый маг. И затратит при этом сил не более, чем в туалет сходить. Особенно ведьмы в этом деле поднаторели.
  Совсем другое дело, если ты оборотень. С Силой работаешь топорно, прямолинейно даже. По-другому не получается. Со временем, конечно, приобретаешь некоторый навык, но все равно, для поиска владельца по принадлежащей ему вещи приходится тратить до пятисот единиц Силы.
  Тут стоит вспомнить, какая мешанина с измерениями Силы была до середины прошлого века. Чем ее только не мерили! Кроулями, эргами, просто силой, маной даже! В общем, мешанина полнейшая. Вот представьте себе. Берете вы старинную книгу заклинаний, выбираете нужное вам, там написано, что для того, чтобы работало нужно затратить сорок кроулей Силы. А у вас пятьдесят эргов! Как их в кроули то перевести? Хорошо, если вы знаете, сколько эргов скольким кроулям соответствует. А если нет? Результат: выполнение задуманного прервано в самом начале.
  Такая каша была типична до середины прошлого века. До тех пор, пока не собрался Великий Собор Светлых и Темных магов! И упразднил все старые единицы измерения Силы, назначив только одну. Спорить никто не решился. Гораздо больше споров вызвало, как назвать эту единицу измерения. В конце концов, так и осталось. Единица Силы. Теперь у каждого мага, собравшегося сотворить что-либо, при помощи старинных фолиантов, была конкретная таблица, где были перечислены все меры измерения Силы и их отношение к Единице Силы.
  Но ритуал поиска владельца по вещи надо было проводить. Я тут поступал по-разному. Если дело было простое, то просто обращался к знакомым ведьмам, есть пара на примете. Если же дело сложное, то тогда мучался сам. Тут мне сильно помогали артефакты свойств. Стоил мне полный набор таких артефактов пять лет назад практически две тысячи единиц Силы, это, приблизительно, как нулевый Мерседес последней марки, если на человеческие мерки перевести. Зато количество сохраненной Силы при использовании этих артефактов превысило затраченную раз в десять, примерно.
  Вот и сейчас я разложил на столе в конторе большую карту Города, прижал ее четырьмя специальными чугунками по краям, а в середине положил пять камней. Небольшие, с грецкий орех, размером. После этого положил накладной ноготь на камень в самом центре. И дал Силы. Немного, всего десять единиц. После этого произнес слова заклинания.
  На самом деле, это было не заклинание, а слова, активирующие артефакты свойств. Поскольку делали мне их на заказ, то я имел возможность сам назначить эти слова.
  Ничего больше, чем смешное "Трах-тибидох-тибидох" я не придумал.
  Только камни после этих слов словно ожили. Они поехали по карте, то собираясь все вместе, то раздвигаясь в разные стороны. И по мере прохождения ими карты, по одному камни замирали в тех местах, где владелец ногтя бывал чаще всего.
  Спустя минут все кончилось. Один из камней замер над Нархозом, три других замерли тоже недалеко, зато тот, что с ногтем, замер над ленинским районом, микрорайон Ново-Ленино.
  Достав из кармана ручку, я приподнял этот камень, а точно под ним прижал перо. После чего окончательно убрал камень и прочитал название улицы и номер дома:
  - Пятнадцатый Советский переулок, дом семнадцать.
  
  ****
  
  Рассовать по карманам необходимые мелочи! В потайные карманы напихать артефакты. Побольше! В нагрудный карман рубахи отправился заряженный под завязку оберег общего действия, то есть, защита от всего, от пули до стихийного действия. И бегом к машине.
  Слежку за собой я обнаружил практически сразу. Проезжая первый перекресток, проскочил на желтый и обратил внимание, что серебристый минивэн "Мазда" за мной проскочил уже на красный. Ну, ладно, подумал, торопится человек. Но, когда на следующем перекрестке проскочил сам уже на красный, то минивэн пролетел за мной. Правда, едва не боднул боковой поток. Но все же сумел вырулить.
  Стало сразу понятно, меня ведут. Кто? Это уже второй вопрос. Первый, это как сбросить хвост. Ничего лучше я не придумал, как дать газу.
  На перекрестке улиц Декабрьских Событий и Рабочей включил левый поворотник, дождался красного сигнала и рванул прямо через два ряда направо. Чуть не стукнулся сразу с несколькими тачками, изрядно побуксовал, но минивэн жестко заблокировался в той пробке, которую я создал. А мой Паджерик, изображая ракету, пролетел всю Рабочую, крутнулся по кольцу и вылетел по нижнему мосту в сторону микрорайона Ново-Ленино.
  К дому семнадцать на Пятнадцатом Советском переулке я подъехал, когда уже почти стемнело. После отрыва от погони мне пришлось немного сбавить скорость, все-таки метель и гололед сильно затрудняли управление. А, если учесть, что был конец рабочего дня и народ потянулся по домам, то добрался я вполне быстро.
  Сам дом был стандартным каменным двухэтажным бараком. Так в Городе называли дома на шестнадцать квартир, построенные еще в брежневские времена как временное жилье. Ну, нет ничего более постоянного, чем временное. Со временем, вокруг выросли многоквартирные дома, но эти бараки как были, так и стоят. Сносить их никто не собирался, провели туда воду и отопление, и на этом успокоились.
  Квартиру, к сожалению, определить я был не в силах. Но тут все было гораздо проще. Несмотря на ветер и снег, по двору носилось не менее дюжины мальчишек. Во что они играли, понять мне не удалось, зато первый отловленный мною парень четко показал, где мне искать.
  - А вот этот подъезд, второй этаж, пятая квартира. В этом доме больше старики живут, а она единственная там квартиру снимает.
  И, снова понесся к своим друзьям.
  Я не придумал ничего лучшего, как просто постучаться в указанную квартиру. За дверью долго не хотели открывать, хотя движение я чувствовал.
  Наконец, дверь открылась. И встретил меня ствол пистолета. Направленный мне в грудь, он немного подрагивал в руке девушки лет двадцати пяти.
  В таких ситуациях у меня берут верх инстинкты, забитые еще во время службы в спецназе. Неважно, кто тычет в меня ствол, главное, убрать эту угрозу. Тело отреагировало само. Левая рука молниеносно откинула в сторону направленную на меня руку с пистолетом, правая сильно ударила по запястью. Девушка, всхлипнув, выронила пистолет, а я, подавшись всем телом, буквально впихнул ее в глубь квартиры. Где она чуть не растянулась вдоль всего коридора.
  Но не успела. Сделав еще шаг, я подхватил ее и не дал ей упасть. Она же не придумала ничего лучшего, как, повиснув на мне, грохнуться в обморок.
  Нет, день сегодня явно не мой, подумалось мне. Вот уже второй раз девицы грозят мне пистолетами, причем без всякого на то повода. Ну, почти.
  Отнеся свидетеля, теперь сомнений в этом не было, в единственную комнату и положив ее там на диван, я подобрал пистолет и закрыл дверь. В комнатке, помимо дивана, еще были старые кресло и шкаф. После этого уселся и стал ждать, когда девушка очнется. Попутно осматривался.
  Впечатление у меня составилось о жительнице данной квартирки вполне положительное. Во-первых, чисто. Во-вторых, все вещи на своих местах. Квартирка небольшая, комната, коридор, маленькая кухня и совмещенный санузел. Везде следы присутствия только одного человека, из чего сделал вывод, что неожиданных визитов поклонников можно не опасаться.
  Внимание переключилось на девушку, все еще находящуюся в отрубе. А на вид то она ничего... В нужных местах присутствуют аппетитные выпуклости, где надо, впуклости. Очень миловидное личико. Сейчас, как раз, сморщенное в попытке осознать, что происходит. Вот и очнулась, наконец.
  Забывшись, я повторил эти слова вслух. Она, вскинувшись, сначала уставилась на меня, потом кинулась к изголовью дивана. Засунув руку под подушку, что-то попыталась там нащупать.
  - Ты, наверное, это ищешь? - предпринял я попытку завязать разговор, покачивая в руке ее пистолет. - Вполне на вид обычный "Макаров", да на поверку пневматикой оказался! Меня этим не возьмешь!
  Она сначала смотрела на меня как кролик на удава, никак не реагируя. Лишь через длинную паузу сглотнула и спросила:
  - Вы меня убивать пришли?
  - Господь с тобой, девочка, - удивленно вытаращился на нее я. - Это почему?
  - Ну, я же видела посланца темных сил, - с какой-то обреченностью ответила она. - И теперь вы пришли зачистить следы!
  Едва она это произнесла, как я все понял! В наш просвещенный век, когда по телевизору напрямую рассказывают о магах, ведьмах, оборотнях и о темных силах, она, увидев демона, не могла подумать иначе. Осознав это, я рассмеялся.
  - Вот до чего телевизор доводит! Обалдеть! И ты, видно, решила, что я пришел по твоим следам, чтобы тебя убить. Причем, с особой жестокостью, наверное?
  Она снова изобразила из себя кролика, а потом кивнула. Хотела, наверное, что-то сказать, да язык отказал.
  - Вот что девочка, - сказал я. - Хватит веселиться. Я тебе сейчас сам все расскажу. Меня зовут Александр. А тебя?
  - Марина, - сглотнув, ответила она.
  - Ну вот, начало положено. А теперь к делу. Я - частный детектив.
  Короткие, рубленные фразы должны были достичь сознания девушки и немного развеять ее страх. Видно было, что получается не очень. Ну и фантазия у девчонки. Хоть и не озвучивала, что она там напридумывала, но по глазам заметно, что очень плохое. Если бы все было так, как придумывают люди, то у нас бы творился тот же бардак, который сейчас творится в человеческом мире.
  - Ну, ладно, успокойся, - перешел к делу. - На деле у нас все гораздо проще, милая. Ты, вот стала свидетелем экстраординарного события, поэтому с тобой проще будет общаться. Меня наняли, чтобы я разыскал одну вещицу. И, мне кажется, вчера ты как раз ее держала в руках.
  Говоря это, внимательно наблюдал за глазами моей новой знакомой. Как только я заговорил об артефакте, ее глаза мгновенно стрельнули в сторону шкафа. И тут же снова уставились на меня. Но мне уже было не до нее.
  Я резко встал и открыл створку. Там, на средней полке, среди множества женских принадлежностей, лежал артефакт. А чехол по своему виду напоминал чулки.
  Вот и искомый артефакт, подумал я. Теперь предстояло решить вопрос со свидетелем.
  
  
  Глава Девятая.
  В жизни много раз приходится принимать не совсем приятные решения. В бытность свою киллером, я принимал их без всякого сожаления. Однако, став оборотнем, начал задумываться о смысле бытия чаще, чем следовало. И, в результате, старался никого без нужды не убивать.
  То, что предстояло мне сделать, было гораздо хуже убийства. И сложнее. Мне надо было промыть мозги свидетелю. А промывка мозгов, это очень неустойчивый процесс. Одно дело, если надо стереть небольшой эпизод, минуты на три. Это выходит всегда просто и быстро. Но другое дело, если надо стереть из памяти целый день. Это не сразу выходит. Стертые воспоминания надо заменить другими, близкими по смыслу, но не опасными для тебя и свидетеля. По сути, выходит, надо стереть личностные характеристики свидетеля и воссоздать на их месте другие.
  Вообще-то, этим занимался целый отдел Надзора. И я мог прямо сейчас позвонить Восьмеркину и попросить его этим заняться. Но не мог. Уж если у нас с Мариной наметился какой-никакой контакт, то делать это придется мне. Иначе все, кто вторгнется в ее сознание после меня, просто сожгут ей мозг. Такие вот законы, не я их установил, не мне их отменять!
  От невеселых дум меня отвлекла сама Марина. Глядя, как я запихиваю артефакт в специальный внутренний карман своей куртки, она приподнялась и спросила:
  - И что теперь со мной будет?
  - Ничего, - совершенно правдиво ответил я. Понял, что не поверила, повторил. - Ничего. Забудешь. Всё, включая вчерашнюю ночь.
  - А почему?
  - Ребенок, - усмехнулся я. - Кто же тебе это знание-то оставит? Нельзя об этом знать всем. Вон, кто-то из московских немного приоткрылся, так уже более десяти лет истерия по этому поводу по телевизору. Маги, белые и черные, вампиры, оборотни... Тьфу!
  Я действительно чуть не сплюнул. Когда стал оборотнем, очень скоро мне приелась массовая истерия в газетах и по телику на тему эзотерики. Поначалу думал, что покажут что-нибудь полезное, потом понял, что никому это просто не надо.
  А рука уже тянула из кармана карточку Силы. В голове уже крутилось необходимое для стирания памяти, заклятие. Хочется, не хочется, а делать надо!
  Тишину нарушил телефонный звонок.
  
  *********
  
  Черный прямоугольник окна на кухне брызнул во все стороны фейерверком осколков. В ней тут же показалась мерзкая рожа оборотня на грани трансформации. Надо сказать, шока у меня не было: резкий ток Силы, вытянутая рука в качестве указателя, и быстрое превращение оборотня в кровавые лохмотья. Огненным шаром. Простое и действенное заклинание.
  Тут заскреблись и в окно комнаты. Не долго думая, я всадил туда еще два огненных шара. Оттуда раздались всхлипывающие звуки, но вскоре затихли. На некоторое время воцарилась тишина.
  Получив пару секунд на размышление, я осмотрел квартиру. Кухня разбита и обуглена моим огненным шаром, в комнате практически также. Марина как сидела на диване, так и продолжала сидеть. Лишь рот раскрыла. Мне оставалось лишь подмигнуть ей и улыбнуться.
  Сам я с трудом сохранял человеческий облик. Очень хотелось обернуться и порвать всех, кто был у меня на пути. Но я останавливал себя мыслью, что против меня, похоже, действуют не только оборотни. И это сейчас же подтвердилось. На дверь начало нарастать какое-то магическое давление. Печать отталкивания, которую я наложил на нее, буквально за минуту до схватки, начала ощутимо шевелиться.
  Шкаф оказался под рукой очень вовремя. Одной левой, благо, силы позволяли, я передвинул его, забаррикадировав узкий коридор. Осталось лишь небольшое пространство сверху.
  Едва успел. Печать лопнула, а дверь рухнула внутрь. Из проема деловито прыгнули трое оборотней. Шкаф остановил только одного из них. Слишком большой. А двое других перелезли через импровизированную баррикаду и бросились на меня.
  Для огненных шаров времени уже не было. Первого оборотня я принял на свои, мгновенно ставшими когтистыми, руки. Он не успел мне ничего сделать. Двумя быстрыми и могучими росчерками когтей я порвал ему горло, после чего пробил правой прямо в висок. Это только в фильмах оборотни мрут только от серебра. Просто надо знать, куда бить, и как. Височная кость моего противника не выдержала и сломалась. Моя кисть полностью погрузилась ему в мозги. Оборотень дернулся для порядку разок и сдох.
  Со вторым оборотнем у меня обстояло не очень. Я еще не стряхнул первого, как тот прыгнул на меня, целя своей пастью в шею. Мне удалось лишь немного повернуться, поэтому клыки скользнули по плечу и верхней части спины. Меня словно кипятком в том месте ошпарило. Второй мягко приземлился позади меня и снова атаковал. Только на этот раз я был готов, поэтому от удара моей руки оборотень отлетел к дивану и слегка его подвинул. Но тут же вскочил, демонстрируя, что радоваться пока рано.
  Тут мне помогла Марина. Она все это время была словно в ступоре, однако, увидев огромную собаку у своих ног, опомнилась и завизжала. Оборотень лишь на секунду отвлекся, посмотрев на нее, но мне этого хватило.
  Сильнейшим ударом по спине я сломал ему позвоночник, затем пробил когтями затылочную кость. Потом резко дернул и мой противник, в прямом смысле, "раскинул мозгами".
  Показав Марине когтистый палец и сказав "Тссс...", отчего та сразу подавилась криком, встал с трупа оборотня и попытался прислушаться. Было тихо. Со стороны окон и двери не было слышно ни звука. Опять какую-нибудь каку готовят, подумал я.
  И, точно! Услышал я скрип снега. На крыше. А что? Дом двухэтажный, старый, проломить крышу и свалиться мне прямо на голову очень даже просто. Даже можно было предположить, где они это делать собираются.
  Мое подсознание, как это бывает, в стрессовых ситуациях, работает быстрее, чем сознание. У меня только начал оформляться в голове план, как отсюда вырваться, а правая рука уже вытащила из потайного кармана необходимый мне артефакт. Цилиндр, длиной десять сантиметров был одной из самых грозных вещиц в моем арсенале. Ключевое слово: "краваче" (cravache - плетка, фр.).
  - Марина! - позвал я. Она встрепенулась и посмотрела на меня. - Иди ко мне.
  Она не осмелилась ослушаться и на ватных шагах подошла ко мне.
  - Слушай меня внимательно, девочка. Те, кто сейчас сюда рвутся, свидетелей не оставляют. Поэтому тебе придется идти со мной. Я даю слово, что ничего с тобой не случится, если ты будешь слушаться меня. Понимаешь?
  Марина с содроганием осмотрела ее раскуроченную квартиру, трупы оборотней, потеки крови и мозгов везде, считая потолок, и кивнула.
  - Хорошо, - сказал я. - Обними меня покрепче, вцепись и держись. Ни в коем случае меня не отпускай. Поняла?
  Она снова кивнула. Подошла и несмело прижалась к моей груди. Я помог ей ухватиться за меня поудобнее, встал посередине комнаты и шепнул заветное слово артефакту.
  Из него выплеснулась тонкая огненная струйка, которая стала стремительно удлиняться, пока в воздухе не рядом со мной не засверкал огненный хлыст в метр длиной. Одновременно я произнес заклинание воздушного удара.
  Следующие события произошли практически одновременно.
  Повинуясь моей мысли, хлыст резко удлинился, метров до трех, и вырезал в потолке дыру, диаметром метра в полтора, а воздушный кулак выбросил вырезанное наружу. Я напряг ноги, чувствуя, как они обрастают шерстью, и одним мощным прыжком выпрыгнул на крышу.
  А на крыше картина маслом: "Не ждали". Около десятка оборотней. Парочка в человечьем обличии, остальные в зверином. Похоже, я немного ошибся, думая, что они свалятся на меня из кухни. Одного из них я уже располосовал плетью, другого унесло вместе с обломками крыши и потолка, да и остальным я не дал опомниться. Хлыст проделал кружное движение и без малейшего сопротивления порезал всех на части.
  Отдельные фрагменты их тел еще валились на заснеженную поверхность крыши, а я уже несся к ее краю. Марина болталась спереди меня, еле удерживаясь за грудь. Левой рукой я помогал ей не упасть. Прыжок! Приземление в сугроб возле Паджерика. Оглянуться! Никого нет! Отлично! Рывком открываю дверь, девушку на соседнее сидение, сам за руль и по газам.
  Погоня появилась сразу. Уже известный мне минивэн "Мазда".
  Вылетев на улицу имени Розы Люксембург, я выключил фары и попытался оторваться. Но минивэн приклеился крепко и не отставал. Кроме того, оттуда открыли стрельбу. Заднее стекло разлетелось вдребезги, пуля также ударила в магнитолу. А я искал удобный момент подкинуть преследователям крупную бяку.
  И скоро эта возможность представилась. Подъезжая к перекрестку с улицей Томсона, увидел, как навстречу трогается на разрешающий сигнал светофора Камаз с прицепом, доверху груженый бревнами. С губ слетело уже знакомое заклинание воздушного удара, а рука придала ему направление.
  В зеркало заднего вида было видно действо, разворачивающееся на перекрестке, который я только что проскочил.
  Воздушный кулак со всей силой ударил уже разогнавшийся Камаз прямо в лоб. От такого дела тот встал как вкопанный. Зато прицеп силой инерции развернуло боком и поставило поперек встречки. И в него со всей скоростью сразу же влетела Мазда, за секунду превратившись из минивэна с высокой посадкой, в просторный кабриолет. От удара, борт прицепа сорвал крепления, и бревна завершили разгром машины, превратив ее в блин на колесиках.
  - Ну вот, а ты боялась, - вспомнил анекдот я. - Теперь в убежище, зализывать раны.
  Марина не ответила, похоже, она находилась в ступоре, который вскоре перерастет в истерику. Действительно, вот уже хлюпать носом начала. Надо дать ей выплакаться, но истерику решительно пресечь, а то может и умом тронуться. Плавали, знаем. У нее на глазах только что порушился весь привычный мир. Причем с грохотом и кровью.
  Вот так, под аккомпанемент всхлипываний и причитаний, я все более прибавлял скорость. А ведь как хорошо все начиналось...
  
  *********
  
  - Оборотень! У тебя пять минут, чтобы отдать артефакт, - сказали тогда мне приятным женским голосом. - Иначе мы возьмем его сами.
  - Машенька, да откуда у меня артефакт? - начал ерничать я, лихорадочно просчитывая варианты отступления.
  - Не мети пургу, Сашенька, - в том же тоне ответили мне. - Он у тебя. Я знаю. Короче, у тебя есть пять минут.
  Мобильник запиликал сигналами отбоя. Тогда, все что я успел, так это наложить печать отталкивания на дверь квартиры.
  Влетев на всех парах в центр города, я зарулил в первый попавшийся двор. Загнал Паджерик между двух гаражей и заглушил мотор.
  Марина, истерику которой я пресек еще на полпути, несколько оправилась от шока и принялась с испугом озираться. Первый ее вопрос был вполне предсказуем:
  - Где мы?
  - А фиг его знает! Где-то около центра, - ответил я. Боль в плечо и спине уже начала стихать. Повышенная регенерация оборотней. Только есть хотелось зверски.
  - Зачем мы здесь? - не унималась она, разглядывая практически темный двор. Лишь редкие вкрапления светящихся окон давали немного света.
  - Надо оставить машину. По ней нас сразу вычислят.
  Я вылез из Паджерика, взял с заднего сидения сумку с всякими необходимыми мелочами, после чего обратился ко всё ещё сидевшей девушке.
  - Ну что сидишь? Выходи. Пешком пойдем.
  Она вышла из машины и поежилась.
  - Холодно!
  А ведь и правда. Днем и так было прохладно, а с наступлением ночи похолодало до состояния "мороз кусается". А Марина была в домашнем свитере и легких джинсах, так и замерзнуть недолго. Я дал ей свою куртку, оставшись в джинсовой жилетке и рубашке, благо мороз в моем нынешнем состоянии мне пока не мешал.
  Мы двинулись в сторону наиболее освещенного места и вскоре вышли к маленькому проулку, за которым начиналась одна из основных центральных улиц Города. Но дойти до нее мы не успели. Нарвались на гоп-стоп.
  Несколько подвыпивших молодых людей кучковалась на тротуаре и, при попытке их обойти, загородили дорогу.
  - Закурить не найдется? - выступил вперед заводила.
  Я поставил сумку на снег, привычным взглядом сосчитал парней и только после этого ответил:
  - Пожалуйста, дайте нам пройти.
  Заводила не внял.
  - Нет, дядя, ты видно что-то не понял. За фраеров нас держишь?!
  И начал разоряться на блатном жаргоне. Мне было не него. У меня звонил телефон.
  - Але?
  - Оборотень?!! - завыл сиреной у меня в ухе Восьмеркин. - Ты что творишь, мать твою растак через семь коромысел? Ты зачем дом разнес в переулке, да еще при всех плеткой своей машешь? Там же свидетелей куча! Совсем мозги растерял, перевертыш ты недоделанный!
  - Ох, Жека, как ты не вовремя, - по паузе поняв, что могучему Восьмеркину просто не хватило воздуха для продолжения, ответил я. - Я с тобой позже свяжусь, мне надо некоторые дела утрясти.
  Жека на том конце продолжал молчать. Зато заводила гопников не молчал, а полез на меня с финкой. Марина, пискнув, спряталась у меня за спиной.
  Я же держа телефон в левой руке, правой отбил финку, затем просто схватил заводилу за грудки и отшвырнул его к недалекой стене дома.
  Шмяк!.. Парень врезался в дом и стек по стене, теряя зубы. Его банда, оценив положение, двинулась на меня всем скопом. Но первым до меня добежал парень с монтировкой. Едва он замахнулся для удара, как я, шагнув к нему, попросту перехватил монтировку в самом верхнем положении. И ударил - ногой. По причинному месту. Так, как от предыдущей схватки я еще не отошел, то удар вышел усиленный. Парень улетел вдоль проулка и еще до того, как он приземлился, понял - не жилец.
  Остальные понадеялись на свои кулаки и все получили свою долю. Кто по морде, кто по почкам, кто в поддых. Спустя минуту все, кроме меня и Марины, лежали тихо и не шевелились.
  А я продолжал слушать энергичные маты Жеки, который наконец продышался и высказывал свое мнение об оборотнях в целом и обо мне в частности. Но, похоже, уже успокаиваться начал.
  - Ты, ... , совесть то имей, оборотень, - сказал он наконец. - Хоть бы сказал, нашел артефакт?
  - Не телефонный это разговор, Жека, - ответил я.
  - Ты не опровергнул, а это много значит. Помощь нужна?
  - Меня вычислить могут. Мне надо время, чтобы отлежаться. Можешь как-нибудь замять дело? И еще. Ты, случаем не выяснил, кто так артефакт желает?
  - Да есть задумки, конечно. Но подходов к заказчикам у меня нет. Так что чисто личные умозаключения.
  - Ничего, на безрыбье и рак рыба. Давай я тебе завтра позвоню. Мне отдых нужен.
  - Ну, тогда до завтра, Саша, - Восьмеркин резко оборвал разговор.
  Я сложил свою раскладушку. Потом подумал, отрубил ее полностью и вынул сим-карту. Положив ее в маленький кармашек, продемонстрировал пустой телефон Марине.
  - По нему не отследят!
  Та за все время разговора, и, пока я разбирался со шпаной, не сказала ни слова. И на этот раз только кивнула. Опять шок. Надеюсь, дальше не будет никаких сюрпризов.
  На этот раз судьба была ко мне благосклонна. Мы без проблем вышли к Торговому Комплексу, который, к моему счастью, еще работал.
  Спустя десять минут служебные ворота распахнулись, и из них выкатилась потрепанная Тойота Камри, за рулем сидел бородатый дедок. Рядом сидела огненно рыжая девица. Подобную маскировку я уважал чаще всего, поскольку, кто бы нас не видел, все равно запомнят бороду и очки, ну и рыжие волосы девушки. Камри специально была оставлена мною на стоянке Торгового Комплекса как раз для таких ситуаций.
  А еще спустя полчаса я уже парковал машину в гостеприимно открытый гараж таунхауса в Солнечном. Оформленный на третьих лиц, не имеющих никакого отношения ко мне, он представлял собой достаточно надежное убежище. Холодильник ломился от еды, за этим я следил регулярно.
  Мы поужинали, потом я показал Марине спальню и ванную комнату, а сам, поднявшись на второй этаж, принял душ, и собрался заняться анализом имеющегося расклада, и решить, что делать дальше.
  Но не успел я сесть в кресло, как раздалось шлепанье босых ног. Она присела на подлокотник моего кресла и заглянула в мои глаза.
  - Я не знаю, что со мной, не спрашивай... но я боюсь спать одна...
  Я вылез из кресла и подошел к окну. Метель уже улеглась, только небо было закрыто тучами.
  - Марина, - произнес, не оборачиваясь, - ты непохожа ни на одну из знакомых мне девушек.
  Она едва слышно и горько рассмеялась.
  - Непохожа... А если бы я сейчас ревела в три ручья?
  - Именно поэтому. Не стоит искушать судьбу.
  - Ты веришь в судьбу?
  - И да, и нет.
  - Ну, а если да?
  - Если да - то она ко мне очень благоволит. Но все имеет свою цену. Если да, то я ее боюсь.
  - Боишься судьбы?
  - Боюсь расплаты. Не деньгами, разумеется.
  Она подошла и прижалась к моей спине.
  - Тогда тебе остается одно.
  - Что же?
  - Расслабиться и получать удовольствие...
  Я повернулся к ней, подхватил ее на руки и отнес в спальню. Там Марина, лежа на кровати, потянула пояс моего халата:
  - Иди же ко мне, оборотень!
  
  
  Глава Десятая.
  ...Я спал несколько часов. Проснулся я вскоре после рассвета на огромной кровати. Рядом спала Марина. Я долго глядел в ее улыбающееся лицо. Во сне она выглядела моложе своих лет и была похожа на большого ребенка. Секс все-таки весьма неплохое антистрессовое лекарство.
  Я смотрел на нее, и отчего-то у меня возникло странное ощущение - мне было уютно рядом с ней. Это было новое чувство, поэтому оно несколько пугало. Я прошел в кабинет, закурил, и снова, как вечером, посмотрел на улицу.
  Снова шел снег. Метели не было, поэтому снег красивым белым ковром устилал улицы и стоящие рядом дома. Было тихо. Не видно было и людей.
  Ночью я говорил с Восьмеркиным. По другой, не засвеченной симке. Узнав о вмешательстве в наше противостояние с Машкой магов, Жека был вне себя от ярости. Настроение у него и без того было поганое - в связи с произошедшим на их Надзор свалилась внеочередная проверка, в количестве аж десяти рыл. И тут же начала придираться к каждой закорючке. Восьмеркин гнул матом, как старый боцман. По его словам, на помощь Надзора мне можно было не рассчитывать. В ближайшее время тот будет неспособен на какие-либо действия.
  И тащить Руку Люцифера к ним тоже было нельзя. От Восьмеркина мне перепало еще одно задание. Выяснить, кто же так активно охотится за артефактом. Эти неустановленные лица будут гоняться за мной, пока артефакт со мной. Стоит мне его отдать Надзору, как вся эта шумиха утихнет сама собой. Я стану никому не интересен. Похоже, Жека собирается кому-то из коллекционеров подрезать крылышки...
  Впрочем, зачем мне в это лезть? Так я и ответил Восьмеркину. Тот покряхтел и сказал, что за возврат артефакта мне дадут десять тысяч единиц Силы, об этом мы договаривались. А за мои последующие приключения мне добавят еще двадцать тысяч. Плюс накладные расходы...
  Это было предложение, от которого я не мог отказаться.
  Касательно же моих приключений на 15 Советском переулке, то здесь было принято мнение замять эту историю вообще. А людям наплели, что в этом доме проводилась операция по захвату особо опасной банды, которая оказала сопротивление, отсюда разрушения и фейерверк. В отчетах же Надзора этот эпизод фигурировал как разборка между оборотнями.
  Мысли плавно перетекли на моих врагов. Теперь уже точно врагов, а не конкурентов или соперников. Ясно, что сейчас они рвут и мечут. И еще ищут. Меня и артефакт. Мысли и устремления их были мне понятны.
  Отмороженной Машке явно хотелось вымести меня с той ниши, которую я занял, открыв агентство по поиску разных вещей. И, естественно, отомстить мне за вчерашнее поражение. Ведь не менее дюжины из ее стаи я вчера в расход отправил. Насколько мне не изменял склероз, у нее осталось не более шести оборотней, считая ее саму. Еще неизвестно, сколько их было в той "Мазде", что под лесовоз попала. Уж никак не меньше двух. То есть сейчас Машка располагала всего тремя оборотнями, не считая ее саму.
  Неясна ситуация с магом, который прикрывал Машкину банду. Ведь взломать печать отталкивания под силу только магу. Оборотням, при всем их старании, такое не под силу! Наложить, да, можно. А вот снять ее может только владелец или же маг. Как я уже говорил, магия у оборотней получается не очень, да и Силы много требует.
  Кстати, о Силе! Вчера я истратил, без малого, восемьсот единиц. Много. Заначка еще есть, но, лучше бы, наведаться в офис и прихватить еще. Или домой. У меня там в сейфе тоже есть небольшая заначка.
  Хотя... И там и там меня точно ждут. Как бы не вляпаться. Ладно, поживем так.
  Артефакт лежал там, где я его вчера и оставил, на столе. Чулок-чехол обтягивал Руку Люцифера как перчатка. Стороннему человеку эта Рука могла показаться либо анатомическим пособием, либо, что более вероятно, деталью манекена.
  А защита у нее хорошая. Даже видя артефакт, я не мог прощупать его ауру, словно на столе вообще ничего не было. И не скажешь, что здесь, под сеткой, сосредоточено достаточно Силы, чтобы сравнять с землей весь Город, с пригородами.
  Маги-коллекционеры удавятся, но найдут. Пока артефакт был в Хранилище они не очень то и возникали. Но стоило артефакту оттуда исчезнуть, как сразу же активизировались. По словам Жеки, вчера так же произошла дуэль между двумя магами первого уровня. Из-за чего, понятно. Оба ярые коллекционеры. В результате, один из магов был бит, сломлен, и был вынужден срочно покинуть Город. А в моем списке, который продиктовал Восьмеркин, стало меньше на одно имя.
  Первым в этом списке значился мой давний знакомец господин Шеербах. Его коллекции завидовали многие. Рука как раз бы влилась в нее центральным экспонатом. Ну, это вряд ли. Мало того, что, несмотря на всю свою Силу, как маг он вообще никакой, да еще к тому же скупой. Ради копейки маму родную продаст.
  Вторым являлся сверкающий светлый маг Максим. Старый и опытный, свое настоящее имя он хранил только в глубинах своей памяти. А те, кто его знал, давно уже умерли своей смертью. Его коллекцией восхищались все без исключения светлые и темные. Иногда он устраивал дни открытых дверей. С ним я не сталкивался. Знал только, что за все время существования его коллекции не было ни одного случая кражи. Этот маг никогда не жалел Силы на защиту. Максим мог, подумал я, только вот с оборотнями он не дружит. То ли по молодости на него оборотень бросился, то ли кого из родственников у него загрызли. Так что оборотней терпеть не может.
  Третьим в моем списке обосновался темный маг Иван. Этот был молодым да ранним. Но очень активным. Имел сей маг самую распространенную фамилию Иванов, да инициирован был всего двадцать лет назад. Для всех остальных магов - младенец. Правда, с зубками. Кусаться больно его научили наши лихие девяностые прошлого века, а стезю он избрал себе сам. Стал, что называется, публичным магом. Порчу там наслать, проклянуть, судьбу узнать. А в оплату стал принимать безделушки старинные. Очень скоро его коллекция стала привлекать внимание. Этот может. Поставим галочку.
  Четвертое место было за магом непонятной окраски Гавриилом. Мирское имя у него, естественно, было совершенно другое. Но в магическом мире его звали именно так. Вообще он был темной лошадкой. Не в смысле масти, просто выражение такое. Ведь не так часто встречается маг-дантист. Гавриил был именно таким. Днем он принимал народ в своей частной стоматологической клинике на Дзержинского и лечил зубы, а ночью скрывался в ее подвалах, где, по слухам, у него была оборудована лаборатория. Жил он в том же доме, где и работал, на верхнем этаже. Основанием для включения в список было в том, что уже достаточно давно, лет пять, ходили слухи, что коллекция магических артефактов Гавриила по своей мощи и количеству значительно превосходит коллекцию Максима. И этот мог. Поставим галочку и ему.
  Пятый в моем списке. Темный маг Антон. Если моложе Максима, то ненамного. Опытен. Силен. Искусен. Коварен. Про него вообще ничего не известно. Коллекционер. На артефакты не скупится. На магических аукционах его место в почетном ряду. О его коллекции слухи ходят, и только. Нет. Этот сделал бы все сам. Оборотней не стал бы привлекать. С его опытом, я ему на один укус. Не он.
  И, наконец, шестой. Темный же маг Дарен. Тоже молодой да ранний. Хотя, постарше Ивана будет. Коллекционер, безумный. Скряга, как Шеербах. Имеет среди магов кличку "Да-хрен". Ради новой магической безделушки не остановится ни перед чем. Вплоть до прямой конфронтации.
  Вот до прямой дуэли Дарен и довел Максима. Не знаю, почему, но решил он, будто Рука Люцифера уже у старого мага в коллекции. И вызвал того на магическую дуэль. На желание!
  Есть дуэли до смерти, есть до первой крови, а есть "на желание". Побежденный обязан выполнить любое желание победителя. В разумных пределах, конечно. Но Луну с неба никто и не просит.
  Дарен, совсем недавно, выиграл подобную дуэль с магом третьего уровня, имя которого никто даже не знал. Зато самомнение молодого мага взлетело на недосягаемую высоту. С которой его с треском спустил на землю Максим.
  В общем, как уже говорилось ранее, Дарен был бит, сломлен в первую же минуту поединка. В качестве желания старый маг лишь потребовал, чтобы Дарен покинул наш Город навсегда и никогда здесь не появлялся. Потом, правда, заменил слово "навсегда" на двадцать лет. Так что к утру данного мага уже не было в Городе.
  Итак, путем простых рассуждений, проверить мне надо только двух из шести. А это уже сильно снижает мои издержки.
  - Почему ты не спишь? - услышал я тихий голос Марины за спиной.
  - Да так, - улыбнулся я, поворачиваясь, - думаю.
  Она стояла на пороге кабинета, кутаясь в одеяло. Под моим взглядом подошла ближе, села в кресло, взяла сигарету.
  Странно, я думал, она не курит...
  - Ты что-то планируешь, - сказала она, глядя на меня своими зелеными глазами. В них был страх.
  - Мне надо придумать, как вытащить нас из всего того, во что мы влезли, - ответил я.
  - Ты считаешь, что я не имею право это обсуждать? - тихо рассмеялась она. - После всего, что вчера произошло?
  - Конечно, имеешь. Правда, я пока сам не знаю, в какую сторону двинуться...
  Марина поднялась на ноги и по кошачьи упруго потянулась. Одеяло осталось в кресле. Я невольно залюбовался линиями ее совершенного тела. От нее распространился практически магический любовный призыв. Она подошла ко мне, обвила руками мою шею, прижалась к моей груди. Я порывисто обнял ее, прижал к себе, погладил по спине, чувствуя, как твердеют ее соски.
  - Будь что будет, - прошептала она. - Пусть даже, когда все кончится, ты сотрешь мне память. Но сейчас ты мой.
  - Да, - ответил я, - твой.
  Она снова заглянула в мои глаза своими. В зеленой глубине уже не было страха.
  - Иди ко мне, оборотень! - произнесла она вчерашние слова.
  И мы перешли к глубокой сексо-терапии...
  
  **********
  
  Еще вчера, когда она во время схватки в квартире, доверчиво прижалась к моей груди, решил, что не буду ей психику ломать и память стирать. И другим не дам. И будь, что будет, сказала она. Сегодня в своем решении я утвердился еще больше.
  Встав окончательно в середине дня, мы неспешно позавтракали дарами холодильника, затем начали собираться. Точнее, я начал собирать Марину.
  Свои темные волосы до плеч она перевязала сзади резинкой. Поскольку для улицы ее одежда не подходила, то пришлось выделить со своего плеча. Мои джинсы странно топорщились у нее на бедрах, штанины пришлось подвернуть. Зато джинсовая рубашка смотрелась отлично. Теплый длинный свитер удачно скрыл огрехи джинсов. Далее мы одели одинаковые пуховики и выбрались на улицу.
  Погода же была просто сказочная. Или это у меня настроение такое?
  Шел снег. Не хлопьями, а частыми маленькими снежинками. В свете дня они сверкали и переливались. Коттеджный поселок в Солнечном казался на деле маленькой и очень опрятной деревушкой, где-то в сибирской души. Стоящих неподалеку высотных зданий не было видно из-за частого снега. Машины проезжали редко.
  Около трех часов мы гуляли. Побывали на катке, в кафе, покидались снежками и под конец покатались на снегоходе. Когда же вернулись в дом, усталые, но довольные, то снова упали в постель.
  Была необходима пауза, думал я, глядя на довольно сопящую Марину. В последний раз она превзошла саму себя, но умаялась, бедная. И вот заснула. А я прошел в кабинет.
  За окном уже темнело. Так как нас никто не тревожил, то можно сделать вывод, что противники тоже взяли тайм-аут для зализывания ран. Или просто нас пока не нашли.
  Завтра нам предстоит тяжелый день. Слежка за магами, причем в то время, когда тебя самого эти маги ищут, дело нелегкое. Звонить Восьмеркину не хотелось. Слушать его маты порой бывает полезно, но вчера он явно начал повторяться. Так что я погасил свет и тихо залез под одеяло к Марине.
  - Ты снова думал? - проснулась она.
  - Да.
  - И что?
  - Завтра нам предстоит тяжелый день. Надо выспаться.
  Она повернулась и прижалась ко мне. Ее рука скользнула по животу.
  - Мы сможем поспать позже, мой оборотень, - и добавила, - иди ко мне, Сашка!
  
  ***********
  
  Рассвет застал нас на улице с говорящим названием Халтурина. Центр Города вообще-то представлял собой нагромождение одно-двухэтажных зданий начала прошлого века, с вкраплением между ними трех-четырехэтажных, уже более поздних годов постройки. На улице Халтурина такое здание было одно. Вот в нем и практиковал молодой и подающий надежды маг Иван Иванов. По имеющейся у меня информации, Иван имел офис на третьем этаже означенного здания, окнами во двор, а вход с улицы. Поэтому мы спокойно сидели в машине припаркованной на обочине, не привлекая внимания.
  Не слишком лукавя, я решил подойти к заданию, презентованному мне Жекой, как когда-то к киллерскому заказу. То есть некоторое время последить, выявить контакты, а уж потом на основании этого решать, мой ли это клиент, или нет.
  Для этого я выбрал тонированный вглухую Лэнд Крузер, который приобрел по случаю у одного барыги, оформив на подставное лицо. Судя по цене, ниже рыночной в половину, и по скорости, с которой означенный человечек согласился на мое предложение, данная тачка уже давно и прочно числилась в угоне. Но мне подобная опасность не грозила, при любой проверке смогу заморочить голову любому гаишнику, поэтому Лэнд Крузер спокойно отстаивался в гараже моего таунхауса в Солнечном, ожидая своего часа.
  Настроившись на долгое ожидание, мы с Мариной жевали приготовленные ей бутерброды. Попутно она интересовалась подробностями жизни оборотней, магов и других. Выглядело это так: когда сказал ей, как зовут нашего наблюдаемого, она рассмеялась и сказала:
  - А почему не Вася Пупкин? Или Петя Петров?
  - Ты бы еще сказала Ваня Сидоров, - улыбнулся я. - Все проще и одновременно сложнее, девочка. Ты, наверное, знаешь, какое значение нынче именам придается? Ну, чтобы по календарю подходило, хорошо звучало, с отчеством сочеталось?
  Она кивнула.
  - Так вот, - продолжил я. - У магов, да и вообще у каждого, кто знаком с нашим миром, есть два имени. Имя первое, публичное. Так нас зовут на публике. Имя второе, это наше сумеречное - под этим именем нас знают только в магическом мире. И, наконец, есть третье - имя личное - это имя, данное тебе при рождении, для каждого существа свое. Хранится как тщательно охраняемый секрет.
  - Ну и что? - Марина смешно сморщила носик. - И в чем разница? Только что было одно имя, теперь три. Не понимаю...
  - Это потому, что ты не знаешь, что на самом деле значат эти имена. Личное имя мага, да и любого другого существа, дает над ним безграничную власть! С его помощью ты можешь заставить его делать что угодно.
  - Это что же, получается, достаточно сказать имя мага, как он тут же появится и вопросит: "Чего изволите?". Или "Сивка-бурка, встань передо мной, как лист перед травой!" Так, что ли?
  - Именно так. Кстати, в наших сказках все правдиво написано. Сивка-бурка, это личное имя демона, обычно предстающего в двух видах: горбатой лошади и лошади неописуемой красоты. Иван-дурак, не смотря на свое прозвище, дураком не был. А магом первостатейным. Вот и смог демона захомутать, личное имя его выведал и себе служить заставил. Как там, в конце сказок, говорится? Сказка ложь, да в ней намек!
  - Это что же получается, оно у каждого есть? И у тебя тоже?
  - Конечно, - усмехнулся я. - И у меня, и у тебя. У любого. Главное, его узнать.
  - А как? - подалась вперед Марина. - Меня как назвали Мариной, так и было. Второго имени мне никто не говорил.
  - Второе имя тебе и не нужно. Это мы, те кто познал тонкие миры, его знаем. Обычному человеку это ни к чему. А вот только станешь магом или оборотнем, как в глубине твоего сознания всплывет имя, данное тебе при рождении. Это и будет твое личное имя.
  Марина на некоторое время замолкла, затем спросила:
  - А какое твое личное имя, Саша?
  Я запнулся и посмотрел на нее. Увидел ее неподдельный интерес и, только после этого, сказал:
  - Я не знаю его.
  - Почему?
  - Потому что, что-либо зная, ты должен будешь прилагать усилия, дабы это скрыть. А когда не знаешь, то тебе и скрывать нечего.
  - То есть, в случае чего ты можешь выяснить это, - задумчиво констатировала она.
  - Могу, но не хочу. И тебе не советую!
  - Почему? Мне то что, я же не ведьма?
  - Была бы ты ведьмой, тогда ничего страшного не было. А если узнать личное имя человека, то с этим человеком все что угодно сделать можно. Хоть порчу навести, хоть со свету сжить. Или заставить делать то, что этот человек никак не собирался. Поэтому, резюмирую, тебе совершенно не надо знать свое личное имя.
  - Ладно, давай дальше. Почему этого мага зовут Иван Иванов?
  - Очень просто. Большинство магов берут себе одинаковые сумеречные и мирские имена. Просто для удобства. Вот и в этом случае также. Сумеречное имя его Иван, мирское тоже, фамилия же Иванов, это он просто прикалывается.
  - Ага, скажи, стебается просто... И чем он занимается?
  - О-о! Этот пошел по оригинальному пути. Большинство магов занимаются в основном магическими экспериментами, много посвящают времени учебе, тварей там магических создают, ну и так далее. Этот же стал публичным магом.
  - Это как? Вроде тех, что в телике показывают?
  - Именно. Все знают его как преуспевающего мага, к нему идут люди со своими болячками, просьбами, проклятиями. Он, за умеренную плату, конечно, выполняет их желания.
  - Ну, так он не один такой. Ими весь телевизор забит. И газеты пестрят объявлениями типа: "Наведу порчу, сниму порчу, почищу карму. Недорого."!
  - На деле, практически все, кто подает подобные объявления, да мелькает по телику, являются шарлатанами. Ну, или с минимальными способностями... Запомни это. Настоящему магу реклама не нужна. Ему и так нормально. Все, кому надо, его сами найдут.
  - А что тогда он в этом бизнесе делает?
  - Ну, имя-то сделать ему хочется? А как его сделать? Причем магического умения кот наплакал...
  Я усмехнулся. Действительно, в качестве магического умения Иван проигрывал своим противникам в разы. Что компенсировал упорством в достижении цели и немалым магическим талантом. Тупой Силой, короче.
  - Зачем имя на такой скандальной основе? - Марина, похоже, не понимала. Пришлось объяснить.
  - Для того, чтобы тебя признали в качестве серьезного мага, надо иметь не только много магической Силы, но еще и умение ее применять. А Иван этому даже не обучился толком. Не хочет он учиться. Он, дитя лихих девяностых, хочет все сразу и полностью. Магический талант есть, и могучий. Но! Против столетнего мага, он как подмастерье против мастера. Тот его в бараний рог согнет раньше, чем Иван рот для заклинания откроет.
  - А! Дальше я поняла. Иван хочет себе имя сделать на мелких заказах от людей, а затем к нему и нелюди пойдут. Так, что ли?
  - Правильно. А там и до признания недалеко. Маги многим нужны. Стоп! Вот и клиент.
  В это время на парадном входе дома нарисовался объект наблюдения. Господин Иванов оказался на вид гораздо приятнее, чем на фотографии. Лет двадцати пяти на вид, уверенный взгляд, модная стрижка. Одет в кашемировое пальто, не застегнут, оттуда выглядывает явно недешевый костюм. Лицо... Нет, кирпича не просит. Недаром Марина промурлыкала: "Какой красавчик". После этих слов он мне резко не понравился.
  Иван окинул взглядом улицу, уверенным шагом прошествовал к стоящей рядом Ауди А6, и стартовал на ней по своим делам. Мы двинулись следом. Очень хотелось посмотреть, куда несет молодого мага в такую рань. Часы, специально посмотрел, показывали половину восьмого утра.
  
  
  
  Глава Одиннадцатая.
  
  А понесло Ивана, как оказалось, к бабам. Выкатившись со своей улицы Халтурина, он уже через пятнадцать минут парковался на улице Карла Маркса, возле известного ночного клуба "Мизантроп". Печально известного.
  Вообще-то раньше это был действительно ночной клуб, где любила отдохнуть, оторваться и потусоваться молодежь Города. Но как-то вечером один из клиентов клуба скоропостижно скончался. И скончался не просто так, а на одной из тамошних путан. Как говорили потом: "он умер абсолютно счастливым".
  Резонанс вышел нешуточный. Не только по тому, что почивший клиент оказался не последним чиновником в городской администрации, а больше потому, что у него были жена и трое детей, а в тот момент как раз проводил очередное "совещание". Владельцы клуба срочно бросились спасать ситуацию. Не знаю, во сколько это обошлось, но, по тому, что вдова чиновника ныне разъезжает на Лексусе последней модели, явно недешево. Директора клуба сделали козлом отпущения, и быстро осудили за наркоту и сутенерство.
  Новый директор развернулся совсем по иному. Под его эгидой "Мизантроп" превратился в один огромный публичный дом. Придя туда, клиент получал возможность реализовать свои самые смелые фантазии...
  Очень скоро молодежь стала обходить стороной этот клуб.
  Иванов зашел не с парадного хода, а со служебного. Пока я, сидя в машине, решал, как мне за ним проследить внутри клуба, Иван появился вновь. Только уже не один. Он вел перед собой высокого нескладного молодого парня в мятых джинсах и пуховике, надетом кое-как. Парень все время спотыкался, с губ не сходила идиотская улыбка, руки все время пытались застегнуть ширинку. Магу, наконец, это дело надоело, и он мощным пинком направил парня к своей машине.
  Едва увидев этого парня, я сделал стойку. Потому что парень оказался оборотнем. Мы проследили, как Иван усадил его в Ауди и тронулись следом. И поездка снова была недолгой.
  Припарковался маг возле круглосуточной закусочной на углу Партизанской и Софьи Перовской. Вот здесь мы с Мариной тоже зашли вслед за Иваном с оборотнем. Сев так, чтобы можно было наблюдать сразу за обоими, но при этом не светиться, я предоставил Марине право делать заказ, хотя есть не хотелось совершенно. Сам же начал активно смотреть, о чем же говорят оборотень и маг.
  Именно смотреть, а не прислушиваться. На том расстоянии, что мы находились, прослушивание было возможно только с помощью магии. Но именно ее применять было нельзя, враз засветимся. Любую волшбу Иван засечет сразу. Чем это кончится, фиг его знает.
  Еще во время службы в спецуре я выучился искусству чтения по губам. Вот что я услышал:
  - Какие телочки, - глумливым тоном заявлял оборотень. - А как знатно целуют!
  - Ты по делу говори, - оборвал его маг. Судя по его виду, он бы с удовольствием дал бы оборотню в шею. Я бы его в этом поддержал. - Где Машка? Что у вас произошло?
  - Гыы, - раплылся в сальной улыбке тот. - Она к ухажеру своему убежала. Ее же в "Мазде" так придавило, что у нее вся грудь плоской стала!
  Ситуация проясняется. Машка зализывает раны! Будет знать, как на меня тявкать. При случае расплющу и все остальное.
  - Ты сначала расскажи! - Иван, похоже, начал терять терпение. Схватил оборотня за горло, чуть надавил. Хруст шеи был слышен и с моего места.
  - Скажу, скажу, только отпусти, - прохрипел тот. Освободился, с шумом перевел дыхание и зачастил:
  - Когда мы этого парня накрыли, он начал огненными шарами кидаться...
  - Знаю, - нетерпеливо перебил его Иван. - Я вам помог печать вскрыть. Вот с этого места и давай.
  - Значит, как только вы печать вскрыли, туда трое наших бросилось. Но там на пути оказался шкаф. Через него пробрались только Витек и Остроухий. Черный не смог, слишком большой, застрять мог. А Витька и Остроухого оборотень порвал. Витьку так башку расковырял, что все мозги по стенам разлетелись, Остроухому просто башку проломил, - оборотень сделал передых.
  - Дальше, - поторопил его маг. Что-то не нравилось мне его спокойствие.
  - А дальше, Машка, дождавшись вестей от Витьки и Остроухого, послала нас наверх, крышу проломить. И оборотню на голову всем скопом свалиться. И мы буквально только собрались ее ломать, как крыша под нами треснула. Оборотень сам пошел в атаку. Часть потолка, вместе с крышей вырезал, да по нам швырнул. Меня этим делом приложило крепко, да еще с крыши унесло.
  - Стой! Как он крышу пробил?
  - Хлыст у него был огненный.
  - Да? А может, у него еще и плетка была? Не заливаешь? Вы, блин, оборотни, в магии ни хера не сечете! А тут сразу огненный хлыст.
  - Ты чо-о-о. Не-е-е. Артефакт у него был. Вот оттуда хлыст. В общем, меня унесло, а всех, кто на крыше был, он в расход пустил. Одиннадцать клёвых парней. Да еще когда убегал, Машке на Мазде грудь всю сплющил, а двоих то, что при ней спереди были, и не собрали. Разве что по частям.
  Тут им принесли заказ, и разговор прервался. Оборотень сразу опрокинул в себя кружку с пивом, Иван медленно цедил кофе.
  А мое внимание привлекла Марина. Дернув меня за руку, она показала в сторону глазами:
  - Вон тот дядечка с нас глаз не сводит уже минут пять.
  Я мгновенно напрягся, взял только что принесенный официанткой стакан с соком, скосил глаза в ту сторону, которую она мне указывала. И правда, там, в углу, сидела какая-то бородатая морда, и пялилась на меня. Я тоже был с бородой, но это нас не сближало. В уме обругал себя самыми грязными словами. Ведь должен был сам засечь!
  Морда, тем временем, каким-то образом усекла, что я ее заметил. И... Подмигнула. От неожиданности чуть не выронил стакан с соком. Присмотрелся повнимательнее и расслабился.
  - Спокойно, - шепнул Марине. - Свои.
  А господин Иванов, тем временем, начал давать указания:
  - Значит, так. Сейчас ты собираешь всех своих, ищешь Машку, неважно как, хоть с "...неприличное слово, являющее собой сексуального партнера мужского рода..." ее снимай. И все вместе ищете этого Дорохина. При обнаружении вперед не лезть. Позвать меня.
  - Гыыы, - оборотень, похоже, понял только первое предложение. - Давно надо Машку так опустить!
  Иван снова потерял терпение. Схватил парня так, что у того шея даже не захрустела, а заскрипела.
  - Найди мне этого оборотня! Иначе я тебя вместо него порву! Мне нужен этот артефакт!
  Знал бы этот дымящийся от злости маг, что объект его поисков сидит рядом с ним всего в нескольких метрах, то удавился бы сразу! Представив это действо, я тихонько подхихикивал в кулачек. Марина, неуверенно глядя на меня, похоже начала сомневаться в своем ли я рассудке.
  Шепнув ей:
  - Ничего, я в порядке.
  Я перевел глаза обратно. Но смотреть уже было нечего. Иван, бросив оборотня на стул, стремительно вышел из закусочной. Через полминуты взревела его Ауди. Я дернулся было следом, но бородатая рожа в углу сделала знак: "Спокойно, его ведут".
  - У-у-у, придурок! - выругался, тем временем, оборотень. С хрустом вправил шею на место и тоже покинул закусочную. Его пешая нескладная фигура мелькнула за окном, затем он свернул в какие-то дворы.
  Едва фигуранты покинули закусочную, как напротив нас уселась бородатая морда. Или Жека Восьмеркин собственной персоной.
  - Здоров, Сашка, - протянув свою лапищу, сказал Жека.
  - И тебе не хворать, - пожав его руку, ответствовал я. Повернулся, чтобы представить Марину. Но она меня опередила:
  - Марина.
  - Здраствуйте-здраствуйте, мадемуазель. Меня зовут Евгений! Хочу отметить, отменно выглядите. Куда лучше, чем на фотографии...
  Судя по всему, она хотела, что-то сказать, но затихла.
  - Марина, это Летунов Евгений Петрович, глава силового отдела Магического Надзора, - поспешил вставить слово я.
  - Можно просто Жека, - барственно разрешил тот. И продолжил, - а как же уложение правил номер шесть с половиной? А, Сань? Или ты на это плюнуть решил?
  - Отнюдь, Жека. Смотри поправку номер восемь к помянутому тобой правилу, - откинулся я на спинку стула.
  - Ой, Саня, подведет тебя как-нибудь твоя наглость!
  - Все под одним богом ходим, - ответил я, насупившись. Пока мы говорили, Марина пыталась понять, о чем. Жека, смилостивившись, пояснил:
  - Пункт шесть с половиной Общих Правил для Иных и к ним приравненных созданий гласит: В случае, если о вашей потусторонней деятельности узнают человек или группа людей, разрешается применять любые средства по недопущению распространения информации. Вплоть до личной ликвидации.
  Он помолчал, давая Марине осмыслить сказанное, и продолжил:
  - В дополнение там так же написано, что любой, не исполняющий данный пункт правил, подлежит санкциям вплоть до упокоения.
  - Но как же я? - вопросила она.
  - Поправка номер восемь дает возможность принять в ряды посвященных до двух человек, - ответил я. - Естественно, взяв с них клятвы о неразглашении.
  - Вот я и говорю, ты хорошо подготовился, Саня, - рассмеялся Жека. Потом посерьезнел. - Ну ладно, давай о деле. Рассказывай, о чем они говорили.
  - Господь с тобой, Жека, - сделать удивленные глаза и похлопать веками. - Ты же сам видел, что я даже никакую магию не применял. Клиент-то нервный. Мог и заметить.
  - Не надо делать удивленной морды, оборотень, - спокойно ответствовал мне глава силового отдела. - Или я твое досье не читал? Уж я то помню, что ты по губам читать умеешь! Давай, колись.
  Пришлось расколоться. После моего пересказа диалога мага с оборотнем Жека задумчиво почесал затылок. Чесал долго, около минуты.
  - Хотя и налицо сговор двух или более лиц, - родил, наконец, он. - С целью завладения артефактом небывалой мощи. Имеются пострадавшие со стороны людей, наши секреты не знающих. Нанесены серьезные разрушения в одном доме. Мало! Не хватит для суда. Маг отбрехается, оборотни лягут на дно, или в срочном порядке смоются из Города. Что, по сути, одно и то же.
  - А если провокация? - предложил я. - Чуток приоткрыться, дать понять, где меня искать... И взять их всех, когда придут.
  - М м... молодец. Возьми с полки пирожок.
  - А что в этом предложении такого?
  - Да то, что у Ивана, похоже, лапа в нашем Надзоре. А на такое обязательно официальная санкция требуется. Пойди я по официальным каналам, так сразу ему известно станет. И еще, я думаю, он далеко не первая скрипка в этом оркестре.
  - Ну ну, - пошевелился я.
  - Так вот. Мысль о причастности старых магов, таких как Максим и Антон я отбрасываю напрочь как полный бред. Это чушь, они никогда не станут ссориться с Надзором. То же касается Шеербаха. Скуп, этим все сказано. Остается, помимо Ивана, еще один, ну тот, который дантист.
  - Гавриил, - подсказал я.
  - Ну и имя себе выбрал... В белые одежды рядится. Хотя темная натура так и прет.
  - Интересно, в чем?
  - Да непонятно, пока. Слухи ходят, правда, какие-то невнятные. Никто толком ничего не знает. А те, кто говорит, что знает, исчезают почти сразу.
  - Ладно, давай заканчивать это гадание, - закруглил я тему. - Лучше скажи, что мне делать? Оба фигуранта-то уже смотались. Где мне их искать?
  - О них не беспокойся, мои лучшие наружники их ведут. Комар носа не подточит. Ты лучше займись этим Гавриилом. Чует мое сердце, он тоже участвует. И будь осторожен.
  
  **************
  
  Напутствие Жеки мы решили исполнять на полный желудок. Хоть и не были голодными, но все же сначала плотно перекусили в закусочной, и только потом загрузились в Лэнд Крузер. И неспешно поехали на Дзержинского, где в трехэтажном здании практиковал маг-дантист Гавриил.
  По пути Марина пыталась вызнать, какие еще правила есть для Иных, и чем ей это грозит. Я вяло отвечал, пытаясь сосредоточиться. Мое подсознание говорило, что я делаю что-то не то. Наконец, Марина поняла, что мешает и замолчала.
  Но этого мне было мало. Я свернул к обочине, припарковался возле огромного розового супермаркета и закрыл глаза.
  Так, что мы имеем? А имеем оборотней, магов Ивана и Гавриила. Остальные пока не в счет. Ну, про оборотней и Иванова более или менее все понятно. А Гавриил? Тот - непонятная фигура. Про него ничего никому не известно. Если кто-то распускает язык про него, то от них только упомянутый язык и остается.
  Озарение было подобно вспышке. Я резко выпрямился и от избытка чувств, стукнул по рулю. Крузер пипикнул. Шедшая перед капотом дебелая тетка от испуга подпрыгнула на полметра! Опомнилась и, прошипев явное проклятие, потопала дальше.
  Я отмахнулся от проклятия, как от мухи. Завел двигатель и выехал на дорогу.
  - Ты что-то придумал? - спросила Марина. Все время раздумий она смотрела на меня, не отрываясь. И, кажется, не дышала.
  - Да!
  - И что же?
  Вот любопытная!
  - Меняем курс, - также коротко ответил я.
  - Куда?
  - Тут недалеко. С одним прикольным дедом тебя познакомлю!
  
  ******************
  
  Подземелья для любого мага - дом родной. Конечно, предпочтение отдается заплесневелым лабиринтам замковых подвалов, в бетонных бункерах более поздних эпох уюта явно меньше, зато их найти - ощутимо быстрее. Но даже они явно выделяются на фоне помещений "выше уровня океана". Хотя, в современных бункерах случается разное.
  Здание государственного университета вполне походило на замок. И подвалы там были весьма обширными. Поскольку рабочий день уже начался, то мы с толпой студентов прошли через парадный вход. По лестнице спустились в цоколь. Оттуда по недлинному коридору дошли до простой деревянной лестницы, которая и вела в подвал.
  Дверь туда всегда была открыта, а точнее, она просто не закрывалась. Сам же подвал имел структуру буквы "П", повторяя структуру самого здания. Левое крыло занимала лаборатория нужного мне человека.
  На входе в лабораторию стояла железная дверь. По мере нашего приближения, ее железное покрытие будто ожило.
  На нем проступило нечто похожее на лицо. Точка, точка, запятая и овал. Ни бровей, ни ушей. Только рот был полон кривых и острых на вид зубов. Эта пародия на лицо тут же заявила, прилично шепелявя и растягивая слова:
  - Фозяин-с зсанят и не принимаеттт!
  Марина квадратными глазами уставилась на говорящую дверь. А челюсть отвисла, чуть ли не до того места, где у нее начиналась грудь.
  Поскольку я здесь уже был, то явление лица на двери встретил без всякой реакции, только заявил:
  - Сообщи хозяину, что прибыл Александр Дорохин, оборотень. Он меня приглашал. И не раз.
  
  ****************
  
  - Сколько?!!
  - Три тысячи! - Профессор откинулся на спинку своего кресла. Поерзал и добавил:
  - Это только для тебя, Саша. Ты ко мне хорошо отнесся, но и мне эта информация досталась недешево.
  - Да я, с помощью этих трех тысяч, нужные сведения из самого Гавриила вытрясу!
  - Ну, попробуй! Ты ему на один зуб! Хоть с тремя тысячами Силы, хоть с десятью!
  Блин, а как хорошо все начиналось!
  Профессор принял нас, как долгожданных гостей. В несколько слов он очаровал Марину, меня чуть ли не обнял, и, продолжая отвешивать комплименты, проводил до своего стола.
  Означенный стол стоял в единственном относительно пустом месте его лаборатории. Да и сама лаборатория, при ближнем рассмотрении, казалась складом, куда складировали старое и никуда не годное оборудование, еще со времен основания Университета.
  Профессор утвердился за столом, перестал отвешивать комплименты Марине и уставился на меня. Поняв, что прелюдия кончилась, я в двух словах изложил, чего я хочу. Очень странно! Едва услышав имя Гавриила, он разразился тихим похрюкивающим смехом.
  Отсмеявшись, Профессор заявил, что не далее, чем вчера, выкупил он у одного из посвященных достаточно компромата на этого Гавриила. И очень даже не против продать его мне. И озвучил цену. Немало!
  - Послушай, Саша! Ведь я все понимаю, - заявил Профессор. - Твоя ситуация переводится как если не ты их, то они тебя. Я все знаю. И то, что Машка со своей кодлой тебя ищет! И то, что Иван не против тебя на куски порвать! Но! По сравнению с Гавриилом, они щенки! Тот в определенный момент в дело влезет, и все! Тебя уже по кусочкам собирать будут. Если найдут эти самые кусочки.
  - Да ладно, Профессор, - не сказать, что он меня напугал, но насторожиться заставил. - Что он мне сделает? Ну, отберет артефакт, потреплет слегка.
  - А вот прочтешь то, что у меня на него есть, тогда поймешь!
  И Профессор бухнул на стол простую бумажную папку, распухшую от документов. И отвернулся. Этот жест меня чем-то напряг.
   - Ладно, согласен на три тысячи. Только у меня сейчас столько нет. Долговую расписку примешь?
  Старик кивнул. Получив желаемое, пододвинул ко мне папку и сказал:
  - Будь осторожен, Саша. На свете есть много плохих людей, как и много хороших. Не заставляй меня вспоминать о тебе, как о хорошем человеке.
  - Полно, Профессор, я еще не умер, - заявил я, но внутри все похолодело.
  - А вот это ты мне скажешь после прочтения материала из этой папки. Идите. Дверь откроется перед вами.
  Он не сказал больше ни слова. Но все было видно по его лицу. Вот уж не ожидал, что старик так ко мне душой прикипит. Виделись-то мы, считай, очень редко. Только в ресторане встречались достаточно регулярно. Там же и разговаривали на разные темы. Но то, что для Профессора я значу больше, чем просто хороший собеседник, узнал только сейчас.
  
  
  Глава Двенадцатая.
  
  Государственный университет был учрежден практически сто лет назад. Его корпуса раскинулись в самых живописных уголках нашего Города. И корпус физического факультета, где обитал в подвале Профессор, стоял посреди тополиной рощи. С верхнего этажа этого корпуса открывался великолепный вид на набережную нашей реки. А перед корпусом был небольшой дворик, использующийся как парковка для автомобилей студентов и преподавателей.
  Сегодня автомобилей на ней практически не было. Возле самого входа стоял только наш Крузер, да под кронами деревьев пряталось несколько занесенных снегом тачек. Снег и метель внесли свои коррективы в жизнь Города, поэтому транспорта сейчас было гораздо меньше, чем обычно.
  Мы миновали проходную, и подошли к машине.
  - Ну и куда сейчас? - спросила Марина, до этого молчавшая.
  - На Дзержинского, к дому этого Гавриила. Но сначала я ознакомлюсь с данными, - ответил я, покачивая папкой.
  При этом отвлекся от дороги под ногами, ступил на занесенный снегом лед. Естественно, поскользнулся и хряпнулся со всей силы оземь. Даже дыхание перехватило. Марина не утерпела, решила мне помочь. Результат - растянулась рядом. Перехватив ее растерянный взгляд, я рассмеялся.
  Это падение спасло нам жизнь!
  Смеялся я секунды две, потом у меня сработал оберег общего действия. Вокруг меня и вокруг Марины, поскольку она лежала рядом со мной, образовалась сеточка защитного поля. И огненный шар, срикошетив по нему, воткнулся в незащищенный бок Крузера. Естественно, тот весело вспыхнул. А потом рванул бензобак.
  Но нескольких секунд перед этим мне хватило, чтобы, подхватив Марину, перевалить через бетонный парапет, отделяющий пешеходную зону от остального двора. Парапет был высотой в метр, поэтому взрыв бензобака Крузера нас не задел.
  Практически сразу после этого защитный экран вокруг меня замерцал и погас. Кончилась Сила в обереге. При всей их эффективности, обереги общего действия функционировали крайне непродолжительное время.
  Но сокрушаться по этому поводу было уже поздно. В отсвете горящего автомобиля ко мне уже неслись две серые тени. Оборотни, мать их! Оскалив пасти, полные острейших зубов, они кинулись на нас.
  Но до меня добрался только один. Второй еще в прыжке словил в сердце маленькую серебряную ручку. А первого я принял на когти своей руки.
  Они были мне не противники. Поскольку инициированы были совсем недавно. Еще не научились пользоваться своими инстинктами. Разорвать горло первому оборотню и вырвать сердце труда не составило. Но вот дальше пошло тяжелее.
  Сдерживаясь от полной трансформации, я повернулся к Марине, чтобы ее подбодрить, как в спину мне влепился огненный шар.
  Взвыв раненым зверем, я завертелся на месте. Трансформация произошла мгновенно. Только что в кольце огня приплясывал человек, спустя секунду огонь погас, а в выжженном кольце стоял здоровенный пес! Обрывки одежды сами свалились с меня, осталась только специальная жилетка с артефактом и амулетами, которую я смастерил на такой случай и прикрыл ее огнезащитным заклятием.
  Дальше все пошло по моему сценарию. Почти...
  Мощным прыжком перепрыгнув через следующий огненный шар, я зигзагом метнулся к магу. Иван, а это был именно он, стоял недалеко, под тополями. Для полноценной магической атаки маг должен был видеть свою цель.
  Увидев несущуюся на него огромную собаку с оскаленной мордой, Иван, надо отдать ему должное, не попытался скрыться, а начал произносить какое-то сильное заклинание. Не успеет, подумал я. И накаркал!
  Потому что наперерез мне кинулись два оборотня. Чтобы справиться с ними мне хватило пары минут. Один так стремился вцепиться мне в горло, что забыл о собственной осторожности, моя лапа пробила ему грудь. Второй тоже попытался нацелиться мне в горло, не преуспел, а я просто изо всех сил ударил своей лапой по его черепушке. С мерзким хрустом его мозги превратились в кашу. Кровь, хлынувшая из пасти, обильно окрасила недавно белый снег в мрачные багрово-красные тона.
  К сожалению, в этот момент Иван закончил читать заклинание. От перегородившего путь к нему черного шара у меня шерсть на спине встала дыбом. Заклинание "Нежизнь" было смертельно опасно для всего живого. А маг легким движением руки послал его на меня.
  Не знаю, как я увернулся. Такой прыжок в бок с перекувырком можно совершить только в зверином обличии. Шар промахнулся, но тут же развернулся и устремился за мной.
  Он гонял меня по двору, как мелкую шавку дворник! Пару раз задевал деревья и припаркованные рядом машины. Места соприкосновений осыпались черным пеплом.
  Все, подумал я, поздно на что-либо надеяться. Надо делать ноги, точнее лапы, а то эта черная дура уже пару раз меня чуть не зацепила. И в следующий раз, когда шар снова промахнулся, метнулся к дверям Университета, где за парапетом пряталась Марина, широко раскрытыми глазами наблюдая за схваткой.
  Полетев к ней, я прорычал, пытаясь сделать свою речь более внятной:
  - Залезай на спину, бежать пора!
  Она хотела что-то сказать, но, увидев, что зловещий шар все ближе, безропотно залезла на меня.
  - Держись за жилетку, - прорычал я, изо всех сил стартуя в сторону набережной. Ветер свистел в ушах. Сил у меня было много, поэтому мне удалось оторваться и выбежать на берег реки значительно раньше. Там я обернулся.
  Лучше бы я этого не делал. Шар оказался значительно ближе, ведь пока я петлял по роще, огибая деревья, он летел напрямик. От здания университета была проложена прямая просека, присыпанная черным пеплом. Сам шар превратил в пепел последние два мешающие ему дерева и вылетел на набережную.
  Ну, что ж, давай погоняйся за мной, подумал я, вступая на лед. Шар рванул за мной! Хорошо, что из-за погоды здесь практически нет людей. Если бы они были, то увидели фантастическую картину: по льду реки мощными прыжками несется огромная собака, на спине у нее болтается красивая девушка. А позади прет черный шар метра два в диаметре, посыпая дорожку черным пеплом.
  Мерно работая лапами, я все думал, когда же начнется?.. Заклинание "Нежизнь" имело только одно слабое место. Оно притягивало к себе воду, как один магнит притягивал к себе другой, повернутый к нему другим полюсом. А сама вода была одним из самых мощных нейтрализаторов этого заклятия. Имея в руках склянку с водой, можно было смело не бояться этого заклинания. Но тогда у меня воды не было, поэтому пришлось побегать.
  Когда мы были уже на середине реки, это началось. Лапы уловили дрожь льда, затем глаза увидали растущие на глазах трещины. Пришлось напрячься из всех сил, перепрыгивая неожиданно разверзшуюся передо мной полынь. А вот шару не удалось миновать ее. Из ледяного разлома неожиданно встала стена воды, куда и влепился шар. В считанные мгновения он превратился из черного дымчатого в стеклянно водяной. Повисел так несколько мгновений, затем обрушился на лед простыми потоками воды.
  С заклинанием было покончено. А с магом еще нет. Иван, оказывается, все это время следил за нами. Издалека. Но, как только заклинание "Нежизни" было нейтрализовано, он приблизился и разразился кучей ветвистых молний! Прыгая из стороны в сторону, с болтающейся девушкой на спине, я методично считал удары. После одиннадцатого все затихло. В медленно разлетающихся снежинках показался силуэт мага. Он парил где-то на высоте пяти метров надо льдом.
  Увидев Ивана, я усмехнулся всей пастью. Вот теперь ты и попался! Не понимаю, почему всех магов так тянет полетать? Полноценно летать они не могут, слишком много Силы на это надо, но вот зависнуть на небольшой высоте и оттуда гадить на всех, считается среди них чуть ли не правилом хорошего тона.
  Маг сосредоточенно выводил новое заклинание. Кажется, я говорил об опыте и магическом таланте? Вот опыта ему и не хватало. Талант у него был да, могуч. Он мог сдвигать горы, рушить города и так далее. Но! Для того, чтобы у него все получилось, ему надо было несколько часов выводить заклинания. И это не сбиваясь. А, сбиваясь, начинать все по новой. Вот и сейчас, он уже в третий раз пытается что-то эдакое сотворить. И каждый раз сбивается и начинает опять. Пора заканчивать, пожалуй.
  Ссадив Марину в сторонке и строго наказав, чтобы не лезла, я принялся перекидываться в человека. Неспешно. Практика показала, что если трансформация в волка происходит практически мгновенно, то обратная трансформация занимает от двух до пяти минут. С треском костей, наконец, встал на ноги. Прилив бодрости присутствует. Одежда, кроме жилетки, отсутствует. Ну и пофиг.
  Сейчас я вовсе не стал противиться желанию попрыгать. А вынув из желетки два похожих на карандаши амулета, подпрыгнул и изо всех сил метнул их из обоих рук в сторону Ивана. В полете эти амулеты выросли в два здоровенных копья. Маг, снова бросив свое заклинание, лихорадочно возвел защиту. С тихим звоном оба копья ударили в щит, одно тут же рассыпалось в мелкую труху, второе упало целое. А щит с треском лопнул.
  Этого момента я и ждал. Из другого кармашка появился амулет, похожий на детский пистолетик. Собственно, он им и был, только стрелялся огненными шарами. Силы в его обойме как раз хватало на тридцать выстрелов.
  Первый же выстрел заставил Ивана снизиться вниз на два метра. Естественно, заклинание он еще не закончил. Я же палил в него без перерыва, все более прижимая к льду. Стрельба велась в одни ворота, поскольку магу все время не хватало времени закончить свое.
  Наконец, Ивану это дело надоело, он бросил свое занятие и обрушил на меня кучу огненных шаров. И тут я сразу стал проигрывать ему в классе. Поскольку заклинание огненного шара выскакивало из него гораздо быстрее, чем все предыдущие. Пришлось тратиться на защиту.
  В азарте, Иван увеличил интенсивность и снизился еще на метр, и вплотную приблизился к своей гибели. Повинуясь моему приказу, защитный экран передо мной исчез. Иван, заметивший это, торжествующе улыбнулся. Видно, он считал, что у меня кончилась Сила на защиту. Только он собрался выпустить еще один огненный шар, как я метнул в него небольшой камешек, предварительно извлеченной из моей жилетки. В которой, кстати, уже практически не осталось амулетов.
  Наученный горьким опытом, Иван спешно выставил защиту. Камешек, ударившись в нее, упал на лед под магом. Естественно, это был не простой камень. Ключевое слово: "бархиело"! Ледяной цветок, как сказал мне маг, который этот амулет продал. Вот сейчас и увидим, подумал я и прокричал слово. Затем вновь возвел щит.
  Иван не обратил внимания на мои крики, только снова принялся кидаться огненными шарами. Он еще не понимал, что уже обречен. Сидя под прикрытием щита, мы с Мариной смотрели, как маленький камешек растягивается практически в ровный круг, примерно в метр диаметром. Потом на всей площади этого круга стали появляться тонкие, больше похожие на иглы, сосульки. И они начали расти вверх. Сначала рост шел плавно, но, как только длина наростов достигла метра, они рванули вверх, одним скачком достигнув высоты в десять метров. На этом действие амулета кончилось, рост остановился, и общая картина начала напоминать спину гигантского дикобраза. Самый высокий нарост венчала голова Ивана, с выражением сильного недоумения на лице. Тело и конечности были фрагментарно раскиданы по другим наростам. Марину стошнило.
  Такая картина наблюдалась нами недолго. Лед, неожиданно получивший дополнительный груз, треснул, и вся конструкция медленно погрузилась в реку.
   Повернувшись к Марине, я спросил:
  - Ну, как? Пришла в себя?
  Она вымученно улыбнулась.
  - Вроде бы. Но как только подумаю о том, как его на моих глазах порвало на части, - тут она вновь сменила цвет лица на зеленый. - Бе-е-е...
  Ее вновь начало полоскать. Хотя, молодец, держится. Только последнее представление ее доконало... А ведь когда я полосовал оборотней, глотки им рвал, она даже не дрогнула. Хотя... Ведь оборотни были в зверином обличии, поэтому она их воспринимала просто как диких собак, которых и надо уничтожить. А увидела, как рвет человека на части, вот тогда и впечатлилась. А, что, вполне может быть.
  - Ладно, успокойся, - как можно мягче сказал я ей. - Запомни одну вещь. В современном мире, неважно, магическом или человеческом, всегда действует только один закон.
  - Какой? - отвлеклась от созерцания своего завтрака на льду, Марина.
  - Или ты их, или они тебя! Запомни это. И не надо горевать по поводу этого мага. Он знал, на что шел.
  - Но... Получается, тогда все вокруг только и думают, как друг друга поубивать!
  - Девочка, - я усмехнулся. - Не надо впадать в другую крайность. Да, есть на свете отморозки, только и мечтающие об этом. Нас, оборотней, многие не любят, называют нежитью, но не до такой степени, чтобы пойти на убийство, ради убийства. Маг решился на это, потому что я был ему нужен, за что и получил свое.
  - Но...
  - Давай поговорим на эту тему позже. Надо отсюда уходить, пока нас никто не заметил. И еще.... мне надо одеться...
  И действительно, стоять в одной жилетке на холодном ветру со снегом было неудобно. Но на это у меня был еще один артефакт. Вынув маленький прямоугольный кристаллик, я зажал его в руке, прошептал "хабитус", одежда по латыни. И тут же моя фигура оделась в темный костюм-тройку, на ногах элегантные зимние ботинки, на плечи легло кашемировое пальто.
  - Идем, - сказал я Марине, которая раскрыв рот смотрела на мой процесс одевания. Даже свои переживания позабыла. Вот, что значит вовремя применить магию.
  Мы дошагали с ней до набережной, которая все еще была пустынной, с большим трудом поймали тачку. Пузатый мужичок согласился отвезти нас по адресу, который я дал, только после того, как я помахал перед ним пятисотрублевой купюрой.
  Неброский дворик в старой части города. Вокруг трех и четырех-этажные дома. Посередине одного из них бетонное крыльцо, за ним дверь, а над ней вывеска: Детективное агентство "Бюро находок"!
  Увидев которую, Марина прыснула.
  - Ничего лучше придумать не мог, - улыбнулся я. И подтолкнул ее к двери. - Входи.
  
  **************
  
  Пожалуй, стоит рассказать о том, что собой представляло мое агентство.
  Состояло оно из двух двухкомнатных квартир. Достались же они мне просто. В те самые лихие девяностые очень много народу решили, что ловить в России им больше нечего, так что по тихому собрали манатки и кто на Запад, кто на Восток...
  Владельцы этих квартир уже были готовы последовать их примеру. Держало одно, квартиры продать не могли. Времена были мутные, поэтому по объявлению по продаже могли приехать крепкие братки, и на этом продажа закончится.
  Тут я по случаю рядом оказался. Добрые люди шепнули, я их посетил и мы обо всем договорились. Скажу сразу, перевод в нежилой фонд и переделка двух квартир под офис обошлась мне в десять раз дороже, чем покупка этих квартир.
  Войдя через парадный вход, клиент попадал в предбанник, небольшую комнату со столом секретаря. Оттуда он уже попадал в кабинет, который я обустроил по своему вкусу. Здесь было все, необходимое мне для создания нужного настроения клиента: строгий интерьер, бар в стене, массивный стол, картотека в углу и большой шкаф - стенка, наполовину заполненный литературой, а другой половиной забитый массивными картонными папками, с надписью "Дело Љ" на торце.
  В углу возле стола пряталась небольшая дверь, дающая доступ в ритуальный зал. Здесь я проводил свои магические эксперименты, поэтому вся комната была завалена артефактами, амулетами и старинными книгами. Все это расположилось в хаотичном порядке. Из этой комнаты был еще один выход, он вел в еще одну комнату, которую я приспособил как комнату отдыха. Еще также там был туалет, ванная и черный выход.
  Естественно, такая переделка требовала кучи всевозможных разрешений от разнообразных инстанций. Но мне всего лишь пришлось зарядить (суть-дать взятку) ведающего разрешениями чиновника.
  Марине всю мою контору показывать пока я не стал. Усадил ее в кресло в кабинете, накапал коньяку из бара в пузатые бокалы. Для лечения нервов ей и поднятия тонуса мне. А то чувствовал себя, как выжатый лимон.
  Все заначки Силы, что у меня были с собой, пришлось потратить. Это только внешне казалось, что я пуляюсь заклинаниями, как из пушки. К пушке, порой, тоже кончаются заряды. Поэтому, когда коньяк растекся по желудку и начал создавать внутри ощутимое тепло, первым делом открыл сейф. Попросив Марину не мешать, начал накачиваться Силой.
  В карманы отправились несколько карточек на пару тысяч единиц. Еще одну карточку разрядил прямо на месте, для зарядки использованных артефактов. И подвел итоги.
  В общей сложности, за время этого дела истратил я, без малого, три тысячи единиц Силы! Много. Очень. Обычно у меня уходило совсем мало. Или вообще ничего. Но и такое дело попалось мне в первый раз. Радовало то, что после его окончания Восьмеркин обещался восполнить все расходы.
  Попыхтев минут тридцать, я, наконец, зарядил все артефакты и упаковал их в жилетку. После этого деактивировал свою магическим образом созданную одежду и оделся в нормальный джинсовый костюм.
  - Мне одно непонятно, почему этот маг так на нас накинулся? - поняв, что я закончил, задала Марина давно вертевшийся у нее на языке вопрос.
  - Желание, страсть, стремление и самоуверенность, - ответил я.
  - Что в это значит? - сделала большие глаза она. - Я не понимаю?
  - Хорошо, - сказал я, и постарался, чтобы мой голос звучал размеренно и спокойно. - Я расскажу. У каждого из нас есть цель. Будь это человек, либо маг или оборотень. Одни идут к ней по-тихому, обходя все преграды, другие прут напролом, круша эти самые преграды, а некоторые и так, и так. Целью же Ивана был именно этот артефакт.
  - Что в нем такого? - перебила Марина, возбужденно блестя глазами. - Зачем он ему?
  - Не знаю, для чего ему требовался именно такой древний. Возможно, он жаждал прикоснуться к истории этого артефакта, хоть на какой-то момент быть частью этой истории. Или другое. Я вчера в Интернете немного об этом артефакте разузнал. Активированный, он давал своему владельцу не только огромные магические силы, но также и умение их рационально применять.
  - А в чем разница?
  - Разве ты во время нашей с ним битвы не видела этого? Магической Силы у Ивана хватало. А вот умения - кот наплакал. Он не смог быстро сплести заклинание. И каждый раз, когда я его отвлекал, он сбивался. И начинал по новой.
  - А-а-а... Вот этого ему и не хватало?
  - Именно. Он дитя наших лихих девяностых. Тогда все захотели всего и сразу! Со временем это желание немного развеялось, но у Ивана усилилось. Он жаждал повелевать стихиями и демонами. И, похоже, эта жажда мучительнее, чем любая болезнь, а утоление ее - слаще всего на свете! Для него.
  - Тогда, он был сумасшедшим, - сказала Марина.
  - Всякий сходит с ума по-разному, - покрутил пальцем у виска. Хотел еще кое-что добавить, но меня отвлек телефонный звонок.
  - Да, слушаю!
  - Оборотень! - радостно загудел в трубке голос Жеки Восьмеркина. - Значит жив!? А то мне уже доложили, что Ивана фрагментами можно найти и на правом и на левом берегу Реки!
  - Он сам нарвался, Жека. Дуэль была честной, у меня есть свидетель! - ответил я.
  - Да, ладно, к тебе претензий нет! Только будь осторожней. О тебе уже слава пошла. Мол, магов громишь одной левой.
  - Ага, а всех остальных - одной правой!
  - Смейся-смейся, только с оглядкой. Я тебе по другому поводу звоню. В связи с действиями некоего оборотня, мне пришлось снять наблюдение с дома Гавриила, так что будь добр, присмотри за ним. А то нам еще прибраться у Университета надо.
  - Жека, у меня машины нет. Одна разбита, другая далеко, - попробовал я отмазаться.
  - А это уже не вопрос. Твой Паджерик стоит напротив входа. Мои люди его только что пригнали! Так что бери попу в горсть и вали пасти Гавриила. Тем более что там какие-то нездоровые шевеления начались.
  - Слушаю, мон женераль, - начал ёрничать я. Но Восьмеркин уже не слушал, положил трубку.
  - Надо ехать к дому Гавриила, - сказал Марине.
  - Я с тобой! - тут же отреагировала она.
  - Хорошо. Идем.
  Уже выходя, взгляд упал на папку с компроматом на Гавриила. События развивались стремительно, времени просмотреть ее не было. Ну, ничего, пока буду пасти этого мага, как раз и посмотрю, подумал я и прихватил папку с собой.
  
  ****************************************
  
  Сначала на крыльцо вышел я. Осмотрелся.
  Тихо, ни души. Опять идет снег. Тогда уже более спокойно прошел до Паджерика, который действительно спокойно стоял рядом со входом. Заглянул в него. Вроде, все на месте... Ключи в замке зажигания. Сел, завел. Нормально, мотор горячий, в салоне тепло.
  Помахал рукой Марине. Она, как я ее учил, нажала кнопку активации сигнализации и выбежала из дверей офиса, сильно хлопнув дверью. Которая автоматически закрылась сразу на два сейфовых замка. А девушка, тем временем, уселась рядом со мной и улыбнулась мне.
  Эта улыбка и была последней, что я видел.
  Тихое шипение раздалось с заднего сидения. Нос уловил тончайший запах сонного газа. Глаза закрылись сами. Тело перестало меня слушаться. Лишь дарило ощущения. И звуки.
  Хлопнули двери джипа, меня вытащили из-за руля, куда-то поволокли. Закинули на что-то твердое и повезли.
  Дальше ушел в полную бессознанку.
  
  
  
  Глава Тринадцатая
  
  Голова болит! Качает! Руками не пошевелить! КАК?!! ОПЯТЬ?!!
  Да что это за ж... такая, второй раз за неделю, на цепь попадаться!
  Глаза открыть даже не пытаюсь. Просто напрягаю руки изо всех своих сил и пытаюсь разорвать цепи!
  Вот только не рвутся. Спокойно... Тогда попробуем обратиться. Обычно за десяток секунд. Не получается!!! Да что же такое творится?
  Я дернулся и открыл глаза.
  Повторение картины, акт второй!
  Опять подвал!!! Только размерами поболее, где-то квадратов в сто. Сырости нет, хотя спертый воздух присутствует. Освещен многочисленными настенными светильниками. В одном углу присутствует огромный стол, заваленный магическими атрибутами, в другом расположена целая алхимическая лаборатория. Дверь находится в третьем углу. Четвертого не вижу, он у меня за спиной.
  Вишу на цепях. Только, наверное, не простых. Они бы меня не удержали... И правда, светятся неярким светом. Точно, заговоренные. Сам голый. Рядом висит Марина. Тоже голая. И все еще без сознания.
  Ладно, повисим. Все равно, цепочки не разорвать... На совесть сделаны.
  Ждать действительно пришлось недолго.
  Дверь в углу открылась и в проеме нарисовалась аццкая блондинка. Так, по крайней мере, мне показалось. Вся в черном, кожаном костюме, грива белых волос спадает до плеч, наполовину закрывая лицо. На ногах сапоги до колен. Она подошла ко мне медленным шагом манекенщицы, высокая грудь при каждом шаге колыхалась и грозила порвать куртку. У каждого мужчины возникают мысли ниже пояса, когда к тебе "дэвушка" такой походкой подходит. Но я остался равнодушным. Потому, что разглядел, наконец, ее лицо.
  - Здравствуй, Сашенька, - произнесла она, откидывая волосы назад, остановившись от меня в трех шагах. Далеко, не достану!
  - И тебе не хворать, Машенька, - ответил ей в том же ключе.
  - Как тебе наше гостеприимство? Успел осознать, где находишься? Или все еще блуждаешь в потемках?
  - Спасибо за теплый прием, - съязвил я. - Осознать успел, да тебе не скажу. Ты мне сама все расскажешь. Ведь, правда?
  - Конечно, Сашенька. Но сейчас я с вами буду беседовать. И ты мне скажешь то, что я хочу знать.
  - Да, ну? - пытаясь пожать плечами, я звякнул цепями. - А мне кажется, ты тут не главная! Эти цепи маг ставил! Так что заканчивай спектакль и зови его. Если, конечно, не хочешь кончить, как твои подручные. Да и тебя, я слышал, немного придавило... Жаль, не до конца...
  В течение этой тирады сексуальный вид сдуло с нее, как простыню порывом ветра, и перед моим взором предстала Бешеная Машка, которая зашипела рассерженной змеей:
  - Это ты все еще коптишь небо благодаря мне. Тебя еще никто по настоящему не придавил, потому что я хотела этого.
  Она подняла руку в кожаной перчатке, сквозь которую уже выползали звериные когти. Свидетельство, что оборотень на грани трансформации.
  - Но, знаешь, когда хозяин с тобой закончит, он обещал отдать тебя мне. Очень уж хочется плюшевую игрушку. Ты вполне на ее роль годишься... Я оторву тебе ... подожду, пока восстановится, и снова оторву...
  Забывшись, она подошла ближе, чем я тут же воспользовался!
  Качнувшись на цепях, я ножницами захватил шею Машки в захват. Что-то хрустнуло, она немного потеряла ориентацию. И сделала первый шаг навстречу мне. Напрягая все силы, я попытался подтянуть ее к своим рукам. Едва мне это удалось, как Машка очнулась и прямо в моих руках начала превращаться. Блеснули зубы, сверкнули когти. От сильной боли в паху я взвыл и чуть ее не выпустил. А Машка начала бесноваться!
  Зажатый моими руками посередине туловища, почти обратившийся оборотень рвал зубами и передними лапами мне голову, пытаясь дотянуться до шеи. Задние лапы уперлись мне в живот. Там, похоже, была сплошная рана. Которая не успевала зарастать. Ускоренная регенерация оборотней не спасала. Я увеличил нажим, и Машка издала тоскливый вой. Ага! Достал я тебя, наконец!
  В эту же минуту нас с мясом оторвало одного от другой и разнесло в разные стороны. Я всей массой влепился в стену за спиной, Машке досталась стена напротив. Правда, она тут же вскочила и собралась продолжить схватку.
  - Довольно, - прогремел под сводом подвала голос. Машку снова впечатало в стену. Я повис на цепи, чувствуя тугую опустошенность. Боль уже отпустила, мгновенная регенерация, как-никак.
  В двери стоял высокий и худой, как палка, молодой на вид маг. В этом не приходится сомневаться. Горящий взор пронзает меня насквозь, в руке колышется кольцо огня, заклинание, посильней огненного шара раз в десять. Вот только одежка подкачала. Ему балахон положен, и посох, как у Мерлина. А он, блин, в хирургическом костюме красуется.
  Вот по костюму я и понял, кто передо мной, и предпочел поздороваться первым:
  - Приветствую тебя, Гавриил!
  Он не ответил, только сверкнул глазами и принялся откровенно меня разглядывать. Впрочем, недолго. Гораздо дольше его взгляд задержался на Марине. Ее пропорции он рассматривал минут десять. Я почувствовал, что медленно стервенею...
  Наконец, удовлетворённо хмыкнув, маг подходит к столу и что-то там берет. Мне не видно.
  - Ну, здравствуй, оборотень, - говорит, наконец, он, и поворачивается. - Сейчас я буду с тобой беседовать.
  Голос молодой, звучный, гуляет эхом по подвалу. В глаза лучше не смотреть! Там ночь! Но и не смотреть нельзя. Его сочащаяся Силой фигура сама притягивает взгляд.
  - Теперь слушай меня, оборотень. Мне нужна та вещь, которую ты нашел. Отдай мне ее и тебе не будет больно, - молвил он, подойдя поближе ко мне. - Иначе...
  В руке у него мелькает тусклым бликом серебряный нож. И тут же на ляжку левой ноги, словно кипятка вылили. Уж насколько я был готов к пыткам, а первый этап пропустил. И не удержался от вопля боли.
  Гавриил отскакивает, серебряный нож окрашен красным. Чувствую, как по ноге струится кровь. Раны от серебряного оружия затягиваются гораздо медленнее, чем от обычной стали, можно и кровью истечь.
  Маг отбросил нож и протянул в мою сторону свою руку, которая тут же засветилась красным. Я почувствовал, как по ноге поползло нечто теплое и в следующий момент окунулся в целый океан боли. Меня крутило, вертело, мяло и ломало. Сквозь муку донесся голос Гавриила:
  - Где Рука Люцифера? Где ты ее спрятал?
  Глаза не хотели открываться, на это пришлось потратить почти все свои силы. Сквозь красную пленку я увидел темного, стоящего совсем рядом. Но сил броситься на него не было. Боль не утихала. За ним вплотную стояла Машка. На ее лице было видно явное наслаждение от процесса.
  - Пошел ты на ...!
  Голос походил на воронье карканье. Но он возымел свое действие. И боль начала стихать. Гавриил, отойдя немного назад, сказал:
  - Да, так мы далеко не продвинемся! Но есть другой способ.
  И с этими словами повернулся к Марине, до этого с ужасом взиравшей на пытку. Рука мага вновь засветилась, и подвал прорезал пронзительный женский крик. К ее телу словно приложили горячие угли, и она кричала, как раненое животное, - боль и обида смешались в этом крике. И мой рассудок не выдержал.
  - Стой, Гавриил! Ты получишь то, что просил!
  Крики оборвались так же резко, как наступили. Маг потушил свое заклинание, и Марина ушла в спасительный для нее глубокий обморок.
  - Видишь, - повернулся он к Машке. - Всего-то надо было найти точку воздействия. Я был очень прав, когда подсунул ее ему.
  - Не понял, - в горле вдруг запершило вовсе не из-за пыток. - Ты о чем говоришь?
  - Ах, оборотень, - маг даже руками всплеснул. - Ну, как можно быть таким наивным? Да за то, что ты еще жив, ты меня поблагодарить должен!
  - Ах, поблагодарить? - яростно смотрел на него я. - Ну-ка, подойди поближе, я тебя так отблагодарю, мало не покажется.
  - Мальчик нас понимать не хочет, - глумясь, Гавриил, скорчил скорбное лицо. - Да пойми ты! Все, что ты делал, было под мою диктовку. Машкины оборотни слишком скороспелы. Хоть след и взяли, но найти вещь не смогли! Тогда я и заприметил тебя. Это я нашептал старику Профессору о якобы свидетеле. Но, стоило тебе этим заняться, как свидетель нашелся. И еще какой! Я узнал об этом немного позже тебя. Поэтому вы успели познакомиться, а еще ты здорово уполовинил оборотней. Чем и рассердил Ивана, который считал, что оборотни, это нечто его личной собачьей стаи.
  Позади него негромко фыркнула Машка. Я молчал, прозревая. А маг, тем временем, продолжал:
  - Неужели, ты думаешь, что оборотню под силу с магом справиться? Да Иван должен был тебя развеять еще при выходе из Университета. Чтобы ты смог с ним справиться, каждое его заклинание мне приходилось ослаблять в десять раз. Так что жив ты только благодаря мне. И еще с твоей спутницей хорошо получилось. Ведь если бы не она, то долго бы тебя пытать пришлось. А так ты проявил слабость... Но зато, от конкурента меня избавил!
  Все верно. А я еще думал, как мне везет... Завалил неслабого мага, получил в подарок девушку и артефакт небывалой силы. А дальше что? А дальше выползла эта мразь, и тебя на всем скаку мордой в грязь!
  - Ладно, хватит лясы точить, - закруглился маг. - Давай артефакт и жить будешь долго и счастливо.
  - Как я тебе его дам, - усмехнулся я. - Он же у меня не здесь! За ним ехать надо.
  - Не юли, оборотень. А то я не знаю, что ты на такую вещь "потерянное" заклятие повесить не поленился! Вот и призови его сюда!
  - И как я его призову? Ты меня в кандалах магических держишь. Я магией воспользоваться не могу!
  - А зачем? Ты его в любом виде призвать можешь.
  Его правда. Спрятал я артефакт хорошо, да ловушек еще разных вокруг понаставил, не каждый пройдет. А вот призвать его просто. Достаточно произнести название предмета и сказать: "вернись ко мне".
  - Мое терпение не безгранично, - прогремело в подвале, и рука Гавриила снова засветилась. Марина очнулась и застонала.
  - Стой, сейчас все будет, - закричал я. - Только ее не трогай!
  - Я жду!
  - Будь ты проклят! "Рука, вернись ко мне"!
  Хлопнуло, и прямо передо мной материализовался сверток с артефактом. Гавриил с удивительной для него поспешностью подхватил его, развернул и вскрыл. Я, наконец, получил возможность лицезреть Руку Люцифера в ее натуральном виде, без защитного кокона. Внешне, противный на вид артефакт. Но куда страшнее была Сила, заточенная внутри. Она сочилась настолько насыщенной ядовитой тьмой, что мощь темного мага блекло перед ним.
  Длилось это недолго. Казалось, сам Гавриил почувствовал себя не в своей тарелке и захлопнул кокон. И взглянул на меня. Вспомнилась работа киллером. Так смотрели на отработанный материал. Мое тело напряглось, готовое встретить боль. Сквозь пересохшее горло протолкались слова:
  - Ее не трогай!
  - Конечно.
  Но тон, каким был дан этот ответ, заставил меня усомниться. А потом рука мага засветилась и я потонул в боли. Чуть ли не слышал, как лопалась кожа. Грудь жгло огнем, из глаз текли слезы. Недолгий перерыв - и новый взрыв боли, на этот раз ниже пояса.
  И как в тумане раздавшийся крик боли Марины.
  Душа моя, встав на дыбы, кинулась искать защиты внутри своего тела. Снова и снова я бился, пытаясь разрушить барьер, образованный заговоренной цепью. Правильно говорят, что способности к колдовству прогрессируют только в минуты тяжелых испытаний. Хотя внешне я не изменился, но сейчас мой рассудок превратился в того разъяренного зверя, которого я сдерживал всю жизнь. И от которого прятался каждое полнолуние. Зверь стремился разметать стены клетки, в которую его загнала магия, и, как разъяренный зверь, он действовал слепо, снова и снова ударяя в барьер - решив освободиться или погибнуть.
  Цепи поддались. Не быстро, но звено за звеном они начали вытягиваться. И, наконец, лопнули! Я рухнул на пол.
  Это произошло так быстро, что Гавриил отшатнулся. На его лице проступило изумление.
  До него было всего пара метров, поэтому я просто прыгнул. Причем, прыгнул как человек, а в шею зубы вонзил уже как зверь. Маг попытался закричать, но не успел. Мощным движением челюстей я разорвал ему все горло, кровь брызнула фонтаном. Подхватив этот живительный поток, я впервые за все время оборотничества наслаждался убийством.
  Но долго мне наслаждаться не дали. На середине победного воя в бок мне вонзилась серая молния. Машка, чтоб ее. Огромная серая волчица скалила зубы, слизывая с них кровь с моей раны.
  Зря ты Машка, подумалось отстраненно. Ведь могла просто убежать, даже преследовать не стал бы. Но, сейчас...
  Сейчас я был наполнен Силой убиенного Гавриила по самую маковку. И едва Машка снова кинулась ко мне, как сразу получила в двух плоскостях: по загривку лапой и в морду воздушным ударом. Отлетела в дальний угол, но тут же вскочила и попыталась напасть снова. На это у меня сама собой открылась пасть, оттуда драконьей отрыжкой выскочил огненный шар!
  Он только подпалил волчице хвост. Поскольку, увидев, что на нее несется, Машка все-таки предпочла спастись бегством. Снеся дверь, она выбежала из подвала, ее вой затих вдали.
  После этого из меня как воздух выпустили. Я еле добрел до висящей на цепях Марины, с трудом порвал цепи, стараясь не зацепить ее своими острыми зубами. Помню только треск обратного превращения. Потом сознание померкло.
  
  ********
  
  Некому было замечать, как вдруг, прямо над артефактом, из воздуха возникли две руки. Обычные такие руки, не молодые и не старые, на одной даже якорь наколотый присутствует. Эти самые руки некоторое время летали вокруг артефакта, затем резко вскрыли кокон. Но, на этот раз Сила, скрытая в Руке, не стала выплескиваться наружу. Руки заскользили вокруг, выписывая непонятные непосвященному движения. Но вот они замерли в завершающем жесте, и сияние артефакта несколько поутихло. А руки решительно захлопнули кокон, после чего исчезли так же внезапно, как и появились.
  
  ********
  
  Интерлюдия
  
  Великий темный маг Антон пропел завершающую фазу заклинания и утер выступивший на лбу пот. Даже для него, живущего уже более чем полтораста лет, и достигшего в магическом мастерстве небывалых высот, заклинание такого уровня далось с трудом. Но все-таки оно ему удалось.
  Присев на диван в своем личном ритуальном зале и, потягивая коллекционный коньяк из предусмотрительно заранее налитого бокала, маг неторопливо вспоминал, как оно все начиналось.
  Сначала надо было найти лоха. На эту роль великолепно подошел проверяющий из центрального Надзора. Заморочить слабенького мага и заставить вызвать двух демонов, вместо одного, было легко.
  Потом надо было найти центральную фигуру, нормального парня, с понятиями чести. На эту роль великолепно подошел оборотень Дорохин. И тихонько вести его к цели, попутно помогая ему уничтожать конкурентов.
  И ведь удалось, про себя довольно хрюкнул Антон.
  То, что демон стащит из Хранилища именно Руку Люцифера, маг не сомневался. Только это и могло притянуть демона, как не прячь эту вещицу.
  Было отрадно наблюдать, как его конкуренты гоняются за оборотнем и один за другим выбывают из игры.
  Причем, в случае с Иваном, ему даже помогать не пришлось, за него это сделал Гавриил. Да и с Гавриилом оборотень разобрался сам, надо было всего-то ослабить заклинание против оборотней на цепях.
  И, как результат, вон артефакт, посреди пентаграммы валяется. Это, конечно, не оригинал, зато Сила у него взята с оригинала. Старое заклинание. Суть вещи переносится в ее полную копию. Что и было сейчас проделано. А там осталась болванка, имеющая только историческую ценность. Пофонит Силой годик другой, да и тихо скончается. А Надзор запишет в своих анналах, мол, артефакт утратил свою силу.
  Удачное исполнение своих планов Антон решил отметить в лучшем ресторане города.
  Лишь вечером, в хмельном угаре, ему подумалось, а не сможет ли оборотень Дорохин принести ему еще какую-нибудь пользу...
  
  
  Эпилог
  
  Свечи расставлены! Ингредиенты раскиданы. Я стою, полностью обнаженный, посреди лично нарисованной пентаграммы. Специально нанятый маг читает завершающие строки заклинания. Жду только полнолуния. Которое скоро перестанет иметь для меня свое зловещее значение. Ибо я стану магом! Возможность превращаться в оборотня я не утрачу, зато обрету ясность ума в любом обличии! И неслабые магические способности!
  Снова возвращаюсь в недалекое прошлое. Вспоминаю слова Жеки Восьмеркина, когда Надзор с ним во главе ворвался в подвал дома Гавриила. Честное слово, матерными были даже предлоги. Кровь была везде, на полу, стенах, потолке, на нас самих. В одном углу пресловутая Рука Люцифера, в другом - мы. Посередине - останки Гавриила. Местами...
  Ну, а Жека не скупился. Отвалил мне Силы, как договаривались, причем возместил и ту, которую я потратил во время своих поисков. И еще сверху добавил. Как выяснили его эксперты, сказал он, в деле призвания двух демонов вместо одного проверяющим из центра, тоже была тень мага. Гавриил, судя по всему, легко заморочил слабенького мага из столицы, в результате чего тот ошибся в заклинании. Так что весь кризис имел рукотворный вид.
  В связи с этим, долго я тянуть не стал, на ближайшее полнолуние назначил свое превращение. Договорился с магом второго уровня, и вот теперь жду начала... А Марина ждет меня в спальне офиса. То, что ей удалось пережить, и врагу не пожелаешь, поэтому пришлось, несмотря на собственное нежелание, вторгнуться в ее память. Нет, заставить забыть пережитое я не мог. Сделал лишь так, чтобы это все казалось произошедшим давным-давно.
  О-о-о, начинается. Руки начали обрастать шерстью. С тихим треском изменяется позвоночник...
  Большое витринное окно за моей спиной, задрапированное для проведения обряда черным покрывалом, лопается с внезапным треском. Я не обратил внимание, думал, это в связи с ритуалом, но, оказывается, это не так. Серая молния бьет меня в спину и сшибает на пол. Пока я пытаюсь подняться, оборотень успевает порвать мага. Тот, увлеченный ритуалом, не успел среагировать! Оборотень поворачивается ко мне и рычит. Я узнаю. Машка!
  Она летит на меня, а я повернуться не могу, заклинание уже действует. И тут оборотниха внезапно спотыкается и начинает скулить. В боку у нее торчит серебряный стилет. Его я подарил Марине, едва мы пришли в себя после памятной встречи с Гавриилом.
  Да вот и она, выглядывает из-за двери. Зря! Машка вновь поднимается на лапы, стилет так и торчит у нее в боку. Но она внимание на него не обращает, а поворачивается всем телом к Марине.
  Беги, хотел сказать я ей, но горло выдает какое-то невнятное клокотание. Потому что чувствую, как меня накрывает. Злость, Сила, заклинание, ярость и еще что-то неописуемое. Уголком глаз вижу полную луну в разбитом окне. И Бешеную Машку, готовившуюся прыгнуть на Марину.
  Дальше все, провал.
  Пришел я в себя поутру. Оказывается, лежал на коленях у Марины, а она мягко гладила мои волосы.
  Увидев, что я проснулся, она слабо улыбнулась и сказала:
  - Привет!
  - Привет! Я долго был в отключке?
  - Всю ночь. После того, как Машку порвал! И подготовил комнату к ремонту!
  Я огляделся. Действительно, ремонт делать пора. Все порушено... И труп Бешеной Машки интерьер не улучшает.
  - А тебя? - с внутренней дрожью спросил.
  - Нет, ты меня даже не тронул. Только Машку порвал и все. И сразу же обратно перекинулся...
  Непонятно, однако. Так ритуал закончился или нет? Ну, ладно, потом разберемся. Сейчас курить хочется.
  Я и мигнуть не успел, как в моей правой руке появилась сигарета, а в левой зажигалка. Марина от неожиданности тихонько вскрикнула.
  Закурив, я откинулся на ее колени, и, пуская кольца дыма, сказал:
  - Отлично! Значит, теперь я маг!
  
  
  
  Конец первой части.
  
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"