Андреев Александр Владимирович: другие произведения.

Читать не вредно...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Сёма плелся по аллее парка. Носки ботинок мальчика с легким шуршанием загребали опавшую листву, в изобилии усеявшую асфальт.
  Осень вокруг уже вполне вступила в свои права. Смелым живописцем забрызгала она мольберт природы яркими, неведомыми избалованному лету, красками. Вдалеке, принарядившись в желтую парчу, коротали вечер кудрявые подростки-липы. То здесь, то там, охраняя их от дерзких посягательств проказника-ветра высились кряжистые, отливающие медью доспехов, караульные-дубы. Совсем рядом полыхали багряными резными листьями красавцы клены. Робко, по-девичьи сдержанно им пытались вторить рябины, да проплывая мимо, окруженные благородным золотистым сиянием, осеняли округу березы.
  И всё увядающее великолепие бросало отчаянный вызов свинцовой хмари, коварно заполучившей власть над вчера еще лазорево-беспечным, а сегодня застывающим на глазах серыми расплывчатыми потеками, небом.
  Но Семену не было дела до вечной битвы света и тьмы.
  Его воображение занимало другое. А именно то, что случится, когда придется ему пересечь порог родимого дома. Нельзя же вечно бродить по петляющим среди деревьев дорожкам парка.
  
  "Вот ведь проклятущая школа! Никакой от нее пользы! Один только вред!
  Ну что в том, что не знаю я закон Ома? Что его, закон, на хлеб намазывать? Или на руки вместо перчаток одевать?
  Или, может быть, алгебра сможет сама собой доставить кого "из пункта А в пункт Б?" Нет, не сможет? Слабо ей? Правильно, слабо. А вот "бумер" соседа Викентьича может. Хоть в "Б", хоть в "В", хоть даже и в "Ц"! И наука соседу вовсе без надобности! Чтоб ключ зажигания в замке повернуть, тут семи пядей во лбу наращивать не треба!
  А литераторша со своим "образом матери"! Так это ж вообще! Апофигей! Держите меня семеро! Чую я через часик-другой образ этот самый как врежет ремнем мне по заднице! Не объяснишь ведь, что двойки все не по делу. Так, насели просто разом на человека. Всей воспитательной бандой! Да сам Илья Муромец оплошал бы! Он с Соловьем-разбойником-то едва-едва справился. А тут таких соловьев ажно пятеро! И каждый по гусаку влепил! Хорошо хоть последним уроком труды были! Там всё ясно. Поставил Борис Аркадьич за станок столярный - и только стружка у меня в стороны полетела! Через десять минут невзрачная заготовка превратилась в фигуристую табуретную ножку. Димусик-ботаник и Антоша-очкарик до конца урока маялись. А глянуть чего у них вышло - смех один! А ко мне как Аркадьич подошел - только очки на лоб сдвинул, да головой покачал. А все хорошисты-отличники ахнули! Еще бы, тут тебе ни Пушкин с лицея, ни Катерина с обрыва не поможет! Тута самому нужно. Ручками. Языком туда-сюда мотать - не мешки ворочать!
  Правда ни мешки ворочая, ни на заводе у станка вкалывая, на "бумер" не заработаешь...
  Да и сдался он мне, "бумер" этот! Вон пацаны во дворе не парятся! Забили на учебу конкретно. Прошлой весной прикол - зубрилы в классах душных сидят, над книжками изнывают-колбасятся. Ну не стукнутые? А я всю неделю с дворовыми то на рыбалку, то в киношку. А то и просто - на карьер. Там балаган сами сколотили из досок бросовых. У тех кто помладше, по утрам игры-бегалки, а мы - то в картишки перекинемся, а то и пивка прикупим, если деньга в кармане зазвенит ненароком. Вот это жизнь! Все по-серьезному. По-взрослому.
  А тут на тебе. Учеба долбаная! Мало того, что как пень дурной за партой опостылевшей день за днем загибаешься, время теряешь! Так еще и двойки. Пять штук за день!
  Сема вновь вернулся к воспоминаниям о минувшей весне. Хорошо было! Правда, досталось от мамки потом тоже не хило. Совсем-совсем по-взрослому. Особенно - за пиво. Перспектива близкого повторения жизненного урока привела подростка в отчаяние. Мамка не гляди, что тихая да ласковая, а как пороть - так неумолимая и беспощадная.
  А! Да гори оно синим пламенем! Семь бед - один ответ!"
  Сёма в порыве гнева сбросил сумку с плеча. Сноровисто чиркнула застежка молнии. Мальчик решительно перевернул торбу - и на асфальт посыпались, беспомощно раскрывая страницы налету, учебники.
  Бац - и кирпичик физики исчез под лапами молодой, невысокой елки.
  Шлеп - и томик литературы отправился в захватывающий полет от ноги молодого форварда до ствола ближайшей осинки.
  Блям - алгебра повторила судьбу своих товарок, сиротливо шлепнувшись в груду пожухшей листвы.
  Последней ушла в темнеющее небо сумка. И не вернулась. Верно, зацепилась где-то за ветку дерева. Запыхавшийся победитель гидры знаний уже налегке ринулся по аллее. Шагов через двадцать дорожка поворачивала под прямым углом. Мальчик лихо, не снижая скорости, заложил крутой вираж... и едва не снес собаку, чинно устроившуюся прямо посередине дорожки.
  - Гав-гав! - Пес облаял бегуна скорее от испуга, чем для острастки.
  А потом лай и вовсе перешел в жалостливое поскуливание.
  Семен неожиданно признал в псине Рекса. Прежде приблудного, а нынешним летом удачно прибившегося к заезжему пенсионеру. Старичок переехал в дом на соседней улице совсем недавно, но уже успел прослыть в округе большим чудаком. Викентьич, вежливо здороваясь с ним при встрече, за глаза откровенно вертел пальцем у виска при упоминании о новосёле. Худощавый высокий старик обладал строгими, почти суровыми чертами лица и пронзительным взглядом, который окрестные кумушки окрестили "колдовским". Близко с соседями не сходился, обращался ко всем на вы. Одевался почти всегда в бежевый длиннополый плащ и широкополую темную шляпу, что по меркам маленького городка само по себе уже внушало подозрение. Впрочем, ни в чем предосудительном замечен не был. Основным предметом пересудов были его прогулки во внеурочное время, рано утром или поздно вечером. Прогуливался приезжий сперва в одиночку, а потом его неизменным спутником стал лохматый добродушный Рекс.
  - Рекс, ты что тут делаешь?
   Сёма замер перед псом, будто и вправду ждал ответа.
  Рекс еще раз жалобно взвизгнул, вытягивая шею по направлению к ближайшей скамейке. Подросток посмотрел в указанную собакой сторону и сразу же заметил знакомый бежевый плащ. Мужчина сидел на лавочке, прижав правую руку к сердцу. Шляпа лежала сиротливо рядом, и седые волосы слегка трепал ветер.
  Осторожно приблизившись к приезжему, Семен с опаской тронул его за рукав плаща.
  - Вам... нехорошо?
  Старик, словно очнувшись ото сна, встрепенулся.
  - Нехорошо? Нет, уже все в порядке. Почти. Присел отдохнуть, знаете ли.
  Мужчина бодро поднялся на ноги и ... тут же сел обратно.
  Сейчас... Сейчас, соберусь с силами. - Он говорил так, будто извинялся за свою слабость. И выражение лица у него сейчас было совсем не строгое. Скорее виноватое.
  - Давайте я вам помогу до дома добраться, - недолго думая предложил Семен.
  - Пожалуй, ваша помощь будет как нельзя более кстати, - с неохотой согласился мужчина.
  - Нам почти по пути, э...
  - Николай Сергеевич, разрешите представиться, - старик подхватил шляпу и легонько прижал её к груди в знак приветствия. А вас?
  - Семён. Я на соседней улице живу, - хмыкнул носом подросток, - с мамкой.
  - Простите, что обременил вас заботой о старике, - Николай Сергеевич уже стоял рядом, переминаясь с ноги на ногу.
  - Если не возражаете, Семен, я обопрусь пока что на ваше плечо. Ноги затекли. Сердчишко, знаете ли, подводит последнее время. Врачи приказали чаще бывать на воздухе. И обязательно двигаться, поддерживать сосуды в тонусе. С моей работой такой рецепт - вдвойне справедлив.
  - А что, вы до сих пор работаете? - изумленно вскинулся мальчишка. И сразу же пожалел о сказанном.
  - То есть... Я не то хотел сказать. Спросить... - и он окончательно стушевался.
  - Не нужно смущаться, молодой человек. Вы меня ничуть не обидели. Я с радостью отвечу на ваш вопрос. Раньше я работал журналистом. Ближе к преклонному возрасту набралось материала на книгу воспоминаний и размышлений. Опубликовался. Особого успеха не имел. А совсем под старость лет я, наверное, немного впал в детство... - Николай Сергеевич улыбнулся. Его рука слега дрогнула на Сёмином плече.
  - И вовсе он не странный. - про себя подумал подросток. - Ну разве что самую малость.
  - ... и увлекся написанием сказок, фантастики и тому подобной литературы легкого, развлекательного жанра.
  - Да-а-а-а? - удивленно-вопросительно протянул книгоборец.
  На самом деле чтение Семен не жаловал. Такая нудятина - сидеть на табуретке, да страницами шелестеть. То ли дело в кино, где тебе и дракона и мамонта и принцессу сказочную так нарисуют, что они реальней, чем соседка по парте выглядят! За полтора часа целый роман на блюдечке преподнесут. С танцами, музыкой, приключениями и спецэффектами!
  Но старик шел медленно, и до дома им предстояло идти никак не менее получаса, которые неплохо бы занять чем-то еще, кроме сопения, да разглядывания уже не раз виденного пейзажа, с каждой минутой все плотнее и плотнее кутавшегося в осенние сумерки.
  - А сейчас про что пишете?
  - Вторую неделю обдумываю одну идейку, знаете ли, - с охотой откликнулся седовласый спутник. Шляпу он по прежнему прижимал к груди, будто не решаясь водрузить её на законное место.
  - Черновик вот набросал. Но пока всё только в общих чертах. Завязка, так сказать.
  - Черновик... Завязка действия... Надо же, всё как на уроке литературы, - отметил про себя подросток. Сёма мстительно усмехнулся во тьме, припомнив дугу, которую описал учебник, перед тем, как плюхнуться под дерево. Еще он представил выражение ужаса на лице литераторши, если б она узнала судьбу пособия по горячо обожаемому ей предмету. Сначала воображаемая сцена почти развеселила подростка. Так забавно представить выбитую из колеи училку! Но минутой позже он уже чувствовал себя неловко.
  - Хотите, я расскажу? А вы, возможно, подскажете старому графоману свежий поворот сюжета. Чем черт не шутит?
  - Чем только он не шутит... - себе под нос проворчал Семён, припомнив обстоятельства их неожиданной встречи.
  - А вслух произнес:
  - Конечно. А сказка совсем детская?
  Про зайчиков и белочек, скрывающихся в чаще от голодного серого волка слушать всё-таки очень не хотелось.
  - Нет, - отозвался сосед.
  - Не совсем, - добавил он немного погодя.
  Семен со всем энтузиазмом, на который был способен, закивал головой.
  - Давным-давно, далеко-далеко отсюда, совсем в другом измерении, а может на другой планете, жил-был мальчик. Мальчик жил в Каменном Городе и был сам по себе. Без мамы и папы, без дедушки и бабушки, без братьев и сестер.
  - Почему? - Сема на ходу ловко подковырнул носком ботинка кусок отколовшегося асфальта и, подцепив на подъем ноги, одним сильным движением отправил в кусты.
  - Что - почему? - Обескураженно отозвался рассказчик.
  - Почему он жил сам по себе? Дети обычно живут с родителями. - Тут мальчик запнулся. И после паузы натянуто добавил:
  - Ну или хотя бы с мамой! Он что, сирота был?
  - Нет, мальчик не был сиротой - быстро отреагировал сказитель. Его родственники жили рядом. Просто в Каменном Городе никто не придавал значения кровным связям.
  - Но почему? - упрямо отозвался мальчик. Рекс, преданно трусивший рядом, слегка изменил дистанцию, слегка ошарашенный громким возгласом.
  - Таков был закон Каменного Города. - спокойно пояснил Николай Сергеевич.
  - Неправда это всё. Не бывает у людей таких законов! - почти выкрикнул подросток и нахохлился, как воробей на заиндевевшей ветке.
  - Правильно, не бывает, - мягко продолжил мужчина.
  - Но только в Каменном Городе люди жили не совсем по своим законам. Потому что не они одни построили этот город. И не только люди в нем жили.
  - А кто же еще? - само собой вырвалось у Семена.
  - Жуки. - коротко отрезал рассказчик.
  - Какие-такие жуки? - восторженно-недоверчиво вопросил отрок. Мгла уже порядком сгустилась вокруг шествующей по аллеям троицы. Как раз до такой степени, когда можно начинать рассказывать страшные истории. Сёме вспомнился фантастический фильм, где бравые космодесантники отчаянно сражались с целой армией инопланетных жуков-переростков. Он по-новому, с уважением, взглянул на Николая Сергеевича. Ведь и к тому фильму кто-то ж написал сперва этот... как его ...сценарий, во!
  - Надо же, а начал как в сказке, жил-типа-был мальчик...
  - Жуки воевали с людьми! - категорично заключил благодарный слушатель.
  - Нет! - Подсек его мечты на корню писатель.
  - Жуки были злыми и держали людей в рабстве? - с надеждой в голосе предположил мальчик.
  Пожилой мужчина с интересом взглягнул в заблестевшие глаза своего собеседника, устроил, наконец, шляпу на голове, и интригующе протянул:
  - Не уверен...
  - Люди пришли в те края давно. Дикая Земля встретила их не особенно ласково. Хотя леса изобиловали дичью и ключи с чистой водой били в низинах. На то она и была Дикой Землей, чтоб населяли ее столь же дикие и опасные твари, никогда не видевшие человека! Многие пали от лап, когтей и зубов хищных созданий, которыми кишели рощи и долины, лежащие на пути. И достигли люди большой каменной гряды, и встали возле неё лагерем. И в первую же ночь к ним вышли жуки...
  - Они что, напали на спящих? - подал голос Семён.
  - Жуки не питались плотью. Им незачем было убивать путников. Они сами нуждались в защите.
  - А жуки вырастали большие-большие? - нетерпеливо уточнил мальчик.
  - Меньшие и самые умные жуки были размером с шарик для пинг-понга. Они могли проникать в мысли людей и общаться с ними. А жуки-рабочие могли вырастать ростом с кошку.
  Люди и жуки на удивление быстро нашли общий язык. И научились извлекать пользу от общения друг с другом. Жуки указали людям пещеры, где можно было укрыться от непогоды. Люди не остались в долгу - и переловили силками множество горных куниц, которые жизни своей не мыслили без ежедневной порции жучиного мяса. С тех пор дружба между такими разными существами только крепла. Жуки, проедавшие скалы также легко, как мыши грызут головку сыра, соединяли пещеры подземными штольнями. Среди людей, много повидавших на своем веку, нашлись рудознатцы и кузнецы. И скоро в глубине гор запылали плавильни. Жуки несли руду. Люди возвращали им металлы. Жуки скрывались со своей добычей где-то глубоко под землей.
  Рассказчик сделал небольшую паузу и погладил подбежавшего под руку пса по голове.
  - Каменный Город рос и рос. Жуки всё дальше вгрызались внутрь горы.
  В конце концов они пробили скальную гряду насквозь. И когда люди вышли на поверхность из узкой штольни, они не поверили своим глазам! Туннель привел их в заброшенный город. Прежние кочевники слышали легенды о таких поселениях, но никто и подумать не мог, что когда-нибудь они пройдут по мостовым города волшебников. К сожалению, крепостная стена, тянувшаяся сплошной полосой насколько видел взгляд, осталась единственным целым архитектурным памятником, уцелевшим от прежних времен. Приглядевшись, люди заметили панцири жуков, мелькавшие то тут, то там на уступах стены. Они работали столь же добросовестно, сколь и бездумно. В гладкой, как стекло стене не было ворот! Не предполагалось и лестниц, ведущих наверх. И кочевники поняли - жуки не сами по себе научились понимать людей. Когда-то они были верными слугами волшебников, населявших город. И сейчас, когда уже который год город лежал в руинах, часть жуков продолжали выполнять задание, данное хозяевами. Они, как умели, по сей день поддерживали в идеальном состоянии крепостную стену. Кочевники не стали тревожить покой руин. Отчасти потому, что уважали усопших, отчасти - опасаясь лишиться помощи жуков.
  Старик перевел дух, подозвал Рекса, достал кусочек сахара из кармана плаща, и приказав псу сесть, возложил белоснежный кубик на алтарь влажного собачьего носа. Выдержал питомца немного, бросил ему коротко с улыбкой: "Возьми"! И Рекс аппетитно хрустнул рафинадом.
  - Надо же, какой талант! Правду, значит, говорят, что двортерьер - самая умная порода, - подумалось подростку.
  - А причем здесь мальчик? - поинтересовался он у Николая Сергеевича.
  
  - Мальчик, о котором я хочу написать, любил бродить между развалинами, представляя себе на месте остовов зданий великолепные дворцы, высокие сторожевые башни, гостеприимные постоялые дворы или великолепные храмы. Воображение рисовало картину за картиной, улицы наполнялись пестрой, нарядной толпой, фейерверки взлетали в воздух, смуглые танцовщицы кружились в упоительном ритме под перестук барабанов и нежное пение флейт.
  Однажды, наблюдая за слаженной работой жуков, разбиравших очередной завал для того, чтобы получить материал для укрепления стены, мальчик обнаружил винтовую лестницу, уходящую глубоко под землю. Сердце мальчишки сладко сжалось, когда он оказался на первой ступени лестницы. Да и какой отрок остался бы невозмутимым, ступив на густо покрытую бархатной пылью плиту, обещавшую путь к тайне! И отважный исследователь стал спускаться шаг за шагом вниз, пока не достиг старой, обитой медными полосами, двери. Юный смельчак толкнул её - и, о чудо! Дверь, даже не скрипнув, подалась вовнутрь. Стоило переступить порог, и помещение залил холодный свет кристаллов, вставленных в настенные уключины вместо факелов. Стройные ряды одинаковых внушительных стеллажей заполняли зал. И каждая из полок была забита до отказа книгами. Большие и маленькие, украшенные драгоценными каменьями и изысканной резьбой или скромно затянутые в неприхотливый кожаный переплет, поражавшие количеством страниц и совсем тонюсенькие, - они, казалось, ждали все эти годы, когда их найдут люди. Но, к сожалению, книгам не повезло. Кочевники, странствуя по свету, многому научились. Ведомые ими караваны не сбивались с пути ни в песчаный самум, ни в снежную бурю. Мужчины племени были выносливы, сильны, и отважны. А женщины милосердны, умелы и терпеливы в лишениях. Небо предупреждало странников о грядущей перемене погоды, звезды указывали дорогу, а земля, бережно хранящая следы животных и людей, обстоятельно рассказывала о минувших событиях. Но не было случая, чтобы знаки, начертанные на бумаге, коже или папирусе, открыли свой секрет хотя бы одному из соплеменников мальчика. И вот теперь он брел между сокровищами, столь трепетно охраняемых почившими владельцами, что век книг оказался куда более продолжительным, чем век их почитателей. Мальчик брал в руки одну книгу за другой, и, полистав, рассеянно ронял на пол. Неисчислимые черточки, кружочки, точки, виньетки и петельки неслись в бесконечном хороводе от которого кругом шла голова.
  В Каменный Город молодой человек вернулся совершенно разбитым. Он пробовал спрашивать взрослых о книгах. Но те лишь недоуменно пожимали плечами да тихонько посмеивались. Взрослые точно знали - книги нужны только волшебникам. К тому же племя обрело теперь Каменный Город.
  Мальчик жил среди людей, которые знали наперед, что случится в их мире. Они работали, рыбачили, вели разговоры о рудах, о погоде или урожае. Еще устраивали пирушки в честь очередного сбора урожая. Раз в три дня объявлялся "веселый день". Жуки-рабочие вытаскивали на площадь камень забвения. Его обдавали мягчильной кислотой. Пары поднимались вверх и тут же осаждались, хаотично проливаясь пряным дождем. Те, кто попадал под струи, на несколько часов теряли ориентацию в пространстве и времени. Они блуждали по лабиринтам Каменного Города, зачастую вновь и вновь попадая под хмельной ливень. На следующий день счастливчики ничего не могли вспомнить, и соседи со смехом пересказывали им те приключения, что выпали вчера на их долю.
  Серьезные ссоры случались крайне редко. Пища не переводилась в общих амбарах, работа не давила тяжкой ношей, требуя ровно столько времени, чтобы не впасть в однообразную праздность. Нечего было красть, поскольку жуки снабдили каждого жителя Каменного Города одинаково добротной утварью и жильем. Не к кому было ревновать, ибо по сути все племя являлось одной общей семьей.
  - Но ведь так жить очень скучно! - не удержался от реплики Сёма.
  - Правильно, скучно. Вот и мальчик считал также. В городе все было таким... заурядным, однообразным, серым. Жуки абсолютно не различали цветов. И вообще мыслили лишь категориями расчета и полезности. Поэтому мальчик и стремился вырваться всеми силами за пределы Каменного Города. Поэтому так сильно расстроила его находка. Представляешь себе, иметь в своем пользовании целую библиотеку увлекательнейших, разнообразнейших книг, - и не понимать в них ни слова!
  Семен неопределенно хмыкнул в ответ.
  - И что с ним случилось дальше? - пройдя еще пару шагов, спросил победитель книг.
  - А это я как раз у Вас хотел полюбопытствовать, - хитро прищурился чудаковатый старик.
  - Может быть, мальчик нашел робота... Нет, не робота... Автомат, механический автомат! Завел его специальным ключиком. И...
  - Так-так, и что же приключилось дальше?
  - И тот научил его читать! - восторгаясь своей находчивостью, выпалил Семен.
  - Правда? - с сомнением в голосе поинтересовался Николай Сергеевич.
  - Ах, зараза! - догадался юный фантазер. Автомат же языка племени кочевников не знает!
  - И верно, - рассудительно согласился сосед.
  - Тогда пусть вернутся волшебники, и научат мальчишку всему, что знают!
  Рекс так и стремился заглянуть снизу в глаза Семену, не переставая при этом приветливо помахивать хвостом. Он явно гордился успехами школьника.
  - Не думаю... - задумчиво протянул пенсионер, вглядываясь вдаль.
  - Я понял, понял, нашел! - неожиданно затараторил мальчишка, словно опасаясь, что вот сейчас посетившее его озарение ускользнет, и тогда ищи ветра в поле!
  - Именно так воскликнул Архимед две с лишним тысячи лет назад, выбежав из
   ванной комнаты! - с улыбкой заметил писатель.
  - Мальчик, будет приносить к крепостной стене книгу за книгой. И построит из них лестницу. Из камней бы он не смог её построить. Жуки бы растащили! А книжки они не трогают, потому что волшебники наложили запрет! После мальчик заберется на лестницу и сможет заглянуть за стену!
  - И что же он там увидит? - затаив дыхание, задал вопрос Николай Сергеевич.
  - Всё! Огромный мир! Зеленые луга. Быструю речку, впадающую в грандиозный океан. Бледные паруса фрегатов на синем фоне. Дорожку, нарисованную заходящим солнцем на волнах. Острова с развесистыми пальмами. Странный загадочный замок, выступающий наполовину из темнеющего леса. Стремительных ласточек, гоняющихся за жужжащими стрекозами. Светящиеся воздушные шары, плывущие по небу почти у горизонта.
  - А ведь в этом что-то есть, знаете ли... - оценивающе смерив взглядом мальчика, отозвался мужчина.
  - Ну вот мы и пришли. - Семен за разговором и не заметил, как они добрались до ворот его дома. Мама дожидалась в дверях, грозно сдвинув брови, с недвусмысленно перекинутым через плечо полотенцем. Николай Сергеевич вник в обстановку с первого взгляда, и, оставив юного спутника на месте, поспешил к хозяйке дома.
  Несколько минут они тихо о чем-то беседовали, а потом мама сменила гнев на милость, и обычным, совсем не сердитым голосом, позвала Семена в дом. Новый друг тайком подмигнул школьнику, а вездесущий Рекс от полноты чувств влажно лизнул руку.
  На пороге мальчик обернулся. Николай Сергеевич, все еще стоя в свете углового фонаря, галантно приподнял знаменитую шляпу. Семен тоже потянулся было к вихрастой голове, но вовремя вспомнил, что не обзавелся еще даже кепкой. И тогда он просто от всей души помахал рукой старику.
  Спать сегодня надо было речь пораньше. Завтра спозаранку предстояла основательная прогулка по парку.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"