Aley: другие произведения.

Вторая Мировая война Российского императорского флота. Часть 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 4.95*7  Ваша оценка:


   0x01 graphic
   (Рисунок В. Емышева)
  
   2.1. Тяжелый крейсер "Громобой".
   0x01 graphic
   2 ноября 1934 года, находящиеся в Ионическом море крейсера "Громобой", "Иоанн Грозный" и "Россия" были перехвачены вышедшим с Мальты английским крейсерским отрядом, состоящим из тяжелых крейсеров "Норфолк", "Дорсетшир", "Камберленд" и "Хокинс". Русские крейсера, отстреливаясь, начали отходить к осту, но тут выяснилось, что они попали в тщательно спланированную англичанами ловушку: путь к бегству им перекрыли "александрийские" крейсера - "Эксетер", "Йорк" и "Линдер".
   Положение спас новейший, хорошо бронированный "Громобой" в одиночку вступивший в бой с тремя вооруженными в общей сложности двенадцатью 8-дюймовыми и восемью 6-дюймовыми орудиями крейсерами. Пока "Иоанн Грозный" и "Россия" вели перестрелку с тремя другими тяжелыми крейсерами (имевший меньшую скорость "Хокинс" отстал), "Громобой" сумел нанести серьезные повреждения последовательно "Йорку" и "Эксетеру" заставив "александрийцев" выйти из боя и начать отход к базе. Не преследуя их, "Громобой" вернулся к "Иоанну Грозному" и "России", продолжив бой вместе с ними. Неизвестно, чем это закончилось бы для англичан, если бы к месту боя не подошли запоздавшие с выходом в море итальянские крейсера "Больцано", "Триест" и "Тренто". Только после этого русские крейсера прекратили бой и, развив полный ход, оторвались от противника.
  
   Первоначально, по числу предусматриваемых к постройке крейсеров, программа 1929-1933 гг. была полным повторением предыдущей, однако проектируемые для нее крейсера принадлежали к новому поколению, отличаясь более мощным вооружением и значительным усилением бронирования.
   Имея сведения о заказе Италией новых крейсеров типа "Зара", русское Морское министерство желало получить, по крайней мере, равноценные корабли. Хотя мнения по этому вопросу были разные, например, В. П. Костенко утверждал, что слухи о 152 мм бронировании крейсеров типа "Зара" распускаются самими итальянцами и не соответствуют действительности, было решено проработать проект со 127-мм броневым поясом и, "для экономии водоизмещения", 3х3 203-мм башнями. Хотя за время проектирования толщина броневого пояса снизилась до 122 мм, такое уменьшение защиты сочли незначительным, что позволяло не увеличивать и без того превысившее "законные" 10000 т водоизмещение.
   Новинкой, впервые примененной в русском флоте, стали стабилизированные системы управления огнем зенитных орудий, и спаренные 102-мм универсальные артустановки.
   Наибольшие проблемы, как и следовало ожидать, вызвал выбор типа паротурбинной установки. Многие деятели Морского министерства настаивали на установке КТУ с повышенными параметрами пара, по типу машин и котлов крейсера "Варяг". Тем не менее, ввиду неопределенности с определением надежности таковой приняли соломоново решение: сохранив габариты КТУ "Варяга" принять умеренные ее параметры (давление 21 атмосфера при температуре пара 220 градусов), с тем, чтобы на последующих крейсерах иметь возможность в случае успеха испытаний перейти на повышенные параметры. В результате в январе 1930 года на стапеле Наваля был заложен только один крейсер, получивший название "Громобой", закладку же следующих крейсеров этого типа решили "придержать", чтобы дождаться результатов испытаний "Варяга". Два крейсера предназначавшихся для Сибирской флотилии решили, из экономических соображений, заменить на меньшие по размерам 7500-тонные корабли, проект которых в инициативном порядке разрабатывал Балтийский завод.
   На переговорах в Лондоне Россия сумела получить лимит водоизмещения для крейсеров класса "А" только на 109,5 тыс. тонн, за счет уменьшения общего водоизмещения крейсеров класса "В", так что "Громобой" (официальным водоизмещением которого было объявлено 9870 т) остался единственным русским тяжелым крейсером нового поколения.
  
   0x01 graphic
   ТКР Громобой 1930-1931-1933 ОНЗиВ (Наваль)
  
   Водоизмещение: 10600 т (стандартное), 13400 т (полное).
   Вооружение: 3х3 203-мм/55, 4х2 102-мм/55 орудий, 4х2 37-мм автомата, 4х1 13,2-мм пулемета, 2х3 533-мм ТА.
   Бронирование: борт 122 мм, палуба 50 мм.
   Мощность МКО: 114000 л.с. Скорость: 32 узла.
   Размерения (квл): 186,2х21,2х6,65 м.
   Дальность плавания 8000 миль (15 уз)
  
  
   2.2. "Тиха Рождественская ночь..."
   0x01 graphic
   Ночь на 25 декабря 1934 года не была тихой. Обрушившиеся на гавань Дувра, а заодно и на сам город, снаряды русских линейных кораблей, казалось, раскололи само небо, мгновенно побагровевшее от отсветов многочисленных пожаров.
   Впоследствии русское правительство объясняло обстрел Дувра, приведшего к сотням жертв, обычными перелетами, вызванными трудностями управления огнем в ночное время. Англичане не верили.
   Но английский флот, вопреки расчетам русского командования, находился в море.
   Рассвет 25 декабря застал Флот Метрополии (это название он получил после начала войны) полным ходом идущим на зюйд, на перехват русской эскадры.
   Командующий флотом адмирал Дрейер был мрачен. Флот Метрополии - одно название! Конечно, идущие под его флагом флотилии эсминцев были многочисленны, но главные силы составляли всего три линейных корабля: "Родней", "Бархэм" и "Вэлиэнт". Чудовищно мало! Тем не менее, приказ Адмиралтейства: найти и уничтожить русский флот, был непреложен. Адмирал Дрейр понимал, чем руководствуется Адмиралтейство. Хотя расстановка сил почти повторяла бой при Касосе (три английских капитальных корабля против четырех русских), теперь в его распоряжении находился самый мощный из линейных кораблей флота Его Величества, как хотелось верить, превосходящий по боевой мощи русский "Орел". Да и пассивность русского линейного крейсера "Измаил", так и не вступившего в бой при Касосе, давало надежду на то, что русские не слишком доверяют бронированию своих линейных крейсеров. В этом случае "Орел" и "Императрица Екатерина Великая" обречены!
   Тем не менее, нехорошее предчувствие не покидало адмирала. Если бы тринадцать лет назад, в Вашингтоне, Англия заняла бы более решительную позицию, сейчас все могло бы быть иначе, и он имел бы решающее преимущество в линейных силах, которое заставило бы проклятых азиатов безвылазно сидеть в Балтийском море, а не нагло обстреливать английские города.
   Конечно застать русских врасплох не удалось (уже на рассвете над флотом Дрейера пролетели два русских разведывательных самолета), но когда прямо по курсу показались идущие вдоль голландского побережья русские корабли, английский адмирал едва мог поверить своей удаче: "Орел" и "Императрица Екатерина Великая" шли в левой колонне, а линейные крейсера "Кинбурн" и "Бородино" в правой, явно укрываясь за корпусами линкоров. Дальнейшее было делом техники: Дрейер уверенно выводил свои линкоры наперерез русским, стараясь охватить идущий головным "Орел". Когда развившие полный ход "Кинбурн" и "Бородино" выскочили из-за линейных кораблей и, в свою очередь, охватили "Родней", сделать что-либо было уже невозможно.
   Огонь русских линейных крейсеров был невероятно точен и, по утверждениям англичан, значительно превосходил точность стрельбы "Орла". "Родней" был буквально нашпигован 14-дюймовыми снарядами, к которым лишь иногда добавлялись попадания 16-дюймовых с "Орла". "Бархэм" и "Вэлиэнт" вынуждены были удовлетвориться стрельбой по ошибочно повернувшей на норд "Императрице Екатерине Великой", сразу получившей значительные повреждения.
   В отчаянии, Дрейер успел передать приказ своим эсминцам атаковать русские корабли, но это был последний сигнал с "Роднея", рубка которого почти сразу после этого была превращена в груду развалин. Торпедная атака англичан захлебнулась, отбитая русскими крейсерами и эскадренными миноносцами - потери с обеих сторон были страшными: англичане потеряли десять эсминцев, русские легкий крейсер "Адмирал Грейг", лидер "Рубин" и шесть эсминцев.
   "Императрица Екатерина Великая" уже тонула, но и потерявший ход "Родней" тоже было не спасти. Поняв это, принявший командование младший флагман находившийся на "Бархэме", приказал отходить. Однако выполнить этот приказ оказалось не так-то просто: "Кинбурн" и "Бородино", оставив добивающего "Родней" "Орла" устремились в погоню за англичанами. Успешную погоню! Вскоре, объятый пламенем "Бархэм", потерял ход и был добит русскими эсминцами.
   "Вэлиэнт" спасло удачное попадание 15-дюймового снаряда пробившего броню "Кинбурна", в результате которого было затоплено одно из котельных отделений линейного крейсера, что отрезвило, наконец, русских, и заставило их отказаться от преследования последнего линкора флота Метрополии.
   0x01 graphic
  
   2.3. Взрыв в Пирее.
   Появление русских десантных кораблей в заливе Термаикос, утром 25 декабря, стало полной неожиданностью для англо-греческих войск, так как считалось, что в период зимних штормов высадка десанта является невозможной. Тем не менее, 36 дивизия русской армии высадилась на греческое побережье практически в полном составе, потеряв лишь около пятисот солдат и офицеров, погибших на разбившихся о скалы пехотно-десантных кораблях.
   Появление русской дивизии в тылу Салоникского фронта, захватившей город Катерини, сильно осложнило ситуацию и вызвало панику среди греческих и даже английских войск, но этот десант оказался отвлекающим. На следующий день, еще две русских дивизии высадились в Лаврионе, совсем недалеко от греческой столицы. Через неделю, число русских дивизий на полуострове достигло четырех, и они начали успешное наступление на Афины. Снять войска с фронта греки и англичане не могли, так как русские войска при поддержке многочисленных танков начали прорыв их оборонительных линий. Салоникский фронт рухнул в течение всего трех дней, и 5 января 1934 года греческое правительство предложило начать мирные переговоры. 7 января русские линейные корабли "Император Николай I" и "Император Александр III" встали на рейде Пирея, ведя наблюдение за стоящими там же греческими военными кораблями.
   0x01 graphic
   8 января в русскую комендатуру пришел греческий рыбак, сообщивший, что в их деревушке уже два месяца находятся итальянцы, по всем признакам военные. Посланный в деревню взвод не обнаружил итальянцев, но были найдены следы их пребывания, в частности странные механизмы, которые командовавший стрелками офицер не смог идентифицировать.
   Вечером того же дня один из матросов линейного корабля "Император Николай I", доложил вахтенному офицеру о появлении у борта каких-то водолазов. Поднятые на борт неизвестные пловцы сообщили, что являются итальянскими военнослужащими, и что линкор был ими заминирован.
   Немедленно были приняты все меры для обеспечения непотопляемости корабля: закрыты двери в водонепроницаемых переборках, начали выводить находящиеся в действии котлы, были приведены в готовность аварийные партии. К сожалению, все эти меры не дали эффекта.
   Взрыв установленной итальянцами мины, произошедший в 22.01. вызвал детонацию боезапаса третьей башни главного калибра. Чудовищный силы взрыв (грибообразное облако, поднявшееся над Пиреем, было хорошо видно в Афинах, и вызвало сильную панику среди горожан) разрушил почти четверть корпуса русского линкора, не затонувшего полностью только вследствие небольшой глубины на месте якорной стоянки.
   Число погибших и умерших от ран членов экипажа линкора достигло 453 человек. Их число могло было быть и больше, если бы не помощь, оказанная экипажами других русских и греческих военных кораблей, находящихся неподалеку.
   0x01 graphic
   Линейный корабль "Император Николай I" после взрыва.
   Гибель "Императора Николай I" вызвала взрыв ярости среди населения России. Газеты требовали казни итальянских диверсантов, что вполне могло случиться, если бы не угроза Муссолини расстрелять в ответ находящихся в итальянском плену русских офицеров.
   Потеря недавно прошедшего дорогостоящую модернизацию линкора стала серьезным ударом для командования Средиземноморским флотом, вынужденного для компенсации ввести в боевой состав эскадры учебно-артиллерийский корабль "Полтава" вооруженный только девятью 12-дюймовыми орудиями.
  
   Заложенный в 1914 году и введенный в строй весной 1918 года линейный корабль "Император Николай I" проходил модернизацию в Николаеве сразу после окончания работ на линкоре "Император Александр III". Накопившийся опыт и появившееся новое вооружение и техника позволили провести более полную модернизацию "Императора Николая I", по сравнению с его предшественниками. Помимо установки бортовых наделок-булей, усиливших противоторпеднйю защиту, линкор получил новую зенитную артиллерию (4х2 102-мм орудий, 6х1 37-мм автоматов и 4х1 13.2-мм пулемета "Гочкис"), а так же новые системы управления огнем, включавшие два командно-дальномерных поста артиллерии главного калибра и два стабилизированных поста наводки для универсальных орудий.
   Особым вопросом стояло улучшение мореходности линейного корабля, для чего было необходимо соорудить полубак. В итоге остановились на более дешевом и быстром варианте с сооружением полубака перед носовой башней главного калибра. Вариант проекта с установкой барбета увеличенной высоты для носовой башни, достался англичанам, посчитавшими что из-за этого модернизация затянется до начала 1935 года. Именно поэтому появление "Императора Николая I" в бою при Касосе стало полной неожиданностью для английского командования и, возможно, предопределило исход сражения.
   0x01 graphic
  
   2.4. Минная война - победы и потери.
   0x01 graphic
   Минный заградитель "Прут".
   15 января 1935 года, командир подводной лодки "Один" обнаружил наконец цель, за которой уже долго и безуспешно охотились английские подводники - объектив его перископа закрыл высокий борт двухтрубного корабля. Второй такой же корабль, следующий параллельным курсом, оказался с кормы от "Одина", эсминцы, сопровождающие минные заградители, отстали, так что англичане находились в идеальном положении для атаки по двум целям одновременно.
   В 7.15 по полудню "Один" выпустил две торпеды из носовых аппаратов и, почти сразу, еще две из кормовых. В находящийся по носу от подлодки минный заградитель "Кубань" попала только одна, но и ее оказалось достаточно - рванувшаяся в пробоину вода рвала проржавевшие переборки старого корабля как бумагу. Продержавшийся на плаву около часа минзаг затонул, унеся на дно более сотни членов экипажа. Еще раньше затонул "Прут", в который попали обе торпеды выпущенные англичанами из кормовых аппаратов.
   Так англичанам удалось, наконец, расправиться со столь сильно подпортившими жизнь союзному флоту кораблями.
  
   Одним из компромиссов, которых удалось достигнуть России на Лондонской конференции 1930 года, было разрешение перестроить старые крейсера типа "Богатырь" в минные заградители. К перестройке первых трех крейсеров приступили уже в начале следующего года: "Наваль" занялся переименованным в "Кубань" "Кагулом" и "Памятью Меркурия" ("Прут"). Одновременно, по тому же проекту, Кронштадтский завод перестраивал переименованный в "Обь" крейсер "Олег".
   Первоначально планировалось сохранить оставляемые 4 130-мм орудия расположенные в казематах, но когда работы уже были в разгаре, было принято решение установить эти пушки линейно возвышенно, при этом, демонтажем казематов не стали озадачиваться, оставив их на своих местах, но наглухо закрыв. Остальное вооружение заградителей состояло из 4 102-мм зенитных орудий и 4 37-мм автоматов. Торпедное вооружение было демонтировано, а на месте бортовых подводных торпедных аппаратов расположили погреба зенитных орудий.
   Перевод котлов на нефтяное отопление позволил сократить их носовую группу, на месте которой были расположены дополнительные хранилища для мин. Большая часть мин располагалась на 4-х рельсовых путях на верхней палубе, в протянувшейся от бака до юта надстройке. В перегруз заградители могли принять еще 120 мин на жилую палубу, откуда мины могли подниматься на верхнюю с помощью специальных подъемников. Общее число принимаемых на борт мин могло доходить до 480.
   На испытаниях, благодаря тщательной переборке машин, заградители развили скорость 22-22,5 узла, став весьма ценным подспорьем для главных сил Российского императорского флота.
  
   Пока 3 июля 1934 года Муссолини произносил зажигательные речи на итальянских крейсерах, которые он лично решил проводить в первый бой, базировавшиеся на Сплит русские минные заградители "Кубань" и "Прут" работали не покладая рук. Прикрываемые лидерами типа "Яхонт" минзаги выставили более 600 мин в Отрантском проливе. Результат превзошел все ожидания, помпезно двинувшаяся в Адриатическое море итальянская эскадра напоролась на минное поле, на котором подорвались тяжелые крейсера "Гориция" и "Больцано", подорвался и погиб эсминец "Николо Зено". Это надолго отучило крупные корабли Regia Marina соваться в Адриатику, а выставляемые одновременно с противокорабельными противолодочные мины надежно (как казалось) закрыли доступ в это море и субмаринам. В конце августа на противолодочном заграждении погибла при попытке прорыва из Венеции подлодка "Аргонаута".
   С не меньшим толком русские использовали минное оружие и в Эгейском море. Так как вступление в войну Англии считалось неминуемым, уже в первые дни войны русский флот выставил более 5000 мин разных типов в островных лабиринтах этого моря, сделав его практически недоступным для кораблей противника. На протесты Греции, как и на гибель нескольких греческих рыбацких судов, внимания решили не обращать. В итоге итальянский флот потерял в Эгейском море только от мин подлодки "Балила", "Тито Спери" и "Этторе Ферамоска", а английский - "L-52".
   24 августа "немецкий" пароход "Дрезден" поставил вблизи Порт-Саида 14 донных мин, на одной из которых 26 августа подорвался линейный корабль "Малайя". К сожалению это насторожило англичан и уже 28 августа, замаскированный под "Дрезден" вспомогательный крейсер "Дунай", был перехвачен и потоплен в Красном море английскими кораблями.
   0x01 graphic
   Минный заградитель "Байкал".
   Когда, как всегда внезапно, выяснилось что Кронштадтский завод, из-за своей недостаточной мощности, не сможет проводить одновременные работы на двух переоборудуемых в минные заградители старых крейсерах, заказ на перестройку крейсера "Богатырь", переименованного в "Байкал", был передан Путиловскому заводу. Однако и он вследствие финансовых и организационных трудностей смог приступить к работам только летом 1932 года.
   Первоначально предполагалось, что "Байкал" будет отличаться от остальных заградителей этого типа только наличием двух кранов для погрузки мин с транспортов, заменяющих менее надежную кран-балку. Однако в конце 1932 года, было решено усилить его зенитное вооружение установкой двух спаренных 102-мм артустановок с новейшим стабилизированным постом наводки. В итоге, вместо четырех одноорудийных 130-мм установок "Байкал" получил 2х2 120-мм/55 и 2х2 102-мм/55. Стабилизированных постов наводки установили два, добавив им функции командно-дальномерных постов для орудий главного калибра.
   Затянувшиеся, неторопливо ведущиеся работы дали время на демонтаж броневых казематов, что позволило несколько уменьшить перегрузку корабля. В остальном минный заградитель не отличался от трех своих систер-шипов.
   "Байкал" вступил в строй в начале 1934 года, продемонстрировав на весенних маневрах резко возросшие возможности по борьбе с авиацией - буксируемый конус-мишень был им сбит уже со второго залпа.
  
   В первые дни войны "Байкал" и "Обь" под прикрытием главных сил флота устанавливали минные заграждения в Датских проливах, но столкнуться ни с надводными кораблями, не с авиацией противника им в этот период не пришлось.
   Когда работы по выставлению мин в проливах были закончены и дальнейшее "обслуживание" этого заграждения приняли на себя старые "Новики" и миноносцы типа "Удалой", основным полем деятельности для "Байкала" и "Оби" стало Северное море. Вот тут-то, хотя заградители не ходили дальше Гельголанда, им и пришлось вплотную столкнуться с английской авиацией. К концу 1934 года на счету "Байкала" были уже три сбитых бомбардировщика противника.
   В январе 1935 года минный заградитель "Обь" подорвался на английской маломощной мине (как предполагали оказавшейся на малой глубине противолодочной), но благополучно вернулся на базу.
  
   Не менее активно действовал минный заградитель Сибирской флотилии "Муравьев-Амурский", на который после начала войны были возвращены демонтированные было при разжаловании из крейсеров четыре 150-мм орудия. Вместе с крейсером "Адмирал Эссен" и эсминцами старый бронепалубник устанавливал прикрывавшие Владивосток минные заграждения, а после ухода на Гавайи бригады новых крейсеров, вместе с "Эссеном" стал главной боевой силой флотилии. Служба "Муравьева-Амурского" закончилась в марте 1935 года, когда он был потоплен японской подводной лодкой.
   0x01 graphic
   2.5. Легкие крейсера типа "Аврора".
   10 марта 1935 года тихоокеанский флот США вышел в третий поход к Филиппинскому архипелагу, прикрывая колонну транспортов с войсками и снаряжением для гарнизона островов, на которых уже полгода шли ожесточенные бои.
   Девять линейных кораблей, авианосец и четырнадцать крейсеров, идущих в окружении флотилий эсминцев не давали никаких шансов японскому флоту на успех в генеральном сражении. В составе флота шел и русский крейсерский отряд в составе "Рюрика", "Паллады" и "Авроры".
   Путь через океан занял больше двух недель, и если вначале основную опасность представляли собой японские субмарины, то по мере приближения к цели все более активизировались отряды крейсеров и эсминцев противника атакующие союзный флот с большой дистанции торпедами. К счастью, большая дальность хода и разрушительное воздействие японских торпед уже были известны американцам и русским по предшествующим боям, и теперь торпедные залпы японцев не достигали цели.
   27 марта транспорты в сопровождении кораблей охранения вошли в Манильскую бухту, где сразу же подверглись ожесточенным атакам японской авиации. "Паллада" и "Аврора", с их более современной чем у "Рюрика" зенитной артиллерией, также вошли в бухту и, к полудню следующего дня на счету каждого крейсера было уже по три сбитых японских самолета.
   Но, вечером того же дня японский торпедоносец, прошедший над самым берегом, добился попадания в левый борт "Авроры". Пробоина пришлась на район переборки между отделением бортовых турбин и погребов боезапаса 102-мм зенитных орудий, разом лишив русский крейсер двух третей мощности машин и всех универсальных орудий. Матросы из их расчетов начали нырять в затопленные погреба, цепляя канаты к снарядным кранцам, но, несмотря на то, что некоторое число снарядов удалось поднять, зенитный огонь крейсера резко ослаб.
   "Паллада" и эсминцы "Дэйл", "Эйлвин" и "Симпсон" окружили поврежденный корабль, прикрывая его своими зенитками, но на закате шестерка пикировщиков D1A1 все же прорвалась к "Авроре" добившись четырех попаданий 250-кг бомбами. Две из них пришлись на кормовое турбинное отделение, окончательно лишив крейсер хода. К утру следующего дня, окончательно утратив запас плавучести, "Аврора" опрокинулась и затонула. Почти 200 человек из экипажа крейсера погибли или пропали без вести.
   0x01 graphic
   Ведущееся КБ Балтийского завода проектирование большого бронированного лидера к 1929 году зашло в окончательный тупик. Обеспечить приемлемое бронирование и вооружение в ограниченном водоизмещении оказалось совершенно нереальным. Однако полученные при проектировании бронированных лидеров наработки пригодились при разработке проекта легкого крейсера, который заводские конструкторы начали еще до получения официального заказа. Замена в программе 1929-1933 годов двух тяжелых крейсеров предназначавшихся для Сибирской флотилии на легкие произошла в декабре 1929 года, чему, возможно, способствовало знакомство Морского министра с разрабатываемым балтийцами проектом. И видимо не случайно тактико-технические характеристики крейсеров измененной программы полностью соответствовали проекту Балтийского завода.
   Крейсера, получившие названия "Аврора" и "Паллада", были заложены на Адмиралтейском и Балтийском заводах уже весной 1930 года, но вскоре последовало новое изменение кораблестроительной программы. Подписание Россией Лондонского морского договора полностью меняло соотношение сил на Средиземноморском театре, поэтому, вместо переадресованного туда тяжелого крейсера "Варяг", для Сибирской флотилии был заказан третий легкий крейсер - "Диана".
   От своих прототипов, лидеров типа "Яхонт", новые крейсера унаследовали легкую и компактную трехвальную паротурбинную установку, выполненную, для экономии водоизмещения по линейной схеме, причем турбинные отделения были разгорожены погребами 102-мм универсальных орудий. Это привело к тому, что обе пары универсальных установок были размещены на кормовой надстройке крейсера и для увеличения углов обстрела 102-мм орудий на носовых ракурсах они были подняты на одну палубу, а располагавшийся в районе носовой надстройки ангар наоборот опущен на верхнюю палубу. Хотя у моряков и возникли опасения в возможности уменьшения остойчивости новых крейсеров, как и в опасности заливания гидропланов при их выкатывании из ангаров в свежую погоду, эти опасения сочли необоснованными. Недостатком сочли так же слишком тесные башни 152-мм орудий, но и этот недостаток проекта признали несущественным.
   Уже в процессе постройки было усилено зенитное вооружение новых легких крейсеров, к которому были добавлены два спаренных 37-мм автомата, а крупнокалиберные пулеметы "Гочкис" были выполнены в спаренных установках вместо предполагавшихся по проекту одноствольных.
   "Аврора" и "Паллада" вступившие в строй в конце 1933 года успели уйти на Дальний Восток до начала войны, а закончившая испытания всего за неделю до начала военных действий "Диана" осталась на Балтике, войдя в состав первой бригады крейсеров Балтийского флота.
  
   Водоизмещение: 7300 т (стандартное), 8920 т (полное).
   Вооружение: 4х2 152-мм/55, 4х2 102-мм/55 орудий, 6х2 37-мм автоматов, 4х2 13,2-мм пулемета, 2х3 533-мм ТА.
   Бронирование: борт 76 мм, палуба 47 мм.
   Мощность МКО: 84000 л.с. Скорость: 33 узла.
   Размерения (квл): 171,3х17,0 х5,38 м.
   Дальность плавания 8000 миль (15 уз.)
  
   Аврора 1930-1931-1933 Адм. з-д
   Паллада 1930-1932-1933 Балт. з-д
   Диана 1931-1932-1934 Балт. з-д
   0x01 graphic
   Крейсера Сибирской флотилии "Рюрик" и "Аврора".
  
   2.6. Учебный корабль "Полтава".
   Потрясшая английское общественное мнение четырехдневная демонстрация, проведенная в начале мая американским флотом возле Гибралтара, заставила англичан срочно перебросить туда с Мальты линейные крейсера "Ринаун" и "Рипалз".
   А ночью 20 мая итальянское командование сообщило англичанам, что линейный крейсер "Измаил" был торпедирован итальянской подводной лодкой почти в самом центре Ионического моря.
   Получивший это известие командующий английским соединением "М", адмирал Сногден, верно рассчитал, что поврежденный линейный крейсер постарается пройти в Эгейское море держась ближе к греческому побережью, и утром 21-го вывел свои линкоры "Ривендж", "Ройял Оук", "Малайя" и "Уорспайт" в море.
   Суточные переход к греческому побережью прошел успешно, хотя англичанам и пришлось сделать большой крюк, чтобы обогнуть на большом расстоянии Крит, держась вне зоны действия дислоцированных там русских аэропланов. На рассвете 22 мая крейсера "Норфолк" и "Камберленд" обнаружили двигавшийся по направлению к Лаконийскому заливу пятиузловым ходом "Измаил", к сожалению для англичан, сопровождаемый чуть ли не всеми наличными силами русского Средиземноморского флота.
   В хвосте колонны русских кэпиталшипов находился корабль принятый поначалу англичанами за воскресшего "Императора Николая I". Но это был учебный корабль "Полтава", включенный русским командованием в состав второй бригады линейных кораблей, руководствуясь принципом: "лучше чем ничего". Расчет оказался верным - шесть двенадцатидюймовых орудий разжалованного линкора добавили свою лепту к огневой мощи эскадры, слабое же его бронирование не сыграло серьезной роли, поскольку англичане попросту не обращали на него внимания, сосредоточив огонь "Ривенджа" и "Ройял Оука" на "Победе", а "Малайи" и "Уорспайта" на "Боспоре". "Император Александр III" и "Полтава" вели огонь в основном по "Малайе", лишь иногда, во время поворотов, перенося его на "Уорспайт", "Победа" и "Боспор" сосредоточили огонь на "Ривендже", за полчаса заставив его выйти из бой, после чего взялись за "Ройял Оук". При каждой благоприятной возможности к их огню добавлял залпы из своих трех действующих башен и покалеченный "Измаил".
   После полуторачасового боя, несколько раз выходившие из боя и вновь пытающиеся прорваться к "Измаилу" англичане поняли наконец, что итог боя может оказаться совсем не в их пользу. Ровно в полдень Сногден приказал возвращаться в Александрию.
   "Измаил" был благополучно приведен в Пирей, откуда, после установки временных заплат, ушел для окончательного ремонта в Севастополь.
  
   Летом 1930 года на оставшемся в составе Российского императорского флота линкоре "Полтава", в соответствии с заключенным в Лондоне договором, демонтировали первую и третью башни главного калибра. В 1932 году, числящаяся теперь учебным кораблем "Полтава", совершила переход в Севастополь, где была начата модернизация старого линкора.
   0x01 graphic
   К сожалению разработанный инженерами Наваля проект оказался слишком амбициозным, а, следовательно, дорогостоящим. В итоге вместо установки противоторпедных булей, двух двухорудийных башен 203-мм орудий и четырех двухорудийных же 152-мм, которые должны были заменить казематные 120-мм пушки, ограничились установкой нового полубака, сменившего вызывающий постоянные нарекания "черпак" фальшборта и новых надстроек, с расположенными на них современными системами управления огнем. К кормовой надстройке примыкала удлиненная рубка, в которой разместили учебные классы.
   Отказались и от первоначально планируемой установки катапульты, так как посчитали ее излишней для учебного корабля, а вместо нее устроили ангар на два гидроплана, которые при открытой установке могли быть повреждены во время частых артиллерийских стрельб.
   Зенитное вооружение обновленной "Полтавы" составили 4х2 102-мм универсальных артустановки, 4х2 37-мм автомата и два спаренных пулемета "Гочкис". Торпедное вооружение было демонтировано.
   Благодаря переводу котлов на жидкое топливо и уменьшению водоизмещения почти на тысячу тонн появилась возможность ликвидировать носовые котельные отделения, оставив на корабле лишь одну дымовую трубу, но при этом сохранить 23 узловую максимальную скорость "Полтавы".
   0x01 graphic
   Модернизация была закончена весной 1933 года, после чего "Полтава" начала артиллерийские стрельбы, ведя подготовку артиллеристов для флота, причем настолько активную, что уже зимой1933-1934 годов на корабле пришлось менять лейнеры орудий главного калибра. Сразу после окончания этих работ "Полтава" и была включена в состав 2-й бригады линейных кораблей Средиземноморского флота.
   0x01 graphic
   2.7. Авианосцы типа "Не тронь меня".
  
   Торпеда раскроила борт "Лондона" в районе кормового машинного отделения, заставив тяжелый крейсер резко сбавить ход. "Нептун" и "Орион" не рискнули вдвоем преследовать численно превосходящего противника, и теперь командир английского отряда, не скрывая слез, провожал взглядом уходящие на запад русские корабли.
   0x01 graphic
   6 июня 1935 года началась вероятно самая дерзкая операция Российского императорского флота во Второй Мировой войне. Через датские проливы в Атлантику вышел отряд в составе авианосца "Не тронь меня" и легких крейсеров "Воевода" и "Диана". Примерно до пятого градуса западной долготы отряд сопровождали линейные крейсера "Бородино" и "Кинбурн" с лидерами "Алмаз", "Опал" и "Сапфир", на обратном пути гордо продефилировавшие мимо главных сил Флота Метрополии.
   Направлявшийся через Атлантику отряд имел своей задачей, пройдя через Панамский канал, присоединиться к Тихоокеанскому флоту США - задача рискованная, но при ведении активной авиаразведки вполне осуществимая. Как оказалось в районе, через который двигался отряд, находилось соединение Королевского флота во главе с авианосцем "Фьюриес", аэропланы которого вскоре начали атаковать русские корабли. Наиболее сильная атака была произведена 9 июня, когда сразу двенадцать английских торпедоносцев попытались атаковать "Не тронь меня" с разных направлений одновременно. К счастью, дежурной тройке истребителей И-7 удалось сбить первые четыре атакующих торпедоносца, а поднятые по тревоге еще девять истребителей довершили разгром. Англичане потеряли восемь торпедоносцев и все три прикрывавших их истребителя, впрочем, оставшейся четверке торпедоносцев возвращаться было уже некуда: пока русский отряд отражал атаку англичан, пятнадцать пикирующих бомбардировщиков ПБ-1 с "Не тронь меня" добились попадания пяти 1000-фунтовых бомб в палубу "Фьюриеса".
   Оставив с обреченным авианосцем тяжелый крейсер "Фробишер", командир английского соединения с тремя крейсерами устремился в погоню за русскими кораблями, надеясь навязать им артиллерийский бой, но попавшая в борт "Лондона" русская торпеда поставила крест на этой попытке.
   16 июня русский отряд благополучно достиг Нью-Йорка, откуда спустя неделю вышел к Панамскому побережью.
  
   * * *
  
   Появление в программе 1929-19333 годов двух авианосцев (по одному для Средиземноморского флота и Сибирской флотилии) не застало русских конструкторов врасплох. Накопленный опыт эксплуатации авианосцев "Первенец" и "Адмирал Непенин" позволил в кратчайшие сроки спроектировать корабль ограниченного согласно условиям Лондонского договора водоизмещения, рассчитанный на базирование 60 аэропланов. Еще 12 машин могли приниматься в перегруз в разобранном виде, (что позволило "Не тронь меня" компенсировать потерянные в Атлантике аэропланы перед переходом на Тихий океан).
   Хотя конструкторами первоначально был разработан проект авианосца вооруженного только универсальной артиллерией, Морское министерство настояло на усиление вооружения восемью 152-мм орудиями в двухорудийных башнях, аналогичным устанавливаемым на крейсера типа "Аврора". Это вызвало смещение масс на правый борт авианосца, которое пришлось компенсировать ассиметричным расположением полетной палубы, имевшей теперь больший свес с левого борта. Четыре двухорудийные 102-мм универсальные установки, ранее располагавшиеся на верхней палубе, были перенесены на бортовые спонсоны. Впоследствии, эти протяженные спонсоны позволили без проблем усиливать оказавшееся недостаточным зенитное вооружение авианосцев, за счет установки на них дополнительных зенитных автоматов.
   Авианосец нового проекта получил три лифта-самолетоподъемника и катапульту для взлета аэропланов со стоящего корабля.
  
   "Не тронь меня" 1931-1933-1935 Балт. з-д
   "Память Меркурия" 1932-1933-1935 ОНЗиВ (Наваль)
  
   Заложенный в Петрограде на Балтийском заводе головной авианосец планировали назвать "Император Николай II", но массовые акты протеста в Государственной думе заставили изменить название на более нейтральное: "Не тронь меня".
   "Не тронь меня" вступил в строй весной 1935 года, и после курса боевой подготовки ушел на Тихий океан. Летом того же года в состав Средиземноморского флота вступил построенный в Николаеве "Память Меркурия".
  
   Авиагруппу новых авианосцев составили 15 разведчиков-торпедоносцев Туполева РБТ-2, 30 пикирующих бомбардировщиков Григоровича ПБ-1 и 15 истребителей Поликарпова И-7.
   0x01 graphic
   Водоизмещение: 18200 т (стандартное), 23 100 т (полное).
   226,5 (по палубе 224,5)х23,0 (по палубе 32,0)х6,6 м.
   Вооружение: 4х2 152-мм/55, 4х2 102-мм/55, 4х2 37-мм, 6х13,2-мм.
   Бронирование: пояс 76 мм, палуба (над цитаделью) 50 мм.
   152000 л.с. 33 узла.
  
   2.8. Миноносцы типа "Удалой".
   0x01 graphic
   Прорыв русских кораблей в США окончательно переполнил чашу терпения правительства Великобритании, которое 20 июня 1935 года отдало давно ожидаемый флотом приказ об оккупации Норвегии.
   Первые транспорты с войсками, прикрываемые крейсерами и эсминцами Флота Метрополии вошли в гавани Бергена, Тронхейма и Нарвика уже на рассвете 22 июня. На ноты протеста, рассылаемые норвежским правительством, англичане обращали еще меньшее внимание, чем на слабое сопротивление застигнутых врасплох норвежских войск.
   Занятие Норвегии английскими войсками не на шутку встревожило русское командование, ведь блокада англичанами Датских проливов означала, что для линейных крейсеров "Бородино" и "Кинбурн" останется лишь один выход в Северное море, из-за чего они могут быть перехвачены при возвращении Флотом Метрополии.
   Уже 23 июня было принято решение оказать Норвегии посильную помощь в отражении английской агрессии, и началось сосредоточение русских войск, перебрасываемых через Германию в Киль, откуда они должны были отправиться в Осло. Положение осложнялось полным отсутствием в составе Балтийского флота десантных кораблей, строительство которых только начиналось на Петроградских и Ревельских заводах.
   Между тем норвежское правительство отнюдь не спешило принимать предлагаемую Россией помощь. Более того, 25 июня оно заявило, что будет сопротивляться русскому вторжению не менее решительно, чем английскому.
   На рассвете 27 июня, русские транспорты с десантом, охраняемые кораблями Балтийского флота, подошли к входу в Осло-фиорд, где были встречены огнем орудий броненосцев береговой обороны "Эидсволд" и "Норге". Вот тут-то в дело и вступили русские миноносцы типа "Удалой". Торпедная атака на норвежские броненосцы, выполненная восемью миноносцами, увенчалась полным успехом - оба норвежца были торпедированы и вскоре затонули. Единственной потерей русских стал миноносец "Убедительный".
   И в дальнейшем маленькие миноносцы были авангардом русских сил движущихся через узкий фиорд к норвежской столице. Выставившая параван-тралы семерка "Удалых", прикрываемая идущими следом эсминцами с их мощной 120-мм артиллерией, приняла на себя основной удар норвежских береговых батарей перекрывающих подходы к Осло. Под огнем норвежских орудий затонули "Успешный" и "Умелый", а "Удалой" получил тяжелые повреждения, после которых так и не был восстановлен.
   Тем не менее, высадка десанта в Осло прошла успешно - норвежская столица была захвачена всего за несколько часов. К сожалению, подкреплений русский корпус, высадившийся в Норвегии, так и не получил - вторая волна транспортов была вынуждена повернуть восвояси после появления у норвежских берегов главных сил английского флота. Большей части русских боевых кораблей удалось ускользнуть в проливы под защиту своих минных заграждений, но высадившиеся в Норвегии войска оказались предоставлены самим себе, выдерживая сильнейший натиск английских и перешедших на их сторону норвежских войск.
   21 августа находившиеся в Осло русские войска капитулировали. В плен к англичанам попали почти 10 тысяч человек, им так же достались 11 танков и 28 артиллерийских орудий. Экипажами были взорваны оставшиеся в Осло эсминец "Гогланд", а так же миноносцы "Удалой" и "Устойчивый".
   В тот же день началась высадка американских войск в Исландии.
  

* * *

  
   Ведущаяся в 1914-1917 гг. минная война на Балтике выявила необходимость постройки малых кораблей являвшихся комбинацией артиллерийско-торпедного корабля, малого минного заградителя и быстроходного тральщика, более пригодного для работы в проливах Моонзундского архипелага, чем крупные, проектируемые в качестве эскадренных кораблей, "Новики". Оптимальными в этом отношение, по замыслу Морского министерства, были бы корабли близкие по своим ТТХ к эсминцам типа "Доброволец", но с увеличенной, за счет паротурбинной силовой установки, скоростью хода. На проведенный в августе 1917 года конкурс, было представлено пять проектов, водоизмещением от 164 (Балтийский завод), до 700 т. (Ревельский Русско-Балтийский). Наиболее близким к заданным условиям оказался проект Путиловского завода, предложившим 600-тонный миноносец вооруженный двумя 102-мм орудиями и двумя двухтрубными торпедными аппаратами, со скоростью хода 3 уз, обеспечиваемой МКУ состоящей из четырех паровых котлов и двух паротурбинных агрегатов. Этот проект и был принят к постройке с небольшой коррекцией вооружения - заменой двухтрубных торпедных аппаратов на трехтрубные и установкой двух 37-мм зенитных автоматов. Правда, пришлось отказаться от предлагаемых заводом турбозубчатых турбоагрегатов, ранее не изготовлявшихся в России, из-за опасения затянуть сроки постройки миноносцев, их было предложено внедрить на второй серии новых миноносцев. В свою очередь, конструкторы Путиловского завода потребовали изменить ранее предлагаемую эшелонную схему расположения МКО на линейную, чтобы компенсировать увеличение веса торпедных аппаратов и дополнительного топлива. Несмотря на это нормальное водоизмещение проектируемого миноносца составило в итоге 641 т.
   Уже в октябре 1917 года были выданы заказы на постройку новых миноносцев. Шесть из них достались Металлическому заводу, шесть Путиловской верфи, четыре Ревельскому Русско-Балтийскому и два заводу "Ланге и сын". Выданные ноябре того же года заказы еще на 18 миноносцев были аннулированы после окончания Великой войны.
   Восемнадцать вошедших в состав Балтийского флота миноносцев показали себя исключительно полезными кораблями, что подкрепило уверенность в правильности принятого Морским министерством решения о массовом строительстве подобных кораблей по программе 1934-1938 гг.
   0x01 graphic
   Нормальное водоизмещение: 641 т.
   Скорость: 31 узел, при мощности машин 13500 л.с.
   Вооружение: 2х1 102-мм/60 орудий, 2х1 37-мм автомата, 2х3 450-мм ТА.
   Размерения по КВЛ: 70,8х7,4х2,5 м.
  
   2.9. Легкие крейсера типа "Гридень".
   0x01 graphic
   В августе 1935 года английское командование, в связи с уже испытываемыми трудностями со снабжением Метрополии нефтью, приняло решение провести через Средиземное море конвой из четырех крупнотоннажных танкеров, к которым присоединились семь транспортов перевозящих войска из Индии. Помимо легких сил конвой прикрывали крейсера "Норфолк", "Камберленд", "Эксетер" и "Йорк" из состава Александрийской эскадры. 30 августа конвой вышел из Порт-Саида, направляясь в Ионическое море, где его должны были встретить итальянские корабли.
   Утром 1 сентября в Александрии было получено сообщение с подводной лодки "Рэйнбоу", обнаружившей выход из Эгейского моря через пролив Китира по крайней мере пяти русских крейсеров. Встревоженные англичане выслали на помощь конвою крейсера "Хокинс" и "Линдер", но было уже поздно. В полдень конвой был атакован русскими крейсерами "Россия", "Иоанн Грозный" и "Гридень", из 1-й бригады, и "Варна", "Царьград" и "Сорокамыш", из 2-й (крейсера "Варяг" и торпедированный 11 августа английской подлодкой "Громобой" находились в ремонте).
   Несмотря на численное превосходство противника, англичане приняли бой, и в итоге прорваться к охраняемым ими судам удалось только тяжелому крейсеру "Царьград", огнем которого был подожжен концевой танкер. Решив, что задача выполнена, "Царьград" вернулся к остальным крейсерам ведущими бой с англичанами. Тем не менее, английским морякам удалось потушить пожар на танкере, а появление на горизонте итальянских крейсеров "Зара", "Пола", "Фиуме" и "Больцано" заставило русских отступить.
   Примерно через три часа, отходящие на ост русские крейсера столкнулись нос к носу с "Хокинсом" и "Линдером", что стало в высшей степени приятным сюрпризом. Бой был недолгим - противостоять трехкратно превосходящему противнику английские крейсера долго не смогли.
   "Хокинс" и "Линдер" стали шестым и седьмым крейсерами потерянными английским флотом в этой войне. К тому времени уже погибли "Эффингем" и "Энтерпарайз" потопленные в Атлантике американскими крейсерами "Солт-Лейк-Сити" и "Пенсакола", "Диомед" торпедированный в Северном море русскими лидерами, а так же "Калипсо" и "Ковентри" потопленные американскими подводными лодками.
   Бой в Ионическом море стал дебютом нового поколения русских легких крейсеров.
  
   Ведя перманентную подготовку к войне с Англией, русское правительство продолжало усиление военно-морского флота и в первую очередь его крейсерских сил. Проектирование нового легкого крейсера началось сразу же после ратификации Россией Лондонского договора 1930 года, нарушившего уже принятые планы развития Императорского флота. Теперь стремлению получить крейсера максимальной боевой мощи были противопоставлены заключенные в Лондоне соглашения, согласно которым Россия могла строить только крейсера класса В с 152-мм артиллерией. В итоге для решения возникшей проблемы было решено строить легкие крейсера способные выдержать бой с тяжелым крейсером (класса А). Так как большинство находящихся к тому времени в составе зарубежных флотов тяжелых крейсеров первого поколения имело достаточно слабое бронирование, сочли достаточным вооружение из 12 152-мм орудий, имевших большую чем у 8 203-мм пушек английских крейсеров, огневую производительность, дополненное достаточно мощным бронированием (127 мм). Обязательным требованием являлась установка второго командно-дальномерного поста, обеспечивающего стрельбу главным калибром по двум целям одновременно, при отражении атаки миноносцев. Зенитное вооружение принималось "соответствующим типу "Аврора".
   Исчислив потребность в новых крейсерах в 9 единиц (четыре для Средиземноморского и три для Балтийского флотов, а также два для Сибирской флотилии), рассчитали, что для того, чтобы уложиться в полученные в Лондоне квоты, их стандартное водоизмещение не должно превышать 8605,5 т.
   Исходя из этих характеристик и начали работы по созданию крейсеров нового поколения. Довольно быстро стало ясно, что уложиться в заданное водоизмещение можно только при строжайшей экономии нагрузок, что вынудило отказаться от первоначально предполагавшегося эшелонного расположения машинно-котельных отделений и уменьшить толщину броневого пояса до 102 мм. И это несмотря на то, что конструкторы пошли на сокращение длины проектируемого крейсера, уменьшив отношение его длины к ширине!
   Первоначально основным проектировщиком новых крейсеров являлся Балтийский завод, но, в связи с тем, что все четыре первоначально предполагавшихся к постройке крейсера были уже "обещаны" ОНЗиВ, балтийцам пришлось передать все готовую документацию в Николаев. Конструкторы ОНЗиВ предложили уменьшить мощность паротурбинной установки с 84000 л.с. (проект Балтийского завода повторял по расположению МКО крейсера типа "Аврора"), до 76000, разместив две паротурбинные установки аналогичные имеющимся на строящемся крейсере "Громобой", вместо трех. Вместе с сокращением числа котлов до четырех, вместо шести, это позволяло уменьшить длину МКО, а, следовательно, и цитадели. Это решение пришлось как нельзя кстати, так как в марте 1931 года МТК предупредил конструкторов, о том что уменьшение толщины броневого пояса меньше чем 120 мм "не является допустимым". Правда, для сохранения заданной скорости в 33 узла, пришлось провести тщательную работу по улучшению обводов проектируемого крейсера, выявившую, кстати, неоптимальность обводов принятой в качестве прототипа "Авроры". Как оказалось, конструкторы Балтийского завода, просто увеличив взятый за основу корпус лидера типа "Яхонт", внесли ряд искажений, с целью облегчить размещение внутреннего оборудования.
   Несмотря на все принятые меры, к лету 1931 года стандартное водоизмещение проектируемого крейсера превысило 8800 т., хотя было решено, что превышение водоизмещения на 200 т, по сравнению с официальным может остаться незамеченным. Вскоре, однако, выяснилось, что проектируемые Металлическим заводом трехорудийные башни будут иметь большие размеры, а, следовательно, и вес по сравнению с изначально принятыми конструкторами. В итоге стандартное водоизмещение крейсера вновь возросло, составив в конечном итоге 9000 т. Воспользовавшись этим обстоятельством конструкторы ОНЗиВ, потребовали снижения контрактной скорости на пол узла.
   Уменьшение размеров МКО имело и негативные последствия - трубы на новом крейсере оказались размещены слишком тесно, что не позволило установить катапульту нового типа, обеспечивающих возможность для взлета новых гидропланов-разведчиков КР-3, хотя ангары были расширены под их габариты. Вдобавок взлет гидроплана с катапульты теперь мог происходить лишь под большим углом к курсу самого крейсера.
   Головной крейсер, получивший название "Гридень" был заложен в эллинге Руссуда в октябре 1931 года. ОНЗиВ обязался закончить постройку всех четырех заказанных ему крейсеров в 1934 году.
   Вскоре последовало новое дополнение к кораблестроительной программе 1929-1933 годов, согласно которому были заказаны еще три крейсера этого типа Ревельскому Русско-Балтийскому заводу, а так же Петербургским Путиловской верфи и Адмиралтейскому заводу, со сдачей первого корабля в 1934 и двух в 1935 годах. Головной балтийский крейсер, "Воевода", был заложен уже в декабре 1931 года.
   В 1932 году в английском справочнике "Jane's Fighting Ships" были опубликованы точные данные по строящимся русским крейсерам, включая естественно и стандартное водоизмещение. Избегая скандала, России пришлось признать стандартное водоизмещение "Гридней" равным 9000 т.
   Недостаточное финансирование в 1933 году замедлило строительство крейсеров, начавшаяся война так же не способствовала ускорению работ. По опыту первых месяцев войны на строящихся крейсерах было усилено зенитное вооружение установкой двух дополнительных спаренных 102-мм установок на полубаке и заменой кормовых крупнокалиберных пулеметов на то же количество 37-мм автоматов. Испытания "Гридня" и "Воеводы" начались практически одновременно ранней весной 1935 года. По окончанию испытаний, принятый в состав флота "Воевода" ушел вместе с авианосцем "Не тронь меня" и крейсером "Диана" на Тихий океан, где присоединился к флоту США. До конца 1935 года Средиземноморский флот получил еще два крейсера этого типа.
  
   Водоизмещение: 9000 т. (стандартное), 11200 т. (полное).
   Вооружение: 4х3 152-мм/55, 6х2 102-мм/55 орудий, 8х2 37-мм автоматов, 2х2 13,2-мм пулемета, 2х3 533-мм ТА.
   Бронирование: борт 120 мм (76 мм по нижней кромке), палуба 50 мм.
   Мощность МКО: 76000 л.с. Скорость: 32,5 узла.
   Размерения (квл): 173,4х19,1х6,1 м.
   Дальность плавания миль 8000 миль (15 уз.)
   0x01 graphic
   1. "Гридень" 1931-1933-(1935) ОНЗиВ (Руссуд)
   2. "Воевода" 1931-1932-(1935) РБЗ
   3. "Рында" 1932-1933-(1935) ОНЗиВ (Руссуд)
   4. "Боярин" 1932-1934-(1936) Пут. в.
   5. "Посадник" 1932-(1934-1936) Адм. з-д
   6. "Витязь" 1933-(1934-1935) ОНЗиВ (Руссуд)
   7. "Богатырь" 1933-(1934-1936) ОНЗиВ (Руссуд)
  
   2.10
   Эскадренные миноносцы типа "Веский".
  
   Спартаковский переворот в Германии грянул 3 сентября 1935 года. Левые не повторили своей ошибки совершенной в 1930 году - теперь первый удар был нанесен по правительственным учреждениям, в том числе Военному министерству и Рейхстагу. Захватывались и казармы Рейхсвера, в которых оказалось немало тайных членов Союза Спартака. Всех пытавшихся оказывать сопротивление безжалостно убивали.
   В числе погибших в здании Рейхстага был и лидер Национал-социалистической революционной рабочей партии Германии Адольф Гитлер. Уже на следующий день начальник штаба СА Эрнст Рем объявил о поддержке его штурмовиками спартаковцев. Хотя и не все коричневорубашечники последовали за своим вождем, перешедших на сторону красных оказалось достаточно, чтобы окончательно сломить сопротивление контрреволюционеров.
   5 сентября был объявлен состав Народного правительства, которое возглавил престарелый Карл Либкнехт. Народным министром иностранных дел стал Лев Троцки, внутренних дел - Эрнст Тельман. Рему досталось давно вожделеемое им военное министерство.
   Одной из первых забот революционного правительства стало обезглавливание армии - сотни офицеров Рейхсвера были арестованы уже в первые дни восстания, террор продолжался и в дальнейшем, причем, по мере насыщения кадрами Народной тайной полиции, постоянно усиливался.
   6 сентября Народное правительство Германии декларировало возвращение под свою юрисдикцию "незаконно" оккупированных Россией германских территорий: зоны Кильского канала и Восточной Пруссии.
   Российское правительство предложило Франции начать совместное вторжение в Германию, для наведения порядка в стране, но французское правительство, считающее, что чем хуже обстоят дела у немцев, тем лучше для Франции, отказалось, сил же одной России для оккупации Германии явно не хватало. Последствия этого решения французов оказались катастрофическими для русской армии.
   15 сентября правительство Австрии, обеспокоенное происходящим у ее северо-западной границы, без согласования с русским командованием, начало отвод своих войск с Итальянского фронта. Перекрыть образовавшиеся бреши русские войска уже не успели - 17 сентября началось генеральное наступление англо-итальянских войск в направление на Верону и затем Больцано. Фронт был прорван и в итоге, под угрозой окружения оказалась вся Миланская группировка русской армии. Началось отступление русских и югославских войск от Генуи и Турина к Вероне, быстро превратившееся в паническое бегство.
   2 октября противник захватил Верону, а 3-го вышел к побережью озера Гарда, отрезав от основных сил более 200 тысяч русских и югославских солдат и офицеров. Только 20 тысячам из них удалось выйти из окружения севернее озера, около 10 тысяч сумели пройти через горы в Швейцарию, где они были интернированы. Около 100 тысяч были вынуждены сдаться в плен.
   Проводимая спартаковцами агитация начала оказывать свое воздействие и на находящихся в Германии русских солдат и матросов. 15 октября, когда сведения о катастрофе в Северной Италии уже стали всеобщим достоянием, произошел мятеж на стоящем в Гамбурге крейсере "Светлана". Утром 16 октября поднявший красный флаг крейсер вышел в море, с намерением, как потом стало известно, достичь Ревеля или Гельсингфорса, где мятежники рассчитывали поднять всеобщее восстание. Вечером того же дня мятежный крейсер был обнаружен эскадренными миноносцами "Громкий" и "Гневный". Начальник 1-го дивизиона В. Бахметьев предложил мятежникам сдаться, но в ответ на поднятый на "Громком" сигнал со "Светланы" был открыт артиллерийский огонь. Поняв, что уговорами ничего не добьешься, Бахметьев приказал своим эсминцам начать торпедную атаку. Цели достигли три торпеды, которых оказалось более чем достаточно - мятежный крейсер быстро накренился и опрокинулся вверх килем.
   Так первым кораблем, потопленным русскими эсминцами типа "Веский", оказался русский же, хотя и мятежный крейсер.
   0x01 graphic
   Новые ограничения, наложенные на Российский императорский флот Лондонским договором 1930 года, нарушили все планы развития русского типа эскадренного миноносца. Теперь, с учетом ранее построенных кораблей этого класса, оставалось всего 20195 т, на предполагавшиеся к постройке два дивизиона новых эсминцев. В ноябре 1930 года Морское министерство дало указание начать проектирование эсминца стандартным водоизмещением 1122 т, вооруженного двумя спаренными 120-мм артустановками и двумя пятитрубными торпедными аппаратами.
   Хотя поначалу конструкторы были полны оптимизма, рассчитывая облегчить корпус за счет применения электросварки, а МКО за счет применения механизмов работающих на паре повышенных параметров, вскоре стало ясно, что уложиться в заданное водоизмещение не удастся ни при каких обстоятельствах. Необходимость применения в разрабатываемом проекте новых систем управления огнем и активной гидроакустики, а так же вспомогательных механизмов требовали увеличения водоизмещения, по крайней мере, на 150 т.
   К счастью, весной 1931 года подоспело решение МГШ о новых штатах для дивизионов эскадренных миноносцев, согласно которым число эсминцев в дивизионе должно было уменьшиться до шести вместо прежних девяти. Исходя из новых штатов, теперь можно было сократить число эсминцев в новой программе до 15 (девять для Балтийского и шесть для Средиземноморского флота), а, следовательно, увеличить их стандартное водоизмещение до 1346 т.
   Уменьшение числа орудий главного калибра на проектируемых эсминцах должно было компенсироваться увеличением углов их обстрела, что заставило сдвинуть носовую артустановку ближе к форштевню, и поднять вторую на кормовую рубку. Сокращение числа паровых котлов до трех позволило обойтись одной дымовой трубой вместо двух у прототипа, в качестве которого был принят эскадренный миноносец "Шальной".
   Распределение заказов на новые эсминцы не вызвало удивления у сведущих людей: шесть предназначенных для Средиземноморского флота эсминцев достались ОНЗиВ, девять балтийских были разделены между Путиловской верфью и Ревельским заводом.
   Четырнадцать эсминцев типа "Веский" вошли в строй до начала войны, последний, "Грозящий", был сдан Путиловской верфью 5 июля 1934 года.
  
   Водоизмещение: 1348 т (стандартное), 2030 т (полное). Скорость: 37,5 узлов.
   Мощность машин 46000 л.с.
   Вооружение: 2х2 120-мм/55, 2х2 37-мм автомата, 2х2 13.2-мм пулемета, 2х5 533-мм ТА.
   Размерения (квл): 103х9.8х3,5 м.
   0x01 graphic
  
   Приложение 1. Кораблестроительные программы Российской империи между двумя мировыми войнами.
  
   Я не буду оперировать выделяемыми на постройку флота миллионами рублей, так как не имею соответствующего экономического образования. Для меня ближе тоннаж закладываемых кораблей, позволяющий получить общее представление о стоимости кораблестроительных программ АИ Российского императорского флота.
  
   Начнем с доисторического периода. Как известно за пятилетний период предшествовавший Первой мировой войне (с лета 1909 по лето 1914) Россией была начата постройка двенадцати капитальных кораблей, общим водоизмещением в 318370 т, и 10 крейсеров общим водоизмещением в 66260 т. Всего, таким образом - 384630 т, не считая 46 эскадренных миноносцев (около 50000 т), которые я намеренно отпускаю.
   А в следующем пятилетии предполагалось заложить еще 16 капитальных кораблей (12 линкоров и 4 линейных крейсера) общим водоизмещением, по моей оценке, в 608400 т., с соответствующим количеством легких крейсеров. Всего примерно 672400 тонн.
   Этим цифры и следует взять за основу при вычислении возможностей постройки боевых кораблей Российской империей после ПМВ. При этом надо учитывать, что за предвоенное пятилетие Россия понесла большие расходы на модернизацию казенных судостроительных заводов и постройку новых частных, каковая была включена в стоимость постройки заказанных им кораблей.
   ***
   До Вашингтона.
   Первоначальная программа строительства флота, принятая в 1918 году, предусматривала постройку семи линейных кораблей (четырех для Балтийского и трех для Средиземноморского флотов) общим водоизмещением в 246400 т, и восьми легких крейсеров общим водоизмещением в 34000 т. Всего - 280400 т, что значительно уступало довоенным программам. Однако уже в 1920 году эта программа была пересмотрена в сторону увеличения числа линейных кораблей и линейных крейсеров, при полном отказе от строительства крейсеров легких.
   Поскольку седьмой линейный корабль первоначальной программы решили строить по новому проекту, с увеличением водоизмещения до 47600 т, то в общей сложности 10 линейных кораблей и три линейных крейсера потянули на 536000 т, что все же было несколько меньше, чем предполагалось построить по программе 1915-1919 годов.
   Вскоре, однако, выяснилось, что два линейных крейсера будут построены по новому проекту, что добавляло еще не менее 10000 т. Уже к 1922 году стало очевидно, что принятая программа превышает возможности России (стоимость кораблей возрастала быстрее, чем рос национальный доход), что заставило отложить планируемую закладку двух линейных крейсеров типа "Россия" на 1924 год, отнеся ее, следовательно, к следующей кораблестроительной программе 1924-1928 годов. Это уменьшило общий тоннаж закладываемых в 1919-1923 годах капитальных кораблей до 447000 т.
   Проект разрабатываемой программы 1924 года, помимо двух линейных крейсеров типа "Россия", предусматривал постройку еще двух линейных кораблей и двух линейных крейсеров, предназначавшихся для Средиземноморского флота, общим водоизмещением ориентировочно в 300000 т. Кроме них планировалось построить еще 12 легких крейсеров общим водоизмещением в 102000 т, уменьшив, таким образом, общий тоннаж корабле этой программы, по сравнению с предыдущей, до 402000 т.
   Впрочем, отсрочка закладки линейных крейсеров типа "Россия" не была оглашена, и на Вашингтонской конференции 1922 года они фигурировали как планируемые к закладке в течение самого ближайшего времени.
   В результате подписанных в Вашингтоне соглашений, по первой послевоенной программе были построены только три линейных корабля (105600 т) и 25 эскадренных миноносцев (41000 т) Всего - 146600 т.
   Пост-Вашингтонские программы.
  
   1924-1928 годы.
   Потери, понесенные казной после прекращения постройки большинства кораблей программы 1919 года, связанные с выплатой неустойки частным заводам (ее общая сумма была озвучена только на закрытом заседании Государственной Думы), вызвали естественное желание ограничить число закладываемых кораблей следующей программы 1924-1928 годов. По этой программе планировалось заказать 10 легких (вскоре ставших называться тяжелыми) крейсеров и 20 эскадренных миноносцев. Распределялись они следующим образом: по 4 крейсера и 9 эсминцев для Балтийского и Средиземноморского флотов, 2 крейсера и 2 эсминца для Сибирской флотилии. После уточнения тоннажа строящихся кораблей он выразился в цифрах - 99530 т для крейсеров и 25800 т для эсминцев. Всего - 125330 т. (Здесь и далее, в отличие от предыдущей программы, приводятся цифры суммарного стандартного водоизмещения).
   Правда уже в 1927 году эта программа была пересмотрена, с добавлением в нее девяти лидеров общим водоизмещением в 24255 т. Итоговый суммарный тоннаж кораблей построенных по этой программе составил 149585 т.
   Построено по программе 1924-1928 годов: 10 ТКР, 9 ЛД и 20 ЭМ.
  
   1929-1933 годы.
   Попытки сэкономить на строительстве боевых кораблей были продолжены и при разработке следующей программы 1929-1933 годов. При том, что потребность в новых кораблях была исчислена в 10 крейсеров (по 4 для Балтийского и Средиземноморского флотов и 2 для Сибирской флотилии), и 36 эскадренных миноносцев (по два дивизиона для Балтийского и Средиземноморского флотов), было решено ограничиться постройкой для Сибирской флотилии легких крейсеров, водоизмещением в 7300 т. В итоге, общий суммарный тоннаж предполагаемых к постройке кораблей составил 99400 т для крейсеров и 48600 т для эсминцев. Всего - 148000 т.
   Но уже в следующем году условия Лондонского договора ограничили число тяжелых крейсеров, которые могла построить Россия, всего одним корпусом ("Громобой"). В итоге программа была пересмотрена: во-первых, так как было уже известно, что строившийся для Сибирской флотилии ТКР "Варяг" переназначен в Средиземное море, был заказан третий легкий крейсер типа "Аврора" для Сибирской флотилии. Во-вторых, в программу для компенсации уменьшения ударных сил были включены два авианосца (один для Средиземноморского флота и один для Сибирской флотилии) водоизмещением по 18200 т, чем был полностью выбран договорной лимит на постройку Россией кораблей этого класса (81000 т)
   Для Средиземноморского флота предназначались также четыре легких крейсера водоизмещением по 9000 т, и девять эсминцев. Еще по девять эскадренных миноносцев должны были получить Балтийский флот и Сибирская флотилия. В сумме получалось - 141355 т водоизмещения.
   Сразу после принятия этой программы она подверглась резкой критике со стороны нового командующего Балтийским флотом вице-адмирала А. Косинского. Справедливо отмечая нехватку в составе Балтийского флота, после передачи Средиземноморскому флоту тяжелого крейсера "Иоанн Грозный", современных быстроходных крейсеров, "беспокойный адмирал" потребовал немедленного усиления своих крейсерских сил. В итоге были выделены дополнительные ассигнования на постройку трех легких крейсеров для Балтийского флота, что увеличивало общий тоннаж закладываемых по программе 1829-1933 годов кораблей до 168355 тонн. Выход ревнители казенной копейки нашли в отказе от постройки девяти предназначавшихся для Сибирской флотилии эсминцев (12150 т), уменьшив, таким образом, планируемый к постройке тоннаж до 156205 т. Но тут надо сказать, что Россия уже начала испытывать на себе последствия начавшегося в 1929 году мирового финансового кризиса, что негативно сказалось на сроках постройки кораблей этой программы.
   Построено по программе 1929-1933 годов: 2 АВ, 1 ТКР, 10 КРЛ, 15 ЭМ.
  
   1934-1938 годы.
   Как оказалось, после постройки легких крейсеров программы 1929-1933 годов, у России оставалось (даже при сдаче на слом всех крейсеров типа "Светлана" и "Адмирал Нахимов") только 14450 тонн водоизмещения на постройку новых легких крейсеров. Было решено потратить этот тоннаж на постройку двух легких крейсеров для Сибирской флотилии, добавив к ним шесть дивизионов (54 корпуса) миноносцев, по два дивизиона для Балтийского и Средиземноморского флотов, и для Сибирской флотилии. Это позволяло частично вывести в резерв, а частично сдать на слом все быстро устаревающие эсминцы типа "Новик". Общий тоннаж кораблей предполагавшихся к постройке по программе 1934-1938 годов составил всего 46850 т. Впрочем в особом примечании к этой программе оговаривалось, что быстро осложняющаяся международная обстановка может в ближайшее время привести к полному пересмотру этой программы, с возможным добавлением в нее новых линейных кораблей.
  
  

Оценка: 4.95*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"