Андреев Олег Иванович: другие произведения.

Ноктюрн

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  
   Часть первая.
  
   -Как ты думаешь, увидимся мы еще раз? - спросила Марина и грустно посмотрела в глаза Семену. Минуту назад они вышли на улицу из зала суда, где был расторгнут их семилетний брак и они превратились в бывших супругов.
   -Нет, ты сама так хотела, - ответил бывший муж и решительно зашагал прочь, своей дорогой. Шагал быстро, не оборачиваясь в ее сторону, чтобы Марина не смогла прочесть на его лице боль расставания и какую то растерянность.
   Десять лет назад приехал Семен Иванович в Ленинград и поступил учиться в профессиональное - техническое училище, на рабочую специальность токаря.
   Учеба давалась легко и нравилась юноше. Жил он в общежитие училища с двумя однокурсниками: Василием и Леонидом с которыми учился и дружил, с кем проводил свободное от учебы время.
   Как то, на последнем курсе, пригласил Леонид его к своей тете, в гости.
   -Она хорошая женщина. Познакомишься с ее семьей. Посидим, поговорим. Что делать в общаге? Поедешь со мной? - предложил он.
   Семен согласился.
   Через неделю оба юноши сидели в маленькой квартире за большим обеденном столом, заботливо накрытом тетей Леонида, миловидной сорокалетней женщиной. Кроме них и тети Поли, как ее звал племянник, сидел муж тети Александр Михайлович и их дети: четырнадцатилетний сын Александр и симпатичная семнадцатилетняя стройная дочь Марина.
   Слегка выпили, плотно поужинали, сидели, разговаривали.
   -А вы чем занимаетесь? - спросил девушку Семен.
   -Учусь, на втором курсе художественного училища, - ответила та.
   -И кем вы будете, когда закончите учебу? - поинтересовался вновь юноша.
   -Буду художником - оформителем.
   -Рисуете хорошо?
   -Идемте в мою комнату. Я покажу свои работы.
   Так началось их знакомство. На простого паренька из рабочей семьи произвели впечатление ее работы, особенно тронули его пейзажи, где были изображены лес, поля и узкая речка. Оба оказались любителями природы. Семен стал смотреть на девушку с интересом, впервые видел перед собою явный талант.
   -Хорошо рисуете, - похвалил одну из ее работ Семен.
   -Если картина сделана маслом, то надо говорить, пишите, - поправила его Марина.
   После ужина она его проводила до стоянки автобуса и он назначил ей свидание. Девушка оказалась общительной и их свидания проходили в оживленных беседах, посещениях театра и кино. Постепенно между ними зародилась любовь, а через год, когда Марине исполнилось восемнадцать лет, сыграли скромную свадьбу.
   Жить стали у родителей Марины - все вместе, тесновато, конечно, но на первое время молодожены были и этому рады.
   -Живите, пока мой сын не заведет семью, а тогда, извини, ищи себе другое жилье, - предупредил Семена Александр Михайлович.
   Сам юноша уже работал на моторостроительном заводе и хорошо зарабатывал. Марина продолжала учебу и через год, после свадьбы, закончила ее тоже, но работу художника не нашла, а родила ему дочь, которую назвали Светланой и которую молодой папа безмерно любил.
   Жизнь шла своим чередом и когда дочери исполнилось пять лет, то отношения в супружеской жизни Семена и Марины стали портиться. Жена его, которая продолжала сидеть дома, так как не могла найти себе занятие, соответствующее ее таланту художника, постоянно обвиняла его в примитивном образе жизни, желала развлечений.
   Сам же Семен не имел времени на посещения театра и поездки за город на природу. По выходным стал подрабатывать, чтобы накопить быстрее денег и приобрести кооперативную квартиру, которую ему обещали на заводе выделить в строящимся доме.
   Когда сумма для первого взноса была собрана, то Марина неожиданно воспротивилась покупке квартиры, поддерживаемая активно ее матерью:
   -Мы на очереди стоим на квартиру от города. В течение пяти лет получим ее бесплатно.
   -Вас же не гонят, потерпите несколько лет и получите жилье от государства, - вторила ей теща.
   Тесть же постоянно давал понять Семену, что он здесь не хозяин и было бы лучше, если бы они выехали отсюда: чем раньше - тем лучше, поэтому чувствовал молодой мужчина себя здесь не уютно.
   Чтобы меньше находиться дома, Семен стал больше работать сверхурочно, подрабатывать на соседнем комбинате. Когда выдавался редкий выходной, то он брал свою любимую Светлану и уезжал с ней на весь день в парк. Там они гуляли среди деревьев, слушали пение птиц, сидели на скамейке и обедали, прихваченными из дома бутербродами, запивая их сладким чаем. Здесь среди зелени кусочка леса Семен Иванович чувствовал себя счастливым и самостоятельным. Дочь его была не менее рада и довольна такими вылазками из дома.
   Разрыв между супругами становился все больше и, чтобы как то спасти положение, мужчина предложил Марине:
   -Может переедем в семейное общежитие до подхода очереди на жилье. Я уже разговаривал с начальством, они не против и помогут с комнатой там.
   Жена кричала, ругалась, бросалась обидными словами, тупой болью отзывающимися в сердце Семена.
   -Тогда давай разведемся.
   -Что я и собираюсь сделать, - сказала Марина.
   Вот и шагал сейчас, Семен Иванович, прочь от бывшей жены, прочь от постоянных скандалов и унижений, прочь от горячо любимой дочери, Светланы.
   Направлялся свободный и молодой мужчина в заводское общежитие, где отныне у него койка - место в одной, из многочисленных комнат, бывшего монастырского, старинного здания.
   -Как насчет проставки? - сразу атаковал Семена его сосед по койке Владимир.
   -Да нет проблемы. Кто сбегает? Я дам денег, - ответил он.
   -Я схожу. А на тебя брать? - обратился предприимчивый Владимир Носов к еще одному жильцу их комнаты, Николаю Бычковскому.
   -Берите и на меня. За мной дело не станет, - поддержал тот.
   Притащил Владимир две бутылки водки, закусить колбасы с хлебом, выпили по одной, другой, третьей и жизнь Семену уже не казалась плохой, на душе стало спокойно.
   -А как ты оказался здесь? Я слышал, что у тебя семья есть, - спросил он Николая.
   - С женой ругались часто и по любому поводу. Вот и решил уйти от нее. А куда идти? Вот и остается общежитие. Хорошо начальство не отказало и дало место в общаге, - рассказал он.
   -А я, глядя на вас, подожду заводить семью. Поживу на свободе, - сказал Владимир, который пять лет жил в заводском общежитие.
   На следующее утро Семен Иванович не мог вспомнить, как они закончили знакомство и сколько выпили, но по самочувствию понял, что не мало.
   Все трое вышли на работу, отработали и вечером продолжили веселое застолье. Жизнь Семену уже не казалась не удавшейся, а свобода обременительной. Днем на работе, а вечером за столом и так прошла неделя, когда они поняли, что деньги на исходе, то решили прекратить пьянку, но как прожить до зарплаты, не ясно.
   -Продержимся, - сказал Володя Носов и добавил:
   -Не впервой. Давайте деньги, которые остались, в общий котел бросим. Накупим макарон, картошки, подсолнечного масло и лука, а я вам покажу, что можно из этого приготовить и как протянуть с этим до получки.
   Другого выхода у них не было, поэтому на оставшиеся деньги, которые вручили Владимиру, накупили продукты, как и советовал их опытный сосед и протянули до очередной зарплаты.
   С зарплаты пошли снова застолья, которые чередовались иногда с походами в кино, на танцы и посещениями женского общежития, где выпивка проходила в кругу девушек с ткацкой фабрики.
   Деньги заканчивались и друзья снова переходили на вегетарианское питание: отваривали картофель и добавляли туда обжаренный лук, все перемешивали и ели. Варили также и борщи, без мяса или отваренные макароны жарили с репчатым луком.
   Прошло полгода и Семен втянулся в общежитскую жизнь, пристрастился к спиртному и прекратил всякие попытки, добиться от своей бывшей жены регулярных встреч со своей дочерью. На все обращения к ней, разрешить ему повидаться с ребенком, получал ответ:
   -У меня сегодня нет времени, позвони на следующей недели.
   Когда его бывшая вышла замуж, то даже предложения, позвонить на следующей недели, прекратились:
   -Девочка должна привыкнуть к новому отцу.
   -А кто же я?
   -А ты никто теперь, - вешала трубку его первая любовь.
   На его обращение в суд, Семен получил ответ:
   -Мы конечно можем присудить вам право на встречи с ребенком, но было бы лучше, если вы сами договоритесь с бывшей женой. Ведь она может вам устроить такой прием, что вы сами не пожелаете бывать у них.
   Вскоре их друг и собутыльник Николай Бычковский переехал к молодой женщине, которая воспитывала одна ребенка и имела свою жилплощадь.
   -Познакомились на танцах. Хорошая бабенка и готовит хорошо. Перееду к ней, поживу, присмотрюсь, а потом видно будет, а то твои обеды, Владимир, приелись. Спасибо, конечно, тебе, но у женщины будет лучше.
   -Как знаешь, - сказал Носов,
   - А мы с Семеном останемся на свободе.
   И закрутилась жизнь Семена Ивановича дальше: работа, пьянка, кино и танцы. Зарплата и неделя пьяного веселья, затем неделя выживания и аванс, который приносит снова временное веселье и опять хмурое ожидание очередного дня получки.
  
   Глава вторая.
  
   Единственной его отдушиной в жизни и не поддельным счастьем было посещение родителей, во время ежегодного отпуска. Радости с обеих сторон было не описать, а родные места, где Семен родился и вырос, дремучий лес и лесные озера были для него понятными и желанными .
   -Хорошо то как, здесь. Спал, как убитый, всю ночь и дышится легко, - делился молодой мужчина по утру с матерью.
   -Так оставайся и живи с нами. А не захочешь с нами, то стройся рядом, мы поможем тебе, - сразу уцепилась, за это, его мать, Елена Трифоновна, которой было уже пятьдесят восемь лет и она переживала за судьбу своего сына.
   -Что тебе в городе одному делать. Ни семьи теперь, ни жилья. Чего не жилось тебе с Мариной? - продолжил свой разговор, начатый еще вчера после выпитой им стопки, отец, Иван Максимович.
   -Дайте мне пару дней отдохнуть, а потом вопросы задавайте, - временно отбился от них Семен.
   -Отдохни, кто против, а подумай об этом сынок. Мы не молодые теперь и переживаем, что у тебя не все в жизни в порядке. Раз не пошла жизнь с Мариной, то думай о том, как другую семью создать, - сказала мать.
   -Молодой еще. Нечего себя хоронить. Сходи в лес, погуляй и подумай хорошенько, - посоветовал отец.
   -Вот одолели. Ладно подумаю, а сейчас давайте завтракать. В лес схожу, может какую вам лесовичку приведу, - пошутил он, под не одобрительные взгляды его родителей.
   После завтрака, Семен переоделся в одежду, предназначенную для походов в лес: поношенные брюки с рубашкой и короткие, резиновые сапоги и направился через калитку, расположенную с противоположенной от центрального входа дома в близлежавший и хорошо ему известный с детства таежный лес. Он вышел намеренно через эту калитку, чтобы не встречаться с соседями, которые теперь сопровождали его изучающими взглядами, как человека бросившего ребенка и пьющего, живущего аморальной жизнью. Теперь в селе не охотно желали бы иметь такого зятя, хотя у многих из них любимые дочери засиделись, незаслуженно, в девках. Впрочем молодой мужчина и не имел намерения вновь жениться и создавать новую семью.
   -Видно на роду мне написано, одному жить, - пришел он к выводу, вспоминая часто свою неудавшиюся прежнюю семейную жизнь.
   Когда Семен прошел вдоль железной дороги до переезда и спустился по не крутому спуску к озеру, где начинался лес, было часов восемь утра и было еще не жарко, поэтому среди вековых сосен, дубов и прочей растительности было приятно свежо, дышалось среди зелени глубоко и ароматно.
   Медленно прошел он через дубовую рощу, где стояли огромные высоченные и корявые дубы, широко раскинувшие свои вершины - шатры, дающие спасительную прохладу понизу. Некоторым экземплярам этих пород деревьев было, по мнению Семена, не менее трехсот лет.
   Далее направился мужчина вдоль спокойного синего озера по пробитой многочисленными посетителями леса извилистой тропинке, пробегавшей среди высоких статных стволов деревьев, в основном хвойных пород, благоухающих на янтарную смолу и неподражаемых запахов хвои. Райский уголок, где ему все знакомо с детства и исхожено, не раз, в поисках многочисленных видов грибов, сбора всяких ягод и просто ради прогулок.
   Слева на склоне горы видны были, заростающие с годами, углубления в земле от блиндажей времен второй мировой войны, когда здесь базировались русские войска, оставившие после себя не только эти напоминания своего присутствия здесь, но и многочисленные оружие и боеприпасы, которые были для местных пацанов ценнейшими находками и предметами их мальчишечьих игр, закончившихся для некоторых из них трагично.
   Сегодня путь Семена Ивановича вел к самому таинственному и красивейшему из мест всей округи, которые он здесь встречал. Было это на слияние двух лесных озер, когда одно озеро заканчивалось плавным и широким заливом, заполненным стройным камышом вдоль берега и цветущими желтыми кувшинками с лиловыми лилиями, а в двухстах метрах начиналось другое, не менее прекрасное и величавое. Соединялись оба чуда природы узким перешейком, метров десяти шириной и с бродом по-колено, разделяющим этот естественный канал по-полам, между озерами.
   На втором озере, берег слева был высок и довольно круто, градусов под тридцать подходил к воде, образуя не широкую косу из кварцевого белого песка, где можно бы загорать и купаться, если бы не многочисленные ключевые источники чистейшей и холоднейшей, на протяжение всего года, бьющие из-под земли, которые делали озерную воду в этом благодатном месте не пригодным для купания.
   Вершина склона, находившаяся на высоте пятнадцати метров от воды, густо поросла кудрявыми березами, а сам склон, примерно на середине, имел не большой выступ на котором росло семейство черемухи, заполонившее все свободное пространство этого пятачка и тянувшееся вверх до шести метров.
   В первый раз Семен обратил внимание на этот цветущий белым кипень на зеленом склоне берега ранней весной и был он тогда мальчишкой лет десяти. С тех пор он часто рвал там по весне пахучие букеты черемухи и носил их домой, ставил в вазу на столе.
   Но последний раз, когда он был пятнадцати лет от роду и был безответно влюблен в красивую капризную соседскую девчонку, этот уголок природы приоткрыл ему свою тайну.
   Как то услышав, что его соседка с подружкой решили идти к его черемухе, чтобы нарвать букет, он решил их опередить и спрятаться в кустах, напугать их и этим обратить на себя внимание безразличной к нему девочки.
   Когда он добрался до зарослей черемухи и стал пропихиваться во-внутрь кустарника, то увидел внутри его свободную площадку...
   Внутри этого черемухового семейства, впустившего его к себе, была свободная площадка, примерно два на полтора метра, присыпанная опавшей листвой, копившейся годами. Семен прилег на землю, было мягко и удобно, вокруг и сверху закрыто стволами и ветками кустарника на которых раскрылись светло - зеленые нежные листочки, изумительно остро и приятно пахло цветами черемухи.
   Лежал юноша на земле, вздыхал терпкий черемуховый запах и мечтал, мечтал о своей любви, мечтал о будущей жизни и... незаметно уснул.
   Разбудила его не громкая и приятная музыка, исходившая отовсюду и заставившая Семена замереть и слушать спокойное и нежное ее звучание, в которое вливались слова его девушки, рвущей снаружи цветы и переговаривающейся со своей подругой.
   Прекратилось восприятие звучание музыки, когда девушки нарвали огромные букеты и ушли, а сам он еще долго лежал на удобной лиственной подстилке и молчал...
   На подходе к своему любимому уголку, Семену повстречалась миловидная и высокая девушка, идущая ему навстречу, со стороны таинственного кустарника черемухи. Была она года на четыре его моложе, ему не знакома и чем то похожа на продавщицу из сельского магазина.
   -Доброе утро, - приветствовал он ее, когда красивая незнакомка поравнялась с ним.
   -Здравствуй, Семен, - ответила та.
   -Кто же это такая? Знает меня, а я не помню ее, - подумал он.
   Была середина лета и его черемуха выглядела совершенно зеленым островом на склоне горы. Семен постоял у подножья горы, полюбовался на загадочный кустарник и направился домой.
   -Ну, что видел в лесу? Может кого встретил? - спросил его отец, мастеривший что-то на придворке.
   -Встретил, но не знаю кого. Какая то лесовичка двадцати пяти лет примерно и похожа обличьем на тетю Нюру из сельпо, - улыбнулся он.
   -Так это Валентина, Нюркина дочка. Она тоже жила в городе, где и ты живешь, но что то там не заладилось и вот домой приехала. Работает в клубе, заведующей. Фильмы там крутят, танцы по субботам бывают и концерты по праздникам показывают, - рассказала мать.
   -Когда я уехал, то ей лет двенадцать было, поэтому и не узнал ее, - сказал Семен.
   После встречи с незнакомкой Семен почувствовал какое то беспокойство на душе и решил сходить в клуб на танцы, в ближайшую субботу и посмотреть, как теперь проводит время молодежь.
   Танцы должны были начаться после показа фильма, начавшегося в двадцать часов и оставалось полчаса до его окончания, поэтому молодой человек решил прогуляться по вечернему селу, чтобы не 'светиться' возле клуба.
   Когда он вернулся назад к зданию клуба, то фильм закончился и в танцевальном зале собралось приличное количество молодежи, в основном малолетние или только вступившие в свое совершеннолетие, которые стояли не большими группами вдоль стен и ждали музыки.
   Приметив в танцевальном зале пару не занятых стульев, стоявших в углу, Семен присел на один из них, чтобы не выделяться среди детей и стал наблюдать за всеми здесь присутствующими, ожидая прихода своей таинственной незнакомки.
   Молодежь, бросив на него пару косых взглядов и о чем то пошептавшись между собой, оставили его в покое, решив:
   -Пускай дедушка понаблюдает, как отдыхает молодежь, а будет вести себя не так, то может и схлопотать. За этим дело не станет.
   -Ясно не станет. Каждый второй пьяненький. Справиться со мной им не легко будет, но количество и силу сломает, - подумал он и тут он увидел ее.
   Она прошла мягкой походкой вблизи него, слегка покачивая округлыми бедрами, зрелой и сформировавшейся молодой женщины. Лицо ее было прекрасно и строго, черные вьющиеся волосы собраны на затылке в шикарный хвост, перетянутый красной лентой, бюст женщины был в меру большим и упругим, соблазнительно возвышался под легким свитером, заправленным в короткую юбку, открывающую стройные ноги выше коленей.
   -Ничего себе, заведующая, - сладко заныло его сердце.
   -Только делать мне здесь нечего, с моим прошлым, да она, наверное, имеет уже жениха, - подумал он.
  
  
   Глава третья.
  
   Валентина Михайловна, так звали эту девушку, подошла к столу, на котором стояла музыкальная техника и запустила первую танцевальную мелодию. Молодежь стала танцевать, а Семен только наблюдал за всеми и не решался подойти к заведующей, которая спокойно стояла у своего стола и просматривала записи, которые хотела запускать следующими.
   Только через полчаса он осмелился подойти к Валентине, чтобы пригласить ее на танго.
   -Разрешите, - промямлил Семен.
   -Вообще то я на работе, но ради гостя из города, пожалуйста, - согласилась она и прошла с ним на середину зала и они стали танцевать. Обхватив ее за талию и держа девичью руку, молодой мужчина чувствовал любое прикосновение женских выпуклостей к его мускулистому телу, которые были ему приятны и желанны.
   Семен не находил нужных слов и поэтому молчал. Ничего не говорила и его партнерша; тогда, сообразив, что танец вот-вот закончится, а следующего для него может и не быть, то он тихо спросил:
   -Можно я вас провожу до дому после танцев?
   -Что Семен? Теперь и мы можем пригодиться? Когда вы школу закончили, то в город поехали и там стали на городских девушках жениться. А на нас даже и не смотрели. Сейчас значит до нас очередь дошла? - как то горько и резко ответила ему девушка. Семен Иванович растерялся и не знал, что ответить, а танец закончился и Валентина заспешила к своему столу. Вернулся на свое место и Семен, где высидел минут десять и направился к выходу, опустив голову и проклиная себя за самоуверенность, не замечая обиженного девичьего взгляда ему в спину.
   Остаток отпуска Семена пролетел быстро: в прогулках по лесу, помощи по дому родителям, купание в озере и отражение атак соседей и знакомых, сватающих ему местных одиноких красоток, собранных со всей округи.
   -Валентину не предлагают взять в жены, - думал он и отвечал матери, которая была посредником между ним и сватающими женщинами:
   -Не собираюсь я в этой пятилетке жениться. План выполнен, а в следующей посмотрим.
   -Ну какой дурачок, - отвечала в сердцах мать.
   -Пускай холостым ходит. Оставьте вы его, - сердился отец.
   Возвращение в город и общагу было не по душе Семену Ивановичу: возобновились пьянки, полуголодное питание, а больше всего тосковал по дочери, которую вспоминал каждый день, но увидеться с ней уже не пытался, пустил все на самотек. Прибавилась и сердечная маета по полюбившейся ему Валентине, которая часто виделась ему в воспоминаниях.
   -Видать не судьба мне семью иметь. Не любят меня женщины, - сделал он безнадежный вывод.
   Прошла осень, наступила зима. В феврале, когда было Семену особенно грустно и одиноко, пришла ему мысль, что нужно как то менять свою катившуюся в никуда серую жизнь в чужом и не любимым им городе. Мысль ему пришлась по душе. Увольняется с завода, прощается со всеми и к середине марта он у родителей, в их доме.
   -Вот и ладно, что приехал, - сказала мать.
   -Чем заняться у нас хочешь? - спросил довольный отец.
   -Мне бы в лесу работать, одному чтобы, - ответил Семен.
   -Тогда иди в лесничество. Там лесник Михаил на пенсию хочет идти, - посоветовал отец.
   В лесничестве обрадовались молодому рабочему и сразу приняли на работу лесником, на место Михаила Петровича, уходившего на заслуженный отдых, который в течение одного месяца показывал Семену свой участок и объяснял тонкости этой работы.
   Работа понравилась молодому мужчине, целый день в лесу на природе, а вечером среди родных, которые не верили своему счастью. Походка его выпрямилась и стала уверенной, отрастил для солидности усы. Пить спиртное Семен Иванович прекратил и поклялся не дотрагиваться больше до этого пагубного зелья, чем вызвал пересуды среди односельчан.
   -Ленкин малец домой вернулся и не пьет совсем. Поди болеет чем то, а то с чего бы не пил, - говорили злорадно одни.
   -Не пьет и молодец. Хоть один будет на селе тверезый, - радовались другие.
   -Теперь наши бабы будут на него пальцем указывать и нам в пример ставить, - высказывали свое неудовольствие любители выпить.
   -Если не пьет и не курит, то поди сладкое любит, - усмехались одинокие женщины.
   Но через месяц все привыкли к его образу жизни и примолкли, только какая - нибудь сваха потихоньку спрашивали у его матери:
   -Не надумал твой парень жениться. А то встретила намедни Маньку Кадычиху, то она сказала, что пусть мою Анну берет в жены и живут.
   -Не знаю я ни чего. Сказал, чтобы не приставала с этим, сам найдет, если надо будет, - отвечала Елена Трифоновна, глубоко вздыхая.
   -Дай то Бог! - крестилась сваха.
   Семен вызнал окольными путями, что Валентина живет одна и по-прежнему работает в клубе, но встретиться еще раз не пытался, уверенный, что ничего из этого не получится.
   Как то во второй половине воскресного погожего дня, загрустив от одиночества и не ясной ему тревоги, отправился Семен Иванович к своей черемухе, чтобы пройтись по лесу и навестить любимое место.
   Погода была солнечная и теплая, семейство черемухи еще издали поманило его пышной белой и не порочной красотой на фоне безоблачного голубого неба. Молодой мужчина постоял у подножья склона, полюбовался цветением кустарника, стройными березками на вершине и решил зайти вовнутрь черемушника, чтобы насладиться приятным запахом их цветов.
   Пролез в центр этого островка и прилег на мягкую пряную подстилку из высохших листьев удивительного кустарника. Лежать было хорошо, тревога его ушла и он, как и много лет назад, задремал...
   Проснулся Семен от мелодичной и тихой музыки, которая постепенно усиливалась и становилась еще нежнее, послышались шаги человека, который поднимался к его островку, поднялся и стал протискиваться вовнутрь, сердце мужчины стало набирать учащенный ритм, а молодое тело напряглось в ожидание чего то... еще не изведанного.
   -Валентина, - радостно выдохнул он, когда женщина опустилась рядом с ним и протянула к нему свои руки. Оглушенный желанием и неудержимой страстью он обнял податливое прекрасное тело молодой женщины, которое стало поглощать, без остатка, всю его любовь к ней, исходившую от каждой частицы его истосковавшегося по ласке тела... Звуки райской ублажающей музыки сопровождали их, то усиливаясь, то стихая, то перерастая в бешеный ритм, довели два любящих сердца до полного изнеможения...
   -Как же ты меня нашла? - тихо спросил Семен, крепко обнимая женщину и еще не совсем осознавая свое счастье.
   -Нашла я тебя лет двенадцать назад, когда я в пятом классе училась, - ответила Светлана.
   -Расскажи мне.
   -Нас тогда в школе на уборку картофеля послали, с пятого по восьмой классы. Помнишь?
   -Нас часто, по осени, в соседний колхоз отправляли, собирать урожай картофеля.
   -Я тогда первый раз поехала и забыла обед с собой взять, а когда все сели на краю поля у леса обедать, то мне только оставалось за кустами сидеть и стараться не думать о еде. Вот тут я и обратила внимание на тебя. Ты с друзьями запекал картофель в разведенном вами костре и заметил, что я не ем ничего, подошел ко мне с печенным картофелем и сказал:
   -А ты чего, кнопочка, сидишь и не кушаешь? Возьми картошечки горячей и поешь.
   -Потом заметил, что у меня ничего кушать нет и спросил:
   -Забыла взять. Бывает. Я поделюсь с тобой.
   -И принес мне хлеба и молока в бутылке. Столько участия и доброты было в твоих глазах, что я влюбилась в тебя на всю жизнь. Всегда старалась держаться в невдалеке от тебя и изучила все твои привычки. Знала об этой черемухе и полюбила это место. В пятнадцать лет я ждала тебя здесь, внутри, но ты не вошел тогда и я услышала эту мелодию. Теперь вот сама пришла сюда.
   -И все эти года любила только меня? - поразился мужчина.
   -Только тебя. А когда ты уехал в город, то я тоже поехала туда, но когда ты женился на городской, то вернулась домой и ждала тебя здесь.
   -Теперь мы не расстанемся с тобой. Я обещаю.
   Вскоре счастливая пара сыграла шумную свадьбу и поселились на лесном хуторе, в двух километрах от села, где построили себе собственную усадьбу, которую народ назвал 'Семенов хутор' и завели всякую живность.
   Лет через пятнадцать село приблизилось к хутору и поглотило его, оставив только название этого района прежним, Семеновым хутором. Сам хозяин, сидя как то за чаем со своей женой, неувядающей и всегда желанной ему Валентиной, сказал:
   -Был сегодня лесу, неподалеку от нашей черемухи и видел нашего первенца. Он залезал вовнутрь.
   -Чего удивляться. Жизнь идет своим чередом. Пришло его время...
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"