Андреев Олег Иванович: другие произведения.

Чем ночь темней, тем громче стоны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  - Давай, подорвемся отсюда, - дрогнувшим голосом прошептала Сергею Лида.
   - Куда? - спросил мальчик и почувствовал волнение, которое приятно стеснило грудь.
   Компания подростков сидела на берегу озера у костра, вела разговоры, громко смеялась. Они опорожнили две бутылки вина на шестерых, и теперь наслаждались общением теплым вечером.
   Всем было по четырнадцать, пятнадцать лет. Кроме Лидухи, которой сегодня отмечали восемнадцать. Высокая и черноглазая девушка много не разговаривала. Она, слегка раскрыв полные губы, с интересом слушала не по годам рослого и сильного Сергея, который мастерски "травил" анекдоты и смешные истории. Компания "умирала" от смеха, а маленькая и худенькая Валя едва не падала на землю: так весело ей было.
   - Серега! Тебе артистом нужно стать, а не моряком! - сквозь смех выкрикивала она, зная его мечту о морских просторах. Лида прижималась к рассказчику к великому неудовольствию своей сестры Любы, которая считалась подружкой Серого. Она бросала косые выразительные взгляды на захмелевшую Лидку, чтобы та не липла к чужому парню. Но Лида не обращала никакого внимания на нее, непринужденно клала руку на колено юношу и заливалась колокольчиком, если шутка парня нравилась. Иногда, как бы бесконтрольно, ее рука соскальзывала между ног Сергея, и ладонь касалась плоти между ног. Лидуха, как от огня, отдергивала руку и смотрела на парня, прикидывая: как ему нравится такая рискованная игра.
   Рассказчику были по душе проделки "взрослой" девушки. Не то, что с Любой, которую даже целовать приходилось уговорами. Правда, кроме Любаши, он ни с кем еще не целовался, не говоря о чем-либо еще. Парням приятно находиться в одной компании с девушками, пить вино, сидеть у костра летом, ходить на дискотеку и прижиматься на танцах к ним всем телом, ощущая бугорки и впадины девичьего податливого тела.
   - Куда, куда! - возбужденно зашептала Лида. - Я отойду, как бы домой, а сама буду ждать на Девичьей горе.
   - А Люба?
   - Перебьется сегодня! Скоро я надолго уеду отсюда. Ну, что? Слабо, или мама не велит?
   - Жди через час! - буркнул Сергей, делая безразличное выражение лица.
   Встретиться с девушкой, которая старше на три года и не учится в школе, было интересно. Ему казалось, что у таких девиц, все не так устроено, как у его сверстниц. Лида одевалась по-взрослому, привлекая стройными и высоко открытыми ногами взгляды всех мужчин. Не говоря уже о малолетках, вроде Сергея и его друзей, которые буквально пускали тягучие голодные слюни, рассматривая "офигенную" фигурку раскрепощенной девушки. Но она не давала повода подросткам приударить за ней. Гордо проходила мимо "сопливых" ребят, цокая высокими каблучками туфель и вызывающе покачивая широкими бедрами. Последнее время носила такую короткую футболку, что можно свободно рассматривать плоский животик с аккуратной дырочкой пупка, прикрытого пирсингом белого металла. Верхний "прикид" был настолько коротким, что нижний край оттопыривался на загадочных бугорках груди. Хотелось наклониться и заглянуть в образовавшуюся пустоту, чтобы рассмотреть девичьи груши.
   - Обаце! - сказал Сергей друзьям, когда увидел Лиду с подругой из города. Просто невыносимо прекрасные телочки. Явдуха обеим сразу!
   - Чебуратор что ли? - пренебрежительно усмехнулись девушки, проходя мимо. Они внимательно осмотрела парня с головы до ног, но ничего не добавили.
   И вот сегодня Лида прибилась через сестру к малолетней компании, объявив о дне своего рождение. Никто не возражал, парни сгоношили пару бутылок вина, и молодежь отправилась на берег лесного озера, подальше от зорких глаз, поближе к воле.
   У маленькой и худенькой Вали в кавалерах ходил белобрысый Олег, близкий друг Сергея. Приятель как-то поделился с ним, что его девушка еще в четырнадцать лет отдалась ему.
   Серегу это немного задело. Он в пятнадцать лет еще ни разу не пробовал, а Олег уже год "дрючил" черноглазую и живую Валюху.
   - И как? У нее же жопа с кулачок! - спросил он, как можно безразличнее, представляя Олегов большущий конец, которым он показывал не раз пацанам.
   - Сначала не получалось. Не лез, хоть плач. Валька крутила попой, не давала втиснуть, но потом, когда, наконец, вдул! - Олег не стал продолжать, что потом. Он лишь сладко причмокнул губами и прикрыл серые глаза, и Сергей понял: было хорошо.
   - Надо Любку уломать, - завистливо подумал он. - Хватит в сухую обжиматься!
   Люба женским чутьем сразу догадалась, что парню нужно разрешить больше, чем целовать в губы. Девушка скинула трусики и, утянув на траву Сергея, раздвинула ноги и глухо сказала:
   - Сколько хочешь, трогай руками, но на больше не рассчитывай, не дам до свадьбы.
   Она запрокинула голову к небу и замерла в ожидании. Парень просунул под юбку руку, нащупал письку и стал тискать. Луба сжимала, как тиски, ляжки, когда он пальцем пытался проникнуть глубже, жарко шептала:
   - Не надо, Сережа, будет больно, и я закричу.
   Серегин конец стоял, как железный Феликс. Любины губы между ног намокли, стала теплыми и мягким, как пирожки с пылу, жару.
   Девушка самоотверженно сопротивлялась, не давая Сергею порушить честь. Парень, сообразив, что сегодня ему не удастся взять крепость, силой перевернул Любу на себя и задрал ей подол. Он спустил свои шорты с трусами и подтянул попу девушки так, что она своей писькой прижала его конец. Люба, сообразив, что делать дальше с цербером у ее пещеры, стала осторожно тереться об него, не давая, проскользнуть ему вглубь.
   Тактика такого - почти тайского - массажа понравилось паре, и у обоих произошел разряд. Они крепко прижались друг к другу и затихли, удовлетворенные и довольные.
   - Тебе хорошо было? - все же виновато спросила девушка, скатываясь на землю.
   - Хорошо! Другой раз по-настоящему попробуем. Да?
   Люба промолчала, но с тех пор избегала оказаться наедине с Сергеем. Еще та была железная леди. Вот и весь опыт парня в амурных делах, если не считать поллюций во сне.
   Ах, эти сны. Как они иногда чудны, разнообразны и приятны в подростковом возрасте. Недавно приснилось, как в ночь на Иванов день, Сергей решил ночью искупаться в Таисиной заводи. В народе говорили, что в ней от несчастной любви утопилась девушка Таисия, и, мол, там купаться нельзя. Русалки облюбовали для себя заводь. Они утянут на дно любого, кто осмелиться зайти к ним в воду.
   Парень не верил в такую чепуху, и что-то ему ударило в голову, поздним вечером направиться непременно к Таисиной заводи, чтобы искупаться назло предрассудкам в темной воде.
   Когда добрался туда, то уже наступила полночь. Сергей, раздевшись догола, стоял на берегу и глядел на зеркальную поверхность. Полная луна проливала сумеречный свет, таинственно освещая притихший сосновый лес и проложив дорожку от середины озера к ногам парня. Казалось, все вымерло в округе. Такая стояла тишина, и царил покой. Только цветочный запах волнами докатывался из леса до юноши. Вода, которая отдавала тиной, казалось жуткой.
   Тело Сергея слегка "колбасило": толи от страха, толи от волнения. Ему не хватало духа, нырнуть, и парень стоял по щиколотку в воде, боролся с ужасом.
   Он стоял, как заколдованный, не в силах сдвинуться с места. Вдруг лунная дорожка недалеко от берега заволновалась, как от легкого бриза, разошлась на две половинки. Из образовавшейся на серебряной лунной полосе черной "полыньи" показалась девичья голова, за ней - другая, третья и четвертая.
   Из воды выходили нагие девушки. Они молчали и смотрели на лес, как бы, не замечая парня, который чувствовал себя неловко, и все пытался прикрыть ладошками низ живота. Но руки его не слушались и висели безвольными плетями вдоль туловища. Сергей старался отвести взгляд от голых девушек, но и это ему не удавалось. Он истуканом стоял на берегу и, не отрываясь, смотрел на белокурых и длинноволосых красавиц, которые, покачивая бедрами, цепочкой, взявшись за руки, шествовали на берег. У всех водяных нимф были широко открыты зеленые глаза, и на губах блуждала легкая загадочная, как у Джоконды, улыбка.
   Последняя из девушек, когда они проходили мимо Сергея, взяла его за руку и потянула за собой. Вереница проследовала через лес на поляну, полную цветов. Девушки принялись собирать цветы и плести венки. Парень прислонился к дереву и наблюдал за ними. Вскоре три нимфы ушли в лес, а четвертая, которая привела сюда Сергея, осталась и, подойдя к нему, надела на его голову венок. При этом, девушка невольно прижалась к нему грудью, и он, почувствовав холодное, как лед, прикосновение, вздрогнул от неожиданности.
   Девушка грустно кивнула головой и, взяв парня за руку, подвела к поваленному дереву. Сергей сел на него, а нимфа пристроилась рядом и положила ему на плечо голову. Ее волосы упали ему на колени, прикрыв их, как ковром.
   - Ты - кто? - спросил парень, перебирая в руках шелковистые волосы девушки.
   - Я - Таисия.
   - Говорят, что ты бросилась в воду от несчастной любви.
   - Не от любви, а от постылого мужа.
   - Зачем? Просто ушла бы от него.
   - Значит, не могла!
   - Расскажи!
   - Тебе не понять, давно это было. Триста лет прошло!
   - Как-нибудь пойму, ты говори.
   Девушка жила в деревне. Однажды она встретила в лесу молодого охотника Прохора и полюбила его. Охотнику тоже приглянулась красивая Таисия. Они стали встречаться. Через год Прохор пришел сватать ее, но родители девушки не хотели слушать о бедном парне. Они подыскали дочери богатого жениха, который был старше на тридцать лет.
   - Я не пойду за старика, лучше головой в омут, чем маяться всю жизнь с нелюбимым мужем! - крикнула она отцу.
   Но суровый батюшка стоял на своем:
   - От голода навоешься с бедняком. А тут будешь, как сыр кататься в масле. Тебя сватает первый человек в округе, должна понимать.
   Девушка упиралась, надеясь, что Прохор придумает что-нибудь прежде, чем поведут под венец. Надежды рухнули, когда охотник пропал в лесу. Собаки вернулись, а человек исчез. Люди поговаривали, что парень утонул в озере - нашли в воде его шапку.
   Прошел месяц, и Таисию, онемевшую от горя, отцу удалось завести в церковь, где ее поженили с богатым мужчиной.
   В первую брачную ночь девушка увидела похотливые глаза старика и услышала громкое сопение носом, когда он пытался исполнить супружеский долг. Но у немолодого любовника ничего не получалось, он в неудовлетворенной страсти искусал грудь девушки. Тая терпела, ожидая, когда любовник отстанет и уснет. Но мужчина не успокаивался, и она увидела перед глазами трясущийся жирный живот, которым он тыкался ей в лицо, чтобы она ртом нащупала в волосяных зарослях безвольный мокрый конец и удовлетворила его. Она не вынесла омерзительного насилия, выскочила из дома, понеслась к озеру и бросилась в воду.
   - Не получалось никак по-другому? - спросил Сергей, выслушав рассказ Таисии.
   - Нет! Невыносимо и гадко подпускать к телу постылого мужчину. Терпеть его заставишь, но любить не принудишь. Ну, прощай, мне пора. Отвела душу, как с Прошей повидалась.
   Девушка встала и направилась к заводи.
   - Постой! Зачем ты выбрала меня?
   - Потому что ты на свете единственный человек, в котором течет родственная кровь моего Прохора.
   - Ничего себе! Получается, что я - потомок того охотника! - подумал Сергей, наблюдая, как откуда-то вышли снова три девушки и присоединились к Тае, вчетвером, взявшись за руки, нимфы вошли в воду. Сначала скрылась голова одной девушки, затем - другой, третьей и последней исчезла с его глаз Таисия. Разволновавшаяся поверхность озера моментально успокоилась, и по установившейся зеркальной глади вновь легла лунная дорожка. Как будто ничего не происходило в ночь Ивана Купалу.
   Лида попрощалась с честной компанией и ушла от костра.
   Следом откланялся Сергей:
   - Всем сайонара, уезжаю на моря и не знаю, когда вернусь.
   Он взял за руку Любу и потянул за собой. Компания распалась, парами направились по своим излюбленным уединенным местам.
   Сергей проводил Любу домой, сославшись, что завтра рано вставать по делам. Чтобы не вызывать подозрения у девушки, он на прощанье целовал и мял ее груди, слабо уговаривая повторить, что не довели однажды до завершения.
   Люба отказалась наотрез, и Сергей, притворно вздохнув, буркнул:
   - Ладно, мне пора, до завтра!
   Он сразу же направился к месту встречи с Лидой.
   Девичья города находилась на берегу озера. Она возвышалась песчаным обрывом над водой, откуда открывался прекрасный вид на озерную гладь. Полная луна висела, как шар, над лесом, освещая округу бледным светом.
   Лиду Сергей увидел возле огромной березы. Девушка прислонилась к ней спиной и наблюдала за парнем. Сергей подошел к ней и спросил:
   - Не страшно одной в лесу?
   - Нет! Ты яблофон отключил?
   - Зачем?
   - Ты, что, Мавр? Что бы ни затренькал, когда не нужно!
   - Уже! Что дальше?
   Лида подошла к парню и припала губами к его губам. Она целовала его долго и страстно, просовывала свой язык в рот парню. Ласки во рту возбуждали, и у Сергея "поплыло" в голове, мысли путались от желания. Он не заметил, как скатился с девушкой на траву, и Лида долго еще целовала парня, доводила до исступления.
   Затем она оторвалась от губ парня и принялась лихорадочно расстегивать ему брюки. Сергей дрожащими спешащими руками чулком скинул нижнюю одежду с ног, поспешно помог стянуть одежду с девушки.
   И сразу же почувствовал, как освеженный прохладным воздухом член втянулся во влажное тесное пространство Лидиного рта. Парень замер, вытянувшись во весь рост, раздвинул ноги и рукой нежно прижал голову девушки. Он, казалось, парил над землей, блаженствовал и огромное чувство любви к этой худенькой девушке переполняло его так, что руками не находил места на ее теле, которое ему не хотелось бы приласкать так же сладко, как делала она.
   Мир замер для пары, все вокруг окаменело. Только тела любовников двигались и меняли положения. Лида уже сидела на парне, а он прикасался руками к маленьким грудям с набухшими сосками и чувствовал, как его мужской орган вошел так глубоко в плоть девушки, что достал до чего-то, отчего хотелось ликовать. Лида постанывала и вцепилась ногтями в грудь Сергея. Оба стремительно унеслись ввысь и оттуда ринулись в свободном полете в глубочайшую пропасть. У любовников захватывало дух от восторга и радости. Лида громко застонала, и Сергей почувствовал, как сладострастная волна захлестнула низ живота, и горячая струя фонтаном разрядилась внутри Лидиной плоти. Любовники затихли в коротком забытье, тесно прижавшись друг к другу, чтобы затем снова и снова повторить взрослые игры.
   Уже под утро, удовлетворенные и обессиленные, они лежали и смотрели на звездное небо.
   - Я люблю тебя, Лида. Давай через год поженимся. Мне шестнадцать будет, тебе девятнадцать. Я поговорю с родителями.
   - Тебя так не устраивает? Зачем жениться, дурачок!
   - Я хочу только с тобой, так делать.
   - Ну и делай, когда захочется. Только шепни, и я - твоя.
   - Я не хочу, чтобы ты с другими яшкалась.
   - Если поженимся, как будем жить?
   - Я работать пойду.
   - Куда?
   Сергей замялся, не зная, что сказать. С работой в их городе - туго, а, чтобы получить профессию, нужно учиться несколько лет. Он еще в восьмой класс перешел... Одним словом: думать об этом не хотелось. У Сергея была охота каждый день проводить с Лидой, а для этого ее нужно любой ценой удержать рядом с собой. За одну ночь девушка мертвым якорем прицепила подростка к себе.
   - Это - не любовь, Сережа! - сказала Лида, которая поняла его.
   - Что же?
   - Ты вырос в сельской местности и не раз видел бычков в стаде, которые еще не доросли до взрослых быков, а уже созрели, чтобы осеменять коров.
   - Я, значит, бычок, а ты - корова, и я сейчас осеменял тебя? - голос подростка звенел от обиды. - Больше я ни на что не способен!?
   - Я не о том, ты дослушай. Когда корова загуляет в стаде, то вокруг ее бычки крутятся, пытаются запрыгнуть. А она их в серьез не воспринимает, рогами отгоняет и дет себе дальше, шаловливо пригибая голову и покачивая выменем, ждет своего быка, чтобы принести потомство.
   Корове приспело время, и она загуляла. Бычку можется, а ему не дают, что рано. Он не понимает этого, упорно тянется мордой к хвосту гулены, и никакая сила не заставит его уйти от нее. Ни кнут пастуха, ни прут хозяина не страшат бычка, его упорно тянет под хвост корове. Такая сила желания играет в нем.
   - Ты к чему "травишь" мне байки.
   - К тому, Сергей, что пройдет страсть, и ты успокоишься, будешь трезво смотреть на жизнь. Ты найдешь свою девушку, женишься, и у тебя пойдут дети.
   - Ладно, допустим, что я - бычок!
   - Клевый бычок! - засмеялась Лида.
   - Пускай клевый! А ты, кто? Блудливая и гулявая корова, которая перед всеми бычками поднимает хвост, как бродячая сучка на случке?
   - Дурак! Ты ничего не понимаешь в жизни. Я же сказала, что уезжаю, но не сообщила, что нашла папика. Он очень богатый человек и сделал мне предложение. Правда, на тридцать лет старше, но я согласилась, потому что буду в шоколаде на зависть подружкам.
   - Со стариком жить, себя не любить!
   - Стерпится - слюбится. Я давно мечтали из нищеты вылезти. Замуж иду за деньги.
   - Деньги придумали хитрые мужички с маленькими пиписками! - зло прошипел Сергей.
   - Если бы ты со своей большой пипиской имел бабки, то вышла бы за тебя. Но так не бывает в жизни, поэтому приходится выбирать: или бабло, или пиписка. Я выбрала первое. Остальное доберу тайком. Ты давно понравился мне, поэтому провела ночь с тобой. Будет, что вспомнить в золотой клетке!
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"