Андрюхин Андрей Евгеньевич: другие произведения.

Сборник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 5.29*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Стихи разных лет заботливо собранные вместе.

В Подражание Даниилу Хармсу

Я - кактус, обмотанный траурной лентой,

И я в зоопарке кошу под ежа.

Пришили б мне крылья, я стал бы вороной,

И я бы в леса навсегда улетел.

Но, может быть, завтра облезу неровно,

И из зоопарка прогонят меня;

Какая обида, родился уродом,

Не знает никто, что я - кенгуру.

Зима 1992 г.

Идиллия

Червяк раздавлен был во вторник

Ногою бегемота с коромыслом,

А бегемотов на болотах кучи,

И все они тупы как чемоданы,

А в чемоданах перевозят негры

Марихуану, золото и баксы,

Им всем за это срок дают немалый

И отправляют на отсидку в тундру,

А в тундре ходит чукча с автоматом,

И негры там живут весьма вольготно:

Они шныряют в поисках морошки

По тундре голой в разных направленьях.

Осень 1992 г.

Мао Цзе Дун

Я - Мао Цзе Дун, я - китаец,

Я - умный, я - толстый, я - гордый.

Вот, смотри, подниму я вверх палец,

Берегись, буржуазная морда!

Все китайцы покажут вам fuckи,

А потом, возьму, прикажу им -

Во всём мире построят бараки

На смерть пресловутым буржуям.

А когда наплодимся побольше,

Мы везде коммунизма настроим,

Будем жить мы и лучше и дольше,

А всех вас мы матом покроем.

Осень 1992 г.

Усеки мои мозги

Усеки мои мозги на крышке пылесоса,

Растекаясь по траве солнечным корытом,

Убивая молотком безобразных пяток

Полосатые дома в зарослях морошки.

Усеки мои мозги личным коромыслом,

По линолеуму снов шаркая копытом...

Дегустация столбов, вместо звёзд - осколки,

Это есть в моих мозгах, я люблю свободу.

Осень 1992 г.

Вано

Вано - грузинский партизан,

Он охраняет кур и баб.

Он бьёт по роже ку-клукс-клан

Одной из двух могучих лап.

Он защищает свой аул

От ку-клукс-клановцев и русских,

Вот он залез на саксаул,

Глаза свои прищурил узко.

Не проберётся наглый враг,

Когда Вано стоит на страже,

Его большой грузинский флаг

Из Сан-Франциско видно даже.

Он остро отточил кинжал,

Гранату в шапку положил,

Залёг среди гранитных скал,

Вина хлебнул и закурил.

* * *

Вано - примерный партизан,

Он очень любит свой аул.

Его боится ку-клукс-клан,

Девицы и задастый мул.

Декабрь 1992 г.

Новогодний тост

Бонифаций взорвал тридцать пять городов,

Убил на стенке клопа.

Ядерный ветер долго гонял

По пустыне потом черепа.

Бонифаций верил, что будет святым,

Что будут его воспевать,

И шею, увы, не сломала ему

Упавшая с неба кровать.

Бонифаций, обидевшись, молча ушёл

Искать себе новых клопов,

Но он не нашёл ни одного

И решил убивать слонов.

Когда он взорвал бомбой Китай,

Слоны передохли в момент,

И всё это сделал Бонни один -

Любитель красивых легенд.

Народ же, увидев такие дела,

Бонифация сжёг на костре,

А серые туши убитых слонов

Закопали вчера во дворе.

* * *

Всё это придумал я, глядя в окно,

И совесть моя чиста,

И я говорю от полной души:

"С Новым Годом Вас, Господа!"

31 декабря 1992 г.

Кролик

У бедного кролика уши

Выросли на подбородке,

Никто оттого с ним не дружит,

У всех разговор с ним короткий.

Его бьют лапкой по роже,

А потом прыгают, скачут.

Он вряд ли род свой продолжит,

Род великий, могучий, крольчачий.

Он залез в глубокую нору,

Намотал уши на шею.

Несчастий всяческих гору

Он не снёс, предпочёл поскорее

Повиснуть. Но уши порвались,

И крольчихи теперь его манят,

И несчастья уже прочь умчались:

Без ушей, зато сексом занят.

Зима 1993 г.

Житие Одинокого Негра

Я - негр и живу я в бараке,

Потому что негде мне жить.

Я силён и всегда готов к драке -

Невозможно меня победить.

Пью я дождь и питаюсь клопами,

Ем мышей, если только словлю,

Всех считаю я дураками,

И никого потому не люблю.

На плечах моих шкура собаки,

Из кошек мои сапоги,

Наплевать, что дует в бараке,

Наплевать, что не видно ни зги.

Из крысиных хвостов мои свечи,

Я зажгу их, как кончится день,

А от горя опустятся плечи -

Затяну потуже ремень.

Я оброс косматою гривой,

Борода отрастает до пят,

С ней я безумно красивый,

Но блохи в ней вечно шалят.

Я моюсь в зловонных лужах,

Где снуют червяки по утрам,

А если зима, если стужа,

Ночую по тёплым местам.

По ночам мне кактусы снятся,

Кенгуру меня манят хвостом,

Вороны над носом кружатся,

Слегка задевая крылом.

Порой я курю сигареты,

А ведь рядом зэки живут,

Не дай Бог, узнают об этом -

Припрутся и всё заберут.

Для них приготовил я вилы,

И если начнут наступать,

Напрягу я все свои силы

И не буду к себе подпускать.

А в принципе, что их бояться,

Каждый из них - хилота,

Стоит начать мне ругаться,

Разбегутся они кто куда.

Вообще-то, в душе я романтик,

Зря не убью и блохи,

Вот найду подходящий фантик,

На нём накатаю стихи.

Одиночества тонкие нити

Мозг мой пронзили насквозь,

И нет уж во мне юной прыти,

Как бы вены вскрывать не пришлось.

Зима 1992-93 гг.

В защиту слонов

Я куплю себе огромный веник,

Буду им слонов гонять по лесу.

Мне для этого не жалко денег,

Раз природе это нужно до зарезу.

Ведь слонов сейчас везде уничтожают,

А я буду дни и ночи охранять их.

Пусть они живут и процветают:

Я забочусь о своих меньших собратьях.

Зима 1993 г.

Фидель Кастро

Под кубинским знаменем Свободы

С пышной бородой до живота

Фидель Кастро смотрит на народы

С тихою улыбкой возле рта.

Его взгляд направлен на ракеты,

На крестьян, что сеют рис и мак.

Его пальцы ищут сигареты,

Не найдя, сжимаются в кулак.

Табака по всей стране нехватка -

Это злые происки врагов,

Фидель Кастро закурил украдкой,

Вытащив сигару из трусов.

И пуская вверх колечки дыма,

Он влюблённо продолжал смотреть,

Как колонна танков едет мимо,

Чтоб врагов с земли родной стереть.

Под кубинским знаменем Свободы

Размышляя о судьбе страны,

Фидель Кастро смотрит на народы,

И народы радости полны.

Зима 1993 г.

Кико

(Пародия на "Вано")

Кико - абхазский ку-клукс-клан,

Он убивает кур и баб.

Он бьёт по роже партизан

Одной из двух могучих лап.

Он сжёг давно родной аул,

В нём было много всякой дури.

Спилил он старый саксаул,

Чтоб уж никто глаза не щурил.

Кико пытает злых врагов,

Он знает пыток разных много,

И стук абхазских башмаков

Разносит ветер по дорогам.

Он остро отточил свой нож,

Колпак и цепь в рюкзак сложил,

Кико так просто не возьмёшь,

Не пьёт, не курит, полон сил.

Кико - отменный ку-клукс-клан,

Аул родной он сжёг давно,

Но страх не тронет партизан,

Ведь с ними есть грузин Вано.

21 января 1993 г.

О Коллективе

Стадо напильников диких

По жаркой пустыне бежало,

В ожиданье свершений великих

Оно себе место искало.

И вдруг за барханом огромным

Носорога напильники видят,

И, судя по замыслам тёмным,

Сейчас подбегут и обидят.

Но тот, с рогом, был не пугливый,

К верху поднял он копыто,

Тряхнул своей жалкою гривой,

Взревел о чём-то сердито.

А стадо всё ближе и ближе,

В улыбках драчёвые лица.

Что встал носорог? Беги же!

Иначе придётся сразиться.

...И долго-долго мозгами

Голова его землю питала,

И шкура большими кусками

Со спины потихоньку слезала.

* * *

Здесь нельзя обойтись без морали,

И пускай она жжёт как крапива,

Знайте, все, раз доселе не знали:

Не попрёшь супротив коллектива!

Февраль 1993 г.

Баллада О Вороне

Когда б я всё знал о законе

Сложенья премудрых стихов,

Свой стих посвятил бы вороне,

Царице российских лесов.

Лишь ворона курлыканьем нежным

Мир честной удивляла всегда,

Удивляла стараньем прилежным,

Тем, как чистит она города.

Лишь ворона под утро способна

Солнце криком своим разбудить,

Лишь ворона, попрыгав беззлобно,

Может всех червячков истребить.

* * *

Кто-то может её ненавидеть,

Обвинить в куче всяческих бед,

Знайте, люди, ворону обидеть,

Грех, страшнее которого нет.

10 октября 1993 г.

Недурственно

"Недурственно!" - вы скажете, послушав

Мои стихи, которые, быть может,

Своим огнём сжигают вашу душу,

Да так, что холодок бежит по коже.

"Недурственно!" - и свет в глазах погаснет,

И снова грусть на царство повенчают,

Раз вы сумели быть несчастнее несчастных

То вас уже в толпе не потеряют.

"Недурственно!" - и эхо в миг размножит,

И звук рванётся к небу - выше, выше...

Для вас свои случайности дороже,

"Недурственно!" - вот всё, что я услышу.

29 октября 1993 г.

Любовь прошла. Завяли помидоры.

Давно уже покрасили заборы,

Заборы, на которых мы писали

Слова "Любовь" и "Дружба". Мы не знали,

Что всё пройдёт, завянут помидоры,

Мимо друг друга мы пройдём, потупя взоры,

И никогда уже назад не обернёмся,

Лишь отраженью в луже улыбнёмся.

5 ноября 1993 г.

Чщгрын

Скоро придёт Чщгрын.

От него очень сложно сбежать.

Он может прийти не один,

Их может прийти целых пять.

И поэтому надо скорей

В катакомбы нам всем уходить,

Спасать стариков и детей,

После нас они будут жить.

Наломать надо крепких дубин,

Поднять повсеместно народ.

Так кто же такой Чщгрын?

Посмотрим, когда он придёт.

28 ноября 1993 г.

Лирическое О Собаке

Печально за окном собака воет,

Она, быть может, очень хочет кушать,

Она иллюзий сказочных не строит,

И мне приятно ту собаку слушать.

28 ноября 1993 г.

Одиночество

Скажите, вы видели грустных слонов?

Конечно же, видели, так ведь?

У меня есть вопрос, и вопрос мой таков:

"Почему все слоны любят плакать?"

На завтрак дают им сырую морковь,

На ужин вареную свеклу,

Жизнь хороша, но все ж вновь и вновь

Их морды загадочно мокнут.

Веселье обходит слонов стороной,

Улыбки развеяны ветром,

Я спросил у слона: "Слон, ответь, что с тобой?"

Но, увы, не услышал ответа.

Продолжая стоять под осенним дождем,

Слон уныло смотрел на прохожих;

Я решил не скрываться от всех под зонтом:

"Слон, смотри, теперь мы похожи!"

18 января 1994 г.

Пусть это будет нашей тайной,

Никто не скажет нам тогда,

Что встреча не была случайной,

И что исчезнет без следа

Немое пламя робких взглядов,

Всё станет тусклым и чужим,

И в круговерти звездопадов

Мы превратимся в чёрный дым...

Так пусть всё это будет тайной,

Пусть сердце не узнает мук,

Та встреча не была случайной,

Случайным было всё вокруг.

14 марта 1994 г.

Сперматозоид

Я - маленький сперматозоид

Среди миллионов других.

Никто из нас не заноет,

Каждый угрюмо притих.

Но вот мы исторгнуты телом

В какой-то тёмный проход,

И теперь мы заняты делом -

Мы с криком рванулись вперёд.

Яйцеклетка будет наградой,

Тому, кто придёт, победив.

Впереди что-то встало преградой...

Так это же презерватив!

Но вдруг рядом заметил я щёлку,

И решил, а что если мне

Нырнуть сквозь неё втихомолку

И цели достичь в тишине.

И вот я тихонечко, боком,

В щёлку полез и застрял,

Хвостик свой ненароком

Дёрнул и оборвал.

Меня сразу покинули силы,

Достал я скорей пистолет,

Не дай Бог, народятся дебилы:

Выстрел...

Крик...

И меня больше нет.

Весна - осень 1993 г.

"Немного масла в огонь психоаналитики"

Паслись коровы на лугу,

В лесу сидели волки.

Коровы трахнули волков,

И волки все подохли.

Коровам мысль пришла на ум:

"Мы сексуальны очень!

И чтоб проверить эту мысль,

Деревню трахнем ночью!"

Пастух коров домой повёл

По лесу, по оврагам...

Лежит теперь он под кустом -

Отмучился, бедняга.

"Свиньёй" суровой во дворы

Коровы молча влезли.

Проходит ночь. Что за беда?

А люди-то исчезли!

Отряд учёных послан был

На это место злое.

Те умертвили всех коров

И закопали в поле.

* * *

Я вам одно сказать могу:

"Вины в коровах нету!

Во всём виновен только Фрейд,

Его б призвать к ответу!"

Весна 1992 - весна 1994 гг.

Ю. Л.

Ты слышал, как пыхтят ежи

Жаркой июльской ночью?

А если слышал, тогда скажи,

Видал ли ты их воочию?

Колючий вздрагивающий комок

Бегущий сквозь тьму к себе в нору,

Он исходил в лесу сто дорог,

Но не привык к простору.

Он не любит смотреть в облака,

Те уходят, чтоб не вернутся.

Налей же ему чуть-чуть молока,

А лучше полное блюдце.

Ты слышал ежа и видел его,

Но ты не залез к нему в душу.

А знаешь, что хочет он больше всего?

Большую и вкусную грушу!

1 - 2 июня 1994 г.

Стрела

Прости меня, но я устал быть тенью,

В твоих глазах нет прежнего тепла,

Пытаясь положить конец сомненью,

Я доверяюсь ветру, я - стрела.

Там, где зима коснулась красок лета,

Я грудью припаду к чужой земле,

На перекрёстках солнечного света

Нет места заблудившейся стреле.

Я буду жить, смиренно наблюдая,

Как лунный блеск становится зарёй,

И, каждый день о чём-то забывая,

Забуду я, что не рождён стрелой.

13 февраля - 11 июля 1994 г.

Гоняю сны по холодной квартире,

Тщетно пытаясь заснуть.

Считаю слонов: их то пять, то четыре,

Остальные отправились в путь.

Куда? Я не знаю, наверное, к звёздам,

В небе звёзд нынче не счесть,

И если б на небо попасть было просто,

Меня б уже не было здесь.

А пока остаётся одна лишь забава -

Слонов непокорных считать,

Но без интереса, ведь их не орава,

Их всегда то четыре, то пять.

24 - 25 сентября 1994 г.

Детское

Когда пройдёт лето, и осень наступит,

Мама тогда мне братика купит,

А может, сестрёнку, я, впрочем, не знаю,

Ведь я это только предполагаю.

4 октября 1994 г.

Обывательское

Кто-то когда-то где-то кого-то...

Давайте о грустном не будем.

Спите спокойно, ведь завтра работа,

Не мешайте спать другим людям!

Кто-то кого-то где-то когда-то...

Ну, подумаешь! Что здесь такого?

Молодость. Пусть оторвутся ребята!

Ничто под луною не ново.

Кто-то кого-то когда-то где-то...

Мы сами такими же были,

От заката и до рассвета

Весело ночь проводили.

20 ноября 1994 г.

Джентльменское

Будь твои ноги немного прямее,

Я бы тебя не узнал.

20 декабря 1994 г.

Антивоенное

Не горевший в танке, не знает,

Каким жарким бывает огонь,

Как сильно он пожимает

Протянутую ладонь.

От него не дождёшься ответа,

Вся его сущность в золе,

Не дай Бог, узнать тебе это,

Да здравствует мир на земле!

18 марта 1995 г.

Дебилам не снятся кошмарные сны,

Вся жизнь их - это кошмар:

То щупальца вылезут из стены,

То дом превратится в шар.

Непонятны их мысли, речи, дела,

Они нелогичны во всём.

Зачем их природа на свет родила? -

Вопрос, разрешимый с трудом.

Быть может, затем, чтоб в поездах

Могли "Христа ради" мычать,

Чтоб засыпая в слюнях и слезах

На ночь себя потерять.

* * *

Дебилам не снятся кошмарные сны.

Что снится им - нам не узнать.

Мы же во сне кошмар видеть должны,

Чтоб хоть как-то дебилов понять.

24 - 26 марта 1995 г.

Ожидание. Вновь ожидание

От рассвета и до заката,

Я не люблю расставание,

Но ты улетаешь куда-то.

Я жду твоего возвращения,

Я знаю, что ты вернёшься,

И покраснев от смущения,

Весело мне улыбнёшься.

17 августа 1995 г.

Радость Греха

Что такое радость греха?

Я не понял ещё до сих пор.

Если жизнь бесконечно плоха,

О чём же тогда разговор?

Если жизнь не стоит Любви,

А Любовь забыта как сон,

Как ты это не назови,

Всё равно пора идти вон.

Но там то же, что и везде:

Серые стены и грех.

К чему мне гадать на кресте,

Что будет лучше для всех.

Кому нужен этот ответ,

Эта липкая болтовня?

Я искал то, чего нет,

Нашёл лишь отблеск огня.

Подарил бы его тебе,

Но в карман его не положить,

Не спрятать навеки в себе,

Да и как-то стыдно дарить.

Не букет это алых роз,

Это просто мои мечты...

Я снимаю нелепый вопрос,

Радость греха - это ты.

23 августа 1995 г.

Вначале были обычные игры,

Без задних мыслей и прочих затей,

Но вот в душе замурлыкали тигры:

Кончилось детство и съело детей.

А то, что осталось, не знает покоя,

Мечется слепо по сторонам,

И ночью от одиночества воя,

Бродит устало по радужным снам.

* * *

Я смотрю на себя и понимаю,

Что изменяюсь вместе с тобой.

Время моё, я тебя убиваю

Каждой минутой, каждой строкой.

23 августа 1995 г.

Загорелой рукою коснись

Моего потаённого мира

И загадочно улыбнись,

И пускай эту звёздную высь

Всколыхнёт твоя нежная лира!

Я беру всё это любя,

Будь, что будет, ведь это от Бога.

Я порой забываю себя,

Но живу, ни о чём не скорбя,

А это ни мало, ни много.

4 сентября 1995 г.

Пусть все мы - поэты,

И слёзы не зря,

Мы ищем ответы

В кусках янтаря.

В глазах - пепел ночи,

В ладонях - дожди,

Путь станет короче,

Ты только иди!

С тобой запах хлеба

И вкус моих губ,

Забудь ради неба

Печаль крыш и труб,

И утро умоет

Нас новой росой,

Плакать не стоит:

Я буду с тобой!

3 ноября 1995 г.

Кто нас поймёт? Кто нас простит?

Кто объяснит, что всё напрасно?

Пока сомнение молчит,

Жизнь - хороша, любовь - прекрасна.

Я подошёл, но всё ж далёк,

Быть рядом мне не удаётся,

Выбор оружия жесток,

Но биться всё-таки придётся.

Пусть капли крови на снегу

Решат, кто прав, я кто свободен.

Я мог бы, только не могу,

Ведь я для этого не годен.

Мне остаётся тихо жить,

Искать свой выход в ожиданье.

Я не хотел бы выходить:

Любить и ждать - моё призванье!

11 октября 1995 г.

Там, где небо касается моря

Тенью своих облаков,

Из рассказанных прежде историй,

Из небрежно брошенных слов

Народится звезда для влюблённых

На закате последнего дня,

И пусть будет хоть пара спасённых

на этой земле от огня.

9 февраля - 11 ноября 1995 г.

Взять бы белого снега немного

И рассыпать по чёрной земле,

Найти бы в себе радость Бога

И застыть дождём на стекле.

Всё равно потом солнце сровняет

Тебя с миллионом других,

Ты из тех, кто не понимает:

Одиночество - лишь для двоих.

9 февраля - 11 ноября 1995 г.

Игра

Я занят странной игрой,

Мои игрушки - слова,

Если я говорю "Постой!" -

Это значит, что ты не права,

Это значит, что я сдаюсь

И беру всю вину на себя,

Но при этом с тобой остаюсь,

Ведь я не могу без тебя.

Пусть наша любовь мертва,

Но я верю в неё порой.

Мои игрушки - слова,

Я занят странной игрой.

19 ноября 1995 г.

Фонарь

Не завидую я фонарю,

Мне жалко его чуть-чуть.

Он ночь напролёт ждёт зарю,

Освещая влюблённым их путь.

А днём ему не до сна:

Шум машин и солнечный свет.

Ему чудится тишина

Уже очень много лет.

19 ноября 1995 г.

Несколько точек прикосновения

Обычно рождают любовь,

Я прошу, огради меня от падения,

Заморозь собой мою кровь.

В небе сгорают звёзды-жемчужины,

Их жизнь, увы, так коротка.

Я, сном о тебе разбуженный,

Лежу и считаю века.

Бесконечен путь моего одиночества,

Ах, если бы ты шла со мной,

Вдвоём не страшны нам пророчества,

Предсказанные судьбой.

20 декабря 1995

Мистический храм моих грёз

Растает туманом к утру,

Исполненный света звёзд

Я проснусь... или умру.

Героем нетленной Любви

Я так, увы, и не стал,

Мне были чужими свои,

Других я просто не знал.

И когда все уже нашли

Навеки потерянный рай,

Мне досталась лишь горсть земли

И засыпанный снегом май.

Это лучше, чем ничего,

С этим тоже можно прожить,

Но мне не забыть одного -

Я раньше умел любить.

И пусть тает призрачный храм

Моей безымянной мечты,

Я не здесь, но и не там,

Я всего лишь часть пустоты.

27 ноября - 1 декабря 1995 г.

...Озеро спит, окружённое

Гаремом притихших берёз,

Небо, в воде отражённое,

Живёт ожиданием гроз.

Время, сквозь тени ведомое,

Туманным волнением сна,

Во тьме почти невесомое,

Черпает реальность до дна...

27 мая 1996 г.

Конец Начала

Зима почти уже пришла,

Но всё же осень сердце гложет,

Она ведь это не со зла,

Её прощание тревожит.

Ей очень страшно быть одной,

Когда минуты словно годы,

И страшно следовать за мной,

Забыв веление природы.

Не хочет осень отдавать

Меня зиме и блеску мая,

Она не хочет потерять,

Но и не может не теряя...

А я считаю дни в тоске,

И это словно наважденье.

Снег тает в сжатом кулаке,

Он верит в новое рожденье.

Умоюсь талою водой,

Моя душа грустить устала,

Взлечу как прежде над землёй,

Отпраздную конец начала.

30 октября 1996 г.

Всё слаще боль, всё больше груз,

То песня, то нелепый танец;

Я - раб каких-то прочных уз,

Я - шизофреник среди пьяниц.

Скользя по проволоке вниз,

Теряю ощущенье мира,

Я пью до дна любой каприз -

Я сотворил себе кумира.

Но не грусти, я не герой,

Мне постоянно будет мало,

Я просто знал тебя такой,

Какою ты себя не знала.

15 июня 1997 г.

Я изменил себе с собой,

Я убежал из сна.

С тех пор хожу я сам не свой,

Меняя имена.

Но тот, кто будет мне судьёй,

Пусть вспомнит мой побег,

Когда я, проклятый собой,

Упал в июньский снег.

16 июня 1997 г.

"Да будет свет!" - сказала тьма,

И снова наступил закат.

Все как один сошли с ума,

И каждый был чему-то рад.

И был прекрасный новый день,

Катилось солнце на восток,

И укорачивалась тень,

И судьбы спутались в клубок.

И вспыхнув утренним огнём,

Смеялись окнами дома,

Но солнце село за холмом,

И в мире воцарилась тьма.

16 июня 1997 г.

Всё начинается со слов

И завершается словами.

Всё требует своих основ,

Но так и пляшет под ногами.

Как обесточенный завод,

Мы остаёмся не при деле,

Но всё же мы идём вперёд,

Живём и любим на пределе.

Порой, теряясь в пустоте,

Считаем светлые мгновенья

Или выводим на листе

Почти бессмертные творенья.

Грустим, смеёмся, вновь грустим,

Туда - обратно, влево - вправо,

Немые чувства прячет грим

Ради бесстрастных криков "Браво".

Приют актёров и шутов

С их бесконечными ролями...

Всё начинается со слов

И завершается словами.

17 июня 1997 г.

Механизм безумия пущен.

Бег секунд - путь от начала.

Я не хочу жить грядущим,

Но прошлое так за...бало.

Два стакана адреналина

Разбудят прежние чувства,

Но я опять пройду мимо,

А это большое искусство.

Слова составляются в строки,

Строки текут по бумаге,

Солнце встаёт на востоке,

Садится за домом в овраге.

Скрипят шестерёнки устало,

Дрожат стальные пружины.

Маленький шаг от начала

В объятия мрачной пучины.

22 июня 1997 г.

Лето Девяносто Седьмого

Лето девяносто седьмого -

Не круглая вроде бы дата,

Но сердце растаяло снова

И укатилось куда-то.

Лишь случайно встретились взгляды,

И разрушился мир до срока,

Уплывали как дни декады

Рекой временного потока.

Всё было туманным, неясным,

Как осенняя непогода,

Молчание было опасным,

Но слово не ведало брода,

Тонуло на полпути к цели,

Тянуло на дно за собою...

В душе бушевали метели,

Солдаты готовились к бою...

Но кончилось всё, оборвалось,

Ходы в бесконечность закрыты,

Одна только память осталась,

И грусти могильные плиты.

24 июня 1997 г.

Оленьке

Оленька, вы не спите?

Я стою у Вас под балконом.

Душу мою возьмите,

Набейте стеклом толчёным,

Чтобы я, вспоминая

Свои неудачные роли,

Думал о Вас, умирая

От невыносимой боли.

Думал о Вас и только,

Мечтая быть с Вами рядом.

Впереди годы... Сколько?

Не скажешь случайным взглядом.

Оленька, не грустите,

Я уйду за миг до рассвета,

Вы уж меня простите,

Но я не искал ответа,

Я хотел быть Вам другом,

Но всё закрутилось иначе;

Голова идёт кругом,

Стою под балконом, плачу.

Как изменить былое,

Развеять сомнений туманы?

Сердце, прежде пустое,

Наполнили океаны.

* * *

Оленька, будь, что будет,

Я уже ничего не смею.

Утро тебя разбудит,

Утро - оно мудренее.

2 июля 1997 г.

Эгоистический порыв -

Любовь, как путь во тьму.

Себя безумию открыв,

Скорей спешу к нему.

Что дальше? Спросишь ты меня,

Не знаю и горжусь,

Своё безумие храня,

Я плачу и смеюсь.

Как обмануть свою мечту?

Как справиться с собой?

Иду за солнцем в темноту

Горящею тропой.

Но, может быть, когда-нибудь

Я всё же буду прав

И завершу свой долгий путь,

Не дрогнув, не упав.

4 - 5 июля 1997 г.

Гори, гори, но не сгорай,

Моя любовь, моя печаль.

Текут мгновенья через край,

Отныне их уже не жаль.

Гори, гори! Ты ярче всех,

Моя любовь, моя гроза.

Прикосновенье, тихий смех,

Небес бездонные глаза.

Гори, гори, и будь со мной,

Моя любовь, моя беда.

Гори, гори, гори, звездой

И не погасни никогда!

7 июля 1997 г.

40 Симфония Моцарта

Сороковая симфония

В ночь на восьмое июля -

Цветение или агония?

Святая Любовь или пуля?

И всё, что вместе не связано,

Теряет смысл, исчезает.

Но главное не было сказано,

И музыка не умолкает.

8 июля 1997 г.

Маленький котёнок спит в моей ладони,

Тёплое творенье беспокойных дней.

Спи спокойно, милый! мир тебя не тронет.

Спи спокойно, завтра станет мир добрей.

14 июля 1997 г.

"Бог с тобой" - мне тихо сказал

Проходящий мимо священник,

Откровения этого пленник,

Я долго смущённый стоял.

И где-то в молчанье листвы

Мне слышался неоднократно

Голос-эхо, зовущий обратно

К истокам Любви, но, увы.

Я уже не верил ему,

Я думал, что знаю, не зная,

Я смотрел вокруг, не понимая,

Как странно здесь быть одному.

14 июля 1997 г.

Страшная Колыбельная

В небе темнеет,

Солнце стареет,

День умирает,

Ночь наступает.

Спи, моё счастье,

Я от ненастья

Сон твой укрою

Звёздной фатою,

Тихою песней,

Чтоб интересней

Были виденья,

Взлёты, паденья,

Сладкие грёзы,

Тайны и слёзы,

Радость желанья,

Грусть расставанья.

Чтоб в час рассвета,

Вспомнив всё это,

Ты улыбнулась

И не проснулась.

14 июля 1997 г.

Противоречия едины -

Живут законами одними,

Но дно и горные вершины

Навек останутся пустыми.

Я буду ждать посередине

Проистеченья обстоятельств,

Увязнув в липкой паутине

Непреднамеренных предательств.

* * *

Измерив мысленно пространство

От одиночества до смерти,

Так сложно верить в постоянство

Чувств в запечатанном конверте

Немого сердца, грешной сути;

Я помню разочарованье -

Большой глоток кипящей ртути,

Неутолённое желанье.

* * *

Почти знакомые предметы,

Почти реальная победа...

Но я любил считать рассветы,

Когда закат сбивал со следа.

Не покидая середины,

Я знал, пережидая зимы:

Противоречия едины,

И мы с тобой неразделимы.

3 ноября 1997 г._


Оценка: 5.29*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"