Андросенко Александр Дмитриевич: другие произведения.

Замок Толор - 1. Охота на Наместника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.12*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман издан! На севере Империи Алисон неспокойно. Один за другим замки гордых и независимых баронов уничтожаются, плетутся интриги вокруг Наместника Севера, а один из графов ведет опасную игру не только в Империи, но и за ее пределами. Герои книги попадают в самое сердце конфликта интересов Наместника и набирающих силу мятежников. Защитники замка Толор - лишь пешки в шахматной партии, разыгрываемой на доске Империи, но именно они сыграют в противостоянии ключевую роль. Соур - капитан замковой стражи, бежавший из императорской армии несколько лет назад, не слишком доволен, что новичок - Тандела, ведет себя независимо и дерзко, но признает, что она хороший солдат. Тандела, сменившая несколько замков из-за происхождения, спасает замок во время ночного штурма, и, помимо повышения по службе, обретает дом и семью. Граф Олок див Толор, с трудом сводящий концы с концами из-за постоянной нехватки денег, потерявший всех вассалов и связи, мертвой хваткой вцепляется в возможность вернуть если не благосостояние, то хотя бы имя, защитив Наместника, приехавшего в замок. Но выжить в мясорубке, устроенной в Толоре, недостаточно для победы, ведь нити заговора ведут на самый верх имперской иерархии... Огромное спасибо Бушидо за вычитку и Frost Valery за обложку! Часть текста убрана в связи с подписанием договора на издательство

Замок Толор

Пролог. Тандела.

Тарасит гудел, как встревоженный улей. Еще вчера я была уверена, что ничего страшного не случится, несмотря на непрекращающиеся потери, которые мы несли. Действительно, что значит два-три солдата, для гарнизона в сто сорок человек? Но вчера пропал полный десяток! С лошадьми и двумя телегами, на которых везли продовольствие, а это уже не шутка.

Но замок гудел не из-за этого. И даже не из-за того, что капитан вчера поймал начальника караула спящим, а стражу - играющими в кости в башне. Всё гораздо страшней, к нам приехал Наместник Императора, с проверкой.

Вообще, барон Тарасита, мне нравился. Не молодой, уже повидавший, даже войну с кочевниками, аристократ, был внимателен к солдатам, служащим у него. Правда, требовал беспрекословного подчинения, но видят Боги, оно того стоило. В лучшие времена, гарнизон Тарасита не превышал численность пятидесяти человек, а больше, для уверенной его защиты и не требовалось. Но сейчас времена были далеко не лучшие, и барон, набрал почти сотню лишних людей. Собственно говоря, благодаря этому, я ,тут и оказалась. Нанимали всех, главное, чтобы руки и ноги были на месте. Поэтому, на меня, хоть и покосились, но особо не выпытывали, кто такая и откуда. Более того, когда назначали новых десятников, меня выбрали одной из первых, а барон лично вручил мне знаки отличия, блестящий медный медальон на такой же цепочке и крепкую ореховую палку. Это был уже второй замок, в котором мне доверили десяток, поэтому я не сильно удивилась.

Может быть, именно поэтому, рев Наместника, который был адресован див Тарасу, изрядно меня расстроил.

- Ты что, барон, совсем охренел!? - возопил наместник еще с лошади. - У самого в замке толпа, и ты меня до кучи вызвать решил?!

- Милорд! - упал на колено владелец замка. - Мои люди пропадают! Вчера я потерял обоз и целый десяток солдат!

- Ясное дело, они будут пропадать! Небось, баб в окрестные села бегают щупать! А десяток твой, этот самый обоз, и умыкнул! - отмахнулся наместник, но орать перестал, и спешился. - Встань, Патрик. Пойдем, подробней расскажешь. Об обеде распорядись? Я голоден, как месель!

- Конечно, милорд! Уже накрыто!

Они удалились в донжон, а я вернулась к наблюдениям за медленно, разбивающей лагерь, сотней императорской армии. Что ни говори, а регулярная армия у нас разгильдяи: работали только из-под палки.

Помаявшись на башне еще немного, я все-таки пошла отдыхать, предстояла бессонная ночь, мой десяток заступал на охрану стены. За мной потянулись и остальные ребята - за месяц все уже привыкли, что я требую, во время наряда, именно охранять стены, и предпочитали выспаться днем, а не просыпаться от ведра воды, вылитого за шкирку.

Отъезд Наместника я пропустила, но говорят, ничего интересного там и не было. Армейская сотня, так и не успев поставить лагерь, уехала вместе с див. Пимобатом.

- Ну что? - спросила я у Никоса, нашего лейтенанта. - Наместник проверит тех аристократов, на которых думает барон?

- Маловероятно, - покачал он головой. - Наместник сказал, что нам нечего бояться, людей более чем достаточно для обороны замка. А постоянные исчезновения - обычное дезертирство.

- Бред, - поморщилась я.

Он пожал плечами. Див Тарасит возлагал на привлечение Наместника большие надежды, и, в принципе, не зря - тот имел право карать предателей Империи на месте, если доказательства вины неоспоримы. В теперешнее беспокойное время, когда чуть ли не каждые два - три месяца то один, то другой замок штурмуют неизвестные, а в промежутках, между ними, бедных аристократов шантажируют и запугивают богатые и могущественные, только див Пимобат мог заступиться за Патрика. Но не судьба.

- Вилеса, сейчас менять будешь?

- Не, после ужина.

- Он обидится, заступил-то раньше, когда картежников сняли.

- Это его проблемы.

Лейтенант кивнул в сторону капитана:

- Ему пожалуется.

- Пусть жалуется. Прикажет - заступлю.

Никос покачал головой:

- Тяжелый ты, человек, Тандела. Знаешь же, что кэп тебя не жалует. Опять наорет, оно тебе надо?

Я пожала плечами. Последний раз капитан Марит орал на меня буквально утром, когда я, перед приездом Наместника, не надела на свою лысую голову шлем. По делу орал, не так, как обычно. Баба в гарнизоне - еще ладно. Но лысая баба - слишком уж подозрительно. Потому и решил отправить меня на стены вне очереди, в наряд. Нельзя же в шлеме постоянно ходить по замку.

- Наорет, так наорет. Не привыкать. У меня последнее время ощущение, что он разучился нормально разговаривать.

Лейтенант улыбнулся:

- Это точно! Смотри, начинается!

- Угу, - буркнула я, и сама вижу, что Марит уже сделал "стойку" на очередную жертву.

Лейтенант Ратип был аристократом нового типа, изнеженный, слабый, безынициативный. В отличие от остальных наших офицеров, солдаты его не слишком уважали, а капитан безуспешно пытался заставить организовать работу в полусотне.

- Где десятники, лейтенант?! - рявкнул капитан, проходя сзади Ратипа, построившего примерно половину полусотни на плацу.

- Они все еще в казарме, капитан!

- И долго они там будут? Ты ведь уже минут пять, как подал команду на построение!

- Не знаю, капитан!

- Стоять!!! Солдат, бегом ко мне!!! - рявкнул Марит солдату, метнувшемуся из заднего ряда в сторону казармы.

Тот, послушно, сменил направление и потрусил к офицерам.

- Куда собрался, Гарир?

- В туалет, мой капитан!

- Какой, на хрен, туалет?! Почему вышел из строя без разрешения офицера?!

- Понос, мой капитан! Боюсь, я сейчас наложу в штаны, мой капитан!

- Давай, солдат! Я даже знаю, как тебя дальше буду называть!!!

- Капитан, пожалуйста, разрешите, я сбегаю в туалет!

- Хрена с два! Делай свои дела прямо в строю! Желательно, побыстрее, мне еще придумывать, где десятник тебя подмывать будет!

- Мой капитан, может быть... - начал было Ратип.

- Нет!!!

Никос хохотнул:

- Похоже, подмывать будет не десятник.

- Ы-ы-ы, - поддержала я его догадку. - Жаль, у него не понос, это было бы весело.

Покуда капитан распекал солдата, из казармы начали выбегать нарушители дисциплины, надеясь за спинами более дисциплинированных собратьев добраться до строя. Но капитан бдел:

- Куда!!!? А ну ко мне! Лицом к строю! Быстро!

Вскоре все два десятка солдат, не вышедших вовремя на построение, навытяжку замерли перед строем.

- Вы что, совсем охренели, солдатики? - он прошел перед ними, грозно осматривая. - Попутали что-то? Лейтенант уже перед строем, а вы в портках? - он остановился перед неаккуратно одетым десятником с заспанным лицом, и схватил его за медальон, намотав цепь на руку. - Надоело командовать, сержант?! А?! - он дернул за цепь, и она порвалась. - Так я тебе быстро устрою каникулы в рабочей команде по чистке выгребных ям! - он бросил медальон лейтенанту и отобрал у десятника ореховую дубинку. Тот попытался что-то вякнуть, и капитан влепил ему по бедру. - Молчать!!! Мы с тобой позже поговорим!

Если до этой показательной расправы у парней перед строем еще было ощущение, что все обойдется воплями, и они прятали улыбки, то сейчас по-настоящему испугались. Я глянула на Никоса:

- Не слишком ли круто, лейтенант?

- Нормально. Рачес давно нарывается. Пусть походит солдатом, может быть, тогда поймет, что десятники нужны не для того чтобы жрать и спать за троих.

Капитан тем временем выявил, что Гарир, как раз, из десятка Рачеса, и поставил того позади солдата:

- Давай, как сраться начнет - лови, командир. Самое применение твоим талантам! - хохотнул он и осмотрелся в поисках желающих разделить с ним радость от удачной шутки. Мы с лейтенантом не успели сделать вид, что заняты беседой, за что и поплатились.

- Тандела! Ты чего скалишься? - рявкнул он. - Стены уже плачут без тебя! Никос, а ты проведи развод! Быстро! У вас пятнадцать минут заступить в наряд!

Я мигом рванула к оружейной, с воплем:

- Девятый десяток - строиться перед арсеналом!

Никос кивнул десятнику, дежурному по арсеналу, давай, запускай. Пока ребята собирались, я зашла и привычно экипировалась - кольчуга, шлем, лук. Щиты не требовались - они уже были в башне, как и тулы со стрелами, а портупея с мечом - на мне.

- Заходим по одному! - ребята цепочкой потянулись в арсенал. - Кто готов, выходим, строимся у караульного помещения!

- Тарес, куда?! А лук? - раздался возглас Никоса, и вечно рассеянный солдат вернулся за луком.

- Балбес! - беззлобно ругнула я его.

Все остальное прошло без происшествий: начальник караула проверил вооружение, улыбнулся мне и кивнул наверх:

- Заступайте. Двух человек потом за ужином пошлешь, я предупрежу, чтобы вам оставили.

- Спасибо, лейтенант!

- Не за что.

Мы пошли наверх, только я одна, своим безупречным слухом услышала, как Никос сказал оружейнику:

- Когда она на стенах, как-то спокойнее, а?

- Не говори... И за что капитан ее не любит - не пойму.

- Тебе так, как ему врежет, посмотрю, как ты будешь к ней относиться.

Я улыбнулась про себя. От души я тогда капитану засадила, что говорить... Зато ни он сам, ни кто другой больше не пытались меня лапать.

Вилес встретил меня крепким рукопожатием:

- Смотрю, пораньше решила сменить меня?

- Вообще, планировала после ужина, но Мариту на глаза попалась, - решила не врать я.

- Я видел. Впрочем, с тобой он был почти нежен, - улыбнулся десятник.

- Ага, как же, со мной! Просто рядом был его любимчик.

- Ну да, лейтенант тоже повлиял... Клинья подбиваешь к нему?

- Да ну тебя! У вас, мужиков, одно на уме!

- А что? Молодой, симпатичный... Будущий капитан, опять же... - Вилес заговорщически подмигнул мне.

- Наряд сдавай, балабол, - махнула я на него рукой, и добавила солдатам. - Давайте, как обычно. Если какие вопросы - сразу ко мне.

Проблем не возникло, и еще до того, как раздался звук сбора на общий ужин, мы уже всем десятком ржали над полусотней Ратипа, гоняющейся друг за другом вокруг крепостных стен. При этом солдаты, вовремя вставшие в строй, налегке, под командованием капитана, изображали потенциального противника, а опоздавшие, во главе с лейтенантом, экипированные по полной боевой выкладке, пытались их поймать.

Дежурство проходило спокойно. Я, с парнями из отдыхающей смены, сидела на третьем этаже, в левой из двух спаренных воротных башен Тарасита. Каждые два часа, мы выставляли часовых на три участка стены. В правой башне дежурил десяток Касавилжа, он перекрывал остальные три участка. В караульном помещении и вторых этажах обоих башен, которые комплексно позволяли контролировать ворота, хозяйничал лейтенант, с десятком Ванакса.

Ближе к утру, чуть за середину ночи, я прошлась по стене, проверяя часовых. Все было в порядке. Парни прохаживались, ничего подозрительного не видели и не слышали. Ночь показалась мне излишне тихой, но я не придала этому значения. Вернувшись в башню и подсев к парням, игравшим в кости, я вдруг насторожилась.

- Слышали? - спросила я.

- Чего?

- Звякнуло что-то?

- Не-а. Это кости, наверно гремят.

Секунду поколебавшись, я все-таки поднялась, дошла до двери и выглянула на улицу. От того, что я увидела, моё сердце забилось в бешеном ритме, а кровь отхлынула от лица. Цапля, часовой, лежал со стрелой в горле! А звук, который я услышала, был от его шлема, упавшего с головы!

Я, на мгновение, застыла в ступоре. Трупы, последний раз, я видела много раз, с самого детства, когда Логово вырезали в мое отсутствие, но не в мертвеце было дело. Я пыталась вспомнить, что же надо делать, но, внезапно, все мысли испарились!

- Тандела, что там? - спросили солдаты, и меня отпустило.

- Тревога! - заорала я. - Враг на стенах!!!

Одновременно с моим воплем на стену закинули несколько "кошек".

- Щиты! - рявкнула я, захлопывая дверь, схватила свой, и снова открыла ее, вылетев из башни.

- Тревога! Враг... - я с резким выдохом врубила по фигуре, появившейся на стене. - Ха! - и продолжила прерванную фразу. - Враг на стенах!

В полной тишине я пробежала до следующего владельца "кошки", еще не успевшего принять защитную стойку, и на этот раз рубанула по ноге. Вопль боли раненого противника почти слился с недоуменным криком начальника караула:

- Вы чего там орете?

- Враг на стенах, мать твою!!! Тревогу бей!!! - взъярилась я, перескакивая через лежащего противника, и нападая на третьего. Сзади меня уже подпирали солдаты, наконец-то тоже заголосившие. Видимо, от страха.

И тут засвистели стрелы. Там, внизу, кто-то заорал, и, наконец, забил тревожный колокол в караулке. К сожалению - слишком поздно. Врагов было немного, но из шести участков стены стрелков не было, наверное, только на моем. Четвертый, правда, почти полностью загораживал от меня донжон, но вряд ли на нём ситуация сильно отличается от общей. Я попробовала отбить следующий участок, но противники заперли башню изнутри, а ломать дверь было нечем, да и некогда: мы были вынуждены обернуться щитами внутрь замка - стреляли не только по бегающим парням внизу, но и по нам.

Держа щит, и лихорадочно придумывая, что делать, я уже понимала: очередной ночной штурм удался. Единственное боеспособное подразделение - мой десяток, состоял из семи человек. А, нет, уже из шести - я проводила взглядом упавшего вниз Фесакута, и зарычала от бешенства: его убил арбалетчик, выглянувший из моей воротной башни.

- Они открывают ворота! - заорал кто-то.

- Назад, в башню! - опомнилась я, но было уже поздно. Дверь снова захлопнули у нас перед носом. Упал еще один солдат. По нему выстрелили из той башни, откуда мы прибежали.

- Черепаху построили, быстро! - скомандовала я. - Меня прикрывайте!

Присев внутри черепахи, привычно накинула тетиву на лук и взяла стрелу. Пусть нас убьют, но жизнь мы продадим дорого. Свип! Моя стрела впилась в стоящего на ближней стене стрелку. Свип! В другого. Свип! Увернулся, гад. Свип! Третий стрелок все-таки получил стрелу. Считай, стена свободна, только вот толку? Мои локальные успехи по уничтожению противников были каплей в море. Особенно после того, как сразу за моими удачными выстрелами опустили мост и подняли воротную решетку. Мы могли бы попробовать спуститься вниз, но это было быстрым самоубийством. А я никуда не спешила. Один из парней вздохнул, и я толкнула его в плечо:

- Ты чего, Дамац?

Он тоскливо протянул:

- Детей вспомнил.

- Это хорошо, - лихо ответила я. - Теперь не скоро их увидишь. Лет через сорок, наверное. Если их, конечно, вместе с нами, на Небеса определят.

Он невесело усмехнулся и выглянул за щит:

- Как ты попадаешь в темноте, Тандела?

- На звук! - улыбнулась я и сняла четвертого стрелка. Не рассказывать же парням, что я эрольдка и вижу ночью не хуже, чем днем.

Враги стали гораздо осторожнее, но все равно не верили, что я способна точно стрелять при таком освещении. Подстрелив еще пару лучников, я заставила их присесть за поднесенные щиты. Это немного уменьшило поток стрел, направляемых вниз, на пытающихся обороняться, но было уже поздно: в открытые ворота ворвался отряд тяжелой кавалерии. Рыцари покрошили наших парней в капусту буквально за пару минут. Два раненых мной коня никак не шли в размен с тремя десятками изрубленных бойцов. Ранили еще одного моего солдата, в голень. Несколько раз стрелы пролетали в опасной близости и от меня, но Боги, пока что, миловали от ранений.

- Нас убьют, да? - спросил Уламир, солдат хороший, но немного туповатый.

- Нет, что ты, - сказала я, на мгновение выглянула, прицелилась и сняла лучника, высунувшегося выстрелить в нас.

- Врешь поди, - не поверил он.

- Как можно!? - хмуро ухмыльнулась я.

Внизу раздались команды, и я выстрелила в группу всадников, не особо выискивая, кто там заливается соловьем. Раздался гортанный вскрик, после чего командир разразился ревом ярости:

- Кто стрелял? А ну, быстро, очистить стены!

Приметив командира, я наложила следующую стрелу, но выстрелить не успела: нас тут же начали осыпать стрелами, а в башне загремели доспехами поднимающиеся бойцы. Дверь распахнулась, и из глубины помещения в нас вначале метнули копья, а потом выстрелили из арбалетов. Копья засели в щитах, а вот арбалетные болты, прошили их насквозь, и один из них больно ударил в левый бок ниже локтя, но кольчугу не пробил. Другим тоже здорово досталось, но убитых, похоже, не было, даже черепаха не развалилась.

С воплем:

- За Тарасит! - мы ринулась в башню.

Первым же ударом я наполовину вбила меч в живот арбалетчика, замешкавшегося, и не успевшего отступить или защититься.

Справа рубанул щитоносец, метя в мою руку, и я выпустила рукоять меча, не успевая его выдернуть. Лезвие свистнуло по воздуху, а противника снес кто-то из моих солдат, и я все-таки вытащила меч из раны еще не успевшего упасть арбалетчика.

В получившейся передышке я успела оценить положение: четверо моих солдат убили трех остальных противников, и уже разворачивались к лестнице, по которой поднималась тяжелая пехота. А вот с улицы к нам неслись враги из другой башни, и задержать их могла только я.

- Лестницу держите, парни! - выдохнула я, и попыталась захлопнуть дверь, но мне помешал труп одного из солдат, валяющийся в проходе.

С рыком разочарования, я бросила дверь, прыгнула вперед и понеслась навстречу врагам. Их было шестеро, но на стене больше чем по двое в ряд не встанешь. Я врезалась в них, используя щит как таран, и буквально смяла. Первые двое были откинуты, строй смешался, а я рубанула сверху направо по одному из удержавшихся на ногах противников. Тот прикрылся щитом, и я со всей дури толкнула его ногой, отбрасывая. Парень не удержался, его повело в сторону, и он с воплем сорвался вниз. Сбоку кто-то ударил по щиту, и я отступила назад, выходя на оперативный простор. Это спасло мне жизнь - копье, свиснув мимо плеча и руки, впилось в щит с внутренней стороны. Я глянула назад и обомлела: бросивший в меня копье солдат был не один, из башни выбегали и остальные тяжелые пехотинцы. Остатки моего десятка, похоже, были уничтожены.

И тогда я окончательно поняла: это конец. Быть изрубленной на кусочки мне особо не улыбалось, поэтому я развернулась к врагам спиной и спрыгнула со стены.

В полете я успела подумать: интересно, насколько в этом месте глубокий ров?

Вопрос был весьма насущным - на мне было навешано столько железа, что было сразу два варианта помереть: в случае малой глубины - сломать ноги, а в случае большой - захлебнуться.

Впрочем, тут я, поджав ноги, бухнулась в воду и практически сразу воткнулась задницей в глиняное дно. Ничего не сломала. Встала, и тут поняла, что влипла: голова была по-прежнему под водой. Без паники, подумала я. Расстегнула застежку шлема, сняла его, отпустила меч, сняла портупею и оттолкнулась от дна. Всплыла и вдохнула воздух. Плюх! Плюх-плюх-плюх!!! Забили в воду стрелы, и я набрав в легкие побольше воздуха, снова нырнула. Глубина была чуть больше двух метров, и я согнулась - с моим ростом была слишком большая вероятность, что лысину в воде можно рассмотреть даже со стен. Буквально через несколько шагов я уперлась в стену рва и, подавив страх получить стрелу в макушку, снова оттолкнулась от дна, на этот раз значительно сильнее. Вынырнув, ухватилась за берег и попробовала вылезти. Не получилось - земля поплыла под руками.

Я булькнулась вниз, со стены выстрелили на звук, но далеко в сторону. Я, снова, аккуратно подобралась к берегу рва. Тут он повышался, и мне было почти по брови. Сев, снова выпрыгнула, ухватилась за берег и осмотрелась. Справа была небольшая выемка, и я, по дну, дошла туда. Стрелы изредка прилетали, но уже где-то далеко. Я выбралась на сушу, и тут услышала стук копыт.

- Где он? - спросил всадник, выезжая их ворот, и я обернулась на голос.

- Здесь, под нами, если еще не утонул! - ответили ему со стены. - Ищи сам, мы заняты!

Там, в замке, еще шел бой. Но для меня уже было ясно - для барона все закончено, несмотря на огромное число солдат в замке. Неожиданность нападения и неготовность вовремя подняться по тревоге, свели на нет численное преимущество.

Я глянула на всадника. Меня он пока что не видел, а вот я его - отлично. Впрочем, была еще лошадь, которая могла меня учуять. Тянуть было нельзя, противник близко, а неожиданность - единственное оружие, которое у меня было. Я метнулась вперед, благо всадник повернулся ко мне левым боком и не мог использовать оружие. Лошадь шарахнулась в сторону, но я успела схватить воина за пояс. Ноги поволокло по земле, а я, нащупав ножны кинжала, вытащила его и вогнала лезвие ему в бедро. Он в ответ, описав дугу мечом, ткнул меня в плечо. Мы оба заорали, причем я громче и злее. И ткнула второй раз. Он - тоже, но уже слабее и не пробил кольчугу. Меч скользнул по спине и вылетел из руки, а сам всадник чуть не выпал из седла, потеряв равновесие. Я повернула нож в ране. Противник заорал и ударил меня кулаком по голове. Я вытащила кинжал из раны, перехватила прямым хватом и ударила вверх, в шею и лицо. Вопль прервался хрипом, и руки противника затряслись, похоже, в предсмертных судорогах. Я ударила еще раз. И еще. Лошадь продолжала нести, и я мысленно приказала: "Стоп! Стоять!!!"

Она замерла и я, не ожидавшая этого, чуть не сорвалась. Всадника мотнуло вперед - назад, после чего он завалился в сторону от меня и упал. Удерживать его я не стала, гораздо важнее было не упустить лошадь. Меня начало трясти - и от потери крови, и от боли и шока, и от осознания того, что, вполне возможно, удастся спастись. Сейчас никого рядом не было, и я решилась использовать магию:

- Торка урта, - прошептала я, наложив руку на рану.

Простейшая Формула Чувств. Отключает боль, и почти не дает возмущений эфира. Сейчас ничего больше использовать нельзя - наверняка, рядом маги противника, ведь как-то же они собираются брать донжон Тарасита.

Меня все равно трясло, но я нащупала уздечку, потом стремя и забралась в седло. Дорога каждая секунда, с замка уже орали, и даже метнули со стены наружу факел в поисках всадника. Хорошо, что лошадь понесла, и я была достаточно далеко от замка и рва. Похоже, бой уже был закончен, и не в нашу пользу, остатки солдат заперлись в донжоне.

Я пустила кобылу рысью, прочь от замка, держа в сторону ближайшей деревни. Надо найти лекаря. Или хотя бы чистой ткани на перевязку. Меня не преследовали, слава Богам. Я была слишком слаба, чтобы дать отпор. Да и из оружия - только кинжал. В любом случае, драка мне была не нужна. Рана снова начинала болеть. Действие формулы проходило.

И тут я ощутила откат мощного заклинания со стороны Тарасита. Похоже, с замком было покончено. Мощи вполне хватило бы снести донжон целиком. Все погибли. Все, кроме меня.

Я тяжело вздохнула: не время грустить и убиваться, надо выжить. Вскоре начало светать, и я выехала к деревне. Рана пульсировала. Я кинула на нее взгляд. Не самое приятное зрелище. К тому же, кроме кольчуги и крови, я ничего не видела. И ничего, кроме боли и жара, не чувствовала.

Я подъехала к воротам в частоколе. Двое здоровенных мужиков смотрели на меня подозрительно. Еще бы - лысая тетка, с ног до головы в крови. К счастью, один из них меня узнал.

- Из замка? Тандела?

Я кивнула и попросила:

- Воды. И лекаря. Я ранена.

Тот, кто говорил, протянул мне флягу:

- Лекаря у нас нет.

- Это тебе в город надо, - добавил второй. - Хотя, как ты доедешь... Вон, уже трясешься вся. Лихорадка.

Я посмотрела на него. Вот сукин сын, рассуждает тут, что к чему, вместо того чтоб помочь.

- Дайте мне чистую рубаху.

- У меня нет. Да и денег она стоит.

- Духи и демоны! - рявкнула я. - Я заплачу! Вы что, уроды, не видите, я ранена! Десять раз повторять? Мне нужны лекарь и перевязка! А ну, пропустили!

Я пустила лошадь вперед, и проехала мимо опешивших и расступившихся стражей.

Лекаря я так и не нашла, а вот две новых рубахи купила быстро, истратив большую часть запаса меди, что был в кошельке. Голова начинала кружиться, из чего я сделала вывод, что надо быстрее валить отсюда. Заклинание, которое я планировала применить для лечения, должно дать откат, по которому меня вполне могут засечь маги, участвовавшие в нападении на Тарасит. С другой стороны, их уже тут быть не должно - кто обнаружит - повесят. Междоусобицы в Алисоне запрещены. Но береженого Боги берегут, может, они где-нибудь поблизости прячутся. Тем более, что и меня могут повесить. Магией в Алисоне могут заниматься только состоящие в Ордене Магов или получившие в нем разрешение колдуны. Лучше найти безлюдное место. И по-шустрому оттуда смотаться после колдовства.

Я прикупила вяленого мяса и головку сыра, после чего двинулась из села прочь. Есть хотелось нестерпимо, и еще до того, как село скрылось из вида, сыр я уже ополовинила.

Далеко ехать смысла не было, и в ближайшей роще я остановилась, намотала узду на ветку дерева, и занялась приготовлениями. Заклинание было несложным, мать научила меня ему давным-давно, еще когда мы жили с разбойниками.

Мать. Я вздохнула. Она пропала. Я не хотела верить, что ее убили. Но... что еще может случиться с эрольдом в лесу? Звери нас любят, духи лесов - помогают, заблудиться мы не можем. Разбойников тогда сильно потрепали, и мать ходила с ними. Семеро из двенадцати не вернулись. В следующий рейд взяли и меня, хотя я была совсем ребенком и мать всегда запрещала, когда главарь просил взять меня. Просить было за что - в тринадцать лет во мне было уже почти сто семьдесят сантиметров роста, при очень мощном телосложении. Из лука я уже тогда стреляла без промаха. А ведь потом я подросла и стала сильнее. Значительно сильнее. Благодаря мощной мускулатуре и большой груди, во мне невозможно было заподозрить эрольда, ведь они все, как один, выглядят худыми и плоскими. Если бы ярко-зеленые волосы и фиолетовые глаза не выдавали моё происхождение, никаких проблем с законом вообще не было бы. А так, приходилось сбривать волосы и брови. На глаза еще мама наложила долговременную иллюзию. И все равно далеко не каждый аристократ решался взять меня в свою замковую стражу, несмотря на прекрасное владение оружием. Я выглядела подозрительно. Впрочем, те, что брали, когда я допускала в своей конспирации прокол, не спешили доносить властям о том, что в их страже скрывается эрольд, как требовал указ Императора. Просто выпроваживали куда подальше.

Я попыталась снять кольчугу. Нереально. Впрочем, непосредственного контакта с кожей заклинание не требовало. Просто лишний десяток килограмм на плечах подтачивал и без того не безграничный запас сил.

Я доела головку сыра. Некоторое время после произнесения заклинания я, скорее всего, буду без сознания. Не хватало еще помереть с голода. Села, привалившись спиной к стволу дерева. Тянуть больше нельзя, рана несложная, но она прикончит меня, если ее не вылечить.

Я произнесла заклинание. Магическое свечение, как всегда, нестерпимо яркое, брызнуло из-под ладони, накрывшей плечо, ослепив меня на несколько мгновений. Боль, пульсирующая в плече, ушла. Вместо нее пришла слабость, и я потеряла сознание.

* * *

Я играла с Пушистиком, на полянке, рядом с Логовом. Юркий дикий кот делал вид, что собирается вцепиться мне в руку. Я делала вид, что собираюсь щелкнуть его по носу. Каждый раз, когда мне это удавалось, он возмущенно фыркал, недоумевая, как так получилось. Откуда ему было знать, что я немножко мухлюю, телепатически отвлекая его.

- Доча, заканчивай издеваться над котом, - сказала мама, и улыбнулась, присаживаясь рядом.

Пушистик сразу потерял интерес к нашим играм, и полез к ней на колени, урча в предвкушении маминых ласк.

- Предатель! - воскликнула я и, схватив его под передние лапы, подбросила вверх.

Кот, с воплем, извернулся в воздухе, и, приземлившись на лапы, буквально взлетел к маме на колени, а она погрозила мне пальцем:

- Ах, ты, негодница!

И тут внезапно налетели тучи, и пошел дождь. Я подняла руки, защищая лицо от капель... и оттолкнула от себя морду лошади, облизывающей мне лицо и заслонившей солнце, стоящее в зените.

- Фу, - сказала я. - Зачем такая любвеобильность!

Повернувшись на бок, я улыбнулась. Прекрасная погода. И я была здорова. Рука не болела. Заклинание удалось.

Я встала, немножко подвигалась, и наконец-таки сняла кольчугу. Поморщилась: только в балладах эрольды не воняют и не ругаются. Впрочем, для меня найти ручеек, чтобы искупаться, дело получаса. Так что вполне возможно, баллады врут не сильно: воняют эрольды не долго. И ругаются - про себя.

- Пить хочешь? - спросила я у лошади, укладывая кольчугу в седельную сумку.

Та в ответ фыркнула.

- Понятно, что хочешь, - усмехнулась я. - Пойдем.

Повинуясь природному чутью эрольдов, я вскоре нашла ручеек. Первым делом расседлала лошадь, помыла ее, потом забралась чуть выше и искупалась сама.

- Ух! - сказала я, одевая чистую рубаху. - Давно я не чувствовала себя так хорошо.

Кобылка, понимающе заржала.

- Надо бы тебя как-то назвать. Есть предложения?

Она кивнула, посмотрела на меня - и внезапно принялась скакать, делая рывки в разные стороны, с резкими поворотами. Потом замерла, глядя на меня.

- Ветерок, - предположила я, чтобы поддразнить ее, и лошадь гневно заржав, сделала ускорение в мою сторону. - Ладно, ладно, шучу! - увернулась я. - Не поднимай пыль, Игруля!

Лошадка подскакала и сунулась мордой ко мне. Я со смехом оттолкнула ее:

- Но-но, мне хватило уже поцелуев! Гуляй!

До самого вечера я отдыхала, вспоминала маму во сне, и наблюдала за Игрулей.

И лишь когда стемнело и зажглись звезды, а комары принялись зудеть под ухом, я вернулась к своим невеселым думам.

А думы были следующие: все мои сбережения остались в Тарасите - в наряд я взяла всего несколько монет, да и те почти полностью потратила на чистые рубахи и еду. Чтобы как-то жить, можно продать кольчугу - даже пробитая, она все равно стоила гораздо больше, чем я накопила, но тогда я рисковала остаться без последнего признака профессии. Ведь нельзя же считать нож оружием солдата. С другой стороны у солдата замковой стражи я еще ни разу не встречала кольчуги в личном пользовании. А на службу в первый раз нанималась чуть ли не голышом. И ничего - взяли. Платили, правда, медью, зато кормили и дали оружие.

В общем, от кольчуги надо избавляться у ближайшего кузнеца. И искать новое место работы. Желательно - подальше, на юге. Что-то север стал слишком неспокоен.

Выехав на тракт, я поехала на юг. Вскоре встретились и попутчики. Большая часть из них только и говорила об уничтожении Тарасита. Новость стала известна утром. Наместник Империи, который даже еще не успел далеко отъехать от замка, был в нем уже вечером. Но никаких улик, как и во время других нападений, не было. Была, впрочем, одна особенность.

- Одна из стен была буквально залита кровью, Сатик! Судя по всему, этот штурм им дорого обошелся! - вещал из телеги возница едущему рядом на смирной кобылке пареньку.

- Тоже мне новость - при каждом штурме резня на стенах! Ничего удивительного, па! - пожал плечами паренек.

- Дурак ты! Штурмы-то ночные, все спят, драться некому! А тут не спали, ждали нападения. Но все равно не смогли отбиться.

Ага, ждали, с горечью подумала я. По тревоге так никто и не поднялся, а то бы шансы были. Сколько человек участвовало в нападении? Троих я убила на участке рядом с воротной башней, еще шестеро прибежало с двух других участков, охраняемых моим десятком. Вряд ли на остальные участки стены забиралось больше. Если взять грубо, то на стены забралось всего два десятка человек. При этом я как минимум четверых зарубила и пятерых застрелила. Была еще группа, захватившая воротные башни, четыре человека, мы их тоже убили. Грубо - еще десяток, ведь была и вторая башня. И, наконец, тяжелая пехота и всадники, подвезшие их через открытые ворота. Сколько их было - я не знала. На нас отправили меньше десятка, человек пять. Пусть даже их было полсотни... Да ну, не может такого быть. Три десятка - максимум. Скорее - два. Ну, пусть даже три. Получаем в общем - девять десятков. Пусть еще десяток я где-нибудь потеряла, пусть были еще и маги, но это все вместе - не больше сотни солдат. Для настоящего штурма замка - явно недостаточно. И, тем не менее, он удался.

И никто ведь не вырвался. Стены замка стали ловушкой для его обитателей, вместо того, чтобы защитить.

Я разогнала дурные мысли. Тарасит был не первым и не вторым замком, в котором я служила, но пока что единственным, из которого меня не выставили его владельцы. Служила я в нем всего пару месяцев и, слава Богам, не успела прикипеть душой ни к кому из погибших. Да, было горько за смерть товарищей, но ребята из моего десятка погибли как настоящие солдаты, в бою, и все мы рано или поздно так закончим. То, что мне удалось спастись, было чудом.

Обогнав телегу, я поехала дальше, крестьяне стали настороженно поглядывать на меня.

Вскоре я наткнулась на таверну и зашла пообедать. У меня еще было пара монет, и я заказала мяса и кувшин пива. Хозяин принес все сам, и замер в ожидании. Поев, я расспросила насчет ближайшей кузницы. Оказывается, дальше по тракту был замок Говуб, и там как раз была кузница. А еще там рядом была деревня, где жила невестка старшего сына хозяина, которая совершенно не умела готовить. Вы себе представляете жену трактирщика, не умеющую готовить? Семейный бизнес под угрозой! Напоследок хозяин поинтересовался, нет ли у меня знакомых девиц, любящих заниматься стряпней. В ответ на отрицательный ответ он грустно вздохнул и занялся своими делами.

А я поехала к замку барона. Ночевать на голой земле и просыпаться от каждого шороха мне больше не улыбалось.

Ворота были открыты и сидящий у караулки солдат лениво спросил:

- Куда?

- К кузнецу. Есть кое-что на продажу.

- Вон там видишь, за донжоном?

- Ага.

- Ну, так топай.

Я тронула Игрулю.

- Кто там, Сиплый? - спросили из караулки.

- Деваха, лейтенант, - и добавил шепотом. - Страшная, как моя жизнь.

Я поморщилась, но ничего говорить не стала. Ценитель красоты, блин, выискался

Кузнец сидел перед входом в кузню и что-то чертил на бумаге. Двое парнишек - похоже, учеников, внимательно следили за ним.

- Добрый день, уважаемый! - сказала я, спешиваясь.

- Добрый день, леди. Я чем-то могу быть полезен? - он поднял взгляд на меня.

- Взгляни, сколько дашь за кольчугу.

Он сделал ученикам жест - свободны - и пригласил меня:

- Заходи, лошадь я привяжу. Кольчугу на стол у окна ложи.

Я зашла, расправила плетенку на столе. Кузнец повертел ее так и этак, хмыкнул, ткнув на пробитое плечо.

- Твоя работа?

- Нет. Это моя кольчуга.

Он оценивающе окинул меня взглядом:

- Давно ранили?

- Почти полгода назад, - не моргнув глазом, соврала я.

- Плохая рана. Рука нормально работает?

- Да, не жалуюсь.

- Повезло. У нас одному парню так больше и не пришлось за оружие браться. Ничего тяжелее стакана поднять больше не мог.

Я промолчала.

- Три десятка монет дам, - наконец, вынес вердикт кузнец.

- Но она стоит семь! - возмутилась я.

- Ну, семь она стоила, когда ее сковали. Да и то там, где кольчуг мало. А у нас их с избытком, есть и двойные. Эта - одинарная, да еще и пробита. Тридцать пять монет.

- Я в этой кольчуге в трех боях побывала, она мне дважды жизнь спасла! Меньше чем за шестьдесят не отдам!

- Мне ее чинить еще! Да и потом, кому нужна уже раз пробитая кольчуга? Придется маскировать место повреждения! Тридцать семь монет!

Я набрала в легкие воздух, намереваясь соврать еще что-нибудь героическое, но он коротко добавил:

- Последняя цена.

Я выдохнула и кивнула:

- Давай, чего уж там.

Отсчитав названную сумму, кузнец отдал мне серебро. Я засыпала их в кошелек, а он показал на кинжал:

- Тоже твой?

- Ага.

- Дашь посмотреть?

- Держи.

Он повертел его в руках и хмуро спросил:

- Твой говоришь? Это моя работа. Я его сковал для человека, который из столицы на север ехал и гостил у нашего господина.

- Ну и что? - спросила я, в упор глядя на кузнеца с высоты своего роста.

Он пожал плечами:

- Да так, ничего. Просто интересно, как он стал твоим, - он отдал кинжал обратно. - Ножик, может, тоже продашь? Хорошую цену дам.

- Нет, спасибо. Кинжал мне нужен. Наоборот, я бы еще ножны к нему купила.

- Это тебе к кожевнику надо. Или в арсенале спроси, может есть лишние.

- Ясно, - я вышла из кузни и отвязала лошадь. - До встречи!

- Заезжай, только в следующий раз чужие кольчуги привози, - улыбнулся кузнец. - И не пробитые.

- Нет уж, спасибо! С твоими ценами можно без портков остаться! - отшутилась я.

- Ну, так в следующий раз я накину то, что сейчас недодал!

- Ага! Скорее всего, еще раз обдерешь, как липку! - мы оба рассмеялись, и я повела Игрулю к воротам.

Стражник спросил:

- Ты куда, на ночь глядя? Может, переночуешь? Я с капитаном договорюсь, он разрешит остаться!

Я внимательно глянула на него. Вроде не лыбится. Ну ладно, зубы выбивать не буду:

- Знаем мы ваше "переночевать", спасибо! - хмуро ответила я и проехала мимо.

- Да я так, от чистой души! - крикнул он вслед.

А из караулки добавили:

- Что, Сиплый, зря подмывался!? - и захохотали.

Я послала лошадь рысью - хотелось быстрее убраться подальше от замка, как-то не внушали мне местные доверия.

Мое путешествие на юг началось... Чтобы тут же завершиться.

Тракт сразу за Говубом поворачивал на запад, обходя лес практически по опушке. Я почувствовала разбойников сразу, как въехала под тень деревьев. Восемь человек, все на лошадях. Резко развернув Игрулю, я поехала обратно. К сожалению, только для того, чтобы столкнуться с еще одним отрядом. Только если в лесу меня ждали разбойники или люди, переодетые в них, то это была делегация из замка. Во главе с кузнецом, да и ценитель красоты тоже ехал одним из первых.

Я колебалась всего мгновение: здесь, на практически пустом тракте, у них могла быть одна-единственная цель. И расставаться с деньгами, а заодно, может быть, и с жизнью, мне не хотелось.

Поворачивая с дороги в лес, я вдруг поняла, что лошадь-то меня уже не слушается! Откат слабенькой Формулы Чувств я ощутила даже позже, чем сообразила, что Игруля радостно понесла меня прямо к грабителям.

Время пошло на секунды, и я, чертыхаясь, спрыгнула с лошади и рванула в лес.

- Утекает, Варсет! - заголосил Сиплый, и бросил лошадь в галоп.

Трое или четверо последовали его примеру. Вначале они действительно приблизились, но потом деревья пошли плотнее, и после второго падения придержали лошадей.

Сзади пошел еще один откат от магического заклинания. Я в панике оглянулась: чего он там магичит-то? Эфирный пес - большой сгусток ярко-фиолетового цвета пошел по моим следам. Влипла, этот не отстанет. Я продолжала углубляться в лес, мой единственный шанс - оторваться от них в зарослях. Мало кто может ходить по кущам так, как я. К тому же колдун, как оказалось, в лес не полез, целиком доверив преследование псу и стражникам.

Гнались за мной долго, даже неширокую реку вслед форсировали. Лишь наступление темноты заставило их остановиться.

Когда крики за спиной, и до этого едва слышные, стихли совсем, я забралась на подходящее дерево - отдохнуть. Я четырнадцать лет прожила в лесах, и не забыла, как по ним ходить.

Было безумно жаль Игрулю. Я успела свыкнуться с ее нравом и легкой рысью. Теперь придется топать пешком. Поход на юг отменяется, надо свалить из этого баронства и наняться к ближайшему аристократу. Одинокая девушка с кучей денег, без оружия и охраны - ходячая жертва. А жертвой я быть не привыкла.

Желудок заурчал, требуя пищи, и я горько улыбнулась. Еды не было.

- Спи! - сердито буркнула я.

Глава первая. Соур

Караульный предупредил о приближении путника, и я ждал его с нетерпением: возможно, новобранец. Только вот высокий и довольно крепкий новичок оказался не мужчиной.

Девушка, вошедшая в ворота, выглядела странно: волосы и брови были сбриты, одежда в грязи и пыли. Кожа - местами исцарапана, было и несколько мелких порезов на руках. Такое ощущение, будто только из боя.

Высокий рост позволил ей почти не поднимать голову, разговаривая со мной, а взгляд был спокойный и уверенный, хоть и настороженный.

- Вам тут нужны воины? - спросила она, подойдя почти вплотную, и глянув на меня своими карими глазами.

- Ты, что ли, воин? - скептично посмотрел я на неё.

- Я, - ответила она, машинальным жестом тревоги положив руку на рукоять кинжала. Хороший знак, явно человек не первый год на поясе оружие носит.

- Мечом владеешь?

- Да. И меч, и луком, и копьем. Я не первый год стражником служу.

- Это хорошо. И строю драться умеешь?

- Умею.

- Отлично! Рекомендации есть из мест, где раньше служила?

Она чуть замялась и опустила взгляд.

- Нет.

Я улыбнулся. Ну, что ж тогда более-менее ясно, почему она приехала именно в Толор. В другие замки без рекомендаций берут редко. Может, на прошлом месте службы стражник на воровстве попался, или, скажем, буян и пьяница, кому такой нужен? А в нашем положении не выбирают.

- Ничего страшного. Иди за мной. Представлю тебя нашему графу. Он считает, что каждого своего бойца должен знать в лицо. Как тебя зовут?

- Тандела, - она явно приободрилась.

Мы пересекли плац и поднялись на второй этаж донжона, в кабинет.

- Милорд, к нам на службу хочет поступить новичок. Тандела, - представил я ее.

Граф оторвался от созерцания карты, разложенной на столе, и перевел взгляд на новобранца. Брови его взлетели вверх:

- Девушка?

- Да, мой граф.

- Хм, - замялся он и встал. - В принципе, с таким ростом можно и девушку взять... - граф был ей по подбородок, и сев обратно, уже по-деловому спросил. - Где раньше служила?

Та замялась:

- Я бы предпочла не распространяться об этом, милорд...

- Ах, да, меня зовут Олок див Толор... Почему не хочешь рассказывать про предыдущую службу? Мы могли бы... - он глянул на меня, и я отрицательно мотнул головой. Тем не менее, он все-таки продолжил, - добавить пару монет к тем трем, что платим новичкам... Если ты ветеран или десятник.

- Я ветеран и десятник, - кивнула она. - Но рассказать, где служила, не могу. Может быть, позже.

Я возмутился:

- Хорош сказки рассказывать! Ни разу не слышал про бабу-десятницу!

- Соур!

- Извиняюсь, милорд! Но я, действительно, впервые вижу девушку-воина! - добавил я уже спокойнее.

- Видишь, Тандела, наш капитан тебе не верит!

- Просто он слишком мало меня знает, милорд.

Мы с Олоком переглянулись:

- Что ж, когда узнаете друг друга получше, тогда и возобновим разговор об оплате, а пока - три серебряных монеты в месяц.

- Как скажете, милорд.

Вот, заладила, милорд, милорд, зло посмотрел я на нее.

- Хорошо. Платим мы по монете в конце каждой декады. Соур, она в твоем распоряжении.

- Да, мой граф. Пойдем, Тандела.

- До свидания, милорд.

- Еще увидимся, Тандела, и не раз.

Я направился к казармам, вводя ее в курс наших дел.

- Смотри, слева - казармы десятков Пуха и Мувота. Справа - еще два десятка. Парни у нас не сахар, но ты, надеюсь, знаешь, как себя вести. Пару раз дашь кому-нибудь, - я ухмыльнулся, - по морде, конечно. Потом они устроят тебе темную.

- В общем, все, как обычно? - ничуть не испугавшись, поддержала она мой треп.

Я кивнул, сбитый с толку:

- Ну, наверное, да.

- Тогда, думаю, до темной дело не дойдет, - жестко усмехнулась она, и я невольно повел плечами: от нее пахнуло опасностью.

- Ну, так даже лучше. Вот и ребята.

Мы вошли в казарму. В правом крыле, занимаемом десятком Пуха, места было на сорок человек, и хоть весь гарнизон сели в одно место. Но мы, чтобы помещения не приходили в запустение и ветхость, поселили в каждом крыле по десятку. Ребята и от тесноты не страдали, и порядок поддерживали.

- Внимание парни! - я хлопнул в ладоши.- Вот ваш новый соратник... Вернее, соратница. Ее зовут...

- Тандела,- сказала она громко и уверенно.

- Пух, ты здесь?

- Я, капитан! - Пух, единственный боец и десятник, который был выше меня, встал, подходя поближе.

- Она будет в твоем десятке.

- Понял, кэп.

- Объяснишь, что у нас тут к чему, место покажешь, познакомишь с распорядком, ну, как обычно! Сегодня сильно не нагружай, а завтра - вместе со всеми.

- Понял, кэп! Все будет в порядке, я за ней присмотрю.

Я развернулся и направился к графу, доложить о том, что теперь у нас семь полных десятков.

У графа, уже сидел Исол.

- Здорово Соур!

- Здорово колдун, - я пожал ему руку.

- Говорят, ты принял к нам на службу здоровенную девчонку? - спросил Исол.

- Ага. Вот такая! - я показал себе до середины лба. - И плечи почти как у меня!

- Ты еще мышцы ее покажи! - улыбнулся Олок.

- Ага! - хохотнул я. - И мышцы - ого-го! - я обозначил размеры груди под общий хохот.

- Жаль, страшная, как смерть, - вздохнул я, отсмеявшись.

- Как страшная? - не понял Исол. - С такими формами?

- Она лысая. Даже бровей нет. И я пока не понял, сама бреется, или просто не растут.

- Наверное скрывает свое происхождение, - предположил Олок. - Если рокроманка или румийка, то должна быть отличным бойцом.

Граф встал и принес чернила и бумагу, и начал на ней что-то писать.

- Зовут-то как? - тем временем продолжил расспрашивать колдун.

- Тандела.

- Интересно. Не рокроманское, это точно.

- Откуда ты знаешь? Может, она имя придумала.

- Конечно. Но зачем ей тогда такое непонятное имя? Назовись ты нормально - Тали или Натали.

Я пожал плечами. Снаружи раздались крики перебранки. Потом рык. Мы метнулись к окну.

Пух дубасил свою новую подчиненную палкой. Рычал тоже он, от злости. Девчонка умудрялась уворачиваться.

Вот она подставила руку, а ногой нанесла жесткий удар в бедро. Пух заткнулся и чуть отступил. В гробовой тишине он сказал:

- Ну, хорошо. Сейчас я научу тебя исполнять приказы командира, шлюшка, - и крутанул палку над головой.

Граф повернулся ко мне:

- Она ему сейчас что-нибудь сломает, Соур.

Я глянул на лестницу:

- Всё равно не успею, - если честно, то времени было за глаза, но не верил, что какая-то баба сможет уложить моего десятника.

А зря. Пух решил обрушить палку сверху, а она в момент замаха сделала подшаг, подставила скрещенные руки под его запястья и нанесла мощный удар ногой в пах... Гул неодобрения пронесся по рядам наблюдавших солдат. Граф громко хмыкнул:

- Может, даже не только ему.

Я понесся вниз, но теперь точно не успею. Когда я выбежал во двор, Пух уже лежал с вывернутой рукой, и, судя, по перекошенной роже, здорово растянутой, а толпа, завидев меня, начала расходиться.

Тандела повернулась ко мне и отчеканила:

- Капитан, десятник сломал руку!

- Да ну? - опешил я от ее наглости.

- Мы не сошлись во мнениях относительно того, где мне следует спать и немного повздорили, - Пух застонал, и Тандела заявила. - Я требую предоставить мне отдельную кровать, как каждому солдату!

Для начала я приказал себе остыть. Ничего, в следующий раз я сам ее обломаю. Не надо было доверять дело десятнику. А пока определим его в лазарет.

- Эй, солдат, - окрикнул я ближнего парня.

- Я, кэп! - ответила Тандела, подходя поближе.

Пух протестующее замычал, но она схватила его за ноги:

- Где у вас тут колдун обитает? Ему на пару минут работы.

Я затолкал рвущийся наружу протест и схватил десятника за плечи. Ох, демоны, ну и весу же в нем!

Исол был уже у себя, когда мы внесли Пуха.

- Ну что там? - Он присел у пострадавшего и замолчал.

- Тут так просто не вправишь, - сказала Тандела, явно со знанием дела. - Кость в двух местах сломана, тут и тут!

- Где же это тебя учили таким садистским приемам? - ядовито осведомился я.

Она втянула щеки и помрачнела, плечи непроизвольно напряглись. Взглянув на меня исподлобья, промолчала.

Это взбесило меня еще больше, и я выпроводил ее прочь:

- Выходи, солдат! Жди у казармы.

- Как он? - спросил я у Исола, что-то колдующего над Пухом.

- Нормально. К утру будет как огурчик.

- Отлично. Пойду разбираться с солдатом,- я приоткрыл дверь, но Исол меня ошарашил.

- Не кипятись особенно, Соур. Если она еще и тебе что-нибудь сломает, придется ее выгнать. А граф этого не хочет.

Я кивнул, в коридоре крепко ругнулся, и вышел из донжона.

Она болтала с Хонором. Довольно спокойно, кстати, без воплей и рыка. Всего лишь на полтона выше, чем обычно.

Я отправил парня отдыхать, а ей сказал:

- Иди за мной, солдат. Я покажу тебе отдельную постель.

Мне совсем не понравилось, что граф положил на нее глаз. Если честно, ложить-то было не на что, даже если брови были бы на месте. А хотя ... не знаю. Ну, и вообще, она на голову его выше! Куда лезет-то? Стул подставлять будет, чтоб целоваться? Или лестницей воспользуется?

Я привел ее в комнату адъютанта, смежную с моей. Вообще, задумывалась она как офицерская, но в гарнизоне кроме меня офицеров не было, маловато солдат.

- Будешь спать здесь, - я указал на кровать.

- Спасибо, кэп.

- "Кэп"- это обращение для десятников. Солдаты обращаются ко мне "капитан ".

- Спасибо, капитан. А что это за дверь? - она кивнула в угол, на противоположную стену.

- Это вход в правое крыло казармы, к десятку Пуха.

- А эта?

- Это вход в мою комнату, она тоже сквозная, есть выход в левое крыло.

- Интересная конструкция. Первый раз вижу вынесенные помещения, обычно в казармах единое пространство, разделенное на кубрики для подразделений.

- Вообще, комнаты задумывались как офицерские, по одному лейтенанту на четыре - пять десятков, но в страже, кроме меня, офицеров нет, мало солдат. Так что эту займешь ты.

- Теперь дальше, - я сел на стул и пригласил ее жестом. Она не поняла. - Садись, поговорим.

Она уселась на кровать и невинно спросила:

- В чем дело, капитан? Я в чем-то провинилась?

- Ясный хре... - чуть не взорвался я, но вовремя взял себя в руки. - Хм. Конечно, ты совершила огромный проступок, покалечила своего непосредственного начальника!

Она пожала плечами:

- Он оскорбил меня, затем накинулся с палкой, вот и пришлось сломать ему руку.

- Хочешь сказать, что ты не виновата?

- Да, я только защищалась.

- Ладно, давай по-другому объясню, - я помолчал, собираясь с мыслями. - Согласен, он поступил, как минимум, неразумно - начал ругаться, задел тебя... но не следовало калечить парня. К тому же, он твой командир.

На ее лице отразилось непонимание, возмущение и даже ярость:

- Капитан, он унизил меня! Как женщину, и главное, как солдата! А я - воин, ветеран, и еще две недели назад у меня в подчинении было столько же людей, сколько и у него! Я никому не позволю обращаться с собой так, как, он посмел!

Она говорила с такой яростью и убежденностью, что я понял: все, что она сказала у графа и повторила сейчас - правда, зря я ей не поверил. Жутковато смотреть в это лицо, без бровей оно выглядит как-то не по-человечески. Брр... Ладно. Хочет репутацию крутого бойца - пусть создает, Пуха-то как заломала! Считай, половина дела сделано, осталось еще ноги не раздвинуть при первом же удобном случае, и будет у нее репутация.

- Хорошо, солдат. Я понял твое мнение, но все равно ты совершила проступок, требующий наказания. За первую декаду жалования я тебя лишаю, - никак не реагирует, это хорошо. - Плюс будешь моим адъютантом. Ясно?

- Ясно, капитан!

Я пошел в свою комнату.

До следующего утра все было спокойно.

Как всегда, я встал перед подъемом, оделся и заглянул в комнату Танделы - отдать сапоги почистить.

- Капитан?! - возмутилась она, оторвавшись от бритья подмышек.

Я почувствовал, что краснею и захлопнул дверь. Давненько такого не случалось. Лет шесть, наверно. С тех самых пор, как мне исполнилось восемнадцать. Не краснел, я имею в виду.

- Хм... Ты того... прикройся, что ли, - посоветовал я через дверь, застегивая портупею. - Люди ведь могут заглянуть.

- Уже! Да и спят все пока.

- Сапоги почисти, - я выставил их за дверь, не заглядывая, и принялся за разминку.

Закончив, я вновь открыл дверь. И замер с открытым ртом. Танделла порхала по комнате с закрытыми глазами, размахивая двумя длинными ножами.

Она повернулась ко мне спиной, сделала два шага... и замерла.

- В чем дело, капитан?

Я сглотнул - дыхание перехватило от неожиданности - и ответил:

- Нет, просто никогда не видел обоеруких бойцов. Но я, собственно, за сапогами.

- Я не обоерукая. Ножи просто взяла для утяжеления, в этой связке они не используются как оружие. А сапоги готовы.

- Отлично,- я влез в сапоги и направился к донжону. Граф любит ранние завтраки.

К концу дня я понял, что Танделла прекрасно владеет мечом, лучше всех стреляет из лука и неплохо бьется в строю. Правда, если у нее в руке копье, то одну ее лучше не оставлять, убьют мгновенно. Но и с ней рядом стоять в таком случае тоже опасно - не заколет, но огреет так, что мало не покажется.

Короче говоря, впервые под моим руководством оказался первоклассный боец - одиночка. Она завалила всех лучших бойцов, которые у меня были, и в рукопашной схватке, и орудуя деревянными мечами. Она билась почти весь день, но не свалилась на кровать от усталости, когда зашла в соседнюю комнату.

Хлопнула дверь, но вместо скрипа кровати послышались шаги. Шипение вынимаемой из ножен стали и лязг оселка по лезвию. Демоны и Боги! Она решила заточить свой кинжал!

- На улицу, Тандела! - рявкнул я.

Лязг прекратился, и дверь в мою комнату открылась.

- Вы что-то сказали, кэп?

- Не мешай спать! У нас оружие на улице точат, у караулки!

- Ясно, капитан! - она исчезла.

Утро прошло без эксцессов. Когда я проснулся, все уже было готово. На тренировках снова выделялась Тандела. Она более-менее приноровилась к выданной ей амуниции, мечу и щиту, и даже в строю смотрелась великолепно.

- Сегодня вместе с десятком заступишь на ночное дежурство, - сказал я ей после последнего тренировочного боя.

- Это значит, я теперь как все?

- Нет. Это значит, что ты солдат, который к тому же еще должен исполнять обязанности адъютанта.

Она улыбнулась:

- Понятно, капитан! - и направилась к Пуху.

Когда она ему сообщила новость, он кивнул и подставил ладонь. Тандела коснулась ее кулаком, а потом хлопнула десятника по плечу:

- Где тут у вас трактир? Я угощаю, - расслышал я.

Вот и все. Как то безболезненно влилась в ряды наших солдат. Парни относились к ней не как к новенькому - салаге, а как к теневому лидеру. Еще бы, так драться могут только очень сильные бойцы. Но уважали ее не только за то, что она за два дня успела всем им надрать задницы, а некоторым и не по разу. Вела она себя как-то... просто, что ли. Без претензий. Пух - десятник? Отлично, пока не мелет ерунду, слушаюсь. Хонор считает себя неотразимым? Пусть. Что? Он чего-то от нее хочет? На следующее утро у парня вид, какой-то сконфуженный и бледный: она побила его в том самом углу, где этот злостный нарушитель дисциплины пытался ее лапать.

И, наконец, вот этот поступок. Напоить свой десяток.

Здорово, конечно, но женщина не должна себя так вести.

Меня подняли среди ночи.

- В чем дело, солдат?

- Тандела, Пух и Хонор разносят трактир, капитан!

- Какого хрена? - удивился я, вскакивая и натягивая штаны. - Ужрались, что ли? И как там Хонор оказался?

- Не знаю! Пух и Хонор - в полной отключке. Остальные наши тоже попадали. А Тандела - ходит еле - еле, но дерется все так же. Троих уже уложила, когда я уходил.

Я накинул куртку и подхватил копье:

- С местными поцапались? - Мы побежали к трактиру.

- Ну да. Кто-то начал к ней приставать. Она внимания не обращала, но Хонор полез драться. Кто-то совсем уж неудачно пошутил, и тут ее сорвало.

- Ладно. Потом разберемся, - мы подбежали к трактиру. - Главное - ее уложить.

Парень потянулся к мечу.

- Я тебе дам! - прикрикнул я. - Лучше оставь у порога. Не дай Боги, она возьмется за оружие - я тогда копьем с ней не управлюсь. А так - не видит стали, может всё и обойдется.

Я быстро, как учили, вошел в трактир.

- Пей, друг! - Тандела хлопнула по плечу и опрокинула кружку с пивом в рот какому-то парню. Тот вначале пил, потом начал захлебываться и отворачиваться. - Не хочешь?! - взревела Тандела, отнимая кружку ото рта и замахиваясь свободной рукой. Парень схватил кружку обеими руками начал допивать. Тандела следила за ним, а я осматривался.

Весь десяток Пуха, вместе с ним самим, валялся по трактиру. Хонор улегся в дальнем углу. Больше никого, кроме парня за столом у Танделы, не было. Трактирщик и два его сына с тревогой смотрели на них.

В углу валялись осколки стула, посреди комнаты лежал разломанный стол. И это все? А где обещанный разгром?

Парень с грохотом повалился назад - вместе с кружкой и стулом. Тандела с жалостью посмотрела на него:

- Уснул, бедняга, - она перевела взгляд на стену. Затем на меня. - Ого, капитан! Иди, садись! Трактирщик - еще пива!

- Не надо, Сэвил, - это я к трактирщику. - Тандела, кончай гулянку! Завтра на рассвете подъем, а полночи уже прошло.

- Есть, кэп! - она встала, пнула упавшего в бок и, шатаясь, направилась в мою сторону.

В проём попала с первого раза. Через пару секунд вошел солдат, который меня разбудил.

- Поднимай Сола. Пусть его парни здесь приберут, - сказал я и отправился досыпать.

Чертовски трудно вставать. Тандела, вернувшаяся через полчаса после меня, всю ночь каталась по полу в комнате и рычала. Я пытался ее разбудить, но безуспешно.

Я потянулся так, что кости захрустели, оделся и пристегнул к портупее ножны с мечом. Открыл дверь и заглянул к Танделе. Она сидела на полу и рассматривала свой кулак. Разбила, конечно, полностью, но ничего, пройдет.

- Ну, как, ожила? - спросил я.

- Угу.

- Ходить можешь?

- Еще не пробовала.

- Начинай, а то через полчаса - тренировки, - я вышел. За дверью раздался стон и ругательства.

Я направился к графу, узнать его мнение о вчерашней попойке. Олок был не в настроении:

- Ты в курсе, что твоя новая подопечная набила морду гонцу барона Тибота и напоила его?

- Что-то подобное я и ожидал, - признался я. - Не похож парень на местного, а эти гонцы да герольды только и занимаются, что тащатся за всеми юбками подряд. Это ж надо было на такое чучело позариться!

Граф проверил, легко ли шпага выходит из ножен, и ответил:

- Я смотрю, у тебя весьма невысокое мнение о Танделе, как о женщине. Думаю, оно ошибочно.

- Это почему же? - удивился я. Олок открыл рот ответить, но его перебил Исол. Он сотворил в воздухе клубок тумана. Через пару секунд в нем появилась лысая голова.

- Это голова Танделы, так?

- Угу.

- Добавляем брови и волосы...

- Твою мать! - прошептал я. Я присел, заглянув в глаза призраку. Духи и демоны! На меня смотрела воплощенная мечта! Исол щелкнул пальцами, и призрак исчез:

- Судя по реакции, ты прям сейчас к ней кинешься.

Я хлопнул себя по лбу. С этой женщиной я спал в смежных комнатах и даже не попытался залезть к ней в постель! Ну, разве не дурак, а?

Видя мою вытянувшуюся морду, Олок попытался меня утешить:

- Да не расстраивайся ты так, Соур. Как говорит колдун, она еще не успела подыскать себе парня! Хотя кое-кто из солдат уже пробовал оказаться в ее постели. Не знаю, сможешь ли ты конкурировать с ними всеми сразу.

Это задело меня за живое:

- Как это не смогу? - рыкнул я. - Спорим, через неделю она будет у меня в постели? - колдун прыснул со смеху.

- На что?

- Э... на твою кольчугу! - колдун заржал.

- Хе... загнул. Если ты проиграешь, за всю жизнь столько не заработаешь.

- Ну, тогда на меч!

- Не смеши Исола, а то он лопнет, - бедняга уже издавал звуки, похожие на похрюкивания.

- Ладно, на золотой!

- Хорошо, - граф протянул руку. - Исол, разбей.

Колдун, еле дыша, добрался до нас и разбил руки, после чего кое-как пропищал:

- Завяжи пояс потуже, Соур... Вчера Тандела поспорила с Пухом, что ты ее точно не уложишь в постель за месяц. И спорили они на серьезные деньги.

Я смерил Исола гневным взглядом и возопил:

- Так чего же ты раньше молчал?!

На что получил ответ:

- Хотел посмотреть, как ты выберешься из этой ситуации.

Я смерил их холодным взглядом, произнес:

- Легко, - и отправился к солдатам под их хохот.

Танделе все победы доставались быстро. Никто из солдат даже и близко не мог подойти к ее мастерству владения оружием. Поэтому, она и не принимала их за мужчин, на которых следует обращать внимание.

Я - другое дело. Настоящий мастер меча. Как только она увидит, как я дернусь, тут же поймет, кто достоин ее благосклонности. Я прошелся вдоль строя.

- Тандела?!

- Я! - она выступила из шеренги. Последствия вчерашней попойки почти не наблюдались.

- Сегодня мы с тобой покажем парням, что такое настоящий бой двух мастеров меча! Ты готова?

- Да, капитан! - она браво задрала подбородок.

- Отлично! За мной, в гимнастический зал, - я повел ребят в помещение, где обычно занимались только я и граф. Ну, еще, разве что, Исол, когда жирок хотел растрясти..

Солдаты рассеялись вдоль стен, а мы с Танделой облачились в легкие магические доспехи и взяли оружие. Она пару раз взмахнула клинком, пытаясь привыкнуть. Поморщилась. Да уж, что поделаешь, стандартное оружие было сантиметров на двадцать короче ее меча.

- Готова? - спросил я, когда она закончила свои пассы.

- Угу.

- Начнем.

Мы разошлись по разные концы зала. Появившиеся в дверях граф и Исол улыбнулись Танделе. Она пошла мне навстречу. Я - ей.

Следующая минута стала для меня настоящим откровением.

Конечно, я был не в форме - тренировки с графом были слишком редки, но все равно... получить смертельное ранение после трех секунд боя никуда не годиться.

Магические доспехи сковали мои движения, и я упал. Тандела нанесла смертельный укол.

- Готово, капитан,- она улыбнулась.

Я поднялся. Мое состояние выразить более-менее приличными словами было невозможно, поэтому о нем промолчу.

- Я не был готов, солдат, - сказал я. - Еще раз.

Хе-хе. Зря я это сделал. На этот раз я простоял почти полминуты. Затем снова встал.

- Еще! - через минуту. - Еще!.. Еще!.. Еще!!!

Мы фехтовали почти час, но мне так и не удалось, ни разу у нее выиграть. Она была быстрее, жестче и, что самое интересное, сильнее меня.

Под конец часа я уже еле мог ворочать языком, а она улыбалась все так же весело.

Граф хлопнул в ладоши и прекратил это безобразие. Слава Богам! Я еле доплелся до стены.

Олок отправил солдат в казармы, а я остался сидеть один. Как же так получилось, а? Я всегда был лучшим воином в замке. И вот - на тебе. Заявляется девчонка, неизвестно откуда, и раз-два - ложит меня на лопатки. Это надо исправить.

Я встал, снял доспехи и пошел в свою комнату. На улице меня поджидал Пух:

- Капитан, я хочу сказать, что ты все равно лучший из нас. Не обращайте внимания на девчонку. Мы по-прежнему за тебя любому яйца оторвем.

- Спасибо, Пух, - я хлопнул его по плечу и пошел спать.

Завтра обещало быть трудным. Я собирался начать новую жизнь.

Глава 2. Соур.

Утро началось с боли. Ныли все части тела, особенно с правой стороны. Я с глухим стоном встал и приступил к разминке. Давненько такого не бывало. В смысле - разминки.

Начинать новую жизнь было тяжело. Руки и ноги не разгибались, суставы хрустели. Я мужественно доделал упражнения, оделся и вышел. Танделы уже не было.

Я поел и отправился к солдатам. Десятники уже озадачили большую их часть заданиями, так что свободно было человек пятнадцать. В том числе и Тандела. Она обрела свою репутацию. Как мне кажется, даже Пух боялся ей что-нибудь приказывать.

Я поднял их всех и погнал на занятия:

- Чего встали? Пять кругов вокруг замка, бегом!

Они направились по кругу вокруг донжона.

- Куда, Пух, твою мать! За мной, смелее! - и я направился к воротам.

За спиной раздался понимающий стон. Еще бы, ведь за ворота мы не выбегали больше года.

С этого дня мы только и занимались тем, что тренировались. Изучали новые приемы владения мечом и копьем. Отлаживали взаимодействия в строю. Фехтовали. Дрались и боролись без оружия.

Солдаты к концу дня валились с ног от усталости, я тоже. И только Тандела более-менее прилично выглядела. На нашем фоне, разумееться.

Прошла неделя, другая, и я уже чувствовал себя нормально и нашел в себе силы, под вечер, заползти не в свою кровать, а в донжон, к графу, тем более что он меня позвал.

Олок улыбнулся:

- А, наш бравый капитан. Ну, как, соблазнил своего адъютанта?

- Нет, - вздохнул я и плюхнулся на стул. - Она не хочет терять свои деньги. На меня - ноль эмоций.

- С тебя золотой.

- Вычти из жалованья.

- Ясненько, - граф кивнул и глянул на меня. - А теперь о деле. Тот барон, гонца которого приложила Тандела, требует ее выдачи для наказания.

Я насторожился:

- Вот сукин кот! За что наказывать-то?

- За нанесения побоев ответственному лицу. Гонец ведь прибыл ко мне, был при исполнении.

- Понятно. Какое наказание?

- Десять плетей. Публично, рукой пострадавшего.

Мои скулы сжались, ловя слова, готовые сорваться. Через пару секунд я вновь обрел контроль над собой.

- Ты уже ответил?

- Пока нет, тяну время. Как только я пошлю ответ, начнется война.

Я улыбнулся. В общем-то, я не сомневался в содержании ответа графа. Это был не первый раз, когда нам приходилось отказывать в выдаче своих солдат. Только вот причем здесь война? Барон уже начал пускать пену изо рта?

- Чем же мы так расстроили барона, что он грозит войной?

Граф пожал плечами:

- Я и сам не пойму, в чем дело. Дурацкий инцидент, а он пишет: "Советую поторопиться с положительным ответом, иначе придется восстанавливать справедливость лично".

- Может, у него много лишних людей?

- Или лишние деньги, - Олок вздохнул. - Вот это я и хочу - узнай, чем нам грозит столкновение с ним. Только постарайся вернуться завтра до полудня, дольше ждать он не будет.

- Я возьму четырех коней и Танделу, завтра к утру вернемся.

- Действуй, только зайди к Исолу перед отъездом.

Я вскочил и побежал вниз.

В таких делах главное - не терять времени. Тандела говорила с Пухом у ворот. Он, кстати, за неделю сбросил, как минимум пять килограмм и сделал мощный рывок в мастерстве владения оружием. По сути дела, из-за сломанной руки он ничем, кроме фехтования и не занимался, щит рано было брать. Вот и сейчас Тандела объясняла ему один из своих молниеносных и смертельных трюков с мечом.

- Тандела, бери лук и выводи во двор четырех коней, жди меня. Пух, быстро в трактир, припасов на двоих на два дня пути. Быстро!

Надо отдать ей должное - несмотря на то, что глаза у нее округлились, она просто сказала:

- Пойдем!- подтолкнув застывшего от удивления Пуха, девушка направилась к конюшням. Десятник рванул в трактир.

Исол уже ждал меня:

- Заходи, садись. Вот три стрелы, заговорены, так что могут убить любого противника, вплоть до колдуна, если, конечно, ты сможешь в него попасть.

- Я, может, и не попаду, но Тандела не промажет.

- Отлично, - колдун подал мне два кинжала в ножнах. - На них защитные заклинания, должны защитить вас от одной-двух магических атак.

- Спасибо, Исол. Все?

- Да, удачи вам.

- Спасибо, она нам понадобится, - ответил я и вышел, забрав заговоренное оружие.

Тандела уже сидела на лошади. Я вскочил на своего коня, схватил второго под уздцы.

- Поехали!

Замок Тибот был очень похож на наш собственный. Те же шесть башен по периметру стен. Тот же здоровенный донжон в дальней от ворот части замка. Тот же ров с заплесневелой водой и готовый развалиться поднимающийся мост. Вернее, поднятый: на дворе стояла поздняя ночь.

По стенам ходили часовые. Духи и демоны, всё как у нас!

- Заберемся на стену? - спросила Тандела.

- Кошки нет, - ответил я. - Внутрь мы не попадем.

- Как же тогда узнать, сколько у них воинов?

- Вставай, пошли на ту сторону от ворот, а по дороге подумай, как.

Мы обошли замок по широкой дуге, и засели в высоком камыше. Деревьев вокруг не было, вырубили, а он, несмотря на то, что его частенько палили, продолжал расти. Кони, стреноженные, остались в последней роще, которую проезжали.

- Ну что придумала?

- Нет.

- То-то же. Вот поэтому я - капитан, а ты - солдат.

- Так что делать то?

Я достал стрелы:

- Держи. Это заговоренные стрелы.

- От колдунов?

- Исол сказал, что да.

- Отлично! Но делать-то что?

Я дал ей кинжал:

- Это штука защищает от заклятий.

Тандела сунула его за голенище сапога:

- Это хорошо, но чем больше идет времени, тем менее обоснованными выглядят твои претензии на капитанский пост. Думаю, через час я и сама пойму, что к чему.

- Ладно, не ворчи, - я присмотрелся к дозорным. С нашей позиции было видно трех. - Снимай часовых. Начинай с левого. И дальше - направо, по очереди.

Тандела, наверное, очень хотела спросить зачем, но сдержалась. Наложила стрелу и выстрелила. Часовой упал.

- Следующий.

- Как скажешь.

Второй часовой свалился в ров. Третий, увидев это, заорал во все горло, но через пару секунд стрела настигла и его: спрятаться за зубцы он не догадался.

- Что теперь, кэп? - по-деловому спросила Тандела.

- Сматываемся отсюда, пока нас не поймали.

- Ха! Оригинально, - Тандела поднялась и припустила по направлению к рощи, где остались наши кони.

Гав-гав-гав, раздался лай собак, и Тандела остановилась. Я, когда добежал до нее, тоже.

- Собаки, - сказала она.

- Ага,...семь ...штук...ух...- я вытер пот и попытался восстановить дыхание. - Давай на холм. Оттуда и до коней недалеко.

Мы стали забираться по склону быстрым шагом. Хоть медленнее, чем бегом, зато готовые к бою.

Забравшись на вершину, я плюхнулся на живот, чтобы не маячить на фоне неба, а Тандела присела рядом на одно колено и наложила стрелу на тетиву.

Отсюда были видны ворота и всадники, выезжающие из них, и я сосчитал их:

- Тридцать один. Путем несложных подсчетов, можно определить, что в замке сотня воинов.

- Да ну? Каким образом?

- Или чуть больше. Вот и вся разведка. Ну как, разве я не по праву занимаю место капитана? - проигнорировал я ее вопрос.

- Расскажешь про подсчеты, если мы выживем, капитан. Сейчас завалим собак, и домой, - Тандела пустила стрелу в псину, лаявшую внизу. Та взвыла и забилась в судорогах. Другие собаки стали лаять громче.

Я отдыхал до тех пор, пока не случилось непредвиденное: четвертая стрела Танделы вдруг загорелась в полете. Огонь понесся по траектории в нашу сторону. Я прыгнул в одну сторону, Тандела в другую, оставив лук на месте, а вспышка выжгла траву в радиусе метра от лука, превратив его в пепел. Я выругался.

- Колдун, уходим отсюда, - прошептала она, и припустила вниз по склону к роще.

Через мгновение все всадники направились в нашу сторону, и я последовал ее примеру.

Тандела, обнажив заговоренный кинжал, здорово обогнала меня. Я тоже вытащил подарок Исола и прикинул расстояние до рощи. Должен успеть! Она тем временем, добежав, разрубила путы на ногах лошадей, запрыгнула в седло, и развернула ее. Я оглянулся и успокоился: на вершине холма преследователей пока не было.

Сев в седло, я пришпорил коня, таща заводных на поводу.

- Стой! Толор там! - Тандела указала на юг.

- Я знаю. Поэтому мы и едем на северо-восток.

- А... Духи и демоны, ну и хитрожопый же ты, Соур.

Спокойно скакать нам пришлось недолго. Оказывается, преследователи решили обогнуть холм с двух сторон. Те, что обходили с южной, здорово отстали, зато другие, выехав на простор, оказались к нам очень близко, метрах в ста. С ними была одна из выживших собак.

Преследовало нас человек десять, и колдуна среди них не было. Не знаю, чем бы закончилось дело, скорее всего, мы бы оторвались от них, но Тандела что-то прошептала. Я удивился, а у половины коней ноги подломились, и седоки повылетали из седел. На этом преследование прекратилось.

- Ты умеешь колдовать? - спросил я, когда мы отъехали подальше.

- Немного. Так, простейшие Формулы Чувств и чуть-чуть Колдовства и Телепатии, - ответила Тандела.

- Что же ты раньше не говорила? И почему не поставила щит на холме?

- Я не готова к бою с колдуном, потому и не рыпалась. А среди преследователей его не было.

- Молодец! - похвалил я. - Как приедем, будешь вечерами заниматься с Исолом, после тренировок.

Она, к моему удивлению, вместо стона разочарования, заинтересовалась:

- Правда? Разве Орден Магов не запрещает обучение вне своих стен?

- Запрещает, но Исол не принадлежит к Ордену. Он из Амира, там обучался, так что Орден ему не указ. Кого хочет, того учит.

- Почему же к нему еще не выстроилась очередь из желающих?

- Спроси у него, я не в курсе.

- Ясно.

Доехав до дороги, идущей с востока на запад, мы проехали по ней полчаса, и свернули в поля, к Толору.

Приехали в замок мы почти в полдень. Ко мне тут же подбежал Исол:

- Ну, как? - спросил он.

- Нормально! Граф у себя?

- Да, он тебя ждет.

- Пойду, а ты пока пообщайся с Танделой. Она хочет у тебя учиться.

- Да ну? - удивился Исол. - Чего же ты раньше молчала?

- Не знала, что вы не из Ордена Магов.

Я спрыгнул с коня, кинул поводья дневальному и поднялся в кабинет графа. Он сидел с кубком вина в руке:

- Узнал?

- Да, у него 100-120 воинов в замке.

- Значит, в поход он сможет отрядить не больше восьмидесяти. Плюс по десятку с каждой деревни... Сто двадцать.

- Думаю, все же сто тридцать - деревень то пять.

- Не слабо, особенно если учесть, что у нас всего четыре десятка солдат в замке и еще три - в деревнях... Ну ладно, неси бумагу и перо. Будем писать.

Получив желаемое, Олок отставил вино и принялся выводить послание.

- Эй, Соур!

Я подскочил и открыл глаза.

- Не храпи, отвлекаешь! И, вообще, иди отдохни. До завтрашнего утра ты свободен. Твоя подружка тоже.

- Пошел, - наконец-то, я смогу нормально вытянуться.

- Кэп! - стоило закрыть глаза, как меня разбудила Тандела.

- Чего?! - я с трудом приподнялся с постели.

- Пора выводить парней на тренировку, солнце встало.

Я поднялся, стараясь не стонать, прогнал Танделу и оделся. Стоп, а где кинжал?

- Тандела!

Она распахнула дверь:

- Что такое, капитан?

- Где мой волшебный кинжал?

- Исол забрал, мой тоже. Только стрелы оставил. Сказал, что они еще могут пригодиться.

- Ясно... - ну что, отпустить ее просто так? Нет уж! - Иди, построй солдат, я выйду через минуту.

Глава 3. Тандела.

Я выскочила от Соура, распираемая ликованием. Он дал мне первое руководящее поручение! Значит, понял, что я пользуюсь авторитетом! Сейчас я ему покажу, как умею командовать...

- Пух!!!

- Я тут.

Я обернулась. Духи и демона! Пока мы были в отъезде, Пух побрился наголо и щеголял с лысым черепом!

- Ну, ты стал просто красавец! - улыбнулась я.

- А то?! Не хуже тебя! - ухмыльнулся он в ответ.

Приятно конечно, когда тебе раздают комплименты, но не надо расслабляться. Я обняла его за плечи и развернула лицом к казармам у противоположной стены.

- Видишь, это здание?

- Донжон?

- Нет, казармы. Бери свою задницу в охапку и поднимай ребят. Через минуту выйдет капитан.

- Понял, - Пух понесся выгонять ребят из дальних казарм, а я занялась ближними.

Когда Соур появился на плацу, все солдаты были построены. Я подошла к нему и доложила:

- Построение закончено, капитан!

- Молодец, солдат, - он оглядел воинов. - Что, десятки из деревень уже прибыли?

- Еще вчера вечером, капитан, - ответил Пух.

Соур посмотрел на него, улыбнулся и перевел взгляд на меня:

- Тандела, да у тебя лысый братишка появился?!

Я не потерялась:

- Подражают, значит уважают!

Три новых десятка чуть не померли со смеха. Старые - сдержано улыбались. Сам Соур щерился почти минуту, после чего глубоко вздохнул и отбросил шутки в сторону:

- Пух, твой десяток дежурит на стенах, - я направилась было следом за Пухом, но меня остановили. - Тандела, присоединишься к ним после заката. Должен же кто-то показать пополнению, что такое настоящий бой!

Ох, Боги! За два часа я провела двадцать боев на мечах почти без отдыха, с каждым новичком. Затем мы перешли к схваткам без оружия. Здесь показывал свою удаль Соур. Я бы не сказала, что он весь увит мышцами. Против него выходили парни и помускулистей, но победить его никто не мог.

Высокий, поджарый, сейчас он двигался намного быстрее, чем когда мы бились с ним на мечах. Тогда это был здоровенный детина с нагловатым выражением лица и длинными черными лоснящимися волосами. Сейчас он чуть похудел, карие глаза впали, став казаться почти черными, нос заострился, скулы стали выделяться ярче, и лицо стало по-хорошему злым, а волосы растрепались и поблекли. Соур занимался намного больше солдат и почти всю руководящую работу переложил на десятников.

Он дрался на мечах, боролся, вышагивал в строю, стрелял из лука, бегал и поднимал специальные округлые валуны, установленные в дальнем углу замка. То же самое делала и я, так как была единственной, кто мог все это делать лучше него. Видели бы вы его глаза, когда я подняла вес больше, чем он! А радости-то было, когда он все-таки вернул себе лидерство в этом бестолковом занятии!

День, как обычно, превратился в сплошное соревнование между нами. И я, как обычно, была лучше. Соур злился, ругался и плевался. Парни, глядя на нас, качали головами. Мы все делали намного лучше них, так чего же капитан злился на себя, а не на солдат?

Я знала, от чего: Соуру хотелось снова быть лучше всех, как и до моего появления. Это не ново, в любом замке, где я служила, капитаны были или самыми здоровыми, или самыми опытными воинами. Бывало и такое, что сразу и самыми опытными, и самыми здоровыми. Но Соур был первым, кто, получив от меня "туше", стал прикладывать собственные силы для восстановления лидирующей позиции, а не "задвигать" меня.

Солнце скрылось за стенами и Соур начал отдавать приказы:

- Тандела - к Исолу, учиться.

- Есть капитан, - я, изображая энтузиазм, отправилась к колдуну. Никакого желания провести еще пару часов, тренируясь в его комнате у меня не было.

Исол критически оглядел меня и посоветовал:

- Иди, отдохни перед дежурством, завтра жду тебя в обед.

Я поблагодарила его за заботу, с горем пополам добралась до койки, и с наслаждением растянулась на ней.

Вошедший Соур бросил на меня взгляд:

- Какого демона ты здесь делаешь? - удивился он.

- Исол меня отпустил.

- А, ну тогда отдыхай, - он, с трудом переставляя ноги, дошел до двери своей комнаты. Неужели не вспомнит?

Капитан со стоном развалился на кровати и, похоже, почти мгновенно уснул.

Бедняга. Выглядел он хуже, чем в первый день интенсивных занятий. Чувствовал себя, уж наверное, соответственно. Не помню, чтобы он забывал заставить меня почистить ему сапоги, а сегодня даже не вспомнил про дозор.

Ладно, надо чуть поспать и все-таки присоединиться к ребятам на стенах. Ночью каждый человек на счету.

- Ну как, выспалась? - поинтересовался Пух, когда я нашла его в караулке. - Не свалишься в ров?

- Даже и не жди ничего подобного! Я готова хоть до утра бродить по стенам!

- Вот и хорошо! У нас смены не долгие, по два часа. Сейчас сменишь Сарака, первый и второй участок обходить будешь. Потом, опять, он заступит. По три смены до утра. Экипировку, смотрю, взяла, так что пойдем.

И я начала тупо бродить по стенам. Не самое плохое занятие, все-таки получше, чем рубиться в бою. Откуда мне было знать, что в этот вечер мне и повоевать придется?

Я шла, наверное, в сотый раз по своему участку стены между башнями, когда услышала столь знакомый по тренировкам звук спускаемой тетивы. Мгновенно присев, я избежала сразу трех стрел, причем одна пролетела буквально в двух пальцах от моего плеча. Выглянув из-за зубца, я пыталась сообразить: какого демона? Опять ночной штурм!? Что за напасть такая!

Высовываться совсем не хотелось, несмотря на то, что в голову попасть сложнее, чем в туловище. Пока я раздумывала, накладывая тетиву на лук, на стену рядом со мной упала кошка, зацепилась за дальний край, и я услышала как кто-то, помогая себе ногами, карабкается наверх. Точно, ночной штурм! Дзиньк, дзиньк, дзиньк! Еще кошки! Я заорала:

- Тревога! Нападение на замок!

Внизу мгновенно среагировал Пух, громко и пронзительно зазвонил колокол. Выскочил наш колдун и запустил вверх шар света. Я увидела, что большинство других часовых валяются со стрелами под стенами или на них. Голова владельца ближайшей кошки показалась из-за стены. Я мгновенно перекатилась к нему, вытащила меч и рубанула по веревке. С криком ужаса противник полетел вниз. Пригнувшись, я побежала к другим кошкам, и успела перерубить еще две, радуясь воплям врагов, но в дальнем углу, последний из них, уже выбрался на стену и вытаскивал стрелу из тулы.

Я тут же присела на колено, кинув меч на пол перед собой, наложила стрелу, мгновенно прицелилась и выстрелила. Получив кусок железа в левый глаз, противник рухнул со стены внутрь замка.

Мимо свистнула стрела. Я вначале не поняла: от обстрела снаружи меня закрывал зубец, какие еще стрелы? Еще одна стрела прошла прямо над головой, и я, в ответ, потащила следующую стрелу из тулы: стреляли с противоположной стены. На каждый из шести участков стен забрались лучники, как и в Тарасите. Хотя нет, на моем их уже не было, но на прочих - минимум по три штуки.

Колдун что-то вякнул и Семь Сил превратили троицу на шестом участке, прилегающем к воротным башням, в фарш, причем довольно ощутимо пострадала и кладка: зубцы слизало как языком, а вместе с ними, похоже, и кошки. Я тоже не дремала, и сняла одного из тех, что палил по мне, потянулась за следующей стрелой...

Бац! От удара по шлему у меня зазвенело в ушах. Я снова перекатилась чуть в сторону и с нового места сняла еще одного лучника на втором участке. Тем временем по уцелевшей кошке поднялся еще один противник, пришлось уделить ему толику внимания. От первой стрелы он увернулся, а вот второй я его все-таки угостила, пробив горло. Впрочем, на его место тут же вылез еще один! Это проблема, похоже, на мой участок ломится штурмовой отряд!

Что-то липкое потекло по уху и щеке. Пот? Бзиньк! Свип! Левая рука онемела. Стрела, пробив рукав кольчуги, проткнула левое плечо, но не глубоко. Действуя как в замедленном сне, я вырвала наконечник и прошипела:

- Торка урта!

Рука как деревянная, но двигается, и боли нет. Я схватила меч и побежала вперед, к поднимающимся на стену врагам. Дзиньк! Дзиньк! Ударились в зубец за моей спиной стрелы, а я, преодолев двадцать метров до них буквально за пару мгновений, вложила всю энергию в мощный рубящий удар сверху. Противник принял его на свой меч, но поскольку я не останавливалась, то попросту снесла и его, и стоящего следом противника. Мы покатились по стене, я извернулась в полете и уцепилась за зубец. Один из врагов сорвался, другой удержался и встал одновременно со мной. Дзиньк! Прилетевшая откуда-то стрела ударила в зубец рядом, и я поспешно атаковала противника уколом в сердце: нельзя стоять, надо двигаться, чем быстрее, тем лучше. Парировав удар, мечник попытался увести мой клинок в сторону и вниз, а я ткнула его концом лука в лицо, отвлекая. Он отшатнулся, я кольнула его еще раз, в бедро, и раненый воин взрыкнул, отскакивая. Пользуясь моментом, я рубанула по кошке, и чуть не пропустила его атаку. Пришлось подставлять под удар лук, он чуть отвел и смягчил его, и меч противника разрубив деревяшку, вместо шеи, попал по многострадальному плечу. С воплем ярости и гнева, я, в ответ, буквально насадила его на свой меч, вогнав его снизу в живот чуть ли не на всю длину.

Глип! Я вздрогнула от резкой боли и удара. Попали все-таки, в бок. Уже теряя сознание, я потащила умирающего противника на себя, прикрываясь от других стрел. Если повезет, и наши отобьют стены, могу дотянуть до тех пор, когда колдун будет латать раненых. Вся надежда на него. И на Пуха, появившегося из двери в воротную башню. Похоже, караул удержал ворота и шанс на успех есть. Да и умирать совершенно не хотелось.

Глава 4. Соур.

- ...вога! Нападение!!! - от дикого вопля я раскрыл глаза. Через секунду, Пух заорал и зазвонил в колокол:

- Подъем! Нападение на замок! Все на стены! К бою!!!

Шмяк! Бац. Шмяк! Дверь влетела в мою комнату, Торел следом за ней.

- Быстрее, командир! Штурм!

Я подхватился, рванул меч из ножен и с ревом:

- Все на стены! - влез в предусмотрительно поднятую солдатом кольчугу.

Вместо кромешной тьмы, к которой глаза уже были привычны, все вокруг залил яркий свет! Видимо, Исол выбежал чуть раньше меня и организовал освещение. На стенах уже было полно народу. Отлично! Я обернулся к Торелу:

- Штурм уже отбили?! Большие потери?

У парня округлились глаза и прежде, чем он хоть что-то сказал, я увидел, что парни на стенах дружно подняли луки и выстрелили по нам. Мы прыгнули обратно в комнату, а штук пять стрел упали на наше место. Через секунду колдун лучом Семи Сил превратил этих стрелков в фарш, а гребень шестого участка - в руины.

Я поднялся и повел плечами:

- На стенах дозорных всех перебили? Там ведь Тандела! Неужели и ее?

- Нет, Тандела подняла тревогу, значит еще жива. Только вот надолго ли...

Ага, ну слава Богам! Вон она, стреляет - мельком увидел я ее наверху, крутанув головой. Ох, ранили в руку!

- Скорее! Надо помочь, видел, ее ранили?!

- Капитан! Сюда! - раздалось из казармы, и мы прошли в нее через второй выход.

Хонор уже построил десяток и ожидал приказов.

- Четверо - третий участок! Четверо - второй! Двое - со мной, на первый!

Хонор тут же распределил людей, и мы, через комнату Танделы, выбрались в казарму Пуха, пробежали ее, и выскочили на улицу. Укрываясь за щитами солдат, пробежали те пять метров, что были до входа в башню, и рванули вверх по винтовой лестнице. Сухо щелкнула струна арбалета, посылая болт в нас, и Торел, с вмиг осунувшимся лицом, осел на пол.

- Беееееееей!!! - заорал я, чувствуя, как ярость и кровь закипели в жилах. - Убивай ублюдков!!!

До арбалетчика я добрался еще до того, как он успел вытащить меч, и рубанул так, что кровью сильно брызнуло в лицо. Вытираясь, я пропустил вперед обоих солдат, и они "поймали" еще один болт - на следующем вираже лестницы, впрочем, похоже, не смертельно.

- Бей - убивай! - заорал оставшийся боец, пластанув арбалетчика, и добравшись, наконец, до уровня стен.

Я выскочил следом, и подпер его, когда он принял на щит пару толчков.

- Бей - убивай! - ответили ему хором почти со всех участков стен, даже с нашего.

- За Толор! - раздался знакомый вопль Олока снизу, и я на мгновение отвлекся, краем глаза заприметив бегущего через плац графа и целящихся в него пару лучников с пятого участка. Он прямо на бегу снял одного, дождался выстрела второго, хладнокровно замер, пропуская стрелу, и, уложив его, нырнул в караулку. Сделано все было настолько быстро, что "вернувшись" на стену, я успел как раз к команде "внимание", по которой солдат отступил чуть назад, проваливая противников, толкающих его, и я, удачно принял одного из них на острие свое меча. Получив ранение, тот молча отступил, но занять его место было некому: сзади их двоих уже поджимал Пух, добивший парня. Оставшийся сиганул со стены сам, не раздумывая. Пух выглянул следом, и охнул, отпрянув назад. Я успел схватить его, не дав свалиться со стены, и уложил на камни. Присев рядом, за зубцом. В груди, чуть пониже ключицы, торчала стрела, пробившая кольчугу, и вошедшая сантиметров на пять.

- Не высовываться!!! - заорал я.

- Тандела, капитан! - сказал солдат, пробежавший до следующего укрытия, стаскивая с девушки труп противника. - Жива!

- Исол, быстро на первый участок, тут несколько раненых! - рыкнул граф, выходя из воротной башни на стену.

Мимо него свистнула стрела, пущенная откуда-то со стороны четвертого участка, и он мгновенно среагировал, выстрелив в ответ. - Хонор, Мувот, очистите, наконец, четверку, а то ведь подстрелят так кого-нибудь!!!

Мимо свистнула стрела, пущенная снаружи, и Олок, крутнувшись, натянул лук... и отшатнулся, скрываясь за зубцом, и избежал еще двух стрел.

- Бей-убивай! - раздались вопли на четвертом участке, закрытом от меня донжоном.

Похоже, и там все в порядке, решил я, услышав сопутствующий крикам плеск воды во рву. Наши гости спешно улепетывали обратно.

- Исол, гаси этот шар, он теперь им помогает стрелять, мы как на ладони! - с досадой сказал граф появившемуся рядом колдуну, и практически сразу же стало темно.

- Ты как? - спросил я Пуха.

- Дышать больно, - поморщился парень. - С Танделой все в порядке?

Подошел Исол, присел рядом с Танделой глянул на стрелу, потом на рану на плече, и попросил солдата:

- Сними с нее шлем, - после чего перебрался к нам. - Все в порядке с твоей Танделой, Пух. Через недельку будет бегать как прежде. Тебя-то как угораздило? Подними ему голову повыше, Соур.

- Так?

- Ага, молодец.

- Хотел Танделу спасти, к ней эти два недоноска подбирались! Она же спасла нас всех! Вначале тревогу подняла, а потом не дала штурмовому отряду подняться! Когда Исол Семью Силами разрушил шестой участок, один десяток тяжелой пехоты на пятом попробовал подняться, но их там Росар встретил, не пустил дальше башни... А на этом Тандела смогла все кошки порубить, да и поднявшихся раскидала. Когда они поняли, что ворота не опустятся, и конница отошла от рва, я сюда рванул, ее спасать, ведь те, что выжили, на второй полезли и через башню к ней уже ломились. Да выглянул неудачно, кха-а-а-а, - начал говорить десятник, и в этот момент Исол с мясом выдрал у него из груди стрелу.

- А ну, зажмурились все! - рыкнул колдун и прошептал какое-то заклятие.

От ослепительной вспышки у меня поплыли зайчики перед глазами. Голова Пуха внезапно потяжелела, и я чуть не уронил ее на камни.

- Эк его проняло, - усмехнулся Исол. - Делов-то всего ничего, а сознание потерял. Хватай его и ко мне в лазарет, что ли, - сказал Исол, возвращаясь к Танделе. - А вот с ней придется потрудиться, помощник нужен будет.

- Я помогу, - внезапно влез граф. - Вроде все закончилось, да?

- Похоже, - кивнул я и высунулся наружу. Стрел из темноты больше не летело, да и не видно никого не было. - Десятники, доложить о потерях!

- Пока собирают, давай, ее ко мне, Соур, - распорядился Олок.

- А? - не понял я.

- Хватай за ноги, говорю, - ответил Олок и поднял ее за руки. - Духи и демоны, она как пушинка!

- Ага! - удивился я. - Тут половина веса - кольчуга, если не больше. Зачем к тебе-то?

- Герой битвы, е мое! - улыбнулся он. - Не могу же я ее с остальными ранеными положить!

- А! - понимающе усмехнулся я.

- А ты не скалься, - тут же разозлился он.

- Да я что? Я, вообще, ничего не сказал!

- Зато подумал!

- Не без этого, - согласился я, еще раз усмехнувшись.

Глава 5. Соур.

Утром мы не нашли у замка никаких следов.

- Никого,- сказал Олок с тоской.

- Да... Тебе с такой наблюдательностью надо в Рум. Разведчиком, - схохмил я.

- А тебе с таким чувством юмора - на ярмарку. Скоморохом.

- Возможно, мы сможем опознать кого-нибудь из его людей среди убитых! Тогда можно вызывать наронтов.

- Ага. А, возможно, они на воротах написали: "Берегитесь, на вас напал Висек див Тибот"!

У нас погибло двенадцать человек, и еще семеро было ранено серьезно. Вражеских трупов на стене и во дворе посчитали семнадцать. Если вспомнить, что еще трех размазал, Исол, а помимо этого куча народу попадали со стен в ров, то получается, нам это нападение обошлось куда дешевле, чем врагам. Я высказал это мнение Олоку. Тот уныло заметил:

- Может и дешевле, но восполнить нам их негде, а нападавших мы, естественно, больше не увидим. Значит, не сможем заявить, кто на нас напал. Что в свою очередь означает, что мы вступаем в противостояние с бароном див Тиботом без участия Императора.

Мы спустились во двор, прошли мимо сваленных в кучу трупов убитых противников.

- Открывай ворота, - сказал я Мувоту. - И бери свой десяток, проводите нас наружу... Исола не возьмем? - это уже Олоку.

- Нет. Он, похоже, переутомился, когда раненых лечил. Отрубился, спит, - ответил граф.

Пока открывались ворота и сбегались солдаты, мы чуть размялись.

Снаружи, естественно, мы ни трупов, ни брошенного оружия не нашли. Нападавшие все за собой прибрали.

- Кто лучше всех дерется кроме тебя? - спросил Олок.

- Тандела. После нее - Хонор.

- Десятник? Не пойдет... Демоны, кого же посылать гонцом к Императору?!

- Давай, я поеду. Туда - обратно четыре дня. Если чуть задержусь, пять. Думаю, с вами тут без меня ничего не случиться, - если честно, то я в замке самый заменимый человек. Управлять боем Олок может ничуть не хуже меня.

Граф задумался и решил:

- Не надо. Раз див Тибот предлагает не вмешивать в это дело Императора и закон. Так и сделаем. Тем более что у него столько воинов, что он почти наверняка перекрыл все дороги к Алису. А то и просто все дороги.

Он повернул обратно к воротам.

- Переживем, - уверенно сказал я. - И не с таким дерьмом справлялись.

- Эхххх... Твои слова да Богам в уши... - Олок махнул рукой на меня. - Ладно, пойдем Танделу покажу. Она уже получше выглядит. И теперь понятно, для чего она брилась.

- Румийка?

- Неа.

- Рокроманка!

- Неа. Спорим, не угадаешь!

- Да ну тебя. Жалко жалование, так и скажи.

- Пойдем! Только как увидишь, челюсть держи, чтоб не отвалилась.

- Ничего, подниму.

Мы направились в апартаменты Олока.

С первого взгляда я не сообразил, в чем дело. От порога до кровати и собственно, самой Танделы далеко было, метров семь. Но подойдя, действительно челюсть придержал. Отросшие волосы, пока еще крошечные, были зеленые!!!

- Эрольдка?! - удивленно пробормотал я, оборачиваясь к графу. - Это эрольдка, Олок!

- Но-но, слюной не брызгай! - улыбнулся он. - Может быть, и эрольдка.

- Погоди, а глаза? У эрольдов они ведь не могут быть серыми!

- А глаза у нее заколдованы. Какая-нибудь долгосрочная иллюзия. Исол говорит, такие заклинания, раз наложенные, потом не возмущают эфир и не оставляют следа.

- С каких это пор ты стал интересоваться заклинаниями?

- С тех самых, как ты - Танделой.

- Это как-то связано?

- Все в жизни связано. Вопрос в том, как?

- Вот именно, объясни.

- Сам подумай: у нас людей в пять раз меньше, чем у самого слабого из наших "добрых" соседей. Колдун - один, да и тот не самый сильный. Зато он не откажется от ученика. Поэтому я решил возложить эту почетную миссию на свои плечи, раз уж Тандела предоставленной возможностью не успела воспользоваться.

Я посмотрел на Олока и не стал ничего говорить. Колдовство и магия в Алисоне были под запретом для всех, кто не входил в Орден Магов. Это не мешало людям вроде нашего графа держать у себя не лицензированных колдунов, а таким, как Исол, не было препятствием для активной практики, но в определенной степени сдерживало свободное применение колдовства в Империи.

У нас, в Алисоне, запрещены многие вещи. Например, междоусобицы среди феодалов. Формально див Тибот пошел против закона Империи. Фактически же никого особо не интересовало, чем занимаются аристократы на окраинах империи. Император пристально следил только за центральными областями вокруг Алиса, остальные территории были под управлением Наместников. А вернее, самоуправством герцогов, графов и баронов, ибо Наместники, если что-то и делали, то в основном по защите рубежей Империи. Внутренние дрязги их особо не интересовали. Если кто-нибудь из нашего замка не предъявит неоспоримых доказательств вины барона лично Императору, то и Наместник пальцем не пошевелит, чтобы его наказать. Правда, если мы их найдем и покажем, кара будет суровой и быстрой...

Помимо междоусобиц запрещено нахождение на территории Империи всех иностранцев. При этом гражданами Алисона считались только люди, родители которых родились на территории империи. Все прочие существа нещадно преследовались и уничтожались. Фактически получалось, что если ты уродился русым, со смуглой кожей, или не дай Боги, с розовыми глазами и острыми ушами, да при этом еще и чуть выше или ниже среднего роста, смело беги к ближайшей границе или прячься в лесу.

У Танделы с ушами все было в порядке - обычные человеческие. Значит, эльфийской крови в ней было не больше шестнадцатой части. Кроме этого... Эрольды всегда были высокими и худощавыми. Тандела с ее хорошо развитыми... хм... хорошо развитым плечевым комплексом не походила на потомка эльфов ни капли. По комплекции она напоминала румийку, но румийцы - это совсем другая ветвь смешения эльфов и людей, со смуглой кожей, черными волосами и глазами, высокие, мощно сложенные... Плодом смешения эрольдов и румийцев всегда были дети, внешне похожие на румийцев, так что получить такое телосложение от них она не могла. Тогда откуда у нее зеленые волосы? И опять же - еще не факт, что глаза не серые. Может, нет никакой иллюзии, и это ее натуральный цвет.

Я поделился своим сомнениями с графом:

- Уверен, что она эрольдка? Судя по телосложению, тут эльфийской кровью и не пахнет.

- Соур, девчонка уж больно неординарная. Не знаю, кровь скольких рас в ней смешалось, но эльфийская - точно есть. Вспомни, как она из лука стреляет. Да и зеленые волосы растут по одной причине. И ты сам ее озвучил.

Все правильно, эрольдка. Все, в ком течет хоть капля крови эльфов, бессмертны и вечно молоды. Танделе может быть и двести, и триста лет. И тогда неудивительно, что она побыла во стольких битвах и прекрасно владеет оружием. Удивительно другое - как ей удается прожить с такой внешностью в Алисоне!

Я подошел к ней вплотную и всмотрелся в черты лица с чуть отросшими бровями и волосами. Несомненно, она была прекрасна, как и все эрольдки. Нет, не так. Она была прекраснее, чем все эрольдки.

Я распрямился и посмотрел на Олока.

- Надеюсь, вы не собираетесь с ней чего-нибудь сделать, граф?

- Я удивлен твоим вопросом. Я что, похож на дровосека, рубящего под собой сук? Причем сук, на который только что уселся?

- Что-то я не совсем тебя понял.

- Ты не заметил, как все изменилось после ее появления?

- А что, собственно, изменилось: был покалечен десятник, избит посол див Тибота, в дуэлях на шпагах разгромлен капитан, который решил выместить свой гнев на солдатах и начал их муштровать. Потом произошло нападение на замок, стоившее нам больше десяти жизней, ранения самой Танделы, а потом еще и Исол переутомился в нашем рейде, и, как ты говоришь, не скоро восстановится.

- С твоей стороны это, может, так и выглядит, но я тебе покажу свое видение ситуации. Без обиняков: у меня был крошечный гарнизон во главе с капитаном, считающим себя самым крутым парнем в окрестностях. Вокруг - соседи с большими наемными отрядами, главный из них - див Тибот. Появилась Тандела, выбила дурь из Пуха, помогла барону Тибота решиться на активные действия, показала тебе, что до чемпиона деревни еще расти и расти, дала ориентир в муштре, которую ты затеял, позволивший превратить сборище неудачников, юнцов и стариков в самое боеспособное подразделение, которое я видел. Спасла замок от неожиданного нападения, сумев вовремя подать сигнал тревоги, после чего еще некоторое время защищала свой участок стены, не позволив противнику превратить стены замка в западню для нас.

- Ты еще добавь: осталась жива после трех ранений, и поставь ей памятник у въезда в замок.

- А ты не обижайся, я же просил.

- Я не обижаюсь! Но лучше пойду - надо отдохнуть после боя.

Уже спускаясь по лестнице, я понял, что, как минимум, в одном из своих выводов Олок прав, а в еще одном - ошибался. Несомненно, рывок в подготовке, который наш гарнизон совершил за считанные дни, превратил солдат из праздно шатающихся балбесов в почти профессионалов, посвящающих свободное время улучшению своего мастерства. А относительно чемпионата деревни... Думаю, даже сейчас, после штурма, бессонной ночи, скачки, продолжающейся весь день и прерываемой только тремя схватками с противником, я бы взял его без труда. Вот только бы пожрать чего-нибудь дали!

Глава 6. Тандела.

Я открыла глаза. Потолок почему-то пополз вбок.

- Голова, Олок.

Чьи-то руки прикоснулись к моим щекам и повернули голову, вернув потолок на место. К горлу подкатила тошнота.

- Аккуратнее, граф.

- Я аккуратен, Исол. Даже руки вымыл.

Колдун фыркнул откуда-то снизу. Потом тронул что-то, отозвавшееся тупой болью. Я сжала зубы. Потолок опять поплыл вбок.

-Голова, Олок.

Снова руки, потолок и тошнота. Изображение начало расплываться.

- Она плачет, Исол.

- Тебя железом утыкают, тоже будешь плакать. Готов?

- Да.

Резкая, пронизывающая боль, от которой я издаю громкий вопль. Потолок плывет.

- Голова, Исол.

- Какая, к демону, голова, Олок! Ломай наконечник!

Тупая боль, треск ломающегося дерева, облегченный вздох. В поле зрения появляется дверной проем. Колдун что-то бормочет.

- О Боги, Исол! Быстрее!

- Угу. Сейчас затянется, не волнуйся.

- Знаю, что затянется! Кровь останавливай, а то уже всю кровать мне залил!

- В кабинете ляжешь, - зло отвечает колдун.

Вздох сожаления.

- Ну вот, все новое покупать. Уже в матрас впиталось.

- Вычтешь у нее из жалования.

- Она столько не получает.

В голове звон. Моргаю.

- Голова, Олок.

- Ты ж сказал не трогать!

- А теперь говорю, поворачивай.

Снова руки, потолок и тошнота. Исол заглядывает мне в глаза. Водит рукой влево - вправо.

- Похоже, в сознании. И сотрясения нет, - говорит он графу. И добавляет мне, ласково, проводя по глазам рукой, как бы закрывая. - Спи, девочка. Отдыхай.

- Через три-четыре дня будет бегать как белка в колесе, Олок, - еще успеваю услышать я, проваливаясь в сон.

Я открыла глаза. Знакомая картина - потолок. Повернула голову. Дверной проем. Села на кровати, огляделась. Комната, восемь на шесть, вытянутая от двери к кровати. На полу - шкуры, на стенах - какие-то портреты. Наверное, родственники графа. Рядом с кроватью - стул с одеждой и вещами.

- Колдун говорил, три - четыре дня, - ворчит Олок с лестницы. - А она уже пятые сутки валяется.

- От того, что мы на нее посмотрим, она здоровее не станет. Лучше бы Пуха проведали, - бурчит Соур.

- Да ладно, глянем - и сразу к нему.

Я вытянулась на кровати, притворившись спящей. Двое мужчин замерли у входа.

- Спит? - это Олок.

- Наверное. Дышит.

- Может, попробуем разбудить? На вид здорова.

- Буди, только сам. А я тут постою.

- Пойдем вместе.

- Не, спасибо. Ты уж как-нибудь сам.

Олок помялся. Видимо, желание заполучить обратно свои хоромы в башне было очень велико, и он попробовал уговорить Соура еще раз:

- Да чего ты боишься, пойдем. Просто посмотрим поближе.

- Нет, я же сказал.

- Да ладно тебе, струсил что ли?

- Неа. Я пошел к Пуху. Тебя ждать или будешь рассматривать Танделу?

Граф вздохнул, и они начали спускаться по лестнице.

- Вовсе не рассматривать я ее собирался.

- Ага. Проверить, как она дышит?

- Не улыбайся так.

- Я и не улыбаюсь.

- Да пошел ты.

- Сам пошел.

Олок начал еще что-то говорить капитану, но они вышли из донжона, и я уже не слышала. Значит, я уже пятые сутки занимаю покои графа. Я заглянула под одеяло. Места ранений были отмечены безобразными белесыми пятнами новой, незагоревшей кожи. Я была полностью здорова, полна сил и энергии. Хоть сейчас одевайся и в бой. Кстати, насчет одежды... Я быстро натянула штаны и новую ярко-красную тунику, застегнула ремень с оружием. Огляделась в поисках зеркала. Оно было у входа.

Заглянув в него, ужаснулась: у меня отросли волосы! Еще бы, а чего можно было ожидать!? Неудивительно, что Соур был настроен так холодно - даже подходить не захотел. И заодно стало ясно, что хотел рассмотреть граф. Короткие зеленые волосы. Я повернула голову в одну сторону, в другую. На месте, никуда не делись. Я провела по голове рукой, топорща их. Значит, и граф, и капитан знают, что я эрольдка.

Несмотря на то, что в Алисоне действует эдикт о выдаче любых существ, имеющих хоть каплю нечеловеческой крови императорским властям, в других замках, где становилось это известно, никто не спешил отправить меня в Алис в клетке. В трех замках мне дали сутки на то, чтобы уехать. В еще одном - два часа. Самое главное - нигде не мешали, погонь не организовывали, хотя и доброго ничего не делали. Стоило бывшим товарищам узнать, о моем происхождении, как я буквально умирала для них. Ни говорить, ни даже смотреть на меня никто не решался. Обстановка от этого создавалось гнетущая, так что собиралась я быстро. Помнится, последний раз и вовсе, меньше минуты на сборы потратила - ровно столько потребовалось, чтобы дойти до ворот

Интересно, как будет в этот раз? Сутки дадут? Или, может, расщедрятся - неделю?

Я задумчиво обвела взглядом помещение. Картины на стенах с предками графа привлекли мое внимание тем, что на них были нарисованы не только мужчины. Более того, даже если они и были нарисованы, то исключительно вместе с женщинами. Всего картин было восемь, по две на каждой из стен. Надо мной висели толстая матрона в белоснежном платье и супружеская пара в скромных бордовых одеждах. Дальше, слева на право, я прошла мимо молоденькой девушки и пары, гарцующей на конях и размахивающей мечами, двух пар в бальных нарядах, и двух толстых дам, одна с собакой, другая с кошкой. Все одежды предков Олока див Толора были выполнены в красных тонах.

Единственным исключением была парочка на конях с мечами. Я вернулась к ним рассмотреть внимательней. Девушка, хрупкая с виду блондинка с косой до пояса, лихо управляла могучим черным жеребцом и смотрела прямо на меня, занеся правую руку в замахе. Парень, тоже не выделяющийся объемами бицепсов, смотрел на спутницу и выставлял меч якобы для отражения удара. Не понятно было одно - кого они били и от кого защищались, ибо нарисованы они были на черном фоне.

Кто-то поднимался по лестнице. Судя по шагам - Олок. Похоже, все-таки решил вернуться и проверить, как я сплю. Вот и славно. Сейчас узнаю, как решилась моя судьба. Я глянула еще раз на парочку. Интересно, кто они ему?

- Тандела, ты уже встала? - удивился див Толор с самого порога.

- Да, милорд. Буквально минуту назад.

- Интересуешься живописью?

- Меня привлекло отличие этой картины от остальных.

Граф встал рядом со мной, глядя на девушку с парнем. Все-таки он невысок, не то, что Соур. Див Толор едва доставал мне до подбородка.

- Это мои бабка с дедом. Ялита див Толор и Виретор. Она - наследница титула, он - командир отряда из Ордена Наемников. Отряд отца нанял прадед, он думал так обезопасить замок от усилившихся див Крипов. Однако этим он только обострил противостояние. Они обратились в Орден Убийц и заказали три смерти - его, бабки и нашего колдуна. Аристократов собирались отравить, колдуна заколоть. Дед умер сразу, Ялита же не успела проглотить яд, увидела, что с отцом не все в порядке. Убийца пырнул колдуна и попытался напасть на нее, но его остановил Виретор. Он был отличным лучником... Для человека, конечно же, - он посмотрел на меня.

Я только повернулась к нему и собралась выпалить какую-нибудь глупость в защиту своих предков, как граф добавил:

- Ничего не говори. Это я так, к слову. То, что он тут с мечом просто авторский замысел. Ни разу не видел, чтобы он держал в руках что-нибудь кроме лука. А вот бабка любила помахать мечом, это правда. Это ее и сгубило. Едва родив отца, пошла на приступ этого самого Крипа. Дед рассказывал, что ее вытащили из-под груды трупов. Уже холодную, - он снова посмотрел на меня. - Что думаешь об этом?

- Зря она так, - осторожно сказала я. - Неужели нельзя было быть осторожней? Надо меньше увлекаться боем, особенно во время штурма.

Граф долго смотрел на меня. На лице было написано непонимание.

- Ты действительно так думаешь?

- Да.

- Может быть, ей следовало остаться в лагере и руководить штурмом? Неужели она не понимала, чем все это грозит ее сыну?

Я покачала головой:

- Я думаю, если бы у нее была возможность остаться - она бы не полезла на стены. Может быть, если бы не гора трупов вокруг нее, штурм не удался бы.

- Хочешь сказать, о мертвых либо хорошо, либо ничего?

- Нет, граф. Хочу сказать, что им там было виднее. Разве ваш дед не рассказывал о том, почему его жена возглавила штурм?

- Она не была его женой, Тандела. И что он мне дед я узнал после его смерти, от отца. Шла война с Брианией. Император практически не обращал внимания на север Алисона. В столкновении с Крипом были задействованы, практически, тысяча человек с обеих сторон. Было не до венчаний. Ребенок был зачат в любви, но вне брака. Отец пронес это позорное клеймо через всю жизнь. Бастард - это не просто обидное прозвище. Это положение в обществе. Если бы наша семья была богата, отец мог бы рассчитывать на признание и, хотя бы, боязнь окружающих нас баронов. Но казна, подорванная почти открытой войной с див Крипами, была пуста. От содержания отряда Наемников пришлось отказаться, остался только дед, бросивший ремесло, кормившее его до встречи с Ялитой. Благодаря обученному им отряду лучников на наш замок не рисковали нападать. Но Виретор умер восемь лет назад, подготовкой лучников заниматься стало некому. Год назад, когда я лично распустил их последний десяток, и начались все наши проблемы. То стрела прилетит из-за стены, то на десяток в деревне нападут, то на меня во время объезда земель. А теперь вот див Тибот созрел. - Олок надолго замолчал, рассматривая картину.

Я осторожно спросила:

- Вы уверены, что дело было в лучниках, граф?

- Что?

- Я спросила: вы уверены, что на замок не нападали из-за того, что у вас был отряд лучников?

- Конечно. Они на лету птицу на охоте били. Все до одного. Побеждали на турнирах в Алисе, других городах. Никто не решался шутить с отцом. Раз нашелся смельчак - стрельнул из рощи в проезжающего солдата. Дед прочесал эту рощу со своим отрядом и вывесил на деревьях вдоль дороги почти сорок трупов. У него потерь не было вообще. С тех пор как отрезало.

- А зачем же вы их распустили?

- Большинству из тех, что оставались было уже за пятьдесят. Старики. И все как один упрашивали отпустить их. Держать их дальше против воли не было никакого толка.

Олок посмотрел на меня. Даже еще более пристально, чем на картину до этого.

- Вы, видимо, не просто так это говорите, граф? - сообразила я.

- Да...- он чуть замялся, а потом все-таки задал вопрос, на который я ни разу не отвечала. - Ты эрольдка, Тандела?

- Да.

- И из других замков тебя выгоняли именно из-за этого?

- Да. Только там никто не хотел знать, действительно ли я эрольдка. Как только возникали подозрения, сразу указывали на ворота. Наверное, мне и сейчас лучше уйти.

- Нет! Я никогда не выгоню тебя, Тандела. Более того, будь уверена, здесь тебе никто не посмеет причинить вреда. Любой в замке за тебя горой встанет. И я - первым.

Я удивленно посмотрела на Олока див Толора. Он только что предложил мне то, чего у меня никогда не было. Защиту. Дом. Дружбу. То, без чего ни одно существо не может нормально жить. Раньше у меня была работа, которая меня кормила и товарищи по оружию, отворачивающиеся, едва узнавали, кто я. А теперь... Я буквально задохнулась от переполнявших меня чувств и бухнулась перед ним на колени:

- Олок див Толор, примите мою присягу верности до последней минуты жизни и последней капли крови, - пробормотала я слова воинской клятвы, принятой в Алисоне, прижав правую руку к сердцу, а левую протянула ему для ритуального кровопускания.

Граф побелел. Похоже, ничего подобного от меня он не ожидал. Долю секунды, не больше, он колебался, после чего вытащил кинжал, но не проткнул мне палец, чтобы капнуть кровь на пол, и призвать Дух Земли в свидетели моей клятвы, а полоснул по венам. Я вздрогнула - не от боли, а от неожиданности - этот ритуал был вовсе не алисонским. Так скрепляли судьбы люди, ожидающие друг от друга абсолютной верности. Так смешивали кровь в одной чаше, а потом пили из нее румийские отряды разведчиков. Так пили кровь друг у друга из вен вожди орочьих племен, заключившие мир. Так когда-то соединяли сочащиеся кровью запястья супруги у эльфов.

- Моя кровь - твоя кровь, - сказала я, глядя ему в глаза.

Олок больше не колебался. Узы, которые я предлагала ему, были более древними, чем Алисон, и более надежными, чем супружеские. Граф резанул собственные вены и тоже рухнул на колени:

- Моя кровь - твоя кровь.

Он прижал свое запястье к моему. Кровь полилась на пол, я подставила ладонь под струйку, и напоила кровью Олока. Он проделал то же самое со мной.

- Встань, сестра, - он поднялся и взял меня за руку, на которой грубый порез уже затягивался.

- Да, брат, - я встала и пошла за ним.

Граф молча повел меня наверх. На обзорной площадке донжона он огляделся по сторонам:

- Это теперь и твои земли, сестра. Смотри, - и Олок указал мне на юг. Я посмотрела. И вздрогнула.

Глава 7. Тандела

Я долго вглядывалась в горизонт, стараясь не обращать внимание на три столба дыма, толстыми колоннами, поднимающимися в небо.

- Это горят деревни?

- Возможно, не сами деревни, а укрепления и частоколы вокруг них. Жечь крестьян - это уже высшая наглость.

- Да уж. Но я даже о том чтобы укрепления уничтожали, ни разу не слышала. Див Тибот там случаем не помешался?

- Посмотрим. Думается мне, что пожары без внимания не останутся. Наместник Императора должен узнать... Так что нам это на руку. За вражду наказание одно - зачинщик объявляется предателем интересов Империи.

- Разве не мы начали вражду?

- Нет. Ты была просто поводом. Из-за кабацких драк вражду не начинают.

- А разведка?

- А про разведку ничего никто не знает. Забудь ее. Такие факты не всплывают. Плохо, что у нас нет ни единого доказательства нападения на замок. Тогда бы все было решено в течение пяти минут с появления тут наместника.

- Давно горят?

- Буквально пару часов. Думаю, там уже выгорело все, если тушить не начинали.

- Мы туда не поедем?

- Ни в коем случае. Думаю нас ждут засады на всех дорогах. Так что сидим в замке. Мы с самого нападения никуда не выходили. Еще не все раненые выздоровели, несмотря на то что Исол лечил их магией.

- А когда появится наместник?

- Думаю, через пару дней. А может быть уже и завтра вечером.

Я обратила внимание на движение внизу, на плацу. Соур командовал, десяток Пуха выполнял перестроение из клина в линию. Ошибок в действиях не было, но меня привлекло другое: Вместе с Пухом, стоящим чуть поодаль в бинтах, их было десять. Граф пояснил:

- Тебя решили перевести из десятка. Я был уверен, что если ты останешься у нас, для тебя найдется дело поважнее, чем ходить в караулы.

- Что за дело?

Граф снова начал издалека, про старых лучников:

- Еще совсем недавно сила див Толоров была в отряде лучников. В свое время, я пожалел денег на приобретение нужного количества луков, чтобы взамен старых бойцов обучить новых. Да денег, в общем-то, и не было особо. Денег как не было, так и нет. А вот оружия после штурма, в том числе и луков, у нас уйма. На всех хватит, и еще останется.

- Ты хочешь, чтобы я занялась подготовкой отряда лучников?

- Да. Даже не так. Я хочу, чтобы ты учила стрелять из лука всех, кто способен его натянуть. Начиная с меня, и заканчивая трактирщиками, раз уж они решили остаться в замке.

Я улыбнулась, и напряженное лицо графа расплылось в ответной улыбке.

- Конечно же, я согласна, брат! Духи меня задери, я не просто согласна! Это же мечта любого эрольда - учить других своему искусству!

- Вот и отлично! - граф глянул вниз. - Мы не сомневались, что ты не откажешься, но мало ли что! С чего начнем?

- С осмотра того, на чем будем учиться!

- Луки отнесли в арсенал, как и все остальное, - граф сделал приглашающее движение за собой и двинулся к лестнице. - Я лично осматривал их, большая часть в отличном состоянии.

- Это хорошо, но меня больше интересует, что за луки у них. Я-то предпочитаю большой, эльфийский лук. Сомневаюсь, что у них будут они.

- Да, по большей части там средние луки, но, совершенно точно, я видел три больших. Было и пару маленьких, сильно изогнутых.

Мы зашли в арсенал и он подвел меня к стенду с луками. Я взяла в руки первый попавшийся лук, и на какой-то период, видимо, отключилась от внешнего мира. Лишь попробовав все двадцать с лишним луков, натянув на каждый из них тетиву и как следует согнув, я вспомнила о том, что не одна и повернулась к входу, а там... А там граф уже был не один, а с Соуром и Исолом!

- Надолго я тут отключилась? - спросила я.

- Часа на два, наверное. Исол уже два раза бегал к своим пациентам, - ответил Соур.

- Извиняюсь, просто я уже забыла, когда у меня в руках был лук. Кажется, лет сто прошло.

- Не извиняйся, Тандела, все в порядке. Ты с таким вниманием осматривала оружие, что я не решился тебя прервать, да оно и не нужно было. Такой тщательный осмотр всему арсеналу бы не помешал! Но у нашего капитана, как всегда, слишком много дел, до арсенала ему дела нет.

- Неправда, граф, я регулярно бываю в арсенале!

- Ага. Регулярно ты бываешь на обеде, а в арсенале - раз в полгода.

- Хм. Раз в полгода - неплохая регулярность, - потупил взор Соур.

- Полгода - неплохая регулярность для сбора урожая! А оружие надо проверять раз в неделю!

Соур окинул взглядом арсенал.

- Да тут чтоб все это разобрать, - он кивнул в угол, где были свалены доспехи и оружие, видимо, снятые с убитых во время недавнего штурма, - неделя минимум нужна!

- Ха, еще скажи, месяц! - воскликнула я. - Да тут дел на полдня!

Соур набычился:

- Хотел бы я посмотреть, как ты за полдня справишься!

- Спорим справлюсь?!

- Спорим! На что?

- На недельное жалование!

- Давай!

Соур протянул руку, я пожала ее, а граф разбил спор.

- Ну что, только что прошел обед, у тебя времени до ужина. Граф, пойдемте наверх, я покажу вам новые приемы в строю, десяток Пуха обучал сегодня.

И - ррраз - я осталась в арсенале одна. Если они и планировали увлечь меня идеей привести арсенал в человеческий вид, у них все прошло на редкость удачно. Да я и сама не против. Оружие - моя страсть. Не только оружие, но и доспехи, и осадные орудия, все, что связано с войной, а тут... Тут у меня появился уникальный шанс. Ведь одно дело взять у знакомого заинтересовавший тебя меч, прикинуть по руке, пару раз взмахнуть, сравнить со своим. А в арсенале было море мечей, топоров, кольчуг и доспехов, копья, теперь вот и луки, и все это я могла часами держать в руках, рассматривать, примерять, и даже, наверное, чинить! Но вначале, конечно же, спор. Груда в углу? Ерунда.

* * *

Соур появился на пороге оружейной как раз, когда я закончила с сортировкой. Окинув взглядом мое поле деятельности, он присвистнул.

- Граф сказал, что ты собираешься учить нас стрелять из лука.

- Все правильно, только вот недельное жалование у тебя заберу, и начнем.

- Да? Уверена, что закончишь тут на этой неделе?

- Уверена, что к ужину управлюсь!

Капитан улыбнулся:

- Эх, Тандела, что бы ты без меня делала! - он подошел к столу посреди комнаты и поставил на него то, что принес. - Быстро уплетай сыр, выпивай молоко, и пойдем к графу. Ему не терпится выслушать твой план обучения стрелков.

Я вдруг почувствовала, что голодна, но:

- А как же спор?

- Ужин давно прошел, так что про спор забудь. Я пришлю пару бойцов, чтобы убрались побыстрее.

- Нет! Раз уж дело затянулось, я закончу его сама. Тем более, что у меня есть кое-какие мысли по поводу наведения тут порядка.

- Ну, тогда бери сыр, и пойдем к графу. У него думаю, найдем и что-нибудь получше, чем молоко. На крайний случай, Исола озадачим!

- Ага. Я как-то слышала, что колдуны могут добывать вино из воздуха!

- Вранье! Вино делают из винограда!

- Да что ты говоришь? А я и не знала! Думала, его в винном море бочками набирают! - я взяла сыр и направилась к выходу.

- А то! Ты меня слушай, я еще и не такое расскажу! Знаешь, как детей делают? - Соур загородил собой дверной проем.

- Наверное, в капусте находят? - я шутливо стрельнула глазками.

- Конечно же, нет! Если интересно - могу показать прямо сейчас, - расплылся в обезоруживающей улыбке капитан.

- Интересно, а с кем показывать-то будешь?

- Ну, женщина у нас тут только одна!

- Да? Я вроде планировала смотреть, а не участвовать! К тому же граф вроде как ждет! - я остановилась напротив него, уперев руки в бока, и глядя в глаза.

Соур сделал разочарованную мину и посторонился, пропуская меня:

- Вот так всегда! Вначале ей интересно, а потом - оп - находится отмазка.

Я прошла мимо него и, грациозно обернувшись, перехватила взгляд, который он бросил на меня сзади. В арсенале было не слишком хорошее освещение, но я уверена - капитан покраснел. Интересно, чего это он снова липнет? Может быть, еще с кем-нибудь поспорил, что уложит меня в постель? Надо будет разузнать, в прошлый раз на этом я неплохо заработала.

Граф и Исол сидели за столом, стоящим у окна. Комната была небольшая, с камином и дверью в дальнем от входа углу. Увидев меня, Исол метнулся за эту самую дверь и принес еще один стул. Я поблагодарила и уселась между ним и графом, подальше от Соура. Див Толор молча достал стаканы из ниши в стене. Капитан так же молча налил их до краев вином из бутыли, появившейся из такой же ниши с его стороны. Граф встал, я попробовала подняться следом, но он жестом остановил меня.

- Сиди! - и, окинув нас торжественным взглядом, граф провозгласил тост. - За великолепного воина, надежного соратника, верного друга, и мою кровную сестру! За тебя, Тандела! - он с коротким поклоном протянул в мою сторону руку со стаканом вина и я, мигом обомлев, как во сне, чокнулась с ним одной рукой, а второй вытерла слезу, сбежавшую по щеке. Соур и колдун негромко звякнули своими стаканами по нашим, и проговорили:

- За Танделу!

Мы выпили.

Соур сказал:

- Хорошее вино. Не понял, зачем мы обычно пьем кислятину, если у тебя есть такое.

- Не каждый же день мы чествуем возвращение к жизни Танделы, вот и пьем обычно не лучшие сорта.

- Хм! Завтра "возвращается к жизни" один из десятников! Я запомнил, где это вино стоит, так что думаю, еще бутылочка - другая будет очень кстати... - сказал Исол, отрезая кусок сыра.

В общем, торжественное начало разговора, выбившее меня из колеи и так растрогавшее, сменилось обычным застольным трепом. Думаю, они специально не обращались ко мне, давая вчерашнему новобранцу привыкнуть к обществу капитана, графа и колдуна, к которым до недавнего времени я иначе как "сэр", "мой граф" и "вы", обращаться не могла. Я ела сыр, пила вино, отстраненно слушала их разговор, касающийся, в основном, достоинств этих самых вина и сыра, и потихоньку успокаивалась. Вино было действительно прекрасно, ничего лучше я до этого момента не пила. Граф (пора бы хотя бы про себя называть его "брат", ведь он же назвал ее сестрой при всех) - был очень добр, Исол - так мудр, а Соур, несмотря на свои шуточки, - такая душка, что мне неожиданно захотелось еще раз разреветься у всех на глазах, чтобы показать, как я растрогана. Я из-под тишка кинула взгляд на графа (тьфу ты, брата!), чтобы проверить, насколько он увлечен разговором с Соуром, и встретилась с его заинтересованным взглядом. Желание плакать тут же пропало. Я мигом вспомнила для чего сюда пришла и выпалила:

- Мой граф, у вас в арсенале - полная анархия! Там грязно, сыро, и ... И никакого порядка!!!

Моя тирада, которая, по идее, должна была вызвать заинтересованность и гнев, направленный на Соура, привела к необъяснимому эффекту: граф, Исол и Соур секунды две потрясенно молчали, глядя друг на друга, после чего, показывая друг на друга пальцами, принялись ржать.

- Духи и демоны! - сквозь смех проговорил, наконец, колдун. - Соур чуть ли не слово в слово угадал, что это будут твои первые слова за этим столом!!!

- Ыыыы, а я считал, ты отдашь должное вину, - добавил граф.

- Да, а Исол считал, что ты начнешь благодарить нас за гостеприимство и заботу! Наивный старичок! - ржал Соур.

- Ага, сейчас этот наивный старичок превратит тебя в безмозглую лягушку, - колдун взмахнул пальцами - и из стакана капитана выпрыгнула эта самая лягушка.

Соур - ни на секунду не испугавшись - прихлопнул ее здоровенной ладонью... И ничего под ней не оказалось.

- Иллюзиями могучего бойца не испугать! - гордо посмотрев на колдуна, продекламировал он. - И не думай, что я вновь попадусь на трюк с монетками! Заплатишь чистым золотом!

- Просто ты слишком мало выпил! Как-нибудь я все-таки подловлю тебя!

И дальше все продолжалось в том же духе, к серьезному разговору мы так и не перешли, а вот подурачились - вдоволь. И скажу честно: мне это валяние дурака пришлось по душе гораздо больше, чем серьезное обсуждение планов, на которое я рассчитывала.

Засыпая на роскошной кровати с кружащейся от вина головой, я подумала: "Хорошоооооо!"

Глава 8. Соур

Я потянулся, бодро вскочил с кровати, и вышел во двор. Караульный у ворот скомандовал:

- Смирно! Дежурный на доклад к капитану!

Из помещения караульной выскочил Мувот, подбежал ко мне, вытянулся по струнке и доложил:

- За время несения караула никаких происшествий не произошло!

- Вольно! - скомандовал я.

Он обернулся по направлению к караулке и продублировал:

- Вольно!

Караул и все, кто стоял навытяжку, продолжили прерванные занятия.

- Спокойно все? - спросил я у Мувота уже нормально.

- Да, тишина. Раз показалось что-то подозрительное за стенами, но оказалось, что волки гоняли кого-то.

- Хорошо, открывай ворота. Бойца, который волков слышал, тоже зови.

- Товик, открыть ворота! Бавол, ко мне! - скомандовал десятник.

Пока открывали ворота, я опросил Бавола. Похоже, действительно волки, но после ночного нападения, я лично проверял любое подозрительное сообщение караула. Ворота открыли, я построил десяток, проверил каждого, и мы вышли за ворота.

Обход подозрительного места подтвердил, что охотились волки. На обратном пути мы обошли вокруг замка, проверяя целостность рва и стен. Все в порядке.

Утренний моцион был соблюден, теперь можно и позавтракать.

Исол, граф и Тандела уже сидели за столом. Разговор шел сугубо деловой: о тренировке лучников. Собственно, едва узнав о том, кто Тандела на самом деле, граф заболел этой идеей. Она, в принципе, была не нова, более того, было время, граф лично обучал нас всех обращению с луками, и любой боец знал, как прицелиться и пустить стрелу. Более того, как показала недавняя вылазка, некоторые даже попадают из тех допотопных луков, что у нас были. Но Олок с Танделой обсуждали нечто совсем иное: обучение профессиональному владению луком, такому, как у самой эрольдки, или достаточно близкому к нему.

Мы с графом не раз говорили на тему луков и лучников, и в целом я с ним соглашался: да, уметь стрелять из лука нужно. Да, надо уметь стрелять из лука хорошо - хотя бы для того, чтобы не терять время и стрелы просто так. Но граф считал лучников панацеей от всех бед нашей маленькой армии, а мне так не казалось.

Не верю я в то, что он рассказывает про отряд лучников, который служил в замке. Хотя, не так. Про сам отряд я верю. Был, да. Да, убивал противников, и возвращался без потерь. Но не верю я в то, что этот отряд, оказавшись в такой ситуации как при штурме, смог бы защитить замок. А мы смогли. Подготовка настоящего лучника, бьющего птицу влет, займет уйму времени. А ведь его можно было бы посвятить тренировкам с любым другим оружием. Хотя... Сейчас мои бойцы были в прекрасной форме, и даже те, кто не блестяще владели мечом, отлично держали строй. В ближнем бою, со мной и Танделой, думаю, наш отряд мог бы практически без потерь выйти даже после столкновения с вдвое превосходящим по численности противником. Но это в ближнем.

А вот отряд, умеющий бить противника на любом расстоянии... Это ж мечта! Скажем, два-три выстрела из луков по приближающемуся противнику, метнуть копья на подходе, и встретить противника плотным строем... Таким отрядом и против втрое превосходящего по численности врага выйти можно. Так что, в общем, и целом я был рад затее Олока. Особенно, если она будет идти не вместо, а вместе с остальными занятиями.

- Привет! - сказал я, плюхаясь за стол и подгребая к себе жратву.

- Привет, вечно голодный капитан! - Тандела, видать, уже полностью освоилась, раз шутила. - Падай рядом! Я тут тебе кусочек приготовила!

- Ну, давай. Надеюсь, вот этот? - я кивнул на ее тарелку, где дымилась половинка курицы.

- Не, этот - мне. А тебе вот, - она двинула мне тарелку с яблоками.

- Ага, сейчас. Исол, организуешь мне цыпленка?

- Сам не можешь?

- Я ведь не колдун.

- Я тебе организую, хоть и не колдун, - влез граф, и крикнул в окно. - Караульный, цыпленка на завтрак капитану в башню!

- Сейчас поешь, и начнем, - тем временем заливалась Тандела. - Для начала надо определить уровень владения луком у всех в замке, потом разобьем всех на 3-4 группы и будем учиться.

- Как долго планируешь учить? - поинтересовался я, томясь в ожидании цыпленка.

- По 2-3 часа на каждую группу в день. Остальное время - индивидуальные занятия.

Мувот лично принес цыпленка, я отломил ногу и принялся утолять голод. Тандела тем временем щебетала:

- Две группы до обеда, две - после обеда, а вечером у меня еще останется время на занятия с Исолом и оружейную! Вот кстати, оружейная! Я придумала, как там все разложить!

Олок, сделал вид, что слушает, и принялся есть. В свое время, про оружейную и порядок в ней, он наслушался, и от меня, и от предыдущего капитана, и от бывшего оружейника. Мы все обещали навести порядок, предлагали для этого план, но дело рано или поздно глохло. Слишком много времени для этого требовалось. Но если у Танделы получится, все будут только рады. Цыпленок кончился, и я вздохнул. Пора было приступать к утренним занятиям. Я уже приподнялся, и собрался гаркнуть в окно, чтобы строились, как меня опередил караульный со стены:

- Вооруженная колонна на дороге!

Мувот среагировал быстрее меня:

- Караул, по местам! Закрыть ворота! - отдавая команды, он добежал до колокола и принялся звонить в него. - Тревога! Тревога!

Мы переглянулись, и наперегонки кинулись экипироваться. Пересекая двор, я крикнул:

- Все на стены, согласно боевому расчету!

Десятники кивнули - мол, поняли. Заскочив в комнату, я спустил портупею, накинул кольчугу, снова затянул портупею, нахлобучил шлем, схватил поножи, и выбежал. На стене я оказался раньше Танделы и Олока. Исол уже был тут. Я кинул взгляд на колонну предполагаемого противника. Полсотни всадников, не больше.

- Как думаешь, кто это? - спросил я колдуна, становясь на одно колено и застегивая поножи.

- Думаю, наместник Императора.

- Да? - я от удивления привстал и посмотрел еще раз на колонну.

- Кстати, да. Первыми герольды едут. И знамя с гербом вон.

Я застегнул вторые поножи и тут появился граф с Танделой.

- Наместник? - сразу спросил он.

- Весьма похоже. Едут не таясь. Чуть ближе подойдут - будет виден герб.

Олок прищурился, глядя на приближающуюся колонну. Тандела, не щурясь, сказала:

- На серебряном щите скрещенные мечи.

Олок кивнул:

- Все правильно, герцог Дарон див Пимобат. Хранитель Северных рубежей, Наместник Северо-Запада Империи.

- Может, откроем ворота, граф?

- Не надо.

- Он будет недоволен.

- Я знаю. Но я не собираюсь его ублажать. Пусть знает - тут идет война. Подождем герольда. Посмотрим, что он скажет.

Слово командира закон. А мне пора заняться проверкой действий по боевому расчету. Я окинул взглядом Танделу. Кольчуга, меч, щит и даже лук. Копье приставила к стене. Молодец.

- Тандела, ты охраняешь графа.

- Поняла.

- Олок, я пойду, проверю как расставились на стенах. Как подъедут, вернусь.

Нарушения расстановки выявились сразу, но были незначительными. В целом, боевой расчет был выполнен отлично, и каждый боец четко знал, какой участок стены ему надо оборонять. Вернувшись, я обнаружил, что от колонны уже отделился герольд, и во весь опор помчался в нашу сторону. К нам поднялся Мувот:

- Открывать?

- Не торопись особо. Я дам команду сам. Дуй на место.

Он кивнул и побежал обратно. Герольд подъехал к самым воротам, завернул коня, и крикнул:

- Именем Императора, откройте!

- А кто ты такой, что именем Императора бросаешься? - совершенно правильно ответил ему Мувот.

Герольд видимо опешил, потому что вместо того, чтобы представить своего господина, срывающимся от злости голосом заорал:

- Ах так? Да мой господин вас всех повесит!!! А лично тебя - на дыбу!

- К бою! - негромко скомандовал граф, и наши солдаты, передавая команду по цепочке, принялись готовить луки к стрельбе. Сам граф подошел к краю стены, перегнулся через парапет и сказал.

- Я думаю, твой господин вначале повесит тебя самого - за то, что ты провоцируешь конфликт, вместо того чтобы по всем правилам представить его! - в этот момент в ячейках для стрельбы появились луки наших бойцов, и Олок продолжил. - Но боюсь, он это сделать не успеет - кто-нибудь из моих солдат проткнет твою брехливую пасть стрелой гораздо раньше.

Герольд замер, побледнев. А граф продолжил:

- Можешь сделать то, зачем, собственно, и приехал сюда: сказать нам, чтобы мы открыли ворота Наместнику Империи!

Герольд сказал, правда, не так громко, как вопил угрозы, но достаточно отчетливо, и граф скомандовал:

- Открыть ворота! Передай Наместнику, что в замке Толор с удовольствием примут его!

- Отбой! - скомандовал я.

Герольд молча поехал обратно.

Я посмотрел на графа:

- Какой-то он возбужденный, герольд этот. Нахамил зачем-то.

- Да уж. Я честно говоря, не ожидал. Нагловатый. Посмотрим, каков див Пимобат.

Неожиданно влезла Тандела:

- Я видела герцога. Он приезжал в один из замков, где я служила. Мне показалось, что он тяжел на подъем и ленив. У нас были определенные сведения, проверив которые, можно было бы обвинить нашего противника предателем интересов Империи, но он ничего проверять не стал. Сказал, что мы должны представлять готовую информацию.

- Он был прав. Не в интересах империи выискивать обвинения сильным феодалам. Да и для собственного здоровья это опасно, - усмехнулся граф.

- Давай, наверное, строй всех на плацу, Соур. Все равно уже экипировались.

- Хорошо, Олок.

Пока бойцы возвращались со стен, мы вчетвером, в напряжении, стояли посреди плаца. Наконец, оба десятка были построены. Даже Пух стоял в строю, несмотря на то, что наполовину был замотан в бинты.

Я подошел к нему:

- Сам одевался?

- Помогли, - смущенно улыбнулся он.

- Все равно молодец, - я ободряюще хлопнул его по плечу.

Потом отошел на пару шагов от строя.

- Становись! - строй выровнялся. - Первая шеренга - два шага вперед! Оружие - к осмотру! Терпеть не могу ждать, а за делом вроде и время идет быстрее. Вот и сейчас, пока я осматривал мечи и копья, в замок въехали герольды и провозгласили:

- Дарон див Пимобат, Наместник Империи!

Я успел скомандовать:

- Становись! - и, добежав на свое место, повернулся лицом к воротам. Рядом, тут же, пристроилась Тандела, и перед строем остались стоять только Исол и Олок, когда герцог на белом жеребце въехал в замок. Видок у него был что надо: у коршуна примерно такой же, когда готовится кинуться на добычу. Видимо, герольд успел "подготовить" наместника к встрече с графом. Герцог остановил коня, и тут я едва слышно скомандовал:

- Торжественное приветствие!

И мы грянули в двадцать с лишним глоток:

- Приветствуем Наместника Империи!

Глава 9. Соур.

Див Пимобат растерялся, явно не ожидая ни нашего построения, ни приветствия, и подобрел, во всяком случае, на коршуна уже был не так сильно похож. Он спешился, и граф представился:

- Граф Олок див Толор. Это мой колдун, Исол.

Герцог протянул руку и граф пожал ее.

- Честно говоря, удивлен, Олок. Герольд меня предупредил, что гостеприимства от тебя не дождешься, а тут торжественный прием, как на параде в Алисе! - проговорил герцог вполне дружелюбно.

- Возможно, мы чуть и перегнули палку, но герольд виноват сам. В связи с последними событиями в графстве, я немного встревожен, а тут он забыл представить вас, а потом начал вашим именем карать моих людей. Я был вынужден вмешаться и объяснить юноше, что слово императора, конечно, закон, но им надо уметь пользоваться правильно. Див Пимобат внимательно посмотрел на герольда, который под его взглядом съежился.

- Да уж, за этими мальчишками глаз да глаз нужен, - проворчал он, и обратил внимание на нас. - Ого, какие у тебя великаны в отряде!

Надо сказать, герцог ростом был Олоку по нос, не больше, так что мы с Танделой и Пухом, стоящие в первом ряду, и значительно возвышающиеся над отрядом, действительно выглядели огромными. Граф по очереди представил нас:

- Соур, капитан моего отряда. Тандела, лейтенант. Пух, десятник.

Герцог воззрился на Танделу.

- Мдаааа, - протянул он. - Женщина, граф?

- Это достаточно очевидно, герцог, - скупо улыбнулся Олок.

Дарон див Пимобат тоже расплылся в улыбке и окончательно подобрел:

- Это уж точно! Более чем очевидно!

Он пошел вдоль строя, осматривая бойцов. Я присоединился к процессии. На третьем солдате он остановился и обернулся ко мне:

- Не много ли оружия, капитан? Копье, лук и стрелы, меч, а вот у этого я вижу, еще кинжал, и метательные ножи! А там вон боец с боевым топором! Как они со всем этим управляются в бою? Да еще в доспехах и со щитом?

Я объяснил:

- Обязательное оружие у нас - средний или короткий меч, щит и метательное копье. Лук пока что используем на стенах, смотрах или когда выезжаем конными. Все остальное - по желанию и умению. Макож вот отлично метает ножи и кинжалы, Гласу нет равных в умении махать топором, Шарол часто пользуется обычным копьем, а не метательным. В плотном строю удобно пользовать коротким мечом, когда щиты и соседи мешают, но по разным причинам в бою можно остаться и вне строя, и без щита, и тогда короткий меч - далеко не самое лучшее оружие.

Герцог выслушал меня очень внимательно, после чего позвал:

- Вирот, ты слышал? Что скажешь?

- Мое мнение, как сотника регулярных войск: нельзя так перегружать солдат. Противник, с которым будет сражаться любой из этих увешанных оружием солдат, будет быстрее и свежее каждого из них, и засчет этого победит.

Герцог посмотрел на меня, призывая ответить, и я ответил:

- Все зависит от условий подготовки. В регулярной армии очень мало времени уделяется физической готовности солдат, и это понятно - у них много других задач. Мы же, в условиях постоянной военной угрозы, ничем, кроме тренировок не занимаемся.

Див Пимобат снова перевел взгляд на своего сотника.

- Ерунда, капитан, уверен, мои солдаты ничуть не слабее, и сейчас, когда ваши простояли уже полчаса, даже самый здоровый из них не одолеет никого из моих.

Собственно говоря, это был настолько откровенный вызов, что не только я, но и большая часть солдат улыбнулась.

- Что скажете, граф? - Герцог посмотрел на Олока.

- Думаю, нет смысла нашего сильного бойца выставлять против вашего слабого. Уровень владения оружием зачастую решает, кто выиграет, а боец, слабо владеющий мечом, может опасно ранить противника. Лучший из наших - против лучшего из ваших, в боевой экипировке. Что скажете, герцог?

- Согласен, граф! Где?

- Тут, наверное, на плацу.

- Хорошо. Я построю своих людей. Есть где лошадей привязать?

- Да, конечно! Соур, помоги герцогу!

Следующие минут пятнадцать я метался по замку, помогая размещать вещи, лошадей и припасы прибывших солдат и офицеров. Вернулся уже практически к началу боя. Организовали его Олок и Тандела, перестроившие солдат в одну шеренгу. Вирот своих подчиненных тоже строил в одну, напротив нашей, но они не поместились, и он занял третью сторону плаца. Посредине четвертой встали Олок, герцог, Исол, сотник и еще трое, по виду - колдуны. Я был немного удивлен выбором Олока: он выставил защищать честь замка не Танделу, и не меня, а Ланожа, в принципе, не такого уж сильного бойца. Впрочем, причину решения я понял довольно быстро. Выбор герцога был не слишком внушителен на вид, и эрольдка могла бы его просто-напросто испугать. А Ланож даже не особо вооружением выделялся. Герцог посмотрел на своего бойца, потом на нашего, и заявил:

- Оба орлы, что тут говорить! Но я думаю, мой победит! Что скажете, граф?

- Я уверен, что мой не проиграет.

Див Пимобат воззрился на графа с обиженным выражением:

- Желаете пари?

- К сожалению, у меня нет лишних денег, мой герцог, - ответил Олок с таким ангельским видом, что я улыбнулся.

Наместник зло посмотрел на меня:

- Может быть вы, капитан? Или граф и жалование вам не плат из-за отсутствия лишних денег?

- С удовольствием, герцог, - так же зло ответил я. - Мне-то лишние деньги не помешают. Может быть, и вы, сотник? Как насчет того, чтобы поставить пару монет на своего могучего бойца, которому тяжело носить доспехи и оружие?

Морды у всех присутствующих повытягивались точно так же, как вытянулось лицо графа после слов див Пимобата.

- С удовольствием, капитан, - ответил сотник. - Два золотых империала? Как вам такая ставка?

Два империала - мой заработок за двадцать недель. Неплохо, что уж там говорить.

- Пойдет! А вы, герцог?

Див Пимобат немного помедлил и сказал:

- Два империала - большие деньги, капитан. Пожалуй, нечестно будет, если вы за один бой проиграете такую сумму. Как человек азартный, я просто присоединись к сотнику, если вы выиграете, получите четыре империала, проиграете - отдадите два и мы их поделим.

Мне оставалось только поблагодарить герцога, поступок был действительно щедрый. Особенно ввиду того, что они явно проигрывать и не думали. Олок и герцог вышли к бойцам, проверили вначале солдат друг друга, потом каждый своего и вернулись на места.

- Готовы?

- Да, - ответил Ланож.

- Готов, - проговорил боец герцога.

- Бой идет по учебным правилам - до серьезной раны или обезоруживания противника! После боя колдуны все раны излечат! Разойтись по краям плаца! - бойцы разошлись. - К бою!!!

Собственно говоря, я ни капли не сомневался в победе Ланожа. Слишком уж читалось вероятное развитие поединка. Он пошел вперед, как и его противник, приподняв копье для броска. Сблизившись метров на пятнадцать, сделал вид, что метает его, а потом резко сделал еще два шага вперед и действительно метнул, сильно и точно. Противник едва успел прикрыться щитом, который копье, пущенное с десяти метров, пробило. Пока боец наместника сбрасывал мешающий щит, Ланож выхватил меч, пробежал разделявшее их расстояние и обрушил на противника град ударов. Лишенный щита, тот отбивался, впрочем, достаточно умело и вскоре вроде бы перехвалил инициативу. Но нанести рану противнику, защищенному щитом, он не мог, а вот Ланож на удачных контрударах уже дважды наносил удары, но кольчуга пока выдерживала.

Я повернулся к Вироту и спросил:

- Может быть достаточно? Тут уже просто вопрос времени, и дело может закончиться достаточно серьезной раной.

Сотник скупо ответил:

- Бой еще идет.

Герцог поджал губы, но промолчал. Ланож тем временем теснил противника в нашу сторону. Свежим я бы его не назвал, но и уставшим он не выглядел, а вот противник явно выдохся и отбивался вяловато.

- Дерись! Бейся до конца, не будь слабаком! - резко выкрикнул сотник.

Боец дернулся посмотреть, кто это сказал, и получив точный удар по руке мечом, выронил свое оружие. Ланож тут же двинул ему в живот сапогом, тот согнулся, а мой боец возвратным движением, наотмашь, ударил его краем щита по голове. Противник упал. И наши два десятка испустили вопль восторга. Все-таки приятно побеждать, что тут говорить. Исол подбежал к упавшему солдату, снял шлем, пощупал руку.

- Все цело. Просто слишком сильный удар. Пусть отлежится пару дней.

Сотник с ненавистью посмотрел на своего бойца и выпалил:

- Этого неженку - в седьмой десяток, - он повернулся ко мне и протянул два империала. - Вот ваши деньги, капитан, хоть вы их и не заслужили.

От таких слов разозлился уже я:

- А что не так-то? Победа более чем убедительная!

- Все решил бросок копья, а не поединок.

- Ну так дай своим солдатам копья, в чем проблема? - я навис над ним, сверкая гневными очами. Благо, рост позволял.

- Уговор был о бое, а не о избиении, другого названия этому поединку нет!

- Договор был о бое в полной экипировке. Бой и состоялся из-за ее обсуждения. И мне кажется, достаточно ясно, какая экипировка лучше. А то, что бой похож на избиение - это не моя проблема. Ты еще и щиты отбери у своих солдат, они же тяжелые, с ними воевать неудобно! И копья в них застревают, мешая!

- Соур, спокойней! - попытался влезть Олок, но было уже поздно, я перешел на личности. Сотник сплюнул мне под ноги:

- Что еще посоветуешь? Расскажешь, как лучше трахнуть твою сестру?

- Нет, просто сверну тебе шею, - прорычал я, делая шаг вперед, хватая его за грудки.

- Стоять!!! - рявкнул герцог. Мы замерли. - Отпусти сотника, Соур!

Я пустил. Побывав в полуметре над землей, он уже не выглядел таким бравым командиром, как прежде.

- Извинитесь друг перед другом, офицеры.

- Извини, - сказал Вирот тут же.

- И ты меня. Погорячился. Деньги? - я протянул руку.

Он отдал, на этот раз без комментариев.

- Мои тоже, капитан, - герцог добавил еще два золотых и повернулся к графу. - Весьма поучительный урок преподали вы мне, Олок, должен сказать.

- Да? Каким образом, мой герцог?

- Называйте меня Дарон.

- Мой герцог, я польщен.

- Мне хотелось, чтобы все мои друзья в таком порядке содержали свой гарнизон, Олок. Как вам это удается?

- Естественный отбор, Дарон.

- Как это?

- Выживают сильнейшие. Вспомните, зачем вы сюда ехали, герцог?

- У вас были замечены горящие деревни. Я подумал, не забыли ли вы, что ваша прямая обязанность - защищать своих подданных от разбойников, и решил навестить. Тем более что вы ни разу не были у меня в замке, в отличие от ваших родителей.

- Я бы с удовольствием разобрался с теми разбойниками, что жгут мои деревни, Дарон.

- Ну так разберись! У тебя отличные бойцы, я же вижу! В чем проблема? - нахмурился герцог.

- К сожалению, их слишком мало. Плюс разбойники эти живут не в моих землях.

- Как такое возможно? Живут у соседей, а грабят тебя? Почему соседи не помогают?

- Думаю, вы знаете, мой герцог.

- Да? - див Пимобат посмотрел по сторонам, как бы ища поддержки. - Вы говорите о предании интересов Империи соседями?

- Доказательств у меня нет, Дарон. Несмотря на то, что мы убили почти сотню "разбойников", ни у одного не было знаков принадлежности барону или отряду наемников. Хотя я практически уверен, что среди них были и те, и другие.

- Сотню? А сколько у тебя солдат?

- Сейчас примерно сорок. Было чуть больше шестидесяти.

Герцог удивленно воскликнул:

- Ни за что бы не поверил, что ты говоришь правду о потерях "разбойников" до сегодняшнего боя наших бойцов. Но все же спрошу: как вам это удалось?

- Неделю назад на замок напали ночью. Перестреляли стражу. Нам повезло, что Тандела успела поднять тревогу, а мы среагировали быстро, предотвратили захват стен. Перебили больше полусотни. Потом еще по дорогам гоняли их засады, и четыре десятка положили.

Герцог задумался, а потом сказал:

- Что-то проголодался я. Пора бы уже и перекусить чего-нибудь, а Олок?

- Давно пора! Прошу в мои покои, Дарон. Исол, организуй ужин, пока я показываю герцогу семейную галерею.

Аристократы ушли, герцог по дороге давал распоряжения Вироту, а я занялся своими бойцами.

- Тандела, ко мне! Десятники, построить людей! - эрольдка подошла и стала рядом со мной лицом к строю. Я негромко спросил. - Будем пробовать луки, или отложим?

- Отложим пока. Все равно нормально не позанимаешься пока это толпа тут.

- Хорошо. Тогда бери их и до обеда как следует погоняй. Я присоединюсь к Олоку.

- Да, капитан. Отряд, становись. Напра-во! За мной бегом марш! - и Тандела направилась к воротам.

Пока я провожал пристальным взглядом солдат, Вирот, чуть ли не открыв рот, смотрел, как они выбегают из замка. Солдаты герцога только качали головами и прикалывались: мол, во дают, командиры, издеваются, как хотят. Вирот подошел:

- И часто ты их так гоняешь?

- Вокруг замка? Кругов по десять в день.

- Ну, тогда все понятно. Как они сами-то относятся к этим пробежкам?

- Хорошо. Мы тут все понимаем, что если мы не будем готовы к бою, то никто не выживет.

- Странно. Можно ведь хорошо драться и не истязать себя такими нагрузками.

- Как ты себе это представляешь? Никто из этих парней не учился воинскому ремеслу с детства, как скажем, граф или герцог. Никто из них не владеет мечом или другим оружием виртуозно, как аристократы. В их случае я вижу один способ выжить на поле боя: побеждать противника засчет превосходства в экипировке, выучке и выносливости. Весьма полезно так же и превосходство в физической силе, но сам понимаешь, тут многое зависит от роста и веса человека.

- И как успехи?

- Потрясающие. В последних боя мы убили сорок врагов, потеряв ранеными меньше десятка. Убитых не было.

- Но я слышал, что потери были, и не малые.

- Да, наш замок штурмовали ночью. Перестреляли часовых. Чудом отбились.

- Вы отбили ночной штурм? Такого быть не может!

- Получается, что может!

Из окна башни раздался крик Олока:

- Соур, Вирот, поднимайтесь в башню!

- Пойдем. Начальство ждет.

- Да уж. Герцог уже целых три минуты без меня. Заскучал по ходу.

Я улыбнулся. Чувство юмора у сотника было, значит подружимся.

Глава 10. Тандела

Я выбежала за ворота, и как будто скинула с себя оковы официальности, окунулась в тот самый мир, к которому привыкла.

Пух пихнул меня локтем в бок:

- Как тебе карьерный взлет, лейтенант?

- Отлично прям. Не надо каждый день капитану сапоги начищать!

- Зато теперь все знают, как становятся офицерами!

- И как же?

- Становишься адъютантом, и выполняешь прихоти капитана!

- Да ладно? Я-то думала, надо спасти замок от захвата!

- Не, это не наш путь, Тандела! - влез Хонор. - Мы - решили, что через сапоги капитана проще подняться!

И парни захохотали, как впрочем и я.

- Ланож, ты как, сильно удивился, когда я сказала тебе, что драться будешь?

- Да я чуть в штаны не наложил, честно говоря! Тем более, что меня тут же граф приободрил, что противник - лучший боец в их отряде.

- Только если у них это лучший, то что с остальными-то? - спросил Пух.

- Ну, мечом-то он горазд махать, - защитил оппонента Ланож. - А вот по-настоящему биться не умеет.

- Это да, щит он неверно подставил, хотя там уже расстояние такое было, что времени среагировать не хватило.

- Значит, надо было навстречу прыгать, когда первый раз замах обозначил!

- Не, рано!

- Ничо не рано!

- Да не решало! Копья ему не хватало! Тогда бы нормально побились.

- Ланож все равно бы его победил!

- Не факт, с мечом парень был хорош.

- Ну и что, у меня еще кинжал был!

- Да ладно вам спорить, капитан правильно сказал - боец вроде неплохой, но отсутствие нужной экипировки лишило его половины шансов. Вторую половину он потерял, неправильно подставив щит.

Солдаты на пару минут успокоились. Вообще, нельзя сказать, что противник Ланожа подставил щит неправильно. С точки зрения действий в строю, которые должен знать каждый солдат, щит был подставлен верно - так, чтобы копье или пробило его, или отскочило назад. Но тут как говорится, есть маленький "нюанс". Действия в строю, и индивидуальный поединок, зачастую, принципиально разнятся своими целями. В частности, действия в строю со щитом.

В поединке мы учили своих бойцов подставлять щит под углом , так, чтобы копье, скользнув по листу железа, ушло в сторону. Это в принципе, нетрудно. Щит изначально держится под углом, у самого носа, и в последний момент, выставляется чуть вперед, одновременно с подшагом левой ноги. При должной сноровке (приобретается она посредством достаточно простых упражнений), отбить копье не представляет труда.

При действиях в строю, естественно, никаких рикошетов копья в сторону допускать нельзя, ибо оно попадет в товарища, стоящего сзади или боку. Мы обычно подаем команду "сомкнуть щиты", ловим на них всю летающую дрянь, после чего раненые и лишившиеся щитов отходят во второй-третий ряд.

Вообще, это, конечно, в идеале все. Скажем, Соур или Пух вполне способны метнуть копье так, что оно и щит, подставленный под углом прошибет, а копье, пущенное слишком слабо вообще неопасно. Можно еще не попасть в противника, или увернуться. Но все это уже специфика каждого боя и бойца.

В этом бою Ланож тоже опасался того, что противник увернется, и для этого делал ложный замах. И на контратаках ему пришлось работать тоже не от хорошей жизни. Но именно потому для поединка я выбрала его, а не скажем, Мувота. Ланож не зря слыл опасным соперником для любого бойца, и я успела изучить его достаточно хорошо, чтобы понять: парень может многого достигнуть, если не погибнет слишком рано. Главной особенностью его было то, что он не просто махал мечом, но и думал. Для любого противника, даже самого искусного, встречающегося с ним впервые, поединок был настоящим испытанием. Ланож превосходно двигался и обладал пусть и не слишком изощренной (в отряде он служил всего второй год), но правильной техникой ударов, и знал несколько хитрых боевых приемов, которые Соур показывал всем солдатам. Причем два из этих приемов Ланож выполнял с блеском, в частности, меня во время первого поединка с ним спасло лишь то, что я знала, как на них не попасться.

Уверена - еще немного опыта в обращении с оружием, и этого самого Мувота Ланож будет выигрывать в четырех поединках из пяти. Вопрос в том, будет ли у него это время.

Вот, кстати, о времени. Не знаю, что там задумал Олок, но я видела единственный шанс для всех нас спастись - если Наместник объявит див Тибота предателем интересов империи. В связи с этим заявление о том, что у нас нет доказательств участия людей барона в нападении на Толор звучало очень странно.

Тем временем мы пошли на третий круг и Пух, до этого без особых проблем пыхтевший рядом, пробормотал:

- Может, чуть сбавишь темп? Я все-таки только после ранения.

- Я тоже, слабак. Давай сюда щит, - я протянула свободную руку.

- Чего? Да пошла ты!

- То-то же! Темп ему сбавить. Терпи, солдат!

- Я не солдат, я десятник!

- Тем более терпи!

Сзади кто-то взялся отнимать у Пуха копье.

- Давай сюда, малыш, я тоже тебе помогу!

- Иди ты в пень, Хонор! - взъярился Пух.

- У, ты, какой грозный! А кто еще недавно ел с ложечки у дядьки Хонора?

- Сейчас точно врежу так, что мало не покажется!

- Давай, только прицелься поточнее! - Хонор похлопал себя по шлему. - Вот сюда долби!

Пух вырвал копье и молча бежал, пока все не отсмеялись. Зато потом он скосил взгляд назад - буквально на долю секунды. Хонор о чем-то беседовал с соседом. Копье поехало в руке Пуха вниз.

- Не надо, - предупредила я.

Десятник нахмурился.

- Пожалуйста, Пух.

Он улыбнулся:

- Ладно. Но я еще ему покажу, как надо мной подтрунивать.

- Обязательно. Еще пару дней отдохнешь, и покажешь.

- Кстати, продышался. Когда на прошлый круг пошли, думал, помру.

- Да на тебе пахать надо! - воскликнула я со смехом.

- Ага. А то обмотался бинтами, думает, отмазался, - добавил Хонор.

- Ты вообще, молчи, тебя Тандела от кувырка через голову спасла.

- Да я сразу заприметил твое копье. Сам бы и кувыркался.

- Ничего, вот Исол снимет бинты, я тебя...

- Как снимет - я нарываться не буду, - ухмыльнулся десятник. - А пока можно!

Солдаты снова заржали, но я прибавила ходу, и вскоре веселье перешло в размеренное дыхание. Как обычно, последние круги мы бежали в тишине. Экономили силы, так сказать.

- Всего десять кругов? - проворчал Хонор, когда я дала команду "шагом" метров за сто до ворот. - Я думал, ты на рекорд нас поведешь.

- А сколько наматывали уже?

- Тринадцать.

- Не сегодня. Проверить экипировку!

Хор ответов "в порядке".

На входе в замок Мувот подколол:

- Сдаешь позиции, лейтенант, капитан уже по тринадцать кругов гоняет.

- У меня тут раненые, надо беречь!

- Раненые, ага. Еще скажи, женщины и дети!

В общем, вместо того, чтобы вернуться в замок уставшими и подавленными, мы вошли в ворота давясь смехом и хлопая друг друга по плечам. Не успела я поймать на себе любопытные и удивленные взгляды наших гостей, как Соур из башни крикнул:

- Поднимайся наверх, Тандела, мы тут только тебя ждем!

- Иду! Хонор, упражнения в строю. Пух, индивидуальный бой. Занятия как обычно, до обеда. Приступайте.

Я вышла из строя и направилась к башне. Все-таки кольчуги и прочее снаряжение утомляют, особенно в нашем климате. Пот лил с меня ручьем.

За столом сидела наша неразлучная троица и герцог с сотником.

- Присоединяйся, Тандела, - пригласил граф.

- С удовольствием, но разрешите привести себя в порядок.

- Конечно, и сними экипировку. Мы подождем.

Герцог благосклонно кивнул, и я двинулась на следующий этаж - скинуть кольчугу и обмыться.

Глава 11. Соур

Олок показывал герцогу устройство башни, а я думал: когда же он начнет рассказывать об одолевающем нас бароне. Но граф провел див Пимобата по арсеналу, кабинету, в котором мы обычно ужинаем и обедаем, потом мы все поднялись наверх. О нападении - ни слова. В спальне герцог оживился, видя знакомые портреты:

- Я знал вашего деда, граф! О, и бабку тоже! Скажите, это правда, что она погибла при штурме замка?

- Герцог, это очень щекотливая тема. Подумайте сами, какой штурм замка в наше мирное время?

- Да ладно вам, Олок! Такой же, как и неделю назад. Ночной, наверное.

- Дед говорил, что да, во время штурма.

- Ужасно. Очень красивая женщина была. Не ожидал я, что она может во главе толпы солдат броситься на копья.

- Бабушка была отличным бойцом. Дед говорил, она могла любого на мечах одолеть в замке. Вот и полезла на стены одной из первых.

Герцог неожиданно тяжело вздохнул.

- Проклятые междоусобицы! Цвет нации гибнет в этих проклятых стычках! Недавно опять замок вырезали, буквально через пару недель после того, как я там побывал. Ночное нападение.

- Что за замок?

- Тарасит.

- Хм. Тандела говорила, что была там. Сказала, что у барона была информация, что на него готовится нападение, но вы не обратили на нее внимание.

Герцог буквально остолбенел:

- Что??? Как это - Тандела была там? Замок вырезали поголовно! Никто не уцелел!

- Она рассказывала, что спрыгнула со стены в ров, убила кого-то всадника и на коне ускакала.

- Зови-ка ее сюда! И вообще, где завтрак? Или обед уже?

- Исол, накрыли?

- Да, мой граф, в кабинете.

- Давайте спустимся, а там и Тандела вернется с пробежки.

В кабинете уже был накрыт стол с нашей обычной едой - сыр, молоко, вино и мясо. Едва расселись, как герцог заявил:

- Не могла Тандела быть в этом замке! Там стены высотой под десять метров! Если бы спрыгнула - переломала бы себе все.

- Если ров с водой, то шансы есть.

- Вирот, а ров там с водой?

- Да. И довольно глубокий. Барон еще хвастался, как построил водовод от озера.

- Тандела вообще, как в рубашке родилась. Во время штурма замка она была в карауле, шла ее смена. Всех других бойцов положили с первой стрелы. Только по ней не попали. И после того, как она подняла тревогу, еще неизвестно как бы сложилась судьба боя, но она смогла в одиночку оборонить свой участок стены. Когда же ее все-таки нашпиговали стрелами, ни одно из ранений не оказалось смертельным, и Исол смог ее вылечить.

- Да. Мы вытащили три стрелы, она потеряла огромное количество крови, но все-таки выжила, - добавил колдун.

- Ну, живучестью ты нас не удивишь, вот Вирот раз побывал в настоящем сражении, был дважды ранен и убил больше десяти брианцев!

Я сдержался, даже не поперхнулся, и не покосился на сотника герцога. Хотя кто его знает, может быть, действительно с мечом он как демон, но не верилось. Я служил в регулярной армии, и то, как оказался в Толоре, тоже заслуживало рассказа, но я, даже Олоку, просто сказал, что дезертировал. Был я и на той войне с брианцами, о которой говорил герцог, и в сражении, где Вирот десяток противников нарубил, участвовал. Просто потому, что оно было одно, и в нем нашу доблестную армию разгромили. Я был десятником, и из моего десятка уцелело аж четыре человека. Когда остатки армии собирались в лагере уже за пределами Бриании, я был командиром самого полного десятка. Навидался я там всякого. И наронтов, вернувшихся через три дня после основного сражения, видел. Говорят, они вместо того, чтобы управлять сражением и своими войсками кинулись в бой, а предоставленные своей судьбе отряды, лишенные командования, были поодиночке разбиты брианскими легионами. Не знаю, как дело было на других участках боя, но наш отряд простоял половину дня на месте, а когда появились брианцы, обстреляли нас из луков и бросились в атаку, примерно треть наших бравых рекрутов кинулась бежать сломя голову в сторону, противоположную противнику. Все они полегли. Оставшиеся, в том числе и я, думали уже не о том, как выиграть, а о том, как выжить. Так вот, я практически уверен, что с полудня и до самой темноты, стоя в первом ряду строя и то и дело отбиваясь от атак брианцев, никого не убил. Просто нереально это было сделать, поскольку мы более-менее организованно отступали, а брианцам только это и надо было. Конечно, они периодически наскакивали на нас плотным строем, но получив пару-другую ранений чуть отступали, а их лучники постоянно выискивали в нестройной стене наших щитов бреши. Да и щитов оставалось уже не так много. Мне тогда повезло - тысячник у нас был толковый, до темноты мы кое-как продержались, а потом брианцам уже было не до нас. Как это потом преподнесли народу, благодаря блестящему прорыву военной элиты Империи Алисон, был убит генерал брианцев и практически весь его штаб, захвачен денежный и продовольственный обоз. Так сказать, задача набега была выполнена. А по-настоящему дело обстояло так: Белые наронты - правящая элита Алисона, та самая военная элита, в самом начале сражения бросили армию на произвол судьбы и кинулись кромсать брианцев. Ну, в принципе, это обычно так и бывает - слишком сильны в них ярость и безумие, сопровождающее наронтов всю их жизнь. Они как ножом резали строй противкика, практически неуязвимые для простых солдат, когда брианский генерал организовал общее наступление своей армии, и уже с чувством выполненного долга во главе отряда своих телохранителей и магов попробовал убить наронтов и спасти своих солдат. С задачей он справился лишь частично - солдат спас, а вот убить никого из наронтов не получилось. Но троих или четверых ранили достаточно серьезно, чтобы те поняли - пора заканчивать с рубкой. А дальше они увидели, что вокруг их войск нет, прорвались к обозу и увели его. В лагере, за пределами Бриании, к моменту, когда они в него прибыли, собралось примерно пять тысяч человек из двадцати, выступавших в поход.

В общем, не знаю, как в этом сражении можно было убить десять брианцев. Ранить еще может быть, я и сам кучу противников порезал, но там все раны были легкие - в руки, в основном.

Я решил закинуть удочку:

- Уж, не про то ли вы сражение говорите, мой герцог, где наша могучая армия захватила обоз неприятеля, но понесла огромные потери?

- Да, про него. Сражение при Дортске, Вирот?

- Оно самое. Потери были действительно ужасны, в основном из-за того, что часть солдат побежала и их перехватила конница брианцев. Еще отсутствие общего командования сильно повлияло на ход сражения. По правде говоря, если бы не действия белых наронтов, результат сражения был бы совершенно плачевный. А так в Империи даже с почетом нас встретили. Вроде как победителей.

Вирот говорил горько, и я его прекрасно понимал. Он действительно в этом сражении участвовал и видел, что там творилось. А сколько брианцев он там убил - какая разница?

- В этом сражении я его и заприметил, Олок! Видел бы ты, как он рубился! Сущий демон!

Граф сделал восхищенное лицо:

- Вирот, так лучший боец в отряде герцога вы, а не тот воин, что бился с моим?!

- Конечно, граф. Хотя говорят, мой герцог тоже в свое время давал жару!

- Ты уж совсем загнул, Вирот! В свое время! Да я и сейчас дам жару, и не только тебе! - див Пимобат улыбнулся. - Эх, молодость, молодость, как быстро ты уходишь! Я ведь был одним из лучших бойцов Алиса! Но вино, женщины и дуэли до добра не доводят. Император отправил меня наместничать, и вот уже двадцать семь лет, как я слежу за порядком на севере страны. Брррр, как вспомню ту аудиенцию, мурашки пробирают. А ведь столько времени прошло... Вы встречались с белыми наронтами, граф?

- Нет. Говорят, их окружает аура страха.

- Верно говорят. Это какое-то непередаваемое ощущение, когда непонятно почему начинает трясти от ужаса. Для меня, это было ударом. Я ведь был, как сейчас понимаю, абсолютно бесстрашным юнцом. Не было такой драки, в которую бы я не ввязался, и такой авантюры, в которой не принял бы участие. Да мы по молодости в казарму императорской гвардии лазили - той, где одни амазонки служат! А тут меня пробрало так, что зубы застучали. Император посмотрел на меня и сказал: поедешь на север, там тебе не скучно будет. Мол, все лучше, чем по постелям да кабакам ошиваться. И вручил мне свой указ лично.

Герцог замолчал. Исол молча достал вино, разлил по кубкам.

- За Императора! - неожиданно провозгласил див Пимобат и мы выпили.

Тема Императора никогда, наверное, не будет многословной, поэтому некоторое время все молча ели. Из окна неожиданно раздался хохот, и мы выглянули. Наши десятки возвращались с пробежки.

Вирот удивился:

- Странно, после бега они ведь должны устать и молча разойтись, разве нет?

- Не устали видимо.

Герцог выглянул в окно, после чего сел на место с озадаченным видом:

- Они что, в экипировке бегали?

- Угу, - промычал Вирот.

- Ну, вы даете... Ах, да! Зовите сюда Танделу, пусть про то, как прыгала в ров, расскажет. Заодно узнаем, чего они такие веселые.

Граф позвал эрольдку, она поднялась и попросилась переодеться. Глаза герцога буквально полезли из орбит, когда Тандела, вместо того, чтобы спуститься, направилась по лестнице вверх. Граф улыбнулся:

- Вы удивлены, Дарон?

- Сказать, что я удивлен - это все равно, что констатировать факт, что мышка поймала кота! Нет, я просто в шоке! Вы ведь не женаты, Олок?

- Нет. Я не женат.

- Она твоя любовница?

- Нет.

- Тогда почему она пошла наверх?

- Она моя кровная сестра.

- Что за бред? У тебя нет сестер и братьев! Я бы знал.

Граф показал шрам на руке:

- Мы обменялись кровью. Теперь она моя кровная сестра.

Герцог внимательно осмотрел руку.

- Мда... Вы тут мастера чудить, я уже понял. Солдаты радуются пробежке в полной экипировке. Ночные штурмы отбиваете, но не знаете, кто напал. У графа кровная сестра. Ты в своем уме, Олок? Этому ритуалу тысячи лет! И он даже не человеческий!

- Он и человеческий тоже. Мы не виноваты, что ритуал придумали до того, как мы появились в Землях Белых Ягуаров.

Разгорающуюся дискуссию приостановило появление Танделы. В принципе, в любой мужской компании появление девушки гасит разговор. Тандела же погасила его в корне. Дело было в том, что она сняла кольчугу, одела чистую рубаху, и повязала на голову бандану. И из здоровенного бойца превратилась в прекрасную женщину.

Первым опомнился див Пимобат. Ему-то не впервой видеть красивых женщин.

- Тандела, садись рядом со мной! - сказал он, придвигая свободный стул поближе.

- С удовольствием, мой герцог, - с улыбкой ответила она, уселась, и начала придвигать себе еду. - Вам хватает места?

- Угу, - промямлил див Пимобат, зажатый между стеной, тарелками и кувшинами. - У меня тут еще есть, куда поставить бокал.

- Извиняюсь, просто я после пробежки готова поросенка съесть! - она проделала быстрые манипуляции с тарелками и освободила немного места для наместника. - Вот так, кажется, лучше!

- Определенно! - согласился герцог.

- Да уж, - уныло кивнул Вирот, зажатый между мной и эрольдкой. - Ну, я и в руке могу бокал подержать.

Я взял инициативу в свои руки - и смог расставить посуду более-менее свободно. Глядя на мои телодвижения, граф заметил:

- На будущее учту, что тут для шести человек тесно. Надо стол побольше иметь для гостей.

- А чего же сразу не учел?

- Да гости больно давно были. Еще когда дед жив был.

- Понятно. Тандела, ты ешь, конечно, но и просвети меня насчет того, правду ли говорит граф. Ты действительно была в замке Тарасит при штурме?

- Да, была. Тоже ночной штурм. Я была единственным человеком, кому удалось пробиться на стены. Меня начали окружать, и я прыгнула в ров. Когда вылезла, рядом оказался всадник, я его скинула с лошади и ускакала на ней.

- Потрясающе. А ты знаешь, кто на вас напал?

- Точно - нет. Барон говорил, в том числе и вам, что это кто-то из вассалов графа Говата див Сафа.

- Я помню. Я считал, что опасения беспочвенны. Улик действительно не было. Как и у вас, Олок.

- Да. Но есть маленький нюанс, мой герцог.

- Какой же?

- Мы остались живы.

- Если дальше будет продолжаться этот бедлам - ненадолго. Диф Саф молод, честолюбив и деятелен. Кроме того, крепко стоит на ногах благодаря тому, что женился на дочери Советника Императора. За последние четыре года ему принесли вассальную присягу пять баронов, ранее никогда не искавших покровителя и граф Рисож див Кус. Кроме того, за это время замки еще двух баронов были уничтожены. А буквально месяц назад, еще одного барона я собственноручно отправил на эшафот за предание интересов Империи.

- А почему вы взяли такой интересный промежуток времени, Дарон? Почему четыре, а не десять, или, скажем, пять лет? - поинтересовался Олок.

- Потому что четыре года назад умер старый граф див Саф. Один из моих друзей.

- Соболезную.

- Поздновато уже, но все равно спасибо.

- Значит, вы считаете, что новый граф хочет подмять под себя весь север империи? - подтолкнул Олок герцога к дальнейшим откровениям.

Глава 12. Соур

- Что вы, вовсе нет. Просто я задумался после уничтожения замка. И с предательством Империи тоже только внешне все было все просто, ситуация была сходна вашей.

- Ночное нападение?

- Нет. Бедный барон, зажатый со всех сторон врагами. Небольшой гарнизон, с резко выделяющейся на фоне остальных кучкой бойцов. Да, кстати! Соур, ты случаем не румиец?

- Что вы, мой герцог, как вы могли такое подумать?

- Да вот, представь себе, мог! Высокий, сильный, темноволосый. А ты, Тандела?

- Нет, мой герцог, я родилась в Алисоне.

- Хм. Вообще, хороший ответ. Правильный. А они там даже не особо и отпирались. Сказали мол, да, мы румийцы. Я казнил и их, и барона. Они пытались удрать, но удалось это только двум из пяти.

Я перестал жевать от удивления, и не только я. Быть такого не может! Убийство румийца-разведчика - событие, небывалое для Алисона. Хотя бы просто потому, что в Алисоне реальный шанс побороться с румийцем, прошедшим Отбор во внешнюю разведку, а потом Школу разведчиков, есть только у Белых наронтов, а они охотиться за ними не станут. А тут сразу трое!

В ответ на наши недоверчивые взгляды див Пимобат проговорил:

- Честно говоря, я думал, подписываю себе смертный приговор, отдавая приказ схватить их. Но справились мы буквально за пару минут.

- Думаю, это говорит о том, что они не были румийцами.

- Возможно. Или о том, что я и Вирот деремся лучше румийцев, а мои маги колдуют лучше их.

- Маги из Ордена Магов не могут колдовать лучше румийских разведчиков. Даже самые опытные, - влез Исол.

- Почему?

- Румийские разведчики обучаются узкому направлению боевой магии у лучших представителей этого искусства, проходят отбор, где отсеиваются более двух третей обучаемых, а также сами по себе, ввиду происхождения, являются более сильными магами. А наши так называемые "Маги", которые на самом деле, едва-едва могут называться колдунами, учатся у учителей, которые зачастую боевых заклинаний, кроме Семи Сил даже не знают!

Дарон улыбнулся:

- А ты сам-то знаешь?

- Знаю! В основном - благодаря тому, что в Ордене Магов не состою!

- Так откуда ты можешь знать, что мои маги из него?

Исол смутился.

- Не можешь, все правильно. Но они действительно из Ордена, и на самом деле даже близко не стояли по силе и мастерству с настоящими румийцами. Но эти пятеро разведчиками не были. Думаю, они считали, что мы их не тронем, как делают с румийскими разведчиками обычно у нас. Достаточно вспомнить, как отпустили отряд, разоблаченный в той самой битве при Дортсе: стоило румийцу пригрозить тем, что он поубивает там всех генералов, и его даже не преследовали. Боялись. Я не испугался, и был вознагражден тем, что румийцы оказались липовыми.

Я сидел, да помалкивал. Между прочим, тем самым румийцем, который грозил смертью генералам в военном лагере после битвы при Дартсе, был я. К счастью, див Пимобата среди них не было, а то лежать мне там раскромсанным на маленькие кусочки.

К счастью, тему румийцев как вспомнили, так и забыли. Олока гораздо больше интересовал граф див Саф, а точнее - как он связан с нашим бароном.

- А что за вассалы у див Сафа?

- Ну, поименно не знаю, но есть там и граничащий с тобой барон. Литан див Расул. Думаешь, это он на тебя напал?

Мимо. Не он.

Граф пожал плечами:

- Понятия не имею. Я про див Расула даже ни разу не слышал.

- Возможно. Барон, мягко говоря, не богат, земли у него - кусок леса да холм с замком, дороги нормальной мимо и то нет.

Влез Вирот:

- Вот он и пользуется покровительством, чтобы прибрать себе кусок пожирнее!

- Вряд ли. Максимум, на что способен такой барон - ограбить проходящий мимо караван. Да и то не факт, что охранники торговцев не порубят его бойцов, - усомнился Олок. - А на нас напали отлично обученные воины, одни лучники чего стоили!

- Предлагаю не гадать, а попробовать воспользоваться магией, - влез Исол.

- И что она даст?

- Ну, если немножко подумать - есть два варианта: вызвать дух кого-нибудь из умерших и расспросить. Или сделать еще проще: поднять чье-нибудь тело и отправить к хозяину.

- Как показывает практика - это не доказательство. Да и некромантия - опасное искусство, часто ошибка в заклинании может привести к непредсказуемым последствиям.

- Я не допускаю ошибок в заклинаниях.

- Мои маги допускают, а ты нет?

- Мне хватает мозгов пользоваться только проверенными заклинаниями. Не знаю, что мешает точно так же поступать вашим так называемым "магам".

- Исол, пойди, и скажи это им сам?! - рявкнул Наместник.

Колдун насупился и затих. Олок сказал примиряющее:

- Наши слова тоже не доказательство, даже если я заявлю на суде, что на меня напал див Саф, ни единой улики нет.

- Само собой. Масштаб заговора меня немного угнетает. Все-таки десяток аристократов - это тебе не пять псевдо-румийцев. Это считай, пятая часть знатных семей на севере. Не просто будет остановить эту толпу.

Я подумал: сами аристократы - не проблема, главная беда - их войска. Прошли уже те времена, когда любой человек благородной фамилии с детства готовился к тяжелой жизни воина. Граф в этом плане был приятным исключением, а герцог именно в эти времена и рос. Сейчас вся проблема противостояния с аристократами заключалась в их армиях. И пусть проезд с эскортом более пятнадцати вооруженных человек был запрещен законом всем, кроме имперских чиновников, а проезд более чем с сотней солдат - всем, кроме Белых наронтов, это только мешало, но никак не останавливало.

Тандела утолила первый голод и задала вопрос:

- А что мешает вам явиться к этому див Сафу и объяснить, что он совершает большую ошибку?

- Для начала - отсутствие доказательств преступления и его причастности.

- Хорошо, какие доказательства будут достаточны?

- Лучше всего - застать армию див Сафа

под стенами какого-нибудь замка. Желательно - во главе с ним.

Граф улыбнулся:

- Ну, а что-нибудь реальное?

- Труп див Сафа у вас во рву! Проще доказать, что у него там внедрена разведка корстов, чем то, что он ведет междоусобные войны, Олок!

- Ну, тогда нет смысла что-то доказывать. Надо просто его остановить.

- Как? Он нападает на слабых, отбирает их земли и замки, раздает своим людям, те сколачивают очередной отряд. На замки с сильными гарнизонами он не нападает. Все это может продолжаться очень долго - до тех пор, пока не останется 4-5 крупных владений, окруженных землями див Сафа.

- Печальная картина. С другой стороны, разве это не выгодно империи? Не останется слабых отрядов на границе!

- Империи это может быть выгодно в одном случае - если див Саф будет Наместником Императора. А пока что я должен следить за порядком и границами, и гарнизоны имперских солдат, подчиненные мне, не первый год стоят в приграничных крепостях. А я никуда уходить не собираюсь!

- Может быть, див Саф и не метит на ваше место? Исол, убери со стола, карту разложим, - из ниши в стене Олок вытащил сверток. - Если я правильно помню, земли графа у границы, основных его вассалов - тоже. Мои чуть в глубине, но ненамного. Что, если он хочет отделиться от Империи?

- Это вряд ли. Скорее поверю, что ему не дает покоя герцогская корона, - див Пимобат с интересом посмотрел на разложенную карту. - Хм... У меня подробней, но и тут все понятно, - он обвел северную часть имперской карты. - Такой кусок земли действительно больше приличествует иметь герцогу, чем графу.

Див Толор кивнул: владения получились мало того, что огромные, так еще и цельные. Действительно, нарождалось новое герцогство.

Так сложилось, что герцогский титул в империи был как бы не нужен: действительно, корона ничего, кроме титула, не давала. Империя с момента основания опиралась не на исторические территориальные объединения, управляемые аристократическими семьями, а на Белых наронтов, их магию и внушаемый всем мистический ужас, вкупе с армией, подчиняемой лично Императору. Аристократам, даже самым богатым и знатным, отводилась скромная роль по защите народа от разбойников, либо служба в имперской армии на средних командных должностях. Если первое особо не способствовало ни поднятию боевой дисциплины, ни выучки, то второе, тоже было тем еще удовольствием: выше командира тысячи расти было некуда, посты командиров соединений были строго закреплены за Белыми наронтами, а командиры армий выбирались из состава командиров соединений или назначались лично Императором.

Тем не менее, достаточно много младших сыновей аристократов служили в армии - деньги, слава, возможность попасть на глаза советникам Императора и ему самому, получить кусок завоеванных земель - не так уж и мало для тех, кому от отцовского наследства обычно доставались только меч и лошадь. Причем зачастую, благодаря "заботе" старших братьев, и то и то - сомнительного качества. Уже достаточно давно не одна, и не две знатных семьи Империи регулярно отправляли чуть ли не всех родственников мужского пола в армию. Встречались и бароны, получившие имения и титулы за успешную службу. Но титул герцога и корону можно было получить только из рук императора, и зачастую даже в завоеванных областях получали ее не отличившиеся военные, а выжившие родственники знатнейших фамилий, владевших землями при старой власти.

Вообще, разговор приобретал очень интересный поворот, и я искренне разочаровался, когда второй раз за день раздался крик часового:

- Тревога!!! Вооруженная колонна на дороге!

- К бою! Закрыть ворота! - рявкнул я в окно и помчался на стены.

На том же самом месте, где утром мы смотрели на див Пимобата, меня ждал Мувот с докладом:

- С востока, капитан!

- Вижу. Беспокойный денек, да?

- Ничего, завтра отдохнем.

Тандела, поднявшаяся вслед за мной, кинула взгляд на ехавших и выдала:

- Не меньше сотни всадников. Впереди три герольда со знаменами. Одно из них - див Тибота.

- Совсем ополоумел, что ли? Наронтом себя возомнил? - удивился я.

- Посмотрим, - сказал Олок.

- А кто такой зоркий у нас, что увидел знамена с гербом? - спросил поднявшийся на стену через минуту Наместник Империи.

- Я.

Див Пимобат окинул хмурым взглядом Танделу:

- Мда... Ты уже и переодеться успела, - он перевел взгляд на Вирота и с горечью сплюнул. - Строй солдат, хотя не думаю, что это штурмовой отряд.

Сотник кивнул и побежал вниз по лестнице, на ходу отдавая команды.

Я воспользовался паузой и отослал проколовшуюся Танделу проверять расстановку на стенах. Див Пимобат проводил ее взглядом и воззрился на Олока. Тот отвернулся, делая вид, что смотрит на приближающуюся колонну.

А посмотреть действительно было на что, ибо народу там было столько, что даже Наместник озадаченно пробормотал:

- Интересно, а что они врать будут про численность эскорта?

- Думаю как обычно: мол, я не я, а человек с топором - не солдат, - сказал Олок.

- Да, кстати. Ну, это самый простой вариант. Есть еще вариация - эти парни просто ехали со мной в одну сторону.

Однако по мере приближения колонны шутки как-то сами собой сошли на нет:

- Сто сорок человек! Это ж просто стыд какой-то! - воскликнул див Пимобат.

Вирот, построивший солдат герцога на плацу и поднявшийся на стены, заметил:

- Герольды не торопятся. Видимо, подъедут только вместе со всеми.

Олок скомандовал:

- Луки к бою! - и солдаты начали готовиться.

- Рискуют, - заметил я. - Отсюда Тандела уже могла бы стрелять.

Я услышал характерный скрип и обернулся: эрольдка натянула тетиву на лук и спросила:

- Могу их попугать чуть. Надо?

Граф кивнул:

- Вон тот всадник, на вороном, в середине четвертого ряда.

Олок, как всегда, зрел в корень: определенно, это был как минимум, капитан отряда, если не сам барон.

Тандела вытащила стрелу из тулы, но тут вмешался Дарон:

- Э-э-э, стоять! Граф, а если это кто-то из благородных?

- Не находите, что неплохо бы об этом сообщить, герцог, а не переть на закрытые ворота и ощерившиеся луками стены молча?

- Вы считаете герольда со знаменами недостаточно? Там как минимум трое баронов!

- Мне кажется, достаточно очевидно, что три барона не могут путешествовать с таким эскортом, следовательно, это нападение!

- Граф, давайте дождемся официального объявления герольдов!

- А оно будет? Вдруг вместо объявления они полезут на стены?

И тут раздался характерный щелчок. Тандела, которую герцог остановил было, отошла чуть в сторону и пустила стрелу. Яростно спорящие граф с герцогом одновременно повернулись в ее сторону, а потом в поле. Всадник на вороном упал вместе с конем. Вернее, упал конь. Наша парочка, точно так же, одновременно обернулась к Танделе и заорала:

- Какого демона?!

- Сказали попугать, я и попугала, - просто сказала она.

- Я сказал не стрелять!!! - взвился Наместник.

Тандела пожала плечами:

- А граф приказал стрелять! - и повернулась в сторону колонны, которая остановилась и даже чуть оттянулась назад, а герольды - наоборот, рванули вперед, яростно трубя в горны. - Ну вот, зашевелились, - она улыбнулась.

Див Пимобат от бешенства, видимо, на некоторое время потерял дар речи. Вирот тоже не производил больше впечатления человека, довольного общением с нами.

И тут герольды выдали:

- Баронам Тибота, Расула и Говуба стало известно, что граф Толора взял в плен Наместника Империи! Немедленно отпустите его, или мы будем вынуждены взять замок штурмом!

- Ого! - только и сказал Олок, а потом проорал, - не слишком ли смелое заявление? Мы недавно тут уже положили сотню ваших солдат, так что давайте, лезьте, еще пару сотен на Небеса отправим!

Див Пимобат мгновенно среагировал:

- Да ты сдурел, граф?! Это же обычное недоразумение! Сейчас я выйду к ним, и все будет в порядке!

- Это вы с ума сошли, герцог! Я вас никуда не выпущу! Выйдите из замка - вам горло перережут и обвинят в этом меня! - граф заступил дорогу Наместнику.

Я мигом понял: дело пахнет дракой. Див Пимобат двинулся на графа, но замер в самом начале шага и сказал:

- Хорошо, попробуем решить дело со стен. Вирот, давай сюда моего герольда.

Сотник поколебался буквально минуту, после чего все же побежал вниз. Колебания были понятны: оставлять герцога, в накалившейся обстановке, среди нас ему не хотелось, но приказ есть приказ.

Едва Вирот ушел, Дарон повернулся к Танделе и сказал с досадой:

- Стреляла бы уже тогда в этого барона, чего скотину портить, - а потом Олоку. - Хочешь сказать, меня поймали в ловушку?

- Нас, - уточнил граф. - Похоже, поражение в ночном штурме им удалось повернуть в свою пользу.

- Ничего. Не одни они умеют ловко врать и расставлять капканы. Есть у меня одна мысль. Но пока что попробуем все решить без крови.

Глашатай влетел на стены, подбежал и замер перед ним.

- Леннон, скажи им, что я не пленник див Толора, но они вполне могут отправиться за решетку, если не уберут отсюда своих солдат.

Глашатай повернулся и заорал:

- Наместник Императора Дарон див Пимобат заявляет: если уважаемые бароны, прибывшие со столь многочисленной вооруженной свитой, не соизволят убрать лишних людей из-под стен замка, то они смогут лично убедиться, что ни он, ни его люди не являются пленниками графа Олока див Толора!

Гарцующие внизу герольды смутились, немного пошептались и провозгласив:

- Мы сейчас доложим об этом! - и отправились к основной толпе, отошедшей на расстояние выстрела от стен.

Дарон посмотрел на Олока:

- Вот и все! Мигом успокоились.

- Да я только рад буду, если этим все закончится. Но не очень верится.

После короткого совещания к стенам замка, все под тем же белым флагом направилась, видимо, делегация баронов и избранных воинов - пятнадцать человек в полном вооружении.

- Надо же, - удивилась Тандела. - Даже кольчужные шарфы одели.

- Мне вот эти юбки нравятся, - улыбнулся я. - Неужели они так необходимы?

- Если нет желания получить стрелу в причинное место - весьма желательны. Заодно и коня немного прикрывают, - сказал Вирот.

Отряд остановился внизу напротив нас и один из воинов, сняв шлем, прокричал:

- Мы хотим увидеть герцога див Пимобата немедленно, или атакуем! У нас информация, что вы захватили Наместника императора и являетесь предателями империи!

- Я тут, Литан див Расул! Мой герольд уже сказал - если вы не уберете эту закованную в железо толпу от ворот замка - я лично прорежу ваши эскорты до требуемого законом числа! - рявкнул Дарон.

- Герцог, с вами все в порядке? Они вас пытали? Див Толор, немедленно откройте ворота, и я даю слово - вас не повесят! Мы обещаем вам честный имперский суд, самое большее, что возможно в вашем случае!

- Чего? Да ты с ума сошел, барон!!! - возопил Наместник. - Олок, открой ворота, я лично с ними переговорю! Не зря ведь доспех одел.

- Спокойно, герцог! Они, похоже, спланировали все заранее. Судя по абсурдным обвинениям, никого из нас живым они брать не собираются. Не пойму только как они планируют брать замок. Ни осадных орудий, ни лестниц.

- Возможно, там куча магов, - влез Исол.

- Дарон, у тебя сколько магов? - спросил граф.

- Трое. Леннон, тащи их сюда, быстро. Солдаты нужны?

Олок глянул на меня, и я кивнул:

- Да, по десятку на каждый участок стены, мои десятники их разместят по местам. Если есть отряд кавалерии - снарядить, и вон под тем навесом они могут ждать для неожиданной контратаки.

- Хорошо, - кивнул Вирот и снова убежал вниз.

- Бароны ждут ответа, - напомнила эрольдка.

-Ага. Я вот думаю - может быть перестрелять их? Скольких успеешь убить, пока не уедут, Тандела?

- Четверых. Может быть, пятерых.

- Мало.

- Остальные скорее всего никого не ранят даже. Разве что коней перестреляют.

- Не стоит, Олок. Тут в любом случае надо ждать, когда они первые нападут.

- Ладно, я их чуть раздразню, - улыбнулся граф и прокричал, - див Тибот, ты где там? Ночью взять замок не получилось, решил днем попробовать? Хрен у тебя что получится!

- Мне твой замок не нужен! Я приехал спасать Наместника Империи, которого ты хочешь убить, предатель!

- Да ладно? А чего меня спасать-то? Вот он я, никто не держит, не пойму, к чему этот балаган!

Внизу раздался робкий шепот, который прервал рев див Тибота:

- Молчать! Кому вы верите - предателю, опутавшему наместника чарами, или мне? Наместник, если можете - выходите к нам, мы сможем защитить вас от колдовских чар!

- Хитрожопый сукин сын, - пробормотал Дарон. - Спасибо, барон, может быть, наоборот, вы зайдете, чтобы убедиться в том, что я не под чарами? Вы поймете, что тут все в порядке!

- У меня доказательства предательства Олока див Толора, герцог! Арестуйте его, и я докажу вам, что он должен болтаться в петле, а не стоять рядом с вами на стенах замка!

Дарон посмотрел на графа:

- Можно сыграть спектакль. Вон Вирот идет. 'Арестовываем' тебя, запускаем их, и вся голова этого спрута у нас в руках.

- Хм. Не думаю, что сюда влезет только голова. Туловище тоже полезет, так что не стоит оно того.

Дарон повернулся к барону:

- Немедленно заезжай в замок! Я приму твои доказательства у ворот, благородный барон!- и Олоку, - пойдем вниз! Открывай ворота! Соур, скомандуй убрать луки! Они должны клюнуть!

Вам надо было видеть взгляд графа, чтобы понять, как он засомневался. Див Пимобат уже пошел вниз, а див Толор еще стоял и думал, глядя на меня. Но потом кивнул.

- Попробуем. Мувот, вниз, открывай. В готовности при необходимости опустить ворота! Соур, командуй.

- Луки убрать! - заорал я. - Десятники ко мне! Тандела - с графом. Чтоб волос с него не упал!

Эрольдка кивнула и тоже спустилась.

Внизу бароны засомневались: очень уж все это было похоже на ловушку. Но все-таки решились, и все, кроме одного двинулись к замку. Этот последний помчался к основной массе.

- Исол, можешь услышать, что он говорит? - спросил я колдуна.

- Могу, но не буду. Опасно.

- Почему?

- Их маги засекут изменение магического эфира, смогут меня отследить и неожиданно напасть. А неожиданность - половина успеха.

- Ты, помнится, говорил, что Маги из Ордена никакие?

- Угу. Но зато их там несколько.

Пока по одну сторону наших стен рыцарь произносил перед армией пламенную речь, внутри полтора десятка закованых в сталь спутников барона остановились на плацу перед наместником, графом и тремя десятками солдат. В показанном Вироту укромном месте собралось пара десятков конных бойцов во главе с сотником. Маги див Пимобата стояли почему-то вдалеке.

- Мой герцог, я несказанно рад тому, что вы целы и невредимы и прислушались к моим словам, схватив див Толора, несмотря на его преступную магию! - провозгласил див Тибот. - Вижу, и эту шлюху тоже арестовали, я как раз планировал ее лично наказать! - барон сделал недвусмысленный жест.

И тут я понял: из этих стен барон живым не выйдет. Не то, чтобы меня как-то задели его слова про Танделу. Мы, люди неблагородные, и не такое слышали, и не только от аристократов. Но вот граф мгновенно побелел, а герцог покраснел.

Исол щелкнул языком:

- Ну, тут все ясно. Ты посмотри на дорогу.

Я обернулся и выругался. По дороге к тем полутора сотням солдат, что уже стояли у нас под стенами, приближалось еще не меньше сотни.

Глава 13. Тандела

Спускаясь следом за графом со стен замка я немного волновалась: пустить в замок полтора десятка тяжело вооруженных бойцов - не лучшая идея. Ну, а стоять перед ними без щита и копья - то еще удовольствие.

Дарон объяснял Олоку:

- Поставим тебя и Танделу в плотное каре моих солдат. Тибот не увидит, что вы не связаны. Послушаем, что они скажут.

- Дарон, это все бесполезно. Я уверен, что тебя сюда специально заманили. Сам смотри - они могут убить нас обоих и сказать, что я убил тебя, а они отомстили за твое убийство. Свидетелей не останется. Нам надо прирезать этих остолопов, сунувшихся к нам, и лезть на стены, отбивать штурм.

- Их в три раза больше! Сомнут!

- Сомневаюсь!

Подошел Леннон:

- Герцог, маги отказываются подходить к вам. Говорят, их отзывает Орден Магов.

- Что? Да я... - див Пимобат гневно посмотрел в их сторону. - Да я... А, ладно, потом.

Я глянула в нишу, где собрались всадники во главе с сотником Наместника:

- Вирот уже собрал конных.

- Быстро, - похвалил граф.

- Олок, Тандела, становитесь быстрее. Бароны едут! - суетился див Пимобат, расставляя солдат вокруг нас.

Честно говоря, давно я не стояла на плацу всего лишь с мечом на поясе. Непривычно легко было, чего уж говорить. И даже ворвавшиеся на полном скаку рыцари особо не испугали.

Но тут див Тибот раскрыл свою пасть и начал жестикулировать. Неприятно такое выслушивать, но лично меня его тирада не особенно впечатлила. Не место ей тут было - в чужом замке во главе всего лишь горстки воинов, да еще и на глазах Наместника Империи. Скорее всего безнаказанность барону так в голову ударила. Но тут мы его могли наказать, так что смысла так хамить не было никакого.

Герцог, ставший попросту багровым, видимо, на минуту потерял дар речи, зато граф ледяным голосом произнес:

- Герцог, еще одно подобное заявление, и я этого невежу на дуэль вызову. По всем правилам. И никакое охранение нам не помешает.

Барон расхохотался:

- Да что ты говоришь? Герцог будет слушать меня, ибо хочет выжить,не так ли?

- Ну вообще, я конечно же хочу жить- как и все мы. А вот ты уже находишься на грани, и весьма испытываешь мое терпение, барон, - холодно произнес Наместник. - Напоминаю - тебя допустили сюда чтобы ты представил доказательства своих абсурдных обвинений. Если их не будет - я арестую тебя, а не графа.

Барон обернулся к своим спутникам:

- Вы видите, господа? Наместник по-прежнему опутан колдовскими чарами див Толора! Боюсь, развеять их можно только убив графа!

- Я скорее дам команду тебя убить! - разъярился див Пимобат.

Но было поздно. Барон привел не просто лучших бойцов в замок. Тут были и маги. Во всяком случае, два - точно. В то время, когда див Тибот направил коня к нам с графом, два рыцаря слева и справа от него попробовали сколдовать. Но Исол был настороже - он успел первым и его Семь Сил разметали закованых в железо рыцарей по двору. Боеспособность, да и ту - весьма относительную - сохранили див Тибот и еще пяток всадников. На первого кинулись мы с графом, растолкав стражу. Барон явно был оглушен - выронил меч, припал к холке коня. Я подбежала слева, толкнула его вверх и вправо, Олок на той стороне принял его, и, крякнув от натуги, аккуратно положил на землю. Я кинула взгляд на оставшихся. Они рванули к воротам, но Мувот успел опустить решетку и из специальных амбразур подстрелил двоих. Еще двое выехали обратно и, обнажив мечи, собрались напасть на нас с графом, но на них налетели Вирот со своими конниками.

- Добивайте магов! - заорал Исол срывающимся от напряжения голосом и произнес какое-то заклятие.

Я развернулась и увидела, что двое из сраженных его Семью Силами поднимаются. Один из них протянул в сторону герцога руку, и с нее сорвалась молния, ударившая в Наместника, за долю секунды до этого укутанному ярко-желтой сферой. Я бросилась ко второму, протянувшему руку в сторону графа. Он уже произносил заклинание, но тут в него попало несколько стрел, сбив концентрацию, а потом я отхватила ему эту самую руку по плечо. Продолжая движение, я нанесла ему в область шеи мощнейший удар наколенником. Он мешком хлопнулся на камни.До второго было три шага. Он уже направил на меня руку и что-то начал шептать.

- В сторону, сестра! - раздался рев Олока, я кувыркнулась, уходя от смертоносного заклятия, а граф протаранил колдуна, опрокинув его на землю. - Кинжал мне, быстро!

Первым среагировал див Пимобат, причем неожиданно: подбежав, ткнул в забрало шлема шпагой - раз, второй, третий. Лужа крови медленно разливалась вокруг нас троих.

- Сволочь, если бы не ваш колдун, я бы испекся! - выдохнул Наместник.

- Все целы? - спросил Олок у стоящих вокруг с потрясенным видом солдат.

Вирот ответил:

- Даже раненых нет!

- Живых связать - и в подвал, мертвых - оттащите к стенам, чтобы не мешали, - начал организовывать людей Олок.

Див Пимобат кинул взгляд на замерших собственных магов:

- Демоновы отродья! Даже не попробовали меня защитить! - потом зыркнул на солдат. - Да и эти не лучше. Тьфу! Хорошо, хоть Вирот не подкачал...

- Закрывай ворота! Штурмуют! - Завопил Соур со стены. - Мувот, ко мне!

Граф и наместник кинулись наверх, я - следом. Пока они поносили всех и вся, Соур командовал:

- Внимание, атака на ворота! Все на прилегающие участки стен! Луки готовь!

Я сама, подхватив лук, копье и щит, встала у бойницы.

- Шлем лови! - Пух бросил мне шлем, и через мгновение я снова была в полной экипировке.

Примчался Мувот:

- Цепь на решетке мы обрубили, когда ее опускали, капитан! Ворота уже закрыли! Среди караула потерь нет!

- Смола готова?

- Да, уже давно, зажгли еще когда герцог приехал!

Наместник Империи удивленно посмотрел на графа, но промолчал. Олок о чем - то шептался с Исолом.

- Хорошо, жди команды, Мувот. Исол, восстановишь цепь?

- А? - колдун повернулся. - Конечно, пойдем!

Он ушел за десятником, а граф помчался в башню - он ведь до сих пор был даже без кольчуги.

Я внимательно посмотрела вниз. Противники приближались более-менее организованной толпой - впереди полсотни щитоносцев подобием тарана, за ними - десяток полностью бронированных рыцарей, чуть левее от них - отряд из лучников, еще чуть дальше - ударный отряд из полусотни конников, рядом - два десятка легкой пехоты, возможно тоже лучники. Вдали подходила еще, как минимум, сотня.

Я рявкнула:

- Лучников видите?!

- Да! - раздался стройный хор голосов.

- По команде - стреляем!

Я привычно отставила щит и копье, положила на пол три стрелы и прикинула расстояние. Для меня было в самый раз. Пока я готовилась, Соур подскочил к див Пимобату:

- Мой герцог, ваши люди будут драться?

- Конечно!

- Тогда по десятку на эти два участка стены, остальные - в готовности принять удар рыцарей, когда вышибут ворота. Вирот с конными пусть ждут там же, в нише.

- Хорошо!

Соур отвернулся, взял лук и встал у соседней бойницы. Герцог, недавно окруженный людьми, неожиданно оказался один, как-то беспомощно оглянулся на нас, а потом на удивление поставленным командным голосом заорал:

- Вирот, два десятка - ко мне на стены, конных - в нишу, остальных - в каре у ворот!

Мы с Соуром уважительно переглянулись и полностью переключились на врагов. Я выбрала целью командира лучников, отдававшего команды к движению. Щелк! Попала! Ну, теперь простых солдат. Щелк! Второй готов! Щелк! Третий!

- Сюда, Тандела! - крикнул Соур, и я перебежала на его место, а он со щитом наготове встал рядом.

Лучники сообразили, что этак их очень быстро перестреляют, и стали двигаться быстрее, в основном - в поисках укрытия. Укрытий на плоском, как стол, поле не было, мы добросовестно косили траву раз месяц, так что я приготовилась положить еще троих.Щелк! Из башни вышел Исол и проорал:

- Починил решетку!

Соур кивнул, а я пустила следущую стрелу. Щелк! На стену вбежал Олок в доспехах и с луком в руках:

- О, вижу, уже стреляете!

Щелк!

- Шесть уже! - радостно воскликнула я.

Див Пимобат странно посмотрел на меня, и я побыстрее отвернулась, тем более что граф скомандовал:

- Луки готовь!

Лучники противника добрались на расстояние полета стрелы и начали занимать позиции.

- Наложить стрелу!

Щелк! Седьмой.

- Целься!

Я чуть подзадержала выстрел, ожидая команды.

- Пускай!

Щелк!

- Ха, попал! - воскликнул Соур.

Наш залп произвел в стане противника настоящее опустошение: было выведено из строя человек шесть!

- Командуй, Соур! А я попробую догнать Танделу! - воскликнул Олок и выстрелил. - Во, уже двое!

Я не собиралась отставать, и мы успели выстрелить еще по три раза, а Соур - организовать залп наших солдат, после чего лучники кинулись улепетывать так, что только пятки сверкали.

Покуда мы стреляли по лучникам, пехота с тараном подобралась вплотную, и Исол сунул мне две стрелы:

- Заколдованы против магов! Будь готова!

- А мне есть? - влез граф, выпуская стрелу в кого-то из несущих таран. - И у меня шесть!

- Только две!

- Тогда не надо!

Див Пимобат глянул вниз:

- Сейчас снесут ворота и нам крышка.

- Вот еще! Как только сунутся - сами пожалеют! - возразил див Толор, выпуская еще одну стрелу. - Во, семь!

Пехота приближалась, я с наложеной на титеву волшебной стрелой ждала, когда же маги противника объявятся. Исол замер у соседней бойницы. Олок без остановки стрелял, периодически меняя позицию.

- По пехоте с тараном! Стрелу накладывай! Целься! Пускай! - Командовал Соур.

Им оставалось до ворот всего метров десять, когда маги все-таки начали колдовать. Причем, как и в замке, маги оказались среди рыцарей. Один из них неожиданно сделал круговое движение руками, как будто-то снимая с невидимого шара накрывавшее его покрывало, и толкнул двумя руками в сторону стены. Исол, что-то быстро шепнув, толкнул что-то на перерез, а я пустила стрелу. Маг, пораженный стрелой прямо в одну из щелей забрала, рухнул с коня. Ворота замка, снесенные как перекати-поле ураганом, влетели внутрь, чудом миновав каре солдат наместника. Бешеный порыв ветра, созданный Исолом, сбил с ног солдат с тараном. Колдун, вставая, что-то сказал, и вокруг нас вспыхнула голубая сфера, в которую угодило мощное заклятие от еще одного колдуна противника. Мы выстрелили одновременно с Олоком. Я снова попала в забрало, граф - в коня. Раненое животное рвануло в сторону, и потащило упавшего из седла мага по полю.

- Молодец, Тандела! - устало выдохнул Исол и привалился к стене. - Еще пару заклинаний, и я бы выдохся.

- Вперед! На штурм! - Заорали внизу рыцари и пустили коней в галоп мимо поднимающихся на ноги под нашим обстрелом солдат.

За ними к воротам рванули и остальные.

- Решетку опускай! - заорал Соур и бувально через пару секунд раздался звон грохот упавшей решетки.

Я выстрелила по поднимающемуся солдату.

- Смолу лей! - заорал из караулки Мувот.

Я выстрелила по недостаточно высоко поднявшему щит щитоносцу.

Смола густым горячим ливнем полилась вниз, щедро орошая рыцарей, упершихся в опущенную решетку и солдат, пытающихся поднять то, что заменяло им нормальный таран.

- Поджигай! - заорали выбежавшие из воротной башни караульные, раздавая лучникам горящие стрелы.

Я выстрелила по засомневавшемуся в целесообразности нападения на ворота солдату и повернулась, чтобы взять стрелу у караульного.

Все мы уже стреляли так быстро, как только могли. Щелк! Стрела срикошетировала от бойницы. Кто-то заорал, поминая демонов. Похоже, жить будет - тяжело раненые обычно тихонько стонут.

- Осторожней, противник ведет обстрел! - рявкнул Олок, и, высунувшись чуть ли не на полкорпуса из бойницы и метким выстрелом горящей стрелы поразив таран.

Противники внизу под вопли, ругань и стоны начинали решать дилемму: забраться в небольшую нишу между воротами и решеткой, где не была разлита горящая смола, и быть убитыми караульными, или бежать подальше от ворот, подставив спину лучникам. Первыми невольный выбор сделали рыцари на обезумевших от боли и огня лошадях, рванувших прочь куда глаза глядят. Сами рыцари очень скоро повылетали из седел, а лошади - попадали от ран и ожогов. Пехота бросила загоревшийся таран и тоже побежала. Пока наши солдаты отстреливали бегущих, мы с графом начали перестрелку с лучниками противника, подбадривая друг друга выкриками:

- Семнадцать! - это я.

- Четырнадцать! - это граф.

Соур потащил вяло отпирающегося Исола к раненому.

- Пятнадцать!

Я выругалась: попала в щит.

- Шестнадцать!

- Восемнадцать!

- Семнадцать!

И тут, видимо, противникам поступила команда отступать, причем подали ее вновь прибывшие. Лучники отступали, грамотно прикрываясь щитами, и я никак не могла уловить момента для выстрела, а графу все-таки повезло - он трижды мазал, зато на четвертый радостно выдал:

- Восемнадцать!

Я опустила лук:

- Не ожидала от вас такой прыти, граф!

- Почему? Мой дед был прекрасным стрелком, командиром наемного отряда лучников, он любого мог научить стрелять. Даже меня научил, хотя луки никогда не любил. Однако регулярная порка и сотня выстрелов каждый день сделали свое дело.

Див Пимобат, наблюдавший за всем этим с каким-то отчуждением, выдал:

- Ну вы даете, граф... Настоящая бойня!

- То ли еще будет, если они не остановятся! Соур, пусть караул принесет еще стрел! У меня закончились!

- Похоже, нет смысла, мой граф! Они отзывают войска, - ответил капитан. - У нас только Теваса ранили. Исол его вылечил.

Олок и див Пимобат подошли посмотреть на отступающих противников.

- Похоже, не меньше сотни мы тут ухлопали? - спросил Олок.

- Не думаю, скорее человек шестьдесят. Они быстро среагировали, остудил его пыл Соур.

- Все равно очень много, - заметил Дарон. - Я до сих пор в шоке.

- Ни разу не участвовали в защите замка?

- Угу. И ни разу не видел такой точной и быстрой стрельбы.

- А говорите, знали моего деда! Думаю, он двадцать пять накрошил бы за сегодня. А то и тридцать!

- Ну, я его не настолько близко знал! - засмеялся герцог. - Мы с ним все больше женщин да вино обсуждали!

- Не знал, что он был знатоком вина, а тем более женщин!

- Каким-то образом он же очаровал твою бабку, Олок! Думаешь, обучая стрельбе своих солдат?

Тут рассмеялся даже Соур, с напряженным лицом следивший за тем, что творится вдалеке. Он тут же заметил:

- Снова едут под белым флагом!

- Может, решили сдаться? - сострил Исол.

- Не похоже. Опять закованы в броню с ног до головы!

- Что ж, послушаем, что еще они скажут. Выбора особого в принципе-то и нет.

- Ну почему же? Можно их перестрелять. Не думаю, что они что-то интересное скажут.

- Не будь такой кровожадной, Тандела! К тому же этак ты уйдешь вперед, ведь Соур так и не обеспечил меня стрелами!

- Ничего, возьмите его тулу! Он все равно в основном в землю метится! - я попробовала забрать у него означеный предмет экипировки.

- Но-но! - отскочил капитан. - Меня просто не пороли в детстве, вот и не могу за вами угнаться!

Вот так, ухахатываясь, мы ожидали как к нам подъедет некоронованый герцог див Саф. Не знаю, что чувствовал он, проезжая мимо трупов своих вассалов и солдат, а мы были невероятно довольны.

Глава 14. Соур

- Кто у вас командиром?! Граф див Саф хочет поговорить с ним! - проорал герольд внизу.

- Я тут командую! - сказал див Пимобат, положив руку на плечо собравшегося что-то рявкнуть Олока. - Чего еще хочется графу? Пивка может спустить, охладиться после долгой скачки?

Солдаты заржали, я же с трудом сдержался. Див Саф, как ужаленый в попу, заорал:

- Кто вы, и почему так себя ведете?

- Я - Наместник Империи, а ты чего тут делаешь, граф? Да еще и с эскортом в семь раз больше, чем положено?

Див Саф молча смотрел вверх, видимо, переваривая информацию.

- Я приехал спасти вас, мой герцог! - наконец выдавил он. - Ко мне примчался гонец с информацией о том, что вы попали в плен в замке Толор!

- Давно?

- Что - давно?

- Давно говорю, гонец примчался?

Граф замялся:

- Сегодня утром.

- Утром я еще в дороге был, но допустим. Как вы успели добраться сюда, из своего замка, граф?

- Я не был в своем замке, мой герцог! Я гостил у своего вассала!

- У которого? У див Говуба?

- Нет!

- Жаль. А я думал, чего это он без тебя приехал.

- А он тут был?

- Ага. И еще див Расул. Тебе не кажется это странным, граф?

- Что именно, мой герцог?

- Ну, то, что твои вассалы нападают на меня, а потом появляешься ты для того, чтобы спасти?

- Мои вассалы не нападали на вас, мой герцог, они хотели вас спасти!

- Да что ты говоришь? От кого?

Граф снова замялся:

- Ну, от див Толора...

- А зачем? Я им сказал, что спасать меня не надо. А они взяли и напали на меня! Кстати, очень хорошо, что ты появился!

- Да? - герцог посмотрел на трупы перед воротами. - Вы и без меня справились неплохо.

- Да, штурм мы отбили! Но преследовать не могли! Но тебя-то ничего не останавливает! Кстати, раз ты меня спасать приехал, почему сразу не напал на штурмующих замок, а граф?

- Там люди моих вассалов, мой герцог! А значит и мои люди!

- Там - предатели интересов Империи, граф! Если ваши люди - предатели, то и вы получается?

- Я не предатель, мой герцог! Я передан Империи и Императору!

- Тогда чего вы ждете? Немедленно атакуйте их! Принесите мне голову их предводителя, и я забуду об этом инцинденте!

Граф явно был в шоке. Я и сам здорово удивился, как это див Пимобату удалось перевернуть весь разговор в такое русло. Но что оставалось див Сафу? Правильно, только исполнять волю Наместника империи. Рявкнув: 'Все за мной!' - он приступил к 'спасению' герцога.

- Вот так то, Олок! - улыбнулся Дарон. - Учись!

Див Толор восхитился, лишь отчасти притворно:

- Вы еще более прожженый интриган, чем о вас рассказывают, мой герцог!

- Хе-хе, то ли еще будет, Олок, то ли еще будет! Мы его заставим сапоги мне лизать!

- Я напомню, чтобы перед этой процедурой вы прошлись по конюшне, Дарон!

Аристократы заржали и двинулись вниз, видимо, собираясь как следует отметить произошедшее.

Я внимательно наблюдал за тем, как див Саф подъехал к своим людям, что-то им сказал, и они двинулись на отступающих. Несколько всадников значительно вырвались вперед. Стоило им приблизиться к отступающим, как те кинулись наутек сломя голову, а 'преследователи' резко сбавили ход.

- Предупредили что ли? - спросил я у Танделы, стоящей рядом.

- Да. Сказали, что всех, кого догонят до границы - порубят.

Я выругался.

- Угу, - согласилась эрольдка. - На редкость скользкий тип этот див Саф.

- Герцогу сейчас бы домой уехать, пока они увлеклись этой имитацией погони.

- Не, граф повел его вином угостить.

- Значит они сейчас выпьют, а потом пойдут проведать пленных... Да и нам пора, - вздохнул я. - Беги, найди Пуха, пусть строит десяток у ворот. Исол, пойдешь с нами, мало ли что.

Колдун проворчал что-то про обленившихся капитанов, но я пропустил мимо ушей. Главное, что пойдет, а так, пусть себе ворчит. Случившееся сегодня здорово меня утомило - давненько не было такого содержательного дня. 'Причем он еще дааалеко не закончился,' - подумал я, с грустью глядя на груду тел внизу. Предстояло все это убрать. Мертвых - закопать, раненых подобрать и попробовать вылечить.

- Соур, помощь нужна? - это поднялся наверх Вирот.

- Конечно. Могилу выкопать нужно будет. Строй людей, рядом с моими, у ворот. Как только прогорит - займемся делом.

Огонь внизу уже практически потух, но выходить было пока что рано.

Я еще немного понаблюдал за 'погоней'. Солдаты, оставшиеся на стене негодовали: див Саф, пока что, не догнал никого из нападавших на замок.

- Мувот! - крикнул я.

Начальник караула через минуту вышел из башни:

- Да, капитан?

- Как быстро ворота сможете на место приладить?

- Если Исол поможет, то до темноты восстановим.

Колдун проворчал что-то про обленившихся караульных. Мувот сделал вид, что не слышит, главное - поможет, пусть ворчит.

- Тогда поднимай решетку, пойдем раненых искать.

Мувот покосился на колдуна, но не рискнул просить его еще раз починить цепь:

- Сейчас поднимем, капитан, - и ушел обратно в башню.

Пока образовалось свободное время, я решил пройтись по стене. Солдаты уже собрались группами по 2-3 человека и в основном обсуждали главное событие штурма - уничтожающую стрельбу Олока и Танделы:

- Видал как граф со ста шагов в голову попал?

- Рыцарю?

- Нет, лучнику!

- Видал! А ты видал как Тандела сняла командира лушников?

- Ага! Шагов двести было, он даже не думал что кто-то на такое расстояние может пустить стрелу...

Второй темой для разговора был поединок с колдунами внутри замка, и тут тоже все восхищались теми же лицами. Третья группа собралась вокруг раненого:

- И как это тебя угораздило?

- Да высунулся, чтобы поудобнее прицелиться, вот и получил!

- Растяпа! Ладонь вправо - и мы бы с тобой уже не разговаривали!

Я добавил:

- Осторожнее в следующий раз, даже когда лучников противника вроде бы и нет.

Я зашел в башню, где двое караульных уже наполнили огромный котел новой порцией смолы и теперь разжигали костер под ним.

- Молодцы, быстро! - похвалил я.

- Ну так стараемся!

На втором участке стены все шесть человек собрались вокруг, ставшего местным героем во второй раз за день, Ланожа:

- Шестерых положил? - удивился я.

- Ага.

- Неплохо! А остальные?

- Остальные все вместе шестерых! - улыбнулся Ланож.

- Где стрелять учился?

- В деревне! Отец учил, он был известным охотником.

- Понятно.

Надо будет сказать Танделе, что не только она умеет стрелять из лука. Я выглянул наружу. Смола прогорела. Можно было выходить.

* * *

Я поправил шлем, взял щит и обнажил меч. Хоть бой и закончился, но какие-нибудь легко раненые бойцы могли затаиться и ждать темноты, а видя нас попробовать сопротивляться. Спустившись со стены, я скомандовал:

- Становись!

Мои солдаты подобрались, воины наместника тоже вроде как встали прямо. Вирот вышел из строя, встал чуть сзади меня. Я пошел вдоль строя, объясняя, что мы будем делать:

- Сейчас поднимем решетку и выйдем за стены. Будем искать раненых. Заодно проверяем, не затаились ли где-нибудь недобитые враги. Мертвых пока что не трогаем. Возможно, придется разделиться. Перемещение по непроверенной территории только в составе десятка. Если кому-то станет плохо - весь десяток остается вместе с ним, пока он в себя не придет. И еще. Увижу, что кто-нибудь мародерствует - буду наказывать! - я внимательно посмотрел на Вирота, но тот не поспешил повторить для своих мои слова и закончил сам. - Если для того чтобы наказать кого-то у меня власти будет недостаточно - я попрошу капитана Вирота сделать это.

Он спохватился:

- Я полностью согласен, никакого мародерства!

- Мувот, поднять решетку! Солдаты, к бою! За мной, шагом марш!

Мы с Виротом направились к выходу из замка. Уже в самих воротах к нам присоединился Исол, стоявший в теньке. Припекало порядочно. Еще час-два и трупы начнут вонять. Решетка со скрежетом уползла вверх, и мы вышли. Практически тут же к нам присоединилась Тандела с обнаженным мечом. На пяточке у ворот все было чисто - одни трупы и умирающие. Четверых пришлось добить сразу. Еще над одним Исол пару минут поколдовал, но потом покачал головой - мол, пусть не мучается. Потом мы направились чуть левее ворот - к лучникам, подстреленным в основном Танделой.

- Вот этого переворачивай, - показала эрольдка. - У него просто царапина.

Парень с пронзенным плечом видимо, потерял сознание от шока. Мы видимо расстревожили рану, потому что он вскрикнул, пришел в себя, увидел нас и что-то промычал.

- В лазарет его, - скомандовал Исол.

- Этот тоже в порядке должен быть, - Тандела указала на парня со стрелой, торчащей чуть выше ключицы, но очено близко к шее.

- Артерию перебила похоже, он мертв.

- Ну, значит вот эти двое.

В общей сложности мы тут подобрали шесть раненых, причем пару человек совсем легко, они даже пытались сопротивляться.

- Становись! - скомандовал я, когда осмотр этой кучи трупов был окончен. - Десятники, ко мне!

Они подошли и я объяснил:

- Сейчас расходимся. Все трупы должны быть похоронены в общей могиле. Пух, место знаешь. В шести - семи метрах левее выкопаете от последнего захоронения. Вирот, у тебя какой десяток копать будет?

- Шестой.

- Пух, следи за парнями, чтобы не зарыли сами себя. Остальные - сносим трупы к кладбищу. Выполняйте. Исол, Вирот, Тандела, вы куда? Мы пойдем искать трупы рыцарей и колдунов.

- Я думал, ты забыл уже, - буркнул колдун.

- Я помню, где колдуны лежат. Мы их проходили.

- С них и начнем.

К сожалению, все рыцари, кроме одного юноши были мертвы. Мы наткнулись на него довольно далеко от стен, практически в поле. Исол вывел нас на него и остановился. Мы подбежали. Юноша, почти мальчик, лежал и плакал. Он сломал ногу, видимо, при падении с лошади. Увидев нас, он закричал:

- Не убивайте! Я не хотел! Это все барон, он меня заставил!

- Спокойно, малыш, - проговорил я, а сам показал Танделе глазами, с какой стороны обходить парня. - Мы ищем раненых, тебе нужна помощь? Как тебя зовут? Давай мы отнесем тебя в лазарет.

- Я Тошик див Мир. Кажется, ногу сломал. Не могу пошевелить и боль адская. Не убивайте меня! Мой отец богат! Он заплатит большой выкуп за меня!

- Не волнуйся, мы не мародеры. Это сотник Вирот, я капитан Соур.

- Если ты нам расскажешь, как ты оказался в этой истории, то Наместник Империи, тебя, может быть, даже не объявит предателем, - мягко добавил Вирот.

Парень едва слышно прошептал: "Мы напали на Наместника!" - и заплакал. Тандела, зашедшая сзади, мягко разоружила его. Исол подошел, коснулся лба и сказал:

- Спи.

Тошик див Мир уснул.

- Тандела, дуй за носилками. А вы, давайте, снимайте с него железяки, - сказал Исол. - Посмотрим, что для него можно сделать сейчас.

Колдун едва дождался, пока мы освободили парня, и начал что-то нашептывать, ругаясь в полголоса.

- Удачно, что Тошик жив, - заметил меж тем Вирот.

- Да? А почему? Важный пленник?

- Он средний сын барона Мартина див Мира. Они с герцогом друзья.

- Интересные друзья у герцога - отправляют своих сыновей ставить ловушку на него.

- Не думаю, что Тошик был важным звеном в этой ловушке. Его или запугали или обманули. Он ведь мальчишка совсем.

Скоро пришла Тандела, с двумя солдатами, и они отнесли раненого в лазарет. Исол остался там, хлопотать среди семи вынесенных из-под стен пациентов и троих доставленных ранее, оглушенных его Семью Силами на плацу.

Появились наши аристократы, хватанувшие, судя по виду, не меньше, чем по кувшину залпом.

- Тандела, сестренка, - сказал Олок, с трудом дотягиваясь до плеча эрольдки в попытке обнять "сестру" и выдал неожиданное пьяное признание. - Я так рад, что ты у меня есть!

Тандела ответила без особого восторга:

- Вы пьяны, граф. Хотите Исол сейчас колданет, мигом протрезвеете!

Олок похлопал глазами, осмысливая, после чего замотал головой:

- Не-е-е-е, я ведь пил не для этого! Сейчас с див Тиботом поговорим, а там можно и колдануть.

- Мы направляемся! - пьяно влез Дарон.

- Вот именно! И пили мы вдвоем!

Я глянул на Вирота и тот сунулся к герцогу:

- Мой герцог, я пойду с вами! Мало ли что - в таком виде лучше, чтоб рядом были люди.

- Ха, конечно пойдешь! И Танделу с Соуром захватим!

- Не-е-е-е, Тандела у нас хотела разобраться с оружейной, так что пусть тут трофеи раскладывает! А Соура возьмем, он если что, этого Тибота в бараний рог скрутит.

Тандела молча развернулась и потопала к кладбищу, Исол направился к раненым, а мы направились в подвал донжона, где находились наши камеры для пленных.

- Ого. Да их тут с удобствами разместили! - хохотнул Дарон, когда свет моего факела выхватил трех пленников, сидящих в трех отдельных камерах.

Кто-то из заключенных негромко выругался.

- Как некультурно, уважаемый, - покачал головой Олок. - Значит будешь первым! Соур, давай в пыточную его.

- Отойди в дальний угол, - сказал я заключенному.

- Да пошел ты, ублюдок, - ответил он. - Не боюсь я ваших пыток!

Я привычно ткнул его тупым концом копья, отгоняя от двери, быстро открыл и зашел. Он кинулся на меня. Ожидаемая реакция. Я принял его на копье, не подпуская к себе, оттолкнул в угол, после чего пару раз как следует приложил кулаком. Пленник успокоился, растянувшись на полу.

- Вирот, давай вынесем.

Олок тем временем открыл пыточную, и сказал:

- Давай парнишку сюда!

Я вздохнул: не люблю я это дело. Кровищи море, а толку чуть. Да и насухую чересчур противно. Граф с герцогом, вон, подготовились заранее.

Глава 15. Соур

Пока пленник был без сознания, мы с Виротом приладили его на дыбу.

- Готово, мой герцог! - доложил сотник.

Див Пимобат передал факел ему, а Олок - мне. Аристократы подошли, и как следует рассмотрели лицо пленника.

- Узнаешь? - поинтересовался Дарон.

- Нет. А должен?

- Я тоже не узнаю. Ну, сейчас узнаем, кто это, - и герцог отвесил парню пару пощечин, быстро приведших его в чувство. - Имя? Быстро!

Пленник посмотрел на герцога и выдавил:

- Паротон.

- Должность?

- Капитан стражи замка Говуб.

- Слушай меня внимательно, Паротон, и тогда ты, возможно, выйдешь отсюда с целыми костями. Твой сюзерен погиб в бою. Твои люди по большей части убежали. Меня интересует, что вы тут делали, и кто отправил вас штурмовать замок Толор.

- Я все скажу, всю правду, мой герцог! Вчера вечером к нам прибыл посол от барона Тибота с известием готовиться к походу. Утром мы выступили, по дороге к нам присоединились люди див Тибота. Мне о целях похода не сообщали, я понятия не имел, куда мы идем.

- Врет, - вздохнул Олок. - Крути, Соур.

- Нет! Прошу вас, не надо, я не вру! - заорал капитан Говуба.

- Ты напал ночью на Толор?

- Нет! Мы вообще не нападали ни на кого!

- Врет! Вирот, крути!

Капитан так и не сказал ничего путного. Насколько я понял, его специально спрашивали то, чего он не знал, давая поорать вволю. Так сказать, психологический ход, чтобы див Тибот был сговорчивей.

Наконец, граф сказал:

- С этим все понятно, кончай его, Соур.

Капитан заорал, забился и завыл, причитая. А я, в соответствии с жестом Олока, выбрал момент и "выключил" его точным ударом. Всунул ему в рот кляп, после чего с помощью Вирота унес в другую камеру, не сообщающуюся с теми, где был див Тибот.

Граф громко сказал:

- Кровь уберите! И давайте сюда этого див Тибота, узнаем, что к чему из первых рук.

Нагнать страху у нас получилось неплохо: означенный барон проявил недюжинную смекалку, ловкость и отвагу, забившись в угол и отбиваясь от нас ногами, перемежая удары с животными воплями о пощаде и угрозами, что все мы умрем в диких муках. Поймав его за ногу, и как следует дернув на себя, я прямо по полу потащил его в пыточную. Как только он за что-нибудь цеплялся, Вирот бил его ногами, не особенно заботясь о цели удара, поэтому приволокли мы его уже значительно помятого и достаточно спокойного.

Пока мы "прилаживали" его на дыбу, барон тихонько заплакал. Мне стало противно. Понятно, что из-за этого ублюдка мы натерпелись кучу неприятностей, а часть людей рассталась с жизнями, но все же... Не люблю вот эти преставления в пыточной. Сами пытки люблю еще меньше. Я постарался сделать все побыстрее, забрал у Олока факел и закрепил его в специальном креплении на стене. Вирот справился со своей частью работы и тоже отошел.

Див Пимобат и див Толор долго смотрели на барона, после чего граф подскочил и несколько раз хлестко врезал ему по почкам.

- Это тебе за моих людей, погибших во время ночного штурма!

Когда барон более-менее очухался, он дал ему пощечину:

- А это - за оскорбления Танделы. Он ваш, мой герцог.

Дарон еще немного постоял, после чего спросил:

- Так это ты напал на Толор ночью?

- А какая разница, что я отвечу?

- Разница есть, барон. Да вы и сами понимаете. Я лично не большой любитель этого дела, но капитан Говуба рассказал нам много интересного. Получается, что вы - предатель интересов Империи, а, следовательно, ваши земли уйдут Императору, семья будет казнена, как и вы.

- Вы никогда не докажете это.

- О-о-о, мой друг, вы недооцениваете меня. Пока див Саф гоняется за остатками вашей предательской своры, у меня есть время выбить из тебя любые признания. И ты не отделаешься так быстро, как капитан Говуба. Если мастерства див Толора будет недостаточно, мы поедем в Алис. Там есть кудесники пыточного дела! Они разберут тебя по косточкам, но добьются своего!

Див Тибот молчал.

- Но у меня есть к тебе щедрое предложение. Я пощажу твою семью. А ты сдашь мне див Сафа.

Реакция барона оказалась неожиданной: он начал хихикать, а потом и вовсе расхохотался. Див Пимобат врезал ему от души: накопилось, видимо. Див Тибот замолчал и сказал:

- Я согласен. Ну, да и вы уже сами поняли, откуда ноги растут.

- Рассказывай.

- Я все скажу. Можете записывать. Но я требую, чтобы меня убили сразу после того, как я дам показания.

- Тебя казнят, как пособника, сразу после суда. Я позабочусь, чтобы твои дети остались живы.

Див Тибот покачал головой:

- Ты не понял, герцог. Я хочу умереть быстро. Прямо здесь, в этом подземелье.

- Зачем?

- Потому что див Саф узнает все. Он узнает, что я дал показания, если вы повезете меня в столицу. Он не приедет на суд, если вы его вызовите. Он убьет моих детей, если узнает, что я буду свидетельствовать против него. Он очень могущественный. У него огромная армия, куча магов... И мне кажется, он сам - маг. Причем очень сильный.

- Продолжай.

- Вначале пообещайте.

- Я выполню твою просьбу, - влез граф. - С удовольствием.

Див Тибот улыбнулся:

- Я знал, что ты согласишься. Но хочу, чтобы ты знал также, что нападение - не моих рук дело.

- А как же письмо? Ты же угрожал мне!

- Письмо меня заставил написать див Саф. Как и отказаться от присяги тебе. Он появился на похоронах отца. Обещал деньги, покровительство, власть... Даже графскую корону. Я согласился. Он не говорил о цене, которую за это придется заплатить, а я был слишком молод, чтобы об этом думать. Присягать ему он не просил, но договор, по которому я обязан его слушать, мы скрепили... Очень странный договор, печати ставили кровью. И там был абзац на непонятном языке... Он сказал, мол, перевод на язык его покровителя.

- Что за покровитель?

- Не знаю. Он не называл его имени. Но он откуда-то постоянно брал деньги, иногда гигантскими суммами. Новенькие имперские золотые. Они решали все проблемы. Я получил деньги. Но только на наемников и солдат. И я был вынужден постоянно отсылать их то в один регион, то в другой. Люди гибли, их заменяли другими. Практически сразу див Саф прислал мне в замок трех Магов из Ордена. Оплачивал он их сам, но они выполняли и мои приказы. Заодно, передавали мне его пожелания, и следили за их выполнением. Я купался в роскоши и вседозволенности, а див Саф, при помощи моих солдат и наемников, делал свои темные делишки.

- Хочешь сказать, что ночные нападения на замки спланированы им и проведены твоими людьми?

- Не обязательно моими. Были и другие. Но своими солдатами он не пользовался. Все работало, как часы. Див Саф невероятно умен, нагл и деятелен. Вы не знаете, герцог, но он добился влияния на всех аристократов севера, кроме тех, что охраняют границы. Там ваши гарнизоны, он туда не совался. Наверное, планировал, что получит на них влияние вместе с титулом Наместника Империи.

- А как див Мир? Почему его сын был в вашем отряде?

- Не торопитесь, все по порядку. Сломались часы во время ночного нападения на Толор. План сорвался, да еще плюс ко всему огромные потери. Див Саф был в бешенстве. Но у него созрел новый план. Он ждал, что вы позовете Наместника Империи, и тогда будет возможность прихлопнуть и вас, и див Толора. При этом еще и оказаться героем в глазах Императора. Но граф не отправил гонца, вместо этого он напал на наши засады на дорогах, которые должны были об этих гонцах доложить, и убить на обратном пути. Тогда у див Сафа и возникла мысль спалить деревни. Тут-то вы и примчались... И снова мы обломали зубы об Толор...

- Вы жалеете об этом?

- Сейчас - нет. Когда ночной штурм Толора не удался, я понял, что очень скоро окажусь на эшафоте. Либо вы меня поймаете и казните, либо див Саф принесет в жертву, когда его к стене припрут.

- Твои слова немного не соответствуют тому, что мы слышали, когда ты был под стенами.

- Угу. Обстановка коренным образом поменялась, не находите? - усмехнулся див Тибот. - План с вашим спасением был великолепным по своей простоте и эффективности, Дарон. Див Толор убивает вас, мы убиваем див Толора, ваши Маги все подтверждают. Император дарит вашу корону и должность див Сафу. Я получаю земли графа. Идеальный план.

- Зачем вы полезли в замок? Это же абсурд, всего полтора десятка воинов!

- Див Саф сказал. Главное было провезти внутрь Магов. После того, как они убьют вас, три ваших Мага присоединились бы к нам, им было уже заплачено. Но... Маги не справились.

- Что скажешь, Олок?

- Скажу, что план див Сафа был гораздо глубже, чем он вам рассказал. Меня планировали обвинить еще и в ваших убийствах, похоже.

- Я тоже не представляю, как колдуны справились бы с сотней солдат, окружающих их. Вас пустили только убить меня и умереть.

- Нам говорили другое. Мы верили. Див Саф никогда не ошибается. К тому же... Что мы могли сделать? Мы обязаны были ему повиноваться.

- Кто - вы?

- Я, див Говуб, див Расул. Мы все подписывали договор. И нас контролировали маги.

- Ясно.

Див Пимобат на секунду задумался... А потом неожиданным ударом "выключил" барона. Пока мы приходили в себя от неожиданности, он спросил:

- Вирот, где мои Маги?

- Мы заперли их в одной из казарм.

- Жаль. Надо было убить. Но это мы сейчас исправим. Меня не оставляет предчувствие, что они нам могут нагадить, если мы будем медлить.

Олок возразил:

- Не должны бы. Исол рассказывал мне принцип заключения сделок с Орденом Магов, да и слова див Тибота подтверждают: даже Маги, которых перекупили, могут действовать против того, с кем был заключен договор, только после его смерти. Или после разрыва договора. Иначе они сами погибнут. Там очень могущественное древнее заклинание, опять же, на крови. Ваша жизнь - залог их нейтралитета.

- Все равно, они меня нервируют. Орден предал меня!

- Вовсе нет. Когда у двух противоборствующих сторон в наличии Маги Ордена, кто первым подсуетился и дал денег, тот и получает поддержку магов. Тот, кто не подсуетился - ее лишается. При этом Орден обязует того, кто платит, заключать сделку сразу и на тех магов, что у противника, чтобы они не остались без работы после смерти старого нанимателя. Деньги решают все.

- Див Саф действительно так хорош, как о нем говорят? Я что-то начинаю побаиваться за себя.

- Помнится, вы и сами говорили, что он очень сообразительный и шустрый.

- Хреново. Какие мысли?

Я попробовал вмешаться, пока все молчали:

- Может быть, вам собраться, и вернуться в Пимобат? Когда под рукой будут верные люди - див Саф уже не так страшен.

- Да я его и не боюсь! Тревожно просто, как он умудрился все это у меня под носом провернуть! Причем подозревать что-то я начал совсем недавно.

- А-а-а, - простонал див Тибот, приходя в сознание. - Моя голова...

- Ничего, переживешь, - сказал Олок.

- Теперь давай о Тошике. Как он оказался в вашем гадюшнике?

- Тошик див Мир? Не знаю. Див Говуб притащил его. Говорил, юнец, узнав, что Наместник попал в плен, воспылал желанием спасти его.

- Понятно. Бедный мальчишка.

- Вирот, снимайте его. Бумагу, перо, чернила, пусть пишет то, что рассказал.

- Соур, давай, неси.

Я вышел. Оставшийся в камере пленник метнулся в угол с воплем:

- Не-е-е-т!

Я усмехнулся и прошел мимо. День заканчивался, солнце уже скрылось за стенами замка. Я пропустил Тита, несшего кольчуги, и направился наверх. Тандела в оружейной давала указания, перемежая воплями: "Не туда!"

На обратном пути меня поймал Пух:

- Капитан, караул готов к смене!

Я и забыл совсем, Мувота же пора было менять.

- Стройтесь, сейчас выйду, - я кивнул на плац, а сам нырнул вниз.

Див Тибот уже сидел напротив капитана Говуба.

- Пойду караул сменю, - сказал я, отдавая чернила Олоку.

Он кивнул:

- Давай, потом бери Танделу и поднимайся в кабинет. Мы тут быстро.

Я не стал уточнять, что они тут сделают быстро, и занялся привычным делом. Так проще.

Пух скомандовал:

- Смирно! - и доложил. - Мой капитан, караул к разводу готов!

- Вольно, оружие к осмотру, - я прошелся вдоль линии бойцов, проверяя. - Что с копьем, Томас?

- Вчера неудачно метнул.

- Замени в оружейной, бегом.

- Пух, почему не проверил?

- Да оно ровное, просто чуть зазубрено!

- Какое чуть? - я поднес острие к его носу. - Острие сплющено! А если не пробьет щит!?

- Должно пробивать, я сам с таким ходил одно время!

- Правильно, ходил до тех пор, пока я тебя не заставил его поменять! Внимательней за оружием следите! Не стесняйтесь в оружейной поменять вышедшее из строя! Оружие - это единственное, чего у нас с лихвой хватает.

Прибежал Томас с новым копьем, и я кивнул:

- Принимай караул, Пух. Потом с Мувотом - ко мне.

- Есть! - и десятник повел людей в караулку.

Я немного помедлил и пошел следом. Выглянул за ворота: убитых еще закапывали, доспехи и оружие носили в оружейную. Зашел в караульную, спросил:

- Пух, мародерничать не пробовали?

Тот расплылся в улыбке:

- Не-е-е, мародерства не было!

- Ясно. Никого не поломали?

- Так, помяли чуток. Ничего серьезного.

Десятник просто сиял. Неспроста, подумал я. И пошел проверить. Я подозревал, что Пух выбил пару зубов особо рьяным солдатам, но дело было не в солдатах. Видимо, сцепились они с десятниками Вирота. Итог: весь младший командный состав наместника был выведен из строя.

Заприметив Хонора, я подозвал его:

- Рассказывай.

- Да чего тут рассказывать... Решили эти грифы пощипать кольца у рыцарей. Прямо при Пухе. Тот им объяснил: пока офицеры не придут - рыцарей не трогаем. Те в отказ, мол, ничего такого нам не говорили. Ну и... Подрались чуток.

- Результат я вижу, кто разнимал?

- Тандела.

- Понятно.

- Это... Десятников она приложила.

- Да ладно? А вы чего, стояли, смотрели?

- Ну, мы ... Мммм... Помогали, да. Чуть-чуть.

- Еще что-нибудь?

- Нет. Сейчас все успокоились.

- Иди, работай. Заканчивайте быстрее, стемнеет скоро.

- Да, мы быстро!

Я пошел назад, размышляя, что отвечу Вироту, когда тот поинтересуется, кто побил его десятников. Надо валить все на Танделу, как солдаты, решил я.

Мувот с Пухом уже ждали меня у ворот.

- Мой капитан, десятник Мувот караул сдал!

- Десятник Пух караул принял!

Я кивнул:

- Отдыхайте, Мувот. Пух, на службу.

Из окна кабинета крикнула Тандела:

- Соур, поднимайся, только тебя ждем!

Духи и демоны! Я ведь даже кольчугу не снял!

Глава 16. Тандела

Соур скрылся в подземельях под донжоном, а я направилась на кладбище. Мувот стоял в воротах и, заметив меня, махнул рукой - быстрее сюда, мол.

Я чуть прибавила шаг:

- Что там?

- Не знаю почему, но Пух сейчас подерется с кем-нибудь.

Я глянула и присвиснула от удивления: Пух схватился сразу с тремя солдатами Наместника. Острый слух, доставшийся мне от предка по эльфийской линии, позволил услышать их разговор, но ничего содержательного в нем не было - сплошь оскорбления участников спора и их родственников. Парням, оказавшимся не простыми солдатами, а десятниками, показалось, что их компетенции достаточно, чтобы начать снимать с рыцарей доспехи (и драгоценности), Пух же настаивал на присутствии офицеров. Поскольку все это отдаленно смахивало на попытку мародерства (а по сути, ей и была), парни решили не переходить к активным действиям, и после перебранки отошли к своим подчиненным.

- Ну вот видишь, а ты говоришь, подерутся! - улыбнулась я.

- Если ты там их не успокоишь - точно подерутся! - заверил Мувот. - Эта троица уже давно вокруг рыцарей кружится, я отсюда наблюдаю.

- Так я, как раз, туда и иду. Остужу парней чуток.

Я особенно не торопилась - день утомительный выдался, и стала свидетелем забавного зрелища.

Имперцы, едва отойдя к своим и убедившись, что Пух снова принялся рыть яму, придумали план. Для начала они отправили пару бойцов "копать". Те буквально парой ударов обвалили стену, за что тут же удостоились внимания и очередной порции лестных эпитетов Пуха. А тем временем трое мародеров занялись грабежом. Меня они видели, но приняли за простого солдата. Я чуток прибавила ходу. Хотелось успеть до того, как начнут рубить пальцы с кольцами.

Парни так увлеклись раздеванием одного из рыцарей, что когда я полупинком-полутычком в область почек отправила одного из них кувыркаться по земле, двое других даже не сообразили что к чему. Инерция была потеряна, и наносить удар в ухо очередного начинающего преступника мне пришлось рукой в кольчужной перчатке. Бедняга упал на того самого рыцаря, с которого только что снял кованую перчатку.

- Что ты... у-х... - солдат приземлился рядом с сообщником.

- Ну все, это слишком! Бей их! - раздался вопль сзади.

Я быстро обернулась, перекладывая копье из левой в правую и переворачивая его для броска тупым концом. Набегающая толпа солдат мне не помешала, и всего через секунду подстрекатель получил бросок точно в грудину, а я принялась работать кулаками, ногами и даже челюстями - после того, как меня повалили. Подмога подоспела практически сразу же - Пух и Хонор, таранами врезались в толпу, нависшую надо мной. Я подскочила, раздала пару пинков отползающим во все стороны имперцам, а к нам уже неслись со всех ног остатки десятка Пуха.

- Опа! Вот он ты, родимый! - сказал Пух, выуживая из пытающейся разбежаться толпы десятника и толкая в мою сторону. - Проследуй-ка на доклад офицеру!

Несмотря на немалую скорость полета, по дороге он поймал еще и ускорение от сапога Хонора. Останавливать столь ретивый снаряд пришлось ногой в грудь, а то пролетит. Пока парень пытался вздохнуть, я спросила у Пуха:

- Где еще двое десятников, которые тут на тебя прыгали?

- Одному ты копьем зарядила. Другой был среди тех что рыцаря потрошили.

- Этих всех - работать, - я кивнула на солдат. - Больше не бить! И не улыбайтесь мне тут, я сказала не трогать! - настроение было не очень - при падении неудачно ударилась копчиком. - Десятников - тащите сюда. И копье мое принесите!

Солдаты Наместника упорно разбегались от наших, поэтому я решила навести порядок другим способом, и скомандовала:

- Солдаты, становись! Пух, живо, строиться! Брось их, Хонор, сами построятся! Солдаты, становитесь в строй! Раненым сейчас будет оказана помощь, но для начала я вас пересчитаю! Нашли за кого заступаться, за мародеров, мать их дери, которые все равно болтаться на стенах будут, если их поймают!

Когда эта, исцарапанная и побитая толпа, приобрела некое подобие строя, я посчитала их. Отсутствовали всего пятеро - трое десятников плюс пара, которую я отоварила в самом начале. Эти лежали тут же - перед десятками, в которых числились.

- Внимание, солдаты! Я - лейтенант стражи замка Толор, Тандела! То, что сейчас произошло - совершенно недопустимо, начиная с мародерства и заканчивая дракой! Но сегодня слишком сложный день, чтобы наказывать вас, и нас слишком мало, чтобы вешать мародеров. Капитаны Соур и Вирот ясно дали понять, что мародерства у нас не будет, но ваши так называемые десятники приложили недюжинные усилия, чтобы их повесили. Слава Богам, мне удалось остановить их. Немного помяв, правда... - по строю пошли смешки, значит все будет в порядке. - Но это будет им уроком в следующий раз не затягивать петлю на шее - выскочить из нее целыми не получится. Сейчас продолжаем работать, до темноты надо похоронить всех убитых, а оружие и доспехи отнести в оружейную. Пух, организовывай, этих пятерых - несите в лазарет, Хонор, Ланож, со мной.

Пух с энтузиазмом принялся за дело:

- Ты, ты, ты - будете старшими в десятках. Имена? Хорошо, мы будем копать, вы - раздевайте убитых. Кольчуги и панцири здесь, оружие - сюда, золото, деньги, драгоценности - на вот этот плащ. Вопросы?

Тишина.

- Про мародеров напоминать не буду, но если увижу - присоединитесь к этим, - он кивнул на цепочку солдат, уносивших покалеченных.

Хонор, пока мы шли, удивился:

- Быстро мы их в чувство привели. И без жертв практически.

- Неудивительно. Когда они экипировку снять успели-то?

- Да сразу, как только копать начали.

- Ну, а что ты хочешь, по железякам голыми руками неудобно стучать.

После разделения работ и устранения саботажников, дело пошло, значительно, бодрее.

Я проследила за разоблачением рыцарей. Помимо доспехов принесли кучу золота и две баронские цепи. Я сразу связала все это в узел и унесла от греха подальше:

- Я в оружейную. Все железо туда сносите. Пух, баронов похороните отдельно.

- Хорошо!

Мувот показал большой палец, когда я проходила мимо, но комментировать разборки не решился.

- Соур не выходил? - спросила я.

- Нет.

У лестницы вниз, в донжоне, я чуть подзадержалась. Жутких воплей слышно не было, и я поднялась в оружейную. Бросив плащ с золотом в угол, прикинула свободное место. Если пластинчатые доспехи сложить в дальнем от двери углу, а кольчуги сразу развесить, то оружие можно будет разложить по типам прямо в главном коридоре комнаты. Будет относительный порядок. Ну, во всяком случае, лучше, чем если свалить все в одном месте.

- Куда, лейтенант? - спросил зашедший солдат наместника.

- Кольчуги вешай сразу, на свободные места.

И началось. Я вертелась как белка в колесе, принимая, показывая, перекладывая и исправляя, потом поток экипировки иссяк, но я продолжала наводить порядок. За этим делом меня и застали аристократы.

- Долго ты еще, Тандела?

- Да чуток осталось! Оружие разложу, и все!

- Заканчивай и поднимайся в кабинет, мы ждем.

- Хорошо, я быстро! Граф, стойте, совсем забыла! Вот, это с рыцарей сняли. Золото в основном.

- Увесистый! На прогулку, а не на войну собирались, похоже, - улыбнулся Олок.

- Ну, теперь уже войн у них не предвидится! - хохотнул герцог.

Раскидав оружие по кучам и заперев оружейную, я поднялась наверх. Граф с герцогом уже основательно пригубили очередной кувшин и при виде меня расплылись в пьяных улыбках:

- Тандела! - протянули они почти одновременно, не глядя мне в глаза.

Герцог отодвинул стул рядом с собой:

- Садись сюда, красавица!

- Шутите, Дарон? - улыбнулась я.

- В каждой шутке есть доля шутки, дорогая! - он налил вина мне в стакан. - Сыр, хлеб? Мясо?

- Мяса, и побольше. Надо понимать, чем более смешная шутка, тем меньше правды?

- Не всегда! Иногда над правдой смеются больше, чем над самой шуткой!

- О! Я и не знала!

- Ты еще слишком юна, девочка моя! Ну-ка, посмотри на меня! - он неожиданно взял меня за подбородок и пристально, неожиданно трезвым взглядом посмотрел в глаза. Потом отпустил, хлебнул вина и добавил раздосадованно. - Волосы больше не брей, женщина не должны ходить лысой, даже в армии. Иллюзию со зрачков тоже убери. Граф, вы не слышали указ императора двухнедельной давности?

- Нет, откуда? Мы тут в изоляции да-а-авно сидим.

- Император отменил преследование бессмертных, теперь любое существо, независимо от расы, пола и степени владения магией, родившееся в Алисоне имеет перед законом одинаковые права.

Граф улыбнулся:

- Надо же, всего то три сотни лет понадобилось, чтобы сообразить, что не в цвете волос дело.

- Надо сказать, император так не считает. Он думает, что и в цвете тоже дело есть. Но за эти столетия эрольды стали настолько редко встречаться, что нет смысла их травить. Граф Болут убедил его, что небольшое число торговцев, путешественников, да и просто алисонцев, в крови которых есть кровь древних рас только разнообразят и улучшат Империю.

- Да уж. Император на редкость твердолобый у нас. Демоны только и помнят, когда какой-то эрольд пустил стрелу, пролетевшую рядом с его задницей, этого парня схватили и казнили, как и его родственников. Так, с тех самых пор, и повелось: чуть выше среднего роста - укоротить на голову, чуть ниже - посадить в тюрьму, волосы не стандартной окраски - или брейся, или суй голову в петлю. Ну, а если научился читать заклинания и не получил на это разрешения в Ордене Магов... Топись, а то эти самые Маги и завалят.

- Заметь, ты говоришь про время, когда Империя стала самым сильным государством в регионе, времени, которое не может считаться плохим!

- Мой герцог, не рассказывайте мне про могущество Алисона. Оно и тысячу лет назад опиралось на мощь Белых наронтов, и сейчас держится на ней. Пока Император держит их в узде и число наронтов растет, мощь Империи - вместе с ними. А уничтожение древних рас на территории Империи никак не сказалась, разве что последние существа, действительно владевшие Магией, были убиты.

- Наронты владеют боевой магией!

- Их магия - магия другого мира. Исол говорил, она жиждется на управлении эмоциями и неисчерпаемой темной энергии. А Магия нашего мира имеет в основе управление чувствами, стихиями и, практически, всегда используемая магическая энергия - внутренняя энергия мага, запасенная заранее, или взятая, непосредственно, в момент произнесения заклинания. Да, Волшебники и самые могущественные Маги умеют пользоваться стихийными энергиями и управлять стихиями, Боги и Полубоги пользуются, так называемой, маной, энергией молитв, обращенных к ним, Разрушители, равно как и духи, пользуются энергией собственных стихий, но их единицы.

Граф замолк, а мы все смотрели на него, раскрыв рот. Дарон отставил стакан с вином и заявил:

- Вы не перестаете меня удивлять. Практически сразу, приехав сюда, я занес троих - Исола, Танделу и Соура в список подозрительных личностей. Самым подозрительным был тогда Соур - ну вылитый румиец. Исол - колдун, мои Маги сразу его принялись обсуждать. Тандела шла третьей - ну слишком уж здоровая для женщины, да еще и лысая. Единственный, кто у меня был без особых подозрений - это ты. Нормальный аристократ, побитый жизнью. И что же мы имеем в итоге? Как оказалось в реальности все наоборот: Соур - практически безобидный, по сравнению с остальными, командир стражи. Исол, полностью оправдывает ожидания. Колдун, очень сильный и полезный. Тандела, оказывается эрольдкой - ничем иным такое феноменальное обращение с луком и полное отсутствие волос не объяснить. И тут, меня удивляешь ты. Стреляешь из лука лучше Танделы. Рассуждаешь о магии больше Исола. Тандела - кровная сестра. Не видел как ты обращаешься с мечом, но судя по всему, не из последних в замке. Так кто же ты? Эрольд, колдун или румиец?

- Не смешно! Я - обычный пьяный аристократ, которого потянуло на беседу о магии, знаний о которой нахватался у своего колдуна.

- Ну-ну. Будем считать, отскочил, - улыбнулся див Пимобат. - Отца твоего я знаю. Он эрольдом быть не мог. А вот мать? Она не была представлена мне.

- Она умерла при родах.

- Соболезную.

- Да ладно уже.

За пьяным бредом, что несли Олок с Дароном, обсуждающие за столом темы, за которые можно влегкую попасть за решетку раз и навсегда, я внезапно осознала: я, духи и демоны меня раздери, могу больше не прятаться! Можно снять заклятие с зрачков и вернуть им родной цвет. Можно отпусттить волосы. Можно пользоваться магией! Да! Магия!

От избытка чувств и нетерпения я аж привстала, увидела Соура, входящего в замок, и закричала:

- Соур, поднимайся, только тебя и ждем!

- Долго он, - заметил Олок.

- Ничего! Доставай карту, подумаем, как окончательно див Сафа отшлепаем!

Глава 17. Соур

Кольчуга кольчугой, а заставлять аристократов ждать не хотелось, поэтому я вошел в кабинет как есть - в полной экипировке. Герцог посмотрел на меня и сообщил пьяным голосом графу:

- Дак он в железе! Вот и тащится еле-еле!

- Вижу! - не менее пьяно ответил Олок и грохнул кружкой по столу, на котором уже разложили карту.

Оба они уставились на пятно, от вина, расползающееся по карте, а я воспользовался моментом, уселся и, завладев внушительным куском мяса, приступил к ужину.

- Исол, пятно! - сообразил, наконец, Олок, к кому обратиться за помощью.

Колдун кивнул:

- Ага, вижу.

- Чего - вижу?! Убери!

Колдун взял карту, стряхнул с нее влагу, протер о собственную рубаху и разложил обратно и сел:

- Что-нибудь еще мой граф?

- Твою мать! - расхохотался Дарон.

- Ы-ы-ы, - заржал Олок.

- Вы давно сидите, что такие хорошие? - поинтересовался я. - Вроде в пыточной нормальные были, время-то прошло совсем ничего.

- Мы трезвые! - возмутились аристократы в один голос.

- Угу.

- Мы видим, - добавила Тандела.

- Отрезвить? - спросил Исол. - А то я сейчас спать пойду, на утро будете головой мучаться.

- Да не, не надо.

Исол встал и ушел. Следом засобиралась эрольдка. Дарон и Олок проводили ее масляными взглядами и герцог пихнул графа под бок:

- Слушай, ты вот расскажи, как умудрился упустить такую пташку?

- Да я как-то за ней и не охотился. Вон, у нас, любитель несовершеннолетних эрольдок сидит, - Олок кивнул на меня и замер. По ходу дела тут, пока меня не было, герцогу уже успели многое рассказать.

Див Пимобат усмехнулся:

- Ну это в общем- то, понятно. Такой здоровяк и девку себе под стать ищет. Но я то про тебя говорю! Неужели не понравилась?

- Почему, понравилась. Но я-то знаю, что к тому времени, как она начнет понимать, чего от нее хочет Соур, тот успеет поседеть. А то и в гроб лечь. Поэтому, когда мы обменивались клятвами, у меня даже мысли не было произнести супружеский вариант.

- Значит, все-таки ты знал о том, что можно было произнести его!

- Знал, а толку?

- Просто мне интересно, как тебе удалось дожить до твоего возраста, не жениться и не завести детей.

- А. Начиналось все как обычно. Балы, дамы, вино, ухаживания. любовь. Но ее отец, в ответ на предложение, сказал, что не планирует в ближайшее время отдавать дочь замуж. А через два месяца на ней женился один барон...

Граф замолчал, глядя в пламя камина.

- Ну, а дальше?

-А? Дальше? Там все было не слишком хорошо. Если рассказывать коротко - меня остановили в момент, когда я уже готовился вспороть его жирное брюхо. Она и остановила, крикнув, что ждет от этого борова ребенка... Я не стал его убивать. Сделал ей так сказать, свадебный подарок, - граф жутко улыбнулся - одними губами. - Неплохой такой подарочек, килограмм сто двадцать!

Герцог после паузы сказал:

- Я помню эту ситуацию. Барон Макс див Ногид. Он приезжал ко мне, обвинял тебя в предательстве интересов империи. Покушение на убийство, дуэль, кровная месть. Я послал его обратно к жене, она как раз родила сына.

- Мне тогда очень хотелось умереть, Дарон. Если бы ты меня казнил - не сильно расстроился, но сейчас скажу - спасибо.

- Ну, с несчастной любовью в юности все понятно. А что дальше?

- Какая, к демонам, юность? Мне было двадцать три. Я два года вообще из замка никуда не выезжал. Потом выехал на какой-то бал. На меня показывали пальцами, даже не особенно заботясь о том, чтоб я не замечал. На этом мои любовные похождения закончились.

- Мда. Необычно. На дуэль не пробовали вызвать тех кто пальцами показывали?

- А смысл?

- Ну, думаю, перестали бы пальцами показывать.

- Вряд ли. Просто делали бы это не на виду.

- Да. Это верно. Ну, а если напрямую, Олок? Разузнал бы, приехал в гости к любому барону с незамужней дочерью. Договорился бы.

- Ха! Дарон, вот ты меня вроде неплохо узнал, а сам-то отдал бы за меня свою дочь? - Олок вперил в герцога требовательный взгляд.

- Я? - див Пимобат пожал плечами. - Н.е.е.е.т.

Совершенно очевидно, что графа ответ взбесил - у него широко раздулись ноздри, вздулись желваки на скулах, но он мгновенно взял себя в руки, откинулся в кресле и улыбнулся:

- Вот вам и ответ, Наместник. Я никудышный жених. Граф без армии, денег и даже герба. Бастард, с соседями - врагами. Кто отдаст за меня дочь, зная, что детям скорее всего достанутся разоренные земли и пустой замок? Это если им что-то достанется.

Дарон, видимо, потрясенный реакцией графа, попробовал его успокоить:

- Олок, да ты чего, я просто не подумав ответил! Ты тоже хватанул: я ж не барон, а герцог! Да и дочери у меня давно замужем!

- Не все, герцог! И вы даже не подумали о том, что ее можно отдать за меня!

На этот раз взорвался Дарон:

- Ты что мелешь, граф! Ты вообще, понимаешь, о чем говоришь?

Олок отвернулся к окну, буркнув:

- Понимаю.

Дарон сидел, глядя на него, потом успокоился и заговорил:

- Она не видит. С детства слепа. И ты предлагаешь ее отправить к тебе сюда?! На эту живодерню, где недели не проходит, чтобы кто-нибудь не помер?

- Я просто так спросил, герцог. Так же, как вы, мыслит любой отец. Можете не продолжать.

- Спокойной ночи, граф.

- Вам постелено у меня, поднимайтесь выше.

- Спасибо, со своими людьми переночую.

Дарон вышел, следом Вирот, а Олок посмотрел, как я дожевываю остатки мяса.

- Я все испортил? - спросил он.

- Это слишком мягко сказано.

Граф горестно вздохнул, откинулся в кресле и уснул.

И он был прав, демоны его задери. Утро вечера мудренее, и я поспешил последовать его совету.

* * *

Гонец, прискакавший утром, мне не понравился сразу. Да и повел он себя подозрительно - с криком:

- Послание от графа див Сафа! - бросил у ворот мешок с непонятным содержимым, развернул коня и ускакал.

Я посмотрел на Исола:

- Магического ничего нет?

- Соур, ты совсем сдурел? Это обычный мешок. Окроваленный, кстати. Головы предателей империи, которых его отправил разыскивать герцог?

- Возможно. Сейчас посмотрим.

- Тандела, сходи за графом. Пух, мешок неси.

Олок явился помятый и заспанный.

- Что тут у вас? Послание див Сафа герцогу? А какого демона меня подняли? Герцога и зовите! Тандела, он собирался в казармах спать, сходи.

Герцог явился, да не один, а с див Миром. По лицам обоих видно было, что после завершения застолья с Олоком див Пимобат продолжил пить с другим собутыльником.

- Все нормально, Тошик? - спросил Исол. - Нога больше не болит?

- Нога - нет. Голова - она вот болит.

- Ну где тут у вас послание? Этот мешок? - Дарон смерил его взглядом. - Кровь... Головы что ли? Див Саф совсем одурел? Вирот, открой, посмотрим, кого из своих он решил принести в жертву.

Пока капитан развязывал горловину, я смотрел на Тошика. Не потому, что догадался, что там. Просто пытался привыкнуть к тому, что он теперь тоже с нами. Поэтому, я вначале увидел, как разительно изменились его черты, когда Вирот достал первую голову, и лишь потом услышал вопль Дарона:

- Неееет!!!

Я повернулся к герцогу, уже догадавшись, чья это голова. Тот стоял, схватившись за голову и качая ей, как-будто не веря в то, что видит.

Вирот, видя реакцию, осторожно положил голову на камни. Подошел Тошик и прошептал:

- Отец, прости меня, - и закрыл на голове глаза.

Он полез в мешок. Вытащил женскую голову. Из глаз у него потекли слезы:

- Прости меня, мама...

Положив ее рядом с отцом, он снова полез в мешок. Там была еще одна голова, он подозревал, чья, но до последнего не верил. Это была голова девочки. Он зарыдал, стоя на коленях перед ними.

- Сестра... За что, сестра...

Герцог, черный лицом, как туча, обнял его за плечи и попробовал поднять и увести, но тот долго не давался, задавая один вопрос:

- Сестренку за что? За что они убили Амели?

Наконец, див Пимобат поднял его, я сунулся было помочь, но Дарон жестом показал: не надо. Они ушли в казармы. А головы семьи див Мир остались лежать на мощеном камне. К моему удивлению, первой подошла к ним Тандела. Она закрыла глаза девочке и сказала:

- Надо убрать их пока что. Как найдем тела - похороним.

Говорила она будничным голосом, что вывело нас из ступора.

- Да, девочка моя, давай их сюда, - засуетился Исол. - Помещу их во временной пузырь, чтобы не разлагались сильно.

Они понесли страшное послание див Сафа в комнату колдуна.

Олок молча потопал следом за герцогом. А мне что оставалось делать? Правильно, я проверил, не осталось ли чего в мешке. И нашел записку: "Головы заговорщиков, организовавших нападение на Толор. Скоро привезу остальных, ждите".

* * *

Как и ожидалось, через час Тошик пришел ( или "ушел") в себя, а Дарон начал рвать и метать. Герцог прочитал записку, разразился страшными ругательствами, орал, визжал, рычал, кидался на стены, разбил в кровь руки, но ничего уже было не вернуть. Див Миры мертвы, див Саф - далеко. Олок напомнил, когда он чуть успокоился:

- Див Саф написал, что везет остальных. Что бы это могло значить?

- Я откуда знаю!!! - заорал герцог. - Может быть он везет головы их людей! А может... может быть других аристократов? Духи и демоны!!! Он едет сюда? С армией? Мы должны убить его! Вирот, строй людей! Экипируемся! В бой!

Сотник не спешил шевелиться. Он уже понял, куда клонит граф, как и я.

- Их слишком много, мой герцог. И они идут сюда. Нам надо уезжать, или мы окажемся в ловушке!

- Что?! Бежать?! - он подбежал и схватил его загрудки. - Никогда!!!

Вирот молча замер, не делая попыток освободиться. Это слегка привело Наместника в чувство. Внезапно успокоившись, он отпустил капитана и прошептал:

- Их слишком много...

И ушел к сидящему в казарме Тошику.

Граф посмотрел на Вирота и сказал:

- Вам надо уезжать. Чем быстрее, тем лучше.

- Да. Еще вчера надо было уехать. Как див Саф ушел.

- Угу. Как Соур и предлагал.

Я пожал плечами:

- Кто ж знал, что все так обернется.

- Пойду попробую поговорить с герцогом.

Мы забрались на стены и внимательно вглядывались вдаль. Приближался полдень, а див Сафа все не было. Олок начал рассуждать:

- Вчера днем мы их отсюда погнали. Ночью они взяли Мир. Если выступили в поход немедленно - будут тут к вечеру. Если отдыхали - то не раньше, чем завтра.

- Они не могли не отдохнуть после двух схваток за сутки. Если герцог выедет сейчас - у него будет хороший запас. Не догонят.

- Не похоже что он выедет сейчас. К вечеру было бы неплохо его уломать. Будет в запасе ночь дороги.

- Честно говоря, не ожидал я такого поворота событий.

- Ты про что?

- Про убитых див Миров. Это варварство какое-то!

- А. Да. Про див Сафа и не такое рассказывают. Был у него период - он еще только во владение вступил - воевал с кочевниками, там коллекционировал части тел. Любые. Тихий ужас. Див Миров жаль. А за девочку, ему Боги не должны простить. Ребенок совсем, лет 12.

- Наверное она сопротивлялась, мой граф, - высказалась Тандела. - Не думаю, что ее хотели убивать.

- Неважно. Твоих родителей будут убивать, ты не будешь сопротивляться? Мне див Саф за эту девочку заплатит. Лично. Дали бы Боги дожить до встречи с ним...

Граф отвернулся. Я смотрел на дорогу. Стояла привычная духота. Ни дуновения, даже на стене. Ни проезжих, ни див Сафа.

* * *

Герцог принял решение выехать внезапно. Духота уже спала, дело шло к закату, и мы с Олоком уже смирились, что будем ждать див Сафа в замке, и спокойно потягивали вино в кабинете, когда Дарон и див Мир вылетели из казармы. Следом начали выскакивать солдаты в полной экипировке.

Я присвистнул:

- В ночь ехать собрались, граф.

- Что? Кто? Герцог? - Олок выглянул в окно. - Совсем сдурел с горя?!

Див Толор рванул вниз.

- Герцог, стойте! Вы куда?

- Домой, ясное дело! Не ждать же див Сафа тут! - угрюмо бросил тот, продолжая отдавать указания.

- Мой герцог, это не лучшее решение! По нашим расчетам он будет тут в самое ближайшее время! Вы не успеете далеко оторваться!

- Не важно. Сунется за нами - разобьем его.

- Наместник, это глупо! Их там будет не меньше полутора сотен! - Олок попробовал задержать герцога.

- Граф, отвали! Я сказал - еду, значит еду! - Дарон вырвался и гневно сверкнул глазами.

Олок отскочил, как будто облитый ушатом холодной воды. Он еще несколько минут наблюдал за приготовлениями герцога, а потом сказал мне:

- Строй людей. Мы поедем с ними, - и пошел в башню.

Я проводил его безумным взглядом, после чего заорал:

- Стража, строится в готовности к походу! - а сам кинулся за графом. - Олок, зачем? Мы можем спокойно сидеть в замке!

- Не получится отсидеться. Герцога догонят и убьют. В его смерти обвинят меня. Замок возьмут, нас всех убьют. Так что едем, готовь людей. Поехать с Наместником и попробовать не дать его убить - наш единственный шанс остаться в живых.

Я коротко кивнул, разворачиваясь к солдатам, выносящим на плац вещи:

- Десятники - ко мне!

- А я? - спросила Тандела, появившаяся из комнаты Исола.

- Тоже собирайся. Ох, чувствую, непростая нам ночка предстоит.

- Не дрейфь, капитан! - улыбнулась она. - Зато разомнемся как следует!

- Ты, помнится, недавно в койке лежала после такой вот разминки.

- Случайность! Больше не повторится!

- Давай собирайся, не трынди под ухом!

- Есть, мой капитан!

Она убежала, а я покачал головой:

- Ну, блин, дала судьба лейтенанта!

Глава 18. Тандела.

Я поднялась наверх, и не обращая особого внимания на Олока, копошащегося в дальнем углу спальни, начала переодеваться. Граф кинул взгляд в мою сторону, вздрогнул и быстро отвернулся. Я внутренне улыбнулась. Что ни говори, а приятно, когда мужчины вот так вот на тебя смотрят. Кольчуга привычным грузом легла на плечи, потом я затянула ремень на поясе, повесила шпагу, меч, перекинула через голову тулу со стрелами и луком, взяла копье и щит. Повернулась, а Олок уже был облачен в полный доспех. Помогал ему Исол.

- Духи и демоны, лет пять не надевал эту гору железа, - вздохнул граф.- Думал, заржавело все, но нет, ты смотри, и даже не давит нигде.

- Ага. Даже кое-где посвободней стало, - подтвердил колдун.

- Поношу пару месяцев, все опять нарастет.

- Главное, чтобы сегодня все не закончилось, - заметила я.

- Не закончится. Потопали вниз, дел еще куча.

На плацу уже стояли все наши солдаты.

- Становись! - рявкнул Соур, когда мы подошли.

- Вольно, готовы?

- Вольно! Готовы, мой граф!

- На коней. Хорошо. Пух, ко мне!

Десятник, стоящий у входа в караулку, подбежал и замер перед Олоком.

- Мы поедем вместе с герцогом. Твой десяток остается в замке. Если кто нападает - запираетесь в донжоне вместе с трактирщиком и его сыновьями. Ясно?

- Да, мой граф!

- Если притопает див Саф - не надо костьми ложиться на стенах, понял меня? Твоя задача - сохранить своих людей и донжон. Понял?

- Да, мой граф!

Олок кивнул и хлопнул десятника по плечу:

- Продержись до нашего возвращения - не забуду! Свободен.

- Мой граф, один вопрос!

- Спрашивай.

- Что делать с магами и пленниками?

- За пленниками следи. А с магами мы сейчас вопрос решим.

Олок повернулся к нам:

- Исол, где те кинжалы, что ты давал Соуру и Танделе в разведку?

Колдун, как мне показалось, здорово струхнул, прежде чем ответил:

- У меня они. В комнате.

- Пойдем. Соур, Тандела, за мной.

Тут я поняла, что он задумал, и почему колдун испугался.

Дарон - это было очевидно, забыл о магах, которых закрыли вначале в казармах, а потом перевели в темницу. Оставлять их в замке было нельзя. Равно как и тащить следом за собой в Пим. Мы зашли в комнату колдуна, и он засуетился:

- Вот кинжалы. Стрелы. Защитные талисманы, - он выкладывал их на стол.

Гора побрякушек постепенно росла. Олок некоторое время смотрел на это с одобрением, потом спросил:

- Чего трясешься-то? Вчера мы еще больше магов разделали, думаю и сейчас проблемы не будет.

- Это убийство, Олок!

- Да ладно? Убийство - это оставить их тут с Пухом! Причем убийство своих!

Колдун промолчал, глядя в сторону.

- Соур, скажи ему! - потребовал граф.

Капитан молчал. Было очевидно - ему и самому не улыбается спускаться в темницу с такой целью. Олок глянул на меня, на лице его, обычно выражающем уверенность в своих решениях, появилось сомнение. Я сделала шаг вперед и расшевелила кучу на столе:

- Берите кинжал, граф. Стрелы вам нужны? Нет? Значит, я их все себе возьму. Исол, какие талисманы одевать, чтобы у нас было время на пару ударов?

- Вот эти кольца. Медальоны. Кинжал еще возьми.

- Чего стоишь, Соур, бери, - толкнула я его.

Капитан подошел и выбрал пару колец себе по размеру.

- Мечей волшебных нет? - спросил он со вздохом.

- Может тебе еще волшебную кочергу? Чтоб сама магов вырубала? - взвился колдун.

- А есть?

- Угу. Две. По штуке в руку.

- Чего ж ты молчал? Давай!

Исол улыбнулся:

- Возьми, вон стоит.

Соур, на полном серьезе, взял. Взмахнул пару раз и успокоился:

- Я готов, - сказал он.

- Кольца возьми! Медальон тоже, - скомандовал граф. - Потопали.

- Стойте. Я с вами, - решился Исол. - Нужен план.

- Кто из нас колдун? Ты их повадки знаешь, вот и придумывай.

- Они в третьей камере?

- Да.

- Граф, вы откроете дверь. Зайдете, встанете слева от двери лицом к ним. Потом заходит Соур, становится справа. Тандела, ты не показываешься, с натянутым луком ждешь моего сигнала. Я скажу, что герцог хочет их видеть, они пойдут за мной. Как только они двинутся вперед, я сделаю вот такое движение кистью, Тандела выстрелит, в среднего, вы убиваете крайних. Все просто и эффективно.

- Хм. А они не догадаются, для чего мы пришли? - поинтересовался Олок.

- У Соура Блок Незнания, если зацикливаться на этих мыслях не будет, его не прочитают. Талисманы защищают вас с Танделой. Меня тоже сразу не раскусят. А нам надо будет всего несколько секунд.

- Хорошо. Так и сделаем.

Олок обвел нас взглядом и сказал:

- Мы делаем это не из-за того, что хотим их убить. Но мы не можем допустить, чтобы они убили наших людей после того, как мы уедем. Так что не сомневайтесь перед тем, как ударить. После смерти, перед Богами, за все ответим.

Я добавила:

- И пострашнее совершали поступки. За все ответим. Но своих в обиду не дадим.

- Точно! - воскликнул Соур. - За своих парней готов на все!

- Эх, что бы вы без меня делали, - вздохнул Исол. - Пойдем, пока Дарон не уехал. А то сейчас слезу пустите.

Соур хохотнул, мы с графом улыбнулись, и вывались на улицу. Солдаты наместника уже выводили лошадей. Мы нырнули во вход донжона никем не замеченные и спустились вниз.

Олок и Соур взяли факелы, я приготовила лук. Они проверили, как вынимаются мечи из ножен. Капитан еще пару раз взмахнул кочергой. Я поежилась. Было прохладно. Олок уверенно направился по коридору. Перед входом в третью камеру остановился, там кто-то зашептался. Он открыл дверь, и на секунду напротив входа оказался Исол.

И тут все пошло не по плану, ибо наш колдун проговорил заклинание. Голубая сфера вспыхнула вокруг него, отразив какой-то шар, вылетевший из камеры. Я мгновенно наложила стрелу, высунулась в проем за спиной колдуна и выстрелила. Кто-то там глухо вскликнул.

- Кинжалы кидайте!!! - рявкнул Исол, и тут же выдал еще заклятие. На этот раз перед ним вспыхнул ярко - синий щит, в который тут же уперся кипельно - белый луч, который отбросил и щит и колдуна на стену, по которой тот мешком сполз на пол.

Время, как будто, остановилось. Накладывая вторую стрелу, я видела, как медленно вращаются летящие в проем кинжалы Олока и Соура. Я сделала шаг вбок, одновременно наводя стрелу на цель, которая должна была появиться в пределах видимости. И цель выплыла - маг в грязной одежде, с открытым ртом и свечением вокруг правой руки, занесенной назад для броска. Я пустила тетиву. Кинжалы летели не в этого мага. Они, вообще, летели мимо, ибо один противник валялся на полу со стрелой в плече, второй сейчас получит стрелу в горло, а третий чуть в стороне уже вытянул в мою сторону руку и осталось только закончить шептать заклинание.

Я отпустила лук, прошептала Формулу Ослепления, а сама присела, доставая кинжал.

И тут события снова понеслись с бешеной скоростью. Не знаю, куда попал противник, но я почувствовала, как его заклинание прошло мимо, и прыгнула на него. Всей массой я сбила его с места, впечатав в стену, и ударила кинжалом в живот. Вместо того, чтобы согнуться и застонать, истекая кровью, он оскалился и шепнул:

- Умри, лысая сука, - я почувствовала, мощнейший телепатический удар.

Меня спасли медальон и Соур. Медальон не дал взять меня мгновенно, его защиты хватило ровно на столько, чтобы я успела переключиться с физического боя на ментальный и не дать убить себя в первое же мгновение, после чего медальон раскалился и потерял все магические свойства. А Соур ворвался в камеру следом за мной и мощнейшим ударом кочерги в лоб вырубил моего противника. Я буквально почувствовала, как сзади колдуют и рявкнула:

- Сзади!

Мы с капитаном синхронно развернулись и метнули в уже протянувшего к нам руку мага то, чем были вооружены. Кочерга Соура с глухим звуком ударилась ему в череп, а мой кинжал, почему - то без лезвия, улетел далеко в сторону. Ни секунды не мешкая, мы выхвали мечи и капитан добил лежащего, а я - того, что атаковал меня ментально. Обернулись и посмотрели друг на друга. Соур, с окровавленным мечом в руке и с каплями крови на щеке, в свете двух валяющихся на полу и гаснущих факелов, выглядел даже более зловеще, чем демон.

- Что с третьим? - спросила я (Соур был к нему ближе).

- В горло. Сразу помер.

- И мы могли.

- Угу.

- Исол, чего развалился? Вставай давай!

Колдун застонал и схватился за бок:

- Мои бедные, старые кости...

- Ты посмотри, что там с графом. Похоже , помяло его чуток.

Исол тут же подскочил к графу, выругался, что-то прошептал, потом еще раз и облегченно вздохнул.

Тут же раздался сварливый голос Олока:

- Не находишь, что ты не по плану начал действовать, а?

- Да какой там план! Ты только открыл дверь, а эти маги уже сферу льда сотворили и метнуть были готовы. Хорошо, успел защиту поставить. Тут уже не до планов было. Удачно все повернулось.

- А что с кинжалами? Поплавились лезвия что ли?

- Ага. Не выдержали. Сталь не держит заклятия, увы. Как только активируется - практически сразу плавится. Но, как одноразовое оружие, годится.

- Что ж сразу не сказал? Мы чуть к Богам не отправились из-за твоих кинжалов! Хорошо, Соур кочергу захватил, а то мы бы этими рукоятками кинжалов не справились.

- Да уж, действительно, получилось, кочерга - убийца магов,- осклабился Исол.

В коридоре раздался топот, мы с Соуром вышли из камеры и закрыли дверь. Олок, хоть и с трудом, но встал. Его слегка шатало, но ран не было видно, доспех тоже был цел. Вскоре, вниз спустился герцог див Пимобат с Виротом, див Миром и еще тремя бойцами, в одном из которых угадывался противник Ланожа во вчерашней схватке. Простили, значит.

- Что тут происходит, граф? - спросил Дарон.

- Ничего, мой герцог. Мы просто поднимаемся на поверхность. Так сказать, инспектировали тюрьму.

- Ничего говоришь? А что это у твоих офицеров мечи в крови? Открой камеру!

Олок сделал жест посторониться и открыл. Дарон кинул взгляд внутрь и перевел его на графа:

- Ну, вы четверо, действительно, безумны! По-другому и не скажу... Преследования Ордена не боитесь?

- Да чего бояться - то? Всех будешь бояться - от страха помрешь, а у меня в планах - ничего подобного.

- Тоже верно, - Дарон улыбнулся. - Вирот, закрой камеру. Опередили они нас. Пойдем.

Дарон увлек Олока наверх, и лишь я, своим тонким слухом, услышала его слова, заглушаемые скрипом закрывающейся двери:

- Извини меня. Погорячился.

На что Олок ответил:

- Ты меня тоже. Не один ты такой горячий.

Дарон хлопнул графа по плечу, коротко хохотнул и спросил:

- С нами поедешь?

- Конечно. Не могу же я допустить, чтобы тебя убили и обвинили в этом меня.

- Не, ты, реально, безумен! Это мне в тебе и нравится!

На этот раз хохотнул Олок:

- Я не безумен. Просто я реалист, а реальность, которую нам устроил див Саф, действительно безумна.

- Доберемся до Пима - я устрою ему настоящее безумие, Олок. Он за все заплатит. И не только он.

Дарон див Пимобат говорил очень серьезно. И я ему верила.

Глава 19. Соур

На улице уже смеркалось. На плацу выстроились три отряда - наши солдаты, отряд конников Вирота и его пехота. Каждый солдат держал под узду лошадь, на которой отравлялся в поход.

- Становись! - скомандовал Дарон, и направился к своему коню, которого держал глашатай.

- Весь плац засрали, - проворчала Тандела, пробираясь к своей Стреле.

- Не говори, - согласился я. - Пух завтра попотеет, убирая.

- Ага. А сегодня - понюхает, - усмехнулась она.

Дарон бросил на нас недовольный взгляд - мы были последние, кто еще не встал на свои места. Наконец, все вытянулись по стойке 'смирно', и Наместник провозгласил:

- Солдаты, десятники, офицеры и аристократы! Мы выступаем в мой фамильный замок, Пим. Дорога будет идти по землям двух союзных баронств - Палора и Уктора и землям барона Мика див Квора, не присягавшего ни мне, ни див Сафу. Армия див Сафа сейчас направляется к Толору и скоро будет тут, так что нам необходимо оторваться от него. Земли див Квора пройдем ночью, главное добраться до замка Палор, там нас будут ждать друзья и подкрепления! Вперед! Не будем терять ни секунды!

С этими словами див Пимобат вскочил на коня и рванул с места в карьер.

Не менее резво, следом тронулись и конники Вирота. Пехота замешкалась, а нам Олок скомандовал:

- На месте! Соур, ко мне, проинструктируешь дозорных! Тандела, Ланож - передовой дозор, Мувот, Камат - правый, Топад, Васур - левый. Остальные - по коням! За мной!

Пока наши влазили на коней, я пытался донести до слушателей немудреную философию дозора:

- Вы едете впереди, желательно - на расстоянии прямой видимости от нас. Ваша задача - обнаружить засады противника. Как?, спросите вы, если засады как раз и делают для того, чтобы их нельзя было обнаружить? Очень просто! Обычно дозор обнаруживает засаду, попав в нее! Поэтому! Внимательно смотрим по сторонам, вслушиваемся в шорохи, пускаем стрелы в подозрительные кусты! Когда обследуете подозрительные рощи - один въезжает, другой стоит, ждет, пока он не подаст знак, что все в порядке! Не молчите, говорите друг с другом, переговаривайтесь с нами.

Подошел Исол и раздал всем шестерым обереги:

- Это талисманы, которые раскаляются, когда вы попадаете под действие заклинание иллюзии. Как только вам покажется, что они горячие - мигом поднимайте тревогу.

- Все поняли? - спросил я.

- Да, - ответили они. - Тогда по коням и вперед!

Исол передал Танделе тулу:

- Заговоренные стрелы.

Та кивнула:

- Спасибо!

Мы, буквально, взлетели в седла - Олок выбрал лучших наездников в дозор - и выскочили из замка. Пух поднял руку, прощаясь с нами:

- Удачи вам!!!

Дозорные тут же рванулись вперед, обгоняя растягивающуюся по дороге походную колонну. Я заприметил графа и направился к нему. Олок остановил коня на обочине, поставил копье древком на специальный упор и осматривал проезжающих солдат, изредка давая короткие указания.

- Дозорных отправил, - доложил я.

- Хорошо.

Мы дождались Исола и двинулись в дорогу, замыкая колонну. Буквально через километр к нам присоединились Наместник с сотником и див Миром.

- Ваши солдаты могут драться конными? - спросил последний.

- Нет, - ответил Олок. - А ваши?

- Не все. Сам видешь, у меня отряд из 20 конных, остальные пешие.

- Я могу присоединиться, не помешаю.

- Хорошо. А ты, Соур?

- Нет, я с солдатами. Должен же кто-то командовать отрядом.

- Да, о взаимодействии в случае боя, - добавил Дарон. - Мы с Тошиком тоже собираемся драться в конном отряде. Так что, скорее всего, тебе придется взять на себя командование всей пехотой.

Я покачал головой:

- Не получится, мой герцог. Я даже ваших десятников не знаю. Со своими-то трудно справиться будет - мы ни разу не вступали в бой с марша.

Вирот вздохнул:

- Что ж, тогда нашей пехотой займусь я. А вы, герцог, будете командовать конным отрядом.

- Пожалуй, так действительно лучше. Да и кто еще может командовать отрядом с графом и бароном в составе? Только герцог!

Тьма постепенно спускалась и вскоре мы ехали уже в полной темноте. Периодически до нас долетали возгласы дозорных.

- Я не обознался? - вдруг встрепенулся Дарон. - Это Тандела кричала?

- Да, она в головном дозоре.

- Это не опасно? Дозорные очень часто попадают в засады.

- В случае Танделы, думаю, нет. Она эрольдка, а они физически не способны попасть в засаду на дикой природе. Потому я и отправил ее в дозор.

- А почему в головной дозор? Див Саф, вроде как, должен нас догонять.

- Скорее всего, див Саф нас уже не догонит. Если бы он, действительно, собирался появиться, как писал в письме, то был бы в Толоре после полудня. Самое позднее - за пару часов до заката. Он просто нас выманил из-за стен.

Дарон с удивлением посмотрел на Олока:

- Хочешь сказать, мы двигаемся прямо в ловушку?

- Не знаю. Когда вы решили ехать, я был в шоке. А сейчас, думаю, мы выехали в самое неудобное время для противника. Двинься мы днем, как он планировал, нас наверняка ждали бы на границе с див Квором в полной боевой готовности. А сейчас ночь, противник, как минимум, встал лагерем после утомительного дня. Да, они, скорее всего, выставили заставу на дороге, она поднимет тревогу, но им придется разворачиваться в боевой порядок из лагеря, а нам - из походной колонны. По идее, у нас должно получиться быстрее. К тому же конному отряду разворачиваться не надо, он сможет вступить в бой сразу же.

Дарон молчал. Он смотрел вперед, вслушиваясь. Я, увлеченный размышлениями Олока, упустил момент:

- Что случилось?

- Мне показалось, что кричали не ваши дозорные.

Я стал прислушиваться , как на нас вылетел гонец из головы колонны:

- Противник впереди!

Дарон возопил:

- Тошик, Олок, за мной! - и они рванули к отряду, обгоняя гонца, разворачивающего коня.

Вирот поскакал следом, я тоже - надо было взглянуть на расположение противника, чтобы понять, как строиться. Мы выскочили на открытое пространство и подъехали к Танделе, уже рассказывающей аристократам, где она увидела противника.

- В следующей роще - засада, десяток лучников. Там начинается подъем на пологий холм, на вершине которого разбит лагерь. Сколько там народу - не видела. Кроме этого десятка, на дороге - никого. Проскочим?

Дарон отрицательно мотнул головой:

- Нет. Исол, ты где? Подожжешь рощу с лучниками?

- Конечно. Пока колдунов противника нет.

- Тандела - со мной! Соур, Вирот - разворачивайте отряды за этой рощей, - Наместник повернулся к конникам, и рявкнул. - Вперед, орлы!!!

Исол и Тандела ускакали с ними, мы направились следом. Впереди практически сразу же занялось яркое пламя, а потом раздались вопли орущих в панике солдат противника. Когда я выехал из рощи, бой уже был закончен, Колдун с эрольдкой вернулись, а Дарон увел отряд конников далеко вперед. Позиция для боя была не слишком хороша: подожженая роща росла чуть левее от дороги, которая карабкалась на левое же плечо холма. Лагерь, расположенный, как и говорила Тандела, на вершине, выплевывал людей с факелами, которые собирались в отряды. Мы стояли на краю другой рощицы - метров за сто от горящей. Противник будет атаковать сверху, что не слишком удобно, но зато перед нами было освещенное поле, на котором его будет видно как на ладони. Вирот уже вовсю командовал, пора было браться за дело и мне.

- Спешиться! - заорал я своим солдатам. - Мувот - собирай и вяжи лошадей! Строимся в боевой порядок! Исол - наблюдай, что там противник делает, пока мы готовимся!

Мы быстро организовались в привычный боевой строй в два ряда. Я прошелся вдоль строя, проверяя экипировку и подбадривая солдат. Все было в порядке, и я отошел назад, чтобы охватить взглядом весь строй:

- Внимание, воины! Сейчас нам придется схватиться с противником, значительно превосходящим нас в количестве! Но я верю, что по силе и духу мы их значительно превосходим!!! Мы вместе пришли сюда, вместе будем драться, и вместе, если будет необходимо, умрем! Бей, круши убивай!

- Бей, круши, убивай! - повторил за мной многоголосый хор и я повернулся лицом к противнику, улыбаясь.

Нестройные ряды факелов спускались с холма к нам.

- Назад, под деревья, - скомандовал я, ибо противник уже был в опасной близости и стоять на освещенном месте было опасно.

И точно, стоило нам отойти, как на стоящих на виду солдат наместника посыпались стрелы. Впрочем, все обошлось парой раненых - Вирот быстро подал команду на отход.

Пока я следил за союзниками, Тандела подала команду:

- Луки к бою! Стрелять по готовности! - и начала выпускать в темноту стрелы, одну за другой. Я и сам приготовил лук - возможно, пару стрел выпустить успею.

- По факелам целься! - раздался крик справа. - Пускай!

- У наместника, оказывается, есть отряд лучников, - удивился Мувот, стоящий рядом.

- Угу. И не глупый командир, - согласился я, после чего с командовал. - По факелам целься!.. Пускай!

Пару факелов упало, возможно, были потери и среди идущих рядом, во всяком случае воплей слышалось достаточно, и не все были после выстрелов Танделы, продолжающей пускать стрелы с бешеной скоростью.

И тут завертелось. Противник, видя, что обстрел все усиливается, перешел на бег и появился в освещенной зоне. Откуда-то сверху раздались крики, дикое ржание и проклятия. А с самой вершины холма, в сторону нашей рощи, неожиданно полетел целый каскад ярко-красных, оранжевых и голубых шаров пламени. В ту же секунду, Тандела перебежала в сторону, меняя положение для стрельбы, а Исол разразился целой тирадой непонятных мне слов.

Задул бешеный ветер, сбивающий стрелы и сносящий шары в сторону, и я скомандовал:

- Луки убрать! Копья к бою! Занять места в строю!

Солдаты, чуть разбежавшиеся для более удобной стрельбы, снова собрались. Я поднял копье в положение для метания, готовясь встретить противника.

- Не так уж их и много, - подбодрил меня Мувот.

- Раза в полтора больше, чем нас, ерунда, - согласился я, справляясь с внутренним волнение.

Бежавшие с холма солдаты сломали строй, кроме того, далеко не все они были полностью экипированы - то и дело я видел воинов без щитов или кольчуг. Это обнадеживало.

- Ждем! - рявкнул я. - Метать копья по команде! Готовься!

До противника осталось метров пятьдесят. Сейчас начнется, успел подумать я, и скомандовал:

- Метай!!!

Мое копье насквозь пробило щит бегущего на меня парня, значительно вырвавшегося из строя, и его качнуло в сторону.

- Мечи к бою! Строй держи! - заорал я, смыкая щит с Мувотом и вытаскивая меч.

Дальше все было как на плацу. Мы приняли первый, самый опасный натиск разогнавшегося противника на стену щитов, практически не прогнувшись:

- Толкай! - дружно выдохнули мы и стоящий сзади второй ряд толкнул, да так, что мы сделали шаг вперед.

Строй противника, порядком потрепанный еще в процессе движения, рассыпался как карточный домик.

- Бей-убивай!!! - заорали слева, похоже Ланож. Грохот от столкновения масс железа перешел в рубку, следом за строем противника рассыпался и наш, в попытке добить пятящегося противника.

- Бей-убивай! - орали кругом.

И мы убивали. Ничего выдающегося в наших действиях не было. Мы кололи и рубили упавших, вдвоем-втроем нападали на тех, кто вместо того, чтобы убегать остановился и дрался.

Я глянул на то, как там дела у Вирота. Дела были не особо - он не успел вывести людей из-за деревьев и встретить противника на щиты, и там шел кровопролитный бой.

- Победа! - заорала Тандела.

Я обернулся - она снова доставала лук.

- Бегущих не трогаем! - рявкнул я. - Все за мной!

И я первым ринулся на помощь солдатам наместника. Тандела догнала меня уже перед самой рощей, и мы начали кромсать. И снова, боя, как такового, не получилось. Стоило нам убить десяток - другой противников - они начали убегать, а тех, что остались мы дожали совместными усилиями.

Я обернулся:

- Тандела, ко мне! Мувот, потери есть?

- Убитых нет! Раненых сейчас перевяжем.

- Я тут, - подбежала эрольдка.

- Что с графом? Где конники? Видишь?

- Я видела, как они напали на конницу противника, выскочившую из лагеря, потом бой начался. Сейчас там только куча трупов.

- Ясно. Позови Исола!

- Сейчас!

- Спасибо! - Вирот хлопнул меня по плечу. - Честно говоря, думал нам крышка.

- Ерунда! Большие потери?

- Человек пятнадцать убили, столько же ранили.

- Беда.

- Угу. Но мы их тоже здорово покромсали! - он кивнул на валяющиеся на опушке трупы.

- Что есть, то есть, - согласился я. Не будешь же сейчас рассказывать ему, что это мы их положили.

- Я тут, Соур! Что случилось? - это колдун.

- Где граф?

- Они преследуют отступающую конницу. Говорит, разбили ее наголову.

- Слава Богам! - выдохнул я. - Тандела, собирайте оружие, и на коней, едем дальше!

- Стой, а как же погибшие!? - схватил меня за плечо Вирот.

- Пока что оставим тут. Раненых - забирайте, а мертвых похоронит противник. Или мы, когда вернемся. Надо ехать в Пим.

Капитан еще некоторое время посомневался, после чего отдал команду готовиться в дорогу. Одновременно он отправил часть солдат копать могилу. Я только покачал головой, и выделил ему в помощь десяток.

К тому моменту, когда вернулись аристократы на взмыленных конях, мы уже были готовы.

Дарон выслушал доклад Вирота о потерях и поджал губы:

- Еще пару таких боев и я приеду в Пим один.

- Не думаю, что будут еще бои, - возразил Олок. - Этих мы разнесли в пух и прах, где див Сафу взять еще одну армию?

- А с чего ты взял, что это див Саф? Я не видел его знамен. Это вполне может быть отряд див Квора. Мертвых не обыскивали?

- Обыскивали, вот что нашли, - я протянул Наместнику перстень, снятый с одного из убитых, предположительно - капитана. - С офицера сняли, наверное.

- Гербы на щитах есть? Или на одежде?

- Вон щит, у дерева. Других гербов не находили.

- Белый кабан под стенами замка, - Дарон выругался. - Див Квор! Успели купить или обмануть!

- Скорее всего, мы его положили во время атаки, - заметил Олок. - Помните, они кричали, что барона убили, потом начали улепетывать.

- Сам виноват, - див Пимобат глянул на перстень. - Не фамильный. Возьми себе, в награду за доблесть, Соур.

- Спасибо, мой герцог, - я принял перстень из его рук.

- Вирот, по коням! Надо ехать! - и во главе конного отряда герцог рванул вперед.

Олок чуть задержался, окинул нас взглядом и спросил:

- Есть убитые?

- У нас нет, - улыбнулся я. - Трое легко раненых.

- Ничего, - улыбнулся граф. - До Пима потерпят, а там вылечим.

Он окинул взглядом солдат и восхищенно проговорил:

- Молодцы! - после чего пришпорил коня и умчался за Дароном.

Глава 20. Соур

В путь мы тронулись в прежнем порядке: впереди конники, посредине пехота наместника и в конце наш отряд. Тандела снова умотала в дозор, а я проехал чуть вперед, поравнявшись с Виротом. Он явно был не в духе, и было от чего. То и дело кто-нибудь из ехавших вокруг солдат стонал, шипел или ругался от боли. Еще треть, выехавших из Толора, оставили в роще наскоро похороненными - пока ждали аристократов, могилу все-таки выкопать успели.

- Можешь попросить Исола вылечить тяжело раненых? - внезапно спросил Вирот.

Я оглянулся на едущего позади колдуна и честно сказал:

- Думаю, это не лучшая мысль. Если будет еще один бой - нам нужна будет колдовская поддержка, а он и так уже вымотан дальше некуда.

Капитан посмотрел на колдуна и кивнул:

- Да, ты прав. Но эти стоны меня просто убивают.

- Это часть нашей профессии.

- Только не начинай, а? Я и сам знаю, что это наше дело - убивать и умирать. Но от этого легче не становится.

- Все, молчу.

- А ты не молчи. Лучше объясни, почему у вас потерь нет! Я же видел, на вас точно так же, как и на нас налетело народу, если не больше.

Я собрался с мыслями. Как объяснить командиру, удрученному потерями, его ошибку?

- Ты и сам видел, мои солдаты посильнее твоих будут. Плюс мы смогли сохранить строй, а они - нет. Переждали за щитами первый натиск, чуть надавили и они рассыпались. Плюс еще до начала рукопашной мы их здорово проредили - и луками, и копьями.

- А ну да. У тебя же Тандела. - Он вздохнул. - А мой десяток лучников успел выстрелить четыре раза. Потом пехота не успела выдвинуться вперед и прикрыть его. Даже раненых не осталось.

- Жаль. Мне показалось, у них был толковый командир.

- Да. Шарас. Кочевник с Каменной пустыни. У него жена в Пиме и трое детей, - он снова горестно вздохнул.

Нас догнал Исол:

- Вы чего на меня оглядывались-то?

- Вирот хотел, чтобы ты солдат полечил.

- Не могу сейчас. В безопасности остановимся - тогда пожалуйста. Сам приду.

- Да я уже понял.

- Кстати, Исол, а что стало с огненными шарами и магами, что их выпустили?

- Шары я сдул ветром. А маги, судя по всему, не рискнули к нам спуститься из лагеря после того, как конница герцога прямо у них на глазах смела их барона. Возможно, посчитали, что после его смерти договор нет смысла отрабатывать.

- А почему наши их не заметили?

- Там небольшое естественное укрытие, и они им воспользовались. Если бы маги осветили поле боя, эффекта неожиданности бы не было, и герцогу пришлось бы туго - во время лобового столкновения конников, противника поддержали бы маги. А так получилось, что маги оказались практически не у дел - пехота, бьющаяся с нами - далеко, конница разбита и удирает от погони.

- Хочешь сказать, нам опять повезло?

- Почему - повезло? Мы воспользовались своими возможностями. И ошибками противника. Кто мешал магам осветить место концентрации своих сил шаром света, а не факелами? Нет, побоялись, что начнется массовый обстрел из луков, ибо не знали, где мы. Когда увидели, что мы строимся, могли запустить - не стали. А герцог повел себя очень дерзко, спрятался в непосредственной близи от лагеря, и был вознагражден ошибкой противника.

Сбоку раздался крик дозорного, и мы дернулись было туда, но колдун успокоил:

- Ничего серьезного.

Вскоре подъехал Олок:

- Что это было?

- Дозорный спугнул меселя. Все в порядке, - ответил Исол.

- Ну, слава Богам.

- Среди конных потери есть? - спросил Вирот.

- Шестеро ранено, но несерьезно.

- Молодцы. Я был в них уверен.

- Да, прекрасно обучены. Мы с герцогом даже и не выделялись особо. Но див Мир... Он меня здорово удивил.

- Чем же?

- После того, как мы нашли его со сломанной ногой под стенами замка, не ожидал, что он окажется таким сильным бойцом. Человек шесть убил, не меньше.

- А много их было?

- Конников барона? Не больше полусотни. Мы смяли голову выезжающей из лагеря колонны, они начали разворачиваться, и тут Тошик убил див Квора. Те, кто видел это, кинулись на него, вопя "отомстим за барона", я с парой солдат - ему на выручку. Он ушел от двух ударов копий. Третье принял вскользь на щит, и мечом снес голову проезжающему противнику. Пока те двое разворачивались, он проехал чуть выше, схватился с еще одним и убил его. А мы накрыли эту парочку, уже начавшую сомневаться, тикать им или драться. Остальные не сомневались, и начали драпать.

- Он мстил за свою семью, я его понимаю, - сказал Вирот.

- Не тем мстит. Див Квор - такая же жертва див Сафа, как и сам Тошик.

Тут появился и див Пимобат в сопровождении барона:

- Что-то вы отстали. Обсуждаете бой?

- Да. Граф рассказывал про подвиг Тошика, - ответил Вирот.

- А, это. Молодец, парень, - Дарон глянул на него. - Только поосторожней надо быть. Сильно отрываешься от основной массы отряда.

- Не волнуйтесь, мой герцог! Лошадь, что мне дали - великолепна, копьем и мечом я владею хорошо, так что противнику меня не взять. А драться в отрыве от всех мне не впервой.

- Ну, смотри сам. Я не хотел бы потерять тебя в выигранном бою. Меня занимает другой вопрос. Удивительно, насколько удачно див Саф манипулирует людьми. И все ему верят. Даже не ему, а его гонцам и посыльным.

- Да. Верят настолько сильно, что даже мои слова подвергают сомнениям! Нет ли в этом магии, Исол? - добавил граф.

- Все возможно. Там никакой особой магии и не нужно, он просто играет на слухах, домыслах и личных амбициях. Возможно, чуть-чуть телепатии, для придания достоверности. Простая магия, практически, незаметная. Как раз по силам выпускникам Ордена Магов.

Начало рассветать.

- Земли див Куса проехали, - удовлетворенно сказал Дарон. - Теперь все будет в порядке.

Все промолчали, потому что, именно в этот момент, впереди раздался крик Танделы:

- Стой! На дороге противник!

Аристократы мгновенно рванули вперед, обгоняя остановившихся солдат по обочине. Я скомандовал:

- Спешиться, боевое построение! - и поскакал следом за ними.

Успел как раз к тому моменту, когда Тандела прискакала к стоящим на небольшом возвышении командирам и передала листок бумаги:

- Послание, мой герцог!

- На стреле было?

- Да! Попали в лошадь Ланожа. Я отправила его в десяток.

Развернутая армия противника стояла в поле. Пока герцог читал, я внимательно осматривал ее. Впереди армии стоял отряд конников. Все остальные отряды - шагах в 100 позади. Думается мне, подобное построение предполагала встречу аристократов перед боем. О чем в принципе и говорилось в письме:

- Я, барон Валес див Палор, не разрешаю проезд через мои земли граф Олоку див Толору, и требую выдать мне плененного тобой Наместника Империи Дарона див Пимобата, волею судьбы - моего сюзерена. Сложи оружие без боя и я провожу тебя в Алисон, где тебя ждет справедливый Имперский суд.

Писано четырнадцатого числа седьмого месяца 614 года третьей эры, бароном Палора на границе моих земель.

Дарон в сердцах бросил письмо на землю, и рявкнул:

- Они там что, охренели совсем!!! Мое знамя впереди отряда! А они пишут графу! Да еще эту чепуху, которой мы вчера наслушались!

- Он и тут обработал всех. Они уверены, что вы у меня в плену.

- Я предлагаю выехать к ним на встречу. Я быстро наведу порядок.

Олок, с тоской, посмотрел на кучку всадников, ожидающих его сдачи:

- А я бы взял наш конный отряд и насадил этих наглецов на копья.

- Не говори ерунды! Я Наместник Империи, а не вспыльчивый юноша. Поехали, разберемся! - он тронулся вперед.

За ним поехали все, кто был рядом - Олок, див Мир, Вирот, я, Тандела, три герольда с знаменами и Исол.

По мере приближения картина встречающих становилась все яснее и яснее: барона окружал отряд из десяти рыцарей и герольд.

Тандела с тревогой сказала:

- Не вижу среди них лучника, который пустил стрелу с посланием! Зато вижу в рядах их войск прячущихся арбалетчиков!

Олок опустил забрало. То же самое сделал див Мир и один из герольдов.

Дарон буквально влетел в отряд встречающих, резко остановив коня прямо перед бароном. И яростно спросил:

- На каком основании вы выстроили свою армию на дороге и мешаете моим передвижениям, див Палор?!

- На том основании, что вы попали в плен, и выполняете колдовскую волю предателей интересов империи, мой герцог!

- С чего вы решили?!

- А как еще вы объясните наличие в вашем отряде див Толора и див Мира, объявленных предателями?

- Что за бред, барон? Кто объявил их предателями? Это могу сделать только Я - ввиду очевидности вины, либо сам Император - специальным приказом! Каким образом они могли оказаться предателями, если я, якобы, нахожусь под влиянием их колдовства? Именем Императора, немедленно освободите дорогу, или я расчищу дорогу своими мечами, и предателем интересов Империи объявлю вас!

Барон повернулся к соседу и развел руками:

- Вы видите, Дакот, он сам признался в том, что находится под колдовским влиянием див Толора!

- Это очевидно, барон! - и он поднял правую руку.

Я уже давно ждал чего-нибудь подобного. Этот Дакот подавал знак. Арбалетчикам, или рыцарям вокруг. Для меня это было очевидно, как то, что Император - наронт, а Алисон - империя.

С воплем:

- Бей - убивай! - я пришпорил коня, преодолел жалкие десять метров до отряда противника и обрушил меч на шею первого попавшегося противника, потом, разворачивая коня, ушел от удара копья другого рыцаря, и ударил его коня по крупу. Тот, с диким ржанием, понес. В трех метрах от меня означенный барон уже лежал на земле, сбитый Олоком, а Дарон спешивался к нему с обнаженным кинжалом. На него летел противник, и я пришпорил было коня, но див Мир опередил меня, выбив его из седла.

- Копье! - рявкнул он, отбрасывая сломанное древко в сторону, и единственный выживший герольд бросил ему свое.

Молодой барон мгновенно развернулся и направился на меня, из чего я сделал правильный вывод, и заложил вираж, уходя с его пути, и пути предполагаемого противника, на которого он двигался. Оказалось, не слишком удачно - рыцарь был уже слишком близко, и хотя от копья уйти мне удалось, его конь врезался в моего. Я резко, с выдохом и разворотом, обрушил меч себе за спину, в надежде перед полетом на землю хотя бы ранить противника, но не попал. Ударом меня выкинуло из седла, я пролетел метра три по воздуху, приземлился на бок, пару раз перевернулся, и встал. После такого акробатического этюда, проделанного ранним утром после бессонной ночи, я почувствовал себя чуть ли не бессмертным, наблюдая за тем, как див Мир буквально насквозь протыкает парня, сбившего меня.

Я, буквально, кожей ощутил, что сзади справа что-то происходит. Еще, конечно, немного помог вопль Олока:

- Сзади!!!

Обернувшись, я увидел скачущего на меня рыцаря с уже опущенным для удара копьем. Никто ко мне на помощь уже не успевал. И тогда я совершил то, что как я слышал, делали эльфы в боях против рыцарской кавалерии. Пусть и не так красиво, как они. Рыцарь держал копье в правой руке. И я побежал вправо и вперед. Перекинуть копье он уже не мог, а я схватил его коня под узду... Эльфы говорят, таким образом запрыгивали позади всадников и кололи их в забрала длинными кинжалами. Моей акробатики хватило на то, чтобы не сломать шею, кувыркаясь следом за поваленной на полном ходу лошадью.

Когда я, казалось, спустя целую вечность, начал снова вставать, Олок только подъехал.

- Ну, ты даешь, - сказал он. - Я подумал, тебе крышка.

- Я тоже.

- Сейчас нам всем будет конец, - добавил Тошик.

Я с трудом встал. Левая рука, которой я останавливал лошадь, висела плетью и болела, даже по сравнению с остальным телом. Мысль Тошика была ясна: на нас двигалась вся армия противника. Впрочем, наши конники уже были тут как тут. Дарон командовал:

- Барона на коня! И отступаем! Быстрее! Тандела, не стреляй больше! Герольда сюда! Как нет? Найдите знамена! Исол, ко мне! Олок, Тошик, отходим!

Наступающая армия выпустила из своих рядов единственного всадника, который с белым платком в руке проделал дорогу к нам. Див Пимобат, вскочив на лошадь, ждал его приближения, покуда мне помогал забраться на коня Олок.

- Тяжел ты, однако, - крякнул он от натуги, когда подкидывал меня в седло.

Я, честно говоря, слабо соображал, потихоньку отходя от шока, и чувствуя все новые и новые участки организма, буквально вопящие от боли.

- Вирот, веревка есть? Он вот-вот потеряет сознание!

- В сумке, справа!

Я хотел запротестовать насчет веревки. Но вместо этого провалился в беспамятство.

Глава 21. Тандела

Стрела, чудом не убившая Ланожа, мне сразу не понравилась. Слишком она была короткая для большого лука. С другой стороны, в самый раз для составного или арбалета.

Когда Дарон рванул на встречу с поджидающим его отрядом рыцарей, я как раз и рассмотрела этих арбалетчиков. И поняла: парней надо будет устранять самым быстрым способом. Колдун ехал позади всех, поэтому я чуть приотстала:

- Исол, там арбалетчики.

- Плохо. Успеешь их первой прихлопнуть?

- Нет, их слишком много. Скорее всего они сделают залп по команде. В этот момент их можно будет накрыть одним заклинанием. А я прикрою тебя от магов.

- Заговоренные стрелы есть еще?

Вместо ответа я сняла крышку с тулы.

- Хорошо. Так и сделаем. Держись рядом, скажешь, когда они выстрелят.

- Давай чуть в сторону возьмем. Так и смотреть сподручней, и стрелять.

Мы ушли на левый фланг нашего маленького отряда, поэтому я четко видела, как по поднятой руке первый ряд в четырех местах расступился, открыв обзор арбалетным расчетам.

- Давай, Исол, - сказала я, вынимая стрелу из тулы и накладывая на титеву.

Колдун в ту же секунду прошептал заклятие. Видимо, оно было сходно с тем, которое использовали против меня маги див Тибота во время разведки: стрелы арбалетчиков загорелись в полете, и огненные трассы устремились к местам, откуда были выпущены.

Я мгновенно засекла двух магов, и одного - в отряде встречающем нас - тут же сняла выстрелом в горло. Покуда я доставала стрелу и накладывала ее, а заняло это какие-то доли секунды, произошло столько всего, что голова пошла кругом. Для начала наш небольшой отряд в составе Олока, Соура, див Мира, Дарона и герольдов врубился в стоящих напротив рыцарей. Те, соответственно - в наших. Потом огненные трассы дошли до арбалетчиков, полыхнули, выжигая вокруг все живое. Вой ужаса и боли пронесся по армии противника. Маг, стоящий в рядах солдат чуть вышел вперед и вытянув руку, что-то сказал. Исол сделал непонятный пасс рукой и прошептал:

- Тарвисто!

И тут я выстрелила. Маг схватился за грудь и упал. Стрела попала точно в сердце. Исол поморщился, глядя на свалку чуть впереди нас. Я обратила вниманние туда и поняла, что сделал маг противника. Двух герольдов, прорвавшихся через строй противника, буквально, размазало Семью Силами. Остальные вроде были целы, чего не скажешь о рыцарях барона и о нём самом. Див Палор лежал на земле, как и семеро других воинов. Причем, если поза и попытки подняться выдавали, что барон жив, то его люди, определенно, были мертвы. Еще один летел на Соура, и я поняла: сейчас случится непоправимое. Капитан смотрел в мою сторону, на Тошика, несшегося ему на помощь, и отчаянно не успевающего. Соур начал разворачивать коня, и в каком-то немыслимом изгибе попробовал ударить мечем себе за спину. В ту же секунду конь врага врезался в его лошадку, сам капитан промазал, был выбит из седла и, кувыркаясь, полетел вперед, а его меч, бешено вращаясь, назад.

Спустя мгновение, Тошик насадил рыцаря на копье, а Соур, невероятным образом оказался на ногах. Вопль одобрения у меня за спиной подтвердил: не только мы смотрим, как они дерутся. Даже, обычно скептично относящийся к боевым способностям капитана, Исол прищелкнул языком:

- Хорош! Демоны его задери!

Тем временем, пока Соур, шатаясь, приходил в себя, а мы хлопали ушами, восхищаясь им, на него пошел в атаку последний оставшийся рыцарь. Я рванула стрелу из тулы, уже чувствуя, что не успеваю. Тошик начал разворачивать коня, двигаясь наперерез. Но и он опоздал.

Услышав восклик:

- Сзади! - Соур развернулся и на мгновение замер, после чего сотворил еще одно невероятное действие.

Когда казалось бы уже ничего не могло его спасти, он рванулся вправо и вперед, уйдя с линии удара копьем, и вцепился в удила коня. Рвануло его так, что он улетел даже дальше, чем рыцарь, кувыркнувшийся через копье, и сломавший шею конь. Однако, в отличие от двух последних, встал он самостоятельно.

На этот раз вопль восторга с нашей стороны перемешался с шепотом восхищения со стороны противника, а колдун удивился:

- В рубашке родился парень! Как ему руку не вырвало!

- Там наверняка, как минимум - вывих плеча, - сказала я, выпуская одну за другой стрелы в ряды начавшей двигаться в нашу сторону армии противника.

- Не стрелять, Тандела! - заорал Дарон. - Исола ко мне!

Колдун рванул к герцогу, я следом, а вокруг уже сновали воины из конного отряда Вирота, а он сам привязывал потерявшего сознание Соура к коню.

- Отступаем! - рявкнул Дарон. - Исол, следи, чтобы нас стрелами не побили!

Я снова приготовилась стрелять, но Олок отрицательно мотнул головой:

- Не надо!

Мы лихо развернулись перед своим отрядом и приготовились встречать противника. В нашу сторону скакал одинокий всадник, размахивающий белым платком.

Див Пимобат соскочил с коня, стащил на землю барона, снял с него шлем и рявкнул:

- За тобой едут?

- Да.

- Скажешь ему, чтобы убирал армию - останешься жив.

- Хорошо. Скажу.

Граф кивнул Исолу - мол, займись капитаном, и тот подобрался к уже уложенному на землю Соуру.

Подъехавший рыцарь, не поднимая забрала, проговорил:

- Кто Олок див Толор?

Герцог рыкнул:

- Я - Наместник Императора Дарон див Пимобат.

- Мне нужен граф, - отрезал рыцарь. - Но, вы не волнуйтесь, герцог, мы сделаем все, чтобы спасти вас!

К моему удивлению, первым расхохотался див Мир и его поддержали все, кто находился вокруг. Олок, отсмеявшись, проговорил:

- Да, уважаемый, ты может быть, не в курсе, но сейчас ваш барон у нас в плену, а мы пару часов назад уничтожили армию див Квора, и скоро примемся за то, что осталось от вашего сброда. Не думаю, что это займет много времени. К обеду будем в Пиме, Дарон!

Рыцарь резко повернулся:

- Вы - див Толор?

- Я.

- Немедленно сложите оружие, и мы обещаем вам справедливый суд в Алисе!

- Ы-ы-ы, - снова заржали все вокруг.

- Вы изволите шутить, уважаемый? - сквозь улыбку спросил граф. - Я не совершил ничего противозаконного, какой суд?

- Тогда тем более! Отдайте ваш меч и езжайте со мной!

Пока мы, в третий раз, надрывали животы от хохота, герцог постарался завладеть вниманием рыцаря:

- Уважаемый, а ты, вообще, кто такой? Что-то голос твой мне знаком. Поднял бы забрало, а?

Ответ парня заставил нас всех заткнуться:

- Я разговариваю с графом, не лезьте!

Дарон говорил как-то, что он был одним из лучших воинов в столице, но то, что он проделал, я никогда не ожидала увидеть в его исполнении. Герцог, рыча от негодования, прямо в латах, с места запрыгнул на лошадь впереди рыцаря, тут же подобрал под себя ноги, и, вставая, потащил его из седла под мышки! Лошадь, естественно, заржала и рванула вперед и в сторону, а див Пимобат свалился на рыцаря, припечатав противника к земле. Он тут же поднялся и с рыком:

- Ах ты сукин сын, я тебя научу, как с герцогом разговаривать! - пинком закованной в сталь ноги открыл забрало.

Лицо парня было в общем-то самым обычным. Разве, что очень похожим на морду барона и бледным. Как бы он в штаны не наложил с перепугу. Дарон плюнул, соскочил с парнишки и сказал барону:

- Ну что, Валес, у меня и ты, и твой мальчишка. Вас прям сейчас вздернуть на дереве, или вы все-таки уберете армию с дороги?

Див Палор пробурчал:

- Дар, возвращайся к воинам, и убирайтесь в замок.

- Да, отец, - выдавил все еще лежащий парнишка.

- Вставай и проваливай, молокосос, - рявкнул Дарон. - У тебя десять минут, чтобы очистить нам дорогу.

Вирот помог ему встать, кто-то привел лошадь, и он, с трудом запрыгнув в седло, поехал к своим. Каково же было наше удивление, когда отряд див Палора, вместо того, чтобы собраться и утопать в замок, перестроился для ведения оборонительного боя!

- Мда-а-а, - протянул Олок, глянув на барона. - Похоже, надо было вздернуть их обоих, мой герцог! Тогда эти бравые вояки точно разбежались бы.

- Угу. Проклятое человеколюбие меня который раз подводит! Вирот, веревку и трех солдат!

Глаза див Палора округлились от ужаса и он запричитал:

- Дарон, друг мой, за что? Этот сосунок решил надеть баронскую корону пораньше, я тут при чем? Я ему сказал, чтобы он вас пропустил!!!

Вирот схватил его за шкирку, поставил на ноги и толкнул к подходящему дереву, где солдаты уже перекинули веревку через высокий сук и завязывали петлю.

- Нет! Нет!!! Мой герцог, пожалуйста, сжальтесь! Я не виноват, это все див Саф!!!

Дарон, старательно не обращавший внимание на барона, тут же повернулся:

- Значит, див Саф? Вирот, погоди чуть. Продолжай, Валес.

- Он появился тут вчера утром, сказал, что див Толор и див Мир совершили на тебя покушение, взяли в плен, одурманили магией, и везут в Пим. Он просил задержать вас, дал мне двух магов и десяток солдат, которые пробовали вас убить при встрече.

- Сколько он тебе заплатил, Валес?

Подбородок барона затрясся:

- Дарон, он очень влиятелен, а у меня три дочки и маленький сын...

- Сколько?

- Я скажу, но только тебе, - барон отвел взгляд.

Дарон подошел, выслушал то, что он сказал ему на ухо и удивленно покачал головой:

- Ты от счастья не свихнулся случаем?

- Нет, милорд. Это чистая правда.

- Неудивительно, что твой сынок забыл про папашу и не пускает нас в Пим. Только вот думаю, не деньги тебе бы достались, а кинжал между ребер или яд в кубке, Валес. Твоему сыну - так уж точно.

- Я тоже так думаю, Дарон. Но я не мог ничего сделать. От таких предложений - если их делают - нельзя отказаться. Ты меня понимаешь?

Герцог долго смотрел на барона, и в тот самый момент, когда хотел что-то сказать, к нему подошел Олок и начал что-то нашептывать на ухо. Див Пимобат вначале с удивлением отстранился, но потом кивнул, и улыбнувшись, повернулся к барону:

- Ты очень сильно обидел меня, Валес. Так сильно, что я бы все-таки вздернул тебя на этом дереве, потом потерял пару десяток солдат, уничтожая подобие армии, которое ты притащил сюда, и подвесил рядом твоего сынка - ногами кверху. Но у графа возникла дельная мысль. Мы возьмем тебя с собой. Не будет никаких претензий ни к тебе, ни к Дару. Но! Он сейчас уберет отряд с дороги. А ты дашь в суде показания против див Сафа.

- И еще вы мне заплатите половину того, что обещал див Саф, - продолжил барон.

Дарон беспомощно посмотрел на Олока:

- Нет, ну ты видишь, а? Сюзерена в грош не ставит! На сук, только на сук.

- Хорошо, четверть.

- Пойдет.

Валес улыбнулся, оттолкнул солдата, еще держащего его за плечо, и вылез из петли. Он направился к нам и затараторил:

- Милорд, вы поймите, я не мог отказать див Сафу! Но я постарался максимально снизить риски для вас! Его люди были приставлены ко мне каждую минуту, я не мог даже подмигнуть вам - они меня тут же бы убили!

- Не мельтеши, Валес, давай уже, убирай своего сосунка с дороги.

Барон сделал знак рукой солдатам убираться и они убрались. Граф с Дароном переглянулись и одновременно скомандовали:

- По коням!

Мы проехали это место галопом, и перешли на шаг лишь как следует оторвавшись от армии див Палора. Ехали молча - при Валесе никто особо не хочет делиться впечатлениями, а Дарон его не отсылал. Наконец, взобравшись на очередной холм, герцог улыбнулся:

- Фух, теперь мы в безопасности!

Внизу, на берегу ручья, стоял лагерь под темно-бордовым флагом Пимобата.


Оценка: 7.12*14  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | П.Эдуард "Кибер I. Гражданин" (ЛитРПГ) | | Д.Соул "Замуж в кредит или Займ на счастье" (Любовное фэнтези) | | А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | Н.Олешкевич "Одно отражение на двоих" (Любовное фэнтези) | | I.Eson "Паша и его друг - робот 3-Niti" (Научная фантастика) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | Е.Вострова "Мой муж - дракон" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"