Фрайдман Ангелина: другие произведения.

Демон ночи. Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:

  

ПРОЛОГ

  

Сна нет, и смерти тоже нет.

Те, кто как будто умер, живы.

И отчий дом,

И други юности далекой,

Старик и дева,

Упорный труд и все его плоды

Обречены исчезнуть,

Превратясь в легенду

  

Ралф Уолдо Эмерсон

  
  

Солнце заливало поляну перед бывшей Академией Прикладной и Общей Магии, ныне Академии Наемничества. На лазурном небе ни облачка, редкие птицы пролетали мимо. Адепты расслаблялись после трудного экзамена и набирались сил для следующего.

  

За этой, по истине идеалистической, картиной наблюдала невысокая женщина, блондинка с длинными волосами. У нее было красивое лицо: алые узкие губы, высокие скулы, и зеленые глаза, у которых был светлый, открытый взгляд, не добрый, но и не злой - в нем чувствовалось упорство и твердая воля. Она, одетая в легкое темное платье с короткими рукавами, стояла напротив распахнутого окна, и с едва заметным снисхождением наблюдала за студентами. Иногда она подходила к столу и делала пометки для следующего экзамена, как гласил заголовок в самом верху свитка, по истории времен Пятого Затмения [1].

  Ее размышления и наблюдения прервал стук в дверь кабинета и вежливое обращение с той стороны двери:
  - Магистр Анрэ, позвольте? - дверь открыл высокий черноволосый мужчина.
  - Господин директор? Удивлена. Не ожидала увидеть Вас у себя в кабинете в столь ранний час. - женщина с удивлением посмотрела на входящего человека, а потом на часы, как оказалось скоро будет обед, - Проходите. Чай, сок, кофе, чего покрепче? - Магистр Анрэ подошла к шкафу, стоящему в нише в стене, и открыла одну из дверец.
  - Благодарю. Кофе без молока, с чем-нибудь покрепче. Боюсь, скоро обед, - губы директора исказила усмешка, а в глазах появились смешинки. Он пристально посмотрел на собеседницу. - Однако, Вы меня ждали.
  Констатация факта.
  - Предполагала, что Вы придете обсудить успеваемость моего курса. - невозмутимо ответила магистр, казалось, не заметив этого прямого смешливого взгляда.
  - Нет, сегодня я не поэтому поводу. - прямой немигающий взгляд все так же был устремлен на леди Анрэ.
  - Хм? Тогда по какому? - на лице женщины отразилась глубокая задумчивость, словно она и не подозревала, что могут быть иные варианты и сейчас обдумывала их. Ее удивление сменилось ожиданием.
  - Насколько вы помните: завтра День Памяти Усопших, - дождавшись пока собеседница хоть как-то отреагирует на это высказывание, он продолжил - По традиции, в этот день один из наших преподавателей рассказывает ученикам об одном из легендарных наемников всех Затмений, полную биографию, настолько полную, насколько это возможно. На сей раз, я хотел, чтобы Вы рассказали историю наемницы, больше известную как "Демон Ночи". - мужчина с интересом вглядывался в лицо оппонентки словно искал что-то, но, по-видимому, так и не нашел - вернулся к своему кофе и кончиком пальца стал водить по краю чашки.
  А на лице женщины не дрогнул ни один мускул, но она заметно напряглась, а глаза опасно сузились. Казалось, она брала собственные чувства под контроль и пыталась сдержать желание что-нибудь разбить. Сделав глоток ароматного зеленого чая, спросила:
  - Насколько я знаю, история конкретно этой наемницы больше похожа на вымысел, чем на реальность. - она специально сделала ударение на слове "этой", чтобы придать голосу и фразе значимости. - В ней больше несостыковок и легенд, нежели реальных фактов. - голос женщины уже звенел от возмущения, словно ее оскорбило, что она, человек с мировым именем, рассказала историю вымышленного персонажа. В конце концов, она - историк, а не литературовед. И в отражение своим мыслям горячо воскликнула, едва не выплеснув весь чай из своей чашки - Мы говорим о реальных людях. Не о мифе.
  - Да Вы правы, Карен. По большей части, она - Миф. Но ведь у мифа было вполне реальное начало, в мифах, как нигде больше, сильна реальность, просто немного приукрашенная. Да и потом, откуда, по-Вашему, появляются мифы? У них ведь должна быть основополагающая... - директор академии на мгновение задумался, а после неожиданно задал вопрос - Знаете почему я выбрал вас? - на вопрос, прозвучавший интригующе и в то же время зловеще, ответом было отрицательное покачивание головой. И мужчине пришлось продолжить - Вы, несомненно, талантливый историк. Умеете отделять зерна от плевел: где - правда, а где - вымысел. Я наблюдал за Вашими лекциями и вполне уверен: Вы справитесь с возложенными на вас обязанностями. А потому, сможете доступно рассказать историю возникновения этого мифа. Посидите тут, мой посыльный принесет из Главного Архива [2] весь набор легенд, мифов и фактов о предмете нашего разговора. И Вы за вечер сможете изучить все, что там предлагают. На крайний случай, собрав все свитки, сможете уйти в Мертвый Зал [3].
  - Боюсь я не тот человек, кто может нарушить вековые традиции и устои этого мира... - на лице Карен Анрэ отразилось покорность и облегчение. - Директор, так получается Вы - доверенное лицо?
  -Именно - невозмутимо ответил директор - Вот и отлично, раз с этим мы разобрались, через полчаса вам доставят свитки. Изучите их, и - его голос внезапно изменился, став более ниже и загадочнее, глаза заволокло серебристой пленкой - я, как один из доверенных лиц Главного Архива, находящегося на Сумрачных Землях, официально даю Вам разрешение на разовое посещения Мертвого Зала. Срок разового посещения до полуночи сего дня. - прошло пять секунд и его глаза, и голос стали прежними. - Изучите как следует, а завтра в 10 часов дня, на главной площади мы со студентами будем ждать с нетерпением Вашу лекцию. Благодарю за кофе. Всего хорошего. - директор взглянул последний раз на лицо магистра и встав с массивного коричневого кресла, обитого кожей, подошел к двери.
  - Директор Ратинек? - Карен, отвернувшись от окна, посмотрела на фигуру, застывшую около двери и нетерпеливо поглядывающую на нее
  - Да?
  - А что на счет моего курса? - в волнении спросила женщина
  - Поговорим после вашего выступления. - лицо директора исказила непонятная гримаса.
  - То есть? - в голосе преподавательницы засквозило изумление. А на ее лицо отразилась тень понимания- Я вас правильно понимаю: успех моих учеников целиком и полностью зависит от моего рассказа?
  - Именно магистр. Рад, что мы так быстро нашли общий язык. До свидания. - директор быстро распахнул дверь и вышел из кабинета. Дверь за Иммануэлем Ратинеком закрылась. Из коридора доносились его глухие удаляющиеся шаги, и женщина обессилено рухнула в кресло.
  Она потерла переносицу пальцами, как если бы носила очки. Убрав, рука от лица, она стала едва слышно напевать песню.
  
  Спустя полчаса в кабинет постучались: принесли свитки. Поблагодарив, она попросила прийти ближе к вечеру забрать их.
  Она снова посмотрела в окно, сцепив пальцы между собой задумчиво оперлась ими о подбородок, но сейчас она не думала о предстоящих экзаменах: но, что она расскажет завтра.
  Потом она окунулась с головой в работу, видимо решив, что все равно ничего уже не изменить: стала с глубоким интересом изучать предоставленные ей свитки.
  За работой прошел весь день, а потом и вечер. Она заметила это только тогда, когда над ее головой засиял магически усиленный свет. Решив, что на сегодня хватит, встав из-за стола, взяла чашку с давно остывшим чаем и чашку из-под кофе с коньяком и отнесла ее в столовую. Когда она вернулась в свой кабинет, оказалось, что ее уже ждали. Вернув свитки, женщина стала готовиться ко сну.
  Завтра у нее будет выматывающий день.
  Оглушающий звук горна.
  Обыкновенная традиция в День Всех Усопших.
  Магистр истории немного нервничала и решила, что завтракать не станет. Одевшись, женщина посмотрела в зеркало.
  Прозвучал второй горн. Пора.
  Она неторопливо вышла из своего кабинета. прошла в коридор учительского корпуса. Серый камень наталкивал на мрачные мысли и насылал меланхолию, ее обуяла тоска по прошлому. Не спеша, спустилась. Женщину встретила такая же лестница, освещаемая горящими факелами и ни одного окошка за весь спуск. Хоть она уже привыкла к школе, но этот темный переход ее пугал. всегда.
  Спустившись, Карен вышла в просторный зал, отделанный в светлые тона. Высокий сводчатый потолок, на котором подвешена черная ажурная люстра с пятьюдесятью свечами и десятком огненных элементалей. Напротив, лестничного пролета, установлено окно от потолка до пола и шириной не менее метра. Напротив, стеклянной стены, множество арок и дверей ведущих вглубь учительского корпуса, а также за стены корпуса.
  Дверь, ведущая наружу была тяжелой и очень массивной она была выполнена в лучших традициях средневековья. Стрельчатая арка, массивный потолок и поперечная балка, которая теперь просто деталь интерьера, а раньше вполне помогала от осады замка.
  Магистр прошла сквозь этот зал. Эхо ее шагов глухо отскакивало от стен и уносилось вдаль. Потянув на себя резную дверь, вышла за пределы учительского корпуса.
  Улица встретила ее щебетом птиц и гомоном студентом гадающих о ком сегодня будет повествование. Их ждет сюрприз.
  Слившись с толпой, рекой, текущей к главному залу собраний, преподаватель пыталась понять - чем это для нее окончится.
  Вот и добралась. Главный зал - это просто широкий стадион, где проводится большинство собраний академии с участием адептов.
  В центре стадиона располагался постамент, на который вставал выступающий, а для того, чтобы его было видно со всех сторон срабатывала специальная иллюзия. Она позволяла увеличить изображение выступающего, а ввиду того, что стадион имел округлую форму, иллюзия множилась на 4 чтобы выступающий стоял лицом ко всему залу. Голос говорящего магически усилен, и поэтому его также слышно везде одинаково. Сегодня на этом месте окажется она.
  Все расселись: адепты в ученическое ложе, учителя в учительское.
  А в центре уже стоял директор Ратинек:
  - Добрый день уважаемые учителя, адепты и гости нашей Академии. - голос директора заставил смолкнуть всех и смотреть на него - Не буду говорить по какому поводу мы здесь собрались - вы это и так прекрасно знаете. Поэтому передам главную речь Магистру истории нашей Академии магистру Карэн Сантаниель Анрэ. В этом году она расскажет нам об одном наемнике. Магистр, Прошу Вас.
  Словно загипнотизированная она сошла со своего места и прошла к центру поля. Зал замер.
  - благодарю вас лорд директор. Итак, адепты по просьбе нашего директора сегодня я вам расскажу полное жизнеописание наемницы по имени Ирен Тан...- ей договорить не дали. По стадиону прошел гомон, не обратив на это никакого внимания она продолжила. - по имени Ирен Танел.
   И один из адептов встал:
  - Простите магистр, но я всегда считал, что Ирен Танел скорее миф, чем реальность. - по стадионы разнесся мягкий обволакивающий голос. С места поднялась фигура парня с правильными, даже аристократическими чертами лица и благородным происхождением, наверняка в опале, неверяще воззрилась на своего учителя, вторя недавним словам самой преподавательницы.
  - Нет, адепт Бланко, она не миф, - магистр усмехнулась и с издевкой продолжила, - далеко не миф. - - и как вчера мне напомнил наш директор, верно подметив, а, как и откуда, по-вашему, берутся легенды? А сплетни? Реальность. Реальный факт. Реальная история. Реальный человек. Просто она, неважно персона или история, потом обрисовывается сказочными подробностями, невероятными домыслами и странными оговорками, что в итоге из правдивой реальности превращается в невозможный миф, из реального человека в недосягаемый идеал...
  - Магистр, вы так говорите словно вы с ней лично знакомы. - его заинтересовало сказанное, и он хотел продолжить разговор.
  - В какой-то степени это так и есть. Но все вопросы будут после.
  Стадион постепенно затих. Карен задумчиво обвела стадион взглядом и начала:
  - Вы все знаете, что искусство Наемничества живет внутри нас, его невозможно ни приобрести, ни воспитать: он должен родиться с вами... или вы с ним: тут уже спорный факт. Так произошло и с ней - с Ирен. Она родилась не здесь, а в Мертвом мире, Стальном мире, но то, что она родилась с духом наемника - бунтарским духом, - на губах Карен засияла легкая улыбка, а в глазах появились слезы от приятных воспоминаний - отрицать просто невозможно...
  
  ********
   [1] Пятое Затмение - часть одной из знаменательных эпох истории Наемничества.
  Эпоха - она же тысячелетие.
  *Повествование ведется в середине Шестого Затмения.
  
   [2] Главный Архив - центр всего устного, письменного и наследного творчества. помимо всего прочего в нем имеется полностью все сведения абсолютно о каждом живом и мыслящем существе, населяющем Сумрачные Земли. В отдельных случаях записываются даже его слова. Обмануть ГА почти невозможно, но есть прецеденты. Их насчитывается не более десяти в Затмение (250 лет). Информация выдается только Доверенным лицам. Свитки передаются из рук в руки. Их невозможно украсть в случае угрозы срабатывает древняя магия, перенося свитки обратно в ГА. Также Свитки можно вынести под особым контролем.
  
   [3] Мертвый Зал - знаменитый зал, единственный на все Земли. Знаменит он стал тем, что в нем замедляется время. 1 минута вне зала, равняется 20 минутам в нем. Вход только с разрешения Доверенных лиц ГА. Свитки можно вынести под особым контролем главных лиц.
  
  

ЧАСТЬ 1

  

НАЧАЛО

   
  

У каждого человека есть ангел-хранитель, оберегающий его. И мы не знаем, какой облик он может принять. Сегодня это старик, завтра - юная девушка... Но пусть его внешний вид не смущает вас. Ангел яростнее любого дракона. Но только не в битве... А в попытках достучаться до нас. И напомнить, кто мы есть на самом деле. Ибо мы сами имеем полную власть над миром, который создаем вокруг себя.

  

К/Ф "Запрещенный приём"

  
  

Глава 1.

  
  

Ваш план военной операции полная фигня по сравнению с подготовкой к нашей свадьбе.

  

Неизвестный автор.

  
  

Некоторое время назад.

  
  Ранее воскресное утро. Ничем не примечательный город, ничем не примечательные многоэтажки, оставшиеся еще с конца 80-х начала 90-х годов, хотя с того времени прошло уже немало лет и дома потерпели множество изменений где-то снаружи, а где-то внутри. Хотя улицы все так же пыльны и пустынны.
  Шел 2015 год. Солнце все так же ярко светит, попадая своими лучами в окна домов и отражаясь в разные стороны, оно заставляет сиять каждую травинку создавая радужное настроение незаметных обитателей земли.
  Редко-редко проедет машина - в это тихое утро, все еще спят, почти все. Однако, тихие обитатели земли давным-давно бодрствуют и суетятся. Вот пролетела обыкновенная белая бабочка-капустница и села на цветок, что растет около, сейчас безлюдного, тротуара, а вот - жужжа и собрав пыльцу с клумб недалеко от подъездов, пролетела труженица пчела; а солнце с каждой минутой поднималось все выше и выше, озаряя своим золотистым светом все вокруг.
  Помимо раннего и очень теплого воскресного утра - это был май. Все давно цветет и пахнет. На соседней крыше дома села стайка воробьев и стала громко и пронзительно чирикать, принося немного оживления в царившую вокруг ленивую дремоту.
  Наконец, с цветка на клумбе вспорхнула бабочка и улетела вдаль. Лучи солнца все так же медленно продолжали ползти верх, и вот, один из многих светящих в окна лучей, осторожно крался сначала по стене дома, а после робко заглядывал в окна и опасливо скользил по комнатам, в которых все еще спали люди. Но нас интересует одно конкретное окно на четвертом этаже, со светло-голубыми занавесками, рассеивающими свет. Там живет девушка, которая тоже, как и все крепко спала, обняв во сне пуховое одеяло, и улыбалась так открыто и ярко, то была улыбка абсолютного счастья - ведь она предвкушала свадьбу своей лучшей подруги, с которой она дружит еще со школьных времен; в ее сне, в завораживающем танце кружились наряд, прическа, молодожены и сам праздник. Она радовалась счастью подруги как не радовалась бы своему. В царстве морфея она с радостью ждала тех хлопот, которые вскоре ожидают ее в реальности. Вот и пришла пора просыпаться - прозвенел будильник такой внезапный и неестественный для такого ленивого утра.
  Девушка медленно открыла глаза и потянулась тягуче и грациозно, словно кошка, отключив будильник, она пошла совершать утренние процедуры для быстрого пробуждения. Когда, уже почти совершив свои приготовления, ее мобильный снова завибрировал в такт музыке, едва заметив номер абонента она не минуты не сомневаясь схватила телефон и ответила на вызов
  - Алло? - звонкий девичий голос раздался в комнате
  - Алло, Ксюша? - из устройства донёсся нежный голос подруги - Привет, ты готова? Если да, то Олежка сейчас может за тобой заехать, хотя даже когда ты приедешь, тебе все равно придется подождать, ты же знаешь мою мамон - она всегда в поисках совершенства- в мягком голосе прозвучал легкий укор и малая толика усталого раздражения.
  - Сонь, да, привет! Да, я почти готова. И я полностью уверена: все, как и всегда будет идеально, а я все-таки пройдусь пешком. Так что не беспокойся сама и Олега не гоняй линий раз, ему сегодня еще многое предстоит, и Тамаре Григорьевне передай, чтобы выделила себе минутку для отдыха. - быстро отозвалась Ксюша счастливо улыбаясь.
  - Ну хорошо - легкая доля сомнения в голосе собеседницы, а после уже уверенное- Тогда давай удачи, только помни к девяти ты должна быть у нас. Целую. Пока. - быстро ответила подруга и быстро положила трубку.
  - И я тебя целую - смеясь ответила девушка уже коротким гудкам.
  Отключив телефон, Ксюша вышла в коридор почему-то нахмурилась и посмотрела в зеркало. Оттуда на нее смотрела девушка с каштановыми волосами и неприметным лицом овальной формы с курносым носом, и довольно пухлыми губами.
  Ее терзало чувство какой-то тревоги. Эта тревога легла на душу девушки тяжелым грузом и с каждой минутой девушка все больше и больше пыталась понять причину данной тревоги и то, что она не могла разобраться в истоках этого неприятного чувства, заставляло ее хмуриться еще больше. Она встряхнула головой словно избавляясь от наваждения.
  Вернувшись в комнату, она открыла окно и вздохнула полной грудью свежий аромат весны и цветущих деревьев. Отвернувшись от окна и, подошла к шкафу, вытянула из него свои любимые джинсы и футболку, в голове мелькнула мысль надеть пиджак, но тут же была оттеснена другой - на улице тепло, весна, май. Поэтому, убрав пиджак в сторону, прошла через коридор на кухню. Проходя мимо, она по непонятным причинам замерла и напряженно вглядывалась в темный угол коридора, но ничего не увидев прошла на кухню и приготовила себе свежий кофе все так же молча и так же хмурясь. Она пыталась отбросить непрошенные мысли и даже пыталась улыбнуться, но не выходило, к тревоге добавилось еще и ощущение острой тоски. Так и не допив свой кофе Ксюша поставила кружку в раковину. Она быстро забыла свои тревоги и волнения и окунулась в свои мысли.
  Весна. Она любит это время года. Оно теплое и пахнет свежестью, листьями, травой и сырой землей; это время перемен, когда человек меняется, готовится к чему-то важному, хотя именно этой неизвестной важности не понимает или не хочет понимать, боится, странно, что почти у всех людей острая боязнь обновлений, если можно так выразиться.... Там, где можно рискнуть и выиграть, человек не делает этого рывка вперед, хватаясь за своё извечное "а что если", а потом, жалуются на свое низшее существование, жалуются на то, что живут в грязи. Интересно, а сами они отдают отчет что их эта так называемая зона комфорта и есть грязь, есть ничто. Странные мы существа... С этими мыслями девушка выскочила на лестничную площадку и закрыла за собой квартиру на ключ.
  
  Тень
  
  Дверь закрылась; Уход девушки ознаменовали два щелка от поворота ключа в замочной скважине и легкий топот вниз по лестнице.
  Тень, внезапно появившаяся в квартире, казалось из ниоткуда, метнулась в сторону спальной комнаты, но не смогла пройти внутрь, словно натыкаясь на невидимую преграду. Тень попыталась вновь, но все также встречала на своем пути незримый барьер. Она тихо зарычала и остановилась, стала медленно обретать очертания и плотность, в итоге в квартире девушке стоял мужчина с волосами цвета вороного крыла, в черной одежде и конечно же гримасой ярости на лице. Медленно он потянул руку в сторону двери, но, не дотянувшись до конца, отдернул ее с едва слышимым шипением. Неизвестный стал озираться по сторонам в поисках того, что могло помешать ему пройти в глубь комнаты, но, не найдя искомое, разочарованно потряс головой и, снова став тенью, незаметно выскользнул на улицу через открытое окно кухни. Занавеска из органзы слегка колыхнулась. И все снова стало как обычно.
  
  Ксюша
  
  Девушка вышла на улицу, огляделась. День был теплым, и поэтому она решила, что пройдется пешком, тем более что Соня живет не очень далеко. Оглядываясь по сторонам, Ксюша заметила уже несколько свитых птичьих гнезд, кажется оттуда доносится писк птенцов.
  Солнце ярко светило, она жмурилась от наслаждения и прислушивалась к природе: ветер едва касался кроны деревьев и немного гудел между веток, пели птицы свою неповторимую песню во множество голосов, в воздухе витал запах свежей земли, травы, хвои, листьев... .
  В одной, Богом забытой деревушке, у нее есть маленькая дача, где она иногда очень любит проводить свои выходные после тяжелой трудовой недели. Правда, местные жители на нее как-то странно поглядывают каждый раз, как она туда приезжает. Бывало, когда думали, что их не видят, крестились, и кажется, шептали молитвы. Но Ксюша не расстраивалась - ее этим не смутить, жизнь в приюте не из легких, поэтому на подобное она может вполне спокойно реагировать. В школе от нее и не так бегали... а ее домик находится почти на отшибе и на горе, к тому же, с которого видно всех жителей, которые суетливо бегают; кроме этого, природа очень красивая: лес, травка, деревья. Потому ей и нравится иногда выносить шезлонг во двор, брать зонтик, книгу, музыку и что-нибудь вкусненького и... лениво наблюдать за суетливой беготнёй в деревне. В такие моменты кажется, что это ее королевство и она там всем владеет. Из ностальгии в реальность ее вернул звук проезжающего мимо авто. Непонятно, но настроение внезапно пошло в гору, тревога и тоска отошли на задний план, и она смело могла охарактеризовать свое настроение фразой "и жить хорошо, и жизнь хороша". С улыбкой, она наконец-то подошла к дому подруги.
  Внешне дом Сони ничем не выделялся: простой, без излишеств, простая кирпичная кладка. Но это только с улицы, внутри ее дом поражал богатством. Всякий, кто первый раз оказывался у нее, дома был вынужден остановиться, чтобы собраться с мыслями и обрести дар речи. Коридор был длинным и широким, по обеим сторонам стены тянулись светильники, освещая мягким приятным немного приглушенным светом, но это только добавляло загадочности дому, и как бы заранее располагая к себе гостей, создавая вокруг них словно вакуум из уюта и теплоты домашнего очага. Прямо по коридору был зал, и если коридор был освещен лампадами, то освещение зала полностью состояло из окон, в которые задорно пробивались лучи солнца, сверкая яркими переливами золотых всполохов. В конце комнаты стоит шкаф во всю стену с прозрачными дверцами, за которыми находились полочки со всем, что только возможно: хрусталь, фарфор, фотографии, грамоты, статуэтки и много всякой мелочи, которая радует глаз хозяина этого дома. Именно это было яркой демонстрацией тихого семейного уюта, в котором все время жила Соня. Ксюша осматривала это с легкой ноткой зависти и восхищения: у нее почти ничего такого не было. Она была из простой семьи. И она радовалась этому, но в возрасте 6 лет ее родители погибли в автокатастрофе и девочку отдали в детский дом. Почти сразу. Она с трудом смогла взять свою любимую игрушку, которую накануне ей подарили родители, и семейную фотографию, где она, папа и мама счастливо улыбаются и машут руками с фотографии сидя в парке на кованной скамейке. Все на этой фотографии дышало умиротворенностью, счастьем и уверенностью в завтрашнем дне, а потом все сломалось... Именно в этой комнате стоял пуф со взгроможденной на него Соней.
  Ксюша вошла в залу... Ну как зашла, там же и осталась стоять на пороге. Соня стояла к ней боком, так, что девушке был отлично виден ее наряд. Сама невеста стояла широко, разведя руки в сторону, и наблюдала, как вокруг неё вилась её мама и еще куча помощников виде незнакомых тетушек, наверное, портнихи. И исправляли все то, что не могли исправить раньше, хотя, подруга невесты не была уверена, что там были изъяны и раньше... Наконец, Соня перевела взгляд с суеты вокруг нее и недоуменно посмотрела на подругу. Невеста понимала, что белое свадебное платье прекрасно подчеркивало ее стройное тело и нежную кожу. На первый взгляд все в пределах разумного спереди лиф держался на бретелях, которые завязывались на шее, и почти ничего не демонстрировал, а лишь дразнил, но спина... спина была открыта до самого пояса. От пояса и до колен оно обтягивало, как вторая кожа, а от колен начинался так называемый "рыбий хвост". Её светлые волосы, обычно стянутые в конский хвост сегодня ниспадали каскадом на плечи и элегантно обрамляли точеное лицо, заставляя без того сияющие радостью глаза светиться еще ярче, скулы сияли смущенным румянцем, а губы были приоткрыты...
  -Ксюш, ты чего?- Соня смотрела на восхищение и потерянный взгляд подруги, и понимающе улыбнулась, а где-то в глазах мелькнули искры горечи,,.
  -Я наверное умерла и за мной явился ангел... - как во сне пробормотала та.
  -Ксюша-a-a, ау, Земля вызывает, - Соня посмотрела на свою подругу и демонстративно пощелкала пальцами перед лицом,- Алло? Хьюстон, вы на связи??? КСЮША!!! - у Сони сдали нервы.
  -Оу? - словно пробудившись ото сна Ксюша наконец-то поняла, что к ней обращаются. - Соня, ты себя в зеркало видела??? Ты невинный ангел... - благоговейно прошептала.
  -Ангел поднебесья??? - ехидно поинтересовалась у неё подруга.
  - Ага и Олежка твой зверь. - поддержали её - твой личный. Нет, я, конечно, не мужчина, но честно, мне глядя на тебя уже завидно Олегу - ему ж достался такой... Пирог. Нет, я, конечно, ничего против не имею, но ему с тобой просто повезло, а теперь еще ты выглядишь так, словно, сверху положили вишенку... мням...- демонстративно облизнулась. Кажется, кого-то заносит.... Ксюша, вдох-выдох, это всего лишь Соня. А не ангел. Проснись, все так же мысленно отчитывала саму себя девушка, не замечая, что невеста как-то грустно и понимающе усмехнулась про себя. И тут словно ничем не бывало продолжила:
  - А у тебя все опять о еде! - засмеялась Соня
  - А что!? У меня организм молодой, растущий - белки нужны в постоянной доставке! - Не, ну что поделать, - уж такая она есть!
  -Ладно, повеселились и хватит. Я тебе еще память возвращать буду. - как-то угрожающе начала блондинка, видимо надеялась надавить на совесть. - Я так понимаю ты ничего со вчерашнего вечера и ночи не помнишь...- дождавшись кивка подруги продолжила -... И мстить за мой съедобный вид. Хотя я удивлена, что сюда ты пришла без головной боли и довольно добрая и бодрая. Признавайся, ты - ведьма? - на её лице изобразилась такая коварная усмешка, что Ксения недоуменно посмотрела на подругу. И предотвращая катастрофу, задала встречный вопрос, проигнорировав ее:
  -Прежде чем мне станет стыдно, скажи: как долго я там устраивала шоу? - Ксюша тяжело вздохнула и заранее готовилась услышать, то, чего слышать абсолютно не хотелось. Что ж видимо Соне удалось пробудить если не всю, то хотя бы зачатки совести.
  - Смотря что по твоим меркам долго. - ответили той с не менее прискорбным вздохом. - а что?
  - Начну умирать сразу... - предельно честный ответ.
  - Не напрягайся тебя спасли от позора, - хихикнула подруга. - А теперь приступим, пока тебя будут одевать, расскажу твою эпичную историю ...- с этими словами она протянула руку к пульту от телевизора и нажала кнопку. Ничего особого не произошло просто заиграла не навязчивая музыка. Заметив взгляд Ксюши, Соня пожала плечами - хочу музыку. Итак, начнем, пожалуй,
  
  Днем ранее. Где-то на середине девичника
  
  В зале гремела музыка, настолько, что уши закладывало с первых мгновений пребывания там. Стоит заметить, что в этом клубе обычно много народа, и все в основном смеялись, танцевали ну и конечно выпивали. Все мы не без греха. В какой-то момент поднялась девушка в коротком коктейльном платье и на каблуках не меньше 25 см. Грациозно подскочив, она метнулась в сторону столиков и с коварной усмешкой стала методично сдвигать их к центру зала; все с интересом наблюдали за ее действиями. Через какое-то время образовался большой прямоугольник. Поднявшись на него, она стала заискивающе трясти бедрами в такт музыке, её руки соблазнительно двигались вокруг собственного тела, а голова вращалась из стороны в сторону. Вскоре к ней стали продвигаться и иные члены женского коллектива. Вместе они повторяли движения или совершали иные невероятные па невозможные для подражания. Вокруг появилась небольшая толпа, которая сопровождала их танец хлопаньем в ладоши, свистом, гиком, улюлюканьем и криками поддержки вроде "Давай детка, так держать!" или "У, какая крошка!". К этому сборищу стала продвигаться девушка лет 28 со светлыми волосами цвета зрелой пшеницы и стала стягивать виновницу столпотворения со стола, но та явно сопротивлялась. Не добившись от нее равным счетом ничего, она отошла обратно к своему столику и набрала кому-то по телефону и что-то прокричала в трубку, спустя 15 минут, в дверях клуба появился молодой человек с темными вьющимися каштановыми волосами и двинулся в сторону толпы, в этот момент девушка к нему подбежала и прокричала что-то на ухо, пальцем показывая на самодельный танцпол, хотя показывать ему и не надо было - мужчина и так уже смотрел в указанную сторону.
  Взгляд мужчины лениво пробегался по лицам людей, танцующих на столах, пока не зацепился за фигуру одной из девушек, с каждым мгновением, выражение его лица было непередаваемым: на нем отразилось почти весь спектр эмоций: удивление, недоумение, неверие сменилось возмущением, в конце концов он закатил глаза и смирился.
  Не спеша подошел к девушке, кое-как пробился сквозь толпу и не сильно, но ощутимо потянул её вниз. Та поддалась, они вдвоем пошли в сторону выхода. Перед самой дверью мужчина обернулся, взглядом нашел блондинку, дождался пока она его заметит, едва заметно кивнул, и пошел к выходу, поддерживая заметно опьяневшую девушку.
  
  В комнате повисла напряженная тишина, только шелест платья и едва слышимое тиканье часов немного ее нарушал, к тому времени с невестой уже закончили.
  - Сонь, в твоих возможностях я не сомневалась. Вот только у меня один вопрос: КАК?! Когда ты успела?!- девушка ошарашено посмотрела на подругу. Так словно та впервые ее видела.
  В ответ подруга только недоуменно пожала плечами:
  - Ну ты же сама сказала, что не сомневалась в моих возможностях. Так что... - Соня сделала многозначительную паузу.
  "Что так" подружке невесты так и не довелось узнать, закончив с Соней, женщины взялись за Ксюшу. Сначала ее выстирали, потом вытерли, вслед за этим отпарили, обмазали миллионом разных кремов непонятного назначения, в конце всех предварительных процедур, девушка чувствовала себя словно невеста она, а не Соня, и в который раз дала себе зарок никогда не выходить замуж. женщины постарались на славу. Когда пришло время примерки платья, Ксюша уже вспоминала все молитвы и проклятия, а заодно сочувствовала Соне: подруг невесты-то только 2 часа мучилась, а сама невеста же не меньше четырех. Но все имеет свойство заканчиваться. Тамара Григорьевна, мама Сони, довольно стройная женщина в свои сорок с лишним выглядела почти ровесницей подруг, (что иногда сильно смущало. Всех.) достала изумительное коктейльное платье из нежнейшего шелка цвета темной фуксии. Когда девушка его надела, оно идеально легло, пряча все излишки, и раскрывая те немногочисленные достоинства - ноги и грудь. Странно, но до этого момента, она не пробовала экспериментировать с цветами, предпочитая неяркие, пастельные тона, считая, что те скроют ее небольшой избыток веса. Однако, девушка уже жалела об этом. После того, как в платье было надето, все недостатки подогнаны по фигуре, платье снова вернулось на плечики и стали делать макияж. Честно, говоря, ей уже страшно было смотреть в зеркало и хотелось тихо, мирно умереть, потому что около нее велись ожесточенные споры с какими тенями, румянами, кремами, тонами, тушью, помадой пользоваться, еще и спорили какой цвет лучше! Хотя Ксюша была профессиональной танцовщицей и умела пользоваться макияжем безупречно, ей этого не дали. И за те два часа, что она провела в руках у этих визажистов она узнала о косметике больше, чем за 10 лет выступлений. "Нет, честное слово, свадьба-то у Сони, не у меня!" в отчаянии мелькнуло у несчастной в голове. "Чего они так прицепились к ней?! С, несомненно, важным вопросом, какой-то помады будет выгодно оттенят тон моей кожи! - саркастично подумала Ксюша. Дамочки еще полчаса бы спорили и ни к чему бы ни пришли, если не тихий стон:
  - Да Боже мой, возьмите вон ту помаду, что стоит на трюмо и прекратите спорить, голова уже болит, а ведь свадьба-то еще не началась!
  На девушку кинули извиняющиеся взгляды и решили последовать крику души, если его таковым можно назвать. После, она встала и отошла к большому зеркалу в конце комнаты. Подошла и застыла. Как под гипнозом протянула руку к зеркалу и потрогала свое отражение и с благоговением прошептала:
  - Эти дамы точно волшебницы! - в зеркале стояла она и в то же время не она: то, что Ксюша увидела повергло ее в шок. Даже не знала, что можно быть такой... модельной... даже как-то совестно стало- вдруг Соню затмит собой. Подумала и отмела эту мысль сразу же. Это просто невозможно затмить Соню.
  Наконец, последние приготовления были закончены. К дому подъехал лимузин, украшенный двумя лебедями и миллионами золотых и серебряных ленточек, закрученных в замысловатый узор, наверное, призванный изображать гнездо, будем надеяться, что семейное.
  Все сели и машина сдвинулась с места. Ксюша с интересом смотрела на встречные автомобили и провожала взглядом прохожих, которые с равнодушием наблюдали за их эскападой и только сейчас поняла, что ее единственная семья обособляется от нее. Не полностью, нет, но скоро у Сони будут дети, она, кстати, уже на втором месяце, муж уже есть. И Ксюша опять будет предоставлена сама себе как в детстве, когда она была в приюте. Это были не самые приятные воспоминания. В приюте она была драчливой всегда норовила ударить кого-нибудь погремушкой по голове и не только. Потом пошла в школу. Там было то же самое... для нее... для других ад... девушка записалась в секцию по восточным единоборствам. И при первой же возможности применяла свои возможности на одноклассниках. Исключить ее не могли. У приюта был какой-то договор со школой и государством вот они и терпели. Потом в третьем классе к нам пришла девочка. Светловолосая пухлая и розовощекая, словом, кукла так и хотелось затискать. Помнится, тогда она к ней подошла и сказала:
  - О! Кукла давай я тобой буду играть? - с таким наивной детской надеждой, встав с места подошла к ней
  На что она ей ответила с хитрым прищуром не свойственным третьекласснице.
  - только в свой рюкзак не пихай так же, как те игрушки - знаком указав на него
  Согласившись, Ксюша протянула ей руку для пожатия, предварительно на нее плюнув. Кукла, достав из своей сумки маленький, белый, аккуратно сложенный платочек, манерно протерла ей руку и только тогда пожала ее. С тех пор они не разлей вода. Кстати говоря, когда они начали дружить, учителя удивлялись как так: Ксюша - оборванка с вечно пыльными рукавами и разодранными коленками, и она такая вся из себя пай-девочка, одетая с иголочки. Ксюша - постоянная дерущаяся и кричащая на всех, и она - Соня спокойная и рассудительная. Правду говорят: противоположности сближаются. Потом стало сказываться влияние друг на друга: Ксюша немного поутихла стала чуть менее агрессивней и чуть более рассудительной, а Соня, наоборот, чуть более шебутной и чуть менее спокойной. Именно Соня показала прелесть танцев подруге, и Ксюша отказалась от борьбы и пошла на танцы. В девочке нашли способности. Отнюдь не великие - Примой балериной ей не стать, но и на сцену ее не стыдно было поставить, отдав ведущие роли. Ну как говорится, с кем поведешься... после школы институт Соня в юридический, а Ксюша в государственную академию хореографии. Обе завели новые знакомства. Но, дружить так и не перестали. Даже семьей стали. По крайней мере они для Ксюши именно семьей и были, хотя Соня говорит, что и она для них. Та предпочитала верить.
  
  

Глава 2.

  
  

Я знаю он не предаст.

Я в этом твердо уверена -

ты за ним как за каменной стеной,

поэтому смело передаю ему свою опеку над тобой...

Теперь я отдаю тебя,

В те руки, что всего надежней.

И этой свадьбы пусть заря

Зовется "Счастия художник"!

  

Селена Вульф

  

"Счастье"

  
  Ксюша.
  
  Вернуться в реальность меня заставил голос подруги:
   - Ксюх, ты о чём задумалась?
   - Да так, вспомнила нашу с тобой первую встречу в школе.
   - Помню, ты меня в первый же день "Куклой" прозвала, с твоей легкой подачи, меня потом еще пол школы так называть стало. - от воспоминаний горло сдавило спазмом - некоторое время спустя прекратили, но такое забыть...
  - Ксюш, ты что плачешь? - Соня пересела ко мне на сиденье - Господи, Ксюш, что случилось? - достав из декольте платок, она начала промокать мои слезы. Как хорошо, что косметика водостойкая, об этом меня, кстати, мама Сони предупредила.
   - Просто вспомнила, что мы с тобой вдвоем выделывали и что ты моя единственная семья. А теперь у тебя своя, нет я рада, но все равно как-то грустно.
   - Ксюнь, прекрати, ты как была моей названной сестрой, так и останешься и никуда ты от меня не денешься. А теперь успокойся, улыбнись - честно говоря по мне улыбка вышла вялой, но Соня как обычно меня поддержала - вот так. - ободряюще мне улыбнулась и продолжила - Будет и у тебя своя семья - и муж, и дети и будете вы счастливы всем соседям на радость. И у твоих детей тоже будут супруги и дети. И будешь ты сидеть где-нибудь в кресле-качалке и вязать пинеточки своим правнукам, которые будут вокруг тебя сидеть стайкой и с открытым ртом слушать истории о том, как мы с тобой чудили. А потом приду я, и уже я начну сетовать на то, что мои внуки натворили, потом ты, следом мы будем перемывать косточки какой-нибудь соседке Тоне, что на вечно своего пса держит на привязи - никакой жизни с этим воем. Так и будем сидеть вместе и жаловаться друг другу. Ну все, успокойся, ну же. - Соня прижала меня к себе. Так мы и сидели обнявшись.
  Потом, когда я уже успокоилась, с надеждой глядя в Сонины зеленые глаза, спросила:
   - Обещаешь?
   - Обещаю. О, мы уже подъехали, все Ксюнь выходи. Наша очередь пришла.
  Мы вышли из автомобиля; отец Сони уже спешил к нам и, подойдя, и галантно протянул руку сначала Соне, а потом мне. Отец моей подруги был стройным и поджарым мужчиной его виски едва затронула седина что делало его лицо более аристократичным и мужественным, а слегка заметные морщины в уголках глаз - немного смеющимся. Зеленые глаза и орлиный нос, узкие губы и овальное лицо. Хищное выражение лица, но и без этого в нем была какая-то харизма. А все вместе давало убойное сочетание.
   - Николай Петрович, вот ваша дочь, в целости и сохранности. - гордо сообщила я подоспевшему к нам отцу.
   -Благодарю Ксения, вы, как всегда, гоняли ненужных битой и с воплями "я тебе устрою, пес драный"? - я смутилась, а вот отец подруги видимо получал истинное удовольствие подтрунивая надо мной. На самом деле произошла такая история.
  Где-то в классе девятом наша школа, ради интереса, решила провести эксперимент и попробовать новые виды игр, а заодно устроить благотворительную ярмарку мастеров. Из спорта выбрали, не спрашивайте почему - не отвечу, бейсбол, а на самой ярмарке мастеров было не только рукоделие, но и разные мастер-классы по приготовлению еды и развлекательные мероприятия. Среди таковых была, так называемая будка поцелуев, ее курировала наша романтичная Соня. Суть этой будки была такова, что парочка могла поцеловаться внутри этой будки и сделать несколько красивых и романтичных фото на память. Но до этого момента ее надо было украсить. Соня, я и Мила - еще одна девочка, присоединившаяся к нам в четвертом классе, занимались этой Сониной фантазией, и на тот момент отношения между Соней и Олегом уже постепенно начали выходить из стадии "дружба - держу девочку за ручку на расстоянии" в более близкие. Я была просто помощницей в украшении романтичного места, так как уже была задействована в женской бейсбольной команде.
  Где-то под конец процесса украшения к нам пожаловал Сонькин бывший ухажёр Василий. Ну как ухажёр, заигрывал он с ней или лучше сказать задирал - то за хвостик дернет, то портфель заберет и спрячет. Долго же я с ним дралась. "Кажется и сейчас буду" - мелькнула мысль. Так и было, умудрившись где-то основательно налакаться, надо сказать спасибо, что хоть язык не сильно заплетался, да и на ногах стоял почти не шатаясь, а вот перегар можно было почувствовать уже на расстоянии двух шагов. И по закону жанра у нашего пьяного парня ум за разум так зашёл, что полез он целоваться к Соне со словами:
   - Соня, а давай первые испытаем эту твою милую будочку, а? - всё бы ничего, но он не учел двух факторов - Олег учил Соню самообороне, а я была с битой. Узрев картину маслом, на которой Вася уже держит руки на самом сокровенном после Сониного удара, я поняла всё сразу. Ну я ж девушка скромная, скромно прибью, скромно закопаю, скромно отпраздную - с милым лицом пай девочки, которого боятся порой даже преподаватели. И вот я подхожу к нашему "скороубиенному" и скромно спрашиваю:
  - Милый, - бедный, прямо побледнел от обращения, о-па, даже разогнулся и ровно встал, прямо стойкий оловянный солдатик, ни дать, ни взять, протрезвел что ли - вовремя. - А ты что тут забыл? - все так же мило спрашиваю. Ого! Вот это мимикрия! Так быстро слиться с серой стеной школы нужно уметь, хорош! В разведслужбах нашей доблестной армии ему бы замены не было. Правда голос подкачал - дрожащий какой-то:
   - Так, я тут, это.... Помочь решил, показать, как работает эта кабинка. - ох зря он это сказал, ох зря.
  - Дорогой мой, милый мой, - пропеваю нежнейшим как патока голоском - ты меня достал! - а тут уже рычу, одновременно замахиваюсь битой.
  - Ксюша, Ксюшенька, Ксюнечка, солнце мое нерадивое, полегче, не кипишуй. Все же хорошо! - пытается выкрутится парень. Бедняга еще не понял, что попал.
  - Ах, полегче?! Ах, не кипишуй!? Ах, хорошо всё?! Я тебе сейчас все устрою, пес драный!!! - и тут я снова замахиваюсь битой. Еще ни разу не видела, чтобы люди ТАК быстро бегали - и это все так же один человек. В пору собой гордиться - столько талантов помогла парню открыть в себе. Тоже срываюсь с места, и лечу за ним, бежал он к парням около будки бейсболистов. Сцена ловли тоже была эпичной. Один товарищ, раскинув руки а-ля Гэндальф, с такой же фразой "Ты не пройдешь!" поймал Василия, посох заменила бейсбольная бита, второй ловил уже меня. Эх, такая, мстя сорвалась! К счастью для окружающих, мимо проходил Сонькин папа и пришел на мои вопли. Честно говоря, сцена выглядело комично: я, которую кто-то из парней держал за талию в воздухе, бьющая ногами воздух и кричащая "А ну пустите меня! Я сейчас ему устрою, пустите меня! Я прибью его, отбивную сделаю, а на ужин прожарю, глядите к тому моменту и успокоюсь. Не надо меня держать. В любом случае ему хана!!! Хана...", сам Олег, держащий в крепких мужских объятиях Васю, который испуганно дергался в сторону кабинки для парней и мужская сборная открыто смеющаяся от ситуации. Грозно осмотрев сцену, Николай Петрович пытался несколько раз дозваться меня, но было тщетно, в итоге включил Генерала:
  - Миронова Ксения Андреевна, равняйсь! - сработало просто как все элементарное, даже не заметила, как меня отпустили, ой даже воинское приветствие выполнила... с битой в руках. Забавное зрелище. Скорее всего останется синяк. - Смирно! Благодарю за службу - можете быть свободны!
  - Служу Отчизне! И развернувшись на каблуках, печатаю шаг обратно к Соне. А вслед слышу громоподобный смех парней.
   - Николай Петрович!! Как можно?! Это же было лет десять назад, ну и кто ж знал?
   - И правда кто же знал? - передразнил меня Сонин отец, тихо посмеиваясь.
   -Да ну Вас! - воскликнула я
  Передав Соню в руки отца, я пошла к зданию ЗАГСа.
  Скоро должно начаться само мероприятие.
  Так и есть спустя десять минут нам сказали, что все готово. Подойдя к Соне и Николаю Петровичу, я встала позади них, как того попросила Соня. Медленно, степенно, величаво мы прошли в здание. Заиграла Лунная Соната, не знаю почему, но вместо классического марша Мендельсона Соня выбрала именно ее. По заказу Сониных родителей, не было регистрационного стола перед местом бракосочетания (он стоял сбоку), там был алтарь как в восемнадцатом веке, украшенный затейливым узором. Рядом с алтарем стоял Олег и его шафер Коля. Олег был высоким поджарым мужчиной из категории "гора мышц и ни грамма жира" со вьющимися каштановыми волосами, а его взгляд... о его взгляд был необычным: прямой, цепкий, проницательный, глаза были пронзительного серо-зеленого цвета. Нос с небольшой горбинкой и слегка заострен. Высокие точеные скулы, узкие губы и волевой подбородок. Одет этот идеал эротиш-ш-шного сна в черный смокинг, который подчеркивал мышцы и выделял глаза.
  Помню, как я с ним познакомилась. Наш приют отправили в детский государственный лагерь. В первый же день я с ним подралась. А не фиг на мое свои загребущие ручки тянуть - можно конечностей не досчитаться. Потом мы помирились и стали встречаться (почти неделю, зато как звучит), но расстались. Когда я приехала с лагеря, привезла много памятных фоток. На одной из них я была изображена с Олегом и увидев, как у Сони загорелись на него глаза я, недолго думая, на следующий же день позвонила ему и попросила встретиться в парке. Помню Соня еще спрашивала, правда, что у него такие твердые мышцы как кажутся на фотографии. На следующий день в парк я с собой притащила Соню. Увидав Олега, она зарделась, я обрадовалась, а он недоумевал почему я тащу девушку с собой на буксире. И обратился к ней:
   - Девушка, Вам нужна помощь по спасению от этой милой особы, что тащит вас словно на буксире?
   - Вы даже не представляете, как...
  И пошло-поехало. Встречались они семь лет и вот решили пожениться. Нет, они сначала просто дружили, под ручку ходили, лет пять примерно. Но я очень за них рада.
  Легкая улыбка появилась на моем лице. И вот мы уже подошли к алтарю. Олег не сводит глаз полных восхищения с Сони. Музыка стихла и к нам вышла дородная женщина лет 40, одетая в бордовый костюм и начала:
   - Уважаемые невеста и жених! Сегодня - самое прекрасное и незабываемое событие в вашей жизни. Создание семьи - это начало доброго союза двух любящих сердец. С этого дня вы пойдёте по жизни рука об руку, вместе переживая и радость счастливых дней, и огорчения. Создавая семью, вы добровольно приняли на себя великий долг друг перед другом и перед будущим ваших детей. Перед началом регистрации прошу вас ещё раз подтвердить, является ли ваше решение стать супругами, создать семью искренним, взаимным и свободным. Прошу ответить Вас, невеста.
   - Да.
  -Прошу ответить Вас, жених.
   -Да
  -С вашего взаимного согласия, выраженного в присутствии свидетелей, ваш брак регистрируется. Подойдите алтарю и своими подписями скрепите ваш семейный союз. -она показывает указкой место в документе актовой записи, где должны поставить свои подписи Олег и Соня. Зазвучала музыка.
  - Прошу вас в знак любви и преданности друг другу обменяться обручальными кольцами.
  Мы с костей взяли подушечки с кольцами (тоже Сонькина идея) и подошли я к Олегу, Костя к Соне. Олег взял кольцо и нерешительно Сонину руку, та ему ободряюще улыбнулась. Он надел кольцо. Соня повторила маневр. Готово.
  -В полном соответствии с Семейным Кодексом, согласно составленной актовой записи о заключении брака, скреплённой вашими подписями, ваш брак регистрируется. Объявляю вас женой и мужем! Ваш брак законный. Поздравьте друг друга. Жених может поцеловать невесту.
   - Горько!!! Горько!!! Горько!!!
  -Дорогие супруги! Дорогой любви вы пришли к нам, соединив свои судьбы семейным союзом. Отныне вы - жена и муж. Сохраните дар первых счастливых дней и пронесите их чистоту и верность через долгие годы жизни. Не растеряйте свою любовь среди жизненных неудач и суеты. Пусть ваше счастье будет светлым и чистым, как весеннее небо; долгим, как вся ваша жизнь, и прекрасным, как ваша большая любовь.
  Сегодня вам вручается ваш первый семейный документ - свидетельство о заключении брака. -Регистратор передала свидетельство новобрачным. - Пожалуйста - ваши паспорта. -Регистратор передала паспорта -Сегодня, в этот торжественный день пришли поздравить вас самые близкие и дорогие люди. Дорогие гости, пожалуйста, присоединяйтесь и вы к нашим поздравлениям.
  Вышел Сонин отец как глава семьи:
  -Дети! От всего сердца мы желаем вам счастливой супружеской жизни. Пусть ваше новое семейное гнездышко всегда хранит в себе тепло и уют! Пусть его почаще посещают аисты, и ваша маленькая, пока, семья станет большой и дружной! Живите, словно лебеди: с лебединой песней, лебединой верностью и лебединой любовью даже через десятки лет! Поздравляю! - было видно, что ему тяжело смириться с тем, что его дочь давно не маленькая и готова уде жить самостоятельной жизнью, но чего ему далось такое решение мне не понятно
  Очередь Мамы Светланы Борисовны на ее глазах застыли слезы:
  -Милые Сонечка, Олег. В этот торжественный день мы хотим благословить вас на долгую жизнь в любви и счастье. Мы желаем вашей семье благополучия, мира и добра! Пусть с каждым днем ваши чувства крепнут. Живите себе на счастье, а нам на радость. Пусть в вашем доме звенит детский смех и никогда не будет места слезам! Мы желаем вам дожить вместе до золотой свадьбы и не растерять свою любовь! И пусть будут радости и горести, вы сможете их преодолеть, ведь вы вместе! Не позволяйте никому разрушить свое семейное счастье, храните свою любовь, доверяйте друг другу, цените друг друга, уважайте друг друга. И пусть со временем ваши чувства становятся только крепче и глубже, а семейный очаг горит все ярче! Мы любим вас!
  
  Подошла моя очередь, меня слегка потряхивало:
   - Соня... Олег... - небольшая пауза чтобы собраться с мыслями и взять чувства под контроль - за вас рада! Действительно рада, потому что моя семья обрела свою и теперь нас стало больше... я смотрю на вас и вижу истинную пару, олицетворение любви... твои глаза Сонь.... Лично мне они говорят больше всего. Они сияют и сияние всех звезд меркнет рядом с ними. Ведь звезды не могут излучать счастье и уверенность. А твои глаза могут. Уверенность в себе, в Олеге, в будущем, в людях, которые тебя окружают - из меня слова шли сумбурным потоком, я не понимала, что говорю - а главное уверенность в завтрашнем дне. в глазах Олега я вижу чуть больше. Там за нежностью и любовью к тебе кроется сила, готовая выйти наружу и защитить тебя и твоих детей... его руки обнимают тебя, и ты доверчиво жмешься к нему. Я знаю - он не предаст. Я в этом твердо уверена ты за ним как за каменной стеной, поэтому смело передаю ему свою опеку над тобой... но не забывай я рядом... всегда и готова протянуть руку помощи в любой момент... стоит только попросить... живите и будьте счастливы и те чувства пусть они как вечный огонь будут между вами до конца... Поздравляю!!! Горько!!!
   -Горько!!! Горько!!! Горько!!!- меня подхватил зал, начав скандировать.
  Олег подхватил Соню на руки и пошел к выходу, церемония окончена. Теперь только неофициальная часть - банкет.
  Но и тут нас ожидал сюрприз
   - Итак план мероприятий таков:
  1. Сначала гуляем по городу. Водители уже оповещены. Маршрутный лист при них. Можете ознакомиться.
  2. Немного сидим в кафе. Старики остаются. А молодежь в заповедник. Там их ждут шашлыки выпивка закуски и палатки - ночь проведете там, а потом самые трезвые нас поведут обратно. Ну и да, кто не хочет в лес могут остаться тут, а кто не хочет в кафе могут сразу уезжать в лес. - оповестил нас Сонин отец. - Вопросы, предложения, возражения?
  - Только один, - поднял руку Алексей - В маршрут свои идеи включать можно?
  - Не желательно. Путь составлен оптимальный, менять не советую. Все расписано по часам. Ну что, красивые, поехали кататься?
  И понеслось. изъездили половину города и посетили почти все крупные и не очень парки. Наши фотографы истратили 3 карты памяти. Все счастливые довольные улыбающиеся. Все, кроме меня... Ааюна устала, мозоли натерла, хромаю на левую ногу. Праздник однозначно удался, еще толком не начавшись! Да я так выпуск из универа не праздновала и столько не гуляла за всю свою короткую жизнь! Все несите меня. Я так больше не могу! О чем и оповестила окружающих.
   - Не волнуйся, красавица! Я тебя спасу, я тебя понесу! - ко мне подошел Алексей и подхватил на руки
  Я остолбенела. Ну ладно раз ему так хочется...
   - О мой спаситель! О герой моих девичьих грез! Ты от верной смерти спас меня! Жизнью я тебе обязана! Как я могу отблагодарить тебя? - выдала тираду и выпала в осадок. я оказывается говорить могу в стиле а-ля Европа. 17-ый век. Круто. - А если честно? Что сейчас было?
   -А если честно, то не думаю, что молодожены будут счастливы видеть тебя с чем-нибудь сломанным.
   - Ну знаешь ли! Опусти меня на землю! Я посижу немного.
   - Подождешь, мы сейчас в ресторан едем. Вот в машине и отсидишься. Не думаю, что тетя Света не приготовила для тебя сменную обувь.
  - Ресторан?! А может сразу на природу? - на этом слове правда в животе почему-то свернулся клубок. живот в предвкушении забурчал
   - Ксюх, ты не меняешься! - засмеялся Алексей и пошел к машине.
  
  И я, окрыленная этой прекрасной новостью, пытаюсь слезть с рук Лехи. Ну да, будто кто-то меня слушал и отпустил. Угу. ха-ха три раза. Меня понесли на руках. Еще и с умным видом! М-даа дожила. Сроду ничего не делали и тут на тебе! Ну ладно будем наслаждаться пока можем. Чуют мои вторые сотые, что не скоро и удастся нам сюда попасть вновь. А мы тем временем идем к машине. Это был белый джип. Марка - не ко мне. Я не механик. Машины делю на 3 категории грузовые, легковые, джипы. Все! Спрыгнув с рук Алексея. Заглянув ему глаза и проникновенно прошептав "спасибо!" Заскочила в машину. Едаааа! Теперь можно и помечтать.
  В моем воображении пронеслись миллионы разных блюд так что слюнки потекли.
  
  Но кто-то сбоку видимо решил внести свою лепту в расписание:
  -Ребят, у меня есть замечательная мысль - я попыталась повернуться на голос говорящего - им оказался Мишка - друг Олега.
  -Мне от твоего тона уже страшно - передернулась Мила.
  -Давай, не томи - послышался голос из толпы
  -А поехали сразу в лес - еда и там есть, а в ночь, а то после ресторана, скакать по кочкам не очень. Кто за? - продолжил Мишка.
  Всеобщим голосованием мы отправились в лес.
  Мы ехали по ухабам и кочкам верх. вниз. Верх. Вниз. Сразу вспомнилась детская присказка "по кочке, по кочкам..." что-то напрягает меня эта ямка... м-да.
  - Вот знаете, - Милка, наша бывшая одноклассница и по совместительству коллега Соньки, подала голос. Препротивнейшая зараза, но Соне она почему-то нравится. Ну и ладно - едем мы, а я сейчас понимаю, что от моей попы ничего не останется
  - У тебя ее нет, так что нечего терять - усмехнулась я. Что поделать если это так. Для меня она стандартная моделькó с завихрениями обратно.
  - Ой помолчала бы, у самой то. - приняла эстафету Мила.
  - Меня, по крайней мере, есть за что потрогать, а ты доска доской
  - Вот опять- кто-то застонал рядом.
  - Не опять, а снова. Народ, пора привыкнуть, мы так все время, чего уж там.
  - Как вас Соня еще терпит?
  - Спокойно, как еще.
  - Ну-ну
  - Я не поняла, ты сейчас что-то против имеешь?
  - Я? Да.
  - Ну и имей, а нас не трогай. Да, Милк?
  - Ага, это наши разборки, и ты тут лишний!
  - Начали спор - они, а виноват - я.
  - Арсенюка, это женские разборки, и вы мужчины в них лишние. Или ты не мужчина?
  - Знаешь, что?
  - Что?
  - Ты случаем, на досуге, пропагандой дегенерации не занимаешься?
  - С точки зрения банальной эрудиции, вы молодой человек, не входите в рамки моей компетенции. Я, конечно, понимаю все тенденции парадоксальных эмоций, но не стоит так утрировать, ибо человек со всеми ему присущими возможностями не способен общаться с такой антикварной бездарностью как вы. И поскольку ваш умственный коэффициент равен нулю, дальнейшее общения с вами я считаю не целесообразным
  - Редукция головного мозга - это весьма печально, конечно, но не стоит отчаиваться: кишечнополостным он не нужен.
  - Ваш очередной аргумент убедил меня, что ваши мозги покинули черепную коробку посредством дефенестрации.
  - О, поосторожней с разглагольствованием. Девушка, я понимаю ваше мозговое устройство не понимает положения нашего, но я чутка старше и прошу без борзоты. Надеюсь, мои мольбы для вашего подсознания не слишком сложны?
  - Послушай меня жертва хаотической липликации хромосом, инстинкт самосохранения - это базовый инстинкт присущий любому существу, как же ты его отключить то умудрился, когда ты меня посылал? Я из тебя нити ДНК повыдергиваю, и ты у меня по швам расползешься, я у тебя пункцию из такого места вырву о котором ты даже не догадываешься, ты все понял, питекантроп, социально неадаптированный, беги в свою пещеру, пока твой мозг не разорвался от переизбытка информации!!!
   - Скажите, вы, когда по деревьям вместе с дриопитеками ползали, головой вниз не падали?
   -Ой всё! Еще одна подобная, несомненно, высоко интеллектуальная фраза и я решу, что нам нужен еще один свадебный кортеж! - о, а это уже Сонька. А я гадала, насколько еще ее хватит.
  - Я за!!
   -Я против!
  О! В унисон. Неплохо. Соня ты права, но в слух я этого говорить не буду. Потом еще полчаса терпеть завихрения разума, а повторения никто не выдержит, я первая из машины на скорости выпрыгну!
  - За?!- опять Милка завелась- ты совс... - но договорить ей не дали.
  - Так! все! Alles! Баста! Голубки, сейчас же успокоились, иначе закажу номер для молодоженов!.. Еще один. - кажется, у кого-то нервы сдали.
  Веселая у нас компания ничего не скажешь. А пока меня интересует один вопрос:
   - Сонь, мы на сколько там? - испытующе посмотрела на подругу
   - Ночь, можно день и к вечеру домой топать. "А что?" -спокойно сказала Соня
   - Нет, ничего, просто интересно отгул продолжить или так оставить? - пожала плечами.
   - А вот мне видимо придется продлить, рядом с такой красоткой я еще долго спать не смогу. - Сема подмигнул Миле
   - Еще бы! С заплывшими глазами спать сложновато будет. - фыркнула девушка
   - Ребяааат, ну вы опять!
   - Прости Ксюх, я не специально. Случайно вырвалось. - а глазки такие невинные-невинные.
  Ну-ну, считайте я поверила поэтому как отображение моим мыслям брови скептично взметнулись вверх. Бросила предупреждающий взгляд на Арсения и отвернулась к окну. Потом наш спор плавно перешел в разговор о работе. Оригинально правда?!
  
  Чуть позже в ресторане.
  
  Тем временем желающие салатов и зрелищ приехали в ресторан.
  - Дорогие мои гости! Пока молодёжь трясется на ухабах, мы с вами начнем культурно отмечать этот счастливый день. Сегодня я буду вашим тамадой! Конкурсы будут чуть позже, а пока предлагаю вам присесть и выпить за молодых! - отец Сони явно вошел во вкус, ну и подвыпил естественно, ибо его конкурсы могли пройти только люди немного подшофе.
  А вообще, зал был украшен просто волшебно, и жаль, что молодые не приехали - тогда сказка была бы полной. Зал был украшен в тонах леса: светло зеленый, темно зеленый, цвет молодой листвы. Везде на лампах висят фонарики, приглушающие свет и превращающие зал в сумеречную поляну.
  
  Но не успело старшее поколение рассесться по местам и выпить первую рюмочку, как с грохотом распахнулись двери и в ресторан ввалилось три здоровенных лысых битюга. Окинув мутным взором собравшуюся публику, один из них изрек не вполне трезвым голосом:
  - Кто драку заказывал?
  Поднялся папа Сони, у которого от волнения затряслись руки, и ответил за всех:
  - Да никто, даже мысли не было такой.
  - Поздно, милые мои, поздно. "Все оплачено", - резонно заметил битюг и никто из собравшихся в тот момент даже не мог помыслить, что молодое поколение решило пошутить и устроить свадьбу в чисто русском стиле. А какая же свадьба без мордобоя и битья посуды?
  Промолвив эту сакральную фразу - "все оплачено" - мордоворотики рьяно взялись за дело. Через минуту кто-то из гостей, еще стоявший на ногах, вызывал карету скорой помощи и наряд ОМОНа, ибо пусть та свадьба хороша - на которой был бой (мордоворотики били не сильно, не переживаем), но жить все-таки хочется. Но все окончилось хорошо, и агентство, принявшее столь необычный заказ, не пострадало, старшее поколение тоже.
  
  

Глава 3.

  

Есть место: близ тропы глухой,

В лесу пустынном, средь поляны,

Где вьются вечером туманы,

Осеребренные луной...

Мой друг! ты знаешь ту поляну;

Там труп мой хладный ты зарой,

Когда дышать я перестану!

"Завещание"

М. Ю. Лермонтов

  
  Тень
  
  Все это время, пока молодые ехали в лес, а гости отходили после произошедшего в ресторане, Тень неотступно следовал по пятам за автомобилем, в которой ехала одна из интересующих его девушек. Он хотел переманить ее к себе и, если чутье его не подводит, сделать своей пособницей и помощницей, а там уж преемницей. Сын все равно ни на что не годен - сколько он за ним не наблюдал, особых талантов у него нет. То ли дело эта девушка, еще не прошедшая инициацию, уже может многое. Огорченно хмыкнув, Тень тряхнул головой, отгоняя ненужные мысли и сосредоточился на цели, отметив про себя, что они едут туда, куда ему нужно. Они сами устроили себе западню, даже не догадываясь об этом, а ведь можно сразу провести обряд инициации. Если девушка его вынесет, а она это сделает: закрытая сила уже дает о себе знать - обряд совершеннолетия, проводящийся в 25 лет, можно не проходить... все идет как по нотам. И снова скрывшись в подлеске, мужчина продолжил преследовать ни о чем не подозревавших молодых людей.
  
  Ксюша.
  
  Спустя, казалось бы, вечность, а на самом деле всего-то полтора часа, мы остановились. Где? Да непонятно, где. По виду это что-то напоминало широкую поляну. Оценивающе посмотрев на это, пришла к неутешительному выводу - мы все здесь не поместимся. Словно в ответ моим мыслям Соня, выпрыгнув из запыленного внедорожника ответила:
  - Народ не возмущаемся, поместимся все. За вооон теми кустиками поляна раза в три больше этой. Здесь припаркуем авто, а там устроим привал, пикник, ну и все тому подобное. Поэтому не волнуемся, а двигаемся. - я взглянула туда, куда показала подруга, и выругалась. Громко. И со вкусом. Остальные мне вторили. Огромные заросли репейника и еще какого-то колючего кустарника полностью закрывали тропинку, ведущую на следующую полянку. Деваться было некуда и все пошли туда по пыли грязи и листве сквозь буреломы. Хорошо хоть переобулась, а вот половина девушек топает на каблуках. М-даа. Надо отметить, что наши парни хоть и были немного наглыми и любили подкалывать всех на свете, но обладали зачатками джентльменов. Поэтому, как только они увидели, что творится впереди, оценили, что-то видимо в уме прикинули, дружно переглянулись, и подхватили девушек на руки. Так нас и перенесли во избежание порчи имущества, но скорее всего еще и нервов. За что получили взгляд, полный обожания и любви. Организаторскими способностями Сони наши быстро разбили палатки (около десятка), в которых размещалось от двух до пяти человек, а нас было чуть больше двадцати человек. Пока девушки переодевались в более удобные спортивные и джинсовые костюмы, в зависимости от предпочтений, парни устанавливали мангал, разжигали костер и носили хворост. Всюду слышался задорный и заливистый смех, атмосфера была пронизана счастьем и безмятежностью, так, что можно было сотворить наиярчайший фейерверк из чувств и эмоций.
  
  Тень
  
  Тень опасно оскалился, а его глаза сияли мрачным предвкушением: все складывается как нельзя кстати. Нападение высшей нежити можно представить, как "группа расположилась в непосредственной близости от волчьего логова с потомством". Ведь это заповедник, а там кто только не водится.
  
  Ксюша
  
  
  Постепенно на лес опустились сумерки. Смех, пение, треск костра - всё как было, но в какой-то момент все это стало фоном. Меня что-то насторожило. Слишком тихо - ни пения птиц, ни шороха мелких грызунов в кустах. И слишком громко - музыка достаточно слышна на пару километров вокруг. Паника - они как на ладони. Угроза она всюду и нигде. Но никто ничего этого не слышит, а меня пробирает паника и дрожь. Я стала внимательно рассматривать лица друзей, но все они были безмятежны и спокойны будто они и не слышат этого. Словно это моя паранойя. Но ведь это не так. Или нет? У меня настойчиво на затворках сознания крутилась мысль, но как я не пыталась никак не могла за нее ухватиться - чем ближе она была, тем сложнее ее было уловить. Парадокс сознания. Я искала глазами Соню и не видела ни ее, ни Олега. Отложив уже остывший шампур с мясом решительно поднялась со своего места и пошла к краю поляны. По пути едва ли не каждого спрашивала, где наши молодожены и никто не видел никто не слышал никто не знал. Увы градус алкоголя достиг той точки, когда внешний мир не так уж важен, а вот вопрос насколько один собеседник уважает другого стоит наиболее остро. Меня попытались увязать в пьяный разговор обо всём сущем, но мысль, где Соня меня все так и не отпускала. Увидела Алексея, выходящего из подлеска и ломанулась к нему, но запнулась о корягу. Как только я восстановила равновесие то поняла, что ничего не понимаю. Место, где он стоял, оказалось пустым. Подошла ближе и ужаснулась. Кровь. Ало-черная в отблесках костра она принимала потусторонний инфернальный оттенок. Если бы кошмар и ужас имели цвет они бы имели этот. Погрузившись словно в транс, мир для меня перестал существовать. Каждая деталь воспринималась отстраненно. Так вроде говорят - холодный разум. Повернувшись в обратную сторону от места, где только что была, решила найти хоть кого-нибудь, кто относительно трезв. Но все мои попытки оказались тщетны. Всюду валялись пустые тары. Вино, водка, пиво, виски только сейчас поняла, что вся поляна представляет собой просто склад алкоголя и все вокруг пропиталось резким запахом спирта. Неприятно, но ожидаемо.
  Где-то вдалеке послышались завывания. Мне от них стало жутко и мороз по коже. Уже ближе треск веток. Я хотела было резко дернуться, но отстраненное сознание меня покинуло и меня сковал ужас и понимание: никто не предполагает, что это последнее в их жизни увеселение. Рычание и клацанье зубов все ближе. Руки сами собой поднялись только в им известном значении. Вот на освещенную поляну вышло нечто - шерсть скатанная, местами виднеется кость, кое-где видны куски плоти, а на мордах явно читается древне как мир желание убивать. Их глаза горят алчным красным пламенем, а с пасти капает кровь. Мне все-таки не показалось. В один момент все стихло. В сторону тварей, другим словом их не получалось описать, в немом изумлении обернулись все.
  И на фоне этой тишины отчетливо прозвучал голос полный агонии вкупе с последним хрипом. Соня...
  И мир взорвался! Эти твари, так не похожие и в тоже время безумно напоминающие медведей и волков кинулись на нас, стали рвать на части и пожирать. Все люди на поляне закричали. Воздух пропитал ржавый привкус металла. Вокруг стояли алые лужи крови. Словно земля не хотела впитывать в себя то отчаяние и боль, которые так быстро пришли на смену искристой радости и смеху. Полные боли крики слились моим полным решимости и желания убить. Взор стала застилать красная пелена. Я потеряла себя. Я хотела себя потерять, мне надо выплеснуть чувства, хотя бы убивая всех. В этот самый миг поклялась себе, что найду и уничтожу того, кто причастен к этой бойне, того кто направил этих тварей на толпу беззащитных детей. Пускай немного глупых и взбалмошных, но это были дети. У них могла бы быть вся жизнь впереди, да полная боли, полная разочарований, но на этом фоне их победы большие и маленькие выглядели бы еще ценнее, а еще они были бы живы. Но уже не будут. Это было последнее, что они сделали в этом мире. Их жизни потеряны. Их родителям еще предстоит самый кошмар - хоронить свое будущее. Свое наследие. Там на кладбище с детьми они похоронят больше, чем небольшую кучку плоти - они похоронят себя. А это во много раз страшнее.
  
  Тень
  
  Тень смотрел и наслаждался. Казалось, он упивается этим запахом смерти агонии и крови. Его взгляд упал на бордовую поляну. Мелкий мир. Низший хоть и зовется Мёртвым. Он думает, что центр мироздания. Но этот мир - ошибка природы. Плод воспалившегося сознания. От омерзения Тень сплюнул. Ему было не жаль всех этих детишек. Мелких сопляков, которые прожигали свою жизнь в пьянках и клубах. Они слабы. Не умеют контролировать ни свое тело, ни свои эмоции. Единственно, где-то далеко на затворках сознания мелькнула и погасла так и не сформировавшаяся мысль, что девушку жалко. Но и она умерла подавленная жестоким и жестким пониманием - свои планы важнее. А девушка не более удобной разменной монеты. И ни капли сожаления в мыслях. Некоторых время ничему не учит...
  Крики и стоны на поляне постепенно стихали. Хрипы и лай сменились утробным рычанием с редким поскуливанием. Картина на побоище была занимательна. Вся эта кровавая масса наблюдалась с отстраненной вежливой улыбкой, словно не по его команде тут всех уничтожила, словно это не он причина смерти трех десяткой юношей и девушек, словно он на светском рауте... он просто стоял, наблюдал и просчитывал варианты дальнейших событий. Она была ему нужна. Она его билет в прошлое, в прошлое, что всеми силами пыталось его вытолкнуть из себя, а он все так же стремился продолжить быть его настоящим.
  А девчушка еще более непроста, чем он предполагал. Сумрачные земли тут уже ничего не скажешь. Это однозначно. Одно интересно, каким образом жительницу его родного мира выкинуло сюда в Мёртвый, да еще без особых потерь для сил и жизни... Тень с интересом подался вперед. Из груди девушки вырвался не то хрип, не то стон и глаза ее засветились перламутровым. Как интересно. Вокруг тела появилось серебряное свечение. О! А вот это уже невероятно - жнец смерти, редкий класс наемников. Ей придётся намного сложней чем всем остальным. Требования к жнецам во сто крат выше и сильней. Хотя все они в большинстве своем оправдывают своих призваний и потраченных усилий. И Тень для себя решил, что за эту девчушку он возьмется сильней чем за всех остальных. Пожалуй, из девушки выйдет хороший наемник. Экстра-класса. Осталось только направить ее по нужному руслу. Тяжело, но возможно. Пожалуй, он сам возьмется за ее обучение. Достойных преемников, по крайней мере, достойнее ее он еще не встречал. И уже не встретит. Главное, как-то переправить ее в Земли. Она сильна. Достойный противник, которого лучше иметь ее в друзьях, нежели во врагах.
  Но с убеждением, что ее лучше перенести на другое место, придется потерпеть, хотя Тень это умеет. Она ждал долго и сейчас подождет - пара месяцев ничто по сравнению с тем временем, что он провел в этом месте.
  Тем временем серебристое сияние, ранее окутывающее девушку, перешло на всю нежить, и если первой с этого сияния не было ничего, то восставшие плавились словно от концентрата кислоты. Морды и шерсть потекли на землю оставляя белые кости, которые позже осели прахом, а спустя мгновения и те остатки подожглись и носили за собой всякое напоминание о произошедшем. Жаль только с памятью так нельзя сделать. Тело, застывшее в неясном серебристом мареве, покачнулось и безжизненной куклой осело на землю. Но так смотрелось только со стороны. На самом деле девушка сгорала от агонии: ей было тяжело дышать - гнев, боль, обида, несправедливость ярость и еще множество противоречивых чувств свернулись в один клубок сдавливая дыхание и заставляя сердце бешено биться. Слезы непроизвольно полились ручьем заливая все в округе и с этого момента в ее памяти пустота - она не помнила ничего. В ее памяти образовался провал длиной в 5 месяцев.
   
  
  

Глава 4.

  
  

И тишина глубокая вослед

Торжественно повсюду воцарилась,

И в дикую порфиру древних лет

Державная природа облачилась.

Величествен и грустен был позор

Пустынных вод, лесов, долин и гор.

По- прежнему животворя природу,

На небосклон светило дня взошло,

Но на земле ничто его восходу

Произнести привета не могло.

Один туман над ней, синея, вился

И жертвою чистительной дымился.

  

"Последняя смерть"

Евгений Баратынский

  
  
  
  Тень
  
  Как долго это длилось сказать нельзя, для виновника жатвы - пару минут, для Ксюши - вечность. Но все закончилось в один момент: существа перестали кидаться (они просто вспыхнули серебристым светом с черными всполохами) от них не осталось ничего; девушка перестала сиять и лес снова погрузился в тишину, кроме редких всхлипываний девушки и стонов умирающих. От перенесенного стресса осела на землю и зарыдала в голос, все ее тело сотрясалось от крупной дрожи, в голове туман и шум, на душе апатия и опустошенность, но осознание того, что что- то делать все же надо - поднялась с алой земли и нетвердой походкой пошла в сторону машин, где лежали все мобильные телефоны. Пару раз все ж запнулась и упала в лужи крови, с ужасом смотрела на свои ладони в коричнево алых разводах, а после стала судорожно растирать о джинсы руки. Где- то с боку послышался хрип. Нервно дернувшись, она посмотрела туда, откуда шли звуки: там лежала Мила левая часть ее тела и лица напоминала месиво носа не осталось глаз вытек, руки не было, а нога представляла собой фарш. Конвульсиях девушка в последний раз дернулась, а взгляд застекленел и устремился в пустоту. Ксюшу вырвало. Она отвернулась от этого и упрямо поскальзываясь и вставая шла ползла к машинам. Наконец- то с невероятным усилием сделав это дрожащими пальцами набрала первый попавшийся номер дождавшись, когда пройдут гудки и прозвучит
  - алло?
  Срывающимся шепотом проговорит
  - помогите... - а дальше тьма.
  
  
  Где- то в городской квартире.
  
  - Алло?
  - Помогите....
  - Алло? Виктор? Витя!!! Ответь!!!
  Женщина, принявшая звонок, недоуменно посмотрела на экран своего телефона, откуда буквально несколько секунд назад прозвучала такая жутка фраза. Она попыталась добиться ответа перезванивая снова и снова, но частые гудки были единственным ответом на чаяния взволнованной женщины. В панике она позвонила Николаю, старому другу детства по совместительству отцу Сони. Ее взволновал жуткий голос девушки, позвонивший с телефона ее сына.
  
  В ресторане.
  
  Переливчатая трель телефона разорвала странную тишину ресторана. На какое- то время все, кто тут был, просто застыли. Никто не знает, как долго они пробыли в таком состоянии, но как факт - телефон был тем толчком, с которого они вернулись в реальность, а дородный мужчина державший в руках бокал дернулся и в растерянности забегал глазами по аудитории словно пытаясь вспомнить кто он и что происходит. С запозданием, но и остальные гости стали приходить в себя, а мобильный телефон все так же разрывался от уже пятого пропущенного звонка. В какой- то момент оцепенение полностью со всех спало и Николай Петрович посмотрел на экран и, нахмурившись, взял трубку:
  - Алло?
  - Коля? - панический голос женщины, Светланы Георгиевны, одной из родительниц друзей дочери и зятя, почти мгновенно прозвучал в ответ. И это настораживало, еще больше его напрягли другие слова, - Беда! Что- то случилось! Где ребята? Мне страшно, Витя трубку не берет, а до этого с его телефона звонила девушка и охрипшим голосом прошептала что- то похожее на "помогите"! Мое сердце разрывается! Что с ними? Ты знаешь? - с каждым новым словом Николай был все хмурился все больше и больше. Ему не нравилось, что говорила его знакомая. Но он решил немного подбодрить женщину:
  - Света, ну что ты! Что с ними может случиться? Это же дети они сейчас в лесу развлекаются скорее всего за громкой музыкой не слышать ничего и некого.
  - нет, Коля! - пыталась убедить того женщина- ты не понимаешь, в трубке не было слышно ничего, а особенно музыки! Поверь мне! Что- то случилось!
  - хорошо, - примирительными нотками ответил Сонин отец, - Мы сейчас все вместе позвоним нашим детям, а после я перезвоню тебе. Главное успокойся и не паникуй. Все будет хорошо...
  Он не знал - хорошо уже не будет, никогда.
  - хорошо. Только быстрее. Ох, не спокойно мне на душе, не следовало мне его отпускать, ох, не следовало...
  Короткие частые гудки. А Николай Петрович все так же хмурится.
  Наконец он обратил внимание на гробовую тишину и взгляды полные разной степени волнения и ужаса за своих детей обращенные к нему.
  Четыре слова, произнесенные срывающимся голосом за которыми, последовал шквал истерики и шума:
  - господа, кажется у нас проблемы...
  
  Снова в лесу
  
  Тень вышел с подлеска и брезгливо осмотрелся; у него не было ни капли сочувствия к этим жалким слабакам. В его мире они бы не прожили столь непростительно долго. В мире, где закон джунглей правит бал, они бы или повзрослели раньше: годам к пяти, когда на их глазах изнасиловали бы их мать и сестер, а тем после просто вспороли глотку, или были мертвы: свидетели тоже долго не живут. Проверено опытом, поэтому, он даже не допускал мысли: это не тот мир, не его, тут все мягче и жестче одновременно - иначе. Тут другие люди, а уровень интриг на порядок отличается от тех, что происходят в Сумеречном мире.
  Он, мысленно сравнивая миры и его население, с иронией осмотрел жалкие попытки девушки дозвониться. Настойчивая. Боец. Тень удовлетворенно хмыкнул, когда почти с каждого телефона были пустые гудки или "абонент вне зоны действия сети", тем сильнее было его удивление, когда ветер донес звонкий женский голос и едва прошелестевшее в ответ "помогите..."
  Силуэт мужчины едва было дернулся в сторону девушки, однако рассудив понял - так даже лучше.
  В итоге он решил смотреть следующую часть своей жестокой постановки. Отойдя на недалекое расстояние от поляны, устроился под деревом и стал ждать продолжения драмы.
  
  Спустя три с половиной часа
  
  Сирены отряда спасения было слышно издалека. Их звук стремительно приближался. И вскоре свет фар стал различим среди теней деревьев, что дремали в предрассветных сумерках, к желтому свету фонарей стал примешиваться мелькающие синий и красный. Едва машина спасателей остановилась, из нее мгновенно выскочили люди в форменной одежде и стали осматриваться. Цепкий взгляд профессионала замечал мелочи, быстро и методично осматривая "парковку": где- то была примята трава, где- то сломаны ветки, а вон там, в тени кустарника малины, были заметны какие- то пятна, издалека похожие на кровь. Плохо.
  - Поторопите скорую, возможны пострадавшие - озвучил опасения всех тех, кто уже присоединился к осмотру поляны. Пройдя немного вперед, они заметили что-то, лежащее около открытых дверей внедорожника.
   - Я тут разберусь сам, остальные идите дальше. - Ответа не последовало, да и он не нужен был - приказы начальства не обсуждаются. Только треск веток сообщил о том, что приказ действительно был выполнен.
  Она лежала кулем у колеса внедорожника лицом вниз, волосы, в которых запутались листва и маленькие веточки, закрывали шею и часть лица, одежда была в бурных пятнах и местами порвалась. Рядом лежал телефон, который выпал из рук, скорее всего именно из него и был сделан звонок. Присев на корточки рядом с телом, он одним движением откинул волосы и приложил два пальца к сонной артерии. Пульс едва ощущался, уже хорошо, сильных ран и повреждений нет, переломов вроде тоже - жива, просто в глубоком обмороке, но осмотр все равно необходим. Все эти выводы не заняли много времени - опыт сказывается. Поднявшись, отдал резкий приказ:
  - Привести в чувства, вызвать наряд, допросить. Я пойду посмотрю, что там дальше творится.
  
  И не сомневаясь, что так и будет, прошел к остальной команде. Первое, что его напрягало, - это тишина с которой встретила его поляна, она просто оглушала и не только тишиной, нет. Она оглушала просто своим существованием. Он, спасатель с многолетним стажем в ужасе смотрел и не мог осознать, что картина, представшая перед ним, действительно существует, что это не чудовищные декорации к фильму. Он, как и его подчиненные, с немым ужасом смотря на происходящее, застыл, и не мог сделать шаг, теперь он понял почему никто не переговаривался, сил не было. Появилось резкое желание выпить, или напиться и выкурить пачку. Второе даже вероятнее - пускай алкоголем, пускай сигаретами, пускай и тем, и другим, но главное вытравить из головы эту страшную сцену. Еще необъяснимое и смутное чувство, что это последнее дело, на котором он был, терзало его. Как закончит с этим, скорее всего положит рапорт начальник об уходе, - сил больше нет.
  Резко развернувшись, вышел снова на парковку, и хриплым голосом спросил, у своей подчиненных, которые остались у машины:
  - Перевозка. Прокашлялся... Сколько тел вмещает...- его мутило. Вид человеческих тел, напоминающих свежий фарш, все еще стоял перед глазами. Прошел час с момента вызова, (Час!!!) А местами до сих пор сляли лужи и ошметки человеческого мяса.
  - До восьми обычно...- ему ответила девушка, она как раз занималась похоже единственной (одному только Богу известно, как) выжившей во всем этом кошмаре, - Неужели... - уже шепотом
  - Да... Вызывай... 3 жмурки... там... а, лучше не надо... Не ходи туда... Работать уже не сможешь...
  - Хорошо... Девушка резко побледнела и отвернулась, едва сдерживая слезы. Она довольно болезненно переносит подобные вызовы, но уходить не хочет - говоря "у всех свой крест", а о причинах молчит...
  Чувство уже было не смутным и не терзало его - оно превратилось в конкретное решение: вид молодых и здоровых ребят, какими они раньше были, и та груда словно прошедшая мясорубку еще долго будет преследовать его, словно играя на контрасте.
  
  А над лесом поднимался рассвет... Такой же багряный, как и кровь на земле... Сизый предрассветный туман, как заботливая мать укрывал своих мертвых детей, словно пряча их от кощунственных взглядов живых...
  Где- то вдалеке послышался тоскливый волчий вой...
  Новый день начинался...
  
  

Глава 5.

  
  

Хочу ль понять, тоскою пожираем,

  

Тот мир, тот миг с его миражным раем...

  

Уж мига нет - лишь мертвый брезжит свет...

  

А сад заглох... и дверь туда забита...

  

И снег идет... и черный силуэт

  

Захолодел на зеркале гранита.

  

'Чёрный силуэт'

  

Иннокентий Анненский

  Она стояла и смотрела, как в землю один за одним опускают гроб с ее семьей, с её друзьями... Соня, Олег, Николай Петрович, Мила, Виктор, Алексей, Андрей, Вика, Костя, Настя, Рома, Оля, Женя, Слава, Кирилл, Аля, Таня, Лика, Лена, Виталий, Лешка... она наблюдала как первые комки грязи падают на отполированные крышки... как брошен последние комья... она смотрела и на её лице застыла маска боли, отчаяния и безысходности... Горячие слёзы капали с глаз. Становилось жутко, глядя на беззвучное отчаяние девушки и её ужас, ведь воспоминания никуда не делось, а она так надеялась на спасительное забвение. Пара капель крови с прокушенной губы уже упали на чёрное платье и исчезли - растворились на нём. В груди у неё все разрывается от боли, а она стоит и безмолвно смотрит. Вот мать Сони обернулась посмотрела на Ксюшу, хотела было подойти к девушке, но та резко отвернулась сорвалась в глубь кладбища. Подальше от боли, подальше от смерти, подальше от всех, но это было бесполезно. Уйдя от толпы так далеко, как только было возможно, она дала волю чувствам. Она закричала, то был крик души от которого кровь стынет в жилах, когда теряется самое дорогое в своей жизни - часть себя, своей души. Она потеряла себя, свою жизнь. Найдя скамейку в, возможно уже навсегда, заброшенной части кладбища, Ксюша забралась на нее с ногами и плакала, срывая все то напряжение, которое накопилось после смерти ее друзей. В попытке облегчить внутреннюю боль она охватила себя за плечи. Её искали, но так и не нашли - в сумерках вечера так удобно прятаться. Все уехали так и не найдя Ксюши, а она еще долго ходила по кладбищу равнодушно скользя взглядом по надгробиям, хотя нет - не равнодушно - опустошенно, будет вернее. В голове у неё металась одна мысль "Почему!? Боги, почему именно они, а не кто-то другой. Господи почему ты забрал именно их - не меня? Хотя если есть такие монстры, то Бога уже давно нет, Бог не может создать такого зла, а значит обращаться мне не к кому". Она давно вышла на оживленную часть кладбища и шла никого и ничего не замечая. Мимо шли люди с сочувствием глядя на неё и с еще большим сочувствием к ее виду, но не предпринимали попытки её успокоить, вспоминая о миллионах собственных проблем. Ксюша зябко поежилась. Только спустя несколько часов со своего 'побега' заметила - уже давно глубокий вечер и сумерки, которые вот-вот перейдут в ночь.
  Она охватила плечи руками надеясь согреться и вздрогнула, когда на её плечи внезапно опустилась теплая шаль тонкого вязания. Вздрогнув, она обернулась и увидела женщину-цыганку. Ксюша хотела скинуть шаль и уйти куда-нибудь, лишь бы ее не трогали, но женщина, казалось, не заметила сопротивления девушки, обняла ту, согревая в своих объятиях и заговорила грудным тихим мелодичным и успокаивающим голосом:
  - Дитя мое, не печалься - все будет хорошо. Она теперь твой ангел хранитель и всегда будет с тобой. Не тревожься, а ступай домой. Тебя уже ждут. Все идет так как предсказано богами. Ты только не сходи с дороги. Живи. Борись. Только так ты сможешь вернуть ее. - девушка с недоверием и непониманием смотрела на говорящую. Ксюша хотела что-то сказать, но цыганка подняла ладонь и вопрос так и не сорвался с губ девушки. Женщина тем временем продолжала свою странную речь:
  - Я просто вижу ее за твоей спиной и слышу ее тихую поступь, хоть она и не даст себя увидеть, просто ступай домой. Поспи - все будет хорошо. Время лечит. Нет, не снимай шаль. Она теперь твоя, потому что ты -первая у кого я вижу такую боль и переживание смерти. Я не могу сказать, что эта шаль тебе поможет внезапно залечить душу, но она тебя защитит от себя самой, от воспоминаний об этом дне. Носи её с собой, а теперь прощай. И запомни - все позади. У тебя еще много всего впереди... ой, смотри белочка! Давно их тут не видела - радостно и между тем задумчиво воскликнула женщина, резко переведя тему.
  Ксюша повернулась в сторону, указанной странной цыганкой, удивленно улыбнулась - там, под деревом, действительно забавно дергая пушистым хвостиком - метелкой сидела и грызла шишку рыжая белочка. На какое-то время девушка выпала из реальности с интересом наблюдала за лесной жительницей, каким-то образом попавшей в серые городские трущобы хотя и с деревьями. Когда Ксюша снова повернулась - цыганки уже не было и на аллее было пусто. 'Странно, она так тихо ушла, я даже не заметила. Странная женщина, уютная, как мама...' только ветер ласково подхватил края шали и играя, развевал их по сторонам. А Ксюша, будто очнувшись от сна, заметила, что сбила себе все носки туфель и где-то порвала платье, а волосы растрепались и колыхались на ветру, а тот словно повторяя слова цыганки едва заметно подталкивал заметно успокоившуюся девушку к выходу:
  -Не печалься... Время лечит... - словно эхом донеслись до нее слова, вот только она знала, что этот шрам она будет носить с собой всю оставшуюся жизнь.
  Она скинула туфли и пошла назад к могиле. Начинался дождь. Он уносил с собой остатки слез на ее щеках и остужал лицо, а шаль, казалось, пыталась согреть ее изнутри и когда она дошла до могилы уже никто не мог сказать, что ее рана из новых. Она опустилась на колени и тихо заговорила.
  -Прости, Соня, что устроила такую сцену. Я буду всегда помнить. Все помнить и я.... - на хотела сказать еще что-то, но к горлу предательски подкатил комок и как только слезинка скатилась с ее глаз она сказала тихое - Прости меня. Я буду помнить тебя всегда.
  -Не плачь... Просто живи... - словно издалека глухим эхом донесся до нее такой любимый голос лучшей подруги и сестры по духу.
  Ксюша подняла голову и подставив лицо дождю заставила себя успокоиться хотя бы внешне и пообещала себе, что больше никто и никогда не увидит ее сломленной.
  Она развернулась и еще пока неуверенным шагом пошла к выходу с кладбища. И хотя ее походка с каждым шагом выглядела все более уверенной ее душа всё так же болела от потери. У Ксюши словно отрубили половину души. Что-то безвозвратно светлое и нежное ушло навсегда вслед за подругой. В землю.
  Гранитная плита ещё долго будет сниться ей ночами. коченея на ледяном ветру, вновь осиротевшая девушка испытала лишь опустошенность и ничего больше. Она знала - это навсегда. Это теперь никак не изменить. Пора вспоминать каково это - быть одной.
  По приезде домой она поняла, что больше ничто не держит. Сделав пару звонкой на работу, взяла отпуск за свой счет и стала собирать вещи. До тех пор, пока ситуация ее не отпустит здесь она жить не сможет. И не смирится со смертью...
  А за окном погода хмурилась и становилась грознее. Сверкнула молния пошел дождь. Прошёл еще один день. Жизнь продолжается.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Ерш "Разведи меня, если сможешь" (Любовная фантастика) | | Т.Блэк "Невинность на продажу" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Дурашка в столичной академии" (Городское фэнтези) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | Vera "История одной аренды" (Современный любовный роман) | | О.Адлер "Сначала кофе" (Женский роман) | | А.Субботина "Мальвина" (Романтическая проза) | | А.Оболенская "Любовь, морковь и полный соцпакет" (Современный любовный роман) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | Н.Любимка "Я - твоя королева!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"